Page 1

Zeitung der Synagogen Gemeinde zu Magdeburg Газета Синагогальной Общины Магдебурга

SCHALOM

Heil dem Mann, der nicht wandelt im Rate der Frevier, und auf dem Wege der Sünder nicht stehet und im Kreise der Spötter nicht sitzet. Sondern an der Lehre des Ewigen seine Lust hat, und über seine Lehre sinnet Tag und Nacht. Psalm 1, 1 – 2

№20

MAI 2014 / SIWAN 5774

МАЙ 2014 /

Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых, и не стоит на пути грешных и не сидит в обществе насмешников. Но в Законе Превечного воля его, и о Законе Его размышляет он день и ночь. Псалм 1, 1 - 2

СИВАН

5774

 ЧИТАЕМ В НОМЕРЕ: ШАВУОТ. Жизнь Общины. День Победы. Работа клубов. Страницы истории Магдебурга. Встречи. Живая история. Израиль сегодня, жизнь на поселениях. Литературная гостиная. 

Das Wochenfest – 6. bis 7. Siwan 5774 (04. und 05. Juni 2014) An Schawuot feiern wir den Erhalt der Thora. Zunächst möchte ich auf einen Übersetzungsfehler aufmerksam machen: Die „10 Gebote“, wie sie in den meisten Sprachen genannt werden, heißen auf Hebräisch: ‫עשרת הדיברות‬, Asseret ha Dibrot. Die 10 Aussprüche, die 10 Worte, die nach jüdischer Überlieferung nicht nur 10 Gebote enthalten, sondern mindestens 13 Gebote und mehr. Diese 10 Aussprüche wurden direkt von G“tt an das gesamte Volk gerichtet, aber alle 613 Ge- und Verbote, die wir in der Thora finden, wurden Mosche am Berg Sinai gegeben. Die Feiertage von Pessach und Schawuot sind miteinander verbunden: Pessach markiert unsere physische Befreiung (den Auszug aus Ägypten und die Geburt der jüdischen Nation) und an Schawuot erhielten wir die Tora - die spirituelle Essenz und geistige Befreiung des Jüdischen Volkes. Um diese Verbindung besonders hervorzuheben, zählen wir jeden einzelnen der 49 Tage zwischen diesen beiden Feiertagen. Diese Zahlen, genannt Sefirat HaOmer, drückt unser eifriges Zuvorkommen beim Erhalt der Tora aus. Das Zählen beginnt am zweiten Abend von Pessach, unmittelbar nach Einbruch der Nacht und wird von da ab jeden Abend fortgesetzt. In der Zeit, als unser Tempel in Jerusalem noch stand, hatten wir die Pflicht, drei Mal im Jahr an den Wallfahrtsfesten nach Israel zu pilgern.


Die 3 Wallfahrtsfeste sind: Sukkot, Pessach, Schawuot

SCHAWUOT – ‫( שבועות‬6.-7. Siwan), ist das letzte der drei Wallfahrtsfeste und folgt genau fünfzig Tage auf das Pessach-Fest. Das Fest markiert das Ende der Gersten- und den Beginn der Weizenernte. Die Tora (Levitikus: 23,22) beschreibt das Fest als Wochenfest (hebräisch: Schawuot) - wegen der Wochenzählung („Omer“-Zeit) zwischen Pessach und Schawuot - und als den Tag, an dem neues Getreide und neue Früchte an die Priester im Jerusalemer Tempel übergeben wurden. Eine weitere Komponente von SCHAWUOT SEMAN MATAN TORATENU; ist die Erinnerung an die Gabe der Torah auf dem Berge Sinai Matan Tora - ‫מתן תורה‬. Dies sind die “Schalosch Regalim”, die drei biblischen Feste, die aus der Pflicht, dreimal im Jahr in den Tempel hinauf zu gehen und ein Festopfer darzubringen, entstanden sind. Im Einzelnen: - Pessach, (Überschreitungsfest) als Erinnerung an den des ungesäuerten Brotes, wird in der Liturgie als „Die Zeit unserer Freiheit bezeichnet.“ (Sman Cheruteinu)

Auszug aus Ägypten, das Fest

U

-

Schawuot, (Wochenfest): Sieben Wochen nach Pessach empfing Moses am Berg Sinai von G’tt die 10 Gebote und die gesamte Lehre (Thora). In der Liturgie wird es „Die Zeit unserer Gesetzgebung genannt.“ (Sman Matan Torateinu) U

U

Sukkot, (Laubhüttenfest), als Erinnerung an die 40jährige Wanderschaft in der Wüste, als das Volk Israel in Hütten wohnen mußte. Die liturgische Darstellung heißt “Die Zeit unserer Freude”. (Sman Simchateinu) U

In der „Omer“- Zeit bereitete sich das jüdische Volk auf die Gabe der Torah vor, indem es sich von den Spuren der Sklaverei in Ägypten reinigte, um durch die Gabe der Torah einen ewigen Bund mit G`tt zu schließen. Schawuot bedeutet auch „Eid/Schwur“. Mit der Gabe der Torah traten das jüdische Volk und G“tt in einen immerwährenden Bund ein, der sie verpflichtete, einander niemals zu verlassen. Schawuot wird mit vielen Stunden kontinuierlichem, religiösem Lernen und in Jerusalem mit einer festlichen Gebetsversammlung an der Klagemauer begangen. In vielen Gemeinden wird am zweiten Tag das Buch Ruth gelesen. Ruth, die Ur-Mutter König Davids, war die erste Prosylitin (Gijoret), und auch wir waren am Berg Sinai durch die Toraübernahme mit allen Pflichten, wie neue Konvertierte. Es ist Brauch, an Schawuot Milchprodukte zu verzehren, um daran zu erinnern, dass der Empfang der Tora den Juden untersagte, in ihren Töpfen Fleisch zu kochen, da diese noch nicht koscher waren. In den Kibbuzim bezeichnet Schawuot den Höhepunkt der Ernte des neuen Getreides und die erste Reife von Früchten, darunter die sieben in der Bibel erwähnten Früchte des Heiligen Landes: Erez Sabad, Chalaw udewasch (Weizen, Gerste, Trauben, Feigen, Granatäpfel, Oliven und Datteln). Ebenso ist es an Schawuot üblich, sich sowohl mit der schriftlichen, wie auch mit der mündlichen Lehre zu befassen, um unsererseits unseren Willen zu zeigen, dass die Thora durch uns lebendig gehalten und die jüdische Tradition bewahrt wird. Auch wir werden hier in Magdeburg ‫; ב''ה‬ beEsrat Haschem (mit G“ttes Hilfe) am ersten Abend Schawuot zunächst aus der „Thora schebichtaw“ (schriftl. Thora) und am zweiten Abend aus der „Thora schebe’alpe“ (mündl. Thora) lernen.

2


Erew Schawuot: Dienstag den, 03. Juni 2014 = 22:00 Uhr Mittwochmorgens: 04. Juni 2014 = 9:30 Uhr Mittwochabends: 04. Juni 2014 = 19:00 Uhr Donnerstagmorgens: 05. Juni 2014 = 9:30 Uhr

Chag Schawuot Samejach Хаг Шавуот Самеах ‫חג שבועות שמח‬ wünscht Ihnen Rabbiner Soussan.

Недельный праздник – с 6 по 7 Сиван 5774 года (04 и 05 июня 2014 года) В Шавуот мы празднуем получение Торы. В начале я хочу обратить внимание на ошибку перевода. «10 Заповедей», как они именуются в большинстве языков, на иврите называются «Ассерет ха Диброт». 10 высказываний, 10 слов, которые по еврейскому преданию содержат не только 10 заповедей, а, как минимум, 13 заповедей и больше. Эти 10 высказываний напрямую Б»гом адресованы всему народу, а все 613 заповедей и запретов, которые мы находим в Торе, были даны на горе Синай Моисею. Праздники Пессах и Шавуот связаны друг с другом: Пессах обозначает наше физическое освобождение (исход из Египта и рождение еврейского народа), а в Шавуот мы получили Тору – духовный экстракт и духовное освобождение еврейского народа. С тем, чтобы особо подчеркнуть эту связь, мы считаем каждый из 49-ти дней между этими праздниками. Эти числа, называемые Сефират ХаОмер, выражают наше ревностное предвосхищение получения Торы. Счёт начинается во второй вечер Пессаха, непосредственно после наступления ночи, и, с этого момента, продолжается каждый вечер. Во времена, когда ещё стоял наш Храм в Иерусалиме, нашей обязанностью было, три раза в год во время паломнических праздников, совершать паломничество в Израиль. Эти три праздника: Суккот, Пессах, Шавуот. ШАВУОТ – (6 – 7 Сиван) является последним из этих трёх паломнических праздников и следует точно через пятьдесят дней за праздником Пессах. Этот праздник отмечает окончание сбора урожая ячменя и начало сбора урожая пшеницы.

3


Тора (Левитикус: 23,22) описывает этот праздник, как недельный праздник (на иврите: Шавуот) – изза счёта недель (время «Омера») между Пессахом и Шавуотом – и как день, в который новое зерно и новые плоды передавались священнослужителям Иерусалимского Храма. Ещё одной составной частью ШАВУОТ СЕМАН МАТАН ТОРАТЕНУ является дарование Торы на горе Синай – Матан Тора. Это три «Шалош Регалим» - три библейских праздника, которые происходят из обязанности, трижды в год взойти в Храм и принести праздничную жертву. В частности: - Пессах, (Праздник перешагивания) в память об исходе из Египта, праздник неквасного хлеба, обозначается в литургии как «Время нашей свободы» (Сман Херутейну) - Шавуот, (Недельный праздник): Через семь недель после Пессаха Моисей получил на горе Синай от Б»га 10 заповедей и всё Учение (Тору). В литургии он называется «Время дачи наших Законов». (Сман Матан Торатейну) - Суккот, (Праздник кущей), в память о 40-летних странствиях в пустыне, когда народ Израилев вынужден был ютиться в шалашах. Литургическое отображение называется «Время нашей радости» (Сман Симхатейну) Во время Омера еврейский народ готовился к дарованию Торы, очищаясь от следов египетского рабства, с тем, чтобы через дарование Торы заключить вечный союз с Б»гом. Шавуот означает также «клятва/присяга». С дарованием Торы еврейский народ и Б»г вступили в неизменный союз, в котором обязались не бросать друг друга. Шавуот встречается многими часами постоянной религиозной учёбы, а в Иерусалиме – праздничным молитвенным собранием у Стены плача. Во многих общинах на второй день читается Книга Рут. Рут, праматерь Царя Давида, была первой, обратившейся в веру (Гиёрет). И мы, получив на горе Синай Тору со всеми обязанностями, тоже были как-бы вновь конвертированными. Существует обычай, в Шавуот употреблять в пищу молочные продукты, вспоминая тем самым, что получение Торы запретило евреям готовить мясо в своих котлах, потому что они ещё не были кошерными. В кибуцах Шавуот обозначает пик нового урожая зерновых и спелости первых плодов, в том числе семи плодов Святой земли, упомянутых в Библии Эрец Сабад, Халав удеваш (пшеница, ячмень, виноград, инжир, гранаты, оливки и финики). На Шавуот обычно также занимаются как письменным, так и устным учением, с тем, чтобы показать наше желание поддержать жизненность Торы и сохранить еврейские традиции. И мы здесь, в Магдебурге, беЭсрат Хашем (с Б»жьей помощью) в первый вечер Шавуота будем учиться из «Тора шебихтав» (письменной Торы), а во второй вечер из «Тора шебе алпе» (устной Торы).

Эрев Шавуот:

вторник, 3 июня 2014 года = 22.00 Утром в среду, 4 июня 2014 года = 09.30 Вечером в среду, 4 июня 2014 года = 19.00 Утром в четверг, 5 июня 2014 года = 09.30

Хаг Шавуот Самеах ‫חג שבועות שמח‬ желает вам раввин Суссан

Перевод: Дарья Писецки, Бремен

4


Информация о работе Общины перед,_во время и после праздника Шавуот 5774 года. Праздник Шавуот начинается 5.сиван (в этом году – после захода солнца 3.июня) и заканчивается 7.сиван (5.июня). 1. Б»гослужения в Доме Общины состоятся по особому плану (следите за объявлениями). 2. Администрация и все отделы Общины, в том числе библиотека в период времени с 3 по 9 июня 2014 года будут закрыты. 3. Приём членских взносов в Доме Общины в среду 4 июня 2014 года проводиться не будет. 4. Кладбище Общины будет закрыто для посещений с 4 по 6 июня 2014 года. 5. Обращаем ваше внимание, что в период с 3 по 6 июня 2014 года сопровождение при посещениях врачей, организаций и т.п. может быть сделано только в исключительных случаях. В экстренных случаях обращайтесь в Общину по тел. 0391/5616675 или к ассистенту Правления Общины, госп. Тэгеру по тел. 0176/72621437. В случае смерти близких обращайтесь в Erstes Magdeburger Bestattungshaus, Otto – von – Guericke – Str. 56b. Телефон: 0391/5431086 (круглосуточно) и после этого проинформируйте господина Тэгера. Хаг Шавуот Самеах!

Information zur Gemeindearbeit vor, während und nach dem Schawuot-Fest des Jahres 5774 Das Schawuot-Fest beginnt am 5. des Monats Siwan (in diesem Jahr – nach dem Sonnenuntergang am 3.Juni) und endet am 7. des Monats Siwan (am 5.Juni). 1. G´ttesdienste finden im Hause der Gemeinde einem gesonderten Plan entsprechend statt (achten Sie bitte auf die Aushänge). 2. Die Verwaltung sowie alle Gemeindeabteilungen, darunter auch die Bibliothek sind vom 3.Juni bis zum 9.Juni 2014 geschlossen. 3. Annahme von Mitgliederbeiträgen wird in der Gemeinde am Mittwoch, den 4.Juni 2014 nicht durchgeführt. 4. Der Friedhof der Gemeinde wird für die Zeit vom 4. bis zum 6.Juni 2014 für Besucher geschlossen. 5. Bitte beachten Sie, dass in dem Zeitraum vom 3. bis zum 6.Juni 2014 Begleitungen bei Arztbesuchen, Organisationen usw. nur in Ausnahmefällen geschehen können. In besonders dringenden Fällen können Sie sich an die Gemeinde unter der Telefonnummer: 0391/5616675 oder an den Assistenten der Gemeindeleitung, Herrn Täger, unter der Telefonnummer: 0176/72621437 wenden. Bei einem Todesfall eines Angehörigen wenden Sie sich bitte an „Erstes Magdeburger Bestattungshaus“, Otto-von-Guericke-Str. 56b. Telefon: 0391/5431086 (rund um die Uhr erreichbar) und informieren anschließend Herrn Täger.

Hag Schawuot sameach!

5


DAS

G E M E I N D E L E B E N ЖИЗНЬ

ОБЩИНЫ

„Ich bin 3 mal 25 Jahre alt und nicht 75!“ Rabbi Soussan feiert Geburtstag In diesem Jahr fiel ein besonderes Ereignis auf dem 33. Tag der Zählung des Omer: Unser geschätzter Rabbiner Soussan feierte mit allen Mitgliedern der Gemeinde seinen 75 Ehrentag. Unter der Leitung von Frau Vendrov wurde ein reiches Liederprogramm mit dem Chor der Synagoge organisiert. Auch die Jüngsten unter uns beteiligten sich an den musikalischen Glückwünschen. Jan Josef Laiter begleitete die Sänger auf dem Klavier und Josef Fradkin begeisterte mit seiner hebräischen Version des Kinderliedes "Krokodil Gena". Durch das gemeinsame Singen entstand eine außerordentliche Stimmung der Verbundenheit im Raum. Ein Sturm an Gratulanten beglückwünschte das Geburtstagskind. Darunter hielt auch die Vorsitzende des Vereins „Neue Synagoge e.V.“ Frau Zachhuber eine Rede. Zuletzt möchte Rabbiner Soussan noch einen Kompromiss vorschlagen: „Ich höre den ganzen Tag, dass ich 75 Jahre alt geworden bin. Das finde ich nicht schön. Sagen wir doch viel lieber, dass ich heute drei mal 25. Jahre alt geworden bin.“ Nach diesem Wunsch folgte der Höhepunkt des Programms mit der spektakulären Einlieferung der Geburtstagstorte. Nach dem Kerzenausblasen folgte die große Geschenkeübergabe. Im Innenhof der Synagoge wurde gleichzeitig ein großes Zelt zum Grillen aufgebaut. Obwohl das Wetter an diesem Tag nicht mitspielte, konnte die Feststimmung durch nichts getrübt werden. „Ich glaube, ich feiere nächsten Sonntag noch mal.“, waren die Worte von Rabbiner Soussan umgeben von dieser Flut an Glückwünschen.

Jana Shikhman, Magdeburg Foto:Marina Kudenko, Magdeburg

6


«Мне трижды 25, а не 75 лет!» Раввин Суссан отмечает день рождения

В этом году на 33-й день счёта Омера выпало особое событие. Наш уважаемый раввин Суссан вместе со всеми членами общины отпраздновал своё 75-ти летие. Хором под руководством госпожи Вендровой была сделана большая песенная программа. И самые молодые из нас участвовали в музыкальных поздравлениях. Ян Йозеф Лайтер сопровождал певцов на рояле, а Йозеф Фрадкин восхитил своей версией детской песни «Крокодила Гены» на иврите. В результате совместного пения в зале возникла исключительная атмосфера единения. Поток поздравляющих приветствовал именинника. В их числе выступила с речью и председатель общества «Новая синагога», госпожа Цаххубер. В заключение раввин Суссан предложил компромисс: «Целый день я слышу, что мне исполнилось 75 лет. Я нахожу это не очень красивым. Давайте, всё же скажем намного лучше, что сегодня мне исполнилось в третий раз 25 лет». После этого пожелания последовала кульминация программы с вносом именинного торта. После задутия свечей последовало торжественное вручение подарков. Во дворе общины была поставлена большая палатка для гриля. Несмотря на то, что в этот день погода не благоприятствовала, это не смогло омрачить праздничного настроения. «Я думаю, что в следующее воскресенье я буду праздновать ещё раз», - таковы были слова раввина Суссана, обрамлённые потоком поздравлений. Яна Шикман, Магдебург

Фото: Марина Куденко, Магдебург

 

66-летие Независимости Израиля 6.мая в доме нашей Общины отметили праздник независимости Израиля. Гостями праздника были студенты из Израиля, обучающиеся в Магдебурге.

7


С Днём победы в Великой Отечественной войне! В этом году в нашей Общине торжественные мероприятия, посвящённые 69 годовщине окончания войны, проходили 8.мая. Утром на еврейском кладбище прошло поминальное Б»гослужение. Затем, в Норд-парке состоялся памятный митинг и возложение цветов к Обелиску памяти павших в войне. Завершался этот день в Доме Общины, где собрались члены общины для того, чтобы «со слезами на глазах» вспомнить о тех страшных годах, оставивших неизгладимый след в каждой семье. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ПАВШИМ!

Фото: Инна Пономаренко, Магдебург

  8


«И будет так!» 65-я годовщина Победы… Украинское посольство пригласило нас в Берлин на празднование. Приём был на высоком уровне. Угощение – трудно описать! Участников ВОВ (которые из Украины) собрали, как мне показалось, со всех городов Германии. Обедали, беседовали, выступали с воспоминаниями, читали стихи, пели фронтовые песни. Официального концерта не было. Микрофон передавали от столика к столику. В углу зала, за двумя сдвинутыми вместе столиками, я увидела группу очень пожилых «в чинах» военных. Они разговаривали, негромко пели. Я подошла, познакомились. Завязался разговор, воспоминания… Они воевали в Берлине, и день победы праздновали там же. Расписывались на Рейхстаге. Прочитали и подарили мне стихотворение, которое написал их друг, но по состоянию здоровья он не смог с ними приехать. К сожалению, я не успела записать их адрес. Была мысль послать это стихотворение в газету и отправить потом им по адресу. Но наш автобус «очень торопился» и я адрес автора стихотворения не успела записать… Но стихотворение сохранилось у меня и представляю его в нашу газету «ШАЛОМ». И.М. Чернышевич, Магдебург

ДЕТИ ВОЙНЫ Да! Мы дети войны. Мы в атаку не шли. Мы гранаты под танк Не кидали. Мы на дзоты тела Не бросали, Потому что на фронт Нас не брали. Мы, как все, в ту войну голодали. Мы отцов у станков замещали. Море пота и слёз Мы в войну проливали, А теперь пожилыми Мы стали. Так спасибо же Вам, Ветераны войны, Что вы жизни своей Не щадили, И нас всех от врагов защитили.

Уважаемые читатели! Этим стихотворением членов нашей общины поздравил с праздником, Марк Горинштейн, родственник Семёна Винокура. «…Марку было 12 лет, когда он попал на Челябинский тракторный завод и целый год работал наравне со взрослыми. Но, после того, как зимой 1942 года у Марка воруют хлебные карточки, что было равносильно смертному приговору, мальчик решает бежать в Самарканд к родным. Ребёнок 13-ти лет вряд ли реально представлял то расстояние, которое ему предстояло пройти. Но он не только начал свой путь, он дошёл! Несмотря ни на что – просто шёл. Его ловили, отправляли в детские дома, а он убегал и шёл домой. 2406 километров… Через его обняла мама. И вызывает огромное восхищение мужество мальчика Марка и преклонение перед жизнелюбием и искрящимся оптимизмом Марка Горинштейна…» Татьяна Баумштейн, Сарасота, Флорида, (из газеты еврейской общины)

Марк Горинштейн, Сарасота, Флорида, США, 9 мая 2012 года

 9


ИНФОРМАЦИЯ СОЦИАЛЬНОГО ОТДЕЛА СИНАГОГАЛЬНОЙ ОБЩИНЫ МАГДЕБУРГА § § § Information für Empfänger der Grundsicherung im Alter oder bei Erwerbsminderung nach dem SGB XII Laut dem in der Gemeinde vorhandenden Schreiben des Bundesministeriums für Arbeit und Soziales vom 13.Februar 2014 bezüglich der Rückerstattung von individuellen Krankenversicherungsbeiträgen durch Krankenkassen „… sind Beitragsrückerstattungen … anrechenbares Einkommen, weil der Krankenversicherungsbeitrag vom SGB XII-Träger selbst geleistet worden ist. …“ Kommentar der Sozialabteillung hierzu: Das oben zitierte bedeutet, dass die sogenannten „Bonus“ – Auszahlungen, die von gesetzlichen Krankenkassen nach Antrag ausgezahlt werden können, bei der Berechnung der Grundsicherung im Alter oder bei Erwerbsminderung leistungsmindern berücksichtigt werden sollen. § § § Информация для получателей базового обеспечения по возрасту или при снижении трудоспособности по XII Книге социальных законов В соответствии с имеющимся у Общины письмом Федерального министерства по вопросам труда и социальным вопросам от 13-го февраля 2014 года, в котором речь идёт о компенсациях индивидуальных взносов на медицинское страхование больничными кассами, «... компенсационные выплаты по взносам ... являются учитываемым доходом, потому что взнос на медицинское страхование платился Социальным ведомством. ...» Комментарий социального отдела по этому поводу: Процитированное выше означает, что так называемые «Бонусы», выплачиваемые по заявлениям больничными кассами, при расчёте базового обеспечения по возрасту или при снижении трудоспособности должны быть учтены, снижая размер пособия.

Wir haben Behinderten aus Israel im Gemeindehaus empfangen Am 20.05.2014 hat unsere Gemeinde einen Besuch aus Israel empfangen genommen. Unsere Gäste waren 9 Behinderte und ihre 3 Betreuer aus der Stadt Afula. Im Rahmen der langjährigen Partnerschaft des Behindertenheimes „Beth Uri“ und der Gerhard – Schöne – Schule aus Wolmirstedt kam dieses Treffen zustande. Eine Woche lang verbringen diese behinderten jungen Erwachsene in unserem Land. Für sie ist ein vielseitiges umfangreiches Programm vom Förderverein der Gerhard – Schöne – Schule e.V. organisiert, unter der Leitung von Herrn Dr. Frey. Am o.g. Tag, nach dem Empfang von dem Minister-Präsidenten Sachsen-Anhalt, Herrn Dr. Haseloff wurden die Israelis vom Vorstandsvorsitzenden Herrn Laiter begrüßt und durch das Gemeindehaus geführt. Anschließend genossen unsere Gäste und ihre Betreuer einen Abendessen, der von unseren Damen und Herren zubereitet und im Zelt auf dem Hof der Gemeinde serviert wurde. Danach wurde ein gemeinsames Foto gemacht. Unsere Gäste haben wir auch mit koscherem Wein und Chalot für das kommende Schabbat versorgt.

  10


Принимаем инвалидов из Израиля 20 мая 2014 года наша Община приняла гостей из Израиля. Нашими гостями были 9 инвалидов и 3 их опекуна из города Афула. Эта встреча произошла в рамках долговременного партнёрства Дома инвалидов «Бет Ури» и Школы «Герхард – Шёне» из Вольмирштедта. Эти молодые инвалиды пробудут в нашей Земле неделю. Для них Обществом содействия «Герхард – Шёне – Шуле» под руководством господина Др. Фрея организована многосторонняя программа. В упомянутый день после приёма у Министра-Президента Саксонии-Анхальт, господина Др. Хазелоффа израильтян приветствовал и провёл по Дому Общины председатель правления, господин Лайтер. В заключение наши гости, и их опекуны получали удовольствие от ужина, приготовленного и сервированного в павильоне во дворе Общины нашими дамами и господами. После этого была сделана общая фотография. Наших гостей мы снабдили также кошерным вином и халами для предстоящего Шаббата.

Инесса Мыслицкая, Магдебург

Фото: Александр Писецкий, Магдебург

 11


Seiten der Geschichte Magdeburgs Страницы истории Магдебурга Сегодня мы продолжаем публикацию серии материалов об истории евреев - жителей Магдебурга, подготовленных руководителем общества содействия „Neue Synagoge Magdeburg“ e.V. госпожой Цаххубер. Heute setzen wir mit der Veröffentlichung von Artikeln über die Geschichte der Magdeburger Juden fort, die von der Vorsitzende des Fördervereins „Neue Synagoge Magdeburg“ e.V., Frau Zachhuber vorbereitet wurden.

 Eine alteingesessene Magdeburger Familie - Familie Brandus Das Jahr 1808 war für Magdeburg ein schweres Jahr. Napoleon hatte Preußen besiegt. In Magdeburg war überall die französische Besetzung zu spüren. Napoleons Bruder regierte das "Königreich Westfalen", zu dem auch Magdeburg gehörte, und nannte sich König Jerome. Doch diese fremde Besatzung hatte auch einen guten Aspekt. Das Thema der französischen Revolution von 1789, "Freiheit - Gleichheit - Brüderlichkeit" galt nun auch in Preußen. Und diese befreiende Gleichheit kam auch den Juden zu gute, die zuvor viele Jahrhunderte der Ungleichheit, Benachteiligung und unbrüderlicher Verfolgung hatten erleben müssen. In Magdeburg hatten sie sich 300 Jahre lang so gut wie nie niederlassen können. Nun verkündete am 21. März 1808 König Jerome in einem Erlass: „Wir … haben in Erwägung, dass die Juden nicht ferner eine getrennte Gesellschaft im Staate ausmachen dürfen, … sondern sich mit der Nation, deren Glieder sie sind, verschmelzen sollen…“. Damit war die Tür geöffnet für die Niederlassung von jüdischen Familien in unserer Stadt und für ihre völlige Gleichberechtigung (die allerdings erst im Jahr 1871 vollendet wurde). 1809 wohnten schon 84 Familien in Magdeburg. Die Gemeinde wuchs und entwickelte sich weiter. 1815 wurde der noch heute gebrauchte Israelitische Friedhof eröffnet. 1850 lebten 850 Mitglieder der Synagogengemeinde in Magdeburg und am Ende des Jahrhunderts waren es fast 2000. Zu den ersten Familien, die sich nach 1808 in Magdeburg niederließen, gehörte auch Familie Brandus, die sich manchmal auch "Brandes" nannte. Im ältesten Magdeburger Adressbuch, das aus dem Jahr 1817 stammt, gab es bereits einen Kaufmann Meyer Brandus und einen Fleischer und Schächter mit Namen Salomon Brandus (Brandes). Salomon Brandus war 1838 einer der Mitbegründer der Israelitischen Beerdigungsgesellschaft und wurde dann ihr erster Vorsteher, also ein wichtiger Mann in der neuen jüdischen Gemeinschaft.

Salomon war der Großvater von Elsbeth Brandus und vielleicht auch der Großonkel oder gar Großvater von ihrem Verwandten und späteren Ehemann Justizrat Dr. James Brandus. Von ihnen soll hier erzählt werden. Das Ehepaar wohnte in der Richard-Wagnerstraße 3a, und Dr. Brandus führte - 1926-1933 gemeinsam mit seinem Sohn Rudolf - eine Anwaltskanzlei im Breiten Weg 184 bzw. später 224. In der RichardWagnerstraße finden sich Stolpersteine, die an das Ehepaar Brandus erinnern. Die Studentin Aileen Börris hat zu der Geschichte der Brandus-Familie in Magdeburg 2011 während eines Praktikums im Stadtarchiv ausführlich recherchiert, und viele Informationen zu dieser Juristenfamilie sind auch in der Broschüre "Anwalt ohne Recht" von Georg Prick zu finden, dem Begleitbuch einer Ausstellung über jüdische Rechtsanwälte im Bereich des Oberlandesgerichtes Naumburg 1933-1945. Zurück zum Anfang des 19. Jahrhundert und der damaligen Familie Salomon Brandes in Magdeburg. Salomon Brandus heiratete zweimal. Aus der zweiten Ehe mit Minna geborene Sommerguth stammte sein Sohn Max (1929-1887), der Vater der oben erwähnten Elsbeth Brandus. Max war Kaufmann und hatte eine "Eisen- und Metallhandlung” am Breiten Weg 119. Als Kaufmann stand er 1866 erstmals in den Magdeburger Adressbüchern, da war er 37 Jahre alt. Er verlegte seine Firma 1887 in die Gröperstraße 2 und nannte sie "Handlung von Dampfmaschinen und alten Metallen". Er hatte seinen Betrieb also in unmittelbarer Nachbarschaft des heutigen Gemeindehauses der Synagogengemeinde. 12


Auch Max Brandus war zweimal verheiratet. Nach dem Tod seiner ersten Frau Pauline Spiegel heiratet er deren Schwester Johanna. Wie immer zur damaligen Zeit hatten diese Ehen mit den wirtschaftlichen Beziehungen der Familien zu tun. 1890 findet man im Magdeburger Adressbuch den Hinweis bei der Firma Brandus "Proc. S. und P. Spiegel" - Vertreter der Familie Spiegel hatten also für die Firma Brandus Handelsvollmachten. Elsbeth Brandus (geb. 1872) stammt aus der zweiten Ehe ihres Vaters, ihre Mutter war Johanna Brandus geborene Spiegel (1843-1902). Sie wuchs mit vier Geschwistern auf, Martin, Pauline, Nanny und Ernst. Als sie heiratete, wurde ihr Beruf mit "Haustochter" angegeben. "Haustochter" wurden damals Töchter aus gutem Hausegenannt, die man in irgendeine andere bürgerliche Familie gab, damit sie alle Fertigkeiten im Haushalt lernte. Elsbeths Tätigkeit war also so eine Art Vorbereitung auf die Ehe und auf die Führung eines eigenen Haushaltes. Ihr Mann James (geb. 1868) stammte auch aus einer Kaufmannsfamilie. Sein Vater Gustav Brandus (18221879) war Kaufmann und Viehhändler oder "Viehlieferant". Es könnte sein, dass auch er ein Sohn von Salomon Brandus ist. Gustav heiratete ein Mädchen aus Peine bei Hannover, Elise Bauer (1834-1924). Auffällig oft zog die Familie von Gustav Brandus um. Vor der Ehe wohnte (und arbeitete?) er zuerst in der Heilige Geiststraße (1853), dann Braune Hirschstraße (1856) und schließlich Schöneeckstraße (1858). Dort lebe er auch zunächst mit seiner Frau und den beiden ersten Kindern. Doch als James geboren wurde, war die Familie in die Johannisfahrstraße umgezogen und dann mit dem Dreijährigen in den Breiten Weg. Dass das Ehepaar Brandus seinen Sohn James nannte, ist auffällig - auch ihre anderen Kinder trugen ausländisch klingende Namen, Louis und Mary. Ob es da persönliche oder berufliche Kontakte ins Ausland gab? Leider wuchs der kleine James trotz seiner Geschwister quasi als Einzelkind auf, denn beide starben früh, Louis (geb. 1860) im Jahr 1864 und Mary (geb. 1861) 1872. Und als James 11 Jahre alt war, starb auch der Vater. Dennoch wurde er gut erzogen und unterrichtet. So wurde er der erste in der Familie, der zum Studium ging. Er studiert Jura und wurde im Jahr 1891 promoviert. Danach kam er wieder zurück nach Magdeburg und wohnte mit seiner verwitweten Mutter bis zu seiner Hochzeit mit Elsbeth im Jahr 1898 Breiter Weg 215. Seit 1891 war er juristischer Referendar und am 30. März 1898 wurde er als Rechtsanwalt vereidigt und beim Landgericht Magdeburg zugelassen. Er eröffnete seine Kanzlei am Breiten Weg 184 und wohnte bald mit seiner Familie in der Richard-Wagner-Straße 3a. In 100 Jahren war also aus einer Einwandererfamilie eine im bürgerlichen Magdeburg etablierte, angesehene Familie geworden. Eine eindrückliche Entwicklung! Zwei Söhne wurden James und Elsbeth Brandus geboren, Werner Gustav (1899) und Max Rudolf (1903), beide benannt nach den Großvätern Max und Gustav. Beim Ausbruch des Ersten Weltkrieges war Dr. Brandus schon 46 Jahre und war deshalb vielleicht schon zu alt, um eingezogen zu werden. Wenigstens ist nichts über einen Kriegsdienst bekannt. Nach dem Krieg wurde er 1919 zusätzlich Notar und erhielt den Titel "Justizrat", und ab 1926 wurde er neben seiner Zulassung für das Landgericht auch zum Amtsgericht Magdeburg zugelassen. Da konnte er aber auch schon auf die Unterstützung seiner Söhne rechnen. Sie hatten am König-Wilhelm-Gymnasium Abitur gemacht und danach beide Jura studiert und waren Rechtsanwälte geworden. Dr. Werner Brandusblieb nur kurz in Magdeburg und ließ sich ab 1926 in Berlin nieder, aber Dr. Rudolf Brandus trat nach seinem Studium in Jena, Leipzig, Heidelberg, Berlin und Münster und nach seiner Aufnahme in die Liste der Rechtsanwälte und Notare beim Amts- und Landgericht Magdeburg 1926 in die Kanzlei des Vaters ein, die inzwischen im Breiten Weg 224 untergebracht war. So hatte der Vater auch Zeit und Kraft, sich ehrenamtlich in der Synagogengemeinde zu engagieren. Doch gerade, als er dort 1933 zum stellvertretenden Vorsitzenden der Synagogengemeinde gewählt worden war, kamen die Nazis an die Macht. Dr. Rudolf Brandus wurde noch 1933 wegen seiner jüdischen Abstammung aus der Liste der zugelassenen Rechtsanwälte und Notare gelöscht, sein Vater durfte als so genannter "Altanwalt", also als einer, der schon vor dem Ersten Weltkrieg praktiziert hatte, bis 1937 als Rechtsanwalt arbeiten, nicht mehr jedoch als Notar. Was er daneben ehrenamtlich in seiner durch die Verfolgungen bedrängte Synagogengemeinde alles an Aufgaben zu bewältigen hatte, kann man nur vermuten. In schwerer Zeit hatte er vielen Gemeindemitgliedern zur Seite zu stehen.

13


Beide Söhne betrieben inzwischen schon eine Weile lang ihre Ausreise in die USA, weil sie in Deutschland keinerlei berufliche Chance mehr hatten. Sie verließen Deutschland 1937 und lebten seitdem in den USA, wo sie 1972 (Werner) bzw. 1982 (Rudolf) verstarben. Kurz vor ihrer Ausreise 1937 kamen auch ihre Eltern nach Berlin, um sich um ein Visum in die USA, zuletzt auch nach Cuba, zu bemühen. Doch all dies schlug fehl. Sie wurden am 26. September 1942 nach Theresienstadt deportiert. Sechs Wochen danach schon starb Elsbeth, fünf Monate später auch Justizrat Dr. James Brandus. Tödlich waren für sie beide die schrecklichen Zustände im KZ Theresienstadt. Der Name der Firma von Elsbeths Vater befand sich sogar noch 1950 im Magdeburger Adressbuch unter der Anschrift "Max Brandus, Metallochemikerfabrik, Gröperstraße 2". Doch da waren die Mitglieder der Familie Brandus längst verstorben, ermordet oder in alle Winde verstreut worden. Waltraut Zachhuber nach Recherchen von Aileen Börris im Stadtarchiv Magdeburg und Georg Prick in der Broschüre "Anwalt ohne Recht". Mögliche Illustrationen: Foto des Hauses Richard-Wagner-Str 3a (Bei mir vorhanden, Rechte bei Viktoria Kühne) Kopie des Eheeintrages von James und Elsbeth Brandus (Bei mir vorhanden) Anzeige zum Antritt von Rudolf Brandus als Rechtsanwalt (Bei mir vorhanden) Grabstein von Samuel Brandus oder einem anderen der zahlreichen Brandusgrabsteine auf dem Friedhof (bei mir nicht vorhanden) Foto der Firma Gröperstr. 2 - bei mir nicht vorhanden! Es gibt kein Foto eines Mitgliedes aus der Brandusfamilie Waltraut Zachhuber Vorsitzende des Fördervereins „Neue Synagoge Magdeburg“ e.V.

 Семья магдебургских старожилов – семья Брандус Год 1808 был для Магдебурга тяжёлым. Наполеон победил Пруссию. В Магдебурге во всём ощущалась французская оккупация. Брат Наполеона правил «Королевством Вестфалия», к которому относился и Магдебург, называя себя королём Жеромом. Но эта чужеземная оккупация имела и хорошую сторону. Девиз французской революции 1789 года «Свобода, равенство и братство» действовал теперь и в Пруссии. Это освобождающее равенство принесло пользу и евреям, которые многие столетия до этого вынуждены были испытывать неравенство, ущемления и преследования. В Магдебурге на протяжении 300 лет они фактически не могли поселиться. Теперь, 21 марта 1808 года король Жером в одном из указов провозгласил: «Мы, ... принимаем во внимание, что евреи не могут больше представлять обособленное общество в государстве, ... а должны слиться с нацией, частью которой они являются...». Таким образом, была открыта дверь для поселения еврейских семей в нашем городе и для полного их равенства (которое, впрочем, было полностью воплощено только в 1871 году). В 1809 году в Магдебурге жили уже 84 семьи. Община росла и развивалась дальше. В 1815 году было открыто Израэлитское кладбище, которое используется ещё и сегодня. В 1850 году в Магдебурге жили 850 членов Синагогальной общины, к концу столетия их было почти 2000. К первым семьям, которые поселились в Магдебурге после 1808 года, относилась и семья Брандус, которая иногда называла себя и «Брандес». В самой старой Магдебургской адресной книге, которая была выпущена в 1817 году, значились торговец Мейер Брандус и мясник по имени Соломон Брандус (Брандес). Соломон Брандус в 1838 году был одним из сооснователей Израэлитского

14


похоронного общества, и потом стал его первым председателем, то есть важным человеком в новом еврейском сообществе. Соломон был дедом Эльсбет Брандус и, возможно, двоюродным дедом или даже дедом её родственника, а позже супруга, советника юстиции Др. Джеймса Брандуса. Здесь рассказывается о них. Супруги жили на Рихард-Вагнер- Штрассе 3а. Др. Брандус руководил – с 1926 по 1933 год совместно со своим сыном Рудольфом – адвокатской конторой на Брайтер Вег 184, позднее 224. На РихардВагнер-Штрассе находятся Камни преткновения в память о супругах Брандус. Студентка Айлеен Бёррис во время своей практики в Магдебурге в 2011 году провела в городском архиве обстоятельные исследования истории этой семьи. Много информации об этой семье юристов можно найти и в брошюре «Адвокат без прав» Георга Прика – сопроводительной книги к выставке о еврейских адвокатах, работавших на территории Верховного земельного суда Наумбурга 1933 – 1945 г.г. Но вернёмся назад к началу XIX столетия и к тогдашней семье Соломона Брандеса в Магдебурге. Соломон Брандус был женат дважды. Во втором браке с Минной, урождённой Зоммергут, родился его сын Макс (1829-1887), отец вышеупомянутой Эльсбет Брандус. Макс был торговцем, и содержал фирму «Торговля железными и металлическим изделиями» на Брайтер Вег 119. В качестве торговца он в первый раз был упомянут в Магдебургских адресных книгах в 1866 году. Тогда ему было 37 лет. В 1887 году он перенёс свою фирму на Грёперштрассе 2 и назвал её «Торговля паровыми машинами и металлоломом». Таким образом, его фирма находилась в непосредственной близости от сегодняшнего здания Синагогальной общины. И Макс Брандус был дважды женат. После смерти своей первой жены Паулины Шпигель он женился на её сестре Иоганне. Как всегда в те времена, эти браки были связаны с хозяйственными отношениями семей. В адрессной книге Магдебурга 1890 года можно найти пояснения по поводу фирмы Брандус «Проц. С и П.Шпигель» - таким образом, представители семьи Шпигель имели торговые полномочия для фирмы Брандус. Эльсбет Брандус (рожд. 1872) происходит из второго брака её отца. Её матерью была Иоганна Брандус, урождённая Шпигель (1843 – 1902). Она росла вместе с четырьмя братьями и сёстрами – Мартином, Паулиной, Нанни и Эрнстом. Когда она вышла замуж, её профессия была указана как «домработница, живущая в доме на правах члена семьи». Так назывались дочери из хороших семей, которые отдавались в другие семьи с тем, чтобы они учились вести домашнее хозяйство. Деятельность Эльсбет, таким образом, была своего рода подготовкой к браку и к ведению своего собственного домашнего хозяйства. Её супруг Джеймс (рожд. 1868) происходил из семьи торговцев. Его отец Густав Брандус (1822 – 1879) был коммерсантом и скототорговцем или «поставщиком скота». Возможно, что он является сыном Соломона Брандуса. Густав женился на девушке из Пайне под Ганновером, Элизе Бауэр (1834 – 1924). Обращает на себя внимание, что семья Густава Брандуса часто переезжала. До брака он вначале жил (и работал?) на Хайлиге Гайстштрассе (1853), потом на Брауне Хиршштрассе (1856) и, наконец, на Шёнеэкштрассе (1858). Там он жил потом со своей женой и первыми двумя детьми. Но после рождения Джеймса семья переехала на Иоганнесштрассе, а затем, когда ему исполнилось три года – на Брайтер Вег. То, что супруги Брандус назвали своего сына Джеймс, обращает на себя внимание. Также и другие их дети носили звучащие по иностранному имена – Луис и Мэри. Имелись ли личные или деловые контакты за границей? К сожалению, маленький Джеймс, несмотря на наличие брата и сестры, рос как единственный ребёнок, потому что Луис (рожд. 1860) и Мэри (рожд. 1861) умерли рано, соответственно в 1864 и 1872 году. Когда Джеймсу было 11 лет, умер и его отец. Несмотря на это он был хорошо воспитан и образован. Так, он был первым в семье, кто стал получать высшее образование. Он изучал юриспруденцию и в 1891 году получил учёную степень. После этого он

15


вернулся в Магдебург и жил со своей овдовевшей матерью до собственной свадьбы с Эльсбет в 1898 году на Брайтер Вег 215. С 1891 года он был юридическим стажером и 30 марта 1898 года как адвокат был приведён к присяге и допущен в Земельном суде Магдебурга. Он открыл свою канцелярию на Брайтер Вег 184, вскоре после этого жил со своей семьёй на Рихард-Вагнер-Штрассе 3а. Итак, на протяжении 100 лет из семьи переселенцев получилась уважаемая, хорошо влившаяся в гражданскую жизнь Магдебурга семья. Впечатляющее развитие! У Джеймса и Эльсбет родились два сына, Вернер Густав (1899) и Макс Рудольф (1903), оба названы по именам дедов Макс и Густав. Когда началась Первая мировая война, Др. Брандусу было уже 46 лет. Возможно поэтому он был слишком старым, чтобы быть призванным. Как минимум, о его воинской службе ничего не известно. После войны в 1919 году он стал ещё и нотариусом и получил титул «Советника юстиции». А начиная с 1926 года, наряду со своим допуском при Земельном суде, он получил допуск в Суде первой инстанции Магдебурга. Но тогда он уже мог рассчитывать на поддержку своих сыновей. Они окончили гимназию имени Кайзера Вильгельма, после этого учились юриспруденции и стали адвокатами. Др. Вернер Брандус только короткое время оставался в Магдебурге, и с 1926 года обосновался в Берлине. Но Др. Рудольф Брандус после учёбы в Йене, Лейпциге, Гейдельберге, Берлине и Мюнстере и занесения в список адвокатов и нотариусов при Суде Магдебурга в 1926 году, начал свою деятельность в конторе своего отца, которая находилась на Брайтер Вег 224. За счёт этого у отца были время и силы для общественной деятельности в Синагогальной общине. Но именно тогда, когда в 1933 году он был избран заместителем председателя Синагогальной общины, к власти пришли нацисты. Др. Рудольф Брандус из-за своего еврейского происхождения был, уже в 1933 году вычеркнут из списков допущенных адвокатов и нотариусов. Его отец, как так называемый «старый адвокат», то есть тот, кто практиковал уже до Первой мировой войны, мог работать в качестве адвоката до 1937 года, но не мог быть нотариусом. Чем он параллельно с этим занимался на общественных началах в Синагогальной общине, стеснённой преследованиями, можно только предполагать. В то тяжёлое время он помог многим членам общины. Оба сына уже довольно продолжительное время стремились уехать в США, потому что в Германии у них больше не было никаких шансов на работу. Они покинули Германию в 1937 году и после этого жили в США, где и умели в 1972 (Вернер) и 1982 (Рудольф) году. Незадолго до их эмиграции в 1937 году в Берлин приехали и их родители, чтобы получить визу в США, на крайний случай на Кубу. Но этого не получилось. 26 сентября 1942 года они были депортированы в Терезиенштадт. Уже через шесть недель после этого умерла Эльсбет, через пять месяцев после этого – советник юстиции Др. Джеймс Брандус. Смертельными для обоих оказались ужасные условия в концлагере Терезиенштадт. Название фирмы отца Эльсбет находилось в Магдебургской адрессной книге ещё даже в 1950 году по адресу «Макс Брандус, металлохимическая фабрика, Грёперштрассе 2». Но к этому времени члены семьи Брандус уже давно умерли, были уничтожены или рассеяны в разные стороны. Вальтраут Цаххубер по исследованиям Айлеен Бёррис в городском архиве Магдебурга и по Георгу Прику в брошюре «Адвокат без прав». Фотографий какого-нибудь из члена семьи Брандусов – нет. Waltraut Zachhuber Vorsitzende des Fördervereins „Neue Synagoge Magdeburg“ e.V. Перевод: Дарья Писецки, Бремен

 16


DIE TREFFEN. DIE LEBENDIGE GESCHICHTE. ВСТРЕЧИ.

ЖИВАЯ

ИСТОРИЯ.

«Держитесь за руки и цените моменты, когда вы вместе, потому что однажды этого человека не будет рядом с вами…» Джорж Гарлин.

Продолжая начатую мною в предыдущем номере газеты «ШАЛОМ» тему, о праздновании Юбилеев и Золотых свадеб, я хочу рассказать ещё об одной Золотой свадьбе наших друзей, на которую мы были приглашены. Это было 7 января 2011 года. И ровно 50 лет назад поженились Тамарочка Пеклина и Леонид Лифшиц. Какая красивая пара встретила нас на пороге зала, где отмечали этот Юбилей долголетнего, семейного счастья «молодожёны». – Невеста сияла «золотой короной» на голове, глаза лучились счастьем. Жених был собран и торжественен. Зал, который оформила с любовью и со вкусом двоюродная сестра Тамары – Елена Пеклина, блестел и переливался «золотыми буквами» поздравлений и другими украшениями. Были приглашены родные: семья Лайтеров, Ирина и Вадим с сынулей, сёстры Елена и Александра Пеклины; друзья. Открывая торжество Александра очень поэтично, сердечно поздравила Юбиляров. Конечно, мы и остальные гости так же спешили поздравить Тамарочку и Леонида, которые услышали о себе много лестных слов; гору пожеланий здоровья, счастья и благополучия. А Владимир Явич прочитал, сочинённое им специально к этой дате, стихотворение… Дорогие наши друзья – Вы помните январь 1961 год… Вы были счастливы и юнны, А жизнь – полна надежд, И судьбы, как натянутые струны, Звенели и рвались, Обозначая свой рубеж. Рубеж осознанных поступков, Соединения сердец… И мир уже не хрупкий, Настало время золотых колец! И сегодня вся ваша родня, За столом семейным воспевает. То, как жилы вы, любовь ценя, Ведь сегодня «Свадьба золотая»! Семье сегодня – 50! Звучат фанфары! И будьте вы счастливой парой, Ещё на долгие года! Лэхаем!

17


Атмосфера праздника была очень тёплой, приятной для всех. Замечательное угощение заказали, и всё организовали сыновья Михаил и Вадим. Внук Марик играл на фортепиано для бабушки и дедушки. А приятным сюрпризом стало музыкальное поздравление Данички Лайтера, который, не имея возможности приехать (из-за учёбы в другом городе), прислал видео и все гости увидели и услышали его прекрасное исполнение на фортепиано. Спасибо ему большое! Родные, друзья и все гости запомнили этот замечательный праздник, замечательной пары и их замечательный Юбилей – свадьбы! А сейчас я хочу рассказать о том, о чём рассказали мне в интервью наши друзья: как это всё начиналось…

Леонид – глава семьи.

Жил с родителями в городе Херсоне до 9 лет, учился в школе, поступил в музыкальную школу. В мае 1941 года его направили в город Одессу на курсы повышения квалификации т.к. она была военным врачом – хирургом. До начала войны оставался один месяц. Отец, в первые же дни войны, ушёл на фронт, а Лёню привезли в Одессу к маме, которую тоже призвали в Армию и она сразу же начала работать в военном госпитале. Так и жил Лёня мамой, вопреки недовольству военного начальства. Убегал днём в поле, прятался. Мама очень переживая за сына, хотела определить его куда-нибудь или к кому-нибудь, но никто не хотел брать еврейского мальчика. Это было ужасно! А страшнее всего было то, что мальчику в 9 лет пришлось пережить обстрелы, грохот от разрывов снарядов. Он видел низко летящие самолёты с крестами на борту. Когда немецкие войска наступали на город Одессу, госпиталь был эвакуирован на Северный Кавказ: в город Кисловодск. Далее, части Советской Армии отступая, вынуждены были перейти через перевал в город Нальчик, чтобы не попасть в окружение и Лёня был свидетелем и участником этих событий. И вот наступил, наконец, 1945 год, тяжёлые годы войны закончились. День Победы! Ура! Семья вернулась домой, в Запорожье. Мама демобилизовалась и стала работать рядовым врачом, а отец продолжил службу в Армии и после войны. Это было детство Леонида Лившица. Затем наступили годы учёбы в школе, занятие музыкой. Он играл на скрипке, аккордеоне, начал сочинять песни, и с двенадцати лет, даже стихи. После окончания средней школы, поступил в Харьковский политехнический институт, где получил профессию – инженер-электрик. А трудовую деятельность начал на крупнейшем заводе «Запорожсталь», где и проработал 40 лет. Успел так же защитить кандидатскую диссертацию, преподавал в вузе электротехнику. И вот, в это время, Леонид и познакомился с красавицей и умницей Тамарочкой Пеклиной, студенткой Второго Ленинградского медицинского института. Любовь захлестнула наших героев. Конфетно-цветочный период длился не долго; и, когда она, окончив институт, вернулась в Запорожье, они поженились. Это было 7 января 1961 года. В этом году исполнилось, не полных ещё, 54 года их совместной жизни в любви и согласии. Самое главное кредо в этой жизни Леонида Лившица – делать людям ДОБРО! Он – прекрасный семьянин, а оба сына похожи на него как две капли воды. Леонид готов на всё ради семьи, помогает жене во всём, нянчил внуков. Леонид – добряк, очень приятен в общении, доброжелательный и уступчивый, трудолюбивый. Главное его хобби – это музыка. Ещё работая на заводе, он сочинял песни для участников художественной самодеятельности. Его песни пели на всех праздниках. (Я лично видела видео одного из концертов). Леонид сочинил 140 песен. Приехав в 1998 году в Германию, Леонид продолжал сочинять: музыка к балету, а главная его гордость – это симфония и были напечатаны два сборника его песен. Эти музыкальные сборники были подарены нашей Общине и находятся в библиотеке.

18


Уже здесь, в Магдебурге, было проведено несколько творческих вечеров Леонида Лившица. Мы пожелаем Леониду крепкого здоровья и творческих успехов!

Тамара Пеклина –

Стержень семьи и двигательная сила. Жена, мать, бабушка, прабабушка. Семья жила в Запорожье. Мама преподавала немецкий язык в школе, папа работал экономистом. Тамара с трёх лет хотела стать врачом и стала им! Ещё учась в школе, она говорила: «Поступлю в медицинский… если не в мед., то ни в какой другой». И поступила во Второй Ленинградский медицинский институт. Однажды, приехав на каникулы, познакомилась с кудрявым, красивым, деликатным парнем – это был Леонид Лившиц. Молодые понравились друг другу, стали переписываться. Окончив институт, Тамара вернулась в Запорожье и сразу устроилась на работу в детскую больницу, где и проработала сорок лет. Пришлось ей поработать и участковым врачом. Родитель и дети очень любили «своего доктора», потому что чувствовали и её любовь к детям, стремление быть всем полезной и всех вылечить. Можно себе представить, сколько километров она прошла, посещая детей на дому?! Не счесть! Об этом Владимир Явич написал стихотворение, поздравляя с Юбилейным Днём Рождения Тамарочку. Диагноз поставлен точно: У Доктора – Юбилей! Тамарочке Пеклиной, срочно – Звонки, телеграммы друзей! Все помнят, все любят, все знают. С пелёнок знакомство ведут – У бывших её пациентов, Внуки давно уж растут. Большие дома и лачуги, Подъезды со скрипом дверей, Были бы ноги упруги… Ребёнок болеет – ой доктор, Прошу Вас – быстрей. И нет в Запорожье уж дома, И улицы нет там такой, Где с Пеклиной не знакомы, Где не был бы Доктор родной. А дома свои «вундеркинды»: Все Лившицы, все, как один, А Лёня там самый солидный, Технарь, музыкант, господин! Наш Доктор со всеми поладить умеет, И всех успокоить должна, Рецепты пропишет, улыбкой согреет, Тамарочка, всем им нужна. Сейчас Запорожье далече, Остался он там, за «бугром», Напомню я Вам в этот вечер, Что в Магдебурге Ваш дом. ти До 120 Вам здоровья, Без всяких диет и речей. Побольше согретых любовью, Счастливых и солнечных дней! Лэхаем!

19


Хочу ещё написать о том, что Тамара лечила и отдавала все силы не только детям-пациентам, но и своей семье, своим детям: сыновьям Михаилу и Вадиму, которые выросли такими же замечательными людьми, как и их родители. Михаил окончил школу с золотой медалью, а затем и Ленинградский Технологический институт и сейчас работает программистом. А Вадим, стал, как и мама, врачом. Он закончил Запорожский мединститут с красным дипломом, а затем учился в Магдебурге. И сейчас работает в больнице в Магдебурге врачом-анестезиологом. У Тамары с Леонидом – три внука, одна внучка (бабушкина копия) и два правнука. Какое счастье! Помогая воспитывать внуков, Тамара успевала ещё петь в хоре, которому отдала 11 лет и будучи, к тому же, бессменной старостой этого хора. И, несмотря на то, что она (по состоянию здоровья) больше не поёт в хоре, многие присылают ей к праздникам поздравления, звонят и не забывают. И это очень приятно! И вот на этой оптимистической ноте я хочу закончить свой рассказ о замечательной, дружной семье Т. Пеклиной и Л. Лифшица. Пожелаем им здоровья, счастья и благополучия. Евгения Явич, Магдебург Фото из семейного архива Т. Пеклиной и Л. Лифшица

   Поезд шёл на восток – на Дальний восток. Мои уважаемые читатели, если Вы не забыли, то в №16 нашей газеты «ШАЛОМ», я писал о еврейской свадьбе в городе Черновцы, на которую был приглашён моим другом и где получил предложение от уважаемых евреев после окончания института приехать работать в этот город. Однако когда аттестационная комиссия дала мне направление на работу в Винницкую область (в полутора часах езды от моего родного города), я забыл о Черновцах. Когда я ставился на учёт в районо, мне председатель сказал (он знал меня ещё по Виннице): «У тебя ещё есть месяц на отдых, а за неделю до 1 сентября будь на месте. Я направлю тебя в хорошую школу и подберу уважаемых людей, у которых ты будешь жить. Забегу сразу вперёд и скажу, что Семён Винокур он во всём сдержал своё слово, у уважаемых людей была и «кола» - дочь на выданье. Но не случилось… Через месяц работы я получил повестку из военкомата о призыве в ряды Советской Армии. Я уехал на неделю проститься с мамой, родными, друзьями. И вот я снова в Мурованных Куриловцах – в одном дворе военкомат, а рядом уже не моя школа. Ещё дома мастер снял мои волнистые волосы. Я приехал во всём тёплом, кто-то дал фуфайку, сапоги, а на голове у меня была моя шляпа. Вот эту шляпу и просили снять ученицы 8 – 10 классов, которые на большой перемене пришли меня провожать, и им очень хотелось увидеть Семёна Михайловича без причёски. Скоро шутки и весёлое настроение кончилось. К обеду стали на повозках из сёл приезжать призывники с провожающими в «сильно весёлом» настроении… Нас повели на вокзал и посадили в пригородный поезд. Крики, слёзы прощания. Всё это выдержать было нелегко. К вечеру мы были в Казятине. Там находился областной призывной пункт. Несколько казарм вмещали по 200 и более человек. На следующий день ко мне из Винницы приехал друг Шулим – сын румынского раввина. Я позволю себе несколько отойти от рассказа, так как я пишу заметку в еврейскую газету и Вам, возможно, будет интересна история этой еврейской семьи… Как я уже писал, мой друг Шулим родился в Румынии, его отец Лео был раввином, но в городе Винница после войны не поощрялась религиозная деятельность. Но все еврейские женщины и моя мама знали его – он был резником, и куры считались кошерными. Через несколько лет он переехал в

20


районный центр, где смог проводить субботние богослужения, отмечать еврейские праздники. К нему приходили евреи молились, пели. Жена готовила угощения. Иногда я бывал у них в гостях. В 1972 году после долгих переговоров двух государств и по приглашению старшего сына (гражданина США) они вылетели в США. По пути находясь в Вене, он был приглашён в Италию на проведение богослужения в праздник Пессах. У него был хороший голос. В США он не прижился и через год, по приглашению Израиля переехал туда с женой. Где служил раввином в городе Натания. Ребе Лео ушёл из жизни в возрасте 96 лет. На сегодняшний день уже в живых никого из этой семьи нет, нет и Шулима… Первое и главное, что интересовало Шулима – куда нас, т.е. меня повезут служить? Я понятия не имел, и он пригласил офицера, у которого я был в подчинении, вечером поужинать в ресторане железнодорожного вокзала. Известно, что Житомирский и Казятинский вокзалы строились при царе и были лучшие в Украине. Поздно вечером втроём мы сидели за хорошо накрытым столом, а оркестр играл. Не каждая девушка могла меня так взволновать, как музыка. Музыканты играли Полонез Огинского. Спокойно слушать, эту музыку нет сил. И вдруг, старший лейтенант Зайцев вскочил и стал резко просить, чтобы музыканты повторили Полонез. Конечно, правильнее было, если бы Шуля, который выглядел очень элегантно (ведь он костюмы у лучших портных), и был в нормальном состоянии, подошёл с десяткой в руке и они бы снова сыграли… Короче, начался конфликт, и кончилось тем, что военный патруль забрал нашего гостя. Тем не менее, мы уже знали, что я еду на Дальний Восток. Эту ночь я не спал в казарме. Мы прощались с нашей вольной жизнью, вернее я, так как его папа сумел оставить Шулю в Виннице. А ведь он тоже кончил пединститут. Под утро мы расстались, дав клятву через 15 лет встретиться в Париже. Это был 1955 год – год окончания мной института… В 1972 году Шуля улетел в США… Вернёмся в Казятин. Днём большой состав с призывниками тронулся в путь, старшего лейтенанта Зайцева с нами не было. Какой-то другой офицер в поезде сказал, что в вагоне я буду за старшего. Мы ехали уже 2-3 дня, когда появился Зайцев. О вечере в ресторане не было сказано ни слова. Надо мысленно вернуться снова в Казятино, днём ст. лейтенант взял меня и ещё кого-то, и мы пошли на привокзальный базар. Сделав 2-3 ходки, мы наполнили 3-4 мешка яблок. Конец октября. Золотая осень. Яблоки отменные и одно ведёрко стоит всего-то 1 руб. Мешки лежали в углу вагона и издавали такой аромат, ну прямо-таки райские яблоки!!! Однако интереса к ним никто не проявлял. Уже прошла неделя. Спим на нарах – одни доски. Правда каждый нашёл что-нибудь постелить: солому, тряпьё и даже газеты. На станциях есть кипяток, один раз в день идут дежурные к вагонукухне и разносят что-либо горячее, есть и сухой паёк. Где-то уже за Уралом, мне ст. лейтенант даёт ведёрко с яблоками, и на большой станции я продаю десяток яблок за 1 руб. вижу он нахмурился, но ничего не сказал. А через день он снова набрал ведро и говорит: «Проси 1 руб. за одно яблоко». К моему удивлению, люди покупали. Понятно куда уходили эти деньги – на «дополнительное питание» для офицеров… Дорога длинная, дни переходят в недели. Наш поезд обычно останавливался на запасном пути, или в 50 -100 метрах от вокзала, и не ранее, чем через час поезд отправлялся дальше. И вот в какой-то день, возвращаясь к поезду, я его не увидел на месте. В моей жизни это был уже третий подобный случай. Как-нибудь, расскажу, при встрече с Вами – мои читатели. К счастью, недалеко я увидел пассажирский поезд, подбежав к паровозу, я рассказал машинистам, и они успокоили меня, я поднялся на паровоз. «Садись сынок, довезём с ветерком и будем ещё раньше на очередной станции». Так оно и было. Моё отсутствие почти никто и не заметил. На вопрос я сказал, что ехал в другом вагоне. Уже прошло более двух недель. Позади осталось озеро Байкал, незабываемо! Вода чистая и очень холодная, очень глубоко уже с берега. Поезд проходил почти у самого берега, а через год поезд шёл

21


уже высоко в горах. Проехали «Новая Сибирь» - так было написано на вокзале. Я даже не сразу понял, что это город Новосибирск. Остался позади и Биробиджан – Еврейская автономная область, где «…Пиня золото искал…» (из песни). Если сказать честно, хотелось уже хоть раз поспать по-человечески, все кости болели, я готов был мысленно попасть в казарму. Но поезд всё шёл и шёл на Дальний Восток. И вот я не выдержал. Не раз я видел за эти дни скорый поезд «Москва-Владивосток». Тогда он шёл 12 суток. На какой-то станции, продав яблоки, и увидев скорый, я подумал, что больше такого шанса у меня не будет и вскочил в вагон. Яблоки кончились, и меня никто не будет отпускать, как это было до сих пор. Пробежав по вагонам поезда, я нашёл то, что искал – вагон-ресторан. Деньги у меня были, и я заказал 3-4 блюда, всё горячее и такое вкусное! Я стал пить чай, а какой вкусный был чай в поезде – все знают! Но сколько можно пить чай? Итак, уже прошло часа два, а поезд мчится – это не товарняк. Далее мысли пошли вялые, сонные и не контролируемые мной, хотя надо сказать честно, что я даже грамма вина не заказывал. Я рассчитался с официантом. На меня никто не обращал внимания – в этой части страны часто встречаются «разные» люди, лишь бы они платили. Я вновь пошёл по вагонам, по дороге нашёл симпатичную проводницу и «договорился» с ней, что она даст мне постель и уложит спать на несколько часов, а потом разбудит, когда будет большая станция. Сказано – сделано. Надо признаться, что я ещё знал кодовый номер нашего военного поезда. Поэтому на станции я с дежурным договорился, что меня поставят в известность о прибытии моего поезда, ведь скорый обогнал его на много часов. И вот я снова в своей теплушке, но не тут-то было. Уже давно установили, что такой-то призывник отсутствует. Правда, лейтенант Зайцев (уже не старший, через пару месяцев я узнал, что его лишили звёздочки) – во всём был виноват «поляк Огинский». Так вот он то, знал, куда я ходил и просил по инстанции, пока не давать делу хода. Но лично мне радоваться не пришлось и часа. Меня отвели к старшему, не знаю может быть это был начальник поезда и он вынес вердикт, не желая слушать мой лепет, что я случайно отстал и т.д. Меня посадили в вагон-рефрижератор, в котором висели мороженые туши мяса. На моё счастье я «замораживался» около часа (до следующей остановки поезда), а ведь на Востоке бывает поезд едет 2 часа и более – это не центр страны и не Германия. Что вам сказать, друзья, у меня и сейчас, когда я пишу эти строки, мороз проходит по коже. Когда поезд остановился и открыли двери, то я просто вывалился, как мороженый, скажем кролик или рождественский ГУСЬ.

Наше путешествие кончилось через 23 СУТОК! Мы проехали (не помню, в какой последовательности): Ворошиловск, Уссурийск, Иман, станцию Зима, где родился мой любимый поэт Женечка Евтушенко, и остановились на станции Лаза. Я закончил писать, потому что последующие два с половиной года службы на Дальнем Востоке и на Северном Кавказе были для мен в таком же духе, и запомнились на всю жизнь. Ваш Семён Винокур, Магдебург Фото из семейного архива С. Винокура

 22


Israel heute, Leben in Siedlungen

Израиль

сегодня, жизнь на поселениях Уважаемые

читатели!

Сегодня мы продолжаем Вас знакомить с материалом, который передал господин Михаил Нудлер, (Израиль). У Вас есть возможность задавать вопросы господину Михаилу Нудлер об Израиле: написав или позвонив в секретариат нашей общины, и ответы Вы прочтёте в газете «ШАЛОМ».

Текоа – поселение в Иудейской пустыне (продолжение, начало см. №18)

Наша семья в Текоа Переезд в поселение был для нашей семьи идеологическим только наполовину. Я-то свои взгляды сформировал ещё в России. Мне было абсолютно ясно, что следует бороться за каждый кусочек еврейской земли, а все разговоры о мире с арабами, который достигается с помощью территориальных и прочих уступок, не более, чем химеры, не имеющие права на существование. Поэтому моё сердце всегда было с поселенцами, а действовать я привык по принципу, высказанному рабби Гилелем в трактате «Авот»: «Если не я для себя, то кто же? И если не сейчас, то когда?» Но, моя жена… Она приехала из Парижа, где леволиберальная пропаганда успела основательно промыть ей мозги. В силу этого ей казалось, что поселенцы – это экстремисты, а потому ей с ними не по дороге. Все мои убеждения ни к чему не приводили. Но, вот, у нас родилась дочка, а через некоторое время вторая. Мы жили в Иерусалиме в новостройке. Заталкивать две коляски по узким лестничным пролётам на 4-й этаж оказалось делом сложным, а переезд хотя бы этажом ниже стоил больших денег, которых у нас не было. А в поселении за деньги, вырученные от продажи квартиры в Иерусалиме, можно было купить дом, небольшой, конечно, но проблема с колясками устранялась сама собой. В конце концов, жена сдалась, и мы оказались в Текоа. Было это в декабре 1985 г. Поначалу всё шло хорошо. Отношения с арабскими соседями были вполне дружескими. Рейсовый автобус, соединявший нас с Иерусалимом, шёл через арабские деревни, а потом через Бейт-Лехем (Вифлеем), населённый исключительно арабами. Многие жители Текоа закупали овощи и фрукты в Бейт-Лехеме, некоторые чинили там машины, у некоторых среди арабов были друзья. Вся эта идиллия продолжалась до декабря 1987 г., когда началась 1-я Интифада – цепь спровоцированных арабами террористических актов, направленных не только против жителей поселений, но и против всех евреев Израиля вообще. Но о политике я поговорю с вами в другой раз. Наша старшая дочь Сима пошла в местный детский сад. Там было весело и приятно, воспитательницы в Текоа, да и вообще в Израиле, очень заботятся о детях, дети окружены любовью и вниманием, они очень быстро развиваются и быстро становятся самостоятельными. Иногда это, правда, приводит к тому, что излишняя самостоятельность перерастает в самоуверенность и даже в нахальство, но, как говорится, «нет худа без добра». Вспоминается один смешной случай. Трёхлетняя Сима, вернувшись из садика, заявила мне: «Я сегодня сказала Ави (соседский мальчик) хазир (чтобы не оскорблять вашего слуха непристойным словом, переведём это как «поросёнок»). Я, конечно, возмутился, долго ей что-то объяснял, а закончил тираду словами: «Это слово произносить нельзя»! Сима – девочка покладистая, спорить не стала. Месяца через два после этого мы поехали в Париж навестить родителей жены. В один из

23


дней жена повела нас в Булонский лес, а там, помимо всяких прочих детских развлечений, на каждом холмике вольеры каких-нибудь домашних животных. И, вот, подходим мы к одному из таких холмиков, на котором стоит какая-то маленькая и очень живописная избушка. И, вдруг, из неё выходит такая розовенькая хрюшка, а за ней целый выводок поросят. Сима, которая никогда в своей жизни не видела свиньи, спрашивает меня: «Папа, кто это?» Я естественно (на иврите) говорю ей: «Это хазир», на что Сима мне в ответ с укоризной: «Папа, это слово произносить нельзя!» Переехав в Текоа, мы получили во временное пользование (пока не закончится строительство нашего дома, на это ушло более двух лет) бетонный караван, в нём было две комнаты, каждая метров по 12, но мы не жаловались. У нас было двое детей, но мы хотели, чтобы детей у нас было много, но процесс почему-то приостановился. И, вот, однажды в Текоа была сильная буря, которая сорвала мезузу со входа в наш караван. К моему ужасу мезуза упала в грязь, но когда я её поднял, мой ужас только усилился: даже мне, дилетанту, стало ясно, что мезуза не только не кошерна, но и никогда не была кошерной. Таким образом, мы жили в течение двух лет в доме, в котором не было мезузы. В следующем месяце мы переехали в новый дом. Я побежал к своему приятелю, он когда-то учил у меня иврит в Москве, который приехав в Израиль, повесил на стену свой диплом кандидата философских наук и переквалифицировался в переписчика Торы, тефиллин и мезуз (на иврите эта профессия называется «софер стам»). Сегодня Михаил Ханин (так зовут моего приятеля) – один из самых известных «софрей стам» в Иерусалиме, его мезузы стоят очень дорого, но тогда он был только в начале своей новой карьеры, и я купил мезузы у него. Через месяц после того, как я установил кошерные мезузы в нашем новом доме, жена сообщила мне, что она в положении. Больше задержек у нас не было, и после очередной дочки родились ещё две, а потом и сын. Наше переселение в Текоа было задолго до начала большой эмиграции из стран бывшего СССР. Когда в Израиль в начале 90-х годов приехало более полумиллиона евреев, армия ввела возрастной ценз на призыв, и новых иммигрантов старше 25 лет перестали призывать на военную службу. Не так обстояло дело в мои времена. В 1983 г., когда мне было почти 37 лет, меня призвали в армию. Я прошёл школу молодого бойца по укороченной программе и стал полноправным резервистом. В течение 11 лет я призывался раз в году на целый месяц, а потом ещё в течение 3-х лет на 2-3 дня ежегодно, чтобы не разучился стрелять. Окончательную демобилизацию я прошёл в 54 года. Я был уволен в запас в чине старшего сержанта, чем очень горжусь. Говоря о военной службе, нельзя не вспомнить одной очень нелёгкой истории. В феврале 1988 г. я был направлен охранять военно-следственную тюрьму «Фар’а», где-то километров в 12 от Шхема (Наблус). В тюрьме содержались 350 террористов. В пятницу после обеда я вышел с ещё одним солдатом на пост часового тюрьмы. Через полчаса после заступления на пост к нам стала приближаться толпа арабов с камнями, палками, пращами и железными ломами. Во двор тюрьмы полетел град камней. Я стал стрелять в воздух. Это на некоторое время остановило толпу, и тогда я послал напарника за подкреплением: на территории тюрьмы находилась специальная группа по разгону демонстраций. Сам я поднялся на сторожевую вышку, и, продолжая стрелять в воздух, как-то ухитрялся сдерживать арабов. Основная опасность состояла не в том, что арабы попытаются ворваться в тюрьму, на это они вряд ли бы решились, а в том, что с минуты на минуту из двухдневного отпуска должны были возвратиться двое наших товарищей. Они должны были приехать на своих машинах. Арабы могли перекрыть им дорогу, окружить, и тогда им грозила бы неминуемая смерть. Через полчаса вернулся мой напарник и сообщил, что командир подразделения по разгону демонстраций отказался дать приказ своим солдатам выйти за пределы тюрьмы, ссылаясь на то, что они в этот день уже два раза выходили и вообще очень устали. Тогда я понял, что должен действовать сам. За те полчаса, что я провёл на вышке, я убедился, что у всей этой акции есть руководитель. Без долгих размышлений я выстрелил ему в ногу. Все арабы тут же разбежались, а прилетевшая неизвестно откуда арабская санитарная машина подобрала раненого. На меня, конечно, донесли. Меня судил военный трибунал, который присудил мне четыре месяца условного заключения. По сегодняшним меркам я ещё хорошо отделался. (Продолжение следует)

24


Четыре поколения семьи Нудлер на свадьбе дочери Яэль Хен Vier Generationen der Familie Nudler auf der Hochzeit der Tochter Yael Chen Михаил Нудлер, Текоа (Иудея), Израиль Фото: Бэтти Нудлер, Текоа (Иудея), Израиль

Geehrte Leser! Heute lesen Sie die Fortsetzung der Vorstellung des Materials, das uns von Herrn Michail Nudler (Israel) überreicht wurde. Sie haben die Möglichkeit Herrn Nudler Fragen über Israel zu stellen, indem Sie an das Sekretariat unserer Gemeinde schreiben oder dieses anrufen. Die Antworten werden Sie in der Zeitung „Schalom“ lesen können.

Tekoa – Eine Siedlung in der jüdischen Wüste (Fortsetzung, Anfang siehe Ausgabe Nr.18) Michail Nudler

Unsere Familie in Tekoa Der Umzug in die Siedlung war für unsere Familie nur zur Hälfte ideologisch geprägt. Ich habe meine Ansichten bereits in Russland entwickelt. Mir war absolut klar, dass für jedes noch so kleine Stück jüdisches Land gekämpft werden muss und jegliche Gespräche mit den Arabern über den Frieden, der durch territoriale und andere Zugeständnisse erreicht wird, nichts weiter als Trugbilder sind, die über kein Existenzrecht verfügen. Deshalb war mein Herz stets mit den Siedlern und zu handeln bin ich gewohnt, nach dem Traktat „Awot“ des Rabbi Gilelem: „Wenn nicht ich für mich bin, wer dann? Und wenn nicht jetzt, wann dann?“ Jedoch meine Frau… Sie kam aus Paris, wo es die linksliberale Propaganda bereits geschafft hatte ihr den Kopf zu waschen. Daher schien es ihr, dass die Siedler Extremisten seien und sie mit ihnen nicht den gleichen Weg gehen wollte. All meine Überzeugungen führten zu nichts. Doch dann wurde unsere Tochter

25


geboren und kurze Zeit später die Zweite. Wir lebten in Jerusalem in den Neubauten. Das hineinhieven von zwei Kinderwägen in den vierten Stock in einem engen Treppenhaus erwies sich als eine schwierige Aufgabe und der Umzug zumindest eine Etage tiefer kostete viel Geld, das wir nicht besaßen. In einer Siedlung konnte man für den Erlös aus dem Verkauf der Wohnung in Jerusalem ein Haus kaufen, natürlich nur ein kleines, jedoch löste sich das Problem mit den Kinderwägen dadurch in Luft auf. Schlussendlich gab meine Frau auf und wir fanden uns in Tekoa wieder. Dies geschah im Dezember des Jahres 1985. Zu Anfang war alles gut. Das Verhältnis zu den arabischen Nachbarn war recht freundschaftlich. Der Linienbus, der uns mit Jerusalem verband, fuhr durch arabische Dörfer und schließlich durch Bethlehem, einer Ortschaft, die nur Arabern vorbehalten ist. Viele Bewohner Tekoas kauften in Bethlehem ihr Obst und Gemüse, einige reparierten hier ihre Autos, andere hatten arabische Freunde. Diese Idylle bestand bis zum Dezember 1987, als die erste Intifada begann – die von Arabern provozierten terroristischen Akte richteten sich nicht nur gegen die Bewohner der Siedlung, sondern auch gegen alle Juden in Israel insgesamt. Doch über Politik werde ich mit Ihnen ein andermal sprechen. Unsere älteste Tochter Sima ging in den örtlichen Kindergarten. Dort war es lustig und angenehm. Die Erzieherinnen in Tekoa, eigentlich in ganz Israel, kümmern sich sehr um das Wohl der Kinder. Die Kinder sind von Liebe und Aufmerksamkeit umgeben, sie entwickeln sich sehr schnell und werden ebenso schnell selbstständig. Manchmal führt es dazu, dass die Selbstständigkeit zum Selbstbewusstsein heranwächst oder gar zur Frechheit. Doch wie sagt man so schön: „Es gibt kein Leid ohne das Gute“. Ich erinnere mich an eine Begebenheit. Die dreijährige Sima, die soeben aus dem Kindergarten zurückgekehrt ist, erklärt mir: „Ich habe heute zu Awi (ein Junge aus der Nachbarschaft) „chasir“ (um ihr Gehör nicht mit einem unangemessenen Wort zu beleidigen, übersetzten wir das Wort mit „Ferkel“) gesagt. Ich war natürlich entsetzt und erklärte etwas lang und breit und endete mit den Worten:“Dieses Wort auszusprechen ist verboten!“ Sima, ein sehr verträgliches Mädchen, unterließ es zu streiten. Etwa zwei Monate später fuhren wir nach Paris, um die Eltern meiner Frau zu besuchen. An einem der Tage führte uns meine Frau in den Wald von Boulogne, wo, neben vielen verschiedenen Unterhaltungen für Kinder, auf jedem Hügel ein Gehege mit Haustieren steht. So gingen wir zu einem dieser Hügel, auf dem ein kleines malerisches Häuschen stand. Plötzlich kommt aus diesem Häuschen eine Sau heraus und hinter ihr her eine ganze Reihe Ferkel. Sima, die nie zuvor in ihrem Leben ein Schwein gesehen hat, fragte mich: “Papa, was ist das?“ Ich antwortete ihr natürlich auf Hebräisch: “Das ist ein chasir.“ Worauf meine Tochter mir vorwurfsvoll antwortete: „Papa, dieses Wort auszusprechen ist verboten!“ Als wir nach Tekoa gezogen sind, bekamen wir vorübergehend (bis die Bauarbeiten an unserem Haus beendet waren, und dies nahm weitere zwei Jahre in Anspruch)eine Karawane aus Beton, in der sich zwei Zimmer zu je 12 Meter befanden, doch wir beschwerten uns nicht. Wir hatten zwei Kinder. Obwohl wir viele Kinder haben wollten, geriet der Prozess ins Stocken. Eines Tages wütete in Tekoa ein Unwetter, das unsere Mesusa vom Eingang in unserer Karawane herunterriss. Zu meinem Schrecken fiel die Mesusa in den Dreck und als ich sie aufhob verstärkte sich mein Entsetzten: selbst mir, als Dilettanten, wurde bewusst, dass unsere Mesusa nicht nur nicht mehr koscher war, sondern es auch nie gewesen ist. So kam es, dass wir zwei Jahre lang in einem Haus lebten, das keine Mesusa hatte. In dem nächsten Monat zogen wir in ein neues Haus. Ich lief zu meinem Freund (er lernte einst Hebräisch bei mir in Moskau), der, als er nach Israel kam sein Diplom der philosophischen Studien bei sich aufhängte, und sich als Kopierer der Torah, Tefillin und Mesusa umschulen ließ (dieser Beruf heißt auf Hebräisch „Sofer stam“). Heute ist Michail Hanin (so heißt mein Freund)einer der berühmtesten „Sofer stam“ in Jerusalem, seine Mesusen sind sehr teuer. Doch damals, zu Beginn seiner neuen Karriere, habe auch ich meine Mesusen bei ihm gekauft. Einen Monat nachdem ich die koscheren Mesusen in unserem Haus aufgehängt hatte, erzählte mir meine Frau, dass sie schwanger sei. Weitere Verzögerungen gab es bei uns nicht mehr, nach der Geburt unserer zwei Töchter, kamen zwei weitere zur Welt und zuletzt ein Sohn. Unser Umzug nach Tekoa fand lange Zeit vor der großen Emigration aus den Ländern der ehemaligen UdSSR statt. Als Anfang der 1990er Jahre mehr als eine halbe Million Juden nach Israel einwanderte, führte die Armee eine Altersgrenze bei der Einberufung ein. Auch Emigranten älter als 25 Jahre wurden

26


nicht mehr zum militärischen Dienst einberufen. Dies war zu meiner Zeit noch anders. Im Jahre 1983, als ich knapp 37 Jahre alt war, wurde ich in die Armee einberufen. Ich durchschritt die Schule eines jungen Kämpfers in verkürzter Form und wurde zum vollberechtigten Reservisten. Im Laufe von 11 Jahren wurde ich einmal im Jahr für einen ganzen Monat, später im Laufe von drei Jahren für 2-3 Tage jährlich einberufen, damit ich das Schießen nicht verlernte. Die endgültige Demobilisierung durchlief ich erst mit 54 Jahren. Ich wurde zur Reserve entlassen mit dem Rang des ältesten Sergeanten, worauf ich sehr stolz bin. Wenn man über den militärischen Dienst spricht, darf man eine nicht ganz einfache Geschichte keineswegs übergehen. Im Februar 1988 hatte ich die Aufgabe ein militärisches Untersuchungsgefängnis „Far´a“ zu bewachen, etwa 12km von Shem (Nablus) entfernt. In dem Gefängnis befanden sich 350 Terroristen. Am Freitag nach dem Mittagessen ging ich mit einem anderen Soldaten raus zum Stundenposten des Gefängnisses. Nach einer halben Stunde kam eine große Gruppe von Arabern mit Steinen, Schleudern und Brecheisen bewaffnet auf unseren Posten zu. In den Hof hagelte es Steine. Ich begann in die Luft zu schießen. Dies stoppte die Menge für einen Moment, also schickte ich meinen Partner, um Verstärkung zu holen, denn zu diesem Zeitpunkt befand sich eine spezielle Einheit auf dem Gelände, die für das Auflösen von Demonstrationen zuständig ist. Ich selbst begab mich auf eine Aufsichtsplattform und schaffte es irgendwie noch immer schießend die Gruppe von Arabern in Schach zu halten. Die Gefahr bestand nicht so sehr darin, dass die Araber in das Gefängnis eindringen könnten, das hätten sie sich sicher nicht getraut, sondern vielmehr darin, dass zwei unserer Kollegen jede Minute aus ihrem zweitätigen Urlaub zurückkehren sollten. Sie sollten in ihren eigenen Wägen kommen. Die Araber hätten ihnen den Weg abschneiden und sie umzingeln können, was für die beiden den sofortigen Tod bedeutet hätte. Nach einer halben Stunde kam mein Partner zurück und sagte mir, dass der Kommandeur der Abteilung für die Auflösung von Demonstrationen sich weigert seinen Truppen den Befehl zum Verlassen des Gefängnisgeländes zu erteilen, da sie bereits zwei Mal an diesem Tag im Einsatz waren und daher sehr erschöpft sind. Da begriff ich, dass ich selbst handeln musste. In der halben Stunde, die ich auf der Aufsichtsplattform verbrachte, konnte ich mich davon überzeugen, dass diese ganze Aktion einen Anführer hatte. Ohne lange zu überlegen schoss ich ihm ins Bein. Augenblicklich flohen alle Araber und ein, woher auch immer kommender, arabischer Krankenwagen sammelte den Verletzten ein. Natürlich hatte man mich und meine Tat verraten. Über mich richtete das Militärtribunal, das mich zu vier Monaten auf Bewährung verurteilte. Unter den heutigen Bedingungen kam ich damit gut davon.

(Fortsetzung folgt…) Michail Nudler, Tekoa (Judäa), Israel Foto: Betty Nudler, Tekoa (Judäa), Israel

 Пустыня АРАВА. Израиль

Израильские фермеры освоили один из самых засушливых районов страны – пустыню Арава. В честь их заслуг именно там проводится самая большая в Израиле сельскохозяйственная выставка - Desertech. В этом году – в 23-й раз. http://www.liveinternet.ru/users/ugolieok/post308747107/

Фото: salat.zahav.ru

27


ЛИТЕРАТУРНАЯ

Г О С Т И Н А Я.

Мы продолжаем знакомить Вас с творчеством наших читателей Берегите м и р !

О люди, берегите мир, Чтоб были счастливы все дети. Ведь наше будущее - в них. Пусть будет мир на всей планете! И чтобы люди всей земли Не ссорились ни с кем на свете, Чтоб в мире, в дружбе жить могли, Пусть будет мир на всей планете ! Неважно, что мы говорим На разных языках на свете, Наш дом мы общий сохраним. Пусть будет мир на всей планете! Что, мы не можем поделить Всё то, что создано на свете? И почему не можем жить Мы в мире на одной планете? Когда спросили у меня, Что я хочу, живя на свете, Дожить бы до того дня, Чтоб был бы мир на всей планете. И чтобы не было на свете Подобных на земле людей, Таких, как были в прошлом веке, Двух стран подобных палачей ... 2013 год

Эхо войны

Ещё с войны смертельный клад Нашли работники туннеля.* Наверно, не один снаряд Лежит с войны здесь в подземельях ... И молча память о войне Хранить земля веками будет. Пусть будет мир в любой стране Людская память не забудет . Погибло столько в той войне !.. А скольких мы ещё не знаем! С надеждой думаем о дне, Когда, кто где пропал, узнаем. Зиновий Волынский Пусть будет труп, но с ним - жетон, И в нём - фамилия солдата, И дом родной, где вырос он, Где жил он, радуясь когда-то ... И пусть уж больше никогда Не будет бойни на планете. Была всемирная беда... Пусть миру радуются дети! Октябрь 2013 * При строительстве подземного перехода в Магдебурге, осенью 2013 года была обезврежена авиабомба, оставшаяся после Второй мировой войны. 

Уважаемые дамы и господа!

Вы прочитали очередной, ДВАДЦАТЫЙ номер газеты нашей Общины «ШАЛОМ». Мы поздравляем наших читателей, благодарим наших авторов и помощников за активное участие в подготовке каждого номера газеты. Особая благодарность добровольным «почтальонам», которые помогают в доставке газеты. Газету «ШАЛОМ» можно читать и в интернете на сайте нашей Общины www.sg-md.org Мнение редакции и автора могут не совпадать.

Звоните нам по телефону: 0391 5616675 Выпускающий редактор: Игорь Китайгородский

Sehr geehrte Damen und Herren, Sie haben neue, die ZWANZIGSTE Ausgabe unserer Gemeindezeitung „SCHALOM“ gelesen. Wir bedanken uns bei unseren Autoren und Helfern für ihre aktive Teilnahme in der Vorbereitung jeder Zeitungsausgabe. Unser Sonderdank geht an alle, die die Ausgaben ehrenamtlich austragen.

Die Zeitung „Schalom“ kann man auch in Internet auf der Seite unserer Gemeinde www.sg-md.org lesen. Die Meinung der Redaktion und des Autors können nicht übereinstimmen.

Rufen Sie uns an: 0391 5616675 Ausgaberedaktor Igor Kitaygorodskiy

28

Gemeindezeitung 20  

20. Ausgabe

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you