__MAIN_TEXT__
feature-image

Page 1


О А.Д.Волошине

В

период моей учебы на с/ мех фак с 1954 по 59 г.г. у нас было много прекрасных преподавателей, которые привили нам любовь к флоту, научили профессии, дали путевку в самостоятельную жизнь инженерами. Но мне хочется рассказать о преподавателе не по специальности, не по основному назначению института, который запомнился многим и дал многое нескольким поколениям студентов. Александр Давыдович Волошин был старшим преподавателем кафедры физкультуры. Он бы мог успешно работать и в любом другом ВУЗе, но не случайно оказался в ОИИМФе: ведь он воевал в Военно-Морском флоте. Поэтому, думаю, и пришел в 1948 г. в Водный институт.Началась война, и Александр Давыдович с июля 1941 г. на флоте. Онзащищал Одессу, Новороссийск, Туапсе. Был командиром развед роты ВМФ. За храбрость в боях награжден многими орденами и медалями. После войны до 1948 г. продолжал служить в погранич-

ных войсках. А до страшной войны молодой А.Волошин был одним из лучших спортсменов страны – мастером спорта СССР по тяжелой атлетике, метанию диска и молота. Был чемпионом Украины и СССР, а также рекордсменом Союза по штанге в среднем весе.Закончив свои выступления на помосте, А.Д.Волошин стал прекрасным тренером по тяжелой атлетике, в конце 40-х годов в Порто клубе на спуске Ласточкина научил поднимать штангу Аркадия Воробьева. Потом Воробьев стал сильнейшим атлетом мира, двукратным Олимпийским чемпионом (Мельбурн – 1956, Рим – 1960) и пятикратным чемпионом мира! А.Д.Волошин был одним из инициаторов восстановления и развития тяжелой атлетики в Одессе после войны, вместе с  А.Трахтенбергом и В.Шереметом. В ОИИМФе  Волошин воспитал двух мастеров спорта по штанге – Жору Колесника - мех. 54 и Сашу Бибичкова – гидротех 62, и много спортсменовразрядников. Сборная штангистов института под руководством А.Д.Волошина постоянно выигрывала первенство ВУЗов Одессы. Штангисты ОИИМФа  входили обычно в костяк сборной Черноморского бассейна и часто выигрывали первенство Всесоюзного общества «Водник» по штанге. В 1958г. сборная штангистов ОИИМФа с Волошиным заняла 3-е

место в первенстве СССР среди ВУЗов. Я тоже занимался в институтской секции тяжелой атлетики у А.Д.Волошина, хотя особых физических данных не имел. В сборную института не входил, выступал за факультет, имея 2-й спортивный разряд. Но доброе отношение тренера, его уважение к любому, даже не перспективному ученику, вселяло уверенность в свои силы и желание продолжать упорные тренировки. Это впоследствии очень помогло мне, когда после окончания института я работал в Дунайском пароходстве. Уроки Волошина помогли мне создать в свободное от работы время секцию тяжелой атлетики в пароходстве и тренировать команду моряков, ставшую чемпионом города Измаила. Он учил нас порядочности, вере в доброе начало, в себя. Таким я запомнил своего наставника – Александра Давыдовича Волошина (19.05.1907 – 07.01.1977) одного из сильнейших штангистов страны, талантливого тренера, судью Всесоюзной категории, отличного педагога и замечательного человека.

Ф.П.Сафронов, с/мех.59


О Владимире Иосифовиче Сухоцком.

В

рукописи моей книги «Однокашники» я поделился, в частности, личными впечатлениями о предметах и преподавателях, вспомнив при этом не раз о В.И.Сухоцком. Он читал нам курс «Организация морских перевозок», основной для нашей специальности», 242 часа лекций и 20 часов на курсовой проект: было время хорошо узнать этого замечательного человека. Его лекции были весьма интересны, однако, его знания были много глубже и выше. Так, солидный учебник по курсу с таким же названием, - на-

стольная книга эксплуатационников 50-80х годов, автор – тогдашний министр морского флота СССР В.Г.Бакаев,- мог быть издан только при скрупулезном, чтобы не сказать больше, редактировании Владимиром Иосифовичем. Сухоцкий возглавил кафедру «Организация морских перевозок» еще в военном 1944 году и руководил ею в течение 20 лет. В 1965 году была создана кафедра коммерческой эксплуатации, он стал ее заведующим, а заменивший его на прежней кафедре А.А.Союзов, речник, по моему убеждению, не смог превзойти Владимира Иосифовича не только по уровню знаний, но по популярности среди многих поколений эксплуатационников. Это был выдающийся уче-

ный и педагог, яркая личность, многосторонне развитый человек, эрудит. Он щедро делился с нами своими знаниями, опытом своей очень богатой событиями, поездками, даже приключениями жизни. Меня восхищало богатство его интересов – от альпинизма до истории Китая. Он превосходно знал китайский язык, который выучил, находясь там в качестве советника. Владимир Иосифович был очень коммуникабельным, имея феноменальную память, помнил всех своих студентов, охотно участвовал во встречах с ними. С некоторыми он в течение многих лет поддерживал личные отношения, вел переписку, многим давал практические советы уже в процессе нашей производственной деятельности. Для меня Владимир Иосифович Сухоцкий остается одним из любимых преподавателей и является примером настоящего ученого, педагога, Человека.

Александр Клейман, К.т.н., экс-51


Учитель. На мой взгляд, это самая важная профессия на Земле. В жизни мне очень повезло: у меня было много великолепных учителей. Закончив институт и получив диплом, я отнюдь не считал себя « инженером». И только пройдя практическую школу у высочайших мастеров своего дела - Ивана Дмитриевича Данилкина ( начальник Мурманского Арктического пароходства) и Виктора Александровича Куренкова ( начальник Провиденского Арктического порта), я решил, что теперь имею право так себя называть. Но основополагающие теоретические знания и умение мыслить по-инженерному мне дал мой первый и главный учитель в ОИИМФе– Владимир Иосифович Сухоцкий. Увы, в молодости мы редко задумываемся и мало ценим наших старших наставников. И только спустя годы начинаем понимать, какими выдающимися личностями они были. Владимир Иосифович совершенно потрясающе, артистично читал свои лекции. Они были насыщены множеством интересных фактов, глубоких наблюдений, дававших не только специальные знания, но и пищу для развития. Произнося названия знаменитых мировых судоходных компаний, крупнейших океанских линий, он закатывал глаза и прямо впадал в экстаз. По недомыслию мы тогда подсмеивались над ним. И только позднее я понял, как он был влюблен в свою специальность, свой предмет: для него эти названия звучали, как музыка. Удивительный это был человек! В вопросах теории эксплуатации морского транспорта, думаю, ему не было равных в то время в Союзе. Он был одним из создателей и главным идеологом эксплуатационного факультета. Надо сказать, что он сумел собрать у себя на кафедре великолепный коллектив преподавателей. До сих пор мы, студенты первых послевоенных лет, с большой любовью вспоминаем Давида Яковлевича Пастернака («Дусика»), остроумнейшего Николая Ивановича Андреева-Голубева, одного из ведущих специалистов морского права Ясиновского, на лекции которого зачастую приходили студенты других вузов. Сам Сухоцкий был человеком высочайшей культуры, широчайшего кругозора, глубоко образованный интеллигент и прирожденный Учитель. Нам, эксам, действительно повезло. Говорю – нам, так как уверен, что его считали и считают своим учителем сотни выпускников нашего факульте-

та, а бывало, что он преподавал не только нам, но и нашим детям. И в том, что многие выпускники именно 1951 года внесли достойный вклад в развитие нашего морского флота, конечно, большая личная заслуга Владимира Иосифовича. Это всегда знали и ценили мои однокашники: Валентин Золотарев ( начальник Ильичевского, а затем Одесского портов), Петр Дубинский ( проректор ОИИМФа), Натан Винницкий ( начальник службы эксплуатации Новороссийского пароходства, один из ведущих специалистов ММФ по эксплуатации нефтеналивного флота), Павел Щепелев ( начальник Камчатского морского пароходства), Сергей Качайлов и Степан Несвят ( начальники ПетропавловскКамчатского порта), Виктор Казанджи ( начальник Провиденского порта), Анатолий Мирошников ( доктор технических наук, профессор), Борис Щербина ( начальник Измаильского порта), Александр Афанасьев ( начальник Диксонского порта), Владимир Соловьев ( начальник Сочинского порта), и многие другие, всех не перечислить. Лично у меня на первых порах отношения с Владимиром Иосифовичем не очень сложились. На первых курсах мы с моим другом Валентином Золотаревым очень увлеклись общественной работой и самодеятельностью, в институте была отличная театральная студия. Занятия почти не посещали, учебу предельно запустили, благо в те благословенные времена стипендию давали всем. Однажды нас вызвали на заседание факультетского партбюро, до сих пор помню слова Владимира Иосифовича: « Я готов хоть сегодня дать отличную характеристику Дойбану и Золотареву для поступления в театральное училище, а из Водного пусть уходят».И спасло нас только заступничество нашего друга Пети Дубинского ( ставшего много лет спустя проректором), который был секретарем факультетского партбюро и взял нас «на поруки. Урок мы получили хороший. Начиная с третьего курса мы стали отличниками, и на выпускном вечере в Доме ученых Владимир Иосифович подошел к нам, расцеловал и сказал: « Я рад, что вы все-таки сумели стать неплохими инженерами, а не посредственными актерами». Потом я уехал на далекий Север и встречался с Учителем только на юбилейных встречах, которые наши однокашники-одесситы во главе с Тасей Семенищевой и Иосифом Касапом устроили через 20 лет после окончания института, а потом регулярно каждые 5 лет.. И на каждую встречу мы всегда приглашали нашего главного Учителя. В 1991 году, на 40-летие

