Page 64

Reijo Ahola

кстати

Зоопарк как архитектурный заповедник Хельсинкский зоопарк интересен не только любителям животных. На небольшом острове можно отчетливо проследить практически все веяния архитектурной моды за 120 с лишним лет. Разнообразие стилей возникло потому, что характер построек на острове Коркеасаари не было необходимости согласовывать с городским архитектурным планом, а руководство парка, заинтересованное в привлечении публики, поддерживало и фантазии архитекторов, и воплощение новейших идей. Helsingin Anniskeluyhtiö стало приводить остров в порядок еще до основания зоопарка. В 1883 г. по проекту Теодора Хёйера был построен летний ресторан («Кружевная вилла»), разбиты дорожки, высажены рододендроны. В следующем году для пассажиров пароходной переправы возвели крытый зал ожидания, появились также павильон-беседка, прачечная, а для служителей парка построили домик садовника. На этом этапе парк задумывался в романтическом стиле. У прогуливавшихся по дорожкам посетителей была возможность подкреплять силы, задерживаясь у легких воздушных беседок, ассоциирующихся с беззаботным отдыхом на природе. Стиль этот явился смешением целого ряда течений: в нем ощущались и английский «дачный акцент», и дух швейцарских шале, и скандинавские веяния, и исконно финские народные традиции. Для построек того времени характерно наличие множества точеных или выпиленных деревянных декоративных элементов. Главным архитектором на заре существования зоопарка, то есть с 1889 г., был Фритьоф Миеритц. Формы выполненных по его проектам построек говорят на языке древнескандинавского стиля. Его черты – украшения с элементами драконов, изогнутые оконные проемы – сохранились в дошедшей до наших дней сторожке. Помимо упомянутых выше небольших зданий, на острове сохранился еще один памятник архитектуры XIX века – возведенный по проекту Деккера зал ожидания. На рубеже веков на смену дачному стилю пришел национальный романтизм. Разумеется, на территории Коркеасаари приходилось строить не столько для людей, сколько для животных. С самого начала архитекторы, размышляя о содержании крупных зверей, настраивались на особую прочность стен (а значит, безопасность) и потому в первую очередь обращали внимание на такие неотъемлемые элементы английского парка, как гроты, замковые сооружения и подобия руин. Благо не нужно было выдумывать что-то но-

62

NEWHORIZONS 6/2014

вое – образцом послужили копенгагенские вольеры, выполненные в неоготическом стиле. Массивность построек хорошо сочеталась с идеями национального романтизма. Самыми старыми из сохранившихся являются построенные из гранита и оформленные в стиле югенд «медвежьи углы». Жилище косолапых («Медвежий замок») венчают характерные для венского югенда «заячьи ушки» в уменьшенном виде. Любопытно, что, когда кирпичные дворцы с башенками, предназначавшиеся для хищных птиц, отжили свой век и были заменены на другие вольеры, в описании места обитания пернатых так и осталось название «замок». С конца первого десятилетия XX века на острове стали строить просторные и практичные клетки из металла. Они имели высокий куполообразный верх, по форме были круглыми или овальными, предоставляли возможность обзора со всех сторон и подходили для разных видов животных. В 80-х годах такие же «обители» сооружались для полярных сов. Сегодня в зоопарке по-прежнему используется одна клетка этого типа, построенная в 1911 г. Следующий этап в архитектуре зоопарка начался в 1935 г., когда по проекту Хуго Хармиа Коркеасаари украсился «Львиным замком» (совр. «Замок павианов») в стиле функционализма. Постройка с ограничивающими вольер стенами была выполнена из бетона, так же, как и ее брат-близнец – бассейн для пингвинов в Лондонском зоопарке, открывшийся годом ранее. При всем при этом большинство зданий на острове оставались деревянными. Конюшни для яков, например, были стилизованы под избы восточных карелов и приближались к направлению, называемому «бревенчатый романтизм». Архитектуру 1960–1970 гг. можно описать словами «рациональность (даже брутальность!) в бетоне», а типичным примером служит «Береговой павильон» ( 1966 г.), отличающийся четкостью форм, которые имеют особо крупные линии. С 1970 г. стали увеличиваться как размеры клеток, так и их количество. В некоторых случаях приходилось жертвовать числом обитателей в угоду качеству условий содержания живых экспонатов, поскольку в 1971 г. вступил в силу новый закон, требующий улучшения жизни в неволе представителей фауны. Изменения в планировке привели к тому, что юго-восточные клетки слились в один большой комплекс, и первоначальный план парка, по которому они были разнесены на значительное расстояние, размещаясь вдоль дорожек для прогулок, перестал ясно просматриваться. В 1975–2005 гг. в архитектуре активно использовались бетон, стекло и сталь. В этом отношении очень характерны возведенные по проекту Раймо Виртанена конюшни на холме Минераалимяки, а также конюшни комплекса «Северная Америка».

New Horizons 6 (93) / 2014  

New Horizons 6 (93) / 2014

New Horizons 6 (93) / 2014  

New Horizons 6 (93) / 2014