Page 1

№9

октябрь 2013

и

ься т учи ься! , ься орот т Учи раз б еще

Содержание Письмо редакции .................................................................................................................................................2 Новости в сфере прав человека ..........................................................................................................................2 Октябрь. Памятные даты .....................................................................................................................................4 О солидарности ....................................................................................................................................................4 Особое мнение .....................................................................................................................................................6 Интернет: правила безопасности .......................................................................................................................6 Выживание личности в тоталитарном государстве (1) ....................................................................................8 Другой может стать Другом ..............................................................................................................................11 Арт-колонка: Обучающие флаги ......................................................................................................................12


Письмо редакции На обложке: Николай Олейников, «Бунтующий мозг», фрагмент инсталяции «Анатомия протеста» с выставки в рамках экспресс-школы «Что делать» — «Необязательно быть левым, чтобы думать так», СПб, 2011 г. МРМОО «Гуманистическое движение молодёжи»

Всем привет! Если вы являетесь постоянными читателями нашей газеты, то могли заметить, что у нас есть рубрика «Вопрос правозащитникам». До сих пор мы самостоятельно придумывали один вопрос и задавали его правозащитникам из разных стран и городов. Теперь к нам пришла идея сделать запрос к вам, читателям нашей газеты, кем бы вы ни были. Мы хотим, чтобы вы сами придумали и задали интересующие вас вопросы правозащитникам. Долго не раздумывая, присылайте один/два вопроса на наш адрес: yhrp.murm@gmail.com. Самые интересные вопросы мы адресуем правозащитникам, которых мы знаем, и напечатаем ваши вопросы с их ответами в следующем номере. Поэтому, в письме не забывайте указывать свои имя и фамилию, город, страну. С нетерпением будем ждать ваших вопросов. Только вместе мы сможем расширить рубрику «Вопрос правозащитникам» и сделать её более познавательной. Удачи и приятного чтения!

Arch Genius и Танчик

Газета издаётся в рамках проекта «Молодёжная правозащитная газета», г. Мурманск. Проект осуществляется при поддержке Генерального Консульства Нидерландов в г. Санкт-Петербурге. Почта газеты: yhrp.murm@gmail.com Сайт газеты: yhrp.blogspot.com Редактор газеты: Arch Genius

18+

Команда газеты: Татьяна Кульбакина, Александр Передрук, Александр Борисов, Глеб Пайкачёв, Александр Друк, Жанна Пономаренко, Максим Югов Дизайн, вёрстка: Ольга Базуева Тираж: 500 экз. Распространяется бесплатно. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Список мест распространения газеты смотрите на сайте yhrp.blogspot.com

2

Новости в сфере прав человека Мурманск Последние новости по «делу Расходчикова» 16 сентября в Октябрьском суде состоялось рассмотрение первого эпизода «дела Расходчикова». Гражданский активист, находящийся под домашним арестом в данный момент, пытался оспорить назначенный ему административный штраф в размере 100 рублей. Штраф по статье 20.12 КоАП РФ (появление на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, в других общественных местах в состоянии опьянения,

оскорбляющем человеческое достоинство и общественную нравственность) был назначен полицейским после задержания Расходчикова 23 июля. Именно этот эпизод стал причиной конфликта Алексея с сотрудниками полиции, приведшего в дальнейшем к незаконному и насильственному задержанию и последующему жестокому обращению в отделении полиции. Представитель Алексея в  суде подал ходатайство, в  котором есть требование направить материалы дела в следственные органы для вынесения решения по факту применения чрезмерной физической силы или насилия, выходящие за рамки полномочий полицейских к гражданину Расходчикову. Это ходатайство суд рассмотрит позже. Все остальные ходатайства защиты были удовлетворены. 30 сентября срок домашнего ареста Алексея Расходчикова продлён ещё на один месяц. 9 октября Октябрьский суд отказал в удовлетворении жалобы Расходчикова на назначенный ему штраф по статье 20.12 КОАП РФ.

14 октября Мурманский областной суд отклонил апелляционную жалобу на решение суда о продлении меры пресечения. Решение остаётся в силе. Подробности вы можете найти на сайте: raskhodchikov.info. Дело Гринпис 18 сентября активисты Гринпис на ледоколе «Арктик Санрайз» проводили мирную акцию протеста с требованиями отменить экологически опасные и экономически бесперспективные планы по бурению в Арктике. Двое активистов, вывесивших баннер, были задержаны и оставались «в плену у ФСБ» в течение двух дней. Остальных 28 человек задержали вместе с судном 19 сентября. Всем 30 активистам Гринпис, задержанным на ледоколе Arctic Sunrise во время мирного протеста на «Приразломной», предъявлены обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 227 Уголовного кодекса РФ — пиратство, совершённое в составе организованной группы. Обвинения


предъявлялись Следственным комитетом 2 и 3 октября. Это обвинение грозит заключением на срок от 10 до 15 лет. Областной суд Мурманска отклонил апелляционные жалобы на постановления об избрании меры пресечения для членов экипажа Arctic Sunrise. Адвокаты Гринпис Интернешнл начинают подготовку документов для подачи жалоб в Европейский суд по правам человека на незаконный, с нашей точки зрения, арест активистов и бесчеловечные условия их содержания под стражей. Подробнее: greenpeace.org/russia/ru/ Акции в Мурманске в поддержку Гринпис После захвата ледокола Гринпис «Арктик Санрайз» сотрудниками пограничного управления ФСБ, Гринпис заявила о проведении акций поддержки по всему миру. В Мурманске к ним присоединились активисты организации «Природа и Молодёжь» и Кольского экологического центра. Они провели серию одиночных пикетов у здания пограничного управления ФСБ России по Мурманской области с лозунгом «В России, чтобы стать террористом, достаточно быть экологом». «Мы считаем требования, которые выдвигает Гринпис о недопустимости освоения Арктического шельфа, обоснованными, так как Арктика — хрупкий и уязвимый регион. Экологическая катастрофа, к которой может привести аварийный разлив нефти, нанесёт колоссальный урон огромной акватории,

и ликвидировать этот разлив в суровых условиях Арктики будет практически невозможно!» — говорит председатель МОМОЭО «Природа и Молодёжь» Найля Ибрагимова. Акция закончилась без происшествий, никто не был задержан. Также 5 октября в Мурманске прошла акция солидарности с арестованным экипажем ледокола «Арктик Санрайз». В сквере на ул. Ленинградской были баннеры с требованиями освободить экипаж судна Гринпис, собирали книги и журналы на русском и иностранных языках и  пожелания для арестованных на открытках в  виде белых медведей. Правление Мурманской областной организации Союза журналистов России возмутил арест Дениса Синякова Правление Мурманской областной организации Союза журналистов России выразило недоумение по поводу двухмесячного ареста фотожурналиста Дениса Синякова, находившегося на борту задержанного у платформы «Приразломная» судна Arctiс Sunrise. Члены Союза Журналистов сделали публичное заявление, в котором, в частности, говорится: «Мы не берёмся оценивать действия активистов Greenpeace, пытавшихся устроить абордаж «Приразломной», однако убеждены в том, что журналисты имеют право освещать и подобные мероприятия. Выражаем уверенность в том, что объективность судебного расследования

инцидента с судном Arctiс Sunrise позволит нашему коллеге продолжить свою профессиональную деятельность без оглядки на политическую конъюнктуру и не окажет негативного влияния на его жизнь и профессиональную деятельность». Ранее Международная организация «Репортёры без границ» уже назвала решение об аресте журналиста позором. Супружеская чета мурманских полицейских проводила махинации с получением служебных квартир Прокуратура Мурманской области признала законным возбуждение уголовного дела в отношении старшего инспектора группы по исполнению административного законодательства отдела полиции № 1 УМВД России по городу Мурманску Татьяны Глобус. Женщина подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст.  159.2 УК РФ (хищение денежных средств при получении иных социальных выплат, путём представления заведомо ложных и недостоверных сведений, а равно путём умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат, совершённое лицом с использованием своего служебного положения, в  особо крупном размере). Дама-полицейский в 2012 году обратилась в жилищно-бытовую комиссию с заявлением, чтобы получить единовременную социальную выплату для приобретения квартиры. При этом Татьяна Глобус предоставила недостоверные сведения относительно имеющейся в собственности недвижимости. В результате федеральному бюджету причинён имущественный вред на сумму почти 2 миллиона рублей. В дальнейшем выяснилось, что на этом супружеская чета Глобус не остановилась. Оформив развод, они стали жить в гражданском браке. А по уже проверенной схеме мошенничества пошёл муж, заместитель начальника полиции УМВД России по Мурманской области Влади-

мир Глобус. Сейчас в производстве следственных органов находится уголовное дело, в рамках которого он подозревается в хищении свыше 3,5 миллионов рублей. Ход расследования данного уголовного дела взят прокуратурой области на особый контроль. Участники драки у «Шанхая» предстанут перед судом На сайте УМВД России по Мурманской области появились комментарии по факту инцидента у ресторана «Шанхай». Напомним, первыми о конфликте между полицейскими и подвыпившими гражданами сообщили пользователи Сети. Как сказано на официальном портале Заполярного УМВД, перед судом предстанут граждане, применившие насилие в отношении сотрудников полиции, находящихся при исполнении своих служебных обязанностей. По версии сотрудников, ночью у жилого дома по улице Полярные Зори наряд патрульно-постовой службы задержал троих местных жителей за совершение административного правонарушения по ст. 20.21 КоАП РФ (нахождение в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения). Трое выпивших граждан, двое мужчин и  женщина, громко ругались, нецензурно высказывались и  приставали к прохожим. А на требования полицейских прекратить подобное поведение не обращали внимания. Стражи порядка предложили нетрезвой компании пройти в дежурную часть для составления административного протокола. Однако мужчины стали оскорблять их грубой нецензурной бранью и даже пытаться порвать форменное обмундирование, после чего один из них ударил полицейского кулаком в лицо. В это же время женщина пыталась бить другого сотрудника пакетом. Правонарушителей доставили в отдел полиции для дальнейшего разбирательства. Один из них и там продолжил буйствовать, и, как сообщается на сайте, 3


даже изловчился ударить одного из стражей порядка в лицо головой. Теперь этим людям может грозить до 10 лет тюрьмы. Стоит отметить, что мнение очевидцев фактически диаметрально противоположно. По данным одного из свидетелей, Руслана Симагулина, описавшего событие в комментарии в Интернете, всё было наоборот: полицейские избивали подвыпивших граждан, а те, в свою очередь, оборонялись. Остаётся надеяться, что в суд свидетели ЧП также будут вызваны. Кстати, на фасаде здания, где расположен ресторан «Шанхай», возле которого произошла потасовка, возможно, установлены камеры видеонаблюдения. Они также смогли бы пролить свет на эту запутанную историю.

Источник: 7x7-journal.ru

Октябрь. Памятные даты 4 октября — Всемирный день животных. Был провозглашён в 1931 году с целью привлечь внимание к  бедственному положению исчезающих видов животных. 6 октября — Всемирный день охраны мест обитаний. Праздник был утверждён в 1979 году в рамках Конвенции об охране дикой фауны и флоры и природных сред обитания в Европе. 10 октября — Всемирный день борьбы со смертной казнью. С 2003 года учреждён Всемирной коалицией по запрету смертной казни, в  которую входят более 135 правозащитных организаций, в том числе «Международная амнистия» (Amnesty International), а также ассоциации адвокатов, профсоюзы, местные и  региональные органы власти,

объединившиеся, чтобы избавить мир от смертной казни. 24 октября — Международный день Организации Объединённых Наций. 24 октября 1945 г. вступил в силу Устав Организации Объединённых Наций (с 1948 г. отмечается как день ООН). 24-30 октября — Неделя за разоружение (объявлена ООН, 1978 г.). В  эти дни государствам предлагается выдвинуть на первый план вопрос об опасности гонки вооружений и пропагандировать необходимость её прекращения. 30 октября — День памяти жертв политических репрессий. 30 октября 1974 г. состоялись однодневные голодовки политзаключённых в мордовских и пермских лагерях, а также во Владимирской тюрьме.

О солидарности Текст: Дебора Йеромин и Жанна Пономаренко В последнее время слово «солидарность» приобретает всё более практический смысл. В течение многих образовательных и культурных проектов я много раз переосмысляла это слово для себя, его силу и неоднозначность. А сейчас всё больше на практике приходится понимать его смысл. После истории с социальным активистом Алексеем Расходчиковым (raskhodchikov.info), которого я и многие мои друзья и коллеги знаем много лет и очень уважаем, активистка и художница из Лейпцига Дебора Йеромин написала текст о солидарности

Акция солидарности с активистами РФ в Лейпциге

4

с российскими активистами, который в очередной раз заставил меня задуматься над тем, чем я занимаюсь в ходе проектов и общественных акций. Текст написан художником, и часто абстрактен. Но для меня он содержит много конкретики, потому что я лично знаю человека, который стоит за этим текстом. Поэтому я буду излагать свои мысли, следуя тексту Деборы. Стремление к объединению сети АГ  Руссланд состоит в потребности вместе учиться и двигаться дальше. Наша общность — это наша работа, наши рассказы и истории, и долголетние дружеские отношения. Мы работаем над производством знания, которое

возникает в открытом совместном процессе. Важным условием для этого являются критические дискуссии друг с другом. Возможности для этих дискуссий в последнее время всё более ограничиваются. В нашей сети мы должны постоянно делать видимыми связующие нас узлы и создавать новые. Мы не хотим отказываться от прозрачности этих точек пересечения. Да, мы действительно много работаем вместе, и наша партнёрская сеть с каждым годом обрастает n-ным количеством дружеских связей, поэтому здесь личное — это также общественное. Когда солидаризируешься с людьми, невозможно уйти от личного. Солидарность


имеет личное измерение. Да, мы общаемся друг с другом как художники, активисты, учёные, но при этом невозможно забыть о том, что мы нечто большее. Невозможно уйти от того, что мы затрагиваем друг друга как человеческие существа, поэтому любая история репрессий становится очень личной — невозможно уйти от эмоциональной оценки, отстраниться. То, что арестовали человека очень далеко от Лейпцига (Восточная Германия), сильно задевает людей в этом городе во многом потому, что наша система коммуникации строится не только на партнёрских, но и на личных отношениях. И при всём при этом мы действительно открыты для критики друг друга. Это очень важно, потому что только тот, кто добровольно говорит «нет», может также добровольно сказать «да». И в этом смысле, солидарность должна иметь критическое измерение. Я наблюдала не раз, что многие люди принимали решение о сборе средств в помощь активистам, не особо вникая в детали, просто потому, что кто-то сказал, кто-то поручился. Доверие — очень важное явление. Но здесь солидарность может сыграть злую шутку, потому что основываться только на вере — очень консервативно, и можно не учесть каких-то деталей, которые могли бы повлиять на принятие того или иного решения. Если мы делаем что-то солидарно, это не значит, что мы должны действовать слепо. Одна подруга и активистка сказала в  январе в Санкт-Петербугре, что сложно предугадать, где подстерегает следующая опасность. Она поставила под сомнение широкое позитивное влияние совместной работы. Страх, вызванный репрессиями, оказывает непосредственное влияние на нашу коммуникацию. Мы должны продолжать говорить! В этом смысле солидарность — это диалог, который способен обозначить и проявить репрессивные структуры в России. Как «Пусси Райот» удалось конкретизировать тему слияния церкви

и государства, так и мы должны действовать дальше, через работу с общественным мнением, заявления солидарности и коммуникацию. Мы должны осознавать, какими возможностями и средствами мы владеем, чтобы защитить себя. В апреле всё более обостряющаяся ситуация стала ясна АГ Руссланд. Ситуация, которая ощущается как угрожающая. И уже не вчера стало ясно, что все эти странные плохие предчувствия — не просто игра воображения. Ситуация меняется. Мы должны перестроиться под эту ситуацию и в диалоге оценить возможные опасности, не позволяя себя запугать. Солидарность — это диалог. И да, мы должны продолжать говорить! Да, говорить страшно. Особенно сейчас. Но вопрос ведь не в том, боимся мы или нет. Вопрос в том, как мы действуем, когда нам страшно. Солидарность невозможна «на кухне». Разговоры за чашкой чая о  том, что «жалко девочек из Pussy Riot»  — это не солидарность. Сочувствие важно, но солидарность требует публичного пространства. И  когда репрессированным помогают люди различных социальных категорий, это делает процесс солидаризации сильнее. Солидарность — всегда выход за рамки своего личного интереса и зоны комфорта. Именно так личное становится общественным. Волна репрессий делает пространство между нами ненадёжным. Если не ясно, сколько разрывов существует на пути от одной до другой цепочки, происходит отчуждение в коммуникации. Мы знаем, что означает пространство между нами, и не допустим отчуждения через контроль и запугивание. Как эмансипаторская сеть, мы завязываем контакты во всех направлениях независимо от нации, пола и происхождения. На нас лежит ответственность поддерживать трансграничные связующие линии. Как транснациональные агенты мы

должны сохранить и расширять узлы нашей сети. Мы не поддадимся влиянию. Мы не выпустим нити из рук. Мы завязаны в этой сети. Мы будем находить новые возможности для продолжения совместной работы. Солидарность — это способ сопротивления. Нас запугивают. Это очевидно всем. Страх действительно отчуждает людей друг от друга. Кто-то может решить быть тише воды, ниже травы, и «спокойно работать». То, что происходит сейчас в России, блокирует работу общественных объединений, напрягает, разрушает кооперацию между ними. И если то, что можно назвать в России «гражданским обществом», займёт позицию «нейтралитета» и пассивности, тогда цель репрессий достигнута. Если кто-то думает, что сможет «отсидеться с краю», он ошибается. Достанут всех — сначала самых активных, а потом и всех остальных, кто показался таковым, просто потому, что в репрессивных структурах работают живые люди, которым надо доказывать, что их работа небесполезна, что им есть за что получать зарплату. Вы не оказались геем или бисексуалом? Тогда будете иностранным агентом. Не получается? Тогда вас проверит налоговая. Нет? А что у вас с «пропагандой нетрадиционных сексуальных отношений»? Вы против добычи нефти в Арктике? Несомненно, пиратство... Ах, вы заявляете, что у людей с инвалидностью есть права и им нужен доступ к общественному пространству? — так это же политическая деятельность! Действовать сообща с репрессированными, с социальными исключениями, означает действовать солидарно. Вовлечённость наших лейпцигских друзей — важный связующий узел для необходимых дискуссий. Мы не допустим изоляции. Расширяйте сеть вместе с нами! Солидарность — наша цель. Мы найдём время, чтобы работать дальше! Чтобы, говоря словами из одного из наших проектов, сказать: давайте

5


объединять сердца цепями дружбы. Занавес останется открытым! Сейчас все освободительные силы общества распылены. Они сталкиваются со стеной непонимания и отчуждения управляемого общества. Требования социальных активистов часто звучат или слишком абстрактно, или слишком конкретно. Занимаясь конкретными случаями, мы тратим много ресурсов — времени, энергии, эмоций. Стратегии сопротивления по-прежнему нет, во многом потому, что просто нет времени об этом думать. Но стратегия

нужна. И стратегия сопротивления может быть выработана только солидарно, с учётом интересов многих социальных исключений и репрессированных, которые захотят над этой стратегией работать. Мы можем прибегать к уже имеющимся правозащитным механизмам и/или обсуждать, почему они не работают. Мы можем говорить о способах общественных протестов в новых условиях, об эмансипации образования и формировании критического мышления. Что бы мы ни делали, нельзя допускать изоляции друг от друга.

Солидарность противоположна изоляции. Солидарность — это и цель, и средство. И, наверное, многое другое... Для справки: AG-Russland (Рабочая группа-Россия) является открытой и постоянно расширяющейся сетью политических, культурных, художественных и социальных проектов, в основном на Северо-Западе России, проходящих в течение последних нескольких лет. Она также является частью молодёжной образовательной сети Фонда Розы Люксембург и сотрудничает с различными партнёрами в России и Германии.

Особое мнение Текст: Константин Баранов

Наконец-то отчётливо понял и смог для себя сформулировать то, что вертелось в голове и на языке в последние месяцы. Из всех скандальных российских законов, из всего этого юридического кошмара последнего времени закон об «иностранных агентах» и закон о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений» — наиболее явно антигуманные и противные идеологии Прав Человека. Первый закон извращает саму идею свободы ассоциаций, которая даёт людям возможность по собственной воле объединяться для защиты своих интересов и достижения разделяемых ими целей, символически отрицает эту свободную волю, пытаясь представить их в качестве «агентов» — читай, послушных проводников чужой воли и интересов. Второй же закрепляет социальную неравноценность одного из меньшинств и фактически налагает на его представителей запрет на свободное выражение собственной идентичности. Их стремление быть самими собой, не стыдясь этого, и любые попытки каким-либо образом поставить под сомнение эту самую неравноценность объявляются недопустимой «пропагандой», живая и не укладывающаяся ни в какие искусственные рамки человеческая индивидуальность

приносится в жертву некой условной «традиции», которая возводится в абсолют. Таким образом, эти два закона покушаются на самую основу концепции Прав Человека — на достоинство личности, вытекающее как раз из индивидуальности и свободной воли. Непомерные штрафы, риск закрытия организаций и даже уголовное преследование — всё это мишура. Главное, что эти законы, по сути, пытаются дегуманизировать тех, кто старается жить «как свободные люди в свободной стране», низвести их до уровня безвольной и безликой человеческой массы, одновременно давая этой самой массе индульгенцию на преследование тех, кто, в отличие от неё, осмеливается свободно отстаивать свои взгляды и интересы, свою индивидуальность. Это уже происходит на наших глазах. Поэтому именно эти два документа, на мой взгляд, сейчас обозначают поле идеологической битвы за Права Человека в России, и не только в ней. «Не только», потому что, разумеется, не российские законотворцы, не Сидякины-Милоновы-Мизулины придумали противопоставить защите Прав Человека спекуляции о «зарубежном влиянии» и «растлении несовершеннолетних». Но так уж случилось, что именно в России

Интернет: правила

безопасности Текст: Сергей Оленев

Всего несколько лет назад казалось, что Интернет всегда будет оставаться оплотом свободы. Тогда мечталось только о том, чтобы скорость была повыше, а трафик дешевле. Мечты сбылись: 6

сейчас беспроводной высокоскоростной Интернет (Wi-Fi, 3G или хотя бы GPRS) есть практически везде, и даже компьютер не нужен, чтобы всегда быть онлайн — достаточно дешёвого смартфона или планшета.

эта, по сути своей, довольно примитивная риторика была выкристаллизована и облечена в идеологическую оболочку защиты «государственного суверенитета» и «традиционных ценностей». И эта оболочка оказалась настолько удобной и привлекательной, что начала с успехом экспортироваться в другие страны. Поэтому все мы, те, кому небезразлично будущее Прав Человека, должны направить свои усилия на то, чтобы добиться отмены этих двух документов и признания властью и обществом ошибочности и порочности стоящих за ними идей, тем самым, заново утвердив свободную волю и свободную индивидуальность. Да, это будет непросто. Но уверен, получится это, и другие «бастионы» также рано или поздно падут, лишившись своей идеологической опоры. Во всяком случае, я отныне считаю именно эту борьбу своей миссией — как бы пафосно это ни звучало. Простите, но теперь это глубоко личное.


Однако за это время «оплот свободы» оказался основательно объеден корпорациями и государствами. К примеру, компания Skype, не позволявшая никому прослушивать переговоры пользователей, была куплена корпорацией Microsoft, немедленно заявившей о готовности сотрудничать со спецслужбами и изменившей структуру сети таким образом, чтобы это сотрудничество стало возможным. Сами спецслужбы, в том числе и российские, всё чаще стали обращать внимание на происходящее в  Интернете и направлять запросы на раскрытие пользовательских данных иностранным и отечественным корпорациям (интересна статистика таких запросов, собираемая корпорацией Google: http://www.google.com/transparencyreport/, из неё следует, что количество запросов к  Google растёт из года в год). Кроме того, спецслужбы пытаются получать пользовательские данные, читать переписку по электронной почте, прослушивать звонки через Skype и мобильные телефоны даже без юридически оформленных запросов, что довольно доходчиво показал всему миру Эдвард Сноуден, скрывающийся в настоящее время от мести своего бывшего работодателя, АНБ,  — той самой организации, которая и занималась тайным сбором информации в США. Но, конечно, не только в США правительство пытается контролировать Интернет. В России недавно был принят ряд законопроектов, фактически означающих введение цензуры в некогда свободном киберпространстве. Под бредовыми предлогами вроде «запрета пропаганды детских суицидов путём пиратского употребления гомосексуальных наркотиков» сейчас можно закрыть доступ к любому сайту. А после нескольких громких уголовных дел против блоггеров и журналистов, обвиняемых в размещении «неправильной» информации на принадлежащих им ресурсах, стало ясно, что даже простое высказывание своего мнения может быть опасным. Опыт арабской весны

показал, что авторитарные государства не зря опасаются свободных людей из Интернета, и мне кажется, что именно этим объясняется поспешное введение интернет-цензуры в России: чиновники боятся потерять пригретые местечки, потому что их мало, а граждан, которым они надоели — много. По этой же причине в последние годы резко выросла зарплата российских военных и полицейских: власть, таким образом, пытается защитить себя от собственных граждан. Итак, что же делать, чтобы не оказаться под прессом «правоохранительной машины»? Первое правило — «не болтай». Его следует понимать расширительно. Записи и фотографии во «Вконтакте» и «Facebook», чек-ины в «foursquare», «подзамочные» посты в блогах и всё остальное закрыто только от незнакомцев, друзей или приятелей, в зависимости от выбранного уровня приватности. Для спецслужб открыто всё и об этом надо помнить. Это же касается и телефонных разговоров, SMS, переписки по электронной почте (особенно с использованием отечественных почтовых сервисов, вроде mail.ru, yandex.ru, rambler.ru и т. п.). Твит — не воробей, вылетит — попадёт в  кэш поисковых систем, и удалить его оттуда уже невозможно. Всё, что вы выкладываете в Интернет, может быть использовано против вас. Пример: безобидная фотография, на которой вы стоите с приятельницей на фоне местной достопримечательности. А потом оказывается, что приятельница участвует в ночных поджогах полицейских участков и из-за этой фотографии вы тоже теперь подозреваемый. А поскольку никаких улик нет, следователям только и остаётся, что применять особые методы допроса. Второе правило — «шифруй». Передаваемые по сети данные легко перехватываются и читаются. Поэтому надо использовать шифрование SSL для посещения всех сайтов, которые это поддерживают (например, https://vk.com — всё

равно не очень надёжно, но лучше, чем ничего), PGP для почты, OTR для клиентов мгновенных сообщений. Поскольку старинная русская пословица гласит, что от тюрьмы зарекаться не стоит, следует обязательно зашифровать содержимое жёсткого диска. В операционной системе Windows это можно легко сделать при помощи бесплатной программы truecrypt: достаточно установить эту программу и выполнить несколько несложных действий, чтобы полностью зашифровать диск «C:» вместе с установленной операционной системой, всеми установленными на нём программами и файлами. А многие операционные системы семейства Linux предлагают зашифровать пользовательский раздел ещё на стадии установки. Важно только пароль подобрать подлиннее. Кстати, о паролях. Нельзя использовать один и тот же пароль для доступа к разным сайтам, иначе злоумышленник, получивший доступ к одному плохо сделанному форуму, автоматически получит доступ и к вашей электронной почте, аккаунтам в социальных сетях, системам дистанционного банковского обслуживания и другим интересным ресурсам. Пароль, как было отмечено выше, должен быть достаточно длинным и сложным, чтобы его нельзя было подобрать, зная ваши увлечения и обстоятельства. Например, номер или марка вашего автомобиля, номер телефона, профессия — плохие пароли. Третье — «следи за своим информационным следом». Из-за беспечности многие оставляют в Интернете слишком много информации о себе. Люди выкладывают в Интернет свои фотографии, подписывая их настоящими именами, пишут о своей личной жизни в открытых источниках, рассказывают, где они живут, где работают, в каких местах бывают и какими маршрутами передвигаются. В  результате не только спецслужбы, которым, возможно, пока нет до вас дела, но и любой недруг может подкараулить вас в подворотне, чтобы бейсбольной битой завершить жаркую интернет7


дискуссию. Аналогично, работодатель может узнать о вашем прошлом нечто, что вы не хотели бы раскрывать публично, или ваш партнёр выяснит, что он не только не первый, но и не последний. В этой связи показательна история, случившаяся с психологом Лейлой Соколовой. В  2011 году она выступала экспертом в суде по делу о педофилии. Исследуя сделанные ребёнком рисунки, Соколова углядела фаллосы в хвостах кошек и сделала вывод, что ребёнок был вовлечен в сексуальные отношения. Однако интернет-пользователи выяснили, почему Соколовой мерещились фаллосы: на выложенных во «Вконтакте» фотографиях Соколова участвует в садомазохистских эротических шоу. Лейла Соколова была с позором уволена, а центру «Озон», в котором она работала, пришлось сменить род деятельности. Следует исходить из того, что любая информация, попавшая в Интернет, остаётся там навсегда. Поэтому необходимо следить, чтобы в Интернете не было личных данных и достоверной информации о вас. Если бы вышеупомянутая Лейла хотя бы имя поставила фальшивое, вряд ли её удалось бы найти. Кроме того, можно использовать несколько аккаунтов с непересекающимися кругами общения: один для друзей, другой — для общественной деятельности, третий — для профессиональной и т. п. Конечно, и соблюдение этих правил не гарантирует полной защиты личной жизни от всевидящего ока государства. Однако найти вас будет уже гораздо сложнее.

Если эта статья заинтересовала вас, и вы хотите узнать больше, читайте о: TOR — анонимизация интернет-соединений; VPN — перенаправление интернетсоединений в шифрованные каналы; I2P — распределённая анонимная сеть, действующая поверх интернетканалов; Jabber — более безопасная по сравнению с другими система мгновенных сообщений; OTR и PGP — безопасные способы передачи информации по прослушиваемым каналам; RedPhone и TextSesure — программа для смартфонов под управлением Android, позволяющая, соответственно, совершать шифрованные звонки и отправлять шифрованные SMS. 8

Выживание личности в тоталитарном государстве

(Часть 1)

На фото: Бруно Беттельгейм

Текст: Бруно Беттельгейм (из книги «Просвещённое сердце») Никто не желает отказываться от свободы. Но вопрос становится значительно более сложным, когда нужно решить: какой частью своего имущества я согласен рисковать, чтобы остаться свободным, и насколько радикальным изменениям готов подвергнуть свою жизнь для сохранения автономии. Когда речь идёт о жизни и смерти или о физической свободе, то для человека, ещё полного сил, сравнительно легко принимать решения и действовать. Если же дело касается личной независимости, выбор теряет свою определённость. Мало кто захочет рисковать жизнью изза мелких нарушений своей автономии. И когда государство совершает такие нарушения одно за другим, то где та черта, после которой человек должен сказать: «Всё, хватит!», даже если это будет стоить ему жизни? И очень скоро мелкие, но многочисленные уступки так высосут решимость из человека, что у него уже не останется смелости действовать. То же самое можно сказать о человеке, охваченном страхом за свою жизнь и  (или) свободу. Совершить поступок при первом сигнале тревоги относительно легко, так как тревога — сильный стимул к действию. Но если действие откладывается, то, чем дольше длится страх и чем больше энергии и жизненных сил затрачивается, чтобы его успокоить, не совершая поступка, — тем меньше человек чувствует себя способным на какойлибо поступок.

При становлении режима нацистской тирании, чем дольше откладывалось противодействие ей, тем слабее становилась способность людей к сопротивлению. А такой процесс «обезволивания» стоит только запустить, и он быстро набирает скорость. Многие были уверены, что уже при следующем нарушении государством их автономии, ущемлении свободы, они, наверняка, предпримут решительные действия. Однако к этому времени они уже не были ни на что способны. Слишком поздно им пришлось убедиться в том, что дорога в лагерь смерти вымощена не совершёнными в нужное время поступками. Влияние концентрационных лагерей на автономию свободных граждан также шло постепенно. В первые годы режима (1933-1936) смысл лагерей заключался в  наказании и обезвреживании отдельных активных антифашистов. После 1936 года, когда политическая оппозиция была сломлена и власть Гитлера окончательно укрепилась, в Германии уже не осталось отдельных людей или организаций, которые могли бы серьёзно угрожать существованию нацизма. Хотя по-прежнему имели место индивидуальные акты протеста, подавляющее большинство сосланных в лагеря в последующие годы выбиралось по причине их принадлежности к какой-либо группе. Их наказывали, поскольку данная группа почему-либо вызвала недовольство режима или могла вызвать его в будущем. Главным стало наказать и запугать не отдельного человека и его семью, а определённый слой населения. Такой перенос внимания с индивидуума на группу, хотя и совпал с приготовлением к войне, нужен был, в основном, для обеспечения тотального контроля над людьми, ещё не полностью лишёнными свободы действия. Иными словами, индивидуальность следовало растворить в полностью послушной массе. К тому времени, хотя недовольные ещё оставались, подавляющее большинство немцев приняло гитлеровское государство и всю систему. Однако их лояльность к режиму расценивалась как акт свободной воли, совершённый людьми, которые всё ещё обладали значительной внешней свободой и чувством внутренней независимости. Оставалась также власть отца над своим домом. Про человека, который на деле и полностью распоряжается жизнью своей семьи, и  черпает самоуважение и чувство надёжности в  своей работе, нельзя сказать, что он полностью потерял независимость.


Поэтому следующая задача государственной тирании — покончить и с этими свободами, мешающими созданию общества, состоящего целиком из существ, полностью лишённых индивидуальности. Те профессиональные и социальные группы, которые хоть и приняли идеологию национал-социализма, но протестовали против её вмешательства в сферу своих личных интересов, должны были научиться стоять по стойке смирно и усвоить, что в тоталитарном государстве нет места для личных устремлений. Уничтожить все группы, которые ещё обладали какой-то степенью свободы, было бы нерентабельно — это могло бы повредить государству и нарушить работу промышленности, жизненно важной ввиду надвигавшейся войны. Следовательно, их надо было принудить к полному подчинению путём запугивания. Гестапо называло такие групповые меры «акциями» и применило их первый раз в 1937 году. Во время первых акций наказанию подвергались только лидеры «беспокойных» групп. Это было естественно, поскольку нацистская система, основанная на принципе единоначалия, подразумевала, что начальники несут ответственность за всё, что происходит, а подчинённые должны лишь беспрекословно выполнять приказы. Однако этот принцип работает лишь в том случае, когда начальников немного, или группа представляет собой хорошо слаженную команду. Он не соблюдается для расплывчатых групп с неясной структурой подчинения. Современному обществу вообще присуща сложная система группировок. При этом даже группы, созданные самим государством, проявляют тенденцию к укреплению своей независимости, к борьбе за свои интересы против других таких же групп. Поэтому задача заключалась не только в том, чтобы подчинить старые, уже существующие группы, но и сделать вновь создаваемые полностью подконтрольными. Оба типа групп были необходимы для существования государства. Это обстоятельство осознавалось членами этих групп и укрепляло их независимость. Более того, если подчинённые слепо следовали за своими начальниками, как им это предписывалось, государство всё равно не чувствовало себя в безопасности, поскольку кто-то из лидеров групп мог уклониться от «генеральной линии». Требовалось найти способ полного контроля над всеми, и начальниками, и подчинёнными, который не нарушал бы, однако, принципа единоначалия. Решение заключалось в следующем:

надо было запугать членов группы до такой степени, чтобы их страх за собственную жизнь уравновешивал стремление полностью подчиниться начальнику. Этого можно было достигнуть с помощью контроля снизу, который, тем не менее, не должен был укреплять низы. Наоборот, их нужно было, насколько возможно, ослабить, для чего использовались чувства озлобления и тревоги. Действия, вызванные этими чувствами, даже если они приводят к успеху, не прибавляют силы и защищённости. В некоторых группах злобы на начальника было достаточно, чтобы обеспечить нужный контроль снизу. В других группах интересы подчинённых настолько совпадали с интересами начальника, что для

получения нужного эффекта требовалось добавить тревогу. Например, по доносу уничтожается один начальник. Его заменяют другим, обязанным этим повышением не уважению своих коллег или профессиональным успехам, а всё тому же государству. Легко понять, что он вызывал ненависть у окружающих и обвинялся в смерти человека, которого он заменил. Такому начальнику трудно было рассчитывать на поддержку своих подчинённых, и ему оставалось лишь доказывать свою преданность государству, полностью подчиняясь его требованиям. Таково было запугивание снизу — «народный контроль» в гитлеровской Германии. Довольно быстро выяснилось, что запугивание непокорных начальников не

решало всех задач. У рядовых членов групп создавалось впечатление, что, не совершая заметных поступков и не выражая личного мнения, можно чувствовать себя в безопасности. Гестапо пришлось пересмотреть свою практику и вместо простого ареста начальника посылать в концентрационный лагерь целую «выборку» из представителей неугодной группы. Такое нововведение позволяло гестапо терроризировать всех членов группы, лишая их независимости, и не трогая, если это было нежелательно, её начальника. Так было, например, с движением протеста против регламентации в области искусства. Это движение, выступившее в защиту так называемого декадентства, группировалось вокруг известного дирижёра Фуртвенглера. Он скрыто вдохновлял его, не высказываясь, однако, публично. Фуртвенглера не тронули, но движение было уничтожено, а деятели искусства всерьёз запуганы арестом ряда своих коллег. Даже если бы Фуртвенглер захотел сыграть более активную роль в этом движении, он оказался бы в положении полководца без войска, и движение неминуемо распалось бы. Важно отметить, что наказанию подверглись также и те деятели искусства, которые не имели никакого отношения к движению протеста. В результате мало кто задавался вопросом «За что?», и были запуганы все деятели искусства, независимо от убеждений. На первых порах лишь несколько профессиональных групп, например врачи и адвокаты, были «прорежены» подобным образом за неприятие нового, непривычного для них положения в обществе. Это неприятие было естественным, ибо на протяжении более ста лет они гордились своим образованием, превосходными знаниями, своим вкладом в жизнь общества и своим положением, которое отсюда вытекало. Они считали, что имеют право на уважение и определённые привилегии, которые выражались, прежде всего, в особом к ним отношении. Члены привилегированных групп признавали, что многие действия нацистского государства были необходимы ему, чтобы завоевать поддержку масс и держать их в узде, но считали, что всё это не может и не должно касаться их самих. Они сами способны рассуждать и решать, что лучше для них и для всей нации. «Акции» против этих групп сразу поставили их на колени, показав, насколько теперь опасно даже для них иметь собственное мнение или ощущать себя личностью. 9


Групповые акции оказались настолько эффективными, что вскоре стали использоваться для полного уничтожения профессиональных групп, признанных ненужными или нежелательными. Первыми в этом списке стали цыгане — люди, традиционно сопротивлявшиеся любым покушениям на свободу передвижения или поведения. Когда попытки принудить их к оседлости и подчинить контролю провалились, а арест нескольких сотен не привёл в чувство остальных, все цыгане были отправлены в концентрационный лагерь. Так прозвучало новое предупреждение: если «прореживание» не даёт нужного результата, вся группа целиком будет уничтожена. Поэтому такое радикальное решение уже не требовалось для других нежелательных групп, таких как содержатели ночных клубов или профессиональные танцоры. Именно танцоры были первой группой, предупреждённой заранее через газеты и с помощью специально распространяемых слухов о необходимости сменить профессию на более полезную для государства. После того, как некоторые из них были заключены в концентрационные лагеря, оставшиеся сразу показали, что прекрасно усвоили урок: они «добровольно» распустили свои организации и нашли себе другую работу. С тех пор одного намёка на желательность найти более «полезное» занятие было достаточно, чтобы вызвать требуемую для государства переквалификацию. Сложнее обстояло дело с группами, более значимыми для общества, чем содержатели публичных домов, сводники, графологи или ночные танцоры. Труд не был ещё жёстко регламентирован. Рабочий по-прежнему обладал некими юридическими правами: мог менять место работы, критиковать плохие условия труда и требовать повышения жалованья. Вскоре и эти возможности для самоутверждения были ограничены, и не столько из-за мелких неудобств, причиняемых ими промышленности или рынку рабочей силы, сколько из-за того, что они оставляли рабочему некоторую автономию. Население Германии испытывало страх перед концентрационными лагерями с момента их появления. Однако до введения групповых акций «маленький человек» мог убеждать себя, что лагеря созданы не для таких незначительных людей, как он. Не «примеряли» их к себе и члены нацистской партии, считавшие, что их положение позволит им открыто выражать недовольство или совершать мелкие нарушения дисциплины. Однако тоталитарное государство неизбежно со временем начинает осознавать важность запугивания своих же приверженцев. Первые сподвижники национал-социализма пытались «несвоевременно» проводить в жизнь принципы системы в соответствии со своими убеждениями или другими способами отклонялись от «генеральной линии». Такие люди были признаны столь же опасными для государства, сколь и его активные противники. Потому что вновь, как и в других случаях, опасность заключалась не в конкретном мнении, которого придерживался какой-то человек, а в том, что он вообще имел личное мнение. Групповые акции показали членам партии, что и  их жизнь висит на волоске. Ещё раньше они поняли, как опасно отклоняться от норм, установленных гестапо. Теперь же им нужно было осознать, что не менее опасно вообще иметь личные убеждения. Групповые акции использовались не только для того, чтобы приструнить членов организованных групп. Они служили также средством подавления любого неорганизованного стремления к независимости и самоутверждению. В 1938 году, например, была проведена весьма нашумевшая кампания против так называемых «ворчунов», позволявших себе в кругу своих знакомых критиковать своих начальников или правительство. Кампании против 10

«ворчунов» и слушающих зарубежное радио практически положили начало государственному контролю над поведением человека, нарушили неприкосновенность его дома. Следует, правда, отметить, что ещё раньше состоялась акция против нарушителей «расовой чистоты». Она имела целью контроль над наиболее интимными, сексуальными отношениями. Но эта акция была направлена только против немцев, имеющих связи с евреями (неграми и т. д.). Поэтому она коснулась лишь очень небольшой группы граждан. Кампания против гомосексуалистов ещё глубже затрагивала личную жизнь человека, однако, изза резко отрицательного отношения к ним большинства населения, она также задела лишь небольшое число «заинтересованных» лиц.


Другой может стать Другом Ты встреваешь, когда твоих друзей унижают только потому, что у них необычная внешность, они приехали из другой страны или говорят с акцентом? Тебя тошнит, когда чиновники или политики назначают кого-то людьми второго сорта, потакают превращению общества в агрессивную толпу, направляют энергию допотопных предрассудков на наиболее беззащитных? Тебе муторно от языка вражды, травли, троллинга в адрес этнических меньшинств, гастарбайтеров, беженцев и мигрантов? Тебе стыдно при виде показушной полицейской облавы на приезжих, виноватых только в том, что они отличаются от других? Ты хочешь жить в большом, ярком, разноязыком и процветающем обществе, а не в глухой провинции с закомплексованным, агрессивным, примитивным населением?

Присоединяйся к Международной неделе просветительских действий «Хрустальная ночь. Никогда снова» 9 — 16 ноября 2013 года! Память об антисемитских погромах и о миллионах жертв нацистской идеологии в Германии нужна, чтобы оповещать о смертельной опасности рецидива. Хрустальная ночь 9 ноября 1938 года открыла ворота в ад. Не следует думать, что сейчас эти ворота залиты цементом и сторожатся ангелами. Тогда, накануне Второй Мировой войны и Холокоста, многим казалось,

9 НОЯБРЯ

что трагедии ещё можно избежать, от неё можно укрыться. Однако за ослепление ненавистью, малодушие и страх пришлось платить всем. Разве сейчас — после погрома в московском Бирюлёво, после того, как полиция стала патрулировать площади и рынки вместе с «дружинниками» из ультраправых организаций, после пандемии антимигрантских настроений во время избирательных кампаний политиками разных стран, после того, как тысячи гастарбайтеров поставлены в положение бесправных рабов — тебе не кажется, что призраки прошлого возвращаются, что нашим обществом начинают править те звериные, тёмные инстинкты, что однажды уже пробили защитный слой цивилизации и показали, сколь ужасным и бесчеловечным может быть порядок, основанный на культе силы, голосах крови и почвы, презрении к закону? Признаемся честно: мы не знаем, как побудить окружающих обсуждать тему миграции в человеческом измерении, а  не через мифы, сводящие реальные личностные отношения к  противопоставлению рас, народов, религий, традиций. Нам кажется, что мигрантофобия сейчас становится тем социальным вопросом, через который актуальный гуманитарный сумрак превращается в беспросветную мглу.

Другой может стать Другом. Вместо этого Других описывают как Чужих и, тем самым, превращают во Врагов. Неделя солидарных действий «Хрустальная ночь. Никогда снова» 9 — 16 ноября 2013 года, как и любая акция, не переломит обстоятельства в одночасье. Но те, кто откликнется, кто готов обсуждать стратегии одиночного и группового антифашистского сопротивления расизму, ксенофобии, дискриминации и языку вражды, станут частью тех альтернативных пространств, которые общими усилиями выстраиваются уже сегодня.

Что делать? — сообщить о желании присоединиться к кампании, участвовать в создании её текстов и образов; — познакомиться с участниками кампании в других городах и странах, предлагать свои идеи в почтовых рассылках, блоговых сообществах и социальных сетях; — стать региональным координатором кампании, предложив идеи тех действий, которые можно провести в своём городе или регионе;

www.unitedagainstracism.org

— помогать распространять материалы кампании на тех публичных площадках, на которые у вас есть выход (в Интернете, СМИ, школах, университетах, библиотеках и др.);

МЕЖДУНАРОДНЫЙ

ДЕНЬ ПРОТИВ ФАШИЗМА И АНТИСЕМИТИЗМА

— искать единомышленников для создания активистских сообществ, занимающихся отдельными темами в рамках общеевропейского движения против расизма и нетерпимости. Каждый из нас волен присоединяться к кем-то анонсированным событиям или затевать свои. Важно, чтобы Вы сообщали об этом. Чтобы новость появилась на сайте http://9november.yhrm.org/ нужно, чтобы информация пришла на e-mail: 9-november@yhrm.org 11


Арт-колонка: Обучающие флаги Автор: Николай Олейников. Большое число широкоформатных баннеров было представлено в Кунстхалле Баден-Бадена, как часть выставки «Что Делать» в 2011 г.

12

Молодежная правозащитная газета № 9  

Октябрьский выпуск Молодежной правозащитной газеты №9.

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you