__MAIN_TEXT__
feature-image

Page 65

Mari Lehmonen, Helsinki Zoo

BONVOYAGE: Финляндия – «Зима +»

Не обошлось и без человеческих жертв. В 1902 г. один из трех белых медведей зацепил перегнувшегося через ограду любопытного 13-летнего школьника. Мальчик погиб от ран, нанесенных мощной лапой этого северного хищника. Конечно, подобные несчастные случаи в полюбившемся парке не оставляли горожан равнодушными, они с каждым годом принимали все большее участие в жизни «звериного острова». Крупнейший скандал разразился в 1908 г., когда зоосад на время остался без управляющего интенданта, а в столичной прессе прокатилась волна заметок о неудовлетворительных условиях содержания животных. Некая учительница инициировала сбор подписей за закрытие заведения. Погасил все возмущения знаменитый естествовед О. Ю. Рейтер, выступив с большой статьей под девизом «Не разрушая, а улучшая». Он подчеркивал огромное культурно-просветительское значение острова-зоопарка, объяснял необходимость его сохранения и развития. Рабочая группа, утвержденная правлением Anniskeluyhtiö, обновила устав учреждения. Помимо незначительных изменений, касавшихся ухода за животными, там появились новые правила для руководства. С 1910 г. интендантом мог быть только ученый-зоолог, причем он должен был постоянно проживать на острове. На эту должность выбрали Рольфа Пальмгрена. После продолжительной зарубежной поездки с посещением скандинавских и немецких зверинцев он предложил ряд мер по повышению научного и образовательного статуса зоопарка, а также продумал модернизацию вольеров. Хотя плата за вход составляла в европейских зоопарках значительную статью доходов, а Коркеасаари нуждался в деньгах, его обновление не изменило решение комиссии, принятое еще при основании: входная плата не будет обязательной. Тот, кто не считал себя принадлежащим к рабочему классу, мог заплатить за посещение, для бедных же вход оставался свободным. Считалось, что в первую очередь зоопарк предназначен для неимущих и детей. Эта традиция полностью сохранялась, чего нельзя было сказать о некоторых других. Пальмгрен решительно выступил против того, что давно стало привычным для публики: пикников на газонах, заваривания кофе на кострах, развешивания гамаков. Кроме того, новый интендант категорически запретил размещение на острове тиров и аттракционов с метанием ножей, поскольку это пугало животных и привлекало публику определенного пошиба. К 1911 г. число зверей и птиц достигло 617 особей, из 116 видов две трети

а в наше время

Не имей сто рублей, а имей сто друзей Сегодня, подводя итоги, можно сказать, что любовь к животным была успешно привита финскому народу (в наибольшей степени, возможно, жителям Хельсинки). Весьма интересное тому подтверждение – завещания граждан, в которых упоминаются обитатели Коркеасаари. Деньги, оставляемые зоопарку по наследству, нередко спасают жизнь тех животных, которые, казалось бы, обречены на усыпление. Народная любовь распространяется не только на самых «белых и пушистых» представителей дикой природы. Предпочтения могут быть самыми разными. Так, шесть лет назад были спасены павианы, от которых собирались избавляться по причине полного обветшания их вольера. После реконструкции там планировалось расселить японских макак, которые лучше адаптируются к условиям финской зимы. Павианов предлагали другим зоопаркам, но мест для всех финских приматов не нашлось. Выход был один – усыпить, но по стране прокатилась волна протеста. Вожак стада, самец Репе, стал символом борьбы за право на жизнь. Забавная морда покорила сердце одной из жительниц финской столицы, которая, предчувствуя скорую смерть, отписала стаду свое состояние. Около 700 тысяч евро пришлись как нельзя кстати, и павианы получили павильон. Три года назад наследниками другого горожанина стали земноводные. Предварило их спасение то, что на средства очередного крупного наследства уже было начато строительство «Карантинного дома» для экологических беженцев. Как объяснили служители зоопарка, сюда временно помещаются те, для кого проживание в природных условиях небезопасно, к примеру саламандры. Проект очень актуален, ведь под угрозой исчезновения сегодня находятся около 2000 (или треть) видов земноводных. Стоимость проекта – 300–400 тысяч евро. Средства не позволили построить большое помещение (площадь дома около 150 м2), поскольку максимума затрат потребовало техническое обеспечение микроклимата и создание подходящей среды обитания.

приходилось на пернатых и треть – на млекопитающих. Продадим в хорошие руки В 1915 г. Helsingin Anniskeluyhtiö подало городской администрации заявку на выделение 100 000 марок, объясняя необходимость помощи сложностями, связанными с ограничениями на продажу спиртного во время Первой мировой войны. Одновременно члены правления высказали идею о возможной передаче зоопарка под городское управление. В 1919 г. Финляндия ввела сухой закон, и компания обанкротилось, а в 1920 г. остров перешел на городской баланс. С момента основания и до этого времени Коркеасаари жил на деньги, вырученные от продажи алкоголя. Во всех европейских зоопарках значительную статью бюджета составляла выручка от продажи билетов, но руководство хельсинкского зверинца всегда твердо держалось своей генеральной линии в отношении добровольной оплаты посещений. Конечно, ресурсов не хватало, и потому приходилось искать какие-то дополнительные источники дохода. Одним из них стала торговля питомцами зоопарка. Уже в начале 1900 г. было продано много зверей: купцу Хагенбеку – пять волков и

медведь, жителям Гётеборга – три медведя, зверинцу Копенгагена – росомаха. По всей Финляндии расходились заботливо выращенные на острове кролики, утки, голуби и козы. Это не шло в ущерб зоосаду, поскольку животные приносили потомство (особенно плодовитыми оказались медведи), а благодаря улучшению условий содержания удавалось снизить смертность и заболеваемость представителей дикой фауны. Таким образом, научный подход к содержанию и воспитание чуткого, доброго отношения к братьям нашим меньшим стали приносить, помимо чисто морального удовлетворения, вполне ощутимый доход. Кроме того, подобный пример, безусловно, сыграл свою роль в постепенном изменении финского менталитета, в формировании более просвещенного взгляда на природу, окружающую среду. Кстати, сегодня уникальный «звериный остров», входящий в число старейших зоопарков мира, по-прежнему одна из самых популярных достопримечательностей Хельсинки. Его ежегодно посещает около полумиллиона человек. В статье использовались материалы: Korkeasaari ja Seurasaari – helsinkiläisten ensimmäiset kansanpuistot, Marja Terttu Knapas, 1980; Korkeasaari, Hylkysaari ja Palosaari – kulttuuriympäristöselvitys, Arkkitehtitoimisto Schulman Oy (Johanna Luhtala, Markus Schulman, Annina Vainio), 2010.

NEWHORIZONS 6/2014

63

Profile for Ostromedia Oy

New Horizons 6 (93) / 2014  

New Horizons 6 (93) / 2014

New Horizons 6 (93) / 2014  

New Horizons 6 (93) / 2014

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded