Issuu on Google+

EU 5 € ♦ GB 3,5 £ ♦ USA 7 $ ♦ CH 7 CHF ♦ 40 NOK ♦ 45 SEK ♦ 500 HUF ♦ HR 20 HRK ♦ MK 300 MKD ♦ BiH 10 KM ♦CG 5 € ♦ RUS 250 RUB

год IX  № 48, 2015.  цена 390 дин. www.nacionalnarevija.com

Жизнь человека на Балканах

ВСЕ ЦВЕТА СЛАДКОЙ ГОРЕЧИ


Introducing The new wings of Europe

As Serbia’s national airline, we are committed to ensuring an exceptional experience onboard for all our Guests.

Fly to a network of over 35 destinations across Europe and the Middle East via our home, Belgrade Nikola Tesla Airport.

From a personalized level of service, carefully selected locally sourced ingredients, to uniquely Serbian cuisine and hospitality. Enjoy a friendly smile and welcoming atmosphere, every step of your journey.

We look forward to welcoming you on board.

airserbia.com


Ко­лла­жная­передача­о­Сербии,­­ её­краях­и­людях,­городах­и­обычаях,­ культурно-историческом­наследии­­ и­экономико-туристических­потенциалах.­ Путевые­заметки,­портреты,­уроки,­ мелодии. Лучшее­из­Сербии,­со­знанием­­ и­любовью! >­­На­Пер­вом­канале­Ра­ди­о­те­ле­ви­дения­ Сер­би­и­(РТС­1),­по­четвергам­с­22:30

Цетињска­6,­11000­Белград­

+381­11­322­16­92­­•­­www.nacionalnarevija.com


П р е­д и­с л о­в и е ОТ ТЯ­ЖЁ­ЛЫХ ЗА­БОТ ДО УПРЯ­МОЙ НА­ДЕ­ЖДЫ

Издатель «Принцип Пресс» Цетињска, 6 11000 Београд Тел.: +381 (11) 322 70 34, 322 16 92 www.nacionalnarevija.com princip.press@gmail.com Директор и главный редактор Мишо Вуйович Редактор Бранислав Матич Технический редактор Александр Чосич Фоторедактор Драган Боснич Заголовок и дизайн обложки Йован Желько Раячич Сотрудники Милован Витезович, иерей Йован Пламенац, Боян Мандич, Драган Лакичевич, Небойша Еврич, Ольга Вукадинович, Йово Баич, Деян Булаич, Влада Арсич, Деян Джорич, Джордже Србулович, Михаил Кулачич, Дубравка Прерадович, Милена З. Богавац, Розана Саздич, Воислав Филипович, Саша Шаркович, Зоран Плавшич, Ленка Шибалия, Христина Пламенац Перевод с сербского Анастасия Мрдженович, Светлана Луганская Маркетинг Мирко Вуйович Секретариат и служба распространения Елена Йович, Драгана Димитриевич, Миленко Василич Представительство в Республике Сербской «Принцип Пресс РС» Алеја Светог Саве 7, 78000 Бањалука Тел./Факс: +387 (51) 304 360 Представительство в Австралии «Princip Press Australia PTY LTD», 12/24 Loch Street, 3182 St Kilda West, VIC

Ори­ен­та­ция

Л

ег­ко мы оста­вля­ем за со­бой ещё од­ну зи­му, мо­жет бы­ть, бо­лее на­сы­щ­ен­ную со­бы­ти­я­ми, чем бы мы хо­те­ли. Бы­ло в ней всё: и ма­ле­нь­кие ра­до­сти, и ста­рые го­ре­сти, и тя­жё­лые за­бо­ты, и упря­мая на­де­жда. Нас оза­ря­ли празд­ни­ки, яр­мар­ка ту­ри­зма, ФЕСТ, зо­ло­тые спор­тсме­ны, твор­че­ские лич­но­сти и про­из­ве­де­ния, ма­ль­чик из Ва­ ле­ва, ко­то­рый пе­ре­дал учи­те­ль­ни­це де­нь­ги, на­й­ден­ные на до­ро­ге, жи­те­ли Кра­ле­ва, всем по­ка­зав­шие как бла­го­род­но и по-ви­тяж­ски на­до по­бе­жда­ть. Нас бо­ль­ше все­го бес­по­ко­и­ли де­мо­гра­фы, ме­те­ о­ро­ло­ги, спе­ци­а­ли­сты по здо­ро­вью на­ро­да, раз­ру­ши­те­ли си­сте­мы обра­зо­ва­ния, ста­ти­сты, ана­ли­ти­ки эко­но­ми­ки и хо­зя­й­ства. Нам бы­ло стыд­но за та­бло­ид, «эли­т у», ко­то­рая ушла от на­ци­о­на­ль­ной ответ­ствен­но­сти, пре­тен­ци­о­зных шар­ла­та­нов на общ­ес­ твен­ных по­стах, са­мо­лю­би­вых слу­жа­щ­их про­тек­то­ра­та, но­ся­щ­их свой по­ во­док как укра­ше­ние. Бы­ло жа­ль ти­хо­го бо­ль­шин­ства, осе­длан­но­го шум­ным ме­нь­шин­ством. Рав­но­ду­шных участ­ни­ков в гранд-фар­се. А мы? При­со­е­ди­ни­ли­сь к ко­па­нию в му­со­ре и опи­са­нию гни­ли? Или при­тво­ря­ли­сь, что ни­че­го это­го не ви­дим? Нет, ко­неч­но. Мы ра­зы­ски­ва­ли то, что сно­ва от­кры­ва­ет наш пу­ть, во­звра­ща­ е­ т по­те­ рян­ную ори­ен­та­цию, уста­на­вли­ва­ет спа­си­те­ль­ные срав­не­ния. То, что очи­ща­ е­ т за­т у­ма­нен­ные идеи и «учит мрак си­я­ть». По­эт­ о­му мы по­се­ти­ли пи­са­те­ля Сло­бо­да­на Де­спо­та в Си­о­не и фут­бо­ли­ста Не­ма­ню Ма­ти­ча в Лон­до­не. По­эт­ о­му мы на­пом­ни­ли о пя­той го­до­вщ­и­не ухо­да Мо­мы Ка­по­ра, бы­ли на выс­тав­ке Йова­на Би­е­ли­ча и при­слу­ши­ва­ли­сь к эпо­с у Сто­ян ­ а Га­й­ду­ка. По­э­то­му мы зре­ня­нин­ские на­стен­ные ро­спи­си ли­ста­ли как кни­гу и гу­ля­ли по ко­ро­лев­ско­му пар­ку в Ко­ви­ля­че. А вы обо всём этом зна­ли, да­же если бы мы и не ска­за­ли. А ори­ен­та­ция на За­пад – то­ль­ко язы­че­ская бес­смы­сли­ца? Как дви­же­ние на­зад? s

Партнеры издания:

Врнячка-Баня

Община Ковачица

СРЕМСКА-МИТРОВИЦА

Община РУМА

Печать «Портал», Белград

Глав­ная стра­ни­ца: «Де­ву­шка с кни­гой», ра­бо­та Йова­на Би­ел­ и­ча, 1929. Журнал внесен в государственный регистр печатных средств массовой информации Республики Сербии, № NV000385

ISSN 2335-0687 = СЕРБИЯ : национальный обзор COBISS.SR-ID 207906060

04

Город Княжевац

Рб «Колубара»

Туристическая организация Белграда

ТЭС «Никола Тесла»

Студенческие дома отдыха

Белградская школа бизнесA

Информационные партнеры:

Радио-телевидение Сербии

SRBIJA  BROJ 48  2015.

РАДИО ТЕЛЕВИЗИЈА ВОЈВОДИНЕ

Радио-телевидение Воеводины

Журнал Сербской Патриархии

Журнал издается при поддержке Министерства культуры


Содержание Витраж 04 Пре­ди­сло­вие 06 Хр­о­ни­ка

Ука­за­те­ль 10 Аль­бом: Жен­ское ли­цо Ве­ли­кой во­й­ны 16 На­чи­на­ние: па­мят­ни­к на Ибре 20 Ро­спи­си: Пе­ре­ли­сты­ва­ние Зре­ня­ни­на 24 Са­ды: Парк в Ба­не Ко­ви­ля­че 30 Пу­ти: Вра­чевш­ни­ца и Цр­ну­ча

Люди 36 Бо­го­и­ска­те­ли: Фё­дор Ко­ню­хов 44 Pro me­mo­ria: Мо­мо Ка­пор 48 Жи­знь, ро­ма­ны: Сло­бо­дан Де­спот 58 По­бе­ди­те­ль: Не­ма­ня Ма­тич

Ку­ль­т у­ра 65 Па­ли­тра: Йован Би­е­лич 70 Ка­дры: Ко­про­дук­ции в Бел­гра­де 76 Сказ­ка: Во­звра­щ­е­ние в свою ис­то­рию

Чтение 80 Су­дь­ба: Ка­та­ри­на Бран­ко­вич 86 На­сле­дие: За­ду­жби­на Сто­я­на Га­й­ду­ка

Пред­ста­вле­ние 92 Сле­ды: Вр­няч­ка Ба­ня 96 Зна­ки: Рум­ская ку­ль­ту­ра 100 Со­бра­ния: Срем­ская пло­щ­а­дь 102 Свя­зь: Вве­де­ние в пред­при­ни­ма­те­ль­ство 106 Здо­ро­вье: Омо­ло­же­ние 110 «Ко­лу­ба­ра»: Труд­но­сти и до­сти­же­ния 114 Энер­гия: «Тр­о­й­ка» сно­ва в строю SERBIA  NO 48  2015

05


Р о­с п и­с и

20

SRBIJA  BROJ 48  2015.


НЕ­БО­ЛЬ­ШОЕ ПЕ­РЕ­ЛИ­С ТЫ­ВА­НИЕ ЗРЕ­НЯ­НИН­СКИХ СТЕН

Го­род, взвол­но­ван­ный кар­ти­на­ми На­стен­ная ро­спи­сь «Че­ты­ре тол­стых ло­ша­ди», на­ри­со­ван­ная ещё в 1992 го­ду, спа­се­на из смер­то­но­сных объ­я­тий од­ной ре­к ла­мы и за­си­я­ла но­вым бле­ском. Тот же ав­тор на­пи­сал и фре­ску «Счи­таю то­ль­ко сол­неч­ные ча­сы». На не­ко­то­рых дру­гих сте­нах по­я­ви­ли­сь из­о­бра­же­ния ве­ли­ких де­я­те­лей серб­ской ку­ль­ту­ры, Беч­ке­рек­ская кре­по­сть и да­же зна­ме­ни­тые Трот­те­ры. Этот го­род улыб­нул­ся сво­ем ­ у мо­ло­дец­ко­му по­э­ти­че­ско­му отра­же­нию в зер­ка­ле. И под­миг­нул Текст и фо­то­гра­фии: Ми­о­драг Гру­бач­ки

Н

е­ско­ль­ко не­при­гляд­ных фа­са­дов в этом ба­нат­ском го­род­ке пре­вра­ щ­е­ны в за­ни­ма­те­ль­ные улич­ные по­лот­на огром­ных раз­ме­ров. На­стен­ные ро­спи­си, ко­неч­но, не что-то но­вое, но эти, зре­ня­нин­ские, в по­след­нее вре­мя пле­ня­ют взор, пре­жде все­го, сво­ей аутен­тич­но­стью и ори­ги­на­ль­но­стью. Ре­зу­ль­тат ра­бо­ты не­ ско­ль­ких ху­до­жни­ков – об­ла­го­ра­жи­ва­ние го­род­ских стен, пред­уп ­ ре­жде­ние раз­ру­ ше­ния фа­са­дов и со­зда­ние сво­ео ­ б ­ ра­зной га­ле­реи под от­кры­тым не­бом, ко­то­рую еже­днев­но по­се­ща­ ­ют ты­ся­чи по­се­ти­те­лей. Жи­те­лей Зре­ня­ни­на этим ле­том об­ра­ до­ва­ла но­во­сть, что мест­ное хо­зя­й­ствен­

ное объ­е­ди­не­ние на­чи­на­ет об­но­вле­ние фре­ски Че­ты­ре тол­стых ло­ша­ди, впер­ вые на­ри­со­ван­ной в 1992 го­ду. Не­ко­то­ рое вре­мя на­зад, на об­вет­шав­шей к то­му вре­ме­ни ро­спис бы­ла раз­ме­щ­е­на бо­ль­шая ре­кла­ма од­но­го про­из­во­ди­те­ля пи­ва. Со­ вер­шен­но не(пред­ска­зу­е­мо) по­сле­до­ва­ла ре­ак­ция общ­е­ствен­но­сти, ко­то­рая при­ ве­ла к то­му, что ре­кла­ма бы­ла убра­на уже че­рез не­ско­ль­ко дней. Это под­толк­ну­ло к раз­мы­шле­ни­ям об об­но­вле­нии ро­спи­си. Её ав­тор Ми­лу­тин Ми­чич, ака­де­ми­че­ ский ху­до­жник, ко­то­рый жи­вёт в этом го­ ро­де, при­нял пред­ло­же­ние осве­жи­ть свою ра­бо­т у, под­то­чен­ную вре­ме­нем и ат­мос­ SERBIA  NO 48  2015

21


Р о­с п и­с и

фер­ны­ми осад­ ка­ми, и фре­ска, р а з­м е­щ­ё н­н а я на са­ мой ожи­ влён­ной ули­це го­ро­да, бы­стро за­си­ял­ а но­вым бле­ском. Тот же ав­тор на­ри­со­вал на фа­са­де зре­ня­нин­ской Эко­но­ми­че­ской шко­лы и фре­ску Ho­ras non nu­me­ro ni­si se­ re­nas («Счи­таю то­ль­ко сол­неч­ные ча­сы»), ко­то­рая вы­пол­ня­ет и функ­цию сол­неч­ ных ча­сов и вид­на с бо­ль­шо­го про­стран­ ства пе­ред шко­лой. Ака­де­ми­че­ский ху­до­жник из Зре­ня­ ни­на Ви­о­рел Фло­ра на­ри­со­вал фре­ску

Сим­вол Не ну­жно осо­бен­но под­чёр­ки­ва­ть, что Че­ты­ре ло­ша­ди сво­ е­о­бра­зный сим­вол го­ро­да, вос­пе­тый в пе­снях, и что ка­ждая его пу­блич­ная де­мон­стра­ция, осо­бен­но та­ких раз­ме­ров, сре­ди жи­те­лей го­ро­да на ре­ке Бе­гей вы­зы­ва­ет осо­бен­ные сим­па­тии.

22

SRBIJA  BROJ 48  2015.

раз­ме­ра­ми 14x4 ме­тра в Го­род­ском са­ду (Жу­пан­ском пар­ке), с мо­ти­вом Беч­ке­ рек­ской кре­по­сти, ко­то­рая ког­да-то во­ звы­ша­ла­сь как раз на этом ме­сте. Мно­ го­чи­слен­ные по­се­ти­те­ли это­го зе­лё­но­го оази­са не мо­гут по­па­сть вну­трь зда­ния Ра­т у­ши, по­эт­ о­му по­ль­зу­ют­ся во­змо­жно­ стью фо­то­гра­фи­ро­ва­ть­ся пря­мо пе­ред этой ро­спи­сью, от­да­ва­яс­ ь пу­те­ше­ствию во вре­ме­ни и про��гул­кам под сте­на­ми дав­но раз­ру­шен­но­го укре­пле­ния. МИЛ­ЛИ­О­НЕ­РЫ, ОКУ­ТАН­НЫЕ ВЕ­ТРОМ В рам­ках про­ек­та «По­кре­ни град» («Из­ме­ни го­род»), ре­а­ли­зо­ван­но­го сво­ е­вре­мен­но в не­ско­ль­ких ме­стах Сер­бии, мо­ло­дая ху­до­жни­ца Ана Краш со­зда­ла в Зре­ня­ни­не фре­ску И ве­тер игра­ет, уку­ тай ме­ня ве­тром. Вдох­но­влён­ная ко­ша­ вой (се­ре­ро-во­сточ­ный ве­тер, ду­ю­щ­ий с ни­зо­вь­ев Ду­ная), ко­то­рая уме­ет ма­стер­ски за­ду­ва­ть на рав­ни­не, ху­до­жни­ца сде­ла­ла так, что жи­те­ли Зре­ня­ни­на и эту ра­бо­т у


при­ня­ли как свою. Ро­спи­сь вы­де­ля­ет­ся и нео­быч­ным вер­ти­ка­ль­ным мо­ти­вом. На­ шло­сь в цен­тре Зре­ня­ни­на и ещё не­ско­ль­ко от­де­ль­ных про­из­ве­де­ний на­стен­но­го твор­ че­ства, та­ких как Го­род – моя пло­щ­ад­ка для игр на фа­са­де ещё од­ной сред­ней шко­лы. И на­ко­нец, са­мый бо­ль­шой жи­лой ра­ й­он Зре­ня­ни­на «Ба­гляш» со сво­и­ми пят­ над­ца­тью ты­ся­ча­ми жи­те­лей, явля­ет­ся ча­стой це­лью ван­да­лов, ко­то­рые не­у­мест­ ны­ми над­пи­ся­ми сво­дят к ну­лю все по­ пыт­ки ухо­да и по­кра­ски фа­са­дов. Имен­но это обе­зо­бра­жи­ва­ние го­ро­да под­толк­ну­ло груп­пу мо­ло­дых эн­т у­зи­ас­ тов на­ча­ть ду­ма­ть со­вер­шен­но в дру­гом на­пра­вле­нии. По ве­ сне, все­го за од­ну но­чь, на од­ной из бо­ко­ вых сте­нок га­ра­жа в этом ра­й­он ­ е по­я­вил­ся ори­ги­на­ль­ный пор­трет Ни­ко­лы Те­слы. По­ зи­тив­ная ре­ак­ция ещё не ути­хла, а на со­сед­ ней сте­не по­я­вил­ся лик ещё од­но­го ве­ли­ко­ го де­ят­ е­ля, Ми­ха­й­ло Пу­пи­на. Вско­ре к ним при­со­е­ди­нил­ся Вук Ка­рад­жич, чей пор­трет на­ри­со­ван пря­мо на зда­нии шко­лы. По­след­няя фре­ска в этом ря­ду той же груп­пы ав­то­ров, не­ско­ль­ко нео­жи­дан­

но для жи­те­лей Зре­ня­ни­на пред­ ста­ви­ла не­за­бы­ ва­ем ­ ые ли­ца из юмо­ри­с ти­че­ско­го се­ри­а­ла Ду­ра­кам ве­зёт – Дел Боя, Род­ни и дя­ди Ал­ бер­та. По­яв­ ле­ние ле­ген­дар­ных Трот­те­ров в этом ме­ сте мно­гие свя­зы­ ва­ют со ска­ме­й­ ка­ми, рас­по­ло­жен­ны­ми пе­ред ро­спи­сью, на ко­то­рых го­да­ми пен­си­о­не­ры игра­ют в шах­ма­ты и кар­ты. Им, как ни­ко­му дру­ го­му, под­хо­дит кры­ла­тое вы­ра­же­ние из се­ри­ал­ а, на­пи­сан­ное на этой сте­не: «В сле­ду­ю­щ­ем го­ду в это вре­мя мы бу­дем мил­ли­о­не­ра­ми!» Ве­сё­лый дух Трот­те­ров па­рит над Зре­ня­ни­ном, со­зда­вая из этой и дру­гих фре­сок но­вые го­род­ские ле­ген­ ды, про­пи­тан­ные оп­ти­ми­змом и бег­ством от ча­сто мрач­ной мест­ной пов­се­днев­ной жи­зни.  SERBIA  NO 48  2015

23


Са­ д ы В БА­НЕ КО­ВИ­ЛЯ­ЧЕ, В ГУ­ЧЕ­ВЕ, СТА­РАЯ РИ­ЗНИ­ЦА ПОД ОТ­КРЫ­ТЫМ НЕ­БОМ

Парк ко­ро­лев­ской ге­о­ме­трии

24

SRBIJA  BROJ 48  2015.


Зде­сь, в от­крыв­ках ру­ко­пи­си ста­рых пар­ко­вых ма­сте­ров, вы на­й­дё­те ви­ды, ко­то­рых нет бо­ль­ше ниг­де в этой ча­сти Евро­пы. Уви­ди­те и те, ко­то­рые вас сво­ей жи­ву­че­стью и упор­но­стью обя­жут за­ду­ма­ть­ся над их сим­во­ли­кой. Вас уди­вят и не­ко­то­рые мест­ные ви­ды, ко­то­рые, по кни­гам, не мо­гут зде­сь вы­жи­ть. За­дер­жи­тесь во­зле цвет­ни­кав в фор­ме ко­ро­ны. При­чин и для гор­до­сти, и для обес­по­ко­ен­но­сти мно­го. И к то­му, и к дру­го­му Ба­ня на­ко­нец при­сту­пи­ла с пол­ной се­рь­ё­зно­стью Текст и фо­то­гра­фии: Не­над Мар­ко­вич

SERBIA  NO 48  2015

25


Са­ д ы

Б

о­лее сот­ни лет на­зад, с дру­гой сто­ро­ны оке­а­на, при под­го­тов­ке по­сыл­ки са­ жен­цев се­вер­но-аме­ри­кан­ско­го де­ре­ва так­со­ди­ум ди­сти­хум (Ta­xo­di­um dis­tic­hum), пред­на­зна­чен­ных для пар­ка в Ба­не Ко­ви­ля­ че, кто-то со­вер­шил ошиб­ку. Не за­ме­тил, что сре­ди них ока­зал­ся и один са­же­нец так­со­ди­ у­ма асцен­ден­са (Ta­xo­di­um ascen­dens). Бла­го­ да­ря это­му се­год­ня Ба­ня Ко­ви­ля­ча обла­да­ет од­ним уни­ка­ль­ным для Сер­бии де­ре­вом. Не­ да­ле­ко от ба­нь­ской ба­шни, ме­жду вил­ла­ми «Гер­це­го­ви­на» и «Дал­ма­ция», его нео­быч­ная кро­на при­вле­ка­ет вни­ма­ние. Дол­го та­й­на это­го де­ре­ва бы­ла скры­та. Де­ся­ти­ле­ти­я­ми. И то­ль­ко в се­ре­ди­не де­вя­ но­стых про­шло­го го­да про­фес­сор Алек­сан­ др Ту­цо­вич, пре­бы­вая в Ко­ви­ля­че, за­ме­тил его. В груп­пе так­со­ди­у­ма ди­сти­ху­ма, ви­да, ко­то­рый при­с ут­ству­ет в Сер­бии, ро­сло де­ ре­во, вы­де­ляв­ше­е­ся по­ло­же­ни­ем ве­то­чек и нео­быч­ной кро­ной. Про­фес­сор Ту­цо­вич, за­ин­те­ре­со­вав­ши­сь, на­чал рас­сле­до­ва­ние. В на­уч­ной ра­бо­те, ко­то­рую де­вя­ть лет спу­стя он из­дал вме­сте с про­фес­со­ром Ми­рь­я­ной Оцо­ко­лич, бы­ло по­ка­за­но, что на тер­ри­то­ рии Сер­бии, на­ско­ль­ко из­вест­но, ниг­де бо­ ль­ше не су­щ­е­ству­ет та­кое де­ре­во. Бран­ко Ми­ло­ше­вич, ар­хи­тек­тор в Ди­рек­ ции упра­вле­ния и раз­ви­тия Ба­ни Ко­ви­ля­чи, го­во­рит, что уни­ка­ль­ное де­ре­во ско­рее все­го бы­ло по­са­же­но при пер­вом озе­ле­не­нии пар­ка. – Све­де­ний о са­жен­це это­го де­ре­ва нет, а его во­зраст в том 1996–м го­ду опре­де­ли­ ли как де­ вя­ но­ сто лет. Из­ вест­ но, что оно при­бы­ло по ошиб­ке, вме­сте с за­ка­зан­ны­ми са­жен­ца­ми так­со­ди­ум ­ а ди­сти­ху­ма. Это ли­ сто­пад­ное хво­й­ное де­ре­во, чьи иглы с осе­ни тем­не­ют и опа­да­ют вме­сте с ве­точ­ка­ми, а ве­

Обес­по­ко­ен­но­сть

 Мо­ло­дой сто­лет­ний тис (вни­зу). Так­со­ди­ум асцен­денс (ввер­ху), един­ствен­ный обра­зец в Сер­бии

26

SRBIJA  BROJ 48  2015.

Ко­ли­че­ство де­ре­вь­ев в пар­ке уме­нь­ша­ ет­ся, что вы­зы­ва­ет бо­ль­шую обес­по­ко­ен­ но­сть. 27 лет на­зад их бы­ло 1.660, а се­год­ ня на це­лых 700 ме­нь­ше. Око­ло пя­ти­де­ся­ти вы­сох­ших ждут ус­тра­не­ния, а за­бо­ле­вших на­мно­го бо­ль­ше. На де­ре­вья в основ­ном на­ па­да­ет гни­е­ние, а гри­бок, ко­то­рый его вы­зы­ ва­ет, пре­и­му­щ­е­ствен­но на­пал на ли­пы и уже выс­та­вля­ет свои пло­до­но­сные те­ла. Не­смо­ тря на это, де­ре­вья мо­гут про­жи­ть ещё де­ ся­ть-двад­ца­ть лет, но это ясный по­ка­за­те­ль то­го, что де­ре­во гни­ёт из­ну­три и ча­ще все­го на­ко­нец по­ги­ба­ет под тя­же­стью вла­жно­го сне­га. На­ча­тое ле­со­на­са­жде­ние улуч­шит со­ сто­я­ние, а в Ди­рек­ции ре­ши­ли пре­жде все­ го вво­ди­ть ви­ды, ко­то­рым отве­ча­ют усло­вия ал­лю­ви­ал ­ ь­но­го оби­та­ния, что­бы в бу­ду­щ­ем не пов­то­ря­ли­сь те же про­бле­мы.


Клас­си­че­ский парк Ба­нь­ский парк – это образ­цо­вый при­мер клас­си­че­ско­го пар­ка, – го­во­рит Ми­ло­ше­ вич, – с ба­роч­ны­ми эле­мен­та­ми. Хо­тя и ма­ло есть све­де­ний о том, как он по­я­вил­ся, в све­ де­ни­ях о стро­ит­ е­ль­стве ба­нь­ских вилл мо­ жно про­че­сть, что они бы­ли свя­за­ны до­рож­ ка­ми, в цен­тре ко­то­рых на­хо­дил­ся фон­тан.

сной оно сно­ва зе­ле­не­ет. Он на­мно­го ор­на­ мен­та­ль­нее так­со­ди­у­ма ди­сти­ху­ма, ока­зал­ся так­же и бо­лее при­спо­со­блен­ным к усло­ви­ям су­ши. Мы по­про­бу­ем его раз­мно­жи­ть, что­ бы из­бе­жа­ть опа­сно­сти его ис­че­зно­ве­ния – по ошиб­ке или не­зна­нию. Ве­ге­та­тив­ное раз­ мно­же­ние по­доб­но кло­ни­ро­ва­нию, по­э­то­му мо­ло­дое де­ре­во за­дер­жит ин­фор­ма­цию «ма­ те­ри-рас­те­ния», – объ­я­сня­ет Ми­ло­ше­вич. НЕ­БО­ЛЬ­ШАЯ АН­ТО­ЛО­ГИЯ СОР­ТОВ Не то­ль­ко это де­ре­во при­вле­ка­ет вни­ма­ ние в пар­ке Ба­ни Ко­ви­ля­чи. Не­да­ле­ко от не­го рас­тёт па­ра япон­ских де­ре­вь­ев гинк­го, тре­ тич­ный ре­ликт вро­де на­шей со­сны (омо­ри­ ки), ко­то­рый ис­клю­чи­те­ль­но це­ли­те­ль­ный, оче­нь адап­тив­ный и сто­й­кий. По­сле ужа­сных ядер­ных на­па­де­ний на Хи­ро­си­му и На­га­са­ки ство­лы гинк­го пер­вы­ми ре­аб­ и­ли­ти­ро­ва­ли­сь и пу­сти­ли ли­стья. Впро­чем, су­ще­ с­ тву­ют жен­ ские и муж­ские де­ре­вья, а в пар­ках сто­и­ло бы из­бе­га­ть эти пер­вые из-за оби­ль­ных се­мян, ко­то­рые обра­зу­ют­ся, при­чём око­ло­плод­ник име­ет оче­нь не­при­ят­ ый за­пах. Пан­чи­че­вой омо­ри­ки, сверст­ни­ка гин­ го по тре­тич­но­сти, в этом пар­ке оче­нь ма­ ло – все­го три де­ре­ва. Мно­го во­ды в по­чве (вдо­ль скло­на Гу­че­во по этим ме­стам про­те­ ка­ла ког­да-то Дри­на), и ей это не под­хо­дит. Ми­ло­ше­вич го­во­рит, что они по­про­бу­ют её раз­мно­жи­ть на скло­нах над Ба­ней, что­бы это уни­ка­ль­ное серб­ское де­ре­во, ко­то­рое в при­ ро­де рас­тёт то­ль­ко в уз­ком по­я­се на Та­ре, име­ло бы бо­ль­ше шан­сов для вы­жи­ва­ния. По­чва не под­хо­дит да­же мест­ным елям, ко­ то­рых зде­сь око­ло двад­ца­ти, да и поч­ти все чёр­ные со­сны под угро­зой. Сре­ди них и ве­ли­че­ствен­ный обра­зец чёр­ ной со­сны, ко­то­рую, по пре­да­нию, по­са­дил лич­но ко­ро­ль Пе­тар Пер­вый Ка­рад­жорд­же­ вич в 1923–м го­ду. На не­бо­ль­шом во­звы­ше­ нии, хо­тя и ро­сло в грун­те, ко­то­рый ему не под­хо­дит, пре­кра­сное де­ре­во не смо­гло за­щ­и­ ти­ть­ся от на­па­де­ния вре­ди­те­лей. На­се­ко­моеко­ро­ед, на­па­де­ние ко­то­ро­го от­ме­че­но ещё в 1987-м го­ду, при­лич­но его по­дъ­е­ло и про­ бу­ри­ло. Ког­да про­жор­ли­вый жук при­чи­нит до­ста­точ­но вре­да, со­сна оста­нет­ся без пи­та­

 Бран­ко Ми­ло­ше­вич, пе­й­за­жный ар­хи­тек­тор. Се­кво­йя, ко­то­рой ис­пол­нил­ся век SERBIA  NO 48  2015

27


Са­ д ы  Цве­точ­ные клум­бы в Ба­нь­с��ом пар­ке и бю­сты двух серб­ских ко­ро­лей Вид с Ба­нь­ской ба­шни на тер­ра­су, парк, фон­тан и Кур-са­лон

ния и нач­нёт сох­ну­ть. Уди­ви­те­ль­но, ста­ри­на ещё дер­жит­ся, но ко­нец не­из­бе­жен. Тех­ни­ка унич­то­же­ния ко­ро­е­да оче­нь до­ро­га, во­прос рен­та­бе­ль­но­сти поч­ти не­раз­ре­шим. Не­да­ле­ко от оте­ля «Под­ри­нье» в вы­сь под­ни­ма­ет­ся сто­лет­няя се­кво­йя. Ско­рее все­го, бу­дет со­вер­ше­на по­пыт­ка и её раз­ мно­же­ния, по­то­му что этот сорт в Сер­бии на­чал сох­ну­ть. – Пар­ку да­ёт нео­быч­но­сть то, что в нём, как ред­ко где, со­бра­ны раз­лич­ные ви­ды. Зде­сь рас­тёт тис, не­да­ле­ко от не­го – маг­но­ лия ко­бус, ко­то­рая цве­тёт бе­лы­ми цве­та­ми, а сра­зу во­зле неё – кра­сно­лист­ный бук, оче­ нь ред­кие ви­ды для зе­лё­ных по­верх­но­стей, – го­во­рит Ми­ло­ше­вич. – На­ши сто­лет­ние ти­сы, де­ре­вья, по на­род­но­му по­ве­рью за­щ­ ­ ­ие от злых ду­хов, ещё оче­нь мо­ло­ды. и­щ­а­ющ Они у нас мо­гут жи­ть и до 4.000 лет. В Сер­ бии это за­щ­ищ ­ ­ён­ный вид. На ти­се кро­ме се­ мян всё ядо­ви­то, но то­ль­ко если есть. Ба­нь­ские го­сти лю­бят от­ды­ха­ть на ска­ме­ й­ках в те­ни, во­зле фон­та­на, в цен­тра­ль­ной ча­сти пар­ка. Те­нь обра­зу­ют де­ре­вья ясе­не­ лист­но­го клё­на, ко­то­рый счи­та­ет­ся, кста­ти, сор­ня­ко­вым рас­те­ни­ем на зе­лё­ных по­верх­ но­стях. Они зде­сь рас­т ут от осно­ва­ния пар­ ка, и их не пла­ни­ру­ют за­ме­ня­ть ка­ким-то бла­го­род­ным ви­дом. Хо­тя та­кой клён жи­вёт не бо­лее ста лет, он отлич­но пе­ре­но­сит под­ ре­за­ние и оста­нет­ся на сво­ём ме­сте, осо­бен­ но из-за сво­ей ха­рак­тер­ной кро­ны. СИ­ЛОЙ СТА­РО­ГО БО­Я­РЫ­ШНИ­КА При раз­би­тии пар­ка сле­ди­ли за тем, что­бы де­ре­вья бы­ли по­са­же­ны рав­но­мер­ но, да­бы позд­нее со­зда­ва­ли бла­го­при­ят­ные ми­кро­кли­ма­ти­че­ские усло­вия в его цен­тре и изо­ли­ро­ва­ли его от во­зду­шно­го за­гря­зне­ ния. Зде­сь рас­тёт бо­лее сот­ни ви­дов, де­лая это ме­сто осо­бен­ным. Не­ко­то­рые об­ла­го­ ра­жи­ва­ют его за­па­хом, как ли­па, не­ко­то­рые де­йс­ тву­ют ан­ти­бак­те­ри­а­ль­но, на­при­мер остро­ли­стый клён, за­щ­и­ща­ я и со­сед­ние де­ ре­вья, по­ско­ль­ку их из­бе­га­ют на­се­ко­мые. От­де­ль­ные де­ре­вья в пар­ке при­бли­жа­ ют­ся к кон­цу сво­е­го раз­ви­тия, и при­хо­дит по­ра го­то­ви­ть им за­ме­ну. Ра­нь­ше об этом

До­сто­я­ние при­ро­ды Парк в Ба­не Ко­ви­ля­че явля­ет­ся при­род­ным до­сто­я­ни­ем ре­ги­о­на­ль­но­го зна­че­ния, вто­рой ка­те­го­рии, с ре­жи­мом за­щ­ и­ты тре­ть­ей сте­пе­ни. Про­цесс всё ещё не за­кон­чен, но под за­ щ­и­ту парк по­ста­влен на­ча­лом пред­при­я­тия о за­щ­и­те в 2005– м го­ду. В це­лом око­ло 40 гек­та­ров за­щ­и­щ­ён­ной тер­ри­то­рии, 13 в ни­жней ча­сти пар­ка. Зде­сь про­из­ра­ста­ет бо­лее сот­ни ви­дов, 49 ли­сто­вых, 30 хво­й­ных и око­ло 30 ви­дов ку­ста­рни­ка.

28

SRBIJA  BROJ 48  2015.

мно­го не ду­ма­ли, но се­й­час ре­ши­ли са­ди­ть ви­ды, для ко­то­рых зде­шние ме­ста – есте­ ствен­ная сре­да оби­та­ния, по­доб­но ду­бу и гра­бу, а ещё те хво­й­ные ви­ды, ко­то­рые по­ ка­за­ли се­бя сто­й­ки­ми. – Про­бле­ма в том, что ра­нь­ше не бы­ли раз­ви­ты си­сте­мы ле­со­на­са­жде­ния, к то­му же со­вер­ша­ли­сь ошиб­ки. Се­й­час на­ша це­ль ­ ие. Мы – во­звра­ти­ть парк в пре­жнее со­сто­ян на­ча­ли за­са­жде­ние но­вых де­ре­вь­ев. По­ка что мы пе­ре­ри­со­вы­ва­ем лес, са­дим те ви­ды, ко­то­рые зде­сь рас­т ут есте­ствен­но, но поз­же бу­дем до­ба­вля­ть и дру­гие ин­те­ре­сные ви­ды, – рас­ска­зы­ва­ет нам ба­нь­ский пе­йз­ а­жный ар­хи­тек­тор. – Это исто­ри­че­ский парк, по­э­ то­му мы долж­ны со­хра­ни­ть и де­ре­вья чёр­ ной со­сны, на­ско­ль­ко это во­змо­жно. Со­сто­ я­ние пар­ка улуч­ша­ет­ся, ра­бо­та­ет си­сте­ма во­до­о­ро­ше­ния, мы уве­ли­чи­ва­ем по­верх­но­ сти под цве­та­ми, по­ско­ль­ку мы за­пу­сти­ли про­из­вод­ство пи­том­ни­ков и та­ким обра­ зом сэ­ко­но­ми­ли. Мы ре­кон­стру­ир ­ о­ва­ли и две тре­ти га­зо­нов, то­ль­ко на­вод­не­ния нас оста­но­ви­ли в этой ра­бо­те, по­ста­вив нам но­вые за­да­чи. Се­йч ­ ас с по­верх­но­сти бо­лее двух гек­та­ров мы уби­ра­ем ил, по­сле че­го на­сы­пем но­вую зе­млю. За­вер­ше­ны про­ек­ты двух ко­лод­цев. По­про­бу­ем сде­ла­ть хо­тя бы один, что бы сто­и­ло око­ло трёх мил­ли­он ­ ов дол­ла­ров, но при­не­сло бы мно­го эко­но­мии и оку­пи­ло­сь бы за два го­да. Ко­ро­лев­ский парк в Ба­не Ко­ви­ля­че ме­ нял­ся со вре­ме­нем. И исто­ри­че­ские пе­ ре­ме­ны то­же вли­я­ли на это. Се­йч ­ ас фор­ ми­ру­ют­ся те­ма­ти­че­ские цвет­ни­ки. Це­ль пе­ре­мен со­сто­ит в адап­та­ции се­год­ня­шне­ му вре­ме­ни. Из­го­то­вле­ни­ем пар­те­ра рас­ ска­за­на ис­то­рия о ста­ром пар­ке, по­сы­па­на и щебён­ка, что­бы вос­ста­но­ви­ть ста­рый вид до­ро­жек. У бю­стов двух ко­ро­лей – Пе­тра Пер­во­го Осво­бо­ди­те­ля и Алек­сан­дра Объ­ е­ди­ни­те­ля – цвет­ник в фор­ме ко­ро­лев­ской ко­ро­ны (ког­да-то и пар­ко­вые до­рож­ки бы­ ли сфор­ми­ро­ва­ны в ви­де ко­ро­ны). Ве­е­ра цве­тов на­по­ми­на­ют хвост па­вли­на – пти­ цы, ко­то­рая с дав­них вре­мён свя­зы­ва­ет­ся с ко­ро­лев­ски­ми са­да­ми. Ис­то­рию пар­ка и бо­рь­бу за вы­жи­ва­ние, бы­ть мо­жет, луч­ше все­го сим­во­ли­зи­ру­ет бо­ я­ры­шник, рас­т у­щ­ий во­зле до­ро­ги не­да­ле­ко от Спе­ци­а­ль­ной бо­ль­ни­цы для ре­а­би­ли­та­ ции «Ба­ня Ко­ви­ля­ча». Хо­тя ко­ро­ед поч­ти сов­сем его съ­ел, да ещё на­сто­ль­ко по­вре­ ждён­но­го, его не­ско­ль­ко лет на­зад сло­мал тя­жё­лый вла­жный снег, и не­смо­тря на то, что от це­ло­го де­ре­ва оста­ла­сь то­ль­ко од­на тре­ть ство­ла с вне­шней сто­ро­ны, на этом остат­ке вы­ро­сла ве­твь, ко­то­рая жи­вёт и да­ёт плод. 


SERBIA  NO 48  2015

29


Б о­г о­и­с к а­т е­л и На до­ро­ге к вер­ши­не Ру­мии

36

SRBIJA  BROJ 48  2015.


РУС­СКИЙ СВЯ­Щ­ЕН­НИК ФЁ­ДОР КО­НЮ­ХОВ, НЕО­БЫЧ­НЫЙ ПА­ЛОМ­НИК НА КРАЙ СВЕ­ТА

Чу­де­са веч­но­го пу­те­ше­ствия

 

Ка­пи­тан да­ль­не­го пла­ва­ния, за­слу­жен­ный ма­стер спор­та, пра­во­слав­ный свя­щ­ен­ник, ху­до­жник, пи­са­те­ль, жур­на­лист. И всё это один че­ло­век. Един­ствен­ный на пла­не­те, кто смог до­бра­ть­ся до всех пя­ти её по­лю­сов. Был на обо­их ге­о­гра­фи­че­ских по­лю­сах, два­жды по­ко­рил Эве­рест, че­ты­ре ра­за на ях­те со­вер­шил кру­го­свет­ное пу­те­ше­ствие, на вё­се­ль­ной лод­ке пе­ре­плыл два оке­а­на. Но без по­мо­щи Бо­жь­ей и Свя­то­го Ни­ко­лая, как он го­во­рит, не до­шёл бы и до га­зет­но­го ки­о­ска 

Пи­шет: Йован Пла­ме­нац

У

слы­шав, что в Чер­но­го­рии в Хер­ це­ге-Но­вом су­щ­е­ству­ет цер­ко­вь Свя­то­го Фё­до­ра Уша­ко­ва, пер­вая в ми­ре, по­свя­щ­ён­ная это­му свя­то­му, зна­ме­ ни­то­му рус­ско­му ад­ми­ра­лу (1744-1817), Фё­дор Фи­лип­по­вич Ко­ню­хов и Ва­дим Бо­ри­со­вич Цы­га­нов, дру­зья из Мо­сквы, до­го­во­ри­ли­сь по­да­ри­ть ей ико­ну это­го свя­то­го. Свою идею они из­ло­жи­ли па­три­ ар­ху Мо­сков­ско­му и всея Ру­си Ки­рил­лу и, по­лу­чив его бла­го­сло­ве­ние, при­ня­ли­сь за ра­бо­т у.

Ико­на Свя­то­го Фё­до­ра на­пи­са­на и бо­ га­то укра­ше­на в Мо­скве. Са­мо­лё­том она бы­ла от­пра­вле­на на Се­й­ше­лы, где сто­я­ла на яко­ре ях­та Ва­ди­ма «Свя­тая Вик­то­рия». Эки­паж из ше­сти че­ло­век под ко­ман­до­ ва­ни­ем Фё­до­ра Ко­ню­хо­ва от­пра­вил­ся с Се­йш ­ ел в пу­те­ше­ствие дли­ной 4500 ми­ль 5 ав­гу­ста 2010 го­да, в де­нь, ког­да Пра­во­ слав­ная цер­ко­вь от­ме­ча­ет празд­ник Свя­ то­го Фё­до­ра. Пе­ре­жив си­ль­ную бу­рю и на­па­де­ние пи­ра­тов во­зле Афри­кан­ско­го Ро­га, они при­шли в Бар 28 ок­тя­бря. SERBIA  NO 48  2015

 С сы­ном Ни­ко­ла­ем в цер­кви свя­то­го Фе­о­до­ра Уша­ко­ва в Гер­цег-Но­вом. С Вла­ди­ми­ром Пу­ти­ным, пре­зи­ ден­том Рос­сии, на вру­че­нии на­ гра­ды Рос­си­й­ско­ го ге­о­гра­фи­че­ско­ го общ­е­ства

37


Б о­г о­и­с к а­т е­л и

 На ях­те в Южном по­ляр­ном кру­ге

38

К то­му вре­ме­ни Фё­дор Ко­ню­хов уже был пра­во­слав­ным дь­як­ о­ном, ру­ко­по­ло­жен в род­ном За­по­ро­жье в том же го­ду 23 мая. Фё­дор, ро­див­ши­й­ся 12 де­ка­бря 1951 го­ да, ещё бу­ду­чи ма­ль­чи­шкой знал, что он ста­нет мо­ря­ком. Как пла­ва­ли его отец Фи­ липп и дед Ми­ха­ил... Мо­ре­ход­ство и рыб­ ная ло­вля – дав­няя тра­ди­ция его се­мьи, про­ис­хо­дя­щ­ей из Ар­хан­ге­ль­ской гу­бер­нии. Дед го­во­рил ему: «Ты дол­жен до­й­ти до Се­вер­но­го по­лю­са, Се­дов не до­шел, а ты дол­жен». Дед был зна­ком с из­вест­ным рус­ским ги­дро­гра­фом, по­ляр­ным ис­сле­до­ ва­те­лем Арк­ти­ки, Ге­ор­ги­ем Яко­вле­ви­чем Се­до­вым, ко­то­рый в 1912 го­ду пы­тал­ся по­ ко­ри­ть Се­вер­ный по­люс. (Се­вер­ный по­люс был по­ко­рён то­ль­ко в 1948 го­ду, и то – са­ мо­лё­том.) В Мо­ре­ход­ном учи­ли­ще в Одес­се Фё­дор учил­ся по спе­ци­ал­ ь­но­сти су­до­во­ди­те­ль, в Ле­нин­град­ском арк­ти­че­ском учи­ли­ще – по спе­ци­ал­ ь­но­сти су­до­вой ме­ха­ник... Се­год­ня он ка­пи­тан да­ль­не­го пла­ва­ния и ка­пи­тан ях­ ты. Че­ты­ре ра­за со­вер­шил кру­го­свет­ное пла­ ва­ние на ях­те без за­хо­да в пор­ты, пят­над­ца­ть раз пе­ре­сёк Атлан­ти­че­ский оке­ан, один раз пе­ре­плыл его на вё­се­ль­ной лод­ке за 46 су­ток и 4 ча­са, по­ста­вив ми­ро­вой ре­корд. SRBIJA  BROJ 48  2015.

НА­КА­ЗА­НИЕ ЗА ПЕР­ВУЮ ЭК­СПЕ­ДИ­ЦИЮ

  Чем за­ни­ма­ет­ся Фё­дор Ко­ню­хов на ях­те во вре­мя та­ких дол­гих пу­те­ше­ствий, кро­ме то­го, что упра­вля­ет ях­той, го­то­вит пи­щу, де­ ла­ет убор­ку... ве­дь он там один? Ве­дёт днев­ ник, ко­то­рый по­том пу­бли­ку­ет в ви­де кни­ ги. Его за­ме­ча­те­ль­ная кни­га «Оке­ан – моя оби­те­ль», на­пол­не­на ве­рой. В ней он, ме­ся­ ца­ми один ме­жду не­бом и во­дой, об­ра­щ­ае­ т­ ся к сы­ну Ни­ко­лаю, учит его хри­сти­ан­ским цен­но­стям жи­зни. Ещё ма­ле­нь­ко­му, он оста­ вил ему сво­е­го ро­да за­ве­ща­ ­ние, ко­то­рое на­ по­ми­на­ет свя­то­о­те­че­ское на­сле­дие. Это од­ на из две­над­ца­ти его книг, опу­бли­ко­ван­ных на се­год­ня­шний де­нь, бла­го­да­ря ко­то­рым он явля­ет­ся чле­ном Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии. Ещё пи­шет кар­ти­ны в ра­зных тех­ни­ ках, ва­яе­ т... Он на­пи­сал свы­ше 3000 кар­тин. Ког­да его в 1983 го­ду при­ня­ли в Со­юз ху­до­ жни­ков Со­вет­ско­го Со­ю­за, он был са­мым мо­ло­дым его чле­ном. По­сле, в 1996 го­ду, он был при­нят в Со­юз ху­до­жни­ков Мо­сквы в сек­цию Гра­фи­ка, а в 2001 го­ду и в сек­цию Ску­льп­т у­ра. Он – по­чёт­ный член Рос­си­й­ской ака­де­ мии ис­кусств и обла­да­те­ль её Зо­ло­той ме­


да­ли. Его ра­бо­ты эк­спо­ни­ро­ва­ли­сь на мно­ гих выс­тав­ках в Рос­сии и за ру­бе­жом. Од­но вре­мя он вы­пу­скал «Жур­нал Фё­ до­ра Ко­ню­хо­ва». Явля­ет­ся чле­ном Со­ю­за жур­на­ли­стов Рос­сии. Пер­вое пу­те­ше­ствие, ко­то­рое впо­след­ ствии по­лу­чи­ло ста­т ус его пер­вой эк­спе­ ди­ции, он осу­ще­ с­ твил в пят­над­ца­ти­лет­нем во­зра­сте: на ры­бац­кой вё­се­ль­ной лод­ке пе­ ре­плыл Азов­ское мо­ре. Сло­ва де­да вер­те­ ли­сь у не­го в го­ло­ве, и он ду­мал: «Если я это сде­лаю, я обя­за­те­ль­но по­па­ду на Се­вер­ный по­люс». По­сле во­звра­щ­е­ния отец хо­ро­ше­ нь­ко вы­драл его. На Се­вер­ном по­лю­се на со­ба­чь­их упряж­ках и лы­жах он по­бы­вал три ра­за. Он явля­ет­ся пер­вым рос­си­я­ни­ном, ко­то­ро­му уда­ло­сь вы­пол­ни­ть про­грам­му «Бо­ль­шой Шлем»: был на Се­вер­ном и Южном по­лю­сах и Эве­ре­сте, и един­ствен­ный жи­те­ль пла­не­ ты, ко­то­рый по­бы­вал на пя­ти по­лю­сах Зе­ мли: Се­вер­ный и Южный по­лю­са, П­олюс отно­сит­ел­ьной не­доступ­ности в ­Се­верном­ Ледовито­м ­ок­еане (­точ­ка­ в Северно­м п­олу­ шари­и ­Земли­, до которой т­р­удне­е в­ с­его доб­раться, ­бол­ьшой ­в­ызо­в ­дл­я в­сех пу­т­ ешествен­ник­ов)­, гора­ Эв­ерест (п­олюс вы­ сот­ы) и м­ыс­ Горн («­Пол­юс яхтс­менов).

Э­тот самы­й знамен­ит­ый ­ру­сский пу­те­ шеств­ен­ни­к н ­ а сегодняшний д­ень име­ет­ за п­ле­ча­м­и­ свыш­е 4­ 0­ у­ни­кальны­х э­кс­пе­ди­ ций п­о­ п­росторам­ зем­но­го­ шара. О­н ­стал де­йствительным членом Русского геогра­ фического общества, заслуженным масте­ ром спорта (это самое высокое спортивное звание в России), вошёл в энциклопедию «Хроника человечества». С 1988 года явля­ ется заведующим лабораторией дистанци­ онного обучения в экстремальных услови­ ях (ЛДОЭУ) в Современной гуманитарной академии в Москве. Кавалер ордена Друж­ бы народов Советского Союза, ордена Свя­ того Великомученика Георгия первой сте­ пени за примерный и жертвенный труд в пользу Святой Божьей православной церк­ ви, обладатель премии ЮНЕП GLOBAL 500 за вклад в защиту окружающей среды, обладатель приза ЮНЕСКО «За честную игру»... Почётный житель городов Находки и Бергина в России и Терни в Италии.

 На пу­ти к Эве­ре­сту

На верху вершин, второй раз Он снова поднялся на Эверест, когда ему было 60 лет. Первый раз он покорил вершину 11 мая 1992 года, всего через десять лет после первой советской экспедиции, которой это удалось. SERBIA  NO 48  2015

39


Б о­г о­и­с к а­т е­л и

40

SRBIJA  BROJ 48  2015.


ЛИТУРГИЯ НА ГОРНОЙ ВЕРШИНЕ   Фёдор Конюхов, Вадим Цыганов, Фё­ дор Тузов, координатор этого проекта, Олег Молчанов, академический художник, член Российской академии художеств, Оскар Конюхов, старший сын Фёдора, исполнительный директор Всероссий­ ской федерации парусного спорта, Йован Пламенац, священник из Бара и Крсто Пламенац, оператор, студент теологии – члены команды, которые на яхте «Святая Виктория», проплыв 17 часов по бурному морю, вечером 3 марта 2011 года прибыли в Бари к Святому Николаю Мирликийско­ му Чудотворцу. Старец местной базилики разрешил им войти в огороженную и за­ пертую часть храма, где находится гроб­ ница святого. Мечта Фёдора поклониться мощам Святого Николая, наконец-то, осу­ ществилась. Возвратившись 5 марта до полудня в Бар, после неполного часа отдыха, члены экспедиции при сильном ветре отправи­ лись к вершине Румии. Фёдор Конюхов, который к этому времени получил сан священника, поднялся ещё на одну горную вершину, одну из многих на всех шести континентах, но единственную, где в церк­ ви можно поблагодарить Бога за милость, которая все эти годы изливалась на него. День подходил к концу, и не было времени отслужить литургию. Священник Фёдор литургию на Румии отслужил на полгода позже, 29 октября. Это была одна из обычных ежемесячных литургий в этом храме. Он был счастлив и наполнен благодатью... И благодарностью. В конце 60-х годов в Бобруйске, там же, где училище, окончил богословскую шко­ лу. Ещё тогда он планировал стать свя­ щенником; пока молод, путешествовать по свету, а в старости, когда ему будет 50 лет, принять сан священника. Примерно так и случилось, но не совсем: шли годы, и граница старости отодвигалась. На Пасху в 2012 году завершил пу­ тешествие по Эфиопии. В древней эфи­ опской столице Аксуме его ждал патриарх и католикос Эфиопской (дохалкидонской) Церкви Абуна Павел (упокоился 16 авгу­ ста 2012 года). Как передал «Голос России», священник Фёдор Конюхов первый евро­ пеец, который видел Ковчег завета. На верблюдах с 16-ю членами экспе­ диции, вооружёнными автоматами, сре­ ди которых он был единственным белым человеком, по пустыне, где температура

Знаки возле пути Из тех денег, которые он заработал на путешествиях, он построил большое количество часовен. Он возводил их обычно там, где жил или начинал большие экспедиции. Тем самым выражая свою благодарность Богу.

достигала 58 градусов Цельсия, он прошёл тысячу километров. В Аксуме он был и за два года до этого. ДО ГРАНИЦ И ЧЕРЕЗ НИХ   Когда Фёдор Конюхов был рукополо­ жен в сан священника, он подарил Запо­ рожской епархии икону святого Николая Мысгорнского. И, хотя он имеет благо­ словение сам писать иконы, хотя он уме­ лый и признанный художник, он дал эту, которую по его эскизу написал тот, кто лучше его. («Художник – одно, а иконо­ писец – нечто совсем другое, особенное. В икону необходимо вкладывать дух, а этого необходимо достичь».) Святой Николай Мысгорнский (по мысу Горн) в правой руке держит этот мыс, а в левой – корабль. Пираты, которым удавалось пройти мимо мыса Горн, на крайнем юге Южной Америки, где солнце почти не появляется и где очень сильные ветра, были особен­ но уважаемы и носили в ухе серьгу, как наивысший орден. Тяжелее, говорит Фё­ дор, обойти мыс Горн, чем подняться на Эверест. На Эвересте «нечем дышать», говорит Фёдор. В последней экспедиции на этот пик в 2012 году у него вылезла вся боро­ да от кислородной маски, и он похудел на восемь килограмм. Это был, как утвержда­ ют специалисты, один из самых тяжёлых сезонов, с тех пор, как организуется вос­ хождение на самый высокий пик Земли. Одиннадцать альпинистов погибли. Мно­ гие экспедиции (около сотни человек) по­ лучили отказ. Поднимались при сильном ветре. Про­ ливной дождь повредил аккумуляторы. Часть пути передвигались на четверень­ ках. Было ужасно холодно, не чувствова­ ли ни рук, ни ног. Его объял страх; много раз закрадывалась мысль, что это его по­ следнее путешествие. И он непрестанно молился Святому Николаю, чтобы тот его «поднял наверх». За почти полвека его путешествий было бессчётное количество опасных си­ туаций. Однажды три дня и три ночи он провёл в плену перевернувшейся яхты. В SERBIA  NO 48  2015

 Пе­ред хра­мом Свя­той Тро­иц ­ ы на вер­ши­не Ру­мии, 6 мар­та 2011-го г.

 С дру­зь­я­ми пе­ред хра­мом свя­то­го Фе­о­до­ра Уша­ко­ва в Гер­цег-Но­вом. Мо­ли­тва в ча­сов­не на вер­ши­не Ру­мии

41


Б о­г о­и­с к а­т е­л и

другой раз, в Атлантике, плывя с сыном Оскаром, попал в бурю. Они едва уберег­ ли яхту от того, чтобы не перевернуться. Он чуть не умер из-за страха за сына. Особенно тяжёлым было для него пер­ вое кругосветное путешествие. Без оста­ новок он плыл 224 дня, один, не заходя ни в один порт, без радиостанции и телефо­ на... Яхта мала, а бури жестоки. И всё же, тяжелее всех самостоятель­ ных путешествий было другое, состо­ явшееся в 1986 году, когда он с группой легендарного Дмитрия Шпара на лыжах шёл сквозь полярную ночь к Полюсу от­ носительной недоступности в северном Ледовитом океане. С альпинистом Володей Яночкиным поднялся на Мак-Кинли, самую высо­ кую вершину Северной Америки. Имен­ но здесь погиб великий японский пу­ тешественник Наоми Уэмура, человек, которым Фёдор восхищался, и который был для него примером. А это не такое опасное место. Между тем, когда он сам отправился на покорение этой верши­ ны, в один момент на него напал ужас­ ный страх. Он не мог сделать ни шагу. Он как-то сумел побороть кризис и от­ правиться дальше, но после того случая начал серьёзнее задумываться о своём «лимите риска».   ПУТЕШЕСТВОВАТЬ, ЧТОБЫ НАДЫШАТЬСЯ   «Исчерпал ли я свой лимит риска?» – спрашивает себя Фёдор. Будет ли Бог и дальше хранить его в ситуациях, опасных для жизни? Нужен ли он Богу здесь, на земле? И всё-таки, хотя он уже достаточно пожилой, на вёсельной лодке «Тургояк», сделанной специально для него, без чь­  В пу­те­ше­ствии ей-либо помощи и не заходя ни в один порт, он недавно переплыл Тихий океан. по Эфи­оп ­ ии

 Фё­дор Ко­ню­хов вы­пол­нил за­ве­ща­ ­ние де­да и прев­зо­шёл соб­ствен­ные при­ме­ры, в част­но­сти Ге­ор­гия Яко­вле­ви­ча Се­до­ва, ги­дро­гра­фа и ис­сле­до­ва­те­ля Арк­ти­ки, ко­то­рый в 1912-м го­ду про­бо­вал по­ко­ри­ть Се­вер­ный по­люс

42

SRBIJA  BROJ 48  2015.

Он вышел из Чили, из Конкона 22 декабря 2013 года и за 160 дней на вёслах доплыл до Мулулабы на берегах Австралии. Про­ шёл путь 17408 километров. Предыдущий лучший результат пересечения этой ча­ сти Тихого океана был 273 дня. Как только он пристал к берегу, ему пришло поздравление от Владимира Пу­ тина, который, спустя полгода, на 15-ом конгрессе Русского географического об­ щества вручил ему Золотую медаль име­ ни Миклухо-Маклая, как первому её об­ ладателю. А он хотел бы переплыть и Индий­ ский... Но, может быть, потом завершить свою карьеру «путешественника». Впро­ чем, он уже получил условия для пенсии, «чтобы бесплатно ездить на метро». Толь­ ко оформить документы. Уже работают его «школы путеше­ ственников» в Находке и Вологде, и ему обещано открытие такой школы на Алтае. Когда ему было шесть лет, дед Миха­ ил дал ему крестик. С тех пор он всегда носит его на шее. Родного брата Михаила звали Николай. Он был священником. Его в 1928 году убили большевики, вывели на лёд и поливали водой. Русская православ­ ная церковь занесла его в диптих святых. Икона священномученика Николая Ко­ нюхова сегодня украшает и церковь Свя­ той Троицы на Румии. «Всякому человеку, в котором нет веры, жизнь тяжела, особенно путеше­ ственнику», – говорит священник Фёдор. Ещё с ранней молодости он привык мо­ литься Святому Николаю и Богу где бы он ни находился, особенно ночью. «Я чув­ ствую, что меня Святой Николай никогда не оставляет. Без помощи с Небес я бы не выжил». Фёдор Конюхов никогда не занимался поднятием тяжестей, никогда не тратил время и внимание на занятия спортом. Его мышцы довольно слабы. «У меня нет ни физической, ни моральной, ни интел­ лектуальной способности переплыть оке­ ан или достигнуть полюса. Это возможно только с Богом», – говорит отец Фёдор. «Я могу надышаться воздухом только в путешествиях, – говорит он, – Там нет суеты, сплетен, праздных разговоров...» А есть время для молитвы, в которой он проводит всю свою жизнь, задолго до того, как он стал священником. Со своей семьёй живёт скромно, в ос­ новном, на средства, которые зарабатыва­ ет продажей книг и картин. 


SERBIA  NO 48  2015

43


P r o

m e­m o­r i a К ПЯ­ТИ­ЛЕ­ТИЮ УХО­ДА МО­МО КА­ПО­РА

Во­й­на и мир

чувств С нео­тра­зи­мой лег­ко­стью он нес свой гер­це­го­вин­ский ари­сто­кра­тизм, до­ба­вляя к не­му не­мно­го го­род­ско­го и свет­ско­го аро­ма­та. Умел ис­пи­ть но­чь за крат­кий миг, оча­ро­ва­ть со­бе­сед­ни­ка рас­ска­зом, гор­дил­ся зва­ни­ем «ка­фан­ский че­ло­век» и «во­ен­ный кор­ре­спон­дент на ро­ди­не». За­ста­вил пре­да­те­лей бо­я­ть­ся ис­кус­ства и его сле­дов, не щадил ни се­бя ни жи­знь: брал и от­да­вал все. Раз­о­ру­жал юмо­ром, за­во­е­вы­вал шут­ка­ми на свой счет. В де­нь его ухо­да бы­ла пре­кра­сная по­го­да. У нас не бы­ло и не бу­дет вто­ро­го та­ко­го Пи­шет:­ Ми­шо­ Ву­й­о­вич

Н

е­дав­но в из­да­нии Серб­ско­го ли­те­ ра­т ур­но­го со­о­бщ­ет­сва и За­душ­би­ ны «Мом­чи­ло Мо­мо Ка­пор» вы­шла вто­рая кни­га ин­тер­вью Мо­мо Ка­по­ра, с 1990 по 2000 год, под на­зва­ни­ем «Во­й­на и мир чувств», в ко­то­рую во­шло и бо­ль­шое ин­тер­вью «Па­три­от­ изм – де­ло се­ме­й­но­го вос­пи­та­ния», опу­бли­ко­ван­ное в 2000 го­ду в «Го­ло­се Чер­но­гор­ца», тог­да на 100 и 1 про­ цент серб­ском оп­по­зи­ци­он­ном еже­не­де­ль­ ни­ке в Со­ю­зной Ре­спу­бли­ке Юго­сла­вии. А имен­но, вла­сть в Под­го­ри­це под­дер­жа­ва­ла оп­по­зи­цию в Сер­бии, в то вре­мя как ре­жим в Бел­гра­де с чер­но­гор­ской оп­по­зи­ци­ей, пра­вил на со­ю­зном уров­не, в обо­их го­с у­ дар­ствах мы бы­ли чу­жи­ми: «суб­вер­сив­ны­ ми» и «кле­ро-на­ци­он ­ а­ль­ны­ми». По­сле ги­бе­ли еже­днев­но­го из­да­ния, ко­ то­рое по­па­ло в клинч с дву­мя пар­ти­й­ны­ми

Ме­сть «Аме­ри­ке как но­во­му кон­ти­нен­ту на­до­ел ­ о бы­ть ко­ло­ни­ ей под вли­я­ни­ем Евро­пы, как праг­ма­ти­ки они при­ду­ма­ли план. Евре­й­ские ди­ле­ры, ка­ким был Ли­ка Сте­ли, с ко­то­рым я де­лал ин­тер­вью двад­ца­ть лет на­зад, ре­ши­ли вло­жи­ть де­нь­ ги в ку­сок му­со­ра, а об о его ав­то­ре, ко­то­рый умер от нар­ко­ ти­ков, сня­ть фи­льм и за­во­е­ва­ть Евро­пу. Они эти­ми по­мо­я­ми за­во­е­ва­ли ее. Это во­зврат аме­ри­кан­ско­го му­со­ра в Евро­пу. Ког­да-то он был вы­ме­тен из Евро­пы и се­й­час мсти­те­ль­но во­ звра­щ­а­ет­ся в ра­зных фор­мах.»

44

SRBIJA  BROJ 48  2015.

бюл­ле­те­ня­ми раз­де­лив­ше­й­ся ДПС – «Дан» и «Ве­сти», у нас кро­ме двух ком­пь­ю­те­ров, из­ряд­ных дол­гов и по­ме­щ­е­ния Цер­ков­ной опщ­и­ны Под­го­ри­ца, эн­т у­зи­а­зма про­то­ие­ ­ рея Иоан­на Пла­мен­ца и по­чив­ше­го Зо­ра­на Бо­гав­ца, а так­же бла­го­сло­ве­ния ми­тро­по­ ли­та Ам­фи­ло­хия и идеи – не ухо­ди­ть без «кри­ка в но­чи» не оста­ло­сь ни­че­го. Мы от­ кры­ли свои стра­ни­цы для всех, кто хо­тел, мог, смел и умел го­во­ри­ть. Так ро­ди­ло­сь ин­ тер­вью-ро­ман с Мо­мо Ка­по­ром, од­но из са­ мых объ­ем­ных в серб­ской жур­на­ли­сти­ке. В на­ча­ле мар­та ис­пол­ни­ло­сь пя­ть лет со дня его смер­ти и это по­вод вспом­ни­ть не­ко­то­ рые де­та­ли на­ше­го бо­га­то­го общ­е­ния. По­ни­маю, что оста­ло­сь оче­нь не­мно­го из то­го, что о Мом­чи­ло Ка­по­ре не ска­за­но, не опу­бли­ко­ва­но, не на­пи­са­но или что он в сво­их ис­по­ве­дях-по­ве­стях не ска­зал сво­им или чу­жим пе­ром. Жил бы­стро, ди­на­мич­ но, не щадя ни се­бя ни жи­зни. И на са­мом за­ка­те, под­во­дя по­след­ние ито­ги, этот веч­ ный пут­ник не сда­вал­ся. Мо­жет бы­ть, как страст­ный ку­ри­ль­щ­ик, жа­лел, что не ис­ пол­нил тот за­вет Ки­ша: вы­ку­ри­ть еще од­ну пе­ред суд­ным ча­сом. «Если мне на го­ло­ву упа­дет кир­пич, я не бу­ду жа­ле­ть: я ви­дел мир, пе­ре­жил успех и не­у­да­чи, имел дру­зей и вра­гов, де­тей, пил луч­шие ви­на, ду­ра­чил­ся, стра­дал, схо­дил с ума, дру­жил с из­вест­ны­ми лю­дь­ми – че­го


SERBIA  NO 48  2015

45


P r o

m e­m o­r i a

 Мо­мо Ка­пор и Ми­шо Ву­й­о­вич во вре­мя ин­тер­вью

еще же­ла­ть? Я про­жил не­ско­ль­ко жи­зней, в то вре­мя как дру­гие не про­жи­ли ни сво­ ей соб­ствен­ной.» В на­ча­ле на­ше­го общ­е­ния, на­ка­ну­не во­йн ­ ы, я был ча­стым его слу­ша­те­лем на по­си­дел­ках в бел­град­ских ка­фа­нах, ко­то­ рые он счи­тал ду­шой го­ро­да, а оскор­би­те­ ль­ное: «ка­фан­ский че­ло­век» оче­нь ему им­ по­ни­ро­ва­ло, он счи­тал это до­сто­ин­ством. Лю­дей, ко­то­рые об­хо­ди­ли ка­фа­ны сто­ро­ ной, на­зы­вал асо­ци­ал­ ь­ны­ми оди­ноч­ка­ми, хо­тя был убе­жден, что ка­фа­на – при­бе­жи­ ще для оди­но­чек. Ча­сто пов­то­рял, что сер­ бы не мо­гут без ка­фан, а трак­ти­ры срав­ ни­вал с пло­щ­ад­ я­ми в ан­тич­ной Гре­ции. На­ше зна­ком­ство и общ­е­ние на­ча­ло­сь на од­ной из освя­ще­ н­ных сол­нцем пло­ща­ ­дей в Бер­муд­ском тре­у­го­ль­ни­ке, в кон­це во­ сь­ми­де­ся­тых, с ко­то­ры­ми ушла по­след­няя бел­град­ская бо­ге­ма. СВИ­ДЕ­ТЕ­ЛЬ­СТВО КНИ­ГИ И ЕГО СИ­ЛА На во­йн ­ е мы ста­ли со­бра­ть­я­ми и кол­ ле­га­ми – во­ен­ны­ми ре­пор­те­ра­ми. Зва­ни­ ем во­ен­но­го кор­ре­спон­ден­та он осо­бен­но гор­дил­ся. Общ­ая бе­да и зов пред­ков зва­ ли нас с го­род­ско­го ас­фа­ль­та в сво­бод­ ные серб­ские го­ры. Это нас сбли­зи­ло, и я ре­шил­ся ста­ть со­бе­сед­ни­ком это­го не­ из­мен­но пред­у­пре­ди­те­ль­но­го и га­лант­ но­го че­ло­ве­ка, ре­чи­сто­го рас­сказ­чи­ка, сло­ва ко­то­ро­го гар­мо­нич­но спле­та­ли­сь в не­раз­рыв­ную ни­ть, по име­ни вдох­но­ве­ ние. Спу­стя бо­лее, чем де­ся­ть лет на­ше­ го во­ен­но-ка­фан­ско­го то­ва­ри­щ­е­ства, из ма­ра­фон­ских раз­го­во­ров, не без рюм­ки, во­зни­кло это ин­тер­вью-ро­ман, как он его на­зы­вал, это бы­ло где-то в пред­ве­стие, так ­ ых, пе­ре­мен или пе­ре­хо­да из од­ на­зы­ва­ем ной кол­лек­тив­ной фа­зы ши­зо­фре­нии в дру­гую, аути­стич­ную фор­му кол­лек­тив­ ной тран­зи­ции. Ве­ли­ко­с уб­бот­нюю пе­ча­ль это­го исто­ ри­че­ско­го 2000 го­да мы то­пи­ли в ви­ски, убе­жден­ные, что вос­кре­се­ние цен­но­стей,

При­мер «Мо­мо Ка­пор был мо­им при­ме­ром, в мо­ло­до­сти я счи­та­ла его сво­им учи­те­лем, ‘вос­пи­та­ния чувств’ и хо­те­ла бы­ть пи­са­ те­лем ка­ким был он», – ска­за­ла на пре­зен­та­ции его кни­ги Ли­ ля­на Ха­бь­я­но­вич Джу­ро­вич, ко­то­рая в 1991 го­ду бу­ду­чи жур­ на­ли­стом аль­ма­на­ха «Ду­га» де­ла­ла ин­тер­вью с Ка­по­ром. Она под­черк­ну­ла, что и се­год­ня об­ра­щ­а­ет­ся к его кни­гам: «Чи­та­ те­ли лю­би­ли его, по­то­му что он всю жи­знь был хра­ни­те­лем глав­ных цен­но­стей.»

46

SRBIJA  BROJ 48  2015.

за ко­то­рые мы бо­ро­ли­сь – близ­ко. Мы об­ ма­ну­ли­сь, и он и я. Да и кто тог­да мог пред­ ста­ви­ть и оце­ни­ть глу­би­ну сво­бод­но­го па­ де­ния, ко­то­рое про­дол­жа­ет­ся до ны­не? Го­во­рил жи­во, эмо­ци­о­на­ль­но, без сму­ щ­е­ния ис­по­ль­зуя те соч­ные при­ла­га­те­ ль­ные, опи­сы­ва­ющ ­ ­ие ха­рак­тер жи­те­лей цен­тра­ль­ной ча­сти Бел­гра­да, ко­то­рые не под­дер­жи­ва­ли и не жа­ле­ли его, тщ­а­сь че­ твер­то­ва­ть то­ль­ко что опу­бли­ко­ван­ный ро­ман «Удач­ный де­нь для смер­ти». «Эта кни­га вы­зва­ла па­то­ло­ги­че­скую, па­ра­но­ид­ную ре­ак­цию мон­ди­а­ли­стов. Это бы­ли оскор­бле­ния. Это бы­ли об­ви­не­ния для Га­аг­ско­го су­да. Я на­пи­сал кни­гу, в ко­ то­рой без вся­кой по­ли­ти­ки рас­ска­зы­ва­ет­ ся, что про­ис­хо­ди­ло в Бел­гра­де. Как ве­ли се­бя ор­лы, ла­сточ­ки, го­лу­би, ко­шки, лю­ди, до­ма. Как рас­тре­во­жен­ные змеи, вы­пол­ за­ли на­верх, как под­ни­ма­ли­сь сер­ни­стые обла­ка, как мы оста­ва­ли­сь без элек­три­че­ ства. Я мно­го ду­мал о том, по­че­му на ме­ ня так на­бро­си­ли­сь. Не по­то­му что кни­ га бы­ла пло­ха. Нет, они не хо­те­ли, что­бы оста­ва­ли­сь сле­ды пре­сту­пле­ния. Кни­га жи­вет до­ль­ше ки­но­лент, жур­на­лов и га­ зет. Те, ко­то­рым За­пад пла­тит гро­ши, те по­дон­ки, ко­то­рые бо­ль­ше всех сно­ва­ли с пол­ны­ми сум­ка­ми до Три­ес­ та и обрат­но, бо­ял­ и­сь ху­до­же­ствен­ной ли­те­ра­т у­ры. Бо­ я­ли­сь сви­де­те­ль­ства кни­ги.» Наш общ­ий друг Зо­ран Бо­га­вац, пи­ша свою кни­гу-за­ве­ща­ ­ние «Не­слы­шные ко­ло­ ко­ла. Хри­сти­ан­ское на­сле­дие Ко­сме­та», ак­цен­ти­ру­ет, что чер­ные сло­ва на бе­лой бу­ма­ге един­ствен­ное ору­жие, ко­то­рое нам оста­ло­сь и что ка­ждое про­из­не­сен­ное на зе­мле сло­во слы­шно на не­бе­сах. НА­РИ­СО­ВАН­НЫЕ ИС­ТО­РИИ, РАС­СКА­ЗАН­НЫЕ КАР­ТИ­НЫ Ког­да я ему по­ка­зал ин­тер­вью, опу­бли­ ко­ван­ное на во­сь­ми стра­ни­цах фор­ма­та «По­ли­ти­ки», он за­дум­чи­во спро­сил: «И кто бу­дет чи­та­ть этот ро­ман?» А по­том ра­дост­но встре­пе­нул­ся: «Про­шу те­бя, по­ шли один эк­зем­пляр Ма­тии, до­ста­точ­но я чи­тал его ин­тер­вью-про­сты­ни.» Мо­мо Ка­пор пи­сал не про­сто по­э­ти­че­ ские но­вел­лы, эс­се, ро­ма­ны, он пи­сал пре­ кра­сно ил­лю­стри­ро­ван­ные пу­те­во­ди­те­ли жи­зни. Всег­да го­во­рил мне, что са­мое ва­ жно за­пи­са­ть то, что ви­ди­шь, что­бы сви­ де­те­ль­ство­ва­ть! «В мо­ей жи­зни есть то­ль­ко две ве­щи, ко­то­рые я де­лал ка­ждый де­нь: ри­со­вал и ку­рил.»


Есть и тре­тья – сви­де­те­ль­ство­вал, ясно, чи­сто и обра­зно. Умел не­мно­го при­ у­кра­си­ть, умы­ть, до­ба­ви­ть до­лю сто­лич­ но­го и свет­ско­го аро­ма­та. И кто-то за­ ме­ тил, что его ис­ то­ рии на­ри­со­ва­ны, а кар­ти­ны рас­ска­за­ны. Пре­кра­сный рас­сказ­чик, он, не­бре­жно опер­ши­сь лок­тем на сто­й­ку, умел за миг ис­пи­ть но­чь, опь­я­ни­ть со­бе­сед­ни­ков шар­мом и остро­у­ми­ем, умел лег­ко уко­ ло­ть шут­кой за­дре­мав­ше­го слу­ша­те­ля; умел спо­ко­й­но, с улыб­кой, сде­ла­ть ци­ нич­ное за­ме­ча­ние со­бе­сед­ни­ку, ко­то­рый рвал­ся на­вя­за­ть свое мне­ние. Од­на­жды мне по­ве­зло встре­ти­ть­ся с ним на Зла­ти­бо­ре по­сле мно­го­ме­сяч­но­ го во­здер­жа­ния, увен­чав­ше­го­ся от­ды­хом от пи­са­ния – ри­со­ва­ни­ем и от ри­со­ва­ния – пи­са­ни­ем. Он был энер­ги­чен и во­о­ду­ ше­влен, рас­ска­зы­вал о сво­ем пред­ке из Ву­чи­е­ва До­ла, о не­из­бе­жных Ми­ри­ло­ви­ чах, об от­це и его ве­ре в бе­жав­ших бра­ ть­ев, о до­ро­гом Зу­ке, ко­то­рый вре­мен­но уехал, о па­три­о­ти­зме как се­ме­й­ном вос­ пи­та­нии. Мы го­во­ри­ли об Иво Ан­дри­че

и су­дь­бе его па­мят­ни­ка в Ви­ше­гра­де, ко­ то­рый мест­ный на­си­ль­ник Му­рат Ша­ба­ но­вич сбро­сил в Дри­ну, с ви­згом: «Хва­ тит пи­са­ть, те­пе­рь по­пла­вай!» Сме­ял­ся за­ра­зи­те­ль­но, чи­тая мой текст «Ша­й­тан в Му­ра­те». И, так по­тя­ги­вая бе­лое ви­но, мы встре­ти­ли рас­свет в «Серб­ском бе­ке». След в след, но с ми­не­ра­ль­ной, за на­ми сле­до­вал нес­ги­ба­е­мый Пу­ри­ша Джорд­ же­вич, ко­то­рый око­ло по­луд­ня при­нес мне ро­ман «По ком зво­нит ко­ло­кол» с по­свя­щ­е­ни­ем: «Вот те­бе кни­га, вот те­бе во­йн ­ а, и на­пи­ши ро­ман луч­ше.» Мо­мо Ка­пор был го­ро­жа­ни­ном и че­ ло­ве­ком тра­ди­ции, с огром­ным оба­я­ни­ем он нес свой гер­це­го­вин­ский ари­сто­кра­ тизм, он был един­ствен­ным ака­де­ми­ком в джин­сах, джен­тль­ме­ном и ка­ва­ле­ром, ко­то­ро­му не тре­бо­ва­ло­сь го­ря­чи­те­ль­ное, что­бы раз­ве­се­ли­ть ком­па­нию, в отли­чие от бо­ль­шин­ства его кол­лег. Од­на­жды, этот са­мый свет­ский гер­це­го­ви­нец, как на­звал его Чо­сич, в «Шу­ма­тов­це» не­за­ мет­но для всех про­дал кар­ти­ну, что­бы со­хра­ни­ть ре­пу­та­цию ка­ва­ле­ра.  SERBIA  NO 48  2015

47


Ж и­з н ь ,

48

р о­м а­н ы

SRBIJA  BROJ 48  2015.


Срем­ское ба­рок­ко: Цер­ко­вь в Ми­тро­ви­це

ПИ­СА­ТЕ­ЛЬ СЛО­БО­ДАН ДЕ­СПОТ С АЛЬ­ПИ­Й­СКИХ ВЕР­ШИН ЭК­СКЛЮ­ЗИВ­НО ДЛЯ «НА­ЦИ­О­НА­ЛЬ­НО­ГО АЛЬ­МА­НА­ХА»

Дом не­дост­ижи­мый для зла

Вы­рос и по­лу­чил клас­си­че­ское обра­зо­ва­ние на За­па­де, но всма­три­ва­ет­ся в окру­жа­ющ ­ ­ий мир, да­ле­ко и глу­бо­ко. Пи­шет на фран­цуз­ском, пе­ре­во­дит с пя­ти евро­пе­йс­ ких язы­ков. В Сре­ме, сре­ди то­по­лей на ми­тро­виц­ком бе­ре­гу Са­вы, есть у не­го лич­ное Стра­жи­ло­во. Го­во­рит, что тех­но­ген­ный че­ло­век – ин­ва­лид в уско­рен­ной эво­лю­ции к ста­дии жир­но­го чер­вя. На фрон­тах ­ ы по­нял, что Им­пе­рия по­те­ря­ла кон­тро­ль над «опи­са­ни­ем ми­ро­во­го кри­зи­са». ме­ди­й­ной во­йн Ког­да ему труд­но, вме­сте с Иису­со­вой мо­ли­твой пов­то­ря­ет не­ско­ль­ко строф из Бо­дле­ра и Ах­ма­то­вой. Так он за­щ­и­щ­а­ет свое при­бе­жи­ще от урод­ства и тле­на. Так оза­ря­ет де­нь Пи­шет: Бра­ни­слав Ма­тич

Е

го ро­ман-пер­ве­нец «Га­ли­мар» в 2014 опу­бли­ко­вал в сво­ем из­вест­ ном «бе­лом из­да­нии», что уже са­мо по се­бе ли­те­ра­т ур­ная на­гра­да. Серб­ская Кра­и­на с до­сто­ин­ством про­шла че­рез все, до тех пор за­ко­ло­чен­ные две­ри. И он сам: «Кра­и­шник с обе­их сто­рон», по во­ле (по­сле)во­ен­ной сти­хии ро­дил­ся в Сре­ме в 1967 го­ду. По от­цу из Книн­ской кра­и­ны и по­ка­то­ли­чен­ной ве­тви Де­спо­та, вер­ нув­ше­йс­ я в серб­ское ло­но, го­во­рит, бла­ го­да­ря сво­ей ге­ро­ич ­ е­ской баб­ке Слав­ке, из су­ро­вых Бач­ко­ви­чей. По ма­те­ри «из

бла­го­род­но­го пле­ме­ни Сан­тра­чей и Ма­ рь­я­но­ви­чей, ве­ли­ко­ду­шных и с су­ма­ шед­шин­кой, как буд­то их Бран­ко Чо­пич вы­ду­мал». С се­ми лет жи­вет на За­па­де. В пра­во­сла­вие его, зре­ло­го, обра­тил вла­ ды­ка Афа­на­сий Ев­тич в ба­нат­ском мо­на­ сты­ре Ме­сич. Пи­шет на фран­цуз­ском, пе­ре­во­дит с серб­ско­го, ан­гли­й­ско­го, не­мец­ко­го, рус­ ско­го и ита­ль­ян­ско­го. На фран­цуз­ский пе­ре­вел Чо­си­ча, Цр­нян­ско­го, Ка­по­ра. С 1991 по 2004, бу­ду­чи ре­дак­то­ром в из­да­ те­ль­стве «L’Age d’Hom­me» и Серб­ском SERBIA  NO 48  2015

 В го­рах кан­то­на Ва­ле, март 2015-го

49


Ж и­з н ь ,  На ру­ках у ма­мы, Срем­ска Ми­тро­ви­ца, ко­нец 1967-го До­че­ри Ксе­ния (сле­ва) и Ири­на (спра­ва) Как сол­дат в Аль­пах, с Ксе­ни­ей на пле­чах, 1999. В се­ре­бря­ном пе­ске на бе­ре­гу Са­вы в Срем­ской Ми­тро­ви­це, 1968.

р о­м а­н ы ин­сти­т у­те в Ло­зан­не, Сло­бо­дан Де­спот для исти­ны о сер­бах на ру­и­нах Юго­сла­ вии сде­ лал бо­ ль­ ше, чем серб­ ское пра­ ви­те­ль­ство. Де­ла­ет и ны­не, во­згла­вляя с 2006 го­да соб­ствен­ное из­да­те­ль­ство «Xe­nia Edi­ti­ons» в Си­о­не. И пла­тит по ви­ ди­мым и не­ви­ди­мым сче­там, ко­то­рые за это, там и зде­сь, долж­но пла­ти­ть. Мно­го­ му на­у­чил­ся у Вла­ди­ми­ра Ди­ми­три­е­ви­ ча. Был близ­ким дру­гом с Алек­сан­дром Зи­но­вь­е­вым и До­бри­цом Чо­си­чем. Пе­ ре­шеп­ты­ва­ет­ся с мно­ги­ми по­ко­ле­ни­я­ми пред­ков на ра­зных язы­ках. Во вре­мя стран­но­го пу­те­ше­ствия, в Ка­ль­кут­те, по­нял: Тат твам аси. То, что не есть дру­гое, это – ты. Са­мая крат­кая и бла­го­род­ная ме­та­фи­зи­ка. При­с ут­ствие Бо­га, без по­сред­ни­ков и тол­ко­ва­те­лей. Без две­рей и при­врат­ни­ков. Эти стра­ни­цы мы от­ни­ма­ли у об­сто­я­ те­льств и не­бы­тия, на бе­ре­гах Ро­ны и Са­ вы, по до­ро­гам и ве­трам, от Си­о­на до Бел­ гра­да, ме­ся­ца­ми. Ска­за­но и пу­сть бу­дет. Ро­ди­на. Не спра­ши­ва­й­те пе­ре­се­лен­ца о ро­ди­не. Ро­ди­на там, ку­да вле­чет серд­ца с ро­жде­ния. Род­ной Срем, про­сто го­род рим­ский им­пе­ра­то­ров и свя­то­го Дми­ трия, и тот сав­ский бе­рег с не­жным се­ре­ бри­стым пе­ском и ду­ши­сты­ми то­по­ля­ми, вот для ме­ня – пер­вая кар­ти­на это­го ми­ ра, пер­вое вос­хи­щ­е­ние и пра-ис­кус­ство. Мое лич­ное Стра­жи­ло­во. То про­стран­ство и  то вре­мя спле­ли­ сь в узел, а узел в мо­ей ду­ше. Это оазис, остро­вок в сто­ро­не от глав­но­го те­че­ния ре­ки жи­зни. А ho­me out of harm’s swift way,  «дом не­до­сти­жи­мый для зла», как ска­за­но в пре­кра­сном сти­хо­тво­ре­нии Ро­бер­та План­та. Не знаю как для д��у­гих, знаю, что ме­ ня опре­де­ля­ет ро­ди­на. Я ее? Опре­де­ля­ет ли вол­на мо­ре?

Фо­то­гра­фии в ру­бри­ке: Сло­бо­дан Де­спот ­ о­го и из се­ме­йн аль­бо­ма

Моя Евро­па. Стран­ но, но все это евро­пе­й­ское на­сле­дие вос­при­ни­маю как свое, слов­но я ве­зде про­жил жи­знь. Лю­ блю ком­форт и те­пло ан­гли­й­ской ци­ ви­ли­за­ции. На­ско­ль­ко они мо­гут бы­ть

Ду­хов­но­сть, ге­ро­изм, вкус Ког­да хо­чу по­ка­за­ть ино­стран­цу су­щ­но­сть мо­ей стра­ны, ку­да его вез­ти? В Хи­лан­дар, в Сту­де­ни­цу или Ма­лую Ре­ме­ту, если во­змо­жно, а во­о­бще, на Ка­ле­мег­дан, в ка­кую-ни­бу­дь до­ брую ка­фа­ну на бе­ре­гу Ду­ная или Са­вы. Сер­бия это и ду­хов­ но­сть, и ге­ро­изм и вкус.

50

SRBIJA  BROJ 48  2015.

зве­ря­ми к дру­гим, на­сто­ль­ко же – во вся­ком слу­чае, ког­да-то бы­ли – мяг­ки и ми­лы в сво­ем кру­гу. Бес­ко­неч­но лю­ блю сти­ль фран­цуз­ских де­ре­ве­нь, су­ ро­вых, бла­го­род­ных, по­стро­ен­ных для веч­но­сти, без еди­ной ли­шней де­та­ли, в до­ка­за­те­ль­ство, что луч­шие ар­хи­тек­то­ ры – ано­ним­ны. Лю­блю вкус и аро­мат Ита­лии, тра­ги­че­скую про­сто­т у гре­че­ ских остро­вов, ис­крен­нюю ве­жли­во­сть и жи­зне­ра­дост­но­сть ав­стри­й­ско­го на­ро­да, су­мас­шед­шую за­нос­чи­во­сть Ис­па­нии (и лю­дей и пе­й­за­жей и зда­ний), бес­чи­слен­ ные озе­ра Фин­лян­дии с яр­ки­ми де­ре­вян­ ны­ми из­бен­ка­ми на сме­шных остров­ках под без­бре­жным не­бом... Вос­хи­щ­а­ю­сь рус­ски­ми, хо­тя ме­ня ужа­сно раз­дра­жа­ет их сен­ти­мен­та­ль­но­сть. И уже не го­во­рю о шве­й­цар­ском чу­де: 26 са­мо­сто­я­те­ль­ ных дер­жа­вок в шат­кой кон­фе­де­ра­ции, ко­то­рая сто­ит вот уже се­мь ве­ков. Мое ве­ли­ча­й­шее сча­стье, что я жи­ву в серд­це Альп, ря­дом с ис­точ­ни­ком Ро­ны, окру­ жен­ным веч­ны­ми сне­га­ми, и что ка­ждую не­де­лю ча­са­ми бро­жу на этом бо­дря­щ­ ем, чи­стом, пь­я­ня­щ­ем во­зду­хе. Сво­ем ­ у кан­то­ну я по­све­тил кни­гу та­ин­ствен­ных про­гу­лок, ко­то­рую мно­гие шве­йц ­ ар­цы оце­ни­ли как луч­шее опи­са­ние их при­ род­ных и ду­хов­ных со­кро­вищ, ко­то­рое ког­да-ли­бо бы­ло сде­ла­но. Все это... мое! И я все­му это­му при­на­дле­жу. Рос­сия. Ког­да я впер­вые при­зе­млил­ся в Мо­скве, пер­вым сло­вом, проч­тен­ным на рус­ской зе­мле бы­ло сло­во «Те­сла» – мар­ка авиа ра­да­ров в Ше­ре­ме­ть­е­во. С той ми­ну­ты и да­ль­ше я жил во сне на­я­ву. Мне ка­за­ло­сь, что я при­е­хал до­мой, что все это Сер­бия, но Сер­бия в дру­гом из­ ме­ре­нии. Все бы­ло огром­ным, как буд­то я, как Али­са вдруг уме­нь­шил­ся до раз­ме­ ров ре­бен­ка или бел­ки. Не то­ль­ко ге­о­гра­ фи­че­ское и че­ло­ве­че­ское про­стран­ства, но бы­то­вые де­та­ли: раз­ме­ры брус­чат­ки, во­до­сто­ков, ши­ри­на улиц, вы­со­та цер­ квей. Огром­ное, бес­ко­неч­ное и в то же вре­мя близ­кое и род­ное. Мы один на­род в ра­зных под­не­бе­сь­ях, с ра­зны­ми ди­а­ лек­та­ми и эт­ни­че­ски­ми сме­ше­ни­я­ми. Схо­жи и на­ши идеи: ме­га­ло­ман­ские идеи о сво­ей уни­ка­ль­но­сти, об исто­ри­че­ской мис­сии. И по­хо­жая исто­ри­че­ская су­дь­ба Те­о­ду­ла, на­ро­да ра­ба бо­жь­е­го и про­ро­ка по­ми­мо сво­ей во­ли. Ник­то в до­ста­точ­ной ме­ре не за­да­ вал­ся во­про­сом, как этот не­ве­ро­ят­ный,


SERBIA  NO 48  2015

51


Ж и­з н ь ,  Берг­ма­нов­ское око: Же­нев­ское озе­ро в Ве­ве, зи­мой

р о­м а­н ы юро­ди­вый, ве­ли­ко­ду­шно-ма­ло­ду­шный на­род смог овла­де­ть ше­стой ча­стью зем­ но­го ша­ра! Ка­ким ма­стер­ством, ка­ким по­ни­ма­ни­ем дру­гих на­ро­дов и тра­ди­ций это цар­ство сто­ль­ко ве­ков выс­то­я­ло во­ пре­ки всем на­ше­стви­ям и опу­сто­ше­ни­ ям? В ель­цин­ские вре­ме­на мно­го го­во­ ри­ло­сь о рас­чле­не­ние ази­ат­ской Рос­сии ме­жду Ки­та­ем и ан­гло­сак­сон­ски­ми фир­ ма­ми. Та­ким и был план, и тог­да ка­за­ло­ сь не­ми­ну­е­мым. А се­год­ня? Вдруг – эко­ но­ми­че­ский по­дъ­ем, ди­пло­ма­ти­че­ская ста­би­ль­но­сть, улуч­ше­ние здра­во­о­хра­не­ ния и де­мо­гра­фи­че­ской си­т у­а­ции и да­же вов­се не­ве­ро­ят­ное – на­ча­ло вос­ста­но­вле­ ния сред­не­го клас­са. Все это, и хо­ро­шее и пло­хое, при­пи­сы­ва­ть Пу­ти­ну по­след­ние пят­над­ца­ть лет, бы­ло бы упро­щ­е­ни­ем и ре­бя­че­ством. Эта на­ция име­ет в се­бе не­ кую зре­ло­сть, жи­зне­спо­соб­но­сть и да­же ди­сци­пли­ну, ко­то­рой лю­бая дру­гая мо­ жет по­за­ви­до­ва­ть. Сер­бия. Это Де­сан­ка дав­но ре­ши­ ла за ме­ня: Сер­бия – ве­ли­кая та­й­на! Во всех от­но­ше­ни­ях. Я не кон­спи­ро­лог ти­ па «Сер­бы – на­род са­мый древ­ний». Не спе­ку­ли­рую на да­ле­ком про­шлом. Смо­ трю на то, что вид­но, то, что есть и что из­вест­но и го­во­рю – та­й­на! Су­щ­но­сть Сер­бии в ду­хов­ном смы­ сле, да и в по­ли­ти­че­ском, за­клю­ча­ет­ся в ее уни­ка­ль­ном по­ло­же­нии – пе­тли ме­ жду дву­мя ми­ра­ми, Ри­мом и Ви­зан­ти­ей, и он­то­ло­ги­че­ской нео­пре­де­лен­но­сти, из это­го про­ис­те­ка­ющ ­ е­ й. Нам про­сто не­ во­змо­жно при­со­ед­ и­ни­ть­ся к ко­му-то, кро­ме са­мих се­бя (и то ред­ко). Это оче­нь труд­ный и уз­кий пу­ть, со мно­ги­ми осы­ пя­ми и ту­пи­ка­ми и тот, кто до ны­не сле­ ду­ем им, тот вы­но­слив, тот вте­сан в ска­ лы как ста­рый оке­ан­ский ма­як и да­же не со­зна­ет это­го. Мы не­сем в се­бе мно­го ис­ кон­но­го, от язы­ка и фо­ль­кло­ра до древ­ ней во­ен­ной эти­ки, а свя­тая кни­га наш ука­за­те­ль. Мы ис­кон­ны в ве­ре, бла­го­че­ сти­вы без из­ли­шней на­бо­жно­сти, что зна­чит без пу­ри­тан­ства, фа­ри­се­йс­ тва и фор­ма­ли­зма. Мы на «ты» со Спа­си­те­лем, но без фа­ми­ль­яр­но­сти, как буд­то мы вче­ра си­де­ли с ним за од­ним сто­лом. Все это я лю­блю. Но это «бре­мя осо­бен­но­сти» (удач­ ный афо­ризм не­у­дач­но­го Ба­ла­ше­ви­ча) име­ет и свою не­из­бе­жную обо­рот­ную сто­ро­ну и не­сет изъ­я­ны, из-за ко­то­рых я го­тов вы­лез­ти из соб­ствен­ной ко­жи.

52

SRBIJA  BROJ 48  2015.

Под­ха­лим­ство и низ­ко­по­клон­ство пер­вые из них. Как за­пи­сал Ан­дрич гдето в Зна­ках, це­на вы­жи­ва­ния под этим не­бом иног­да до­ро­же са­мой жи­зни, по­то­ му что мы со­хра­ня­ем се­бя в ущерб сво­им на­след­ни­кам. Ког­да я слы­шу из уст сер­ба сло­во «ди­пло­ма­тия», я хо­ло­дею, ибо, с не­ ко­то­ры­ми ис­клю­че­ни­я­ми, это озна­ча­ет то­ль­ко од­но: ка­пи­т у­ля­цию и по­ви­но­ве­ ние чу­жим за­по­ве­дям. Про­бу­жде­ние. Труд­но рас­сма­три­ва­ ть се­бя из­ну­три. Чте­ние Вре­ме­ни смер­ ти ме­ня, во вся­ком слу­чае, окон­ча­те­ль­но отре­зви­ло од юго­сла­ви­зма, Змай, Ду­чич, Цр­нян­ский и Де­сан­ка про­пи­та­ли ме­ня му­зы­кой это­го язы­ка, а ре­ша­ю­щ­ей, ве­ ро­ят­но, ста­ла Ре­бек­ка Вест. Ее пу­те­вой днев­ник «Чер­ный яг­не­нок и се­рый со­кол», ско­ль­ко бы Ви­на­вер не «до­пол­нял» его, утвер­дил ме­ня в том вне­шнем, за­пад­ном вос­хи­щ­е­нии серб­ской осо­бо­стью, од­но­ вре­мен­но от­крыв мне гла­за на ряд на­ших пред­рас­с уд­ков к нам са­мим. Ее кри­ти­ка


кня­зя Ла­за­ря как пред­те­чи евро­пе­й­ских «ле­вых» – аб­со­лют­ный ше­де­вр по­ли­ти­че­ ской пси­хо­ло­гии и вер­ши­на до­бро­на­ме­ рен­ной дер­зо­сти! Че­ло­век и тех­но­ло­гия. Без оби­ ня­ ков. Худ­шее из то­го, что нам про­ро­чи­ли в свя­зи с тех­но­ло­ги­я­ми, ис­пол­ни­ло­сь и ис­пол­ни­ло­сь с из­быт­ком. Еще Рус­со, да, Жан-Жак, про­зор­ли­вый и сен­ти­мен­та­ ль­ный угрю­мец, ясно пре­до­сте­ре­гал о том, что раз­ви­тие на­у­ки идет в ущерб до­ бро­де­те­лям и ду­хов­ной жи­зни. Ка­кое бы под­спо­рье мы не из­о­бре­та­ли, этим же од­ но­вре­мен­но от­ни­ма­ем у се­бя те или иные во­змо­жно­сти, зна­ния и уме­ния, без ко­ то­рых жи­знь бы­ла пре­жде не­во­змо­жна. Кто еще уме­ет счи­та­ть в уме как уме­ли до по­я­вле­ния ка­ль­ку­ля­то­ра? Кто уме­ет об­ра­щ­ат­ ь­ся с острым но­жом, так как не­ гра­мот­ные ази­ат­ские ма­ль­чи­шки, ког­да го­то­вят вам ко­ко­со­вый орех? Тех­но­ло­ги­ че­ский че­ло­век – ин­ва­лид в уско­рен­ной эво­лю­ции к ста­дии жир­но­го чер­вя.

Что ка­са­ет­ся мо­де­ли­ро­ва­ния, то и зде­ сь все впол­ не по­ нят­ но. Мой Алек­ сан­др Зи­но­вь­ев на од­ном сим­по­зи­у­ме объ­я­снил это оче­нь про­сто: сто лет на­ зад, че­ло­век 90 про­цен­тов нео­б­хо­ди­мой ин­фор­ма­ции чер­пал не­по­сред­ствен­но из окру­жа­ю­щ­е­го ми­ра, из сиг­на­лов сво­ их пя­ти чувств. Со­вре­мен­ный че­ло­век эти 90 про­цен­тов чер­па­ет «пе­ча­ти»: но­ во­стей, ин­тер­не­та, шко­лы и ра­зных кон­ цеп­т у­а­ль­ных ка­на­лов, ко­то­рые вла­сть кон­тро­ли­ру­ет, как во­до­про­вод: кра­на­ми, шлю­за­ми и дез­ин­фек­ци­ей. Са­мое пе­ча­ль­ное в мо­ей жи­зни то, что я был сви­де­те­лем вы­ми­ра­ния по­ след­них на­сто­ящ ­ ­их лю­дей и за­ме­ны их про­дук­та­ми ин­фор­ма­ци­он­ной ин­ ду­стрии. Так­же как по­сле по­ми­до­ра из де­ре­вен­ско­го ого­ро­да от­ку­си­шь неч­то, вы­рос­шее в сте­кло­ва­те в Гол­лан­дии. Бо­ ль этой не­во­спол­ни­мой все­че­ло­ве­че­ской ци­ви­ли­за­ци­он­ной по­те­ри я опи­сал по­ сле смер­ти мо­ей ба­бу­шки в 2007 го­да в кни­ге Де­спо­ти­ка. SERBIA  NO 48  2015

53


Ж и­в о т ,

р о­м а­н и

/

L i f e ,

N o v e l s

Образ­цы и вли­я­ния. Если бы я пи­сал на серб­ском, это был бы Цр­нян­ский, без сом­не­ния, но я пи­шу пре­и­му­щ­е­ствен­ но на фран­цуз­ском, и мой сти­ль ве­сь­ма да­лек от то­го, что мы мо­гли бы на­зва­ть «цр­ня­нщ­ин ­ ой». Не­на­ви­жу пов­то­ры, эк­ спрес­сив­ные и ба­роч­ные вы­ра­же­ния, пред­ло­ги и суф­фик­сы, нев­нят­ные фра­зы. Пи­шу эл­лип­тич­но, ста­ра­я­сь как мо­жно бо­ль­ше вме­сти­ть «ме­жду строк». Су­щ­ е­ству­ет ли серб­ское сло­во для «un­der­ sta­te­ment»? В этом смы­сле мои пи­са­те­ли – Жорж Си­ ме­ нон, Ген­ ри Дже­ ймс, Пол Мо­ран, То­мас Гар­ди, из-за ми­стич­но­сти ат­мос­фе­ры, за­тем Бу­нин, Ки­плинг, Мо­ эм, Мон­те­нь из-за ин­тел­лек­т у­ль­но­сти и иро­нич­но­сти, еще Та­ни­ца­ки... С дру­гой сто­ро­ны, лю­блю и тех, кто от­кры­ва­ет та­ й­ные ок­на в не­по­сти­жи­мое: Пру­ста. Дик­

54

SRBIJA  BROJ 48  2015.

/

Ж и­з н ь ,

р о­м а­н ы

кен­са. Бер­на­но­са, Бор­хе­са. Га­у ­тор­на. Гю­го, Ло­у­рен­са Дар­ре­ла. У нас поч­ти ник­то не за­ме­тил поч­ти аб­стракт­но­го, ме­та­фи­зи­ че­ско-ме­та­ли­те­ра­т ур­но­го тру­да Зо­ра­на Жив­ко­ви­ча, са­мо­го вос­тре­бо­ван­но­го в ми­ре серб­ско­го пи­са­те­ля, и од­но­вре­мен­ но, как это и бы­ва­ет, про­иг­но­ри­ро­ван­но­ го в соб­ствен­ном до­ме. Мои по­э­ты. Уди­ви­те­ль­но, серб­ская ли­те­ра­т у­ра жи­вет во мне пре­и­му­щ­е­ ствен­но бла­го­да­ря по­э­там: Змаю, Ду­чи­чу, Ра­ич­ко­ви­чу, Де­сан­ке, Да­но­й­ли­чу... Не­гош ме­ня вос­хи­щ­а­ет, но он ка­жет­ся мне эк­ зо­те­рич­ным, он не со­зда­ет вну­трен­не­го цар­ства как дру­гие. По­э­зия это пря­мая тро­па к от­кры­тию, и од­но­вре­мен­но убе­ жи­ще от урод­ства и тлен­но­сти, еще один «дом вне до­сту­па зла», па­мя­ть о дет­стве.


ди­о­стан­ции, знаю, что я до­ма. Слаб и на ста­ро­град­ские пе­сни, как Мар­се­ль Пруст был слаб на пи­ро­жные ма­длен. Они свя­ за­ны с чем-то ми­лым и ва­жным из дет­ ства, во­змо­жно с де­дом-гу­ля­кой. Всег­да бу­ду, если мо­гу, за­ка­зы­ва­ть «Фи­а­кр ста­ рый» или «Что мя­т ут­ся мои мы­сли». Ge­ni­us lo­ci. К ме­стам я оче­нь вос­при­ им­чив, как ло­за у ло­зо­ход­цев. Об этом мог бы пи­са­ть кни­ги. Прав­да, и на­пи­сал од­ну, упо­мя­ну­т ую Va­la­is mysti­que. Двад­ ца­ть че­ты­ре по­хо­да по по­та­ен­ным ме­ стам кан­то­на Ва­ле, в ко­то­ром жи­ву. Од­но их них – раз­ва­ли­ны до­ис­ то­ри­че­ской кре­ по­сти или хра­ма на вы­со­те 2.700 ме­тров над уров­нем мо­ря. Зде­сь мне с до­че­рь­ми при­шло­сь за­но­че­ва­ть: это од­но из са­мых впе­ча­тля­ю­щ­их со­бы­тий мо­ей жи­зни. Ка­ ждо­му нео­бх­ о­ди­мо по­чув­ство­ва­ть свои ме­ста энер­гии и рав­но­ве­сия. Они ва­жны для ду­хов­ной жи­зни. Ме­ня иног­да при­ вле­ка­ют и про­мы­шлен­ные раз­ва­ли­ны. В сред­ние ве­ка су­щ­ес­ тво­ва­ло по­ня­тие: lo­ cus amo­e­nus, удоб­ное ме­сто, удоб­ное для люб­ви, меч­та­ний, ти­хо­го раз­го­во­ра... Од­на­жды, в бре­ду, во вре­мя тя­же­ло­го грип­па, я ясно ви­дел во сне это ме­сто в мо­ем род­ном го­ро­де, в Срем­ской Ми­тро­ ви­це. Вы­яс­ ни­ло­сь, что имен­но там ког­дато бы­ло ме­сто му­че­ний, свя­ты­ня. Им в про­ти­во­по­ло­жно­сть есть не­до­ брые ме­ста. Ког­да я вы­би­раю квар­ти­ру (ред­ко, к сча­стью), мно­гие до­ма сра­зу отвер­гаю, там не­здо­ро­вая ат­мос­фе­ра.

Ког­да мне труд­но, вме­сте с Иису­со­вой мо­ли­твой ча­сто пов­то­ряю стро­ки из Бо­ дле­ра или Ах­ма­то­вой: «Ти­хо ль­ет­ся ти­ хий Дон / Жел­тый ме­сяц вхо­дит в дом»... Не знаю их мно­го, но те, ко­то­рые знаю оче­нь ва­жны для ме­ня зна­чат. Если му­зы­кан­ты спрашивают. С му­ зы­кой, как и с ли­те­ра­т у­рой: во все вре­ ме­на, и в мо­де, не­ско­ль­ко веч­ных имен. Бет­хо­вен, Про­ко­фь­ев, Ре­спи­ги, и ве­сь наш ме­лос, пе­ре­дан­ный нам Ца­рев­цем. Но пер­ вый си­ль­не­й­ший шок: На­ше­ствие на мои уши аль­бо­ма Led Zep­pe­lin III, ле­том 1980. Лю­блю Юг, Ма­ке­до­нию, лю­блю все ис­кон­ное, но бо­ль­ше все­го ме­ня за­хва­ты­ ва­ют пе­сни мо­ей рав­ни­ны, Сла­во­нии и Во­е­во­ди­ны. Ког­да при­ез­жая на ма­ши­не, за­слы­шу там­бу­ры на ка­ждой вто­рой ра­

 Вид с Ган­ни­ба­ло­вой сте­ны в Аьпах (2700 ме­тров над вы­со­той мо­ря): гор­ное озе­ро и хре­бет Южные зу­бы (Dents du Mi­di). Из кни­ги «Va­la­is mysti­que» Сло­бо­да­на Де­спо­та

Пу­те­ше­ствия. Пу­те­ше­ствую по­сто­ ян­но, ча­ще все­го по трас­се Па­риж–Шве­ й­ца­рия–Бел­град. Ко­неч­но, моя це­ль – из­ ме­ни­ть се­бя, а не вне­шний мир. Од­на­ко, со вре­ме­нем, я на­у­чил­ся пу­те­ше­ство­ва­ть да­ле­ко в не­бо­ль­шом про­стран­стве, на­ при­мер, от­сю­да до со­сед­ней де­рев­ни в го­рах. Лю­бил пу­те­ше­ство­ва­ть ав­то-сто­ пом или по­е­здом, без рас­пи­са­ния. И се­й­ час иног­да бро­саю в ма­ши­ну па­лат­ку или спа­ль­ный ме­шок и, ку­да гла­за гля­дят. Из Ин­дии при­вез ки­ло­грамм пя­ть­де­сят по­ дар­ков, шелк, ста­т уи, ко­вры, пол­ную ком­на­т у... Вы­бро­сил свою оде­жду и обу­ вь, что­бы мо­жно бы­ло бо­ль­ше при­вез­ти. Но это ис­клю­че­ние. Ча­ще, на­пи­ты­ва­ю­сь за­па­ха­ми, зву­ка­ми и вку­сом. И, ко­неч­но, фо­то­гра­фи­рую. Ма­стер­ская. До сих пор не­до­ста­точ­но се­рь­ез­ но от­но­шу­сь к сво­е­му ли­те­ра­т ур­но­ SERBIA  NO 48  2015

55


Ж и­з н ь ,

 Кле­ве­ро­вид­ный крест свя­то­го Ма­ври­кия, ве­ли­ко­му­че­ни­ка и за­щ­ит­ни­ка аб­бат­ства в Сен-Мо­ри­се, древ­не­й­шей шко­лы в Евро­пе (1500 лет), где Сло­бо­дан Де­спот окон­чил уни­вер­си­тет (Из кни­ги «Va­la­is mysti­que»)

р о­м а­н ы

му ре­ме­слу, что­бы во­круг не­го ор­га­ни­зо­ ва­ть свою жи­знь. Это грех, с ко­то­рым бо­ рю­сь. Если бы у ме­ня хва­ти­ло хра­бро­сти, то пи­сал бы но­чью до 4, спал до 9, до по­ луд­ня за­ни­мал­ся бы пов­се­днев­ны­ми де­ла­ ми, а по­сле по­луд­ня чи­тал, гу­лял и мо­жет бы­ть, дре­мал. Но мне до сих пор не уда­ет­ ся это­го до­сти­чь. Пи­шу по вдох­но­ве­нию, ча­сто в ре­сто­ра­нах или по­ез­ дах. Уди­ви­ те­ль­но, но там мне лег­че со­сре­до­то­чи­ть­ ся. Вот­кну на­у­шни­ки, а в них Ар­во Пярт, ка­кое-ни­бу­дь ба­рок­ко или ка­ва­ли – мо­но­ тон­ная су­фи­й­ская па­ки­стан­ская му­зы­ка. Хо­чу. Узна­ть Шо­тлан­дию, остров Пас­ хи, Вир­гин­ские остро­ва, по­стро­и­ть дом

От­ме­на че­ло­ве­ка The Abo­li­tion of Man, «От­ме­на че­ло­ве­ка», Си Эс Лу­ис­ а, од­на из книг, ко­то­рые ме­ня сфор­ми­ро­ва­ли и ко­то­рые по­сто­ян­но со мной. Оче­нь крат­кий очерк о ти­ра­нии ра­ци­о­на­ли­зма и ре­ля­ти­ ви­зма, по­пыт­ке че­ло­ве­ка взя­ть су­дь­бу в свои ру­ки с по­мо­щ­ью на­у­ки и по­ли­ти­ки, с убе­жде­ни­ем, что мо­жно по­бе­ди­ть при­ро­ ду и Бо­га. Лу­ис ясно пред­рек, еще в 1943 го­ду, что нам это бу­ дет сто­и­ть го­ло­вы и что мы, в уси­ли­ях ста­ть бо­га­ми до­бь­ем­ся то­ль­ко де­гра­да­ции, аб­со­лют­но­го то­та­ли­та­ри­зма и сор­вем­ся в про­па­сть. В этом на­пра­вле­нии мы не­сем­ся как ра­зог­нав­ши­й­ся по­езд, унич­то­жая и при­ро­ду, и во­здух, и ис­то­рию, и се­бя.

56

SRBIJA  BROJ 48  2015.

сво­и­ми ру­ка­ми (ибо «че­ло­век в со­рок лет стро­ит свою ба­шню», как го­во­рит Карл Гу­став Юнг), на­пи­са­ть три бо­ль­ших ро­ ма­на о пре­да­нии, раз­у­ме и плот­ском про­ све­тле­нии, од­ну би­о­гра­фию, свои ме­му­ а­ры и «фо­то­би­о­гра­фию», а еще за­вет­ное пи­сь­мо о Ру­ке До­бри­цы Чо­си­ча. Хо­чу, пре­жде все­го, вдол­би­ть се­бе в го­ло­ву, что се­й­час я мо­гу ото­й­ти от ги­пе­рак­тив­ной жи­зни и смо­тре­ть на все, как Мон­те­нь, с до­бро­на­ме­рен­ной иро­ни­ей. На­де­жда. В дер­зком и за­хват­ни­че­ском на­стро­е­нии, про­во­згла­шаю, что на­де­жда – уте­ше­ние сла­бых и ле­ни­вых. А по­том смо­трю на Хри­стов лик, и во­пию: на ко­го упо­ва­ть, если не на Те­бя, Го­спо­ди? Я бо­ ль­шой пес­си­мист в ду­ше и оп­ти­мист на де­ле: на­вер­но, это прак­ти­че­ское во­пло­ щ­е­ние на­де­жды. Вся энер­гия в люб­ви. Люб­ви же­нщ­и­ны, ко­то­рая ме­ня тер­пит и под­дер­жи­ва­ет, ко­неч­но, но не то­ль­ко эта – ско­ль­ко бы они не жа­жда­ли бы­ть ис­точ­ни­ком и осью всех на­ших мы­слей и стре­мле­ний. Люб­ви мо­их чу­де­сных де­тей, в кра­со­те жи­вот­ных, при­ро­ды, мо­рей, ко­ то­рые я бо­ро­здил под па­ру­сом. Люб­ви сто­ль­ких обыч­ных лю­дей, ко­то­рые ме­ня по­ра­жа­ют сво­ей жер­твен­но­стью и до­


бро­той. Сла­ва Те­бе, Го­спо­ди, за все, что мне вы­па­ло! И так оза­ря­ет­ся де­нь. Мед. Во­зник­но­ве­ние «Ме­да», но­вел­лы об од­ном чу­де, и са­мо – чу­до, так­же как и его ли­те­ра­т ур­ная су­дь­ба. Где-то го­ду в 2008, во вре­мя ле­че­ния в Сер­бии, я услы­ шал уди­ви­те­ль­ную ис­то­рию, эпо­пею от­ца и сы­на в Кра­и­не сра­зу по­сле «Олуи», на­ сто­я­щ­ую па­ра­бо­лу о до­брых де­лах и на­ гра­де за њих. По­ду­мал тог­да, что дол­жен как-то про­та­щ­и­ть ее на За­пад, что­бы хо­ть как-то по­ка­за­ть там тот стра­шный ка­та­ клизм, о ко­то­ром да­же сер­бы мол­чат. Но не знал, в ка­кой фор­ме. А по­том, бу­ду­чи в ни­ще­ т­ е, без вся­ких ил­лю­зий выс­та­вил си­ноп­сис этой ис­то­рии в кан­ди­да­ты на ли­те­ра­т ур­ную сти­пен­дию в Шве­й­ца­рии. А по­бе­дил в кон­кур­се, ког­да уже за­был о нем. Я узнал об этом по те­ле­фо­ну 25 мар­та 2009 го­да, пе­ред отле­том на не­из­вест­ный кон­ти­нент, в ад­скую Ка­ль­кут­т у, где я при­ зе­млил­ся в три ча­са утра, в мо­ем кар­ма­не бы­ла мя­тая бу­маж­ка с адре­сом ка­кой-то ко­мор­ки и по­след­ние де­нь­ги. «Мед» уже до сво­е­го ро­жде­ния обес­пе­чил мне три ме­ся­ца вы­жи­ва­ния и из­ме­нил взгляд на мир и жи­знь ��о­о­бще. Че­ты­ре го­да я пи­сал эту книж­ку, и едва смог из­ме­ни­ть од­ну-

две фра­зы до­пол­ни­те­ль­но. Че­ты­ре го­да я охо­тил­ся за тем, на­сто­я­щ­им для пи­са­те­ ля со­сто­я­ни­ем: от­с ут­стви­ем гне­ва, стра­ха и по­треб­но­стью что-ли­бо до­ка­зы­ва­ть. В этом по­кое я мог пи­са­ть, и кни­га про­сто на­пи­та­на этим по­ко­ем. Факт, что сра­зу два круп­ных из­да­те­ля при­ня­ло кни­гу и мне при­шло­сь вы­би­ра­ ть. За­тем я был вы­бран на, сам не знаю ско­ль­ко но­ми­на­ций, три из ко­то­рых увен­ча­ли­сь на­гра­да­ми. Та­ким обра­зом, 2014 год, ко­то­рый я бу­ква­ль­но про­вел на кни­жных яр­мар­ках и в лек­то­ри­ях по всей Фран­ции, ко­рен­ным обра­зом из­ме­ нил мое пред­ста­вле­ние о се­бе и мои да­ ль­не­й­шие пла­ны. Всем, кро­ме ме­ня ста­ло ясно, что я пре­жде все­го пи­са­те­ль, а по­ том уже из­да­те­ль, пу­бли­цист и со­вет­ник по ком­му­ни­ка­ци­ям. Мне во­о­бще труд­но пред­ста­ви­ть, что ­ е во­шла в моя ис­то­рия о серб­ской Кра­ин шко­ль­ные хре­сто­ма­тии спу­стя че­твер­ть ве­ка по­сле де­мо­ни­за­ции и кле­ве­ты на все хо­ть чем-то серб­ское, сто­ль­ких до­ку­мен­ тов, ин­тер­вен­ций и пе­ти­ций, на ко­то­рые ник­то во Фран­ции не ре­аг­ и­ро­вал. Это сви­де­те­ль­ству­ет о чу­де­сной си­ле ли­те­ра­ ту­ры и ку­ль­т у­ры, ору­жия, ко­то­рые пре­ зи­ра­ют во­об ­ ще все вла­сти.  SERBIA  NO 48  2015

 Ис­точ­ник в Бог­дае, Ин­дия, 2009.

57


П о­б е­д и ­т е­л ь

НЕ­МА­НЯ МА­ТИЧ, ФУТ­БО­ЛЬ­НАЯ ЗВЕ­ЗДА «ЧЕЛ­СИ» И СЕРБ­СКОЙ СБОР­НОЙ, ЭК­СКЛЮ­ЗИВ­НО ДЛЯ «НА­ЦИ­О­НА­ЛЬ­НО­ГО ОБ­ЗО­РА»

По лест­ни­це

до вер­ши­ны Его кар­ти­ны из Там­на­вы све­тлы. Он по­мнит де­ре­вен­скую игро­вую пло­щ­ад­ку, двор, лю­дей. Зде­сь его Вре­ло, ис­точ­ник тер­пе­ния и вы­дер­жки, ве­ры и во­ли. Пер­вая и по­след­няя точ­ка. Из серб­ско­го клуб­но­го фут­бо­ла, к сча­стью, ушёл ра­но. Ему не при­шло­сь бе­га­ть по гря­зи, не сли­шком ра­нен. По­сле – в Ко­ши­це, Ви­тес­се, Лис­са­бо­не, два ра­за в Лон­до­не – оста­вил и взял ско­ль­ко смог. Ме­ра бы­ла клю­че­вым уро­ком. Он по­нял, что фут­бол – игра и во­й­на. И что скром­но­сть – при­ви­ле­гия ве­ли­ких

Пи­шет:­ Де­ян Бу­ла­ич

58

В

ыс­ту­пле­ния в «Чел­си» − од­ной из луч­ших евро­пе­й­ских ко­манд – пред­ ста­вля­ют звёзд­ные мо­мен­ты в ка­ рь­е­ре Не­ма­ни Ма­ти­ча. Бо­ль­шой труд, отва­жно­сть и упор­ство да­ли же­лан­ный ре­зу­ль­тат. Да­лё­кие пу­ти со­ед­ и­ни­ли­сь в один, на ко­то­ром до­ми­ни­ру­ет по­сто­ян­ное и скром­ное по­я­вле­ние это­го там­нав­ско­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка. – Ко­неч­но, я чув­ствую бо­ль­шое удо­вле­ тво­ре­ние от то­го, что со мной про­ис­хо­дит, но у ме­ня нет вре­ме­ни ду­ма­ть об этом. Я оче­нь за­гру­жен обя­за­те­ль­ства­ми и ста­ра­ю­ сь со­сре­до­то­чи­ть­ся на них. Ду­маю, я мо­гу ещё мно­го дви­га­ть­ся впе­ рёд, по­эт­ о­му на­сла­ жде­ние тем чув­ством оста­влю на по­том. Ещё ма­ль­чи­ком, ког­да на­чал по­лу­ча­ ть свой пер­вый опыт игры, да­же не по­до­зре­ вал, что бу­дет име­ть та­кой успех. – Да, я ни­ког­да не за­хо­дил так да­ле­ко в мо­их мы­слях. Я всег­ да шёл шаг за ша­гом и тру­дил­ся луч­шим обра­зом вы­пол­ни­ть сле­ду­ющ ­ ­ую за­да­чу. Это ме­ня на­у­чи­ло са­ мо­ди­сци­пли­не и тер­ пе­нию. Ко­неч­но, как и все оста­ль­ные ма­ль­ SRBIJA  BROJ 48  2015.

чи­шки, я меч­тал, что од­на­жды бу­ду игра­ ть в ка­ком-то бо­ль­шом евро­пе­й­ском клу­бе и сде­лаю хо­ро­шую ка­рь­е­ру. Од­на­ко я и не до­га­ды­вал­ся, что бу­ду игра­ть в Пре­мь­ер Ли­ге, в ко­ман­де, ко­то­рая бо­рет­ся за ти­т ул. Да­же се­год­ня, ког­да нет до­во­ль­но вре­ ме­ни для пе­ре­ды­шки, в мы­слях он ча­сто во­звра­ща­ е­ т­ся в те дни и в не­бо­ль­шую там­нав­скую де­ре­ве­нь­ку Вре­ло, от­ку­да он по­шёл до­ро­гой, ко­то­рая его во­дит по ми­ру. – Я ка­ждый де­нь это вспо­ми­наю! Я в по­сто­я­ном кон­так­те со сво­и­ми дру­зь­я­ми дет­ства. Ког­да то­ль­ко их слы­шу или по­лу­ чаю со­об ­ щ­е­ние от них, вос­по­ми­на­ния тут же при­хо­дят. У ме­ня бы­ла хо­ро­шая ком­па­ ния, не то­ль­ко на фут­бо­ль­ном по­ле, но и в де­рев­не во­о­бще. Од­на­ко пар­ни, с ко­то­ры­ ми я тре­ни­ро­ва­ся – Мар­ко, Бо­ки, Аца, Вла­ да и мно­гие дру­гие, – осо­бо по­вли­я­ли на моё взро­сле­ние и на мой ха­рак­тер. Все бы­ ли спор­тив­ны­ми фа­на­та­ми, пол­ны­ми во­ли и стра­сти. Ду­маю, и они в бо­ль­шой ме­ре сде­ла­ли ме­ня та­ким упор­ным и сто­й­ким. Без ка­ко­го-ли­бо пре­ув­ е­ли­че­ния, я дол­жен и им опре­де­лён­ную бла­го­дар­но­сть за всё, че­го до­бил­ся на се­год­ня­шний де­нь. Осо­бен­но ин­те­ре­сной ка­жет­ся ис­то­рия о том, что в то вре­мя он мог, жон­гли­руя мя­ чом, про­й­ти це­лый ки­ло­ме­тр, от сво­е­го до­ ма до пло­щ­ад­ки, на ко­то­рой тре­ни­ро­вал­ся, при­том не по­зво­лив ему упа­сть на зе­млю. – Это бы­ла дет­ская за­ба­ва, ко­то­рой я се­бя испы­ты­вал. Ча­сто бы­ва­ло, что у ме­ ня по­лу­ча­ло­сь та­ким обра­зом пре­од­ о­ле­ть


SERBIA  NO 48  2015

59


П о­б е­д и ­т е­л ь

пу­ть от до­ма до пло­щ­ад­ки. Но слу­ча­ло­сь, что ху­ли­га­ны, по­стар­ше ме­ня, встре­тят ме­ня у ма­га­зи­на и отвле­ка­ют ка­ме­шка­ми, в кон­це кон­цов за­ста­вив ме­ня вер­ну­ть­ся на­зад и по­про­бо­ва­ть сно­ва. Это од­но из при­ят­ных дет­ских вос­по­ми­на­ний. РАН­НИЙ СВЕТ ТАМ­НА­ВЫ Млад­шие ка­те­го­рии в де­ре­вен­ском клу­ бе на­чал раз­ви­ва­ть Не­ма­нин отец Дра­ ган, ко­то­рый ког­да-то и сам был фут­бо­ ли­стом. В ша­бач­кой «Ма­чве» играл с Ми­ ро­сла­вом Джу­ки­чем, с ко­то­рым со­ста­влял из­вест­не­й­ший тан­дем за­щ­ит­ни­ков Вто­ рой ли­ги в Юго­сла­вии. И дя­ди за­ни­ма­ли­сь фут­бо­лом, а вы­да­ю­щ­и­е­ся спор­тсме­ны бы­ ли и в ро­ду ма­мы Би­ля­ны. Она, кста­ти, и се­год­ня со вни­ма­ни­ем сле­дит за спор­том. – Ма­ма ни­ког­да не за­ни­ма­ла­сь про­ фес­си­о­на­ль­но спор­том, но лю­би­ла игра­ ть в ба­скет­бол. С от­цом она на­ча­ла сле­ ди­ть за фут­бо­лом, и мо­гу вам ска­за­ть, не про­пу­ска­ет ни од­но со­рев­но­ва­ние уже до­брых пят­над­ца­ть лет. Пре­жде все­го

Му­ри­ньо – Без сом­не­ний один из луч­ших тре­не­ров в ми­ре. Че­сть ра­бо­та­ть с ним. Я ста­ра­ю­сь вос­по­ль­зо­ва­ть­ся ка­ждой тре­ни­ ров­кой и ка­ждым мо­мен­том, ка­ждым его сло­вом, что­бы раз­ ви­ть свою игру. Он бо­ль­шой мо­ти­ва­тор, что я ис­клю­чи­те­ль­но це­ню. Он зна­ет, как за­став­ти­ть ра­бо­та­ть ко­ман­ду и все­ли­ть в неё уве­рен­но­сть.

60

SRBIJA  BROJ 48  2015.

смо­трит мат­чи мои и бра­та, но и мно­гие дру­гие. Иног­да бы­ва­ло, ког­да поз­же обыч­ но­го вер­ну­сь до­мой, за­ста­ну от­ца спя­щ­им, а её – си­дя­щ­ей у те­ле­ви­зо­ра и на­блю­да­ю­ щ­ей за мат­чем. Не­ма­ня ра­но от­де­лил­ся от се­мьи, по­й­ дя сво­ей жи­знен­ной до­ро­гой. – И вме­сте с тем я при­вя­зан к ним, что со­вер­шен­но нор­ма­ль­но, впро­чем как и все лю­ди, ко­то­рые на­хо­дят по­до­ба­ю­щ­ее ме­сто для всех ва­жных мо­мен­тов в сво­ей жи­зни. Я ра­но ушёл из до­ма и стал са­мо­сто­я­те­ль­ ным. К это­му при­вы­кли и мои ро­ди­те­ли, и пол­но­стью ме­ня по­ни­ма­ют. Ког­да мы со­ ску­чим­ся, или они при­е­дут сю­да ко мне, или я ис­по­ль­зую ка­кой-то сво­бод­ный пе­ ри­од и при­е­ду в де­рев­ню, по­то­му что у ме­ ня но­ста­ль­гия. Во вся­ком слу­чае, я знаю, что они всег­да ис­крен­не под­дер­жи­ва­ют ме­ня и без них я не смог бы вы­дер­жа­ть все­го то­го, что де­лал. Не­ма­ни­на ка­рь­е­ра раз­ви­ва­ла­сь по­сте­ пен­но, без осо­бен­ной пы­шно­сти. Мо­жет бы­ть, по­то­му что он дав­но вы­шел из по­ ля зре­ния оте­че­ствен­ной спор­тив­ной пу­ бли­ки. – Я во­о­бще ста­ра­ю­сь, что­бы во­зле ме­ ня не бы­ло мно­го тол­ков. Ду­маю, о спор­ тсме­не долж­ны пи­са­ть с ме­рой, без пре­у­ ве­ли­че­ния. Из ме­ня не ну­жно де­ла­ть то, чем я не явля­ю­сь. Я по­ни­маю, что я, как игрок «Чел­си» при­вле­каю вни­ма­ние общ­ е­ствен­но­сти, лю­дей ин­те­ре­с у­ют мно­гие


де­та­ли. И всё же я на­ста­и­ваю, что­бы обо мне по­ме­нь­ше пи­са­ли и, на­ко­нец, что­бы ни­ко­му не на­до­е­сть. Из-за то­го, что ра­но уехал на фут­бо­ ль­ные за­ра­бот­ки, не ощутил оте­че­ствен­ ный клуб­ный фут­бол. – Как бо­ле­ль­щ­ик ­ а «Зве­зды», ис­пол­ ни­ло­сь моё же­ла­ние но­си­ть её фор­му, в млад­ших ка­те­го­ри­ях. Иног­да мне жа­ль, что я не играл в её пер­вой ко­ман­де, но, если вду­ма­ть­ся, мне по­ве­зло, что моя ка­ рь­е­ра раз­ви­ва­ла­сь имен­но так, как раз­ ви­ва­ла­сь. Я ра­но уехал из стра­ны, по­э­то­ му мои ам­би­ции от­но­си­те­ль­но мест­ной фут­бо­ль­ной сце­ны вско­ре увя­ли. Мы с оте­че­ствен­ным фут­бо­лом уже дав­но раз­ ми­ну­ли­сь. Взро­ слый фут­ бол ра­ но при­ вёл его в Сло­ва­кию. Ему бы­ло все­го де­вят­над­ца­ть лет. – Это бы­ло ре­ша­ю­ще для мо­ей ка­рь­е­ ры. Я по­лу­чил во­змо­жно­сть игра­ть в «Ко­ ши­це», од­ном оче­нь хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ ном клу­бе, в ко­то­ром я на­чал со­зре­ва­ть как игрок и как че­ло­век. Я хо­ро­шо се­бя по­ка­зал и тем за­слу­жил при­гла­ше­ние в мо­ло­дё­жную сбор­ную. Че­рез «Чел­си» я про­дол­жил ка­рь­е­ру в гол­ланд­ском «Ви­ тес­се», что сы­гра­ло ва­жную ро­ль в мо­ём да­ль­не­йш ­ ем про­дви­же­нии. Гол­ланд­ская ли­га отлич­на для мо­ло­до­го игро­ка. Там мо­жно при­��­бре­сти отлич­ный опыт и со­ зре­ть за ко­рот­кое вре­мя. Я вос­по­ль­зо­вал­

ся этим пра­ви­ль­но, что мне и от­кры­ло две­ри бó­ль­ших клу­бов. НАВ­СЕГ­ДА В ЛИС­СА­БО­НЕ Пер­вые звёзд­ные мо­мен­ты он встре­ тил в фор­ме лис­са­бон­ской «Бен­фи­ки». – Это клуб, ко­то­рый всег­да бу­дет за­ни­ ма­ть осо­бое ме­сто в мо­ей жи­зни. Один из са­мых бо­ль­ших в ми­ре. Нет слов, ко­то­ры­ ми я бы мог опи­са­ть, с ка­ким вни­ма­ни­ем лю­ди в Пор­т у­га­лии сле­дят за этим клу­бом и ско­ль­ко он для них зна­чит. Я это ни­ког­да не за­бу­ду и до кон­ца сво­их дней оста­ну­сь бо­ле­ль­щ­ик­ ом «Бен­фи­ки». Я во мно­гом там про­дви­нул­ся впе­рёд, с по­мо­щ­ью пре­кра­ сно­го тре­не­ра, игро­ков и всех лю­дей, ко­то­ рые ра­бо­та­ют в клу­бе. Я им обя­зан за всё, что они сде­ла­ли для ме­ня, и за во­змо­жно­ сть, ко­то­рую они мне да­ли. На­де­ю­сь, что я хо­тя бы не­мно­го смог им вер­ну­ть долг. «Чел­си» в пер­вый раз от­пу­стил его лег­ ко. Но вто­рой раз, всё-та­ки, они не по­зво­ ли­ли, что­бы у них его кто-то от­нял.

Ба­не – По­чёт­но тре­ни­ро­ва­ть­ся с та­ки­ми игро­ка­ми, ко­то­рые со­бра­ли­сь в «Чел­си». Ещё ра­дост­нее то, что во­зле ме­ня есть вы­да­ю­щ­и­й­ся про­фес­си­о­нал, ка­ким явля­ет­ся Ба­не Ива­но­вич. Он име­ет ста­тус цен­но­го и на­дё­жно­го фут­бо­ли­ста. Я бы хо­ тел, что­бы лю­ди в Сер­бии это зна­ли и уме­ли це­ни­ть. Ба­не – один из на­ших спор­тсме­нов, ко­то­ры­ми мы мо­жем гор­ди­ть­ся. SERBIA  NO 48  2015

61


П о­б е­д и ­т е­л ь – Ког­да я пер­вый раз был в клу­бе, объ­ ек­ тив­ но, там для ме­ ня не бы­ ло ме­ ста. Бы­ли за­де­й­ство­ва­ны бле­стя­щ­ие фут­бо­ ли­сты, чле­ны сбор­ной сво­их стран, я не мог на­вя­зы­ва­ть­ся. По­э­то­му и ушёл, с на­ ме­ре­ни­ем в ка­кой-то дру­гой сре­де по­ка­за­ ть се­бя до­рос­шим до си­ль­не­й­ших клу­бов. Ког­да оля­ды­ва­ю­сь на­зад, мне аб­со­лют­но ясно, что я по­сту­пил так как на­до, но и они всё сде­ла­ли пра­ви­ль­но. Стан­дарт­ное ме­сто в глав­ном со­ста­ ве сви­де­те­ль­ству­ет о том, ско­ль­ко Не­ма­ ня зна­чит в «Чел­си» се­год­ня. – По­ка всё идёт как на­до. Я ста­ра­ю­сь сде­ла­ть то, что тре­бу­ет от ме­ня тре­нер,и то, что я луч­ше все­го умею. Это прав­да, есть на­пря­же­ние, по­ско­ль­ку в «Чел­си» игра­ют без рас­че­тов, всег­да на по­бе­ду. Оста­ль­ные ко­ман­ды име­ют по­сто­ян­ное же­ла­ние по­бе­ ди­ть имен­но нас, игра­ют с бо­ль­шой мо­ти­ ва­ци­ей и на са­мом де­ле не­лег­ко про­ти­во­ сто­ят­ ь по­сто­ян­но­му да­вле­нию. Ду­маю, на дан­ный мо­мент все до­во­ль­ны мо­ей игрой и мо­им по­ве­де­ни­ем на по­ле и вне по­ля. Пу­ сть всё оста­нет­ся так, а я бу­ду тру­ди­ть­ся раз­ви­ва­ть­ся и да­ль­ше, по­мо­гая ко­ман­де в ме­ру мо­их во­змо­жно­стей. Ка­жет­ся, Не­ма­ня всё ещё не осо­знал, что бла­го­да­ря ему и Ба­не Ива­но­ви­чу у «Чел­си» по­я­вля­ет­ся всё бо­ль­ше по­клон­ни­ ков в Сер­бии. – Если это и прав­да так, я рад. Мы бы хо­те­ли, что­бы истин­ное пред­ста­вле­ние о нас бы­ло и у на­ших лю­дей, и что­бы они это по­ни­ма­ли не то­ль­ко как наш лич­ный, но и как успех серб­ско­го спор­та. Мы бу­ дем тру­ди­ть­ся об­ра­до­ва­ть сво­их бо­ле­ль­ щ­и­ков и в Ан­глии, и в Сер­бии, вы­и­грав Пре­мь­ер Ли­гу. Не­сом­нен­но, си­ла его при­ме­ра вли­я­ет на ма­ль­чи­ков из всех обла­стей Сер­бии, ко­ то­рые хо­те­ли бы по­й­ти по жи­зни его до­ ро­гой. – Я не счи­таю се­бя зве­здой, а ещё ме­нь­ ше – идо­лом для млад­ших по­ко­ле­ний. Но,

Храм во Вре­ло – Все эти чуд­ные вос­по­ми­на­ния, ко­то­рые ме­ня свя­зы­ва­ют с род­ным ме­стом, не мо­гут по­блёк­ну­ть по­сле всех этих лет в чу­жих стра­нах и дру­гих на­ро­дах. У ме­ня ча­сто бы­ва­ет но­ста­ ль­гия, и мне это чув­ство нра­вит­ся. Я знаю, что пред­ста­вля­ет храм как сим­вол, и я не вы­де­ляю раз­ли­чия ме­жду ни­ми, но мне как-то наш де­ре­вен­ский храм ми­лее. В его дво­ре мы, де­ ти, про­во­ди­ли мно­го вре­ме­ни. Свя­ще ­ н­ник Дра­ган тог­да ус­ тро­ил этот двор. За тра­вой уха­жи­ва­ли как на «Уэм­бли», а он пу­скал нас по­и­гра­ть на ней. По­то­му мне этот храм вре­зал­ся в па­мя­ть как неч­то до­ро­гое из дет­ства.

62

SRBIJA  BROJ 48  2015.

пред­по­ла­гаю, что есть ма­ль­чи­ки, ко­то­рые хо­те­ли бы име­ть та­кую ка­рь­е­ру как я. По­ ско­ль­ку я ва­жен в их гла­зах, тем бо­лее я обя­зан сво­им по­ве­де­ни­ем и игрой по­ка­ за­ть, как вы­гля­дит про­фес­си­о­нал, игрок «Чел­си» и серб­ской сбор­ной. Это бо­ль­ шая, но оче­нь бла­го­род­ная за­да­ча для ме­ ня, ко­то­рую я, на­де­ю­сь, вы­пол­ню до­сто­й­ ным обра­зом. СБОР­НАЯ И ЕЁ БА­РЬ­Е­РЫ То­ль­ко ис­то­рия о сбор­ной пор­тит иде­ а­ль­ную кар­ти­ну его ре­а­ли­зо­ван­ных ам­ би­ций. Как объ­я­сни­ть фе­но­мен серб­ской фут­бо­ль­ной сбор­ной и её про­блем? – Чест­но, не знаю! Мне ка­жет­ся да­же, что с этой по­зи­ции я не до­ста­точ­но ком­ пе­тен­тен, что­бы отве­ти­ть на этот во­прос. В сбор­ной я от­но­си­те­ль­но не­дол­го и на всех мат­чах тру­дил­ся да­ть от се­бя мак­ си­мум, по­мо­чь сто­ль­ко, ско­ль­ко мо­гу. Так бу­дет и да­ль­ше. По­че­му су­щ­е­ству­ет сто­ ль­ко про­блем, мне тя­же­ло от­га­да­ть. Есть бо­лее опыт­ные и взро­слые лю­ди, ко­то­рые мо­гут да­ть пра­ви­ль­ные отве­ты че­рез хо­ ро­ший ана­лиз. То­ль­ко так мы мо­жем уста­ но­ви­ть, в чём про­бле­ма. Иног­да ка­жет­ся, что су­щ­е­ству­ют и опре­де­лён­ные пси­хо­ло­ги­че­ские ба­рь­е­ры в ко­ман­де, ко­то­рая про­сто не ве­рит в са­му се­бя. – Во­змо­жно, вы пра­вы, а мо­жет бы­ть и нет. Я мо­гу го­во­ри­ть то­ль­ко за се­бя. Я ве­ рю в свои пре­и­му­щ­е­ства и всег­да вхо­жу в матч с на­де­ждой по­бе­ди­ть. Ни­ко­го не бо­ю­сь. Од­на­ко, су­щ­е­ству­ет ли в ко­ман­де ка­кой-то ба­рьр, не мо­гу ска­за­ть. Это, ве­ ро­ят­но, луч­ше вид­но со сто­ро­ны, хо­тя и этот угол об­ман­чив. На­ко­нец, этим бу­дет за­ни­ма­ть­ся тре­нер и тре­нер­ский со­став, по­то­му что ник­то из фут­бо­ли­стов не име­ ет вре­ме­ни для че­го-то по­доб­но­го. Ка­жет­ся, и на­ша общ­е­ствен­но­сть иног­да сли­шком кри­тич­на к сбор­ной. – Я всег­да был са­мым стро­гим кри­ ти­ком для са­мо­го се­бя. Мне со­вер­шен­но ясно уже на по­ле, как я играл и мне не ну­ жно, что­бы кто-то ука­зы­вал на мои сла­ бо­сти, если они бы­ли, по­то­му что я и сам их знаю. У нас ча­сто слу­ча­ет­ся, что кри­ти­ ка бес­по­чвен­на, без над­ле­жа­щ­е­го ана­ли­ за – где мы оши­бли­сь, по­че­му про­иг­ ра­ли, без вер­но­го взгля­да на ин­ди­ви­ду­а­ль­ный вклад ка­ждо­го игро­ка. А ещё, иног­да лег­ко мы пе­ре­жи­ва­ем и по­бе­ду, впа­да­ем в эйфо­ рию, да­же если не игра­ли хо­ро­шо. Ни­ког­


SERBIA  NO 48  2015

63


П о­б е­д и ­т е­л ь Фо­то­гра­фии: Ар­хив со­бе­сед­ни­ка

да не за­ни­ма­ем­ся ана­ли­зом, по­э­то­му уже в сле­ду­ю­щ­ем мат­че нам это аука­ет­ся. На­до сде­ла­ть си­сте­му, в ко­то­рой бу­дет из­вест­но, что Сер­бия, и ког­да про­иг­ ры­ва­ет, долж­на игра­ть так, как игра­ют се­рь­ё­зные сбор­ные. А так, мы са­ми для се­бя ве­ли­кие, ког­да по­ бе­жда­ем, а ког­да про­иг­ ры­ва­ем – ка­жет­ся, что нет ни­ко­го ху­же нас. ОД­НА­ЖДЫ Я ВЕР­НУ­СЬ По­сле бо­ль­ших уси­лий при­бе­жи­ще он на­хо­дит в кру­гу се­мьи, ко­то­рая его окру­ жа­ет. – Вме­сте со мной су­пру­га и двое де­тей. По­сле ка­ждо­го мат­ча или тре­ни­ров­ки я спе­шу до­мой по­ско­рее их уви­де­ть, по­то­му что ря­дом с ни­ми я луч­ше все­го се­бя чув­ ствую. Мы и прав­да сча­стли­вы и, сла­ва Бо­ гу, здо­ро­вы, что са­мое глав­ное. Чест­но го­ во­ря, я не лю­блю об этом мно­го го­во­ри­ть, что­бы не сгла­зи­ть то, что для ме­ня ва­жнее все­го в жи­зни. Од­на­жды, ког­да спор­тив­ные до­ро­ги при­дут к кон­цу, а жи­знен­ные про­дол­жат­ ся… – Су­дя по то­му, как я се­й­час се­бя чув­ ствую, ду­маю, что мои спор­тив­ные до­ро­ ги не при­дут в ско­ром вре­ме­ни к кон­цу. И ког­да я за­кон­чу ак­тив­ную ка­рь­е­ру, я бы хо­тел про­дол­жи­ть ра­бо­та­ть в фут­бо­ле. Что бы это мо­гло бы­ть, ещё не знаю. Мо­ жет бы­ть как тре­нер или ска­у т. Но я точ­

64

SRBIJA  BROJ 48  2015.

но оста­ну­сь в фут­бо­ле и бу­ду за­ни­ма­ть­ся спор­том. Это моя жи­знь, и я не ви­жу се­бя в чём-ли­бо дру­гом. Во­змо­жно, жи­знь сно­ва при­ве­дёт его в род­ные края, где вме­сте с бра­том Уро­шем, то­же фут­бо­ли­стом, он уже по­стро­ил сво­ е­о­бра­зный спор­тив­ный ком­плекс. – Мы по­стро­и­ли пло­щ­ад­ку с ис­кус­ ствен­ной тра­вой, а этим ле­том пла­ни­ру­ем на­ча­ть стро­й­ку со­про­во­ди­те­ль­ных по­ме­щ­ е­ний, пе­ре­о­де­ва­лок, спорт­за­ла... Ког­да всё бу­дет за­кон­че­но, это бу­дет со­вре­мен­ный функ­ци­о­на­ль­ный спор­тив­ный объ­ект. Кста­ти, я и сво­ей су­пру­ге, ко­то­рая про­тив то­го, что­бы мы од­на­жды во­звра­ти­ли­сь, ска­зал, что ра­но или позд­но, мо­жет бы­ть и в пре­клон­ных ле­тах, я вер­ну­сь жи­ть в свой род­ной край. Это мои ясные пла­ны, по­ско­ ль­ку я счи­таю, че­ло­век дол­жен за­кон­чи­ть там, где на­чал. Если бы в кон­це та­кой жи­знен­ной про­ гул­ки он мог встре­ти­ть­ся с ка­ким-то ма­ ль­чи­ком, меч­та­ю­щ­ем о том, о чём ког­дато меч­тал он… – Я бы ска­зал ему, что­бы он ни­ког­да не пе­ре­ста­вал меч­та­ть, что­бы не отре­кал­ся от меч­ты. Если это фут­бол, что­бы бе­гал за мя­чом ско­ль­ко мо­жет, бо­рол­ся. И что­бы не за­бы­вал, что фут­бол – это игра, ко­то­рой ну­жно на­сла­жда­ть­ся, и во­й­на, в ко­то­рой при­дёт­ся до­ро­го пла­ти­ть и за по­бе­ды, и за по­ра­же­ния, и что со всем этим на­до бо­ро­ ть­ся с рав­ной си­лой. 


П а­ л и ­т р а

Все цве­та слад­кой го­ре­чи ЙОВАН БИ­Е­ЛИЧ (1884–1963), ХУ­ДО­ЖНИК И АКА­ДЕ­МИК, ПЯ­ТЬ­ДЕ­СЯТ ЛЕТ СПУ­СТЯ

Он про­шёл длин­ный пу­ть и мно­же­ство мо­стов. Он ри­со­вал ре­а­ли­стич­но, а ещё бо­ль­ше – ин­тим­но, в ду­хе ме­жво­ен­но­го мо­дер­ни­зма, и, в то же вре­мя, в кра­й­не эк­спрес­си­о­нистской ма­не­ре. Срод­ни ему бы­ли Ки­слинг и Мо­ди­ль­я­ни, Па­скин и Вла­минк. Бо­ль­ше все­го он це­нил Тин­то­рет­то и Де­ла­круа. Жи­знь его не щади­ла, но он хра­бро выс­то­ял под все­ми тя­жё­лы­ми уда­ра­ми, в сво­бо­де, ко­то­рую сам се­бе дал. Он пе­ре­жил оче­нь мно­го стра­да­ний, что­бы с но­вой си­лой игра­ть с эсте­ти­змом и бы­ть ден­ди. Мно­гие не­до­о­це­ни­ва­ли его, а он смо­трел впе­рёд на­мно­го да­ль­ше сво­е­го вре­ме­ни

Пи­шет: Де­ян Джо­рич

П

о срав­не­нию с тем вни­ма­ни­ем, ко­ то­рое уде­ля­ло­сь дру­гим серб­ским мо­дер­ни­стам, на­при­мер, Пе­тру До­ бро­ви­чу, Йован Би­е­лич (Ре­ве­ник во­зле бо­ сни­йс­ ко­го Пе­тров­ца, 1884 – Бел­град, 1964), ху­до­жник и ака­де­мик, и по сей де­нь не оце­

нён по до­сто­ин­ству. Не­спра­ве­дли­во­сть по от­но­ше­нию к бо­га­те­й­ше­му ху­до­же­ствен­но­му на­сле­дию Би­ел­ и­ча ис­пра­ви­ла Га­ле­рея Серб­ ской ака­де­мии на­ук и ис­кусств, где по слу­ чаю пя­ти­де­ся­той го­до­вщ­и­ны со дня смер­ти ху­до­жни­ка, до 10 мар­та про­хо­дит его ре­тро­ SERBIA  NO 48  2015

65


П а­ л и ­т р а

спек­тив­ная выс­тав­ка. По­сле это­го выс­тав­ку смо­жет уви­де­ть и но­во­сад­ская пу­бли­ка в Га­ ле­рее Ма­ти­цы серб­ской с 27 мар­та по 5 мая. Выс­тав­ка Бел­град Йова­на Би­е­ли­ча вклю­ «Мёр­твая ча­ет в се­бя под­бор­ку из со­ро­ка во­сь­ми при­ро­да» кар­тин из кол­лек­ции Га­ле­реи Серб­ской ака­де­мии на­ук и ис­кусств, бел­град­ско­го На­род­но­го му­зея, Му­зея те­а­тра­ль­но­го ис­ кус­ства Сер­бии, На­род­но­го те­а­тра Бел­гра­ да, Му­зея го­ро­да Бел­гра­да, ме­мо­ри­а­ль­ной кол­лек­ции Па­вла Бе­лян­ско­го и Га­ле­реи Ма­ ти­цы серб­ской в Но­вом Са­де, На­род­но­го му­зея в Сме­де­рев­ской Па­лан­ке, На­род­но­го му­зея в Шаб­це, а так­же ред­ко выс­та­вля­е­ мых по­ло­тен из част­ных кол­лек­ций. Би­ел­ ич учил­ся в Са­ра­е­во, Кра­ко­ве и Па­ ри­же, по­зна­ко­мил­ся и твор­че­ски по­стиг мно­гие клю­че­вые явле­ния в ис­кус­стве двад­ ца­то­го ве­ка. Он ри­со­вал ре­ал­ и­стич­но, а ещё бо­ль­ше – ин­тим­но, в ду­хе ме­жво­ен­но­го мо­ дер­ни­зма, и, в то же вре­мя, в кра­й­не эк­спрес­ ­ истской ма­не­ре. Сма­ил Ти­хич, ко­то­ро­го си­он и Ла­зар Три­фу­но­вич при­зна­вал как луч­ше­го зна­то­ка жи­зни и твор­че­ства это­го твор­ца, в мо­но­гра­фии упо­ми­на­ет ху­до­жни­ков, чьё ис­кус­ство бы­ло срод­ни ис­кус­ству Би­е­ли­ча: ­ и и Па­скин, но, пре­жде Ки­слинг, Мо­ди­ль­ян все­го, Вла­минк. Бу­й­ный, раз­лох­ма­чен­ный и чув­ствен­ный сти­ль, вы­ра­же­ние, пол­ное  «Да­ма в кра­сном», 1932. стра­сти, су­ти и из­о­бра­зи­те­ль­ной бо­рь­бы,

 «Ка­ра­бур­ ма», 1945.

Хро­ни­ка в пор­тре­тах Бел­град­ская из­о­бра­зи­те­ль­ная хро­ни­ка Би­ел­ и­ча име­ет нео­ бы­ча­й­ную ху­до­же­ствен­ную цен­но­сть. Из­вест­ный исто­рик ис­ кус­ства док­тор Ми­од ­ раг Ко­ла­рич не­ко­то­рые из са­мых кра­си­ вых слов об ис­то­рии серб­ско­го ис­кус­ства по­свя­тил «Пор­тре­ту же­нщ­и­ны в кра­сном», на­пи­сан­но­му в 1932 го­ду. Цен­ны­ми явля­ют­ся и пор­тре­ты из­вест­ных лич­но­стей – Ми­ла­на Де­дин­ ца, Бра­ни­ми­ра Чо­си­ча, Не­вен­ки Ур­ба­но­вой и Лю­бин­ки Бо­бич.

66

SRBIJA  BROJ 48  2015.

по­зво­ля­ет при­чи­сли­ть это­го ху­до­жни­ка к аван­гар­ди­стам, по­сред­ством трёх эк­стра­ор­ ди­нар­ных аб­стракт­ных кар­тин, на­пи­сан­ных в 1921 го­ду, пер­вых в на­шем ис­кус­стве. БЕЛ­ГРАД­СКОЕ ВО­ЗВРА­Щ­Е­НИЕ В РЕ­А ­ЛИЗМ В 1919 го­ду Би­е­лич при­е­хал в Бел­град, но окру­же­ние не при­ня­ло его эк­спе­ри­мен­тов, опу­бли­ко­ван­ных в жур­на­ле Зе­нит Лю­бо­ ми­ра Ми­ци­ча. На­хо­дя­сь в пло­хом иму­щ­е­ ствен­ном по­ло­же­нии, Би­е­лич на­чал ра­бо­та­ ть те­а­тра­ль­ным ху­до­жни­ком. Как позд­нее он под­чёр­ки­вал, Бел­град вер­нул его к ре­ал­ и­ зму че­рез за­каз пор­тре­тов. Дух аб­страк­ции, а, мо­жет бы­ть и ин­фор­ма­ли­зма, про­ни­зы­ва­ ет не­ко­то­рые из его по­след­них ра­бот. Гро­за над Ма­рин­ко­вым ба­ром (Олу­ја над Ма­рин­ ко­вом ба­ром) 1955 го­да из ци­кла Гро­зы, де­ла­ ет его, как и ме­жду двух ми­ро­вых во­йн, ху­ до­жни­ком, дер­жа­щ­им­ся в сре­де по­след­них ху­до­же­ствен­ных со­бы­тий не то­ль­ко уров­ня Юго­сла­вии. Его ин­те­ре­со­ва­ли ху­до­же­ствен­ ные ма­те­ри­ал­ ы, су­ть, мно­го­сло­й­но­сть и бо­ гат­ство, ко­ло­рит, как аб­со­лют­ные обла­сти жи­во­пи­си. Так­же хо­ро­шо он знал, на­ско­ль­ ко ка­че­ствен­нее ста­рая жи­во­пи­сь от­но­си­те­ ль­но но­вой, ве­дь, пре­жде все­го, он был ху­ до­жник. Бо­ль­ше все­го он це­нил Тин­то­рет­то и Де­ла­круа. Он скром­но от­ме­чал, что его твор­че­ский ба­гаж со­ста­вля­ет все­го двад­ ца­ть кар­тин. Под­во­дя ито­ги сво­е­го твор­че­ ства, он вы­де­лил то­ль­ко три – Ку­па­ль­щ­и­цу, Де­вушку с кни­гой и Пе­й­заж с зо­ло­тым не­бом. Он пе­ре­жил мно­го стра­да­ний и ни­щ­е­ты, что­бы бы­ть ещё бó­ль­шим эсте­том и ден­ ди. Жил в Бел­гра­де в сы­рых квар­ти­рах, со­ сто­яв­ших из ком­на­ты и кух­ни, а во вре­мя во­йн ­ ы и на Ка­ра­бур­ме. Зде­сь ему, го­во­рил


SERBIA  NO 48  2015

67


П а­ л е ­та

68

/

P a l e t t e

/

SRBIJA  BROJ 48  2015.

П а­ л и ­т р а


Ла­зар Три­фу­но­вич, ми­ри­ев­ские кре­сть­я­ не про­да­ва­ли опа­сную ра­кию «да­ско­ва­чу» (сде­лан­ную из эти­ло­во­го спир­та). При бом­ бар­ди­ров­ках Бел­гра­да бы­ла раз­ру­ше­на его сту­дия, унич­то­жен лич­ный ар­хив, кар­ти­ны и эски­зы. Его до­чь Ду­брав­ка бы­ла рас­стре­ ля­на в ла­ге­ре Ба­ни­ца, сын Се­ве­рин, ак­тёр, то­же не про­жил дол­го. В кон­це жи­зни этот ху­до­жник три го­да был слеп (ему вер­ну­ли зре­ние то­ль­ко на один глаз). Би­е­лич был бо­гем­ной лич­но­стью, мо­жет бы­ть, по­эт­ о­му его пе­й­за­жи и пор­тре­ты про­ пи­та­ны та­ки­ми эмо­ци­я­ми, тя­го­стью, то­ской и да­же ми­сти­кой. Его не за­бо­ти­ли общ­е­ ствен­ные нор­мы, он жил в ко­фе­й­нях, ма­ле­ нь­ких сту­ди­ях с бу­ду­щ­ей вто­рой же­ной ещё тог­да, ког­да со­сто­ял в бра­ке с пер­вой. Ве­дя ан­ти­об ­ щ­е­ствен­ную жи­знь, без ро­ско­ши и бо­гат­ства, на­сла­жда­яс­ ь сво­бо­дой, ко­то­рую сам се­бе дал, как ни па­ра­док­са­ль­но, он был круп­не­й­шим пор­тре­ти­стом бел­град­ско­го бур­жу­а­зно­го клас­са, хо­тя сам он счи­тал, что это са­мое худ­шее его до­сти­же­ние. Он на­ри­ со­вал бо­ль­ше пор­тре­тов, чем Пе­тар До­бро­ вич и Бран­ко По­по­вич вме­сте, а они бы­ли в то вре­мя по­пу­ляр­ны­ми ху­до­жни­ка­ми. Его при­гла­ша­ли бо­га­тые лю­ди из выс­ших сло­ёв общ­е­ства, ак­тё­ры, ли­те­ра­то­ры, юри­сты, тор­ гов­цы, про­мы­шлен­ни­ки и Ка­ра­ге­ор­ги­е­ви­чи. Не сле­ду­ет за­бы­ва­ть и о про­фес­сор­ ской де­я­те­ль­но­сти Би­е­ли­ча. Во вре­мя во­й­ ны он пре­по­да­вал в шко­ле Мла­де­на Йоси­ ча, в сво­ём ро­де един­ствен­ной в Сер­бии, а ещё в 1926 го­ду у не­го учи­ли­сь Па­вле Ва­сич, Джорд­же По­по­вич, Пед­жа Ми­ло­са­вле­вич, Да­ни­ца Ан­тич, Ми­о­мир Де­нич, Алек­са Че­ ле­бо­но­вич, Йури­ца Ри­бар и Ни­ко­ла Гра­о­ вац, его бли­жа­й­ший уче­ник, вме­сте с ко­то­ рым они уча­ство­ва­ли в выс­тав­ках. Се­год­ня су­ще­ ­ствут и тре­тье по­ко­ле­ние по­сле­до­ва­те­ лей этой шко­лы, ко­то­рые жи­вут, по­дра­жая Ни­ко­ле Гра­ов­цу.

НЕ­ИС­ЧЕР­ПА­Е­МЫЕ МИ­РЫ ОБРА­ЗОВ

 «На ис­точ­ни­ке Бу­ны во­зле Мо­ста­ра»

Си­мо­не Чу­пич, про­фес­со­ру ка­фе­дры Со­ вре­мен­но­го ис­кус­ства бел­град­ско­го Фи­ло­ соф­ско­го фа­ку­ль­те­та, уда­ло­сь осу­щ­е­стви­ть но­вое тол­ко­ва­ние жи­зни и твор­че­ства Йова­ «Из де­рев­ни» ­ е­ ­е­ся от пре­ды­ду­щ­их на Би­е­ли­ча, отли­ча­ющ ис­сле­до­ва­те­лей Сма­ил­ а Ти­хи­ча, Ла­за­ра Три­ фу­но­ви­ча и Ми­о­дра­га Б. Про­ти­ча. Имея в ви­ду и са­мых вы­да­ющ ­ ­их­ся пред­ста­ви­те­лей ис­то­рии ис­кус­ства эпо­хи ран­не­го мо­дер­ни­ зма Т.Д. Клар­ка и Гри­зе­ль­ду Пол­лок, её ра­ бо­та в ка­та­ло­ге выс­тав­ки име­ет отли­чи­те­ль­ ные чер­ты со­ци­а­ль­ной ис­то­рии ис­кус­ства, по­ме­щ­е­ния твор­че­ства в со­ци­ал­ ь­но-исто­ ри­че­ских рам­ках. Твор­че­ское на­сле­дие Би­е­ли­ча, ме­жду тем, на­сто­ль­ко раз­но­о­бра­зно, что да­ёт по­вод и для со­вер­шен­но раз­лич­ных мне­ний. При всей ви­ди­мой сво­бо­де поч­ти ка­ждая кар­ти­на име­ет твёр­дые ком­по­зи­ци­он­ные ре­ше­ния, а ко­ло­ри­сти­че­ски опе­ре­жа­ет мно­гие до­сти­же­ ния и на­шей но­вой жи­во­пи­си. По­э­то­му нео­ б­хо­ди­мо ана­ли­зи­ро­ва­ть ро­ль цве­та в ра­бо­тах это­го ху­до­жни­ка, за­ни­ма­ть­ся чи­сто ви­зу­а­ ль­ны­ми эле­мен­та­ми, зна­че­ни­ем от­де­ль­ных кар­тин, так как на уров­не из­об­ ра­зи­те­ль­но­го ис­кус­ства его ва­жно­сть име­ет да­ле­ко иду­ще­ е зна­че­ние. Его се­год­ня­шние на­след­ни­ки Мо­ма Ан­то­но­вич и Ра­ди­слав Тр­ку­ля по­ка­зы­ва­ют, на­ско­ль­ко не­ис­чер­па­ем мир обра­зов. Ин­те­ре­сно, что ни один эк­сперт жи­зни и твор­че­ства Йова­на Би­ел­ и­ча не обра­тил вни­ма­ния на его ин­тер­вью, дан­ное из­да­ нию Се­й­час и ког­да-ни­бу­дь (Сад и не­кад) в 1936 го­ду. Би­е­лич оди­но­ко ещё тог­да твер­ дил, что серб­ское ис­кус­ство на­хо­дит­ся в  «Пор­ глу­бо­ком кри­зи­се, что ха­рак­те­ри­зу­ет его и трет как по­ни­ма­ю­щ­е­го ху­до­жни­ка. В нём ви­де­ли нео­бра­зо­ван­но­го бо­гем­но­го ху­до­жни­ка, а он Бра­ни­ми­ра пред­ви­дел не­ко­то­рые явле­ния, зна­чи­те­ль­но Чо­си­ча», опе­ре­див своё вре­мя.  1927. SERBIA  NO 48  2015

69


Конференц-центр Златибор, вилла «Романия»

УЧРЕЖДЕНИЕ СТУДЕНЧЕСКИХ ДОМОВ ОТДЫХА «БЕЛГРАД» Подразделение «Ратко Митрович», Златибор +381 31 841 369 +381 31 841 791

В комплексе дома отдыха «Ратко Митрович», с 314 спальными местами > Высококачественное обслуживание в соответствии со всеми требованиями современного конгресс-туризма > Самое современное аудио и видео оборудование > Два конференц-зала, один на 240 мест, другой на 240 мест в режиме конференции и 60 мест в режиме круглого стола > Комфортные комнаты, от одноместных до четырёхместных > Организуйте свои конгрессы, симпозиумы и научные совещания по высшему разряду Позвоните, остальное наша забота!


Mi Mistvaramo stvaramoživot život Мы Мысоздаем создаемжизнь. жизнь. We Wecreate createlife life U 30 U 30 zemalja, zemalja, na 5 nakontinenata 5 kontinenata В более В более 30 стран 30 стран мира, мира, на на 5 континентах 5 континентах In over In over 30 30 countries, countries, on on 5 continents 5 continents

Najbolje Najbolje iz Srbije iz Srbije Самое Самое лучшее лучшее из Сербии из Сербии BestBest from from Serbia Serbia

Institut Institut za za ratarstvo ratarstvo i povrtarstvo i povrtarstvo Институт Институт полеводства полеводства и овощеводства и овощеводства Institute Institute of of Field Field and and Vegetable Vegetable Crops Crops Tradicija Tradicija odod 1938. 1938. godine godine / Традиция / Традиция с 1938 с 1938 года года / Tradition / Tradition since since 1938 1938 Maksima Maksima Gorkog Gorkog 30,30, 21000 21000 Novi Novi Sad, Sad, Srbija Srbija

www.nsseme.com www.nsseme.com



Srbija - nacionalna revija, broj 48, ruski