__MAIN_TEXT__
feature-image

Page 1

Г*К>РЛА ПК1ЛТДЫ1ЛО

ОДЕССКИЙ ВОДНЫЙ № 4(6)

ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «СОЮЗ ВЫПУСКНИКОВ ОИИМФ»

2003 г,

I


Об импрессионизме. Приветствуем появление на страницах «ОВ» далеко не новичка в журналистике, активного участника и организатора Прибалтийских встреч, настоящего Механика ( от рабочего на СРЗ до сменного механика, инженера, начальника крановой механизации Рижского порта - почти 30 лет!), успешно освоившего экспедирование. Автор крылатых выражений «ОИИМФ это золотой ключик к сердцам друзей» и « ОИИМФ научил нас учиться». В его лице удачно соединились ипостаси «физика» и «лирика», реактивного бизнесмена и тонкого ценителя прекрасного. Солнца тебе, Валера! Странные чувства бродят во мне каждый раз после Встречи. Кажется, что оторвался от оболочки своей и жил не телом, а душой, чувствами, впечатлениями. Кажется, что побывал в какой-то другой, высшей своей ипостаси. Что единение человеческое возможно в каком-то высшем своем разумении. Наверное, люди, по настоящему верующие в Бога , испытывают нечто подобное , слившись в единой молитве. Только о чем это я. Жизнь продолжается. И жесткая необходимость возвращает тебя в реальность добывания денег, заботы о ближнем своем, о дне сегодняшнем и завтрашнем. А жизнь, даже не в жестоком, а в нормальном своем проявлении, толкает тебя мордой в действительность и говорит – «Не было этого и не будет». И тут же подкрепляет слова действием и наглядными примерами. Настолько наглядными, что остается только развести руками и признать ее правоту. Деваться некуда. Сталкиваясь в буднях жизни со своими собратьями по институту, по Встречам , не часто замечаешь, увы, что они -так же как и ты- принадлежат братству водников. Да и сам, наверняка, такой же. Действительность, как кислота, размывает скрепляющие нас узы. И ты (иногда) предпочитаешь не заметить своего собрата, хотя и не признаешься себе в этом. Но откуда же такое впечатление, что есть Нечто, соединяющее нас, водников, в нечто единое? Ведь реальность, в которую мы вернулись, говорит, что это не так. А живем мы в реальности, а не в выдуманном нами мире. Да и вообще, можно ли жить только чувствами и впечатлениями. Ведь кушать хочется каждый день. И желательно повкусней. И спать в теплой постели. И жить в надежном доме. И т.д. и т.п. А что это такое – чувство, впечатление? Не каждый и поймет. А вот что такое бутерброд с черной икрой, «Мерседес» последней модели и блондинка с ногами от ушей – поймет каждый. Но, наверное, тем встреча и держится в нашей памяти, что там концентрация таких же, чувствующих единение,значительно выше, чем где бы то ни было. Поэтому и встречаемся. Поэтому и стремимся каждый год в назначенное место. Поэтому заряд, полученный на встрече, держится долго и отпускать его из себя не хочется. И пусть серая морда компъютера и телефонные звонки возвращают чувство реальности, но что-то во мне сопротивляется и не дает полностью вернуться сюда, в день сегодняшний. Я толкаюсь, дергаюсь, но не могу преодолеть волн набегающей на меня реальности. А сердце подсказывает – «Все-таки я сопротивляюсь, пытаюсь свои чувства сберечь, значит , не потерян еще для Братства. И чем дольше я это смогу, тем лучше я …». Не уверен, правильна ли эта подсказка, но мне кажется, что да. Или только тешу себя этим. …А из художников я больше всего люблю импрессионистов. Ведь они передают не то, что видят, а то, что чувствуют. И мне при взгляде на их творения кажется, что я чувствую нечто то же, что и они. P.S. И еще впечатление. … А потом мы возвращаемся домой, и водоворот будней затягивает нас все глубже и глубже. И вот мы уже дышим жабрами, ползаем по дну и считаем это нормальным, естественным состоянием. Мы боремся с другими, себе подобными, за кусок еды, за место потеплее, за норку в скале. Но, иногда, лучи солнца проникают в глубину и вспоминается что-то такое, что испытал где-то вверху, в другом состоянии себя. Но это было так далеко, так по-другому, что кажется, что это было не с тобой. И даже готовясь к очередной Встрече, не осознаешь, что готовишься к всплытию, к возвращению к Себе. И, более того, приехав туда, не сразу понимаешь, что дышишь уже не жабрами, что лучи солнца ласкают твою кожу, что ты уже другой. Осознание этого приходит чаще всего только тогда, когда водоворот будней вновь начинает затягивать тебя вниз. И опять жалеешь, что так мало всего было, что делал ты не то и не так , и надо многое менять. Где-то прочел, что человек, готовящийся к смерти и только в глубине души надеющийся на спасение, в эти последние минуты перед неизбежным концом, перебирая свою жизнь, осознает, что делал все не так, как должно. Что дай ему возможность, он бы многое изменил в жизни своей, в ее однообразном течении.Но, чудесным образом спасшийся от гибели своей, почти тотчас же забывает об этих мыслях. И вновь жизнь катится так же однообразно и тягуче. Мы такие же. Но не все и не всегда. Впечатление от состояния возвращения к Солнцу – наверное, лучшее из того, что мы получаем от Встреч. Оно приходит к каждому индивидуально. Но если оно приходит совместно с кем-то (а это может быть только с родственной душой), то это одно из лучших, наивысших состояний Человека, которое он может испытать. Чего себе и всем близким душам от души желаю.

Валерий Демишев, мех-74


«К ел а, у те бя ма ль чи к!» Николай Ляпичев о себе: «Хлебнув романтики в стройотрядах -Тикси, 1970-71гг, – после окончания Водного в 1974 уехал по собственному желанию «за туманом и за запахом тайги» на Сахалин, где и того, и другого в избытке. Работал в Корсаковском порту, затем служил в органах госбезопасности. На первых волнах демократии выплыл в беспокойное море частного бизнеса, и в 1992 году создал совместную с японцами фирму, которой руковожу по сей день, пытаясь обнаружить неуловимого тунца в бескрайних водах Тихого океана. Но уезжают за романтикой, а возвращаются из-за ностальгии. Поэтому в последние годы оставляю остров, «где тунец не ловится, не растет кокос», и приезжаю летом в родимую Одессу, где большую часть времени провожу на кортах «Лаун-теннис клуба». До «US Open», хоть там и open, пока далеко, но в рейтинге поучаемого удовольствия в этом сезоне – в первой пятерке». Отрадно, что растет число наших авторов, совмещающих творческое начало с успехами в большом теннисе. По словам Николая, кроме нашего дорогого автора, Ю.Мешкова, там присутствуют и другие водники, и даже приехавшие издалека. Пожелаем им успехов во всех сетах и геймах жизни. Всплывает в памяти делекий 1971 год, вращается, кружится, вот уже слышны обрывки фраз, различаются лица. Кто это там стоит, тупо глядя на учебник по электротехнике? Так это ж я сам, готовлюсь к экзамену! До этой страшной даты осталось пять дней и пять ночей. Соответственно, делю учебник на пять частей. На каждый день получается не так уж много, и это радует. Спешу в общагу поделиться своей радостью. И уже на следующий день приходится делить учебник на четыре части, поскольку по возвращении накануне из общаги, верите ли, электротехника мне как-то не пошла. Одна четвертая – тоже вполне терпимо, вот сейчас начну. Только дверь открою, кто-то там звонит.. Не трудно догадаться, что учебник пережил деление на три части, потом пополам, а когда деление стало бессмысленным, появилась мысль – учить лучше ночью, вот и великие так делали, Бальзак, к примеру. Правда, он писал, а не читал, но это детали. Вечером кстати вспомнилась поговорка, что утро, как ни крути, вечера мудреней. И, если поставить будильник на 6, нет, на 5, то еще многое можно успеть. И вот – экзамен. Я с учебником, раскрывавшемся только в местах деления, сижу в соседней аудитории. Обстановка нервная – все знают, что списать невозможно, а, если завалишь – переписываешь вопросы билета и приходишь в следующий раз отвечать на них, и потом уже берешь другой билет. Я иду последним, чтобы хоть как-то оттянуть развязку, передо мной – Валерик. В аудиторию заглядывает счастливый Валик из соседней группы. Он подрабатывает в зоопарке. Сегодня получка, мы приглашены, зверям в клетках будет на что посмотреть. Тем более, что и Гарик, недавно отчисленный, написал из армии, что приедет на пару дней. Нет, положительно – в зоопарке будет весело! Только вот экзамен все портит, вернее, его ожидаемый результат. К извечным вопросам «Что делать» и «Кто виноват» добавляется более актуальный – «Что бы такое выдумать, чтоб все-таки получить свой трояк».Эта тема живо обсуждается, море фантазии .Кто-то предлагает, чтоб Валерик в случае моей неудачи зашел в аудиторию и сказал , что вот у меня только что родился сын. А тут и я весь в слезах радости, неужто профессор не пожалеет… Посмеялись и забыли. Экзамен продолжался, вот уже и Валерик выскочил с заветной тройкой (ну, зверье, держитесь!), пришла моя очередь. В голове крутится какое-то правило какого-то буравчика, но я в нем путаюсь. Правда, меня о нем и не спрашивают, но на всякий случай что-то пытаюсь объяснить и путаюсь..И вот уже сижу я и переписываю вопросы билета, профессор с сознанием выполненного долга собирает со стола бумажки. Стук в дверь, на пороге появляется Валерик. С видом заговорщика, чуть ли не подмигивая, говорит профессору: «Разрешите обратиться к студенту?». Профессор:«Пожалуйста, экзамен уже окончен». И тут Валерик преображается, вся его поза говорит о торжественности момента, рука поднимается, нет, простирается вперед (помните – здесь будет город заложен), лицо светится безмерной радостью. Голосом, которым впору объявить восхождение на престол императора, чеканя каждое слово, он провозглашает: «Кела, у тебя мальчик!!!» Профессор смотрит с интересом, мизансцена достойна МХАТа. Ну, думаю, вот и друг Гарик приехал, сейчас в зоопарк рванем, все будут с радости, один я с горя. Голосом, полным сожаления, говорю – пусть пока в коридоре подождет. Улыбка сползает с Валеркиного симпатичного лица, как бывает в диснеевских мультиках, рука недоуменно опускается ( видимо, город не будет заложен), плечи ссутулятся, радость, начинавшая заполнять аудиторию, тает. И тут Валерик, как непонятый влюбленный, решает повторить свой выход. Опять поза трибуна, рука, от него исходит уже не радость, а просто безграничное ликование, грудь полна воздуха, и вот


счастье вырывается наружу (какой там Левитан, я вас прошу): «Кела, у тебя мальчик!!!» Профессор смотрит завороженно, как ребенок на новогоднем спектакле. Во мне закипает раздражение, что за издевки, я, как говорят индейцы – хао, уже все сказал!. Но повторяю, и в голосе уже слышен звон ржавых цепей из подземелья :« Скажи, пусть в коридоре подождет».Сказал, как отрезал. Валерик , сдувшись как воздушный шарик, проколотый ребятней, виновато поглядывает на профессора – мол, видите, я сделал все, что мог – пятясь, покидает аудиторию.И через минуту из коридора доносится взрыв безудержного хохота, он достигает моих ушей, и тут меня осеняет, что мальчик-то – по одной из высказанных до экзамена идей – якобы только что родившийся мой сын!! И я детонирую: смех разрывает меня на части, слезы текут по лицу, ручка и злополучный билет падают на пол. Профессор теперь окончательно растерян, не понимает сути происходящего и, видимо, предполагает, что электротехника и не такое может сделать с человеком. Он быстро покидает аудиторию, а ко мне вкатываются Валерик, Валик, и другие сочувствующие, и еще минут пятнадцать мы смеемся этим здоровым, прекрасным смехом, знакомым всем водникам, да и вообще всем хорошим людям. А потом был зоопарк, и звери были довольны, т.к. мы объявили день открытых дверей, клеток то есть. Особенно радовался медведь, которого действительно едва не выпустили на волю… Первой у нас с женой родилась дочка. А через 9 лет – сын. Это было на Сахалине и Валерика рядом не было, поэтому я сказал за него, но не менее торжественно: «Кела, у тебя мальчик!!!» Кружится, вращается, отдаляется далекий 71й, уже не слышны голоса, размываются как в тумане лица, но и этот дивный год, и другие, проведенные в Водном, навсегда остаются с нами, в нашей памяти. Удачи вам, мальчики и девочки, водники!

Николай Ляпичев, Экс-74.

Командировка. (Быль). Фамилии и имена героев этого повествования вымышлены, совпадения могут быть лишь случайными. Борис Владимирович Тервинский, экс-55, впервые знакомится с нами как автор и мы надеемся на дальнейшее сотрудничество с этим обаятельным человеком, который, проработав десятки лет в коммерческих службах (ему удалось из конца в конец пересечь при этом 1\6 часть суши – работал на Сахалине, много лет был начальником коммерческой службы Дунайского пароходства, нынче живет и работает в Измаиле, в страховой компании «Оранта»), досконально познал все аспекты работы, подводные рифы и всевозможные казусы, стили управления и жизни на предприятиях морской отрасли, в самом ММФ. Его большая статья читается, как детектив, она наполнена живым юмором и меткими наблюдениями, дает замечательно яркое представление не только о конкретной не вполне стандартной ситуации, но также о хорошо знакомых моментах жизни и работы в предперестроечное время. Многие из старших товарищей от души посмеются и вспомнят – да, так оно и было… А молодым будет интересно заглянуть в кусочек истории страны и флота: страна была могучей, флот был огромный, отрасль была престижной, а вот возможности запросто поехать за границу не было. О потерях можно сожалеть. Зато теперь Борис Владимирович, душа компании и юморист, сохранив молодой задор и осанку, частенько за рулем своего автомобиля ( не «Пежо405», а «Альфа-Ромео»!) на большой скорости колесит по дорогам Европы, пересекает границы и не краснеет из-за вышестоящих... Пролог Был октябрь 1977 года, теплоход «Русь» шел Атлантическим океаном мимо берегов Испании. Капитан Хлебов обеспокоенно смотрел на поверхность океана. Старший помощник Рахов доложил, что надвигается циклон, а впереди Бискайский залив, знаменитый своими свирепыми штормами. Трюмы теплохода были заполнены свежим картофелем, который перевозили из Египта в Англию. Берега Испании богаты морскими заливами – шхерами, в которых можно переждать любую непогоду. «Не будем рисковать, переждем» – сказал капитан. «Но картофель может испортиться, если шторм затянется» – возразил помощник. «Думаю, непогода долго не продлится, перестоим пару дней, а там посмотрим» – решил капитан. Судно простояло в одной из шхер 9 дней… Глава1. Решение о перевозке картофеля принималось мучительно. Украинское пароходство традиционно работало на Черном и Средиземном морях и не часто выходило на большие расстояния. Но конъюнктура перевозок сложилась так, что для относительно больших судов типа «Русь» на тот момент не было грузов. Пришлось искать их в Европе, и в августе 1977 года на запросы откликнулась гамбургская фирма «Арамарине», которая и предложила перевозку больших партий свежего картофеля из Александрии ( Египет) на Лондон (Англия). Для заключения соответствующего договора в Москву были направлены начальник коммерческой службы пароходства Борис Иванов и начальник сектора морских перевозок Петр Свиридов. Встреча с представителем фирмы происходила в помещении Министерства морского флота. Им оказался господин Исмаил, внук шейха Абу-Даби, миллионер, занимавшийся ради интереса и морскими перевозками. Во время переговоров г-н Исмаил оказывал традиционное восточное внимание


представителям пароходства, но особо был любезен с Борисом Ивановым, вызывая этим его недоумение. Контракт был подписан, и, как обычно, состоялись культурные мероприятия: просмотр балета «Лебединое озеро» в Кремлевском дворце съездов, угощение господина Исмаила блинами с красной икрой и русской водкой, а в заключение был дан пышный ужин в ресторане « Прага». И вновь г-н Исмаил был подчеркнуто дружелюбен и прямо таки льнул к Борису, приглашал его в Гамбург, где обещал ему прекрасный отдых. Иванов и Свиридов вернулись в пароходство, где доложили о результатах, получили добро на выполнение контракта, и уже в сентябре эти перевозки начались. Глава 2. В тот пасмурный октябрьский день Борис Иванов получил радиограмму с т\х»Русь», где говорилось, что по приходу в Лондон капитан вызвал на борт нотариуса, после чего трюмы были открыты. Оттуда валил пар и сильно пахло гнилью. Этот момент был зафиксирован в морском протесте: капитан протестовал против любых претензий со стороны третьих лиц по поводу изменившегося качества картофеля, и заверял, что им были предприняты все возможные и невозможные меры для доставки груза в хорошем состоянии, что и было нотариально оформлено. Соласно морской практики действия капитана были правильными, Борис счел этот случай рядовым, и на этом, казалось, все и закончится. Кроме того, Борис вспомнил, что на борту в этом рейсе был капитаннаставник Овсов. Институт капитанов-наставников подчинялся службе мореплавания пароходства и был призван оказывать помощь капитанам судов в их работе на море и в выполнении всех положенных инструкций по судовождению. Иногда ошибки судоводителей разбирались в пароходстве, тогда готовились приказы и наказания, но на деле этот институт стал защитником капитанов и в отдельных случаях покрывал их погрешности, не предавая огласке. А уж если в рейс выходил капитан-наставник, то такой рейс считался безупречным и капитан судна, находясь за каменной стеной капитана-наставника, всегда отчитывался об отличном выполнении рейса ( позже выяснилось, что девятидневная стоянка судна в шхерах Испании была санкционирована по настоянию капитана-наставника) . Кстати, у иностранных судовладельцев института капитанов-наставников нет: судовладелец полностью доверяет судно капитану и требует от него безукоризненного выполнения своих инструкций. Любое отклонение от таковых карается списанием с судна, после чего капитан попадает в «черный список» и устроиться в далнейшем на работу ему очень сложно. В феврале 1978 года на имя Иванова поступило письмо из Гамбурга, в котором г-н Исмаил извещал, что объем испорченного картофеля составил 65% , т.е. около 2000тонн, и убыток составляет 1560 тысяч фунтов стерлингов (около2,5 млн. долларов), к письму было приложено исковое заявление в Английский суд о взыскании с пароходства вышеозначенной суммы. Это был ШОК! Борис доложил об этом начальнику пароходства. «Как хотите – так и выкручивайтесь», – прорегировал начальник пароходства Пилипов. « Но, если с пароходства будет взыскана эта сумма, вы со Свиридовым будете ее отрабатывать всю оставшуюся жизнь». Что было делать? В такой ситуации наиболее приемлемой была бы личная встреча с истцом и регулирование вопроса с ним мирным путем. Но выехать в Гамбург было не так-то просто в те времена. Командировка в капиталистическую страну планировалась не менее, чем за месяц до начала соответствующего квартала и утверждалась лично Министром морского флота. А времени не было – дело намечалось к рассмотрению в английском суде уже в марте. Борис вторично обратился к начальнику пароходства Пилипову, чтобы он связался с заместителем министа, объяснил ситуацию и попросил в порядке исключения разрешить командировку в Гамбург.Разрешение было получено 28го февраля, и по решению руководства пароходства для урегулирования спора в Гамбург отправлялись Борис Иванов и начальник Управления флота пароходства Александр Агафонов. Глава 3. В советское время зарубежная поездка была связана с массой сложностей. Загранпаспорта хранились в Москве, в Министерстве морского флота. Помимо плана командировки, нужно было получить разрешение Консульского отдела МИД СССР, которое давалось после того, как туда поступало представление из ЦК КПСС… Украинское пароходство располагалось на Дунае, который являлся водной границей между Румынией и СССР. Ближайший румынский порт Галац находится от украинского порта Рени всего в 20ти км. Но, чтобы попасть в Галац, нужно было ехать в Москву за паспортом, брать визу в консульском отделе, оттуда самолетом лететь в Бухарест, и уже из Бухареста ехать на машине 200км до Галаца..Перед отъездом каждый командированный обязательно должен был посетить местное отделение КГБ и получить наставлениеинструкции. 1-го марта 1978 года Иванов и Агафонов направились в местное отделение КГБ для дружеской беседы с его начальником Неновым. «Вы едете в страну, настроенную враждебно к Советскому Союзу, она член НАТО. Против вас могут быть провокации, спецслужбы интересуются положением пароходства на Дунае. Несите гордо звание граждан СССР!» Один из присутствующих сотрудников вдруг обратился к Иванову: «Возможно, Вам удастся узнать что-то о составе военно-морских сил Германии и наличии военных моряков в Киле. Постарайтесь это выяснить.»


Иванов сказал, что им предстоят коммерческие переговоры и вряд ли что-то можно выяснить, для этого есть военные атташе..Ответ не понравился. Однако, пожелали хороших результатов и хорошей дороги. До отъезда на машине в Одессу оставалось всего минут 30-40. Иванов только и успел добраться домой, наскоро собраться., поцеловать дочку (жена была на работе). Тут и машина с Агафоновым подъехала. Командировка началась. Глава 4. По прибытии в Москву Борису и Александру сказали, что им надо быть через два часа в аэропору Шереметьво для вылета во Франкфурта-на-Майне, где их встретит представитель совместного предприятия «Транснаутик» и поможет пересесть на самолет до Гамбурга. В ММФ Борис получил аванс – 1500 немецких марок на двоих. Но вылет не состоялся: по трассе полета была гроза и всех пассажиров на автобусе вернули в Москву, в гостиницу «Интурист». Борис с Александром выпили по рюмочке, закусили домашними заготовками и крепко уснули. В 6 утра стук в дверь известил, что надо срочно выезжать в аэропорт. Наконец, самолет взял курс на Франкфурт. До свидания, Москва! В аэропорту Франкфурта, после прохождения контроля, они увидели человека с плакатиком «Транснаутик». Их доставили в офис на 11-м этаже, из окон открывался прекрасный вид на реку Майн, готические соборы, причудливые городские крыши. Непринужденная беседа за рюмочкой коньяка и чашкой кофе сократили ожидание следующего рейса. Петляя по узким улочкам Франкфурта, машина с дунайскими гостями вынырнула на свободное, широкое пространство шоссе и помчалась к аэропорту. Полет на скандинавском «Боинге747» превзошел все ожидания: по девять кресел в каждом из трех рядов, в середине салона бар, в каждом отсеке телевизор, прогулочная палуба на втором этаже, прекрасная еда с широким выбором напитков. Через час самолет приземлился в Гамбурге. И здесь гостей встретил представитель «Транснаутика».Он сказал, что к ним присоединится, как сообщили из Москвы, Андрей Ковальчук, заместитель Председателя Всесоюзного объединеня «Совфрахт», он уже в гостинице. Кроме того, в переговорах примут участие: представитель «Ингосстраха» (ведь судно было застраховано на сумму в 100 тыс. долларов), юрист из Англии и представитель «Совинфлота» (т.е., надо понимать, КГБ). «Большая компания» – подумал Борис. «Постараемся отстоять интересы пароходства». Машины подъехали к готинице «Атлантик». Был тихий прохладный вечер, во внутреннем дворике голубело озерцо с фонтаном посередине. Номер был одноместный, со всеми удобствами, на прикроватной тумбочке лежала библия, рядом с роскошной кроватью примостился холодильничек. Он оказался битком забит напитками – от водки и коньяка до шампанского, в маленьких бутылочках. Имелись и легкие закуски. Все было необычно и приятно. Борис спросил: «Можно пользоваться холодильником?» Представитель «Транснаутика» ответил: «В меру...» Тут подошел Андрей Ковальчук, познакомились, и организовали совместный легкий ужин, после чего холодильник в номере Бориса наполовину опустел.В прекрасном настроении разошлись по номерам и погрузились в глубокий сон. Глава 5. 3 марта 1978 года, утро. Борис на ломаном английском заказывает в номер «егз уиз бэкон», что означает яичницу с ветчиной. Вскоре завтрак стоял на столе: кроме яичницы – кофе, молоко, вафли, масло, сливки, хлеб, два вида джемов – Европа! После завтрака троица собралась в номере Андрея, оттуда позвонили господину Исмаилу. Тот попросил прибыть в его контору к 12 часам. Борис вернулся в номер и заметил, что постель перестелена. «Значит, кто-то был!» Паспорт в бумажнике был на месте, остальное не проверил. Около 12-ти в гостинице появились остальные участники переговоров, и кортеж из 4х машин двинулся к конторе «Арамарине». Господин Исмаил, солидный мужчина с седой головой, лет 55-58ми, встретил на пороге. Со всеми поздоровавшись за руку, он обнял Бориса и троекратно произвел воздушные поцелуи в щеки, что напомнило Борису их встречу в Москве. Офис представлял собой трехкомнатную квартиру, где одна комната являлась кабинетом, вторая просторной гостиной и третья - молельня, отгороженная от гостиной золоченым шнуром. За шнуром находился столик с раскрытым кораном, прикосновение к которому гостей-иноверцев было бы смерти подобно. Начались переговоры. Первым взял слово Борис: «Господин Исмаил, наше судно перевозило скоропортящийся груз, за качество которого перевозчик не отвечает. Картофель был погружен в трюмы согласно ваших распоряжений, на протяжении всего рейса соблюдался режим вентиляции, что подтверждено выписками из судового журнала. Судно своевременно оформило морской протест. Некоторая задержка с доставкой произошла из-за непогоды, что подтверждается сводками погоды в Бискайском заливе. Считаем, что вины перевозчика нет и просим освободить нас от ответственности». Александр: «Наше пароходство с уважением относится к фирме «Арамарине», и к моменту переговоров было уже совершено 6 рейсов, ни по одному из них, кроме «Руси», замечаний не было. Мы готовы продолжать сотрудничество». Взял слово Андрей:» «Совфрахт» считает фирму «Арамарине» надежным партнером, впереди могут быть другие контракты на перевозку». Юрист из Лондона подтвердил правильность действий пароходства, ссылаясь на международные правила. Представитель «Ингосстраха» с надеждой следил за дискуссией, думая о страховке в 100 тыс. долларов, которые не хотелось бы выплачивать. Представитель «Совинфлота» молчал, видимо, думая напряженно о составе военно-морских сил Германии в Киле… Наконец, слово взял господин Исмаил: «Я с большим уважением отношусь к Украинскому пароходству,


особенно к его работникам, в частности, к господину Иванову ( тут Борис снова вспомнил Москву). Капитаны произвели на меня прекрасное впечатление, это высококвалифицированные специалисты, хорошо владеют английским языком, качеством перевозок я очень доволен.Но есть исключение по т\х «Русь». Та небольшая задержка, о которой сказал г-н Иванов, сыграла роковую роль.Стоянка в шхерах в течение 9 суток погубила картофель, и она ничем не оправдана. Я перевожу картофель не только судами украинского пароходства.Пока Русь» отстаивалась в шхерах, за 9 суток Бискайский залив прошли 11 судов с картофелем, грузоподъемностью по 900,1000 и 1200 тонн. То есть, маленькие по сравнению с т\х «Русь» и менее защищенные от непогодных условий, но они не прятались ни в каких шхерах, а продолжали свой путь, понимая, что груз может испортиться даже при меньшей задержке.Поэтому считаю – ваш морской протест бездоказателен, непогода была умеренной и позволяла любым судам проходить Бискай беспрепятственно. Мой юрист в Лондоне уже проконсультировался с адвокатами Английского суда и уверен в бесспорном выигрыше дела.» Затем он вручил каждому список судов, перевозивших картофель в описываемое время и полную калькуляцию понесенных фирмой убытков. Подобного расклада советская делегация не ожидала…Дальнейшая дискуссия свелась к уточнению деталей, но по существу сказать было нечего. Ровно в 15 часов г-н Исмаил извинился и без объяснений скрылся в туалетных комнатах. Оттуда он появился в полумокрых брюках и сразу рухнул на пуфики перед кораном: пришло время намаза. Перед молитвой мусульмане моют нижнюю часть тела, и только затем обращаются к Мохаммеду. Помолившись минут 10, г-н Исмаил, как ни в чем ни бывало, снова сел за стол переговоров. А они зашли в тупик. Было предложено встретиться на следующий день, в 17 часов. А на ухо, интимно, г-н Исмаил сказал Борису, что приглашает его, Александра и Андрея посетить секс-театр в Гамбурге после переговоров. Отказываться не принято, пришлось согласиться, все разъехались по гостиницам. Тут Андрей сообщил, что хорошо ему знакомая фирма приглашает делегацию посетить китайский ресторан. В 20 часов все сидели за большим круглым столом в ресторане «Чайна Таун». Принесли меню, где было не менее 500 страниц, блюда шли под номерами. Под номерами 137,631,535,1061, 84, 56 были принесены лягушачьи лапки, кальмар в соусе, шашлык из собачки, жареные змеи, тунец в соевом соусе, креветки. Стол украшали блюда с рисом и множество бутылочек с различными соусами. Была заказана горячая рисовая водка и, конечно, зеленый чай. Впечатление и от еды, и от сервировки (вместо вилок палочки, необыкновенно искусно вырезанные из ярких овощей украшения – драконы, рыбы) было огромное. Разошлись за полночь. Глава 6. 4 марта, утро. Завтрак при « шведском столе», на котором более ста блюд. Вернувшись в номер, Борис вновь обратил внимание на перестеленную постель. Пора было распределять командировочные, каждому полагалось по 297 марок. Отсчитав себе и Александру указанную норму, Борис проверил оставшиеся деньги, должно было быть 906 марок для оплаты гостиницы.В бумажнике было только 406.. В глазах потемнело до дурноты. Он выбежал в коридор, как в тумане добрался до номера Александра, где был и Андрей, и взволнованно поведал о случившемся. Сначала ему не поверили - просчитался, куда-то отложил, в Москве не додали.. Проверили снова все, включая документы. Денег не было. Срочно позвонили представителю «Транснаутика». Директор, господин Плужников, сказал: «Для нас 500 марок, конечно, не сумма, но давайте дадим официальный ход и заявим в полицию». Бориса препроводили в кафе в этом же здании, пришел полицейский, составил протокол. Что такое для командировочного потерять 500 марок? Борис уже прикинул, что частично погасит утерю своими 297 марками, но остаток в 203 нужно возмещать в 10-кратном размере по курсу Госбанка СССР, т.е. надо доплатить более 1000 рублей ( при зарплате в 195 в месяц), таков порядок. Кроме того, это крайне негативно отразится на его будущем - по принципу « там не разобрались, то ли у него украли, то ли он украл»… В 12 часов вся делегация собралась и до 15 часов пыталась найти выход из ситуации с теплоходом «Русь». Единого мнения не было, поручили юристу еще раз внимательно просмотреть английское законодательство. К 17 часам Борис, Александр и Андрей были в конторе у г-на Исмаила. Попытки мирно решить вопрос, хотя бы в пределах суммы в 100 тыс. долларов, которые готов заплатить «Ингосстрах», ни к чему не привели. В 19 часов троица в сопровождении г-на Исмаила направилась в секс-театр.Это было ничем не примечательное здание, по амфитеатру располагались столики со стульями, внизу - арена. Заказали традиционные немецкие сосиски с тушеной капустой, напитки. Началось выступление. Под бравурную музыку кордебалет исполнил канкан. Участницы оказались без нижнего белья, и при характерных движениях ногами под пышными немецкими юбками мелькали дамские прелести. Затем был стриптиз. Красивая молодая женщина под приятную музыку постепенно освобождалась от одежды.Затем она скинула бикини, и свет погас. Затем выплыла другая красивица, которая также начала раздеваться при появлении высокого стройного негра в полупрозрачных плавках. Наконец, они разделись и, в бликах разноцветных прожекторов, при постепенно гаснувшем свете, приступили к финальной части номера, извиваясь на громадной постели под улюлюканье разгоряченных зрителей. Сосиски были съедены, концерт окончен. Напомню, дело происходило в 70е годы, когда в СССР не только стриптиза, но и «секса не было». Итоги дня -кража денег, неуступчивость г-на Исмаила, препротивное настроение, ставшее от этого зрелища еще хуже. По возвращении в гостиницу снова опорожнили холодильник Бориса . Глава 7. 5 марта, утро, завтрак, головная боль и снова встреча со всеми в 12 часов. Юрист никаких зацепок не нашел, пароходству придется платить 2,5 млн. долларов.. Г-н Исмаил соглашается на небольшой компромисс в 100200 тыс. долларов, но это не меняет дела. От безысходности хотелось напиться и на все махнуть рукой. Представитель « Совфрахта» пригласил всех на обед в 16 часов. В 14 часов вернулись в гостиницу. Настроение по прежнему гадкое. На сей раз открыли холодильник


Александра. Вскоре он был пуст. Перешли к Борису. Андрей без конца твердил, что скоро нужно быть в представительстве «Совфрахта», но конвеер был запущен. К 16 часам Борис и Алесандр были уже хороши. После холодного душа прибыли в резиденцию «Совфрахта». Бедненькие наши женщины, как они старались накрыть стол для «почетных» гостей! Был март, а стол ломился от свежих овощей и фруктов, креветки, зажаренный поросенок, индюшиные ножки, всякие соусы и много-много всякого другого. Под напевы родных песен и качественную советскую водку пиршество длилось до вечера. Тут возникла идея провести экскурсию по Гамбургу. Андрей, работавший здесь ранее, предложил себя в качестве гида. С трудом переставляя ноги, боевая троица уселась в машину. Борис сразу уснул и проснулся, когда с ярко освещенной улицы послышалась громкая музыка. Это был знаменитый Рипербан, район Гамбурга, специально отведенный для секс-услуг. Красные фонари у каждого дома смутно напомнили о красных флагах времен Тельмана. В стеклянных витринах красовались девицы и дамы, едва прикрытые бикини или фигурными лепестками. У одной из витрин американский моряк на пальцах торговался с проституткой, согласие было достигнуто, он по ступенькам поднялся и вошел. Плотная штора сразу задернулась.К членам делегации направлялись три девицы с очевидными намерениями, Андрей показал, что их услуги не нужны, и предложил зайти в соседний кинотеатр передохнуть. Добравшись в полутьме до удобного кресла, Борис сразу задремал. Очнулся от гоготанья в зале и пыхтенья на экране: там происходило примерно то же, что и во вчерашнем секс-театре. Вскоре друзья по несчастью вышли на свежий воздух .Очень хотелось справить малую нужду, туалетов видно не было. Облюбовав рекламную тумбу, они осчастливили Риберпан своим облегчением. Но день на этом не закончился. Андрей предложил зайти в кафе, утолить жажду. Небольшое кафе в этот поздний час было полупустым, играл оркестрик, между накрытыми чистыми скатертями столиками сновали симпатичные официантки. Заказали пиво, каждому принесли по литровой кружке, которую трудно было удержать в руке, нужно было обнять. Часы показывали час ночи. Оркестранты о чем-то переговорили с официанткой и объявили, что тут находятся русские гости. Зал зааплодировал. Из тесной русской компании выдернули Александра, надели ему на голову тирольскую шляпу с пером и дали в руки дирижерскую палочку. Оркестр заиграл «ВолгаВолга, мать родная». Александр слабыми движениями пытался дирижировать, а весь зал по-немецки пел «Вольга-Вольга, муттер Вольга». Идеальная картина. К 3 часам ночи добрались до гостиницы. Попытались было прикончить холодильник у Бориса, но сил не было. Глава 8. 6 марта, у Бориса день рождения, ему стукнуло 45 лет. За шведским столом слегка отметили событие. В 12 вновь переговоры, и ничего нового. Перебрав все мыслимые и немыслимые варианты, контр-доводов не нашли. Это был последний день переговоров, нужно было подписывать с г-ном Исмаилом протокол о добровольном признании иска, или ничего не подписывать и выходить на суд. Тогда к расходам пароходства прибавлялись судебные, адвокатские и прочие издержки, а они иногда составляют до 30-40 %от исковой суммы. Итак, иск отклонить не удалось, 500 марок украли, количество военно-морских сил в Киле выяснить не удалось..Борис думал – что скажут начальник пароходства Пилипов и начальник КГБ Ненов..Хоть домой не возвращайся! Переговоры закончились быстро: из уважения к Борису г-нИсмаил согласился простить 300тыс. долларов (к оплате оставалось 2,2 млн.долларов). Борис просил дать время до утра. Всех участников г-н Исмаил пригласил в ресторан «Плаза», супер-ресторан, известный своими высокими ценами и огромным выбором блюд всех стран и народов. Собралось человек 12. «Миит ор фиш?» – осведомился гостеприимный хозяин вечера. Бориса это интересовало мало, Александр был грустен, Андрей выразил безразличие..Г-н Исмаил произнес тост за здоровье Бориса. Тут возникла идея. Борис, тихонько посоветовавшись со своими, повернулся к г-ну Исмаилу и прошептал ему на ухо: «У меня сегодня день рождения, 45 лет..». Тот едва не упал со стула, пришлось паспорт показать. «Господин Исмаил , мы еще раз предлагаем Вам решить вопрос – представитель «Ингосстраха» уверяет, что уже завтра сумма в 100 тыс. ам. долларов будет переведена на Ваш счет» – с замиранием сердца произнес Борис. Г-н Исмаил хлопнул в ладоши и что-то по-немецки сказал метрдотелю. Затем произнес: «Я еще в Москве полюбил Бориса за его откровенность и доброжелательность к моей фирме. В этот торжественный день я не могу отказать другу. Принимаю ваше предложение при условии, что Украинское пароходство продолжит перевозку картофеля для нас». Взрыв ликования потряс стол. Тут же появился огромный букет цветов и многоступенчатый торт на тележке. Это были незабываемые минуты! «Приглашаю вас завтра в 10 часов подписать соответствующий протокол» – добавил г-н Исмаил. Вечер закончился в непринужденной обстановке, все разъехались по местам. В гостинице Андрей произнес: «Такое событие надо отметить». Третья закладка в холодильнике Бориса была прикончена. Глава 9.


7 марта. Утро, головная боль, душ, завтрак. В 10 часов собрались все участники вчерашнего вечера. Перед началом процедуры раздался звонок юриста из Лондона. Он не поверил в решение г-на Исмаила прекратить дело, усиленно советовал идти на суд и бесспорно выиграть столь значительную сумму. Но г-н Исмаил был непреклонен и подтвердил свое решение. Затем он обратился ко всем: «По случаю дня рождения г-на Иванова я дарю ему автомобиль «Пежо-405», пусть он помнит о нашей встрече. Полученные 100 тыс. долларов я передам в приют, в котором учился диккенсовский Оливер Твист». «Боже мой, час от часу не легче», – простонал про себя Борис. Подарки нельзя принимать по положению, лучше бы 500 марок подарил». Вслух же он пролепетал: «Г-н Исмаил, не надо мне машину дарить, у нас запчастей к ней нет, я не могу, при всем уважении, принять такой дорогой подарок…» «Не принимаю никаких отказов, даже если мне позвонят из Кремля, я уже дал команду отправить машину дунайским путем через Регенсбург. Прошу подписать протокол». Оставалось только благодарить за радушное гостеприимство, за подарок, и подписать протокол. Все завершилось грандиозным обедом в ресторане. Глава 10. 8 марта, утро. Международный женский день. Борис подводит итоги: миссия с честью выполнена, украли 500 марок, подарили машину, завтра заканчивается командировка. Несмотря на успех, неприятностей не избежать, настроение мрачное, на душе тяжело. Размышления прервал звонок Плужникова: «Срочно явитесь в «Транснаутик». В 10 часов вся троица сидела в просторном кабинете директора. «Сегодня звонил директор гостиницы «Атлантик». Полиция нашла воров, это обслуживающий персонал, слесари-арабы. Они надеялись, что клиент не поднимет шум и в тот же вечер пропили деньги в ресторане при гостинице». Это было невероятно, неужели все обошлось?! «Завтра отправляем вас домой, прямого рейса Гамбург-Москва нет, на Ленинград только через три дня, полетите через Западный Берлин». « Не хватало нам еще Западного Берлина», мрачно подумал Борис. Получили от «Транснаутика» сувениры - легкие пластмассовые кейсы, в каждом фирменный галстук, бутылка виски и канцелярские принаадлежности. «Есть предложение перекусить в нашем кафе», сказал Плужников. Под рюмку хорошего коньяка хорошо пошли креветочный коктейль, прекрасный салат с маслинами и спагетти с креветками и сыром. «Зачем к макаронам и вилка, и ложка,» – удивился Борис. Посмотрел по сторонам – оказывается, спагетти надо нанизывать на вилку, а после их в ложке покрутить, пока не оборвутся, и тогда в рот. Век живи – век учись.. Теперь можно было тратить командировочные, но времени не было, и в первом попавшемся магазине Борис купил себе впервые в жизни джинсы, только входившие в моду. Вечером настала очередь четвертой закладки в холодильник Бориса. Глава11. 9 марта, утро, завтрак. Плужников сообщил, что через Берлин не получается, полетите через Копенгаген, там всего через полтора часа пересадка на Москву. Прощай, гостеприимный Гамбург! Аэропорт Копенгагена представлял собой громадный стеклянный куб со всеми современными условиями для комфорта. Время прошло быстро, и вот уже из иллюминатора самолета Аэрофлота открываются замечательные виды: россыпь островов в Балтийском море, на одном из них замок Принца Датского, видны берега Швеции, порт Мальме. Ну, а еда, как обычно - почти холодный синеватый цыпленок, чай, кофе, сырок. Правда, подали водку и виски, что члены делегации с удовольствием употребили. В Москве Борис и Александр оказались в особой гостинице мэрии, без вывески и без названия, недалеко от улицы Горького. Расположившись в двухместном номере, Борис достал сувенирную бутылку виски, и они отметили благополучное возвращение на родину. «А ведь мы прекращаем перевозку картофеля в Англию», сказал Александр, перед тем переговоривший по телефону с парходством. Борису стало не по себе. Вспомнилась прекрасная повесть Павла Нилина «Жестокость», где главный герой обещает бандиту освободить его, если тот укажет местонахождение банды и поможет в ее ликвидации. Банда была уничтожена, а начальник УГРО отменил обещание и оставил бандита умирать в тюрьме. Главный герой после этого застрелился у всех на глазах. «А как же наши обещания?» –спросил он. «А это наша русская привычка – пообещать, и не выполнить.Так решило руководство. Мы свою миссию выполнили, а там - что будет, то будет». Вечером в ресторане при гостинице Борис и Александр «оплакивали» картофель , ели красную икру, форель, котлеты из медвежатины, запивая чистейшей плодоимпортной водочкой. На завтра предстоял отчет по командировке в Министерстве. Утром 10 го марта посланцы были в Министерстве, там же на совещании они нашли начальника пароходства Пилипова. Выслушав их краткий доклад, он сказал: «Для тебя, Иванов, дело закончилось хорошо, а то я хотел из-под тебя служебный стул выдернуть. Живи!» Вот и вся оценка. Более подробно Борис доложил о результатах Ушакову, начальнику объединения «Южфлот», оставил на столе письменный рапорт , где объяснял обстоятельства получения в подарок автомобиля «Пежо-450», и просил оставить эту машину в распоряжении Министерства. На следующий день Борис и Александр были уже на работе. Оставалось отчитаться перед КГБ. Ненов встретил их радушно, подробно выслушал и сказал, что члены делегации вели себя безукоризненно, в отношении машины все сделано правильно, и, вообще, он гордится, что в пароходстве есть такие сотрудники. На скромные оправдания Бориса насчет военно-морских сил в Киле, он сказал, что это была просто глупость одного из их сотрудников и претензий быть не может. На этом командировка была окончена. Эпилог.


Пароходство так и не выполнило обещаний, данных г-ну Исмаилу, и прекратило перевозку картофеля. По отношению к командированным, Борису и Александру, и, тем более, к господину Исмаилу это было по меньшей мере хамством. Ведь последний простил пароходству огромную сумму в 2,5 млн.долларов, представители пароходства пообещали продолжить перевозки, и буквально через пару дней оказались в роли обманщиков. И ничего не могли поделать, так работала система, где руководство «все видело и знало» и никогда не считалось с мнением или решениями нижестоящих работников, часто вопреки и законам логики, и общепринятым этическим нормам. Капитан Хлебов после злополучного рейса получил повышение и стал Главным штурманом пароходства. Капитан-наставник Овсов повышения не получил, но и разборок его решения относительно столь долгой стоянки в шхерах тоже не было. Александр неделю был на больничном с гипертоническим кризом, переволновался. Борис, избавив пароходство от необходимости платить миллионы долларов , получил разрешение начальника работать и дальше. Автомашина до Бориса не дошла, видимо, ее еще по пути, в Вене, сняли работники представительства пароходства и употребили для собственных нужд. Возможно, груз был отозван господином Исмаилом по получении печального известия о прекращении сотрудничества. Так мы работали. Такие бывали командировки.

Борис Тервинский


Profile for Konstantin Timokhin

Одесский водный  

Журнал Одесский водный

Одесский водный  

Журнал Одесский водный

Profile for timmerman
Advertisement

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded