Page 1

Бахарева, Т. Дочь Маргариты Криницыной: "Папа писал для мамы роли, но в результате они доставались другим актрисам" // Факты и комментарии. – 2017. – 10 октября Дочь Маргариты Криницыной: "Папа писал для мамы роли, но в результате они доставались другим актрисам" Десять лет назад ушла из жизни популярная комедийная актриса, исполнительница роли Прони Прокоповны в картине «За двумя зайцами» Рассказывают, что Сергей Параджанов, увидев картину «За двумя зайцами», обратился к Маргарите Криницыной, сыгравшей Проню Прокоповну: «Риточка! Вы же настоящая драматическая актриса!» Маргарита Васильевна очень любила вспоминать это, говорила, что Параджанов разглядел ее суть. Актерскую судьбу Криницыной нельзя назвать счастливой. Звездная роль в картине «За двумя зайцами» принесла ей успех и славу через много лет после премьеры. А в 1961 году вышедший на экран фильм был раскритикован. Криницына продолжала работать на Киностудии имени Довженко и ждать ролей. Ее опорой и поддержкой все эти годы был супруг, известный сценарист Евгений Оноприенко. Огромной трагедией для актрисы стал его уход из жизни. Последние годы Маргарита Васильевна тяжело болела. Она перенесла несколько операций и с трудом передвигалась. Единственная дочь Алла давно уже жила в Москве. Как и отец, она стала сценаристом. Ровно десять лет назад Алла Криницына прилетела в Киев на день рождения мамы. А попала на ее похороны. До сих пор, вспоминая те дни, Алла Евгеньевна не может сдержать слез… — После смерти мамы мне стало казаться, что актерская жилка проснулась во мне с новой силой, — призналась дочь известной актрисы Алла Криницына. — Хотя стать артисткой хотела всегда. Я помню, как втайне от мамы ходила поступать в Театральный институт имени Карпенко-Карого на актерский факультет. Читала там поэму «Черный человек». Но не поступила. Мне сказали: «Девушка, у вас дефект речи, вы нам не подходите». — Но почему же втайне? — Мама была категорически против того, чтобы я стала артисткой. Говорила: «Только через мой труп!» У нее была не такая уж развеселая актерская судьба, чтобы она могла пожелать подобное своей дочери. Много лет мама не снималась и страшно переживала по этому поводу. Чаще всего с актерами так и происходит: или ты вытаскиваешь счастливый билет, или набираешься терпения, жертвуешь своими амбициями и ждешь. *"Если бы появился сценарий о Маргарите Криницыной, он был бы очень откровенный", — говорит Алла Евгеньевна


— Но ведь мама в конце концов вытащила этот билет, сыграв Проню Прокоповну! — Когда пришла настоящая слава, у мамы уже не было ни сил, ни здоровья, чтобы отдать все то, что в ней накопилось за долгие годы безвестности. Я плохо помню время, когда на экраны вышли «За двумя зайцами». Мне тогда было лет пять. Мама вспоминала, что, увидев фильм, я сказала: «Ой, мама, какая же ты страшненькая!» По сути, популярность к картине «За двумя зайцами» пришла уже в начале 90-х, после распада Советского Союза. Тогда все вдруг вспомнили, что есть такое замечательное украинское кино. Мама говорила: «Было бы здоровье, я бы ездила по стране, общалась со зрителями, отдавая им свой талант». Она стала известной достаточно поздно. Многие полагали, что, будучи замужем за сценаристом (мой папа был достаточно известен), маме можно не волноваться о ролях в кино. Но получилось совсем не так. Обычно главных героинь утверждали режиссеры, не советуясь со сценаристами. Поэтому папа писал для нее роли, а в результате они доставались другим, и это отражалось на маминой нервной системе. Каждый провал она переживала очень болезненно, но о том, чтобы уйти из профессии, никогда не помышляла. Мы с мамой обе родились в год Обезьяны — эдакие кривляки, которым необходимо показывать себя на публике. Победить свою натуру невозможно. Эти мамины гены очень крепко сидят во мне, избавиться от них нельзя. Прекрасно понимаю, что чувствовала мама, пребывая без работы долгие годы. — Какое у вас самое яркое воспоминание детства, связанное с мамой? — Наверное, когда впервые увидела ее на экране. Я была тогда совсем крошкой. На Киностудии имени Довженко в просмотровом зале показывали премьеру картины «Катя, Катюша» по папиному сценарию. Я, нарядная, пришла смотреть ее вместе с мамой. В одном из эпизодов маминой героине приходится плакать. Увидев это, я стала так отчаянно реветь, что мама испугалась и вывела меня из зала. Она никак не могла меня успокоить и объяснить, что это всего лишь кино. Помню, я прорыдала тогда до вечера. С тех пор на просмотры меня не брали. — Правда, что одно время вы жили в коммунальной квартире вместе с Сергеем Параджановым? — Да, этот дом находился прямо на территории Киностудии имени Довженко. Я родилась в Кишиневе, где папа работал, а буквально через год мы переехали в Киев. Его пригласили в группу сценаристов на Киностудию имени Довженко и дали комнату в Доме кинематографистов. Нашим соседом по квартире был Сергей Параджанов. Конечно, я его не помню, но мама рассказывала, как Сергей, увидев меня, крошку, посмотрел на мои руки и сказал: «Она будет сценаристом». Мама всегда с восторгом вспоминала Параджанова и говорила, что более необычного человека в своей жизни не встречала.


Все мое детство прошло на студии. Там с друзьями мы ездили на санках, играли в сыщиков-разбойников. Помню, как я в шапке-ушанке ходила по холодным павильонам студии, а все мне говорили: «Привет, маленькая артистка». Тогда была совершенно другая система работы актеров. Даже если они не снимались, все равно каждый день приходили на студию. Помню, как мама спешила на репетиции и в классы для танцев. Актеры обязаны были держать себя в форме. При советской власти, если артист не снимался, государство платило ему так называемые простойные — зарплату, на которую вполне пристойно можно было жить. — Мама воспитывала вас в строгости? — Что вы! Я росла разбалованным и непослушным ребенком. А потом превратилась в трудного подростка, который не слушал ни маму, ни папу, ни учителей, ни советскую власть. Была эдаким бунтарем. Как вспомню, какие кренделя выписывала своим родителям, становится стыдно. Впрочем, я всегда считала, что в глубине души мама прекрасно меня понимает. *Маргарита Криницына (Проня Прокоповна) и Олег Борисов (Голохвастов) сыграли в фильме «За двумя зайцами» потрясающе. 1961 год — Она рассказывала, почему решила стать актрисой? — У нее было очень непростое детство. Мама выросла на Урале в семье военного. Ее отец, мой дед, ушел из семьи к другой женщине, забрав с собой троих детей: маму, ее сестру и брата. Время тогда было голодное, и родители, видимо, решили, что военному гораздо проще содержать семью. С женой отца у детей не сложились отношения. Моя мама не знала ни материнской заботы, ни ласки. У нее были комплексы, которые она всю жизнь хотела побороть. К тому же мама пережила трагедию, когда брат, которого она безмерно любила, покончил жизнь самоубийством. Наверное, вся накопившаяся в ней боль должна была прорваться на сцене. Мама вспоминала, что еще в школе занималась художественной самодеятельностью. А после ее окончания решила поехать в Москву поступать во ВГИК. Ей это удалось с первого раза. У мамы была озорная внешность и очень пробивной характер. — Маргарита Васильевна любила вспоминать студенческие годы, проведенные во ВГИКе. — Это ее золотое время. Лучшей маминой подругой была Изольда Извицкая, мужем которой был известный актер Эдик Бредун. Помню, как я однажды увидела его в картине «Коллеги», где он играл бандита, и с тех пор страшно боялась. Когда он приходил к нам домой, я забивалась в дальний угол и дрожала от страха. В детстве воспринимала кино как реальную жизнь. Хотя до сих пор хороший фильм производит на меня огромное впечатление. — Во ВГИКе мама и познакомилась с вашим отцом?


— В то время папа ухаживал за актрисой Валей Владимировой, которая подарила ему маленький томик «Кобзаря» Шевченко. Он и теперь лежит у меня дома на столе в Москве. А мама была влюблена в совершенно другого человека, за которого замуж уже чуть ли не собралась. Но на одной из студенческих вечеринок познакомилась с папой, они друг другу понравились, закрутился роман. В общем, думаю, это была судьба. — В вашу маму невозможно было не влюбиться. Помню, как приходила к ней домой. Она, будучи уже немолодой, всегда выглядела очень стильно и даже хвасталась новыми покупками. — Всегда любила красиво одеваться. В советское время любой товар был страшным дефицитом, и мамины наряды шила портниха. Как-то в нашей двухкомнатной квартире недалеко от Киностудии имени Довженко (нам ее дали после коммуналки) поселила Жанетту, которая обещала полностью обшивать маму. Этой Жанетте, которая якобы приехала в Киев из Парижа, отдали в распоряжение мою комнату. Жанетта прожила у нас полгода и в результате оказалась настоящей аферисткой. Попортила много маминых платьев, шуб, а потом в один момент просто исчезла. Помню, как к нам домой приходила красавица стюардесса, приносившая вещи, которые покупала в зарубежных поездках. Дома собирались мамины подруги, все это меряли, выбирая себе наряды. После распада Союза с одеждой стало полегче. Многое можно было купить, но вот денег больших уже не было. — 1990-е годы для многих стали критичными. — Я тогда уже жила в Москве и начала карьеру сценариста. Родители остались в Киеве, отец работал на небольшой документальной студии. Он был мужчиной во всех смыслах слова, старался держаться в любой ситуации. Брался за всякие сценарии, писал статьи для газет, но все равно получал копейки. Маму пригласили играть в спектакле «Женщина с цветком и окнами на север». Она была счастлива, но, конечно, работу в большом кино это заменить не могло. Одно время мы даже обсуждали с родителями их переезд в Москву. Но они прижились в Киеве, обросли корнями и покидать Украину им не хотелось. — Знаю, какой трагедией стал для Маргариты Васильевны уход ее супруга. — Тем более что это произошло совершенно неожиданно. Мама себя плохо чувствовала, решила лечь в больницу «Феофания», и папа тоже пошел туда за компанию с ней. Подумал, что ему неплохо будет пройти обследование и сдать анализы. Мама говорила: «Давай, Женя, ложись со мной, будем гулять по аллеям «Феофании». Когда его обследовали, то обнаружили онкологическое заболевание, пришлось делать срочную операцию. А папа все время думал, что у него нездоровое сердце. Сказали, что это последствия Чернобыля. Как только произошла авария на станции, он поехал туда, чтобы написать сценарий для фильма. Он был не из числа осторожных людей, фронтовик, говоривший правду в лицо. Отправляясь в Чернобыль, папа сказал, что это то место, где он должен быть. В нашей семье папа был главой. Не мог только решать простые бытовые вопросы. Например, забить гвоздь.


Правда, не умела этого и мама. Поэтому в квартире у нас все было вкривь и вкось. — Маргарита Криницына ушла из жизни через три дня после своего 73летия. — Я как раз приехала к маме на день рождения из Москвы. Должна была уезжать на следующий день, 8 октября. Мама тогда себя уже плохо чувствовала, с ней постоянно находилась сиделка. И вот она подошла ко мне и сказала: «Не уезжай». Видимо, почувствовала, что с мамой плохо. И я сдала билет. Получилось, что ехала на день рождения, а приехала на мамины похороны. — Вы не хотите написать сценарий о жизни Маргариты Криницыной? — Не знаю, не думала об этом. Хотя, если бы он появился, то был бы очень откровенный. Так что надо подумать…

Бахарева, Т. Дочь Маргариты Криницыной: "Папа писал для мамы роли, но в результате они доставались д  

Бахарева, Т. Дочь Маргариты Криницыной: "Папа писал для мамы роли, но в результате они доставались другим актрисам" // Факты и комментарии....

Бахарева, Т. Дочь Маргариты Криницыной: "Папа писал для мамы роли, но в результате они доставались д  

Бахарева, Т. Дочь Маргариты Криницыной: "Папа писал для мамы роли, но в результате они доставались другим актрисам" // Факты и комментарии....

Advertisement