Page 1

Элул –

месяц духовного обновления

На календаре – месяц Элул. Время подведения итогов, время подготовки к еврейскому Новому году. Весь месяц Элул евреи заняты важной духовной работой. Именно в этом состоянии духовного обновления и очищения мы подходим к еврейскому новому году Рош Ашана, к дням покаяния и дню Всепрощения - Йом Кипур. В этот период усиленно изучают Тору, принимают участие в благотворительных делах, отчисляют больше денег на цедака. Да, в канун осенних праздников, когда мы просим у Всевышнего здоровья и благополучия, мы вновь задумываемся о сути еврейской Благотворительности. О том, что это - важнейшая мицва, завещанная нам Торой. Евреи из века в век ревностно исполняют эту заповедь. Это хорошо видно и на примере нашей общины. В каждом номере ежемесячника «Шалом» мы публикуем списки с именами тех людей, которые помогают нашим синагогам. Этих людей очень много. Таким образом с благотворительностью мы все отлично знакомы. И все же очень важно понять, осмыслить философию этой мицвы. Любой разговор хорошо начинать с примера. И вот о чем я вспоминаю сейчас с волнением. Начиная с 1966 года, со дня рождения Седьмого Любавичского Ребе, по воскресеньям тысячи людей приходили, чтобы получить его благословение. Среди них были и ближайшие последователи Ребе, и руководители Израильского государства, и самые влиятельные представители из сферы бизнеса. Одни нуждались в духовной поддержке, другие – в совете по конкретному делу. Наряду с благословением, Ребе давал каждому посетителю новенькую долларовую банкноту для благотворительных целей. За несколько лет он роздал сотни тысяч таких долларов, всякий раз напоминая о необходимости помогать нуждающимся.

Известно, что благотворительность является признаком здорового и гуманного общества. Тем не менее у человека возникает много вопросов в связи с исполнением этой мицвы. Тора подчеркивает: благотворительность может повысить сам смысл нашей жизни. Как сказано в Книге Притчей: «Тот, кто стремится к благотворительности и щедрости, находит жизнь, справедливость и доброе имя». Ключ к благотворительности лежит в понимании того, что она есть дар не только принимающему, но и дающему. Потребность быть милосердным – одна из самых важных у человека. Мы нуждаемся в пище, защите и любви, как нуждаемся в том, чтобы поделиться тем, что дано нам, с ближним. Благотворительность – один из самых простых и в то же время самых совершенных способов содействовать одухотворению материального мира, объединению с нашими собратьями и Б-гом. Благотворительность помогает нам исполнить свое предназначение в мире. Думая одновременно о прошлом и будущем, евреи в дни месяца Элул навещают могилы близких, могилы великих праведников и законоучителей. Уже много лет в этот период времени наши прихожане ездят в Нью-Йорк на могилу Любавичского Ребе. Нынче такая поездка состоится в воскресенье 19 августа. Если вы хотите присоединиться к нашей группе, позвоните мне по телефону 773.4563441. А если у вас сейчас нет возможности поехать, я могу помолиться за вас, ваше благополучие, ваше здоровье и здоровье ваших близких у могилы Ребе. Друзья! Огромное спасибо всем тем, кто оказывает помощь нашим синагогам! От души желаю вам удачи в месяц Элул, сладкого и счастливого года!


стр. 2

Выпуск 432

Подведение итогов

5778 август 2018

Из посланий Любавичского Ребе Рабби Менахем М. Шнеерсона

“SHALOM”

Published monthly by Synagogue F.R.E.E. The Samuel G. Bellows Educational & Cultural Center

Editor-in-Chief Rabbi Shmuel Notik Editor Yevsey Tseytlin

Synagogue & Headquarters: 2935 W. Devon Avenue Chicago, IL 60659 (773) 274-5123 Fax (773) 274-3810 E-mail: free@obshina.com Rabbi/Executive Director Rabbi Shmuel Notik Building Campaign Chairman Shael Bellows Endowment Campaign Chairman Glenn Morris President Mrs. Reitza Kosovsky Director F.R.E.E. of Chicago Rabbi Levi Notik Director Satellite Center/ F.R.E.E. of Niles Rabbi Naftoli Hershkovich Associate Rabbi of F.R.E.E. of North Suburbs Rabbi Sholom D.Notik Youth Development Director Rabbi Ari Rendler Educational Center Abraham Lapson Hebrew School Social/Vacational Services Mrs. Chana Tsetlin Hecht Chassidus Library Lyuba Golz Russian Judaica Library Редакция: yevseyts@gmail.com Евсей Цейтлин (редактор) Алексей Лоскутов (дизайн) Лариса Боярская Бела Горелик Нина Дубровская Илья Куксин Клара Левина Мила Левин Наталья Минина Владимир Темкин

Компьютерное обеспечение: Юрий Шлеймович IO Digital, Inc.

Организация F.R.E.E. в Большом Чикаго Главный офис и синагога: 2935 W. Devon Avenue Chicago, IL 60659 (773) 274-5123 Fax (773) 274-3810 E-mail: free@obshina.com www.obshina.com Центр в Riverwoods. Синагога и учебные классы Тел. (847) 444-1265 (773) 456-3441 Воскресная еврейская школа имени Абрама Лапсона Центр по подготовке к бар- и бат-мицве Тел. (847) 830-8152 Синагога в Des Plaines: 9401 Margail, Des Plaines, IL 60016 Tel. (847) 296-1770 Редакция ежемесячника “Шалом” и еженедельной радиопрограммы “Беседы об иудаизме” 2935 W. Devon Avenue Chicago, IL 60659 (773) 274-5123 Fax (773) 274-3810 E-mail: editor@chicagoshalom.com

Редакция не отвечает за содержание объявлений и не гарантирует кошерности предлагаемых продуктов. Мнения, высказываемые авторами публикаций, не обязательно совпадают с мнением редакции. Присланные рукописи не возвращаются, в переписку по этому поводу редакция не вступает. Перепечатки возможны только с разрешения редакции. Дизайн является собственностью газеты.

© Shalom. All Rights Reserved.

Месяц Элул, последний месяц года, как известно, месяц Милосердия и Прощения. Вместе с тем, это время отчета перед самим собой во всех поступках и действиях в течение года, всех промахах и неиспользованных возможностях. Тора рассказывает нам о человеке, который непреднамеренно убил своего товарища. И Тора, называемая Торой Жизни, велит, чтобы установили место (города для убежища), куда бы мог бежать убийца и где бы он не боялся родственника убитого, который в порыве гнева захочет отомстить за пролитую кровь. Города для убежищ существовали везде, где находились евреи: и в пустыне, и в Эрец Исраэль – Земле Израильской, и по ту сторону Иордана, за рубежом Земли Израиля. Цель города для убежищ заключается в телесном спасении убийцы-незлоумышленника. Однако его душа нуждается в исправлении, ибо он совершил тяжкое преступление, пусть даже ненамеренно, поэтому незлоумышленники подлежат наказанию, чтобы искупить совершенный ими грех. Может показаться странным: почему полагается наказание незлоумышленнику? Объяснить это можно так. Следовало бы вообще удивляться, как может еврей совершить грех, пусть даже нечаянно. Ведь не только душа, но и тело его должны избегать греха по своей природе, так как это во вред и телу, и душе. Невозможно, например, чтобы человек нечаянно прыгнул в огонь! Именно поэтому и «не приключится праведному никакого прегрешения...» (Мишле 12:21). Но дело в том, что «животная душа» человека владеет им, «животное» в нем преобладает над «человеческим», оно подавляет «человеческое» его Б-жественной души, ее чувства и толкает человека на поступки, которых желает «животная» душа. И поскольку человек не подавляет в себе желаний «животной души», а в большинстве случаев еще и способствует им своим поведением – он заслуживает наказания и нуждается в искуплении. А искупление осуществляется в городах для убежища, то есть в ссылке. Все сказанное о городах-убежищах относится и к месяцу Элул. Этот месяц для еврея – «город-убежище», когда он подводит итог всем делам, разговорам, мыслям за минувший год: все ли было как полагается и исправлены ли прегрешения. Если еврей отклоняется от правильного пути – пути Бга, то любое прегрешение делает его «убий-

цей души». Но если согрешивший «уйдет» в месяц Элул – оторвется от своего Я, от своего земного, от желаний, привычек, умозаключений и переведет «туда», в месяц Элул, свое «жилище» и «поселится там», то есть изменит свой образ жизни в соответствии с новым «местом жительства», которое требует душевно-моральной ответственности и раскаяния за содеянное в прошлом, тогда «ссылка» искупает. Искупаются не только нечаянные проступки, но и преднамеренные. Если раскаяние (тшува) – результат любви, то есть влечения к Б-гу, стремления соединиться с Ним, тогда проступки, совершенные даже злоумышленно, превращаются в заслуги, так как именно они, эти грехопадения, удалившие от Б-га, вызвали страстную любовь к Нему – любовь, которой нет даже у безгрешных. Но если согрешивший не может достичь такой степени раскаяния из любви – он может раскаяться из страха возмездия, страха Суда, страха перед предстоящими Судными днями... Такое раскаяние превращает злоумышленные грехи в нечаянные, а Элул («ссылка») искупает их. Раскаяние не связано с самоистязаниями или постами. Мученичество не было целью городов-убежищ, хотя страдания и были неизбежны. Главная цель городов-убежищ – изгнание, само по себе обеспечивающее искупление. Также и месяц Элул: полный отказ – «изгнание» – от недостойных привычек и поведения искупает в месяц Элул прошлые грехи. И каждому еврею следует знать: Всевышний говорит нам: «Я даю вам двадцать девять, тридцать дней для бегства от всех недостойных привычек и несоответствующего поведения; чтобы сбежать под защиту нового порядка и нового жизненного пути. Здесь вы сможете найти убежище от «мстителя» путем тшува (раскаяния): сначала из «страха», когда преднамеренные поступки становятся нечаянными, а затем «из любви», когда они превращаются в заслуги».

Основные традиции и обычаи месяца Элул:

Будучи "месяцем Б-жественного милосердия", Элул – это наиболее благоприятное время для тшувы (раскаяния или буквально "возвращения"), молитвы и благотворительности, а также для удвоения усилий в прояв-

лении аават-исраэль (любви к собратьям). Поскольку в этот месяц подобными деяниями гораздо легче достичь существенных результатов в работе над собой и в приближении к Творцу. Алтер Ребе (рабби Шнеур-Залман из Ляд) уподобил месяц Элул времени, "когда король выходит в поле", покидая свой дворец, и "любой может встретить его, а он привечает каждого с благодушием и расположением". Ниже приводится перечень основных традиций и обычаев месяца Элул: • Каждый день месяца Элул (кроме Суббот и последнего дня месяца) трубят в шофар (бараний рог) в ознаменование призыва к раскаянью. • При написании письма или при встрече с кем-то принято в заключение благословлять друг друга пожеланием "Ктива Вахатима Това!", что означает: "Чтобы тебе на новый год был вынесен и утвержден добрый вердикт!" • К утренней и послеполуденной молитве добавляется 27-й псалом. • Баал-Шем-Тов установил обычай: три дополнительных псалма каждый день, начиная с 1-го Элула вплоть до Йом-Кипура. В первый день прочитывают псалмы 1-3, во второй – 4-6 и т.д., а в Йом-Кипур прочитывают оставшиеся 36 псалмов, тем самым завершая всю книгу. • Будучи месяцем самопроверки, Элул – это хорошее время, чтобы отдать тфилин и мезузы на проверку опытному соферу (переписчику священных свитков) и удостовериться в их кошерности. • В течение последней недели Элула, в дни, предшествующие Рош-Ашана, читают слихот ("молитвы раскаянья"). Первый раз – в полночь на исходе Субботы, в остальные дни – рано утром.

День рождения двух великих светил

В один и тот же день – 18 числа месяца Элул – родились два светоча еврейского народа: в 5458 г. (1698 г.) родился рабби Исроэль бен Элиэзер (Баал-Шем-Тов), а в 5505 г. (1745 г.) – рабби Шнеур-Залман из Ляд (Алтер Ребе).

Наши мудрецы говорят о том, что день рождения праведника – это большой праздник; в частности, это относится к нашему праотцу Ицхаку и нашему учителю Моше. В мидраше Танхума (гл. «Пкудей») объясняется, что Мишкан (Скиния Завета) не был установлен сразу после его изготовления, а лишь через какое-то время из-за того, что Б-г захотел соединить радость от постройки Мишкана с радостью дня рождения праотца Ицхака, который приходится на первый день месяца Нисан.

Более того, день рождения Моше (7 числа месяца Адар) стал причиной разрушения замыслов злодея Амана погубить всех евреев. В Талмуде (трактат Мегила, 13б) рассказывается, что когда жребий выпал на адар, обрадовался Аман: ведь это месяц, в который умер Моше! И не знал, что 7 Адара умер Моше и 7 Адара родился. Что же касается веселья в день рождения Баал-Шем-Това и Алтер Ребе 18 Элула, то об этом сказал Предыдущий Любавичский Ребе рабби Йосеф-Ицхак от имени своего святого отца Ребе Рашаба (рабби Шолом-Дов-Бера), который здоровался в этот день словами «гут йонтэв!» – «с праздником!» 18-е Элула — это день, предопределенный быть днем радости и благословения для хасидов вообще и хасидов Хабада в частности. Есть старое учение, которое хасидская

традиция донесла до нас в двух вариантах: 1. 18-е Элула — это день, который привнес — и продолжает привносить — жизненную силу в месяц Элул; 2. 18-е Элула ссужает человека энтузиазмом на его духовные труды, как это определено стихом (Песнь Песней, 6:3): «Я [принадлежу] любимому моему, а мой любимый – мне». (Аббревиатура этого стиха составляет слово «Элул»). Именно поэтому рабби Йосеф-Ицхак сказал: «Сегодня день рождения наших двух великих светил», объединив их вместе. День рождения Баал-Шем-Това и Алтер Ребе действительно является праздничным днем для каждого еврея, поскольку в результате совместного воздействия их Учений еврей становится «одушевленным существом» во всех аспектах своего существования.


5778 август 2018

МЕСЯЦ

ЭЛУЛ

стр. 3

Выпуск 432

Рабби Йосеф-Ицхак Шнеерсон

Рабби Йосеф-Ицхак Шнеерсон (Раяц; 1880, Любавичи – 1950, Нью-Йорк) – шестой Любавичский Ребе. Единственный сын рабби Шалома-Дов-Бера, пятого Любавичского Ребе. С раннего возраста выполнял различные поручения отца. В 17 лет стал его личным секретарем, был назначен отцом главой сети ешив «Томхей тмимим». В 1920-м, после смерти отца, стал Любавичским Ребе. Возглавил борьбу за сохранение еврейской жизни в Советском Союзе. Неоднократно получал угрозы от Евсекции с требованием прекратить свою деятельность. В июне 1927 года Ребе был арестован и отправлен в Шпалерную тюрьму. Приговорен к смертной казни, которая была заменена на ссылку в Кострому, а буквально через несколько дней – на выдворение из Советского Союза. Поселился в Риге. В 1931-м совершил поездку в Палестину. В 1934-м переселился в Отвоцк, Польша. В 1940-м, при начале второй мировой войны, по ходатайству последователей из США смог через Германию выехать в Ригу, откуда на пароходе отправился в НьюЙорк. Ребе приобрел дом в Бруклине по адресу: 770, Eastern Parkway. С этого времени дом его стал центром движения Хабад, а 770 – одним из символов движения. Вскоре были созданы основные учреждения Хабада: ешива «Томхей тмимим», издательство «Кегос», молодежное движение хасидов Хабада. Предлагаемый вниманию читателей текст представляет собой маамар, впервые опубликованный в Соединенных Штатах в 5701–5705 (1940–1945) годах в журнале «А-Крия веа-Кедуша», который издавался по инициативе и под руководством Ребе Раяца. В виде отдельной книги маамары, опубликованные на идише, были изданы в 5706 (1946) году. Элул – последний месяц года в еврейском календаре. Это месяц подведения итогов уходящего года, месяц самоанализа и принятия добрых решений на будущий год. Само название месяца – тема для многочисленных истолкований, раскрывающих внутренний смысл этого судьбоносного отрезка времени перед Рош а-Шана. Одна из таких интерпретаций рассматривает название «элул» как аббревиатуру стиха из «Шир а-ширим» (6:3) «Ани ле-доди ве-доди ли» («Я – моему Любимому, а Он – мне»). «Я» – это Кнесет Исраэль, всеобщая душа еврейского народа (искры которой – все еврейские души [Танья, ч. 1, гл. 37]). И, обращаясь ко Всевышнему, она называет Его: «мой Любимый», потому что любовь ко Всевышнему горит в сердце каждого еврея без исключения – лишь потому, что он еврей (Танья, гл. 18, с. 23б–24б). «Я принадлежу одному Всевышнему, – говорит Кнесет Исраэль, – а Он – только мой». А немного раньше (Шир а-ширим, 2:16) та же мысль высказана несколько иначе (изменена последовательность слов): «Мой любимый – мне, а я – ему». Раши поясняет: все, что захотел Всевышний, Он приказал делать еврейскому народу: совершать жертвоприношение песах, приносить в Храм святые первинки урожая лучших фруктов, построить Мишкан и Храм и служить Ему там... И все Свои требования Он обратил именно к еврейскому народу, а не к народам мира. А все, в чем нуждается Кнесет Исраэль, она желает получить лишь от Одного Всевышнего, а не от кого-то другого. Спрашивается: что нового добавляет к этому тот вариант, который содержит в себе название месяца элул (его мы при-

вели первым)? Ведь суть обоих стихов – одна! Так в чем же различие между этими похожими стихами? Дело в том, что в служении евреев Творцу, благословен Он, есть две стороны. Одна – это образ служения цадиков, то есть евреев, которые всегда стараются исполнять волю Всевышнего как можно точнее и лучше. Другая сторона – это образ служения баалей тшува, то есть тех, кто совершил ошибку, нарушил запрет Торы, однако раскаялся и вернулся к истинно еврейскому образу жизни. И вот именно эти две стороны служения Всевышнему выражают два приведенных выше стиха из «Шир аширим». «Мой Любимый – мне, а я – Ему» – это служение цадиков, хорошо знающих все, что Всевышний хочет от Кнесет Исраэль, – как предписания, так и запреты, – и старающихся выполнить все наилучшим образом. Они прилежно изучают Тору, совершенствуют свой характер и неизменно честны в общении с другими людьми. Поэтому они просят у Всевышнего все, в чем нуждаются, и хотят получить это лишь от Него одного. Хороший пример такого образа жизни – рабби Зуся из Аниполи (еврейское название городка Аннополя в Хмельницкой области в Украине). Все время, пока он был в Межириче у своего учителя и ребе, магида рабби Дов-Бера, вся его семья питалась тем небольшим количеством муки и овощей, которые он оставил им, уходя в Межирич. Вернувшись, рабби Зуся увидел, как изголодались члены его семьи, вышел в поле и обратился ко Всевышнему: «Властелин мира! Зуся <он всегда говорил о себе в третьем лице, как о постороннем> и его семья хотят есть!» На обратном пути

домой он увидел возле дороги свежевырытую яму, полную монет. Рабби Зуся взял несколько, а остальные оставил в яме, прикрыв землей. Он купил муку и овощи, которых должно было хватить на какое-то время, отдал их членам своей семьи, а сам опять предался своему святому служению Всевышнему, благословен Он. Вот что значит: «Мой Любимый – мне». Всевышний желает, чтобы евреи, служа Ему согласно Торе, изучая ее и исполняя заповеди, очищали и освящали мир, создавая из него «обитель» Творцу. Как Алтер Ребе, Шнеур-Залман, пишет в «Танье» (ч. 1, гл. 36): Творец пожелал, чтобы Ему доставляло удовольствие, когда евреи «мрак превращают в свет», когда они освещают этот материальный мир – «самый нижний из миров» – светом Торы. Поэтому Он Сам заботится о том, чтобы те, кто старается как можно тщательнее и лучше исполнять Его волю, не нуждались ни в чем. Другой вид служения Всевышнему – это служение баалей тшува, и оно выражается стихом «Я – моему Любимому, а Он – мне». Смысл его в том, что человек обязан побуждать себя к тшуве: стремиться максимально приблизиться к Б-жественному. И именно этот стих содержит в себе название месяца элула, потому что этот месяц – время подведения итогов и самопроверки. В течение этого месяца каждый обязан честно и объективно оценить свое духовное состояние в служении Всевышнему, раскаяться в совершенных проступках и принять добрые решения на будущее – как исправить то дурное, что сделал, и отныне творить лишь добро. Чтобы лучше понять сказанное, вспомним стих из «Теилим» (25:8):

«Добр и честен Г-сподь – поэтому Он указывает грешным дорогу». Мидраш комментирует (Мидраш Теилим, 25:8): почему Всевышний «добр» – потому что Он «честен»; почему Всевышний «честен» – потому что Он «добр». Автор «Теилим», царь Давид, хочет этими словами показать отличие Б-жественных качеств от качеств человека. У людей доброта и честность не обязательно совпадают: человек может быть добр, но не честен, или, напротив, честен, но не добр. Дело в том, что эти качества связаны с различными силами души. Чтобы быть честным, человек должен относиться к себе критически, постоянно контролировать и нередко заставлять себя делать то, что вовсе не хочется. Доброта же бывает природным свойством характера, и, чтобы проявлять ее, не нужно совершать особых усилий. (Наоборот, иногда приходится сдерживать доброту, если разум подсказывает, что проявление доброты к тому, кто ее недостоин, может принести больше вреда, нежели пользы.) Однако у Всевышнего доброта и честность тесно связаны: доброта – честна, а честность – добра. Кроме того, доброта и честность Всевышнего совершенно иные, чем у людей. В Иерусалимском Талмуде (Макот, 2:6) приводится аллегорический рассказ. У Мудрости спросили: «Каково наказание грешника?» Мудрость ответила: «Грешников будет преследовать зло». У Пророчества спросили: «Каково наказание грешника?» «Душа согрешившая умрет!» – ответило Пророчество. Спросили у Торы: «Каково наказание грешника?» «Грешник принесет повинную жертву и будет искуплен», – последовал ответ. Наконец, спросили у Самого Всевышнего: «Каково наказание грешника?» Ответил Святой, благословен Он: «Пусть грешник совершит тшуву, и будет ему прощено». Вот почему и сказано: «Добр и честен Г-сподь – поэтому Он указывает грешным дорогу». Ответы Мудрости и Пророчества – такие, которые диктует только честность, – Мудрость и Пророчество подобны качествам, свойственным человеку, ибо у него, возможно, честность не связана с добротой. Однако два других ответа – Торы и самого Всевышнего – это выражение качеств небесных, Б-жественных, в которых доброта и есть


стр. 4

5778 август 2018

Выпуск 432

честность, а честность и есть доброта. Если же приглядеться, станет понятно, что ответ Торы в большей мере связан с честностью. Да, согласно Торе, согрешивший получает искупление. Причем, как говорит Алаха, не только за грехи, совершенные нечаянно, по ошибке, но даже за совершенные сознательно, со злым умыслом. Однако это искупление достигается лишь в том случае, когда совершают жертвоприношение, а жертвоприношение не обладает абсолютной силой искупления. Все-таки есть преступления против воли Всевышнего, и жертвоприношение не искупает их. Если же грешник не совершает жертвоприношения, то в этих случаях, согласно Торе, подлежит наказанию – как по мнению Мудрости и Пророчества. Однако ответ Всевышнего – проявление именно доброты, доброты абсолютной, так как тшува дарует прощение за любое прегрешение. «Нет ничего, что могло бы устоять перед тшувой» (Зоар, Берешит, Мидраш неелам, Маамар Каин ве-Эвель ве-Шет, Танья, ч. 1, гл. 25, с. 31б). Побуждение к тшуве имеет две разновидности. Первая – когда оно приходит Свыше: Всевышний Сам склоняет еврея к служению Себе. «Множество посланцев у Вездесущего» (см. комм. Раши на Иов, 37:8) – много поводов и причин, приводящих к тшуве. Сказано о Всевышнем (Шмуэль, II, 14:14): «...И предается раздумьям, как бы не оттолкнуть <еще дальше> оттолкнувшегося». Творец, благословен Он, дает человеку все возможности следовать прямой дорогой Торы и заповедей, а если тот все-таки сойдет с этой прямой дороги – вернуться и исправить все дурное, сделанное им. Всевышний постоянно думает, как спасти еврея, оторвавшегося от еврейского народа и отторгшего себя от истинного еврейства. Правда, Всевышний дает человеку свободу самостоятельно выбирать свой жизненный путь – как сказано в Торе (Дварим, 30:15): «Смотри – предлагаю тебе Я <на выбор> сегодня жизнь и добро, смерть и зло». Всевышний открывает перед человеком две дороги: хорошую – физической и духовной жизни и плохую – физической и духовной смерти и предлагает ему самому выбрать, по которой из них идти. Но если тот выбирает, упаси Б-г, дурной путь и спускается по нему все ниже, Всевышний испытывает к нему бесконечную жалость и создает разнообразные ситуации, чтобы пробудить сознание этого грешника и подтолкнуть его к раскаянию. Иногда это сон, иногда – внезапно пришедшее воспоминание о родителях или более далеких предках, иногда – словно случайно услышанное слово, а иногда – как бы самостоятельное побуждение преодолеть свое состояние, уже ставшее привычным... Будто укол в сердце, этот толчок сотрясает и тело, и душу, и еврей спохватывается: а ведь я живу совсем не так, как надо! И принимает бесповоротное решение: начиная с сегодняшнего дня совершенно изменить свой образ жизни. Разорвать отношения с дурными товарищами, освободиться от рутины повседневной жизни, накладывать тфилин, есть только кошерную пищу, соблюдать субботу, а если женат – скрупулезно исполнять законы о чистоте семейной жизни... Такова первая

разновидность побуждения к тшуве, возвращению к служению Всевышнему. Другая разновидность побуждения к тшуве состоит в том, что еврей действительно как бы просыпается сам и устремляется ко Всевышнему. И надо заметить, что это не обязательно связано с раскаянием в совершенном дурном поступке – хотя обычно люди соотносят понятие о тшуве именно с искуплением греха. Нет, суть тшувы – это стремление стать лучше, благороднее, возвышеннее и духовнее. В этом смысле понятие тшувы относится даже к тому, кто очень благочестив и старается как можно лучше исполнять свои обязанности перед Всевышним. Когда человек задумывается о том, для чего сотворен мир, для чего он сам создан в мире, задумывается о смысле и конечной цели своей жизни, он – если рассуждает непредвзято и искренне желает узнать истину – неизбежно приходит к мысли, что истинное добро состоит в исполнении воли Творца. Теперь мы еще лучше понимаем различие между приведенными выше стихами из «Шир а-ширим». «Мой Любимый – мне, а я – Ему» указывает на первую разновидность побуждения к тшуве: ту, которая посылается Свыше Самим Всевышним. А стих «Я – моему Любимому, а Он – мне» имеет в виду вторую разновидность: пробуждение в себе силами собственной души стремления заняться служением Всевышнему и совершенствоваться в нем. И, как было сказано, именно стих «Я – моему Любимому, а Он – мне» содержит в себе название месяца элул, так как в этом месяце человеку пора припомнить все события уходящего года и устремиться к тшуве. Месяц элул – время, наиболее подходящее для самоанализа, для подведения итога: что сделано за истекший год и что не сделано, а также что было сделано из того, чего не следовало делать, и что не сделано из того, что сделать следовало. Есть в «Теилим» такой стих (34:15): «Уклоняйся от зла и делай добро, к миру стремись и его добивайся!» Бааль-ШемТов учит, что в каждом материальном явлении, даже разрешенном Торой, есть добро и зло. Материальная сторона этого явления – зло, а Б-жественная энергия, поддерживающая его существование и оживляющая его, – добро. Поэтому, используя любое материальное явление, человек обязан «уклоняться от зла»: не считать материальный аспект самым главным и в особенности не придавать значения удовольствию, которое можно извлечь из него. Но следует «делать добро» – то есть в первую очередь желать получить пользу и помощь от Б-жественной энергии, наполняющей эту вещь. А также «к миру стремиться и его добиваться»: настойчиво искать и находить возможность примирения обоих аспектов, материального и Б-жественного, то есть, используя материальный предмет, руководствоваться лишь волей Всевышнего, но не собственными интересами. Поступающий так исполняет то задание, ради которого душа его была послана в этот мир: очищает его, высветляет и превращает в форму, способную воспринять Б-жественный свет. И месяц элул предназначен для подведения баланса за

весь год: сколько «добра сделал», всегда ли «уклонялся от зла», когда следовало, именно ли «к миру <тому, который угоден Всевышнему> стремился» и «его <ли> добивался»? Сказано в «Теилим» (139:5): «Позади и впереди создал Ты меня». Мудрецы наши, благословенной памяти, объясняют, что речь здесь идет о том, что человека сотворил Всевышний в самом конце Шести дней Творения: завершив сотворение всего мира со всем, что его наполняет, – «позади» всех остальных творений. Но тем не менее верно и то, что человек создан «впереди» всех творений, ибо конечная цель сотворения всего мира – человек, и Б-жественная мысль о нем предшествовала всему Творению. Потому что именно человек призван и обязан осуществить высшее намерение Всевышнего при сотворении всей Вселенной. Когда человек изучает Тору, исполняет заповеди и поступает с другими людьми, руководствуясь добрыми качествами своего характера, он освещает и облагораживает мир. Однако, когда человек не изучает Тору, не исполняет на практике заповеди Всевышнего и не совершенствует свой характер, ему говорят: даже «комар предшествует тебе» (Тосефта Сангедрин, гл. 8; Мидраш Берешит раба, 8:1; Танья, ч. 1, гл. 24, с. 30б) – даже самое ничтожное насекомое имеет большее значение, нежели ты. А когда не изучают Тору, то очень легко и часто нарушают волю Всевышнего – как не исполнять Его предписаний (не делать то, что Он повелел делать) и преступать Его запреты (то есть делать то, что Он

запрещает делать). Тот, кто не изучает Тору, постоянно ошибается, поскольку не знает, как ему следует вести себя. А из-за того, что он по незнанию несерьезно относится к заповедям Торы, от нечаянных нарушений воли Всевышнего ему нетрудно перейти к злонамеренным. Увы, есть люди, которые три-пять раз в неделю – а то и каждый день – одним только действием нарушают до пяти запретов Всевышнего и не отдают себе в том отчета. Если сказать им об этом, они отмахиваются: какое, мол, это имеет значение! Во времена существования Храма можно было исполнить «совет», который Тора дает согрешившему: принести повинную жертву и получить искупление – при условии, что одновременно совершают тшуву, то есть раскаиваются в дурном поступке и принимают твердое решение не повторять его. Однако сейчас нам остается только «совет» Всевышнего: совершить искреннюю тшуву и тем самым заслужить полное прощение. И месяц элул – самое благоприятное время для этого, так как он – месяц тшувы. Предназначив его именно для этого, Всевышний хотел, чтобы ко дню Рош а-Шана мы пришли облагороженными, очищенными от всех наших прошлых грехов и заслуженно получили добрую запись своего имени, скрепленную Б-жественной печатью, на хороший и сладкий год во всех отношениях – и в материальных, и в духовных – в среде всего народа Израиля! (Журнал «Лехаим»)

Дорогие друзья!

Синагога F.R.E.E. приглашает вас на еженедельную дружескую встречу для молитвы и совместного завтрака.

Мы будем молиться за благополучие наших семей, здоровье родных и близких, за процветание Израиля.

После завтрака - беседа об иудаизме, еврейских традициях, истории и культуре нашего народа.

Мы ждем вас каждый четверг в 9:00 утра по адресу:

1109 W. Lawrence Ave., Chicago

За дополнительной информацией звоните Рабби Леви Нотику по телефону 847. 830. 8152


стр. 5

5778 август 2018

Выпуск 432

Борис Гулько Знакомясь в детстве с разными жанрами литературы, я быстро охладел к детективам. Вечно в их повествованиях что-то не срасталось, нарушалась логика, по которой, вроде бы, живёт мир. Бросил их читать. Но недавно я начал углядывать в реальной жизни не меньше нескладушек, чем в плохих книжках. 10 лет назад – с приходом в президенты Барака Обамы, политические будни Америки стали напоминать мир детективного романа. Возник Обама как чёрт из табакерки – ниоткуда. Нет даже формального доказательства, что он когда-то родился. Во всяком случае две группы экспертов-криминалистов – американская и итальянская – установили, что метрика о рождении Обамы – поддельная. Любая негативная информация о прошлом и президентской деятельности Обамы, едва мелькнув в общественном дискурсе, исчезала, как будто была записана шпионскими симпатическими чернилами. Летние каникулы ещё студентом Обама провёл в Пакистане. С американским паспортом туда летать не разрешалось. Есть ли у Обамы, выросшего в Индонезии, индонезийский паспорт? Индонезия не допускает двойное гражданство. Был ли президент Америки её гражданином? Учёбу в Гарвардском университете Обаме оплатил саудовский принц – такая информация всплывала не раз. Имел ли Обама за это обязательства перед Саудовской Аравией? В университете Обама, не напечатав ни строчки, был назначен редактором издававшегося там престижного юридического журнала. Это как почётная литературная премия человеку, никогда ничего не написавшему. Как такое могло случиться? Перед выборами Обама нёс вздор: что он поговорит с Уго Чавесом и Ахмединеджадом и убедит тех стать демократами и друзьями Америки, что он изменит климат на Земле, что понизит уровень океанов. Публика, эксперты и медиа принимали это как простаки, персонажи среднего детектива, в котором даже самый искушённый сыщик до последней страницы не замечает окровавленный нож, лежащий на столе. Как могли политики, почти вся медиа, просто большинство граждан не замечать, что Обама действует во вред стране? Выяснилось, что налоговое ведомство не утверждало статус оппозиционных к президенту общественных организаций и разоряло проверками критичных граждан. Кажется, начинался скандал – дело это попахивало Советским Союзом. Но Обама заявил в интервью: «Здесь нет ни грана коррупции». И как у умелого гипнотизера – дело немедленно забылось. В разгар долгой войны Америки с Талибаном Обама вдруг отпустил пятерых кровавых лидеров этой террористической организации, получив взамен американского перебежчика, которому, по правилам ведения войн, полагалась смертная казнь. Кто-то удивился? Были протесты? Приняли как должное. Список длинен, перейду к его середине. В конце 2017 года левый сайт Politico обнародовал подробное — в полторы тысячи слов — сенсационное исследование Джоша Майера: «Как Обама секретно дал Хезболле сорваться с крючка». Немедленно ту же историю пересказал сайт Блумберг. Сообщалось, что нарко-террористическая империя Хезболлы совершала доставку тонн наркотиков из Венесуэлы в США, а также, через африканскую страну Бенин в Европу, ис-

пользовала вырученные в Америке деньги для покупки в американских дилершипах подержанных автомобилей, транспортировала и продавала их в Африке. Годовая выручка Хезбуллы равнялась примерно миллиарду долларов. По наводке целевой группы израильской разведки «Гарпун» американские спецслужбы совместно с европейскими развернули «Проект Кассандра», направленный на наркобизнес Хезболлы. Обама закрыл этот «проект». 8 июля этого года тот же Майер на том же сайте Politico, тоже в подробной статье, рассказал о том, как летом 2013 года Обама остановил в Афганистане операцию Reciprocity (Взаимность), призванную прервать распространение наркотиков по миру, предотвратить превращение Афганистана в нарко-государство, и разорвать критические потоки доходов, финансирующих террористов Талибана. Ко времени вмешательства Обамы, операция Reciprocity начинала приносить плоды в войне, уже стоившей американским налогоплательщикам $686 миллиардов и более 2000 жизней военнослужащих. Майкл Марсак, региональный директор Администрации по борьбе с наркотиками (DEA) для Юго-Западной Азии, сообщил журналистам о Reciprocity: "Это был самый эффективный и устойчивый инструмент, который мы имели для срыва и демонтажа афганских организаций наркобизнеса и отделения их от талибов". В результате вмешательства Обамы к 2015 году силы талибов, за счёт увеличения финансирования, превзошли, по оценке Госдепартамента, Исламское Государство как самая смертоносная террористическая организация в мире. Выращивание опийного мака и производство героина выросли до рекордных высот, поскольку экстремисты захватили больше территорий. Сейчас они чаще совершают террористические нападения. Прямым следствием деятельности президента США по крышеванию мировой наркоторговли стала в настоящее время эпидемия смертей от передозировки наркотиков в городах США. Президент Трамп объявил это национальной катастрофой. Но, наверное, президент Обама имел веские причины покрывать наркоторговлю? Конечно, причины были. В случае с Хезболлой – это стремление предохранить переговоры с Ираном, приведшие в конце к договору, открывавшему муллам, по оценке, например, премьера Нетаньяху, дорогу к обладанию ядерным оружием. В отношении же Афганистана – Обама заботился о переговорах, позволивших ему совершить уже упомянутый обмен пятёрки лидеров Талибана на американского дезертира. Остаётся добавить, что Обама, по опросу, проведённому с 5 по 12 июня этого года, воспринимается американцами, с большим отрывом, лучшим современным президентом США. Детективные истории могут перетекать – как в замечательном старом польском фильме «Рукопись, найденная в Сарагосе», из одной в другую. Вашингтонский дилер-

шип, сотрудничавший с Хезболлой в отмывании нарко-денег – обращении их в подержанные автомобили, которые отправлялись в Африку, принадлежал Абиду Авану – одному из пакистанской преступной семейки. Три брата и жёны двоих из них обслуживали компьютеры 40-ка демократов – членов Конгресса. Скандал с семейкой разразился год назад – в июле 2017 года. Четверо преступников успели унести ноги в Пакистан, последнего и главного из них – Имрана Авана – сумели снять с самолёта, отлетавшего в Катар. Об этой истории – моё не устаревшее ещё эссе «По обе стороны войны цивилизаций». Фрэнк Минитер тогда в статье для журнала Форбс «Взрывной скандал с ИТ (информационные технологии) в DNC безумен и фантастичен» предвкушал: «Скандал с ИТ производит впечатление начальных сцен фильма о политической коррупции и многом другом». Правда, Роджер Саймон в НРО предупреждал: «ФБР, работающая без присмотра, уже запятнана сильно раскритикованным расследованием е-мейлов Хиллари Клинтон, возможно, связанным с аферой Аванов. ФБР нельзя доверять. Здесь нужен специальный прокурор...» Саймон оказался прав: юстиция сейчас пошла на сделку с Имрамом Аваном, предъявив тому только один случай банковского мошенничества. Рахель Бовард в статье «Вопросы о скандале с ИТ Конгресса остаются» от 8 июля сообщает: «Пакистанцы 5000 раз без разрешения входили в сервер конгресса, используя имена и пароли конгрессменов, даже тех, с которыми они не работали». Часть емейлов, к которым они имели доступ, носила гриф «секретно». Учитывая подозрение пятёрки в связи с пакистанской разведкой, связанной в свою очередь с Аль-Каидой, это должно бы насторожить следователей. «Растет беспокойство – с какой лёгкостью члены Конгресса могут влиять на направление расследования, когда оно касается их самих» – сокрушается Бовард по поводу прекращения расследования. История с пакистанцами приводит нас к двум серверам: частному госсекретаря Хиллари Клинтон и серверу DNC, с которого была похищена информация о жульничестве руководства дем-партии в период выборов 2016 года. Хиллари, очевидно, посылала служебные е-мейлы со своего незащищённого сервера, чтобы скрыть одолжения, которые оказывала на своём высоком посту жертвователям десятков и сотен миллионов в Фонд Клинтонов, в частности посредникам в продаже России 20% урановых рудников, принадлежавших США. Миллионы поступали также в карман её мужа. Когда следователи ФБР потребовали от Хиллари предоставить все эти е-мэйлы, она стёрла более 30 000 из них, а сам сервер уничтожила. В юриспруденции это называется уничтожением улик. Дело об этом затёр самый знаменитый американский сыщик Стрзок. Скандал с сервером DNC приводит нас к вопросу о похищении с него информации и

к «русскому следу», уже более полутора лет доминирующим в американской политике. Влияли ли российские спецслужбы на последние выборы президента? Эта история – тоже из плохого детектива, когда сыщики в поисках улик разбирают стены дома, не замечая окровавленного кинжала на столе. Конечно, российские спецслужбы активно вмешались в выборы. Но сервер DNC тут ни при чём. Недаром демократы не предоставили ФБР доступ к нему, сообщали, что сервер исчез, потом – что не исчез, но загадочно поменял свой серийный номер. Может быть ГРУ и проникали в его базу. Но информацию для WikiLeaks снял с него кто-то, непосредственно работавший с ним. Это, как поведал 9 августа прошлого года левый журнал The Nation, установила комиссия авторитетных экспертов – «Ветераны разведки за здравый смысл» (VIPS). Вскоре, почему-то, выводы комиссии VIPS были забыты, и стало принято винить в похищении е-мейлов российские спецслужбы. Сейчас, чтобы предотвратить успех Трампа в переговорах с Путиным, обвинение России в похищении повторила комиссия Мюллера. Почти наверняка информацию с сервера DNC снял и передал её WikiLeaks для публикации 26-летний работник DNC Сет Рич, убитый на вашингтонской улице в дни, когда стало известно о похищении компьютерных данных. Убийство Сета Рича осталось нераскрытым и, похоже, не расследованным. ФБР начало разбирательство связи президентской кампании Трампа с российскими спецслужбами в августе 2016 года, получив 4 документа из разных источников, сообщающих о такой связи. Приглядевшись, однако, с удивлением видим, что все 4 документа – это одно и то же «Досье Стила», подготовленное бывшим английским шпионом за деньги кампании Хиллари. Один кандидат в президенты США заказал госорганам другого. Означенное «Досье» – это компромат на Трампа, предоставленный Стилу работниками российских спецслужб, никаких доказательств не имеющий и проверке не поддающийся. Вы спрашиваете – есть ли доказательства вмешательства России в американскую политическую жизнь? Так вот же они! Русские подсунули маловменяемому англичанину, люто ненавидящему Трампа, нелепую историю о кандидате в президенты США, которая на полтора года поставила на уши всю политическую жизнь единственной мировой супердержавы. Какие доказательства ещё нужны! Большая потеха была на Лубянке! Мне казалось, что детективные романы нелепы. Детективные истории в политической жизни сегодняшней Америки нелепее многократно. В классических американских фильмах всегда присутствует герой, в одиночку побеждающий злодеев и обеспечивающий «хэппи энд». Сможет ли президент Трамп стать таким героем? Частичный ответ на это мы узнаем в ноябре, после промежуточных выборов.


стр. 6

5778 август 2018

Выпуск 432

ВСТРЕЧИ С РЕБЕ

Видеть – значит, верить Д-р Леонард Лович

Катастрофа произошла ранним утром в пост девятого ава 1982-го года. Одеваясь перед выходом в синагогу, я открыл платяной шкаф, встроенный в стену. Там стояла лестница-стремянка и ковровая щетка с длинной ручкой. У нас в доме шел ремонт, и слесарь-водопроводчик прокладывал трубы через шкаф на верхний этаж. Я решил взглянуть, насколько продвинулась работа, начал подниматься на шаткую стремянку, оступился и завопил от нестерпимой боли. Ручка щетки воткнулась мне в правый глаз. Примчалась моя жена Шэрон. Сразу же стало очевидно, что рана серьезная и мне грозит полная потеря зрения в этом глазу. Мы позвонили нашему другу, доктору Голдстейну, офтальмологу в Лонг-Бич. Нам повезло: мы успели перехватить его, прежде чем он ушел из дома. "Встретимся у меня в кабинете в восемь ноль-ноль, я посмотрю", – сказал он. Шэрон отвезла меня к нему, и доктор Голдстейн, сделав осмотр, объявил: "Ну, есть и хорошие новости. Глазное яблоко цело. Но оно зашло внутрь черепа, и поранена глазная мышца, которая отвечает за движения глаза. Вас надо отвезти к специалисту сию же минуту. И на ваше счастье доктор Стивен Фелдон, специализирующийся на глазных мускулах, мировая знаменитость, находится сейчас в университете Южной Калифорнии, здесь, в Лос-Анджелесе. Мы добьемся встречи с ним." И он тут же позвонил доктору Фелдону в институт офтальмологии Дохени. На прием к Стивену Фелдону записываются за много месяцев вперед, но мы услышали, как наш друг говорит: "Нет, нет, нет! Это экстренный случай! Доктор Фелдон должен осмотреть доктора Ловича сегодня!" Наконец там ответили: "Ладно, ладно, везите его сюда". Доктор Фелдон осмотрел меня, взглянул на результаты анализов, сделанных тут же на месте, и объявил: "У вас серьезная рана. В данный момент я ничем не могу вам помочь. Я рекомендую вам носить на глазу повязку и через месяц вернуться для нового осмотра. Если наступит какое-либо улучшение, мы посмотрим, что тогда можно будет сделать". Представляете, как я забеспокоился? Молодой хирург, в самом начале своей карьеры, я мог остаться одноглазым. Но чтобы работать хирургом, необходимо стереоскопиче-

ское зрение. Если я не смогу оперировать, мне придется закрыть врачебную практику. Когда мы вернулись домой, нам нанес визит рабби Ньюман. Он сказал: "Я слышал о вашей травме и позвонил в секретариат Ребе". Через месяц мы вернулись к доктору Фелдону. Он осмотрел мой глаз и заявил: "Никаких улучшений нет. Я выжидал достаточно. Я должен провести операцию и посмотреть, можно ли что-либо исправить". Я позвонил секретарю Ребе раву Лейблу Гронеру, и он передал мне благословение Ребе. Операция была назначена на следующую неделю. После операции доктор Фелдман сказал: – У меня есть для вас и хорошие, и плохие новости. – Давайте хорошие, – попросили мы. – Хорошие новости – это то, что глазная мышца цела. Она была сильно поранена, но не отделилась от глазного яблока. Плохие новости – это то, что я не могу ничего исправить. Операция тут не поможет. Приходите ко мне на прием, и мы сделаем для вас особые призматические очки, которые рассеивают свет. Вы сможете видеть одним глазом. Я был в полном отчаянии. Я потратил много лет на то, чтобы стать хирургом, моя карьера только-только начиналась. Что теперь со мной будет?! Я позвонил раву Гронеру и пожаловался: "Я не понимаю! Нам говорили на уроках Торы, что все, что происходит, – к лучшему. Ну и где тут лучшее?! Я не вижу ничего хорошего!" Рав Гронер долго пытался меня утешить. Наконец он сказал: "Я поговорю с Ребе и перезвоню вам". В следующее воскресенье в нашей общине что-то отмечали. Мы вернулись домой под вечер. Дома надрывался телефон. На проводе был рав Гронер. – Где вы были? – спросил он. – Я пытался связаться с вами весь день! Я говорил с Ребе. Ребе хочет знать, всегда ли вы используете красное вино, когда делаете кидуш1и авдалу2. – Иногда, но не всегда, – ответил я. – Иногда использую белое вино, иногда виноградный сок. Что в доме есть, то и использую. – Ага! – воскликнул рав Гронер. – Ребе велел мне передать вам, чтобы вы всегда использовали именно красное вино, когда делаете кидуш и авдалу. – Хорошо, – сказал я. – Так и буду делать. Это все? Тогда я еще не понимал, что такое краткое указание Ребе могло быть ответом на все мои трудности. К субботе вся община знала, что мне сказал Ребе. В синагоге меня ждала бутылка красного вина, и я сделал кидуш для всей общины. Кстати, с тех пор для меня всегда стоит в синагоге бутылка красного вина, что бы там ни происходило.

Прошла одна неделя, вторая. Я делал кидуш и авдалу с красным вином. Еще две недели. На исходе шестой недели с момента моей травмы, в воскресенье утром я почувствовал какое-то дерганье в глазном яблоке, как будто оно двигалось. "Шэрон, – сказал я жене, – происходит чтото необычное. Такого раньше не было. Чтото изменилось!" Всю неделю я ощущал, что мой глаз как будто двигается. Еще кидуш и еще авдала в субботу, еще одна суббота – и внезапно глазное яблоко вернулось на свое место, как будто ничего и не было! Я снова мог прекрасно видеть без призматических очков, как раньше! Я позвонил доктору Фелтону и сказал: – Я хочу вам кое-что сообщить. У меня в глазу улучшение. Я могу видеть – Абсолютно невозможно, – заявил он. – Приезжайте, мы вас посмотрим. Меня встретила вся команда докторов, которые участвовали в операции. После осмотра доктор Фелтон сказал: – Вы правы, ваш глаз в полном порядке! Это неслыханно! Это чудо! Скажите, кто такой ваш знакомый, который может сделать такое чудо?

– Это Любавичский Ребе в Бруклине, – ответил я. – Что ж, это определенно натуральное чудо, – резюмировал он. На меня произвело впечатление, как этот доктор признал, что духовное может влиять на происходящее в нашем мире, нарушить законы природы. Этот урок я запомнил навсегда, и он играет роль даже в моей карьере. Я вернулся к своей практике, я смог заниматься тем, чему учился, и даже более того. Моя карьера сложилась исключительно успешно, что позволяет мне заниматься благотворительностью не только у себя в городе, но и по всему миру. Перевод Якова Ханина

О печатном слове

Когда-то в Иерусалиме выходила религиозная газетка, в которой, кроме всего прочего, печатались статьи, направленные против Хабада и лично против Любавичского Ребе. И однажды из-за каких-то причин газету вдруг перестали издавать. Ребе поинтересовался у хабадников в Иерусалиме, почему прекратилось ее издание. Ему ответили, что это произошло из-за финансовых затруднений: у издательства просто нет больше возможностей ее печатать. Узнав об этом, Ребе передал некую сумму денег для редакции газеты, но попросил, чтобы это было инкогнито - они не не должны были ни в коем случае знать имя спонсора. Один из хасидов очень удивился этому и спросил Ребе: - Но ведь они же пишут статьи против Хабада и против Ребе! Ребе ответил: - Тем не менее нужно, чтобы она была. Там есть материалы хорошие и полезные. Перевод Э. Белинского


стр. 7

5778 август 2018

Выпуск 432

Лиана Алавердова Старшему поколению эмигрантов из страны Советии памятны времена, когда народ часами стоял в книжных очередях за подписными изданиями, а в публичных библиотеках даже и классику не всегда можно было найти. Недавно, выступая на библиотечной конференции, я шокировала американскую аудиторию воспоминанием, что в молодые мои годы нельзя было найти в публичных библиотеках города книг по еврейской истории: их просто не издавали. Свои познания о древней и средневековой истории евреев я черпала из школьных и университетских учебников истории да из дореволюционной, времен очаковских и покоренья Крыма, энциклопедии Брокгауза и Ефрона, ровесницы старых соседей-врачей, друживших с нашей семьей. Не удивительно, что многие эмигранты, включая и нашу семью, везли с собой книги, а то и пересылали их малой скоростью, вопреки океану, как это делали мы. Как будто мы едем на необитаемый остров и надо было запастись духовной пищей про запас: а вдруг? — не покидало нас до схода на берег! Оказавшись в Новом Свете, мы с удивлением обнаружили, что в Америке существуют даже книжные магазины, торгующие литературой на русском языке, и (о, радость!) библиотеки с русскими и иными книгами. Крестным отцом моей новой карьеры я считаю Азария Мессерера, журналиста и писателя, из того самого знаменитого клана Мессереров-Плисецких, двоюродного брата великой балерины. Азарий Мессерер, недавно отошедший в мир иной (да будет сохранна светлая память о нем!), — справедливо полагал, что новоприбывшим иммигрантам негоже сбрасывать со счета прежнее высшее образование. Он посоветовал мне пойти учиться на библиотекаря, то есть получить степень Master of Library and Information Science. Одно из моих американских открытий состояло в том, что здесь можно достраивать свое образование практически на любом фундаменте, иногда, правда, перед этим добирая зачеты по лакунам в знаниях. Гуманитарий со степенью историка, как я, или любой остепененный технарь, — все едино пред лицом гибкой системы американского образования. Каждый может пойти учиться на библиотекаря, да и на кого хотите, было бы желание! Требуется только предъявить соответствующие легальные документы, и — скатертью дорога к знаниям! Сей плод «ума холодных наблюдений» основан не на социологических опросах, а на моем, почитай, семнадцатилетнем опыте работы в публичных библиотеках Квинса и Бруклина. В свое оправдание могу сказать, что если б я и захотела написать статью, опираясь на научные труды, исследующие читательские предпочтения русскоязычной иммигрантской публики, то столкнулась бы с препятствием: узкая тема эта, как выяснилось, весьма мало освещена. Порыскав по всевозможным гуманитарным базам данных, я обнаружила единственную серьезную научную фигуру, занимающуюся данной проблемой, — профессора из Канады, доктора наук Керен Дали. Я не уверена, что г-жа Дали, с которой я некогда свела мимолетное знакомство на лекции, преподнесенной ею в Нью-Йоркской публичной библиотеке, оценила бы неуклюжие мои попытки переложить выстраданные ею научные выводы в популярном духе. Боюсь, что она отнеслась бы к этой затее по-

добным образом, как, вероятно, Лев Толстой, прознав о существовании балета «Анна Каренина». Керен Дали очень добросовестный ученый. Настолько серьезный, что воспротивилась моей попытке взять у нее интервью, оговорившись, что она далека от современной русской литературы, читает литературу исключительно на английском, и темой русскоязычных читателей-иммигрантов занималась давно, и они вовсе не в фокусе ее исследований, и еще целый ряд доводов, все и не упомнишь. Все же одну цитату из ее трудов я дерзну перевести: Некоторые из моих исследований приводят к выводу, что читатели-иммигранты относятся к книгам, которые они читают для удовольствия, как к друзьям: они ждут от книг, чтобы они говорили на понятном языке и вызывали желаемый эмоциональный отклик. Этим можно объяснить, почему читатели-иммигранты предпочитают читать для удовольствия на родном языке. Сказанное не означает, что они обязательно выбирают книги, написанные их соотечественниками. Как обнаруживает мое исследование, читательский выбор очень интернационален, включая значительное число наименований книг, переведенных с английского. Опершись на профессорский авторитет, все же выскажу собственные соображения о нравах и предпочтениях русскоязычной читательской аудитории. Начну с классики. Помните очереди за подпиской в условиях книжного дефицита в стране Советии? Подпиской на кого угодно. Кто-то, подражая героям “Крокодила”, подбирал переплеты под обои и мебель, тогда как прочие чудаки все же бескорыстно руководствовались читательским интересом. В Новом Свете обнаружилось, что наша достопочтенная публика при всей начитанности и образованности в отношении к классическому наследию не столь далеко ушла от коренных американцев, как мог бы предполагать кое-кто из наиболее самонадеянных наших бывших соотечественников. Умри, Денис, но лучше твеновского простофили Вильсона не скажешь: «“Классической” называется книга, которую все хвалят и никто не читает». Как позднее заметил Александр Кушнер, предостерегающий юношество от честолюбивых мечтаний: «Быть классиком — значит стоять на шкафу / Бессмысленным бюстом, топорща ключицы...» Стихотворение заканчивается: «О юноши,

пыль на лице, как чулок! / Быть классиком страшно, почти неприлично. / Не слышат: им хочется под потолок» . То есть бюстиком Гоголя, взирая с высоты шкафа на школьников. В американской публичной библиотеке книги классиков занесены в категорию «Assignment» , что, подозреваю, скорее отпугнет пожилого читателя, чем привлечет его к книжным полкам. Книги, предназначенные учителями для прочтения школьниками, стоят на отдельных полках, и редкий взрослый читатель туда устремляется, разве что разжиться литературой для детей и внуков. Причем здесь к категории «классики» относят не только фолианты седобородых достопочтенных писателей прошлых веков, но и романы, по тем или иным причинам удостоившиеся одобрения преподавателей и библиотекарей, как, например, рассказ пуэрториканки о ее жизни в США «When I was Puerto-Rican» или какой другой «этнический» роман, на этот раз на примере ирландской семьи «A Tree Grows in Brooklyn». Читают ли русские иммигранты классиков своей либо чужой литературы? Нельзя сказать, чтоб совсем не читали. Кто из почтения к именам авторов, кто берет книги для детей и внуков, желая ознакомить их со своими кумирами. Мало кто отважится читать Шекспира или Фолкнера на языке оригинала, как, впрочем, и на своем родном. Потому если и закупают публичные библиотеки классическую литературу, она имеет обыкновение исчезать по истечении некоторого времени. Если русскоязычные библиотекари на свой страх и риск и придержат книги на полках из уважения к литературным олимпийцам, то англоязычным и горя мало: спишут, и рука не дрогнет! Но даже маловостребованность Пруста и Музиля, Толстого и Чехова не отпугивает дерзновенных авторов-иммигрантов, бесстрашно штурмующих высоты книжного Олимпа. А между тем, согласно данным Federation of European Publishers, в 2015 году увидело свет 575 тысяч новых наименований (http://www.fep-fee.eu/European-BookPublishing-823). И это только в Европе! Международная издательская ассоциация в своем отчете за 2014–2015 годы обнародовала данные по издательскому рынку в 2013 году (http://www.internationalpublishers.org/images/annual-reports/ipa_ar_online.pdf). По числу книжных наименований в 2013 году лидировала... Бразилия (467 835), на втором месте был Китай (444 000), а на третьем —

США (304 912). Имеются в виду только новые книги или издания. Так что, когда новый автор носится со своей книгой, как курица («Шум ничего не доказывает. Иная курица, снесши яйцо, кудахчет так, будто снесла маленькую планету» ), пусть вспомнит о сокрушительной статистике и призадумается. Чем его книга лучше миллионов других? Почему именно к ней надо привлекать внимание сограждан, отвлекая их от магнитов попритягательнее? Не дают ответа! Мы живем в эпоху информационного взрыва. Почти каждый грамотный человек может при желании поднапрячься и выпустить книгу. Инфляция книжная приводит к инфляции духовной. Как провидчески было сказано: «В прежнее время книги писали писатели, а читали читатели. Теперь книги пишут читатели, и не читает никто». Интересно, что слова Оскара Уайльда находятся в полном согласии не только с неполиткорректным анекдотом, где фигурирует известная народность севера, но и современной, уже не ему — нам, статистикой. В то время как количество книжных наименований растет, есть данные, что продажа книг снижается. Даже при росте числа электронных книг спрос на печатную и электронную продукцию в целом уменьшается. Книги авторов-иммигрантов, увы, не исключение. Может ли послужить им утешением тот факт, что и седобородые классики не пользуются успехом? Отвечать за всех не уполномочена... Зато могу сказать, что я еще не помню случая, когда кто-либо из читателей по доброй воле вдруг запросил бы книгу какого-либо автора-иммигранта. Печально, но факты, как известно, упрямая вещь. Потому и неохотно берут их книги книжные магазины и дистрибьюторы, потому и многочисленные сборники и альманахи уютно лежат мертвым грузом на полках библиотек. По малопопулярности с вышеперечисленными категориями вполне могут соперничать стихи русских авторов или переводы с иностранного — без разницы. Шестидесятнический интерес к поэзии остался в истории исключением. Сегодняшние поэтические программы посещают в основном сами авторы, их родня и друзья. Правда, если пригласить иного чтеца, да еще в музыкальном сопровождении — то это другая история. То же касается и авторов, исполняющих под гитару свои и чужие творения. Но ведь, строго Окончание на стр. 10


стр. 8

5778 август 2018

Выпуск 432

НОВЫЙ АВТОР

Яков Фрейдин Яков Фрейдин (Jacob Fraden) родился в Свердловске (Екатеринбурге), окончил радио-факультет Уральского Политехнического Института и специализировался в медицинской электронике и биокибернетике. Кандидат технических наук. Проводил эксперименты по паропсихологии с Розой Кулешовой и Вольфом Мессингом. Одновременно работал на телевидении кинокорреспондентом, снимал, как кинорежиссёр, короткометражные фильмы, писал статьи в местной печати и был капитаном Свердловской команды КВН. В 1977 г. эмигрировал в США, где работал исследователем в CWRU (университет в Кливленде) и ряде американских компаний, автор более 90 научных статей и популярного учебника по датчикам (Handbook of Modern Sensors), который выдержал 5 изданий. Автор 60 изобретений, среди которых такие широко известные, как домашний аппарат для измерения артериального давления, выключатель света с датчиком движений и медицинский термометр для уха. Написал книгу воспоминаний (по-английски) «Приключения Изобретателя – Adventures of an Inventor». Публиковал статьи в газете «Новое Русское Слово», основал 4 компании и преподавал в Калифорнийском Университете. Его сюрреалистические картины выставлялись в Сан-Диего. Публикует рассказы в русских журналах в Америке, Европе и России. Живёт в южной Калифорнии. Поток еврейских эмигрантов из СССР в середине семидесятых был даже не потоком, а вернее ручейком, вяло текущим через Вену. Шутили даже: «Эмиграция - это сильное лекарство, которое вводится через вену». Из Вены кто–то ехал прямиком в Израиль, иные через Рим - в Америку. Некоторые направлялись в другие страны – Канаду, Австралию, Новую Зеландию. Куда повезёт. Мы же по наивности и непониманию хотели во Францию. До меня тогда не доходило, что Париж уж совсем не тот, что я представлял себе по книгам Кокто, Эренбурга и фильмам Рене Клэра. Я мечтал ходить по бульварам, покупать жареные каштаны и слушать шансонье. Поэтому, едва сойдя с трапа московского самолёта в венском аэропорту Швехат, мы сообщили встречавшему нас представителю еврейского агентства, что хотим во Францию. - Тогда вам к нему, - беззаботно сказал он, ткнув пальцем в направлении высокого седого господина. Им оказался мистер Рогойский, директор венского отделения Толстовского Фонда, помогавшего эмигрантам деньгами из литературного наследства Графа Толстого. На деньги Льва Николаевича фонд поселил нас в Вене в чудной квартире недалеко от Ринга и мы стали ждать французской визы – дело почти безнадёжное, так как Франция еврейских эмигрантов принимала весьма неохотно. Сейчас зато вовсю впускает к себе мусульман, с чем я

французов и поздравляю. Видать, французы любят мусульман больше, чем евреев. Тут уж ничего не поделаешь — любовь зла, полюбишь и козла… В один тёплый летний день в нашей венской квартире зазвонил телефон. Мужской голос на том конце говорил по-русски. Очень приветливо, несколько по-старомодному он сказал: - Вы меня великодушно простите, я звоню из американского посольства. Мы знаем, что вы в Америку не собираетесь, но нам всё равно хотелось бы у вас кое-что уточнить. Может, зайдёте завтра часиков в десять утра? Мы вас долго не задержим. Я на ваше имя закажу пропуск. Договорились? Я согласился и на следующее утро подошёл к морскому пехотинцу в тёмно-синей форме и белой фуражке, что стоял у входа в огромное роскошное здание американского посольства. Тот сверил моё имя со списком, позвонил кому-то по телефону, и через пару минут мне навстречу вышел улыбчивый молодой человек, который звонил накануне. Он повёл меня по мраморной лестнице на второй этаж, завёл в пустую комнату и сказал: - Тут вот какое дело. Надеюсь, что вы догадываетесь о сложностях нашей работы. Советы к нам под видом иммигрантов засылают, как бы это поделикатнее сказать, ну людей не совсем дружественных, что ли… У нас к вам есть вопросы, но сначала мы должны всё же убедиться, что вы тот, за кого мы вас сейчас принимаем. Вы не будете возражать, если с вами потолкует сотрудник ФБР, ведающий контрразведкой? - А почему я должен возражать? Если ему интересно со мной говорить, так и мне тоже интересно, - ответил я, чем его очень обрадовал. Человек из ФБР был коротенький юркий итальянец, чем-то напоминавший французского актёра Луи Де Фюнеса. Он всё время широко улыбался, потирал руки, говорил очень бегло по-русски и был страшно въедливым и дотошным. Оказалось, что он про меня знал пожалуй больше, чем я сам. Интересно, откуда? Спрашивал всё: про семью, работу, друзей, интересы, что читаю, какое кино люблю, почему вдруг решил уехать из Союза, почему хочу именно во Францию? Вопросы задавал невинные, даже пустые, но порой пытался меня словить на каких-то мелочах. Например, спрашивает: - Кстати, а как себя чувствует Николай Александрович? У него ведь пару недель назад была серьёзная операция.

Я оторопел: - Какой такой Николай Александрович? Вы это про кого? - Ну как же, Семихатов - главный конструктор в почтовом ящике 320. Вы разве не знакомы? – Я конечно слыхал это имя от своих сокурсников по институту, но откуда ж мне его лично знать? Кто он и кто я? Я простой инженер, в его закрытом заведении никогда не был, там не работал, и такую шишку, как Семихатов, даже издали не видал… – Ну-ну, - сказал Луи Де Фюнес, - я просто так спросил, думал, вы знаете… Таким вот образом мы беседовали пару часов. Потом к нам присоединились ещё двое господ из ФБР, и в этой тёплой компании мы проговорили до позднего вечера. Попросили меня подождать минут пятнадцать, а затем ко мне опять зашёл тот молодой человек, что меня утром встретил у входа: – Чудненько, - сказал он, - они дали ОКэй. Вы получаете clearance, не знаю, как это правильно по-русски. Ах да - допуск! Это значит, что мы вам верим и можем с вами говорить о всяких секретных вещах. Приходите опять завтра с утра, с вами встретится наш человек из ЦРУ. Человек из американской разведки прилетел из Мюнхена, где он служил «начальником станции» ЦРУ, или по-русски «резидентом». Он был высок, широк в плечах, по-ирландски рыжеволос, но по-русски почему-то говорил с сильным грузинским акцентом. Сказал, что его зовут Стив, не знаю вправду ли. - Ты панымаеш, - объяснил он, - я заканчывал Калумбыйский уныверсытэт. Там у нас русский язык преподавал грузин – вот я от нэво и набрался. После долгих разговоров на самые разные темы от политики до науки и рассматривания огромных карт всяких советских объектов, сделанных на основе спутниковых снимков, Стив сказал, что ЦРУ хочет меня нанять консультантом с оплатой 60 долларов в день, что для нищего иммигранта в те далёкие годы были большие деньги. Моя работа будет уточнять и объяснять. Что именно, он не уточнил и не объяснил. Так началась моя, как говорится, халтура в разведке США. К счастью, во Францию мы не поехали, а получив приглашение из американского университета, мы с женой и двухлетним сыном улетели за океан. Поработав пару лет в университете, я заскучал – тянуло к реальному делу, и мы переехали в Новую Англию, где я проходил

мои «университеты» в нескольких компаниях. Работал и учился на разных инженерных должностях, узнавал на практике, как функционирует Америка. Увлёкся изобретательством, стал получать патенты и вскоре основал собственный бизнес. Мои контакты с ЦРУ продолжались с перерывами 8 лет. В наш приморский городок для встреч со мной изредка наезжал из Бостона агент Ральф Касперович, добрый и мягкий человек. Ральф просил меня уточнять и объяснять разную информацию, поступавшую из СССР по секретным каналам. Что я и делал, с гордостью сознавая, что хоть в такой мелочи могу приносить пользу гостеприимной Америке.

***

В апрельскую субботу 1985 года у меня дома вечером собрались гости – отмечали мой день рождения. Через шум-гам, стук посуды, лай собаки и тосты я с трудом расслышал звонок телефона. Это был Ральф. Он сказал: - Послезавтра, то есть 14-го числа, в 9 утра ты должен быть в Вашингтоне. - Да как же я успею? - удивился я, - мне ведь билет на самолёт даже не купить, завтра воскресенье и всё закрыто (в те годы интернета ещё не было и билеты надо было покупать в турбюро). - А вот это не твоя забота. Тут дело необычное – личная просьба Президента Рейгана. Самолёт за тобой пришлют. - Так я, что, в Белый Дом полечу? – оторопел я. - Нет, туда тебя не звали, просто президент просил чтобы ты встретился с какими-то людьми. Больше мне знать не положено, так, что и не спрашивай. Будь в вашем местном аэропорту в понедельник к 7 утра, там тебя встретят и отвезут, куда надо. Ровно к семи, с портфелем в руках, я зашел в маленькое здание местного муниципального аэропорта. Людей было мало, я озирался вокруг, не зная сам, кто мне нужен. Тут подошёл человек в форме военного лётчика, спросил моё имя, назвал своё и пригласил идти за ним на лётное поле. Там стоял небольшой двухмоторный самолёт Сессна. Я был единственным пассажиром. Пилот завинтил дверь, ушёл в кабину к своему напарнику, и мы сразу взлетели. От нашего городка до Вашингтона полёт короткий, минут 40, и мы вскоре сели в Национальном аэропорту, практически в центре города. Тут же к трапу подъехал внедорожник с затем-


стр. 9

5778 август 2018

Олдрич Эймс ненными окнами, вышел водитель и коротко сказал: - Поехали. Ждут вас. Это не так далеко, но трафик сумасшедший. Я в Вашингтоне бывал редко, города не знал, так что не понял, где и куда мы едем. Минут через 20 машина въехала на паркинг небольшого торгового центра с несколькими магазинами и ресторанчиком. Остановилась у невзрачного одноэтажного здания с вывеской «Страховое Агентство». - Вам туда, - сказал мне шофёр и уехал. Я вошёл в вестибюль, где за стойкой сидела накрашенная девица и полировала ногти. Подняла на меня глаза, вынула изо рта жвачку и спросила: - Вы кто? Потом нажала кнопку, и я вошёл в дверь за её спиной.

***

В просторной комнате с неприглядными коричневыми обоями стоял круглый дубовый стол, вокруг которого пять кресел с потёртыми подлокотниками, а у стен - с десяток стульев. В центре комнаты на потолке телекамера, на столе два микрофона, бумага, ручки, стаканы и кувшины с кофе и ледяной водой. Вокруг группками стояли люди, пили кофе, разговаривали. Четверо мужчин примерно моего возраста (впрочем, один был постарше) говорили с заметным русским акцентом и, как оказалось, были, как и я, иммигрантами, приехавшими сюда из разных концов Америки. Ко мне подошёл худощавый господин средних лет, большеухий, в роговых очках. Чёрные волосы ёжиком, усики ромбиком. Как потом стало ясно - руководитель совещания. Он пожал мне руку, назвал своё имя - довольно необычное на мой слух, которое я не понял и не запомнил. Он перешёл на русский: - Теперь все в сборе. Вы пятеро, - указал на нашу иммигрантскую пятёрку, - прошу вот сюда, к столу. Времени у нас не слишком, поэтому познакомимся и начнём. Мы расселись в креслах, а остальные, четверо мужчин и три женщины с блокнотами в руках, расположились вдоль стены. Руководитель присоединился к ним. - Вас сюда пригласили по предложению Президента Соединённых Штатов. Думаю, напоминать не надо, как себя вести, но всё же скажу – эта встреча совершенно секретная, срок секретности установлен в 10 лет. Здесь мы все или говорим, или понимаем порусски, поэтому всё будет на русском языке – нам кажется, так удобнее для дела. А дело тут вот в чём. Как вы знаете, месяц назад в СССР партийным вождём стал Горбачёв. Этот человек для нас тёмная лошадка, и Президент в затруднении, что от него ожи-

дать? Впрочем, это не ваша забота. У нас на Горбачёва есть разработка и линию поведения мы Президенту подскажем. Но Рейгану пришла в голову идея использовать момент – а нельзя ли вместо того, чтобы к Горбачёву приспосабливаться, на него как-то подействовать? И подействовать так эффективно, чтобы политика СССР изменилась к лучшему, стала не агрессивной и даже дружественной. Задачка не из простых. - С этой целью Президент поручил нашему агентству подобрать несколько экспертов, которые обладают комбинацией трёх качеств: понимают, как функционирует советская система, хорошо знают Соединённые Штаты и главное - обладают нестандартным мышлением. Поэтому мы и собрали здесь вас пятерых изобретателей с советским прошлым и американским опытом. Вы все с ЦРУ работаете уже давно, мы вас хорошо изучили, вам верим и очень надеемся, что не подведёте. Вы успешные изобретатели, а стало быть, умеете думать, как мы говорим, “out of box”, и находить неожиданные решения. - Вот вам задача – сегодня, в течение дня изобретите нам способ изменить политику СССР. Патента, впрочем, вам за это не дадут, - пошутил он. - Вот эти люди, что сидят у вас за спиной, разработали детальную компьютерную модель СССР. Она включает идеологию, финансы, природные ресурсы – короче говоря, всё, что там надо, я не специалист. Уверяют, что работает хорошо. - Так что давайте - говорите между собой, думайте, изобретайте. Если будут интересные идеи, эти господа введут их в наш суперкомпьютер в Лэнгли и проверят, как на это среагирует их модель. Идеи - идеями, но их надо проверять на реальность. Только имейте в виду – никаких военных, подрывных и вообще незаконных способов не предлагать и даже не обсуждать. Мы взялись за дело. Сначала притирались друг к другу, принюхивались, как молодые собаки, рассказывали о себе, кто - где, кто откуда, кто чем занимается. Даже анекдоты травили. Разогревшись, стали всякие идеи кидать, обсуждали: за, против, сильные стороны, слабые. Те, кто за нашими спинами сидели, всё записывали в свои блокноты. Изредка кто-то из них выходил в боковую дверь, потом возвращался на своё место. Так мы проговорили часа два-три без особого, впрочем, результата. Потом нас сводили на ланч в ресторанчик в соседнем здании, а вернувшись, мы продолжили: кидали идеи, спорили. Наконец, один из нас сказал: - Надо в основу смотреть. Чему учил Маркс? В основе всего лежит экономика. Она и политику определяет. Измените экономику, изменится и политика. Так давайте плясать от экономики. Идея понравилась. Мы стали обсуждать, как экономика может изменить политику СССР, а главное – как Америка может влиять на советскую экономику. Много говорили про ментальность советских вождей, примерно так: Политбюро это группа боязливых интриганов. Сами ничего толком не могут, рисковать опасаются, но подражать другим странам обожают. Как и Хрущёв, мечтают Америку догнать и перегнать, не понимая, что это невозможно. Невероятно амбициозны, завистливы, мстительны и негибки в решениях. Их главная цель – держаться за власть любыми способами. На всё пойдут, чтобы защитить место, на котором сидят. Законов экономики не знают и не понимают, свято верят, что всё можно сделать в приказном порядке, как во времена Сталина. На собственное население им плевать. Вот на этих их качествах и надо сыграть. Но как?

А что Горбачёв? Он, хоть и моложе, однако сам, как они - их воспитанник, с той же ментальностью. По другому и быть не может иначе не выжил бы он там. Стало быть, несмотря на его почти западный облик и гладкую речь (которую, впрочем, сильно улучшали переводчики), он от них не отличается, и его просто надо вынести за скобки. И тут один из нас, не помню кто, сказал: Если они любят копировать Запад, давайте им покажем нечто, что они захотят собезьянничать. Хорошо бы им подкинать какую-то притягательную наживку, которую они по своей глупости заглотят. А наживка может быть вот какая: США должны начать некий огромный и обязательно для советских пугающий проект. Можно даже практически невыполнимый. Широко это афишировать и вложить в него огромные средства, сотни миллиардов долларов. По их инстинкту “догнать и перегнать”, Горбачёв и компания кинутся делать то же, не задумываясь, во что это им влетит. Америка-то выдержит, но советская экономика напрягётся до предела и обязательно рухнет. Рухнет экономика - рухнет вся их система. Идея всем понравилась, компьютерные люди кинулись в соседнюю комнату, где у них, вероятно, был терминал. Но как же найти такой проект? И пойдёт ли Америка на большие траты: риск-то огромный? Тут мы вспомнили, что в США уже несколько лет существовал вялотекущий проект под названием “Инициатива Стратегической Защиты” (SDI). Он предусматривал разработку супер-мощных наземных и космических лазеров для защиты от советских баллистических ракет. Американскому правительству это не нравилось – идея была безумно дорогой и технически нереальной, а потому денег на неё выделяли мало и хотели вообще прикрыть. Но мы загорелись – это ведь именно то, что нужно! Надо лишь убедить Президента, что у этого проекта есть огромный дополнительный плюс – потенциальный взлёт американской экономики. Вот пример из недавнего прошлого: космическая программа дала резкий толчок новым технологиям, особенно электронике, компьютерам, материалам. То же обязательно произойдёт и с SDI – одним камнем да двух птиц: поднять американскую экономику на новый уровень и развалить советскую систему их собственными руками! Деньги будут потрачены не зря, а даже с огромной выгодой. А если космические лазеры работать не будут – беда не велика, не от кого будет защищаться. Кто-то из компьютерщиков спросил: - Позвольте, а почему тот же самый проект поднимет американскую, но развалит советскую экономику? Как это может быть? Тут мы, перебивая друг друга, объяснили, что причина в деловом климате: в свободной стране, любая военная разработка выливается в открытые коммерческие приложения, которые делают деньги, а растущие доходы улучшают экономику. В СССР, однако, всё закрыто и засекречено, никакого предпринимательства, никаких бизнесов, никаких доходов – одни траты, а потому их экономика сможет только катиться под гору, но никак не вверх. Один из компьютерщиков вернулся из соседней комнаты и сказал – модель говорит: должно сработать. Если, конечно, собезьянничают…. Время шло к вечеру, все устали, но мы были возбуждены результатом – ах если бы Президент на это пошёл! Мы своё дело сделали и теперь пора было по домам. Обратно домой меня отправили тем же вечером рейсовым самолётом.

Выпуск 432

***

Ральф позвонил через две недели: - Нам надо поговорить. Я приеду. Когда мы встретились в гостинице, где он остановился, он сказал: - Есть две новости. Хорошая и плохая. Хорошая – мне поручили тебе сказать: «Президент совет принял». Ты должен сам понять смысл. Ещё тебе передали благодарность. Поздравляю. Теперь о плохом. Ты кому-нибудь говорил о поездке в Вашингтон? - Да как можно, я что, не понимаю? Абсолютно никому! А что такое? - Беда в том, что в Кремле знают все подробности. Все детали. Какая-то жуткая утечка с нашей стороны. Ты будешь смеяться, но у них там на совещании Ельцин лично тебя материл последними словами, как своего земляка. - Господи, да как это может быть!? А вамто откуда известно, о чём они в Кремле говорят? - У нас есть свои возможности. Я не об этом. Но вот, как утекает от нас, понятия не имею. Никто не знает. Наши люди пытаются выяснить, - сказал Ральф и уехал. Больше я с ним никогда не встречался. Он вскоре умер, как мне позже сказал один из его коллег. Теперь мы знаем - всё так и получилось. Соединённые Штаты развернули грандиозный проект, впоследствии названный «Звёздные Войны», по аналогии с одноимённым фильмом Джорджа Лукаса. Страна совершила мощный технологический всплеск. Интернет, персональные компьютеры, промышленные и медицинские лазеры – всё оттуда. Политбюро заглотило наживку, собезьянничало и запустило свой советский вариант звёздных войн. Как и ожидалось, их инстинкт оказался сильнее логики, что привело к полной экономической катастрофе, а через 5 лет СССР прекратил своё существование. Я долго думал, а почему Советы собезьянничали, если они каким-то образом узнали про наше совещание? Потом до меня дошла простая истина – а какая разница, знали они про это или нет? США ведь запустило этот проект всерьёз, без блёфа, а потому Политбюро не могло устоять от соблазна ввязаться в гонку, даже если и понимало, с какой целью Америка это всё затеяла.

***

Прошло ровно десять лет с тех событий. Как-то утром я включил телевизор, чтобы узнать новости. На экране я увидел знакомое лицо – те самые усики ромбиком, торчащие уши, хотя и несколько постаревшие. Диктор объявил, что контрразведка ЦРУ разоблачила «крота», который в течении десяти лет продавал сначала СССР, а потом России совершенно секретную информацию. Звали его Олдрич Эймс (Aldrich Ames). Да, это был тот самый руководитель нашей встречи изобретателей. Как я позже узнал, на следующий же день после того нашего совещания, то есть 15 апреля 1985 г. он передал в советское посольство в Вашингтоне папку со стенограммой всех наших разговоров и предложений Президенту, за что запросил и немедленно получил 50 тысяч долларов. Это стало началом его предательской карьеры, которая длилась ровно 10 лет и привела к гибели многих американских агентов, имевших доступ к самым верхам советской власти. После суда Эймс получил пожизненное заключение без права досрочного освобождения и теперь доживает свои дни в тюрьме Алленвуд в Пенсильвании.


стр. 10

5778 август 2018

Выпуск 432

МЫ - В АМЕРИКЕ

Влад Каганов

Один из самых успешных предпринимателей (его личное состояние оценивается в $1,05 млрд.), адъюнкт-профессор школы бизнеса Чикагского университета Эрик Лефкофски (Eric Lefkofsky) как-то заметил: «Успех врача измеряется тем, сколько людей ему удалось вылечить или сколько жизней спасти; успех адвоката - количеством выигранных им дел или возможностью стать главным партнером в крупной фирме. В мире бизнеса мерилом успеха является прибыль. Если вы работаете в бизнесе и хотите быть лучшим - вы должны зарабатывать кучу денег».

МАЙКЛ РУБИН

Мальчик увлекался лыжным спортом, баскетболом и каратэ, но прежде всего его интересовал бизнес. Однажды, когда кто-то спросил у него: «Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?», он не раздумывая ответил: «Миллионером». Майкл родился в 1971 году в небольшом пригороде Филадельфии - Лафайетт Хилл (Lafayette Hill), штат Пенсильвания, в еврейской семье. Его мать Полетта (Paulette) была психиатром, а отец Кен (Ken Rubin) ветеринаром. Предпринимательские способности проявились в мальчике в самом раннем возрасте. В 8 лет он стал продавать семена овощных растений и канцелярские товары, обходя от двери до двери соседние дома. Года через два, когда зимой выпало много снега, Майкл договорился с соседями, а затем нанял нескольких ребят, которые за деньги убирали снег из проездов соседских домов. В 10 лет Майкл отправился в лыжный лагерь в Маунт-Худ(Mount Hood). Помимо катания на лыжах и участия в гонках, он там научился разбираться во всех тонкостях лыжного снаряжения, а в 12 лет в подвале своего дома оборудовал настоящую мастер-

Л. Алавердова

Окончание. Начало на стр. 7 говоря, стихи под гитару не становятся лучше оттого, что их пропели? Только громче! И если вы думаете, что после поэтического утренника, где читали стихи Есенина, все немедленно побегут заказывать в библиотеке поэтические томики голубоглазого поэта с волосами цвета ржи, то смею вас уверить в обратном. Есенин как стоял на полке, так и будет стоять, пока какая-нибудь энтузиастка его не выпишет, чтобы подготовиться к бенефису в Доме престарелых. Есть категория воинствующих пенсионеров, которые обожают читать книги о Второй мировой войне, о Верховном своем Главнокомандующем и обо всем, что с ним связано, мемуары военачальников, о разведчиках-шпиёнах и т. д. Но это — специфический слой, далеко не многие, как и те, кто, скажем, потребляют религиозную литературу. И вот еще: ну не любит наш народ читать о страшном. Холокост и другие тяжелые темы не пользуются большим спросом. Хоть Светлана Алексиевич и получила Нобелевскую премию, но книги ее тоже не слетают с книжных полок. Женщины в окопах, война в Афганистане, Чернобыльская катастрофа, разруха, выступившая под знаменем перестройки — слишком тяжело, грустно... И можно ли винить нашего читателя? Не каждый добровольно согласится надрывать

скую по настройке лыжного снаряжения. Чтобы привлечь покупателей, паренёк подготовил небольшие рекламные листочки и стал оставлять их на парковке ближайшего торгового центра. Владелец магазина лыжного снаряжения, расположенного возле торгового центра, позвонил отцу Майкла и пригрозил сдать мальчишку в полицию. Отец спокойно ответил: «Моему сыну всего 12 лет. Неужели он представляет угрозу для вашего бизнеса?». В 14 лет Майкл убедил отца подписать вместе с ним договор об аренде, чтобы открыть в торговом центре Коншохокен (штат Пенсильвания) лыжный магазин Mike’s Ski Shop. В это предприятие юный бизнесмен вложил собственные $2,500, полученные в подарок на бар-мицве. В десятом классе он открыл второй магазин. Впрочем, дорога начинающего бизнесмена не всегда была усыпана розами. Зима 1987 года выдалась теплой. Как и многие владельцы лыжных магазинов, Майкл оказался в тяжелом положении: у него скопился огромный долг в $120 тысяч. Отец согласился одолжить ему $37 000 для погашения кредиторам, но при этом взял с сына обещание поступить в колледж. Вскоре, однако, юноша нашел способ расчитаться с долгами. Он узнал о распродаже со скидкой в 90% лыжного оборудования стоимостью $200 000. Сосед согласился дать ему в долг $17 000 под невероятный процент - $1000 в неделю. И всё-таки он согласился. За четыре недели Майкл продал оборудование за $75 000 и не только возвратил долги, но и заработал около $50 000. Как Майкл и обещал, после окончания школы он поступил в университет Вилласердце, образовывая себя по части страшных испытаний, выпавших на долю многострадального народа. Во всех семьях наших соотечественников есть свой список бед и горестей, утрат и лишений. Еще меньше востребованы всякого рода ужастики: книги про вампиров, привидения и тому подобная галиматья. А уж про комиксы и говорить не приходится. Традиционно американское явление, книги эти популярнее всего у мальчишек, а чем старше становятся мальчишки, тем реже они берут в руки комиксы. Впрочем, и здесь есть исключения. Но если занесет по какому-то недоразумению книжку с картинками на русскую книжную полку, она там и будет стоять, пока ее не спишут за невостребованностью. Страшное и тяжелое, ужасное и примитивное... «мимо, читатель, мимо!» Не будем осуждать читателей за то, что им хочется взять в руки любовный роман. Ведь главная категория наших читателей — это женщины, причем женщины пожилые. Но возраст не помеха, когда речь идет о любви — пусть даже в книжных романах. В результате новые книги Виктории Токаревой по-прежнему слетают с книжных полок, как и томики Людмилы Улицкой и Дины Рубиной. Относить ли книги трех популярных писательниц просто к литературе или к литературе «женской» — об этом можно спорить. Одно безусловно: романы, где в центре стоит любовная тема, будут пользоваться спросом всегда и везде! И в этом смысле пока в любовь верится, Земля еще вертится! — а переводная литература уверенно сопер-

ДОСТИЧЬ УСПЕХА В Б И З Н Е С Е

нова (Villanova), но при этом продолжал управлять своими магазинами, которых к тому времени стало три. В конце концов, после шести недель метания между магазинами и университетом, он бросил учебу, чтобы полностью заняться бизнесом. В 1993 году Майкл создает свою первую компанию по продаже спортивного оборудования, названную в честь его родителей, KPR Sports. Через два года, когда объем продаж достиг $50 млн., он приобрел 40% акций производителя спортивной женской обуви Ryka. В 1997 году Майкл объединяет KPR Sports с Ryka и создает компанию Global Sports, после чего доход поднимается до $130 млн. В 25 лет Майкл Рубин становится одним из самых молодых руководителей компаний, зарегистрированных на бирже NASDAQ. В 1998 году, когда начался спад на фондовом рынке акций, Майкл обратился за советом к молодому аналитику Уолл-Стрита, выпускнику школы бизнеса Бостонского университета Майклу Конну (Michael R. Conn). Неожиданно в разговоре Конн задал вопрос: «Не собирается ли он интегрировать в свой бизнес интернет?». «Я ему ответил,вспоминает Рубин, - не трать мое время на этот дурацкий интернет, который едва ли может принести доход». И всё-таки тот вопрос его серьезно зацепил. Майкл переговорил с руководителями нескольких крупных розничных сетей, продающих спортивные товары. Все высказывали мнение, что электронная коммерция может открыть большие возможности, но никто из них не знал, как к ней подступиться. «Тогда я увидел шанс стать лидером рынка,вспоминает Майкл,- и это меня действительно завело». Он тут же нанял команду специалистов для разработки онлайн проекта. Больше того, Майкл снова встретился с Конном, рассказал о своей идее создания интернет-магазинов, а в конце разговора обратился к финансисту с предложением перейти к нему работать в качестве старшего вицепрезидента. Так началась дружба двух Майклов. Теперь Майкл Конн финансовый директор бизнес-холдинга Kynetic, которым управляет Рубин. В 1998 году Майкл преобразовывает свою компанию Global Sports в GSI Commerce.

Компания стала быстро набирать обороты и через несколько лет превратилась в огромную глобальную сеть электронной коммерции, обслуживающую 150 из 500 лучших интернет-ритейлеров. Продажи с $5,5 млн. в 1999 году выросли к 2004 году до $335 млн. К 2011 году, когда продажи компании приблизились к $1 млрд., поступило предложение от eBay, преобрести GSI Commerce за $2,4 млрд. Сам же Майкл в результате сделки получил $150 миллионов. В свою очередь, Рубин выкупил у eBay три небольшие компании: Fanatics, Inc., Rue La La и Runner, которые объединил под названием Kynetic. Сегодня доходы всех трех подразделений, которые управляют сетью онлайн-магазинов и профессиональными спортивными клубами приближается к $3,1млрд. В 2010 году Майкл Рубин был назван одним из самых влиятельных руководителей до 40 лет, а в 2015 году авторитетное издание Forbes оценило его состояние в $2,7 млрд.. Впрочем, по мнению Джеффа Джордана(Jeff Jordan), партнера в фонде Andreessen Horowitz, в Майкле мало что выдает миллиардера. У него приветливый, открытый взгляд и беглый филадельфийский акцент. Он не страдает мессианством: у него нет цели изменить этот мир. Он просто постоянно карабкался в вверх, ведомый скорее безрассудной страстью к риску и бизнесу как таковому, чем какой-нибудь особенной идеей. «У этого парня, - подчеркивает Джефф,- только одна передача - вперед». В белой рубашке и черных брюках, он совершенно непринужденно выглядит за рабочим столом в своем офисе. За исключением банки диетической колы рядом с монитором, его стол подчеркнуто аккуратен. «Я люблю работать и не очень хорошо умею расслабляться. - улыбается он.- Пару дней назад мне сказали, что им интересно, сплю ли я. Это не то, что мне действительно нравится делать.». А ещё он счастлив, что по-прежнему живет в 10 минутах от места, где вырос, и где живут его родители. Хотя теперь в его доме площадью в 11 300 квадратных футов - шесть спален, восемь ванных комнат, а на окружающей територии в 3,5 акра есть свой пруд с фонтаном.

ничает по популярности с современными русскими авторами, и я бы даже сказала — во многом их опережает. Как сказал персонаж пьесы Леонида Зорина, узнав, что на западе сексуальная революция уже закончилась: «Опять мы отстаем!» Наши люди, овладев кое-каким английским, в первую очередь обнаруживают для себя жанровую литературу, то есть детективы, любовные романы, приключения. Эти книги написаны простым языком, легко читаются, увлекают. Некоторые из русских эмигрантов дезертируют от русской литературы в сторону англоязычной. И не возвращаются. Большинство все же предпочитает литературу на русском, причем зачастую отдавая предпочтение переводной литературе. Кто-то обожает Уилбура Смита, кто-то читает книги Джона Гришэма все подряд, а уж поклонниц Даниэлы Стил и Николаса Спаркса пруд пруди! Поймите меня правильно: современные российские авторы популярны тоже. И Чингиз Абдуллаев, и Борис Акунин, и Дарья Донцова, и многие иные. Букеровские премии, однако, далеко не всегда вызывают интерес, как и Нобелевка. Гарантия повышенного ажиотажа — приезд знаменитости и его/ее явление народу. Еще большая вспышка внимания к литераторам возникает, увы, как результат их кончины. В книжных магазинах книги покойного начинают быстрее раскупаться, а в библиотеках внезапно оживляется интерес к его творениям. Интерес этот подстегивается газетножурнальными публикациями, изобилующими подробностями биографии

писателя, почившего в бозе. Наконец, last but not least, после удачной или неудачной, играется одно! — экранизации. Мы же с вами телевизованные люди! Вспомним недавний телевизионный фильм «Таинственная страсть». Тут же образовалась очередь на книгу Василия Аксенова. Вообще жанр биографическо-мемуарной литературы пользуется неослабевающей популярностью среди наших читателей. Когда «итожат то, что прожили», невольно хочется сопоставить свою жизнь с судьбами иных, а то и переписать ее! — да и вообще труба зовет к переосмыслению жизненного опыта, своего, а достанет желания, и чужого. Потому хитросплетения судеб и характеров прошлого дают богатую пищу для размышлений. Журналы и газеты в курсе: оттого их страницы переполнены историями, скачанными с интернета или списанными с книг, интервью, воспоминаниями, и т. д., и т. п. Некоторой категории читателей, особенно мужчинам, не хочется читать романы (сплошное вранье!): их влечет документальная проза. О вкусах не поспоришь, и надо ли? В свое оправдание могу сказать, что в этих заметках я не пыталась ни объять необъятное, ни обобщить опыт моих уважаемых коллег, которые мне своего благословения не давали. И консенсуса я у них не добивалась. Все же знакомство с профессором Дали не прошло даром, и я настаиваю на чрезмерно субъективном характере моих заметок. В интересах псевдонаучной добросовестности. Как хотите — так и понимайте.


стр.

5778 август 2018

11

Выпуск 432

Дорогие друзья!

Счастливы те, кто щедры во все времена. Псалмы, 106:3 Благотворительность превращает вещество в дух, обращает монету в пламя. Ребе

Мы искренне признательны тем, кто оказывает материальную поддержку нашей организации. Это благодаря вашей бескорыстной помощи мы осуществляем свои многочисленные программы. “Шалом” публикует сегодня имена спонсоров, которые сделали свои пожертвования с 16 ИЮНЯ по 15 ИЮЛЯ. Возможно, по техническим причинам чьи-то фамилии отсутствуют в списке - в этом случае позвоните нам, пожалуйста.

С искренним уважением, Шмуель Нотик, главный раввин и исполнительный директор организации F.R.E.E. Большого Чикаго

Мы сердечно благодарим Mrs. Anna Povalinsky и газету “Реклама” за спонсорскую поддержку организации F.R.E.E. Мы от души благодарим Mr. Igor Tsesarski и газету “Обзор” за спонсорскую поддержку организации F.R.E.E. Мы горячо благодарим газету "7 дней" за спонсорскую поддержку организации F.R.E.E. Мы искренне благодарим Mrs. Lilia Averbukh & Mr. Michail Smekhov, радиопрограммы “Новые горизонты” и “Эхо планеты” за информационную поддержку организации F.R.E.E.

Abramov, Yulia & Larissa

Gekhtman, Boris

Liberov, Alexander

Shapiro, Robert & Gwen

Auerbach, William & Suzanne

Gendler, Alexander

Lifshits, Yosef & Yuliya

Shelest, John & Irina

Aranovich, Felix & Svetlana Azoulay, Avi

Azrikan, Leon & Inna Badalov, Rosty

Becker, Benjamin

Becker, Eugene & Marina Bennish, Levi & Minna

Gelfand, Rita

Lieberman, Rose

Gershengorin, Anatoly & Isabella

Lipskier, Michoel & Chayale

Gershong, Roza Liya

Lishanskiy, Mikhail M. & Olga

Gershengorin, Morris & Marina Glaser, Pesach & Sara Chana

Golber Sergey A. & Nelly Filippova

Goldberg, Boruch Boris & Nechama

Lis, Michael

Lomsky, Roman & Valentina Loshak, Yakov & Lyubov Lozner, Leon & Inna Lyushkova, Polina

Berezutskaya, Rimma

Goldberg, Stuart V.

Berkovich, Eli & Baila

Greenspan, William & Cissy

Matz, Alex & Olga

Gurevitch, Boruch & Chana

Meyerson, Alexander & Zhenia

Bergovoy, Shalom & Shizue Chana Bernath, Howard & Rivka

Bernshteyn, Ilya & Sabina Beyer, Irene

Binn, Yisroel & Chana

Birman, Ilya & Nataliya

Birn, Michael & Elissa Bodner, Miron

Boyarskiy, Simon & Yuliya

Gordon, Daniel

Grinshteyn, Boris & Nataliya Harris, Jonathan B. & Cara L. Hecht, Chaim & Miriam Hecht, Meir & Yehudis

Herst, Binyamin & Jodi

Intelegator, Ruslan & Galya Kacev, Yosef & Goldie

Brackman, Yosef & Baila

Kachkova, Enta & Natasha

Bunin, Gregory & Marina

Kanter, Simcha & Gittel

Brandt, Stephen

Bushkova, Marina

Chalyk, Aleksandr M.

Children's Healthcare LTD Mr. & Dr. Kroin Daniels, Marina

Dragan, Aleksey & Tamara Dragunsky, Boris

Kagan, Yakov & Raisa

Kaplan, Brett (Binyamin) & Ettel

Fingurt, Alla

Flyax, Alexander

Fraternal Organization Of Russian Teachers

Kitzes, Aryeh

Kogan, Bronislava Kogan, Vladimir & Helen

Kozak, Alexander & Lena Kraverskiy, Lazar

Krivoruchko, Gennadiy & Irina

Ladyzhensky, Roman Boris & Klara

Lanchina, Betya

Lapson, Alexander & Ann

Froyshteter, Boris & Raisa

Leyderman, Aleksandr & Sonya

Geister, Mikhail & Irina

Narovlyansky, Alex & Raisa Neyzelman, Ilia & Deanna

Notik, Aharon Chaim & Pessie Notik, Levi & Pessy

Peysin, Boruch & Adina

Raitman, Moishe & Esther

Lerner, Ilya & Jane

Garmel, Marina

Nagel, Lev & Valentina

Kirilina, Larisa

Kipnis, Viktor & Nataliya

Frayfeld, Vladimir & Anna

Fridberg, Leonid & Isabella

Myaskovskaya, Liliya

Popper, Yehoshua & Hindy

Kogan, Lena

Feldman, Gregory & Alice

Moscowitz, David Moshe & Leah

Khvilovsky, Michael & Angela

Emanuel, DovBer

Feldman, Dmitry & Larisa

Moldavskiy, Emil

Polevoy, Michael & Helen

Kofman, Ida

Fekson, Gennady

Mogill, Ariel & Erena

Khayut, Meyer & Zoya

Kernerman, Vladimir & Bronislava

Dvorkin, Alex & Alexandra

Emanuel, Menachem & Devorah

Miller, Moshe L. & Leah

Pesotskiy, Ruvim & Berta

Kiselgof, Albina & Anna

Elkind, Salvina

Menaker, Iosif & Lyubov

Katzman, Konstantin & Elena

Dubinsky, Yuriy

Dubrovskaya, Nina

Markowitz, Moshe & Chaya Mushka

Levitas, Gary & Marina

Leyderman, Lyubov & Sosya

Libenson, Joseph V.

Prero, Efrayim

Rayev, Anatoly & Inessa Rendler, Ari & Chava Reprintseva, Asya

Reznik, Mikhail & Bella

Reznikov, Jeffrey S. & Sophia Roiburt, Michael & Bella

Rosenbloom, Micha & Breina Royfman, Anna

Shcherbina, Kirill

Shkolnikov, Zev & Miriam

Shtul, Semen & Mariya Polevaya Shub, Igor & Yuliya

Shubs, Alexander & Yelena

Shwartsman, Igor & Marina Silber, Yechiel & Musky

Sincha, Adolf & Klavdiya Sirota, Bela

Sleepak, Michael & Dora

Sosnov, Mark & Klavdiya Sosnova, Genya

Sosonkin, Gennady & Yanina Spector, Leonard & Galina

Steinberg, Shmuel & Sarah R. Sugar, David & Marcy Summo, Nina

Suslenskiy, Edward & Valentina Svishchev, Boris & Elena

Talyansky, Aryeh Leib & Anna Tarshish, Abraham & Chana

Tikomirov, Dmitriy & Yelena Tseytlin, Yehoshua & Regina Tsirkin, Dmitriy Tutunik, Vera

Ulitsky, Igor & Nora United Way

Vaynman, Ilya

Vilchik, Mikhail & Yelena

Volfson, Yevgeniy & Yevgeniya Voloshin, Gennady & Irina

Weingrow, Yakov & Sheryl Weissman, Dovid & Lifsha Werbler, Ari & Deborah

Wolf, Yitzchok & Libby

Younes, Joseph & Rosanne

Saacks, Israel & Melissa-Miriam

Yurovitsky, Lazar & Alla

Schlacter, Jed

Zarkh, Peter & Zhanna

Safonov, Yuriy & Lilia

Schwartz, Yosef & Devorah Segal, Leonid & Rimma

Semisalov, Alexander & Yuliya Serper, Bela K.

Shakarov, Avner

Shapiro, Peter & Irina

Zaltsman, Dmitry & Larisa Zaslavskaya, Alla Zhizhin, Larisa

Zlatopolsky, Zev & Chaya Zoltak, Tsilia


стр. 12

5778 август 2018

Выпуск 432

Классы по изучению Торы и Кабалы.

Тел. (773) 456-3441 Свадебные церемонии «Хупа» для евреев всех возрастов!

(773) 274-5123

Уроки иврита Рабби Элиэзер Бакалейник

(847) 913-3547 При необходимости прочитать Кадиш звоните по телефону

(773) 274-5123

Мезуза охраняет еврейский дом и его жителей. Вы хотите приобрести и установить мезузу?

(773) 274-5123

Записывайте детей в нашу воскресную школу в северных районах Большого Чикаго. Справки по телефону:

(773) 274-5123

Мы всегда рады вам, всегда ждём вас, друзья! Сердечно Ваш Рабби Шмуель Нотик


5778 август 2018

стр.

13

Выпуск 432


стр. 14

Выпуск 432

У НАС В ГОСТЯХ

5778 август 2018

Эмиль Дрейцер - Нина, вы следующая, - шепчут ей откуда-то сбоку, из-за кулис. Она забирает воздух полной грудью и уже на полпути к фортепиано жалеет об этом. Душно. В луче солнца, чудом пробившегося сквозь плохо промытые окна актового зала, прыгают пылинки. Зал пустой, только где-то посредине, в ряду десятом, расселась комиссия. Две тетки да директор, дядька с лысой бледно-оранжевой, как среднеазиатская дыня, головой. Все при очках, бумажки в руках, хотя слушать надо, а не читать. Экзамен ведь - по музыке, а не сочинение на вольную тему «Как я провела лето» …. Папа с мамой - в холле. Сидят там, небось, бледные, затаив дыхание. Носовые платки от волнения жуют.... Да что они в самом деле! Операция у меня, что ли? Гнойный аппендицит? Ну, не возьмут в музучилище – подумаешь, большое дело!.. Ну, для них, может быть, и большое, даже великое, а мне-то что! Быстрым нервным шагом подходит к раскрытому Стейнвею, допотопному, довоенному. На крышке – паутинка трещин, черный лак по краям облупился. Да и клавиши уже тронуты желтизной... На минуту мелькает страх: так много накопилось эмоций - старик Стейнвей может не выдержать ее напора. Рухнет под руками, как слон в цирке - сразу на все подпорки.... Вот сейчас так отбабахаю, - решает, опускаясь на стул, - не то, что в музучилище, в посудомойки не возьмут.... Благо, вещь, которую выбрала – для такого случая самая что ни есть подходящая. «Революционный этюд» Шопена. Уж я устрою вам революцию! К кому относится «вам», она точно не знает. Полагает – ко всем на белом свете. Наткнулась на эту вещь случайно, но, как только взглянула на ноты, на первые аккорды – резкие, диссонирующие сразу потянуло сыграть. После первого бурного пробега по волнам – allegro con fuoco, то есть, быстро, с огнем, так и легло под "Черт побери!». “Черт-по-бе-ри!!". И сразу после паузы – ещё более гневное: "Черт побе-ри-и-и!" Ну, как еще, скажите на милость, выразиться по поводу того, как сложилась жизнь, вторая ее половина, лет, то есть, с семи! Недаром этюд - в тональности «до минор». Вам удивление: молодая девчонка, какой тут может быть минор? Что ж, дa capo, любезная комиссия…. Da capo al fine, вернемся к началу и пройдём до конца, то самого последнего аккорда…. …Левая рука наполняет зал бурным рокотом пассажей, а правая выдает трагические аккорды основной мелодии. И так - с первого такта по десятый. Та-та-там!.. Та-та-там! Ну, как так случилось в жизни, что повергла себя на вечную муку?! Росла ведь нормальным ребенком, но стукнуло

Мы продолжаем знакомить читателей с творчеством известного русско-еврейского писателя Эмиля Дрейцера. Не так давно Эмилю Дрейцеру исполнилось 80 лет. От души желаем многолетнему автору «Шалома» крепкого здоровья, долголетия, новых творческих свершений! семь, и родители насели: - Пойдешь учиться музыке. Повезли на трамвае на другой конец города, записали в музыкальную школу, в класс фортепиано. Проверили слух и ритм. Барабанили карандашом по столу - повтори! Пропой "В лесу родилась елочка".... Начались занятия, училка стала объяснять, где какая нота, как называется. Ну, галки сидят на заборе, дальше что?.. Скучно было. Каждый раз в школу тащили силком. – Не хочу я эту музыку, - ныла. - Мало что не хочешь! – наседала мама.- Не забывай - ты еврейка. То есть, тебе не дадут выучиться ни на врача, ни на юриста. А с музыкой - шанс выбиться в люди. Вот смотри – Буся Гольдштейн… Эмиль Гилельс…. Давид Ойстрах…. Станешь звездой – закроют глаза, что не той национальности…. Ну, если и не звездой, то закончишь консерваторию, училище хотя бы -- будешь музыку преподавать. Все-таки без куска хлеба не останешься… Она на них глазища свои темно-карие выкатила. Чего, чего вы мне такое говорите?.. Мы же в школе проходили! У нас же Советский Союз, не какая-нибудь ужасная Америка, где негров на деревьях вешают… У нас все национальности равны. Я в «Родной речи» читала, знаю…. Матово-белые блики рук в откинутой крышке рояля то сходятся, то, словно повздорившие влюбленные, разбегаются в разные стороны, чтобы тут же, зависнув на мгновение в воздухе, обрушиться на клавиши в оглушительных аккордах. Черт побер-и-и! Черт побери-и-и!... … Папа - высокий и красивый. В углу родительской спальной - пианино. Папа садился за него каждое утро. Откашливался. Аккомпанировал себе и разогревал горло бесконечными ми-ми-ми, ма-ма-ма и мо-мо-мо. Она росла и узнала, что папа поет в большом сизоватосером здании со скульптурами по бокам главного входа, в театре оперы и балета. Все девчонки в школе смотрели на нее с завистью. Надо же, как повезло! Иметь

такого замечательного папу! И поет он не где-нибудь, а - в оперном! Водили их туда всем классом. Ей там не понравилось. Облезлый, когда-то бордовый плюш на креслах. Нафаталином отдает.... И поют тоскливо. За стенами театра - солнце, голубое небо и море недалеко. А тут – темный зал, горестные лица на сцене. Да и в зале - ничуть не веселей… Сплошное doloroso. Тоска, то есть, зеленая…. Вот и у папы лицо редко бывало счастливым. Он грустил, всегда грустил. - Успокойся же ты, наконец! - время от времени говорила мама. Но он не успокаивался. За обедом, хотя уже подано жаркое, слюнки текут, а он, вместо того, чтобы есть, долго складывает салфетку. Сначала вдвое. Потом, подумав - в четверо. Потом - в восьмушку. И, выждав паузу, так же медленно, шаг за шагом разворачивает ее…. Так, сейчас - аppassionato con forzo, страстно и с силой. Черт по-бе-ри!… Черт по-бе-ри!.. Мистика, отчего папа всегда грустен, длилась долго. Пока однажды не прояснилось: папа, хоть и поет в опере, и голос у него замечательный, теплый и грустный в одно и то же время, но поет он -- в хоре. В солисты ему хода нет, поскольку зовут его прямо-таки зверски - Исаак Рафаилович Мейстель. Хуже не придумаешь, качает он головой. Ни за что не спрячешься. Ни за имя, ни за отечество, ни тем более за фамилию. Конечно, говорил он иногда за столом, если б случилось, чтоб не тенор у него был, а бас, да с диапазоном от высокого, певучего кантанте, каким поют Мефистофеля или Бориса Годунова, до низкого, каким полагается быть у Ивана Сусанина и Хана Кончака, тогда бы его тоже взяли в солисты. В тот же одесский оперный. Как Марка Рейзена, несмотря на фамилию, - в Большой…. Черт по-бе-ри!… Черт по-бе-ри!.. Время от времени папа смотрел на нее своими большими красивыми и печальными глазами – и до нее однажды вдруг дошло, о чем он думает. Пусть хоть ей, его дочери, единственному его дитяти, удастся то, что не привелось достичь

ему… И пошли годы пыток, учебы в двух школах – обычной и музыкальной. Ехала в трамвае из одной в другую, смотрела на свое отражение в стекле, думала: "Какая я несчастная! Мои подружки сделают уроки и бегают по двору, играют. В скакалки прыгают или в классы, мелом на тротуаре начерченные... A я тут тащусь из одной школы в другую. Каждый день – каторга. Какая тут тональность?... Проиграй эти гаммы двенадцать раз... Назови аккорды... Запиши ноты с голоса... Теперь спой по ним… Дома - закрывают в комнате на ключ. Учи сольфеджио. Пропой упражнение… Построй аккорды… Выучи тональности.... Ля-до-ля...Ре-ми-до… Еще раз! Еще, и еще!.. Просто издеваются над ребенком… Не поднимая головы, она следит за левой рукой, которой полагается быть неутомимой во время всей вещи, нагнетать громы…. …Подошло время поступать в музучилище. Готовила частная преподавательница. И где они такую мучительницу для нее откопали? Такую старую каргу только в какой-то древней книжке и видела. Пенсне на длинном шнурке…Сидит, выпрямив спину, и только и знает, что говорить занудным голосом: - Здесь не престиссимо, детка, не престиссимо... Аллегро здесь модерато. Сбавь ходу… Однажды в нормальной школе, классная руководительница Надежда Ивановна, когда были в классе одни, вздохнула, покачала головой, сказала вполголоса: - Ах, Нина, Нина... В классном журнале, по метрике, – оказывается, ты Нехама. Бедная девочка!.. Трудно тебе будет в жизни… Надо же, такое невезение!. Нехама пожала плечами. Вон в две школы тащусь каждый день – куда уж больше!.. Но прошедшей весной поняла – бывает и больше. Витька, вихрастый сосед, конопатый, скуластый, серые глазенки так и зыркали на нее каждый раз, когда,


стр.

5778 август 2018 возвращаясь домой, проходила по двору, размахивая нотной папкой. Переминался с ноги на ногу, но ни заговорить, ни подойти не решался. А на восьмое марта вдруг взял да позвонил в их дверь. Едва открыла, ткнул ей чуть ли не под нос букетик фиалок – и убежал. Не прошло и двух часов, как снова звонок. - Чего тебе? А он в пол глядит, насупился, бубнит злым голосом: - Отдай цветы!.. Не знал, что ты - еврейка!.. Его счастье, что цветы принес в кулаке, а не в горшке. Так и разбила бы о дурацкую его голову! Вот губошлеп!.. Надо же! Не знал, что еврейка... Вот кретин!.. Черт побери!.. Черт по-бе-ри!.. Постепенно, день за днем, музыка

этюда стала проникать в Нехаму. Она уже читала, что Шопен написал эту вещь, когда до него дошла весть о том, что восстание, вспыхнувшее в Варшаве против русского царя, подавлено. В звуках, исторгаемых ее пальцами, она все больше узнавала свой собственный гнев, свой протест, свою душевную боль. За день до экзамена она сыграла этюд с такой отдачей, что старая карга, дернув шнурок своего пенсне и поймав его сморщенной рукой, выпучила на нее свои близорукие глаза, будто увидела свою ученицу в первый раз: - Похоже, детка, у тебя от долгих страданий прорезалась душа художника... Ночь перед экзаменом Нехама спала плохо. Обрывками снился Шопен, измученный дорогой в Штутгарт, где его застала трагическая весть с родины.

Горели во тьме его глубоко посаженные глаза… Вот и добралась, наконец, до коды. Скорбь, оплакивание гибели героев. Порыв мятежных чувств…. Шквал грозных вихревых пассажей…. Пусть, пусть грозит смерть - не сдаваться, ни за что! Ни за что!... Звучит последний аккорд. Вздохнув полной грудью, не поднимая головы, она проводит языком по солоноватым с ссохшейся корочкой губам. Похоже, старик Стейнвей не подвел, выдержал натиск. Не крякнул ни разу…. Наступает странная тишина. Похоже, что в зале, в комиссии все замерли, перестали шуршать бумажками и шептать что-то, будто испугались чего, прониклись тем, что происходит на сцене…. Она чувствует, как внутри нее свет-

15

Выпуск 432

леет. Словно тучи, освободившись от тяжкой влаги, разогнанные поднявшимся ветром, стремительно расползаются по небу, так же быстро тает в ней привычная, годами накопленная злость на родителей, на судьбу. По тому, как радостно застучало сердце, она уже знает, что отныне, начиная вот с этой минуты, жизнь ее уже пошла в другую, неведомую ранее, сторону. Гений шопеновской музыки, гений светлой печали уже завладел ею, отравил кровь. Со странной смесью радости и тревоги она ощущает, что, кроме вот этих будоражащих душу звуков, возникающих под ее пальцами и проникающих в грудь, ей ничего не нужно. Что по-другому невозможно - да и не к чему! – жить...


стр. 16

Выпуск 432

МНЕНИЕ

Мордехай Кедар Вот уже более полувека Израиль развивается, строится и хорошеет, становясь все сильнее и увереннее в себе, арабы же так и не сумели оправиться от своего поражения и сопровождающего его позора. Пятьдесят один год прошел с Шестидневной войны. За это время Израиль сумел невероятно продвинуться буквально во всех сферах: экономической, технологической, общественной, но главным образом - в укреплении своего геополитического положения. Два арабских государства, граничащих с Израилем, Египет и Иордания, заключили с ним мирные соглашения. Еще несколько арабских стран поддерживают с Израилем закулисные связи. Израиль является уважаемым членом Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а национальный доход на душу населения в стране, даже по самым строгим оценкам, приближается к 40 тысячам долларов в год. Решены все проблемы Израиля? Отнюдь. Израиль был вынужден бороться за свое существование и после победной войны 1967 года: в годы "войны на истощение", затем в Войну Судного дня 1973 года, а потом в первой и второй ливанских войнах. Кроме того, между войнами не прекращается и постоянная угроза террора. В последние годы у Израиля возникла огромная проблема под названием Иран. Но всему этому Израиль продолжает успешно противостоять. Арабский же мир так до сих пор и не оправился от разгрома Шестидневной войны. Во многом - из-за особенностей арабской культуры, испытывающей колоссальные трудности с поражением и сопровождающим его позором. Признание поражения ведь требует поиска причины неудач и того, кто несет за них ответственность, равно как и налагает обязательство действовать для предотвращения повторения провалов в будущем. Но само обсуждение поражения уже с самого начала было крайне проблематичным для арабского мира, поскольку ответственными за него являлись его тогдашние лидеры: Гамаль Абдель Насер в Египте, король Хусейн в Иордании и Салах Джадид с Хафезом Асадом в Сирии, критиковать которых в 1967 году гражданам арабских стран было абсолютно не позволено.

Скандальный разговор

Израиль начал Шестидневную войну с сокрушающего воздушного удара, уничтожившего воздушные силы Египта, Иордании и Сирии, атаковав также ВВС Ливана и Ирака. Президент Египта Насер и король Иордании не могли перенести подобный позор и в телефонном разговоре договорились опубликовать сообщение о том, что их авиабазы подверглись налету ВВС США, которые, мол, и уничтожили всю арабскую военную авиацию. Вот только израильская разведка перехватила тот разговор, и после того, как египетские и иорданские радиостанции оповестили мир об "американском нападении", израильское радио предало его мировой огласке. Трансляция разговора обнажила ложь обоих диктаторов. Насер даже взвеши-

5778 август 2018

Шесть дней и 51 год: арабы так и не оправились от позора Шестидневной войны

вал возможность уйти в отставку, но организованные властями толпы выплеснулись на улицу с демонстрациями в его поддержку и он в итоге "уступил пожеланиям масс". Три года спустя он умер от сердечного приступа, который, вполне возможно, был вызван переживанием позора, нанесенного ему поражением в Шестидневной войны, и в не меньшей степени трансляцией Израилем его разговора с королем Хусейном. Запись телефонного разговора между Насером и Хусейном: В Сирии военный разгром тоже принес немалый позор президенту Салаху Джадиду и министру обороны, возглавлявшему также и ВВС страны - Хафезу эль-Асаду. Их сочли ответственными за поражение, поскольку за год до войны, захватив власть в стране, они изгнали из армии едва ли не половину офицерского состава из-за подозрений в нелояльности к своему режиму. Многих сирийских офицеров тогда и вовсе казнили. Неудивительно, поэтому что управление сирийской армией в ходе войны было никуда не годным. В итоге провал в войне стал одним из предлогов, под которыми Асад сместил Джадида с поста президента в ноябре 1970 года. Израиль опозорил Джадида и Асада тем, как 10 июня захватил город Кунейтру, считавшийся столицей Голанских высот. Израильтяне сфальсифицировали трансляцию новостей официальной сирийской радиостанции, в которой "диктор", а на самом деле израильский солдат сирийского происхождения, сообщил о падении Кунейтры еще до начала битвы за этот город. Услышав новость о собственном разгроме, сирийские солдаты, защищавшие город, бежали без боя. Позор, нанесенный Асаду освобождением Голанских высот от сирийской оккупации в целом и тем, как была сдана Кунейтра в частности, привели к возникновению у диктатора тяжелого психического расстройства, приступы которого повторялись с тех пор 10 июня каждый год. За все без малого 30 лет своего единоличного правления Асад так и не сумел отобрать Голанские высоты у Израиля и тем самым вернуть к себе уважение масс. В оконце концов, став старым, больным и слабым, он был предан своим сердцем и умер ровно 10 июня 2000 года.

Закат национализма

Поражение в Шестидневной войне привело к снижению популярности арабского национализма, главным проводником которой был Гамаль Абдель Насер, стремившийся использовать эту идеологию в качестве инструмента для захвата контроля над другими арабскими странами под эгидой "создания арабского единства". Помимо Сирии, которая была присоединена к Египту, названному "Объединенной арабской республикой", в

течении трех лет с 1958 по 1961 годы, другие арабские страны и их правители, осознав, что лозунг "арабского единства" был для Насера лишь предлогом, чтобы захватить над ними контроль, отказались от участия в объединении. Упадок арабского национализма привел к росту сепаратистских настроений, согласно которым каждая арабская страна должна развиваться самостоятельно и независимо. С другой стороны, весь этот процесс подтолкнул многих к поиску причин поражения в недостаточной приверженности к религии. Имамы и проповедники использовали эту ситуацию, подчеркивая, что обе господствующие в тот момент среди арабов идеологии – арабский национализм в Египте и социалистический "Баас" в Сирии - по сути находятся в конфликте с религией, так как ставят в центр нацию или общество, выталкивая Б-га на обочину. А потому поражение в войне, согласно проповедям в мечетях, стало наказанием, посланным Аллахом этим странам за то, что они, отвернувшись от него, оставили его путь. Подобное видение разгрома в Шестидневной войне было типичным для проповедников "Братьев-мусульман", стремившихся взять под свой контроль Египет и Сирию. В итоге из-за растущей популярности "Братства" в Египте Насер, а затем и его преемник Анвар Садат, безжалостно преследовали лидеров движения. В Сирии же "Братья" организовались в подполье, подняв открытое восстание в 1976 году. Оно было с невероятной жестокостью подавлено Асадом, устроившим в феврале 1982 года жуткую бойню в Хомсе. Таким образом, возникновение политического ислама как альтернативы современным светским идеологиям в последние пятьдесят лет во многом стало ответом на "шестидневное поражение" и крах секулярных идей. Да и исламский террор, от которого теперь страдает уже весь мир, тоже вполне можно считать запоздалым откликом на итоги Шестидневной войны. Израиль назвал войну "Шестидневной", подчеркивая тот факт, что всего за шесть дней ему удалось победить сразу три арабских государства. В арабском же дискурсе эту войну называют "июньской войной 1967 года", стремясь создать ощущение, будто бы война длилась целый месяц, а то даже и "войной 67 года", как будто она вообще растянулась на год. В сирийских СМИ эта война вообще именуется не войной, а "агрессией", поскольку война – это взаимный акт между двумя государствами, в то время как агрессия является односторонним актом лишь одной из сторон, когда другая часто вообще не использует своих сил. Представление войны как "агрессии" как бы продвигает смутную мысль о том, что "мы потерпели неудачу, поскольку вовсе и не сражались".

Крах палестинской идеи

До Шестидневной войны Иордания оккупировала Иудею и Самарию, подавляя любые попытки жителей региона развивать национальное "палестинское" чувство отдельно от Иорданского королевства. Поэтому освобождение этих областей Израилем привело и к освобождению арабских жителей от ига иорданской разведки. Израиль позволил арабам свободно развивать идею палестинского национализма, ограничивая лишь активные антиизраильские действия. Парадоксально, но именно Шестидневная война позволила арабам Иудеи, Самарии и Газы развить идею "палестинского народа" и довести ее до тех масштабов, которые она обрела сегодня, позволяя своим носителям, например, принуждать футбольную команду Аргентины отказаться от приезда в Иерусалим на товарищескую игру против сборной Израиля. Вот только вслед за "арабским национализмом" идея "палестинского национализма" тоже рассасывается и исчезает теперь на наших глазах. ХАМАС разнес вдребезги палестинскую национальную идею в секторе Газа в июне 2007 года, доказав, что и эта идеология не была сильнее идей арабского национализма, сметенных Шестидневной войной. Так, заблудившись в собственных иллюзиях, арабы разрываются между модернистскими идеологиями, занесенными из Европы и развалившимися за шесть дней, и религиозным экстремизмом, хотя единственным инструментом, доказавшим свою способность управлять арабским государством, был и остается клановый, племенной подход, основанный на ближневосточной культуре, культуре пустыни и племени. Недаром Объединенные Арабские Эмираты остаются единственным успешным арабским государством. И лишь потому, что каждый из эмиратов опирается на один доминирующий в нем клан. Пришло время, чтобы арабский мир пробудился от галлюцинаций и, опираясь на помощь Запада и России, развалил бы провалившиеся и искусственные режимы, возникшие в регионе сто лет назад в результате колониальной политики. На их руинах – реальных и идеологических арабы сумеют построить преуспевающие и процветающие эмираты, управляемые местными кланами. (перевод Александра Непомнящего) Источник: "МИДА"

Мордехай Кедар - израильский учёный, востоковед


стр.

5778 август 2018

17

Выпуск 432

СУДЬБЫ

Марк Штейнберг Деньги отражают характер страны, и в этом отношении Австралия не стоит особняком. Ее банкноты не бумажные, как в других странах, а пластиковые. Их можно мыть, они не мнутся, служат долго и надежно, защищены от подделки. Но, главное, пожалуй, отличие - портреты на австралийских купюрах изображают не королей и президентов, а национальных героев государства. Однако военных среди них почти нет. Исключением является самая крупная банкнота в 100 долларов, на которой изображен генерал сэр Джон Монаш. Один из крупнейших полководцев Англии фельдмаршал Бернард Монтгомери писал: «Первая мировая война могла бы закончиться быстрее и с гораздо меньшими потерями, если бы во главе Британской армии стоял генерал Джон Монаш.» Кто же он , полководец, удостоенный такого высокого отзыва? Джон Монаш родился 27 декабря 1863 года в еврейской семье австралийского города Мельбурна. В семье весьма трепетно относились к соблюдению правил иудаизма. Глубоко верующим был и Джон, сохранивший свои религиозные убеждения до конца дней. Он получил блестящее инженерное образование и стал строителем, руководил крупной фирмой, возводившей жилые дома, мосты и трубопроводы. Но и кроме того, этот вполне благополучный джентельмен с юных лет увлекался военным делом. И не только теоретически – он служил в австралийской Гражданской гвардии – резервном формировании британских регулярных войск. К началу Первой мировой войны Монаш имел чин полковника запаса. После начала военных действий на фронт был отправлен австралийско – новозеландский экспедиционный корпус. Призванный из запаса полковник Монаш в нем командовал 4 – й пехотной бригадой. Эта бригада была в составе британских войск, которые высадились 25 апреля 1915 года на Галлиполийском полуострове. Широкозадуманная операция союзников обернулась провалом, преодолеть мощную турецкую оборону не удалось , десятки тысяч солдат были убиты и ранены. В декабре того же года британское командование приняло решение эвакуировать войска. К тому времени это были 45 тысяч измотанных непрерывными боями британских, французских и австралийских солдат и офицеров . И руководство их эвакуацией было возложено на Джона Монаша, ставшего бригадным генералом. Такое решение сегодня кажется странным, но союзное командование хорошо знало блестящие организаторские способности, выдающееся оперативное мышление Джона Монаша. И в своем выборе не ошиблось. Он до мельчайших деталей просчитал весь ход предстоящей операции, сделал все, чтобы не допустить паники, уменьшить потери и вывезти людей и их вооружение . Монаш применил метод дезинформации, при строжайшем соблюдении тайны своего замысла. Эвакуация проводилась на кораблях и Монаш объявил, что в связи с наступлением зимы на отдых отправляются только группы солдат. И руководство турецкой армии по-

верило и не препятствовало их погрузке и отплытию. Реально же было эвакуировано 25 тысяч воинов. И через неделю, 170 – тысячной турецкой группировке противостояло всего только 20 тысяч союзных солдат, когда Монаш открыл своим офицерам реальный план и график этой небывалой в военной истории операции. Теперь ночами в тыл отправлялись целые подразделения, они грузились и покидали берега Галлиполи. За неделю до рождества на позициях оставалось 1500 человек, а через несколько дней 14 км. фронт держали всего две роты – 170 отборных бойцов. Они создавали впечатление активной боевой деятельности: вели огонь, жгли костры, передвигались в траншеях. В последнюю ночь ушли и они, все до одного. Так завершилась эта блестящая операция, Монаш был произведен в генерал – майоры и назначен командиром 3 – й австралийской дивизии. В ноябре 1916 года его дивизия , сражавшаяся во Франции, получила приказ остановить германское наступление, любой ценой удержать занимаемые позиции, чтобы дать возможность перегруппироваться отступавшим британским войскам. В стане союзников началась паника, усугублявшаяся неразберихой в фронтовом командовании. Союзные армии начали отступать. Монаш, чьи бригады развернулись и перешли к обороне на ключевом участке местности, обойти который немцы не могли никак и должны были прорваться, чтобы выйти во фланг и тыл отступавшей армии союзников, тщательно проанализировал ситуацию. Он принимает решение сосредоточить мощный артиллерийский кулак и предупредить германское наступление огневой контратакой. Его план был принят, войска Монаша усилены дополнительными подразделениями пушек и гаубиц, сосредоточены запасы снарядов. И на немцев обрушился огненный шквал, который не смолкал в течение многих часов. И когда ослабленные германские полки все же перешли в наступление, то встретили несгибаемую стойкость австралийских стрелков, сломить которых были уже не в силах. Наступление захлебнулось. За эту выдающуюся победу Джон Монаш был произведен в генерал – лейтенанты и назначен командующим всем австралийско – новозеландским экспедиционным корпусом. Таким образом он в течение трех лет получил последовательно три генеральских чина. Такое в практике британской армии - событие неслыханное, тем более, что это случилось не с кадровым офицером, а с резервистом, да еще евреем. И генерал – лейтенант Джон Монаш в полной мере подтвердил, что соответствует самым высоким требованиям полкововодческого мастерства. Летом 1918 года его корпус развернулся на участке протяженностью в 30 км. в готовности к переходу в наступление. Перед его фронтом оборонялись немцы, занимавшие мощную и глубоко эшелонированную позиционную систему, прорыв которой их командование считало невозможным.

Генерал Монаш, однако, был другого мнения. Тем более, что по своему обыкновению весьма тщательно и продуманно подготовил прорыв. Впервые в практике военного исскуства он использовал авиационное наступление, когда все аэропланы на его участке прорыва не давали немцам , буквально, поднять голову. Затем полосу предполья заволокла густая дымовая завеса. Ударила артиллерия , собранная в группы по калибрам, прорубая коридоры для австралийских стрелков на флангах германских позиций. Тот день, 8 августа 1918 года, германский фельдмаршал Людендорф назвал «черным днем немецкой армии». И совершенно справедливо. Фронт был прорван, в многокилометровый разрыв устремились британские танки. Началось наступление на территории собственно Германии. Корпус генерал – лейтенанта Джона Монаша только за первый день наступления взял в плен более 8 тысяч солдат и офицеров противника.

Военный гений был щедро награжден британским монархом: Джон Монаш стал кавалером самого высокого ордена Британской Империи - ордена Подвязки, пэром Англии. Ему предлагали самые лестные посты в британском генштабе. Но сразу же по окончании Первой мировой войны, сэр Джон Монаш оставил военную службу, вернулся в родной Мельбурн и снова принялся проектировать и строить объекты сугубо мирного назначения. Было ему в то время 56 лет. А еще через пять лет он отставил инженерную деятельность, был избран пожизненным президентом мельбурнской хоральной синаги – главной синагоги австралийского континента. Умер этот еврей, официально провозглашенный национальным героем Австралии, в 1931году, в возрасте 68 лет. Вот чей облик запечатлен на самой крупной австралийской банкноте – великого сына Австралии, Джона Монаша


стр. 18

5778 август 2018

Выпуск 432

В СЕНТЯБРЕ в синагоге будет читаться поминальная молитва Кадиш в день Йорцайта (годовщину смерти по еврейскому календарю) родных и близких наших прихожан. Даты общепринятого календаря не совпадают с датами по еврейскому календарю, поэтому некоторые имена будут опубликованы в следующем месяце.

Вечная им память!

Abraam Goltsman Abram Levin Abram Milman Abram Reznikov Abram Shchukin Abram Shvartsman Adel Alterman Aizek Bek Alexander Anbinder Alexander Astrachan Alexander Golber Alexander Kholodenko Alexander Rapoport Alexander Weinstein Alexandr Goldman Anatoliy Frid Aron Basin Aron Geller Avraam Breneisen Avraham Blank Avraham Liberman Avraham Shchukin Avraham Yufest Avram Blank Azario Azaryaev Basya Frid Basya Yankelevskaya Bella Darman Bella Janashvili Beniamin Cheskis Bentzion Brodskiy Benyomin Kravets Benyomin Polyakov Berta Ulis Beyla Matz Biniomin Rozenberg Bluma Tsarovskaya Bob Grand Boris Bekker Boris Mikhlin Boris Pisarevskiy Boris Prokupets Boruch Ioffe Bracha Shvarts Bronya Livshits Bronya Polonsky Chaim Broytman. Chaim Kagan Chaim Shkarovsky Chaim Shlaypochnik Chana Chana Dimanshteyn Chana Rumanova Channa Dubossarskaya Channa Surah Leibovna Khanokh Charna Kreimont Chava Chotina

Chava Khalimsky Chaya Beyderman Chaya Gershkovich Chaya Yankelevskaya Chonya Daisudov Daniel Karpilovskiy David Gudkovich David Likhter David Lyakhovetskiy David Vaysberg Devora Khavich Devora Vidershtayn Devora Zacks Dimitry Ostrovskiy Doba Katzman Doba Pozman Dora Elkina Dora Lindenboim Dora Margolina Dora Milyavskaya Doroteya Matovskaya Dvoyra Margolina Eleonora Greenblat Elka Roytman Esfir Bliner Esfir Jerusalemskay Esfir Shustsova Esfir Tsigal Ester-Tsipa Nemirovskaya Esther Shvartsman Esya Bayvelman Etel Sablina Etya Taube Etya Tolmach Faina Strizhevsky Fala Klebanov Fanny Kaplan Fatel Golod Feiga Fleishman Feyga Feldman Feyga Levitas Fraida Gurevich Freida Berkovich Freida Bersutsky Freyda Cheskis Frida Steinberg Galina Rossomakho Genia Kochin Genya Yankelevskaya Gersh Tarnopolsky Gerts Faygenblat Gertz Shlyapochnik Ginda Basya Nakhmanovich Gitel Kochin Gitla Melnikov Gnesha Itkina Golda Milgram Gregory Fishman

Кадиш читается каждый день в течение первого года после смерти человека, а затем в день Йорцайта (годовщину смерти). В настоящее время по просьбе родных и близких в синагоге F.R.E.E. в течение года читается Кадиш в память об ушедших из жизни наших прихожанах:

Gregory Goldin Grisha Kaganer Hinda Iakov Fleshler Iakov Goldenberg Ida Brodskaya Ilya Gordokhin Ilya Mats Inna Adamovich Iosif Cherepakha Iosif Ovetsky Iosif Sarapin Iosif Shmaryan Iosif Shteinberg Iosif Zaslavskiy Irene Kalika Isaac Rokhov Isaak Abdurashmanov Isaak Kaganer Isaak Kraverskiy Isaak Shapiro Isaak Shchukin Ishie Gutnick Issak Sapozhnikov Ita Berkman Izek Bek Jakob Kats Joseph Basin Joseph Serdin Joy Schneider Katya Backman Khaim Lyubetkin Khava Naroditsky Khaya Khalef Khaya Reznik Khivit Osipov Klavdia Gokhman Lazar Krutkovich Lazar Livshits Lea Mirochnik Leah Gut Leah Vyazovskaya Leba Rib Leib Golber Leiba Shalman Leonid Feldman Lev Mindel Lev Zhernovsky Leya Gut Leya Lokets Leyb Zlatopolkskiy Liza Babinskaya Luba Byalik Lubov Zaydenerg Ludmila Katz Lyuba Spektor Lyubov Barengolts Lyubov Kostukovsky Phillip Zeidman

Luba Barenboim Rhea Goldberg

Mikhail Reyngold Sofya Panich

Lyubov Vengerina Malka Goldgamer Manya Kramer Manya Leytman Maria Perchik Mariya Belenkaya Mariya Farber Mariya Mirochnik Mark Gelman Markus Vernikov Marum Shtutman Matvey Farberg Matvey Kostukovsky Maya Schlobin Michael Povzner Michail Danilevskiy Michail Dekhtyar Michail Milman Michal Badalova Mikhail Kapustin Mila Kosova Zaslavskaya Miriam Goldenberg Misha Kaganer Moisey Berezin Moshe Frenklach Moshe Roytshtein Moshe Shchukin Moysey Strelnitsky Alexc Narodetsky Aron Vinnik Avraham Blank Efraim Levi George Goldberg Lazer Levitas Leib Buks Meyer Vaysberg Michail Ziskind Moisey Litvinskiy Anna Galperina Anna Merman Basya Kats Beila Gichtei Brocha Shulman Chaya Goldberg Evgenia Briskina Lea Tenenbaum Leyka Fiks Mania Kramer Rachel Chervets Raica Burenkova Riva Elinson Riva Vaksman Rosya Fridlikh Shendel Portnaya Tatyana Pertsovskaya Zina Shapiro Naftali Rotshteyn Natalya Levina

Naum Epstein Naum Spektor Nechama Dina Lifshitz Nechama-Rochel Pazina Nina Gershteyn Nina Kriss Noah Nekrich Olga Malkin Osip Geihman Perl Polinovskaya Perl Zaltsman Polia Aksenfeld Polina Pulik Polina Shapiro Rachel Elkind Rachel Ferdman Rachel Narovlyanskaya Rachil Besprozvannaya Rachil Umanskaya Raisa Fastovskaya Raisa Ginzburg Raiza Bibikman Raiza Dorfman Raizle Zilbman Rakhail Pekelis Rasya Reznik Raya Izralevich Raya Kaplan Regina Spektor Reuvim Belyavin Reyzya Rubkinson Rihoma Gorelik Rita Yankelevskaya Riva Litvin Riva Vaksman Rochel Besprozvannaya Rochel Buchman Rochel-Leah Geymanson Rosa Babich Rosaliya Tsydina Roza Ruvinskaya Roza Zaslavskaya Ruvim Malishkevich Samuel Bulkin Samuel Elterman Sara Agamsky Sara Leschinskaya Sara Raspopov Semen Galis Semen Giterman Semen Lapidus Semyon Samarin Senya Shteinberg Seymour Forkush Shaya Goldman Sheine-Basya Gribova Shika Tsoyref Shleime-Dovid Gurfinkel

Shlomo Fayn Shlomo Kotok Shmari Lisyanskiy Shmuel Gleyzer Shulim Shmoys Simcha Tsoyref Slava Yankelevskaya Slomo Gutman Sofa Chanok Sofia Daiter Sofia Usha Sofya Shpritser Sonya Satanovskaya Sura- Devora Krensic Tevya Dimanshteyn Tseliya Starikovskaya Tsilya Ger Tsilya Shenkman Tsilya Starikovskaya Tsipora Tentler Tzion Livshitz Uri Goshko Vladimir Gerenshteyn Vladimir Levin Vladmir Rapoport Yaakov Leit Yaakov Moshkovich Yakov Chernyakov Yakov Goldenberg Yakov Strazhnik Yakov Tsipelshteyn Yakov-Shaya Garber Yankel Furman Yefim Kravets Yefrem Levi Yefim Slobodetsky Yelena Tsimmerman Yelizaveta Kelner Yevgenia Nutenko Yisroel Barabtarlo Yitzchok Fingerman Yitzhok Stovchanskiy Yose Zaslavsky Yudko Beyderman Yulian Smolyanitskiy Zalman Strazhnik Zelda Kirzhner Zinaida Markovitch Zlata Skladman Zoya Martinoff Zunya Mintsis Zusya-Usher Shikhelman

Shprynya Braginskaya

Doba Malevanaya

Esfir Matlin

Lev Riabinin

Lilya Troychanskaya

Polina Pikovskaya

Sura Vulikh

Yefim Masis

Aleksander Khmelnitskiy

Anatoly Zarkhin Sarra Sandler

Moisey Romanovskiy

Lev Yeykalis

Phillip Zeidman

Arkadiy Solomonov


стр.

5778 август 2018

ВЗГЛЯД ИЗ ГЕРМАНИИ

Григорий Галич

СПОРТ «ПО-ПАЛЕСТИНСКИ»

9 июня в Иерусалиме должен был состояться товарищеский футбольный матч между сборными Израиля и Аргентины. Этот матч готовился как разминка аргентинской сборной перед участием в чемпионате мира. Но «оккупированные» палестинцы сделали всё возможное, чтобы сорвать эту игру. В частности, массу писем с угрозой смерти в случае участия в матче получил от палестинских «болельщиков» аргентинский футболист - звезда мирового класса Лионель Месси. Эти ублюдки сумели вызнать, что Месси – еврей. Да... По способности распознавать евреев они, пожалуй, превзошли даже гитлеровских «нюхачей», классифицировавших узников Дахау и Собибора. А главарь т.н. федерации футбола т.н. Палестины Джибриль Раджуб призвал всех болельщиков-арабов всячески противодействовать проведению матча и сжигать публично футболки с игровым номером Месси и его фотографии. Обеспокоенные безопасностью своего товарища, остальные аргентинские футболисты выразили солидарное нежелание участвовать в матче в Иерусалиме. Расширяя сферу своего влияния, палестинские мерзавцы-фанаты устроили бесчинства у тренировочной базы аргентинской сборной в Барселоне, где она готовилась к предстоящему чемпионату. Из-за всех этих протестов и угроз с палестинской стороны аргентинская команда была вынуждена отказаться от матча в Иерусалиме. Такое решение приняла Футбольная ассоциация Аргентины, готовая заплатить за срыв договорённости двухмиллионную неустойку. В заявлении посольства Израиля в Аргентине, процитированном изданием «Спортэкспресс», говорится: «Такие угрозы не новы для спортсменов Израиля и жителей страны (вспомним мюнхенскую олимпиаду и тысячи антиеврейских терактов-Г.Г.), но мы с пониманием отнеслись к реакции Аргентины на палестинский беспредел, когда отдельным игрокам угрожали смертью за участие в матче».

на глазах у всего мира происходило демонстративное отравление и уничтожение окружающей природы? Я имею в виду бесчинства террористов ХАМАСа на границе с Израилем. Эти негодяи посылают сопляков-недоумков к заградительному забору жечь автомобильные покрышки и запускать «огненных» змеев, благо ветер дует в сторону Израиля. В результате этих «мирных протестов» было сожжено двадцать тысяч автопокрышек. Небо почернело на несколько километров над югом Израиля. Это палестинское варварство нанесло природе (израильской в частности-Г.Г.) вред, равный годовым выбросам СО-2 предприятиями небольшого города а также серьёзный ущерб здоровью израильтян. От горящих змеев пострадало не менее сотни гектаров посевов и сгорели десятки гектаров уникального лесного заповедника вместе с бесценными экземплярами редких животных. И за всё время, в течение которое продолжалось и продолжается это бесчинство, ни один «зелёный», ни один гринписовец не возвысил голос в осуждение врагов природы. Почему? Да потому , что хамасовцы «по совместельству» и в первую очередь являются и врагами Израиля. Не в этом ли разгадка своеобразного дальтонизма «охранителей природы»?

зловредности Америки. Официальный представитель Россельхознадзора Юлия Милано просветила читателей «АиФа» относительно причин распространения на территории Абхазии («освобождённой» из-под «гнёта» Грузии и де-факто являющейся частью России-Г.Г.), мраморного клопа – опаснейшего вредителя цитрусовых и ореховых плантаций. По её словам «это насекомое раньше здесь не встречалось, но клопа модифицировали в американской биологической лаборатории, находящейся на территории Грузии, откуда он был намеренно переправлен на территорию Абхазии, чтобы нанести ей возможно больший вред». Итак, у Марии Захаровой, ретранслирующей сомнительные эскапады Лаврова и у неадекватной депутатши-«киноэксперта» Натальи Поклонской появилась достойная союзница-конкурентка по конспирологической части. Наши поздравления Россельхознадзору и всем прочим!

Ежегодное антисемитское обострение не обошло стороной серое вещество в головах членов крайне левой испанской партии «Подемос», возглавляемой одиозным популистом Пабло Иглесиасом Туррионом. Будучи фракцией в городском совете Валенсии – третьего по величине города Испании, партийцы «Подемоса» провозгласили Валенсию «зоной, свободной от израильского апартеида» и объявили бойкот Израилю. Надо отметить, что эта партия весьма популярна в Испании и на последних выборах заняла третье место. Причина такого поведения членов «Подемоса» объясняется позицией их лидера. Дело в том, что Туррион продолжительное время работал советником в администрации президента Венесуэлы, где под влиянием небезызвестного Уго Чавеса стал убеждённым марксистом–юдофобом и антиглобалистом. В содружестве с собратьями по разуму из влиятельной Социалистической рабочей партии Испании «Подемос» небезуспешно влияет на внутреннюю и внешнюю политику страны. Недавно им удалось добиться отставки премьер-министра Мариано Рахоя, более-менее приличного человека. Чего теперь ещё ожидать от Испании Израилю – можно предугадать. Хотя, по большому счёту, ничего нового с её стороны и не предвидится – как голосовала всегда в ООН за антиизраильские резолюции, так и будет голосовать.

КОНФУЗ С ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ

ИСПАНСКОЕ ПОСТОЯНСТВО

ДАЛЬТОНИЗМ «ЗЕЛЁНЫХ»

Есть на земле категория отдельных субъектов и даже партий, именующих себя «зелёными». Что они вкладывают в это понятие, можно только догадываться, но я считаю, что это цвет их прфессиональной и социальной незрелости. Чего стоит, например, их примитивно-некомпетентное абсолютное отрицание энергии будущего – атомной; а причину появления озоновых дыр в атмосфере они объясняли тем, что это вина коров, неконтролируемо испускающих вредоносные газы! Но действительно ли «зелёные» так озабочены сохранением природы? Тогда почему никто не услышал их стенаний, когда

РОССИЙСКИЕ ПОЛИТДАМЫ – ЭТО ЧТО-ТО!

Не так давно незабвенный российский миллионнотиражный еженедельник «ошеломил» читателей очередным подтвержднием

В своё время Федеральное объединение

19

Выпуск 432

музыкальной индустрии Германии (ФОМИ) учредило музыкальную премию «Эхо». Вручалась она исполнителям не по мнению жюри, а по результатам коммерческого успеха произведения. Её лауреатами в разное время становились королева немецкого шлягера Елена Фишер, директор Берлинской государственной оперы дирижёр Даниэль Баренбойм, известный пианист Игорь Левит и многие другие. В этом году премии «Эхо» удостоился дуэт рэперов - Феликс БлумеФарид Банга. В соответствии с нехитрыми законами этого примитивного жанра они вели музыкальный диалог, в котором по словам обозревателя газеты «Русская Германия» «выливали ушаты словесных помоев» на своих соперников-рэперов, музыкальных продюсеров, а также на всех окружающих». Но суть ещё в том, что в их «словесных помоях» фигурировала фраза: «В моём теле меньше жира, чем в заключённом Освенцима». Присуждение этой парочке премии «Эхо» было осуждено Международным комитетом Освенцима и Центральным Советом евреев Германии. В знак протеста против этого присуждения от премии отказались её лауреаты – Даниэль Баренбойм, звёзды немецкого рока Мариус Мюллер и Клаус Форман, Игорь Левит, извстный коллектив «Нотос квартет». Но парадокс всей истории в том, что формально эти убогие рэперы премию заслужили, ибо коммерческий успех их альбома превзошёл ожидания – было продано 200 тысяч экземпляров сей антиобщественной и антисемитской бредятины. А вот это, к сожалению, означает, что на данную мерзость есть спрос у современной молодёжной «тусовки» и, отнюдь, не только в Германии. А учредитель премии – ФОМИ, смущенный происшедшим конфузом, объявил о прекращении конкурса «Эхо».


стр. 20

5778 август 2018

Выпуск 432

ДОСЬЕ

Лев разгон

Отрывок из книги ... Прогулочный двор в Институте кардиологии похож на тюремный. Он окружен высокими домами, высокой стеной, из него нет никакого выхода на улицу, во внешний мир. Собственно, это два соединенных двора, и в часы прогулок по ним движутся обычным кругом пары и одиночки выведенных на прогулку. В первый же раз, когда мы с Ниязовым вышли во двор и двинулись по кругу, я спросил: – Ты, значит, Григорий Иванович, был чекистом? Где? – Да, чекистом был! В Омске. – Тюремным надзирателем? – Да. В Омской тюрьме. Сначала в такой, обыкновенной, а потом во внутренней. – А как ты туда попал? И я выслушал историю, как стал чекистом омский татарин Григорий Иванович Ниязов. Семья его жила непроходимо бедной жизнью – одиннадцать детей было у его материпрачки. Отец был на традиционной для татар работе – дворник, но больших прибылей ему это не приносило. Мой больничный товарищ рос сильным и озлобленным мальчишкой. Учиться он не хотел, мать с трудом сумела довести его до седьмого класса. И помогли в этом не столько слезы матери и колотушки отца, сколько страх учителей перед этим диким зверенышем. Он мог ночью напасть, ударить, разбить окно, может быть, даже зарезать! Он все мог! В своей ватной куртке Ниязов носил стальной шомпол и пускал его в ход против тех, кого ненавидел. А ненавидел он всех успевающих, любимчиков учителей, всех богатых, хорошо одетых. Бил он не только тех, кого лично ненавидел, но и любого, если ему за это платили. Так и рассказывал: – Дадут мне большой пирог с мясом или двадцать копеек и скажут: вздуй его. Ну, я подхожу к нему после уроков, выну шомпол и как врежу… После семи классов Ниязов, как он сказал, «ушел в беспризорные – надо было помогать…». Стать «беспризорным» – значило у Ниязова стать вором. Он и стал вором. Мелким вором, промышляющим на базарах, в магазинах. В профессиональные воровские шайки не входил – берегся. Предпочитал быть одиночкой. Спокойней, безопасней. Даже «законники» его боялись – сильного, отчаянного и расчетливого. А Ниязов был расчетлив и знал, что воровской промысел надо кончать, как только он перестанет числиться подростком, как только начнет им заниматься не «детская комната» при милиции, а учреждение более опасное. И в свое время, когда его начала милиция «трудоустраивать», пошел на фабрику. Стоять у станка ему было скучно. Сначала таскал тяжелое, потом стал вахтером, заслужил доверие коменданта и дождался своего часа – в 35-м году чьи-то зоркие глаза его заметили и отобрали. И стал

Ниязов младшим надзирателем в Омской городской тюрьме. Очевидно, было в нем чтото внушающее начальству доверие, потому что через полгода ему предложили вступить в партию, и стал он старшим надзирателем. А потом – особое доверие: перевели из городской во внутреннюю. И так было до 1937 года, когда Ниязова – даже не спрашивая его – перевели в «спецобъект». «Спецобъект» находился в пятнадцати километрах от станции Бикин на железной дороге между Хабаровском и Владивостоком. Это было место, куда привозили для расстрелов осужденных из Ворошиловска, Хабаровска, Владивостока, из больших городов, из районных центров, отовсюду, откуда их – как пылесос пыль – вытягивали на смерть те, которые и официально именовались «карательными органами». Я не знаю, как лучше – в смысле точности – передать все рассказанное мне Ниязовым. Наверное, лучше всего не пересказывать, а изложить стенографически точно мои вопросы ему и его ответы. Я говорю «стенографически», и это вовсе не художественный образ. Я запомнил и никогда больше не забуду каждое слово Ниязова в его ответах на мои вопросы. Лучше пусть и идет эта стенографическая запись, за точность которой я готов держать ответ перед всеми людьми и собственной совестью.

***

– Что такое Бикин? Где это? – А это такая станция. Не маленькая, нет, большая станция. – А лагерь где был? – Километрах в пятнадцати от станции. Там когда-то была воинская часть, и остались казармы и другие постройки. Ну оцепили все проволокой, вышки поставили, на дороге – она-то одна – поставили шлагбаум и пост. Никто туда не подъедет и не подойдет. – На много народа рассчитан лагерь? – Нет, лагерь был не очень большой – человек так на 200-250. Но иногда привозили сразу много, так и до 300 доходило. Даже бывшую столовую и ту превратили в барак, нары построили. Но тесноты особой-то не было, туда же привозили только на два-три дня. И потом – Бикин был не один только спецобъект. Такой же был в Розенгартовке, километров 60 от нас в сторону Хабаровска, да в других местах были такие объекты. Слово «объект» Ниязов выговаривал твердо и с достоинством, в этом слове для него содержалось нечто значительное. – Ты был надзирателем? – Ну да. – И какая была твоя работа?

– Обыкновенная. Дежуришь сутки, через день. Днем едешь с машиной на станцию к поезду. Заберешь зеков, привозишь их, потом по камерам разведешь, сопровождаешь обслугу, когда она котел с баландой таскает, стоишь у кормушки, пока раздают пищу, – обыкновенная работа. – А кто же их расстреливал? Это были специальные люди, они жили при лагере? – Да не было никаких специальных людей. Мы же и расстреливали. – А как? – Да вот так. Утром сдаем дежурство новой смене, заходим в караулку, берем автоматы, нам тут по стакану водки дают, потом берем списки и со старшим идем по камерам, выводим и в машины. – Какие машины? – Они крытые. В каждой машине их по шесть человек и четыре наших. – И сколько таких машин выезжают? – Три-четыре машины. – А они знали, куда их везут? Им что, сначала приговоры объявляли, или что? – Нет, никаких приговоров не объявляли, ничего не говорили, только «выходи прямо вперед, давай в машину!» – Они были в наручниках? – Нет, у нас их не было. – А в машине как они себя вели? – Мужчины – те молчали. А вот женщины начинали плакать, говорить: «ой, что вы делаете, мы же ни в чем не виноваты, товарищи, что вы делаете», и прочее такое… – А женщин и мужчин везли вместе? – Нет, всегда отдельно. – А женщины были молодые? Много их было? – Не так чтобы много, но были, машины две в неделю бывало. А очень молодых не было, ну бывали лет так на 25-30. А больше среднего возраста, а то и пожилые. – Далеко вы их возили? – Километров за 12 к сопке – глухая сопка называлась. Ну там сопки вокруг, а посередине мы их сгружали. – Так что – вы их выгружали и объявляли им? – А чего объявлять? Мы кричим – выходи! становись! – они вылезают, а перед ними уже яма выкопанная. Они вылезут, жмутся, а мы сразу по ним из автоматов. – Молчали? – Кто молчит, а кто начинает кричать, вот мы-де коммунисты, погибаем безвинно и прочее такое. А женщины только плачут и жмутся друг к дружке. Так ведь мы их сразу же… – А врач с вами был? – Ну а зачем он? Постреляем, кто шеве-

лится – добьём и в машины. А в стороне уже ждет дальлаговская бригада. – Что это за бригада? – А у нас в особой зоне жила бригада уркаганов из Дальлага. Они обслугой были, и потом их дело было ямы рыть и закапывать. Вот мы уедем, а они пошвыряют в ямы, закопают, выроют яму на завтрашний день. Урок у них кончен – в зону. Им зачеты шли и кормили их хорошо, да и работа не пыльная – не лес валить. – А ты? – А мы приедем в лагерь, сдаем в караулке оружие, выпиваем, значит, бесплатно, сколько хотим. Другие помногу – тянуло на дармовое, – я завсегда один стакан выпью, схожу в столовую, поем горячего и в казарму спать. – А хорошо спал? Ну не страшно тебе было? – Чего страшно-то? – Ну, что убил только что людей. Не жалко их было? – Нет, не жалко. Не думал об этом. Спал хорошо, днем погуляешь, места там красивые есть. Скучновато, конечно, баб нет. – А женатые среди вас были? – Нет, с женами не брали. Конечно, начальники-то обходились. В дальлаговской бригаде были такие бабенки – закачаешься! Ну, там – повара, посуду мыть, полы – вот они все начальникам доставались. А нашему брату – шиш! И подумать нельзя было хватануть какую… – Григорий Иванович, а ты знал, что люди, которых вы расстреливали, – неповинные, ни в чем не виноватые? – Ну тогда об этом не думали. А потом – да. Нас вызывали к прокурорам, расспрашивали, объяснили, что они были невиноватые, ошибки тут были и эти – перегибы. Но нам сказали, что мы тут ни при чем, мы ни в чем не виноватые. – Ну, хорошо, вам приказывали – вы и стреляли. Но вот ты узнал, что убивал мужчин, женщин ни в чем не виновных, тебя после этого совесть не мучила? – Совесть? Нет, Наумыч, не мучила. Никогда про это не вспоминаю и не думаю, а когда и вспомню – нет, совсем, совсем ничего – как и не было. Я, знаешь, сейчас стал такой жалостливый, вот смотрю, мучается старичок какой – так мне его жалко станет, иногда заплакать могу. А тех – нет, не жалко. Совсем не жалко, как и не было их…

***

Конечно, откровенность Ниязова передо мной не ограничивалась только теми годами его жизни, когда он был палачом. Он мне


стр.

5778 август 2018 рассказывал и о дальнейшем, и я слушал, слушал внимательно, мне так хотелось узнать, удостовериться, что он не такой, как я, как все люди вокруг меня. Но он был такой же, в общем такой же. Если не считать того, что он не уговаривал себя в существовании границы между дозволенным и недозволенным. В конце 39-го «объект» стал работать в полсилы, а в 40-м году его закрыли. Закрыли, а Ниязова снова перевели в Омск на старое место – надзирателем. – Ну, там, Лев Наумыч, мне служить надоело. Старых никого не было, надзиратели все молодые и на меня все шипят – невинных, мол, расстреливал, наживался… Ну, завидовали, конечно, в Бикине, конечно, зарплата другая. До того разозлился, что ушел с работы. – Куда? – А так, решил отдохнуть. Ну, не удалось – война.

***

Да, Ниязов воевал. И, очевидно, хорошо воевал. Солдатом на Ленинградском фронте. Был ранен, получил два ордена Красной звезды, много медалей. И выжил, потопал по побежденной Германии, вернулся назад здоровым и богатым. – Я, Наумыч, знаешь, какой богатый был после войны? У! – А богатство-то откуда? – А ещё в начале войны, когда отступали, прошли мы через один наш городок. Идем втроем – старшина и нас двое солдат… Город пустой, все раскрыто, смотрим вывеска: «Банк». Заходим, а там лежат большие брезентовые мешки с деньгами. Ну, мы три мешка взяли и решили запрятать до конца войны. И так, понимаешь, запрятали, что война кончилась, я в этот город приехал и захоронка цела – лежат все три мешка. Я с собой мешок взял и дальше. – А почему только один? – Ну, что я, дурной? Меня одного из первых демобилизовали. А вдруг старшина, да тот солдат живы остались? Они же мою фамилию знают, и откуда я. Нет, я на чужое не кидаюсь. А что мое, то мое. Я ведь умный, Наумыч. Другие из Германии волокут тряпки, тарелки – набьют сидора, не утащишь. А я с собой только мотоцикл да три литра камешков.

21

Выпуск 432

– Каких? – А для зажигалок. В России у спекулянтов камешек – 25 рублей. А я их сразу же отдал по 10 рублей камешек. А знаешь, сколько их в трех литрах? Миллионы! Денег у меня было – закачаешься!

***

И дальше жизнь Ниязова шла хорошо. Хотели его запихать куда-то, но пошел к начальству, сказал, что вот чекиста хотят забрать хребет ломать, его сразу на охрану правительственной связи. А потом, когда вчистую демобилизовали – устроился на самую золотую работу – комендантом центральной промбазы Военторга войск ПВО. И работал там десятки лет. Ниязов долго, захлебываясь словами, рассказывал мне, как интересно и выгодно было работать на этой базе. Конечно, самые сливки доставались не ему. – Нам, знаешь, сколько золота давали! И серебра! Кольца там, браслетики, подстаканники и прочее такое. Но это к нам и не приходило на базу. Придет только накладная, да счет – уплачено уже начальниками и забрано ими. А меха привозили – такие, знаешь, меха! Ну, тут наезжают большие начальники – сам Батицкий приезжал, отберут себе что получше – и отрезы импортные и другое, а потом мы уже пускаем в операцию. – Какую? – В каждом деле, Наумыч, своя хитрость есть. У нас уже уговор был с некоторыми точками. Вот отправляем контейнер с самыми дорогими вещами в какой-нибудь гарнизон ПВО черт-те где – у самой границы. Там этот контейнер полежит сколько нужно по закону и назад к нам– потому что не раскуплено. А мы – по закону – сразу же комиссию и переоценку, как не имеющие спроса и утратившие товарную ценность. И разбираем! Видишь, на мне, Наумыч, пальто. Драп-то пощупай! Вечный драп, самой чистой и дорогой шерсти – двадцать восемь рублей! Рубашки были по три рубля – самые лучшие. Шапка ондатровая или пыжик – восемь рублей… Конечно, сначала берут начальник базы, офицеры из управления. Но и я не жучка был – комендант, у меня в подчинении сорок семь человек было… И этой работы «несправедливо», «подло» лишил Ниязова новый начальник базы. При-

Ушел из жизни Аркадий Давыдович Соломонов (27 октября 1919 г. – 3 августа 2018 г.)

Он был замечательным мужем, за-

ботливым отцом, любящим дедуш-

кой и прадедушкой. Ветеран Великой

Отечественной войны, мужествен-

ный и трудолюбивый, организован-

ный и ответственный, скромный и мудрый, он всегда вдохновлял своим

примером родных и друзей.

Он прошел большой и сложный жизненный путь, но сохранил оптимизм,

доброту, жизнелюбие.

Его светлый образ навсегда останется в нашей памяти и наших сердцах. Родные и близкие

шел, привел всех своих, старых и заслуженных стал прогонять. Дождался, когда Ниязову стукнуло шестьдесят, устроил, сволочь, ему торжественные проводы на заслуженный отдых. А от этого торжества Ниязова хватил первый инфаркт, а второй, с каким попал сейчас в больницу, получил из-за этой б...... – младшей свой дочери. Бил её так, что думал – не отойдет. Она-то отошла, а у него новый инфаркт…

***

Ну почему я это все рассказываю? И почему мне должна быть важна жизнь Ниязова, его характер, нравственные воззрения, зачем мне все это? «Спецобъект» Бикин существовал почти три года. Ну, скажем, не три, а два с половиной. И работал он с выходными: может быть, по воскресеньям. Первого мая, в день Октябрьской революции и Конституции не расстреливали. Все равно – выходит, что 770 дней «объект» работал. И каждое утро каждого 770-го дня четыре машины выезжали из зоны Бикина в сторону глухой сопки. Четыре машины по шесть человек в каждой – 24 человека? За 25-30 минут людей привозили к ожидавшей их яме. «Объект» уничтожил за время своего существования 15-18 тысяч человек. А ведь «объект» Бикин был типовым – таким же, как и любая пересылка. И этот налаженный, отработанный аппарат работал без сбоев, точно и регулярно, заполняя трупами приготовленные ими ямы между сопками Дальнего Востока, в сибирской тайге, на полянах среди лесов Тамбовщины или Мещеры. Они везде были, эти «объекты», и не осталось от них ничего: ни страшных музеев – как в Освенциме или Маутхаузене, ни траурно-торжественных мемориалов – как в

Хатыни, Саласпилсе, Лидице. Осели, заросли мелколесьем, кустами и густой травой тысячи и тысячи безымянных могил, в которых спутанно переплетались кости сотен тысяч людей. Правда, не так, как у немцев – все вместе. У нас мужчины отдельно и женщины отдельно. Распущенности в этом деле у нас не допускалось. А убийцы? Убийцы ещё доживают. Не всем так «не повезло», как Ниязову. Да и то сказать – расстрельщиков было много. Но ещё больше было тех, кто к глухой сопке и к другим местам убийств никогда не выезжал. Это только по помещичье-буржуазным законам прокурор и другие обязаны были присутствовать при казни. У нас, слава Б-гу, этого не было. А ещё больше, чем расстрельщиков, было других палачей: не с семилетним образованием, а с высшим – «гуманитарным». Это те, кто писали бумаги, подписывались под словами: «полагал бы», «согласовано», «утверждаю», «приговорить»… Они все на пенсии, большей частью на персональной; они сидят в скверах, любуясь играющими детьми; ходят на концерты и растроганно слушают музыку; мы встречаемся с ними на собраниях, в гостях, за праздничным столом у общих друзей. Они живы, их много. Они ведь моего возраста и ещё моложе. У меня уже прошел шок, который я испытал в больнице после рассказа Ниязова. И с ужасом я думаю, что не испытываю к Ниязову никакой ненависти. Он ничем не лучше – не хуже других. Мы живем среди убийц. И ничего с этим не можем поделать. Я живу среди них, и я могу лишь бессильно вспоминать строчки стихов Домбровского: А мне ни мертвых не вернуть назад, И ни живого вычеркнуть из списка.


стр. 22

5778 август 2018

Выпуск 432

Звёзды ивритской поэзии в переводах Елены Тамаркиной Мелодия мне больше не слышна; Твой чудный смех мне трудно вспоминать; И если вдруг ты постучишь в окно, Твой стук я не смогу узнать.

Быть может, за окном – осенних слёз поток. Быть может, кружишь в переулках, одинок. Быть может, листьев не осталось на ветвях. Про то не знаю я. Про то забыла я.

По ночам

ЛЕА ГОЛЬДБЕРГ

Классик ивритской литературы израильская поэтесса Леа Гольдберг родилась в 1911 году в семье литовских евреев в Кенигсберге, Восточная Пруссия, (ныне Калининград, Россия), а умерла – 15 января 1970 года, в Иерусалиме. Превосходное знание семи языков, многочисленные переводы произведений европейских классиков на иврит, книги для детей, любимые каждым ребёнком в стране, прекрасные умные стихи и проза, литературная критика – этот список даёт лишь самое общее представление о многогранном творчестве Леи Гольдберг, любимицы израильской литературы с яркой творческой, но не слишком счастливой женской судьбой.

Всё, о чём даже в мыслях привыкла молчать светлым днём, По ночам вижу я не во сне. Тьму пронзаю я взглядом; вся – память и слух, целиком: Лики мёртвых друзей и родных подступают шеренгой ко мне.

Вижу всех, как тогда – в безмятежности и скромных венцах, В ореоле цветущих садов, трав дорожных, густых. В складках ваших одежд – повседневность забот без конца И наивность страданий простых. Эта ваша наивность! – Кто ведал, что свята? Кто знал? Снова слышу я: шутит отец – и смеётся родня... Город мёртвых моих ночью вновь хохотал Под мелодию Судного Дня.

Прощание

Литовский мотив

Тёмная ночка, путь будет долог. Ой ты, дорога, ой же ты, путь. Те, кто простились, все ль воротились? Назад вернусь ли когда-нибудь? Конь вороной мой всё понимает, Светится лоб его с белой звездой. Седло расшито твоей рукою – Капелька крови родной со мной.

Белой рукою коня обнимешь, Прощай же, дом, невеста-сестра. Жаркие кудри, звонкие серьги Будут со мной в пути до утра.

Быть может...

Быть может, за окном теперь весна в цвету. Быть может, ты на улицу забрёл не ту. Быть может, лопаются почки на ветвях. Про то не знаю я. Про то забыла я. Быть может, кто-то обронил, и вот – Сиянье жёлтое по улице плывёт, И небо брызжет смехом в искорках огня, И видит чудо здесь народ средь бела дня, И я сюда свой стих и сердце принесла?.. Но ожиданиями – опустошена,

ступает Рахель на землю Эрец-Исраэль, для которой по своей воле трудится физически тяжело, фантастически быстро овладевая ивритом. В 1913 году её направляют для учёбы на агронома в Тулузский университет (Франция), но из-за вызванной Первой мировой войной разрухи она возвращается в Эрец-Исраэль только в 1919, уже неся в своём теле убийственные бациллы туберкулёза. Свой мучительный путь земной Рахель завершит в 1931 году в Тель Авиве, став к тому времени истинно народной поэтессой. Самые известные стихи написаны ею в период с 1925 по 1931 годы. Не сразу, но лишь вслед за необычайной любовью всего народа, распевающего прекрасные стихи Рахели на мелодии лучших композиторов страны, литературные критики оценили элементы неустанного поиска в её поэзии, глубокий смысл и неослабевающее напряжение за кажущейся простотой строк.

Книга моих стихов

Поэтесса Рахель (1890 - 1931) стала одной из первых и самых ярких звёзд на небосклоне ивритской женской поэзии. Детство её прошло в Полтаве, но родилась Рахель Блувштейн в 1890 в Саратове в многодетной семье купца Иссера Блувштейна, бывшего кантониста, пронесшего веру отцов все 25 лет службы в царской армии, и Софьи Мандельштам, дочери Раввина рижской общины. Жизнь израильской поэтессы была короткой – всего 41 год – и полной лишений, боли и скитаний. Краткими были яркие мгновения счастья, восторга, любви. Юной темнокосой красавицей

Его жена

Вновь к нему обернётся и по имени Громко зовёт. Я свой голос сдержу – выдаст вмиг, Подведёт! Всюду с ним она рядом – на людях, При свете дневном. Я – лишь в полночь, во тьме, Да тайком.

Золотое кольцо у неё на руке Слепит глаз. А мои кандалы из железа – прочнее В семь раз.

Своей рукой...

Сердца дверь навеки замкну, В море кину заветный ключ. Будет рваться – назад верну: Слышен голос твой из-за туч.

Серым сумраком станут дни. По ночам будут вздохи с тоской. А утешусь я лишь одним: Всё вершила своей рукой.

Грустный напев

Ты услышишь ли далеко-вдали, Ты услышишь ли, как мой крик летит? Он зовёт тебя на краю земли И хранить тебя небесам велит.

Всё то, что в отчаяньи я прокричала От боли – в железе оков, Вдруг нитью жемчужною слов моих стало И белою книгой стихов.

Этот мир велик, в нём дорог не счесть. Длится встреча миг, а разлука – век. Тщетны все мольбы – разве ж силы есть? Нам потерь своих не вернуть вовек.

А быть может...

Покорность

Печать раскалённая сорвана с дверцы, Где тайна скрывалась, горька. – Отныне тоски разорённого сердца Коснётся любая рука.

День последний мой близок за спиной. Соль прощальных слёз больно щёки жжёт. Буду ждать тебя, пока свет со мной. – Так Рахель века друга ждёт.

А быть может, и не было так никогда… Может быть, никогда не сбегала я в сад до зари, чтоб иссохшую землю поить?

Угасает мой бунт бедовый; Гордый, алый – хрипит с трудом. Бессловесной старухой вдовой Прошагает Покорность в дом.

Никогда, никогда в сенокосные долгие знойные дни с высоты нагружённой снопами телеги я песни не пела твои?

РАХЕЛЬ

Не взмолится никто с надеждою святой: «…Печатью … положи…»

Никогда в твоих водах не черпала я голубой чистоты? – Мой Кинерет, Кинерет, ты был? Или снился мне ты?

«Печатью положи...»

«Мы как два волка плясали на цепи, и это мы называли любовью.» И. Эренбург

«Положи меня печатью на сердце твоё» ("Песнь песней")

Уста сошлись, слились, сердца – отдалены, Испуганы сердца – То пляс степных волков, чьи судьбы сплетены, Как цепи два кольца.

И в бряцаньи оков, в угаре пляски той – Две крови вдоль межи –

С силой челюсти мне раздвинет, Разожмёт мои кулаки, На золу горсти пепла кинет – И затушит в ней огоньки. В уголке притулится где-то, Свесит голову, будто ждёт. И пойму я, что гостья эта От меня уже не уйдёт.

О переводчике

Елена Тамаркина родилась в Oмске. Выпускница факультета иностранных языков Омского педагогического института. С 1991 года живёт в Израиле. Автор публикаций, стихов и переводов с английского, немецкого и иврита. Автор поэтических сборников «Tale Quale» (2002), «Жёлтые кружева» (2009), «Свет Розы» (2017). Живёт в Бат-Яме.


стр.

5778 август 2018

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ

Гарри Любарский

сматривались. Была приостановлена деятельность опасных производств, очищены от постояльцев многие гостиницы и общежития. Проведена кампания по уничтожению домашних животных. Из-за временной остановки предприятий были отправлены в оплаченные и неоплаченные отпуска десятки тысяч трудящихся. Возникли затруднения с провозом транзитных грузов через города, где проводились соревнования. Это далеко не полный список запретов и ограничений для российских граждан, большинство которых футболом совершенно не интересуется. Зато российские власти готовились к чемпионату мира так, как будто речь шла о проведении масштабной контртеррористической операции. В целом же введенные запреты в дополнение к повышению пенсионного возраста, росту НДС и др. подобным «мероприятиям» еще больше испортили и до этого лишенное оптимизма настроение россиян.

***

Олимпийские игры 1980 года, бойкотируемые рядом ведущих спортивных держав во главе с США по политическим мотивам, прошли в Москве практически без эксцессов. Преступный элемент, проститутки, алкоголики и наркоманы были изолированы. Для контроля за порядком в столицу были откомандированы милицейские бригады из всех областей страны. На стадионах, спортивных площадках и бассейнах постоянно дежурили переодетые в штатское сотрудники МВД. Въезд в Москву был ограничен, а на прилавках магазинов, расположенных в центре города, появились продукты, виденные до тех пор москвичами лишь в кино и на страницах книг о вкусной и здоровой пище. По сравнению с теми славнымии временами обстановка в мире стала более острой и напряженной. Для того, чтобы не ударить в грязь лицом перед международной общественностью во время первенства мира по футболу, российским властям пришлось приложить скрытые от глаз обывателя титанические усилия, на которые ушли колоссальные средства. Были запрещены полеты всех летательных аппаратов в зонах и плавание судов в акваториях, где вводятся усиленные меры безопасности. Запрещен оборот огнестрельного оружия и патронов к нему, а также средств самообороны, травматики, газовых балончиков и шокеров. В местах, где проходили спортивные соревнования, были практически запрещены митинги, демонстрации, шествия, собрания и пикеты. Срок регистрации для граждан был установлен - 3 суток, для иностранцев – сутки. В города, где проходят соревнования, был запрещен въезд туристических автобусов, кроме обслуживающих чемпионат, и рейсовых автобусов, оснащенных системой ГЛОНАСС. Автомобили и люди перед попаданием в специально контролируемые зоны до-

ния огромного количества полезных для здоровья плодов. В высоту это дерево достигает 4-х метров. Площадь его кроны равняется 50-и кв. м. Урожай этого растения просто поражает: 1,5 тонны или примерно 14 тысяч помидоров. И все это было создано и освоено без сельскохозяйственной Академии, без специальных НИИ, опытно-показательных станций и Героев Социалистического Труда. На очереди - ели с арбузами и сосны с дынями.

***

По мнению многих блогеров и отдельных обозревателей судить о внутриполитическом и экономическом положении в России (гораздо объективнее, чем по отчетам министерств и ведомств, а также сообщениям СМИ) можно по итогам ежегодного прямого общения Президента страны с трудящимися массами. При этом следует отметить, что количество обращаемых к Президенту жалоб и претензий с каждым годом стремительно растет и в последний раз превысило 2,5 млн. В обращениях к Президенту почти нет рапортов о трудовых успехах, героических победах и новых достижениях и открытиях. Они переполнены сообщениями о равнодушии и произволе чиновников, росте цен, плохом медобслуживании, проблемах с жильем и распределением земельных участков, о подрывающей здоровье людей экологии, о природных катаклизмах и их последствих, о нарушениях в оплате труда, о низком качестве продуктов, товаров и услуг и т.д., и т.п. Но жить можно. Особенно, если ты еще имеешь земельный участок площадью 5438 кв. м., дом площадью 360 кв.м., две квартиры площадью 119 и 83 кв.м. Но об этом – дальше.

***

Израильские генетики добились нового грандиозного успеха. Ими выведено помидорное дерево – источник выращива-

Одна из читательниц “Шалома” обратилась ко мне с просьбой осветить материальное положение ведущих российских деятелей культуры. При этом она имела в виду не тех охотников за длинным рублем, готовых ночью и днем мчаться на край света, чтобы обслужить корпоратив не заслуживающих уважения личностей, а подлинных мастеров своего дела, добившихся всеобщего признания и славы. Итак, по имеющимся у меня сведениям, самым зажиточным деятелем культуры является Никита Михалков. Он владелец 89 земельных участков площадью от 1000 до 5000 кв.м., шести жилых домов площадью от 68,5 до 697 кв.м., квартиры в Москве площадью 208 кв.м., дачи площадью 554 кв.м., 11 нежилых зданий площадью от 73 до 1191 кв.м., пяти легковых автомобилей, вертолета RA – 05797, трактора М 13-82. Его денежный доход за 2017 год составил 529 млн. руб., или 1,5 млн. руб. в день. Не хило, правда? По данным портала «Картотека. ру» Никита Сергеевич является учредителем или совладельцем нескольких десятков фирм различного профиля - от лесозаготовок до разработки программного обеспе-

23

Выпуск 432

чения и обработки алмазов. И лишь одна из них - «ТРИТЭ» - занята выпуском кинофильмов. Александр Градский по сравнению с Никитой Михалковым выглядит малообеспеченным гражданином. У него всего лишь 10 земельных участков площадью 1200 кв.м. каждый, жилой дом 88,8 кв.м., дача 1533 кв.м., 3 нежилых помещения от 14 до 401 кв.м. Автомобилей, правда, тоже пять. Все импортные (Lincoln Town Car, Toyota 4Runner, Chevrolet Lumina, Mercedes Benz, Lexus RX 450). Неплохо чувствует себя известный музыкант и президент Московского международного Дома музыки Владимир Спиваков. В прошлом году он заработал 82,3 млн.руб. Детишкам вполне хватит на молочишко. Приобрел два земельных участка площадью 4 тыс. кв.м., две квартиры в Москве площадью 77 и 367 кв.м. Есть у супругов Спиваковых недвижимость и за рубежом. У мужа квартира во Франции площадью 360 кв.м., у жены – в Испании. Не очень нуждается и коллега Спивакова Юрий Башмет. Оплата данных в 2017 году 224 концертов, оклад художественного руководителя симфонического оркестра «Новая Россия» и оклад профессора консерватории принесли ему 60,2 млн. руб. Не так густо, как у некоторых. А его не менее знаменитый коллега из театра сатиры Александр Ширвиндт может вообще считаться бедняком, т.к. имеет всего лишь один земельный участок 1300 кв.м. и две крохотные квартиры площадью всего лишь 116 и 14 кв.м. Правда, годовой доход у него 15,6 млн. руб. Но это, наверно, случайность. Неплохо устроились в России не только Михалковы, музыканты, но и скульпторы. Зураб Церетели, например, имеет доход 40 млн. рублей в год. В собственности Зураба Константиновича 6 участков земли, 4 квартиры, дачный дом, 5 «Мерседесов», 2 «Рольс-Ройса», один «Бентли», 15 нежилых помещений площадью 23 тыс. кв.м., а также 20 зданий для творческих мастерских общей площадью 20 тыс. кв.м. Господин Церетели ,видимо, принадлежит к числу истинных российских патриотов, т.к. недвижимости за кордоном не имеет Наш перечень выглядел бы как-то сухо и по-холостяцки без женщин. Весьма яркой их представительницей является худрук музыкального театра «Русская песня» Надежда Бабкина. Она владеет пятью земельными участками от 1000 до 1500 кв. м., жилым домом площадью 310 кв. м. и четырьмя квартирами от 80 до 310 кв.м.


стр. 24

Выпуск 432

5778 август 2018

August 2018  
August 2018  
Advertisement