Issuu on Google+

№6 / 2013

ЗИМА 2012–2013


Silhouette International Schmied AG, adidas Global Licensee, adidas, the 3-­Bars logo, and the 3-­Stripes mark are registered trademarks of the adidas Group Silhouette International Schmied AG, adidas Global Licensee. Le nom adidas, le logo 3-­Barres et la marque aux 3 Bandes sont des marques deposées par le Groupe adidas.

see better. be better.

Quick-Shift Lens System™

id2 pro A helmet and prescription compatible goggle with an innovative lens change system;; just click the outer lens in and out! Light Stabilising Technology lenses ensure ultimate vision in all conditions.

смотри лучше. будь лучше. support your vision — adidas.com/eyewear

Компания «Адидас» разработала не просто очки, но целую сумму технологий защиты глаз на основе инновационных технологий. Это очки-трансформер, которые в теплую солнечную погоду «работают» красивыми и модными очками, но в случае суровой необходимости они легким движением руки превращаются идеальную горнолыжную маску Terrex Pro, имеющую, в отличие от традиционных масок, еще и защиту носа. Съемный элемент, защищающий область носа от обгорания на солнце и от снежной крошки. Чтобы не замерзали стекла, к основным пристегивается дополнительная пара фильтров разработки

Riley Leboe (CAN) wearing id2 pro

ClimaCool ™, обеспечивающая оптимальный вентиляционный баланс, препятствующий запотеванию и замерзанию фильтров даже в самых сложных условиях, и полный контакт с лицом. Иногда потеря очков может быть чревата самыми серьезными последствиями для здоровья, а то и для жизни. Поэтому, маска снабжена самой передовой системой креплений для фиксации ее на голове как в шлеме, так и без оного. Просто отстегните от очков традиционные дужки и пристегните эластичный ремень. В общем, Terrex Pro не даст вашим жизненным целям пропасть из поля зрения.


РЕКЛАМА


«Таверна Шамони»  Не простое это заведение. Она из тех культовых мест, без которых невозможно представить культурное пространство города. Можно долго перечислять достоинства кухни, но лучше сюда заглянуть на огонек однажды, потому как такие нематериальные вещи, как атмосфера, настроение чувство, словами описать еще труднее, чем вкус вот этих устриц, употребляемых под падающим снегом с белым ледяным вином... Для многих из нас, возвращающихся в Шамони из года в год, это стало чем-то вроде ритуала.


РЕКЛАМА

12, avenue Michel Croz, 74400, Chamonix Tel.: +33450530020


РЕКЛАМА


DEST NATIONS www.travel-journal.ru

№6 / 2012

paths of destiny...

К.Л. Банников

Едем в Альпы! Зима 2012–2013 ARC Москва – Хельсинки 2012

Партнеры проекта

www.travel-journal.ru

www.visitalps.ru

www.enit.it

visittrentino.it


Cодержание ВРЕМЕНА, РАССТОЯНИЯ, ЛЮДИ

РЕГИОНЫ, КУРОРТЫ, СОБЫТИЯ

12

24

Серебряный век Аделаиды Герцык.

Валле д’Аоста. Карнавалы, музеи, ски-туры, курорты

ТРЕНДЫ 179

Марина Цветаева и тени замка Арсин.

54 Ля Туиль

Саммит theAlps-2012 и BMW Высокая индустрия – высокому туризму. Обзор отелейхэдлайнеров экологического туризма.

80

58

184

Как живет Симоне Оригоне, быстрейший лыжник на планете.

Курмайор

Пила

Экскурсии в Большой Адронный Коллайдер.

116

68

188

Бернар Боргарелли. Строитель канатных дорог.

Червиния

Деревянная доска – не тавтология и не оксюморон.

126

54

Арманд Конт. Учитель и гид.

Шамполюк

17

62

70 Грессоней

74 132 Жан Афанасьефф. Вся жизнь – кино.

Шамони – это горы, долина, город, галактика.

142 Орелье Дюкро. Как и зачем освоил яхту чемпион мира по фрирайду.

СИСТЕМА ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ 91 Где жить? Альпийская недвижимость. Шале от Сотбис.

158 Где есть? Обзор лучший ресторанов.

174 Что пить? Репортаж из винного бутика Франции.

192 Вот что одеться и обуться? Лучший магазин горного снаряжения Шамони приглашает или выезжает на дом.

200 Главное – здоровье: для глаз, для тела, для души

154 Рене Вернаде. Полжизни в Тибете.

ISSN: 2079-9764 «Едем в Альпы! Зима 2012-2013» / DESTINATIONS #6

© Konstantin Bannikov


Фактор пространства

ВРЕМЕНА, РАССТОЯНИЯ, ЛЮДИ


Хранитель речи Эхо Серебряного века

Горы – пространство вертикально организованное и потому труднопроницаемое, обладающее удивительным свойством памяти.


Фактор пространства

Видимо, поэтому горы из космоса напоминают извилины мозга. Хотя при знакомстве «с погружением» пространство гор в переплетении тропинок над бездной напоминает скорее линии жизней на наших ладонях. Вот и  городок Шамони обладает каким-то особенным магнетизмом, что который век вращением Земли наматывает на «мировую ось» своего Монблана нити земных путей людей, которым никогда не пересечься в обычной жизни. В Шамони нити русской культуры, как правило, пересекаются в доме Аньес Дюкро, хранителя русских троп во Французских Альпах. – Знакомство с Аньес стало важным событием моей жизни,  – рассказывает Татьяна Жуковская о своей тропе к Монблану, которая пролегла сквозь трагический «траверс» русской культуры. – Благодаря Аньес мне открылась альпийская сторона Серебряного века, места Цветаевой, Рильке... Ведь и мои бабушки, Аделаида Герцык и ее сестра Евгения, бывали здесь, в Альпах. Татьяна с Аньес только что вернулись из Дома-музея Рильке, которому передали его скульптурный портрет работы Нины Матвеевой. Этот дом-замок Мюзот когда-то купил для Райнера Мария Рильке дедушка Аньес, швейцарский меценат Рейнарт, поддерживавший, многих людей искусства, в числе которых был и Игорь Стравинский. Аньес и Татьяна тоже меценаты. Они не располагают капиталами, но их жизнь и деятельность свидетельству-

ют о том, что истинная капитализация истории лежит не на банковских счетах, но в глубине души. Татьяна Жуковская – тоже хранитель, хранитель троп русской культуры, но уже в самой России, многие годы своей жизни посвятила возвращению из полузабвения наследия своей бабушки Аделаиды Герцык и ее сестры Евгении. Кропотливая реставрация ниточек памяти между поколениями одной семьи уже воссоздала часть узора мировой культуры, на месте которого зияла дыра, прожженная огнем русского апокалипсиса. Аделаида – поэт, эссеист. Евгения – литературный переводчик, почти на 20 лет пережившая сестру, успела написать воспоминания. Она писала о том времени, когда все они были частью той литературной, художественной, философской среды, которую называют Серебряным веком. Жили они в Москве и в Крыму, в Судаке, где имели дом и, стало быть, «дружили домами» с Максимилианом Волошиным, обитавшим, как известно, в  Коктебеле. В  гости к сестрам Волошин приходил пешком. А познакомились они в Петербурге на знаменитой ивановской «Башне», где и узнали о том, что они соседи. Круг знакомых был общий – Вячеслав Иванов, Иван Ильин, Михаил Булгаков, Николай Бердяев, Константин Бальмонт... Поэзия Аделаиды Герцык в наши дни известна лишь узкому кругу специалистов, но современников ее мифологический язык, отсылающий речь к изначальному слогу, впечатлял, пленял, завораживал. Вот Иннокентий Анненский пишет не рецензию, но целую оду на ее стихотворении «Осень»: «Аделаида Герцык, ее “я” – само в осеннем саду, оно – в уборе осеннего сада, а не напротив, не осенний сад, не тайна осеннего сада у ней в ее “я”». Вот Константин Бальмонт говорит не только о мифе, но и о волшебности, «напевности», «лунности» стиха Герцык, назвав статью о ней «Сибилла» (Золотое руно. 1909. № 10). Вот Вячеслав Иванов посвящает Аделаиде сонет из цикла «Золотые завесы»:

13


14

Фактор пространства

Змеи ли шелест, шепот ли Сивиллы, Иль шорох осени в сухих шипах, – Той ворожащий стих наводит страх Присутствием незримой вещной силы... По лунным льнам как тени быстрокрылы! Как степь звенит при алчущих звездах! Взрывает вал зыбучей соли прах – А золот-ключ на дне живой могилы... Так ты скользишь, чужда веселью дев, Замкнувши на устах любовь и гнев, Глухонемой и потаенной тенью, Глубинных и бессонных родников Внимая сердцем рокоту и пенью, Чтоб вдруг взрыдать про плен земных оков. В земных оковах у русских поэтов не было недостатка, особенно в XX веке. Аделаиде, оставшейся после революции в Крыму, довелось пережить все, что на протяжении столетия переживет народ: тюрьму, голод, унижение, крайние степени нищеты, путь на расстрел и... гамму чувств, которую может испытывать человек, расстрел которого не состоялся. Она вынесла все с высочайшим достоинством, умея за гримасой смерти на лице конвоира разглядеть добродушную натуру крестьянского парня. Такое видение дано тому, кто, веря в добро как в Абсолют, и в дьявольских условиях «не уступает Дьяволу ни пяди», как писал о ней Борис Зайцев, относя ее личность «к очень древнему типу первохристианских мучениц, средневековых святых». Жизненный опыт Герцык, отлившийся в запредельных, почти мистических смыслах ее поэзии, – это и есть то, чему философы экзистенциализма, философского направления XX века, посвящали свои мысли и чернила. Аделаида, провожавшая на казнь и ожидавшая казни, описывала в  своих «Подвальных очерках» людей, проникая не взглядом, но чувством в экзистенциальную сущность человеческую, в  ее ускользающее от понимания в  обычной

жизни ядро, которое обнажается лишь в пограничном между жизнью и смертью состоянии. Для определения этого состояния более всего подходит не термин «экзистенция», но название одного из «Подвальных очерков» – Todesreif, «К смерти созревший», из древнегерманского. Пережившая Тodesrif Герцык умела выразить в четырех поэтических строчках то, чему Хайдеггер и Сартр посвящали тома. Поэтому в мирах Аделаиды нет незначительных вещей. Иные поэты писали гимны богам, монархам, героям, тиранам, а Герцык умела открыть в предметах быта бытийные смыслы. «Это посвяща��тся моей мангалке, кастрюлям, корыту, в котором стираю, всему, чем я обжигалась, обваривалась и что теперь почти люблю», – писала она в эпиграфе с стихотворению «Служение». Но протянуты долгие тени От вещей к звездам золотым. Я их вижу и в дни сомнений, Как по струнам вожу по ним. Аделаида родилась в 1875 году, Евгения – в 1978-м. Мать умерла рано. Их воспитывала мачеха. Корни Герцыков – польские. Земли предков отошли к Российской империи еще в первый раздел Польши, но вопреки процессам ассимиляции в обитателях тех краев было что-то исконное, от Речи Посполитой. Как писала в своих воспоминаниях Евгения, жив еще был в мужчинах дух рыцарства, а в женщинах играла «щебечущая польская прелесть». Евгения писала эти воспоминания в  стол, без надежды на то, что их когдалибо издадут. Однако издали. Недавно вышла книга в издательстве «Русский путь» «Перекличка через железный занавес» – переписка Евгении Герцык со своей уехавшей в Париж подругой Верой Гриневич. Выдержки из этих писем печатали в  «Современных записках», популярном в  эмиграционных кругах журнале. Они для конспирации назывались «Письма оттуда госпожи Х».


Фактор пространства

И совершенно немыслимо было в советское время опубликовать исполненные религиозного символизма стихи Аделаиды. Был запрещен и ее сосед Волошин. Старшего сына Аделаиды Герцык за стихи Волошина расстреляли. Где-то не там он их прочел... Господи, везде кручина! Мир завален горем, бедами! У меня убили сына, С Твоего ли это ведома? Вопрос, о который волнами об утес разбивалась вся христианская теософия со времен средневековых схоластов, так и не давшая вразумительный ответ  – в самом ли деле Бог одновременно и всеблаг, и всемогущ, коль допускает на Земле такое? Впрочем, не пристало поэтам от богов ждать ответов, поскольку лучше прочих знают – «вся вера есть не более чем почта в один конец...». – Вам удалось отыскать могилу вашей бабушки? – Аделаида умерла в 1925 году в Судаке, но могила не сохранилась. Кладбище снесли, построили поликлинику. Там

много замечательных людей было похоронено. Их втоптали в землю и кладбище с землей сровняли. Было бы правильно там музей создать, чтобы память о них сохранить, не только о Герцыках, обо всех, кто там в то время жил и кого революция растерзала. Дедушка Татьяны по линии отца также был репрессирован. В начале XX века Дмитрий Евгеньевич Жуковский был издателем, издавал вместе со Струве газету «Союз освобождения», книги по истории философии Куно Фишера и других авторов, участвовал как автор в сборнике «Проблемы идеализма» и в течение года (1905) издавал «Вопросы жизни»  – петербургский журнал, перекупленный им у Мережковского. – Если бы Жуковский после революции не уехал в Крым, а остался в Москве, то и его выслали бы на том «Философском пароходе», на котором все его окружение отчалило от русского берега. Все уехали. Остались единицы. После революции их выгнали из дома, и они бедствовали, скитаясь по стране. Друзья – и Шестов, и Бердяев  – из эмиграции пытались помогать, слали посылки по линии Красного Креста или как-то еще... Историям тех давних дней пейзаж пиков Шамони начинающийся за окнами дома Дюкро выглядел, пожалуй, самым органичным фоном. Монблан за окном все такой же, каким он, должно быть, всплывал в памяти Цветаевой, писавшей: «Говорят – тягою к пропасти измеряют уровень гор...» Правильно говорят. Здесь это знают как нигде. – Шамони напоминает мне о детстве, оно ведь у меня прошло в горах. Другой мой дедушка, Владимир Казимирович, брат Аделаиды и Евгении, был лесничим в Теберде. В 1936 году стал одним из основателей заповедника. Отец был военным врачом. С матерью моей они познакомились еще во время войны, под Муромом, в  военном госпитале, где я и родилась. А после демобилизации в 1947 году молодые Жуковские выбрали местом житель-

15


16

Фактор пространства

ства Теберду, где создавался курорт для лечения туберкулеза и где у них впервые в жизни появилось свое жилье. Жильем оказался финский домик, вывезенный Советским Союзом из Финляндии в составе контрибуции за поражение в войне. Домики эти достались Теберде, где после войны искали урановую руду по личному распоряжению Берии. Когда Берию убрали, то закрыли и его проекты, заморозили предприятия, а домики передали Минздраву, который в них расселил местных врачей, в числе которых оказались и Жуковские. Что есть, в сущности, горы? «Величественные издалека, бессмысленные вблизи горы есть форма поверхности, поставленной на попа»,  – поясняет Бродский, однажды сравнивший устремления сердца с карабкающимся по вертикали инструктором-шамоньяром... Когда с детства наблюдаешь горы, то, когда вырастешь, станешь гидом. Когда пытаешься вникнуть в их суть  – быть тебе геологом. Естественно, что путь Татьяны из Теберды в историки литературы пролегал через геолфак МГУ. Привычка проникать в сущность расстояний закономерно вызывает

потребность исследовать смысл времен. Особенно тех, которых ты и сам от плоти плоть... Нынче Татьяна работает в московском музее Марины Цветаевой, а в Судаке устраивает герцыковские чтения. У соседей в Коктебеле  – там другие чтения, волошинские. Публикует рукописи из семейного архива, издает их книги, иногда сама, за свой счет... Видимо, издавать книги – это у Жуковских наследственное. – Ведь и дом Герцыков в Судаке сохранился. Теперь мы боремся за то, чтобы сделать из него музей. Создали сайт и собираем подписи, обращаясь к мировой общественности. Пока там ПТУ, хотя для профтехучилища нужны другие условия. Здание в собственности Министерства образования Украины, то есть даже не города. Мы хотим, чтобы там был музей Серебряного века имени Аделаиды и Евгении Герцык, поскольку вклад их в культуру неоспорим. Неоценим и вклад Татьяны. Ее усилиями фамилия Герцыков вернулась из небытия, их мысли и чувства обрели звучание, а значит, дыхание... «Сохрани мою речь»,  – просил нас Осип Мандельштам. За всех поэтов просил.


«Дано мне отплытье Марии Стюарт...» Здесь была Марина Цветаева


Тени замка Арсин Альпийские замки – не простая недвижимость. Они, словно скалы, о которые волны истории разбиваются в брызги мифологии.


Фактор пространства

Что такое, вообще, – эти замки? Какими событиями напитались их тысячелетние камни? Кто из призраков прошлого явятся в отблесках факела сгустками сумрака? Что за тени шуршат между сводами эхом ваших подошв? О чем шуршат сегодня эти тени? Мы ценим в замках пустоту. Даже если он отреставрирован и в нем кто-то живет, мы ценим в замке не жилище, – руину. Руины верней. Пустота, просачиваясь между камней, отделяет нашу жизнь от эпох, что смотрят на нас из сумрака потемневших портретов. Руины – это разряженные временем камни. Мы смотрим на историю сквозь камни, сквозь пальцы пропуская время. Потому мы живые. Время становится твердым только для мертвых. Тень Савойского замка Арсин пала тяжкой плитой на судьбу Марины Цветаевой, ее мужа, детей. Таково было их время. Семья Марины Цветаевой в эмиграции жила мягко говоря, не богато, а  временами просто бедствовала. Зарабатывала в основном Марина, которую публиковали многие журналы. Изредка ей удавалось пристроить своего непутевого мужа Сергея Эфрон на какие-то мелкие подработки, типа снятся в кино в эпизодической роли. Эмигранты по разному адаптировались к новой жизни, в которой трудовые навыки значили больше, чем сословия, звания, титулы;

19


20

Фактор пространства

было не единственным князья работали таксистаубийством человека, ми, баронессы белошвейкаимевшего независимый ми, дворяне крутил гайки взгляд на цели и задачи на заводе «Рено», только русской революции. один казачий атаман генеСмутные времена рал Андрей Шкуро устровзаправду мутные. Во ился «по специальности» – взбаламученных врепоступил наездником менах любая микров Парижский цирк. скопическая личность Эмигрантская среда не могла стать макроистобыла однородной, были рическим фактором, в  ней популярны и планы оставаясь при этом реванша путем военной инполнейшим ничтожетервенции против СССР, не ством. Личность Сергея меньшей популярностью Эфрона легко отнести пользовались идеи возврав разряд ничтожеств, щения в  Россию, как бы Игнатий Рейсс. Агент НКВД в Европе, решивший и великолепная книона не называлась. выйти «из игры», за что и был расстрелян под Лозанной га Лидии Анискович Советское правительство «Сергей Эфрон. Крыне мог оставить эти процеслатый лев, или... судисы без внимания, и организовало интенсивную шпионскую работу те сами» существенно сужает поле для по расколу русской эмиграции. Агенты иного мнения о муже Цветаевой. ОднаНКВД внедрялись в эмигрантские орга- ко, нам ли судить людей тех страшных низации, союзы, сообщества, – от «Сою- лет. Сергей Яковлевич Эфрон не дал ни за за возвращение на Родину» до массон- единого показания против тех, о ком его ских лож, занимались похищениями допрашивали в лубянских казематах... лидеров Белого движения и внесудеб- Пытали... И даже в шпионский периными казнями собственных «отступ- од его биографии был эпизод, дающий ников», осмелившихся заявить о своих основание не держать его за чмо. Да, это разногласиях с советским правитель- он вербовал мелкую «кильку» из эмиством. Так в Париже были похищены грантской среды в расходный материал лидер русского офицерства в эмиграции НКВД. Да, это он участвовал в похищегенерал Александр Кутепов, генерал ние архива Льва Троцкого и налаживал Миллер, возглавивший «Общевоин- слежку за его сыном. Да, это он входил ский союз». И убийство Льва Троцкого в группу кураторов следки и убийств несогласных с политикой Сталина коммунистов. Но и это был он – Сергей Эфрон, который спас жизнь генералу Деникину, предупредив его о готовящемся похищении. «Завтра ни за что не садитесь в машину, кто бы и под каким предлогом вам бы это не предложил»,  – передал он Деникину, тот послушался и не сел в машину к генералу Скоблину, как Кадр из французского фильма «Мадонна спальных вагонов», в котором Сергей Эфрон сыграл эпизодическую роль человека, уводимого на расстрел, отрепетировав свою судьбу.


Фактор пространства

тот его не уговаривал поехать с ним на вечер ветеранов Добровольческой армии. На следующий день аналогичным образом был похищен генерал Кутепов. Белый генерал Скоблин был завербован НКВД собственной женой, певицей Плевицкой, сотрудничавшей с  большевиками с начала 1920-х годов. Эфрон не был подонком. Он был... мужем Марины Цветаевой, и рой тараканов в голове у них был один на двоих. В 1930 году Марина выхлопотала для своего Эфрона путевку в альпийский санаторий по линии Красного креста, и тот отправился в Верхнюю Савойю поправлять здоровье, где поправлял его восемь месяцев. Санаторий располагался в здании средневекового замка в городке СанПьер Де Фoсиньи, недалеко от Шамони, где Марина со своей сестрой Анастасией бывали в детстве. Сан-Пьер Де Фoсиньи расположен между Шамони и Женевой в живописнейшей солнечной долине. Кто владел этим замком не известно. Русский поэт Марина Цветаева

Марина Цветаева и Сергей Эфрон в начале их совместного пути.

В не обитали 43 человека, среди которых большинство были русские, а комендантом этого общежития был некто Михаил Штранге. Чтобы расселить всю эту публику, помещения разгородили деревянными перегородками, разделив залы замка на ячейки-клетки. Туалет был один на всех. Вот такой, стало быть, «санаторий». Местные жители с подозрением относились к замку и его обитателям, и прозвали его «гнездом русских шпионом». В этой «творческой атмосфере» и был завербован Сергей Эфрон, озабоченный Родиной.

Марина тоже приезжала в замок Арсин, в один из приездов она жила на частной квартире в Сан-Пьер Де Фoсиньи, в  другой раз в самом замке в каморке под чердаком. С 1934 года Эфрон уже «при должности и жалованье»; выполняет поручения своих кураторов. Занимался, в основном, вербовкой всякой мелкой сошки, организацией слежки, способствовал отправки добровольцев на испанскую гражданскую войну, вступил по заданию НКВД в масонскую ложу, ну и стучал в фоновом режиме, агитируя за возвращение в СССР тех, кто не смог себя найти в эмиграции. Это и была схема вербовки: «Хотите вернуться? Право на возвращение у новой власти надо заслужить...» Ценности особой Эфрон,

21


22

Фактор пространства

как агент, не представлял и был у новых хозяев на побегушках, пока не «прокололся». Точнее, это был коллективный «прокол» всей команды, в которой он был на вторых ролях. Четвертого сентября 1937 года в окрестностях Лозанны был расстрелян Игнатий Рейсс (Порецкий), крупный агент советской разведки. Родившийся в Польше, живший в разных странах Европы, Игнатий Станиславович однажды осознал, что коммунизм, идеалам которого он служит, далек от того, что он видит во время визитов в СССР и узнает в деталях по своим каналам. Будучи человеком идейным, и  принципиальным, он не посчитал для себя возможным просто взять и сбежать, а решил порвать со сталинизмом, изобличив его публично. Рейсс написал открытое письмо Сталину, и через советское консульство отправил его в ЦК ВКП(б). Наивность профессиональных шпионов порой удивляет. Надо ли говорить, что это письмо отправилось совершенно по другому адресу, откуда ему, в качестве ответа, пришел смертный приговор. За Рейссом началась охота, которой руководил лично Ежов. Поначалу Рейссу удавалось довольно успешно скрываться от своих убийц, несколько месяцев он жил в горной деревне, в Фино в Швейцарии недалеко от Шамони между такими перевалами, что и в наше время снегопад делает их непроходимыми, но гнали его уже не псы, но волки. Всего в операции было задействовано около 20 человек. Одним из исполнителей казни Рейсса был Владимир Кондратьев, профессиональный палач, ликвидатор сталинских еретиков. В качестве «болванов» были использованы групповод Сергей Эфрон и завербованная им Рената Штейнер. Она на свое имя взяла напрокат автомобиль, в котором и был убит похищенный Рейсс. Найти ее швейцарской полиции не составило труда, и Штейнер начала давать показания и сдала всех, включая Эфрона.

Через две недели после убийства Рейсса под Лозанной в Париже был похищен белый генерал Миллер. В ответ начались полицейские операции против «сталинских соколов», и Лубянка принялась срочно заметать следы. Эфрону, Кондратьеву и другим фигурантам было предписано немедленно покинуть Францию. Эфрон отчалил из Гавра на теплоходе «Андрей Жданов», а Марину некоторое время французская полиция потаскала по допросам, и  оставила ее в покое. Через полтора года и Марина Цветаева, великий русский поэт, взошла на борт «Марии Ульяновой», поблагодарив на прощанье Францию за приют и предсказав собственную судьбу: Мне Францией – нету Нежнее страны  – На долгую память Два перла даны. Они на ресницах Недвижно стоят. Дано мне отплытье Марии Стюарт.

P.S. Спустя эпоху. Арсин и ныне там Однажды простой американский мальчик Даниэль решил приехать во Францию чему-то поучится. Приехал. Поучился. Возможно, чему-то даже научился, что, в общем, не важно, так как важно другое. Он во Францию влюбился. С кем не бывает. Мальчикам свойственно влюбляться во что ни попадя, а тут – целая Франция, и  не в переплетах Дюма, а в замшелом камне рыцарских замков. Мальчик решил, что когда вырастет непременно купит себе такой замок и переедет во Францию жить. А покуда вернется в США продолжить образования, чтобы было чем зарабатывать деньги. Человек, имеющий целью приобрести замок, должен уметь на него заработать...


Фактор пространства

Тридцать лет спустя. В один из дней преуспевающий финансист с Уолл Стрит Даниэль Хэзельтон, листая журнал «Уолл Стрит Джорнал», обнаружил объявление о  продаже замка в Верхней Савойе. Яркий всплеск детских воспоминаний. Дорога в аэропорт. Взлет. Атлантика. Посадка. Женева. Кофе. Трансфер заказан. Шоссе. Развязка. Шоссе. И вот он, вечный Монблан плещет встреч автомобилю светом своих снегов... Формальности купли-продажи замка Арсин не показались финансисту обременительными.

Даниэль и Донна Хэзельтон в своем замке Арсин. Век XXI-й

23


www.valle-aosta.ru


26

Valle d'Aosta

2856

3

КАК ПРИЕХАТЬ В АОСТУ? На самолете Аэропорты: Милан 168 км. Турин 121 км. Женева 151 км. Бергамо 227 км. На поезде Железнодорожное сообщение с Турином и Миланом (через Кивассо)


Валле д'Аоста

6

На автомобиле Направление – Италия Автострада А5 Турин-Аоста-Курмайор Милан, 186 км. Турин, 114 км.

Направление – Франция Туннель под Монбланом в Шамони, 57 км. Перевал Малый Сен-Бернар

На автобусе Сообщение с Миланом, Турином, Шамони, Мартини

Направление – Швейцария Туннель под перевалом Большой Сен-Бернар

27


Š Comune di Courmayeur i Consorzio Turistico La Thuile


Валле д'Аоста

на склонах жизни Есть места на Земле в которых время материально, оно ощущается не в условных символах дедлайнов и циферблатов, но в первородной данности стихий – время не только тикает, – оно может журчать как ручей, шуршать как снег, шуметь как ветер... Время умеет улыбаться как весенние цветы, и плакать как осенний дождь. Такие места – заповедники Времени, они обычно над мирской суетой равнин. То есть где-то в горах. Особенно в горах итальянского региона Валле д’Аоста, прозванных «альпийским Тибетом» за свою высоту. Волны истории прокатываются по великим равнинам, затягивают в свои водовороты города, народы, империи, и разбиваются о горы мириадами брызг. Брызги истории опадают на альпийские луга искрящейся росой, и застывают на целые эпохи в самобытности ярких культур. Горы, вообще, все хорошо сохраняют. Валле д'Аоста, край высочайших во всех Альпах вершин – место превосходных степеней во всем, с чем бы нам там не довелось бы познакомится – культура, кухня, сервис, искренность, радушие, тепло человеческих отношений, где в туристе видят прежде всего гостя в собственном доме. И в плане горнолыжного отдыха плеяда курортов, окружающих долину Аоста – они безупречны.

Первозданная природа в обрамлении высочайших пиков Европы... Перехватывающие дыхание пейзажи... Чего еще желать эстету и эпикурейцу? Разве что чашку-другую бомбардино где-нибудь в шезлонге на террасе аутентичного кафе, или Fil d'Fer – местного кремового мандариновоапельсинового пунша с пряными нотами гвоздики. Добавьте к этому букету чувство снега, глоток ветра, пять минут тишины, да недолгих раздумий о вечности – вот вам готовый коктейль Времени. Вашего времени... Помните? Есть на свете места, где время материально. В иных краях его чашку-другую не вредно и выпить.

29


Sur concession de la RAVA, Archives Assessorat de l’Education et de la Culture

Сант’ Орсо Меж годовых колец средневековья

Исторический шанс – поучаствовать в живой истории. Традиционный местный праздник – ярмарка Святого Орсо в 2013 году в Аосте соберется в тысячу тринадцатый раз. раз.


Валле д'Аоста

Это событие собирает мастеров со всей долины, которые заполняют все улицы города плодами трудов своих. Традиционно оно называется ярмаркой, на самом же деле это нечто близкое к карнавалу. В любом случае дни Сант’ Орсо – одно из главных, возможно, самое главное событие в годовом жизненном цикле вальдостанцев, по крайней мере, столь же важное, как Рождество и Пасха. Праздничная месса в одноименном празднику соборе Св.Орсо собирает столько народа, что в этот удивительный храм трудно протиснуться физически. Мастера из деревень долины Аоста и  вливающихся в нее сопредельных ущелий приезжают в своей стольный город на ярмарку все с теми же предметами традиционной материальной культуры, с которыми на протяжении тысячелетия приезжали сюда поколения их предков. Сами предметы такие же, поскольку способ их изготовления остался прежним. Меняется лишь их символическая ценность. Нынче эти вещи – уже не столько предметы обихода, но материализованная душа народа Валле д’Аосты.

Каждая долина испокон веков славилась чем-то особенным. Это и резные изделия из мыльного камня, популярного в Альпах еще с неолита как порода, легкая в обработке, и кованые железные предметы, прямое воплощение местной кузнечной традиции района Конь (Cogne), известного своим магнитным железняком, и кожи особой выделки, техника которой пришла в Валле д’Аосту с обозами римских легионеров. Здесь сохранились до наших дней предметы материальной культуры Древнего Рима – переметные сумы, бурдюки, фляги, сандалии. До сих пор в ходу деревенские вещи не столь давней старины: хомуты для скота, конская сбруя, обувь «сок» (как чисто деревянные сабо, в которых по сей день ходят в долине Аяс-Шамполюк, только с деревянной подошвой и кожаным верхом) и другие традиционные изделия. Современность разнообразила древнее ремесло новым ассортиментом – рюкзачками, сумками, бумажниками, обувью, ремнями, куртками. Почти на всей территории Валле д’Аосты процветает изготовление «ваннери» (vannerie), плетеных изделий из

31


32

Valle d'Aosta

ивовых прутьев. В высокогорных районах, там, где ива не растет, для этих целей используют квадратные или прямоугольные полоски дерева. Вязание кружев – промысел, который в настоящее время является еще одной «визитной карточкой» местности и был завезен в XVI веке несколькими сбежавшими из монастыря Клюни (Cluny) монашками-бенедиктинками. Они обосновались в Валле д’Аосте и  научили местных женщин технике плетения кружев, в которой уже воплощались исконные традиционные сюжеты и какието индивидуальные фантазии. Еще одно замечательное искусство  – изготовление «драпа», или «дра» (drap), грубого полотна из овечьей шерсти  – типично для жителей Валгризанш (Valgrisenche). Ткачеством занимались не только женщины, но и мужчины, которым было даже легче справляться с простейшими ткацкими станками эпохи Возрождения. Очень правильным решением будет привезти ребенку вальдостанскую игрушку. Как и в стародавние времена, почти все игрушки – это животные: наиболее типичные «ле корнaй» (les cornailles)  – маленькие стилизованные приземистые коровы, «тата» (tata)  –

мулы на четырех колесах, овцы, куры с очень вытянутыми шеями, кошки, козы  – весь фермерский мир. Когда ребенок вырастет, такие игрушки не умрут от старости, а займут почетное место в семейном реликварии. А самые древние артефакты  – это карнавальные маски, бывшие когда-то ритуальными, перевоплощавшими персонажей священных мистерий. Вероятно, экспрессия древних масок, этот первобытный вальдостанский экс-


Валле д'Аоста

прессионизм передались впоследствии христианской деревянной скульптуре, завораживающей своей энергетикой, пластикой, мощью штрихов и утонченностью деталей, изяществом линий и  глубиной философии в авторских интерпретациях библейских сюжетов. А какая прекрасная мебель продается на ярмарке! Кто представляет плоды своего творчества, а кто-то специализируется на точном копировании средневековых резных сундуков и комодов из замков, и сопровождает их своеобраз-

ным сертификатом аутентичности – дескать какой предмет какого интерьера, из какого века, и какого замка был скопирован. Те, кто «странствует налегке», покупают здесь на память полезные в  хозяйстве предметы: кухонные доски с ручками (polenta) или приделанными лезвиями для нарезки хлеба (copapan), формы для масла... Когда-то каждый крестьянский дом имел свою форму, придающую куску масла вид печати. Они и были «печатями», отличительными знаками, по которым можно было определить фамилию. Что еще? Ну конечно, ларцы, шкатулки, чашки, кубки. Здесь вы можете приобрести настоящий Грааль. Или, по местному, гролла  – кубок с крышкой, вырезанный из ценных пород, предназначенный для вина, а в древности, очевидно, для ритуальных или церемониальных возлияний. От этой же идеи происходит еще один знаменитый сим-

вол Валле д’Аоста – кубок дружбы с несколькими носиками. Сегодня его можно заказать в любом кафе региона и пустить по кругу с друзьями, выпивая «вальдостанский кофе» (смесь эспрессо, граппы, женепи и специй). Сегодня это воспринимается как аттракцион, но в древности у этого кубка, как, впрочем, и у всякого другого, было не развлекательное, но ритуальное назначение. В Средние века ярмарка разворачивалась непосредственно возле Коллегиальной церкви Сант’ Орсо, сегодня же веселье наполняет целый город. Музыка, танцы, песни, представления, винные дегустации, гастрономические изыски. К ночи веселье только разгорается. Кульминация праздника  – «Вейа» (Veillа), всенощное веселье в ночь с 30 на 31 января, когда улицы освещены и до рассвета полны людьми, перемещающимися между барами, клубами, винными подвалами, посиделками в хорошей компании, в которой все рады всем.

33


Карнавальное время Февраль  в Италии – традиционно месяц карнавалов. Со времен древнеримских сатурналий, устраиваемых в честь бога Сатурна, по всей стране устраиваются праздничные шествия с музыкой, танцами и шумными народными гуляниями. 


Валле д'Аоста

подошли все участники к этому действу, а то, как из ничего в маленькой деревеньке рождается праздник для кучи детишек. В общем, для такого мероприятия не нужно практически ничего, кроме энтузиазма и чувства юмора участников. А сколько радости было на лицах и детей, и родителей, и собравшихся зрителей! На следующий день мимо нашего окна уже с самого утра начали проходить люди, позвякивая колокольчиками на поясах, – они были одеты в яркие красные бриджи с помпонами, черные мундиры с блестящими золотыми пуговицами и высокие шапки, щедро украшенные цветами и разноцветными лентами. Это традиционные для здешних мест костюмы «буфонов», появившиеся здесь в 19 веке. Потом у нас же на глазах, двое мужчин, одетых в фиолетовые костюмы, грузили на машину гигантские кубики для игры в «Монополию». Мы сразу поняли, что в городе что-то замышляют и  пошли на разведку. Не знаю, почему это шествие не афишировалось, но на нем и правда почти не было туристов – только местные. Вся главная улица Курмай-

В Курмайоре мы попали сразу на два шествия. Сначала мы отправились смотреть детское костюмированное шествие  – афиши были расклеены по всему городу заранее, так что посмотреть на разряженных детей собралась толпа народа. Все это, конечно, было ужасно мило, потому что дети старались изо всех сил выделиться костюмом и удивить зрителей. Родители тоже соорудили себе наряды, нацепили комичные парики и разукрасили лица ярким гримом. Меня лично удивило даже не то, с какой невероятной фантазией и старанием

35


36

Valle d'Aosta

ора  – Виа Рома, была занята людьми, плотно выстроившимися в ряды вдоль дороги. В сторону центра, на площадь у церкви Святого Пантелея, двигалась процессия огромных машин  – грузовиков и тракторов с прицепами. Все машины были движущимися декорациями для самовыражения участников. Так, например, одна из машин представляла собой макет самолета, на котором сидели дети в противогазах. Так местные жители выражали свой протест против построенного в Аосте огромного аэропорта, куда никто не летает из-за высокогорного расположения. До его строительства было много митингов, однако аэропорт все равно был построен. Другая машина иронизировала над властью богатых  – здесь как раз встреченные нами утром кубики олицетворяли Courmapoly. Игра «Монополия» в Курмайоре, как мы поняли, означала власть больших денег на курорте, которые, как известно, решают все. Еще две машины были без всякого социального

и  политического подтекста  – участники из местных клубов Shatush и JSet просто бодро танцевали под громкую музыку. Завершала процессию шуточная полицейская машина с длинноногой красоткой в миниюбке и парике. Она строго покрикивала на участников процессии и стучала жезлом по машинам. Зрители тоже пришли подготовле��ными. Пожалуй, из всей пяти сотен собравшихся людей только мы были без костюмов. Лидировали, конечно, снова дети, но и  взрослые не ударили в грязь лицом. Бабушки с колясками смахивали со лба кудри фиолетовых париков, а папы в  шляпах Арлекинов сыпали горстями конфетти в толпу. В общем, народ веселился, как мог. В  толпе было много колясок с совсем маленькими детишками, мирно посапывавшими под громкие ритмы барабанов и визги пассажиров машин-участников. Видимо, шумные древние сатурналии, а также любовь к шумным веселым праздникам, у итальянских малышей в крови. www.proalps.ru


37

Крепость-музей Бард www.fortedibard.it

Альпийский музей в крепости Бард уникален своим сочетанием в единой экспозиции последних достижений техники иллюзий с реальными этнографическими предметами прошлого и настоящего альпийской культуры. Представление об Альпах дается с самого начала – от корней гор, от геологических оснований,  – начиная с  необычной экспозиции, объясняющей рождение и формирование Альп. В начале осмотра  – вступительная видеоинсталляция. Здесь средствами аудиовизуальных технологий воспроизводится чарующая реальность альпийских пастбищ, туннелей и горнолыжных трасс с лыжниками. Почувствуйте смену времен года: появляется желание погладить по шерстке Дау, мифического зверя, у которого одна пара лап короче другой  – так ему лег-

че передвигаться по горным склонам, дающим приют необыкновенному разнообразию альпийских биологических видов. Видеоролики, диорамы, фильмы и сенсорные экраны рассказывают о коротком лете на высокогорье, растениях и стойких обитателях вершин. В зале орогенезиса можно совершить виртуальное путешествие назад во временя формирования облика планеты, пройтись по древнему океану Тетис, оказавшись среди извержений лавы и морских прибоев, породивших Доломиты. Можно виртуально потанцевать на карнавалах среди шествий традиционных вальдостанских масок ланцетте, изучить реконструкции стойла, жилища, школы, посмотреть интерактивные фильмы о работе на мельнице и на рудниках – получить представление об альпийской культуре в целом.


Корневая система эпохи www.hotelroyalegolf.com

Grand Hotel Royal e Golf Если смотреть со стороны, с парковки возле автовокзала, то его здание может показаться похожим на заурядное строение семидесятых. Но смотреть на него надо с центральной улицы, и тогда его облик открывается во всем многовековом величии. Впрочем, зачем вообще на отель смотреть? Зачем смотреть на то, в чем следует жить... Это из тех отелей, которые имеют «корневую систему» лет, событий, эпох. Grand Hotel Royal e Golf – это отель-эпоха. Он возник всего 100 лет назад, но его историческая, краеугольная часть – башня древнего замка, былая часть монастыря. В наше суетное время в ней иногда устраивают ужин для дорогих... очень дорогих гостей.


Валле д'Аоста

Для двух, максимум для четырех человек. Вы вдвоем. В недрах тысячелетия. Лишь ваши тени шелестят по древним камням в сполохах факелов... На пороге нас встречает Алессандро Моневи, директор, – персонаж незаурядный, из тех людей, чей облик с порога пленяет сочетанием противоположностей – легкости, простоты, непринужденности общения и флюидов врожденного аристократизма, которыми всякого рода лорды, доны, идальго и прочие микадо отличаются от заурядных туроператоров. А может быть, это флюиды самого отеля... С момента постройки Grand Hotel Royal e Golf был приютом королей, королев, принцев, принцесс. Его зеркала хранят в недрах зазеркалья отражения Маргариты Савойской, писателя Кардуччи, галерею портретов финансовой элиты мира... – Да, наша гостиница и по сей день самый знаменитый отель долины Аосты и лучший отель Курмайора, – рассказывает Алессандро, явно довольный своим здесь присутствием.  – Можно сказать, центр притяжения всей истории города. В самом деле, не будет преувеличением сказать, что город Курмайор возник, вырос, сложился именно вокруг «Руаяль-Гольф-отеля». Башня, крепость, Вальдезийская церковь (небольшое альпийское ответвление протестантства) на площади Петига. Вот историческое основание Курмайора, пока здесь не возникли первые отели, в которых зародились новые формы жизни. – Если вы бывали в Курмайоре и не заходили в этот отель хотя бы для того, чтобы просто посмотреть на него изнутри и чего-нибудь выпить в его баре, то можно сказать, что вы не вполне были в Курмайоре. А какой вид открывается на горы сквозь витражи ресторана! Этот вид – причина ежевечерних баталий между гостями, оспаривающими свое право на столик возле окна! Когда я впервые приехал сюда, была солнечная погода, и вид на Монблан и обрамляющий его массив меня просто заворожил. Я работал в Трентино, в Мадонне-ди-Кампильо, знаменитой не-

Принц Бургезский останавливался в Grand Hotel Royal e Golf 1927 году на пути своего автопробега Пекин – Париж.

земными пейзажами своих Доломитов, но даже после нее Курмайор нашел чем меня поразить... – Да, в Альпах главное – пейзаж... – Не только пейзаж. Главное здесь, конечно же, не только вид из окна. Здесь есть дух настоящего альпийского городка, это совершенно не только и не столько горнолыжная станция. Здесь главное не лыжи, здесь главное – люди. Публика, приезжающая в Курмайор, – она особенная. Безусловно, это город аристократии, истинной аристократии, которая не станет кичиться своим положением, не будет выставлять напоказ свое состояние, как это можно наблюдать на других дорогих курортах, в той же Кортине-д’Ампеццо. Да, у нас собираются богатейшие люди Италии и, возможно, Европы, но это та публика, которая не страдает комплексом демонстративного потребления, свойственного нуворишам. Эти богатейшие люди ведут себя очень скромно. Поэтому здесь всегда непринужденная атмосфера, которую можно почувствовать уже на подъездах к Курмайору, когда тебе уступают дорогу вежливые «астонмартины» с лыжами на крышах. Алессандро, радушный хозяин, приглашает в лаунж и кивает бармену, похожему на профессора за своей стойкой-кафедрой. Воздух завибрировал звуками кофемолки и наполнился ароматом такого кофе,

39


Valle d'Aosta

© ProAlps.ru

40

по которому узнаешь Италию с закрытыми глазами. Это самый большой, самый стильный и уютный лаунж в Курмайоре, здесь вечерами никогда не тесно. Лаунжи таких гостиниц  – настоящие центры вечерней жизни города, они для всех, не только для тех, кто тут живет. Здесь люди собираются перед ужином, здесь проводят время до ночи. За витражом бассейн с подогревом с прямым выходом из фитнесцентра, так что каждый вечер, попивая аперитив, можно развлечь себя зрелищем голых шведов, резвящихся в теплой воде и кувыркающихся в снегу. – Вот принц Бургезский. Он у нас останавливался в 1927 году на пути своего автопробега Пекин  – Париж. Это страница мировой автомобильной истории... А вот фотография 1907 года. Здесь запечатлен весь обслуживающий персонал отеля. Наглядное подтверждение того, насколько продвинулось человечество на пути гуманизации: на снимке в числе рабочих присутствуют дети, что нынче, понятно, невозможно... Алессандро перебирает старые фотографии, словно листает собственную память, так, как будто он сам древний, словно эпос, хотя ему на вид всего лишь немно-

го за пятьдесят. Но настоящий директор исторического отеля – это прежде всего директор Истории. История гостиницы была не всегда безоблачной. В современных формах его произвел на свет самый знаменитый хозяин граф Титта, перестроив здание в 1950-х годах. Тогда же он был владельцем канатных дорог. В его время то был истинный гранд отель, в ресторан которого не было принято приходить в чем-то другом, кроме смокинга и вечернего платья в пол. После смерти графа Титты гостиница достался сыну, который предпочел ее продать. С этого момента началось время упадка. Несколько лет тому назад отель закрывался и простоял закрытым ни много ни мало шесть лет, до тех пор пока несколько богатых семей из разных концов Италии, имеющие в Курмайоре дома и любящие свой город, не объединились и не выкупили его у прежнего владельца. – Этот шаг был продиктован отнюдь не соображениями коммерческой выгоды. Эти люди купили его не для денег. Им не нужны деньги. Все они в самом деле очень богатые люди. Они это сделали для... души. Для своей души, для души Курмай-


Валле д'Аоста

ора. Если у города есть душа, то обретается она именно здесь. Отреставрировали лучшее и построили новое – новый спа-центр, новый паркинг, новые сьюты. Теперь в отеле нет двух одинаковых номеров. Каждая комната или сьют уникальны по дизайну, размеру, атмосфере. В перспективе создание эксклюзивных номеров на крыше здания с большими приватными террасами. Владельцы готовы на любые инвестиции, лишь бы сделать свой отель лучшим в мире и продолжать удивлять тех, кого, кажется, уже ничем не удивишь. Однако многие из этих масштабных проектов пребывают пока только на бумаге. Проблема в получении соответствующих разрешений. Большие дела требуют больших согласований. Мы собрали все необходимые документы, направили их во все необходимые инстанции. Кажется, все должно быть хорошо. Теперь сидим и ждем, скрестив пальцы. – Только ли в ваших возможностях создавать умопомрачительные сервисы заключаются ваши планы на будущее? Будущее – это все-таки не стены, но люди. Многие ваши клиенты приезжают в ваш отель из года в год. Иметь такую клиенту-

ру – мечта и гордость любого отеля, да. Но, наверное, стоит рассчитывать не только на то, чтобы у вас продолжали жить как можно дольше те, кому сейчас за восемьдесят, но и на то, чтобы те, кому сейчас за двадцать, ездили в «Руаяль-Гольф» до восьмидесяти? Крыша одного отеля в состоянии покрыть интересы разных поколений? – Да, это проблема. Курмайор всегда был курортом респектабельной публики, и ночная жизнь – не их формат. Поэтому ночной жизни здесь исторически не сложилось. И тем не менее в последнее десятилетие в Курмайор приезжает все больше молодежи. Курорт заметно помолодел, и, соответственно, стали открываться молодежные заведения  – клубы, дискоте-

41


42

Valle d'Aosta

ки: «Курма клаб», «Шатош», «Джейсет» и  так далее. Три или четыре дискотеки здесь зимой работают. Зимой здесь вообще все более активно. Но как создать атмосферу активной ночной жизни летом? С  моими аргументами относительно того, что без молодежи у нас не будет будущего, владельцы отеля целиком согласны, сказали даже  – да, ты прав, Алессандро, пожалуйста, открой парочку модных дискотек... Открыть не вопрос, но кто будет танцевать?! Мы скооперировались с «Курма клабом», нашим замечательным партнером, и начали в этом направлении действовать. Разработали ряд предложений и разослали по всем основным заведениям курорта. Ведь по большому счету все вокруг понимают, что событийный туризм продлевает сезон. А в наших силах сделать так, чтобы каждый вечер был событием. Ведь почему отели закрываются в межсезонье? Да потому что люди выходят на улицу, а все вокруг закрыто. Все, что они могут купить,  – это сигареты и газета... Например, я в настоящий момент пытаюсь подписать контракт на прием в ноябре некоей конференции со 160 участниками.

Помимо разговоров они хотят прогулку с обедом в горном приюте. Я обзвонил все приюты, и все говорят – спасибо, не надо, мы будем закрыты... Никому ничего не надо! С горем пополам нашел один приют в Валь-Вени, те сказали  – да, по такому случаю мы для вас откроемся! В общем, у Курмайора есть все для того, чтобы стать курортом, притягательным все 12 месяцев в году, и собирать над головой все звезды мира. Для этого местным всего лишь нужно изменить привычные настройки в голове. – Мы всего в паре часов езды от Милана, в часе-полутора от Турина, в двух с половиной от Генуи! Для многих людей, живу-


Валле д'Аоста

щих в больших городах, достаточно повода, чтобы оторваться от дел, вырвать себя из суеты сует и приехать в горы. Поводом может быть что угодно, но это «что угодно» должно быть безупречно красивым, можно сказать, адекватным той красоте альпийских гор, ради которой люди тратят свое время и деньги. Можно придумать какой-то особенный коктейль и красиво его анонсировать. Но если к нам приезжает постоянный круг гостей, мы должны постоянно придумывать что-то новенькое. Мы должны вызывать любопытство. Мы его и вызываем. В нашем ресторане каждый день есть блюдо, которого вчера не было, а коллекция вин позволяет пить три года новое вино каждый день без перерыва на уик-энд. – Три года?! – В наше винной карте, которую из-за ее толщины лучше называть винной энциклопедией, более чем 1200 наименований вин. Чтобы пересчитать рестораны с такой винной коллекцией по всей Италии, будет достаточно пальцев на одной руке. Я знаю три, от силы четыре. – Это более выгодно  – держать такую коллекцию или скорее престижно? – Если у вас хороший сомелье – а наш сомелье один из лучших сомелье мира,  – то выгода и престиж взаимообусловлены. Вот пример. В июне мы приобрели одно очень особенное французское вино по 1800 евро за бутылку, но сейчас, всего три месяца спустя, оно продается по 9000 евро за бутылку! И это можно проверить даже по Интернету. – И много ли у вас гостей, которые здесь покупают вино за такие деньги? – Хм... Достаточно. У нас есть и такие, которые за ужином пьют исключительно «Сомо Розе», очень редкое французское шампанское, которое очень трудно найти которое мало у кого есть. У нас есть. В отеле два ресторана. Один  – «Гранд Руаяль», в нем кухня интернациональная. Второй – это «Пти Руаяль», в котором гастрономическое меню, что означает только местную кухню, приготовленную из

продуктов, произведенных в окрестностях Курмайора, максимум в десяти километрах от него. К каждому блюду предлагаются особенные вина, которые подбирает здешний сомелье. – Всегда лично встречаю и провожаю каждого гостя. Потому что гость моего отеля – это мой личный гость. Когда люди узнают меня и просто говорят: «А, привет, директор! Как дела?»  – в такие моменты я счастлив. Когда все идут на завтрак, начиная с семи часов я у дверей ресторана для того, чтобы каждому гостю сказать: «Доброе утро», поинтересоваться, все ли хорошо, все ли ему нравится... Вообще стараюсь проводить столько времени с моими гостями, насколько это возможно. И вот, к примеру, сегодня утром слышу от моего гостя из США буквально следующее: «О, Алессандро! Десять лет постоянно приезжаю в Италию и только у тебя впервые почувствовал себя настолько здорово!» Как создается атмосфера? Это наш секрет. Всегда лично проверяю каждого сотрудника  – от шнурков до сережек. Униформа, кольца, прическа, носки – все должно быть превосходным, на уровне седьмой звезды. И конечно, все должны улыбаться, излучать радость! Все сотрудники должны быть единой командой, помогать друг другу. Вот и создается атмосфера, чтобы гости чувствовали себя как дома и лучше, чем дома. Да, это моя школа. – Где вы учились? – Я и сейчас учусь. Всю жизнь учусь... А оканчивал я Веронский университет туристической экономики и коммерции. Стало быть, работаю по специальности. Никогда не работал в отелях уровнем менее пяти звезд. Я работал и в миланском «Грандотеле», из которого Джузеппе Верди отправился, надеюсь, в рай, и в сардинском «Форте Виллидж». Много где работал. Не только в Италии. В Швейцарии, Германии, на Мальдивах, в Того, Тринидаде. Много где  – и везде учился своему делу, стараясь узнать досконально все об отелях – об отелях как о бизнесе, как о культуре, как о философии жизни. А мой предшествую-

43


44

Valle d'Aosta

щий Курмайору опыт – это был шагу сталкиваешься с теми или первый семизвездочный отель иными явлениями из разряда в мире. Он находится в Милане. «славы мира», той самой gloria Когда говорят «семизвездочный mundi, которая, согласно латинотель», то все обычно представской пословице, обычно прохоляют «Бужар Араб», но арабдит везде, но только не в Италии. ский отель  – несертифицироВ Италии, судя по всему, gloria ванный «семизвездочник». Они mundi просто живет. И появляется иногда словно из чашки просто так решили. А миланская кофе собеседника. гостиница «Галерея Милан» – Алессандро, знаете ли вы официально сертифицирована ваших предков? Кем они были? швейцарским международным агентством. И я очень горжусь, – Вся моя семья, все мои предГаспар Фоссатти. Архитектор что был директором первого ки, все мои дедушки и прапраXIX столетия и  пока единственного семизвезпрапрапрадедушки были архидочного отеля. Теперь я здесь, и я текторами. Один из прапрадедов счастлив здесь быть. Думаю, что, работая был даже знаменит. Он, кстати, работал в Grand Hotel Royal e Golf, я  найду в  себе в России. Звали его Гаспар Фоссатти... силы вывести его на аналогичный уровень. Гаспар Фоссатти  – легенда европейМожет быть, не на семь, но на шесть звезд ской архитектуры XIX столетия. Можмы уже сейчас вполне тянем. но сказать, что без его карандаша арПутешествуя по Италии, как-то неза- хитектурный облик Старого Света был метно привыкаешь к тому, что на каждом бы иным уже хотя бы потому, что храм Святой Софии в Константинополе, он же мечеть Айя-София в Стамбуле, вполне мог не пережить сейсмически активный XX век, разрушиться. Уже 300 лет тому назад по базовым конструкциям купола пошли серьезные трещины... Фоссатти родом из Швейцарии, из итальянского кантона Тичино. Окончил школу в Венеции и архитектурную академию в Милане. Участвовал в раскопках Помпеи и Геркуланума. В 1833 году он отправился в Санкт-Петербург, в «город-сад», выросший на северных болотах из швейцарскоитальянских зерен Трезини, Растрелли, Кваренги, Росси. Фоссатти из той когорты. В России к нему быстро приходит известность, он работает сразу над несколькими проектами, участвует в обустройстве Зимнего дворца, строит здание первого вокзала в Царском селе и спустя уже три года, в 1836-м, получает звание «придворного архитектора», с которым откомандировывается в Стамбул для строительства дворцового комплекса Посольства Русского. В Турции к нему присоединяется его младКартины из альбома «Айя-София» ший брат Джузеппе. Вместе они курируют Гаспара Фоссатти


Валле д'Аоста

50 (!) архитектурных проектов эпохи Танзимата, главным из которых стала реставрация обветшавшего храма Святой Софии, он же мечеть Айя-София. По окончании этой грандиозной реставрации в Лондоне на средства султана Абдул-Меджида был издан уникальный тираж альбома гравюр Фоссатти «Айя-София», отпечатанный литографией и раскрашенный вручную (!) самим автором. После турецкой эпопеи бра��ья Фоссатти строят по всей Европе храмы и галереи, посольства и театры и, наконец, в 1858-м  – собственный дом в родной Швейцарии, в турецком стиле. – Так что во мне течет некоторая часть германской крови,  – заключает Алессандро. – Я ее ощущаю, когда мне вдруг иногда хочется взять и выпить холодного пива. Иногда после работы, выходя из отеля, я сажусь где-нибудь с кружкой какого-нибудь «Пилзнера», просто так, прочистить сознание... – То есть вы хотите сказать, что идентичность ваша  – швейцарскогерманская? – Идентичность у меня итальянская. Я итальянец... Только иногда, когда за-

думываюсь, кто я на этой земле, вспоминаю, откуда пришли мои предки. – Ну и при виде пива иногда... – Еще при виде автомобилей во мне просыпаются германские гены. Для меня автомобиль  – это немецкий автомобиль с пробегом не более 100 000 километров. – Чем занимаете свое свободное время? – Свободное время?.. Я уже не помню, есть ли у меня жена... Все свободное время провожу на работе. – Даже в межсезонье? – Мы закрываем отель в октябре – ноябре, но он закрыт только для гостей. Для нас этот период – горячая пора, работаем не покладая рук, приводим в порядок технические системы, красим, белим, строгаем. Про такой стиль работы у нас говорят – «фабрика Дуомо», то есть это как чистка Миланского собора, которая идет по кругу и никогда на заканчивается: когда они проходят весь собор с начала до конца, он снова загрязняется и наступает пора начинать все сначала. Но, если удается выкроить несколько часов среди зимы, я беру свои лыжи и отправляюсь во фрирайд по Белой долине.

45


Джузеппе Петига

Перпаоло Роле Романо

Эдмонд Жуаеза

Франческо Чивра Дано

ГИДЫ ГОВОРЯТ www.guidecourmayeur.com

Гиды Курмайора – это профессия-легенда, в которую приходят личности незаурядные – и телом, и сознанием. Каждый из гидов оставил свой след не только в горах, но и в душах всех тех, кого он водил в своей связке над миром. Альпинистские связки – это особенные нити судеб.


Валле д'Аоста

Sur concession de la RAVA, Archives Assessorat de l’Education et de la Culture

Знакомьтесь с лучшими из них. Вот Джузеппе Петига, он представляет в своем лице четыре поколения альпийских гидов. Гидами были его дед, отец, сам он гид и сын стал гидом. Дед сопровождал герцогов Амбруцци в их путешествиях в Альпах и по всему миру, бывал с ними в Патагонии, на Аляске поднимались на гору Св. Ильи, в Африке на Рувензори, в экспедиции к Северному полюсу (300  километров не дошли), в  Каракорум. В начале XX века поднимался они и на К2, где до вершины не дошли, но открыли маршрут «Спероне дель Абруцци», «Путь амбруцийских герцогов», который по сей день остается классическим маршрутом на К2. (Кстати, в экспедиции, совершившей первовосхождение на К2 в 1954 году, были три гида из Курмайора  – это Убальдо Рэй, Сержио Виотто и Марио Пушо, который там и умер от пневмонии.) Еще три наших собеседника – Эдмонд Джойсуз, Франческо Чивра Дано, Перпаоло Роле Романо, личности в альпийском

мире также известные, и встречу с этими четырьмя людьми в офисе «Ассоциации гидов Курмайора» мы рассматриваем как событие. – Какие изменения, произошедшие с миром и горами в XX–XXI веках, вы бы отметили как принципиально важные? Джузеппе: Изменения, конечно же, колоссальные. Сжалось пространство, ускорилось время, и мир вдруг стал маленьким. Представляете, мой дед, собираясь в горы на других континентах, только до порта, от которого еще предстояло добраться до предгорий, плыл на корабле 13 месяцев. А восхождению на Рувензори предшествовала экспедиция через неизведанные тропические леса Центральной Африки. Они шли через эти леса несколько месяцев, даже толком не зная, куда идут. Это сейчас зашел в «Гугл»  – и все понятно, а тогда еще и бумажными картами была не вся поверхность планеты покрыта.

47


Valle d'Aosta

Так что сейчас профессия гида изменилась очень сильно. Ее изменили технологии и телекоммуникации.

© Comune di Courmayeur i Consorzio Turistico La Thuile

48

Эдмонд: То же самое произошло и  здесь, в Курмайоре. Раньше для того, чтобы подняться на Зуб великана, нам требовалось два дня туда и один день обратно. А сейчас есть фуникулер, на котором мы поднимаемся непосредственно до скальных хребтов, и восходим именно на сам Зуб, и спускаемся в тот же день. Люди стали жить быстрее. Франческо: Изменились и материалы. Современное снаряжение – более легкое, при этом более прочное и функциональное. Повсеместно понастроили приютов, так что можно ходить в горы с одним легким рюкзачком, в котором есть самое необходимое. Можно сказать, что современному человеку для того, чтобы ощутить все радости альпинизма, совершенно не нужно становиться альпинистом.

Перпаоло: Экспедиции очень дорогие, и наша главная задача, задача современного гида – это найти спонсора, того, кто верит в тебя и в успех твоего проекта. Раньше приходил герцог и говорил: «Привет, гиды, у меня есть корабль, я приглашаю вас в поход и буду вам платить все время, сколько он продлится, а вы поезжайте со мной...» И платит полгода, год и  так далее. А был еще такой Монзино, который тоже чего-то такое покорил, из экспедиции вернулся в эйфории и всем гидам подарил по автомобилю. В старые добрые времена, когда еще были меценаты альпинизма, гидам сводить концы с концами было проще. – Как бы вы объяснили человеку, который вдруг решил бы отправиться в горы, почему гиды – это важно? Джузеппе: Роль альпийского гида здесь трудно переоценить. Отправляясь в  горы с гидом, человек быстро учится всему: правильному отношению с горами, правильному поведению в горах и, главное, не делать ошибок. А некоторые горы некоторых ошибок не прощают. Мы здесь выросли, мы знаем здесь каждый камень, каждую трещину. И поэтому, если вы хотите наслаждаться горами, вы должны быть уверенными в себе, и эту уверенность может передать клиенту только альпийский гид. Франческо: Всегда, когда трудный момент, я говорю своему клиенту: «Сначала научись следить за своими пятками! Пейзажем любоваться будешь после». Эдмонд: Ну что можно сказать человеку, которые впервые отправляется в  горы? Можно только пожелать, чтобы его ангел-хранитель был рядом в этот день. Ну а если ангел улетел по неотлож-


Валле д'Аоста

Перпаоло: Быть альпийским гидом  – значит иметь в себе чувство гор, чувство природы. Ты словно входишь в эмоциональный и энергетический контакт с горой и камнями, с небом и снегом... Иногда, когда я получаю от метеослужбы сообщение о том, что сегодня тяжелый снег и, может быть, идти в горы не нужно, то, если я один и не рискую клиентом, все равно могу пойти, потому что знаю – это мой снег, он мне друг. Он помогает мне развить в себе новые чувства. Для меня эти чувства и способность ими поделиться, когда это удается, является, пожалуй, самым важным из моих достижений. И  если твой клиент от тебя получил частичку твоего чувства гор, то он тебе уже не клиент – он уже твой друг, и он обязательно вернется в твои горы.

ляки и соседи. Любовь к горам у меня случилась с первого взгляда, когда меня в 11 лет родители взяли в поход вокруг Монблана. То есть я начал с трекинга. Монблан – это такой мир, в котором нам всегда есть чем заняться. Неисчерпаемый для альпиниста мир... Скалолазание, классический альпинизм, фрирайд, ледяные водопады. Для каждого сезона здесь свои занятия. Например, мой любимый месяц  – июнь, когда ты одновременно уже весь в лете и еще в зиме. В один день ты можешь взойти на пик, а на следующий день спускаться на лыжах. Мир Монблана – это воплощение всего альпинистского величия. Все великие альпинисты прошли через Монблан, и каждому альпинисту Монблан что-то дал, и каждый здесь что-то оставил. Не надо думать, что альпинизм – это что-то такое трудное. Альпинизм может быть очень простым занятием, например, пойти прогуляться с другом на Тур-Бланш или подняться на Зуб Великана.

Франческо: Я родом из Алании, Вальсезии – из тех краев. С Перпаоло мы зем-

Эдмонд: Когда я был маленьким, я читал альпийского гида и великого альпи-

ным делам, то мы, гиды, в состоянии его на время подменить. – Что значит быть гидом?

49


50

Valle d'Aosta

ниста Гвидо Рэя, и вот что мне из его слов запомнилось. «Горы – для всех, а не только для апинистов: и для тех, кто хочет отдохнуть в покое, и, и для тех, кто ищет в усталости еще более глубокий отдых...» – Иногда приходится слышать, как старые гиды сетуют на времена и нравы. Вот, дескать, в старые добрые времена технологии были простыми, снаряжение тяжелым, но в горах было больше романтики, смысла, если угодно, подвига. А теперь все технологизировано, коммерциализировано и так далее. И они по ушедшим временам грустят. А вы? Эдмон: Конечно, было бы здорово жить во времена наших прадедушек, когда над миром сияли лишь непокоренные вершины. Покоряй все что хочешь! А еще лучше было бы жить в канун Великих географических открытий, когда полмира еще была terra incognitа. Но для нашего поколения гидов, когда все вокруг уже покорено, наступили новые времена. В них есть как плюсы, так и минусы. Минусы очевидны: не осталось недостигнутых вершин, на которые бы не ступала нога человека. Плюсы? Новые технологии дают нам новые возможности и, соответственно, ставят нас перед лицом новых вызовов. Теперь все больше мы покоряем не «что», но «как» и, как сл��дствие, самих себя. Я же не сокрушаюсь о «временах и нравах». Мы открыли мир вокруг себя, но мир внутри нас  – это та terra incognitа, которая еще не познана. И  в  нас, в людях, есть такие пропасти, в которых, сколько ни падай, не достигнешь дна, и такие вершины, которые всегда остаются недостижимыми. Меняемся мы, люди. А горы? Горы не изменились. Горы – это камертон... Перпаоло: Что касается технологий, они просто делают жизнь удобнее. Например, есть у нас один великий альпинист, был на всех восьмитысячниках планеты. Но 20 лет тому назад он не смог

бы их все пройти, и на K2 подняться бы не смог. Почему? А потому. Вот приехал он в страну, которую венчает нужная ему гора, а у горы 20 дней ветер. И залезть на нее нельзя. Плыл бы он туда 13 месяцев, и что? Ну посидел бы месяц в базовом лагере – в лучшем случае. В худшем потерял бы адекватность, решился бы на штурм и погиб героем. А в наши дни он получает из какого-то швейцарского метеорологического бюро SMS-рассылку: «20 дней над горой плохая погода и три дня хорошая», прилетает именно на эти три дня и благополучно совершает восхождение. А 20 лет тому назад он бы попытался выйти на штурм вершины, выбился бы из сил и вернулся в базовый лагерь, а потом в Курмайор без покорения вершины. Франческо: Конечно, я не жил в такие исторические времена, даже в 1970-е годы, когда начались радикальные изменения в альпинизме. Но даже если говорить о том, что я застал – об обуви для скалолазания, – то на моих глазах произошла колоссальная эволюция. С  этими скальными туфлями не представляет проблемы идти на маршрут шестой категории сложности. И так далее! Мы открываем такие пути, которые раньше были просто невозможны. И если раньше по своей сложности маршруты заканчивались на 6-м уровне, то сегодня, можно сказать, с 6-го все только начинается, так как нынче существуют маршруты 12-й категории сложности. Источник этих достижений именно в современных технологиях. Эдмон: Чем хорош альпинизм, так это тем, что альпинист всегда найдет себе трудности и способ их преодоления. Тогда были одни трудности, сегодня  – другие. И если раньше на восхождение отправлялись целые экспедиции из 30 человек, то теперь идут два человека, что более опасно. Новые технологии позволяют отыскать такие места, куда раньше и не мыслили подняться.


Валле д'Аоста

Джузеппе: Что лично для меня означает покорение вершины? Однозначно и не скажешь. Мы здесь все крутые альпинисты. Но мы и альпийские гиды. А это две большие разницы. Альпинист идет сам по себе, покоряет что-то, и вот он я, такой великий. Но когда ты работаешь альпийским гидом, ты работаешь с людьми. И тогда ты уже покоряешь вершины иного порядка. Когда я веду на Монблан клиента и вижу, какие его обуревают эмоции, как он стоит на вершине и плачет, я каждый раз переживаю все как в первый раз, и плачу вместе с ним. Наверное, нет культурно более близких стран, чем Россия и Италия. Можно даже сказать, что классическая культура России выросла из итальянской культуры, на шедеврах которой воспитывался поэт Александр Пушкин, наш русский Данте Алигьери, композитор Чайковский... Итальянские архитекторы построили Санкт-Петербург, а Дягилев, Стравинский, Бродский похоронены в Венеции... И т.д., и т.п. В общем, с культурой все понятно. А вот в области альпинизма были ли отношения между Италией и Россией? Джузеппе: Конечно, были. Эти отношения начались в 1970-х годах. В 1973-м к нам приехала группа русских альпинистов, и мы открыли им Монблан, а на следующий год, в 1974-м, они открыли нам Эльбрус. И уже тогда мы устроили соревнования по скалолазанию на скорость. Тогда никто в мире на скорость еще не лазил, а русские лазили, поэтому ваши альпинисты нас всегда «делали». Мне эта поездка в Советский Союз понравилась и  запомнилась прежде всего отношением ваших людей к нам. Впрочем, странно было бы ожидать иного приема, ведь мы же все альпинисты! И все же было такое ощущение, что мы пребываем под постоянным контролем и самостоятельно не можем и шагу ступить. Конечно, мы понимали, что приехали в закрытую страну, и это, признаться, напрягало. По-

этому казалось тем более нереальным приехать в СССР и идти куда-то в горы, где мы к тому же открыли новый маршрут. Хотя накануне восхождения мы все отравились каким-то чудовищным супом и всю ночь нам всем было очень плохо. Еда была так себе, и мы говорили коллегам, чтобы поесть они приезжали к нам в Италию. – Какие ваши самые главные личные достижения? Чем гордитесь из уже содеянного? Что еще мечтаете сделать? Джузеппе: Вот уже 40 лет я хожу по горам. Был на вершинах всех континентов, кроме Антарктиды. Сделать в этой жизни удалось много чего, не буду перечислять. Счастье для меня  – просто быть альпийским гидом. По всему миру я ездил не сам по себе, как альпинист, но именно как гид, с клиентами. Показывал мир людям с его наивысших пиков! Это ли не счастье? Какое из восхождений наиболее запомнилось? На ум сейчас почему-то пришло восхождение на Мак-Кинли на Аляске. Не самая сложная гора, но условия были очень сложные. Очень низкая температура, мы там не дома, прошли 17 биваков. Условия сверхтяжелые, но мы все-таки дошли, и как гида это меня радует по сей день. Куда бы я еще мечтал бы пойти? На самую высокую вершину Антарктиды! Ее мне не хватает для завершения планетарного «траверса» высочайших вершин семи континентов, потому что на остальных, включая Эверест, я побывал. Мне уже много лет, но я в хорошей форме, и  хотелось бы просто продолжать работать гидом как можно дольше. Эдмонд: Я был с национальной сборной Италии по горным лыжам, и теперь, когда я устраиваю экспедиции или чтото такое интересное, я всегда стараюсь устроить так, чтобы было такое восхождение, чтобы был возможен спуск на лыжах. Есть у нас очень сильные, известные альпинисты отец и сын Бармас. С Бармасом-отцом мы дважды пыта-

51


Valle d'Aosta

лись спуститься на лыжах с K2. С самой вершины нам это сделать не удалось, поэтому спустились чуть ниже, на высоту 7400 метров. Мы шли по маршруту «Кукушка», названному в честь великого польского альпиниста Кукушки. В отличие от Эвереста, с которого также спускались на лыжах и сноубордах, лыжный маршрут с К2 более длинный, крутой, сложный и захватывающий, а в отличие от Эвереста, с которого уже спускались от начала до конца, с К2 полностью так никто до сих пор не спустился. Мы прошли по ней самый длинный маршрут. О чем мечтаю – не скажу, чтобы оно сбылось. Франческо: С другом, тоже гидом, вдвоем мы спустились с Эгюй-Бланш до Пэтурей на лыжах. Это очень трудный спуск, местами переходящий в  почти вертикальное падение. Первый спуск по этому маршруту был совершен в 1980 году, а мы его сумели повторить в 2010-м, 30 лет спустя. Потом я сам не верил своим глазам, когда видел фотографии, которые сняли альпинисты

с горы напротив. Этим спуском я очень горжусь. А мечтал бы я спуститься на лыжах с вершины К2. Горы  – всегда горы. К2 по прежнему принимает свои жертвы. Когда ты идешь в гору – ты всегда в связке, всегда с кем-то. А когда ты летишь с горы на лыжах, то ты всегда остаешься с ней один на один. Перпаоло: Я сам тут не местный и горжусь тем, что сумел стать гидом Курмайора и координатором работы гидов. А моя первая горная экспедиция была в  Патагонию, когда мне исполнилось 16 лет. За эту экспедицию я очень благодарен своим родителям. С тех пор я влюбился в горы, понял, что не хочу нигде учиться, кроме как у самих гор... Они так многому могут научить... Был на Анапурне, Амадаблане, Деомадре. Большие всего люблю лазить зимой по замерзшим водопадам, а мечтал бы я стать таким, как Джузеппе, быть таким же великим гидом и знать, что даже в его возрасте впереди остается так много открытий.

© Comune di Courmayeur i Consorzio Turistico La Thuile

52


в снегах аосты

Горнолыжные курорты региона


Ля Туиль

Ля Туиль Горнолыжный ареал Espace San Bernardo, «Пространство Сен-Бернара» – это расширение вашей тревел-биографии не только в пространстве, но и во времени. Перевал Малый Сен-Бернар, Col du Petit Saint Bernard (2188 м), из тех стратегических мест, которые с глубокой древности не только разделяли племена и народы, но и соединяли их, закладывая линии «швов» будущего «лоскутного одеяла» карты современного Евросоюза, первыми «иголками» которого можно считать бивни слонов Ганнибала, именно здесь совершившего свой знаменитый трансальпийский переход под градом стрел и камней кельтский племен. Вершина малого Сен-Бернара отмечена огромным кольцом камней, сложенных древними кельтами в памятник, аналогичный британскому Стоунхенджу. Знаменательно, что именно в его кольце установлены пограничные знаки обоих государств  – «Италия» и «Франция», а по диаметру его пересекает современная асфальтовая дорога, которая в зимнее время года превращается в горнолыжную трассу № 9 единой 160-километровой зоны катания курорта

www.lathuile.it Ля Туиль и французского Ля-Розье. Это единственная из известных горнолыжных трасс, проложенных Ганнибалом. Каким образом великий полководец торил дорогу, взрывая скалы, нагревая их кострами и остужая уксусом, – читайте в подробностях у римского историка Тита Ливия. Прежде чем стать в XX веке горнолыжным курортом, Ля Туиль пару тысячелетий был последним населенным пунктом со стороны долины Аосты перед перевалом

55


56

Valle d'Aosta

Малый Сен-Бернар, спуск с которого ведет в долину Изер, где отдыхали и набирались сил путники – паломники, воины, торговцы, следующие на юго-запад европейского континента. В старой части поселка до сих пор сохранился участок античной горной дороги. Во второй половине XX века, после строительства автомобильного тоннеля под Монбланом, старая дорога утратила свою стратегическую актуальность. Для автомобилей она открыта в летние месяцы, и это до сих пор самый удобный и притом бесплатный путь во Францию, особенно если хочется попасть именно в район долины реки Изер с его курортами Валь д’Изер, Тинь, Ла Плань и все Лез Арки. Таким образом, в наше время, когда о существовании государственных границ в Старом Свете, безмолвствуя, напоминают пограничные столбы, Ля Туиль из окраинного угла Северной Италии превратился в один из центров горнолыжного мира. Если стоять на горе лицом к массиву Монблан, то слева от вас вдобавок к трассам «Пространства Сен-Бернара», в пределах дневного перехода будет еще 300 км «Пространства Килли» и 400 км «Парадиз Ски», справа – вся долина Аосты с 800 км трасс одним скипассом. Объехать или хотя бы представить себе такие расстояния невозможно. Поэтому осваивать пространства интенсивно куда приятнее, чем экстенсивно. Собственная зона катания

Ля-Туиля – Ля Розье – насчитывает 160 км идеально подготовленных трасс и  бесчисленные километры фрирайда. Снега здесь, на перекрестке теплых южных и морских воздушных фронтов и северных ветров, кондиционированных ледниками массива Монблан, всегда насыпается достаточно для того, чтобы любители зажечь по «пухляку» понимали, как сильно повезло им в жизни. Ориентация зоны катания  – северная экспозиция Ля Туиля и южная экспозиция Ля Розье – обеспечивает максимальное разнообразие условий в любой месяц сезона и при любой погоде. То же самое можно сказать и про рельеф. Почти все сложные трассы Ля Туиля, включая спортивные, сосредоточены в нижней части зоны катания, рядом с поселком. В верхней части, ближе к перевалу, а также по другую сторону горного хребта  – зона комфортного катания, доступная лыжникам любого уровня.


Ля Туиль

Проживание здесь также более чем комфортно. В Ля Туиле множество отелей, в  том числе и совершенно шикарных, таких как Miramonti. Наибольшей популярностью у горнолыжной публики пользуется четырехзвездочный отель и резиденция Planibel (www.hotelplanibel.it), расположенная прямо у подножья трасс, так что катание начинается прямо от порога. Став популярным центром горнолыжного мира, Ля Туиль не перестал быть уютным милым городком, где во второе ваше появление в магазинчике или кафе хозяин или хозяйка поздороваются с  вами как со старым другом. Из гастрономических достопримечательностей курорта следует отметить кондитерскую... даже не знаю, в каких метафорах это лучше описать – кондитерская студия? храм сладости? шаманизм шоколада? синхрофазотрон счастья? Все эти определения легко укладывается называние заведения Chocolat. Найти легко – это отдельно стоящий павильон у моста над речкой. Так много лет камлают над субстанцией гормона радости отец и сын Коломбы, авторы многих рецептов и лауреаты многих конкурсов. Устройте ребенку праздник, отведите его туда на специальный фирменный торт, названием и формой напоминающий головку сыра, не забудьте и про шоколадное фондю. Пока ваш ребенок будет объедаться шоколадом, чтобы у родителей ничего не слиплось, попросите синьора Коломба выдать вам «того, что лучше всего подходит к шоколаду»… Под этой туманной, но конкретной формулировкой здесь подразумевается хороший, точнее очень хороший, ром. Знаменитая шоколадная студия здесь своего рода градообразующее предприятие. Именно она превращает метафору в  реальность, и слоган русских недель Ля Туиля «Лыжи в шоколаде» здесь следует понимать более в прямом, нежели чем в переносном значении. Хотя и в переносном тоже. «Лыжи в шоколаде»  – это горнолыжный отпуск в Ля Туиле с множеством ва-

риантов бесплатного и разнообразного апре-ски ежедневно. Итак, вы выбрали Ля Туиль на период с 12 по 19 января. Для начала – 10%-ная скидка на скипассы. И это, напомню, только начало. 13 января. Вместе отмечаем Старый Новый год в дископабе «Кинг» в Планибеле! Для гостей  – приветственный коктейль и самые наилучшие пожелания от региона Валле д’Аоста! 14 января в 17:00. Шоколадные деликатесы от кафе-кондитерской Chocolat востановят ваши силы после катания по бескрайним склонам Ла Туиля. 15 января. Прокатимся на коньках и согреемся глинтвейном! Будет весело! 16 января. Аперитив и ужин в ресторане – горной хижине. Полноценный ужин из местных блюд всемирно знаменитой вальдостанской кухни под вина самых высокогорных виноградников Европы  – что еще нужно для того, чтобы понять, что жизнь удалась? Звезды в этот вечер вам покажутся нереально огромными. Самое высокогорное вино, знаете ли, приближает к звездам. Поэтому, чтобы вы не улетели в космос раньше времени, великолепным завершением банкета будет спуск в долину на снегоходах.

17 января. И снова звезды, но уже отраженные в горячих источниках терм ПреСен-Дидье. Горячие термальные ванны под открытым небом с видом на Монблан. Здесь ради этого вида даже в саунах сломали стены... Потом подумали и восстановили, просто... сделали их стеклянными.

57


Курмайор Курмайор пользуется особым уважением как у альпинистов и лыжниковэкстремалов, так и у истиной аристократии. Курмайор  – это курорт высокого стиля, рядом с которым «наш расейский» Куршавель выглядит примерно так же, как выглядел бы Роман Абрамович рядом с герцогом Абруцци, посади их рядом на одном поле...

www.courmayeur.it Ассоциация горных гидов Курмайора – старейшая в мире после Шамони, и местные гиды сопровождали «перцев» этого мира в их экспедициях, открывающих мир в его современных трех измерениях, – так, гид синьор Петига водил абруццийских герцогов открывать вершины Гималаев, Анд, Аляски, сопровождал их к Северному полюсу и к сердцу тропической Африки. Выпейте из фляжечки ко-


Курмайор

ньяку на площади им. Петига и спросите в офисе гидов, не освободился ли его внук Джузеппе Петига чтобы сопроводить вас на спуске по Белой долине в Шамони или с Хеллбруннера в Курмайор. Курмайор – признанная столица фрирайда. Когда в силу погодных обстоятельств по северную сторону Монблана в Шамони проблемы со снегом, тогда первый альпийский этап мирового турне сильнейших фрирайдеров планеты Freeride World Tour переносится в Курмайор. В регионе также активно практикуются ски-тур и хели-ски. Вертолеты заказываются все там же, в офисе гидов. Отратраченную зону катания Курмайора нельзя назвать огромной, зато качество трасс и снежного покрова изумительное. В Курмайоре нет неинтересных трасс и нудных траверсов, с  помощью которых «накручивается» километраж некоторых курортов. Регион условно можно разделить на две части: юговосточную, Шекруй (Checrouit), и северозападную, со стороны долины Валь-Вени (Val Veny). В первой сосредоточены вся тусовочная жизнь, большинство горных ресторанов, горнолыжные школы, учебные горки и широченные комфортные красные склоны. Вторая являет собой набор первоклассных «красных» и «черных» трасс, проложенных в основном в лесной зоне, с видами на скалы и ледники массива Монблан. Особо отметим

59


60

Valle d'Aosta

качество склонов в Курмайоре. Такое впечатление, что пилоты ратраков соревнуются друг с другом в искусстве укладки снега – не найти даже малейших перепадов между проходами ратраков. Утром склоны выглядят просто сплошным ровным ковром. Самой высокой точкой региона и  одновременно самой лучшей смотровой

площадкой является Креста-д’Арп (Cresta D’Arp, 2755 м). Это и отправной пункт для трех основных внетрассовых маршрутов: в сторону Курмайора к подъемнику Долонн (Dolonne), в сторону Ля-Туиля и в долину Валь-Вени к подъемнику Зеротта (Zerotta). Маршруты непростые и требуют сопровождения местного гида, без которого вы рискуете как минимум застрять на краю какогонибудь обрыва. На Креста-д’Арп поднимает винтажный фуникулер, построенный еще в 1950 году. Это настоящий «олд-таймер», он сам по себе исторический аттракцион, таких фуникулеров в Альпах практически не осталось, да и здесь его, видимо, скоро заменят, судя по планам общей модернизации зоны катания, согласно которым в этом году в свой первый рейс из центра города отправились стильные хайтечные гондолы главного подъемника. Еще одна прелесть Курмайора – катание с Монблана. Ну или почти с Монблана... В сопровождении гида можно пройти один из самых живописных горных маршрутов мира, Белую долину (в сторону Шамони), или спуститься с Пунта


Курмайор

Хельбруннер (Punta Helbronner, 3462 м) в сторону Курмайора по очень сложным склонам. В разгар высокого сезона до сих пор, то есть до пуска нового подъемника из центра, при пропускной способности старой гондолы иногда скапливались очереди на посадку. Избежать их и тогда было очень просто – всего лишь надо было добраться до подъемника Долонн на автобусе или на машине. У подъемника есть большой паркинг.

Курмайор  – старый курортный город с пешеходной зоной, с нереальным шопингом на улице Виа Романа, вд��ль которой расположились более сотни бутиков, где коллекции мировых брендов появляются в продаже на полгода раньше, чем в парижских и миланских магазинах. Отменный выбор ресторанов и  центров активного досуга: крытый ледовый каток, спортивный центр, школы скалолазания и ледолазания  – все, что пожелает ваше с каждым днем все более и более спортивное тело. Тело, утомленное катанием и компрессионным сжатием позвоночника, неизбежного у прямоходящих, играющих с гравитацией, также наверняка пожелает перейти в один из дней к водным процедурам. Не отказывайте в  этом удовольствии. В пяти километрах от Курмайора расположен термальный комплекс «Пре-Сан-Дидье» (Thermes Pre-Saint-Didier), куда ходят регулярные автобусы. Ну а для умиротворения души стоит рекомендовать посещение Музея альпинизма и концерта органной музыки в местном соборе.

61


Пила

Курорт Пила и его зона катания представляют собой некое подобие горнолыжного амфитеатра, из которого открываются совершенно нереальные виды на самые грандиозные вершины Альп. Не так-то много существует доступных мест, откуда можно одновременно любоваться Монбланом, Маттерхорном и Монте-Розой! А если учесть, что стартовая станция подъемника, до-

www.pilaturismo.it ставляющего на склоны всего за 20 минут, расположена в самом городе Аосте, то мы фактически получаем идеальный курорт в плане сочетания удобства и интереса жизни в этом уникальном древнеримском городе, от которого до Милана, Генуи, Турина  – как среднестатистическому москвичу от дома до работы. Живя в Аосте, можно выбрать себе жилье по вкусу и деньгам, ходить в музеи,


Пила

театры и при этом красиво одеваться, устроить приличный шопинг или побродить по барам, ресторанам и дискотекам. Даже посетить ликерный завод, если здоровье позволяет. Итак, выбирая Пилу, вы можете жить как непосредственно в центре Аосты, так и в самой Пиле, на горе, среди снегов, участвуя в пейзаже. Отелей там немного, и апартаменты далеки от семизвездочных амбиций Курмайора. Они скорее подойдут тем, кто приехал кататься или учиться кататься и медитировать на природе, а не жить бурной ночной жизнью. Курорт поделен на три

района: верхний, средний и нижний. В плане близости к склонам лучше выбирать средний район. Из самых качественных отелей стоит отметить La Chance (www.hotellachancepila.it). Что касается отелей в самой Аосте и окрестностях, то там их великое множество, довольно много гостиниц реально классных, интересных и даже уникальных. Итак, что же предпочесть для проживания? Пилу или Аосту? Разница в акцентах – где вы больше гость, а где вы больше дома, в городе или на горе, поскольку с закрытием подъемников добраться из Аосты в Пилу или обратно бывает проблематично. Понятно, что если вы живете в Пиле, то в основном там и катаетесь. Для райдеров рекомендуются трассы Couis 1, Resselin и  Tza Creuisa. Для лыжников среднего уровня очень широкий выбор трасс. Для начинающих – трассы Grimod и Chatelaine. Для фрирайдеров  – один из самых вдохновляющих спусков по свежему снегу во всем регионе, берущий начало у Pointe de la Pierre. Кроме того, в Пиле есть замечательная возможность заняться ски-альпинизмом и пройти потрясающие маршруты, начинающиеся с Eremo di San Grato или ведущие вокруг Monte Emilius. Всем рекомендуются интересные спуски Grimondet, Chamole, Pre Noir и La Barma. Район Гримо (Grimod) будто специально создан природой для устройства здесь учебных склонов. Уверенно стоящие на лыжах или сноуборде получат удовольствие от удачно построенной трассы Liesse, длинной, широкой, с приятным чередованием крутых и пологих участков. Если нужен экстрим, то к вашим услугам самые верхние трассы Пилы. Они действительно крутые, а северная их экспозиция обеспечивает отличное качество снега. А еще вариант  – взять лыжи для гигантского слалома и  просто погонять по длинным и широким трассам.

63


64

Valle d'Aosta

Инфраструктура в Пиле, курорте сравнительно молодом, самая современная. Все переходы между трассами и подъемниками стыкуются идеально, ски-лифты новейшие, системы искусственного оснежения работают безупречно, продлевая горнолыжный сезон до апреля, когда внизу долины уже может быть за 20 °С тепла. В Пиле настолько красиво и удобно, что на время каникул вы забудете о том, что Валле-д’Аоста – это долина не одного курорта, но целой плеяды и что ради некоторых из них иной проворный райдер пере-

секает континент, а то и земной шар. Так что, пользуясь привилегией проживания в Пиле или Аосте, стоит покататься и на других курортах региона, и общий вальдостанский скипасс рекомендуется выбравшим проживание на склонах Пилы или под ними как никому другому в силу удобства положения, особенно если имеется своя или арендованная машина. Пила – курорт, делающий счастливое детство ваших детей еще более счастливым, а вас  – гораздо менее несчастным ввиду более оптимизированных, чем на других курортах, расходов. Прежде всего, на ресепшен отеля попросите для вашего ребенка help-карту с  вашими именами и телефонами. Если он потеряется или просто пожелает вас видеть, занимаясь в детской группе, с вами немедленно свяжутся. Дети, которым повезло родиться после 1.12.2003 г., получают бесплатный скипасс, привязанный к скипассу их сопровождающих взрослых. Те, которые родились


Пила

позже, также не могут, по крайней мере в Пиле, считать, что им не повезло, так как здесь им положена скидка  – их дневной скипасс стоит 24,5 евро. Для новичков,

встающих на лыжи в зоне начинающих с  кресельным подъемником Liason, дневной скипасс стоит 21,9 евро. Детям до шести лет на горе в ресторана Lo Baoutson, La Baraka, La Societe, La Chatelaine, Grand Grimod  – Leisse and Hermitage полагается бесплатный обед, при условии что сопровождающие их взрослые не откажут себе в аналогичном гастрономическом удовольствии. (Взрослым ничего такого бесплатного в данном случае не полагается.) Отели также пытаются заработать на вашей многодетности и предлагают при оплате номера представить, что у вас не два ребенка, а один. Схема такая  – селится семья, состоящая из двух взрослых и двух детей в одну комнату, и дети платят с 50%-ной скидкой. Миниклуб Aquilotti – это «злачное заведение» для детей от трех до12 лет. Для их родителей это комфортная и безопасная «камера хранения», куда можно сдать своих маленьких спиногрызов и наконец-то покататься по целине. Найдете этот гуманистический проект в шале за лыжной школой.

65


Червиния Туристическая история Червинии началась более двухсот лет назад, когда долина Брой была еще бесконечным пастбищем, куда добраться было нелегко даже летом, а зимой все пространство огромного изумрудного луга, распростершегося под гигантскими хребтами, превращалось в бескрайнее снежное безмолвие. Весной снега таяли и стекали прекрасными каска-

www.cervinia.it дами потоков, питая и землю, и топонимику: Breuil на местном диалекте означает «земля многих вод». Уже двести лет тому назад слава о красоте горы Червино разнеслась далеко за пределами Валле д’Аосты, если уж сам Байрон, вечно странствующий лорд, по дороге к гарибальдийцам решил ее увидеть. Пришел. Увидел. И назвал «самой изящной горой мира».


Червиния

Интересный геологический факт  – Червино (Маттерхорн) является частью Африканской материковой плиты, в результате ее столкновения с Европейской плитой, собственно говоря, образовались Альпы, и Африканская плита пробила Европейскую гигантским зубом Червино, оказавшимся сцепкой обоих континентов, чтоб они не разбежались ненароком. Начиная со второй половины XIX века альпинисты и естествоиспытатели уже активно исследовали тропы, ведущие к Червино, но еще в 1930-х годах у ее подножья строений было немного: церковь, бар, пара гостиниц и несколько частных вилл. В 1934 году была основана компания «Червино», которая занялась развитием туризма и привлечением инвестиций, и результат не заставил себя долго ждать  – в 1936 году была построена первая канатная дорога Breuil-Plan Maison. Сегодня Брой-Червиния в окружении своих мощных четырехтысячников  – Монте-Роза, 4663 м, Брайтхорн, 4165 м, Касторе, 4228 м, и Маттерхорн, 4478 м,  – самый высокогорный и один из самых живописных и знаменитых курортов Италии и мира, неизменный бестселлер и источник счастья и богатства всех российских туроператоров. Червиния имеет единую зону катания и единый скипасс со швейцарским

67


68

Valle d'Aosta

курортом Церматт, чем пользуются отдыхающие по ту сторону хребта, которые в последнее время, ознаменованное повышением курса швейцарского франка к евро, приезжают на итальянскую сторону пообедать и выпить кофе: цены на швейцарской стороне на все в полтора-два раза выше, чем на итальянской. Трассы, проложенные с итальянской стороны, также более легкие в освоении – они более пологие и более солнечные. Ближе к Брой-Червинии расположился район легкого и комфортного катания План-Мезон со множеством интересных, живописных и несложных трасс. Здесь же есть огромный сноу-парк, говорят, один из лучших в Европе. Очень хороший детский сноу-парк расположился выше 2000 м в районе Вальтурнанша. Небольшой детский сноу-парк есть также внизу, в самой Червинии. От План-Мезон можно подняться гондолой на Плато-Роза, на высоту 3489 м, самую высотную итальянскую часть региона. Над Плато-Роза, на лед-


Червиния

нике, находит��я район круглогодичного катания. Самый длинный спуск начинается на швейцарской стороне от Кляйн Маттерхорн, 3883 м, и заканчивается в Вальтурнанше. Его протяженность – 20 км, а перепад высот – 2 км. Для любителей внетрассового катания, которых здесь всегда очень много, Ассоциация гидов Червинии организует фрирайд-туры. Хели-ски возможен

как из Червинии, так и из Церматта. Вальдостанцы (т.е. жители долины Аосты) очень гордятся своей кухней. Поэтому настойчиво рекомендуем попробовать местную еду и всенепременно – вина. Конкретный ресторан не советуем только по той причине, что советуем идти в любой. Ни с качеством, ни с ценой не промахнетесь. Также сложно посоветовать чтолибо из каких-то особенных развлечений, именно по той же самой причине – не потому, что предложить нечего, а потому, что развлечений, точнее организованных приключений, в Червинии великое множество: романтический ужин в шале и спуск на лыжах при свете луны от подножья Червино, спуск по первому снегу на рассвете до открытия подъемников, ледовый картинг (www.icekartcervinia.com), курсы экстремального вождения на льду (www.iceprovingground.com) и многоемногое другое – всего и не перечислить из того, что вы найдетет зимой в Червинии.

69


Грессоней

Грессоней О красоте пейзажей этой долины косвенно свидетельствует тот факт, что Маргарита, первая королева Италии (1851–1926), имевшая в общем-то целую Италию, выбрала для своего замка именно Грессоней. Замок «Савойя» в центре долины и самый высокогорный приют в Западной Европе, что расположился на Монте-Розе, практически на вершине Пунта-Нифетти (Punta Gnifetti, 4559 м)  – его назвали в честь Маргариты,  – вот памятники королеве-альпинистке в ее любимом уголке Земли. Горнолыжный курорт Грессоней находится у подножия горного массива Монте-Роза, венчающего Альпы короной из 14 четырехтысячников. В долине две основные деревушки  – ГрессонейЛа-Трините (1637 м) и Грессоней-СенЖан (1387 м). Подъемниками и трассами Грессоней соединен с поселком Аланья в Пьемонте с одной стороны и  с известным курортом Шамполюк  – с другой. Весь этот регион с единым скипассом называется Монтероза-Ски

www.gressoneymonterosa.it (Monterosa Ski) и объединяет Италию и Швейцарию. С итальянской стороны хребта регион выглядит таким образом. Грессоней объединился с Аяс-Шамполюком и Аланья-Вальцезией в единый горнолыжный регион Монте-Роза не так давно, в 2005  году. Получилось нечто грандиозное на 200 км подготовленных трасс. Три почти паралелльные долины от грандиозного массива Монте-Роза,

71


72

Valle d'Aosta

спускающиеся в долину Аосты, сегодня представляют собой один из самых интересных регионов катания в Альпах. Заоблачные высоты, на которых расположены трассы, – это всегда надежный снежный покров и длинный горнолыжный сезон. Кататься здесь интересно. Самая протяженная трасса пролегла от Пассо-Салати до Грессонея (14 км). По сложности она относится к «красным», как и абсолютное большинство местных трасс. Очень хорошие трассы расположены непосредственно над Грессонеем. Отдельно отметим великолепную «черную», идущую с Пунто-Йоланды (Punta Jolanda, 2278 м). В районе Колле-Беттафорка (Colle Bettaforca, 2672 м) много трасс низкой

и средней сложности. С вершины Салати (Passo dei Salati, 2971 м) разбегается множество трасс для опытных лыжников – узкие, рельефные, с перепадом высот более 1200 м. Отсюда же начинаются довольно экстремальные маршруты в долину Аланья-Вальцезия, до Пианалунга (Pianalunga, 2046 м). Трассы в АланьяВальцезии очень интересны благодаря протяженности и рельефу. Отдельного упоминания заслуживает трасса Balma V5 с вершины Punta Indren (3260 м) до Bocchetta delle Pisse Forcella Bors и до Bocchetta delle Pisse длиной 8 км. Вернуться в долину Грессоней можно также и внетрассовым маршрутом с высшей точки Forcella Bors, но это только для опытных фрирайдеров и их гидов. Если вы до сих пор не катались на лыжах и решили встать и поехать именно в  Грессонее  – не вопрос, и встанете, и  поедете. Но в чем состоит прелесть катания именно в этом регионе  – это поймет скорее многоопытный райдер или даже, не побоимся этого слова, фрирайдер. Помимо сложных трассами и  огромных пространств регион знаменит своими маршрутами фрирайда,


Грессоней

ски-тура и  хели-ски. Разумеется, в подобные приключения без гида отправляются только безумцы или «чайники». Или те, которые и то и другое. Поэтому всем необходима правильная страховка, покрывающая все на свете. Apres-ski в Грессонее не отличается разнузданностью веселья. Это курорт традиционной ориентации, где принято за-

жигать днем и спать ночью. Если говорить о ресторанах, то из гастрономических оазисов Грессонея стоит, стоит побывать в  Castore Lounge Bar & Ristorante, Bar Tavola Calda Hirsch Stube и Bar Favre, что в Грессоней-Ля-Трините. В ГрессонееСан-Жане это прежде всего Ristorante Birreria Bierfall, Ristorante Carducci и Ristotante Il Braciere. Если речь о всякого рода саунах, спортзалах, то все это име-

ется в больших количествах и отменных качествах. Шопинг? В долине он скорее только гастрономический  – эксклюзивные фермерские продукты и великолепные (как, впрочем, во всей Италии) вина. За вещами из модных бутиков следует отправится в места скопления этих самых модных бутиков – в Аосту или Курмайор. На выходе из долины Грессоней, там, где она вливается в Валле-д’Аосту, есть городок Пон-Сан-Мартэн, «мост святого Мартина». Вот этот самый мост – древнеримский однопролетный двухтысячелетний мост с тридцатиметровой аркой  – он висит над потоком как новый. Этот мост из разряда тех вещей и явлений, которые хоть однажды в жизни следует увидеть. И  конечно, нужно час-другой провести в  баре у моста за бокалом-другим-пятым просекко в попытках осознать неисповедимые хитросплетения истории цивилизаций... Вот вы, из какого-то там Н-ска, Москвы, Самары, Питера, сегодня катались на лыжах у Монте-Розы, а потом топтали подошвами булыжники моста, которые, должно быть, помнят сандалии римских легионеров, а вы их всех отправили в «Фейсбук». Постистория – это когда все происходит здесь и сейчас. В том числе и камни Древнего Рима на вашей альпийской тропе, уводящей в бесконечность.

73


Шамполюк Курорт Шамполюк не слишком известен в России, что странно, поскольку в мире он известен очень хорошо, и в 2012 году этот курорт был удостоен всеевропейского приза «World Snow Awards», победив остальные курорты Европы в номинации «Best Upcoming Resort». Шамполюк  – один из самых солнечных курортов в Альпах, один из самых снежных, с огромной зоной катания,

www.valdayas-monterosa.it выходящей за административные пределы автономного региона Валле-д’Аоста в соседнюю область Пьемонт. Наряду с Грессонеем и небольшим пьемонтским поселком Аланья долина Аяс Шамполюк входит в знаменитые вальдостанские Три долины  – объединенную зону катания «Монтероза-Ски», где к изрядному количеству подготовленных трасс следует добавить неисчис-


Шамполюк

лимые возможности для внетрассового катания. Это край хели-ски. На вертолете можно добраться до горного перевала Лис, откуда начинается спуск вдоль ледника Гренц к швейцарскому Церматту. Есть также туры на 2–3 дня, включая ночлег в Червинии или Церматте. Самый популярный внетрассовый маршрут  – Mount Rose Grand Tour, который начинается в 8:30 сбором у лыжного офиса «Монтероза» в Шамполюке. Через поселок Фрашей (Frachey) и вершину Коль-делла-Беттафорка (Colle della Bettaforca, 2727 м) участники похода добираются в долину Грессоней, далее поднимаются на Пассо-деи-Салати (Passo dei Salati, 2971 м) и спускаются по «черным» склонам Вальсезиа (Valsesia) к Аланье (Alagna). Обратный путь лежит через ледник Пунта Индрен (Punta Indren) и внетрассовый спуск до Грессонея. Заканчивается тур в 16.00 возвратом в Шамполюк. Зона подготовленных склонов Шамполюка очень живописна и практически целиком состоит из «красных» трасс. В силу особенностей местности она устроена так, что, чтобы уехать из Шамполюка в Грессоней, придется воспользоваться чуть ли не всеми местными подъемниками по очереди. Шамполюк  – тихий элегантный поселок с большим разнообразием стильных эксклюзивных отелей. Если забронировать один из них на начало и конец сезона – на период с 9 по 25 декабря или с 24 марта по 14 апреля, то это будет означать, что не придется платить за скипасс – вам его подярят. Подробности и список отелей на сайте www.valdayas-monterosa.it . Все это хотя и прекрасные, но все же обычные гостиницы, какие есть везде. Но в Шамполюке вы имеете уникальную возможность поселиться в таком отеле, какого больше нет нигде в мире. «Москоньяц» – это даже не отель, это целый этнический ресорт. У деревни Москоньяц, как и у всей долины Аяс, две истории – древняя и современная. Когда-то давным-давно, почти 900лет тому назад, пришло в Аяс-Шамполюк

75


76

Valle d'Aosta

германоязычное племя вальцеры – «люди из Валезе»,  – перевалив через высочайшие в Европе хребты Монте-Розы. Надо полагать, после такого экстремального даже для современных туристов, не то что средневековых мигрантов, перехода среди скал и льдов эти люди решили, что оказались в раю, настолько прекрасно выглядят летом цветущие, залитые солнцем долины Валле-д’Аосты. И можно было продолжать двигаться на юг, но вальцеры решили, что все, уже пришли. И принялись строить жилища. Их поселения расположены на горных террасах гораздо выше уровня долины; таким образом, чтобы сегодня подняться в Москоньяц, висящий между небом и городком Шамполюк, желательно иметь снегоступы, снегоход или «Дефендер». Или не иметь, а просто вызвать с ресепшен все это. Кроме снегоступов. Москоньяц поражает всякого в него входящего размером и мощью домов, напоминающих маленькие крепости. Они стоят так близко друг к другу, что крыши перекрывают переулки и зимой деревню не заносит снегом. Вальцеры жили сплоченно и почти автономно, руководству-

ясь собственными законами. От местных вальдостанских феодалов они имели налоговые привилегии в обмен на обязательства участвовать в военных кампаниях. До XX века сообщества этих трудолюбивых людей процветали, но начиная уже


Шамполюк

с 1930-х годов молодежь начала уезжать в города, и за поколение Москоньяц опустел. И только в наши дни началась его новая история. Заброшенную, местами полуразрушенную деревню скупил дом за домом некто синьор Вителли, миллиардер и филантроп, строитель яхт и портов, вложивший изрядный капитал в развитие этноэкологического туризма в Шамполюке, который, говорят, он очень любит. Проблемой было разыскать владельцев брошенных домов и их наследников. Москоньяц в своем новом качестве этноэкологического и притом элитного ресорта открылся сразу же, как только был отреставрирован первый дом как отель и второй – как ресторан. Люди увидели в этом уединенном и роскошном месте нечто большее, чем просто гостиница. Спустя несколько лет Москоньяц стал популярен настолько, что древних домов уже не хватало, и владельцам пришлось построить на некотором расстоянии новую деревню коттеджей, где над этноэкологическим стилем трудились уже дизайнеры.

Любителям повеселиться можно рекомендовать Cafe Rimbaud – одно из самых популярных мест в поселке, известное своим огромным выбором коктейлей, паб Golosone, где часто играет живая музыка. Выпить хорошего пива можно в латиноамериканском баре выше коттеджа Crest. В Bistro два раза в неделю проходят дискотеки, в West Road Bar они бывают каждую пятницу. Из аутентичных напитков стоит попробовать местный Fil d’Fer – кремовый мандариново-апельсиновый пунш с гвоздикой. Принято пить, пока он не остыл, и обязательно повторить «на бис».

77


«Монтероза-тур» Лучшее ски-сафари в Альпах Стоит все это счастье 2180 евро на человекоединицу, но на самом деле стоит оно, признаться, гораздо большего. Впрочем, что чего стоит  – судить исключительно вам. Мы приводим примерное, но приближенное к действительности описание.

Уровень вашей подготовки в плане катания и трекинга требуется средний. Это тот вид ски-сафари, в котором задействован вертолет, и вы имеете, таким образом, хели-ски. Программа, стало быть, такая.


Монтероза

Воскресенье. Вы прибываете в любой отель региона Монтероза, ужинаете там и знакомитесь со своим гидом, который будет сопровождать вас целую неделю. Он озвучивает программу, проверяет снаряжение и вручает вам скипассы. Понедельник. Весь день катаемся по трассам и вне трасс в районе того курорта Монтерозы, где вы остановились. Вторник. Из Грессонея едем в СаасФе через Вальцезию и долину Анзаска. В нашем распоряжении лыжные подъемники и два хели-ски – пара перелетов вертолетами с последующими фрирайдспусками. В Саас-Фе нас ждет полупансион. Среда. День катаемся по трассам и вне трасс в Саас-Фе, после обеда переезжаем в Церматт, где ночуем три ночи в трехзведочном отеле. Четверг. Из Церматта вертолетом улетаем на вершину Silbersattel (4400 м), что в  массиве Монте-Роза, с которой фигачим по леднику Монте-Роза и спускаемся в Церматт в состоянии адреналиновой интоксикации. Пятница. Весь день катаемся по трассам и вне трасс Церматта. Суббота. Из Церматта улетаем в направлении Aeschihorn, откуда вертолет нас доставляет на Плато-Роза, с которого спускаемся до Cime Bianche, прокатываетмся вдоль долины Cortoz, откуда спускаемся в  Шамполюк и на подъемниках переезжаем в место старта, Грессоней. Ночуем

в горном приюте на склоне, где устраиваем расколбасную вечеринку во славу нас, героев Монте-Розы, или же по тому же поводу разносим в щепки один из отелей Грессонея. Воскресенье. Все сначала. Примечания. Возможные точки старта: Шамполюк, Грессоней, Аланья. Период: январь  – апрель (свяжитесь с нами на всякий случай). Цена: 2180 евро с человека. Количество народу в группе: 4–7 человеко-рыл на единицу гида. Что конкретно включено: семь ночей полупансионов в отелях, шесть дней обладания настоящим альпийским гидом, шесть скипассов (3 – Грессоней, 1 – СаасФе, 2 – Церматт), Три перелета на вертолетах, наземный трансфер из Саас–Фе в Церматт. Дополнительно оплачиваются ланчи и все, что не описано выше. Необходимое снаряжение: лавинный датчик ARTVA, система ABS, шлем. Нечто особенное: следуя вашим пожеланиям, мы можем организовать перевозку вашего багажа. Вся информация здесь: marta@thealps.com Телефоны: +46 8 556 976 10 +46 705 77 13 +39 347 99 88 404

79


Люди и горы

По лезвию канта

www.simoneorigone.it

Как живет Симоне Оригоне, быстрейший парень на планете Когда тебя приглашает в свой дом человек с такими регалиями, как: a) четырехкратный чемпион мира, б) четырехкратный чемпион мира среди профессионалов, в) семикратный победитель Кубка мира, г) автор абсолютного для человечества как для вида рекорда, то его место жительства представляется шикарной виллой с припаркованным «роллс-ройсом» и пришвартованной яхтой.

Когда он произносит слово «тренировка», воображение рисует дизайнерски отделанный спортивный клуб с «иконостасом» логотипов компаний-спонсоров, с наисовременнейшим оборудованием и штатом тренеров, массажистов и врачей  – докторов наук. Когда он говорит, что сегодня ему на работу, грезится совет директоров инвестиционного фонда его имени. Однако жизнь богаче даже самого воспаленного воображения. Побывать в гостях у Симоне Оригоне  – обладателя всех вышеозначенных званий, самого быстрого человека на Земле, уста-

новившего абсолютный рекорд скорости перемещения прямоходящего вида homo sapiens, не вооруженного мотором, – значит посмеяться над собственными стереотипами. ЛЫЖИ КАК ЛЮДИ Симоне, или, как его называют друзья, Симо, живет с отцом, сестрой и двумя братьями в своей родной деревне АясШамполюк итальянской альпийской провинции Валле д’Аоста в скромном доме и работает на трех работах, чтобы заработать себе на лыжи.

81


82

Люди и горы

Мы застали самого быстрого человека за Земле в самом обычном сарае-гараже из тех, в которых мужчины возраста от семи до семидесяти предаются своим любимым занятиям. Здесь хаос – не беспорядок, но состояние самоорганизации интерьеров. На самом деле все на своих местах. На стенах – плакаты с автографами не то кумиров, не то «старших товарищей»  – Хермана Майера, великого «Херминатора», Джона Хембла, рекордсмена спид-ски 2003 года с показаниями спидометра 246,24 км/ч, Стива Мак-Киния, первого, кто преодолел рубеж в 200 км/ч. Здесь, в этой галерее славы мира, действующий чемпион действует: скоблит скребком, трет стальной щеткой и метет мягкой кистью, посыпает порошком, поливает воском, гладит утюгом свои лыжи, все 24 пары. Задача  – довести скользящую поверхность до такого состояния, при котором пролитая на нее вода не растекается, но сворачивается в  каплю подобно ртути и прокатывается шариком вдоль всей 2,5-метровой длины этой чудной лыжи. Обычный ежевечерний досуг чемпиона. У него нет человека, который делал бы за него техническую работу, да и было бы кому ее доверить  – не доверил

бы. Слишком ответственное это дело  – устранение силы трения между его частным телом и нашим общим на всех всемирным тяготением. – Симоне, зачем тебе так много одинаковых лыж? – Это только кажется, что лыжи одной модели могут быть одинаковыми. На самом деле они все  – индивидуальности. Лыжи как люди. Модели для speed-skiing производит единственная компания «Атомик» и, выпуская каждый год очередную партию, меняет только дизайн. Сама модель уже лет десять остается неизменной, и это в условиях отсутствия конкуренции признак скорее стагнации, чем совершенства. Мы бы хотели иметь несколько большее разнообразие. Из сотен опробованных за многие годы лыж в коллекции Симоне есть только одна приближенная к совершенству пара. Он хранит ее в отдельном углу своего сарая, представляет нам как «самые быстрые лыжи на Земле», целует чуть ли не взасос и ставит на место. Эта пара потрепанных лыж принесла ему десять всемирных побед и рекорд, до сих не побитый: 251,4 км/ч  – такова на сегодняшний день максимальная скорость, которую развивало


84

Люди и горы

человеческое тело в движении в контакте с земной поверхностью на безмоторных приспособлениях. И это, судя по всему, не предел. В то время как скорость парашютиста, падающего из самолета с нераскрывшимся парашютом, по-прежнему составляет примерно 220  км/ч, предельная скорость спидскиера остается неустановленной, и Симоне надеется на ближайших соревнованиях побить собственный рекорд. Для этого ему надо каждый день трудиться над своими лыжами и своим телом. ГЛАВНОЕ – БАЛАНС Когда ставишь своей целью выяснение отношений с гравитацией, жизнь подчинена железному распорядку. В 18:00 он должен закончить вострить лыжи и сесть на велосипедный тренажер. Точнее, на нормальный гоночный велосипед, поставленный задним колесом на ролик. Десять минут крутить педали для разогрева, а потом два часа здесь же, среди лыж, он будет «месить железо», тягать гири, держать баланс на деревянном шаре в своей фирменной стойке, зажав гриф штанги между локтями и коленями, приседать со 140 кг на плечах. И так далее, и так далее. И так всю жизнь начиная с трех лет, когда он встал на горные лыжи и в шесть решил  – когда вырастет, то станет: a) горным гидом, б) спасателем, в) чемпионом мира. Вырос. Стал. Продолжает быть. Причем во всех ипостасях одновременно. Будучи многократным чемпионом, он работает горным гидом высшей международной квалификации, водит альпинистов по вершинам массива Монтероза, дежурит на аэродроме у спасательного вертолета, чтоб вылететь по сигналу бедствия в любой квадрат области Аоста спасать людей, попавших в лавины и в другие неприятности, а еще он простой горнолыжный инструктор, возится на «синих» трассах с «чайниками», причем так же бережно, как с собственными лыжами… Тренировка закончена, в сарае прибрано, ужин съеден, калории посчитаны, а на сон грядущий  – походить по тросу, натя-

нутому в лесу между деревьев подле дома. В спидски, как в бухгалтерии, главное  – баланс. ТОСТ ЗА ТЕСТ Завтра ему вставать в полседьмого, поднимать на гору все свои лыжи, готовить трассу и проводить тестовые гонки в компании c младшим братом Иваном Оригоне. Он тоже спидскиер, причем второй после Симоне в мире. Младший отстает от старшего всего на 0,7 с. – Тогда, в Лез-Арке, Иван был перед мной, и когда я увидел его результат, то прыгал от счастья, пока до меня не дошло, что он, возможно, меня сделал. Мне еще предстояло установить новый рекорд, и я помню три свои тогдашние мысли: 1) какая радость, что мой брат так классно выступил, 2) если я сейчас не успокоюсь и не сконцентрируюсь, то мой младший брат меня побьет, 3) если мне суждено проиграть, то лучше проиграть родному брату. Но я сосредоточился и выиграл. Когда братья Оригоне тестируют лыжи, одна из самых крутых трасс в Шамполюке закрывается. Их спид-ски-траектория проходит не по центру ее, а по краю, вдоль обрыва, чтобы ни выкатившийся на трассу лыжник, ни свалившийся с неба фрирайдер не попал под их лыжи, напоминающие длиной, весом и жесткостью рельсы. Когда гонщики тестируют лыжи, разговорами их лучше не донимать. Они немногословны, их мысли и органы чувств сфокусированы на лезвии канта. Они поглощены не спуском по этой головокружительной вертикали, включающим 70-метровый полет, но анализом движений, ощущений, вибраций. Технически же для них эта тренировочная трасса никакой сложности не представляет, и, если глядеть с высоты точки старта вниз, все выглядит плавно и грациозно, словно в балете, – вот райдер уходит по склону вниз, вот взлетает на бугре вверх, вот приземляется, эффектно тормозит, запуская в атмосферу пару снежных флагов. Аплодисмен-


Люди и горы

ты!.. Но если смотреть на этот карамболь человеко-лыж с трассы в  непосредственной близости, ощущения несколько иные, как если бы мимо головы на расстоянии в два апельсина пролетел с характерным шорохом метеорит. Симоне установил свой рекорд на специальной трассе в Лез-Арке, протяженность которой от старта до финиша – примерно 900 м. Он уверен, что если бы ее не закрыли, то он смог бы разогнаться и до 255 км/ч. А если где-нибудь в мире найдется место для более совершенных трасс, чем в швейцарских Вербье, Варсе и во французском Лез-Арке, то он готов мечтать и о 280 км/ч. – Может быть, для русской Олимпиады у вас на Кавказе построят трассу для спидски,  – размечтался Симоне, вспоминая, что на зимней Олимпиаде 1992 года в Альбервилле его спорт был таким же демонстрационным видом, каким был прообраз биатлона на первой зимней Олимпиаде 1924 года в Шамони. Тогда, в Альбервилле, на тренировке погиб известный лыжник, чемпион Швейцарии Николя Бочат (Nicolas Bochatay), и  хотя он погиб совершенно случайно и скорее по оплошности – вылетел с трассы и  врезался в ратрак, эта трагедия поставила крест на перспективе сделать спид-скиинг олимпийским спортом. Кстати заметить, в целом спид-скиинг, как не парадоксально, оказался спортом гораздо менее опасным, чем многие другие. И все же спорт есть спорт. После 2006 года в результате еще одного инцидента закрыли и трассу в Лез-Арке, однако Симоне надеется, что этой весной ее таки откроют и он улучшит свой результат, хотя и эта трасса для него не предел мечтаний. – А какова трассы твоей мечты? – Идеально ровная трасса под углом 45  градусов протяженностью в 2 км от старта до зоны замера скорости и обширной пологой зоной торможения. Что такое торможение, Симоне знает лучше прочих. На чемпионате в Вербье финишная зона была размечена бледной

85


86

Люди и горы

краской, не очень заметной в пасмурную погоду, и Симоне вынесся на финиш в своей фирменной стойке на полной скорости, взлетел и был опрокинут потоком воздуха. Сломал руку – можно сказать, дешево отделался. Тот чемпионат он выиграл, так как падение произошло уже после замера скорости. Его заезд и финиш в падении снимало множество фотографов, и, чтобы получить несколько фотографий «чисто для себя», ему пришлось их покупать. Бедные фотографы, видимо, тоже думают, что чемпион должен быть очень богатым. ГДЕ ПРОХОДИТ СЛАВА МИРА Если однажды утром вы проснулись в долине Валле д’Аосты, что простерлась от Монблана на юг, к итальянской равнине между перевалами Большой и Малый Сен-Бернар, то это значит, что в жизни у вас не все так плохо, коль сюда, в этот прообраз рая, вас забросила судьба. Неслучайно и единственная летняя резиденция римского папы находится где-то здесь, на горе. Эта область известна своей политической автономией, самодостаточностью и независимым взглядом на жизнь ее обитателей-вальдостанцев – народа, в жилах которого течет коктейль кровосмешения кельтов, римлян, гуннов, лангобардов. Здесь на каждой кочке по рыцарскому замку. Местные горные тропы помнят следы Ганнибала, Юлия Цезаря, Карла Великого, Наполеона, и скалы словно шепчут вам вслед: «Пройдет и этот». Горы даже великому человеку показывают его натуральную величину, и побродить среди хребтов и отрогов  – лучшее средство от злокачественных амбиций, излишнего самомнения, маний, фобий, стрессов. Видимо, поэтому и чемпионы, живущие в сени вершин, имеют врожденный иммунитет от звездной болезнеи. Горцы  – люди гордые, но скромные, представляются антиподами ничтожных и напыщенных звезд подковерных равнин. – Симоне, сегодня ты в апофеозе своей карьеры. А что потом? Ты планируешь выступать вечно?

– Конечно, нет. Уходить из спорта я не собираюсь. Из него мне просто некуда уходить, лыжи – часть меня. В соревнованиях буду продолжать участвовать до тех пор, пока побеждаю. Просто для меня теперь не может быть другого результата, кроме первого. Что еще мне светит? В нашем спорте я вполне могу выступать до сорока... Чего бы еще хотел до того, как уйти? Еще один кубок, чтоб у меня всего их было восемь. – Как у Стива Подборского? – Тогда девять… В общем, я же гид и  спасатель, пока люди ходят в горы, без работы не останусь. Даже наоборот, уйду из большого спорта –и зарабатывать стану больше, и время появится заняться личной жизнью. ВСЕ К ЛУЧШЕМУ Основной заработок Симоне приносит работа с клиентами. Сегодня он весь день провел, тестируя лыжи, поэтому ничего не заработал. А чемпионские регалии никак не сказываются на его зарплате: она у него как у всех. Все спортивные расходы за свой счет, спонсоров у него раз-два и обчелся, да и те сами бедные. Одни вот велосипед дали, так сказали – два года покатайся и верни. Слава богу, «Атомик» лыжи сейчас стал давать бесплатно, а ведь было время, сам покупал. Но если любителю одной пары лыж хватает на всю жизнь, то сколько лыж надо спортсмену такого уровня, коли из 50 пар для соревнований могут пригодиться от силы три? Свою самую быструю пару лыж он бережет, утверждая, что они устали и задействовать их можно только раз-другой в году, когда без них совсем труба. Кстати, о трубе. Чтобы продуть себя и свои шлемы в аэродинамической трубе, также нужны деньги, особенно если этим занимается самая известная в Италии компания «Пининфарина», разрабатывающая кузова для автомобилей. Компанию он уважает, но культа из ее трубы не делает, к советам прислушивается, но доверяет лишь себе: лаборатория есть лаборатория, а природа есть природа.


Люди и горы

В общем, неисповедимы пути большого спорта, точнее больших денег в большом спорте. Не перестаешь удивляться абсурду всяких рекламщиков-пиарщиков. Производители автомобилей из кожи вон лезут, чтобы пропиариться на горнолыжной теме: «Ниссан» спонсирует фрирайд, «Ауди»  – фристайл, БМВ кобрендится с  клубом Best of Alps, «Сааб»  – с лыжным брендом «Соломон», все снимают на фоне сияющих вершин ролики про свое паркетное говно, якобы оно туда само заехало. А  самый быстрый лыжник на планете, итальянский красавец, цветом, формой,  размером и лошадиными силами напоминающий «феррари», сам себе покупает в качестве «рабочей лошадки» французский фургон «пежо»  – «чтобы все лыжи влезли»,  – и это его единственная машина, за рулем которой он никогда не догонял самого себя на лыжах. Где тот «Феррари», похожий на Симоне в полной боеготовности, который тоже пиарится на горнолыжной теме и устраивает праздники гедонизма и гламура на горнолыжном

курорте Мадонна-ди-Кампильо в Трентино? Может быть, автопроизводители просто комплексуют и предпочитают не замечать существования Симоне, который разгоняется до 200 км/ч за те же 5 с, что и болид «Формулы-1»? Есть ли вообще у рекламы логика? О да! Еще какая! Звонит тут ему намедни «Ред булл» и рассказывает, как он хочет стать его спонсором, а потом, выяснив, что не туда попал, извиняется, сообщая, что вообще-то имел в виду его 26-летнего брата, так как 33-летний Симоне слишком стар и мудр, чтобы быть лицом целевой аудитории их дури. А может, так оно и лучше. Достиг бы Симоне аналогичных результатов в другом виде спорта – в футболе, теннисе или гольфе,  – был бы уже миллионером. Тискал бы Курникову в рекламе лифчиков  – и иже с ней Шарапову. Снесло бы ему крышу от богатства, накупил бы яхт, «ролексов», «роллс-ройсов», подсел на кокаин, отмотал срок за связь с малолеткой, вышел, продал кубки, чтоб расплатиться с налоговой, и устроился на работу колоть лед у подъемника, а потом восстановился бы в звании гида, инструктора, спасателя, и понял бы, что не в деньгах счастье. Главное – здоровье. В ПОГРАНИЧНОЙ СИТУАЦИИ Одно испытание ему судьба однажды послала. Когда ему было 19 лет, на дискотеке он потерял сознание. Смотрел на мигающий софит, вырубился и упал, стукнувшись головой. Врачи сказали, что это, вероятно, разновидность эпилепсии, чем его изрядно напугали. Он прекратил тренировки в даунхилле, бросил пить что-либо, кроме негазированной воды, сел на диету и, разумеется, стал избегать дискотек. А через четыре года он увидел соревнования по спид-ски в легендарной Червинии, где в 1977 году его кумир Стив Мак-Киний вплотную подошел к 200-километровому рубежу скорости, и решил, что это то, чем он должен заниматься. Вмиг забыл про эпилепсию, приступил к тренировкам, и вот он здесь, у камина,

87


88

Люди и горы

стоянии. Практически до самой смерти каждый день готовила обеды и ужины, накрывала на стол, за которым собиралась вся наша семья. Ох уж эти итальянские бабушки, становой хребет итальянской нации! Понятно, в кого внуки такие уродились. Симоне в  своем латексе весь такой грацильный, но если его раздеть, то это монстр. От лета к зиме его вес плавает с амплитудой 16 кг: летом теряет, зимой набирает, причем ни капли жира! Летом у него другие увлечения и другие рекорды  – взбежать на Монблан от деревни Лез-Уш за четыре с половиной часа, спуститься с Монблана на лыжах, сесть на велосипед, доехать до Червинии и успеть до заката взбежать на Маттерхорн. Или, к примеру, за 17 ч пробежать 21 четырехтысячник Монте-Розы с финишем на том же Маттерхорне.

гладит, как котят, все свои семь кубков. Шесть из них он их хранит в холле гостиницы Sertorelly Sporthotel в Червинии, принадлежащей его другу, точнее, как он выразился, «второму отцу», сеньору Серторелли, племяннику того самого Серторелли, который стал чемпионом Олимпиады 1936 года в  Гармиш-Партенкирхене в новой дисциплине по горным лыжам, где потом и погиб, вылетев с трассы головой в дерево. Самый «свежий» кубок украшает один из спортивных магазинов Шамполюка. Симоне мог бы украсить кубками и свой фамильный отель «Анна-Мария», где живет и трудится, несмотря на возраст, его отец, сын этой самой Анны-Марии, его, Симоне, бабушки. Однако, инсталлируя свои кубки в чужие интерьеры, он как бы делится успехом с друзьями, давая понять, что своими достижениями он обязан и тем, кто ему помогает.  – Ты хорошо помнишь свою бабушку?   – Еще бы! Она ведь умерла совсем недавно, в возрасте 99 лет. Притом была в отличном физическом и умственном со-

ПРО СЕКС И СИМВОЛИЗМ Когда коллеги после работы идут домой к женам, Симоне бежит к своим лыжам. Труд, время, деньги, эмоции, которые он им отдает, сопоставимы с напряжением любви, поэтому на его шлеме, венчающем красный обтекаемый скафандр, выведена надпись: «Порностар». – Симо, «порностар» – это у тебя состояние души или еще одна подработка? – Это у меня такой юмор. Как-никак полжизни в латексе… Самая интимная личная жизнь у него в сарае с лыжами. Он готовится к очередному чемпионату мира, так что и речи быть не может о каких-то послаблениях в распорядке, не говоря уже о стратегических решениях – уехать в кругосветку или создать семью. Он и герлфренд свою раз в неделю видит, благо она далеко, не мельтешит перед глазами со своей любовью и приезжает только на уик-энды и каникулы. Вот и провожает он со вздохом – that’s not so bad!  – каждую заслуживающую восхищения, обтянутую горнолыжным стретчем женскую попку. «Дитя любви, он знает толк в любви!» – сказал поэт, и будь у такого красавца-атлета вменяемый про-


Люди и горы

дюсер, стал бы наш Симоне секс-символом Италии и мира. Впрочем, у мира и Италии один секс-символ пока еще имеется. Пока еще ходит, пока еще не под себя. ПОЭЗИЯ ЭКСТРИМА Зачем человеку все это, если оно денег не приносит, а слава мимолетна? Видимо, ответ на вопрос о сущности экстрима следует искать в высших сферах  – в поэзии, философии, антропологии. В коллизиях XX века сложилось философское направление экзистенциализм, интересующееся истинной человеческой сущностью – экзистенцией, проявляющейся на пределе возможностей и в пограничных между жизнью и смертью ситуациях. Складывается такое впечатление, что экстремальные виды спорта  – это практикум экзистенциализма, бесконечный поиск человеком самого себя. Такое уж человек странное животное  – любит приключения и находит в  них высшее выражение своей отличной сущности. Отличной от других животных. Вот и Макс Вебер назвал человека животным особенным, живущим в сотканной им самим паутине смыслов, и, даром что Симоне в иных ракурсах не отличить от спайдермена, это утверждение касается не столько самого спортсмена, сколько

его зрителей, окружающих спортивные арены в поисках символов и абсолютных показателей и значений, в которых видится абсолют жизненных смыслов, персонифицируемых богами, героями, олимпийцами. Ведь с утилитарной точки зрения спид-скиинг  – это такое же бесполезное занятие, как и поэзия. Райдер, как и поэт, не сеет, не жнет, стране угля не дает и никакой пользы не приносит. Как и поэт, райдер озабочен собственными ощущениями, которые все на пределе гармонии возможностей: у поэта – слова, у райдера – тела. Один открывает новые пределы языка, другой  – организма. Одно плюс другое – вот и вышел человечек. Esse homo, одним словом. Экстрим – это самоутверждение человека во всех измерениях и стихиях, стремление к апофеозу адаптивных функций культуры, расширяющих ограниченные эволюцией естественные биологические возможности наших недоделанных организмов. Мы лишены когтей  – у нас есть канты и кошки, на нас нет (или почти нет) шерсти – но мы имеем гортекс и полартек, мы перемещаемся по лестницам с одышкой – но у нас есть автомобиль. И еще у нас есть атлеты. Они напоминают нам о скрытых энергиях в наших телах. Если, конечно, ими правильно пользоваться.

89


РЕКЛАМА

Понятие «ресторан» слишком узко для характеристики данного заведения. Более всего к нему подошло бы понятие «среда обитания». Огромное многоуровневое пространство включает и бар, и  танцпол, и ресторанный зал у залитой солнцем террасы, и ночной клуб, и приват-кабинеты, под которые отведены самые древние пещеры этого исторического здания. Гастрономическую концепцию отражают интерьеры,  – морская тематика переплетается с  горной. Так и в кухне этого ресторана изобилию мясных блюд аккомпанирует меню морепродуктов,

отдельный зал японской кухни – маки, суши, тартар из лосося, экзотическая японская говядина wagyu. Впечатляющая карта вин, коллекция шампанского, и многое другое. Цены удивляют своим демократизмом. Обед из двух блюд (закуска плюс основное блюдо) обойдется в 17 евро. По ценам 29 и 39 евро. предлагаются и более сложносочиненные меню, в сопровождении великолепной и изысканной карты вин. 74, rue des Moulins +33450218080 www.caphorn-chamonix.com


живи в шале! Вершины альпийской недвижимости


Шале «Бреван»


Шамони. Шале от Sotheby’s


Шале «Бреван»


Недвижимость

Поль робберс Строитель абсолютного и его абсолютные шале www.vanipaul.com

Слева от знаменитого исторического здания казино, одной из визитных карточек Шамони, в таком же старом историческом здании располагается офис компании Vanipaul, входящей в элитный клуб Sotheby’s Immobilier.

В любое времея суток – ночью после дискотеки, или утром, по дороге на горнолыжный подъемник – люди, проходящие мимо, останавливаются и разглядывают витражи офиса, в которых выставленны постеры, схемы и модели продающихся или уже проданных шале. В самом деле, макеты и фотографии этих нереально красивых домов и интерьеров можно разглядывать долго, даже не потому, что вы собрались приобрести себе немножко сверхэлитной недвижимости, а потому что это просто красиво. Но даже если у вас нет завалявшихся под матрасом двух-трех

миллионов евро, и вы считает, что судьба вас запрограммировала жить и  умереть в своей «хрущевке», поскольку ваш прадедушка-белоэмигрант в революцию потерял свои заводы-параходы, а ваш папа-коммунист в перестройку не успе�� приложиться к  «золоту партии», да и вы сам, скромный продавец футболок на тушинском рынке, приехал в Шамони только ценой невероятных лишений, убедив жену, тещу, кошку и канарейку отложить покупку новой стиральной машины...  – тогда вам тем более нужно зайти в Vanipaul и познакомится с его хозяином Полем Роб-

95


96

Real Estate

берс, или же дочитать эту статью до конца. Ни что так не улучшает человеческую карму, как мотивация, а история Поля, его жизненного успеха – от скромного торговца футболками до девелопера Сотбис, – мотивирует, оптимизирует, тонизирует и окрыляет покруче всякого «рэд буллса». «HELLO» ВСЕМУ НАЧАЛО Итак, Амстердам. XX век. Два брата Поль и Вим, закончив школу, стали помогать своему отцу в его работе – ремонтировать, устанавливать и налаживать стиральные машины. Но можно ли вечно починять старые стиральные машины, когда в тебе энергии что в вечном двигателе? Когда тебе нет двадцати, то от рутины сводит зубы, и ты мечтаешь стать дантистом... Первым из отчего дома свалил Поль, и отправился учится на дантиста в Париж. Снял крошечную конуру на чердаке у вокзала Гар дю Лион с туалетом без унитаза, взялся учить французский и готовится к экзаменам, параллельно не отказываясь от случайных заработков, вследствие чего оказался на работе одной транспортной компании, которой нужен был сотрудник

с голландским языком. То ли водоворот событий заставил Поля отказаться от медицинской карьеры, то ли на тех небесах, где заключаются браки, уже решили вместо бормашины со временем выдать ему жену-дантиста,  – так или иначе, зубной врач в нем умер. Родился креатор. В один из дней они с братом Вимом повстречали одного француза, который поделился с ними своим креативом – отправится в консервативную католическую франкистскую Испанию и попытаться продать там немножечко... безумия.


Недвижимость

Европа того времени сходила с ума по «американской мечте», знаки и символы которой имели гипнотическое воздействие на народонаселение Старого света. А молодежь таких стран как тогдашняя Испания привкус свободы ощущала гораздо острее, и за майку с надписью «Hello» в графике губной помады, готова идти как за путеводной звездой. В общем, бизнес-план был ясен. Братья купили у турка-цветочника здоровый фургон, выкрасили его в белый цвет, намалевали на нем «Привет», и явились в испанский пляжный городок Калелла де ла Коста, в восьмидесяти километрах к югу от Барселоны. Арендовали в  переулках лавку, где развернули торговлю всякими безумными открытками и майками с надписью «Hello». А поскольку лавка была в стороне от главной улицы, то весь упор делался на промоушен. По главной улицы разъезжали на роликах живые «барби» в майках «Hello» и раздавали флайеры с призывом посетить новый экстравагантный магазин, по пляжу разъезжал их фургон с рок-н-роллом из динамиков за которым, пританцевывая, двигался Поль в костюме Санта-Клауса с надписью «Hello» на спинах и с группой

поддержки секси-подружек и квази-геев с «Hello» на ягодицах. Девушки раздавали визитки, Санта – конфетки. Народ шизел и шел за майками. – В молодости я увлекался гимнастикой, и был даже в сборной Голландии. По утрам я ходил по улице на руках, рекламируя наш бренд. Мы приехали туда в марте 1981 года, а к концу лета раскрутились настолько, что наши майки скупались пачками. Мы открывали магазин в пять вечера и к десяти продавали по четыреста футболок ежедневно! Мы просто покупали белые майки на местной текстильной фабрике, и штампом сами наносили рисунок. Все! Они у нас даже высыхать не успевали, продавали, проложив красочную сторону бумагой. Тусовка вокруг магазина была такой, что могла блокировать движение в городе. Помню, к нам толпа байкеров зарулила... – Как местные жители это терпели? – Они и не потерпели. Однажды всю нашу компанию арестовала полиция. В участке нам объяснили, что мы являемся возмутителями спокойствия граждан, что в их городе ходить на руках не принято, что в католической стране Санта-Клаус

97


98

Real Estate

скорее святой, а не промоутер. И  так далее. Но нас вынудило уехать другое. Почти одновременно с наездом полиции у нас появились конкуренты-плагиаторы. Они скопировали у нас абсолютно все, до мелочей, но открыли повсеместно массу аналогичных ларьков. А у нас не было ни времени, ни денег, чтобы зарегистрировать товарный знак. В общем, стало очевидно, что пора валить, и доработав до конца сезона, в октябре того же 1981 года мы свернули лавочку, погрузились в свой фургон, и отправились во Францию.


100

Real Estate

ПРИТЯЖЕНИЕ МОНБЛАНА – Тогда же между Испанией и Францией была граница и таможня? – Именно поэтому мы поехали в объезд постов, перевалив Пиринеи по горной проселочной дороге, и выехали к Перпеньяну, от которого отправились сюда, в Шамони. – Почему выбрали именно в Шамони? – Вообще-то мы ничего не знали о  Шамони, об альпинизма, горных лыжах,  – о  том, что это такое знаменитое место. Мы вполне могли бы осесть и  в  Морзине, Межеве  – на любом другом курорте, просто решили приехать поближе к  Монблану. Когда мы сюда приехали, то занялись ровно тем же самым, что и на испанском пляже, только вместо футболок зимой делали толстовки, и девушки-промоутеры катались не на роликах, а на лыжах. Решили, что наш магазин должен быть в самом центре так, чтобы «центрее» не куда. Нам понравился офис агентства недвижимости, где сейчас снова находится агентство недвижимости MGM... Я к  ним прихожу, и говорю, что хотел бы арен-


Недвижимость

довать их офис. «В смысле, у нас?  – те не поняли.  – Мы вам предложим много вариантов»  – «Нет, говорю не у вас, а именно ваш этот офис». Хозяин подумал, и согласился. – Какие у вас были обороты? – Начали все делать сами, но скоро вышли на вполне промышленные объемы. Наше производство располагалось в промзоне Лиона, где мы нашли подходящий ангар. Открыли магазины в Валь д’Изере и на Лазурном берегу, в  шести километрах от Канн. Но этот бизнес вскоре столкнулся с кризисом роста. Начались проблемы с поставщиками, с отсроченными выплатами и т.п. Поэтому мы решили переключится на абсолютно новую деятельность  – открыть ресторан. Помог случай. Рядом с нашим магазином был бар, куда каждый день наведывалась девяностолетняя старушка выпивать портвейн. И вот она семенит, переходя улицу, и я ей говорю, желая поддержать: «Мадам, позвольте вас взять под руку?» Разговорились. Она стала выяснять, кто мои родители, думала местный... Потом стала рассказывать о себе, и выяснилось, что я перевел через дорогу местную мясоколбасную магнатку, и у нее до сих пор в собственности

брошенная скотобойня и колбасный цех в  одном помещении  – под зданием почты, в подвале, прямо над рекой. Специально все так было устроено, что, когда корову забивали, кровь стекала в  Арв. Но место-то шикарное! И стоит забитое грязью под потолок. Из живых существ, кому оно пригодилось был один сурок, который облюбовал деревянный короб в котором устроил себе домик для зимней спячки. Я спросил старушку, не желает ли она продать этот подвал, и она продала за смешные деньги порядка нынешних пятнадцати тысяч евро, с  рассрочкой на несколько лет. Эта судьбоносная встреча случилась в июле 1985 года, а в марте 1986 мы в подвале бывшей скотобойни открыли ресторан «Атмосфера». – Он и ныне там... Рекомендованный уже гидом «Мишелен». – Именно. Но тогда все наши представления о ресторанном бизнесе ограничивались курицами-гриль. Все меню поначалу состояло из курицы с гриля, куска хлеба, кувшина вина. Это был даже не совсем ресторан, а именно, что атмосфера  – тусовка, музыка фильмпроектор... С этим, конечно, надо было что-то делать, тем более все дела с майками мы закрыли.

101


102

Chamonix Шале «Ферма Жана Раванэль»

PC 6 Octobre 2012.

COMMUNE DE CHAMONIX "Les Pècles"

FERME JEAN RAVANEL

Новый проект Поля – «Ферма Жана Раванэль» в настоящее время существует в виде старинного дома на большом участке земли, аккуратного чертежа на большом листе ватмана, и бездны звездных идей в голове. В скором времени старый домферма превратится с комплекс люксовых резиденций суммарной инвестиционной емкости более пятнадцати миллионов евро.

INTEGRATION ANGLE SUD-OUEST


Шамони

PC 6 Octobre 2012.

103

COMMUNE DE CHAMONIX "Les Pècles"

FERME JEAN RAVANEL

Один старый дом хорошо, а два новых лучше. Поль сохранит стены исторического здания, но только стены. Все остальное будет новым. Рядом с трехэтажным зданием он построит двухэтажное в том же стиле, а под землей будет огромный гараж.

INTEGRATION ANGLE SUD-OUEST


Шале «Ле Тинь»

Поль и Вим пригласили шеф-повара из Лиона, который создал им сложносочиненную гастрономическую кухню. Но посетителей было не много. И только после того, как они ушли от авангардной концепции и перевели кухню в на базу традиционных савоярских блюд, количество клиентов в день подскочило с тридцати пяти до ста пятидесяти. Эстетика традиционного старого Шамони реализовала себя на основе модернизма и креатива этих понаехавших голландцев. Ресторан работал в ланч-тайм и на ужин. В перерывах братья оббивали его интерьеры деревом, возвращая помещению «Атмосферы» атмосферу савойской аутентичности. В 1996 году Поль с ресторанным бизнесом завязал, а Вим продолжил, создав в Шамони, помимо «Атмосферы» еще четыре ресторана, последний из которых «Кап Хорн», судя по всему, уже лучший в Шамони, и скоро станет лучшим в Альпах. Дело в том, что Вим женился на Лоранс – хозяйке ресторана Ля Калешь, что напротив «Атмосферы», и с тех пор они вместе пропадают на одной работе с утра до вечера. А женой Поля стала прекрасная корсиканка Ванина, с которой он по-

знакомился еще в 1988-м, когда она с родителями отдыхала в Шамони и зашла к ним в  ресторан. Тогда она еще только поступала на зубоврачебный факультет Марсельского мединститута, по окончании которого переехала в Шамони лечить людям главный, с рестораторской точки зрения, орган  – зубы. Поль, женившись на Ванине в 1994-м, два года спустя забрал из бизнеса «Атмосферы» свою долю, и приступил к созданию нового бизнеса, для которого, видимо и родился, – строительство, в котором его креативная натура сумела развернуться на всю свою «проектную мощность». ДЕВЕЛОПМЕНТ. ТРАНЗАКЦИИ. ДИЗАЙН. АРХИТЕКТУРА. Надо сказать, что город Шамони, несмотря на свою двухсотлетнюю историю бурного развития и роль столицы мирового альпинизма, в плане ментальности продолжал оставаться все той же традиционной Савойской деревней, ведь сказал же Ле Гофф, французский историк школы Анналов  – история ментальностей есть история замедлений... Как и во всякой деревни, местные жители гордятся фак-


том собственного рождения и с недоверием посматривают на пришельцев. Феномен братьев Робберс заключался в  том, что местные полюбили этих веселых энергичных голландцев, прониклись уважением к их пассионарности, и доверяли им больше, чем друг-другу. Вы скажете, что нельзя без стартового капитала заняться недвижимостью, и будете совершенно правы, спросив, где, кроме как из «Атмосферы», Поль взял свой стартовый капитал. Ответ сведет с ума экономиста и восхитит социолога: Поль конвертировал свой социальный капитал в финансовый. Пришел к нему в один из дней некто Анри Пайо, внучатый племянник того самого ректора Пайо, именем которого Шамони названа улица-аллея, и предложил сделку. Он ему выписывает чек на сумму четыре с половиной миллиона франков (чуть меньше миллиона евро), а он на эти деньги покупает на центральной улице старую гостиницу, ремонтирует по своему усмотрению, укрепляет здание, меняет крышу, коммуникации, электропроводку, обустраивает первый этаж под магазин и отдает его Анри, а все остальное оставляет себе. Поль вка-

лывал так, как умеют трудиться только голландцы на своих дамбах, в результате у него из атмосферы собственной репутации и энтузиазма сконденсировались две совершенно люксовые квартиры, а Анри Пайо в результат своей грамотной инвестиции в человеческий фактор получил шикарный магазин на улице Паккарда. Поль свои апартаменты быстро и выгодно продал, деньги вложил в помещение, в котором нынче расположен магазин Rip Curl, так же стремительно и эффективно его отремонтировал, приумножив капитал, с которого и начался уже серьезный бизнес на рынке элитной альпийской недвижимости. Новой инвестицией стал проект люксовой резиденции «Les Ferme des Pecles», «Ферма Пекле». Поль купил старую ферму, и превратил ее в комплекс из семи шикарных апартаментов и семнадцати гаражей, которые были готовы к продаже в 2005 году. С тех пор определись три кита, на которых Поль воздвиг свою маленькую империю, и прицепил к ней флаг Sotheby’s: девелопмент, транзакции, архитектура и дизайн.


106

Real Estate

НА ОБЪЕКТЕ – Поехали, я покажу тебе шале, какого ты в жизни не видел! – Я много чего в жизни не видел... – Такого больше нигде и не увидишь. Я купил два шале в лучшем, с горнолыжной точки зрения, месте Шамони, нашел, что эти шале строил человек, которого нельзя назвать фантастическим строителем. Поэтому я все, кроме крыши и фундамента сломал и выстроил заново. Место, куда мы с Полем приехали на его «Ауди», действительно, лучшее в Шамони, во всех отношениях, кроме одного – зимой на летней резине туда не заедешь. Кто был в Шамони и представляет как выглядит пологий склон с бугелями за отелем «Club Med», на котором ставят на лыжи новичков и детей, может представить, что он поднимается от центра города на бугеле до первой естественной предгорной террасы, где отцепляется, чтобы скатиться к начальной станции кабинного подъемника, ведущего на План Праз – Бреван, в ближайшую зону и самую популярную зону катания Шамони,  – так вот, там где вы отцепляетесь от бугелей

и катитесь налево, здесь же направо расположен комплекс шале в обособленном кондоминимуме, в который на машине попадаешь через небольшой туннель под лыжным склоном. Тихое, уединенное место, парящее перед Монбланом над «городом и миром»,


Недвижимость

спуститься до которого – двадцать секунд на лыжах. На подъезде к дому рабочие выравнивают асфальт, на веранде монтируют джакузи. Строительные работы уже закончены, в завершающей фазе отделка. – Предстоит доделать штрихи,  – объясняет Поль, – загрузить вино в винный погреб... – ??? – Да, именно так. Когда я создаю дизайн шале по заказу конкретного заказчика, я сдают объект не просто «под ключ», я создаю уютную среду обитания; люди, купившие новое шале, приезжают в дом, в котором натоплены полы и протоплен камин, в котором звучит музыка, где в спальнях застелены кровати, в детской полно игрушек, а винный погреб полон вина в профессионально собранной сомелье коллекции. Люди приезжают в дом, который не надо обживать. Поль ведет меня по этажам и залам шале, которое он разработал по индивидуальному заказу какого-то англича-

нина, все показывает, рассказывает... а я все никак не мог понять, – что-то до боли знакомое было в его манере демонстрации своего творения... Потом дошло! Именно так себе ведут директора... музеев, когда принимают гостей. Причем, не важно каких музеев – от региональных краеведческий до питерского Эрмитажа с вечным, как атланты, Пиотровским. Видимо вектор деятельности, направленный на создание жилищакак-искусства, формируют и в создателе особый поведенческий комплекс – комплекс полноценности. – Смотри!  – Поль открывает дверцу в  подсобку, в которой установлен шкаф, размером с плательный, только состоящий из каких-то электронных приборов. – Здесь все – это только музыка! – Какая музыка? – Разная. В шале везде – в лыжной раздевалке, в бильярдной, в тренажерном зале, в гостиной, в спальне – везде звучит своя особенная фоновая музыка. – Музыка сфер, в общем... А выключить ее можно?

107


108

Real Estate

Шале «Ле Тинь»

– Разумеется. Каждое помещение оснащено электронным сенсорным экраномпультом управления. Это концепция «умного дома». «Лыжная раздевалка»  – понятие откуда-то из эпохи Визбора. «Лыжи у печки стоят, гаснет закат за горой...» В современном русском языке возникло еще одно иноземное заимствование, усугубляющее печаль ревнителей чистоты родной речи,– понятие «ски-рум», усвоенное исключительно лишь затем, чтобы отличать лыжную, гой еси, раздевалку, пахнущую, вельми панеже, лыжной мазью, потом и  кирзой, от благородного хранилища горнолыжного оборудования. Впрочем и в Альпах есть такие, гой еси, ски-румы, как например, в Лез Арке, что лучше бы лыжам, ей же ей, стоять у печки... Но ски-рум, который построил Поль из монолитных панелей черного дерева, производит впечатление на менее сильное, чем винный погреб или гостиная. В этом искусстве превращения лыжной кладовки в лыжный собор читается ответ на вопрос о том, чем по-настоящему крутое шале отличается от понтового. В крутом шале нет мелочей, – все от гвоздей до светильников

являются предметом дизайнерских интерпретаций. При этом фундаментальное внимание уделяется качеству самого материала, а не причудливости линий и вычурности предметов. Ну, как еще можно украсить плиту сланца или гранита, кроме того, чтобы ее просто вырезать идеально ровно по форме стены? Какой лак сравнится с естественной фактурой старого дерева? Сочетание темного природного камня, ровных белых поверхностей и натурально состарившейся вековой древесины, которую Поль покупает в Швейцарии (дерево старинных домов у альпийских дизайнеров на вес золота) – вот и весь рецепт фирменного стиля Vanipaul Sotheby’s Immobilier. – Ну, ты видишь, что по-настоящему благородный современный дизайн выдержан в простых линиях, а не в барочной вычурности. Бывал я в Куршевеле, видел шале в жар-птицах, арках, позолоте... Нет, весь этот «царь-стайл» не для моих клиентов. – Куршевель в России  – понятие нарицательное. Понятно для каких он клиентов... Элита, переживающая комплекс собственно неполноценности, нуждается в компенсации. Отсюда весь этот «царь-


Недвижимость

стайл», с эстетикой золотых зубов. Впрочем, и российская элита уже разная. Среди них много совершенно нормальных людей, с нормальными представлениями о добре и зле, по крайней мере в интерьердизайне. – Ладно, пойдем в зал, зажжем камин. Кофе хочешь? Сейчас сварю... Честно говоря, желая российской элите всего самого наилучшего, я не представляю себе директора предприятия уровня Vanipaul, который так запросто общался бы с первым встречным журналистом, таскал бы его по шале за пять миллионов, залезал бы с фотографом на крышу, чтоб посоветовать лучший ракурс, и варил бы им кофе... Все-таки нам у европейцев еще многому предстоит научиться, пр��одолевая «царь-стайл» в голове. Дрова в камине не загорелись  – они вспыхнули, как порох и загорелись равномерно по всей площади поленьев. И дом, в котором еще предстоит доделать множество мелочей, в котором еще не убраны инструменты мастеров, показался таким теплым, словно ты в нем провел не пару часов, а полжизни. Пробуждение эмоции  – это то, чем отличается искусство от технологий. Дома Поля – это искусство. – Ой, вот что я сейчас сделаю, а ты пока помолчи, – сказал Поль, включая в своем айфоне видеокамеру. Он просто решил снять на видео, как красиво горят в камине дрова, какая классная тяга в трубе, и вообще, как здорово за последнюю неделю преобразилось шале, чтобы послать эту зарисовку своим заказчикам, очевидно, зябнущим в своем холодном туманном Альбионе... «Мерри Кристмас!»  – закончил видеообращение Поль и отправил ролик клиентам. Полю за полтиник, – мужчина, как говориться в самом расцвете сил, но его так легко представить тем пацаном, ряженным Санта-Клаусом на испанском пляже. Меж тем, в долину с гор по ледникам спустилась ночь. Загорелись огни на земле

и небе, а между ними, в сумерках, окутывающих лесистую террасу, оба шале Поля засветились, как волшебные фонари. – На сегодня все! Время чего-нибудь выпить. И мы отправились в «Атмосферу», где с Полем, как со старым другом, здоровался едва ли не каждый второй посетитель. Время общаться с друзьями, показывать фотографии детей и жены, вспоминать, вспоминать... Благо есть чего вспомнить человеку, так любящему семью, работу, жизнь. – Что значит название «Vanipaul»? – Это просто Ванина и Поль – я и моя жена... Кстати, о именах. Помню, тринадцать лет назад, здесь, у этой же барной стойки я встретился с русской парой. Его звали Саша, ее – Наташа... Такие милые имена... Как раз у меня родился старший сын, его я Сашей назвал.

– А младшего как звать? – О, это другая история! Имя моего младшего сына  – Зинди, единственное. Это имя я сам изобрел. Второго Зинди на Земле нет. А дело было так. Мы занимались дайвингом на Мальдивах, нашим инструктором был некто Мухаммед, которого все звали Синди. А я решил, что пускай моего младшего сына зовут Зинди... Правда, классно?! Что скажешь? Что тут , еще сказать, кроме банальности, типа «креативный человек креативен во всем»...

109


Шамони Chamonix www.chamonix-montblanc.ru


112

Chamonix

КАК ПРИЕХАТЬ В ШАМОНИ? Со стороны Франции через Саланш, Альбервилль, Межев. Со стороны Швейцарии через Женеву, Лозанну, Мартини. Со стороны Италии через Милан, Турин, Аосту. САМОЛЕТ Регулярные рейсы прибывают в следующие международные аэропорты, время трансфера зависит от погоды и состояния дорог.

Женева www.gva.ch Тел.: +41227177111 (трансфер 1час 15 минут) Лион www.lyon.aeroport.fr Тел.: +33826800826 (трансфер 2 часа) Милан www.sea-aeroportimilano.it Тел.: +39274852200 (трансфер 3 часа) Турин www.aeroportoditorino.it (трансфер 2 часа)

Шамбери www.chambery-aeroport.com Тел.: +33479544954 (трансфер 2 часа) Гренобль www.grenoble.aeroport.fr Тел.: +33476654848 (трансфер 3 часа) Справочная служба о состоянии дорог Тел.: +33450530551


Шамони

ПОЕЗД Вокзал Шамони www.voyages-sncf.com Тел.: +33891676800 Линия Saint Gervais – Le Fayet – Valorcine Поезд TGV из Парижа прибывает в Le Fayet по субботам и воскресеньям. Время в пути – 5 часов. АВТОБУС Chamonix Bus www.chamonix-bus.com тел.: +33450530555

Chamonix Transfer Service www.chamonix-transfer.com тел.: +33607678885 Mountain Drop Offs www.mountaindropoffs.com тел.: +33450471773 SAT-Bus www.sat-montblanc.com тел.: +33450530115

ТАКСИ Стоянка такси на вокзале Тел.: +33450531394 Aeroport Chamonix Taxi www.chamonix-taxi.com Тел.: +33611272321 Трансферы вертолетом Chamonix Mont Blanc Helicoptere www.chamonix-helico.fr тел.: +33450541382

113


n'for


Шамони

новости долины шамони сезона 2012–2013 Отель «Монблан». Перезагрузка завершается Семья Тэттинже, опираясь на глубокие традиции в гостиничном бизнесе, приобрели один из культовых отелей Шамони  – «Монблан», и сразу же закрыли его на капитальную реконструкцию. Два года спустя ремонт подходит к концу, и хозяева надеются, что откроют свой отель уже в феврале 2013 года в его новом «пятизвездном» статусе. Но уже сейчас, за полгода до открытия, можно говорить о том, что им удалось создать для долины, для Шамони, для города и мира истинный шедевр, в котором современный дизайн органично проистекает из вековой истории этого классического отеля. Реконструкцией руководит местный архитектор из Шамони Алан Мазза, интерьеры – творение Сибиллы де Маржери, чьи более ранние работы, такие как «Мандарин Ориенталь» в Париже и «Ле Шеваль Бланк» в Куршевеле, принесли ей славу одного из самых знаменитых дизайнеров современного интерьера. www.hotelmontblancchamonix.com Chaumiere Mountain Lodge. Скандинавский след Новый лодж Chaumiere Lodge откроется в Шамони зимой 2012-2013 года. Расположенный неподалеку от центра этот небольшой горный домик воспроизводит своим стилем и дизайном непринужденную атмосферу Скандинавии, родины его новых хозяев. Следует обращать внимание на такие проекты в момент их выхода на рынок, требующий более чем конкурентных цен. www.chaumierelodge.com/pdf/ Package_prices_EN.pdf

Белый Хаб Наконец-то в Шамони открылся первый современный ночной клуб. Уже летом его можно было узнать по очереди желающих в него попасть. Знакомьтесь! White Hub. Знакомьтесь в White Hub... www.white-hub.com Ледник эволюции: от glaciorium Мер-де-Глас За 250 лет, знаменитый ледник Мер-деГлас был восхищался его посетителями. Сегодня его форма такая же, что это было в период средневековья. Ледники живет, движется и начинает становиться свидетелями от изменений климата нашего века. Glaciorium это новое образовательное пространство посвященный леднику, где создание и развитие этих «рек» льда объяснил. www.compagniedumontblanc.fr Вершина Эгюй дю Миди становится вершиной культуры Шамони нельзя уже представить без этого подъемника, являющегося самой высотной канатной дорогой Старого Света. И, наверное, это самое культурно организованное высокогорное пространство в мире. Кроме больших панорамных окон, открывающий потрясающий вид на хребты Монблана на высоте 3842 метра будет открыта круговая терраса, пол которой планируется сделать из специального стекла. На высоте 3777 открыт Музей золотого века мирового альпинизма. Зал ожидания гондолы на спуск превратился в выставочное пространство, посвященное истории строительства этой уникальной канатной дороги. О том, как строился инженерный комплекс сооружений на вершине Эгюй дю Миди в рассказе от первого лица, можно узнать, перевернув страницу.

115


Бернар Боргарелли

Последний из связки первых Пик Эгюй-дю-Миди  – одно из культовых мест мирового горного туризма, тех, без которых немыслим пейзаж долины Шамони – ни ландшафтный, ни туристический. Самый высокий пик Европы из имеющих собственную канатку, со всеми своими смотровыми площадками, ресторанами, магазинами, галереями, станцией еще

одной канатной дороги Хеллбруннер, протянутой над великой Белой долиной от Франции к Италии, с крутым пешим спуском к ледникам по гребню над пропастями – все это кажется столь естественным, словно всегда здесь и было. «Здесь»  – на заоблачной высоте среди гигантских скал, застывших окаменевшими цунами над


Шамони

морем льдов и клубящихся туч. Пейзаж – как в момент Творения... Потому и  инженерные сооружения Эгюй-дю-Миди кажутся столь естественными в антураже причудливых хребтов, что величием своим под стать массиву Монблан, словно не люди здесь ползали по камням, поливая их бетоном с потом и кровью, а боги или титаны создали подставку  – не колесам гондолы, но космической прялке, на которую мойры наматывают нити человеческих судеб. Нити судеб строителей горных пейзажей – это стальные канаты, по которым все мы поднимаемся так высоко над уровнем моря. И еще выше – над уровнем рутины собственной жизни. Именно так и надлежит измерять продолжительность жизни  – не количеством оборванных календарей, но совокупностью прожитого. Поэтому в каждой из тысяч судеб, стремящихся к этим вершинам, ставшим доступными каждому, есть частичка судьбы Бернарда Боргарелли. И всех его товарищей, проложивших этот путь. – Работать я начал с 16 лет. В 1943 году, во время войны, пошел работать в туберкулезный санаторий поваром. А когда война закончилась, к нам снова стало приезжать много туристов. Возникли новые рабо-

чие места. Я пошел поработать на новой грандиозной стройке  – на строительстве канатной дороги на Эгюй-дю-Миди, думал, что всего пару месяцев я поработаю на канатке, а вышло 33 года. Эгюй-дюМиди строился с 1951 по 1954 год. Начали строить его со вспомогательного легкого технического подъемника со стороны ледника Ле-Боссон. Это северная сторона, там всегда было много снега, но тогда еще не было ратраков. Каждый вечер после работы я спускался на лыжах. Вообще полжизни у меня прошло на лыжах. Когда я начинал кататься, мне было лет десятьдвенадцать. А какие тогда были лыжи! У них креплениями было нечто вроде деревянных валенок. – Кто вас тогда нанимал на работу? – Французская компания, которой управлял такой Лора Таттино. Он нас принимал на работу. На летний период к нам присоединялись бригады рабочих, 50–60 человек, из долины Аоста, ну а мы, шамоньяры, работали круглый год. – Как вам Таттино объяснял, что нужно делать? – Общих планов мы не видели. Повседневными работами руководили инженеры. Они и объясняли нам, что конкретно надо

117


118

Chamonix

делать. Мы протянули канатку от Ла-Парр до План-д'Эгюй (промежуточная станция по дороге на Эгюй-дю-Миди. – Прим. ред.) Потом построили маршрут План-д'Эгюй – Шамони. На это у нас ушло два года. «Замесили» 500 кубометров бетона для металлических опор. Их строила немецкая фирма «Альманд». Потом настало время натягивать тросы. Мы их поднимали из Шамони до План-д'Эгюй вручную. Вначале это был восьмимиллиметровый трос, предназначенный для испытаний. Стояла задача опробовать его зимой, чтобы понять, выдержит ли он мороз и лед. – То есть до вас никто в мире не делал ничего подобного, не знал, как ведут себя тросы в этих условиях, и вы все вместе с Таттино были первопроходцами? – Никто ничего тогда не знал. Планд'Эгюй расположен на высоте 2300 метров. А трехкилометровый канатный перегон от План-д'Эгюй до Эгюй-дю-Миди при перепаде высоты 1500 метров – тогда это было самым большим расстоянием для такого рода подъемников во всем мире. Таким образом, верхняя станция подъемника находится на высоте 3780 метров, откуда еще выше, до высоты 3848 метров, можно подняться на лифте, который мы построили позже. – То есть никто из вас не был специалистом именно в деле канатных дорог, да? Было несколько инженеров, Таттино, и все? – Да. Все, что, построено на Эгюй-дюМиди, построено руками рабочих из Шамони и Валле д’Аосты. Не было никакой фирмы, которая бы в этом участвовала. Мы делали все сами  – начиная с растапливания снега и заканчивая возведением опорных блоков на вершине. Представляете, дикие скалы на высоте 3800 м, покрытые толщей снега и льда. Мы все растапливали горящими автомобильными покрышками, которые затаскивали на ту высоту. Когда работали на Эгюй-дю-Миди, иногда температура воздуха была –45 °С. И там мы замешивали бетон, туда затаскивали тросы, у нас не было времени на отдых, работали

с четырех утра до десяти вечера и только на выходной спускались в Шамони. – Где вы там спали? – Мы спали в приюте «Космик», а наши итальянцы построили себе деревянный дом рядом с приютом «Симонд», в нем помещалось 20 человек. Повара готовили обед и приносили нам на перевал Миди, куда мы спускались на обед. – То есть это такой мальчишеский кураж... Вот фотография – вы сидите черт-те где, на какой-то подвешенной над пропастью дощечке, с сигаретками... – Да, работали безо всякой страховки, без карабинов и страховых полисов. Первыми шли старики, прокладывали путь. Молодые шли вслед за ними... Потом мы протянули тросы над всей Белой долиной. Это канатная дорога Хеллбруннер, летом обязательно стоит по ней прокатиться. Однажды там случилась авария. Самолет зацепил тросы и их перерезал. Погибли люди. Мы работали 39 часов подряд, без перерыва даже на короткий отдых. И все, как всегда, голыми руками. Тогда


Шамони

же у  нас не было вертолетов. Да что там вертолетов! Не было даже снаряжения  – в современном понимании того, что такое снаряжение. Не было вначале и бетономешалок. Они появились позже, а до тех пор бетон мы мешали руками. Минус 45. Высота 3800 м. Ветер. Порой ураганный. Тяжелой была наша работа, очень тяжелой. Но, вы знаете... нам всем было хорошо. В нашей команде царила прекрасная атмосфера. Думаю, сегодня никто таким образом бы не стал работать. Да и мне непонятны все эти люди, работающие по 35 часов в неделю. Другая жизнь, другой менталитет... А для того, чтобы лыжники могли спускаться по Белой долине, нужно было пробить скалу и обустроить гребень. На это у меня ушло десять лет... Снег чистили только лопатой. Сейчас там, наверху, есть разные машинки, но больше нет механиков-рабочих. Если что-то ломается, вызывают представителей фирм, они приезжают, чинят, уезжают. Сегодня здесь, завтра в другом месте, послезавтра в третьем. А раньше все рабочие и механики были единым организмом со своей канаткой. Какие обязанности у сотрудника лифтовой кампании сегодня? Продать билеты, сказать «бонжур» людям в каби-

не. Они не работают так, как мы работали раньше. Нет, это, конечно же, хорошо, что так улучшились условия. И все-таки я думаю, что без той мотивации, которая отличала наше поколение, нельзя создать ничего значительного. – Какая была мотивация у вас? – Денег мы зарабатывали мало. Нам платили меньше франка в час, точнее, 70 сантимов. Чуть больше платили за ночные часы. Выходили более-менее нормальные суммы, потому что работали мы сутками. Когда выдавались свободные дни, я под-

119


120

Chamonix

рабатывал носильщиком  – им платили больше,  – носил от Ла-Парра до приюта Гран-Мулле, по леднику, на высоту более 3000 м, грузы по 60 кг. Там ночевал, потом четыре часа ходу вниз и опять наверх, продолжать работать на Эгюй-дю-Миди. За эту работу приюты платили носильщикам по 70 центов за килограмм. То есть за один поход в приют (фактически за день) можно было заработать 42 франка  – столько, сколько Бернар получал за 60 часов адского труда на строительстве самой высотной канатки в мире. Но и путь в приют Гран-Мулле не был асфальтированной дорогой. То была тропа, серпантин, вьющаяся нить Ариадны в лабиринте трещин ледника Ле-Боссон, того самого, без которого невозможно себе представить городской пейзаж Шамони. Если опустить евро в автоматический телескоп на мосту рядом с казино и посмотреть на Ле-Боссон, можно увидеть, что ледник весь состоит из нагромождений торосов и гигантских разломов. Вечерами Бернар шел сквозь льды, совсем один, с огромной вероятностью сорваться в ледовые пропасти. Мобильных телефонов тогда не было, но были бинокли. Его друзья Поль де Марки и Фернан издалека следили за ним в бинокль, чтобы быть уверенными, что он не сорвался в трещину, или в случае срыва запомнить место. – Сегодня в Шамони нет таких людей, которые смогли бы пройти те пути, которые для нас были частью нашей повседневности. Мы были молоды, и жизнь в таком напряжении нам нравилась. Мы чувствовали себя строителями мира. Гораздо более важной мотивацией, чем деньги, для нас было само участие в создании. Да, нам было важно что-либо создавать. Когда мы все построили здесь, в 1964 году, Таттино сказал мне: «У меня еще есть работа для вас, господин Боргарелли». И мы с ним отправились на Сицилию строить подъемник на вулкан Этна. Трос затащили за 45 дней. Потом еще раз туда приехали, подняли два троса – двухкилометровый и шестикилометровый, 23 мм сечением. В 1971 году приехали туда еще на 45 дней. Рабо-

тать там, на юге, было не так трудно, как на Эгюй-дю-Миди. Но проблемы были. На Сицилии проблемы сицилийские. К нам пришли люди мафии и требовали денег. Мы звонили в Шамони, чтобы сообщить это Таттино. Пока он как-то не разрулил эту проблему, наши тросы мы охраняли с оружием. Мы много чего создали на Сицилии. Три очереди канатных дорог дотянули подъемник до высоты 3200 м. А вершина кратера Этны как раз на 3200 м. Мы так гордились этой работой... А потом случилось вулканическое извержение. Я смотрел по телевизору, как Этна разрушает все, что я создал, и плакал... Из-за потоков лавы они три раза перестраивали канатку. Таттино же на Этне не успокоился и отправился в Египет, где построил над Каиром подвесную канатную дорогу, чтобы пересекать город, рассматривая его с воздуха. И опять неудача. Пришедший к власти Насер национализировал канатку Таттино, и тот потерял все, что в нее вложил. Вернулся в Шамони и продал подъемник Эгюй-дю-Миди Ротшильду. Изменилось руководство кампании, изменились и нравы. Если Лора Таттино уважал своих рабочих и умел свое уважение выразить, всегда устраивая для тех что-то приятное, то новые директора не были склонны к сентиментальным «излишествам». Кончилась эпоха титанов, наступали времена менеджеров. И нравы изменились соответственно. – Лора был прекрасным человеком, мы любили его. С его уходом все стало другим. Однажды я сказал новому директору, который позвал меня на работу, что дело совершенно не в деньгах, но в уважении к тем, кто все это создал. У вас есть эта канатная дорога потому, что мы ее построили. А теперь мы вынуждены выпрашивать у вас бесплатные билеты, чтобы подняться на Эгюй-дю-Миди и показать нашу работу своей семье. Я страдал наверху, когда строил эту дорогу, я рыдал от холода. Но теперь ни за какие деньги не буду на вас работать, потому что то, во что вы превратили наше дело, – это постыдно.


Шамони

– А не кажется ли вам, что этот Таттино был немножко сумасшедшим? – В каком смысле? – Ну вот приходит итальянец, тратит колоссальные деньги на рискованные и даже нереальные проекты... – Да, это был проект Таттино. Но это был и наш проект. Когда мы затащили трос на Эгюй-дю-Миди, то поняли, что для нас нет невозможного. Это было счастье! А кроме Таттино еще был такой Эдмон де Жайю, без которого у Лора ничего бы не получилось. Эдмон работал в каком-то департаменте. Он смог получить в банке кредит на это строительство, что также поддержало этот проект  – и финансово, и  психологически, и административно. Когда Таттино пришел к мэру Шамони со своими идеями, никто не поверил в то, что это вообще возможно. Разрешения не дали. Не говоря уже о кредитах. Все просто над ним потешались. Все административные проблемы урегулировал Эдмон де Жайю. – А что там сейчас с Эгюй-дю-Миди? Изменилось ли что-либо в изначальных конструкциях? Там уже все переделали или, напротив, все по сей день держится на тех опорах? – Там, наверху, все стоит на том, что построили мы. В 1980-х переделали опоры. Было четыре, стало три. В 1991 году переделали систему тросов. Раньше три троса тащили кабину, теперь только один. Машинную часть перестроили, перевели ее на электронное, компьютерное управление. Увеличился и поток туристов, поднимающихся на Эгюй-дю-Миди. При мне было 3500 человек ежедневно, сейчас 5500. А  еще я видел в Интернете проект «Фуневиа Монтебьянко», которым занят «Доппельмайер». Это грандиозно! Панорамные кабины, вращающиеся на 360 градусов, оборудованные плазменными панелями... Сто тридцать миллионов евро стоимость проекта! Платят регион Аоста и  компания «Доппельмайер». Я думаю, Шамони тоже может модернизировать свой Хеллбруннер. Там, где станция находится сейчас, есть подвижные скалы.

Мы их укрепили бетоном и тросами, но я бы для него построил новую станцию в той части, где лифт. Там и скала крепче, и мощность бетона выше. Мы залили тысячу кубометров! – Когда открылся лыжный спуск по Белой долине? – Первые лыжники поехали по Белой долине в 1956 году, а нам, рабочим канатной компании, приходилось работать как ски-патруль. Каждый вечер после закрытия подъемников мы спускались на лыжах от Эгюй-дю-Миди до самого конца, чтобы убедиться в том, что никто из туристов там не остался. Мы так спустились около семидесяти раз. Когда последний раз спускались, я устроил для своих коллег и друзей праздник. Все оборудование отправили на последней гондоле вниз, а сами уселись пировать. Я придумал особенное фондю: хлеб на вилку, макаешь в  спирт, поджигаешь, затем топишь в сыре. Мы там изрядно набрались – так, что я сорвался с гребня, к счастью, не в сторону Шамони, а в другую. Другой товарищ не вписался в поворот, уронил в трещину вещи, все растерял... Да, есть что вспомнить. Хорошие воспоминания мне оставила жизнь... Столько лет с тех пор прошло. Сегодня все мои товарищи, с кем я строил Эгюй-дю-Миди, уже умерли. Я последний. И ледник Мер-ди-Глас стал ниже на 150 метров... Много льда утекло.

121


Шамони

Следуй тросу! Лифты, ведущие в будущее

www.compagniedumontblanc.fr

Есть в греческой мифологии такие персонажи – мойры, богини, наматывающие на колеса своих божественных прялок нити человеческих судеб. Канатной компании Шамони следовало бы канонизировать мойр в своем культе гор. Ведь и «бегиннеру» здесь, в Шамони, понятно: горы – это религия.

Антуан Барнет

Тросы канатной кампании Шамони – это связующие стальные нити времен и расстояний, выходящие далеко за пределы сезонов и зон катания, которые при ближайшем знакомстве с трудами и днями оказываются нервами и жилами людей. Линиями их жизней. Их судьбами. Сегодня наши собеседники – директора компании, симпатичные энергичные парни. Антуан Барнет вырос, можно сказать, среди шестеренок всех местных подъемников. Его отец Жан-Клод всю жизнь проработал машинистом горного поезда Монтевер, а Монтевер для Шамони – это главная артерия исторического туризма курорта, без которой город не стал бы тем, чем он стал. Антуан свой Шамони ощуща-

Матье Дешаванн

123


124

Chamonix

ет, что называется, на клеточном уровне. Матье Дешаванн родом из Лиона, но здесь он живет большую часть жизни и, как утверждает, не перестает учится у  местных тонкостям восприятия их давно уже общей среды обитания. Хозяйство, которыми они управляют, немаленькое. – Четыреста пятьдесят сотрудников на постоянном контракте плюс еще 200 нанимают на сезон, – объясняет Антуан. – Притом что основные канатки работают круглый год. Лето приносит компании 40% годовых оборотов. В этом первое отличие Шамони от обычных горнолыжных курортов – если где-то на лето жизнь замирает, то здесь высокий сезон круглый год, даже не с перерывом, просто со спадом активности в межсезонье. – Другое важное отличие Шамони от прочих замечательных курортов Франции – это разнообразие всего того, что здесь человек получает, приобретая скипасс, – говорит Матье и указывает на мою толстовку, расписанную логотипами курорта Ла-Плань, объединенного с Лез-Арками в горнолыжный мегаареал «Парадиз-Ски»... Пока мой внутренний голос оправдывался перед внутренностями, что это я, дескать, не для их раздражения надел – надо же понимать! – просто у меня, как у всякого бедного журналиста, гардероб состоит из того хлама, который дарят в пресс-турах, Матье продолжил: – Взять тот же Ла-Плань. Реально классный курорт, что и говорить. Но там нужно только кататься, кататься и кататься. Зона катания – одна, хотя это и целые «Парадиз-Ски». А человек, приезжающий в Шамони, каждый день погружается в совершенно разную реальность. – Все наши зоны катания, только долины Шамони, – они сами как разные курорты. Валлорсин нельзя стравнивать с Гран-Монте, Гран-Монте не имеет ничего общего с Лез-Уш, а вид, открывающий-

ся с зоны катания Бреван – Флежер, не сравним ни с чем. – Ну и, конечно же, Белая долина – это Белая долина. Про Курмайор и Вербье мы пока не говорим... – Я поясню. У нас есть два основных скипасса: локальный «Шамони Ле Пасс», который работает на всех канатках долины, но не покрывает подъем на Эгюйдю-Миди и верхнюю, самую главную для райдеров часть Гран-Монте. И есть скипасс «Монблан анлимитед», который покрывает в Шамони все, а также все в итальянском Курмайоре и швейцарском Вербье. Всего более 400 км трасс... – Но это только трасс! – Да, поскольку этот скипасс – пропуск не только на трассы, но и в более широкую жизнь города. Музеи, бассейны, каток – все это по скипассу «Монблан анлимитед» бесплатно. Даже проезд через туннель под Монбланом по этому скипассу продается с  50%-ной скидкой, если вы едете на своей машине. А автобус в Курмайор так и вовсе бесплатный. – Организует ли Шамони, включая в единую зону катания еще и Вербье, такое же регулярное сообщение ски-шаттлбасов, как в Курмайор? – Ежедневного бесплатного сообщения с Вербье у нас пока нет, но Офис по туризму Шамони организует бесплатный автобусный трансфер раз в неделю, по четвергам. – Шамони – курорт традиционных ценностей и савойской эстетики, но если развиваться в направлении от локальных традиций к глобальным тенденциям, то что делается для того, чтобы привлечь внимание молодежи и соответствовать современным трендам? Не возникнет ли, на ваш взгляд, в Шамони индустрия развлечений, подобная Диснейленду? – Конечно, никакого Диснейленда мы здесь не строим. У нас все завязано на естественную красоту и местные особенности природы. Для нас современные технологии – лишь способ ее подчеркнуть и о ней рассказать.


Шамони

– Например, в этом году мы открываем потрясающие трассы и трамплин, которые станут и аттракционами, и  отличными «сувенирами» на память о Шамони, гораздо более крутыми, чем магнит на холодильник, – это трассы для слалома и скоростного спуска на Флежере и трамплин для прыжков бигэйр с приземлением в гигантскую надутую «подушку безопасности». Вдоль таких трасс будут установлены фотокамеры, так что после финиша вы сможете загрузить свои фотографии, снятые в момент прохождения виражей. – А как обстоят дела со сноупарками? Что с парком DC в Лез-Уш? – Мы его закрыли, так как семь человек травмировались на трамплинах. Сноупарк сертификации DC оказался слишком серьезным для Лез-Уш. Ведь среднестатистические туристы, которые выбирают этот курорт, изначально ориентированы на спокойный стиль катания, присущий семейным курортам. Лез-Уш в этом смысле особенный. Широкие склоны, большие пространства. – И нет ни единого места, где могла бы сойти лавина. – Поэтому нечто экстремальное, такое как сноупарк с биг-эйр, здесь выглядит и, как мы поняли, является диссонирующим звеном. Другое дело – зона Гран-Монте, репутация которой собирает более экстремально настроенных райдеров. Впрочем, обычный сноупарк в Лез-Уш, нормальных размеров, откроется в зимний сезон 2013 года. Итак, теперь у долины Шамони есть два крутых, но безопасных сноупарка. – Вы обновили сеть подъемников и  заменили, наверное, все стратегически важные гондолы. Что в дальнейших планах реновации? – К 2014 году заменим старую креселку в зоне Гран-Жоран на десятиместные кабины. В идеале можно было бы быстро заменить когда угодно вообще все подъемники, привлечь ресурсы со всего мира. С привлечением инвести-

ций у  Шамони никогда не было проблем. Проблема другая – социальная. Земли, на которых стоят подъемники, принадлежат городу, и мэрия решает, когда и  что строить или менять, а если мы все вмиг построим и поменяем технику, устаревшую морально, но отнюдь не физически, то город и долина не получат тех рабочих мест, какие образуются в  случае более плавной и постепенной модернизации инфраструктуры собственными силами. – Люди – вот наш истинный капитал... – Кого вы берете на работу? Кто они, ваши люди? – Во-первых, наши люди – местные. Для работы в лифтовой кампании Шамони мы приглашаем в первую очередь молодых шамоньяров и тех, кто прожил в долине лет двадцать пять. Нам важно, чтобы люди имели с горами эмоциональную, энергетическую связь. При этом старики, которых мы провожаем на пенсию, остаются с нами на всю оставшуюся жизнь. Мы не расстаемся с ними никогда и стараемся поддерживать их контакт с молодым поколением наших сотрудников. Во-вторых, наши сотрудники – это путешествующий класс людей. Важно, чтобы с нами работали люди, которые видят мир, которые наблюдают, как живут в горах своих горцы – и в соседней Швейцарии, и в далеком Чили, чтобы приумножали свои знания о мире и вкладывали их в свою родную долину. Когда наблюдаешь, как зимой и летом в Шамони съезжается весь мир и ведет разговоры на всех языках, становятся понятными причины того, что превратило этот медвежий угол древней Савойи в третий полюс мира. Шамоньяры всех коренных родов и поколений, разлетающиеся по миру из своего горного гнезда, но всегда возвращающиеся обратно, умеют капитализировать саму историю с географией. Горы делают горцы. Ну а в канатной компании знают об этом чуточку больше.

125


Шамони

Арманд Конт Труды и дни старого гида

В доме Арманда Конта время течет несколько медленнее, нежели вода в Арве. Время здесь материально.

Время в чеканных профилях гидов на юбилейных медалях, выпускаемых «Компанией гидов Шамони». Здесь они все, под стеклом журнального столика, на котором остывает кофе за долгой беседой. Для него все они  – живые люди, его друзья, коллеги. Галерея образов, всплывающих в памяти учителя и гида, – что коллекция кристаллов в  его шкафу, доставшаяся от предков и им дополненная. Все яркие, причудливые, правильно ограненные, но каждый на свой манер. Звонят старые часы, и   маятником отмеряют время, как от-

меряет отрез полотна портной. Время – это рассказ. Ни о чем таком выдающемся. Просто о жизни. Так предки обретают землю Дедушка мой был из очень и очень бедной семьи. Ни земли, ни коров у них не было. Дедушка даже не мог толком ходить в школу, потому как батрачил с детства. Сегодня в это трудно поверить, что ребенок может из-за бедности семьи не получить никакого образования, но тогда времена были другие. Мой дед родился в 1868 году, а школа во Франции

127


128

Chamonix

стала всеобщей и обязательной лишь начиная с 1980 года – благодаря Жюлю Ферри. А до этого, в общем, посещать школу было не обязательно. Это значит, что дед не умел ни читать, ни писать, зато с детства ходил по горам, и путь ему был предопределен один – в гиды. Мощного телосложения, ловкий и выносливый, гидом он стал отменным. Даже в  старости отличался богатырским здоровьем, выкорчевывал пни на месте лесоповалов. А в молодости и в зрелом возрасте он был одним из лучших гидов. В  один год он пять раз прошел траверсом Дрю. О том, насколько это сложный маршрут, говорит то, что в наши дни. с  нашим снаряжением в жизни молодого гида траверс Дрю бывает обычно лишь один раз. А тут – пять раз за один год! Клиенты были в восторге от такого гида, а восторг клиента имеет свойство конвертироваться в заработок гида. Так дедушка сумел купить землю. Но пришла новая напасть. В 1908 году по долине Шамони проложили железную дорогу, которая прошла прямо через его участок. Компенсация, которую ему за это выплатили, оказалась ничтожной. Тем не менее дом на своей земле он построил и четверых детей родил. Один из них был моим отцом. На тропе в профессию Мой отец родился в 1904 году. Я его не помню. Он умер в 1936 году, когда мне был всего один год, а мама умерла в 1943 году от дифтерии. То есть с восьми лет я круглый сирота. Меня забрал к себе брат моего отца. Дядя стал работать в  горном приюте «Кувер», наверное, самом красивом, и я в том приюте прижился и проработал 15 лет. Мой учитель и гид Жозеф Бюрне, который мне был как отец, уговорил меня поступать в школу гидов. Слава богу, тогда для поступления не требовался такой высокий уровень подготовки, какой требуется сейчас. Сейчас это же просто ужас! Для поступления в школу нужно

сдавать в качестве экзамена скалолазные маршруты уровня «9б». Тогда же было достаточно совершить восхождения на семь-восемь несложных вершин. Отучился я неплохо и первый год после школы сам работал учителем. А в 1957 и в 1958 годах меня призвали в армию и отправили на войну в Алжир. Страшное было время, как и любая война. Вот там-то я понял, что на самом деле значит, когда мы говорим «повезло». Вместо того чтобы послать меня воевать и убивать людей, меня командировали в сельскую школу, в горную деревню, учить их детей. Летом 1959 года я вновь вернулся в свои горы, работал носильщиком в  приюте. В начале сезона с трудом нес 25-килограммовые грузы, а к концу уже тренировался и носил рюкзаки по 45 килограммов. Плохим я был носильщиком. Хорошие носильщики уже через десять дней с начала сезона носили по 50 килограммов.


Шамони

В 1960 году я сдал экзамены на диплом гида и начал работать с клиентами. Дела пошли намного лучше. Гидом я был хорошим. Что должен знать учитель? В то время, когда я пошел учиться на гида, в 1956 году, «Компания гидов Шамони» все еще была довольно самодостаточной структурой. В ней состояло очень немного людей, которые родились не в  Шамони,  – это Фризон-Рош, который был первым неместным, и три великих альпиниста: Лионэль Терье из Гренобля, Луи Лашналь из Анси, Гастон Ребюфа из Марселя. Нашествие «иностранцев» в  компанию гидов случилось в 1980 году. Это случилось прежде всего из-за того, что в то время возник «дефицит кадров» и не было достаточного количества молодых людей, которые хотели бы получить профессию гида. Это было странно. Но жизнь меняется. Когда я был школьным учителем, то старался учить детей не только предмету, но и  нашим традициям, особенностям местной культуры. Жизнь

меняется, да, но корни должны оставаться. Я преподавал преимущественно в последнем классе начальной школы, детям, которым было по 11 лет. Уже большие дети... Но большинство учеников, коренных шамоньяров, чьи предки многих поколений жили здесь, в долине Шамони, абсолютно ничего не знали о своей малой родине: ничего из истории долины – что, когда, с кем здесь происходило; ничего из географии – как называются пики, окружающие Шамони; ничего из ботаники  – как зовут наши растения, цветы, травы, как их можно использовать, – ничего этого дети не знали. Это значит лишь одно – их родители никогда не говорили с ними о Шамони, не передавали им наши традиционные знания. Времена проходят. Горы остаются Жизнь меняется, природа меняется, меняется и профессия гида. В 1950– 1970 годах наша работа преимущественно была связана с настоящим серьезным альпинизмом. Мы работали высоко в горах. Природные усло-

129


130

Chamonix

вия тогда были прекрасными. В иной год, например в 1948-м, было очень много снега. В иной год, как в 1947м или 1949-м, его выпадало немного. Но, как бы то ни было, вне зависимости от уровня выпавшего за зиму снега летом на вершинах альпинистам было очень хорошо. Глобальное потепление еще не давало о себе знать настолько, как сейчас. Тогда маршруты оставались комфортными, снежными на протяжение всего лета. Сейчас в конце июля уже невозможно подниматься на многие вершины, на тот же ЭгюйВерт. Вместо снега голый лед и камни. А гора Муан? Раньше мы шли по снегу прямо до начала скальной части восхождения, теперь же весь этот снег на подступах к  вершине растаял. То же самое можно сказать и про маршруты на гору Шардоне. Изменились и наши клиенты. У всех вдруг стало очень мало времени. Нынче все хотят короткий доступ к маршруту, стали более зависимы от комфорта, при этом они более технически подготовлены и менее романтически

настроены. Они уже не хотят тратить время на долгие походы по горам. Они нацелены на быстрый подъем и высококатегорийный результат. Для этого им нужны другие скалы, чем те, которые окружают Шамони. У нас в основном гранит, а  им хочется известняк. Его много в  Кзюзе, в Валле д’Аосте, в  Швейцарии. Поэтому они берут гида и едут с ним в одно из этих мест. И надо сказать, такой подход нравится и современным гидам, так они меньше устают


Шамони

и больше зарабатывают. Это новое поколение  – оно другое. В отличие от современных альпинистов мы и клиенты нашего поколения были совершенно равнодушны ко всем этим скалолазным трюкам на «7б», «8б» и т. д., для нас самым важным было именно восхождение на вершину и красота открывающегося с нее мира. Большинство этой клиентуры мы потеряли. Может быть, из-за кризиса. Не знаю. Сегодня люди общаются с горами так же, как они обращаются со своими телевизорами. Они отправляются в горы, словно из кресел

пультом перебирают телеканалы. Горы для них больше средства развлечения, а не объекты сосредоточения. Нынче мало кто хочет тратить силы и время на достижение просто красивых вершины, на постижение разнообразия их красоты. Всем нужен именно Монблан, все остальное им неинтересно. Теперь у гидов есть такие клиенты, которые приезжают в Шамони, идут в бюро, нанимают гида, он их учит надевать кошки, которые они видят впервые в жизни, поднимает их на Монблан, потом клиенты спускаются и забывают про горы. Нынче туристы стараются подольше задержаться зимой, и  гиды, соответственно, переключаются с лета на зиму. Основной сезон горного гида теперь начинается в конце ноября и продолжается по начало мая. В наше же время было много людей, приезжавших в горы на месяц, а то и на целое лето, и прежде, чем отправляться на Монблан, они совершали по десять – двадцать восхождений на другие вершины. И только после этого был Монблан, словно венец их любви к горам.

131


Жан Афанасьефф 25-й кадр России

Дед его был родом из Кроншта��та, бабка – из Одессы. Отец родился беженцем в Сараево, когда родители бежали от революции.


Шамони

С новорожденным они добрались до Парижа, поселились в пригороде. Нашли работу на заводе «Рено». Выжили. Так еще один русский род нашел приют на французской земле, отпечатав образ России в подсознании своих потомков подобно 25-му кадру киноленты. – Мои дедушка и бабушка, папа и  мама всю жизнь говорили по-русски. Поэтому и я заговорил. Никогда не учил русский язык в школе, зато много путешествовал по России. Отец уже умер, а  мать моя жива и по-русски говорит так, как в России говорили при царе. То есть все эти новые русские слова  – «классно», «круто», «девайс», «гаджет» – она не понимает. – Кем ты себя ощущаешь больше? Французом или русским? – Не знаю... Ни русским, ни французом... Пограничником! Я люблю Францию. Прекрасная страна. Но я много путешествовал по России, пытаясь хоть что-то там понять. Я ее проехал всю  – с  севера на юг и с запада на Дальний Восток. – Твоя жизнь в горах... Как все начиналось? – Когда я впервые приехал в Шамони, мне захотелось здесь остаться. Естественное желание. Горы, пейзажи, спорт – все это увлекало, но главное, что здесь было тогда и чего больше нет,  –

это атмосфера альпийского братства. В то время по всему миру прокатилась волна идеологии свободы со всеми этими битниками и хиппи, а для нас, юношей романтического умонастроения, это вылилось в Шамони, в мекку альпинизма, который сам казался метафорой высших помыслов и устремлений. Гипнотизировало само это имя – Шамони. Это было как мантра, открывающая путь к истинным смыслам, к настоящей жизни, на фоне которой обычный жизненный сценарий парижского юноши казался мелкой суетой. И вот в конце школы я все бросил, взял билет, сел на поезд на «Гар дю Лион» и приехал. С  тех пор я так и живу  – между Парижем и Шамони. Первое время я здесь жил у друзей и знакомился с большими горами. Я хотел подниматься один, как это по-русски... – Соло. – Да, соло. Поднимался на ГранЖорас и другие сложные вершины и мечтал о дальних экспедициях на Эверест, К-2, Каракорум, Фиц-Рой... – «Википедия» пишет о том, что ты был первым французом, взошедшим на Эверест. – Да, только нас, «первых французов», на Эвересте было трое: Пьер, Николя и я, а еще Ди Мергер из Австрии. Это было ужасно здорово! После целого месяца жуткой погоды вдруг подул

133


134

Chamonix

сильный ветер с Тибета, разогнал тучи – и все, тишина. Мы воспользовались моментом и благополучно и быстро взошли на вершину, где провели полтора часа без кислорода. Потом спустились на Южный перевал, куда заблаговременно затащили лыжи, на которых спустились до лагеря. В те времена на Эвересте еще не было такого столпотворения, как сейчас. В базовом лагере была только одна наша экспедиция, и все, больше никого. Вообще тогда во всех горах тогда было просторнее. Тогда и на Монблан можно было подниматься не в толпе народу. Потом мне захотелось поехать в Патагонию, где я пару раз поднимался на ФицРой, где мы открыли новый маршрут по северной стене. – Было трудно? – Ты знаешь, и да и нет. Понятное дело, альпинизм  – спорт не из легких. Но меня так завораживали горы, их красота и величие, что мне все казалось легким. – То есть ты приходишь к горе в поисках пути к высшей гармонии, а не покоряешь ее, чтобы использовать ее в качестве пьедестала для себя, любимого? – Такое понимание гор приходит с  опытом. А когда был молодым  – да, хотел быть эдаким героем, покорителем

вершин. Но детские болезни с возрастом проходят. Прошли и «героические» мотивации продолжать покорять Гималаи и так далее. Потому я вдруг увлекся документальным кино. Хотелось путешествовать, открывая не столько


Шамони

физические пространства мира, сколько области мировой культуры. Мне стали интересны люди, то, как они живут, вот я и решил начать делать про них фильмы. Снял несколько фильмов на самые разные темы  – про бивни мамонта на Новосибирских островах, про амурских тигров, про Байкало-Амурскую магистраль, про Аральское море, про Газпром, про луноход, про подлодку «Курск». – Разве иностранец в России может снять фильм про «Курск»? Нашим властям и так «иностранные агенты» кругом мерещатся... – Думаю, что тогда мне это удалось потому, что это было еще время раннего

Путина, когда было возможно многое из того, что совершенно невозможно сейчас. – А что тебя заинтересовало на БАМе? – Все! Меня интересовало все. Я ничего не знал о России, но БАМ для меня был куском истории Советского Союза, символом времени Брежнева. В те времена я вообще мечтал жить в России, говорить культурно по-русски и играть на пианино. А когда наконец смог туда к вам приезжать, то полюбил Россию, ее атмосферу даже больше, чем Францию. Особенно мне нравятся люди в Сибири. Простые и свободные, без всяких этих наших комплексов и условностей. – Мне это особенно приятно слушать. Я и сам, когда из Москвы каждый раз возвращаюсь в родной Новосибирск, чувствую себя как на другой планете. Но вернемся к твоим фильмам. Тебе нравится то, что ты когда-то снимал? Пересматриваешь их иногда? – Почти нет. Мне трудно их смотреть. Мне трудно смотреть назад. Гораздо лучше иметь какой-то проект, который тебя уводит в будущее. А для об-

135


136

Chamonix

раза своего прошлого мне достаточно памяти. Мой недавний фильм, снятый по заказу французского канала типа вашей «Культуры»  – это «Альпы из поднебесья». Это было так здорово  – над ним работать! Очень много было съемки с  вертолета, прекрасных уникальных кадров. Однажды я снимал фильм о французской экспедиции на собачьих упряжках от Байкала до Урала. Они ехали, а я снимал, следуя параллельно когда на снегоходе, когда на поезде, когда на вертолете... Путешествия по России мне подарили столько встреч со столькими замечательными людьми, кото-

рых у меня во Франции не случалось за всю мою жизнь! На прошлое Рождество я снова был в России и хотел бы еще туда поехать снять новый фильм, но... все так быстро меняется в мире, и в России, и во Франции, что трудно даже найти новую историю для фильма  – новые истории превращаются в старые еще до окончания съемки. Трудно. – Путешествуя по миру, я всегда мечтал иметь собственный дом в Шамони. Сначала хотелось, чтобы это был не просто дом, а старый, древний савоярский дом-ферма. Тогда такие дома еще можно было найти в долине, и мы с друзьями арендовали старый дом возле Лез-Уш и  там прожили несколько лет. Потом я накопил денег и купил маленький домик на отшибе, недалеко от Ле-Пра. Тогда цены на такую недвижимость еще не были такими сумасшедшими, как сейчас. Да и состояние того дома оставляло желать лучшего. Я его сам отремонтировал, собирался в нем жить, но вдруг подвернулся случай, и я его продал. На вырученные деньги купил участок земли,


Шамони

да в таком месте, чтобы из всех окон был прекрасный вид. На той земле я построил дом, который сам придумал, – такой, каким мне представлялся дом моей мечты, с огромными окнами-витражами, выходящими на все стороны света  – на Монблан, на Гран-Жорас, на Бреван. Мне хотелось, чтобы в доме было много воздуха и света, чтобы стеклянные стены раздвигались и можно было выйти на лужайку. Я привез несколько грузовиков земли, чтобы насыпать вал, поднимающий поляну перед моим домиком над дорожкой, чтобы дорога не отделяла взгляд от пейзажа. Все деревянные стены, перекрытия, крышу я выстроил из массива лиственницы. Очень люблю это дерево. – Все время в этом доме живешь? – Да нет. Когда мне нужно монтировать фильм, я уезжаю в Париж, чтоб сделать это на профессиональной студии. Более того, я вообще не знаю, где я буду жить в скором времени, потому что свой дом я решил продать. – Но ты же его так любишь... – Да. Но что делать... Вдруг я завтра помру? А у меня четверо детей. И всем им нужно дать образование. Хорошее образование стоит хороших денег. А мое шале   – это единственное, что у меня есть. Но содержать дом в Шамони, тем более с самом престижном месте, сегодня стало непосильно дорого. А за фильмы стали платить мало, не так, как раньше. Был бы я в молодости поумнее, так построил бы другой дом, не такой стильный и красивый, зато побольше, чтобы можно было бы часть его сдавать и какой-то доход с него иметь. Но я совершенно не думал о будущем, о семье, а жил, как эльф, одним днем. – Когда продашь дом, куда переедете жить? – Не знаю. – Как ты назвал своих детей? – Жанна, Виктор, Ольга, Елена. – Они понимают по-русски? – Нет.

137


Шамони

Кандагар 2012

Афганское название альпийского Кубка мира берет свое начало, как это не банально, в Афганистане. Кандагар-2012 был последним, поэтому мы пишем теперь о нем как об истории минувших дней. Впрочем, не исключено, что и дней будущих...

Во второй половине девятнадцатого века, во время военных кампаний Великобритании в той, почти родной половине россиян стране, было немало великих событий, вошедших в историю международных отношений и военной науки. В их числе была операция освобождения Кандагара от войска Аюб Хана, которой руководил генерал Робертса. Его войска отличились тем, что без артиллерии, транспорта и обоза преодолели 500 километров за три недели и прямо с марша ударили по афганцам, обратив оных в бегство.

По окончании службы многие ��ританские ветераны перебрались на альпийские курорты, где приложили немало усилий к развитию туризма и горнолыжных видов спорта. Чтобы увековечить память солдат-афганцев, в честь тех давних баталий и был назван Кубок мира «Кандагар», проходящий по самым сложным трассам, таким, как эта черная трасса Ле Верт, по которой райдер, отпустивший тормоза, не столько скользит, сколько летит. …Термометр в точке старта показывал  – 20 градусов. Погода внесла свои

139


140

Chamonix

коррективы в расстановку флагов на пьедестале. Холодный снег  – счастье для канадских гонщиков, которое они сумели конвертировать в медали. Впрочем, борьба за подиум была отчаянной. Всех «сделал» Ян Худек – канадец чешского происхождения, показав время 2:03.25. Второе место  – австриец Ромед Бауманн отстал от него на 00.53 секунды, от него, в свою очередь на 00.10 секунды отстал Эри Гэй, еще один блистательный канадец, добавив к золоту Яна свою бронзу. На пятом месте так же оказался канадец Бенджамин Томсон, отодвинув таких опытных гонщиков, как австриец Клаус Кролль и швейцарец Дидье Куш на шестое и, соответственно, седьмое места. Французы выступили не важно, что, судя по всему, не слишком огорчило их болельщиков. В зоне финиша, на трибунах и вдоль ограждений собралось более двадцати тысяч человек. Это был настоящий праздник жизни. Пары глинтвейна клубились над чанами, воспаряли в небо, где опьяняли птиц, и птицы пели свои песни. Им аккомпанировали, колотя в тимпаны, барабаны, бубны


Шамони

клоуны-музыканты из группы поддержки всего живого. Дети народов мира с флагами своих стран в руках и на щеках танцевали, ликовали, и вели себя, в общем, экстатично. Спортсмены финишировали один за одним, запуская своими кантами в съемочные группы гейзеры снежных брызг, и это был апофеоз веселья. Мэр Лез Уш Патрик Доль, и Эрик Фурнье, мэр Шамони и президент сообщества коммун Долины ШамониМонблан приветствовали собравшихся и доложили, что «организация спортивных мероприятий, таких как Кандагар,  – это организация чего-то большего, чем спортивное мероприятие. Кандагар является частью бренда нашей долины и укрепляет нашу международную репутацию, способствуя нашему развитию на местном уровне». За всенародным ликованием по поводу спорта, мира и здоровья был замечен на трибунах и министр спорта Франции

господин Давид Дуйе. Он рассказывал собравшимся о намерениях государства и впредь развивать спорт. У собравшихся сомнений в том, кажется, и не возникло.

141


Орелье Дюкро Фрирайд во всех стихиях

Ценителям зимних видов спорта, особенно фрирайда, Орелье Дюкро представлять не нужно. В самом деле, зачем его представлять, если он и сам сегодня не представляет, куда жизнь может забросить завтра. Для фрирайдера вся жизнь – сплошной фрирайд, в какой бы из стихий он бы ни фрирайдил.


Наступающий сезон 2013 года будет последним в спортивной карьере чемпиона мира, одного из сильнейших райдеров планеты. Так он решил. Не то что бы возраст, просто хочется от жизни чего-то еще. И это «что-то еще» в жизни Орелье уже настало. А дело было так. Однажды друзья его пригласили украсить своим присутствием открытие какой-то парусной регаты. С этого момента его сознанием горца и фрирайдера целиком завладела стихия океана. В этом месте, следуя законам жанра тупой журналистики, следовало бы за-

дать дежурный вопрос типа «с чего же начиналась история Орелье Дюкро, этой новой легенды Шамони?». Но его мы задавать не будем, поскольку ответ на него очевиден. История Орелье Дюкро, как и всякого нормального человека, начиналась с зачатия. Час оного он помнит неточно, но обстоятельства и место, где родился, представляет, поскольку и сейчас там живет. Это крохотная деревушка Ла-Жу между Шамони и Аржентьером. Для русского туриста, привыкшего к другим пространствам, здесь все вокруг – Шамони. Где действует скипасс – там и Шамони, что неправильно. Главное – не путать Шамони и  Аржентьер, особенно в разговоре с местными. Вот и Орелье настаивает, что в Аржентьере (зона катания Гран-Монте) все подругому. Природа другая, жизнь другая, люди другие. – Мои предки по линии отца все из коренных местных савоярских родов – Дюкро, Шарле, Дювассу, – а мать моя парижанка. В то время у нас такие были нравы, что брать в жены девушку не из местных было не принято. Вот и отец после свадьбы, с одной стороны, покинул Аржентьер, чтобы косые взгляды соседей не травмировали психику молодой жены. Но и в Шамони переезжать не стал, а поселился в ЛаЖу. Это место как бы пограничное, но еще на территории пространства Аржентьера. Вам граница не видна, а мы ее знаем. Меж-

© Dan Ferrer

© Dan Ferrer

Шамони

143


Chamonix

ду последней деревней пространства Шамони Ле-Тинь и Ла-Жу, первой деревней пространства Аржентьера, есть небольшой перевал. Небольшой, но достаточный для климатических особенностей. Взять, например, сегодняшнее утро. В Шамони люди соскабливали с машин иней, а в ЛаЖу никакого инея не было. И на протяжении целой зимы климат у нас теплее и суше, чем в Шамони, хотя расстояние – всего несколько километров. Холодный воздух стекает с ледников, но у нас он не задерживается, движется в долину Шамони. Поэтому у нас в Ла-Жу и на огородах все растет. Солнца у нас больше. А вид на массив Монблана – лучший из местечка Ла-Шаффрия. – Родители, переехав в Ла-Жу, там построили дом? – Нет, дом, в котором я родился, был построен в XVIII веке. Это старый савойский дом-ферма. Я, когда женился, построил себе свой дом, рядом, на той же земле. – Прямо-таки сам построил? Может быть, заказал строительной кампании? – Именно сам. Сначала сам его нарисовал на бумаге, все рассчитал, послал чер-

© Dan Ferrer

144

теж строительной компании, которая по моим чертежам напилила брус, стропила, панели, крышу и все доставила вертолетом, а я его сам за лето собрал. Как детский конструктор, только большой...


Ну и яхта, если на то пошло, – тоже как кораблик в луже, только большой. И океан, если разобраться, – такая большая лужа. Что поражает в шамоньярах – это то, как у них под одной черепной коробкой уживаются два таких разных типа восприятия – очень локальное, с вниманием к мельчайшим деталям ландшафта своей малой родины, и поистине глобальное ощущение планеты как родного дома, в котором нет ничего недостижимого. Ну в самом деле, захотел покататься по леднику Аржентьер – купи скипасс на ГранМонте и катайся. Хочешь покататься в  Антарктиде – купи яхту, плавай и  катайся. И кавээновский каламбур «Любишь кататься? Люби и катайся!» применительно к шамоньяру не шутка, но руководство к действию. – Шкипер, который меня пригласил быть почетным гостем на регате, во время трансатлантического плавания чуть не потерпел кораблекрушение. У него сломалась ни больше, ни меньше целая мачта. И он смог ее в одиночку поставить. – Вот это я понимаю, фрирайд... – Да, когда я вижу такие примеры преодоления человеком стихии, чувствую желание такому примеру последовать. – И как, получилось? – Отчасти да. Правда, мачту мне штормом не ломало, но штурвал заклинило, причем в том же месте, в той «черной дыре» Атлантики. Починить его сам я не смог, но сумел причалить к Кабо-Верде. – Где научился управляться с яхтой? – У нас в Бретани есть город Лориан. Это для яхтсменов мира как Шамони для альпинистов. Там всему и научился. – Когда уйдешь из большого спорта, чем планируешь заняться? – Да, план у меня имеется. Свою шестиметровую яхту я продал, теперь мне нужна 18-метровая. Возьму с собой на борт лыжи и отправлюсь в свою личную фрирайд-кругосветку. Буду причаливать ко всем интересным островам и континентам и кататься на лыжах – от Антарктиды до Камчатки. Но для этого мне еще

© FWT12 FIEBERBRUNN JBERNARD

Шамони

предстоит многому научиться в океане. Программа действий на ближайшие годы такая: в 2013 году регата через Атлантику вдвоем, в 2014-м – одиночная регата, 2015 год – кругосветное плавание, снова в паре со шкипером, в 2016 году – одиночная кругосветка Ван де Глоб. А потом уже моя глобальная фрирайд-экспедиция. Еще мне хочется побывать в экспедициях с учеными. В общем, будет чем заняться. Кто бы сомневался, что не заскучает... Казалось бы, что может быть общего у горных лыж и яхты? У гор и океана? У ветра с парусом и всемирного тяготения со скольжением? Оказывается, еще как может. Свобода как состояние любой стихии. Стихии гор. Стихии моря. Стихии человека.

145


Чтобы помнить Дом культурного наследия Шамони

Шамони после Парижа и Мон-Сен-Мишель – третье по количеству принимаемых в году туристов место во Франции. Притом население здесь невелико – около 10 тыс. человек.


147 Туристический поток изменил жизнь города, превратив его из Савойской деревни в столицу мирового туризма с бутиками «Шанель» и «Монклер», с пятизвездочными отелями, мишленовскими ресторанами и шале по 5 млн евро. Земля в долине настолько дорогая, что, кажется, даже трава шелестит не стеблями, а банкнотами. Но не все местные жители этому рады. Редкий коренной житель долины не посетует на «времена и нравы», дескать, Шамони теперь не то что раньше... И еще более редкий местный житель делает чтото конкретное для того, чтобы сохранить, запечатлеть память о «том Шамони», каким его оставили предки своим потомкам. Жанни Кутэ – делает. Она из тех редких уже шамоньяров, которые до сих пор не продали ни клочка своей земли. Для нее само понятие «земля» означает не деньги, не капитал, не недвижимость, а землю. Такую коричневую, каменистую горную землю, на которой выросли поколения ее предков. В марте 2012 года исполнилась давняя мечта Жанни, на воплощение которой она потратила годы жизни и массу энергии, – на исторической улице Мельниц открылся Дом культурного наследия Шамони. – Раньше в этом доме жили монахини, а теперь это дом всех поколений шамоньяров – прошлых и, надеюсь, будущих.

Жанни показывает свое новое хозяйство, и лицо ее светится счастьем. Немалые усилия потребовались, чтобы создать под одной крышей музей, архив, фильмофонд, куда любой журналист может прийти, чтобы поработать со столетними фотографиями, а любой житель долины – чтобы получить сведения о истории своей семьи. – Здесь только от Фризона-Роша более 600 фотографий! И полный архив фотографа, который в начале прошлого века снял все свадьбы! Представляете, какая у нас получилась сокровищница! Сокровища есть в каждом доме. Задача – объяснить людям это. Мы надеемся, что со временем все поймут, как важно то, что мы делаем, и принесут нам свои семейные архивы, чтобы мы их отсканировали и сохранили. Жанни переполняют эмоции. – Мы чувствуем наши горы. У нас с нашими горами какая-то непостижимая энергетическая связь. Моя гора – это Пти-Дрю. Я выросла под ним. Монблан – он другой, он круглый. А Пти-Дрю – как стрела, как башня замка. Мой дядя поднял на ее вершину и установил там скульптуру Девы Марии. Моя мама под конец жизни совсем ослепла и лежала, не могла ходить,


148

даже не вставала. И вдруг однажды она встала, и долго-долго смотрела на пик Пти-Дрю, и сказала: «Последний раз я его вижу...» Но она уже давно ничего не видела и не вставала... Откуда взялась эта энергия, это прозрение? Словно ПтиДрю ее позвал... И я тоже чувствую постоянную связь с моей горой... Да, это мой пик, я с ним живу. И он падает, рассыпается на части, словно и ему места в этом мире не осталось...


Следуй кисти

Себя в горах, и горы в себе... Русский художник Геннадий Пылаев – желанный гость в Шамони. Его акварели горных пейзажей – такая же часть живописной истории города, как и полотна великого Лоппе, Марселя и Лионеля Вибо, Франсуа Раванеля и многих других, всех тех, кому Бог дал талант отобразить свои непостижимые замыслы.


150

Chamonix

Как сказал Эндрю Битти, замысел Творца можно проследить по ландшафту. Стало быть, в наиболее совершенном виде дар Божий открывает себя в способности запечатлеть горный пейзаж, пограничный между Землей и Небом. «Следуй кисти»  – главный технологический и он же философский принцип китайской живописи. Технологический – потому что провести линию тушью по рисовой бумаге можно лишь однажды, не имея возможности ничего исправить. Философский – потому что и в жизни все так же... Жизнь немыслима без смысла. Смысл невозможен вне системы. Система без гармонии есть хаос. Поэтому сам космос есть Логос, покуда кисти художников подпирают небо... – Что художнику среднерусских равнин Шамони? – Это удивительное место. Когда я впервые туда попал, меня долго не покидало осознание того, что мне открылся пейзаж, какого я не мог ни представить, ни помыслить. Да, я пребывал во власти своих равнинных восприятий, и если взглядом я был целиком в горах, то сознание мое все еще оставалось в плену линии горизонта. Я понимаю, что для шамоньяра все это привычно и естественно, но меня волновал каждый штрих, каждая деталь пейзажа, который я наблюдал каждую минуту.

Любой мой день в Шамони начинался так: я просыпался и подходил к окну, всматриваясь в нереальные для меня краски, штрихи, рельефы, не в силах осознать,  что горы  – они за пределами не только окна, они за пределами всего... – А мир людей? Шамони – это же не дикие горы, это город... – Удивительное чувство. Европейцам, наверное, даже его объяснить невозможно... После России в Шамони состояние тишины и покоя у меня наслоилось на ощущение какой-то личной безопасности, защищенности, что ли... С одной стороны, находясь на дне чаши долины в окружении колоссальных скалистых пиков, ты физически ощущаешь, как горы тебя защищают. С другой стороны, я чувствовал, насколько гармонично и комфортно устроено это общество. Ведь общество, в котором есть законы, – это прежде всего общество, в котором есть гармония. А там, где гармония, там эстетика. Поэтому, когда я впервые оказался во Франции, я увидел красивое общество. Я же до того момента никуда не выезжал и даже на самолете летел впервые. Этот путь в Шамони произвел во мне смену состояний. – Опасный, в общем-то, эксперимент... – Отнюдь. Сознание всегда ищет в незнакомом пейзаже что-то знакомое, родное. Еще Набоков заметил, что в чужой местности, в незнакомом пейзаже начинаешь невольно открывать знакомые черты. Такой привычный для русского сознания снег... Те же ели, те же березки... – Да, пейзажей красивых у нас в России много. Но при условии, если это чистый пейзаж, без присутствия людей. У нас традиционный диссонанс – великолепие природы и отчужденность от нее мира людей. Это только в России возможно, чтобы города, расположенные на берегах красивейших рек, прекраснейших морских бухт, использовали эти берега в качества свалок, «шанхаев», «нахаловок», словно бы повернулись спиной к природе. Насколько прекрасна Авачинская бухта, настолько уродлив Петропавловск-Камчатский  –


Шамони

морской город без набережной... – Видимо, мы настолько к тому привычны, что простые, естественные вещи в Шамони продолжают на меня производить впечатление до сих пор. Такая гармония цивилизованного общества и естественного состояния ландшафта... Или, казалось бы, мелочь – то, как оборудованы горные тропы в горах. Они проложены и укреплены камешками, палочками... Это не просто для удобства, это от заботы шамоньяров о тех, кто по ним пройдет... – В этой заботе о человеке открывается какая-то глубинная красота, на уровне которой этика неотделима от эстетики... – Ведь как много людей из всех, наверное, стран по этим тропинкам прошли! Среди них был и я, когда поднимался на противоположную сторону долины, чтобы увидеть эту грандиозную панораму... Монблан... – «Все словно одного ума творенье и словно одного лица черты», как выразился Генри Вордсворт... Невероятно, что такие изысканные формы могли возникнуть по воле Урании, а не... Слушайте, а  ведь среди девяти муз есть музы театрального искусства, пения, поэзии, истории, астрономии, но нет музы художников... У жителей Дельф, как про них пишет Плутарх, первые три музы  – Гипата, Меса, Нэта  –

покровительствовали трем сферам Космоса, обеспечивая тем самым его гармонию. И они же были музами струн... Космос в космологии древних есть музыка. Музыка сфер... – Вот поэтому, созерцая пики Шамони, я не могу отделяться от мысли, что они… искусственные. От слова «искусство». – Естественная для художника отсылка к рукотворности... – Она тем более понятна, что в ракурсе восприятия москвича, в котором мерой высоты и красоты является высотка МГУ, созерцание вершины Пти Дрю, на фоне которой первую даже не было бы видно, – это поистине акт расширения сознания. Наши попытки осмыслить эту мощь, это величие Альп, невольно вызывают желание их «приручить». Вот еще одна причина восприятия естественной красоты как рукотворной. И мы подбираем для гор метафоры  – «эти замки, возведенные самой природой», «эти грандиозные строения»… Но меня также удивляет другое, когда я пытаюсь проникнуть в сознание жителей Шамони. Ведь эти горы, эти каменные гиганты, сопутствуют им с самого рождения... Какой же масштаб личности шамоньяра они формируют изначально! – Вот поэтому шамоньяров можно встретить везде  – от Тибета до Антаркти-

151


152

Chamonix

ды... Они отсюда разлетаются по миру на своих парапланах и дельтапланах. Здесь у них гнездо... Да. Это особенные люди. – Шамони  – это такое место, которое как магнит притягивает художников. И многие шамоньяры родились художниками. Кто из них вам нравится больше всех? – Марсель Вибо! Я счастлив, что познакомился с ним при его жизни. Артистичность живописной техники... Легкость мазка... Точность изложения... Великолепный колорит... Работы Марселя Вибо уникальны. Они не похожи на работы других художников, насколько легко и  уверенно они сделаны. Восторг у меня вызывает каждый его этюд. – Лионель, сын Марселя, также известный художник. На ваш взгляд, его работы отличается от творчества отца?

– Да! Отличаются, безусловно! Лионель ничего не копирует, но создает свой собственный мир. Достойный продолжатель творчества своего отца. Но лично мне больше импонирует творчество Марселя. Он весь  – от цвета, колорита. А Лионель в своих картинах весь такой графичный и более монохромный. Лионель – горный гид и остается в своем творчестве более гидом, чем художником. Отсюда безукоризненная правдивость, точность его рисунка. – Пейзаж, сопутствующий человеку с рождения, не может не повлиять на его мышление, наверное... – И мы порой не можем до конца понять местных жителей. Когда легкое облачко на вершине Пти-Дрю для гида Шамони является источников грандиозно��о объема

информации о состоянии погоды над всем массивом... Это же бездна знаний, которыми наделяют горца их горы и бездны. – Между тем сами шамоньяры часто жалуются на засилье технологий, коммерции и т. д. Дескать, все стало в Шамони не так. – Все всегда жалуются на времена и нравы. Я же считаю, что никакая техника, никакая коммерция этих людей не испортит... Техника, напротив, подчеркивает, насколько хрупок техногенный мир. Ратрак может быть сметен лавиной, а горцы созерцают свои горы, как и 200 лет назад. Горец, смотрящий на горы, – это созерцатель в таком активном, деятельностном понимании этого слова. Потому что от этого созерцания зависит его жизнь. – А от чего зависит жизнь художника? Судя по ценам на аукционах, люди начинают вас, художников, ценить только после смерти. Сколько нынче стоит картина умершего в нищете Ван Гога, да? Какой судьбы вы бы желали своим картинам, которые вас, разумеется, переживут? – Ван Гог и я... Думаю, что нас можно не сравнивать. – Почему? – Скажем так, у нас с Ван Гогом разная творческая мотивация. А своим картинам я желал бы... Вы знаете, я уже горд тем, что мои картины купили многие гиды Шамони и повесили их в своих домах. – Это – признание. – Просто гида не обманешь. Я люблю писать горы точно. Не горы вообще, а конкретные горы, конкретные склоны, и гидам, которые знают пейзаж как собственную ладонь, видимо, нравится в моих акварелях узнавать свои маршруты... Так вот, повторюсь. То, что в домах гидов Шамони висят мои работы, – для меня честь. Если же картины сохранят и дети гидов, для меня это было бы подлинным счастьем.  ыставка картин Геннадия ПылаеВ ва пройдет в Hotel de l’Arve с декабря 2012 по апрель 2013. Картины продаются.


РЕКЛАМА


Шамони

Рене Вернаде

Шамони – Париж – Тибет... Стоп! Снято!

Альпинист-кинематографист Рене Вернаде был первым, приехавшим в Шамони с кинокамерой профессионала, и одним из тех, кто в становлении французского телевидения принимал самое непосредственное участие. Но в кадре его судьбы поместилась не только Франция...

За окном квартиры Рене великолепнейший вид на Монблан, но, переступая порог его жилища, вдруг оказываешься... в Тибете. Будды, бодхисаттвы, молитвенные флаги, дудки, статуэтки, книги... Рене бывал в  Тибете 24 раза. Почти полжизни там провел, снял несколько фильмов. А в первый раз он пришел в Тибет в 1962 году, пройдя со стороны Непала перевал УалУнь-Шунг. Китайская оккупация еще только начиналась, но далай-лама жил тогда еще в Лхасе. До Лхасы Рене сможет добраться лишь 18 лет спустя, в 1980 году. В Тибете его интересовали корни древней

культуры. Так, он написал книгу про бон о древней, добуддийской религии Тибета. У него там появился друг – Тензин Нам Даг. Это как далай-лама для буддистов, только в мире бон. Так же, как Его Святейшество, живет в изгнании, только в Катманду. Изгнанная из Тибета религия бон нашла убежище во Франции, в городе Сомюр открыли бонский монастырь. Нынче и в Катманду опасно. У власти маоисты. Впрочем, и буддисты Непала не хотели признавать бон, но их примирил далай-лама. Он приехал туда в шляпе бонского жреца и объявил бон одной из религий буддизма.

155


156

Chamonix

ассистентом кинооператора, потом сам стал первым камерамэном. Самый первый фильм, в котором он участвовал, снимался в том же 1947 году. Это была короткометражка про Эйфелеву башню. Во время съемок пригодились его первые альпинистские навыки, так как приходилось лазить с тяжелыми 35-миллиметровыми камерами по внешней стороне конструкций. В судьбе человека есть нечто от геометрии: линия, проведенная через две точки, с неизбежностью пройдет через третью. Соответственно, молодого человека, освоившего кино и альпинизм, судьба с неизбежностью приведет в Шамони. – Здесь меня приняли очень хорошо. Я  много работал, и для съемок в горах мне постоянно требовалась помощь гидов. – Все знают про бон, но мало кому известна цулаг, еще одна религия Тибета, религия древних королей. Первый король спустился в Тибет с неба по веревке, а когда наследнику исполнилось 15 лет, он туда по веревке же и поднялся... Шестой король Тибета был также мифическим королем. Но он не успел подняться на небо по веревке, так как был убит своим министром. Жрецы устроили похороны и всенародные поминки в его честь, которые продолжались три года. Во время поминок в жертву принесли животных. Считается, что с этого момента и берет начало собственно бон. Есть мнение, что религия оформилась под влиянием персидских зороастрийцев... О Тибете Рене может говорить бесконечно. Но кроме Тибета в его жизни еще было много других историй, каждая из которых любому создала бы биографию. Шамони – одна из таких историй. Рене сам не местный. Из Парижа родом. Как и  каждый романтик своего поколения, с детства грезил горами. Когда подрос, увлекся скалолазанием, тренировался с друзьями в Фонтенбло, предместье Парижа. В 1947 году в первый раз посетил Шамони, провел здесь целое лето, но насовсем переехал несколько позже. В те годы он только начал осваивать кинематографию, работал на киностудии сначала лаборантом, затем

Так что мои кинопроекты приносили людям работу. В то время мы снимали много фильмов, в том числе и по мотивам книг прославленных альпинистов и гидов Шамони. Экранизировали роман «Большая трещина» Роже Фризона-Рош, где в главное роли снялся великий немецкий альпинист Герман Буль, книгу Лионеля Террье «Конкистадоры бесполезного», за рекордные пять недель снял фильм «Смерть


Шамони

гида», где рассказывается о гиде, перерезавшем над пропастью свою веревку, чтобы спасти клиента... Работая в горах, с Парижем связи не терял. 48-серийный фильм «Мадемуазель де Пари» – это тоже моих рук дело. – С чего начались первые экспедиции? – С горы Жанну. Тогда я еще снимал без звукооператора. Придумал, как к  камере приспособить магнитофон. Потом еще семь

экспедиций снял в горах вокруг Эвереста. Гиды, альпинисты, путешественники ездили по городам и поселкам Франции и показывали людями фильмы о своих экспедициях на манер художников-передвижников. Возникла своего рода ассоциация, которая называлась «Открытие мира».

– Телевидение еще не было массовым? – Это было начало телевидения. Появились первые легкие телекамеры, которые весили всего 27 кг. Их уже можно было носить на какое-то расстояние от базовой станции. Маленькие камеры посылали радиосигнал на приемники станции, где он усиливался и передавался в эфир. В  1963 году канал RTF организовал прямую трансляцию с Эгюй-дю-Миди и из Белой долины. Развернули несколько станций-ретрансляторов на гребне, возле приюта «Космик». Мы с Пьером Терразом отправились снимать, но начавшаяся метель испортила нам всю картину. Тем не менее что-то удалось снять, и это «что-то» даже получило премию в Лондоне. 3 мая 1964 года вновь я поднялся «в альпийском стиле» на Эйфелеву башню с телепередатчиком за спиной, снимая передачу, посвещенную ее 75-летию. А потом началась моя тибетская история... – За годы в Тибете вам какая религия стала ближе? Бон или буддизм? – Буддизм не религия, а такой... способ жизни, и Будда не бог, а человек, открывший Путь... Иногда для того, чтобы прожить несколько жизней, не обязательно быть буддистом. Столько всего сделал Рене Вернаде – на десять жизней бы хватило, а все в одной уместилось...

157


«Мыс Горн» сменил обшивку

Но что под ней? Душа!


Шамони

Новый ресторан Le Cap Horn, «Мыс Горн», едва успел открыться в прошлом году, как тут же стал местом паломничества гурманов. Едва став местом паломничества гурманов, он вновь закрылся. «В чем же дело?»  – вопрошают гурманы, приехавшие в Шамони в ноябре 2012 года, специально в «несезон», чтобы никакие там лыжи-палки не отвлекали бы их от кулинарных медитаций Шамони – это признанной, в кругах любителей «повеселитьсяособенно-пожрать», гастрономических столицы альпийской Франции... «Так в чем же дело?»  – недоумевают гурманы пасмурного ноября у закрытых дверей «Кап Хорна», на которых, менее чем за год работы ресторана, успели возникнуть наклейки типа «Trip Afvisor», которые иные заведения зарабатывают годами. А все дело в том, что хозяин «Кап

159


160

Chamonix

Хорна» Вим Роббертс относится к той редкой породе людей, которых антрополог Ричард Флорида относит к «креативному классу», а русский фольклор скажет что-нибудь про «шило в жопе». Прошлый год интерьеры «Кап Хорна» от некого супермодного европейского дизайнера восхищали, удивляли, поражали, однако, народ реагировал на интерьеры словно на отдельное от них произведение искусства дизайна. А когда искусство для искусства, всякий третий будет лишний, хотя он здесь  – самый главный. И хотя

успех первого года работы ресторана был феноменальный, Вим и жена его Лоранс почувствовали, что их клиенты чувствуют себя несколько скованно. А им хочется, чтоб раскованно, чтоб их гость ощущал себя не как в музее, но как в своей тарелке. Дело в том, что Вим с Лоранс, владельцы трех лучших ресторанов Шамони, на ресторанах собаку съели, и чувствуют их атмосферу до тончайших флюидов. Поэтому, закончив свой первый сезон с триумфом, «Кап Хорн» закрылся на три недели ноября. Зато когда открылся – сравнить его было не с чем. В Шамони родился шедевр стиля. Все дело в стиле. Голландец Вим и шамоньярка Лоранс чувствуют самую душу Шамони и сумели воплотить ее в концепции ресторана. Но причем здесь Cap Horn? Вопрос резонный. Где Мыс Горн, а где Монблан, и что меж ними общего, кроме круговорота воды в природе? Между тем, как это часто бывает в логике парадокса, нет ничего более близкого, чем самое далекое. Шамони  – это место, откуда, как из гнезда птенцы, разлетаются по всем полушариям белого света путешествен-


ники. Коренной шамониец, побывавший на Мысе Горн, на Лофотенских островах, в Антарктиде, на Северном полюсе  – это такое же обычное для данной местности явление, как и местный житель, поднявшийся на Монблан. Читайте в этой книге рассказ про эволюцию чемпиона мира Орелье Дюкро от чемпиона мира по фрирайду в начинающего яхтсмена-самоучку, уже сходившего в одиночестве от берегов Нор-


162

Chamonix

мандии к и Лофотенами и Кап Хорну (нересторану), и все будет понятно: глобализм взгляда – это шамОнизм чувства. Получилось, что и Шамони с Мысом Гор на уровне чувств гораздо больше общего, чем с ультрамодным дизайном холодных полутонов лощеных стен, ведь люди приезжающие в Шамони, любят дерево и камень гораздо в большей степени, чем арт-штукатурку.

«Ну хорошо, интерьеры, – спросит скептик. – Но, как скрестить идею Мыса Горн быть с традиционной савойской кухней?» А никак. За кухней старой доброй Савойи пожалуйте в лучший савоярский ресторан «Ля Калеш» (в высокий сезон туда реально попасть лишь по предварительной записи). «Кап Хорн»  – это кухня иного порядка. Это кухня дальних странствий, это вкус морских путешествий, это кухня мира. На «камбузе» рулят «два капитана»  – швед Фредрик Орениус, и японец Осака Кедзо, но ресторан – ни шведский, ни японский. Здесь у одной плиты Европа встречается с Азией, и в кухне этого ресторана изобилию мясных блюд аккомпанирует меню


163 морепродуктов. Впечатляющая карта вин, коллекция шампанских, и многое другое. Этот ресторан  – интересное и неоднородное пространство. Это вполне могло бы сойти за 2-3 разных ресторана с разными входами, но по которым можно прогуляться не выходя на улицу. Два больших многоуровневых зала, несколько баров, танцпол с зоной отдыха, приватные кабинеты, устроенные в пещерах со старой сводчатой кладкой; в XVI веке в них пекли хлеб. Необычайно располагающая атмосфера. Музыканты «работают медленный блюз», диджей камлает над винилом... Парочки целуются по углам. Гиды выпивают в баре и мы в этом поддержим гидов. Танцпол переполнен, можно танцевать где хочешь. И кажется, что в своих новых интерьерах, в обшитых старыми досками стенах, Le Cap Horn так напоминает борт корабля. Если еще жахнуть по коньяку, то легко вообразить, что за бортом журчит не Арв, но Гольфстрим... Что может быть ближе кораблю, чем отплывающий в верном направлении ресторан?! Ибо, «как однажды заметил кто-то, только бутылки в баре хорошо переносят качку...»

РЕКЛАМА

74, rue des Moulins +33450218080 www.caphorn-chamonix.com


L’M или Le Vista? Берите оба!

www.bestmontblanc.com

Великая французская гастрономическая культура замечательна огромным разнообразием выбора, и еще тем, что выбирать приходится достойнейших из достойнейших. Особенно в Шамони... В таком месте и при такой конкуренции плохих ресторанов просто не бывает. Но даже здесь можно найти нечто особенное.


Шамони

Впрочем, на поиски слишком много времени не уйдет, так как мимо двух замечательных оригинальных ресторанов L’M и Le Vista пройти будет невозможно: первый здесь – самый центральный, расположенный возле отеля Croix Blanche, на главной улице под знаменитыми факелами, своеобразной визитной карточкой города, а второй – самый высокий, под крышей гостиницы Alpina, откуда открывается дивный вид на горы и город. Оба отеля и ресторана управляются компанией Best Mont Blanc, и этот «бест» оправдывает свое имя. Ресторан L'M – место поистине культовое. На его террасе оживленно круглый год, зимой и летом. В теплую погоду дуэт гитаристов в отблесках живого огня исполняет свои очень живые песни и напоминанием о  романтических эпохах трубадуров гипнотизирует всех присутствующих. А ведь у каждого здесь в тарелке своя гастрономическая симфония! Этот ресторан известен своей характерной особенностью – миксом традиционной савойской кухни с гастрономическими эксклюзивами шефповара. Секрет мастерства – никакой не секрет. Все дело в кропотливом отборе лучших ингредиентов из лучших продуктов, поставляемых на рынки лучшими в мире фермерами, живущими здесь же, в Верхней Савойе и в итальянской Аосте. И чтобы вы ни заказали  – тра-

165


Chamonix

диционное копченое мясо, паштет из улиток с альпийскими травами или свинину, жаренную с грушей в меду диких пчел, – все это будет просто. Просто потрясающе! Панорамный ресторан Le Vista в  этом сезоне удивил гостей своего отеля «Альпина» и всего Шамони своим гастрономическим аттракционом под названием SURF AND TURF, предлагая своим гостям стать самим себе шеф-поварами, творцами своего гастрономического счастья. Официант вам приносит два предмета: нагретую базальтовую плиту и горшок с кипящим бульоном. Под обоими приборами горят спиртовые горелки. На этом миссия официанта заканчивается, ибо вы остаетесь со шведским столом, точнее… с четырьмя шведскими столами – пролог из салатов, эпилог из десертов и два основных акта – девять наименований рыбы и прочих представителей моря и десять сортов мяса, представляющих горы. Ваш стол здесь  – это место, где море встречается с горами. Все это очень свежее, и вам предстоит самим все это великолепие жарить или варить. А потом потреблять под аккомпанемент двух десятков соусов к мясу и рыбе. Надо ли говорить, что такой ужин превращается в увлекательнейшее занятие, особенно если заказать достаточное количество доброго вина? Принцип этой кухни также коренится в недрах древнейшей истории альпийского жизнеобеспечения, когда люди

освоили огонь и научились жарить дичь на гладких базальтовых плитах. И еще один важный момент  – стоимость ужина из ВСЕХ шведских столов и в НЕОГРАНИЧЕННОМ количестве составляет всего 25 евро. При неограниченном подходе к  делу главное что? Главное – не забыть про дижестив. РЕКЛАМА

166

www.bestmontblanc.com L'm 81 rue Joseph Vallot en plein centre ville, Chamonix Mont Blanc +33 (0) 450 53 58 30 Le Vista Hotel Alpina 79 avenue du Mont Blanc, Chamonix Mont Blanc +33 (0) 450 55 35 51


Шамони

Ресторан Le Impossible Искусство невозможного

Бывает, в солнечный день по свежему снегу укатываешься до полного изумления. А бывает и по-другому, когда в день снежного шторма нет ничего лучше, чем дать лыжам отдых. Если на иных курортах-станциях, где единственным развлечением туристу служат горные трассы, каждый день непогоды – это день, вычеркнутый из жизни, то в Шамони все не так.

Этот город манил туристов задолго до того, как началась эпоха горных лыж, поскольку он сам по себе событие. Событием здесь может стать поход в какой-нибудь особенный ресторан. Впрочем, ресторан заурядный здесь просто не выживет, слишком уж высока конкуренция в этом городе, являющимся третьим по популярности туристическим направлением во всей Франции после Парижа и Монт-Сен-Мишеля. Поэтому ресторанный бизнес в Шамони – это искусство невозможного. Итак, ресторан L’Impossible. Не будем ждать непогоды, а сразу же зайдем на огонек.

«Огоньки», освещающие залы ресторана, – это шикарные люстры, напоминающие о Версале, но висят и светятся они под деревянными сводами старинного шале в оригинальных интерьерах старой Савойи. В таком контрасте уже не эклектика, но философия – сочетание несочетаемого, возможность невозможного. Impossible? Почему бы и нет… Этот ресторан принадлежит семье итальянцев, и в нашем рассказе о его достоинствах уже здесь можно поставить точку. Весь мир знает, что такое

169


170

Chamonix

итальянский подход к продуктам, равно как и то, что происходит, когда итальянская семья встречается на кухне,  – извергается какой-то Везувий гостеприимства, радушия, любви к гостю. Почему? А вот об этом стоит поговорить. Хозяин и шеф-повар ресторана Ауро Буччи доступен для разговоров разве что утром. Вечером, когда на ужин собирается полный зал гостей, у него есть время только на то, чтобы поздороваться, поскольку в этот момент он разговаривает исключительно с тем, что готовит. А утром, налив себе и собеседнику по чашечке кофе, он ведет неторопливый рассказ о себе, о семье, о работе, о жизни. И слушать его приятно и интересно, ведь это, по сути, рассказ человека о... счастье. – Я из Тосканы, моя жена из Пьемонта. Когда мы с Донателлой поженились, то решили кардинально все поменять в своей жизни и уехали в Валле д’Аосту  – просто потому, что любим горы. Там, в Курмайоре, мы открыли ресторан. У меня нет никакого кулинарного образования, я не учился ни в  каком кулинарном техникуме. Учился готовить я у своих родителей, своих бабушек, дедушек. Те в свою очередь так же учились у своих. У нас в Италии каждая семья имеет свои гастрономические традиции, но когда я еще только начал готовить самостоятельно, то прочувствовал это словно из глубин души и

понял  – это мое. Это то дело, которому я бы хотел посвятить жизнь. Я стал все глубже интересоваться, читал книги по кулинарному искусству, но с самого начала я не хотел заниматься вычурной гастрономией. Меня увлекала простая кухня  – кухня итальянского стиля. Ведь наша кулинария  – она такая простая и... совершенная в своей простоте. Она вся основана не на рецепте, а на продукте, на настоящем качественном продукте. Поэтому в итальянской гастрономической традиции не сложилось такой палитры соусов и такого набора блюд, как во французской кухне. Вместо разнообразия соусов у нас оливковое масло. Но какое это масло! Если блюдо состоит из многих ингредиентов, то каждый из них должен быть узнаваем. А для этого он должен быть абсолютен в своем качестве и свежести. Если вы едите помидор, вы должны чувствовать вкус помидора. – Полная противоположность французской кухне, в которой все настолько сложно и вычурно, что ты всегда мысленно аплодируешь шефу, но иногда не понимаешь что ты съел – животное или растение. – Совершенно верно. Я отдаю должное великой французской гастрономии, но с самого начала понимал, что хочу создавать нечто другое. Мне хотелось, чтобы моя кухня была легкая. Завершая свой ужин, сколько бы мы всего за ним ни съели, мы должны выпархивать из за своих столов, словно довольные сытые пташки, а не выползать из-за них подобно обожравшимся удавам. Для меня знаком превосходной кухни является то, как человек себя чувствует на следующий день. Иногда за ужином тебе все так вкусно, так классно, а наутро просыпаешься словно с камнем в желудке. Это признак неважной гастрономии. Если же наутро ты легок как перо и трезв как стекло, то это значит, что ты ел правильную еду и пил правильное вино. На своей кухне я к тому и стремлюсь – добиваться идеального баланса между вкусом блюда


Шамони

и здоровьем тела. С моей точки зрения, большинство проблем со здоровьем у людей бывает от того, что они не правильно питаются. 1950-е — 60-е годы были периодом бурного развития промышленности по всей Европе. Для рестораторов это время было временем ужасной индустриальной экспансии и в сельское хозяйство, и в культурные традиции. Дело даже не в том, что на рынке появились дешевые продукты, вкус которых напоминает вкус удобрений. Индустриализация в гастрономии разрушила нечто более важное  – локальные традиции, и вот рестораны во всех частях света стали предлагать одно и то же, приготовленное из продуктов, привезенных из одних и тех же мест. – Да-да... Все тот же салат «Цезарь» от Парижа до Токио.

– Усредненная мировая кухня оказалась подчиненной глобальному распределению товаров и, перестав опираться на локальные продукты, потеряла связь с пространством. Глобальная кухня выпадает из времени. Она не знает времени года, и свежая клубника из Южного полушария в январе украшает столы в полушарии Северном. Если это прогрессивно, то время остановиться и сделать шаг назад. И подумать: а что нам на самом деле нужно есть для того, чтобы просто себя хорошо чувствовать? Нужно ли нам есть зимой помидоры, ведь помидоры созревают летом? Не осенью, не зимой и не весной. Нужно ли нам есть помидоры, поспевшие полгода тому назад? Наши организмы нуждаются в помидорах именно летом, потому что томаты – это нечто несущее свежесть. При жаркой погоде организму нужны продукты, несущие свежесть. Вредное летом жирное мясо может стать полезным зимой. При холодной погоде телу нужна энергия, которой суп нас обеспечит более надежно, чем салат. Поэтому любому ресторану при формировании меню крайне важно соблюдать два правила: правило времени – и это сезонность продуктов – и правило пространства  – и это их локальность. Пространство плюс время  – это и есть формула свежести. Клубника на Рож-

171


172

Chamonix

дество может быть свежей, но ее привезли из Южного полушария, из лета в зиму. Если хотите есть клубнику в январе, лучше отправляйтесь за ней в Бразилию. – Итак, пища должна быть здоровой, но... – Но ресторан не госпиталь. Ресторан не способ выживания, но институт радости, удовольствия. Поэтому ресторан, чтобы элементарно функционировать, должен уметь создавать среду удовольствия и радости, а чтобы иметь собственное лицо, должен уметь удивлять. Поэтому мы каждый сезон полностью меняем меню, да и в течение сезона постоянно в нем что-нибудь обновляется. Это очень важно, затем чтобы наши постоянные клиенты не скучали, ну и мне такой подход доставляет огромное удовольствие, ведь кулинария  – это в первую очередь творчество! – Постоянный клиент – это тот, кто в Шамони живет постоянно? Часто ли к вам заходят местные жители? Обычно французы – большие патриоты своей национальной кухни... – Французы  – большие патриоты хорошей кухни, так бы сказал. Когда мы что-нибудь новенькое придумываем, это вызывает любопытство. И потом, долина Шамони является Францией лишь административно и всего 150 лет, а тысячу лет до этого она водила в состав Савойи, которой и продолжает оставаться по сей день по крайней мере у себя на кухне. Савойская кухня прекрасна, но когда в каждом ресторане предлагаются одни и то же фондю, раклет и тартифлет, иногда хочется попробовать чего-то еще. А вот по части этого «чего-то еще» мы здесь, в  L’Impossible, большие мастера. Мы итальянцы, но ресторан наш нельзя назвать типично итальянским. Про наше меню нельзя сказать, что паста и пицца  – это «наше все». Италия в нашей гастрономии – это стиль, поэтому о нас отзываются очень лестно, как о кухне высокого стиля в гастрономии. Даже искушенные французы открывают у нас

новую настоящую кухню. Кстати, именно поэтому мы решили переехать из Курмайора в Шамони. Там, в Италии, все более традиционно, а здесь собирается весь мир, и нам хотелось реализоваться на таком международном уровне, чтобы наша кухня пришлась бы по душе и французу, и итальянцу, и японцу, и русскому, и бразильцу. Живя в Курмайоре, мы часто бывали в Шамони и просто очень полюбили его интернациональную атмосферу. В общем, Шамони  – подходящее место и  для творчества, и для бизнеса. Поэтому, когда возникло это предложение купить L’Impossible, я не раздумывал. Продал все в Италии, переехал сюда и начал все сначала. – Почему вы так назвали свой ресторан? – Мы сохранили его изначальное имя. Это здание очень старое. В XVIII веке здесь был дом с фермой. Он стал рестораном в конце 1970-х годов. Его первый хозяин был Сильве Содан, знаменитый швейцарский лыжник, которого за его нереальные трюки прозвали «лыжником невозможного». L’Impossible. Он назвал свой ресторан своим прозвищем. – Вы что-нибудь поменяли в интерьерах? – Ничего. Только цвет стен, внутренней стороны крыши и перекрытий. Они были, на наш взгляд, слишком темными и красными. Мы решили, что нет ничего красивее цвета натурального дерева, и вернули интерьерам их изначальный цвет. – Если ли что-то такое, что для вас важнее бизнеса? – Разумеется. Это моя семья. Для любого нормального человека семья – это самое важное, что может быть в жизни. А то, что моя семья работает здесь, со мной, помогая мне делать дело всей моей жизни, – это ли не счастье? Я хозяйничаю на кухне, жена Донателла и дочь Марта – они хозяйки зала, обслуживают клиентов. Сын Лоренцо – ему семнадцать лет – пока учится в школе, но на каникулах тоже здесь, помогает, посуду моет. Еще с нами работает


Шамони

Лукка, он из Тосканы, и Такеши, японец. Они работали со мной в Италии и, когда я их пригласил переехать в Шамони, не раздумывали. Они для нас тоже как члены семьи. Для мене крайне важно, чтобы на кухне во время работы царила атмосфера прекрасных дружеских отношений. Чтобы члены команды работали бы в гармонии, как ноты аккорда! Поэтому у нас на кухне всегда звучит музыка. Хорошая музыка помогает нам готовить. Через это чувство гармонии музыка словно проникает в блюдо. – Какую музыку преимущественно вы слушаете? – Любую! Абсолютно любую  – классическую музыку, оперу, джаз или рок,  – главное, чтобы она была хорошей. Музыка – важная часть рецептов наших блюд. Наиболее важный для любого ресторатора критерий смысла его жизни – это мнение его гостей. Следовательно, высокая оценка качества ресторана со стороны экспертов, таких как профессиональные гурманы гида «Мишлен», является скорее знаком их собственной экспертной квалификации. С недавнего времени у входа в L’Impossible висит фирменный знак «ресторан, рекомендованный гидом “Мишлен”», и он воспринимается как листовка для самопиара этой организации. Дескать, отметили, ну что ж, молодцы. Не отметили бы – значит, не такие вы уж там и эксперты, раз ничего не соображаете в колбасных обрезках. Ну в самом деле, что значат все эти звезды на фасадах отелей и ресторанов, когда на небе их все равно больше? Когда сталкиваешься с чем-то настоящим, вся суета вокруг знаков статуса, признания, экспертных оценок не выглядит чем-то слишком значительным. Ну «Мишлен», и что? Здесь все так искренне и так ненавязчиво, что, выходя из-за стола, ты думаешь о том, как все здесь было вкусно, и еще о  том, что будто побывал не в ресторане, а  в гостях у старых друзей. В чем же секрет? А ни в чем. Все просто. Просто

продукты создает не пищевая промышленность, а природа. Просто люди умеют превратить продукт в блюдо. Просто люди любят друг друга и то, что все они вместе делают. И тех, для кого это делается. Невозможное – это просто.

P. S. Так же легко и просто найти этот ресторан. Одним из его преимуществ является расположение – он не в самом центре, где вечерами на улице Паккарда поток туристов такой, что не протолкнуться, но и не на окраине. Это рядом с боулингом и совсем рядом с отелем «Лез Эглонс». Все, кто бывал или будет в Шамони, в курсе, где находится «Шамони-Сюд», одна из главных остановок автобусов, разъезжающихся по всем зонам катания долины. Ну а те, кто прибыл в Шамони на автомобиле, тем более в курсе, где здесь рядом с центром есть большая бесплатная парковка – прямо напротив нашего ресторана. Увидев такое, турист воскликнет: «Impossible!» И услышит, как горное эхо привычно ответит: «В Шамони возможно все...»

173


cha' cha' cha Истина в вине!

В сердце самого классного курорта на Земле, за витражами, в которых отражается сам Монблан, у начала заоблачных трасс, у истоков рек, стекающих с ледников выпивать особенно приятно.


Шамони

Еще более приятно выпивать красиво и осмысленно. Здесь, в центре мировой гармонии, особенно актуальны бессмертные строчки барда: «И водку бессмысленно больше не пить, а пить ее только с особенным смыслом...». Вот только водка здесь, в Савойе, идет не очень. Видимо круговорот алкоголя в природе осуществляется по неким региональным принципам. Поэтому, отправляясь во Францию, оставим «Путинку» ее электорату. Магазин ChaChaCha  – одна из достопримечательностей Шамони. Даже както язык не поворачивается называть магазином этот храм бога Бахуса. Алкогольный атеист может использовать термин «бутик», который также, означает «магазин», только на более куртуазный манер, что правильно. Ведь мы же  – во Франции! ChaChaCha  – это целая концепция, если не сказать, философия. Здесь, под одной крышей собраны коллекции вин, которые можно купить, дегустационный зал, бар эксклюзивных вин, коньяков и виски. Дегустации проводят

настоящие виноделы, приезжающие с  презентацией плодов трудов своих из лучших шато Франции. Их рассказы о  вине можно слушать бесконечно, как журчание ручья. Как говорил Гораций, fecundi calices quem non fecere disertum? «Полные кубки кого не делали красноречивым?» ChaChaCha придумала семья виноделов Пикард, владеющая виноградниками одного из наиболее благородных замков Бургундии Chassagne Montrachet. Семья Пикард на этом рынке шестьдесят лет, но сегодня древние бургундске традиции нельзя представить без их лоз. Как сами Пикарды не представляют себя без Шамони, – своего самого любимого,

175


176

Chamonix

кроме Бургундии, места. ChaChaCha  – это Chateau, Chassagne, Chamonix,  – «ШатоШассоньШамони». Шамони – это весь мир в миниатюре. Языки всех народов мира звучат на улицах городка круглый год, особенно, под Рождество. Если вам есть, чем удивить мир, лучшего места на Земле не сыскать. Семье Пикард есть чем нас удивить. Винные коллекции магазина создаются сомелье из главного офиса компании с рассчетом на любой кошелек. Здесь цены на вино начинаются, как и в любом французском магазине от трех евро, но в отличие от «любого» магазина, здесь за три евро вы не купите чего попало. Все, что попадает в ассортимент магазина,  – результат отбора команды профессио-

налов. Ведь Франция тем и хороша, что низкая цена вина не означает низкого качества. А вот высокая цена может означать лишь одно – качество, входящее за пределы аграрного продукта, и восходящее к области искусства. Коллекции ChaChaCha обычно насчитываю более 700 наименований напитков, которые представляют следующие виноградники, шато, винные дома регионов: БУРГУНДИЯ Michel Picard Hubert Lamy Genot Boulanger Mikulski Leflaive Mortet Domaine de la Romanee Conti БОРДО Mouton Rothschild Lafite Rothschild Petrus Chateau Margaux Yquem Latour Haut Brion


Шамони

РОНА La Soumade Domaine du Murinais Pierre Gaillard Yves Cuilleron Domaine du Montheillet Chateau La Gardine Georges Vernay ШАМПАНЬ Maxime Plekhoff Bollinger Pol Roger Jacquesson Lenoble Roederer Taittinger Dom Perignon САВОЙЯ Berthollier JF Quenard Blard Belluard Louis Magnin Кроме этих знаменитых брендов ChaChaCha предлагает множество неизвестных за пределами своих районов, но не менее прекрасных вин из Жюра, Лангедока, Юго-Запада Франции, а так же коллекции лучших вин со всего света. Такая же интернациональная команда менеджеров собралась здесь в ChaChaCha.

После дня на горнолыжных виражах, здесь хорошо провести вечер за дегустацией чего-то очень особенного. Цены в баре, если чем и поражают, так это своим «плюрализмом» – от 3 до 20 евро за бокал, причем чем выше цена, тем больше интрига. Еще лучше, когда возлияния нектара жизни происходит в атмосфере познания. Дегустации для всех неравнодушных к винной карте мира и целые семинары для тех, кто даже в стакане видит повод для познания и самообразования. Ведь сказано же древними – истина в вине! In vino veritas! 134 av. Ravanelle le Rouge – Chamonix chachacha74@orange.fr Тел.: 04 50 93 47 74 10.30 – 13.00 / 16.00 – 21.00 (без выходных)

177


ТАМ, ГДЕ КРАСИВО И ТЕПЛО

Boutique Montanea Chamonix Mont-Blanc 97, Rue Joseph Vallot 74400 Chamonix Mont-Blanc. France Тел.: +33450539630 www.montanea-shop.com

РЕКЛАМА

Магазин-бутик Montanea в Шамони приглашает примерить уникальные вещи из шерсти перуанских лам.


тренды, бренды, дивиденды, и другие pro Явления глобальной экономики, локальной экологии, красоты, здоровья, и всего наилучшего


Trends

theALPS 2012. В поисках лучшего

www.the-alps.eu

ние в инновационном развитии отрасли. Жюри, состоящее из ученых и представителей средств массовой информации, на основе комплекса критериев  – инновационность, рынок, экология, общество и успех бизнес-модели, отметило почетным призом пять проектов-лидеров, максимально соответствующих главной теме конкурса «Устойчивое развитие в сфере высокогорного туризма».

Саммит theALPS 2012 года собрал в Иннсбруке около 300 ключевых игроков в сферах альпийского туризма, в том числе более 100 бизнес-партнеров из 25  стран мира, заинтересованных в новой платформе для собственного позиционирования, выводящего альпийский туризм из совокупности локальных конкурирующих бизнес-моделей в разряд глобального макроэкономического тренда, определяющего стратегии будущего развития. Как это выглядит на практике? Для этого theALPS на конкурсной основе рассмотрел 33 проекта в сфере турбизнеса, каждый из которых – это заметное явле-

У семьи Мецлер в центре области Брегенцвальд / Форарльберг есть 25 гектаров пастбищ, на которых они выпасают коров и  коз. Следуя старым традициям скотовыпаса, Мецлеры создали уникальную концепцию агротуризма, в  рамках которой они не только управ-

© naturhautnah.at

180


181

Тренды

Два отеля «Explorer» в Альгау и Гасшурне целиком основаны на экономически эффективных и экологически устойчивых принципа минимизации потерь энергии при максимальном энергосбережение, в  сочетании с заметным повышением уровня комфорта. Целевые группы данной концепции  – туристы, предпочитающие активный, спортивный стиль отдыха, ориентированные на

© SAMO-Card

© Explorer Hotel

проекта дизайнерского отеля «Дерево & Природа». Их внимание было сосредоточено на архитектуре, глубокой интерации в естественный ландшафт, с естественным же освещением. В фокусе проекта – переосмысление природной древесины в качестве наиболее соверменного строительного материала.

высокое качество жилья по разумным ценам. Компания Naturhautnah.at построила бизнес на сохранении экологии и развития агротуризма, с ярко выраженными акцентами на эстетику сельской среды обитания, и производственной этики высококлассных региональных продуктов. В качестве со-автора проекта выступают такие мэтры рынка каккомпании KаseStrasse Bregenzerwald, и  Ingo Metzler, на протяжении многих лет участвует в создании топовой косметики на основе продуктов сыроварения.

© naturhautnah.at

© Waldklause Naturhotel

ляются с горными пастбищами, и доят коров и делают сыр, но так же производят из сыворотки косметику, и главное, что первыми потребителями их продукции являются их туристы. Семья Ауэр из тирольского Отцталя создала свой бизнес в 2004 году, на основе

Ассоциация Werfenweng, занимающаяся размещегнием туристов, придумал апроект «Каникулы без автомобилей» По прибытии на курорт гости этой компании сдают ключи от своих автомобилей, в обмен на карту SAMO, дающую им право бесплатного передвижения сорока способами с использованием специально организованных экологических видов транспорта в числе которых «e-lois», ваш персональный таксист, «e-scooter», «e-funrider», то есть электромобили или машинки, работающие на биологических видах топлива.


182

Trends

Встреча индустрии и туризма в Зеефельде

www.bmw.com

Концерн BMW Group, известный своим участием в альпийской туристической жизни прежде всего благодаря партнерству и кобрэндингу с курортами «Best of the Alps», провел в одном из них,  – в  тирольском Зеефельде, презентациюпролог новой программы «Tourism meat Industry». Концерн BMW, его департамент развития брендов и коммуникаций, выступил с  инициативой создания ежегодного форума для обмена идеями и конкретным сотрудничеством между эксклюзивными партнерами. Многие традиционные социальные ценности меняются в эпоху цифровых технологий, и формируют новые сферы, в которых происходит слияние сфер работы, отдыха и активного досуга в единый образ жизни. Новая социальная реальность предъявляет туристическому рынку и индустрии требования формирования новых стратегий. Как было замечено на конференции, все партнеры и участники рынка только выиграют от еще большей степени интеграции туризма, технологий, промышленности, здорового образа жизни. В 2012 году конференция-пролог была посвящена концепции мобильности

в устойчив��м развитии альпийских регионов. Известно, что большинство туристов, прибывающих в горы, пользуются на автомобилем, которому, как главному виду транспорта в горах нет альтернативы, концерн BMW разработал ряд инновационных сценариев будущего в контексте устойчивого, экологически ориентированного развития, и представил новые экологические электрокары знаменитого бренда «Mini». Эти автомобили могут стать транспортом на тех курортах, на которых движение обычного автотрансопрта запрещено. Но главная ценность проекта заключается в следующем. Когда с экологической инициативой выступают экологические экстремисты и маргиналы – это одно дело. Когда за дело берется такой уважаемый концерн, как BMW, то это дело совершенно другое.


Тренды

Романтики Большого Взрыва

www.cern.ch

У горнолыжного инструктора австрийца Майкла Хуч, помимо лыж и снежных склонов есть еще масса важных занятий. Когда он не катается с клиентами на лыжах, то выкладывает прямо на снегу из горнолыжных тел красивые художественные композиции, напоминающие снежинки, если посмотреть на них из космоса. В свободное от лыж и «боди-арта» время, Майкл ищет «частицу бога» – бозон Хиггса, и другие важные детали Мироздания.

Кроме того, что он ски-инструктор, Майкл является еще и ученым-физиком из знаменитого CERNа, больше известного в России по названию только одной своей детали – БАК, Большой Адронный Коллайдер. Впрочем, и сам коллайдер, со всеми его детекторами и научными сотрудниками для Майкла есть предмет художества. Он снимает коллег-физиков в интерьерах детекторов, снимает и сами детекторы фотокамерой, режет изображение на кусочки, и делает художественные инсталляции. Наклеенные на кусочки пенокартона, нанизанные на проволоку, «частицы Хуча»

слегка колеблятся на сквозняке, напоминая о эфемерности бытия. Когда откроют «частицу бога», наверняка она окажется снежинкой... Когда Майкл не катается на лыжах, не ловит «бозон Хиггса», и не фотографирует коллайдер, он сопровождает экскурсии по CERNу в качестве гида. Если в экскурсии по главному гаджету Вселенной вам достался гидом Майкл Хуч, считайте, что вам страшно повезло, особенно, если вам 7-10 лет. В самый обычный день, самый обычный класс самой обычной женевской школы пришел в Церн на урок физики. И тут

185


186

Trends

день стал необычным, потому что гидом того дня был Майкл – ученый и клоун. Вместо нудной и непонятной лекции, которую можно было бы ожидать в какомнибудь обычном НИИ, Майкл пригласил детей в космический полет, полный приключений. Короткое общее знакомство с устройством Церна, и все спускаются в  подземелье. Там нужно надеть каски, положенные по технике безопасности. На каске Майкла наушники-заглушки, от избытка звука. Он демонстрирует детям, как классно они работают и просит их орать как можно громче. Кажется, теперь группа маленьких эксплореров готова к самым серьезным естествоиспытаниям, а это значит, настало время опускаться в шахту. Нам всем давно известно из романа Дэна Брауна, что спуск в шахту коллайдера возможен, если только сетчатка глаза посетителя сканирована и внесена в базу данных службы безопасности. – У меня допуска нет,  – объясняет

Майкл своим гостям, – Допуск есть у моего начальника, который сегодня занят, и не сможет нас провести, поэтому пришлось у него позаимствовать его глаз... С этими словами Майкл достал глаз из пластикового пакетика, и предложили кому-нибудь из собравшихся у входа им воспользоваться. Глаз был самым настоящим, имеющим лишь поверхностное сходство с шариком для пинг-понга, поэтому вояжеры завизжали от восторга. Детям, вообще, нравится все самое страш-ш-шное... «Маленький мальчик гранату нашел, про Большой взрыв в Церн послушать пришел...» После лекции мы пошли пить кофе и  смотреть на инсталляции Майкла. Они были разные – от маленьких, формата небольшого плаката, до грандиозных панно, одним из которых размером с пятиэтажку, Майкл украсил холл одного из зданий CERNа. Это была фотография, притом высочайшего разрешения. – Чем ты это снял? – Это был цифровой Хассельблад с матрицей 60Х60 миллиметров. – Мне кажется, заниматься любым искусством  – складывать лыжников в композиции или делать инсталляции из коллайдера, по сути своей, тоже самое, что использовать коллайдер по прямому назначению... – То есть? – Физика пытается изучать Вселенную как Систему... – ...а система – есть гармония.


Реальная доска должна быть деревянной! Иногда на склонах можно встретить райдеров на деревянных лыжах и сноубордах. Что это? Винтажная эстетика? Историческая традиция? Райдерский маскарад? Все оказалось проcто... – Просто современные технологи пытаются создать материалы, копируя

то, что создала природа. Чем выше технология, тем лучше получается... Взять тот же поликарбон с его трубчатой структурой  – это всего лишь неплохая копия бамбука. А  мы не копируем дерево, мы его используем. Они – это Алан Гусэ и Флориан Бернар-


Тренды

Гранже, обоим на вид слегка за тридцать. При рукопожатии чувствуются ладони людей, привыкших держать в руках инструменты воздействия более на материю, нежели чем на информацию. Однако их способ влияния на материю древесины требует того объема информации, за которым стоят вековые традиции... Вдруг неожиданно выяснилось, что правильно срубить дерево куда сложнее, чем его посадить. – А где вы для своих бордов берете правильную древесину? – задал я вопрос человека, привыкшего к тому, что яблоки растут в супермаркете. На это последовал ответ из другой эпохи: – В лесу. – То есть как – в лесу? – Ну, не в этом лесу, конечно,– Алан махнул в сторону лесистого склона долины Шамони, – здесь плохая древесина. Мы для своих досок рубим деревья в тех лесах, где древесину брали по заказу Страдивари для его скрипок. Сноуборд – та же скрипка... – Фигасе...

– Ну да, а ты как думал? Идеальная древесная структура, идеально эластичная, идеально вибрирует, производя идеальные колебания. Просто нам нужны механические свойства колебаний, а Страдивари – акустические. Но акустические колебания – производная от механических... – То есть ты хочешь сказать, что из скрипки Страдивари получился бы хороший сноуборд? – И из наших бордов, соответственно, получились бы отличные скрипки... Я как-то разобрал свою гитару посмотреть, что за дерево. Все в точности как у наших бордов – идеально ровные параллельные волокна... – И в каких лесах растут идеально колеблющиеся деревья? – В горах Жюра и в Швейцарии, в районе Женевского озера. Только там... Только нам нужна луна... – То есть вы их рубите по ночам в свете луны, чтобы вас никто не засек? – Я имел в виду – фаза луны. Срубить можно и днем. Не переживай, все легально, у лесов же есть хозяева. Мы с ними договариваемся. – Зачем фаза луны? Какая фаза? – Нам нужно так срубить живое дерево, чтобы в нем было как можно меньше сока. А это бывает осенью, когда луна в наименьшей фазе. Потому что высокая лунная активность вызывает прилив сока деревьев от корней к вершине, так же как и  морские приливы. Если срубить такое насыщенное дерево, то его потом при сушке поведет. Так же готовили бревна для домов 100–200 лет назад, то есть не рубили как попало, иначе бы тут все дома винтом стояли бы. Люди с древности умели работать с деревом, и эти старинные плотницкие и столярные знания потом пригодились шамоньярам, когда настало время горных лыж. Мы же изучали старые, столетние лыжи, которыми нынче здесь стены ресторанов украшают. Думаешь, их сразу по стенам развесили? На каждой паре три поколения как минимум откатались. Почему они не сломались? Потому что масте-

189


190

Trends

ра правильно обошлись с древесиной. Вот и мы все это изучаем, чтобы и наши лыжи и сноуборды тоже 100 лет ездили. Кстати, в этом еще одно неоспоримое преимущество дерева перед композитными материалами. Композит со временем теряет эластичность. Дерево – никогда. – Какие породы деревьев используете? – О, наши борды и лыжи – это сложносочиненные «сэндвичи». Spruce – pop, red cedar – light, acacia – grip, cork. Флориан придумал формировать деревяные элементы сквозь вакуум, чтобы потом они меньше трещали под прессом... – А кант? – Кант вклеивается, как и на любых лыжах. – За деревяными бордами должен быть какой-то особенный уход? – Мы все делаем так, что ничего специального не требуется. Разве что смазывать по периметру Linen Oil. – Гарантию на свои доски даете? – Разумеется! Когда нам приносят сломанный борд, мы, как хирурги, делаем ему операцию – вскрываем, перебираем всю конструкцию. – Сколько ваши борды и лыжи стоят? – Это очень зависит... Цены начинаются от тысячи шестисот евро и далее, смотря

что клиенту нужно. Ведь наши борды – это эксклюзив, ручная работа, и ценятся они как произведения искусства. Поэтому иногда клиенты хотят, чтобы мы какойто узор вырезали. В прошлом году один такой был – захотел определенный узор, довольно сложный, я 200 часов провозился, его вырезая. Поэтому и производство очень камерное, и люди к нам в очередь записываются. Мы не в состоянии сделать в год больше 50 бордов. – Делаете по каким-то средним шаблонам? – Конечно, нет. К нам приходит заказчик, и мы вместе с ним идем кататься. Алан – он к тому же и горнолыжный инструктор. О�� смотрит, каков стиль катания клиента, мы это учитываем в конструкции, так что он получает настолько личный инструмент скольжения, как будто бы на нем родился BROTHERWOOD GLIDING INSTRUMENTS www.brotherwoodsite.com +33(0)450027566; +33(0)616268384 Партнеры проекта RIP CURL CHAMONIX www.chamonixski.com


snell sports представляет

Полное собрание снаряжений www.cham3s.com


192

www.cham3s.com

SNELL-STYLE

Фристайл в мире шопинга! www.cham3s.com

Особенность самого большого магазина горно-спортивного снаряжения SNELL SPORTS в Шамони – это его независимость и «полифоничность». Магазин не является представителем какого-либо одного бренда, и, соответственно, не ограничен всякого-рода обязательствами перед производителями. Единственным обязательством является обязательство удивлять, удовлетворять и восхищать потребителей, предлагая ему, – то есть, нам с вами, – лучшее, что производят ведущие мировые производители,  – эдакие «сливки» мира снаряжения, собранные из коллекций каждой компании. Понятно, что нет идеальной фирмы, которая вязала бы идеальные веники и при этом бы валяла идеальные валенки. Космос асимметричен: у одних лучше выходят валенки, у других веники. Задача «Снэлл Спортс» – собрать лучшее, что производит мир. На то есть продавцы, каждый их которых  – реальный эксперт в своем сегменте, и все они райдеры и клаймберы, альпинисты и параглайдеры,

треккеры и рафтеры, – то есть продают они только то, в чем, на чем, и с чем сами ходят в горы. Поэтому в магазинах типа SNELL SPORTS покупатель избавлен от проблемы отделения мух от котлет, – здесь не водится мух, ибо редкая муха воспарит до экспертных вершин. Иными словами, работу по отбору превосходного от просто хорошего за вас уже проделали. И здесь нас всех подстерегает главная опасность – обостряется проблема выбора, чреватая когнитивным диссонансом, а то и просто умопомешательством, поскольку если нет проблемы выбрать между плохим и хорошим, но как выбрать из лучшего? Просто посоветуйтесь с продавцом. Продавцы SNELL SPORTS все объяснят, все подберут, утешат и вселят надежду. Возможно, так бывает либо потому, что каждый из них скрытый психоаналитик, либо потому что правильная снаряга подобна психотерапии. Приведем краткий и субъективный обзор эквипмента коллекций 2012-2013, который особенно приглянулся редакции Destinations.


Лыжи ATOMIC ASPECT 240 € (SNELL SPORTS продает эту модель со скидкой 40%. Ее обычная цена 399,00€) / 200,67€ TAX FREE Идеальные лыжи для лыжного туризма в бэккантристиле, фрирайда, скитура, телемарка. Это легкие болиды, сделанные по инновационной технологии Lite Wood, обеспечивают чрезвычайную универсальность применения и стабильное поведение на трассе и в целине. Лыжа всплывает в пухляке, будучи довольно эластичной, а торсионная жесткость позволяет ей хорошо держать повороты на жестких склонах.

KASTLE BMX 98 729,00€ / 609,53€ TAX FREE Идеальный лыжи для внетрассового катания и целины. Для тех, кто знает, чего хочет.


194

www.cham3s.com

MOVEMENT BOND 390,00€ / 326,09€ TAX FREE Модель BOND существует всего второй сезон, но уже успела увлечь за собой легион вольных туреров и райдеров, связанных с горами профессией. Структура сэндвича проглатывает все несовершенства рельефа, а геометрия позволяет лыжам не поворачивать, но стремительно вгрызаться в повороты. Радиусы: 17, 18, 19, 20 метров, в зависимости от длины.

ROSSIGNOL EXPERIENCE 88 TPX 649,00€ / 542,64€ TAX FREE Наиболее универсальная лыжа для любых гор и снегов, из всех какие только производила компания «Россиньол» за всю свою историю. Согласно слухам, прославленная компания «Династар», делающая лыжи под Монбланом, в Салланше, спасла этот бренд, купив прекрасную, но погрязшую в финансовых хитросплетениях, компанию. Теперь мы видим новые лыжи, прекрасно иллюстрирующие новые слоган «Россиньола»: «Другой прекрасный день!»

DYNASTAR EXLUSIVE EDEN 599,00€ / 500,84€ TAX FREE Нет, все-таки компания «Династар» должна получить от феминисток всего мира номинирование на Нобелевскую премию мира, потому как из года в год радует этот самый мир новыми прекрасными женскими лыжами. «Эксклюзивная легенда» – это эксклюзивно универсальные женские лыжи, для прекрасных катальщиц продвинутого и экспертного уровня. Системы Exclusive Rocker и Exclusive Balance обеспечивают стабильность траекторий во всех измерениях с учетом женской анатомии отличающейся по расположению центра тяжести, что особенно актуально женщинам, отправляющимся с трасс во вне, в целину. Больше динамики, больше стабильности, больше комфорта и меньше усталости – вот формула женской сборной «Династар». Радиус: 16 м.

G3 MANHATTAN 699,00€ / 584,45€ TAX FREE Данная лыжа – новый мощный игрок на склонах даунхила. Сэндвич-конструкция и титаналовые усилители – о чем еще мечтать конкретному «титану»?


www.cham3s.com

SCOTT LUNA SKI 539,00€ / 450,67€ TAX FREE Женские лыжи для любых гор и всех возможных снежнопогодных условий.
 Радиусы: 12 м. для длины 156 см. и 13 м. для 166 см

BLACK CROWS ORB 569,00€ / 475,75€ TAX FREE Для любых гор и всяких поверхностей. Исключительно мощные лыжи, отлично всплывающие в пухляк и цепко держащиеся за лед, чем напоминают скорее коньки, когда из целины вдруг выносит на след от лавины.

STOCKLI STORMRIDER 110 TT 900,00€ / 752,51€ TAX FREE Швейцарские лыжи «Штокль» Stormrider TT 110 – это большие твин-типы, разработанные исключительно для больших гор и суровых условий. На сегодняшний день это единственные лыжи стопороцентно «рокерной» геометрии. Технология «Extra Light Titanal» в сочетании с деревяным сэндвич-сердечником делают Stormrider 110 непревзойденным фрегатом целины.

крепления MARKER GRIFFON 13 199,00€ / 166,39€ TAX FREE Хорошие крепления для фрирайда и фристайла с диапазоном коэффициента от 4 до 13 DIN, так что из них не выпадет даже 120-килограммовый райдер. Конструкция оснащена системой виброгашения. LOOK PIVOT 14 XXL 249,95 / 208,99 TAX FREE Фрирайдерские крепления топового уровня, выигравшие какойто приз, присуждаемый креплениям. Имеют репутацию наиболее надежных креплений, которые можно установить на лыжи с талоией 115 мм. Коэффициент отстегивания в диапазоне 5-14 DIN LOOK PIVOT 18 B130 329,00€ incl. of taxes / 329,00 € / 275,08 € TAX FREE Крепления, рассчитанные на элиту фрирайда и ее агрессивный стиль катания, имеют, соответственно, коэффициент выстегивания 8-18 DIN ширину «тормозов» 130 мм.

195


Ботинки TECNICA BODACIOUS 499,00€ / 417,22€ TAX FREE Ботинки, созданные инженерами, знающими толк в резко пересеченной местности, где от производительности ботинка зависит не только успех, но и сам факт контролируемого спуска.

TECNICA COCHISE 120 449,00€ 375,42€ TAX FREE

NORDICA ENFORCER PRO 279,00€ (в SNELL SPORTS продается cо скидкой 30%, обычная цена 399,00€) / 233,28€ TAX FREE Достойные представители фрирайдерской линейки. В модели применена технология Full Shock Eraser


www.cham3s.com

BLACK DIAMOND FACTOR 110 350,00€ / 292,64€ TAX FREE При всей свой жеткости, ботинки получилися удивительно комфортными, и за целый день катания они не превратяться в гири на ногах. Выполненны по технологии
Triax Pro Frame коэффициент жесткости 110, режим ходьбы переключает голенище в режим свободного движения. Внутри отделан материалами Power Fit Light, обеспечивающими больший комфорт ногам и облегчают процесс надевания.

ATOMIC HAWX 120 499,00€ / 417,22€ TAX FREE Инновационная модель Hawx 120 удивляет технологией i-Flex, которая работает, как дополнительный сустав, обеспечивая передней части стопы и пальцам ног твердую поддержку, при этом, возможность немного сгибаться вниз в поворотах, тем самым сохраняя естественное положение пальцев. Таким образом, лыжник получает дополнительную «тонкую настройку» обратной связи со своим «инструментом».

SALOMON IDOL 85 CS 319,00€ / 266,72€ Универсальные «all-mountain», ботинки для прекрасных горнолыжниц. Высокие технологии и исключительный комфорт. В них вы будете выглядеть естественно и непринужденно как в офф-писте, так и в оффисе.

LANGE RS 110 279,00€ / 233,28€ TAX FREE Эти превосходные ботинки особенно оценят райдеры, отличающиеся отточеной техникой скоростного спуска, при этом их могет купить «на вырост» и тот, кто планирует продолжать совершенствоваться.

197


Штаны & КурткИ HAGLOFS COULOIR II Q JACKET 489,00€ / 408,86€ TAX FREE Куртка сшита из двух хайтечных материалов: всемирно известный GORE-TEX® Soft Shell Stretch and всемирно неизвестных, но не менее технологичный FF (fit + functionality) – фирменная «ноухау»разработка Haglofs. Фрагментарная отделка флисом изнутри, четыре внешних кармана, один внутренний карман из стретча, влагозащищающая “молния”, вентиляция, капюшон с “тонкими настройками”, снежная юбка лавинный датчик Recco. MILLET CORDOVA GTX JKT 439,00€ / 367,06€ TAX FREE Основная мембрана – трехслойный ультрадинамичный GORETEX, идеальный для фрирайда. 
Флисовая подкладка вместе с вентиляционной системой способствует оптимальной терморегуляции. Все застежки влагонепроницаемые, крой эргономичный, пять карманов, снежная юбка.


www.cham3s.com

MAMMUT GIPFELGRAT JACKET MEN 449,00€ / 375,42€ TAX FREE Мембрана этой куртки создана на основе инновационной разработки Soft Shell waterproof, что превращает эту одежду в систему адаптации человеческого организма к любым погодно-климатическим условиям во время альпинистских восхождений и горнолыжных спусков. Куртка обеспечивает оптимальную терморегуляцию и защиту от дождя и конденсата в наибольшем диапазоне температур, то есть делает куртку незаменимой круглый год. Капюшон регулируется по горизонтали и вертикали системой трех точек и хорошо защищает от снега, ветра и пыли. Карманы скроены так, что рюкзак и обвязка не препятствует доступу. DYNAFIT HUASCARAN GTX PROSHELL M JKT 499,00€ / 417,22€ TAX FREE К��ртка на трехслойном гортексе для экстремальных походных условий. При этом легкая, отлично дышащая, но полностью влагозащищенная. SCHOFFEL JOHNSON 599,00€ / 500,84€ TAX FREE Многофункциональная высокотехнологичная мужская куртка, в которой особенно приятно кататься в студеную зимнюю пору, как и во всем, пошитом из трехслойного гортекса, в комбинации с гортексом-стретч и оснащенном утепляющей подкладкой на основе супертехнологии Primaloft. Карманы учитывают все потребности современного райдера носить при себе не только айфон, но и, желательно, скипасс.

MAMMUT ALYESKA PANTS MEN 495,00€ / 413,88€ TAX FREE Фрирайдерские штаны, сверхфункциональные и ультрамодные, рассчитанные на обеспечение отличного самочувствия и максимального физического и психического комфорта, который только и может быть присущ райдеру, обладающему позитивной идентичностью. А что, более чем правильные штаны такую идентичность обеспечивают? Правильно! Штаны, обеспечивающие герметичное сочленение с курткой. SCHOFFEL IRVING DYNAMIC II PANT MN 199,00€ / 166,39€ TAX FREE Универсальные брюки из двуслойного стретча Venturi, рассчитанные как на все виды горнолыжной, так и альпинисткой активности. Анатомический крой, усиленные вставки Cordura. И притом четыре кармана, а это – не баран чихнул! Это четыре кармана!

199


под маской Правильная оптика от правильного оптика Салон «Оптика Лафарж», расположенный в самом центре Шамони на пешеходной улице Пакард, сам уже стал достопримечательностью города. Это красивый павильон, напоминающий своей архитектурой кристалл горного хрусталя, оправленный в крышу шале. Под этой крышей трудились четыре поколения профессиональных оптиков, в настоящий момент их целых два – Жак Лафарж и его сын. Именно здесь автор настоящего издания во второй раз обрел зрение. Жак измерил мои глаза прибора-

www.snowreef.com

ми и сообщил, что стекла моих очков, не в подземном переходе купленные, а изготовленные в дорогом салоне города Москвы, совершенно не годятся, так как отражают лишь состояние глаз по критерию «диоптрии минус три» и совершенно не учитывают то, что у меня астигматизм. Это слово я впервые услышал в Шамони и полез в «Википедию». Энциклопедия, описывая данный род дисфункции глаза, при котором вместо точки видится линия, сообщала, что астигматизм открыли именно во Франции. Кстати, и лучшая в мире оптика


www.snowreef.com

для очков – стекла французской компании «Эльсинор»... Когда я впервые надел правильные очки моего истинного рецепта, то даже побоялся шаг сделать – мир предстал в настолько резких очертаниях, что поначалу даже кружилась голова. Без малейшего напряжения я видел абсолютно все, и лес на противоположном склоне долины перестал казаться сплошной серой массой и явился в совокупности четко очерченных, вплоть до веточек, индивидуальностей каждого дерева. Хорошие стекла хорошо стоят, но глаза стоят дороже. И потом этот восторг прозрения таким простым способом, всего за один день, пока Лафарж изготавливал очки... Не было жалко никаких денег, жалко было другого – тех лет, на время которых мир незаметно расплылся очертаниями в моих глазах. Проверяйте зрение! Мир может быть прекраснее, чем мы его видим в данный период жизни.

Pro свет Выбор очков  – это осмысленный процесс сохранения зрения, к которому спонтанная покупка на бегу в подземном переходе или в магазине сверхдешевых прибамбасов не имеет отношения.

Приобретать фирменные очки, как и автомобили, следует в специализированных салонах. Салоны такого уровня, как «Лафарж Оптик», – это вершина Олимпа в своей сфере, у производителей всех брендов к таким салонам особенное отношение. Вот, к примеру, реальная ситация. Девушка купила очки одной уважаемой фирмы в аэропорту Нью-Йорка, и полгода спустя по периметру линз пошло помутнение. Продавец «Лафарж Оптик» без лишних разговоров выдавил стекла и отправил изготовителю. Изготовитель также без лишних разговоров прислал через неделю новые, которые были вставлены на место тем же легким движением. Никаких проблем. В такие моменты понимаешь, что, покупая

201


202

www.snowreef.com

правильные вещи в правильном месте, ты платишь не только за бренд. Тем более если эта вещь – очки. Девяносто процентов всей информации, и притом самую важную ее часть, мы получаем через органы зрения, которые у всех живущих на Земле существ в процессе эволюции сформировались потому, что Солнце посылает на поверхность нашей планеты электромагнитные лучи, а их принято делить на ультрафиолетовые, инфракрас-

В «Адидас», следуя принципу «два в одном», произвели горнолыжную маску с защитой носа. Маска-трансформер легко превращается в нормальные спортивные очки.

ные и лучи видимого света. По длине волны, которая измеряется в нанометрах, ультрафиолетовые лучи делят на три подгруппы: C (200–290 нм), B (290–320 нм) и A (320–380 нм). Лучи C практически полностью поглощает атмосфера нашей планеты; если бы не атмосфера, то все живые организмы на простерилизованной планете просто не завелись бы вовсе. B – те самые лучи, которые обеспечивают коже загар, а глазам – боль «от света». Их поток в сочетании со снегом и ветром может привести к «снежной слепоте». При нормальных же условиях излучение данного вида поглощается роговицей глаза, а ожоги кожи легко восстанавливаются. В малых дозах излучение B вообще

полезно, поскольку образует в биологических структурах витамин D, необходимый для жизнедеятельности. А вот повреждения, полученные от UV-лучей группы A, восстанавливаются очень медленно или вообще не восстанавливаются. Сила ультрафиолетового облучения, воздействующего на нас, зависит от многих факторов. В том числе и от пресловутых озоновых дыр. Известно, что снижение содержания озона на 1% приводит к увеличению уровня солнечной радиации во всех ее проявлениях на 2%. Зная, что за последние 20 лет количество озона в атмосфере снизилось на 4%, нетрудно подсчитать, насколько экстремальнее становится наш загар. Здоровье глаз в отличие от кожи зависит не от прямых лучей, но от отраженных от различных предметов. Разные предметы в разной степени отражают солнечные лучи. Грунт и трава отражают 5% падающих лучей, песок – 17%, вода – 20%, снег – 85%. А это означает, что, например, при катании на лыжах глаза будут сильнее уставать, а кожа лица будет обгорать даже в тени. Всегда следует помнить, что ультрафиолет проходит и через облачность. А в туман или при светлой облачности уровень излучения может быть даже выше, чем в солнечный день; только плотная темная облачность его снижает. Солнце светит ярче летом, но зимой и весной мы получаем дозу ультрафиолета в 10–15 раз больше. В полдень излучение бывает почти в десять раз сильнее, чем ранним утром или вечером. Самые опасные часы – с 10 до 15. Чем выше над уровнем моря, тем тоньше атмосфера и сильнее солнечная радиация, каждый километр высоты добавляет по 16% UV. Глаза детей до 14 лет в три раза чувствительнее к ультрафиолету, чем у взрослых, поэтому детские очки должны быть в три раза более «взрослые» и уж тем более не игрушечные. У стариков также глаза становятся более чувствительны ко всем видам UV. С возрастом роговица пропускает


www.snowreef.com

все больше ультрафиолета и все больше сама от этого страдает. Вредное воздействие солнечных лучей на глаза может накапливаться в течение длительного времени. Сначала человек можете долго не ощущать никакого дискомфорта, а потом последствия приходят разом  – иной раз даже частичная слепота. Если не носить при ярком солнечном свете солнцезащитные очки, то возможно помутнение хрусталика вплоть до образования катаракты, отслоение сетчатки глазного дна. Из всего диапазона лучей, которые проходят через атмосферу, до поверхности глаза можно допустить только узкий сектор видимых лучей, который составляет 15–20% от общего потока. Вдобавок к этому оставшийся поток видимого света фильтруется на 10–85% в зависимости от условий и задач, связанных со спортом, движением, релаксацией и т.п. Согласно международной классификации солнцезащитные очки без диоптрий по степени поглощения UV делят на три группы: косметические (поглощают 70% UVB, UVA); общего назначения (поглощают 95% UVB, UVA); специального назначения (поглощают 97% UVB, UVA). Для долговременного пребывания на солнце косметические очки не годятся. Линзы По материалу все фильтры можно разделить на три группы – минеральное стек-

ло, органическое стекло и ламинатное стекло (комбинированный вариант первого и второго, для того чтобы совместить их достоинства).

Минеральное стекло получают из расплавленного кварцевого песка с различными добавками. В результате получается прочное, стойкое к излучениям стекло, форма которого, равно как и превосходные оптические свойства, с течением времени не меняется. Обычное минеральное стекло, за исключением чистого кварцевого, значительно снижает поток ультрафиолета. Недостатки  – хрупкость, неустойчивость к термическим перепадам. Из мине-

рального стекла сложно делать изогнутые линзы. Они в полтора раза тяжелее органических. Среди известных фирм, выпускающих очки, минеральные линзы традиционно используют компании Cebe, Ray Ban и Vuarnet. Органическое стекло – это современный пластик-поликарбонат, способный защищать глаза от ультрафиолетовых и инфракрасных лучей. Поглощаемость – до 96%. Достоинства  – хорошая сопротивляемость ударам, малый вес, пластичность. Недостатки – структура и форма линзы могут со временем меняться, пластик не бывает фотохромным. Пластик предпочитают фирмы Bolle, Oakley, Polaroid, Killer Loop, Rudy Project, Smith, Scott. Некоторые из них используют то минеральное стекло, то органическое в зависимости от предназначения модели. При этом тип материал линз на стоимость очков не влияет. Поликарбонатный термопластик, стойкий к воздействию лучей, на сегодняшний день считается самым лучшим материалом для спортивных универсальных очков. Он не пропускает ультирафио-

203


204

www.snowreef.com

лет, а при нанесении зеркального покрытия отражает часть инфракрасных лучей.

Это самый прочный, практически небьющийся, материал из тех, что применяются в изготовлении очков. ПОКРЫТИЕ Сама основа фильтра – минеральная или органическая линза  – стоит не очень дорого, иногда гораздо больше приходится платить за доводку линз и высокотехнологичные покрытия. Стоимость покрытий может составить до 80% от окончательной цены линзы. Одни пластиковые линзы сразу изготавливают из окрашенного материала, другие красят и наносят покрытие потом , уже после того, как их подогнали под оправу. Покрытие может быть сплошным или градиентными (сплошное покрытие в верхней части плавно сходит на нет в нижней части), а также с двойным градиентом (такой эффект, как будто по средней трети линзы проходит более светлая полоса  – для защиты от солнца сверху и от снега или воды снизу. Различают следующие типы покрытия: – анти-UV в пластиковых фильтрах (кроме поликарбонатных) – используется хром и другие добавки; – антибликовое (как на экранах компьютерных мониторов) – наносят на внутреннюю поверхность линз, для того чтобы не раздражать глаза бликами света, поступающего сбоку; – зеркальное – наносят на линзы любого цвета, при этом они, естественно, ста-

новятся несколько темнее. Такое покрытие отражает часть падающих лучей, как видимых, так и тепловых (ИК), и таким образом отводит тепло; – sharp-resistant  – повышает устойчивость ко всем видам механического воздействия. Благодаря такому покрытию поверхность пластика приобретает твердость стекла, а стекло становится в десять раз тверже; – waterproof  – понятие по отношению к очкам означает, что фильтры покрыты специальным составом, чтобы капли не растекались, а сворачивались и скатывались с поверхности; – поляризованные линзы – устраняют блики, которые образуются при отраже-

нии от поверхности воды, стекол или луж на дороге (горизонтальных отражающих поверхностей); – фотохромные фильтры  – способны менять плотность в зависимости от освещенности (в пределах от 8 до 25%), при ярком свете они темнеют, в темноте  – светлеют. Недостаток один - быстро темнеют, но медленно светлеют. ЦВЕТ ВТОРЫХ ГЛАЗ Цвет и плотность фильтра определяют, сколько процентов видимого света доходит до глаза. В условиях города достаточно иметь светлые фильтры, на пляже  – средние, для высокогорья нужен самый темный фильтр. На ярком солнце лучше всего коричневый и зеленый цвета, желтый нейтрализует синие лучи и улучшает четкость, а серый снижает контрастность и блики. Серый  – нейтральный цвет, обеспечи-


www.snowreef.com

вает реальное восприятие и  – по сравнению с линзами другого цвета – минимальное искажение в цветопередаче, не влияет на контрастность, что важно для велосипедного спорта, гольфа, легкой атлетики. Коричневый цвет – в первую очередь для водных видов спорта, поскольку хорошо справляется с бликами. Янтарный обеспечивает отличную контрастность, но цвета при этом искажаются. Зеленый – универсальный фильтр, обеспечивает приличный уровень контрастности в условиях недостаточного освещения, защищает глаза от перенапряжения при ярком освещении. Розовый повышает видимость в условиях недостаточного освещения, искажает цветопередачу, но повышает контраст на зеленом и синем фоне. Подходит для беговых лыж и стрельбы, то есть биатлона. Желтый был, есть и будет основным цветом горных лыж, так как обеспечивает исключительную глубину видимости и контрастность при любом освещении, особенно при неярком, и потому незаменим на горных склонах в туман и снегопад. По этим же причинам используется для стендовой стрельбы. В последние годы стали активно развиваться мультиспортивные дисциплины  – всевозможные триалы, триатлоны и приключенческие гонки, проходящие по всем ландшафтным зонам и стихиям, посредством всех способов передвижения – бегом, велосипедом, сплавом. Изучая спрос, мировые производители стали предлагать модели очков со съемными фильтрами, которые входят в комплект сменных линз,  – темные, светлые и прозрачные. Фильтры фильтрами, но что делать людям с плохим зрением, которым доктор помимо темных очков прописал диоптрийные? Не носить же одни поверх других? А почему нет? Существуют горнолыжные маски-экраны, надеваемые поверх обычных диоптрийных очков. Еще удобнее сочетать с защитными очками контактные линзы. Но в некоторых условиях ношение контактных линз вызывает

дискомфорт – прежде всего в горах, когда на большой высоте глаз под линзой испытывает кислородное голодание. Здесь нет ничего лучше комплексного решения  – купить очки из поликарбоната, которые можно сделать на заказ диоптрийными, что стоит от 500 евро, или же специально выпускаемые спортивные очки с оправой для диоптрийных линз внутри. На очках имеются разные прочие надписи. UV400 – этот символ означает, что линза защищает от всех лучей с длиной волны меньше 400 нанометров, сюда попадают все UV-лучи. CE – символ того, что качество соответствует Европейским нормам качества. CR39 - тип пластика. Ну и разумеется, название самой фирмы. Alpina, Arnet, Bolle, Brekka, Briko, Carrera, Cebe, Killer Loop, Oakley, Ruedy Project, Scott, Smith, Uvex выпускают очки для зимних и летних видов спорта и реализуют их через сети крупных и специализированных спортивных магазинов. Adidas, Nike, O’Neill, Quiksilver, Reebok предлагают свои собственные коллекции очков через фирменные магазины или эксклюзивные салоны оптики. В магазинах, торгующих оптикой, можно встретить солнцезащитные очки Polaroid, Ray Ban, среди которых встречаются и спортивные модели. Очки известных фирм должны иметь фирменные паспорта. На стеклах подлинных очков Ray Ban выгравированы буквы BL (Bausch&Lomb), те же буквы можно увидеть на внутренней стороне носовых упоров и дужкек. В ценах на солнечные очки прослеживаются такие принципы: в магазине дешевле $20–30 найти что-то достойное известных фирм сложно, хотя бывают и исключения. Верхняя планка цен теоретически неограниченна, но реально она колеблется в пределах 200–300 евро. Цена не является критерием качества линз и защиты глаз. Очки – часть образа, поэтому имидж играет не последнюю роль в ценообразовании.

205


Нагорные трассы

«Московские Альпы». Вершины КАНТа

www.kant.ru


www.kant.ru

КАНТ – это не только магазин, турклуб и ресторан, это такая среда обитания с альпийской атмосферой, позволяющая любому индивиду, затраханному пробками, работой, бытовыми проблемами, в любой момент вернуться к истинным ценностям и вспомнить, что снег  – это прежде всего не ужас парковки, но дар небес. Горнолыжный парк в центре безумного мегаполиса  – это заповедник, способствующий сохранению не только физического, сколько психического здоровья. У КАНТа есть в России 7 спортивных магазинов, которые специализируются на 6 видах спорта: горные лыжи, сноуборд, беговые лыжи, туризм, роликовые коньки и велоспорт.
 КАНТ отличается от прочих продавцами-консультантами, из которых каждый второй  – философ экстрима. Помимо курса специализированного обучения он прошел множество горных маршрутов в том, что продает, так что сможет правильно сориентировать в новых коллекциях каждой коллекции нового сезона, возможность приобрести в одном месте полный ассортимент правильно подобранной экипировки и наличие в магазинах лучшего горнолыжного и сноубордического оборудования.

В дилерских сетях России Компанию КАНТ можно назвать лидером рынка спортивных товаров в Москве и в регионах России. За двадцать лет работы им удалось собрали ведущих производителей снаряжения, на любой вкус, запрос, кошелек. Сегодня КАНТ является эксклюзивным дистрибьютором следующих известных мировых брендов:
 BBB – известнейший европейский бренд современных велоаксессуаров и запчастей.
 Blizzard – одна из старейших компаний по производству горнолыжного оборудования, которая сохранила до сих пор производит горнолыжное оборудование только у себя в Австрии.
 F2  – мировой лидер по производству сноубордического оборудования и одежды.
 Tendon  – крупный европейский производитель веревок для спортивного скалолазания и альпинизма. Asolo  – высококачественная треккинговая обувь для профессионалов и любителей. Salewa – один из ведущих мировых производителей экипировки для активного спорта и отдыха в горах, высокотехнологичная одежда, палатки, спальные мешки, альпинистское снаряжение.
 Univega – старейший бренд, задающий модные тенденции для всей линейки вело-

207


208

www.kant.ru

КАНТ также тесно сотрудничает с представителями в России фирм Rossignol, Head, Vоlkl, Fisher, Nordica, Blizzard, Elan, Kneissl, Dolomite, Marker, Tyrolia, Exel, Leki, Swix, Karhu, Kovea, Burton, Atom, Triatlon, Merida, Kona, Ultra Wheels, Rоller Blade, Roces, Nike, Hi-Peak, Flow, Axon, Uvex, Toko, ISG, Rottefella, Smith, Scott, Seac Sub, Dacor и многими др. Представляя эти бренды, на сегодняшний день, КАНТ занимает лидирующую позицию среди дистрибьюторских сетей, и является самой крупной дилерской сетью в стране, имея 280 дилеров и 500 точек продаж.

сипедов. Maier  – немецкое качество и европейский дизайн обежды. Deuter  – ведущий производитель рюкзаков и туристического снаряжения. Dynafit  – мировой лидер в производстве экипировки для спортивного ски-туринга и ски-альпинизма. Silvretta  – мировой лидер в производстве экипировки для ски-туринга. Grangers  – мировой лидер в производстве средств по уходу за снаряжением, обовью и одеждой.
 Outdoor Project   – качественное снаряжение для активного отдыха: палатки, спальные мешки, туристические коврики.
 Briko – один из лидеров в разработке и производстве спортивной оптики. Accapi – высокофункциональное термобелье непревзойденного качества  – комплексный подход к защите тела
 Marpetti – беговые лыжи европейского уровня.
 Glance  – красивые, модные перчатки для горных лыж, сноуборда и города. Hartjes  – европейский производитель ботинок для беговых лыж системы SNS, выпускающий их в Австрии.

Горнолыжный комплекс и спортивная школа Спортивный клуб “КАНТ” и спортивная школа “Нагорная” круглогодично проводят культмассовые мероприятия и систематические занятия с детьми и взрослыми более чем по 15 видам спорта. В год комплекс посещают более 100 000 человек, более 5 000 детей и взрослых пользуются услугами спортивной школы.
МДЮСШ “Нагорная” проводит благотворительные программы “Мир красоты и совершенства” и “Общество будущего” для воспитанников школ-интернатов г. Москвы, в том числе и для детей-сирот, детейинвалидов, детей из многодетных и малоимущих семей.
В год силами АНО МДЮСШ “Нагорная”, при участии Спорткомитета Москвы, проводится более 14 крупных соревнований, в том числе международных, организуются детские спортивные праздники.
В дни школьных каникул школьникам предоставляется скидка на подъемы в размере 30% на коммерческих склонах. Пенсионеры в возрасте 55-69 лет получают 50% скидку на подъем, а пенсионеры в возрасте от 70 лет и все 100%. На территории горнолыжного комплекса занимаются следующими видами спорта: горные лыжи, сноуборд, беговые лыжи, роликовые коньки, лыжероллеры, скейтборд, теннис, настольный теннис, маунтбайк, маунтборд, прыжки на ба-


www.kant.ru

туте, могул, скалолазание, ледолазание, бильярд, стритбол.
КАНТ поддерживает развитие российского спорта. Команда КАНТа “Нагорная” по горным лыжам занимает призовые места, а в общекомандном зачете заняла третье место на Чемпионате России. Лыжню отечественному производителю! Весной 2005 года группа компаний “КАНТ”, купив 30% акций, стала совладельцем российского завода по производству беговых лыж ЗАО ЛК “Карьяла”. 
Таким образом, КАНТ  – это еще и отечественный производитель, выпускающий лыжные крепления, палки для равнинных лыж и беговые ботинки совместимые со всеми существующими системами креплений (75 мм, NNN, SNS) и сами беговые лыжи под маркой Marpetti, хорошо известной отечественным покупателям беговых лыж. Нынче КАНТ расширил ассортимент лыжной продукции под брендом Marpetti, подготовив к выпуску каче-

ственные и недорогие мази и парафины. Теперь в ближайших планах расширение модельного ряда лыж. “Шале” для жизни Ресторан «Шале» в КАНТЕ на Нагорной, с его блюдами альпийской кухни – раклетт, пьеррада, фондю, киш-лорен – это больше, чем еда. В смысле, не то, чтобы есть, но то, чтобы жить. Человека в Альпах, порой, охват некое чувство полноты бытия, которое на уровне флюидов дежавю альпийских ощущений передается в этом московском шале. Ну, и конечно же, песни странствий. В “Шале” проходят концерты бардовской песни Тимура Шаова, Александра Городницкого других знаменитых бардов. История, создавшая будущее История создания горнолыжного клуба КАНТ (ООО “СК “КАНТ”), или как окрестили его москвичи “Московские Альпы”, началась с создания инициативной группой под руководством Г.Э. Ариевича горнолыжной базы ФОК “Нагорная” (решения Исполкома Советского райсовета 36/10 от 13.10.82 г. и 4245 от 05.11.86). В 1990 г. инициативная группа была преобразована в МП “КАНТ” и далее в ООО “СК КАНТ”.
В 1992 г. КАНТу был предоставлен в долгосрочную аренду земельный участок площадью 0,8 га в пойме реки “Котловка” с условием благоустройства окружающей территории площадью 59 га. На сегодняшний день горнолыжный клуб КАНТ  – это 14 трасс общей протяженностью 2550 м с перепадом высот 55 м и длинной от 80 до 390 м, из которых 5 учебных трасс с последовательным усложнением, трасса “бордер-кросс”, слаломный склон. Работает система искусственного оснежения склонов, трассы трамбуются ратраками и освещаются в вечернее время... ...Работает пункт проката и сервис центр, лыжная школа. Играет музыка, малыши скатываются по детской горке, как разноцветные снежки. Родители пробавляются глинтвейном... Все как в Альпах. Только дома.

209


Tренды

Что общего у зебры с лыжами?

Живем на белоснежной полосе! Горнолыжный спорт как никакой другой требует от тела общей физической подготовки, отсутствие которой может быть причиной микротравм, способных превратиться в макро- согласно закону перехода количественных изменений в качественные. Мастер спортивного массажа Сергей Шиклопер рекомендует вам познакомиться со своим организмом на клеточном уровне. Ведь ваш организм – многоклеточный

Компрессионное сжатие позвоночника  – это специфически горнолыжная нагрузка, обусловленная естественной амортизацией тела, развлекающего себя гравитацией. Чем более слабы и менее эластичны мышцы спины, тем больший коэффициент напряжения приходится на межпозвоночные диски. Чем слабее мышцы ног, тем выше нагрузка на суставы и связки. И так далее. Года четыре тому назад автор этих строк сдал в печать свою первую книгу «Едем в Альпы!», работая над кото-

рой он просидел не разгибаясь на стуле больше трех месяцев, и улетел, скрипя костями, в Валь-д’Изер встречать Новый год. Все дни накануне шел снег, а утро первого января было ярким и солнечным – таким утром, в какое хочется зажечь по целине особенно интенсивно. Осознание того, что было бы неплохо хотя бы неделю накануне поделать элементарную зарядку, пришло в виде «электрического» разряда в области поясницы во время виража на «черной» кубковой трассе «Фейс». Было такое чувство, что если еще на полмиллиметра

211


212

Trends

торсионно довернуть корпус, то он переломится пополам... Осторожно соскребся по склону и, рефлексируя над новыми ощущениями, дошел до гостиницы. Не надо было быть врачом, чтобы поставить себе диагноз и прописать лекарство, все было предельно ясно – межпозвонковые микрогрыжи, профессиональное заболевание многих горнолыжников, которое лечится лишь двумя средствами в едином комплексе  – бассейн и турник. К счастью, в Валь-д’Изере нет проблем с фитнес-центрами, а бассейн имелся прямо в моем отеле. Катания я не прекратил, но каждое утро и каждый вечер плавал по часу. Уже через пять дней был как новый и остаток горнолыжных каникул зажигал как обычно. Но по возвращении в  Москву первое, что сделал, – записался в бассейн. Второе – пошел сканировать позвоночник. Томограмма подтвердила мой самопроизвольный диагноз, а врачи признали мое самолечение единственно возможным. Затем эмпирическим путем выбрал себе наиболее подходящий фитнес-клуб. Им оказался сетевой клуб «Зебра», что в Шмитовском проезде, д. 16, символи-

чески располагается между строящимся «Москоу-Сити» и Ваганьковским кладбищем. В общем, полное memento mori всем, кто думает о жизни. Ведь жизнь – она сама как зебра, то белая полоса, то черная. Можно даже подумать, что основы концепции и символики «Зебры» разрабатывали крутые пиарщики-семиотики, однако это не так. Всему причиной оказался случай. – Шел 1994 год, и эталонами для подражания были Арнольд Шварценеггер и Сильвестр Сталлоне, идеалы, навеянные фильмами про Рокки, Рембо и Терминатора,  – вспоминает генеральный директор и владелец сети «Зебра» Сергей Рощупкин.  – Я приехал в Москву учиться, и тогда у меня появилась идея об открытии спортивного зала. В подвале без окон площадью 100 м стояли две сваренные скамейки для жима, было две штанги и пять гантелей, подаренных райкомом комсомола. Перед открытием зала его нужно было отремонтировать. И за день до окончания ремонта один из помощников пролил на


Tренды

выкрашенную в белый цвет стену черную краску. Выкручиваться пришлось на ходу, и  в  итоге на стене появился рисунок, напоминавший шкуру зебры. Получилось красиво и забавно. Так решился и вопрос названия клуба. Сегодня зебра  – тотемное животное сети из 38 клубов по всей Москве, так что своего памятника, установленного по дороге от ресепшен к раздевалке, вполне заслуживает. Готовясь к новому горнолыжному сезону, хорошо оставить в прошлом напряжение от всех старых сезонов. В «Зебре» есть массажный салон, где после тренировок хорошо снять гипертонус

забитых, одеревенелых мышц. Лучший алгоритм  – бег, силовая программа, плавание, сауна, массаж: тогда на лыжах в�� не ползать будете – летать! – Нет лучшего средства для профилактики горнолыжных травм, чем правильный массаж, – объясняет ситуацию маэстро спортивного массажа Сергей Шилклопер.  – Массаж укрепляет, делает гибкими и эластичными суставы и связки, обеспечивает приток крови к  мышечным тканям и, как следствие, повышает метаболизм, обмен веществ. – Какой вид массажа вы бы посоветовали бы горнолыжной аудитории? – Вряд ли продуктивно советовать массаж целой аудитории. Это настоль-

ко индивидуально, что я бы предложил для начала попробовать один и тот же общий спортивный массаж в исполнении разных специалистов. Просто для того, чтобы понять, подходят лично вам его стиль, его руки... Не раздражает ли что... – Какими современными методиками располагает «Зебра»? – Программа «Медасс»  – наша гордость! Вы приходите в кабинет функциональной диагностики, где у нас работают дипломированные врачи, и проходите общее фитнес-тестирование на основе исследования клеточного состава вашего организма. Ведь у всех нас в организме разный состав жира, белка, мышечных волокон, воды и т.п. Вас усаживают в кресло, присоединяют к пальцам рук и ног электроды и сканируют таким образом вашу плоть. На основе извлеченной из вас информации разрабатываются диета и система тренировок, которая расписывается в индивидуальной программе. Через десять занятий вы уже почувствуете результат, и тогда надо будет еще раз пройти диагностику, чтобы скорректировать программу в динамике. Один из плюсов, отличающих «Зебру» от других клубов Москвы,  – круглосуточный график работы. Среди клиентов «Зебры» есть актеры, представители шоу-бизнеса, клипмейкеры и прочие люди свободных профессий и  графиков, коим привычен ночной образ жизни. Престиж сети клубов довольно высокий, но цены клубных карт гибки и демократичны. Помимо скидок, которые могут достигать 70%, существует система клубов различных категорий  – премиум-, бизнес- или экономкласса. В клубах премиум-класса обязательно есть от одного до пяти бассейнов, в  бизнесклассе – сауны и спа-комплексы. Карта премиум-класса дает возможность посещать клубы и других категорий  – бизнес- и экономклассов,  – если

213


214

Trends

на конкретный момент они его больше устраивают территориально. Эта прекрасная идея помогает правильно организовать свое время, например, вместо того чтобы стоять в пробке, притормозить перед ближайшей «Зеброй» и провести часы пик с пользой для здоровья. Интересно, что каждый клуб сети ориентирован на стиль жизнь определенного района города, потому в одном, например, есть футбольное поле, в другом – зал для игры в сквош, в третьем – бассейн с прыжковыми вышками. Конечно, люди стараются выбирать клуб рядом с домом или офисом, но если есть увлечение, то ничто не помешает им поехать в другой клуб. В фитнес-центры «Зебра» многие записываются всей семьей. Во всех клубах сети есть оборудованные детские комнаты, где с малышами занимаются воспитатели. Эта услуга включена в стоимость карты. В «Зебре» также можно весело отметить день рождения ребенка с участием аниматоров, клоунов и дрессированных животных. Большой торт прилагается. Недавно «Зебра» открыла первые в России клубы семейного типа ZEBRA

FAMILY&KIDS с революционной концепцией: 70% площади клуба занимает комплекс разностороннего развития детей от шести месяцев до 16 лет. Клуб предлагает карты четырех видов: для взрослых; для совместных занятий родителей вместе с детьми (от шести месяцев до трех лет), направленные на развитие мелкой моторики, основных движений и координации, памяти и внимания; карты для беременных женщин, включающие специализированные классы по гимнастике и подготовку к родам, и отдельные карты для детей. Параллельно с развитием сети «Зебра» начали работать детский клуб «Зебренок», центры йоги «Анахата», клуб боевых искусств «Бусидо» и многие другие, всего и не перечислить. В общем, если вас таки скрючит на горнолыжном склоне, теперь вы знаете, куда ползти! В «Зебре» вас отформатируют и омолодят до состояния зародыша либо подготовят к дальнейшему перерождению в лучшем виде. www.fitnes.ru тел. +74956499922


РЕКЛАМА

www . cham 3 s . com гор ы э т о кр у т о Один из лучших магазинов Шамони приглашает вас приобрести профессиональное горнолыжное, альпинистское, туристическое и прочее снаряжение не выходя из дома. Оформите заказ на сайте или напишите нам е-мейл, и покупки пришлем вам почтой. Система TAX FREE работает. SNELL SPORTS CHAMONIX MONT-BLANC Deux magasins a Chamonix: - 104 rue Paccard - OTAVALO:163 rue Vallot 74400 Chamonix ­Mont-Blanc Tel: 00 33 (4) 50 53 02 17; fax: 00 33 (4) 50 53 42 40 e-mail: snell@cham3s.com


ChaChaCha – это целая концепция, если не сказать, философия. Здесь, под одной крышей собраны коллекции вин,   которые можно купить, дегустационный зал,   бар эксклюзивных вин, коньяков и виски. Дегустации проводят настоящие виноделы,   приезжающие с презентацией плодов трудов своих   из лучших шато Франции.

ChaChaCha – это Chateau, Chassagne, Chamonix – «ШатоШассоньШамони».

РЕКЛАМА

ChaChaCha придумала семья виноделов Пикард,   владеющая виноградниками одного из наиболее благородных замков Бургундии Chassagne Montrachet. Семья Пикард на этом рынке шестьдесят лет, но древние бургундске традиции сегоня не представить без их лоз. Как сами Пикарды не представляют себя без Шамони, – своего самого любимого, кроме Бургундии, места на Земле.


www.bestmontblanc.com

ОТЕЛЬ «АЛЬПИНА» / ALPINA

«Альпина» – отель совершенно гармоничный: он не камерный, то есть даже довольно большой, но и не пафосный, а спортивный, притом совсем не аскетичный. А вот что действительно «демократично» в этом отеле, так это цены. Вероятно, по мысли своего архитектора, отель «Альпина» огранкой фасада должен напоминать кристалл. Во всяком случае, в этом образе он представляется своим гостям. Красивый, стройный, лаконичный, светящийся, словно кусок горного хрусталя, на солнце днем и сам являющийся источником света ночью. Какие виды из любого окна! Какая панорама на город и горы открывается из ресторана под крышей! Tel : +33(0)450534777. Fax : +33(0)450559899. alpina@chamonixhotels.com


ОТЕЛЬ «ПРИОРЕ» / LE PRIEURE

Его архитектура, выполненная в стиле большого савойского шале, гармонична любому социальному статусу или психологическому состоянию. Кем бы вы ни были: бродячим художником, спортсменом-энтузиастом, степенным главой семейства или бизнесменом, приехавшим сюда обсудить дела в компании партнеров, – на все случаи жизни есть любимый отель с подходящей инфраструктурой. Здание фасадом расположено на юг, поэтому номера его просторные, светлые, теплые. Отделанные фактурным деревом и драпировками, они исполнены в традиционном для шале интерьере, в который ненавязчиво вписались плазменные панели телевизоров и другие элементы хай-тека. Tel: +33(0)450532072. Fax: +33(0)450558741. prieure@chamonixhotels.com

ОТЕЛЬ «КРУА БЛАНШ» / CROIX BLANCHE

Tel: +33(0)450530011. Fax: +33(0)450534883. croix-blanche@chamonixhotels.com

РЕКЛАМА

Мимо отеля «Круа Бланш» вы уже точно никак не пройдете. Его опознаете по факелам, всегда горящим вечерами в самом центре, на перекрестке двух главных пешеходных улиц. Вечерами здесь на веранде ресторана L’M всегда звучит живая музыка и воздух наполняют ароматы глинтвейна и еще чего-то непередаваемого. Если вы ценитель шамонийской аутентичности вам следует поселиться именно в одном из номеров этого камерного «Круа Бланш» – органичной части городской и альпийской архитектуры. Это genuis loci всех альпийских отелей. Достаточно сказать, что он основан в 1793 году.


Отель  Le Faucigny Все дело в полутонах…

РЕКЛАМА

www.hotelfaucigny-chamonix.com


L’IMPOSSIBLE Ресторан

Искусство невозможного! 9 Chemin du Cry 74400 Chamonix-Mont-Blanc

РЕКЛАМА

+33 (0) 4 50 53 20 36


РЕКЛАМА


DESTINATIONS №6 / 2012 «Едем в Альпы! Зима 2012-2013» Культурно-просветительское, общественнополитическое, производственно-практическое издание DESTINATIONS зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций РФ. Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС77-36828 от 14.07.2009 г. Авторский проект. Учредитель, издатель, автор текстов и фотографий доктор исторических наук К.Л. Банников. bannikoff@gmail.com Тел.: +7-903-7178158 Представитель и координатор проекта в ЕС: Anthropological Research Center ARC Oy, Hitsaajankatu 24, c/o Prokasta Oy, FIN-00810, Helsinki, Suomi-Finland Фотографии также предоставили: офисы по туризму: Шамони, Валле д'Аоста, Курмайора. Обложка: Симоне Оригоне Фото: Константин Банников

Веб-ресурсы: www.visitalps.ru www.wikipedia.org www.travel-journal.ru Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, СПб., 1890–1907 г. Энциклопедия «Народы и Религии мира». М.: «БРЭ», 1998 г. Оригинал-макет подготовлен независимой творческой группой Главный редактор: Константин Леонардович Банников Редакционный совет: Научные консультанты Сергей Дмитрюк, к.фил.н.; Паоло Чианкони, д.а.-п.н. Координаторы по связам с курортами и регионами: Аньес Дюкро, Анна Содэн, Фабио Джерола. Корректор: Екатерина Комарова Арт-директор: Ирина Енина Цветокоррекция: Наталья Выставкина,   Илья Намясенко Верстка: Ирина Семина Подписано в печать 30.11.2012 г., форм. 165x240, усл.печ.л. 14, тираж 10 000. Отпечатано в соответствии с оригинал-макетом в типографии «B2B» & «Типография PEO» ул. Бутырский вал, д. 68/70, стр. 7 Москва, 127055

DESTINATIONS ISSN: 2079-9764 © К.Л. Банников «Едем в Альпы! Зима 2012–2013»


РЕКЛАМА


Luxury Real Estate Transactions Immobilières de luxe

www.vanipaul.com - 2 quai d’arve 74400 Chamonix Mont-Blanc - tél +33 4 50 53 64 70


РЕКЛАМА


DESTINATIONS №6 / Едем в Альпы! Зима 2012-2013