Page 1

Zeitung der Synagogen Gemeinde zu Magdeburg Газета Синагогальной Общины Магдебурга

SCHALOM

Heil dem Mann, der nicht wandelt im Rate der Frevler, und auf dem Wege der Sünder nicht stehet und im Kreise der Spötter nicht sitzet. Sondern an der Lehre des Ewigen seine Lust hat, und über seine Lehre sinnet Tag und Nacht. Psalm 1, 1 – 2

№30

MÄRZ 2016 / ADAR II 5776

Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых, и не стоит на пути грешных и не сидит в обществе насмешников. Но в Законе Превечного воля его, и о Законе Его размышляет он день и ночь. Псалом 1, 1 - 2

МАРТ 2016 / АДАР II

5776

 ЧИТАЕМ В НОМЕРЕ: ПУРИМ 5776-2016. Жизнь Общины. Работа клубов. Страницы истории Магдебурга. Встречи. Живая история. Наши дети, внуки. Израиль сегодня, жизнь на поселениях. Литературная гостиная. 

Хаг Пурим самеах! P U R I M 5776 – 2016 Ad delo jada´

Fröhliches Purimfest wünschen Ihnen Herr WADIM Laiter, Vorstandsvorsitzender,

Frau Eva Malyschewski, Stellvertretende Vorstandsvorsitzende,

Frau FIRA ShEMPER, Vorstandsmitglied Schatzmeisterin, Frau SoFia Shikhman, LEITER DER REPRÄSENTANTENVERSAMMLUNG UND

HERR RABBINER BENJAMIN DAVID SOUSSAN © 2016 - 5776 Rabbiner Benjamin David Soussan


Пурим

Пурим

Purim füllt auf den Donnerstag, den 24. März. Am Mittwoch, dem 23. März ist das Fasten Esther. Es wird gefastet von morgens ab- 04:54 Uhr bis abends-19:25 Uhr. Der G“ttesdienst beginnt um 19:00 Uhr, danach wird die Megillat Esther gelesen und das Fasten werden wir gemeinsam im Gemeindesaal mit einem Kiddusch beenden.

. Das Purim sowie das Chanukkafest, sind mosaische Feste. In beiden Fällen ging es um das jüdische überleben. An Purim war die Gefahr durch den Bösewicht Haman von physischer Natur (Töten, Ermordung und Vernichtung). An Chanukka war die Gefahr durch die Griechen von geistiger Natur (Assimilation, Anpassung und Gleichstellung). Unser Lehrer Moses, der uns die Thora gab, nannte seine beiden Söhne Gerschom und Elieser. Gerschom, weil G"tt in einem fremden Land mit ihm war. Elieser, weil G"tt ihn vom Schwert des Pharao gerettet hat. Beide jüdischen Feiertage stammen nicht aus der Tora, sondern sind rabbinischen Ursprungs: Chanukka und Purim. Der Unterschied zwischen ihnen besteht darin, dass Chanukka an einen geistigen Kampf erinnert, der das Volk Israel vor der Assimilation an die griechisch-hellenistische Kultur rettete, während Purim dagegen der Gefahr der physischen Vernichtung des jüdischen Volkes gedenkt. Chanukka wird durch das Sagen des Hallel-Gebetes und das Anzünden von Lichtern gefeiert. Purim nimmt eine eher materialistische Form an, mit Geschenken von Esswaren und Gaben an die Armen. Rassel an Purim. Der Griff ist unten, denn die Hilfe kam von „Unten“, von Menschen wie Königin Esther und Mordechai Hajehudi. Kreisel - Trendel - Dreidel an Chanukka. Der Griff ist oben, denn die Hilfe kam von „Oben“. Der Kreisel kann auch als einzigartiges Symbol der jüdischen Geschichte betrachtet werden. Der Kreisel dreht sich um sich selbst, fällt um und steht wieder auf, um sich erneut zu drehen. Dies war stets das Schicksal Israels im Exil. Das Volk „drehte“ sich von Land zu Land, um verlacht und unterdrückt zu werden, ja, man versuchte sogar, es zu vernichten, aber nach jedem Fall, mit G“ttes Hilfe, erhob es sich wieder. Max Grunwald schreibt: Das Leben des Juden ist von religiöser Satzung streng geregelt. Nur einmal im Jahre durchbrechen Übermut und Überschüssiger Lebensdrang die Schranken beherrschter Gesetztheit, wie dies ja bei den anderen Völkern auch zu geschehen pflegt. "An Purim ist alles frei". Purim verwischt die Unterschiede von Rang und Alter. Es gestattet sogar hier und da gegen sonst geltendes Verbot die Vertauschung männlicher und weiblicher Kleidung und entgegen einer Mäßigkeit, der z.B. die vier Becher am Seder-Abend abgerungen werden müssen, einen Rausch, der – wie es im Talmud heißt – zwischen dem Lobpreis auf Mordechai und der Verwünschung Hamans die Grenzen verwischt.

2


An das Fest haben sich die verschiedensten Volksbräuche geknüpft. So oft bei der Vorlesung der Megilla der Name Haman vorkommt, wird in vielen Gegenden von Kindern mit Stöcken auf den Boden gestoßen oder eine Ratsche gedreht oder auch mit einem Hammer ("Humenkleppel") geklopft. In Marokko ist es üblich, mit dem unteren Griff der Megilla auf das Pult zu klopfen. Der obere Teil des Griffes, der schön geschnitzt ist, symbolisiert Mordechai, während der grobe, untere Teil, Haman darstellt. In Babylonien wurde eine Haman-Puppe in einem eisernen Reifen aufgehängt und so lange durch ein Feuer hin und her geworfen bis das Seil riss und die Figur ins Feuer fiel, oder man stürzte eine Hamanfigur vom Dache in ein auf dem Hofe flackerndes Feuer hinab. Rabbiner Josef-Chajim, Ben Isch Chai schreibt, dass es in Babylonien eine Sitte ist, den Namen von Haman und von Amalek auf ein Stück Papier zu schreiben, und anschließend zu vernichten. Davor aber wirft man es auf den Boden und tritt darauf. In Indien werden zwei Holzfiguren gegeneinander geschlagen, bis eine zerbricht. Diese stellt Haman dar und wird gehängt, die andere gilt als Mordechai. In Jemen führen Knaben Mordechai zu Pferde durch die Straßen. Vorausgetragen wird eine lebensgroße Hamansfigur, die man dann im Schulhof an einen Baum hängt und so lange mit Pfeilen und Steinen beschießt, bis sie zusammenfällt. In der Provence und anderswo sendet man, meistens durch Kinder, auf Tellern, die mit bunten Bändern geschmückt sind, einander Bonbons, kandierte Früchte, Kuchen und die langen, mit Anis durchtränkten "Hamansohren". In Italien beschenkt man die Kinder mit Geldstücken, "Purimgeld". Anderwärts ziehen sie von Haus zu Haus und ersingen sich Kupfermünzen. "Heut ist Purim, morgen ist aus. Gebt mir ein' Kreuzer und werft mich hinaus". Von deutschen und jiddischen Purimspielen, die besonders von Schülern der Talmudschulen verfasst und aufgeführt wurden, sind unter anderem bekannt: Die Opferung Isaaks; David und Goliath; ein Josefsspiel; AhasverosSpiele. Weiter sind viele Purim-Parodien entstanden, so auf die Pessachhaggada, z.B. Haggada lelel schikurim.

3


Purim

Purim

Пурим выпадает на четверг 24 марта. В среду 23 марта – Пост Эстер. Постятся с утра, начиная с 4 часов 54 минут, до вечера - 19 часов 25 минут. Б"гослужение начнётся в 19 часов. После этого будет прочитан Мегилат (Свиток) Эстер. Пост мы закончим совместным киддушем в Доме Общины.

Как Пурим, так и Ханукка являются мозаистскими праздниками. В обоих случаях речь шла о выживании евреев. В Пурим опасность исходила от злодея Амана и была физического свойства (умерщвление, убийство и уничтожение). На Хануку опасность, исходящая от греков, была духовного свойства (ассимиляция, адаптация и уравнивание). Наш учитель Моисей, давший нам Тору, назвал своих сыновей Гершом и Элизер. Гершом, потому что Б»г был с ним в чужой стране. Элизер, потому что Б»г спас его от меча фараона. Оба еврейских праздника происходят не из Торы, а имеют раввинское происхождение: Ханукка и Пурим. Различие между ними заключается в том, что Ханукка напоминает о духовной борьбе, которая спасла народ Израилев от асимиляции с греческо-эллинской культурой, в то время как Пурим, в противоположность этому, напоминает об опасности физического уничтожения еврейского народа. Ханука отмечается произнесением молитвы Халлель и зажжением светильников. Пурим принимает скорее материалистическую форму, с дарением еды и подаянием бедным. Рассель в Пурим. Ручка находится внизу, так как помощь пришла «снизу», от таких людей как Царица Эстер и Мордехай Хайехуди. Крайзель-Трендель-Дрейдель в Ханукку. Ручка находится сверху, так как помощь пришла «сверху». Крайзель может рассматриваться как своеобразный символ еврейской истории. Крайзель вращается вокруг себя, падает и опять поднимается. Это всегда было судьбой Израиля в изгнании. Народ «вращался» из страны в страну, чтобы быть осмеянным и угнетённым, были даже попытки его уничтожения, но после каждого случая, с Б»жьей помощью, он опять поднимался. Max Грюнвальд пишет: жизнь еврея строго ограничена религиозными запретами. И только один раз в году разрешено нарушить предел дозволенного. "В Пурим всё разрешено ". Пурим стирает различия между людьми независимо от их положения в обществе и возраста. В Пурим даже разрешено нарушить существующий запрет не путать мужскую одежду с женской. Положено выпить не четыре бокала вина, как в Песах, а столько, чтобы нельзя было отличить благодеяния Мордехая и злодейства Амана. С праздником в разных странах связаны различные народные обычаи. Как только при чтении Магилат произносилось имя Амана, отовсюду слышалось, как дети стучали палками и молотками о пол или крутили трещётки. В Марокко принято нижней частью рукоятки Свитка Магилат стучать о стол. Верхняя часть рукоятки Свитка с красивой резьбой символизирует Мордехая, в то время как нижняя, грубо отёсанная часть рукоятки олицетворяет Амана.

4


В Вавилоне кукла Амана прикреплялась к железному колесу, которое каталось туда-сюда через пламя костра до тех пор, пока верёвка, которой она была привязана, не обрывалась, и кукольный Аман падал в огонь, или фигуру Амана бросали с крыши дома в костёр, разведённый во дворе. Раввин Йозеф – Хайм Бен Иш Хай пишет о том ,что в Вавилоне была традиция писать имена Амана и Амалека на листке бумаги и в последствии уничтожать, перед этим было принято бросать этот листок на пол и топтать его ногами. В Индии две деревянные фигуры бьют друг о друга, пока одна из них не разобьётся, тогда разбившуюся подвешивают – она олицетворяет Амана, другая же – Мордехая. В Йемене мальчишки возят Мордехая на коне по улицам. Затем вытаскивают чучело Амана, сделанное в полный человеческий рост, вешают его на дереве на школьном дворе и обстреливают стрелами и камнями, пока оно не свалится вниз. В Провансе и в других провинциях Франции принято дарить друг другу тарелочки, украшенные цветными ленточками, с конфетами, цукатами, пирогами и длинными, пропитанными анисом "ушами Амана". Как правило, доставкой подарков занимаются дети. В Италии принято дарить детям монеты, "Пуримгельд". В других странах дети ходят от дома к дому и поют, выпрашивая мелочь: «Сегодня Пурим, завтра-нет. Дайте нам медных монет». Пуримшпили немецких евреев, сочинённые и исполняемые учениками школ по изучению Талмуда, имеют свои названия: Приношения Исаака в жертву; Давид и Голиаф; Иосифшпиль; Ахашверошшпили. Отсюда произошли многие Пурим-пародии, такие как Песаххаггада, например, Аггада лелель шикурим.

Перевод: Дарья Писецки, Бремен

5


Das Fasten der Esther (Chabad) Vor dem Purim-Feiertag, am 13. Adar, war es den Juden in Persien durch ein königliches Dekret gestattet, jeden von Hamans Verbündeten zu bekämpfen, der versuchte, ihnen zu schaden. Sie begleiteten ihre Kämpfe mit Gebeten und Fasten. In Erinnerung an ihr Fasten ist es üblich, jedes Jahr am 13. Adar zu fasten. Das Fasten beginnt vor Sonnenaufgang und endet etwa 35 Minuten nach Sonnenuntergang. Machazit HaSchekel Am Taanit Esther (das Fasten der Esther) vor dem Nachmittagsgebet (Mincha) ist es üblich, die Zeremonie Machazit HaSchekel (halber Schekel) zu zelebrieren. In der Tora (Exodus 30:11-16) wird uns geboten, dass jeder Jude ab dem 20. Lebensjahr einmal jährlich einen halben Schekel für den Tempel spendet, um die Kosten der öffentlichen Opfer zu decken. Die Talmud-Weisen legten fest, dass diese Spenden während des Monats Adar zu leisten seien, des Monats, in dem wir Purim feiern. Als Erinnerung an die halben Schekel, die zum Tempel gebracht worden waren, spenden die Juden auch heute noch eine ähnliche Summe für einen besonderen wohltätigen Zweck. Um das Konzept des halben Schekels aufrecht zu erhalten, haben spätere Gelehrte vorgeschlagen, dass die finanzielle Einheit, die normalerweise eine Hälfte bedeutet, verwendet werden soll, auch wenn die zeitgenössischen Währungen abweichen: zum Beispiel einen halben Euro (50 Cent Stück). Da die Tora in diesem Zusammenhang die Worte "halber Schekel" drei Mal nennt, geben wir drei Münzen, die den oben genannten entsprechen.

6


В среду 23 марта День поста Эстер (пост соблюдается с 04 часов 54 минут утра до 19 часов 25 минут) Б»гослужение начнётся в 19.00 часов, после этого будет читаться Свиток Эстер, и мы завершим пост совместным киддушем в зале Общины. В четверг 24 марта 2016 года: утром в 09 часов 30 минут Б»гослужение, с чтением Мегилы и киддуш.

Пост Эстер (Хабад) Перед днём праздника Пурим 13 Адара евреям в Персии Царским указом было разрешено, вести борьбу с каждым из союзников Амана, попытавшимся нанести урон евреям. Евреи сопровождали свою борьбу молитвами и постом. В память об их посте 13 Адара обычно постятся. Пост начинается с восходом солнца и заканчивается примерно через 35 минут после захода солнца.

Махацит ХаШекель В Таанит Эстер (Пост Эстер) перед послеобеденной молитвой (Минха) обычным является проводить церемонию Махацит ХаШекель (половина шекеля). В Торе ((Исход 30:11-16) нам заповедано, что каждый еврей, начиная с 20 лет, должен один раз год жертвовать полшекеля для Храма на покрытие расходов на общие пожертвования. Мудрецы Талмуда установили, что эти пожертвования надо делать в течение месяца Адар, месяца, в котором мы празднуем Пурим. В память о пол шекелях, которые приносились в Храм, евреи и сегодня жертвуют аналогичную сумму для особых благотворительных целей. Для того, чтобы соблюсти концепцию пол шекеля, более поздние учёные предложили, что должна использоваться платёжная единица, которая обычно означает половину, например пол евро (монета в 50 центов). Поскольку Тора в этой связи трижды упоминает слова «пол шекеля», мы даём три монеты, которые соответствуют выше названным.

РАВВИН БЕНЬЯМИН ДАВИД СУССАН Перевод: Дарья Писецки, Бремен

7


Purimball 5776 Wir feiern im Hotel Ratswaage Magdeburg, Ratswaageplatz 1 – 4 39104 Magdeburg am Donnerstag, den 14. Adar II 5776 (24. März 2016) um 15.30 Uhr (Einlass ab 15.00 Uhr)

В четверг 14 адара II 5776 года (24 марта 2016 года) в Отеле Ратсваге Магдебурга мы отмечаем праздник Пурим. Начало праздника в 15.30 часов, вход с 15.00 часов.

Гоменташ

(«уши Амана»)

По традиции, в Пурим принято есть пирожки, которые выпекают в форме треугольника и начиняют маком или. На идише они называются гоменташ («сумка Амана»), на иврите — «озней Аман» («уши Амана»). Согласно преданию, пророк Даниэль и его друзья при дворе вавилонского правителя Навуходоносора и Эстер во дворце Ахашвероша питались маком и другими семенами, чтобы не есть некошерную пищу, которую для них готовили.

8


ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Дарите женщинам цветы И жёнам милым, и – любимым Ведь это – луч из темноты. Ни с чем на свете не сравнимый. Дарите женщинам цветы И полевые, и – в букете. Ведь это – признак теплоты. И что сравнить их можно с этим? Дарите женщинам цветы. И в праздник, можно в день обычный Ведь если есть у них мечты. Пусть сбудутся и в жизни личной Дарите женщинам цветы. Дарите их, всегда дарите. К любимым нашим – то мосты И их любовь вы сохраните. Дарите женщинам цветы Тюльпаны, розы, и – пионы. В душе не будет пустоты. Ведь та в прекрасное влюблённа ! Ефим Белиловский, Шёнебек

И снова Вас я поздравляю, Здоровья бодрости желаю, И долгой жизни до ста лет, И стих я этот посвящаю, Всем МАМАМ – Вас дороже нет. Весна кругом – всё расцветает, И кажется волшебным сном Над зеленеющим ковром Первый подснежник прорастает, И птичий гомон за окном. И вот как дети вспоминают, О Вас, родные говорят: «Мы помним каждое мгновение, С рождения самых юных лет, И мамы рук прикосновения. Дороже мамы в жизни нет, С момента нашего рождения. Родные мама и отец, Вы уделяли нам не мало, Любви для любящих сердец. Сколько ночей вы не доспали, Оберегая наш покой, Всегда друг друга подменяли Когда из нас кто-то был больной, И слово первое сказали Мы слово «МАМА» по слогам И мы ещё не понимали Что ближе всех родные нам. А мамы ежедневно с нами, Уложить нас спать и поднимать, И неустанно повторять, Что мы должны уж делать сами. Отца мы видим перед сном, Когда темнеет за окном, Он в выходные только с нами, На службе трудиться он днями. А время быстро пролетает, И нас уж в детский сад ведут, На целый день нас оставляют, Слезами, обливаясь тут, Но день за днём мы привыкаем, И тут друзей мы обретаем, Потом уж школа, институт, Мы незаметно подрастаем, Своей дорогою идём, И жизнь родных мы повторяем. И так, наверно, без конца. Когда влюблённые сердца, В союз супружеский вступают, И я хочу вам пожелать, Всего хорошего на свете, И чтоб здоровы были дети, И Вам супружеский союз, Был только в радость, Этот «груз».

Зиновий Волынский, Магдебург

9


Сердечно поздравляем

Людмилу

Павловну и

Николая Давидовича Лейбзон с юбилеем

свадьбы.

Желаем Вам долгих, счастливых и здоровых совместных лет. Мы рады видеть Вас вместе.

Мазал Тов до 120!

10


Сердечно поздравляем

Майю и Григория с юбилеем

Козлович

свадьбы.

Желаем Вам долгих, счастливых и здоровых совместных лет. Мы рады видеть Вас вместе.

Мазал Тов до 120!

11


DAS

G E M E I N D E L E B E N ЖИЗНЬ

§

ОБЩИНЫ

DAS INFORMATIONSBLATT

§

Die Vorstand und die Repräsentantenversammlung Synagogen Gemeinde zu Magdeburg §

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

§

Правления и Собрания представителей Синагогальной общины Магдебурга

Sehr geehrte Gemeindemitglieder! Der Vorstand unserer Gemeinde bittet Sie, sich mit der an die Landesverbände und Jüdischen Gemeinden gerichteten Information des Zentralrats der Juden in Deutschland, zu politischen Handlungen der Partei „Alternative für Deutschland“ (AfD) sowie ihren Versuchen Jüdische Gemeinden oder auch einzelne ihrer Mitglieder für den von ihnen angestrebten Prozess die Haltung gegenüber Flüchtlingen zu vergiften, bekannt zu machen. Indem sie den Nahostkonflikt auf die deutschen Straßen tragen, unternimmt die AfD den feigen Versuch das Land mit jüdischen Händen von Emigranten zu säubern, dabei vergessend zu erwähnen, welche Ausländer als nächstes zu ihren Opfern der Verfolgung werden. Liebe Freunde, es ist nicht schwer zu erraten, um wen es hier geht, deshalb bitten wir Sie aufmerksam zu sein und sich nicht täuschen zu lassen. Unser Volk hat in der jüngsten Vergangenheit einen furchtbaren Preis für seine leichtfertige Haltung zum Nationalsozialismus bezahlen müssen. Wir lassen es nicht zu, dass sich die Geschichte wiederholt!

12


Уважаемые члены общины! Правление нашей Общины просит Вас ознакомиться с обращением Центрального Совета евреев в Германии к Земельным союзам и Еврейским общинам в связи с активизацией политической деятельности партии «Альтернатива для Германии» (AfD) и втягиванием еврейских общин или отдельных их членов в процесс травли беженцев. Перенося ближневосточный конфликт на улицы немецких городов AfD, предпринимает подлую попытку еврейскими руками очистить страну от мусульманских эмигрантов, забывая при этом сказать, кто из иностранцев станет следующей жертвой их преследований. Дорогие друзья, не трудно догадаться о ком идёт речь, поэтому мы просим Вас быть бдительными и не дать себя одурачить. Наш народ в недавнем прошлом заплатил страшную цену за свое легкомысленное отношение к нацизму. Не дадим истории повториться!

Центральный Совет евреев в Германии Земельным союзам и Еврейским общинам Центрального Совета евреев в Германии Дамам и господам – членам Президиума и Директории Центрального Совета евреев в Германии Берлин, 22 февраля 2016 года Информация об обращении с АдГ Уважаемые дамы и господа! Причиной моего сегодняшнего письма к Вам являются заметные всё усиливающиеся попытки представителей партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) обращаться к еврейским общинам и Земельным союзам, для того чтобы заполучить их в своих интересах и начать в наших общинах ловлю голосов (избирателей). Это происходит, прежде всего, под прикрытием мнимой солидарности АдГ с еврейским сообществом и с его предполагаемыми интересами. При установлении контактов производятся попытки, использовать в интересах АдГ справедливую озабоченность евреев в Германии, связанную с неотрегулированной иммиграцией беженцев в Германию. У нас есть информация из некоторых общин, в соответствии с которой представители АдГ призывают или приглашают к совместным мероприятиям еврейских представителей и политиков АдГ. При этом наблюдается, что в отдельных случаях обращения делаются также российскими немцами и их объединениями, в особенности к русскоязычным членам общин с тем, чтобы побудить их к участию в демонстрациях против беженцев или мусульман. Наш Президент, доктор Йозеф Шустер ясно и недвусмысленно высказал опасения еврейского сообщества в связи с иммиграцией беженцев, которые происходят из стран с антисемитскими и антиизраильскими традициями. Центральный Совет разъяснил также, что успешная интеграция беженцев в обязательном порядке должна содержать то, что беженцы, прибывающие в нашу страну, должны быть обязаны, признавать и разделять наши ценности. К этому в обязательном порядке относится безопасность еврейского 13


сообщества, действия против всяких проявлений антисемитизма, нерушимая солидарность с Израилем и принятие ответственности за уроки, которые следуют из Катастрофы. Но это ни в коем случае не является политикой, которую проводит АдГ. Более того, они используют теперешнюю неуверенность населения в своих целях и пытаются создать подстрекательством и популизмом настроение против ищущих убежище, мусульман и меньшинств. Они ищут сторонников не только на крайней, правой стороне общества, они пытаются также, радикализировать и расколоть неуверенную середину. Такое развитие должно волновать и еврейское сообщество, оно ни в коем случае не отвечает нашим интересам. АдГ – это не партия, которая предлагает решения проблем, окружающих нас как еврейское сообщество. Более того, эта партия обостряет существующие конфликты и угрожающе появляется на правом краю в областях, где обычно действуют НПД (Национал – демократическая партия Германии) и где правоэкстремисты чувствуют себя совсем как дома. Поэтому мы хотим настоятельно Вас предупредить, не дать опутать себя антимусульманской, подстрекательской риторикой АдГ. Мы не должны ослепить себя и всевозможными объявлениями АдГ и Пегида о солидарности с Израилем. Тот, кто сегодня марширует против мусульман, может и станет завтра выступать против евреев и других меньшинств. Я был бы Вам очень благодарен, если бы Вы проинформировали нас, если Вы в своих общинах заметите подобные инициативы АдГ или обществ, внутренне аналогично организованных. Вашим сообщениям я рад заранее и готов ответить на Ваши вопросы. С дружеским приветом Адвокат Даниэль Ботман Управляющий делами

Перевод: Дарья Писецки, Бремен

   В декабре 2015 года был установлен знак „otto braucht eine synagoge“ на месте будущего строительства Еврейского центра в Магдебурге. В Магдебурге с особым уважением относятся к имени «ОТТО»: император Оттон I основал здесь бенедиктинский монастырь в 937 году, а Отто фон Ге́рике (Otto von Guericke) — немецкий физик, инженер и философ, с 1646 г. более тридцати лет был бургомистром Магдебурга. По инициативе группы активистов, управляющих структур города и рекламного агентства, занимающегося продвижением проектов нашего города под девизом «otto», в декабре 2015 года был установлен знак „otto braucht eine synagoge“ на месте будущего строительства Еврейского центра в Магдебурге. По мере принятия решения о финансировании строительства, слово «необходимо» заменят на слово «строится». Надежда на то, что финансирование состоится, подкреплена решением правительства Саксонии-Анхальт о создании кураториума по строительству еврейского центра в Магдебурге.

*** 14


Im Dezember 2015 wurde an der Stelle, an der sich künftig das Jüdische Zentrum in Magdeburg befinden soll, ein Banner mit der Aufschrift "otto braucht eine synagoge" angebracht. In Magdeburg geht man mit dem Namen „Otto“ besonders respektvoll um: Kaiser Otto I. gründete hier im Jahre 937 ein Benediktinerkloster und Otto von Guericke, deutscher Physiker, Ingenieur und Philosoph, war ab 1646 über dreißig Jahre lang Bürgermeister in Magdeburg. Aufgrund einer Initiative von Aktivisten, Stadtmanager und einer Werbeagentur, die in unserer Stadt unterschiedliche Projekte nach der Divise „otto“ durchführen, wurde im Dezember 2015 ein Banner mit der Aufschrift „otto braucht eine synagoge“ an der Stelle angebracht, an der sich künftig das Jüdische Zentrum in Magdeburg befinden soll. Im Verlauf der zu treffenden Entscheidungen zur Finanzierung des Baus, soll das Wort „braucht“ durch das Wort „baut“ ersetzt werden. Es besteht die Hoffnung, dass die Finanzierung, gestützt von der Entscheidung der Landesregierung Sachsen-Anhalts zur Schirmherrschaft des Baus des Jüdischen Zentrums in Magdeburg, gelingen wird. An der Stelle des künftigen Baus des Jüdischen Zentrums in Magdeburg: Stellvertretender Direktor und Leiter des Sozialreferates der ZWST, Aron Schuster, Vorstandsvorsitzender der Synagogengemeinde zu Magdeburg, Herr Wadim Laiter und die Koordinatorin des Projekts „Integration von behinderten Menschen“ der ZWST, Frau Fr. Dinah Kohan. Foto: A. Pisetzki

 На месте будущего строительства Еврейского центра в Магдебурге: заместитель директора, заведующий социальным отделом Центральной благотворительной организации евреев в Германии господин Арон Шустер, председатель правления Синагогальной общины Магдебурга господин Вадим Лайтер, координатор проекта Центральной благотворительной организации евреев в Германии "Интеграция инвалидов" госпожа Д-р Дина Кохан. Фото: А. Писецкий

§§§

Еврейское население мира достигло довоенного уровня

Мировое еврейское население существенно увеличилось в последние годы и достигло уровня, предшествующего Холокосту. Об этом сообщает The Guardian. Институт планирования политики еврейского народа в ежегодном докладе правительству (Израиля) заявил, что в настоящее время в мире проживают 14,2 миллиона евреев. Если учитывать потомков смешанных браков, это число вырастает до 16,5 миллиона — показателя накануне Второй мировой войны. В докладе также указывается, что отчасти причиной увеличения является естественный прирост населения, в основном в Израиле, в котором проживают 6,1 миллиона евреев. Также это связывают с ростом числа детей от смешанных браков, идентифицирующих себя как евреи. Сообщается, что 59 процентов жителей США, имеющих одного родителя-еврея, определяют себя как представителей этой нации. Директор института Авиноам Бар-Йосеф отметил, что некоторые случаи самоидентификации людей как евреев в США связаны с растущей популярностью и уважением, которую вызывает эта нация.

Если не считать Израиль, больше всего евреев живут в США. В 2015 году еврейское население в этой стране достигло 5,7 миллиона. Далее идет Франция с 475 тысячами евреев.

15


Во всем мире почтили память жертв Холокоста В Международный день памяти жертв Холокоста, который как мемориальная дата был установлен по решению Генеральной Ассамблеей ООН 1 ноября 2005 и отмечается в годовщину освобождения 27 января 1945 года советскими войсками узников лагеря смерти Аушвиц в Освенциме на территории Польши, памятные мероприятия проходили по всему миру. В Германии в этот день вспоминают всех жертв национал-социализма. В Магдебурге в этот день состоялся митинг у памятного знака на месте лагеря «МАГДА».

 In der ganzen Welt wurde der Opfer des Holocaust gedacht Am internationalen Holocaustgedenktag, der von den Vereinten Nationen für den 27. Januar, in Gedenken an die Befreiung des Vernichtungslagers Auschwitz in Oświęcim auf dem polnischen Gebiet durch sowjetische Kräfte im Jahre 1945 angesetzt wurde, wurden Gedenkveranstaltungen auf der ganzen Welt durchgeführt. In Deutschland wird an diesem Tag aller Opfer des Nationalsozialismus gedacht. In Magdeburg fand an diesem Tag ein Treffen am Mahnmal für die Opfer des KZ-Außenlagers „Magda“ statt.

16


„Menschen sind vergessen, wenn ihre Namen vergessen sind.“ Gunter Demnig, Künstler und Initiator der Aktion „Stolpersteine“ Im September 2015 besuchte eine Gruppe von Schönebecker Christen die Konzentrationslager in Auschwitz. Der Anlass dieser Reise war die Befreiung von Auschwitz vor 70 Jahren. Auf dem Gelände von Auschwitz-Birkenau wurden der 31 jüdischen Opfer aus Schönebeck, die in Auschwitz umgekommen waren, gedacht. Im Rahmen einer kleinen Gedenkfeier legten die Teilnehmer auf den Ruinen des ehemaligen Krematoriums 31 kleine Steine, die aus dem Steinbett des HolocaustMahnmals entnommen waren, ab. Auf den Steinen waren die Namen der Opfer geschrieben. Diese schlichte Geste sollte den Opfern Würde und Identität

verleihen. Eine Teilnehmerin legt einen Gedenkstein Die Teilnehmer der Reise brachten aus den Ruinen des Krematoriums 31 Steine des Gedenkens mit. Am 9. im Vernichtungslager von Auschwitz ab November 2015 wurden sie im Rahmen der Gedenkfeier anlässlich der Pogromnacht von 1938 in das Steinbett am Holocaust-Mahnmal abgelegt. Eine Brücke des Erinnerns wurde geschlagen.

Das Holocaust-Mahnmal wurde von dem bekannten Schönebecker Künstler Christof Grüger geschaffen und im Jahre 1998 eingeweiht. An dieser Gedenkstätte kann man auch den Namen Ruth Weile lesen. Das Gesicht zu diesem Mädchen, das mit 15 Jahren im Vernichtungslager Auschwitz sein Leben verlor, hat ihr die holländische Studentin Afke Berger gegeben. Am Beginn der Spurensuche stand ein Fotoalbum, das Ruth Weile gehörte. Ruth Weile wurde am 25. Juni 1928 in Magdeburg geboren und wuchs in Schönebeck auf. Nach der Reichskristallnacht am 9. November 1938 schickten Ruths Eltern ihr Kind zu Verwandten nach Holland. 1940 besetzte die deutsche Wehrmacht Holland. Ruth war es nicht möglich, der Deportation zu entfliehen. Bevor sie Holland verlassen musste, übergab sie ihr Fotoalbum einer Nachbarin. Am 7. September erfolgte die Deportation nach Auschwitz. Drei Tage war der mit Menschen vollgestopfte Zug unterwegs. Er hielt mehrere Stunden nicht weit von Magdeburg. Am 10. September 1943 ist Ruth zusammen mit anderen Leidensgenossen in die Gaskammer geschickt worden. Afke Berger ist seit einigen Jahren auf der Spurensuche von Ruth Ruth Weile 1940 Weile. Sie war es, die das Fotoalbum von der inzwischen sehr alten Nachbarin von Ruth erhalten hatte in der Hoffnung, dass Afke Berger eventuelle überlebende Mitglieder von Ruths Familie finden würde. Sie hat sie gefunden in Israel. Aber das wäre schon wieder eine neue Geschichte… Wir sind dankbar, dass Afke Berger schon mehrere Male in den 17


Schönebecker Schulen über die Ergebnisse ihrer Forschungen über das Leben von Ruth Weile gesprochen hat. Ruth Weile ist nicht der erste Name auf dem Mahnmal, der ein Gesicht bekommen hat. Vor über 20 Jahren stifteten Judy und Ernest Urman den sogenannten „Urman-Preis“ für Schönebecker Schulen. Judy, geborene Jutta Lübschütz, ist die letzte Schönebecker Jüdin, die heute noch in den USA lebt. Schönebecker Schüler begeben sich seitdem u.a. wie Afke Berger auf Spurensuche ehemaliger jüdischer Mitbürger. Im Rahmen der jährlichen Verleihung des Urman-Preises wurden wertvolle Schülerarbeiten honoriert. Man kann sagen, dass das Wort aus dem Propheten Jesaja zu Recht an der alten Stadtmauer neben den Namen der Opfer steht:

„Ich vergesse dich nicht. Siehe in meine Hände habe ich euch eingegraben.“ (Jesaja 49, 15+16)

Holocaust-Mahnmal in Schönebeck

Wenn sie bei Gott nicht vergessen sind, wollen wir sie auch nicht vergessen. Schwester Petra Wagner, Schniewind-Haus, Schönebeck

Wir danken

Schwester Petra Wagner

für die Möglichkeit eine weitere Seite der

jüdischen Geschichte unserer Stadt kennen zu lernen.

18


«Люди забыты, если забыты их имена» Гюнтер Демниг, художник и инициатор акции «Камни преткновения» В сентябре 2015 года группа Шёнебекских христиан посетила концентрационный лагерь Освенцим. Причиной этой поездки было освобождение Освенцима 70 лет тому назад. На территории Освенцима-Биркенау мы помянули 31 еврейские жертвы из Шёнебека, которые погибли в Освенциме. В рамках небольшой церемонии памяти её участники положили на руинах бывшего крематория 31 камешек, взятый из каменной насыпи памятника жертвам Холокоста. На камешках были написаны имена жертв. Этот скромный жест должен был придать жертвам достоинство и идентичность. Участники этой поездки привезли из руин крематория 31 камень памяти. 9 ноября 2015 года в рамках церемонии памяти Ночи погромов 1938 года они Одна из участниц кладёт камень были положены в каменную насыпь памятника жертвам памяти в лагере смерти Освенцим Холокоста. Был переброшен мост памяти. Памятник жертвам Холокоста был создан известным Шёнебекским художником Кристофом Грюгером, и открыт в 1998 году. На этом памятнике можно также прочесть имя Рут Вайле. Лицо этой девочке, которая в возрасте 15 лет лишилась жизни в лагере смерти Освенцим, помогла восстановить голландская студентка Афке Бергер. Начало поиска положил фотоальбом, который принадлежал Рут Вайле. Рут Вайле родилась 25 июня 1928 года в Магдебурге, а выросла в Шёнебеке. После Имперской хрустальной ночи 9 ноября 1938 года родители Рут отправили своего ребёнка к родственникам в Голландию. В 1940 году немецкий Вермахт занял Голландию. У Рут не было возможности избежать депортации. Перед тем, как покинуть Голландию, она передала свой альбом соседке. 7 сентября произошла депортация в Освенцим. Три дня был в пути наполненный людьми поезд. 10 сентября 1943 года Рут вместе с другими товарищами по несчастью была отправлена в газовую камеру. Афке Бергер на протяжении нескольких лет ищет следы Рут Вайле. Это она получила фотоальбом от сильно постаревшей соседки Рут, в надежде, что Афке Бергер возможно найдёт оставшихся в живых членов семьи Рут. И она нашла их в Израиле. Но это другая история... Мы благодарны за то, что Афке Бергер уже несколько раз рассказывала в Шёнебекских школах о результатах её исследований жизни Рут Вайле.

Рут Вайле 1940

Рут Вайле не первое имя на памятнике, которое получило своё лицо. Более 20 лет тому назад Юди и Эрнест Урман учредили, так называемую, «Урман-премию» для Шёнебекских школ. Юди, урождённая Ютта Любшутц, последняя Шёнебекская еврейка, которая ещё живёт в США. 19


Шёнебекские школьники занимаются с тех пор, как и Афке Бергер, поисками следов бывших еврейских сограждан. В рамках ежегодного вручения «Урман-премии» отмечаются ценные работы школьников. Можно сказать, что слово пророка Исайи по праву стоит на старой городской стене рядом с именами жертв: «Я не забуду тебя. Смотри, в моих руках остался ваш след». (Исайя 49, 15+16)

Памятник жертвам Холокоста в Шёнебеке Если они не забыты Б-гом, мы тоже не хотим о них забыть. Сестра Петра Вагнер. Шнивид-Хаус, Шёнебек Перевод: Дарья Писецки, Бремен

Благодарим сестру Петру Вагнер

за представленную нам возможность узнать

ещё одну страницу еврейской истории нашего города.

20


«Поручение жизни» Так называется статья о волнующей жизни Ноаха Клигера, которая была опубликована номере 16/2015 журнала «Шпигель». Репортёр Ионатан Шток, который некоторое время сопровождал Ноаха Клигера в своих репортажах, описывает жизнь Клигера как «большой, густой лес, в котором можно заблудиться». Именно эта аллегория кажется очень точной, исходя из многих поворотов, многих жизней, которые Ноах Клигер прожил и проживает: он пережил Холокост, был боксёром в Аушвице (Освенциме), контрабандистом, беженцем, спортивным репортёром, служил в солдатом Израильской армии, был агентом Моссада и он – образ Израиля.

Ноах Клигер, сын журналиста Бернарда Клигера, родился в 1926 году в Страcбурге. В середине тридцатых годов его семья переезжает в Брюссель, надеясь здесь обезопасить себя от стремления Гитлера к экспансии. 17 января 1943 года Ноах Клигер вместе с другими 239 мужчинами и 51 юношами, 270 женщинами и 52 девушками был

Ноах Клигер,

отправлен в Аушвиц – в списке на транспортировку он значился под номером 286.

Клигер описывает Аушвиц как место абсурда. Здесь газовые камеры и, с другой стороны, капелла, чёрная стена, у которой расстреливали заключённых, и одновременно с этим, травяной огород. Лагерь разделялся на Биркенау, где находились газовые камеры, и Моновиц, где находилась территория ИГ Фарбен. Комендантом Моновица был гауптштурмфюрер СС Генрих Шварц. Он имел пристрастие к боксу. Желая отвлечь надзирателей от приближающихся военных действий, он каждое воскресенье устраивал боксёрские поединки. И 17 января 1943 года среди депортированных в Аушвиц разыскивались новые бойцы для боксёрской команды. Вместе с другими тремя мужчинами Ноах Клигер назвался боксёром, хотя до этого он никогда в своей жизни не боксировал. Каждый боксёр один раз в неделю имел свободные полдня и каждый вечер получал дополнительный литр супа, с тем, чтобы не потерять силу. Это спасло Клигеру жизнь. В лагере Аушвиц-Моновиц он работал в лагере Буна, где большей частью разгружал мешки с цементом, смешивал его с бетоном и пересыпал потом в металлические формы. Одиннадцать часов в день. Когда он заболел дизентерией, то не смог боксировать. После чего попал в больничный барак. Здесь он столкнулся в процессе «селекции» с лагерным врачом Иозефом Менгеле. Благодаря своей наглости и расположению судьбы, Клигер избежал газовой камеры, «уболтав» в последний момент страшного лагерного врача.

фото из журнала «Шпигель» 16/2015

Клигер пережил Аушвиц, лагерь Дора-Миттельбау и Равенсбрюк, где в апреле 1945 года был освобождён Красной Армией. Через короткое время после этого он бежал из Советской зоны оккупации в Брюссель, где встретился со своими родителями, которые тоже пережили один из концлагерей. Он присоединился к сионистскому движению «Хагада», в 1947 году выехал в Палестину и участвовал в 1948 году в войне за свободу вновь образованного государства Израиль. В Израиле Ноах Клигер осуществил свою мечту и стал журналистом. Уже более 58 лет он работает для «Едиот Ахронот» (Новейшие сообщения), самой большой ежедневной газеты Израиля. Несмотря на то, что двадцать лет назад он уже достиг пенсионного возраста, продолжает работать шесть дней в неделю, потому что всегда хотел быть журналистом и хочет им и умереть. В 1946 году он сообщал о первом процессе над военными преступниками, позднее писал о процессе над Эйхманом, о процессах во Франкфурте над преступниками лагеря Аушвиц, Собибор – процессе в Хагене, Майданек – процессе в Дюссельдорфе и о процессе над Клаусом Барбье – «палачом Лиона». Он писал и как спортивный репортёр о 29 чемпионатах Европы и 9 Олимпийских играх. Ноах Клигер говорит о самом себе, что единственное, чем он владеет, это уникальная память. Он помнит о каждой детали, что для него, с одной стороны, является благом, и, одновременно, проклятьем. Аушвиц является для него поручением, работа над воспоминаниями – его миссией. Он водит школьные классы по музею Аушвиц, регулярно делает доклады и выступает против забвения и отрицания.

21


Когда он был молодым, месяцами напролёт снова и снова ему снился один и тот же сон: он мечтал о дымящемся кофе, кувшинчике с молоком, масле, мёде и тёплых булочках с маком, во сне он съедал две булочки, потом три, потом шесть, девять и, наконец, двенадцать. После двенадцатой булочки он просыпался, потому что кричал старший по блоку. Он просыпался, было холодно, не было никаких булочек, был только Аушвиц. В память о том сне Клигер назвал свою вышедшую в 2010 году книгу «Двенадцать булочек на завтрак: репортажи из Аушвица». Свою книгу он завершает словами, которые часто повторяет, и которые позволяют понять размер пережитого ужаса: «Я не был освобождён. Из Аушвица освободить меня может только смерть». Полностью статью Ионатана Штока вы найдёте в номере 16/2015 журнала «Шпигель» в рубрике «Общество». В интернете: spiegel.de/sp162015klieger вы найдёте короткий видеофильм, который был сделан к этой статье. Книга Ноаха Клигера «Двенадцать булочек к завтраку: репортажи из Аушвица» была издана в октябре 2010 года в издательстве wjs.

 О невероятной истории Ноаха Клигера, опубликованной в

журнале «Шпигель», нам рассказал Евгений Нахлупин, и её изложение для газеты «ШАЛОМ» подготовила Дарья Писецки.

„Der Auftrag des Lebens“ So lautet der Titel des Artikels über das bewegende Leben von Noah Klieger, in der Ausgabe 16/2015 des SPIEGEL erschienen. Der Reporter Jonathan Stock, der Noah Klieger einige Zeit lang für seine Reportage begleitete, beschreibt Kliegers Leben als „ein[en] große[n] dichte[n] Wald, in dem man sich verirrt“ und eben dieses Sinnbild scheint sehr treffend zu sein, angesichts der vielen Wendungen, der vielen Leben, die Noah Klieger erlebt und gelebt hat: er ist Holocaustüberlebender, war Boxer in Auschwitz, ein Schmuggler, ein Flüchtling, ein Sportreporter, diente in Israel als Soldat, war Agent beim Mossad und ist eine Ikone Israels. Noah Klieger wurde 1926 als Sohn des Journalisten Bernard Klieger in Straßburg geboren. Mitte der dreißiger Jahre zieht seine Familie nach Brüssel, in der Hoffnung hier vor dem Expansionsdrang Hitlers sicher zu sein. Am 17. Januar 1943 wird Noah Klieger mit weiteren 239 Männern und 51 Jungen, 270 Frauen und 52 Mädchen nach Auschwitz gebracht – auf der Transportliste ist er die Nr. 286. Klieger bezeichnet Auschwitz als einen Ort des Absurden: Es gibt die Gaskammern, andererseits auch die Kapelle, die schwarze Mauer, an Foto aus der Ausgabe 16/2015 des SPIEGEL der Häftlinge erschossen werden und zugleich einen Kräutergarten. Das Lager war unterteilt in Birkenau, wo sich die Gaskammern befanden und in Monowitz, wo sich das Fabrikareal der I.G. Farben befand. Kommandant von Monowitz war der SS-Hauptsturmführer Heinrich Schwarz. Er hatte eine Vorliebe für das Boxen. Da er die Wachmänner von den herannahenden Kriegsgeschehen ablenken wollte, ließ er jeden Sonntag Boxkämpfe veranstalten. Auch unter den am 17. Januar 1943 nach Auschwitz Deportierten wurde nach neuen Kämpfern für die Boxstaffel gesucht. Noah Klieger meldete sich mit drei weiten Männern als Boxer, obwohl er in seinem Leben zuvor noch nie geboxt hatte. Jeder Boxer bekam in der Woche einen halben Tag frei und jeden Abend einen Liter Suppe extra, damit er bei Kräften blieb – dies rettete Klieger das Leben. Im Lager Auschwitz-Monowitz arbeitet er im Noah Klieger,

22


Lager Buna, wo er meist Zementsäcke auslud, sie mit Beton mischte und diese dann in eine Eisenform schüttete, elf Stunden am Tag. Als er an der Ruhr erkrankte, konnte er bald nicht mehr boxen und kam daraufhin in den Krankenbau. Hier traf er bei einer „Selektion“ auf den Lagerarzt Josef Mengele. Dank seiner Chuzpe und der Laune des Schicksals entging Klieger dem Tod in der Gaskammer, in dem es ihm gelang den gefürchteten Lagerarzt im letzten Augenblick umzustimmen. Klieger überlebte Auschwitz, das Lager in Dora-Mittelbau und Ravensbrück, wo er im April 1945 von der Roten Armee befreit wurde. Kurze Zeit darauf floh er aus dem sowjetischen Besatzungsgebiet nach Brüssel zurück, wo er seine Eltern, die ebenfalls ein Konzentrationslager überlebten, wiederfand. Er schloss sich der zionistischen Bewegung „Hagada“ an, 1947 wanderte er nach Palästina aus und beteiligte sich 1948 an dem Unabhängigkeitskampf des jüngst ausgerufenen israelischen Staates. In Israel verwirklichte Noah Klieger seinen Traum und wurde Journalist. Seit mehr als 58 Jahren arbeitet er für die „Yedioth Ahronoth“ (Neueste Nachrichten), die auflagenstärkste Tageszeitung Israels. Obwohl er bereits seit über zwanzig Jahren das Rentenalter erreicht hat, arbeitet er noch immer sechs Tage in der Woche, denn er wollte immer Journalist werden und wolle auch als solcher sterben. Er berichtete 1946 über die ersten Kriegsverbrecherprozesse, schrieb später über den Eichmann-Prozess, die AuschwitzProzesse in Frankfurt, den Sobibor-Prozess in Hagen, den Majdanek-Prozess in Düsseldorf und den Prozess gegen Klaus Barbie „den Schächter von Lyon“. Er berichtete jedoch unter anderem auch als Sportreporter von 29 Europameisterschaften aus und 9 Olympischen Spielen. Noah Klieger sagt über sich selbst, dass das einzige, was er besäße sein einmaliges Gedächtnis sei. Er erinnere sich an jedes Detail, was für ihn zum einen ein Segen, zugleich aber auch ein Fluch sei. Auschwitz sei für ihn ein Auftrag, Erinnerungsarbeit seine Mission, er führt Schulklassen durch Auschwitz, hält regelmäßig Vorträge und schreibt gegen das Vergessen und das Verleugnen an. Als er noch jung war träumte er immer wieder, monatelang denselben Traum: Er träumte von dampfenden Kaffee, einem Kännchen mit Milch, Butter, Honig und warmen Mohnbrötchen. Im Traum aß er zwei Brötchen, dann drei, dann sechs, neun und schließlich zwölf. Nach dem zwölften Brötchen wachte er stets auf, da der Blockälteste rief. Als er erwachte war es kalt, es gab keine Brötchen, es gab nur Auschwitz. In Erinnerung an jenen Traum benannte Klieger sein im Jahre 2010 erschienenes Buch „Zwölf Brötchen zum Frühstück: Reportagen aus Auschwitz“. Sein Buch schließt er mit den Worten ab, die er oftmals wiederholt und die das Ausmaß des erlebten Schreckens erahnen lassen: „Ich bin nicht befreit worden. Aus Auschwitz kann mich nur der Tod befreien“. Den vollständigen Artikel von Jonathan Stock finden Sie in der Ausgabe 16/2015 des SPIEGEL in der Rubrik „Gesellschaft“. Unter der URL: spiegel.de/sp162015klieger finden Sie ein kurzes Video, das zu dem Artikel entstanden ist. Das Buch von Noah Klieger „Zwölf Brötchen zum Frühstück: Reportagen aus Auschwitz“ ist im Oktober 2010 im wjs Verlag erschienen.

Auf den im SPIEGEL erschienenen Artikel über das bewegende Leben

des Noah Klieger machte uns Ewgeni Nachlupin aufmerksam. Die für die Zeitung "Schalom" verfasste Kurzfassung des Artikels erfolgte durch Darja Pisetzki.

23


Шалом Израиль. Впервые я познакомилась с Израилем 10 лет тому назад, в 2005 году. 12+12 это была первая немецко-еврейская группа в истории Израиля. Для меня, как и для всех, кто впервые познакомился с этой страной это стало чудесным потрясением, радостью, оставшейся на всю жизнь. Да и как могло быть иначе, ведь Израиль – подлинная колыбель человечества, где историю можно проследить, начиная с бронзового века, где таинство святых мест порождает всевозможные ассоциации с Торой. Трудно, даже мысленно представить себе такое невероятное разнообразие на такой небольшой территории – покрытые снегом вершины гор и плодородные долины, засушливые и бесплодные пустыни, искрящиеся озера и морские курорты. И вот новая встреча с этой прекрасной страной в составе группы 3-х общин – Магдебурга, Дессау, Халле. Впереди нас ожидали 8 интересных дней. 4,5 часа полета и вот мы в Израиле, в аэропорту Бен-Гурион куда, словно реки в море, вливаются потоки репатриантов, пожелавших вернуться на свою историческую родину и туристов с разных уголков земного шара. Затем – переезд в Нетанию, – один из самых известных городов Израиля. Отель, в котором мы жили, расположен рядом с набережной, которая ведет к морю, а что может быть чудесней ощущения единства с морем, с этой бурной стихией, когда оно окутывает тебя живительной волной, и ты благодаришь Б-га за то, что дал тебе возможность встречи с ним на этой прекрасной земле. Второй день пребывания в Нетании – выезд в Тель-Авив. Образовавшись как пригород древнего Яффо в 1909 году, Тель-Авив является вторым по величине городом Израиля и первым еврейским городом, основанным в наше время. Застройку города начали осуществлять лишь в 70 -х годах прошлого века. До этого все здания в городе строились "спиной" к морю, ибо евреи не понимали того, что дает приближенность застройки к нему, поэтому и цена недвижимости была не великой. Высотная застройка города началась лишь 10 лет тому назад. В настоящее время самое высокое здание в городе насчитывает 69 этажей, строится 80-этажный комплекс. Древняя Яффа – неразрывная часть Тель-Авива. Здесь мы познакомились с историей немецких поселенцев-евангелистов, которые в начале ХХ века поставили своей целью возродить эту землю к приходу Мессии. Именно благодаря им было возрождено здесь сельское хозяйство и, когда 30 лет спустя сюда прибыли евреи, они обучали их всему тому, что знали сами. В Яффе мы познакомились с еврейским кварталом, где жили и живут торговцы, а дома их, передаваемые от поколения к поколению, окружают новые высотные дома новой застройки С Иерусалимом – городом 3-х религий – иудаизма, христианства, ислама, мы познакомились в третий день нашего путешествия. В течение девятнадцати веков, со времени разрушения Второго Храма и изгнания, верующие евреи молились, обращаясь 24


лицом к Иерусалиму. Таинство и святость Иерусалима, окружающее его веками, вдохновляло пророков, художников, поэтов и ученных всех времен. Сегодня Иерусалим большой культурный и религиозный центр. Одним из исторических памятников, оставшихся от времен Второго Храма, у которого собираются паломники со всего мира, чтобы помолиться у его святынь, является Стена плача (Западная стена). Ежечасно, днем и ночью, в любое время года, здесь можно видеть евреев, прислонившихся к стене в благоговейной молитве или помещающих свои послания к Господу в разломах и трещинах камня. В Иерусалиме множество святых мест, весьма почитаемых иудеями и христианами, святость которых определяется определенным моментом в его истории. Одна из них – гора Сион, святость которой изначально была провозглашена в книге пророка Исаии: "Я полагаю, в основании на Сионе камень, камень испытаний краеугольный, ибо из Сиона выйдут и закон, и слово Господне". Камнем испытаний для Сиона стало время, когда носители прежней традиции были уничтожены и изгнаны из Иерусалима, а приверженцы новой традиции должны были обрести здесь свои святыни. Здесь, по не подтвержденным данным, находится могила царя Давида. Неслыханные сокровища были обнаружены в городе при раскопках еврейского квартала – в частности, много свидетельств того, как жили евреи в Иерусалиме до разрушения Второго Храма. Были раскопаны части широких улиц, остатки стен и крепостных башен. Во время Иорданской оккупации Иерусалима в 1948-1967 годах, построенные здесь синагоги и учебные центры снова были разрушены. Сегодня еврейский квартал – это прошлое, тесно переплетенное с настоящим. День четвертый – мы отдыхаем на Мертвом море – самом богатом минералами водном бассейне в мире и самым низким участком суши на земле. Никакие животные здесь не водятся, отсюда и название моря. Черный ил, который имеется здесь в огромном количестве, обладает, как признано наукой, целебными свойствами. Мертвое море – это лечебница и аттракцион «в одном флаконе». День пятый – Тверия – главный город Нижней Галилеи. Она расположена на югозападном берегу Галилейского моря (озеро Киннерет). Ирод Антипа, сын Ирода Великого, основал этот город в 20-м году нашей эры. Неизвестно, был ли в Тверии Иисус, Евангелия об этом не упоминает, но несомненным является тот факт, что он был в окрестностях города и озера. Именно здесь был написан Иерусалимский талмуд, созданы единые правила написания огласовок и находятся могилы известных рабби. Во второй половине дня нас ожидала прогулка по озеру Киннерет, которая еще до начала ее, была омрачена ксенофобским поведением палестинского гида, оскорбившего, без каких-либо оснований нашего экскурсовода, а в его лице всю нашу группу. Впервые за время пребывания в стране мы столкнулись с открытым антисемитизмом. Успокоились мы лишь тогда, когда узнали о том, что палестинец будет наказан и лишен дальнейшей возможности работы с группами. Но, все-таки, прогулка наша удалась – на кораблике нас встретили чудесные ребята – музыканты. Мы слушали в их исполнении знакомые еврейские мелодии, танцевали. День шестой – выезд группы в Цфат – один из четырех священных городов для евреев. История города насчитывает более 2000 лет и уходит своими корнями во времена Второго Храма. После изгнания испанских евреев в 16 веке, Цфат стал духовным центром каббалистов, каковым остается и сегодня. Элементы каббалы, предназначение которой является самосовершенствование, вкраплены в толковании Пятикнижия еврейским мудрецом Рамбаном. Город находится на высоте 2000 метров над уровнем моря, на самой вершине горы. Квартал художников, скульпторов, ювелиров и ремесленников никого не может оставить равнодушным. Магнетизм его ощутил и каждый из нас. 25


В тот же день мы переехали в Хайфу. Шел седьмой день пребывания нашей группы в Израиле. Была суббота. Некоторые наши экскурсанты поехали на организованную нашим гидом экскурсию по Хайфе и Акко. Мне же с моей соседкой по комнате хотелось просто отдохнуть и спокойно побродить по городу. Хайфа - третий по величине город Израиля, после Тель-Авива и Иерусалима. Он построен над гаванью, на склонах горы Кармель. Город был разрушен крестоносцами и восстановлен бедуинским правителем в 18 веке. Над ландшафтом доминирует купол Бахайского храма, построенного посреди парка в персидском стиле. Бахайский религиозный центр как бы подчеркивает единство Б-га и братство всего человечества. Не знаю, как долго мы бы бродили по городу в поисках интересующих нас достопримечательностей, если бы не знакомство с семейной парой из Дессау, которые были не впервые в этом городе. Встреча с интересными и интеллигентными людьми это всегда праздник. Эти люди, Бригитта и Семен, подарили нам его. Они познакомились более 40 лет тому назад в Ленинграде, когда были студентами медицинского института. Немецкая девушка, приехавшая на учебу в нашу страну и еврейский парень, родом с Украины. Но какое это имело значение, если они полюбили друг друга. Много лет они жили и работали под Ленинградом, вырастили двоих сыновей, которые пошли по их стопам. В настоящее время их дом в Германии. Бригитта – красавица и умница, от которой веет спокойствием, доброжелательностью, чувством собственного достоинства. Семен – балагур, книголюб, много времени уделяющий изучению истории своего народа, сумевший пронести очарование любимой женщиной через всю жизнь. Для этой семейной пары, чья жизнь проходит в соответствии с законами Торы, быть евреем – означает быть порядочным человеком и приносить в окружающий их мир доброту. Спасибо судьбе за то, что, хоть изредка встречаются такие люди на жизненном пути. Все когда-нибудь оканчивается. Пришел день и нашего отъезда. Кому-то из счастливчиков повезет и он опять приедет в эту страну, а для кого-то это будет первая и последняя встреча с землей обетованной. Что поделаешь? Такова жизнь. Поездка наша могла бы не состояться, если бы не организация ее правлением наших общин. Естественно, нам осталось лишь поблагодарить их. Но, в нашем путешествии, были объективные и субъективные недочеты, на которые хотелось бы обратить внимание. 1. Группы экскурсантов не должны быть многочисленными, как в нашем случае. Это создает дополнительную трудность для работы экскурсовода и, что очень важно, дополнительный стресс экскурсантам. 2. В нашей поездке в группе преобладало более 80% пожилых людей. При разработке туристических маршрутов по городам, экскурсоводам необходимо более внимательно и тщательно подходить к этому факту. И, может быть, заменить долгие и не легкие обзорные экскурсии по древним развалинам на обзорную экскурсию по Тель-Авиву и Яд-Вашему в Иерусалиме, где увековечена память жертв и героев Катастрофы. 3. Гид, работающий с туристами, должен не только прекрасно знать свой материал по той или иной теме, или о маршруте, но быть, в первую очередь, внимательным и тактичным человеком, умеющим создать благоприятный климат в группе. К сожалению, наш экскурсовод был образованным человеком, патриотом своей страны но, у которого по какой-то причине, отсутствовали перечисленные мной качества. Ида Захарова, Шёнебек

  

26


Нетания Прилетев в аэропорт Бен-Гурион, наше путешествие началось с переезда в город Нетания. Город основан был в 1929 году 18 февраля выходцами из Восточной Европы, как сельскохозяйственное поселение – мошав. Город назван именем сионистского деятеля и филантропа Натана Штрауса, который пожертвовал крупную сумму на основание и развитие нового поселения. Территория Нетании была обитаема с самых древних времён. Византийские церкви VI-VII веков облицованы – т.е. мозаика пола из Кирьят-Нордау (ныне один из южных районов Нетании). Нетания – лучший город Восточного побережья Средиземного моря. Хотя город очень юный и самый молодой – он является известным процветающим курортным городом. Имеет 11 гостиниц, 9 пляжей общей протяжённостью 13, 5 км. Фонтаны на площади Независимости, уличные музыканты и очень много других достопримечательностей в т. ч. обилие музеев. 25 июня 2012 года в Нетании был открыт первый в Израиле общегосударственный мемориал, посвящённый победе Красной армии во Второй мировой войне. Легенды, мифы и многочисленные достопримечательности – всем этим насыщена сама страна Израиль и её города. Я тоже окунулась, можно так сказать, в историю жизни морского города и прошлась по его набережной, по проспектам, опускалась на лифте к берегу Средиземного моря и даже искупалась в нём, унеся с собой запах морской, присоленной волны на себе. Благодаря своему близкому расположению к Тель-Авиву кажется всего 20 минут, но мы уже попадаем в древний Яффо и делаем обзорную экскурсию по самому Тель-Авиву. Очень интересная и познавательная поездка по Иерусалиму. Город этот называют «город трёх религий»: иудейская, христианская и мусульманская. Полный обзор старого города и, конечно же – это Западная стена. Память о Великом Храме Иерусалимском и вечной мечте о возвращении на обетованную Землю. Всё это свидетельствует о самой священной постройке, имеющейся у еврейского народа. К этой стене устремляются все наши чаяния и молитвы об избавлении и обновлении. Западная Стена – это уникальное место для молитвы и символ еврейского единства. Когда мы стояли у этой Стены то, наши чувства переполняли нас, мысли и жизненные планы или какие-то неурядицы уходили куда-то далеко далеко, а все мы испытывали искренний трепет и слёзы катились по щекам сами по себе. Затем мы поехали на север в Тверию. Город в Галилее, на западном берегу озера Кинерет, его ещё называют Тивериадское море. История города насчитывает более 2000 лет. В Тверии был написан Иерусалимский Талмуд и созданы единые правила написания огласовок. В этом городе находятся могилы величайших мудрецов: Рамбама (рабби Моше Бен-Маймона – Маймонида), рабби Иоханана Бен-Закая и рабби Акивы. К югу от города находится могила рабби Меера Чудотворца. Затем была прогулка по озеру Кинерет на стилизованном под древность кораблике. Были мы и на удивительных археологических раскопках, где нашему взору открылся Римский амфитеатр, мосты, водные каналы и всё это такое далёкое исторически и это сегодняшнее зрелище, а мы внутри того времени, той эпохи. Огромный интерес вызвал музей железной дороги, который находится на Восточной 27


станции города Хайфы. Здесь представлены этапы развития железной дороги, начиная с 1892 года. Вообще, я должна вам сказать, что город Хайфа богат своей яркостью, многоликостью. Например: Бахайский Храм, увенчанный золотым куполом, является центром Бахайской религии. Вокруг Храма расположены Бахайские сады сказочной красоты! С девятнадцатью восхитительными террасами с богатейшими фонтанами и многочисленными дорожками. В конце XIX века в Хайфе поселилось всего несколько семей-тамплиеров, которые и создали Немецкую Колонию Бейт-а-АМ (Народный дом). Это был первый дом в Немецкой Колонии. Он служил в качестве школы и зала собраний, а так же центром общественной жизни общины. Сейчас, после реставрации, в здании открыт Музей Истории Хайфы, проводятся различные выставки, связанные с городом. Наше чудесное знакомство с тайнами и историями продолжается, и мы едем в старый АККО. Туннель тамплиеров. Тамплиеры – это военный монашеский орден, который отвечал за охрану паломников из Европы, которые прибыли в Эрец-Исраэль для посещения святых мест. Восточная сторона туннеля была возведена – это главная крепость в АККО тамплиеров, нижняя часть туннеля вырублена в самой скале, а верхняя – построена из тёсаного камня. Туннель проходит от крепости тамплиеров до самого порта. В своё время, этот туннель служил стратегическим подземным ходом, который соединял крепость с портом. Только в старом АККО полностью сохранился до наших дней с помощью археологов средневековый город крестоносцев. АККО был внесён ЮНЕСКО в список объектов мирового исторического наследия. Мы прошлись по рыночной пешеходной артерии старого города АККО. И в наши дни рынок остаётся пёстрым, ярким, восточным торгующим: рыбой, восточными сладостями, специями, до магазинов, торгующих парфюмерией. Вот мы и добрались до самого порта ААКО. Впервые упоминается в летописях покорения Египта в 527-525 годах до нашей эры. В эпоху фараона Птолемея II в 285 -247 годах до нашей эры здесь был построен порт и тогда порт ААКО стал международным портовым городом и главными воротами в Эрец-Исраэль. После взятия города крестоносцами город обрёл особую важность и в XIII столетии он превратился в столицу королевства крестоносцев на Святой Земле. В эпоху Османской империи порт утратил своё былое величие и служил лишь только пристанью для рыбацких лодок. Наше маленькое путешествие продолжается. И мы посещаем один из четырёх священных для евреев городов – Цфат (Сафед). История этого города насчитывает более 2000 лет. Расцвет города пришёлся на XVI век, когда сюда переехала плеяда мудрецовкаббалистов. Тогда же этот город и стал святым для евреев. Конечно, можно очень много интересного описывать об археологических раскопках и находках, о купании в Мёртвом море и в бассейнах морском и пресноводном, и это тоже будет вызывать большой интерес, о посещении ювелирной фабрики, богатой алмазами, а так же компании AHAVA, которая является ведущим производителем косметики на основе минералов Мёртвого моря, используя грязь, воду и соли этого моря. О посещении Кибуца и его магазина, торгующего восточными разновидностями халвы, мёда, фиников, пахлавы, конфетами, арахисом и, конечно же, пряностями всевозможными, просто – сказка!

28


Ну, вот всё, о чём я вам всем рассказала, произошло, конечно, благодаря нашей Синагогальной общине. За организацию такой познавательной экскурсии большое спасибо всем, всем тем, кто так горел этой интересной и увлекательной поездкой и заражал всех нас своим энтузиазмом. Ещё раз хочется просто назвать и поблагодарить всех этих людей: господина Лайтера, Еву Малышевскую, Инну Мыслицкую, Ларису Майорчик, за их помощь и поддержку. С глубоким уважением Рита Барцицкая, Вольмирштедт

Мы впервые вместе с членами Синагогальной Общины Магдебурга с 01 по 08 ноября 2015 года совершили поездку в Израиль. Масса незабываемых впечатлений!!! Из аэропорта Бен-Гурион переезд в город Нетанию. Нас поселили в в прекрасную гостиницу , а главное море – рядом! После ужина уставшие, но с желанием как можно больше увидеть, несколько человек и мы вмести с ними пошли гулять по городу с Инной Мыслицкой, которая знает этот город и не считаясь со своим личным временем показала нам лучшие уголки этого города. А какой незабываемый фонтан в центре города!! На обратном пути в гостиницу Инна помогла нам с обменом денег, покупкой воды и т.д. Спасибо тебе большое, Инна, за доброжелательность и внимание!!! Второй день – город Тель-Авив. Много интересного рассказал нам хорошо знающий своё дело – гид! А вечером опять Нетания, где своё свободное время я с женой был на море. Купались тёплая вода, хорошая погода. По дороге в гостиницу мы в парке встретились со стаей кошек. Какие они умные! Кошки здесь на охране и довольствии правительства. Каждый день новые города и везде море незабываемых впечатлений. Экскурсия по городу Иерусалиму. Стена Плача. Могила царя Давида. Незабываемая поездка на Мёртвое море на целый день. Экскурсии по городу Тверии. Посещение могилы Рамбама, рабби Иоханана Бен-Закая и рабби Акивы. Прекрасная прогулка по озеру Кинерет. Посещение могилы рабби Меера Чудотворца. Несмотря на то, что группа была большая – 51 человек, благодаря руководителям никаких недоразумений не было. Особую благодарность хотим выразить Еве Малышевской за то, что благодаря её стараниям мы посетили Кибуц и из рассказа гида узнали много интересного об их жизни и работе. Спасибо Вам большое Ева за всё! Последний город нашего путешествия – это город Хайфа, очень красивый город. А нам он особенно запомнился Бахайскими садами. Много узнали об их истории. А какая красота!!! 750 ступенек и мы их осилили! Ура!!! 8 ноября вечером мы благополучно долетели до Магдебурга. И это тоже счастье! Мы благодарим правление Синагогальной общины и лично председателя правления Вадима Лайтера за эту интересную и полезную поездку в Израиль. Игорь и Валентина Новоселецкие, Магдебург

   29


Seiten der Geschichte Magdeburgs Страницы истории Магдебурга Сегодня мы продолжаем публикацию серии материалов об истории евреев - жителей Магдебурга, подготовленных руководителем общества содействия „Neue Synagoge Magdeburg“ e.V. госпожой Цаххубер. Heute setzen wir mit der Veröffentlichung von Artikeln über die Geschichte der Magdeburger Juden fort, die von der Vorsitzende des Fördervereins „Neue Synagoge Magdeburg“ e.V., Frau Zachhuber vorbereitet wurden.

 Magdeburger Juden im Jahr 1945 /Fortsetzung/

D Große Aufgaben für die kleine Gemeinschaft Vier Aufgaben waren es vor allem, die die kleine Gemeinschaft zu stemmen hatte: 1. Die materielle Versorgungen der Gemeindeglieder mit Nahrung und Kleidung, mit dem Nötigsten zum Leben, Wohnung usw. Das bedeutete unendliche Verhandlungen mit Behörden, Bitten an ausländische Helfer, Elias Steger schildert ausführlich und eindrücklich, wie sich diese Aufgabe nicht nur durch das Jahr 1945 zieht, sondern auch durch die Folgejahre. Dabei war es ihm wichtig, dass die Care-Pakete jüdischer Organisationen in den USA nicht nur in Berlin landeten, sondern auch die Provinz erreichten. 2. In diesem Zusammenhang gehört auch der Kampf von Karliner und seinem Vorstand um die Anerkennung als OdF (sie waren keine Kämpfer, sondern „nur“ rassisch Verfolgte“), d.h. sie protestierten dagegen, dass sie nur als Opfer 2. Klasse behandelt wurdne, mit allen Folgen, die das hatte – wie langwierig hier die Auseinandersetzungen waren, beschreibt Elias Steger ausführlich. Interessant wäre es auch, dazu die Rede von Joachim Freiberg zu lesen, die er 1947 bei der Gründungsversammlung der VVN in Magdeburg hielt und dieses Thema etwas bedeckt behandelte, aber eine Rolle scheint es da auch noch gespielt zu haben. Er sagt: „Ich erinnere mich gut, dass in verschiedenen Städten Deutschlands sich jüdische Geschäftsinhaber zur Wehr gesetzt haben und erschossen wurden“ --- und „Diese Organisation wird eine kämpferische sein, weil in ihr all die Kämpfer vereint sein werden, die aktiv gegen den Faschismus gekämpft und dafür gelitten haben….“. (Aus: Der Kampf geht weiter. VVN, 1947, S. 28) 3. Herr Karliner engagierte sich auch sehr im Blick auf Fragen der Rückerstattung und Entschädigung – immer wieder wird er deshalb vorstellig und berichtet in vielen Briefen an im Ausland weilende ehemalige Gemeindeglieder, wie frustrierend dies alles ist – schließlich hat es in der DDR niemals eine Entschädigungsregelung gegeben. Und auch rein praktisch wurde so gut wie nichts getan – nur Grundstücke der Gemeinde gab es zurück – ich weiß allerdings nicht, in welchem Umfang. Nochmal aus dem Brief Karliners von 1947 an einen Verwandten der Familie Katz: „Die Lebensverhältnisse hier sind Ihnen bekannt. Wir zahlen genau so hohe Steuern wie der Nazi, der den Weltbrand verursachte. Eine Wiedergutmachung ist bis heute nicht erfolgt, jedoch sollen Bestimmungen im Monat April 30


herauskommen. Kommen Lebensbedingungen?...“

Einwanderungserleichterungen

für

Ihr

Land,

und

wie

sind

die

4. Schließlich setzt auch schon gleich nach dem Mai 1945 ein Briefwechsel ein mit ehemaligen Magdeburger Juden in aller Welt ein, die fragen, was aus ihren Angehörigen wurde, die sie in MD hatten zurücklassen müssen. Brief der Gemeinde 20.5.1946 an Herbert Basch:„Was ihren lieben Vater (A.Basch) anbelangt, so war der Unterzeichnende, Herr Karlinger, Vorstand der jüdischen Gemeinde, bis zu seiner Deportation in das KZ Theresienstadt täglich mit ihm zusammen, da ihr lieber Vater auf dem jüdischen Friedhof hier beschäftigt war. Nach den Erkundigungen bei Herrn Berg, früher DISKRET (Kaufhaus, Inh. wohl David Schlein?), verstarb ihr lieber Herr Vater in Theresienstadt. Ihr Schwager, Kurt Behrensohn mit seinen fünf Kindern wurde nach Warschau deportiert. Von dort hatte uns einige Mal Post erreicht, jedoch dann fehlte jede Spur. Ihre Schwester, Frau Behrensohn, kam in das KZ Ravensbrück, verstarb dort und wurde die Urne in das Grab Ihrer seligen Mutter beigelegt. Das Grab Ihrer seligen Mutter hatte Ihr lieber Vater kurz vor seiner Deportation instand gesetzt, indem er eine Einfassung sowie Stein setzen ließ. Ihre liebe Schwester Margot Schrader kam in das Vernichtungslager Auschwitz, wo sie wie so viele andere den Tod fand. Es tut mir so unendlich leid, lieber Herr Basch, dass ich Ihnen nichts Erfreuliches mitteilen kann, jedoch bearbeitet unsere Gemeinde zur Zeit nur solche Fälle für die ganze Welt. Der Rest der Gemeinde ist zusammen geschmolzen bis auf 50 und ist das weit unter ½ Prozent. Wir werden Herrn Freiberg ihre lieben Zeilen zur Kenntnis weiterleiten… „ Auf diesen Briefwechseln beruht das meiste, was wir im Blick auf die Stolpersteinverlegungen zu den ehemaligen Magdeburger jüdischen Familien wissen – In einer Gemeinde, die 1945 keinerlei Unterlagen mehr besaß, haben die wenigen Menschen, die noch da waren, das, was sie wussten, zusammengetragen und treulich an die Angehörigen berichtet – wenn man heute diese Korrespondenz ansieht, bekommt man noch einen deutlichen Eindruck, wie mühsam das war. Herr X oder Frau Y wurden befragt und wussten vielleicht, dass Herr Z den oder jenen nocxh gekannt oder getroffen hatte. Das wurde dann mit Bleistift notiert und ausgerichtet. Doch meistens war es wie bei Familie Basch; „Es tut mir so unendlich leid, lieber Herr Basch, dass ich Ihnen nichts Erfreuliches mitteilen kann, jedoch bearbeitet unsere Gemeinde zur Zeit nur solche Fälle für die ganze Welt…“. Ich möchte diesen Teil, zu dem nachher die Zeitzeugenberichte hinzu kommen, nicht schließen, ohne noch an zwei tragische Vorkommnisse zu erinnern: Herbert Levy, Sohn einer Sudenburger Kaufmannsfamilie aus der HBS-Str., habe ich schon mehrfach erwähnt. Er hatte überlebt. Aber Ende 1945 kam er doch noch ums Leben, wie es heißt, weil er jenseits der Sperrstunde unterwegs war, wurde er von einer russischen Patroulle erschossen. Und Margot Friedländer, 14 Jahre alt, der Vater, der Zahnarzt Max Friedländer war 1943 in Auschwitz ermordet worden, fand man im Sommer 1946 ermordet in den Ruinen in der Wiener Str. Der Mord wurde nie aufgeklärt.. Zwei völlig sinnlose Tode nach all dem Morden und Sterben – Das wird die kleine eben wieder entstandene jüdische Gemeinschaft sehr bestürzt und bedrückt haben. E Zeitzeugen berichten: Martin Freiberg (Jg. 1932) Während des massiven Bombenangriffs im Januar 1945 , als der Großteil Magdeburgs zerstört wurde, 31


zerstreuten sich die übrig gebliebenen Juden und versuchten, wenn es möglich war, sich hauptsächlich auf dem Lande zu verstecken. Einige Juden wurden durch die Bomben getötet. Wir schafften es, zu entkommen, rissen die Masken, die uns als Juden kennzeichneten (den „Judenstern“) ab und gingen in ein Dorf namens Utz (bei Stendal) , das ca. 60 bis 70 km nördlich von Magdeburg lag, wo meine Eltern keine anderen kannten. In Utz gab es kleine Pachthöfe, eine große Sargfabrik und ein Landwirtschaftsgebiet, das von Zwangsarbeitern aus Polen, der Sowjetunion, Holland und Frankreich bearbeitet wurde. Wir schafften es, uns unter die Zwangsarbeiter zu mischen und arbeiteten mit ihnen auf den Feldern. Die Anzahl der Arbeiter war knapp, und sie stellten bis dahin nur wenige Fragen. Doch wir hielten uns von den Polen und Russen fern und mischten uns hauptsächlich unter die Holländer. Während dieser Zeit waren mein Bruder und ich alt genug, umlandwirtschaftliche Arbeit zu verrichten, und wir wurden zum Spargelstechen eingesetzt. Wir wurden in Utz am Nachmittag des Freitags, des 13. April 1945 (ein glücklicher Tag) von amerikanischen Panzern befreit. Schon einige Tage vorher arbeiteten wir hier wenig und wurden auch nicht zur Arbeit gedrängt. Den ganzen Tag lang fuhren die deutschen Truppen in einem Panikzustand auf LKWs mit Reifenpannen durch das Dorf., fliehend vor dem amerikanischen Vormarsch. Nachdem der Strom der deutschen Truppen aufhörte, wurde es ruhig und die Menschen im Dorf fanden sich zusammen und sprachen miteinander. Als sich die amerikanischen Panzer näherten und der Lärm ohrenbetäubend wurde, hingen im gesamten Dorf weiße Fahnen aus den Fenstern. Der Bürgermeister und zwei andere Männer gingen zur Straße hinauf , um die Panzer zu treffen. Die Panzer hielten am Ortseingang an, feuerten einige Schüsse aus dem Maschinengewehr in die Luft, fuhren ein, um festzustellen, ob noch einige deutsche Soldaten da waren, und fuhren dann wieder raus. Es ist komisch, dass eine Panzerfalle am Osteingang des Dorfes errichtet wurde, um den russischen Vormarsch zu stoppen, jedoch gab es keine Sicherheitsvorkehrungen gegen einen Einmarsch im Westen. Die amerikanischen Soldaten waren sehr belustigt über diesen Trugschluss. Sie haben deutsche „POWs“ auf ihren Panzern platziert , und einige von ihnen waren noch sehr jung. Ich erinnere mich daran, dass ein amerikanischer Soldat auf Deutsch gerufen hat: „Seht euch eure Soldaten an! Sie sind Kinder!“. Charlotte Falkenstein verh. Walter (Jg. 1897) Mein Mann verweigerte dann den Volkssturmdienst, so dass wir von neuem so gefährdet waren, dass wir fluchtartig Magdeburg verlassen mussten und einige Monate, vom Februar bis zur Befreiung, illegal in einer Arbeitersiedlung bei HBS untertauchten. Gleich nach Rückkehr gründeten wir die sich bildende Liberaldemokratische Partei mit, in der ich heute noch Funktionen bekleide, sind Mitglied der V.V.N. Ich gehöre ihrem Kreisvorstand an, dem Landesvorstand und bin Mitglied des Zentralvorstandes. Die Mitgliedschaft in der Deutsch-Sowjetischen Freundschaft und der Freundschaft mit der Volksdemokratie Polen ist eine Selbstverständlichkeit. Als Stadtverordnete ist mir der Kampf um die Einheit Deutschlands und für einen gerechten frieden eine Herzenssache. Charlotte Walter geb. Frankenstein (ohne Datum, aber wohl erst 1947 oder 48) …

Getraud Zindel-Kühn (Jg. 1924) Wir wussten, daß es dem Ende zuging. Jeden Abend wurde die Hoffnung auf ein baldiges Ende durch die Nachrichten des BBC geschürt. Aber würden wir überleben? Uns kam das Ende nicht schnell genug und mit der freudigen Erwartung stieg die Angst, daß das Ende für uns zu spät kommen würde. Der große Schlag gegen Magdeburg kam am 16. Januar 1945. 45 Minuten dauerte der Nachtangriff, eines der fürchterlichsten Erlebnisse meines Lebens. Wir standen uns in der Türöffnung zu unserem Kohlenkeller 32


- die Holztür war längst herausgefallen - gegenüber, Mutti und ich, dicht aneinander gedrängt, so als wollte der eine Körper den Körper des anderen abdecken. Rings herum ertönten die schweren Detonationen, die Bomben fielen in unmittelbarer Nähe. Der Schutt fiel von den Wänden, Steine lösten sich, es schwankte alles. “Das überleben wir nicht,” hörte ich meine Mutter sagen. Wie schon in manch anderem Fall versuchte ich, ihr Mut zuzusprechen, sprach von sich entfernenden Bombern, was sicher nicht sehr überzeugend klang, was sich aber bewahrheitete. Obwohl wir keine Entwarnung hörten - sie funktionierte ganz einfach nicht, wie wir am nächsten Tag erfuhren, rasten wir die Treppen rauf auf’s Dach, um die vielen kleinen Brandbomben zu löschen, bevor sie einen großen Brand verursachten. Das hatten wir gelernt und geübt und die Sandsäcke, die seit langem auf dem Dach lagen, kamen nun zum erfolgreichen Einsatz. Der Blick, der sich unserem Auge bot, lies das Blut erstarren: die ganze Stadt stand in hellen Flammen, der Himmel tief rot, Explosionen und Schreie, Sirenen und Hilferufe drangen durch die Nacht die Stadt war ein einziges Feuermeer, ein gewaltiges, schockierendes Bild. Aber als wir nach verrichteter Arbeit - wir hatten das Haus unseres Freundes Theo Zentawer gerettet, das einzige seiner 3 Häuser, in unsere Wohnung kamen, standen wir wie erstarrt. Der Boden war bedeckt mit einem Gemisch von Mörtel, Zement, Scherben unseres schönen, sogenannten guten Geschirrs, das aus dem Buffet gefallen war, Glasscherben von den herausgebrochenen Fenstern. Gardinen und Vorhänge hingen draußen in den Bäumen. Meine Mutter sagte kein Wort und wir gingen noch in der gleichen Nacht an die Arbeit, obwohl uns die Finger vor Kälte erstarrten. Uns ging in diesem Moment das Gefühl für materielle Verluste für immer verloren. Wir schaufelten den Schutt einfach zu den Fenstern raus, Schutt zu Schutt. In der gleichen Nacht noch erschien Herr Zentawer, froh uns unversehrt zu sehen. Er war durch die brennende Stadt zu uns geeilt. Grausiges wusste er zu berichten. Er vernagelte die kaputten Fenster mit Brettern, ein gewisser Schutz gegen die eindringende Kälte. Er war uns in diesem Moment eine große Hilfe. Am folgenden Tag kam zu unsere großen Überraschung mein Vater. Die Häftlinge waren für 3 Tage zu Aufräumungsarbeiten nach Haus geschickt worden, dann mussten sie wieder zurück ins Lager. Er war gealtert, die Klamotten schlodderten ihm um die Glieder. Ein paar Tage später machte ich mich auf den Weg zu meiner Firma und dem Haus, das meine Freunde auf dem gleichen Grundstück bewohnten. Ganze Straßenzüge waren nicht mehr zu erkennen. Ich stieg über verkohlte Leichen, versuchte, die Augen abzuwenden, kletterte über Berge von Schutt und Geröll und erreichte nach Stunden mein Ziel. Die Schäden an den Gebäuden waren unbedeutend und keiner war verletzt. 30.000 Menschen waren bei diesem Angriff ums Leben gekommen, 10% der Bevölkerung. … Es war ein bitterkalter Winter. Das Wasser mussten wir nun von einer völlig vereisten Pumpe an der nächsten Straßenecke, an der die Leute Schlange standen, holen. Wie habe ich mich damals nach meinen Brüdern gesehnt. Die Schlepperei ging doch etwas über meine Kräfte, aber was half's. Wir waren froh, daß wir eine Bleibe hatten. Ein SS-Mann in der Wohnung: (s. 100f) Plötzlich im Februar 1945 geschah etwas, was so irrsinnig war und uns zu tiefst aufrüttelte. Mein Vater würde gesagt haben: es bleibt einem nichts erspart. Als wir eines Tages den schweren Wäschekorb aus der Waschküche die 2 Treppen zu unserer Wohnung hinauftrugen, da sahen wir plötzlich das Schreckgespenst, das uns seit Jahren am Tage und nachts in unseren Träumen verfolgt hatte, vor unserer Wohnungstür stehen und auf den Klingelknopf drücken, ein Mann in SS-Uniform, einen gelben Zettel in der Hand haltend. Wir standen wie festgenagelt, mir wurden die Knie weich. Mutti hielt sich am Geländer fest. Dies war also der lang erwartete und lang gefürchtete Moment; dies war nun das Ende. Ein Entweichen gab es nicht. Woher sie nur die Kraft nahm, mit leiser, aber ruhiger Stimme zu fragen: “Sie wünschen?” Ich brachte keinen Ton heraus. Er fragte, ob dies die Wohnung von Dr. Zindel sei, er sei 33


Flüchtling und hätte einen Einquartierungsschein. Die Entspannung war genauso nervenraubend wie die Angst, die uns vorher gepackt hatte. Mühselig schleppten wir uns die letzten paar Stufen hoch - er nahm uns sogar den Wäschekorb ab - und betraten gemeinsam unsere Wohnung. Meine Mutter wies ihm das Jungenzimmer zu, wo er seinen Koffer absetzte. Er sah sich kaum um und lies sich dann in meinem kleinen Zimmer, das nun unser gemeinsamer Wohnraum sein würde, schwer nieder. Er war mit allem zufrieden und erzählte, daß er seit Wochen vom Westen kommend, wo die Alliierten inzwischen den Rhein überquert hatten, auf der Flucht sei, nicht wissend, wo seine Familie abgeblieben war, ob sie lebten, irgendwo hatte man sich verloren. “Wissen Sie, Frau Zindel,” sagte er müde zu meiner Mutter, “ich komme mir vor wie der wandernde Jude. Sie verstehen, was ich meine.” Mir verschlug es bei dem Wort, “Jude” die Sprache. Ich sah erschrocken zu meiner Matter und traute meinen Ohren nicht, als sie ihm ganz ruhig sagte; “ A propos Jude, Herr ...., ich muß Ihnen sagen, daß ich Jüdin bin.” Die Spannung war unerträglich. Wie würde er reagieren? Er sah sie kurz an und meinte dann mit gesenktem Kopf: “Das interessiert mich nicht, ich will das alles gar nicht wissen.” Von da an lebten wir zusammen, eine groteske Situation. Wir hörten zusammen die deutschen Nachrichten, studierten gemeinsam den Atlas, wobei er immer wieder erklärte, daß der Krieg noch lange nicht verloren sei. Wir bestätigten das, Gott, mussten wir vorsichtig sein. Und doch, wie leichtsinnig war man. Wir mussten doch wissen, was wirklich vor sich ging, wie weit die Alliierten nun vorgedrungen waren, was wir zu erwarten hatten. Und so warteten wir abends, bis er im Bett war und ich, das Ohr ans Radio gedrückt, BBC hörte, während meine Mutter Wache stand. Mein Vater hätte es wissen sollen! Ich glaube, er hätte uns für verrückt erklärt. Die Amerikaner kommen: Was ich empfand, als ich die ersten amerikanischen Soldaten in ihren Jeeps sah, ist schwer zu beschreiben. Meine Mutter und ich lagen uns weinend in den Armen und dann stand auch schon Hanjoerg vor der Tür - die Angst um ihn hatte ein Ende. Seine Gegenwart gab uns in diesen turbulenten Zeiten doch viel Sicherheit - ein Mann im Haus. Er fragte sofort nach unserem Untermieter. Der hatte uns jedoch wenige Tage vor dem Einmarsch der Amerikaner stillschweigend verlassen. Wohin? Wohin konnte er flüchten? Der Koffer, mit dem er bei uns eingezogen war, kam sofort zur Sprache. Er stand verschlossen auf dem Boden. Hanjoerg brach ihn auf, denn was wusste man über diesen Koffer? Was konnte da zum Vorschein kommen, was uns Probleme schaffen könnte. Wir fanden eine Pistole, die mein Bruder sofort in der Elbe versenkte. Alle Waffen mussten unter Androhung der Todesstrafe abgeliefert werden und mit diesem simplen Akt des Verschwindenlassens gingen wir allen vielleicht unangenehmen Fragen aus dem Weg. ….

Das 1000jährige Reich ist zu Ende Es ist schwer zu beschreiben, was wir damals, als Hitlers 1000 jähriges Reich zusammenbrach, empfanden. Die Angst vor dem tödlichen Zugriff der Nazis noch kurz vordem Zusammenbruch, die Angst, daß wir die Freiheit nicht mehr erleben würden, war von uns genommen. Nun waren wir frei. Ich hatte ja nie gewusst, was Freiheit war, daß man sich jemandem anvertrauen konnte, daß man offen kritisieren konnte, daß man sich traf und diskutierte. All das musste man lernen und das war nicht einfach. Wir waren immer wieder dazu angehalten worden, jedem zu mistrauen und daß, wie mein Vater immer wieder betont hatte, in jedem Mensch ein Schweinehund steckte, eine Indoktrinierung, die mich eigentlich bis zum heutigen Tage, da ich diese Zeilen schreibe, nicht verlassen hat. Meinem Vater wurde der Posten des Bürgermeisters von Magdeburg angeboten. Er lehnte ab. Das zweite Angebot: Direktor der Magdeburger Stadtbank und Sparkasse, wo er bis zu seiner Entlassung1936 als Syndikus tätig war, nahm er sofort an. Der Antrittstag bei der Bank muß für ihn ein großes Erlebnis 34


gewesen sein. Da standen sie, seine alten Mitarbeiter, nicht alle. Einige waren gefallen, andere noch in der Kriegsgefangenschaft. Mein Vater ging an ihnen vorbei, schüttelte die ausgestreckten Hände,empfand die echte Freude, die sich in den Gesichtern ausdrückte - er war stets sehr beliebt und geschätzt gewesen. Nur zwei Hände ergriff er nicht, ignorierte die begrüßenden Worte, überging die zwei verlegen lächelnden Männer. Sie waren es gewesen, die 1936 auf seine fristlose Entlassung gedrängt hatten, als er sich geweigert hatte, sich scheiden zu lassen…. Waltraut Zachhuber Vorsitzende des Fördervereins „Neue Synagoge Magdeburg“ e.V. Wir bedanken uns bei Frau Waltraut Zachhuber für die langjährige Zusammenarbeit mit der Zeitung "Schalom" und die Möglichkeit immer wieder neue Seiten der jüdischen Geschichte unserer Stadt zu entdecken.

   Магдебургские евреи в 1945 году /Продолжение/ Д. Большие задачи для маленького сообщества Четыре задачи, с которыми должно было справиться маленькое сообщество, прежде всего: 1. Материальное обеспечение членов общины питанием и одеждой, самым необходимым для жизни, квартиры и т.д. Это означало бесконечные переговоры с ведомствами, просьбы к иностранным помощникам. Элиас Штегер подробно и впечатляюще описывает, что эта задача стояла не только в 1945 году, но и в последующие годы. При этом для него являлось важным, что пакеты с помощью еврейских организаций США оказывались не только в Берлине, но и достигали провинции. 2. В этому же относится борьба Карлинера и его правления за признание в качестве жертв фашизма (они не были борцами, а «только» преследовавшимися по рассовому признаку), т.е. они протестовали против того, что с ними обращались как с жертвами 2 класса, со всеми вытекающими последствиями – насколько продолжительной была полемика, обстоятельно описывает Элиас Штегер. Интересным было бы также прочесть по этому поводу речь Иоахима Фрайберга, которую он произнёс в 1947 году в Магдебурге на учредительном собрании Объединения лиц, преследовавшихся при нацизме, в которой осветил эту тему несколько завуалированно. Но, кажется, она сыграла свою роль. Он сказал: «Я хорошо помню, что в разных городах Германии еврейские владельцы магазинов сопротивлялись и были расстреляны» – и эта организация была боевой, потому что в ней объединились все борцы, кто активно боролся с фашизмом и пострадал за это ...» (Из: «Борьба продолжается». 1947, стр. 28). 3. Господин Карлинер активно выступал и в вопросах возмещения и компенсации – вновь и вновь он обращается поэтому с ходатайствами и сообщает в письмах, адресованных бывшим членам общины, проживающим за рубежом, насколько разочаровывающе это всё – в конце концов в ГДР никогда не было правил компенсации. И практически почти ничего не делалось – только земельные участки общины были возвращены – правда, я не знаю в каком объёме. Ещё раз письма Карлинера 1947 года своему родственнику из семьи Катц: «Условия жизни здесь вам известны. Мы платим такие же по величине налоги как нацисты, которые были причиной мирового пожара. Какого-либо возмещения убытков не произошло до сих пор, но в апреле должно выйти постановление. Будут ли льготы для въезда в вашу страну, и каковы условия жизни?»..!

35


4. И наконец, сразу после мая 1945 года началась переписка с бывшими магдебургскими евреями со всего мира, которые спрашивали, что произошло с их близкими, которых они были вынуждены оставить в Магдебурге. Письмо общины от 20.5.1946, адресованное Герберту Башу: «Что касается вашего любимого отца (А.Баш), то подписавший это письмо, господин Карлингер, председатель еврейской общины, до его депортации в концлагерь Терезиенштадт был с ним вместе каждый день, потому что ваш уважаемый отец работал на еврейском кладбище. По информации господина Берга, ваш дорогой отец умер в Терезиенштадте. Ваш швагер, Курт Берензон со своими пятью детьми был депортирован в Варшаву. Оттуда к нам несколько раз поступала почта, но потом следы оборвались. Ваша сестра, госпожа Берензон, попала в концлагерь Равенсбрюк, умерла там, и урна с её прахом была положена в могилу её, светлой памяти, матери. Могилу вашей матери ваш дорогой отец незадолго до своей депортации привёл в порядок – были установлены обрамление и камень. Ваша дорогая сестра Маргот Шрадер попала в лагерь смерти Аушвиц, там она, как и многие другие, нашла смерть. Мне бесконечно жаль, дорогой господин Баш, что я не могу сообщить вам ничего радостного, но наша община в настоящее время занимается только подобными случаями для всего мира. Остаток общины сократился до 50 и это много меньше половины процента. Ваши дорогие строки, господин Фрайберг, мы отправим дальше...» В этой переписке трогает больше всего то, что мы уже знаем о бывших магдебургских еврейских семьях, когда устанавливались Камни преткновения – в одной общине, которая в 1945 году не имела никаких документов, немногие люди, которые в ней ещё состояли, то, что они знали, собрали вместе и доверительно передали близким – если сегодня посмотреть на эту переписку, то получаешь чёткое впечатление, насколько мучительно это было. У господина Икс или госпожи Игрек спрашивали и они, возможно, знали, что господин Зет знал или встречал ещё того или иного человека. После это записывалось карандашом и передавалось. Но в большинстве случаев было так, как у семьи Баш: «Мне бесконечно жаль, дорогой господин Баш, что я не могу сообщить вам ничего радостного, но наша община в настоящее время занимается только подобными случаями для всего мира..».. Эту часть, к которой после этого добавятся воспоминания очевидцев, я не хотела бы закончить, не упомянув о двух трагических событиях: Герберта Леви, сына одной Зюденбургской семьи коммерсантов с Хальбештадтер штрассе, я уже неоднократно упоминала. Он выжил. Но в конце 1945 года он всё-таки ушёл из жизни. Как говорилось, он был в пути после наступления комендантского часа и был застрелен русским патрулём. И Маргот Фрилендер в возрасте 14-ти лет, отец которой зубной врач Макс Фридлендер был умерщвлён в Аушвице, была найдена убитой летом 1946 года в руинах на Винер штрассе. Это убийство так и не было раскрыто. Две бессмысленные смерти после всех убийств и смертей – это очень поразило и отяготило маленькое, только что возрождённое еврейское сообщество. Е. Свидетели того времени рассказывают: Мартин Фрейберг (рожд. 1932) Во время массивной бомбардировки в январе 1945 года, когда бóльшая часть Магдебурга была разрушена, оставшиеся евреи рассеялись и попытались, если это было возможным, укрыться чаще всего в сельской местности. Некоторые евреи бомбами были убиты. Нам удалось бежать, мы сорвали знаки, которыми были помечены как евреи («звёзду Давида») и направились в деревню под названием Утц (около Штендаля), которая находилась приблизительно в 60 – 70 километрах от Магдебурга, и в которой мои родители никого не знали. В Утце находились небольшие участки для аренды, большая фабрика по производству гробов и зона сельскохозяйственных работ, где на принудительных работах были заняты работники из Польши, Советского Союза, Голландии и Франции. Нам удалось смешаться с этими работниками и работать на полях вместе с ними. Количество работающих было не большим, и они поначалу задавали не много вопросов. Мы держались подальше от поляков и русских и смешались большей частью с голландцами. В это время мы с братом были достаточно взрослыми, чтобы заниматься сельхозработами. Поэтому нас поставили сажать спаржу. Во второй половине дня пятницы 13 апреля 1945 года (счастливый день)

36


мы были освобождены американскими танками. Уже за несколько дней до этого мы работали мало и нас не принуждали работать. Целый день немецкие войска в панике на грузовиках проезжали через деревню, бегая от выдвигающихся американцев. После того, как поток немецких войск иссяк, стало тихо, и люди в деревне собрались и говорили друг с другом. Когда американские танки приблизились и гул стал оглушающим. Во всей деревне в окнах были вывешены белые флаги. Бургомистр и двое других мужчин пошли по улице, чтобы встретить танки. Танки остановились на въезде в деревню, произвели несколько выстрелов из пулемётов в воздух, въехали, чтобы установить, есть ли здесь ещё немецкие солдаты, и после этого выехали. Смешно, что на восточном въезде в деревню была установлена засада для танков, чтобы остановить продвижение русских, но против входа со стороны запада было не предпринято никаких оборонительных мероприятий. Американских солдат очень веселило это ошибочное решение. Они разместили немецких солдат на своих танках. Некоторые из них были совсем молодыми. Я помню, что один американский солдат кричал по-немецки: «Посмотрите на своих солдат! Это дети!»» Шарлота Фалькенштайн, в замужестве Вальтер (рожд. 1897) Мой муж отказался от службе в Фольксштурме. В результате над нами опять нависла такая опасность, что мы должны были бежать из Магдебурга. С февраля до освобождения мы нелегально скрывались в одном рабочем поселении неподалёку от Хальберштадта. Сразу после возвращения мы стали сооснователями Либеральнодемократической партии, в которой я еще и сегодня выполняю некоторые функции. Мы члены Объединения лиц, преследовавшихся при фашизме. Я являюсь членом окружного правления, Земельного правления и членом Центрального совета. Членство в Обществе немецко-советской дружбы и дружбы с Народной демократией Польши являются само собой разумеющимися. Как депутату городского представительства для меня борьба за единство Германии и за справедливый мир является делом сердца. Шарлота Вальтер, урожд. Франкенштайн (без даты, но скорее всего, написано только в 1947 или 1948 году). ..... Гетрауд Циндель-Кюн (рожд. 1924) Мы знали, что всё идёт к концу. Каждый вечер надежда на скорое окончание поддерживалась новостями ВВС. Но переживём ли мы? Для нас окончание приближалось недостаточно быстро, и с радостными ожиданиями возрастал и страх, что окончание для нас придёт слишком поздно. Большой удар по Магдебургу произошёл 16 января 1945 года. Ночной налёт продолжался 45 минут, одно из самых ужасных событий в моей жизни. Мы стояли друг против друга у дверного проёма в наш угольный подвал – деревянная дверь уже давно вывалилась, мать и я, прижатые друг к другу, как будто тело одного хотело прикрыть тело другого. Вокруг слышались тяжёлые взрывы, бомбы падали в непосредственной близи. Обломки падали со стен, камни сдвигались со своих мест, всё тряслось. «Мы не переживём этого», слышала я голос матери. Как уже во многих подобных случаях я попыталась, придать ей мужества, говорила об удаляющихся бомбардировщиках, что звучало, не очень убедительно, но оказалось правильным. Несмотря на то, что мы не услышали сигнала отбоя – он просто не функционировал, как мы об этом узнали на следующий день, мы побежали по лестнице наверх, на крышу, чтобы погасить множество маленьких зажигательных бомб, пока они не вызвали большого пожара. Этому мы обучались и тренировались, и мешки с песком, которые уже давно лежали на крыше, нашли теперь успешное применение. Вид, который предстал перед нашими глазами, заледенил кровь: весь город был в ярком огне, небо было тёмно-красным, взрывы и крики, сирены и зовы о помощи пронзали ночь – город представлял из себя море огня, ужасающая, шокирующая картина. Но когда мы после сделанного – мы спасли дом нашего друга Тео Центавера, единственный из трёх его домов, вернулись в свою квартиру, то встали как вкопанные. Пол был покрыт смесью из штукатурки, цемента, черепков нашей красивой посуды, которая свалилась с буфета, осколков стекла из разбитых окон, гардины и шторы висели снаружи на деревьях. Моя мать не сказала ни слова, и мы пошли ещё в эту же ночь на работу, хотя наши пальцы не сгибались от холода. В этот момент у нас наступило ощущение, что материальные потери – это навсегда. Мы сгребали обломки к окнам, обломки к

37


обломкам. В эту же ночь появился господин Центавер, который был рад, видеть нас невредимыми. Он поторопился к нам через пылающий город. Он рассказывал страшные вещи. Он забил разбитые окна досками, защита от проникающего холода. В этот момент он был для нас большой поддержкой. На следующий день к моему большому удивлению пришёл отец. Заключённые были отправлены на три дня домой для наведения порядка, но после этого они должны были вернуться назад в лагерь. Он постарел, одежда висела на нём. Через несколько дней я пошла на мою фирму и к моему дому, в котором на этом же земельном участке жили мои друзья. Целые улицы нельзя было больше узнать. Я перешагивала через обугленные трупы, пыталась отвести глаза, взбиралась на горы обломков и осыпи и через несколько часов достигла своей цели. Повреждения зданий были незначительными, и никто не был ранен. 30000 человек погибли во время этого налёта, 10% населения. ... Это была очень холодная зима. Воду мы должны были набирать из одного полностью замёрзшего насоса на ближайшем углу, у которого люди стояли в очереди. Как я тосковала тогда по моим братьям. Таскание воды было выше моих сил, но как иначе. Мы были рады, что имели прибежище. Эсэсовец в квартире (стр. 100)

Неожиданно в феврале 1945 года случилось то, что было настолько безумным, и сильно взбудоражило нас. Мой отец сказал бы: на него все шишки валятся. Когда в один из дней мы тащили тяжёлую корзину с бельём два лестничных пролёта до нашей квартиры, мы неожиданно увидели там ужасный призрак, который преследовал нас в наших снах на протяжении многих лет днём и ночью, перед дверью в нашу квартиру стоял и давил на кнопку звонка человек в ССовской форме, держа в руке жёлтый листок. Мы остановились, как пригвождённые к месту, у меня подогнулись колени. Мать ухватилась за перила. Это был давно ожидаемый момент, которого мы боялись, теперь это был конец. Возможности избежать этого не было. Откуда только она взяла силы, чтобы тихим, но спокойным голосом спросить: «Что бы вы хотели?». Я не издала ни звука. Он спросил, это ли квартира доктора Цинделя, он – беженец и имеет ордер на размещение. Расслабление было таким же нервным, как и страх, который охватил нас до этого. С трудом мы преодолели последние две ступени. – он даже взял у нас корзину с бельём – мы вместе вошли в нашу квартиру. Моя мать указала ему на детскую комнату, куда он поставил свой чемодан. Он почти не осмотрелся и расположился в моей маленькой комнате, которая стала теперь нашей общей жилой площадью, Он был доволен всем и рассказал, что на протяжении нескольких недель находится в бегстве с Запада, где между тем союзники переправились через Рейн, не знает, где находится его семья, живы ли они, он где-то их потерял. «Знаете, фрау Циндель,» сказал он устало моей матери, «я ощущаю себя странствующим евреем. Вы понимаете, о чём я говорю» При слове «Еврей» я потеряла дар речи. Я с ужасом смотрела на свою мать и не верила своим ушам, когда она ему совершенно спокойно ответила: «Еврей... Господин ..., я должна вам сообщить, что я еврейка». Напряжение было невыносимым. Как он отреагирует? Он коротко окинул её взглядом и сказал после этого, поникнув головой: «Это меня не интересует, я совсем не хочу это знать». С этого момента мы жили вместе, гротескная ситуация. Вместе мы слушали немецкие новости, вместе рассматривали атлас, при этом он вновь и вновь повторял, что война ещё совсем не проиграна. Подтверждаем, о, Боже, мы должны быть осторожными. И всё-таки были легкомысленными. Мы должны же были знать, что происходило в действительности, насколько теперь продвинулись союзники, чего мы можем ожидать. И таким образом мы ждали вечерами, пока он не оказывался в постели, а я, прислонив ухо к радиоприёмнику, слушала ВВС, в то время как моя мать караулила. Мой отец должен был бы это знать. Я уверена, он объявил бы нас сумасшедшими.

Американцы идут: То, что я ощутила, когда увидела первых американских солдат в их джипе, трудно описать. Моя мать и я, плача, обнимали друг друга. А затем перед дверью уже стоял Ганс-Йорг – страх за него закончился. Его присутствие придало нам в эти бурные времена много уверенности – мужчина в доме. Он немедленно поинтересовался нашим поднанимателем. Но тот тихо покинул

38


нас за несколько дней до вхождения американцев. Куда? Куда он мог бежать? Тут же зашёл разговор о чемодане, с которым он въехал к нам. Он стоял закрытым на полу. Ганс-Йорг вскрыл его, что мы о нём могли знать? Что могло там находиться из того, что доставило бы нам проблемы. Мы нашли пистолет, который мой брат немедленно выбросил в Эльбу. Всё оружие под угрозой смерти должно было быть сдано. И этим простым актом его исчезновения мы, возможно, оградили себя от неприятных вопросов. ............... Конец Тысячелетнего рейха

Трудно описать, что мы ощутили, когда гитлеровский 1000-летний Рейх развалился. Страх быть схваченным незадолго до краха, страх, что мы больше не доживём до освобождения, исчез. Теперь мы были свободными. Я никогда не знала, что такое свобода. Что можно кому-то довериться, что можно открыто критиковать, что можно встречаться и дискутировать. Этому всему надо было обучаться, и это было не просто. Мы вновь и вновь побуждались к тому, что надо никому не доверять, и что, как всегда подчёркивал мой отец, в каждом человеке скрывается подлец, – навязанная доктрина, которая, собственно говоря, до сегодняшнего дня не покидает меня, поэтому я и пишу эти строки. Моему отцу предложили пост бургомистра Магдебурга. Он отказался. Второе предложение – директор Магдебургского городского банка и сберегательной кассы, где он работал в качестве юрисконсульта до своего увольнения в 1936 году, он принял немедленно. Первый рабочий день в банке должен быть для него большим событием. Вот стояли они, его старые сотрудники. Не все. Некоторые погибли, другие находились ещё в плену. Мой отец проходил мимо них, пожимал протянутые руки, видел настоящую радость, которая была у них на лицах, он постоянно пользовался расположением и ценился. Только две руки он не пожал, проигнорировал слова приветствия, обошёл двух смущённо улыбающихся мужчин. Это были они, те, кто потребовали его немедленного увольнения в 1936 году, когда он отказался развестись...

Вальтраут Цаххубер, председатель фонда поддержки «Новой синагоги Магдебурга». Перевод: Дарья Писецки, Бремен

Благодарим госпожу Вальтраут Цаххубер (Waltraut Zachhuber) за многолетнее сотрудничество с газетой «ШАЛОМ», и за представленную нам возможность узнавать всё новые страницы еврейской истории нашего города.

39


DIE TREFFEN. DIE LEBENDIGE GESCHICHTE. ВСТРЕЧИ.

ЖИВАЯ

ИСТОРИЯ.

«Я русский писатель, но покуда на свете будет существовать хотя бы один антисемит, я буду с гордостью отвечать на вопрос о национальности – «еврей» 26-го января исполнилось 125 лет со дня рождения выдающегося общественного деятеля, прозаика, поэта, публициста, переводчика – Ильи Эренбурга. Его жанры – это романы, рассказы, повести, статьи, очерки, эссе и стихи. Илья Григорьевич Эренбург родился 26 января 1891г. в Киеве. Отец – Герш Германович был инженером и купцом 2-ой гильдии, мать – Хана Берховна –домохозяйка. Она получила светское образование и всегда соблюдала еврейские традиции. Школьные годы Эренбурга прошли в Москве, куда родители переехали. Учась в гимназии, он впервые столкнулся с проявлением антисемитизма со стороны однокашников. В этой же гимназии учился и Н. И. Бухарин, о чем он и написал в своей книге «Автобиография», «Люди, годы, жизнь». В 15-летнем возрасте И. Эренбург начал заниматься революционной работой, чуть позже вступил в партию большевиков, был исключен из гимназии и в 1908 г. – арестован. Полгода провёл в тюрьме и после освобождения эмигрировал во Францию, где прожил 8 лет. В Париже ему повезло: он попал на собрание, где выступал В. И. Ленин, а однажды, даже побывал у него дома. Постепенно Эренбург стал отходить от политики и занялся литературной деятельностью. Вышли его сборники: «Стихи», «Я живу», «Будни». 3 года он работал корреспондентом русских газет: «Утро России», «Биржевые ведомости» и др. Летом 17-го года, т.е. после Февральской революции, вместе со многими полит. эмигрантами вернулся в Россию, прожил около года в Москве, потом 2 года на юге. А затем поехал к деду в Киев. В Киеве И. Эренбург женился на своей дальней родственнице – Любе Козинцевой. Это был его второй брак. Впервые он женился ещё в 1910-м году. Его жену звали Екатерина Шмидт; через год у них родилась дочь – Ирина. Продолжая заниматься творчеством, поэт пишет сборник стихов: «Молитва за Россию», а через 3 года, в 1921г. Эренбург получил разрешение вновь уехать за границу. Эту поездку он назвал «художественной командировкой», которая растянулась на 20 лет. Поехал он и в Берлин, где прожил до 1924г. Очень интересно, что в 22 года, будучи таким молодым, Эренбург опубликовал философско-сатирический роман «Необычайное похождение Хулио Хуренито и его учеников», где описал картину жизни в Европе и России, а главное – приведён свод удивительных по своей точности пророчеств. Кроме Германии Эренбург побывал в Турции, Испании, Польше, Чехии, Швейцарии, Румынии, Англии, Югославии, Италии. С 1923г. он работает корреспондентом «Известий». Его имя и талант публициста широко использовались советской пропагандой для создания привлекательного образа сталинского режима за границей. В это же время писатель пишет сборник рассказов —«13 трубок» и роман «Трест Д.Е.» . Он сохранил своё советское гражданство и советский паспорт, часто бывал в Советском Союзе, никогда не выступал против советского режима, регулярно печатался на Родине. После прихода Гитлера к власти, И. Эренбург становится крупнейшим мастером антинацистской пропаганды. Вышли его романы: «День второй», «Буря», «Книга для взрослых». Книгу «Падение Парижа» автор опубликовал в 1940г. – по возвращении в Советский Союз. В годы ВОВ был военным корреспондентом газеты «Красная звезда» и других издательств. В 1942г. он стал членом

40


Еврейского антифашистского комитета и вёл активную деятельность по сбору материалов – о Холокосте, которые совместно с писателем В. Гроссманом были собраны в «Чёрную книгу». Война с её жертвами оказала сильное воздействие на творчество Эренбурга. В этот период он публикует сборники стихов, путевых очерков, публицистические книги. Когда в СССР после «Ночи погромов» \Хрустальной ночи\ была организована пропагандистская компания против антисемитизма, Эренбург под псевдонимом Поль Жаслен активно включился в неё. В 1942г. он стал членом «Еврейского антифашистского комитета» и принял активное участие в работе литературной комиссии комитета. Он никогда не скрывал свою национальность. Меня лично затронуло одно его стихотворение на эту тему: «… Отравлен я еврейской кровью, И где-то в сумрачной глуши Моей блуждающей души Я к вам таю любовь сыновью. И в час уныний, в час скорбей Я чувствую, что я еврей!» В конце 1945г. И. Эренбург побывал в Германии, публиковал репортажи с Нюренбергского процесса. В это время на военную тему выходят его сборники: «Дороги Европы» и сборник военных стихов «Дерево». Теперь я хочу рассказать об отношении И. Эренбурга к антисемитизму. В то время, когда в стране процветал антисемитизм, Эренбург проявил себя чутким политиком: поддерживал возможность «счастливого развития еврейства»; он не только находил возможность и мужество не подписывать «открытые письма», но находил для Сталина аргументы, для прекращения травли людей: в частности, именно с письмом Эренбурга к Сталину, связывают прекращение «дела врачей». Но Сталин ему не ответил. Иначе говоря, он отказался присоединиться к мнению вождя. Наказание за такую строптивость могло быть только одно – арест и гибель. Но ареста не последовала, недаром немцы назвали знаменитого писателя «Личный еврей Сталина». После смерти Сталина, Эренбург написал повесть «Оттепель» \1954г\, а в 1958г. – вышли его «Французские тетради». Автор познакомил молодое поколение со множеством «забытых имён», помог с публикациями М. Цветаевой, О. Мандельштаму и И. Бабелю. Он успевал так же пропагандировать новое западное искусство: П. Сезана, О. Ренуара, Э. Мане, П. Пикассо. Произведения И. Эренбурга были переведены на все основные языки мира, в том числе на идиш и иврит. Положение Эренбурга среди советских писателей было своеобразным: с одной стороны, он получал материальные блага, часто ездил за границу, с другой – был под контролем спец. служб и часто получал выговоры. Это же отношение к писателю было и в эпоху Н. ХРУЩЁВА и Л. БРЕЖНЕВА. Вот его высказывание на эту тему: «Я выжил — не потому, что был сильнее или прозорливее, а потому, что бывают времена, когда судьба человеческая напоминает не разыгранную по всем правилам шахматную партию, но лотерею». Личность И. Эренбурга, его авторитет, внимание, которое он к себе приковывал, действительно уникальны. И здесь уместно будет напомнить о наградах этого значительного человека. Сталинская премия 1-ой степени за роман «Падение Парижа», 1942г. Сталинская премия за роман «Буря» - 1947г. Международная Сталинская премия « За укрепление мира между народами» - 1952г. 2 ордена Ленина -1944г. и 1961г. Орден трудового Красного Знамени. Орден Красной звезды, медали. Скончался И. Эренбург после длительной болезни от инфаркта 31-го августа 1967г. Проститься с ним пришло около 15-и тысяч человек. На похоронах было много еврейской молодёжи, для которой понятие «Эренбург – либерал и Эренбург – еврей, были нераздельны» Я написала обо всех ступенях жизни многогранного писателя и поэта И. Эренбурга — кратко. В рамках газетной статьи нельзя описать всю его личную и творческую жизнь, затронуть все аспекты его деятельности.

41


*При написании данной статьи были использованы следующие материалы: «Вестник еврейской культуры»1990г. Статьи Шимона Маркиша – Женева, 1995г. «О российском еврействе и его литературе» -- по заказу парижского еврейского журнала «Пардес». Автор Леонид Финберг. Надеюсь, что статья заинтересовала читателей газеты «ШАЛОМ». С уважением Женя Явич.

   Unsere Kinder, die Enkel … Наши дети, внуки… Здравствуй, племя младое, незнакомое! А. Пушкин

Das Kinderfest – Chanukka

Das Kinderfest Chanukka fand am Sonntag den 06.12.2015 statt. Es war sehr schöner Tag. Alle Kinder waren versammelt und der Tag ging mit dem Quiz an. Hier war kluges Köpfchen gefragt, denn wenn man eine Antwort richtig hatte, könnte man was gewinnen. Dann ging es nach oben in die Synagoge zu Herrn Rabbiner Sussan. Er erzählte uns Kindern, wieso wir Chanukka feiern und was man zum Fest macht. Und dabei könnte man viel lernen. Wir haben die spannende Geschichte über Chanukka gehört. Die Menora, der siebenarmige Leuchter im Tempel, sollte niemals erlöschen. Wegen des Krieges war nur noch ein Krug geweihtes Öl vorzufinden. Dieses Öl reichte für gerade mal einen Tag. Für die Herstellung neuen geweihten Öls werden acht Tage benötigt. Durch ein Wunder habe das Licht jedoch acht Tage gebrannt, bis neues geweihtes Öl hergestellt worden war. Daran erinnern die acht Lichter des Chanukka-Leuchters. Jeden Tag wird ein Licht mehr angezündet, bis am Ende alle acht brennen. Danach ging es wieder nach unten und Teresa und Marina haben für uns Spiele vorbereitet. Es machte eine Menge Spaß und wir haben viel zusammen gelacht. Wir singen auch zusammen noch ein Lied, was man zu Chanukka singt, das von Teresa auf Klavier begleitet wurde. Die tolle Zeit verging und es gab Abendessen. Es wurde für uns sehr schön zugerichtet und es schmeckte sehr lecker. Am Ende gab es für jedes Kind ein Geschenk. Und das war für alle Kinder eine sehr große Überraschung! 42


So verging der Tag und ich möchte mich bei Teresa und Marina für die große Mühe am Tag herzlich bedanken. Ich bedanke mich auch an Herrn Rabbiner Sussan für die interessanten und lehrreichen Erzählungen über den Fest Chanukka. Vielen Dank auch für das leckere Essen und das tolle Geschenk. Danke für den schönen Tag!

Maria Lisyanskyy

 Празднование детской Хануки

В воскресенье 06.12.2015 мы праздновали детский праздник Ханука. Был замечательный день, все дети собрались, и праздник начался с викторины. Каждый старался проявить свои способности, потому что, зная правильный ответ можно было получить приз. Затем мы пошли в синагогу к г-ну раввину Суссану. Он рассказал нам, почему мы празднуем праздник Ханука, и какие обряды следует традиционно выполнять в праздничные дни. Мы узнали много интересного, а также услышали увлекательную историю о происхождении праздника Ханука. В древности Менора, находившаяся в храме, должна была гореть постоянно и не могла быть потушена. Однако из-за войны в храме имелся только один кувшин с посвященным маслом. Этого масла должно было хватить ровно на один день, а для изготовления нового посвященного масла требовалось 8 дней. Однако чудесным образом огонь горел в храме 8 дней до тех пор, пока новое посвященное масло не было произведено. 8 огней ханукального подсвечника напоминают об этом чуде. Каждый день зажигается новая свеча и в последний день горят все 8 свечей. Затем мы снова спустились вниз, где Тереза и Марина подготовили и провели с нами игры. Это доставило много удовольствия, было весело и интересно. Мы также спели вместе ханукальную песню под фортепианный аккомпанемент Терезы. Празднование завершилось ужином, приготовленным для нас с большим старанием. Поэтому всё было очень вкусно! В завершении вечера каждый ребёнок получил подарок, и это было сюрпризом для каждого из нас! 43


Праздник получился очень интересным, и я хочу поблагодарить Терезу и Марину за замечательный вечер, который они подготовили и провели. Я также хочу поблагодарить г-на раввина Суссана за интересный и поучительный рассказ о празднике Ханука. И конечно большое спасибо за вкусную еду, и замечательные подарки. Спасибо за прекрасный день! Мария Лисянски

Israel heute, Leben in Siedlungen

Уважаемые

читатели!

Сегодня мы продолжаем Вас знакомить с материалом, который передал господин Михаил Нудлер, (Израиль). У Вас есть возможность задавать вопросы господину Михаилу Нудлер об Израиле: написав или позвонив в секретариат нашей общины, и ответы Вы прочтёте в газете «ШАЛОМ».

Новости Израиля, а также немного о том, как можно оставаться евреем, путешествуя заграницей Новостей в Израиле всегда много. К сожалению, далеко не всегда хороших. Вот, уже больше трёх месяцев катится по Израилю волна арабского террора. Почти каждый день делаются попытки пролить еврейскую кровь. Два-три, а то и пять раз за день. Кровавый счёт растёт день ото дня: у нас уже 25 убитых, почти 300 раненых. Служба безопасности и армия не сидят, сложа руки. Идут аресты, многие теракты предотвращаются благодаря бдительности и быстрой реакции наших солдат, большинство террористов платятся жизнью за свои действия, но всё-таки ситуация в Израиле напряжённая, и многие граждане ждут от правительства более активных действий по предотвращению террора. Среди предлагаемых мер разрушение домов террористов, лишение их семей права на получение государственных пособий, аннулирование гражданства и т.д. Часть из этих мер уже осуществляется, другие находятся в стадии юридического разбирательства. В прямой связи с непосредственным террором является деятельность организаций, которые этот террор поддерживают и оправдывают. В большинстве случаев такие организации рядятся в тогу защитников прав человека. Однако, на поверку оказывается, что существуют они за счёт денег, поступающих от стран или организаций, открыто призывающих к уничтожению Израиля. На днях министр юстиции г-жа Аелет Шакед добилась принятия закона о необходимости раскрытия источников финансирования всех общественных организаций. Ожидается, что данный закон поможет положить конец деятельности организаций, существующих на деньги врагов Израиля. Нельзя в связи с этим обойти молчанием лицемерную позицию стран Европейского Сообщества, принявших недавно закон об индикации товаров Израиля, производимых в поселениях, находящихся за «зеленой чертой», то есть на территории, занятой Израилем в ходе Шестидневной войны 1967 г. Совершенно очевидно, что инициаторы бойкота этих товаров на самом деле пытаются

44


добиться бойкота всех израильских товаров. В связи с этим я хотел бы призвать читателей журнала покупать больше израильских товаров, и, таким образом, способствовать провалу очередной антисемитской инициативы. Внимание израильского общества в последнее время было приковано также ко всему, что касается использования природного газа, богатые месторождения которого были найдены в глубинах Средиземного моря, в непосредственной близости от города Хайфы. Дело в том, что поиски газа, разумеется, весьма дорогостоящие, производились не государственными, а частными компаниями. Если бы газ не был найден, они потеряли бы огромные суммы денег. Но, газ был найден. Тут некоторые государственные чиновники и присоединившаяся к ним Электрическая Компания стали утверждать, что газ – это народное достояние, а потому прибыли частных компаний, нашедших газ, должны быть обложены очень высоким налогом. Мнения в обществе разделились. Комиссия, назначенная главой правительства, которую возглавил проф. Юджин Кандель, крупнейший специалист в области экономики, выдала правительству рекомендации, которые сторонникам лозунга «всё народное» показались неправильными. Начались демонстрации, обвинения в коррупции, споры в печати и в Кнессете. В конце концов, правительство приняло рекомендации комиссии Канделя. Кстати, проф. Кандель родился в Москве в семье знаменитого сценариста Феликса Канделя, автора сценария популярного мультфильма «Ну, погоди». В 1977 г. семья репатриировалась в Израиль. В Москве будущего профессора звали Женей. Юджином он стал в Америке, куда он отправился делать докторскую диссертацию. В Америке он сделал блестящую карьеру, став одним из ведущих специалистов в области экономики, но, впоследствии, получив приглашение главы правительства Биньямина Нетаниягу, вернувшись в Израиль, стал его экономическим советником. В последнее десятилетие в Израиле развернулась пропаганда, направленная против сексуальных домогательств. Особенно, когда речь идёт об отношениях подчинённых и начальства. Однако, выяснилось, что укоренившийся стиль поведения руководящих сотрудников не так-то просто изменить. С тех пор в стране прошло несколько громких процессов, самым известным из которых остаётся процесс бывшего Президента страны Моше Кацава, осуждённого 4 года назад на 7 лет тюремного заключения за вменяемые ему действия. Справедливости ради, следует сказать, что Кацав виновным себя не признал и до сих пор считает, что стал жертвой навета. В своём мнении он не одинок, автор этих строк, например, тоже считает, что Кацав прав. Несколько лет назад прошёл аналогичный процесс министра Хаима Рамона, а в последнее время несколько не столь громких, но не менее скандальных процессов высших чинов полиции. В последние месяцы два деятеля были вынуждены оставить политическую карьеру из-за жалоб женщин, к которым они, якобы, приставали. Это член партии «Еврейский дом» Инон Магаль и министр внутренних дел Сильван Шалом. Но, конечно, самым значительным событием последних месяцев было следствие по делу о поджоге дома семьи Давабше из арабской деревни Дума. 31 июля 2015 г. ночью в дом, в котором проживала эта семья, состоявшая из родителей и двух маленьких детей, была брошена бутылка с зажигательной смесью. Дом загорелся, вся семья получила тяжёлые ожоги. Младший сын скончался на следующий день, через неделю умер отец семейства, а через месяц – мать. Старший сын выжил и проходит сейчас лечение в одной из израильских больниц. На стене сгоревшего дома осталась надпись «Некама», что на иврите означает «Месть». Подозрение пало на радикально настроенные круги еврейской молодёжи, однако, судя по всему, из-за отсутствия каких бы-то ни было улик, аресты были произведены лишь в середине ноября. Существовали и другие варианты поиска виновных, так, например, хорошо известно, что в оной деревне существуют два враждующих клана, и поджоги домов там не редкость. Однако, израильская служба безопасности, а вместе с ней и прокуратура, были уверены, что речь всё-таки идёт о еврейском терроре. В течение трёх недель арестованным юношам не позволяли встречаться с адвокатами, а когда, наконец, разрешили, выяснилось, что в процессе следствия против подозреваемых применялось насилие, которые адвокаты подследственных охарактеризовали как пытки. Двое юношей признали свою вину, и против

45


одного из них выдвинуто обвинение в убийстве трёх членов семьи Давабше. Однако, его адвокат Итамар Бен-Двир считает, что его подопечный невиновен, и собирается доказать это в процессе суда. Чтобы как-то смягчить тяжёлое впечатление от того, что у нас происходит, хочу поделиться с читателями своими впечатлениями о своей летней поездке в Грузию. Израильтяне, как известно, много путешествуют, на сегодняшний день трудно найти страну, посетив которую вы бы не встретили соотечественников. Однако, у тех, кто хочет посещать только те страны, где к израильтянам относятся доброжелательно, выбор куда меньше. Поскольку я отношусь именно к этой категории любителей путешествий, выбор пал на Грузию, или, как её теперь называют на Западе, Георгию. В путешествие я отправился с женой, впервые за 33 года нашей совместной жизни без детей и без внуков. Кто-то посоветовал мне лететь в Тбилиси через Киев, так, мол, дешевле. На поверку оказалось, вовсе не дешевле, но идея мне понравилась. Дело в том, что жена моя репатриировалась в Израиль из Франции. Восточной Европы она никогда не видела, а Грузия, как известно, это не Восточная Европа, да, пожалуй, и не Европа вообще. В общем, маршрут был составлен так: два дня в Киеве, а потом 9 дней в Грузии. Человеку, соблюдающему заповеди, перед поездкой заграницу нужно продумать многие детали. Надо взять с собой тефиллин, талес и сидур (молитвенник). Надо запастись одноразовой посудой, взять мясной и молочный ножи, необходимо купить батон копчёной кошерной колбасы и бутылку кошерного вина, надо запастись свечами на случай, если субботу придётся встречать в снятой квартире и в номере отеля. Запасаясь консервами, надо не забыть взять с собой консервный нож, а также, разумеется, штопор для вина. Мы вылетали в пять утра, и тут возникла ещё одна проблема: утреннюю молитву нельзя молиться до наступления рассвета, а рассвет заставал нас уже в полёте. Часть молитвы надо произносить стоя, так, что же стоять в самолёте во время полёта? К счастью, я ещё несколько лет назад выяснил у одного раввина, что в самолёте или поезде молитву, которую обычно произносят стоя, можно молиться сидя. Я не буду утомлять внимание читателей описанием достопримечательностей Киева, остановлюсь лишь на том, что связано с евреями. В первый же день нашего пребывания в этом городе мы побывали в синагоге Бродского. Много лет эта красивейшая синагога служила Детским театром, но, вот, Украина стала самостоятельной, и синагогу вернули еврейской общине. Нам сразу же повезло: как только мы вошли в синагогу, там началась полуденная молитва, минха, так что я совсем неожиданно получил возможность помолиться в миньяне. При синагоге есть кошерный ресторан, мы ужинали там два вечера подряд, и я должен сказать, что было вкусно, особенно борщ с пампушками. Ещё одно здание мне хотелось бы отметить: молельный дом караимской общины, построенный в 1900 г. по проекту знаменитого архитектора Городецкого. Здание очень красиво, но в отличие от синагоги Бродского оно продолжает служить Домом работников искусств. Грузию мы изъездили вдоль и поперёк. Страна удивительно красива: горы и долины, реки и море, огромное количество древних построек. Приветливые и улыбчивые люди. В центре Тбилиси на улице Леселидзе сразу две синагоги, одну из них даже называют ашкеназской, видимо, дань какой-то древней истории, потому что версия молитв там сугубо восточная. На субботу мы сняли на один день квартиру прямо на этой улице, чтобы не пришлось нарушать субботу, используя транспорт. Находясь заграницей, встречать субботу вместе с местной еврейской общиной, это большое удовольствие. Местный раввин пригласил нас к себе на субботнюю трапезу, так, что удовольствие было полным. Единственно, что несколько омрачало

46


наше чудесное пребывание в Грузии, так это невозможность пить местное вино. К сожалению, кошерного вина мы нигде не нашли.

Киевская синагога Бродского.

Brodsky-Synagoge in Kiew. Михаил Нудлер, Текоа (Иудея), Израиль Фото: Бэтти Нудлер, Текоа (Иудея), Израиль

Neuigkeiten aus Israel und ein wenig darüber, wie man bei Reisen im Ausland ein Jude bleiben kann Es gibt stets viele Neuigkeiten in Israel. Leider nicht immer gute. Es sind nun mehr als drei Monate, in denen eine Welle des arabischen Terrors in Israel wütet. Beinahe jeden Tag werden Versuche unternommen jüdisches Blut fließen zu lassen. Zwei – drei Mal, manchmal auch fünf Mal an einem Tag. Die blutige Rechnung wächst von Tag zu Tag: bei uns sind bereits 25 Tote zu beklagen und fast 300 Verletzte. Der Sicherheitsdienst und auch die Armee sitzen nicht untätig herum. Es werden Verhaftungen durchgeführt, viele Terrorakte werden dank der Wachsamkeit und schnellen Reaktion unserer Soldaten verhindert, die meisten Terroristen bezahlen die Taten mit ihrem Leben, und dennoch ist die Situation in Israel angespannt und viele Bürger erwarten von der Regierung mehr aktive Handlungen gegen den Terror. Mögliche Maßnahmen gegen die Terroristen wären die Zerstörung ihrer Häuser, der Entzug sozialer Leistungen für ihre Familien, die Annullierung ihrer Staatsbürgerschaft usw. Teilweise wurden diese Maßnahmen bereits umgesetzt, weitere Schritte werden juristisch geprüft. In direkter Verbindung zu den terroristischen Akten stehen Organisationen, die den Terror unterstützten und rechtfertigen. In den meisten Fällen kleiden sich diese Organisationen in die Toga der Menschenrechte. Jedoch zeigt sich bei ihrer Prüfung, dass sie nur aufgrund finanzieller Mittel existieren, die aus Ländern oder von anderen Organisationen fließen, die offen zur Zerstörung Israels aufrufen. In den letzten Tagen setzte die Justizministerin Ayelet Shaked die Einführung des Gesetzes durch, das besagt, dass jegliche offizielle Organisationen ihre finanziellen Quellen offen legen müssen. Es wird erwartet, dass dieses Gesetz dazu beitragen wird, dass den Handlungen der Organisationen, deren Existenz auf Geldern von Israels Feinden gründet, ein Ende gesetzt wird. In diesem Zusammenhang kommt man nicht um das Schweigen der heuchlerischen Position der Länder der Europäischen Union herum, die kürzlich ein Gesetz zur Kennzeichnungspflicht von Siedlungsprodukten aus Israel verabschiedeten. Diese Produkte werden in Siedlungen produziert, die sich hinter der „grünen Linie“ befinden, also auf den Gebieten, die von Israel während des Sechs-Tage-Krieges im Jahre 1967 besetzt wurden. Es ist vollkommen offensichtlich, dass die Initiatoren des Boykotts dieser Produkte in Wahrheit einen Boykott aller israelischen Produkte bezwecken. In diesem Zusammenhang möchte ich alle Leser dieser Zeitung dazu aufrufen mehr israelische Produkte zu kaufen, um so eine weitere antisemitische Initiative zu Fall zu bringen. Die Aufmerksamkeit der israelischen Gesellschaft war in letzter Zeit ebenfalls an alles gefesselt, was die Nutzung des natürlichen Gases betrifft, dessen reichliche Vorkommen in den Tiefen des Mittelmeeres unmittelbar in der Nähe von Haifa gefunden wurden. Es ist so, dass die Suche nach dem Gas, die natürlich eine recht teure

47


Angelegenheit ist, nicht von staatlichen, sondern von Privaten Unternehmen durchgeführt worden ist. Wenn keine Gasvorkommen gefunden worden wären, hätten die Unternehmen große Verluste verzeichnet. Doch das Gas wurde gefunden. Hier begannen einige Staatsdiener und einige Vertreter der Elektrizitätsunternehmen zu behaupten, dass das Gas ein Nationalgut ist und somit die Gewinne der privaten Unternehmen, die das Gas gefunden haben, mit einer hohen Steuer belegt werden müssen. Die öffentliche Meinung spaltete sich. Eine von der Regierung eingesetzte Kommission, die von Prof. Eugene Kandel, ein hochangesehener Spezialist im Bereich der Ökonomie, angeführt wurde, legte der Regierung Empfehlungen vor, die allerdings den Vertretern der Meinung „alles sei Volkseigentum“ völlig falsch erschienen. Es kam zu Demonstrationen, zu Beschuldigungen der Korruption, zum Streit in der Presse und in der Knesset. Im Endeffekt nahm die Regierung die Empfehlungen der von Kandel angeführten Kommission an. Im Übrigen wurde Prof. Kandel in Moskau in die Familie des Berühmten Filmautors Felix Kandel, der den berühmten Zeichentrick „Nu, pagadi“ geschrieben hat, hinein geboren. Im Jahre 1977 immigrierte die Familie nach Israel. In Moskau wurde der spätere Professor noch Eugen gerufen. Zu Eugene wurde er erst in Amerika, wohin er ging, um seine Dissertation zu verfassen. In Amerika machte er eine glänzende Karriere, wurde zu einem der führenden Spezialisten im Bereich der Ökonomie. Doch schließlich lud Benjamin Netanyahu ihn nach Israel ein, wo er unter ihm Vorstandsvorsitzender des National Economic Council wurde. Im letzten Jahrzehnt entwickelte sich eine Art der Propaganda, die sich gegen sexuelle Belästigung richtet. Insbesondere, wenn es um das Verhältnis von leitenden Mitarbeitern und ihren Untergebenen geht. Doch es stellte sich heraus, dass es für die leitenden Mitarbeiter sehr schwer ist, ihr tief verwurzeltes Verhalten zu ändern. Seitdem gab es im Land einige große Prozesse, der wohl bekannteste unter ihnen ist der Prozess gegen den ehemaligen Präsidenten des Landes, Mosche Katzav. Er wurde aufgrund der ihm zur Last gelegten Vergehen vor vier Jahren zu sieben Jahren Haft verurteilt. Der Gerechtigkeit halber muss gesagt werden, dass sich Katzav bis heute für unschuldig erklärt und stets betont Opfer einer Vergeltung zu sein. Mit seiner Haltung steht er nicht allein da. Unter anderem ist auch der Autor dieser Zeilen der Ansicht, dass Katzav im Recht ist. Vor einigen Jahren gab es bereits einen ähnlichen Fall. Dem Minister Chaim Ramon wurde ebenfalls der Prozess gemacht. Einige Zeit später kam es zu weiteren Prozessen um hohe Beamte der Polizei, die zwar weniger Aufsehen erregten, jedoch nicht weniger skandalös waren. In letzter Zeit waren zwei Mitarbeiter dazu gezwungen ihre politische Karriere, aufgrund von Anschuldigungen von Frauen, die angeblich von ihnen belästigt wurden, aufzugeben. Dies sind die Mitglieder der Partei „Jüdisches Haus“ Inon Magal und der Innenminister Silvan Schalom. Das bedeutendste Ereignis der letzten Monate war jedoch die Untersuchung der Brandstiftung des Hauses der Familie Dawabscheh in der arabischen Siedlung Duma. In der Nacht vom 31. Juli 2015 wurde in das Haus, in dem die Familie, Eltern mit ihren zwei Kindern, lebte ein Brandsatz geworfen. Das Haus ging in Flammen auf, die ganze Familie erlitt schwere Verbrennungen. Der jüngste Sohn erlag am darauffolgenden Tag seinen Verletzungen, eine Woche später verstarb auch der Familienvater, nach einem Monat ebenso die Mutter. Der ältere Sohn überlebte und wird weiterhin in einer israelischen Klinik behandelt. An einer Wand des ausgebrannten Hauses blieb die Inschrift „Nekama“, was im Hebräischen „Vergeltung“ bedeutet, noch nach dem Brand erhalten. Der Verdacht fiel auf einen Kreis radikalausgerichteter jüdischer Jugendliche, dies jedoch lediglich aus dem Grund, da es sonst keine anderen Anhaltspunkte gab. Verhaftungen gab es erst Mitte November. Verdächtige wurden auch in anderen Richtungen gesucht, da es beispielsweise, wie wohl bekannt, in einem Dorf zwei konkurrierende Klans gibt, bei denen Brandanschläge auf Häuser keine Seltenheit sind. Jedoch waren sich der israelische Sicherheitsdienst sowie die Staatsanwaltschaft sicher, dass es sich hierbei um einen Terror mit jüdischem Hintergrund handelt. Im Laufe von drei Wochen war es den verhafteten Jugendlichen nicht erlaubt mit ihren Anwälten zu sprechen. Als es ihnen schlussendlich erlaubt worden ist, stelle sich heraus, dass im Verlauf der Ermittlungen bei den Verdächtigen Gewalt angewendet worden ist, die die Anwälte als Folter kategorisierten. Zwei der Jugendlichen gaben ihre Schuld zu und gegen einen von ihnen wurde Klage wegen dreifachen Mordes, der Morde an den Mitgliedern der Familie Dawabscheh, erhoben. Der Anwalt von Amiram Ben-Uliel hält seinen Mandanten jedoch für unschuldig und will die Unschuld nun im Laufe des Prozesses vor Gericht beweisen. Um die bedrückenden Eindrücke, von dem, was bei uns passiert, zu mildern, möchte ich von meinen Impressionen während meiner Sommereise nach Georgien berichten. Israelis reisen bekanntlich viel und es lässt sich heutzutage schwerlich ein Land finden, das Sie bereisen, in dem sie keinen Landsmann finden. Wenn Sie jedoch nur die Länder heraussuchen, in denen man Israelis gegenüber gastfreundlich ist, so wird die Auswahl schon kleiner. Da ich zu eben dieser Kategorie der Reiseliebenden gehöre, fiel meine Wahl auf „Grusia“ oder „Georgien“, wie man das Land im Westen nennt. Die Reise unternahm ich gemeinsam mit meiner Frau. Es war das erste Mal seit 33 Jahren unserer Ehe, dass wir ohne unsere Kinder und Enkelkinder verreist sind. Jemand riet mir nach Tbillisi (Tiflis) über Kiew zu fliegen, da dies angeblich günstiger sei. Als ich dem nachging, stellte sich heraus, dass es ganz und gar nicht

48


günstiger war, jedoch gefiel mir die Idee. Es ist so, dass meine Frau aus Frankreich nach Israel immigrierte. Sie ist bisher noch nie im Osten Europas gewesen und Georgien liegt bekanntlich gar nicht mehr im Osten Europas, wenn es überhaupt noch Europa ist. Die Reiseroute stand fest: zunächst zwei Tage in Kiew und dann 9 Tage in Georgien. Ein Mensch, der sich an die Gebote hält, muss vor einer Reise ins Ausland viele Details beachten. Man muss einen Tefillin, Talit und den Sidur (das Gebetsbuch) mitnehmen. Man muss genug Einweggeschirr mitnehmen sowie ein Messer für Fleischiges und eines für Milchiges. Es ist zudem notwendig koschere geräucherte Wurst und koscheren Wein zu kaufen und sich unbedingt mit Kerzen einzudecken, für den Fall, dass man sich am Freitagabend in einer gemieteten Wohnung oder einem Hotelzimmer befindet. Wenn man sich mit Konserven eindeckt, so darf man einen Dosenöffner nicht vergessen und natürlich auch einen Korkenzieher für den Wein. Unser Flug nach Kiew ging bereits um fünf Uhr morgens und so ergab sich ein weiteres Problem, das bedacht werden musste: das Morgengebet darf nicht vor Sonnenaufgang gesprochen werden, die Sonne würde jedoch während des Fluges aufgehen. Ein Teil des Gebets muss im Stehen gesprochen werden, soll ich also während des Fluges zum Beten aufstehen? Zum Glück habe ich bereits vor einigen Jahren von einem Rabbiner gehört, dass in einem Flugzeug oder während einer Reise der Teil des Gebetes, der üblicherweise im Stehen gesprochen wird, auch im Sitzen gesprochen werden darf. Ich werde den Leser nicht mit meinen Eindrücken von den Sehenswürdigkeiten in Kiew langweilen, sondern nur das erzählen, was mit Juden in Verbindung steht. Bereits am ersten Tag besichtigten wir die Brodsky-Synagoge. Viele Jahre diente die Synagoge als Kindertheater. Doch als die Ukraine unabhängig wurde, wurde die Synagoge an die Jüdische Gemeinde zurückgegeben. Wir hatten gleich Glück: sobald wir die Synagoge betraten, begann dort das Mittagsgebet, die Mincha, sodass ich ganz unerwartet die Möglichkeit bekam in einer Minjan zu beten. Bei der Synagoge gibt es direkt auch ein koscheres Restaurant. Wir haben an zwei Abenden dort gespeist und ich muss sagen, dass es köstlich war, insbesondere der Borschtsch mit Plinsen. Ein Gebäude würde ich gerne noch besonders hervorheben: das Gebetshaus der Karaimer Gemeinde, das im Jahre 1990 nach den Bauplänen des berühmten Architekten Gorodetzki errichtet worden ist. Das Gebäude ist sehr schön, jedoch dient es nach wie vor, im Gegensatz zur Brodsky-Synagoge, als Haus für Mitarbeiter der Künste. Georgien bereisten wird in alle Himmelsrichtungen. Das Land ist erstaunlich schön: die Berge und Täler, die Flüsse und das Meer, viele historische Bauten. Freundliche und lächelnde Menschen. Im Zentrum von Tbillisi befinden sich in der Straße Leselidze gleich zwei Synagogen, wovon eine sogar als aschkenasisch bezeichnet wird, was wohl ein historisches Überbleibsel ist, denn die Art der Gebete dort sind wahrlich westlich. Wir mieteten uns für den Samstag eine Wohnung, direkt in der Straße, in der sich die Synagoge befindet, um die Gebote nicht zu brechen, in dem wir ein Transportmittel in Anspruch nehmen. Im Ausland den Schabbat inmitten einer einheimischen großen Gemeinde zu feiern, ist ein großes Vergnügen. Der Rabbiner der Gemeinde lud uns zu sich zum Schabbatmahl ein, es war somit ein reinstes Vergnügen. Das Einzige, was uns unseren Aufenthalt etwas verdunkelte ist die Tatsache, dass wir keinen georgischen Wein trinken konnten, da es keinen koscheren Wein zu finden gab.

Synagoge in Tbillisi.

Синагога в Тбилиси Michail Nudler, Tekoa (Judäa), Israel Foto: Betty Nudler, Tekoa (Judäa), Israel Übersetzung: Darja Pisetzki, Bremen

49


Благодарим господина

Михаила Нудлер и госпожу Бэтти Нудлер за

многолетнее сотрудничество с газетой «ШАЛОМ», и за представленную нам возможность узнать всё новые стороны жизни современного Израиля. Wir danken Herrn Michail Nudler und Frau Betty Nudler für die langjährige Zusammenarbeit mit der Zeitung "Schalom" und die Möglichkeit immer mehr neue Aspekte des jüdischen Lebens im heutigen Israel kennen zu lernen.

ЛИТЕРАТУРНАЯ

Г О С Т И Н А Я.

Мы продолжаем знакомить Вас с творчеством наших читателей Набукко. (По мотивам оперы Джузеппе Верди)

Посвящается освобождению еврейского народа от вавилонского плена. На этот раз из Вавилона. Набукко царь грозил войной, Шли, разгромив храм Соломона, И овладеть нашей страной, Враг непрерывно в битвах с нами, Но мы не уступали им. Мы в этот час молились в храме, Враг осаждал Иерусалим. Израиль вновь сопротивлялся, Поднялся весь Иерусалим, И каждый из нас как мог, сражался, Мы как один все были с ним, Захария – первосвященник. Старался убедить народ, Что мы и этих одолеем, У нас – заложница царя, Набукко младшая Фенена. Но так случилось, Исмаил – Он предводитель иудеев, И он Фенену полюбил. Мы также знаем, что любовь – Сильнее нас она бывает, И тот, кто любит, он порой, О долге чести забывает. Но вот когда войска, Набукко ворвались в храм, Захария схватил кинжал, Пытаясь поразить Фенену. Но в этот миг тут Исмаил, Он спас Фенену от кинжала.

Зиновий Волынский

1

Что враг уж в храме – он забыл, И их, вдруг среди нас не стало – И Исмаил с Фененой вместе, К врагам он с ней перебежал. Он пренебрёг народом, честью, И дочь Набукко передал. Царь приказал разрушить Храм. Бороться трудно было нам… Там многие погибли в нём, И трупы были – кто на ком, Но силы были не равны, Враг был коварен и силён, И кто остался после битвы, Нас всех угнали в Вавилон… А Абигайль, увидев Исмаила Просила, чтоб оставил он Фенину, «Ты будь со мной» - она его просила. А Исмаил ответил: «Никогда! Я не способен на измену!» - А Родине сумел ты изменить? – «Ты не способна, Абигайль, любить! Ведь я спасал Фенену от кинжала, Захария хотел её убить. А я вернусь – вернётся мой народ. Я верю, что такое может быть.

2

50


Часть 2

А царский дворец в Вавилоне, Сияет своей белизной Фенена стоит на балконе, И машет оттуда рукой. Отец на неё оставляет, Страну и что связано с ней, И только лишь ей доверяет, Пусть младшей – Но только лишь ей. Царь снова собрал вавилонский отряд Ограбил страну и он этому рад, Ему всё чего-то опять не хватает, И вновь он кому-то опять угрожает. А старшая дочь его – Абигайль Всё ищет чего-то, он понимает, Чего наш отец только ей доверяет, Но в чём здесь секрет – она это не знает, И вдруг она видит – обычный пакет… Средь прочих бумаг этот был документ. – Так вот оно что! Я теперь понимаю: Рабыней была моя бедная мать… По этому, может лишь только Фенена, Престолонаследницей может уж стать! И в ней загорелась обида и месть, Она сговорилась с верховным жрецом, И слух разнесла, что случилось с отцом: Он в битве погиб, нам сообщили о том. Фенена не верила в том Абигайль, Она поняла – Абигайль затевает, Борьбу за корону, ей надобна власть, Она сговорилась и может напасть. А время не ждёт и Фенена решает: Пока она царством ещё управляет, Евреям из плена бежать помогает. Не всем, но не малую часть Пока у неё ещё царская власть, Решает принять иудейскую веру. Из любви к Исмаилу, Его тяжкое бремя Предательства снять. А те, Фенена, что освободила, Ушли они в Иерусалим. Уж очень дорог был он им. А те, что Абигайль поддерживать решили, Её царицей все провозгласили. Фенена разругалася с сестрой: - Как можешь ты так поступать со мной! Меня отец поставил над страной! - Отец! Его уж нет на свете. И буду я царицей над страной! 3

Но неожиданно Набукко объявился. И их Набукко спор остановил: - Не спорьте понапрасну, дети! Вот я пред вами, я живой! Но у отца над головой, Сверкнула молния и гром, И что случилося с отцом? Он говорил что «Я ваш Б-г, Я все победы превозмог», Но он, увы, не понимал, Что он, как бы безумным стал… А Абигайль увидевши отца, Сейчас – безумного, Когда-то – молодца, Она властительница стала Вавилона И красовалась уж на ней корона. Что б подписал он смертный приговор Всем иудеям, значит и Фенене, Подчёркивая о её измене. Но у отца пришло вдруг просветление. И просит он: «Ты пощади сестру, А так же и людей. Всё что ты делаешь так это не к добру! Ты пожалеешь в этом, без сомнения». Но Абигайль не слушала отца. И приказала посадить в тюрьму. За мать она решила мстить ему. А ожидая казнь иудеи, Захария поддерживает их, Он говорит: «Казнить нас не посмеют – Ведь царь в тюрьме сейчас у них. Но верю я, что выйдет он! При царстве Абигайль. Погибнет Вавилон!» Набукко царь был в не себя от боли, Он обожал Фенину свою дочь, Он так хотел ей чем-нибудь помочь! Сознание то проясниться, То снова затуманится оно, Набукко посмотрел в окно – Ведут на казнь иудеев, И среди них Фенена, Исмаил, И царь взмолился, обращаясь к Б-гу - О, Яхве, дай мне просветление! Я отпущу народ домой, И я не буду уж такой, Я натворил немало бед, И я даю тебе обет. И царь зовёт на помощь Абдуллу! «Охрану мне немедленно пришлите! И казнь без меня остановите!» 4

51


И Абдулла исполнил сей наказ: Что Абигайль? Ведь он у нас царём! Пусть сами разбираются потом. Набукко вновь такой же, как и был. И казнь он остановил. И всем свободу объявил. И тут Фенена Исмаил. И к ним выходит Абигайль, А царь стоит среди людей, И смотрит с болью в глаза ей. Она раскаиваться стала, Просить прощения у всех, И тут е пред отцом упала. 5 И сердце биться перестало.

И все кто был вместе с царём, Все стали молча на колени. Перед могуществом творца, И все молитву хором пели. Сентябрь 2015 года

Уважаемые дамы и господа!

Вы прочитали очередной, ТРИДЦАТЫЙ номер газеты нашей Общины «ШАЛОМ». Мы поздравляем наших читателей, благодарим наших авторов и помощников за активное участие в подготовке каждого номера газеты. И с каждым новым номером газета становится всё более двуязычной благодаря переводам Дарьи Писецки. Газету «ШАЛОМ» можно читать и в интернете на сайте нашей Общины www.sg-md.org Мнение редакции и автора могут не совпадать.

Звоните нам по телефону: 0391 5616675 Выпускающий редактор: Игорь Китайгородский

Sehr geehrte Damen und Herren, Sie haben soeben eine weitere Ausgabe, die

dreißigste,

der Gemeindezeitung „SCHALOM“ gelesen. Wir

gratulieren unseren Lesern, bedanken uns bei den Autoren sowie Helfern, die sich aktiv an der Entstehung jeder einzelnen Ausgabe der Zeitung beteiligt haben. Und mit jeder neuen Ausgabe wird die Zeitung mehr und mehr zweisprachig dank der Übersetzungen von Darja Pisetzki. Die Zeitung „SCHALOM“ kann man auch in Internet auf der Seite unserer Gemeinde www.sg-md.org lesen. Die Meinung der Redaktion und des Autors können nicht übereinstimmen.

Rufen Sie uns an: 0391 5616675 Ausgaberedaktor Igor Kitaygorodskiy

52

Gemeindezeitung 30  

30. Ausgabe

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you