__MAIN_TEXT__
feature-image

Page 1

СРЕДА ОБИТАНИЯ

№ 10 2004г.

ОДЕССКИЙ ВОДНЫЙ ЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ«СОЮЗ ВЫПУСКНИКОВ Одесского Инженеров Морского Флота»


НАШИ ВСТРЕЧИ

« ДО СВИДАНЬЯ, ВРЕМЯ или ВСТРЕЧИ 2004-ГО. Выпускникам легендарного 74-го посвящается.

и

тут неожиданно грянул 2004 -ый, год Большой Встречи. Ей предшествовала Рижская встреча в обычном прибалтийском формате: торжественно-ласковая, дурашливо-капустниковая, фестивально-танцевальная с бурными встречами и долгими проводами. Все как всегда. Мы привыкли встречать одни и те же, уже родные лица, передавать приветы от тех, кто не доехал. Но это не страшно, ведь мы здесь все недалеко - увидимся в следующий раз, договорим мысленно, доулыбаемся в окно автобуса, допишем в «Одесский Водный». Очень уютно и почти по-семейному. Синдром соседей. И в упоении своим состоявшимся, своей ежегодной медитацией, мы не поняли, какой подвиг совершают уже не первый год

наши храбрые одесситы. Как гордо и кротко, как талантливо и щедро Гора пришла к Магомету, обрушила на нас цветущую акацию, стихи и песни за Одессу и про любовь, напомнила о «городе у Черного Моря», который мы давно перестали видеть во сне, нарисовали его картинку в наших сердцах и возим с собой со встречи на встречу. У подмены нет запаха цветущей акации, как нет дурманящего аромата у растворимого кофе, как Брайтон Бич никогда не станет Дерибасовской. «Неужели я не достойна самого настоящего в Этой Жизни?»-сказала я себе очень убедительно и отправилась в Украинское Консульство, гордо выпрямив многострадальную спину, поврежденную господином Чебаком в ритуальном ежегодном па-де-де.

Одесский Водный • №10 2004 г.


Юбилей Экс. 1974 - 2004 «Как страшно жить!» -молвила очаровательная Рената Литвинова на всю страну. «А еще страшнее вернуться в прошлое спустя тридцать лет!» - об этом знают только экстремалы-Водники, добровольно подвергающие себя самому жестокому и самому нежному испытанию в жизни. И опять, «безумству храбрых поем мы песню», обволакиваем факты эмоцией собственного рецепта во имя легенды нашей Альма Матер, во имя ее детей —таких разных и родных, удачливых и просто любимых, потерянных и найденных. Привет, Поэт, это яОИИМФовка. И причалил мой вагончик к перрону, и протянулись ко мне четыре водницкие руки, из которых торчали шампанское, клубника, мороженое и цветы, и дали мне вдоволь надышаться утренней Одессой, запивая брютом, и прокатили по пустынному городу мимо Комсомольской 59 и Мечникова 34, еще не встревоженных гулом узнавания, и дал мне приют дом Патриарха ОИИМФа - Петра Романовича Дубинского в лице его вдовы Достойнейшей ОИИМФовки Галины Алексеевны и Достойнейшей Дочери Татьяны - ОИИМФовки в душе и по происхождению, жены и матери ОИИМФовцев, и успела я на свадьбу потомственной ОИИМФовки-Зайченко-Толмачевой Катеньки. Такой был пароль дня ОИИМФ. А потом была Встреча и в ней растерянность, отчуждение, изумление, боль потерь, невозможность говорить банальные слова, ощущение, что ты свалился с другой планеты и никак не получается осознать, что пространство и время сошлись в одной точке и мы должны принять друг друга с поправкой на время. Девочек -легко. Но как узнать наших мальчиков, которые стали Другими? Может они надели маски, может на глазах мутные линзы, которые не пропускают воспоминание, страх, ликование? Почему вы всегда так далеко? Почему вас всегда куда-то несет? И где это «куда-то»? Почему? Одно ли направление у этого путешествия,

6

Одесский Водный • №10 2004 г.

одна ли цель? Действительно ли вы родились от моря и жаждете его бороздить вечно? Неужто вы и вправду все в душе Одиссеи и ваш мир гораздо больше, чем берега, на которых мы вас ждем и вы всегда должны быть в пути к чему-то далекому и великому. Но нам, водницким Пенелопам, повезло больше, чем греческой. На следующий день Встречи наши Одиссеи увезли нас с собой на беленьком пароходике, и кормили нас, и поили нас, и танцевали нас, и дарили волшебные подарочки, и пели песни, и не захотели возвращать вовремя и раздвинули закончившееся время на одну бархатную, звездную, черноморскую ночь, высвеченную салютами и светом маяка. «Трулюлюшки-тру-лю-лю, вились в танце пары на балу в ГельГью», пока «утомленное солнце нежно с морем прощалось». Чудо Встречи состоялось в Пути. Старшой нашего курса Юра Мешков так решил. Но кто же последний ушел с пароходика? Конечно же, Великий Романтик и Председатель нашего Союза - Витя Кузнецов, Ваша покорная слуга и неутомимый Вовочка Чебак. Перед изгнанием мы обследовали все уголки райских кущ , не потерялась ли чья-нибудь Радость, не нашедшая своего хозяина, не пригорюнился ли какой Восторг с почтовым адресом «Хаджибей, До востребования». Никто не скулил, было тихо. А еще был гостеприимный дом Старшого, где нас встречала добрая овчарка с глазами лани, где пелось и пилось и Шансонье нашего легендарного 74-го Валик Лавров вспомнил песни, которые уже никто не помнит, и была поездка в Ильичевск, где пытались найти дом моего детства, но не нашли, зато нас нашел выпускник-механизатор 74-го, нынешний начальник порта Володя Быков и накормил, вы не поверите чем - жареными бычками и камбалой (привет Мехам!), и были ежедневные сидения под цветущими липами у Морского Музея напротив Оперного, к которым присоединялись все блуждающие водники с немым вопросом в глазах «И это все?», и были разговоры о мироздании со Стал-

кером, в миру Вовой Кнышовым, с которым мне повезло родиться в одном веке, и был веселый поход на Привоз с целью обеспечения таллинских Водников украинским салом, и были, наконец, шатания по старым улочкам Одессы, обрамленные морским ветром, запахом лип , цветением роз и вкусом шампанского. Стоп, кадр. И тут мне хочется позволить себе отступление от законов жанра - воспевания Встречи и воспеть Водников. Всю мою жизнь рядом были Водники.. Сначала Родители, друзья Родителей, друзья студенты, потом муж-водник, водники, с которыми перекликаешься всю жизнь на Встречах ли, на страницах «ОВ», на случайных перекрестках. Они меня родили, выкормили, выучили, дарили детей, показали мир, читали стихи, пели песни, носили на руках, бросались на помощь. Один неводник как-то ехидно бросил, что если я окажусь на необитаемом острове, то могу сидеть тихо, потому что из воздуха тут же материализуется водник и разведет костер, и сотворит шашлык, и песню споет. Так приблизительно и случилось на Кипре этой весной. Остров обитаем, но там я оказалась совсем одна - не будешь же хватать мужчин на улице за руку и просить починить текущий кран или поменять газовый баллон.. Только я задумалась над этими житейскими киприотскими проблемами, как тут же материализовался выпускник 1983 Костя Рашевский и с ним еще немало водников с гигантскими шашлыками наперевес (Салют Мальчишу!). Нина Григорьева, а по-водницки Заяц, привет, ты меня укрыла в своей избушке. Угадайте с одного раза, какой орден могущественнее - ОИИМФовский или Масонский? Нашим детям, чьи свадьбы множатся по всей Земле, мы передаем по наследству волшебное слово-пароль «ОИИМФ». Не забудьте только передать его нашим внукам, и это самое лучшее, что мы могли для вас сделать. Вагончик тронулся . Урра! Удалось! Обмануть Время. Ежегодная рефлексия под соусом Людмилы Гаспарян-Жуковой.


К

аждая встреча выпускников Водного ( а их в моей жизни уже было не мало, и хочется, чтобы было ещё больше), являлась мне великолепным событием, украшающим жизнь. Это не только светлое пятно в серых буднях, но и заряд позитива на долгое время. Любая встреча чем-то великолепна: замечательным выступлением клайпедчан или калининградцев, встречей с товарищем, которого не видел столько лет, весёлой дорогой на встречу и приключениями в пути, щедрым застольем, танцами до упаду, песнями под гитару и многими другими чудными событиями. Но для меня память о встрече всегда ассоциируется с послевстречием. Это как послевкусие хорошего вина. Именно оно показывает весь букет, всю красоту этого напитка и раскрывает его суть. А послевстречие — это то самое яркое впечатление, которое остаётся в тебе надолго, и встреча откладывается в памяти именно этим впечатлением. Оно не приходит сразу, а вызревает внутри меня постепенно. Увы, не каждая встреча оставила такой след. Но это бывает редко. 1975 год. Только немного более полугода прошло после приезда в Ригу после распределения в ОИИМФе. Но и за это время уже успел услышать много о встречах выпускников нашего института. Тем более, что в 1974 году она проходила в Риге, и о ней рассказывали в восторженных тонах не только наши выпускники. Не очень доверяя этим восторгам, но желая сам проверить и ощутить что же это такое -, рвусь на встречу. Тем более, что очень хочется увидеть своих сокурсников. Ведь первые полгода — вы все это помните - были очень длинными и тяжкими. Ох, как трудно было прорваться в число счастливчиков, едущих на встречу: желающих мно12

Одесский Водный • №10 2004 г.

го, мест мало. Молодость, настойчивость и везенье помогли, и я еду в Вентспилс. Уже в автобусе начал осознавать, что - да, что-то в этих встречах есть. Атмосфера-то совсем новая. Люди вроде и знакомые, но лица у них совсем другие, чем на работе. Когда же на встрече началась перекличка по факультетам, по годам выпуска, когда минутой молчания почтили память не вер-

ленности, вместе с такой же салагой, как и сам, выскочил танцевать на сцену. И никто не осудил. Наоборот — поддержали. Другие тоже прорывались на сцену. И все веселились, веселились, веселились. Радовались, что мы - встречаемся, мы- в братстве, мы - лучшие, мы — любим друг друга. Послевстречие той первой Встречи до сих пор во мне. Оно в

нувшихся с фронта, когда нас, са- том, что встреча - это праздник мых молодых, под всеобщий гул, души. В том, что на встрече нет свист, топот и крики «Салаги!» начальников и подчинённых, а все вызвали на сцену (а нас, салаг, в мы - водники. В том, что на встретот год было очень много); когда че надо быть не для того, чтобы переобнимался со своими однокур- пить и есть, а для того, чтобы сниками (почти год прошел, как встречаться, общаться, радоватьразъехались из Одессы) и узнал ся жизни, получить заряд жизнечто, где и как у них... Вот тогда до любия на предстоящие дни. Увы, не каждое послевстречие меня и начало доходить — что значит Встреча. И пили, и ели, и пля- имеет светлый и радостный вкус. сали, и пели, и радовались, и бе- Конец 80-х годов. Встреча в Клайсились. И всё это делали все, не- педе. Встреч не было два года зависимо молодой ты или старый, (борьба с пьянством), давно не вииз Ленинграда или из Анадыря, делись с другом- однокурсником. сменный механик или начальник Встретились, расцеловались, выпорта. Все мы на встрече были еди- пили, поговорили. И здесь же ным братством — братством вод- встреча с другим человеком, коников. Помню, как ( мне тогда торого не видел ещё дольше, и не показалось - нагло и смело), опь- поверил своим глазам, что вновь янённый не алкоголем, но атмос- свиделись, ведь желал этой встреферой свободы и почти вседозво- чи более, чем любой другой. Обал


<*

дев от этой неожиданности, со- тому, что ее партнером была музывсем забросил друга. Не догово- ка, которую она передавала, прорил, не дообщался, не дал ему воз- должала, усиляла своим телом, гибможности излить душу. Оказалось, ким и раскованным. А я решился у него всё было непросто в то вре- составить ей пару. Не сразу, постемя. А я, ослеплённый своей радо- пенно она приняла меня в свой тастью, не нашёл в себе достаточно нец. Сначала несколько сдержанпонимания, чтобы помочь ему, но, а потом всё более и более своподставить плечо. И послевстре- бодно и уверенно. И у нас начал чие той клайпедской встречи - получаться общий танец. Был он горьковато-терпкое. даже лучше, чем когда она танцеСамые памятные запомнивши- вала сама. В этом танце, хоть и не еся послевстречия последних лет. знакомые на тот момент, мы повеРига, 97 год. Утро. Уже рассве- рили друг другу, и танец стал едило. Сидим в кафе на одном из вер- ным.. Не было каждого из нас, под хних этажей гостиницы «Лиелупе», музыку плавно скользило что-то где уже почти закончилась ветре- цельное. И музыка помогала этому ча. Пьем кофе. Никто никуда не двуединому существу жить и наторопится. Окна кафе распахнуты, слаждаться жизнью. Слышен далекий шум прибоя. Во Рига, 2004 год. Это только что всю поют проснувшиеся птицы, произошло. Впечатления ещё не Мы о чём-то беседуем, начинаем устоялись. Вкус встречи ещё очень осознавать, что скоро расстанем- чувствуется. Что станет послевстреся. Но светлое умиротворение, ца- чием? Лабиринты трапов и коридорящее в природе, передается и ров судна "ВаШс Кшйпа", накотонам, сидящим над Юрмалой. Ка- ром мы жили и встречались? Высжется, что всё всегда будет таким тупление Романа Карцева? Лондонже хорошим и светлым. , цы на сцене в кильтах? Два дня Калининград, 2002 год. Какая- встреч с человеком, каждая встреча го суматошная встреча. Все живут с которым -праздник? Ночная пров разных концах города. В огром- гулка под дождём по старой Риге? ном дворце в самом центре Кениг- Полуночная беседа в кафе на Домсберга, где проходит встреча, то ской площади? Встречи с людьми, никого не найти, то не протолк- живущими рядом, но которых не нуться. Кто-то, опьянев, спит на видел несколько лет? Или то, что ступеньках, кто-то на стуле рядом не хватило сил на всю ночь? А, мос музыкантами. Там живая музы- жет, подарок от сокурсника из Пи ка, там дискотека, а там столы с тера, не столько сам подарок, а паяствами. Все носятся, переходят из мять и внимание? Или опустевший зала в зал, выходят на улицу, шу- пароход в воскресенье вечером и мамят, волнуются. Но всё завершает ленькая группка оставшихся, даже аккорд совершенно сумасшедшего не заполнившая самое маленькое рассвета, когда множество неболь- кафе на судне, а ведь накануне нигших облаков, прямо на глазах обаг- де не было свободных мест? ряющихся встающим солнцем, Послевстречие ещё придёт. строем проходит над шпилями го- Сформируется память об уже прогического собора, у стен которого шедшем празднике. Одном из лучпокоится прах великого философа ших праздников, который бывает Канта. И этот великолепно гроз- ежегодно. И только от нас завиный, потрясающий по красоте рас- сит, чтобы он был. свет всё рассташшет по своим мес- А послевстречие образуется, гам. Вся суматоха, вся несуразица Пусть оно останется внутри нас пропадает — остаётся основное. Мы надолго. в этой жизни. И наши встречи. Пусть оно будет праздником, Питер, 2003 год. Юбилей слав- который всегда будет с нами и в ного города. Мы, водники, съеха- самой лучшей нашей части.. А мы лись в град Петра накануне приез- постараемся, чтобы светом его были да высоких гостей со всего мира, освещены и другие люди, чтобы Но послевстречием для меня стал многие узнали и прочувствовали танец. С прекрасной незнакомкой, чудо и счастье наших встреч. Она танцевала сама. Казалось, что ей не нужен никакой партнёр, по- В. Демешев


НАША

ПАМЯТЬ

Этим летом ушли из жизни наши учителя, отдававшие на протяжении многих лет свои знания, свои сердца, свой человеческий потенциал: Иван Иванович Мархель, Владлен Иванович Абрамов, Борис Максимович Бурачков. Светлая им помяты

ОСТАНЕТСЯ В СЕРДЦАХ. | осле тяжелой болезни ушел из жизни доцент Одесского морского национального университета, заведующий аспирантурой Борис Максимович Бурачков. Преподаватель, воспитавший не одно поколение инженеров-судомехаников, органически сочетавший в своей работе теоретические разработки и блестящие способности экспериментатора-практика, , инженер, умеющий «работать руками» , мастер спорта СССР, запомнившийся блестящими победами в кроссовых и ипподромных мотогонках- все это — далеко не все штрихи к портрету Бориса Максимовича. Главное, что наиболее полно характеризовало его на протяжении всей жизни — всегда распахнутое навстречу людям сердце, интеллигентность и какаято удивительная деликатность, постоянная готовность помочь ближнему и словом, и делом. Из опаленной войной Белоруссии приехал учиться в ОИИМФ Борис Бурачков. Увлечений у него, как и у всех студентов, было много, но институтский мотоклуб привлек его, как оказалось впоследствии, «надолго и всерьез». Окончив в 1956 году учебу, Борис получил назначение в Советскую Гавань, один из наиболее отдаленных портов страны. Позднее работал механиком буксира в Одесском порту, затем перешел на работу в научно-исследовательский сектор ОИИМФа. Должности были разные, но стремление достичь в любой работе совершенства, умение

поставить практически любой эксперимент, пунктуальность — и, если хотите, дотошность — именно это и помогло ему подготовить и защитить кандидатскую диссертацию. Ко всему добавьте мотоспорт, требующий расчетливой и одновременно безудержной смелости, умения безукоризненно подготовить к гонке мотоцикл, разностороннюю физическую подготовку. Многократный победитель гонок и неоднократный призер первенств СССР, «технарь», известный умением выжать из серийного двигателя дополнительную мощность вот спортивные достижения мотогонщика Бурачкова. И в этом качестве он всегда проявлял готовность помочь (даже реальному или потенциальному сопернику) и советом, и «руками», и нужной в тот момент деталью. Несколько десятилетий Борис Максимович посвятил преподавательской работе. Безукоризненное знание предмета и умение донести его слушателям, требовательность, сочетавшаяся с пониманием и любовью к студентам, исключительная порядочность и деликатность — вот что снискало доценту Бурачкову уважение и авторитет у студентов и коллег. Мучительно больно прощаться с прекрасным человеком, другом, наставником, воспитателем, инженером, ученым. Вы останетесь с нами, в наших сердцах, Борис Максимович. Ученики, коллеги, друзья.

Памяти Владлена Ивановича Абрамова В.И.А. Утро, вечер и снова утро. Незаметно промчались года. Жизнь прошла, и уже у порога Говоришь ты: «Как жизнь хороша!». В день морозный нас солнце радует, Ветер радует в летний зной. И ты просишь у жизниЕще хоть немного Дай мне, жизнь, насладиться тобой. Как прекрасно встречать рассветы И закат уходящего дня. И, прощаясь со всеми уже навсегда, Скажешь вновь ты: «как жизнь хороша!» Г.Артамонова, сотрудник кафедры СЭУ иТЭ Одесский Водный • №10 2004 г.

15


СТРАНИЦЫ водников создавалась та особая атмосфера, в которой мы пребываем уж скоро как 75 лет.. Взгляни на эти уникальные документы. Эти остановленные мгновения жизни нашего Водного. Может, кому-то напомнят они ещё о той жизни, и ещё о тех людях «из раньшего времени». Что-то и кто-то забудется, всего не вместит отдельно взятая память. А кто-то задумается, взгрустнёт и скажет себе: «Как это было давно! Прошла целая жизнь». Кто-то улыбнётся, вспомнив что-то близкое, кого-то неповторимого..А для кого-то эти давние снимки станут первой вехой для понимания истории такого знакомого, но сегодня совсем другого Водного: без корней, без уважения к ним, нет и

16

Одесский Водный • №10 2004 г.

ИСТОРИИ

нас, сегодняшних. Так или иначе - это наше, родное. Это то, из чего, собственно, родились гордые слова, пронесшиеся через годы: »Мы из Одесского Водного!». Добавим, что Михаил Пойзнер является автором уникального объемного издания «Оккупация. Одесса. 1941 -1944» , посвященного самому трагичному, противоречивому, и при этом чрезвычайно мало изученному периоду истории Одессы. Исторические документы и материалы из архива автора, абсолютное большинство которых публикуется впервые, собраны в галерею, дающую яркое представление об этом времени. Поздравляем автора с презентацией книги и надеемся позднее познакомить с ней читателей журнала.

Profile for Konstantin Timokhin

Одесский Водный №10, '2004  

Одесский Водный №10, '2004

Одесский Водный №10, '2004  

Одесский Водный №10, '2004

Profile for timmerman
Advertisement

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded