Issuu on Google+

Вести Росохотрыболов союза

Вести ОХОТНИЧЬИ ЭКСПЕДИЦИИ

Росохотрыболовсоюза

ПОПЫТКА НОМЕР… …НАДЦАТЬ Для наших читателей уже становится привычным «журнал в журнале» – постоянная рубрика «Вести Росохотрыболовсоюза». В ней мы публикуем материалы, подготовленные руководством Ассоциации «Росохотрыболовсоюз» о ее повседневной деятельности, стратегических задачах и тактических вопросах. Однако в этот раз президент ассоциации Эдуард Бендерский решил сменить формат подачи материалов и пригласил членов редакции «САФАРИ» на встречу в свою штаб-квартиру. Важным идеям и новым инициативам Центрального правления, направленным на совершенствование охотничьего законодательства и улучшение положения общественных организаций охотников и рыболовов, посвящено это интервью. Хочется отметить неугасающий энтузиазм Эдуарда Витальевича и его команды в части решения многолетних, наверное, уже всем набивших оскомину проблем. У большинства профессионалов просто уже опустились руки – воз и ныне почти там же. Но, слава Богу, не все сдались. И к этой группе неравнодушных отлично подходят строки Александра Блока: «И вечный бой, покой нам только снится…»

38

САФАРИ № 1 (78) 2013


Концептуальные изменения

в Федеральный закон «Об охоте, сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Александр Хохлов: Как мы предварительно обсуждали, темой сегодняшней нашей встречи будут Ваши идеи и наработки в законодательной сфере? Эдуард Бендерский: Да, эта тема еще нигде в СМИ активно не обсуждалась, и я хочу рассказать Вам про очередную попытку комплексно решить проблему внесения изменений в Закон об охоте. Сейчас у нас идет достаточно активная стадия, и на сегодня этот законотворческий процесс приобрел новое направление. Именно об этом и хотелось бы доложить широкой публике через Ваш журнал, пояснить, какие мы для себя ставим задачи и приоритеты. Буквально за месяц до ухода Юрия Петровича Трутнева1 мы с ним встречались и обсуждали вопросы внесения изменений в закон. Тогда специалистами ассоциации совместно с Департаментом охотничьего хозяйства МПР был подготовлен некий аналитический документ, который состоял из 14 тезисов о концептуальном изменении Закона об охоте (см. врез). Это был непростой период, создавались новые структуры исполнительной власти, но в конце концов появилось поручение Президента для Правительства, которое сейчас звучит так: разработать стратегию по сохранению редких видов животных и развитию охотхозяйственной деятельности. В рамках этого поручения на площадке Правительства под председательством министра Михаила Абызова2 сформирована рабочая группа по внесению изменений в этот закон. Мы считаем принципиально важным, что это сделано именно на площадке Правительства, потому что, как показала практика, для внесения изменений в законы площадки одного министерства недостаточно. Тем более что многие чиновники в различных министерствах настолько далеки от охоты, что им приходится абсолютно очевидные вещи объяснять. У нас состоялась рабочая встреча под председательством Абызова, которая явилась принципиально важной как для ассоциации, так и в целом для всего охотничьего движения. А.Х.: Какие позиции Вы докладывали и по каким, считаете, в первую очередь должны двигаться вперед? Э.Б.: Принципиально считаю необходимым, чтобы в Законе об охоте была определена роль общественных охотничьих

Корректировка понятийного аппарата (введение понятий «право на охоту», «охотничьи угодья – среда обитания охотничьих ресурсов в пределах определенных границ», «традиционная охота»). А также: 1. Определение роли общероссийских общественных охотничьих организаций: а) предоставление права выдачи охотничьих билетов единого федерального образца; б) предоставление права проведения подготовки лиц в целях изучения требований охотничьего минимума; в) предоставление права регистрации охотничьих собак и ловчих птиц. 2. Установление обязанности для лиц, впервые получающих охотничий билет единого федерального образца, по прохождению подготовки в целях изучения требований охотничьего минимума. 3. Установление правовых основ для создания и ведения единого государственного охотхозяйственного реестра федеральным органом исполнительной власти. 4. Закрепление правовых основ для создания общественных охотничьих инспекций и наделения их отдельными государственно-властными полномочиями. 5. Сокращение числа документов, на основании которых осуществляется охота. 6. Гармонизация лесного и охотничьего законодательства, в том числе установление запрета рубок лесных насаждений на участках воспроизводства охотничьих ресурсов, изменение условий заключения договоров аренды лесных участков для целей ведения охотничьего хозяйства. 7. Уточнение предмета охотхозяйственного соглашения – предоставление в пользование охотничьих ресурсов в определенных границах (исключение дополнительных платежей при переоформлении документов в связи с изменением законодательства). 8. Установление обязательности проведения охотустройства перед заключением охотхозяйственных соглашений. 9. Создание правовых условий для проведения контрольных учетов охотничьих ресурсов. 10. Установление критериев расторжения охотхозяйственных соглашений в случае неэффективного ведения охотничьего хозяйства. 11. Создание института профессиональных охотников. 12. Создание условий для обеспечения доступа к охотничьим ресурсам всех социальных групп охотников и ведения охотничьего хозяйства широким кругом лиц. 13. Создание условий для обеспечения приоритетного доступа к охотничьим угодьям коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации в местах традиционного природопользования. 14. Изменение критериев осуществления разведения охотничьих ресурсов в полувольных условиях, создание условий для осуществления охоты в вольерах на животных, находящихся в собственности лиц.

САФАРИ № 1 (78) 2013

39


Вести Росохотрыболов союза

Вести Росохотрыболовсоюза

организаций, пусть государство определит наше место и компетенцию. Это сделано, в частности, сегодня в Законе Казахстана (см. врез). В этом законе – огромная статья, в которой полностью определена компетенция Казахского союза охотников и рыболовов. Вообще, казахское законодательство в этой области из стран СНГ самое передовое. Можно обсуждать качество, слабые или сильные стороны деятельности общественных охотничьих организаций, но то, что они во всех странах имеют важное значение и решают широкий спектр вопросов развития охотничьего движения, – это вполне очевидно. Считаю, что государство, признавая социальный фактор их деятельности, должно закрепить это в законе. Поэтому мы, со своей стороны, для рабочей группы готовили несколько предложений. Я докладывал наши разработки сначала министру Абызову, потом заместителю министра природных ресурсов Лебедеву3  – и оба подтвердили готовность на всех уровнях поддержать эту нашу инициативу. Соответственно, на ближайшем совещании в МПР мы доложим их уже всей рабочей группе, обоснуем свою позицию. Дмитрий Пацев: Расскажите о сути Ваших предложений. Э.Б.: Дело в том, что исторически Ассоциация «Росохотрыболовсоюз», с одной стороны, занимается реализацией своих уставных задач, с другой – является крупным охотпользователем, с третьей  – решает иные публичные вопросы. Ассоциация многогранна, и если раньше в законодательстве Российской Федерации или Советского Союза это вписывалось в одну правовую конструкцию, то сегодня это невозможно сделать юридически. Поэтому мы выделили ряд направлений. Первое – это уставная деятельность Ассоциации «Росохотрыболовсоюз». Это вопросы, связанные с обучением, объединением, работой с охотниками, развитием охот-

40

ничьего собаководства, трофейного дела, воспитательные вопросы и т.п. Владимир Комиссаров: Как Вы можете эту часть деятельности описать в виде конкретных предложений? Э.Б.: Во-первых, безусловно и однозначно, нужно вводить институт сдачи охотминимума. Это аксиома для людей, которые в теме. Но когда мы сделали первую попытку, из Минэкономразвития к нам пришел негативный отзыв  – они это объяснили тем, что считают введение экзамена дополнительным административным барьером на пути получения права человека на охоту. Вы представляете себе – человек, который это писал, насколько «глубоко» он понимает смысл охоты вообще и смысл этого охотминимума в частности? Д.П.: А потом мы удивляемся, почему юрист в Москве пять человек застрелил… Э.Б.: То есть мы считаем необходимым ввести экзамен и компетенцию по подготовке охотника  – и обучение, и прием экзамена  – передать общественным организациям. Кроме того, полагаем, что разветвленная структура охотничьих организаций и объединений вполне позволяет охотнику бесплатно выдавать государственный охотничий билет и вносить данные в госохотреестр. Уверен, что его выдача – это не дело государственных чиновников. Опять же, мировые аналогии существуют: Белоруссия, Франция, Казахстан. Охотники ��бучаются в охотсоюзе, экзамен там же сдают и там же получают бесплатный государственный билет с внесением сведений в госохотреестр. В.К.: Почему Вы считаете, что это важно для общественной организации? Э.Б.: Во-первых, подтверждается ее статус, во-вторых, определяются ее задачи, в-третьих, охотники направляются в общества охотников. И поскольку этот поток направляется именно в общественную организацию, эта организация соответственно может работать с людьми. Показывать свои программы, обозначать свою заинтересованность, охотнику это может быть нужно. Еще раз повторюсь – это не какая-то новация, которую придумали только мы, по такой схеме работают во многих странах Западной и Восточной Европы. Знания важны, охотминимум важен. Это вопрос безопасности, вопрос допуска к государственному ресурсу, поэтому, пожалуйста, пусть общественность этим и занимается. Я вообще считаю, что как раз, когда в 91-м году появилась «вилка» и охотник стал получать либо билет государственный, либо общественный, тогда и зародилась система слома реальной сдачи охотминимума. Человек стал думать: вот я еще буду ходить, учиться, что-то сдавать, зачем? Пошел и бесплатно, без забот и напряга получил новый государственный билет. Нет тебе кандидатского стажа, не нужно стремиться получить нужные знания, ничего не нужно – просто пришел и получил. Я уже много раз по этому поводу говорил, что считаю данную систему чистым абсурдом и фикцией. Нигде в развитом мире такого не встретишь. Это расхолаживает, демотивирует человека, решившего стать охотником.

САФАРИ № 1 (78) 2013


В.К.: И стал охотником и владельцем оружия… Э.Б.: Да, со всеми вытекающими выводами и последствиями. То есть, если мы все это законодательно закрепим, по сути, это будет и возрождение статуса охотника, и создание общего дисциплинарного стержня, на основании которого человек может и должен правильно получать это право. Кроме того, мы думаем и сейчас обсуждаем, что вопросы, связанные с охотничьим собаководством, с развитием трофейного дела, нужно тоже отдать в компетенцию общественных организаций. По факту мы и так эти вопросы ведем, надо просто найти какую-то формулу и зафиксировать ее в законе. А.Х.: Правильно ли я понимаю, что один из камней преткновения, стоящий последние десятилетия между государством и обществом, – охотничьи билеты, по которым никак не могли договориться, Вы решили убрать? То есть нашли компромиссное решение и предлагаете: убираем общественный билет, оставляем государственный, но прием экзамена и выдача идут через общества? Э.Б.: Мы не говорим о том, что мы убираем общественный билет. Членский билет организации, безусловно, нужен. Об этом, пусть косвенно, свидетельствуют и факты массовой подделки билетов Росохотрыболовсоюза. Кое-где на местах сами печатали билеты, марки, получали с охотников деньги и предоставляли на основании этого доступ к оружию. Недавно, месяца не прошло, мы получили подобную информацию из Тюмени – нам позвонили из типографии и сообщили, что поступил заказ на изготовление наших билетов и марок. Сотрудники просто оказались честными и нас предупредили, на что мы ответили – не делайте этого ни в коем случае! Д.П.: Так что Вы решили сделать с билетом? Э.Б.: Уверен, Вы видели образец государственного охотбилета. С точки зрения его смысловой насыщенности  – он далек от того, к чему привыкли охотники, поскольку там большое количество сведений, интересных для охотника, не учтено – ни по собакам, ни по огнестрельному, ни по холодному оружию. В этой связи мы с компанией, которая делает документы строгой отчетности, разработали бланк нового членского билета Росохотрыболовсоюза. Сейчас оформляем все юридически значимые права на этот документ. Подделать его будет крайне сложно, поскольку для защиты мы используем в том числе и голограммы. С 2013 года будем постепенно, не принудительно осуществлять обмен членских билетов Ассоциации «Росохотрыболовсоюз» на защищенный документ. В этом билете мы сохранили все исторические графы, которые были в нем изначально. И дату, когда сдавался охотминимум, и дополнительные сведения, которые можно вносить потом. На самом деле он получился достаточно информативным, защищенным и по себестоимости не особенно дорогим. Еще раз повторю: государственный охотничий билет  – это одно, а членский билет Ассоциации «Росохотрыболовсоюз» – другое. Но чтобы навести порядок, в том числе и у себя, посмотреть, кто у нас является членом, кто нет, чтобы

Закон Республики Казахстан от 9 июля 2004 года № 593-II «Об охране, воспроизводстве и использовании животного мира»

(с изменениями и дополнениями по состоянию на 7 февраля 2012 года) 1. Республиканские ассоциации общественных объединений охотников и субъектов охотничьего хозяйства, а также общественных объединений рыболовов и субъектов рыбного хозяйства создаются для защиты интересов физических и юридических лиц, осуществляющих деятельность в области охраны, воспроизводства и использования животного мира. 2. Республиканские ассоциации общественных объединений охотников и субъектов охотничьего хозяйства, а также общественных объединений рыболовов и субъектов рыбного хозяйства являются некоммерческими организациями. Республиканские ассоциации общественных объединений охотников и субъектов охотничьего хозяйства, а также общественных объединений рыболовов и субъектов рыбного хозяйства вправе создавать свои структурные подразделения (филиалы и представительства). Республиканские ассоциации общественных объединений охотников и субъектов охотничьего хозяйства, а также общественных объединений рыболовов и субъектов рыбного хозяйства подлежат аккредитации в порядке, утвержденном Правительством Республики Казахстан. Аккредитация республиканских ассоциаций общественных объединений охотников и субъектов охотничьего хозяйства, а также общественных объединений рыболовов и субъектов рыбного хозяйства проводится уполномоченным органом на основании их заявления и за счет их собственных средств. Деятельность республиканских ассоциаций общественных объединений охотников и субъектов охотничьего хозяйства, а также общественных объединений рыболовов и субъектов рыбного хозяйства регулируется законами Республики Казахстан и уставом. 3. Республиканская ассоциация общественных объединений охотников и субъектов охотничьего хозяйства осуществляет следующие виды деятельности: 1) координацию деятельности общественных объединений охотников и субъектов охотничьего хозяйства по развитию охотничьего хозяйства, охотничьего собаководства, дичеразведения; 2) представление интересов общественных объединений охотников и субъектов охотничьего хозяйства в государственных органах и организациях, а также в негосударственных и международных; 3) участие в подготовке нормативных правовых актов и других документов по вопросам охраны, воспроизводства и использования животного мира; 4) участие в мониторинге и учете объектов животного мира;

САФАРИ № 1 (78) 2013

41


Вести Росохотрыболов союза

Вести Росохотрыболовсоюза эту работу сделать по какому-то единому образцу, включая требования Закона об учете персональных данных, мы затеяли эту внутреннюю реформу. Причем мы хотим все это перевести на единую электронную площадку. А.Х.: Не закладываете ли Вы снова мину замедленного действия с этим членским билетом? Пусть сейчас Росохотрыболовсоюз и другие общественные организации будут выдавать билеты, принимать экзамены, но все равно останется два билета, и это всегда будет спором – так или иначе. Почему бы не сделать единый охотничий билет, пусть в форме того, что Вы сейчас придумали, но назовите его «государственный», а где-то в нем будет пометка, что человек, имеющий этот билет, является еще и членом Росохотрыболовсоюза. Сколько проблем это снимет! Э.Б.: Есть такая фраза (я ее часто повторяю с учетом своего опыта взаимодействия с нашей властью): давайте решать задачи по мере их поступления. Сегодня ситуация с государственным охотничьим билетом есть, она зафиксирована, и в настоящий момент мы ее не сломаем. Сейчас мы не сможем внести никаких принципиальных изменений в этой части. С другой стороны, я не скрываю свой умысел. Когда мы наладим единую систему, покажем, что билет у нас информативный, соответствует всем требованиям законодательства по защите, все наши базы – унифицированные, информация по каждому охотнику в онлайн-режиме, – вот тогда мы и можем поставить вопрос. А сначала нужно приучить чиновника учитывать и наш документ. Давайте поднимем его статус. Может быть, мы вернемся к предоставлению права на охоту и через наш билет, но это вопрос эволюционный, в данный момент его решить невозможно. А.Х.: То есть Вы хотите это разбить на два-три этапа? Э.Б.: Я считаю, что если мы на данном этапе решим вопрос по экзаменам, по обучению и по выдаче, пускай даже государственного охотничьего билета, уже это – достаточно важно. А.Х.: Безусловно. Но может, решать кардинальней? Если Вы разработали замечательную схему билета  – отдайте ее чиновникам, пусть они его и печатают, напишут на обложке «Государственный»… �� в нем страничка с отметкой: является охотник членом общества или нет. Хочет  – вступил, не хочет – нет, но билет-то будет уже один, и он будет нести всю ту информацию, которую Вы хотите. Э.Б.: Я думаю, эта идея сейчас труднореализуема. И в этой ситуации думать за чиновников о том, как насытить информативно охотничий билет… Сами они о чем думали, когда его ваяли? А.Х.: Мне кажется, нужен компромисс, а не ведомственная гордость. Иначе все снова может уйти на очередной круг противостояния. Подумайте о едином билете. Пусть пока в порядке бреда. Э.Б.: Это не в порядке бреда, это мысль со стороны. Иногда свежая идея со стороны очень полезна, но мы руководствуемся практикой общения с многочисленными чиновни-

42

ками, которые на эти вопросы влияют. Если бы все мыслили стратегически  – до какой степени было бы просто решать вопросы! Если бы основная масса начальников руководствовалась здравым смыслом и профессиональными знаниями при принятии решения… Но, к сожалению, сегодня нам приходится лавировать между огромным количеством групп, не связанных между собой, тех, которые что-то, может быть, о вопросе знают или слышали, но уж точно не разбираются в нем глубоко. Поэтому те предложения, которые мы сейчас озвучиваем, на наш взгляд, вполне реализуемы. Но давайте все-таки идти шаг за шагом. А.Х.: У меня еще один вопрос: почему несколько раз прозвучала фраза «бесплатный охотничий билет»? Э.Б.: Потому что государственный билет сегодня бесплатный де-факто. Хотя я знаю, что его уже продают по 5–7 тыс. рублей, так сказать, за ускорение процесса получения. Д.П.: Свидетельство на машину, снегоход – за эти бланки деньги берут, почему не берут за охотничий? А.Х.: Я этот вопрос уточню: ни для кого не секрет, что государство порой хочет заработать деньги на своем гражданине, так или иначе. Вы сделали хороший информативный новый бланк билета, с голограммами, с кучей всего прочего. Он хоть и недорогой, но стоит денег. Что, если пойти в развитие темы, предложить, чтобы государство охотничий государственный билет по Вашей форме выдавало за деньги – это лишний доход в бюджет – чиновникам приятно, копейка какая-то капает, и для охотника сто или двести рублей заплатить раз в жизни  – это не такая уж обременительная вещь. Может, тогда камень преткновения растворится? Э.Б.: Понятно, что любая деятельность несет определенный затратный механизм. Это надо обсуждать. Любая работа, в том числе по выдаче государственных охотничьих билетов нами, – она тоже будет нести какие-то затраты, но все исходят из того, что сегодня он выдается бесплатно. Пока существуют такие критерии, для нас ценно переключить эту функцию на себя, а не обсуждать, платная она будет или бесплатная. К тому же, если говорить с точки зрения формирования бюджета общественной организации, то также можно по-разному построить систему обучения охотников, занятия или экзамен может быть платный, и в этом случае стоимость бланка билета непринципиальный вопрос. В.К.: Для охотника и для общества непринципиальный. Но принципиальный для государства. Э.Б.: Пусть они сами об этом позаботятся. Во всяком случае, зная ментальность нашего общества, когда человек вообще не хочет ни за что платить, а здесь подталкивают, чтобы ты еще заплатил за бланк билета… Нет, мы не будем в этом помогать государству. Движения вперед от этого не будет, поверьте. Я Вам приведу пример. Это было еще при Алексее Васильевиче Гордееве4, когда он заявлял у себя на совещаниях, что билет должен выдаваться общественной организацией и что чиновник не должен иметь к этому отношения никакого

САФАРИ № 1 (78) 2013


и никогда. Здравая точка зрения. К сожалению, рядом с Министерством сельского хозяйства и внутри него есть и другие ведомства, которые считали по-другому и делали не то, что говорил министр. Когда мы стали прорабатывать стоимость билета в соответствии с постановлением Правительства, то пять лет назад вышли на цифру 13–16 рублей за билет. Это с информативностью, со всеми степенями защиты и так далее. Затем, когда стали вести переговоры с компаниями, которые в состоянии этот билет делать, на нас сразу стали выходить люди – вот, мол, мы готовы вам это сделать за такие-то деньги. Я стал разбираться в вопросе: они предлагали не 13–16, а 50 рублей и даже 70, причем цена стремительно менялась. Спрашиваю, а что за цены такие? Они показывают аукционную заявку Россельхознадзора, который выставил на тендер готовность закупить билеты (того, старого образца, без всяких степеней защиты) при начальной стоимости 100 рублей за бланк! Дальше объяснять надо? Себестоимость 13 рублей и сто рублей за бланк! Д.П.: Ну, как ни крути, а нужно давать чиновнику, пусть лучше он не себе в карман кладет, а государству. Может, таким путем что-то сдвинется? Если Вы в закон внесете, что будет единый охотничий билет, допустим, с вкладышем общества, то Вам же потом легче будет. Э.Б.: Логика в этом, безусловно, есть, мы же за бланк паспорта платим, он стоит каких-то денег, но еще раз повторюсь: в системе приоритетных задач это сейчас не стоит. А по сути, о таком вкладыше и идет речь. Им будет являться результат сдачи экзамена охотником в обществе – если сдал, получает этот вкладыш. Давайте перейдем ко второй сфере деятельности ассоциации и поговорим об охотпользовании и охотпользователях. Сегодня в Правительстве есть люди, которые понимают, что охота, как и рыбалка, является вопросом общесоциальным. Это актуально для огромного количества нашего населения, но и оцениваются они для разных людей по-разному: для кого-то это забава и отдых, для кого-то – образ жизни, а для кого-то – профессиональная деятельность. И то, что это вопрос еще и остросоциальный, чиновники тоже начинают понимать. Так вот, с учетом того, что мы являемся еще и охотпользователями, необходимо решить вопрос по охотпользованию общественных организаций. Я считаю, что критерии оценки охотпользователей должны быть едиными для всех независимо от их организационной формы. По-другому быть не может. Но, с другой стороны, с учетом социальной значимости местных охотничьих коллективов, безусловно, в законе должен быть создан приоритет по закреплению определенного количества охотничьих угодий за этими общественными охотничьими объединениями. Иначе может возникнуть ситуация, когда простым охотникам конкретного района элементарно в этом районе или области не будет места. Это вопрос государственный. Его можно решить, только закрепив это право в законе, никакие другие формулы работать не будут.

5) участие в распределении квот изъятия объектов животного мира; 6) ведение учета и регистрации ловчих хищных птиц, используемых на охоте; 7) выдачу удостоверений охотника через свои филиалы и представительства, представление в уполномоченный орган отчетности о выданных удостоверениях охотника по установленной форме; 8) проведение обучения охотминимуму; 9) ведение учета данных в области охраны, воспроизводства и использования животного мира, представляемых субъектами охотничьих хозяйств, и их передача в уполномоченный орган; 10) организацию воспроизводства животного мира; 11) участие в конкурсной комиссии по закреплению охотничьих угодий; 12) заключение договоров с иностранцами на организацию охоты на территории Республики Казахстан; 13) организацию развития национальных видов охоты с использованием ловчих хищных птиц и охотничьих собак; 14) иную деятельность, предусмотренную Уставом и не запрещенную законодательством Республики Казахстан. Выданный республиканской ассоциацией общественных объединений охотников и субъектов охотничьего хозяйства документ о сдаче охотминимума является основанием для выдачи удостоверения охотника. 4. Республиканская ассоциация общественных объединений рыболовов и субъектов рыбного хозяйства осуществляет следующие виды деятельности: 1) координацию деятельности общественных объединений рыболовов и субъектов рыбного хозяйства по развитию рыбного хозяйства, аквакультуры, воспроизводства видов животных, любительского (спортивного) рыболовства; 2) представление интересов общественных объединений рыболовов и субъектов рыбного хозяйства в государственных органах и организациях, а также в негосударственных и международных; 3) участие в подготовке нормативных правовых актов и других документов по вопросам охраны, воспроизводства и использования животного мира; 4) участие в мониторинге и учете объектов животного мира; 5) участие в распределении квот изъятия объектов животного мира; 6) участие в конкурсной комиссии по закреплению рыбохозяйственных водоемов и (или) участков; 7) участие в распределении субсидий, выделяемых на развитие рыбного хозяйства; 8) участие в рамках государственного социального заказа в организации помощи рыбным ресурсам и другим водным животным в случаях массового заболевания, угрозы их гибели, угрозы замора и вследствие других причин, а также в спасении молоди рыб; 9) заключение договоров с иностранцами на организацию любительского (спортивного) рыболовства; 10) иную деятельность, предусмотренную Уставом и не запрещенную законодательством Республики Казахстан.

САФАРИ № 1 (78) 2013

43


Вести Росохотрыболов союза

Вести ОХОТНИЧЬИ ЭКСПЕДИЦИИ

Росохотрыболовсоюза

При этом основой должна быть не роль личности лидера этой организации, а государственно закрепленный сектор, сегмент, статус этой организации. То есть государство дает обществу возможность приоритетно заключить охотхозяйственное соглашение на часть угодий, а дальше, дорогие друзья, вас будут оценивать так же, как и любого другого охотпользователя. В том, что охотничье хозяйство общественной организации при нормальном руководителе и нормальных охотколлективах может вестись рационально и не уступать коммерческому, я лично убежден. А.Х.: Согласились. Теперь вопрос: есть ли у Вас предложения по какому-то конкретному проценту угодий для обществ в каждом районе РФ? То есть два вопроса: процентное соотношение и уровень, на котором эти угодья дробиться будут? На районном? А может быть, муниципальном, потому что районы бывают гигантские? Э.Б.: О конкретных площадях речь не идет, вопрос прорабатывается. Д.П.: Уставная деятельность и охотпользование. Что еще о трех направлениях? Э.Б.: Третий блок вопросов – это вообще новация, он не новый для юридической практики в России, но новый для охотхозяйственных вопросов. Сегодня мы стоим перед колоссальной проблемой наделения полномочиями штатных работников охотничьих хозяйств любого права собственности. Ни мы, ни законодатели не знаем, как этот вопрос решить. Мы считаем, что это вопрос принципиальный и, может быть, даже системообразующий. Не имея прав, а только одни обязанности, навести порядок в угодьях пользователю, конечно же, крайне сложно. Наши люди, в первую очередь охотоведы и егеря, постоянно находятся под угрозой правоприменительной практики о полномочиях, которые они нарушают. Ищем конструкции  – как это решить? Есть позитивный мировой пример – что такое профессиональный охотник в Африке? Это человек, имею-

44

щий индивидуальную лицензию, обладающий определенными знаниями, навыками и умением. Лицензия является для него, по сути, средством производства. Не имея ее, он просто не сможет работать. Обладатель такой лицензии, к примеру, в Танзании имеет право задержания браконьеров и доставления их в полицию. Позитивный пример этого института на себе испытал каждый, кто побывал там на охоте. Если сравнить с нашим среднестатистическим егерем – это, мягко говоря, небо и земля. То есть нужно создать некий механизм стимулирования, заинтересованности, поднятия профессиональной составляющей этой единицы, каковой у нас является егерь. Так родилась идея. Сегодня у нас существует институт саморегулирования, так называемые СРО5. То есть закрепленная федеральным законом конструкция, когда регулируется профессиональная деятельность конкретной категории людей. Д.П.: И как в нашем случае будет работать система саморегулирования? Э.Б.: Во-первых, система СРО устанавливает (и это невозможно сделать в рамках общественной организации), что субъекты профессионального регулирования (то есть егеря) обязаны выполнять регламенты и стандарты, которые разрабатываются самой СРО. Они общеобязательны. Система СРО создает механизм реальной ответственности конкретного должностного лица, егеря. А если есть система персональной ответственности, тогда гораздо легче говорить о наделяемых полномочиях. Кроме того, есть решение Конституционного суда, который говорит, что СРО – это такой же орган публичной власти, поскольку у нее есть четкие должностные обязанности и четкая система ответственности. Кроме того, каждый охотпользователь будет обязан соблюдать норму, что все его егеря должны быть членами саморегулируемой организации. А ведь ему это будет выгодно, потому что, являясь членами СРО, они становятся совсем другим субъектом права. Начиная с того, что, например, преступление против них  – это уже отягчающее обстоятельство, и заканчивая тем, что у них есть жетон и они имеют право на составление протоколов на территории хозяйства. На наш взгляд, эта система, безусловно, будет стимулировать и поднимать общеобразовательный уровень, потому что если ты член СРО, то обязан обладать определенным набором знаний. В.К.: У Вас есть конкретные предложения, как это осуществить? Э.Б.: У нас есть даже конкретные тексты с набросками о системе саморегулируемой организации. Причем закон говорит о том, что она создается следующим образом: сначала идут формирования региональные и межрегиональные, а через год создается национальная СРО, и она единственная вырабатывает нормы на всю отрасль по всей стране. Они обязательны для выполнения каждой региональной СРО. Если человек потерял право в одной СРО, то по закону он не

САФАРИ № 1 (78) 2013


может вступить в другую. Это сложный путь, абсолютно новый институт, но подобные уже работают во многих отраслях и заняли там свою нишу. Через этот институт можно решать вопросы, которые невозможно решить ни через общественные организации, ни через охотпользование. Они связаны с качественной, профессиональной подготовкой людей, занятых в отрасли. А.Х.: Я думаю, что здесь нам не надо останавливаться только на одном интервью. Эти идеи и предложения необходимо двигать в массы, чтобы узнать мнение людей и получить их поддержку. Э.Б.: Конечно, нужно заниматься пропагандой, именно для этого мы Вас и пригласили. Генерировать идеи стратегического порядка, пытаться формировать позицию и мнение как у тех, кто обязан принимать подобного рода стратегические решения, то есть у власти, так и у простых охотников, чтобы они понимали, зачем и почему это делается и как эти решения будут напрямую касаться каждого из них. И все это только первая часть того, что мы могли сказать. Сегодня реально обсуждаются элементы той стратегии по сохранению редких видов животных и развитию охотхозяйственной деятельности, о которой шла речь в начале. Обсуждения ведутся на площадке Открытого правительства.

Мы готовим свои предложения. В какую оболочку они это облачат – уже их вопрос. Наше единственное требование – это чтобы охотоведческая часть была профессионально написана, чтобы в ней были отражены именно стратегические цели – куда мы все должны прийти. А.Х.: Механизм обсуждений в Открытом правительстве, как он действует? Можете в двух словах о нем рассказать? Если любой желающий может внести туда свои предложения, поправки и мнение, то, наверное, людям надо об этом сказать? Э.Б.: Да, безусловно. Сейчас группа экспертов готовит предложения по внесению изменений в закон, после чего Открытое правительство предполагает публичное обсуждение этих предложений: в этом и есть его смысл. Каждый человек имеет возможность ознакомиться с инициативами и высказать свое мнение. Какой формат для этого выберет само Открытое правительство, я пока сказать не могу, но мы на своем сайте уже сформировали отдельный блок вопросов, связанных с этой стратегией. Все протоколы, все промежуточные предложения мы будем в этом разделе размещать. И все посетители, члены ассоциации смогут узнать о наших инициативах и высказать свое мнение, направив письмо на указанный там же электронный адрес.

Примечания редакции: 1 – Трутнев, Юрий Петрович, с 2004 по 2012 год министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации. С мая 2012 года – помощник Президента Российской Федерации. 2 – Абызов, Михаил Анатольевич, с мая 2012 года министр Российской Федерации, ответственный за организацию работы Правительственной комиссии по координации деятельности Открытого правительства. Краткий биографический очерк опубликован в № 5 журнала «Сафари» за 2012 год, в рубрике «Назначения в нашей отрасли». 3 – Лебедев, Владимир Альбертович, с июля 2012 года заместитель министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации. Краткий биографический очерк опубликован в № 5 журнала «Сафари» за 2012 год, в рубрике «Назначения в нашей отрасли». 4 – Гордеев, Алексей Васильевич, с 1999 по 2009 год министр сельского хозяйства Российской Федерации. 5 – СРО – саморегулируемая организация, деятельность регулируется Законом 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях».

Реклама

САФАРИ № 1 (78) 2013

45


01 2013 Попытка номер ...надцать