выпуска, Владимир Иосифович был уже слаб и не смог прийти к нам, мы пришли к нему домой и сфотографировались во дворе его дома на улице Льва Толстого. Последняя такая встреча, 50-летие окончания, прошла в 2001 году на квартире у Инны Дубинской (Захарук). Увы, многих уже не было с нами. В 1984 году я переехал с Севера в Ильичевск и несколько раз бывал в гостях у Владимира Иояифовича. Он уже жил один, его жена, верная подруга и спутница всей жизни, Зинаида Петровна , к тому времени скончалась, детей не было. Ему было нелегко, он ведь был ровесником века, но всегда был бодр, подтянут, гостеприимен, а ум его оставался ясным и светлым. С любовью и гордостью он всегда показывал свою прекрасную библиотеку, раритеты, он относился к книгам, как к живым существам. У него болели ноги, трудно было себя обслуживать. Его ученик и преемник по кафедре « коммерческая эксплуатация», Николай Панибратец, часто навещал учителя и сумел договориться с руководством института, чтобы Жанна Сергеевна Селезнева, работавшая техничкой в институте, взяла на себя домашние хлопоты. ( Подозреваю, что часть зарплаты за постоянный уход ей платил сам Николай из своих денег). Будучи в Одессе в 1994 году, решил навестить Владимира Иосифовича, но обнаружил в знакомом доме полный разгром. Оказывается, кто-то из «новых русских» выкупил весь дом, а жильцов переселили на пос. Котовского. Рабочие не знали адресов, а телефон новых хозяев был засекречен. С большим трудом наконец я узнал адрес и в 1995 году посетил Владимира Иосифовича, в скромной квартирке на ул Добровольского. Жанна Семеновна продолжала ухаживать за ним, но он уже был в тяжелом состоянии и меня не узнал. Я оставил этой доброй женщине свой телефон и просил звонить в случае надобности. Так случилось, что в момент его кончины я был в командировке, позднее Жанна Семеновна дозвонилась и повела нас с Инной Дубинской и Тасей Семенищевой к нему на могилу, на Северном кладбище. По ее словам, она обращалась в институт с просьбой помочь с похоронами, но безрезультатно. Хоронили этого большого человека, ученого, почти полвека проработавшего в институте, только совсем уже немолодая Жанна Семеновна и брат покойной жены, Николай Семенович Плаксионов ( кажется, он когда-то преподавал в средней мореходке, но до этого времени не проявлял большой заботы о покойном. Видимо, именно у него после смерти Владимира Иоси-


фовича остались богатейшие архивы и библиотека). Вскоре я насовсем уехал в НьюЙорк, а когда через несколько лет посетил Одессу и попытался найти Жанну Семеновну, чтобы с ее помощью разыскать могилу, не смог найти ни ее, ни скорбное место. Мои просьбы к институтскому руководству помочь в поисках могилы ни к чему не привели. Год назад я вновь на несколько дней приехал в родной город, был в институте, познакомился с Натальей Потравко и попросил принять участие в поисках. И могила все-таки нашлась! Наталья Потравко, Татьяна Карпеченкова и их мужья, также водники, энтузиасты «Союза выпускников ОИИМФа», нашли захоронение. Горько было узнать, что за 10 лет забвения оно превратилось в пустое замусоренное место, даже табличка не сохранилась. Теперь наш долг, учеников Владимира Иосифовича, поставить ему памятник. Ведь В.И. Сухоцкий был не только одним из старейших преподавателей, создателем эксплуатационного факультета, в течение многих лет руководителем кафедры, он выучил не только тысячи студентов, но десятки аспирантов, многие из которых достигли больших высот. Человек редких моральных качеств, он никогда не выпячивал свои заслуги, часто был даже слишком скромен и беззащитен. Уже после его смерти я узнал о своего рода подвиге, совершенном им для института. Когда в 1944 году институт вернулся в только что освобожденную Одессу, оказалось, что румынские оккупанты вывезли всю институтскую библиотеку. Директор института, А.В,Будницкий, поручил Владимиру Иосифовичу поехать в Румынию и разыскать ее. Не раздумывая, Владимир Иосифович бросился вдогонку, с огромным трудом и с риском для жизни разыскал библиотеку и вернул ее, целую и невредимую. По этим учебникам отзанимались многие поколения студентов, возможно, часть их сохранилась до сих пор. Остается загадкой, как этот деликатный, не блещущий физической силой человек, в то время уже не юный, смог выполнить такую задачу. Вероятно, в этом ему помогли блестящий ум и прекрасное знание нескольких языков. Думаю, было бы совсем неплохо, если бы руководство института, чтобы как-то отметить огромный вклад В.И.Сухоцкого в науку, воспитание студентов, присвоило бы его имя кафедре эксплуатации морского транспорта, которую он возглавлял долгие

годы. И поместило бы небольшую мраморную доску с кратким описанием его заслуг. Для воспитания студентов такой шаг принес бы положительный результат, ибо существует великая истина: без прошлого нет будущего. Наверное, то же можно сделать и с кафедрой «математических методов управления морским транспортом», присвоив ей имя Эрика Петровича Громового, создателя и первого руководителя кафедры. Он также был основоположником этой науки в нашей отрасли и воспитал целую школу учеников, продолжающих и поныне трудиться на всем пространстве СНГ. Будем надеяться, руководство института откликнется на эти предложения.

А.Дойбан, экс-51 Нью-Йорк, сентябрь 2005 г.

Личное. Семью Сухоцких я знала с детства, родители подружились с ними во время работы в Китае, наши дома в поселке специалистов были рядом. Частенько бывала у них, Зинаида Петровна давала мне книжки, рассказывала интересные истории. Владимир Иосифович, если приходилось застать его дома, всегда угощал чем-то необычным и удивлял своим знанием китайского языка – до сих пор помню несколько слов и иероглифов, которым он меня научил. Детей у них не было, но воспитателями они оба были превосходными – тактичными, мудрыми. С большим теплом относились к животным: помню, приютили там громадного рыжего пса, назвали Диком, иначе его постигла бы печальная участь большинства животных в те бурные времена «культурной революции». Долгие годы, уже в Одессе, продолжалась наша дружба. После длительного отсутствия – практики, потом распределение и взрослая жизнь в разных местах – всегда навещала их, принимали с неизменным радушием, Владимир Иосифович самолично заваривал лучший в моей жизни кофе. Потом уже и с мужем приходили, сохранилась фотография, где Владимир Иосифович держит на руках нашего старшего сына. Говорили о разном, они всегда проявляли громадный интерес ко всему, что происходило в мире, подробно расспрашивали о тех местах, где

нам довелось быть. Я писала им письма отовсюду. Жаль, не сохранились небольшие, но очень теплые их ответы – писала , в основном, Зинаида Петровна, она скончалась в конце 70х и похоронена недалеко от А.А.Костюкова на 2м кладбище. Это были нежные, заботливые супруги, настоящие друзья и соратники. Став взрослее, я смогла оценить необычность этой семьи, то доброе, что они привнесли в мою жизнь. Могло случиться, что не довелось бы мне узнать Сухоцкого как преподавателя – он вел, в основном, эксов. Но посчастливилось – нам, экономистам, он прочел курс фрахтования, и диплом я писала у него же ( и только благодаря ему защитилась на отлично, да еще и на английском языке). Это была настоящая школа: с каким терпением, тактом, как последовательно он учил собирать и анализировать данные, делать выводы, порой неожиданные, смотреть вглубь. Лекции были насыщены отвлечениями: например, говоря о голландской судоходной компании, Владимир Иосифович тут же делал экскурс в историю страны; или приводил примеры из своей жизни, говоря о хитростях построения фрахтовых ставок – за свою долгую жизнь он повидал так много стран, городов, самых разных людей. Только нужно было услышать, задуматься над его словами. Он растил не только специалистов, стремился в каждом увидеть инженера в истинном смысле слова, то есть культурного, мыслящего, образованного человека. Увы, после очередного возвращения в Одессу в 1990 году, найти Владимира Иосифовича не удалось, как и узнать достоверно, где он, жив ли. Стыдно, но больших усилий для этого не предприняли – можно ссылаться на трудное время, неразбериху в институте, домашние и прочие проблемы.. Правда всегда одна – Учителя забыли. Потому до глубины души благодарны А.М.Дойбану, который пробудил совесть и побудил к действиям. Действительно, в ходе поисков нашли то, что и могилой назвать трудно. И произошло это как раз перед десятилетней годовщиной его смерти. После расчистки поставили сначала временный знак, а сейчас стоит скромный памятник, на котором написано – Учителю от учеников. Значит, от всех нас. Немногие приняли участие в этом, хотя и на сайте были сообщения, и на встречах говорили. Однако, не сомневаюсь, многие и многие, прочитав эти страницы, вспомнят самым добрым словом редкого Человека и Учителя. Светлая память ему и всем Учителям, оставившим след в наших сердцах.

Т.Кондратенко (Карпеченкова) Экон-73


30 ноября������������������� 2005 года��������� ������������� �������� исполнилось 75 лет со дня рождения профе�������������������� с������������������� сора кафедр������� ы������ „Теории механизмов и машин и деталей машин”, декана «всех времен и народов» КУРОЧК�� �������� ИНА ЛЕОНИДА ЯКОВЛЕВИЧА.

Как отметили юбилей ученики, коллеги, почитатели:

Рассказ очевидца. Близился к завершению хмурый декабрьский день, а с ним и вся рабочая неделя. Небо, весь день затянутое тяжелыми свинцовыми облаками, к вечеру разродилось холодными струйками дождя. Зюйд-вест, дующий вторые сутки, обрушивал огромные черноморские волны на прибрежные скалы, и их брызги, перемешиваясь с каплями дождя, долетали до прибывающих гостей. Тщетно прикрывая своими телами подарки и цветы от разыгравшейся стихии, гости короткими перебежками от автобусов до ресторана «Вилла Отрада» попадали в зал, где их встречал Юбиляр. Юбиляр - Леонид Яковлевич Курочкин – декан и профессор, в черном форменном френче выглядел несколько расстроенным (черт возьми, ведь уже 75!!!) и растерянным (сколько ж гостей-то понаехало!!!). Встречая каждого, сердечно благодарил за подарки и цветы, и приглашал всех к столу. Рассаживались недолго – минут тридцать.

Под негромкую торжественную мелодию для официального поздравления и открытия торжественного вечера было предоставлено слово ректору Одесского национального университета профессору Морозовой И.В. Ирина Владимировна зачи-

тала Приказ по ОНМУ, в котором была выражена благодарность «за багаторічну плідну і сумлінну роботу в галузі підготовки висококваліфікованих кадрів для морського та річкового флоту України, вагомий внесок у становлення і розвиток Одеського національного морського університету» и нагродила Курочкина Л.Я. Почетной Грамотой.

«Желаем Вам, дорогий Леонід Яковлевич, нашему замечательному педагогу, ученому и воспитателю, крепкого здоровья, благополучия, дальнейших творческих успехов» для официального поздравления и открытия торжественного вечера закончила свою речь ректор. Выступление ректора не транслировалось в прямом эфире по телевидению и радио, однако всеми присутствующими было поддержано громкими и продолжительными аплодисментами. Раздались здравицы в честь юбиляра и факультета механизации портов. Собственно торжественная и официальная часть вечера по замыслу организаторов была завершена. И хотя пуля, которая не должна успеть пролететь, отсутствовала, все равно было решено быстро поднять второй тост, который и провозгласил от имени сотрудников Ильичевского морского торгового порта начальник отдела механизации Незнакомов А.А., к которому присоединился главный инженер Луки А.П. и вся делегация портовиков – ильичевцев. Да, действительно если б только могли присутствовать на этом вечере все ученики Леонида Яковлевича, вряд ли организаторам удалось бы подыскать зал, который смог всех вместить! На юбилей прибыли представители практически всех выпусков, очень многие не смогли в силу различных причин приехать, поэтому нынешний декан ФМП, доцент Немчук А.О., зачитывал многочисленные поздравления, полу-


ченные посредством всех средств связи: из Калининграда и Выборга, Москвы и Феодосии, Болгарии и Израиля, США и многих других стран и городов. Юбилей набирал обороты в прямолинейной зависимости от количества произнесенных добрых слов, погода не только в доме, но и на улице, соответственно, значительно улучшилась. Гости, разбившись на группы, предались воспоминаниям. Горячее и жидкое буквально окрылило тостующих. От имени друзей и коллег выступил профессор Ясиновский А.М., который сам написал стихи и сам их выучил: Опорой жизни Вам семья В труде – коллеги и друзья Года листались как страницы Умножив бремя всех забот. В ОИИМФе славно потрудились NN-XX учебный год. Вас муза щедро одарила, Стихи слагали Вы легко Искусно также их читали Всем кто их слушал, повезло. И слог певучий… То звонкий, нежный, то могучий, Сердца в ОИИМФе покорял Вам честь и славу воздавал. В совете наших ветеранов Незаменимый человек, Мы пожелать хотим здоровья И счастья Вам на целый век! Желаем, чтобы все заботы Всегда Вам были нипочем.

Здоровья, счастья и удачи, Мы пожелать хотим Вам впредь Не знать беды и огорчений Писать стихи и не стареть! Нужно отдать должное всем выступающим: более теплые и добрые слова в адрес юбиляра и придумать сложно. Наверное, поэтому многие делегации предоставляли слово женщинам, которые не только говорили, но крепко обнимали и целовали, дабы выразить всю полноту и глубину переполнявших их чувств. Юбиляр скромно и стойко с доброй улыбкой выслушивал все сентенции, и только иногда вдруг подозрительно влажнели глаза, а бокал с шампанским выбивал мелкую дробь. Эстафету поздравлений принял Керченский морской торговый порт в

лице очаровательной Антонины, а от имени порта Южный, со всей присущей ей экспансивностью – Исайкина Лариса. В поздравлениях приняли участие: экс-ректор ОИИМФа акад. Воробьев Ю.Л. и дуайен деканского корпуса проф. Бугаев В.Т.; представители Измаильского и Ренийского морских портов; фирм «ЮЖМОМОНТАЖ», «ДИАЛАБ» и «ЮЖТЕХСЕРВИС»; ЧерноморНИИпроекта и ЮЖНИИМФа; и многие, многие другие. Замечательный вечер близился к своему логическому завершению. Слово попросил сам юбиляр: «Конечно же, дорогие мои коллеги и ученики, огромная вам благодарность за то, что пришли сюда и поздравили меня. Большое спасибо Немчуку Алексею Олеговичу и Яременко Владимиру Анатольевичу за организацию этого вечера. Я вообще отмечать юбилей не собирался, но меня никто и не спрашивал. Еще раз выражаю огромную признательность всем присутствующим, до новых встреч!» Гости старшего поколения, аксакалы - механики с чувством полного удовлетворения разъезжались по домам, а вслед им и юбиляру еще долгодолго неслось, растворяясь в ночи: Слава ДЕКАНУ!!! Слава ФМП!!! P.S. Декабрь 2004 года –празднование 60-летия основания ФМП; декабрь 2005 года – юбилей декана «всех времен …»; то есть - прослеживается новая традиция больших хороших праздников механизаторов. Если так , то до встречи в декабре 2006 года (а повод подберем достойный!!!).


НАМ ПИСЬМО! Уважаемая редакция любимого журнала «Одесский Водный»! Стараюсь читать все номера журнала, часто с удовольствием. К сожалению, в журнале мало публикаций о деятельности выпускников-гидротехников. Для исправления положения прошу поместить статью, которую посвящаю 60летию гидротехнического факультета. Вклад гидротехников Водного в развитие портов Прибалтики. Перелистывая журнал «Одесский Водный», всматриваюсь в фотографии Прибалтийских встреч. Все меньше знакомых лиц, а на последних снимках их вовсе нет.

После института,отработав в порту Ванино пять лет, с 1958 г. я 10 лет работал в Латвии и Литве. Мне посчастливилось быть на 2й встрече выпускников в 1961 году в клубе порта Клайпеда, даже сохранился пригласительный билет! Расшифровав тусклые карандашные записи на билете, могу сказать, что на встрече было 69 выпускников, портовики Клайпеды, Вентспилса, Калининграда, Лиепаи, Ленинграда, Риги и Таллина. Сколько знакомых, в том числе гидротехников там было! Ведь только из моего выпуска в Клайпеду по распределению попали Георгий Гидаль, Николай Кузьминский, Валентин Золотухин. В Вентспилс попал Марат Клер, а из более старших выпускниковгидротехников там уже работали Эммануил Барский, Борис Сидоров, Валентин Строев, помладше – Левочский, Гладкий,Горшков, Формальский. Позднее в Лиепайский

порт приехали Михаил Варгин, Николай Дойчев, семейная пара гидротехников Ира и Василий Бойко, Валя Коблик и другие. После Великой Отечественной войны сооружениям прибалтийских портов требовался серьезный восстановительный ремонт, необходимы были - увеличение глубин для входа современных судов, установка нового оборудования, строительство новых причалов, подъездных путей, также расширение старых и строительство новых складов. Сотни выпускников Водного трудились в Литве, Латвии, Эстонии и России, работавшие непосредственно в портах и в строительных организациях гидротехники вносили весомый вклад в реконструкцию и развитие балтийских портов. Они трудились на различных должностях, были главными инженерами в отделах сооружений и ремстройуправлениях портов, возглавляли крупные строительные организации. С и л а ми портов и строительных подразделений Минтрансстроя СССР, начиная с 1945 г., выполнялись сначала ремонтновосстановительные работы в портах, а затем на сотни миллионов рублей производилось капитальное строительств новых сооружений. В портах сооружались новые глубоководные причалы, в рыбных портах строились базы рыболовного флота, для которых приобретались десятки больших и средних траулеров. В портах Вентспилс и Клайпеда были построены нефтетерминалы, в Вентспилсе второй в СССР (после Одесского) припортовый завод для переработки аммиака и производства карбамида, с глубоководными причалами. В Клайпеде и Таллине сооружены паромные переправы на Скандинавию и Германию. В Лиепае был построен первый в стране склад с раздвижной крышей для приема кубинского сахара-сырца, затем через него шло импортируе-

мое зерно. Из Советского Балтийского пароходства (г.Ленинград) были выделены суда, укомплектованы, в основном, национальными кадрами, для организованных Литовского и Латвийского пароходств. Плодами трудов выпускников Водного по сей день пользуются прибалтийские страны, ранее входившие в состав СССР. Добившись суверенитета и даже вступив в Евросоюз, Литва, Эстония и Латвия не перешли на европейский стандарт железнодорожной колеи, поскольку при своей независимости эти государства в большой степени живут за счет переработки контейнеров и транзита российских (и белорусских) навалочных, насыпных и генеральных грузов, также грузов, идущих через Россию из восточноазиатских стран. Не все из тех, кто когда-то приехал по окончании вуза работать на благо страны, живут комфортно, с достоинством. Многим из тех, кто создавал мощную базу для нынешнего процветания этих стран, пришлось покинуть Прибалтику, они оказались в положении людей второго сорта или даже «оккупантами». О какой оккупации территорий Литвы и Латвии идет речь?! Город Вильно (так назывался занятый Польшей в 1920г. Вильнюс), город Мемель (так называли более 25 лет Клайпеду немцы) были возвращены Германией в 1939 г. Литве. .Причем, за Клайпеду по пакту Молотова-Риббентропа, о котором так часто вспоминают обвинители, СССР выплачивал Германии сотни миллионов долларов и гнал туда тысячи вагонов с зерном и нефтепродуктами, вплоть до первого дня войны. Наконец, только после разгрома фашистской Германии, почти все исторические земли Литвы воссоединились в 1945 г. За это надо благодарить Советский Союз, а не предъявлять счета России, как его преемнику, за ущерб, якобы нанесенный в годы «оккупации». И уж никак не сводить счеты с людьми, их детьми и внуками, которые честно и много трудились, отдавая свои силы и знания. Становится грустно за счастливые годы труда, отданные развитию Советской Прибалтики.

Владимир Рыбалка, г/т-1953 г.

Profile for Konstantin Timokhin

Одесский водный, #13 2009  

Одесский водный, #13 2009

Одесский водный, #13 2009  

Одесский водный, #13 2009

Profile for timmerman
Advertisement

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded