Page 1

ISSN 1729-7621 ЖУРНАЛ «ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ» THE TRETYAKOV GALLERY MAGAZINE / SPECIAL ISSUE. СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК


Для меня большая честь представить специальный выпуск журнала

It is a great pleasure for me to present this special issue of the “Tretyakov

«Третьяковская галерея» «Норвегия – Россия: на перекрестках куль-

Gallery” magazine, Norway – Russia: On the Crossroads of Cultures, which

тур», посвященный 150-летнему юбилею самого известного норвеж-

is dedicated to the 150th anniversary of the birth of Edvard Munch, the

ского художника Эдварда Мунка.

most famous Norwegian artist.

Пионер современного европейского искусства Эдвард Мунк по праву

A pioneer of European modern art, Edvard Munch is rightfully considered

считается одним из самых значительных художников мира. Творче-

one of the world’s most important artists. His creative career spanned

ская жизнь Мунка продолжалась более 60 лет, начиная с его дебюта

more than 60 years, from his debut in the early 1880s until his death in

в начале восьмидесятых годов XIX века и до его смерти в 1944 году.

1944. Munch was extremely productive, and his artistic legacy comprises

Наследие мастера весьма обширно, он оставил после себя несколько

thousands of works of art – paintings, prints, drawings, watercolours,

тысяч произведений искусства: картин, рисунков, акварелей, скульп-

sculptures, photographs and manuscripts.

тур, графических работ, фотографий и рукописей.

© ФОТО: ВАЛЕНТИН СКЛЯРОВ, АЛЕКСАНДР ГАНЮШИН, 2013 / PHOTO: VALENTIN SKLYAROV, ALEXANDER GANYUSHIN, 2013

Munch’s unorthodox style of painting evoked both wrath and admiration Неортодоксальная живописная манера Мунка вызывала то гнев,

among his contemporaries. To this day his works fascinate and delight us.

то восторг у современников художника. С тех пор и вплоть до на-

His tireless artistic experimentation and creative power ensure that Munch

ших дней его произведения завораживают и восхищают нас. Не-

remains relevant today.

устанный художественный эксперимент и творческая мощь делают I am pleased that Edvard Munch is being featured prominently in this

его актуальным и сегодня.

special issue of the “Tretyakov Gallery” magazine in his anniversary year. Я рад, что Эдвард Мунк в свой юбилейный год занял достойное ме-

I hope that the articles presented here will spur the Russian public’s interest

сто в специальном выпуске журнала «Третьяковская галерея». Уве-

in Munch’s life and work.

рен, что опубликованные материалы вызовут у читателей несомненCulture has long been one of the most important interfaces between our

ный интерес к его жизни и творчеству.

two countries, contributing to more than a thousand years of peaceful Культура является одной из главных точек пересечения между на-

neighbourly relations between Norway and Russia.

шими двумя странами и уже более тысячи лет способствует мирным добрососедским отношениям между Норвегией и Россией. Надеюсь,

I hope that this special issue of the “Tretyakov Gallery” magazine will give

этот специальный выпуск послужит оживлению культурного обмена,

a boost to cultural exchange, joint initiatives and cross-border cooperation

активизации совместной деятельности и трансграничного сотрудни-

between our countries in the future.

чества в будущем. KNUT HAUGE КНУТ ХАУГЕ

AMBASSADOR OF THE KINGDOM OF NORWAY TO RUSSIA

ПОСОЛ КОРОЛЕВСТВА НОРВЕГИЯ В РОССИИ

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

1


ЭДВАРД МУНК: «…СОЛНЦЕ САДИЛОСЬ»

УЧРЕДИТЕЛИ Государственная Третьяковская галерея Фонд «Развитие народного творчества «ГРАНИ» Виталий Львович Мащицкий

ФРАНК ХЁЙФЁДТ

4 ВСЛЕД ЗА CОЛНЦЕМ НОВАТОРСТВО В ОФОРМЛЕНИИ ПУБЛИЧНЫХ ПРОСТРАНСТВ

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ И.В. Лебедева – председатель М.Н. Афанасьев Н.И. Войскунская Г.Б. Волчек Л.И. Иовлева Е.П. Лавриненко В.Л. Мащицкий И.В. Мащицкая П.В. Мащицкий А.И. Рожин Т.Т. Салахов Е.Л. Селезнева Н.В. Толстая В.З. Церетели К.Г. Шахназаров М.Э. Эльзессер

ПЕТРА ПЕТТЕРСЕН

26 ПАРК СКУЛЬПТУР И ЕГО АВТОР ГУСТАВ ВИГЕЛАНН ЯРЛЕ СТРЁМОДДЕН

38 ЭММАНУЭЛЬ ВИГЕЛАНН СЫН ХЭ Ю

54 СЛЕЗЫ ОЧИЩЕНИЯ СТИГ СЭТЕРБАККЕН

57 КОРЕ ЭСПОЛИН ЙОНСОН XУДОЖНИК ЛОФОТЕНСКИХ ОСТРОВОВ PAR EXCELLENCE 68 КУНСТХАЛЛ В БЕРГЕНЕ 72 НОВЫЙ МУЗЕЙ АСТРУП-ФЕРНЛИ В ОСЛО СУНЕ НОРДГРЕН

74 КОЛЛЕКЦИЯ ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА КОРОЛЕВЫ НОРВЕГИИ СОНИ КАРИН ХЕЛЛАННШЁ

84 НИДАРОССКИЙ СОБОР СВЯТОЙ ОЛАВ И РОССИЯ ОЙСТЕН ЭКРОЛЛ

96 РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ: ПУТЬ НА СЕВЕР OЛЬГА АТРОЩЕНКО

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СПОНСОР В.Л. Мащицкий

МНОГОГРАННАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА НОРВЕГИИ, ТВОРЧЕСКИЕ СВЯЗИ ДЕЯТЕЛЕЙ ИСКУССТВА НАШИХ СТРАН ВПЕРВЫЕ С ТАКОЙ ШИРОТОЙ И ПОЛНОТОЙ ПРЕДСТАВЛЕНЫ НА СТРАНИ-

ЖУРНАЛА «ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ». ДОСТОЙНЫМ ПОВОДОМ ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ СОВМЕСТНОЙ ИНИЦИАТИВЫ ПОСЛУЖИЛ ЮБИЛЕЙ ВСЕМИРНО ИЗВЕСТНОГО НОРВЕЖСКОГО ХУДОЖНИКА ЭДВАРДА МУНКА.

В СОЗДАНИИ ЭТОГО НОМЕРА УЧАСТВОВАЛИ С НОРВЕЖСКОЙ СТОРОНЫ: МУЗЕЙ МУНКА, МУЗЕЙ ГУСТАВА ВИГЕЛАННА, МУЗЕЙ ЭММАНУЭЛЯ ВИГЕЛАННА, ГАЛЕРЕИ КОРЕ ЭСПОЛИНА И «БЕРГЕН КУНСТХАЛЛ», ЦЕНТР ИСКУССТВ ХЕНИ-УНСТАД, МУЗЕИ АСТРУП-

ЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА НОРВЕГИИ, БИБЛИОТЕКА УНИВЕРСИТЕТА БЕРГЕНА; С РОССИЙСКОЙ СТОРОНЫ: ГОСУДАРСТВЕННАЯ ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ, ГМИИ ИМ. А.С. ПУШКИНА, ТЕАТРАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ИМЕНИ А.А. БАХРУШИНА, МУЗЕЙ МХТ.

НАШЕ ИЗДАНИЕ СТАЛО ПРОДОЛЖЕНИЕМ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРОГРАММЫ «НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР», ОСУЩЕСТВЛЯЕМОЙ

130 ЭДВАРД ГРИГ НА СОВЕРШЕННЫХ ВЫСОТАХ СВЕТЛАНА ПЕТУХОВА

142 УРОК ИБСЕНА ИННА СОЛОВЬЕВА

155

ГЛ. РЕДАКТОР А.И. Рожин ОТВ. СЕКРЕТАРЬ Н.И. Войскунская РЕДАКТОРЫ Т.А. Лыкова, Е. Рачинская, А.А. Ильина РЕД. ПЕРЕВОДОВ Том Бирченоф ГЛ. ХУДОЖНИК Д.Г. Мельник ДИЗАЙН и ВЕРСТКА А.В. Кутьин ПЕРЕВОДЫ Агентство переводов «Априори» М. Соловьева, Н. Гормли, Т. Пелипейко Ю. Тулинова, Е. Рачинская КОРРЕКТОР О.Е. Недорезова

ФЕРНЛИ, ЭДВАРДА ГРИГА, НИДАРОССКОГО СОБОРА, А ТАКЖЕ НА-

НАТАЛИЯ АВТОНОМОВА

АННА ПОЗНАНСКАЯ

Фонд «ГРАНИ» Учредитель Фонда И.В. Мащицкая

ЦАХ НОРВЕЖСКО-РОССИЙСКОГО СПЕЦИАЛЬНОГО ВЫПУСКА

102 ВАСИЛИЙ КАНДИНСКИЙ В НОРВЕГИИ 116 ПУТИ В РОССИЮ КАРТИНЫ НОРВЕЖСКИХ ХУДОЖНИКОВ В РОССИЙСКИХ СОБРАНИЯХ

ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ПОСОЛЬСТВА КОРОЛЕВСТВА НОРВЕГИЯ В РОССИИ

ФОНДОМ «ГРАНИ». НАДЕЕМСЯ, ТВОРЧЕСКАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ И ЗАИНТЕРЕСОВАННЫЕ ЧИТАТЕЛИ ПО ДОСТОИНСТВУ ОЦЕНЯТ НАУЧНУЮ И ПРОСВЕТИТЕЛЬСКУЮ ЦЕННОСТЬ ЭТОГО УНИКАЛЬНОГО ИЗДАНИЯ, ПУБЛИКАЦИЯ КОТОРОГО СОСТОЯЛАСЬ БЛАГОДАРЯ ПЛОДОТВОРНОМУ СОТРУДНИЧЕСТВУ ЖУРНАЛА «ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ», ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕИ И ПОСОЛЬСТВА КОРОЛЕВСТВА НОРВЕГИЯ В РФ. СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК ЯВЛЯЕТСЯ НАШИМ ОБЩИМ ВКЛАДОМ В УКРЕПЛЕНИЕ ВЗАИМНОГО ДОВЕРИЯ И РАЗВИТИЯ МНОГОВЕКОВЫХ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ МЕЖДУ НОРВЕГИЕЙ И РОССИЕЙ.

АЛЕКСАНДР РОЖИН, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР НАТЭЛЛА ВОЙСКУНСКАЯ, ОТВЕТСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ

2

РАЗРАБОТКА САЙТА Т. Успенская АДРЕС РЕДАКЦИИ Москва, 119002, Малый Власьевский переулок д.12, стр.1 . Тел./факс: +7 (499) 241-8291 E-mail: art4cb@gmail.com www.tretyakovgallerymagazine.ru, www.tg-m.ru Отпечатано в «Принтстоун паблишинг» Тираж 5000 экз. На обложке 1: Эдвард Мунк. Солнце. 1911. Холст, масло. Фрагмент © University of Oslo, The Aula На обложке 4: Рентгеновский снимок, сделанный перед операцией в Риксгоспитале. На нем видна пуля, раздробившая средний палец левой руки Мунка. 1902 © Munch Museum/ Munch-Ellingsend Group

Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС77-32787 от 11 августа 2008 г. © Журнал «Третьяковская галерея», 2013


MUNCH “…THE SUN WAS SETTING”

FOUNDERS The State Tretyakov Gallery Foundation “GRANY. ART-CRYSTAL-BRUT” Mr Vitaly Machitski

FRANK HØIFØDT

4 FOLLOWING THE SUN PIONEERING ART IN THE DECORATION OF PUBLIC SPACES

EDITORIAL BOARD Irina Lebedeva – Chairman Mikhail Afanasiev Marina Elzesser Lydia Iovleva Yelena Lavrinenko Vitaly Machitski Irena Machitski Pavel Machitski Alexander Rozhin Tair Salakhov Yekaterina Selezneva Karen Shakhnazarov Natalia Tolstaya Vasily Tsereteli Natella Voiskounski Galina Volchek

PETRA PETTERSEN

26 GUSTAV VIGELAND THE MAN BEHIND THE VIGELAND PARK JARLE STRØMODDEN

38 EMANUEL VIGELAND AND THE “TOMBA EMMANUELLE” SEUNG HAE YU

54 SACRED TEARS

GENERAL SPONSOR Vitaly Machitski SUPPORTED BY THE ROYAL NORWEGIAN EMBASSY, MOSCOW

STIG SÆTERBAKKEN

OF THE BIRTH OF THE WORLD-RENOWNED NORWEGIAN PAINT-

57 KAARE ESPOLIN JOHNSON THE QUINTESSENTIAL LOFOTEN ARTIST 68 BERGEN KUNSTHALL 72 THE NEW MUSEUM ASTRUP FEARNLEY IN OSLO

ER EDVARD MUNCH PROVES FITTING INSPIRATION FOR SUCH A

SUNE NORDGREN

THE VERSATILITY OF NORWEGIAN ARTISTIC CULTURE, AND THE TIES THAT GREW UP BETWEEN PROFESSIONALS OF TWO COUNTRIES

PUBLISHER Foundation “GRANY. ART-CRYSTAL-BRUT“ Founder - Irena Machitski EDITOR-IN-CHIEF Alexander Rozhin CO-EDITOR Natella Voiskounski EDITORS Tatiana Lykova, Elena Rachinskaya, Anna Ilina STYLE EDITOR Tom Birchenough CHIEF DESIGNER Dmitry Melnik PRINCIPAL DESIGN & LAYOUT Andrey Kutin

ARE FOR THE FIRST TIME REPRESENTED ON SUCH A BROAD SCALE IN THE PAGES OF THE NORWEGIAN-RUSSIAN SPECIAL ISSUE OF THE “TRETYAKOV GALLERY” MAGAZINE. THE 150TH ANNIVERSARY

74 H.M. QUEEN SONJA’S ART COLLECTION

JOINT INITIATIVE.

THE PUBLICATION WAS CREATED WITH THE PARTICIPATION OF THE

KARIN HELLANDSJØ

LERY ESPOLIN, THE BERGEN KUNSTHALL, THE ASTRUP FERNLEY MU-

84 NIDAROS CATHEDRAL ST. OLAV AND RUSSIA

SEUM, THE SONJA HENIE-ONSTAD ART CENTRE, THE EDVARD GRIEG

ØYSTEIN EKROLL

TRANSLATION APRIORI Translation Company Maria Solovieva, Yulia Tulinova, Natalia Gormley, Tatiana Pelipeiko, Elena Rachinskaya PROOFREADER Natalia Gormley

MUNCH MUSEUM, THE NATIONAL GALLERY IN OSLO, THE GUSTAV

WEBSITE DESIGNER Tatiana Uspenskaya

NORWAY, AND THE UNIVERSITY OF BERGEN LIBRARY IN NORWAY,

96 THE NORTH IN THE ART OF RUSSIAN PAINTERS

AND THE TRETYAKOV GALLERY, PUSHKIN FINE ARTS MUSEUM, THE

OLGA ATROSHCHENKO

ADDRESS: 12, building 1, Maly Vlasievsky lane, Moscow, 119002 Russia Tel./fax: +7 (499) 241-8291 E-mail: art4cb@gmail.com www.tretyakovgallerymagazine.ru www.tretyakovgallerymagazine.com www.tg-m.ru Cover: Edvard Munch. The Sun, 1911. Oil on canvas. Detail © University of Oslo, The Aula Back cover : X-ray of Edvard Munch’s left hand before surgery at the Rikshospitalet, showing a small bullet from a revolver in the shattered middle finger. 1902 © Munch Museum/ Munch-Ellingsend Group Printed by Printstone Publishing 5,000 copies © The Tretyakov Gallery Magazine, 2013

VIGELAND MUSEUM, THE EMANUEL VIGELAND MUSEUM, THE GAL-

MUSEUM, THE NIDAROS CATHEDRAL, THE NATIONAL LIBRARY OF

BAKHRUSHIN THEATRE MUSEUM, AND THE MOSCOW ART THEATRE MUSEUM IN RUSSIA.

102 WASSILY KANDINSKY IN NORWAY NATALIA AVTONOMOVA

SEARCH AND EDUCATIONAL VALUE OF THIS UNIQUE PUBLICATION,

116 ROUTES TO RUSSIA PICTURES BY NORWEGIAN ARTISTS IN RUSSIAN PRIVATE AND MUSEUM COLLECTIONS

WHICH HAS BEEN MADE POSSIBLE THANKS TO THE INITIATIVE OF

ANNA POZNANSKAYA

THIS ISSUE CONTINUES THE INTERNATIONAL PROGRAMME “ON THE CROSSROADS OF CULTURES” INITIATED BY THE “GRANY. ART-CRYSTAL-BRUT” FOUNDATION. WE HOPE THAT THE ART COMMUNITY AND READERS WILL APPRECIATE THE COLLECTIVE EFFORTS, ART RE-

THE ROYAL NORWEGIAN EMBASSY IN THE RUSSIAN FEDERATION, AND REPRESENTS OUR JOINT CONTRIBUTION TO THE STRENGTHENING OF MUTUAL TRUST AND DEVELOPMENT OF CENTURIES-OLD CULTURAL TIES BETWEEN NORWAY AND RUSSIA.

130 EDVARD GRIEG EXQUISITE HEIGHTS SVETLANA PETUKHOVA

142 IBSEN’S LESSON

ALEXANDER ROZHIN, EDITOR-IN-CHIEF

INNA SOLOVIEVA

NATELLA VOISKOUNSKI, CO-EDITOR

155 3


ЭДВАРД МУНК: «…СОЛНЦЕ__ САДИЛОСЬ » EDVARD MUNCH “…THE SUN _ WAS SETTING” «КРИК» ЭДВАРДА МУНКА – ИСТИННОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ СОВРЕ-

EDVARD MUNCH’S ICONIC IMAGE OF MODERN MAN “THE SCREAM”–

МЕННОГО ЧЕЛОВЕКА, ЕДВА ЛИ НЕ САМАЯ ИЗВЕСТНАЯ КАРТИНА

THE BEST-KNOWN PICTURE IN THE WORLD AND THE SEMINAL WORK

В МИРЕ, ЗНАКОВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ЭКСПРЕССИОНИЗМА. ЭТА

OF EXPRESSIONISM – CAPTURES THE VULNERABILITY AND TRAGIC

КАРТИНА – ЖИВОПИСНОЕ ОТРАЖЕНИЕ ХРУПКОСТИ И ТРАГИЗМА

ASPECT OF HUMAN EXISTENCE.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ.

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

4


СОТБИС. ФОТО. 2012 / SOTHEBY’S. 2012. PHOTO: OLI SCARFF // GETTY IMAGES

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

5


АВТОПОРТРЕТ. 1886. ХОЛСТ, МАСЛО. 33 × 24,5. НАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЛЕРЕЯ, ОСЛО / SELF-PORTRAIT. 1886. OIL ON CANVAS. 33 × 24.5 CM. NATIONAL GALLERY, OSLO

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

6


АВТОПОРТРЕТ «А-ЛЯ МАРАТ». 1908-1909. 81 × 85 SELF-PORTRAIT “À LA MARAT”. 1908-1909. 81 × 85 CM. MM, OSLO

Многим обязанный в творческом плане Винсенту ван Гогу и Полю

Indebted to Vincent van Gogh and Paul Gauguin, Munch (1863-1944)

Гогену, Мунк (1863–1944) стремился к новому, глубокому и под-

searched for a new art of depth and authenticity. Today, “The Scream”

линному искусству. Сегодня его «Крик» превратился в один из

has become a ubiquitous image of popular culture, simultaneously

самых известных образов – это часть народной культуры и одно-

“appropriated” by an ironic postmodernity. Both extremes seem

временно ироническая «апроприация» постмодернизма. Обе эти

relevant in understanding the context of the spectacular price of

крайности актуальны для понимания контекста, в котором фигу-

$120 million that was paid for a pastel version of the image in spring

рирует впечатляющая цена до 120 млн. долларов, уплаченная вес-

2012. The fame of “The Scream” has come to exceed the fame of the

ной 2012 года за пастельную версию этой картины. Слава «Кри-

artist: this discrepancy seems to be diminishing, however, as large

ка» превзошла славу ее автора, хотя на больших международных

international exhibitions make viewers more familiar with the broader

выставках, где публика достаточно хорошо знакома с творческим

aspects of Munch’s art and legacy. Celebrating the 150th anniversary

наследием Мунка, подобного разрыва, по-видимому, не возни-

of the artist’s birth, the Munch Museum and the National Gallery in

кает. Наиболее грандиозная презентация работ Мунка состоится

Oslo will give a vast, joint presentation of the artist’s work this summer.

летом 2013 года в Осло по случаю 150-й годовщины со дня рождеMunch grew up in Norway’s capital Christiania (later Kristiania, from

ния художника.

1925 Oslo). His father was a deeply religious army doctor. His mother, Мунк вырос в столице Норвегии – Христиании (в дальнейшем

20 years her husband’s junior, died of tuberculosis when Edvard was

Кристиания, с 1925 года Осло). Его отец, военный врач, был глу-

five. His sister Sophie died of the same disease at the age of 15; Laura,

боко религиозен. Мать (на 20 лет моложе мужа) скончалась от ту-

a younger sister, was diagnosed with mental illness at an early age.

беркулеза, когда Эдварду было пять лет. Его сестра Софи умерла

His brother Andreas died of pneumonia at the age of 30, and Edvard’s

от той же болезни в возрасте 15 лет; у младшей сестры Лауры в

own delicate health was an issue from the start. The relevance of these

раннем возрасте диагностировали душевное заболевание. Брат

facts to an appreciation of Munch’s art may be disputed; however, in

Андреас скончался от пневмонии в возрасте 30 лет. Да и Эдвард

the 1890s especially, he exploited sombre memories from his childhood

с молодости не отличался крепким здоровьем. Значимость всех

in both his expressive images and poetic words: “Illness, Insanity and

этих обстоятельств для творчества Мунка не может считаться

Death were the black angels that stood by my cradle” 1. At the same

бесспорной, однако он действительно обращался – в частности,

time, it cannot be denied that his family was utterly supportive and

в 1890-х годах – к печальным воспоминаниям своего детства как

culturally stimulating. In May 1884, his sister Laura records in her diary

в экспрессивных изображениях, так и в поэтических строках: «Бо-

that she has been sent to the library to borrow Henrik Ibsen’s play

лезнь, безумие и смерть были черными ангелами у моей колыбе-

“Emperor and Galilean” for her bed-ridden brother Edvard – demanding

ли» . При всем при том нельзя не признать: семья с готовностью

reading for a 20-years-old.

1

поддерживала его культурные устремления. В мае 1884 года его сестра Лаура записывает в своем дневнике, что она отправилась в

THE “RUSSIAN PERIOD”

библиотеку и принесла заболевшему брату пьесу Генрика Ибсена

Munch was able to take advantage of the limited opportunities that

«Кесарь и Галилеянин» – произведение достаточно серьезное и

Norway offered to an aspiring artist, including free instruction by

сложное для восприятия двадцатилетнего юноши.

the dedicated realist Christian Krohg; the influence of his mentor is

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

7


«РУССКИЙ» ПЕРИОД

visible in Munch’s early works. In 1885, Munch took his art to a new

Мунк сумел воспользоваться теми весьма ограниченными воз-

level with “The Sick Child”, a radical break with the realistic idiom.

можностями, которые тогдашняя Норвегия предоставляла на-

Refering to his sister Sophie, he described how he struggled to revive

чинающим художникам, в частности бесплатным художествен-

“the first impression” in search of a valid painterly equivalent to a

ным образованием. Его преподавателем оказался убежденный

painful, personal memory 2. Renouncing perspective and plastic form,

реалист Кристиан Крог – в ранних работах Мунка это влияние

he arrived at a composition formula reminiscent of an icon, the coarse

довольно ощутимо. В 1885 году Мунк выходит на новый уровень

texture of the surface clearly revealing all the signs of a lengthy and

творчества, создав картину «Больная девочка», – это был реши-

laborious working process. Official critics were harsh, and Munch was

тельный разрыв с языком реализма. Вспоминая свою сестру

soon branded the enfant terrible among the young artists.

Софи, он рассказывал, как пытался возродить «первое впечатление», как искал приемлемый живописный эквивалент болезнен-

The mid-1880s were marked by a turning point both in his life and his

ным личным воспоминаниям 2. Отказавшись от перспективы и от

understanding of art; at the time, Munch socialized with a gang of radi-

моделирования объема, он пришел к композиционной форме,

cal anarchists in Kristiania, who were admittedly a pale shadow of the

близкой к иконе; в самой фактуре работы явственно заметны

contemporary nihilists in St. Petersburg 3 . By then, Russian literature

следы долгого и трудоемкого рабочего процесса. Официальные

had earned the highest esteem, so it was not surprising that in 1883

критики не приняли работу, довольно жестко отозвавшись о ней,

Dostoyevsky’s novel “Crime and Punishment” was translated into Nor-

так что после этого Мунк стал своего рода enfant terrible в плеяде

wegian. It immediately caught Munch’s attention for its fathoming the

молодых художников.

depths of the human psyche. “Some pages are works of art in their own right,” he asserted in a letter to a friend 4 . Late in his life, looking back at

Середина 1880-х годов ознаменовалась серьезным поворотом в

the 1880s, he pondered: “When will there be someone to portray these

его жизни и в художественных воззрениях. В это время Мунк на-

times? It would have to be a Dostoyevsky, or a mixture of Krohg, Jæger

чал общаться с компанией радикальных анархистов из Христиа-

and perhaps myself, capable of portraying this Russian period in the Si-

нии – надо признать, они были не более чем бледной тенью их

berian city of the Kristiania that was then, and by the way, is still now.”

современников, нигилистов из Санкт-Петербурга 3 . Русская ли-

Hans Jæger was the chief figure of the “Kristiania Bohemians”, who was

тература в то время завоевала огромный авторитет, и потому не

even sentenced to imprisonment for a provocative roman à clef; not

удивительно, что в 1883 году на норвежский язык перевели роман

only did Munch paint Jæger’s portrait in 1889, but also, encouraged by

Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Предпринятое в

the Bohemians’ programme, “Thou shalt write thy life”, Munch started

книге исследование глубин человеческой психологии сразу при-

writing intensively.

влекло внимание Мунка: «Некоторые страницы представляют собой самостоятельные произведения искусства», – напишет он

FRANCE

в письме к другу . Позже, оглядываясь на 1880-е годы, он задаст

A large one-man-show in 1889 earned Munch a state scholarship to

вопрос: «Когда кто-нибудь сможет описать те времена? Нужен

complete his training abroad, and he spent the following three winters

Достоевский или хотя бы смесь Крога, Йегера и, возможно, меня

in France. The post-impressionist breakthrough and various anti-

самого для того, чтобы столь же убедительно, как это удалось

naturalist experiments had a liberating effect: “The camera cannot

Достоевскому на примере русского сибирского города, описать

compete with the brush and palette so long as it cannot be used in hell

прозябание в Кристиании – не только тогда, но и сейчас». В Хри-

and in heaven” 4 .

4

стиании Ханс Йегер был ключевой фигурой богемы, его даже приговорили к тюремному заключению за провокативный roman

“Night in Saint-Cloud” echoes the remorseful sentiment of Munch’s

à clef из жизни той же богемы. Мунк не только написал в 1889

notes from his first winter abroad: in November he had received the

году портрет Йегера, но и, вдохновленный программным требо-

news of his father’s sudden death. The image of a lonely figure in a dark

ванием «ты должен описывать свою жизнь», стал вести подроб-

interior is rendered in deep blue tones, reminiscent of James McNeill

ные записи.

Whistler’s nocturnal harmonies. The critics associated the work with the fin de siècle concept of “decadence”. Munch began investigating

ФРАНЦИЯ

impressionist and pointillist idioms in his scenes from Parisian

После большой персональной выставки в 1889 году Мунку была

boulevards and Kristiania’s Karl Johan Street, and his brush captured

назначена государственная стипендия для завершения образо-

the French Riviera in all its sensuous beauty. In this first French period,

вания за рубежом. Следующие три зимы он провел во Франции.

Munch painted a noble and austere portrait of his sister “Inger”, as well

Там он стал свидетелем постимпрессионистического прорыва и

as the key image of “The Kiss”, and the eerie “Evening on Karl Johan”.

разнообразных экспериментов, направленных против слепого

The latter clearly illustrates the current shift from realism to symbolism:

следования натуре, что помогло ему почувствовать себя раскре-

“Symbolism – nature moulded by one’s state of mind” 5 . The main street

пощенным: «Фотоаппарат не может соперничать с кистью и пали-

of the Norwegian capital is turned into a nightmarish setting for a

трой, ибо не может использоваться ни в аду, ни в раю».

tragic mood of urban modernity. A similar atmosphere is to be found

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

8


БОЛЬНОЙ РЕБЕНОК. 1925. ХОЛСТ, МАСЛО. 117 × 116 / THE SICK CHILD. 1925. OIL ON CANVAS. 117 × 116 CM. MM 51

ВЫСТАВКА МУНКА В EQUITABLE PALAST В БЕРЛИНЕ. 1892-1893 MUNCH’S EXHIBITION AT EQUITABLE PALAST IN BERLIN. 1892-1893. PHOTO: MAX MARSCHALK

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

9


МОДЕЛЬ В МАСТЕРСКОЙ МУНКА В БЕРЛИНЕ. 1902. ФОТО: ЭДВАРД МУНК / MODEL IN MUNCH’S STUDIO IN BERLIN.1902. PHOTO: E.MUNCH. MM

ТРИ ВОЗРАСТА ЖЕНЩИНЫ (СФИНКС). ОКОЛО 1895 / WOMAN IN THREE STAGES (THE SPHINX). С. 1895. MM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

10


ПАРИЖСКАЯ ОБНАЖЕННАЯ. 1896. ХОЛСТ, МАСЛО. 80,5 × 60,5 НАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЛЕРЕЯ, ОСЛО PARIS NUDE. 1896. OIL ON CANVAS. 80.5 × 60.5 CM. NATIONAL GALLERY, OSLO

УЛИЦА ЛАФАЙЕТ. 1891. ХОЛСТ, МАСЛО. 92 × 73. НАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЛЕРЕЯ, ОСЛО RUE LAFAYETTE. 1891. OIL ON CANVAS. 92 × 73 CM. NATIONAL GALLERY, OSLO

В работе «Ночь в Сен-Клу» одинокая фигура в затемненном ин-

in the famous breakthrough novel “Hunger” (1890) by one of Munch’s

терьере, переданная в темно-синих тонах, напоминает гармонию

acquaintances in the 1890s, the writer Knut Hamsun. Hamsun was also

ноктюрнов Джеймса Уистлера – это отклик на полученное в но-

a great admirer of Dostoyevsky; with his early novel “Hazard” (1889), he

ябре известие о скоропостижной кончине отца. Здесь ощуща-

was even accused of plagiarising Dostoyevsky’s novel “The Gambler”. In

ется явственная перекличка с дневниковыми заметками Мунка,

1892, Munch would capture the gambling mania at the casino in Monte

сделанными в первый период его пребывания за границей, в ко-

Carlo in both words and images.

торых настойчиво звучат угрызения совести. Не вдаваясь в биографические детали, критики дружно соотнесли картину Мунка с

BERLIN

понятием «декаданса» рубежа веков.

In 1902, quite unexpectedly, Munch received an invitation to exhibit in Berlin. A formidable scandal ensued, creating a name for Munch in

В изображении парижских бульваров и улицы Карла Юхана –

the German capital. Deciding to remain in the city, he became part of

центральной магистрали в Кристиании – Мунк начал применять

an illustrious circle of artists and intellectuals who gathered at “The

импрессионистические и пуантилистские живописные приемы, а

Black Piglet”, which included the Swedish dramatist August Strindberg

французской Ривьере досталась вся чувственная красота, доступ-

and the Polish writer Stanislaw Przybyszewski. In this stimulating

ная его палитре.

environment, he developed his own brand of expressive symbolism, creating some of his most famous images, like “Starry Night”, “The

В первый период пребывания во Франции Мунк написал благо-

Voice”, “Death in the Sickroom”, “Woman”, “Anxiety”, and “Vampire”.

родный и аскетичный портрет своей сестры Ингер, а также ос-

Making up for a ruined original, Munch painted two new versions of

новной образ «Поцелуя» и мрачноватый «Вечер на улице Карла

“Puberty”, the captivating image of a naked young girl sitting on the

Юхана» – пожалуй, вторую свою работу, в которой вполне четко

edge of a bed: confronting the viewer, she protectively covers her

проявляется сдвиг от реализма к символизму: «Символизм – это

genitalia, an ominous dark shadow rising behind her.

природа, вылепленная состоянием души» . Главная улица нор5

вежской столицы превращается в устрашающую декорацию для

The iconic version of “The Scream” was also painted in Berlin. All traces

отображения трагического настроения, свойственного современ-

of realism are gone, the landscape is turned into a flat patchwork

ной городской жизни. Подобным мироощущением проникнут и

of colours, while wavy lines suspend all sense of stability, and the

получивший широкую известность роман «Голод», принадлежа-

main figure is turned into a primitive sign confronting the viewer as

щий перу одного хорошего знакомого Мунка, писателя Кнута Гам-

primordial terror. Like the prose poems produced by his literary friends

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

11


НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

12


ТАНЕЦ ЖИЗНИ. 1899-1900 ХОЛСТ, МАСЛО. 126 × 190, 5 НАЦИОНАЛЬНАЯ ГАЛЕРЕЯ, ОСЛО THE DANCE OF LIFE. 1899-1900 OIL ON CANVAS. 126 × 190.5 CM NATIONAL GALLERY, OSLO. MM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

13


ПУБЕРТАТ. 1893. ХОЛСТ, МАСЛО. 149 × 112 PUBERTY. 1893. OIL ON CANVAS. 149 × 112 CM. MM 281

суна – они тесно взаимодействовали в 1890-х годах. Гамсун также

in Kristiania, Munch provided the image with a corresponding text,

был большим поклонником творчества Достоевского; критики

describing an experience where a sunset seems to trigger a terrifying

пытались обвинить Гамсуна в плагиате после публикации его

revelation: “I was walking along the road with two friends – the sun

раннего рассказа «Азарт» (1889), усматривая в нем определенные

was setting … I felt as though a vast, endless scream passed through

параллели с романом Достоевского «Игрок». В 1892 году Мунк

nature.” Comments and interpretations of this arguably best known

предпринимает (в казино Монте-Карло) попытку зафиксировать

of his works abound; notwithstanding a variety of opinions, there is

игроманию и в визуальных образах, и в словах .

concensus on the crucial aspect of the image – its unique capacity

6

to elicit a deeply personal response. “The Scream” was included in a

БЕРЛИН

thematic series “Love”, a precursor to Munch’s Frieze of Life.

В 1902 году Мунк получает неожиданное предложение выставить свои картины в Берлине. Следует грандиозный скандал, после

In 1895, a large exhibition in Kristiania created a real stir. Munch’s poet

которого имя Мунка приобрело определенную известность в

friend Sigbjørn Obstfelder passionately defended him when his mental

германской столице. Решив задержаться в этом городе, он при-

sanity was questioned in a debate. It also made a deep impression on

мыкает к довольно знаменитому в то время кружку художников

Munch when the dramatist Henrik Ibsen, now an international celebrity,

и интеллектуалов, которые собирались в кафе «У черного по-

visited his exhibition, offering his sympathy and encouragement. Later,

росенка» – среди его завсегдатаев были, к примеру, шведский

Munch would contend that his painting “Woman” (1894) had been a

драматург Август Стриндберг и польский писатель Станислав

source of inspiration for Ibsens’s last play, “When We Dead Awaken”.

Пшибышевский. В этом творческом окружении Мунк развивает

The National Gallery acquired his “Self-portrait with a Cigarette”, the

собственную линию экспрессивного символизма и создает ряд

very image that had prompted the discussion on Munch’s sanity: the

таких получивших впоследствии известность произведений, как

delicate hand holding the cigarette indeed seems to tremble from the

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

14


КРИК. 1893. ДОСКА, МАСЛО. 83, 5 × 66 / THE SCREAM. 1893. OIL ON BOARD. 83.5 × 66 CM. MM 514

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

15


НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

16


МАДОННА. 1893-1894. ХОЛСТ, МАСЛО. 90 × 68,5 MADONNA. 1893-1894. OIL ON CANVAS. 90 × 68.5 CM MM 68

«Звездная ночь», «Голос», «Смерть больного», «Женщина», «Тревога» и «Вампир». Воспроизводя оказавшийся поврежденным оригинал, Мунк пишет две новые версии «Пубертат» – картины, изображающей юную обнаженную девушку, сидящую лицом к зрителю на краешке постели и прикрывающую ладонями свои гениталии, тогда как за ее спиной встает зловещая темная тень. Классическая версия «Крика» также была написана в Берлине. Здесь исчезают какие-либо следы реализма: пейзаж превращается в плоскостное соположение оттенков цвета, волнообразные линии лишают пространство всякого чувства стабильности, а главная фигура превращена в примитивный знак, предстающий перед зрителем символом первобытного ужаса. По примеру белых стихов, которые писали его друзья-литераторы в Кристиании, Мунк сопроводил картину соответствующим текстом, описывая пережитый им опыт – именно закат послужил для него стимулом к пугающему откровению: «Я шел с двумя друзьями вдоль дороги – солнце садилось… Я почувствовал, как природу словно пронзил мощный, бесконечный крик». Самая, пожалуй, известная работа Мунка обросла великим множеством комментариев и интерпретаций; при всем разнообразии воззрений сущность их в том, что главное в картине – ее способность вызвать у зрителя ЭДВАРД МУНК НА ПЛЯЖЕ

глубокое личное переживание . «Крик» был включен в тематиче-

В ВАРНЕМЮНДЕ. 1908 EDVARD MUNCH PAINTING ON THE

скую серию «Любовь», предшествовавшую циклу «Фриз жизни».

BEACH IN WARNEMUNDER. 1908. MM

В 1895 году большая выставка в Кристиании породила настоящий

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

17


АВТОПОРТРЕТ С РУКОЙ СКЕЛЕТА. 1895. ЛИТОГРАФИЯ / SELF-PORTRAIT WITH SKELETON ARM 1895. LITHOGRAPH. MM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

18


скандал вплоть до того, что было поставлено под вопрос душев-

hypersensitivity of this aristocratic mortal, emerging from a mysterious

ное здоровье художника. Страстно защищал Мунка его друг поэт

blue mist. The centre of controversy in the exhibition was “Woman

Сигбьёрн Обстфелдер. Когда выставку посетил, выразив тем са-

Making Love”, the iconic “Madonna”. “Moonlight glides over Your Face –

мым свою симпатию и поддержку художнику, драматург Генрик

full of Worldly Beauty and Pain,” Munch wrote in an accompanying text,

Ибсен, уже обретший тогда мировую известность, это произвело

“For it is Death offering its Hand to Life – a Chain linking the thousand

глубокое впечатление на Мунка. Позже Мунк будет утверждать,

Generations that are dead to the thousand Generations to come.” “To

что его картина «Женщина» (1894) послужила источником вдох-

me his Madonna picture is the very embodiment of his art,” Obstfelder

новения для последней пьесы Ибсена «Когда мы, мертвые, про-

commented, “I believe one would have to go to Russian literature to

буждаемся». Национальная галерея приобрела «Автопортрет с

find such a religious perception of woman, such a glorification of the

сигаретой» – ту самую работу, что породила дискуссии о психи-

beauty of pain.”

ческом здоровье Мунка; это не удивительно, ибо на картине изображен возникающий из таинственного синего тумана аристо-

PRINTS AND PARIS

кратичный молодой человек, в изящной руке которого сигарета

“Madonna” was turned into a lithograph in 1895, as was “The Scream”.

словно вздрагивает от сверхчувствительности и сверхчувствен-

Another significant lithograph from the Berlin period is “Self-Portrait

ности. В центре споров вокруг выставки оказалась «Женщина в

with a Skeleton Arm”, in which the round collar lends a priest-like

экстазе», или знаменитая «Мадонна». «Лунный свет скользит по

quality to the head, luminescent against the velvety black background.

твоему лицу – полному земной красоты и боли, – пишет Мунк в

The name and year inscribed in the upper part reads like an epitaph,

сопроводительном тексте. – Ибо Смерть протягивает руку Жизни

in keeping with the sombre memento mori of the skeleton arm at

– такова цепь, связывающая тысячи ушедших поколений с тыся-

the bottom. A formal likeness with a particular woodcut by the Swiss

чами поколений, что еще придут». «Для меня его «Мадонна» есть

artist Felix Vallotton has often been pointed out – moreover, it’s hardly

само воплощение его искусства, – комментировал Обстфелдер.

coincidental that Valloton’s print is a portrait of Dostoyevsky.

– На мой взгляд, подобное глубоко религиозное восприятие женщины, такое восславление красоты страдания можно найти лишь

Munch’s first attempts with graphics were intaglio prints based on

в русской литературе».

some of his painted subjects. He soon turned to lithography; moving to Paris in early 1896, he had access to the best printers in the trade.

ГРАВЮРЫ И ПАРИЖ

While painting a new version of “The Sick Child” for a Norwegian

«Мадонна» была переведена в 1895 году в литографию, так же как

collector, Munch also created a lithograph of the subject, singling out

и «Крик». Еще одна известная литография берлинского периода

the girl’s profile head. It was executed in a variety of subtle colour

– это «Автопортрет с рукой скелета». Круглый белый воротник-

combinations, and ranks high in Munch’s oeuvre. In a creative take on

стойка и голова, ярко выделяющаяся на бархатно-черном фоне,

his woodcuts, he would partition the blocks with a fretsaw in order to

придают изображаемому сходство со священником. Имя и год,

print several colours simultaneously, akin to procedures used by Paul

вписанные сверху, прочитываются как эпитафия, тем более что

Gauguin. A good example is provided by Munch’s many individual,

это вполне перекликается с мрачноватым memento mori – рукой

slightly different versions of “Towards the Forest”, which are as simple

скелета в нижней части работы. Нередко подчеркивали формаль-

and evocative as they are singularily aesthetically subtle. In Paris, he

ное сходство данной литографии с ксилографией швейцарского

made graphic portraits of several poets and programme posters for

художника Феликса Валлоттона – и это вряд ли простое совпаде-

two Ibsen productions at the Théâtre de L’Oeuvre, while a commission

ние, тем более что работа Валлоттона – портрет Достоевского.

to illustrate Baudelaire’s “Les Fleurs du Mal” did not go beyond its initial stages. In 1897, Sergei Diaghilev, the famous impresario and

Первые опыты Мунка в печатной графике представляли собой

“mid-wife” of modern art, staged an exhibition of Scandivanian art in

инталии на сюжеты его же живописных произведений. Вскоре

St. Petersburg, including Munch’s self-portrait from 1895. In a letter

он обратился к литографии, тем более что по приезде в Париж

to Munch, Diaghilev implores the artist to also support the inclusion

в начале 1896 года он получил доступ к лучшим печатникам и

of the new version of “The Sick Child” in the exhibition. “Who this

печатным станкам того времени. Создавая новую живописную

Diaghilev is, nobody seems to know,” writes the “Aftenposten”, the

версию «Больной девочки» по заказу норвежского коллекционе-

leading newspaper in Kristiania, clearly sceptical of this strange Russian

ра, Мунк одновременно выполнил с нее еще и литографию, огра-

and his self-willed choice of artworks. Diaghilev favoured the newest

ничившись изображением головы девочки в профиль. Работа

of the new – “one is tempted to say, the unfinished,” laments the critic,

печаталась в различных цветовых комбинациях и весьма высоко

repeating “Aftenposten”’s recurring critique of Munch’s art.

котируется в наследии Мунка. Творчески подойдя к технике ксилографии, он распиливал доски с тем, чтобы печатать одновре-

TURN OF THE CENTURY

менно в нескольких цветах, – подобным приемом пользовался и

At the turn of the century, a time of restless experimentation, Munch

Поль Гоген. Примером могут служить многочисленные варианты

was increasingly preoccupied with his Frieze of Life project, producing a

работы «К лесу», несколько различающиеся между собой, при

number of large and decorative canvases. “Metabolism”, provided with

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

19


этом их можно смело назвать не только точными и выразитель-

a wooden frame with carved reliefs, was first exhibited as “Adam and

ными, но и необыкновенно тонкими с эстетической точки зрения.

Eve”, testifying to the important role that the biblical myth of the fall

В Париже Мунк создает графические портреты нескольких зна-

of man played in Munch’s pessimistic philosophy of love. Echoing his

комых поэтов, а также афиши и программки для двух постановок

pietistic upbringing, titles such as “The Empty Cross” and “Golgotha”

Ибсена в театре «Творчество» (Théâtre de l’Oeuvre), а вот заказ на

(both c. 1900) also reflect metaphysical currents of the late 1890s.

подготовку иллюстраций к «Цветам зла» Шарля Бодлера так и не

Munch’s “The Dance of Life” is a daring and deeply personal take on

продвинулся дальше своей начальной стадии. В 1897 году Сергей

the synthetist style of the Nabis, as well as a revitalized version of his

Дягилев, знаменитый импресарио и «повивальная бабка» совре-

own “Woman” from six years earlier. Painted at the very turn of the

менного искусства, организовал выставку скандинавского ис-

century, a series of landscapes from the Kristiania fjord, decorative and

кусства в Санкт-Петербурге. Она включала и автопортрет Мунка

sensitive studies of nature, represent highlights of Nordic symbolism.

1895 года. В письме к Мунку Дягилев просит о включении в экспо-

The following summer, in Åsgårdstrand, Munch painted the classic and

зицию еще и новой версии «Больной девочки» 7. «Кто такой этот

suggestive “The Girls on the Bridge” – his most beloved motif.

Дягилев, никто его не знает», – такой комментарий появился в ведущей газете Кристиании «Aftenposten» – комментарий явно

SUCCESS AND CRISIS

скептический в отношении странного русского и его не менее

In the early years of the new century, Munch’s career was gradually

странного подбора работ. Дягилев выбирает из всего нового са-

becoming established in Germany. Exhibiting at the Berlin Secession

мое новое: «можно сказать, еще незавершенное», – сетует кри-

in 1902, he presented a “complete” Frieze for the first time: “Seeds

тик, повторяя нередко появлявшиеся в «Aftenposten» критиче-

of Love”, “Love’s Blossom and Decay”, “Life’s Anxiety” and “Death”.

ские оценки работ Мунка .

Portraits now comprised a significant part of his output, bringing the artist some financial stability. The group portrait “Dr. Linde’s Sons” is a

НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

masterpiece of modern portraiture, commissioned by a truly invaluable

На рубеже XIX и XX веков – времени беспрестанных эксперимен-

supporter. But such artistic success was accompanied by personal

тов – Мунк уделяет все больше сил проекту «Фриз жизни» и соз-

discord: Munch was suffering the after-effects of a traumatic love

дает ряд больших декоративных полотен. Одно из них – «Мета-

affair that had ended with an accidental shooting in 1902, after which

болизм» – было впервые представлено публике под названием

one finger on his left hand was permanently crippled. His obsessive

«Адам и Ева», что недвусмысленно свидетельствует о том, сколь

thoughts were quieted by alcohol.

важное место занимал библейский миф о грехопадении человека в формировании пессимистического взгляда (если угодно,

In 1906, following the death of Henrik Ibsen, Munch was commissioned

философии) Мунка на любовь. Названия «Пустой крест» или

to make set designs or “mood sketches” for Max Reinhardt’s production

«Голгофа» (оба произведения созданы около 1900 года), свиде-

of “Ghosts” at the Deutsches Theater in Berlin. Munch’s revealing

тельствуют как о религиозном воспитании, полученном Мунком

“Self-Portrait with a Bottle of Wine” from this period clearly suggests

в детстве, так и об одной из главных метафизических тенденций,

a kinship with Osvald, the main character in Ibsen’s drama. While

характерных для последнего десятилетия XIX века. «Танец жизни»

Gustav Schiefler was busy cataloguing the graphic works of the rising

представляет собой дерзкую и глубоко индивидуализированную

star, Munch himself was spending more and more time at various spas

ЭСКИЗ К ПАННО «ИСТОРИЯ» В МАСТЕРСКОЙ МУНКА НА ОТКРЫТОМ ВОЗДУХЕ В ИМЕНИИ СКРЮББЕН В КРАГЕРЁ. 1910 DRAFT FOR «HISTORY» IN MUNCH’S OUTDOOR STUDIO AT SKRUBBEN IN KRAGERØ. 1910. PHOTO: A.F.JOHANSEN. MM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

20


ГЛАЗА В ГЛАЗА. 1894. ХОЛСТ, МАСЛО. 163 × 110 / EYE IN EYE. 1894. OIL ON CANVAS. 163 × 110 CM. MM 502

трансформацию Мунком синтетического стиля набистов, а вме-

in Thuringia trying to come to grips with his alcoholism and deal with

сте с тем – возврат к его собственной работе шестилетней давно-

his nervous condition. The summers of 1907 and 1908 were spent in

сти «Женщина». Написанная им на рубеже веков серия пейзажей

Warnemünde on the German Baltic coast, where Munch’s momentous

Кристианиа-фьорда, декоративных и вместе с тем чувственных,

project was “Bathing Men”, a provocative vision of masculine strength

являет собой вершину скандинавского символизма. Следующим

painted in a constructive, Cézanne-like fashion. His personal crisis

летом Мунк напишет в Осгордстранне хрестоматийную работу

reached a critical point, however, and Munch was eventually forced to

«Девушки на мосту» – пожалуй, свой самый любимый сюжет.

admit himself for eight months treatment at Copenhagen clinic.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

21


АВТОПОРТРЕТ С БУТЫЛКОЙ ВИНА. 1906. ХОЛСТ, МАСЛО. 110,5 × 120,5 / SELF-PORTRAIT WITH A BOTTLE OF WINE. 1906. OIL ON CANVAS. 110.5 × 120.5 CM. MM 543

УСПЕХ И КРИЗИС

RETURN

В первые годы нового столетия карьера Мунка развивается впол-

Finally returning to Norway in 1909, Munch settled in the coastal town

не успешно, он приобретает определенную известность в Герма-

of Kragerø. The National Gallery in Kristiania acquired a considerable

нии. На выставке берлинского Сецессиона в 1902 году он впервые

number of his works, confirming his belated recognition in his native

выставляет полный «Фриз»: «Рождение любви», «Расцвет и закат

land. With his creative approach to external reality, Munch translated

любви», «Страх жизни» и «Смерть». Значительное место в этот

the rugged coast and pine forests into paintings with a new boldness

период его творчества занимают портреты, что приносит худож-

and vitality.

нику некоторую финансовую стабильность. «Сыновья доктора Линде» представляет собой шедевр современной портретной

The 1912 Sonderbund exhibition in Cologne was the first comprehensive

живописи. Эта работа была заказана с целью оказать поддержку

presentation of European modernism, and Munch was honoured with

художнику – жест поистине бесценный. Однако художественные

a room of his own there; 20 years after the scandal in Berlin, he was

успехи сопровождались внутренними противоречиями: Мунк

raised to the level of Van Gogh, Gauguin and Cézanne as one of the

страдал от последствий весьма драматичной любовной связи,

pioneers of modern art. At home, he continued to experiment and to

которая закончилась в 1902 году жестокой ссорой и случайным

expand his range of subject matter; sunbathers, farmers, workers and

огнестрельным ранением, после чего один из пальцев его левой

animals were a prominent subject for some time. When his decorations

руки навсегда остался искалеченным. Травмирующие его психи-

at the University’s festival hall were inaugurated, Munch purchased

ку навязчивые мысли художник гасил алкоголем.

the estate of Ekely on the rural outskirts of the capital and moved there. The four volume publication “Edvard Munch: Collected Paintings

В 1906 году после смерти Генрика Ибсена Мунк получил заказ на

I-IV” (Gerd Woll, 2008) revealed the vast body of works from this

серию эскизов для постановки Максом Рейнхардтом ибсеновских

late period: portraits of friends and collectors, rural landscapes, and

«Привидений» в Немецком театре (Deutsches Theater) в Берлине.

nudes. His fascination with Henrik Ibsen never waned: a large number

Написанный в том же году саморазоблачительный «Автопортрет

of drawings are related to “Peer Gynt”, woodcuts to “The Pretenders”,

с бутылкой вина» явственно указывает на сходство Мунка с Ос-

while quite a number of drawings, graphic works and paintings are more

вальдом, главным персонажем ибсеновской драмы. К тому вре-

or less explicitly related to “John Gabriel Borkman”. Another significant

мени известность художника стала достаточной для того, чтобы

category is his late self-portraits. In the entirely casual looking

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

22


историк искусства Густав Шифлер занялся составлением катало-

and comparatively lesser-known “Self-Portrait in Hat and Coat” all

га графических работ восходящей звезды, сам же Мунк проводил

attention is drawn to the detailed and expressive face. The monumental

все больше времени в курортных городках Тюрингии, пытаясь по-

“Towards the Light”, or “The Human Mountain” preoccupied Munch for

бороть алкоголизм и справиться с нервным расстройством.

many years; the composition harks back to the symbolism of the 1890s and echoes his written statements: “My art gave meaning to my life.

Летние сезоны в 1907 и 1908 годах Мунк провел в Варнемюнде

Through it I searched for the light and I felt I could bring light to others.”

на побережье Балтийского моря. Там был реализован важный для него проект «Купальщики» – провокативное изображение

For Munch’s 70th birthday his lifelong friend, the art historian Jens

мужской силы. Работа была выполнена в конструктивной сезан-

Thiis, published a monumental biography of the artist. “Dostoyevsky’s

новской манере. Однако его личный кризис достиг в это время

importance to me has been beyond measure. More than many others

критической точки, и Мунк был вынужден согласиться пройти

put together,” Munch pointed out emphatically in a letter to Thiis.

лечение в клинике в Копенгагене, где он провел восемь месяцев.

“Ibsen and Dostoyevsky, I believe they were the most important.” Living in relative seclusion late in life, Munch was lucky to have friends

ВОЗВРАЩЕНИЕ

who shared his passion for the Russian writer. “Crime and Punishment”

Возвратившись в конце концов в 1909 году в Норвегию, Мунк

had been a continuous inspiration since the 1880, and on numerous

обосновался в прибрежном городке Крагерё. Творчески соприка-

occasions Munch expressed his affection for “The Brothers Karamazov”;

саясь с окружающей его реальностью, Мунк смело и энергично

however, “Prince Myshkin” (The Idiot) seems to have struck the deepest

переносил на свои полотна открывающиеся его взору изрезан-

chord. “Djævlene”, a Danish edition of “The Devils” (The Posessed) was

ные берега и сосновые леса. Национальная галерея в Кристиании

on his bedside table when he died.

приобрела значительное количество его работ, ознаменовав тем самым запоздалое признание на родине.

In the ceremonial “Self-portrait Between the Clock and the Bed”, the artist stands upright beside the grandfather-clock, depicted without

В 1912 году выставка «Зондербунд» в Кёльне явилась первой наи-

arms, as if to signal his final retreat from this world. The conspicuous

более полной демонстрацией достижений европейского модер-

bed becomes charged with references to the pivotal moments in the

низма. Мунк удостоился чести получить для своих работ отдель-

cycle of life: birth, sickness, love, and death. In the room behind the old

ный зал. Спустя два десятилетия после берлинского скандала он

artist, his artworks are bathed in a golden light. Over the bed, behind

был поставлен на один уровень с такими пионерами современно-

the door, hangs the bluish study of a nude; the humble figure is also

го искусства, как Ван Гог, Гоген или Сезанн. Он продолжает экспе-

depicted – twice! - half-way up the mountain in the programmatic

риментировать и расширять круг своих персонажей: среди них в

“Towards the Light”. Munch actually had this painting hanging over his

этот период появляются купальщики, фермеры, рабочие, неред-

bed; it was given the title “Krotkaja”, after a short story by Dostoyevsky.

ки также изображения животных. После открытия оформленного им актового зала в университете Кристиании Мунк приобретает

FRANK HØIFØDT

усадьбу Экели неподалеку от столицы и переезжает туда. В вышедшей в 2008 году четырехтомной монографии «Эдвард Мунк: собрание работ» (автор Gerd Woll) представлено немало произведений позднего периода: портреты друзей и коллекционеров, сельские пейзажи, ню. Новое проявление нашла и никогда не ослабевавшая в нем приверженность творчеству Генрика Ибсена: значительное число рисунков связано с «Пер Гюнтом», ксилографий – с «Борьбой за престол», а целый ряд рисунков, произведений печатной графики и живописных работ более или менее эксплицитно связаны с пьесой «Йун Габриэль Боркман». Еще один заметный цикл работ Мунка – поздние автопортреты. В совсем не парадном и сравнительно малоизвестном «Автопортрете в пальто и шляпе» все внимание привлечено к экспрессии лица. Много лет Мунк работал над монументальным полотном «К свету», или «Человеческая гора». Композиция возвращает нас к символизму 1890-х годов, что подтверждают написанные Мунком сопровождающие тексты: «Мое искусство придало моей жизни смысл. Через него я стремился к свету и чувствовал, что могу при-

АВТОПРОТРЕТ МЕЖДУ ЧАСАМИ И КРОВАТЬЮ. 1940-1942. ХОЛСТ, МАСЛО. 149,5 × 120,5

нести свет другим».

SELF-PORTRAIT. BETWEEN THE CLOCK AND THE BED. 1940-1942. OIL ON CANVAS. 149.5 × 120.5 CM. MM 23

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

23


КОММЕНТАРИИ

Многолетний друг Мунка историк искусства Йенс Тиис опублико-

COMMENTARIES

вал к его 70-летию монументальную биографию художника. «До1

стоевский был важен для меня сверх всякой меры. Более чем мно-

Музей Мунка (далее MM). Инв. № 2759. Л.

1

Munch Museum (subsequently MM) N 2759, 3r

2

The diary of Laura Munch, May 1884, MM archive

3

Edvard Munch: “Livsfrisens tilblivelse”, Oslo

3 об.

гие остальные, даже вместе взятые, – подчеркивал Мунк в письме Тиису. – Ибсен и Достоевский: полагаю, они были важнее всех». Несмотря на относительное затворничество на склоне лет, у Мунка, по счастью, сохранились друзья, разделяющие его страсть к

2

Архив ММ. Дневник Лауры Мунк. Май 1884.

3

Edvard Munch. Livsfrisens tilblivelse. Oslo,

1928, pp. 9-10

1928, P. 9-10.

русскому писателю. «Преступление и наказание» было для него

4

The image of the Russian nihilists given by

Образ русских нигилистов в том виде, в

Norwegian media was not without an element

каком его передавали норвежские средства

of romantic fascination. See Frank Høifødt: ‘The

массовой информации, был не лишен роман-

Kristiania Bohemia reflected in the art of the

Карамазовым»; самые глубинные струны, однако, затронул в нем

тического очарования. См.: Høifødt, Frank. The

young Edvard Munch’, in “Edvard Munch. An

князь Мышкин («Идиот») . «Djævlene» – датское издание «Бесов» –

Kristiania Bohemia reflected in the art of the young

Anthology” (ed. Erik Mørstad), Oslo 2006.

4

источником вдохновения еще с конца 1880-х годов ; Мунк неоднократно упоминал о своем неослабевающем интересе к «Братьям

Edvard Munch // Edvard Munch. An Anthology (Ed.

лежало на его прикроватном столике в момент смерти.

Erik Mørstad). Oslo, 2006.

5

Letter from Munch to his friend Olav Paulsen,

dated March 11 1884. Copy in MM 5

В прощальном «Автопортрете между часами и кроватью» художник стоит возле больших дедовских напольных часов без стре-

Письмо Мунка Улаву Паульсену, другу ху-

дожника, датированное 11 марта 1884 года

6

(копия в MM).

Mennesket og kunstneren”, Oslo 1982, p. 51.

лок, словно обозначая окончательный отход от всего мирского. 6

Постель символически связана ассоциациями с важнейшими

7

и смертью. В комнате за спиной старого художника – его рабо-

7

Munch’s aphorism, formulated e.g. in MM N 570

8

From sketchbook dated 1890-1894: MM T 127

9

More on the relationship between Dostoyevsky’s

Цит. по: Stang, Ragna. Edvard Munch. Men-

nesket og kunstneren. Oslo, 1982. P. 51.

моментами жизненного цикла: рождением, болезнью, любовью

Quoted from Ragna Stang: “Edvard Munch.

Афоризм Мунка. См. в MM. Инв. № 570.

novel and Munch’s texts and images in Allison

ты, они озаряются золотым светом. Над кроватью висит этюд

8

обнаженной натуры в голубых тонах; та же фигура изображена –

Инв. № T 127.

Из альбома для зарисовок. 1890–1894 гг. MM.

Morehead: “‘Are there bacteria in the rooms of Monte Carlo?’ The Roulette Paintings 1891-93”, in “Munch becoming ‘Munch’” (cat.), Munch Museum

дважды – на полпути вверх по склону горы в программной работе

9

«К свету». Эта работа действительно висела над кроватью Мунка,

Подробнее о связи между романом Ф. М. До-

2008, pp. 121

стоевского и текстами и живописными произ-

она получила название «Кроткая» по повести Достоевского . ФРАНК ХЁЙФЁДТ

ведениями Мунка см.: Morehead, Allison. «Are

10

there bacteria in the rooms of Monte Carlo?» The

centred around their version of “Puberty”. See

Roulette Paintings 1891–93 // Munch becoming

“Edvard

«Munch» (catalogue). Munch Museum, 2008,

Museum 2012

The Munch Museum presented an exhibition Munch.

Pubertet/Puberty”,

Munch

P. 121. 11

MM T 2760-56r

туально связанную с версией картины «Пу-

12

Suggested literary inspiration include Nietzsche,

бертат». См.: Edvard Munch. Pubertet/Puberty.

Søren Kierkegaard, the Bible – and Raskolnikov. For

Munch Museum, 2012.

the latter, see Arne Eggum: “Livsfrisen fra maleri til

10

Музей Мунка представил выставку, концеп-

grafikk”, Oslo 1990, pp. 234-235 11

MM. Инв. № T 2760-56r. 13

12

Среди возможных литературных влияний

Sigbjørn Obstfelder: “Edvard Munch. Et forsøg”,

Samtiden, 1896.

называют работы Фридриха Ницше, Сёрена Кьеркегора и Библию, а также образ Родиона

14

Раскольникова в романе Ф.М. Достоевского

(“Mon cher Munch ..”), written on stationery

«Преступление и наказание». О последнем

marked “Victoria Hotel, Kristiania”, MM. Preparing

см.: Eggum, Arne. Livsfrisen fra maleri til grafikk.

for his exhibition, Diaghilev visited the Norwegian

Oslo, 1990. P. 234–235.

capital in summer 1897.

13

Obstfelder, Sigbjørn. Edvard Munch. Et forsøg.

Samtiden, 1896. 14

Письмо (не датировано) от Сергея Дягилева

15

Undated letter from “Serge Diaghilew” to Munch

“Skandinavisk Udstilling i St. Petersburg”, in

“Aftenposten” (Aften), October 28 1897 16

Munch’s Frieze (“Eiene Reihe von Leben-

Мунку («Дорогой Мунк…») написано на блан-

sbildern”) was presented under these four

ке «Отель Виктория, Кристиания» (хранится

headings at the exhibition in Berlin.

в MM). Готовя выставку, Дягилев летом 1897 года посетил столицу Норвегии. 15

Skandinavisk Udstilling i St. Petersburg //

Aftenposten (Aften), 28 .10. 1897.

БРОШЬ (ЭВА МУДОЧЧИ). 1903. ЛИТОГРАФИЧЕСКИЙ КАРАНДАШ, ТУШЬ, ПРОЦАРАПЫВАНИЕ НА КАМНЕ. 60 × 46

16

THE BROOCH (EVA MUDOCCI). 1903. LITHOGRAPHIC CRAYON, INK, SCRAPPING TOOL ON STONE. 60 × 46 CM. MM G 255-35.SCH. 212

Фриз Мунка («Eiene Reihe von Lebensbildern»)

MM N 539

18

Undated draft of letter to Jens Thiis (c. 1932), MM

N 2094 19

In 1891, Munch received a book from a Danish

был представлен на берлинской выставке под

poet friend. He informs him that the book is

этими четырьмя названиями.

included in his “little library”, consisting of “the

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

24

17


17

MM. Инв. N 539.

18

MM. Инв. № 539.

19

Черновик письма (не датирован) к Йен-

су Тиису (около 1932 года). MM. Инв. № 2094. 20

В 1891 году Мунк получил книгу от своего

друга – датского поэта. Он сообщает, что книга заняла достойное место в его «маленькой библиотеке», состоящей из «Библии, Ханса Йегера и Раскольникова». См. письмо Мунка Эммануэлю Голдстайну, датированное 2 февраля 1892 года (MM, инв. № 3034). Так утверждает автор в работе: Dedekam, Hans. Edvard Munch. Kristiania, 1909. Р. 24. Лечащий врач Мунка профессор K.E. Шрайнер и Юс Рёде подтверждают это в книге: Edvard Munch som vi kjente ham (см. примечание 21). 21

См.: Johs Roede. Spredte erindringer om Edvard

Munch. В: “Edvard Munch som vi kjente ham. Vennene forteller”, Oslo, 1946, p. 52. См.также: Martin Nag. Dostojevskij og Munch. В: “Kunst og Kultur” 1993, no. 1, note 1, p. 54. 22

Имеется фотография (ММ, инв. B 3245),

подтверждающая, что голубая «Ню» была в какой-то момент прикреплена к большому холсту. См.: Collected Paintings. Vol. III. P. 847. 23

Повесть Достоевского «Кроткая» была опу-

бликована в Норвегии в 1885 году; в 1926 году вышло новое издание под заголовком «Skriftemål» (Исповедь). Друг и юрист Мунка Юс Рёде сообщает, что именно он предложил название «Кроткая», а Мунк одобрил это предложение. См. указанный выше источник: Johs Roede (1946), р. 53.

bible, Hans Jæger and Raskolnikow”. Letter from Munch to Emanuel Goldstein, dated Feruary 2 1892 (MM N 3034). 20

Stated in Hans Dedekam: “Edvard Munch”,

Kristiania 1909, p. 24, and confirmed in “Edvard Munch som vi kjente ham” (see next note), by Professor K. E. Schreiner, Munch’s doctor, and Johs Roede. 21

See Johs Roede: ‘Spredte erindringer om Edvard

Munch’, in “Edvard Munch som vi kjente ham. Vennene forteller”, Oslo 1946, p. 52. See also Martin Nag: ‘Dostojevskij og Munch’ in “Kunst og Kultur” 1993, no. 1, note 1, p. 54. 22

A photograph (B 3245) confirms that the blue

nude was attached to the huge canvas at some point. See “Collected Paintings”, Vol III, p. 847. 23

Dostoyevsky’s story “Krotkaja” was published

in Norway in 1885; a new edition was published in 1926, with the title “Skriftemål” (Confession). According to Munch’s friend and lawyer Johs Roede, he was the one to suggest the title “Krotkaja” for the painting, approved by Munch. See above: Johs Roede (1946), p. 53. МУНК В СВОЕЙ МАСТЕРСКОЙ. ОКОЛО 1930 / MUNCH AT HIS STUDIO, CIRCA 1930. MM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

25


вслед за cолнцем

НОВАТОРСТВО В ОФОРМЛЕНИИ ПУБЛИЧНЫХ ПРОСТРАНСТВ

FOLLOWING THE SUN

PIONEERING ART IN THE DECORATION OF PUBLIC SPACES В 1911 году Королевский университет Фредерика в Кристиании 1

As part of Kristiania’s 1 Royal Frederik University’s centenary celebra-

отмечал свое 100-летие. В этой связи для организации наиболее

tions in 1911, a new festival hall – the Aula – was planned as the artis-

торжественных юбилейных мероприятий был спроектирован и

tic and symbolic highlight of the jubilee. Separated from its union with

построен актовый зал (Аула). Новой Ауле придавалось символи-

Sweden in 1905, Norway had become a sovereign state, and the young

ческое значение: лишь незадолго до того, в 1905 году, Норвегия

country had a desire to proclaim its national status. The decoration of

стала независимым государством, выйдя из унии со Швецией, и

the Aula’s eleven wall panels was included in the plan for the univer-

стране требовалось упрочить свой национальный статус. Один-

sity’s centennial celebration in September 1911. Edvard Munch entered

надцать стен и простенков Аулы планировалось украсить в сентя-

the competition to decorate the Aula in spring 1909 and his draft was

бре 1911 года к юбилею университета. Весной 1909 года был объ-

accepted for further development in March 1910, along with proposals

явлен конкурс на оформление университетского зала, а в марте

made by the artist Emanuel Vigeland 2.

1910 года были отобраны эскизы принявших участие в конкурсе In August 1911 both artists submitted drafts in monumental format for

художников Эдварда Мунка и Эммануэля Вигеланна 2.

all of the hall’s eleven wall panels for evaluation. Neither Munch nor ViВ августе 1911 года оба художника вновь представили жюри эски-

geland won, however, and the decoration project was then put on hold.

зы монументальных панно, однако они не удостоились одобре-

Despite this setback, in the following years Munch continued to work

ния, так что проект был отложен. Тем не менее в последующие

on new drafts for the decorations, and in June 1914 he finally received

годы Мунк продолжал трудиться над новыми эскизами и в июне

the prestigious commission for the university’s Aula.

1914 года наконец получил почетный университетский заказ. Munch’s first drafts for the decoration project from summer 1909 inВ первых разработках, подготовленных Мунком летом 1909 года,

cluded motifs that were meant to represent the university’s various fac-

делалась попытка представить основные факультеты универ-

ulties. The motifs “New Rays” (Physics), “Chemistry” and “History” are

ситета. Панно «Новые лучи» (физика), «Химия» и «История» и

represented in the Aula today, while some of his other initial decorative

сейчас украшают Аулу, в то время как другие свои первоначаль-

ideas were modified or totally transformed during the working process

ные задумки Мунк впоследствии частично или полностью пере-

(ill.1). Today the Aula contains the major motifs of “The Sun”, “History”

работал (илл. 1). На сегодняшний день в Ауле представлены сле-

and “Alma Mater”, each with side panels. The rays of “The Sun” illumi-

дующие главные панно: «Солнце», «История» и «Альма Матер»,

nate the adjoining motifs “Women Turned Towards the Sun” and “Awak-

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

26

I HAVSNØD


МУНК ПИШЕТ «СОЛНЦЕ» В МАСТЕРСКОЙ НА ОТКРЫТОМ ВОЗДУХЕ В ИМЕНИИ СКРЮББЕН В КРАГЕРЁ. НОЯБРЬ, 1911 / MUNCH PAINTING THE SUN IN HIS OUTDOOR STUDIO AT SKRUBBEN, KRAGERØ, NOVEMBER 1911. PHOTO: A.F. JOHANSEN

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

27


1. АУЛА, УНИВЕРСИТЕТ ОСЛО. ОФОРМЛЕНИЕ ЗАЛА/ 1. THE UNIVERSITY’S AULA, OSLO, WITH EDVARD MUNCH’S DECORATIONS. PHOTO: SVEIN ANDERSEN

каждое со своими боковыми панелями. Лучи «Солнца» освещают боковые картины: слева «Женщины, обращенные к солнцу» и «Пробуждающиеся мужчины в потоке света», а справа «Гении в потоке света» и «Мужчины, обращенные к солнцу». «История» соседствует с полотнами «Химия» и «Новые лучи», а «Альма Матер» – с картинами «Женщины, собирающие урожай» и «Источник». Сам Мунк писал, что хочет, чтобы панно Аулы образовывали законченный и самостоятельный мир идей, а художественное воплощение было бы одновременно и сугубо национальным, и общечеловеческим. Источником вдохновения для трех главных монументальных полотен – «Солнце», «История» и «Альма Матер» – стали норвежская природа и простые норвежцы. «Солнце» на торцевой стене Аулы – главный живописный сюжет и ключевой элемент идеи оформления (илл. 2). Сюжет зародил-

3. ПРОБУЖДАЮЩИЕСЯ МУЖЧИНЫ В ПОТОКЕ СВЕТА. 1914-1916. ХОЛСТ, МАСЛО. 455 × 305. АУЛА. УНИВЕРСИТЕТ

ся в городке Крагерё у Осло-фьорда, где Мунк поселился весной

ОСЛО 4. ГЕНИИ В ПОТОКЕ СВЕТА. 1914-1916. ХОЛСТ, МАСЛО.

1909 года после нескольких лет, проведенных за границей. Сол-

450 × 305, АУЛА. УНИВЕРСИТЕТ ОСЛО

нечный диск поднимается над прибрежными скалами Крагерё,

3. AWAKENING MEN IN LIGHTSTREAM, 1914-16, OIL ON

его палящие лучи суть источник самой жизни. И Солнце является

CANVAS, 455 × 305 CM, UNIVERSITY OF OSLO, THE AULA 4. GENII IN LIGHTSTREAM, 1914-16, OIL ON CANVAS, 450 ×

символом университета как источника просвещения. Солнечные

305 CM, UNIVERSITY OF OSLO, THE AULA

лучи продолжаются и на боковых панно, занимающих два простенка, расположенные под углом 90° по отношению к основному панно, – люди пробуждаются от сна навстречу солнечному свету, а гении рождаются в потоках солнечной энергии (илл. 3, 4). Мотив «Солнца» развивают еще два боковых панно. На одном к живительному теплу простирают руки две женщины, а на другом – в солнечных лучах греются двое мужчин (илл. 5, 6).

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

28


Вначале Мунк сделал на эту тему несколько набросков, посвя-

ening Men in Lightstream” to the left, and “Genii in Lightstream” and

щенных стремлению людей к солнцу. Эскиз «Солнце и пробуж-

“Men Turned Towards the Sun” to the right of it. “History” is flanked

дающиеся обнаженные мужчины» (1910–1911) свидетельствует о

by the paintings “Chemistry” and “New Rays”, while “Alma Mater” is

том, что первоначально художник предполагал изобразить на

framed by “Harvesting Women” and “The Source”. Munch wrote that

картине в том числе и людей (илл. 7). Однако в августе 1911 года

he wanted the Aula paintings to form a self-contained and independent

он представил на конкурс пейзаж без человеческих фигур (илл.

world of ideas, and that the visual impression should be archetypically

8) для торцевой стены: эта идея была подвергнута критике как

Norwegian and universal at the same time. The Norwegian landscape

малоудачная. Ни критические замечания, ни закрытие конкурса

and the simple people of Norway were sources of inspiration for the

не помешали Мунку написать осенью 1911 года «Солнце» – ра-

three major pictures in monumental format: “The Sun”, “History” and

боту, которая и по сей день украшает Аулу. В создании бокового

“Alma Mater”.

полотна «Пробуждающиеся мужчины в потоке света» (илл. 3) (слева от «Солнца») Мунк, несомненно, вдохновлялся своим пер-

“The Sun” became the Aula’s principal motif on its rear wall, and is a

воначальным замыслом.

central part of the decoration project’s concept as well (ill.2). The motif was taken from the village of Kragerø by the Oslo Fjord, where Munch

Композиция состоит из трех мужчин на пестром абстрактном

settled in 1909 after having lived abroad for many years. The disc of the

фоне. Один из них стоит, простирая руки к теплу солнечных

sun rises above Kragerø’s skerries, and its flaming rays represent the

лучей. У его ног сидит другой проснувшийся мужчина, кото-

very source of all life. On a symbolic level “The Sun” represents the uni-

рый только начал осознавать живительную силу солнца. Третий

versity as the source of enlightenment: The rays of the sun are extend-

мужчина еще спит в нижней части картины, которая написана в

ed to the side panels on the rear wall, where human figures awaken to

холодных тонах. Часть солнечного диска виднеется на боковом

its rays, and genii are born in the energy of the sun in the two adjoining

панно справа, его лучи пробуждают к рождению множество ге-

wall panels, set at a 90-degree angle to the main motif (ill. 3, 4). Two ad-

ниев-младенцев. На этот сюжет Мунка вдохновила итальянская

ditional wall panels flank “The Sun”. In one of them, two women stretch

живопись барокко (илл. 4). В нижней части картины едва наме-

their arms towards its life-giving warmth, and in the other, two men are

чены две лежащие фигуры. Таким образом, оба боковых панно

warming themselves in the rays of the sun (ill. 5, 6).

«Солнца» связаны между собой. Триптих обрамляют два полотна: на картине слева две женщины простирают руки к солнцу (илл.

Several drafts with the theme of human beings drawn to the sun were

5), а на картине справа изображены двое мужчин – один сидит и

among the first sketches Munch made. The draft entitled “The Sun and

настороженно всматривается в снопы солнечных лучей, другой

Awakening Nude Men” from 1910-11 demonstrates that he had origi-

тянется к солнцу (илл. 6).

nally planned to have human figures in the picture (ill.7). In August 1911 he submitted a landscape without figures to the competition (ill.8). To

Между 1912 и 1913 годами Мунк написал серию монументальных

give a landscape a primary position on the rear wall was criticised as

декоративных полотен меньшего формата, которая пользовалась

not being substantial enough, but despite the criticism – and the fact

7. СОЛНЦЕ И ПРОБУЖДАЮЩИЕСЯ ОБНАЖЕННЫЕ МУЖЧИНЫ. 1910-1911. ХОЛСТ, МАСЛО. 70 × 116. МУЗЕЙ МУНКА, ОСЛО. M 924 7. SUN AND AWAKENING NUDE MEN, 1910-11, OIL ON CANVAS, 70 × 116 CM, THE MUNCH MUSEUM, OSLO, M 924

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

29


2. СОЛНЦЕ. 1911. ХОЛСТ, МАСЛО. 455 × 780. АУЛА. УНИВЕРСИТЕТ ОСЛО / 2. THE SUN, 1911, OIL ON CANVAS, 455 × 780 CM, UNIVERSITY OF OSLO, THE AULA

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

30


NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

31


5. ЖЕНЩИНЫ, ОБРАЩЕННЫЕ К СОЛНЦУ. 1914-1916. ХОЛСТ, МАСЛО. 455 × 165. АУЛА. УНИВЕРСИТЕТ ОСЛО 6. МУЖЧИНЫ, ОБРАЩЕННЫЕ К СОЛНЦУ. 1914-1916. ХОЛСТ, МАСЛО. 455 × 165 АУЛА. УНИВЕРСИТЕТ ОСЛО 9. СОЛНЦЕ. 1912-13. ХОЛСТ, МАСЛО. 324 × 509,5 МУЗЕЙ МУНКА. ОСЛО 5. WOMEN TURNED TOWARDS THE SUN, 1914-16, OIL ON CANVAS, 455 × 165 CM, UNIVERSITY OF OSLO, THE AULA 6. MEN TURNED TOWARDS THE SUN, 1914-16, OIL ON CANVAS, 455 × 165 CM, UNIVERSITY OF OSLO, THE AULA 9. THE SUN, 1912-13, OIL ON CANVAS, 324 × 509,5 CM, THE MUNCH MUSEUM, OSLO, M 964

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

32


10. ИСТОРИЯ. 1911. 1914-1916. ХОЛСТ, МАСЛО. 455 × 1160. АУЛА. УНИВЕРСИТЕТ ОСЛО / 10. HISTORY, 1911/1914-16, OIL ON CANVAS, 455 × 1160 CM, UNIVERSITY OF OSLO, THE AULA

большим успехом на выставках в Германии и получила весьма

that the competition was concluded in August 1911 – Munch went on

благожелательные отзывы в прессе. Успех художника норвеж-

to complete “The Sun” that autumn, in the same form that adorns the

ские газеты именовали не иначе, как «Триумфальный парад

Aula today. The painting immediately adjoining “The Sun” on the left,

Мунка по Германии», а Йенский университет проявил интерес к

“Awakening Men in Lightstream” (ill.3), is beyond any doubt inspired

приобретению «Солнца» . Эта насыщенная по цвету, абстрактная

by Munch’s original ideas. The composition consists of three male fig-

версия ранее написанной работы – впечатляющее произведение

ures against a brightly coloured, abstract background. One of the men

декоративного искусства, свидетельствующее о склонности Мун-

stands upright, stretching his arms towards the warmth of the sunrays.

ка к постоянному обновлению своих сюжетов (илл. 9).

By his feet another man has awoken and basks in the sun’s revitalizing

3

force. The third male figure remains sleeping in the cool shadow of the Замысел «Истории» – центрального сюжета одной из боковых

lower half of the picture. The disc of the sun is partially visible in the

стен (илл. 10) – принадлежит к числу наиболее ранних идей

side panel immediately to the right, and its rays generate the birth of

Мунка, связанных с оформлением Аулы. Когда он отправил на

numerous small genii, inspired by Italian Baroque painting (ill.4). In the

конкурс в марте 1910 года небольшой эскиз сюжета, сделанный

picture’s lowest section two figures are hinted at, thereby creating kin-

для торцевой стены, его попросили написать полноформатную

ship between the side panels of “The Sun”. This trilogy is framed by two

картину для одной из боковых стен к августу 1911 года. Первый

additional pictures: two women reaching with their arms towards the

монументальный набросок был создан в мастерской на открытом

sun in the picture on the left (ill.5), while two men – one sitting and cau-

воздухе в саду имения Скрюббен в Крагерё весьма нетрадици-

tiously gazing up at the sunrays, the other stretching his limbs – com-

онным способом. Рождение картины запечатлено на нескольких

pletes the theme on the right (ill.6).

фотографиях. Небольшой набросок вначале был сделан на трех масштабных холстах, натянутых каждый на свой подрамник.

Between 1912 and 1913 Munch painted a series of monumental deco-

После этого холсты сняли с подрамников, прикрепили к деревян-

rations in a smaller format, which achieved great success in Germa-

ной стене мастерской на открытом воздухе (илл. 11) и надставили

ny, where they were exhibited and received very positive reviews in

11. ПАННО «ИСТОРИЯ», ЗАКРЕПЛЕННОЕ НА СТЕНЕ МАСТЕРСКОЙ МУНКА НА ОТКРЫТОМ ВОЗДУХЕ В ИМЕНИИ СКРЮББЕН В КРАГЕРЁ. ЛЕТО 1910 11. HISTORY STITCHED TO A WALL IN MUNCH’S OUTDOOR STUDIO AT SKRUBBEN, KRAGERØ, SUMMER 1910. PHOTO: A.F.JOHANSEN

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

33


большими холстами с обеих сторон и меньшими по размеру хол-

the press. The success was referred to in Norwegian newspapers as

стами сверху и снизу. Таким образом, картина состоит из 13 по-

“Munch’s Triumph in Germany”, and the University of Jena expressed

лотен, сшитых вместе экономкой Мунка (илл. 12). Нетрадицион-

an interest in acquiring “The Sun” 3 . This brightly coloured, abstract ver-

ный способ создания наброска идет рука об руку с необычностью

sion is an impressive example of decorative art for public places, and

сюжета: один из самых уважаемых факультетов университета

testimony to Munch’s relentless drive to continuously develop his mo-

– исторический – представлен на картине человеком из народа,

tifs (ill.9). He also executed four smaller paintings of the sun motif, all in

передающим свой жизненный опыт маленькому мальчику. Сце-

different styles, as well as sketches on canvas and on paper.

на разыгрывается под раскидистым вековым дубом на фоне монументального скалистого пейзажа, подчеркивающего силу при-

“History”, which is the major motif on one of the lateral walls (ill.10),

роды. Время показано через истерзанный стихиями ландшафт,

was among Munch’s initial ideas for the decoration. A small draft of the

а рассказ старика символизирует передачу знаний. Моделью

motif, originally intended for the rear wall, was submitted to the compe-

послужил слепой рыбак Бёрре, рассказы которого о рыбацкой

tition in March 1910, and Munch would execute the picture in full scale

жизни, как потом писал Мунк, углубили и обогатили тему. Крас-

for one of the two lateral panels in August 1911. The first monumen-

ная шапка Бёрре превращена в кровавую корону или шлем, а

tal draft was composed in Munch’s outdoor studio (ill.11) at Skrubben

разноцветные заплаты на одежде, свидетельствующие об ударах

in Kragerø in a highly unorthodox manner, and it’s genesis was docu-

судьбы, гармонично сочетаются с замшелым стволом и корнями

mented in several photographs. The little draft was first enlarged and

дуба, а также тысячелетними скалами и исхлестанными волнами

transferred onto three large canvases, each stretched on its own sup-

шхерами на морском горизонте 4.

port. The canvases were then removed from their supports and stapled to the wood-panelled wall of the outdoor studio, then further supple-

«Историю» обрамляют сюжеты, представляющие еще два фа-

mented with large canvases laterally, and with smaller canvases above

культета университета: «Новые лучи», символизирующие физи-

and below. The completed picture consists of a total of 13 canvases, and

ку (илл. 13), и «Химия» (илл. 14). В центре обоих панно – древний

was sewn together by Munch’s housekeeper (ill.12).

13. НОВЫЕ ЛУЧИ. 1914-1916. ХОЛСТ, МАСЛО. 455 × 225. АУЛА. УНИВЕРСИТЕТ ОСЛО

14. ХИМИЯ. 1914-1916. ХОЛСТ, МАСЛО. 455 × 225 АУЛА. УНИВЕРСИТЕТ ОСЛО

13. NEW RAYS, 1914-16, OIL ON CANVAS, 455 × 225 CM, UNIVERSITY OF OSLO, THE AULA

14. CHEMISTRY, 1914-16, OIL ON CANVAS, 455 × 225 CM, UNIVERSITY OF OSLO, THE AULA

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

34


сюжет: обнаженная пара, ассоциирующаяся с Адамом и Евой.

The untraditional manner in which Munch executed the draft goes hand

Картины аллегоричны и в этом смысле вполне традиционны для

in hand with the unusual content of the motif: one of the university’s

украшения общественных зданий в отличие от «Истории», мотив

venerable faculties, history, is represented by a man of the people who

которой относится скорее к современности. Стиль картин – со-

recounts his life experience to a little boy. The scene takes place under

вершенно модернистский, обе выполнены широкими мазками

a majestic old oak tree, and a monumental coastal landscape infused

светящихся красок. При создании панно «Новые лучи» Мунк об-

with the forces of nature forms the background. Time is exemplified by

ращается к только что открытым наукой рентгеновским лучам .

the weathered landscape, and the old man’s story symbolises knowl-

Мужчина и женщина склонились друг к другу, их руки сплетены,

edge. A blind fisherman Børre Eriksen was the model for the figure, and

они что-то держат в своих руках и напряженно рассматривают.

Munch later wrote that his conversations with Eriksen about his life

Земля, на которой они стоят, написана абстрактно, едва намечена

at sea intensified and enriched the motif. Eriksen’s red cap became a

яркими лучащимися красками, просвечивающими сквозь тела, –

bloody crown or helmet, the colourful patches on his clothes vestiges

это наглядное изображение того, как невидимые рентгеновские

of history with all of its battles, which complemented the oak tree’s

лучи просвечивают материю. Идею рентгеновского излучения

moss-covered trunk and roots and created a symphony together with

передают также широкие линии, идущие от голов, а между лини-

the millennium-old layers of rock and weather-beaten skerries on the

ями лучей изображены кристаллы. На картине «Химия» запечат-

shore of the sea 4.

5

лен многозначный акт творения. Женщина стоит лицом к мужчине с чашей в руках. Мужчина что-то наливает из сосуда в ее чашу.

“History” is flanked by two motifs that represent two more of the uni-

Дым, возникающий в результате этого, поднимается из чаши в

versity’s faculties: “New Rays”, which symbolises physics (ill.13), and

небо и приводит к появлению трех гениев-младенцев, которые

“Chemistry” (ill.14), which represents that science. A primeval motif – a

парят над головами персонажей. Реторты и колбы с разноцвет-

naked couple with associations to Adam and Eve – is the focus in both

ным содержимым обрамляют картину снизу и по бокам.

decorations. The pictures are allegorical representations, and as such are more traditional in the context of public art, as opposed to “His-

«Альма Матер» – в буквальном переводе с латыни «кормящая

tory”, which has roots in contemporary Norway. The style here is also

мать» – так в античности называлась Магна Матер, или «Великая

totally unique and modern, and both are executed in luminous colours

мать», а в средние века так именовали Деву Марию. В универси-

with broad brushstrokes. In “New Rays” Munch makes use of the newly

тетских кругах понятие «Альма Матер» используется в метафори-

discovered X-rays of science to exemplify physics 5 . The couple lean to-

ческом значении при упоминании учебного заведения. Как уже

wards one another as they examine something they hold in their joined

говорилось, изначально задумка Мунка по оформлению Аулы

hands. The ground is depicted abstractly and intimated through vibrant,

состояла в том, чтобы представить факультеты университета.

glowing colours that light up the couple’s bodies, a visual depiction of

Таким образом, фигура «Альма Матер» метафорически изобра-

how invisible X-rays illuminate matter. The X-rays are further illustrated

жает мать факультетов. На картине «Альма Матер» изображена

with the help of thick strokes of paint above the couple’s heads, accom-

кормящая мать с грудным младенцем на руках – простая земная

panied by crystals. In “Chemistry” there is allusion to an ambiguous act

женщина, такая же, как старец на полотне «История» (илл. 15).

of creation. The woman standing on the right faces the man holding a

Очевидно, идея представить «Мать университета» в образе кор-

bowl in her hands. The man, who stands on the left, is pouring some-

15. АЛЬМА МАТЕР. 1915-1916. ХОЛСТ, МАСЛО. 455 × 1160. АУЛА. УНИВЕРСИТЕТ ОСЛО / 15. ALMA MATER. 1915-16, OIL ON CANVAS, 455 × 1160 CM, UNIVERSITY OF OSLO, THE AULA

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

35


17. ИССЛЕДОВАТЕЛИ. 1910-1911. ХОЛСТ МАСЛО. 480 × 1100. МУЗЕЙ ЭДВАРДА МУНКА. ОСЛО / 17. THE RESEARCHERS, 1910-11, OIL ON CANVAS, 480 × 1100 CM, THE MUNCH MUSEUM, OSLO, M 1091

thing from a vessel into the woman’s bowl. The smoke that issues from the operation rises from the woman’s bowl towards the sky, and produces three small genii that hover above the heads of the couple. Laboratory vessels and glass tubes with variously coloured contents frame the picture below and on either side. “Alma Mater”, directly translated from the Latin as “nourishing mother”, was referred to as Magna Mater, or “great mother”, in antiquity and during the Middle Ages, and was a term to denote the Virgin Mary. In an academic context, the term was used metaphorically about a university or college. Munch’s original idea for the decoration project was, as previously mentioned, to depict the various faculties of the university. The figure of the “Alma Mater” is thus a metaphysical representation of the mother of all faculties. “Alma Mater” is depicted as a nurturing mother with an infant on her lap that she is breastfeeding, a very down-to-earth depiction – as is the case with the old man in “History” (ill.15). To allow a breastfeeding peasant woman represent “the university’s ‘Alma Mater’” could well have been considered offensive by Munch’s contemporaries,

18. ЖЕНЩИНЫ, СОБИРАЮЩИЕ УРОЖАЙ. 1915-1916.

19. ИСТОЧНИК. 1915-1916. ХОЛСТ, МАСЛО

ХОЛСТ, МАСЛО 455 × 225. АУЛА.

455 × 225. АУЛА. УНИВЕРСИТЕТ ОСЛО

and may have been one of the reasons the University of Oslo was reluc-

УНИВЕРСИТЕТ ОСЛО

19. THE SOURCE, 1915-16, OIL ON CANVAS,

tant to give the commission to Munch.

18. HARVESTING WOMEN, 1915-16, OIL ON CANVAS,

455 × 225 CM, UNIVERSITY OF OSLO, THE AULA

455 × 225 CM, UNIVERSITY OF OSLO, THE AULA

The first monumental draft for “Alma Mater” was called “The Researchers”, based on the groups of naked children that were depicted exploring nature (ill.16). The draft for “The Researchers” was executed during summer 1910, and like the draft for “History”, was created in three main sections, each of which were composed of various-sized pieces of canvas that were sewn together. Munch claimed that the inspiration for the figure was a farmer’s wife whom he had seen when he was 17 or 18, of whom he had made a drawing 6. The title of the motif was changed to “Alma Mater” when several of the children were removed from the composition after 1913. Munch was dissatisfied with the final version that was accepted (ill.15), and on several occasions conducted trial hangings of an earlier full-scale version in the Aula (ill.17). НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

36


мящей грудью крестьянки могла быть воспринята многими со-

“Harvesting Women” and “The Source” hang on the side panels flanking

временниками как прямое оскорбление, и это было одной из

“Alma Mater” (ill. 18, 19). Multiple drafts in a wide elongated format pro-

причин, по которой университет Осло долго противился тому,

vide evidence that Munch had considered both motifs as possible can-

чтобы отдать Мунку заказ на оформление Аулы.

didates for a major motif, but in the end developed them as side panels.

Первый монументальный набросок «Альма Матер» был назван

This is a consistent feature of Munch’s working method: he is reluctant

«Исследователи»: на нем группа обнаженных детей познает

to discard any of his motifs, and they are constantly developed, changed

окружающий мир (илл. 16). Эскиз «Исследователей» Мунк сделал

and often used in new settings. This economy of motifs does not only

летом 1910 года. Как и «История», панно составлено из трех ос-

apply to the Aula decorations, but to Munch’s art in general. “Harvest-

новных частей, и каждая из них сшита с несколькими бóльшими

ing Women” depicts two nude women reaching up to a branch heavily

и меньшими по размеру кусками холста. Сам Мунк полагал, что

laden with fruit. The tree is used as a symbol for the university, while

источником вдохновения для создания этой картины послужила

the fruit becomes a metaphor for the knowledge that is gleaned there.

крестьянка, которую он видел лет в семнадцать–восемнадцать

The draft entitled “Medicine. The Sick and the Healthy” (ill.19) shows

и тогда же зарисовал . Художник изменил название сюжета на

the original composition of the motif, and was created in spring 1909 as

«Альма Матер», когда после 1913 года удалил из композиции не-

a proposal to represent the faculty of medicine. In the side panel titled

скольких детей. Мунк был недоволен окончательной версией

“The Source” two men are drinking from a stream that flows down from

картины в Ауле (илл. 15) и несколько раз вешал там на пробу бо-

a mountain in the background; the picture is an allegorical representa-

лее раннюю полноформатную версию (илл. 17).

tion of the university, where knowledge has its source.

По обе стороны от «Альма Матер» висят картины «Женщины,

In September 1916 Edvard Munch’s decorations were finally installed in

собирающие урожай» и «Источник» (илл. 18, 19). Многочислен-

the hall. Many years of work lie behind the decorations: from 1909 to

ные широкоформатные эскизы свидетельствуют о том, что Мунк

1916 he executed around 140 drafts and sketches and multiple versions

рассматривал оба сюжета в качестве возможных кандидатов на

of the eleven motifs in the Aula, many in monumental formats of up to

центральный мотив, но в итоге переработал их в боковые пан-

4.5 by 11.5 metres. This unique material provides insight into Munch’s

но. Это характерно для его манеры работать: сюжеты никогда не

pioneering experimentation with technique and imagery. His work in

отбрасывались, развивались дальше и, видоизменяясь, исполь-

this connection was extraordinary, and is testimony to his enormous

зовались для новых композиций. Подобный подход характерен

determination, energy and wealth of ideas. No one today questions the

не только для оформления Аулы, но и для творчества Мунка в

motifs or techniques of the paintings, yet when they were created, their

целом. На панно «Женщины, собирающие урожай» изображе-

themes and style were rare indeed in the context of public art both at

ны две обнаженные женщины, тянущиеся к тяжелой от плодов

home, in Norway, and abroad.

6

ветви. Дерево символизирует университет, а плоды – метафора знаний, которые надо собрать. Эскиз «Медицина. Больные и здо-

PETRA PETTERSEN

ровые» (илл. 19), созданный летом 1909 года – первоначальное композиционное решение для медицинского факультета. На боковом панно «Источник» двое мужчин пьют воду из ручья, стекающего с гор на заднем плане – аллегорический парафраз уни-

КОММЕНТАРИИ

верситета, понимаемого как источник знаний.

1

С 1624 по 1924 г. столица Норве-

COMMENTARIES 1

From 1624 – 1924 Oslo was called

В сентябре 1916 года декоративные панно Эдварда Мунка заняли

гии Осло называлась Кристиания

Kristiania (up until the 1870s spelled

в конце концов свое место в университетском актовом зале. На

(Kristiania), а до семидесятых годов XIX

Christiania)

в. название писалось через «Ch»,

оформление Аулы ушло несколько лет работы: в период с 1909

т. е. Christiania.

2

Emanuel Vigeland was the brother of

the sculptor Gustav Vigeland

по 1916 год художник создал около 140 набросков, эскизов и вер2

сий одиннадцати сюжетов, украсивших Аулу, причем несколько

Эмануэль Вигеланн – брат скульпто-

ра Густава Вигеланна.

работ – в монументальном формате (4,5 × 11,5 м). Этот уникальный

3

Letter from Professor Eberhardt

Grisebach to Munch, 20 January 1914

материал дает представление о новаторских экспериментах Мун-

3

Письмо Мунку профессора Эбер-

хардта Гризенбаха от 20 января 1914 г.

ка с техникой живописи и образами. В этом смысле его работа уникальна и свидетельствует о большой трудоспособности, энер-

4

гии и обилии идей. Сегодня никто не удивляется сюжетам или

№ 48.

Записи Мунка, 1933-40, Музей Мунка,

4

MM N 48, Munch’s note, 1933-40

5

X-rays were discovered in 1895 by

German physi-cist Wilhelm Conrad Röntgen (1845-1923)

технике картин, но во времена их создания тематика и манера

5

живописи были весьма необычными для украшения обществен-

немецкий физик Вильгельм Конрад

Рентгеновские лучи открыл в 1895 г.

Рентген (1845-1923).

ных зданий как в Норвегии, так и за рубежом.

6

ПЕТРА ПЕТТЕРСЕН

Открытка Йенсу Тису, проштемпеле-

ванная 8 ноября 1933 г.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

37

6

Postcard addressed to Jens Thiis,

postmarked 8 November 1933.


Парк скульптур и его автор Густав Вигеланн Gustav Vigeland the man behind the Vigeland park НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

38


ГУСТАВ ВИГЕЛАНН В МАСТЕРСКОЙ В ХАММЕРСБОРГЕ. 28 МАЯ 1917 / GUSTAV VIGELAND IN THE STUDIO AT HAMMERSBORG. 28 MAY 1917. PHOTO: INGEMURDUR EYJOLFSSON

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

39


ФОТО ГУСТАВА ВИГЕЛАННА ДЛЯ ВИЗИТНОЙ КАРТОЧКИ. 1884 ИЛИ 1885.

МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА. НАБРОСОК. ПАРИЖ. 1900. БУМАГА, ПЕРО. 20,8 × 14, 6

VISITING CARD PHOTO OF GUSTAV VIGELAND. 1884 OR 1885. PHOTO: JENSENS ATELIER, MANDAL

MAN AND WOMAN. SKETCH. PARIS. 1900. PEN ON PAPER. 20.8 × 14.6 CM

МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА. НАБРОСОК. ПАРИЖ. 1900. БУМАГА, ПЕРО. 20,8 × 14, 6

КОЛЕНОПРЕКЛОНЕННЫЙ МУЖЧИНА И СТОЯЩАЯ ЖЕНЩИНА. 1908. БРОНЗА. ВЫСОТА 168 СМ

MAN AND WOMAN. SKETCH. PARIS. 1900. PEN ON PAPER. 20.8 × 14.6 CM

KNEELING MAN AND STANDING WOMAN. 1908. BRONZE. H. 168 CM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

40


Густав Вигеланн (Вигеланд) (1869–1943) – вероятно, самый из-

Gustav Vigeland (1869-1943) is perhaps the best known Norwegian

вестный среди норвежских скульпторов. Это в основном

sculptor, a fame confirmed by the Vigeland Park in Oslo. This area,

объясняется наличием в Осло обширного парка Вигелан-

measuring about 340 acres and mainly designed and shaped by

на. В этом пространстве в 340 акров, спланированном и обу-

Vigeland, has more than 200 of his sculptures, and since its completion

строенном самим Вигеланном, размещено более двухсот

in the 1950s been very popular, both with locals and with tourists.

его скульптур. С момента своего создания в 50-х годах ХХ

Despite this, Vigeland has never made a particular impact on Norwegian

века парк стал весьма популярным как среди жителей Осло,

sculpture – he is not like one of his famous contemporaries, the painter

так и среди туристов. Несмотря на это, нельзя сказать, что-

Edvard Munch (1863-1944). Vigeland had a modest upbringing, went

бы Вигеланн оказал особое влияние на скульптуру Норвегии.

through a struggling period as a student and in his early career, but ended up as an acclaimed sculptor.

В этом смысле его нельзя поставить рядом со знаменитым современником художником Эдвардом Мунком (1863–1944). Вигеланн вышел

FAMILY BACKGROUND

из скромной среды, испытывал немало труд-

His father, the carpenter Eliseus Thorsen, had

ностей и лишений в студенческие годы и на

his own business in Mandal, and the family lived

заре своей профессиональной карьеры, од-

in a three-storey house near the centre of the

нако в конце концов стал всеми признанным

town. His father was very religious, but, alas, no

скульптором.

teetotaller. At one stage he invested almost all the family fortune in shipping – and when the ship

СЕМЬЯ И ЮНЫЕ ГОДЫ

sank, the family lost it all. Thorsen later opened

Его отец плотник Элисеус Торсен держал соб-

a pub in the house, situated on the ground floor.

ственное дело в городе Мандал. Семья жила

Over the years the alchohol got the better of him,

в трехэтажном доме неподалеку от центра

ending with his wife leaving him, taking their three

города. Отец был весьма религиозным, но, к

children with her. They moved to her father, who

сожалению, не был трезвенником. В какой-то

lived on a small farm west of Mandal, in a place

момент он вложил практически все состояние

ДЕВУШКА, СТОЯЩАЯ НА СКАЛАХ В МОРЕ.

called Vigeland, apparently derived from the

семьи в морское дело. Когда судно затонуло,

1935. ГРАВЮРА НА ДЕРЕВЕ. 16 × 31,7

Norse word for “viking land”.

семья осталась ни с чем. Позже г-н Торсен от-

GIRL STANDING ON ROCKS IN THE SEA. 1935. WOODCUT. 16 × 31.7 CM

OSLO

крыл в своем доме на нижнем этаже паб. С годами он сам до того пристрастился к алкоголю, что жена в конце

When Gustav Vigeland arrived in Oslo in the mid-1880s wanting to

концов оставила его, забрав с собой троих детей. Они перебра-

become an artist, he was dependent on being taught by established

лись в дом ее отца – на небольшую ферму к западу от Мандала,

sculptors: the Academy of Fine Arts was not established until 1909.

в местечко Вигеланн, от норвежского – «земля викингов».

Among the few sculptors in Oslo, Vigeland was lucky enough to receive instruction from two of them, Brynjulf Bergslien and Mathias Skeibrok.

ЖИЗНЬ В ОСЛО

Bergslien’s most prominent work is the equestrian monument of the

Когда в середине 80-х годов XIX века Густав Вигеланн перебрал-

late king Karl Johan in front of the Royal Palace in Oslo.

ся в Осло в надежде выучиться на художника, ему удалось лишь поступить в учение к действующим скульпторам. Больше учиться

It took some time before Vigeland paid Bergslien a visit, but when he

было негде: Академия художеств была создана лишь в 1909 году.

did so in early 1889 Bergslien looked closely at Vigeland’s drawings

Но Вигеланну повезло: из сравнительно небольшого количества

and sketches, and is supposed to have uttered that they were by far

скульпторов, работавших в Осло, он сумел выбрать себе в учителя

the most impressive he had ever seen. He wanted to keep them for

таких авторитетных мастеров, как Брийнульф Бергслин и Матиас

some days, to show them to his friend, Lorentz Dietrichson, professor

Скейброк. Самая известная работа Бергслина – конная статуя ко-

in Art History at the University of Oslo. Dietrichson too, was much

роля Карла Юхана напротив королевского дворца в Осло.

impressed by what he saw, and the two of them contacted friends and acquaintances in order to provide Vigeland with financial support. It

Вигеланн не сразу решился обратиться к Бергслину. Однако в на-

gave him financial relief for a while, but it make Vigeland feel like a

чале 1889 года он все-таки сделал это, и Бергслин, посмотрев его

beggar when he made his monthly visits to his benefactors.

рисунки и наброски, якобы сказал, что никогда не видел ничего столь впечатляющего. Он даже оставил их у себя на несколько

Vigeland was allowed to work in Bergslien’s studio, both assisting and

дней, чтобы показать своему другу Лоренцу Дитрихсону, профес-

learning from the master. It was a fruitful relationship, and after only

сору истории искусств в университете Осло. Тот также был весьма

nine months in his master’s studio, Vigeland made his debut in autumn

впечатлен увиденным. Бергслин и Дитрихсон сообща обратились

1889 with the sculpture group “Hagar and Ishmael” at the annual Salon

к друзьям и знакомым, чтобы собрать средства для Вигеланна.

d’automne (Statens kunstutstilling) in Oslo.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

41


В результате на какое-то время его финансовые проблемы были

That same autumn Vigeland was also attending at art school, the

решены, хотя будучи вынужденным ежемесячно наносить визи-

only sculptor in his class. One of his tutors was the sculptor Mathias

ты своим благотворителям, он чувствовал себя попрошайкой. Ви-

Skeibrok (1851-1896), who had studied in both Copenhagen and Paris,

геланн получил возможность работать в мастерской Бергслина,

and is said to have introduced naturalism in Norwegian sculpture.

где одновременно помогал мастеру и учился у него. Эти отно-

This made, of course, a certain impact on the students, but Vigeland

шения оказались плодотворными: уже осенью 1889 года, спустя

later became much opposed to this. The young sculptor was more

всего 9 месяцев после начала работы в мастерской Бергслина,

oriented towards the symbolism and neo-romanticism of the time.

Вигеланн дебютировал на ежегодном Осеннем салоне (Statens

Despite the fact that Vigeland was not to follow stylistically in his

kunstutstilling) в Осло, где представил работу «Агарь и Измаил».

tutor’s footsteps, the environment was supportive towards him and his talent acknowledged. Skeibrok played a significant part in this, as

Той же осенью Вигеланн стал посещать занятия в художественной

he held positions in commitees providing emerging artists with funds.

школе. В своем классе он оказался единственным скульптором.

In May 1890 Vigeland was granted 2,000 Norwegian crowns from his

Одним из его преподавателей был скульптор Матиас Скейброк

hometown Mandal, and in 1891 he received a state grant.

(1851–1896). Скейброк учился в Копенгагене и Париже, он считается основоположником натурализма в скульптуре Норвегии.

In 1891 Vigeland travelled to Copenhagen for further study, and was

Художественные воззрения Скейброка, конечно, до определен-

given tutorials by the sculptor and teacher Vilhelm Bissen (1836-

ной степени повлияли на его учеников, хотя Вигеланн впослед-

1913). It was here Vigenland first saw the museum dedicated to Bertel

ствии решительно отрицал какое бы то ни было воздействие на-

Thorvaldsen and his art and life. It was to become an inspiration for

туралистической школы на его творчество. Молодой Вигеланн

Vigeland, although not necessarily for Thorvaldsen’s art. Many people

был в то время ориентирован на символизм и неоромантизм.

supported Vigeland during his life and career, but Vigeland had a temper, and there were falling-outs. Jens Thiis was in the 1890s director

Несмотря на то, что Вигеланн не стремился идти в своей стили-

of the Museum of Applied Art in Trondheim, and connected to the

стике по стопам учителей, Бергслин и Скейброк не сомневались

restoration of the Nidaros Cathedral – skilled sculptors were needed,

в его таланте и оказывали ему всевозможную поддержку. Особо

and Vigeland was invited.

значимую роль сыграл здесь Скейброк – он входил в различные комитеты, ведавшие вспомоществованием для молодых худож-

TRAVELS IN EUROPE

ников. В мае 1890 года Вигеланн получил 2000 норвежских крон

Thanks to public and private funding Vigeland was able to travel around

от своего родного города Мандал. В следующем году он получил

Europe during the 1890s and early 1900s. He particularly enjoyed Paris,

государственный грант. В 1891 году Вигеланн отправился для про-

Reims, Florence, Rome and London. In 1895 he stayed in Berlin, which

должения учебы в Копенгаген. Там его учителем стал скульптор

at that time was very popular and important for Norwegian artists.

Вильхельм Биссен (1836–1913). Здесь он впервые увидел музей,

During his stay, Vigeland had a close professional relationship with

посвященный жизни и творчеству скульптора Бертеля Торваль-

Edvard Munch, and they shared a room and studio, but had a falling-

дсена. Впечатление от музея вдохновило Вигеланна в отличие

out; rumour has it that during one argument, Vigeland threw a clay

от произведений Торвальдсена, которые оставили его довольно

bust of Munch at the artist. It was destroyed, and Vigeland never made

равнодушным.

a new one.

ПАРК ВИГЕЛАННА / VIEW OF THE VIGELAND PARK

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

42


РАБОТА НАД МОДЕЛЬЮ ПАМЯТНИКА МАТЕМАТИКУ НИЛЬСУ ХЕНРИКУ АБЕЛЮ. 1905 / THE ABEL MONUMENT DURING MODELING. 1905. PHOTO: INGA SYVERTSEN

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

43


1

2

3

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

44

4


5 1. ЖЕНЩИНА, ДЕРЖАЩАЯ НАД СОБОЙ РЕБЕНКА. ФРАГМЕНТ

1. WOMAN HOLDING OVER A CHILD. DETAIL

2. МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА ВНУТРИ КОЛЕСА

2. MAN AND WOMAN INSIDE A WHEEL. ON THE BRIDGE. 1927. BRONZE. H. 242 CM

СКУЛЬПТУРА НА МОСТУ. 1927. БРОНЗА ВЫСОТА 242 СМ

3. MAN JUGGLING FOUR INFANTS. DETAIL. ON THE BRIDGE. 1927 - 1928. BRONZE. H. 211 CM

3. МУЖЧИНА, ЖОНГЛИРУЮЩИЙ ЧЕТЫРЬМЯ МЛАДЕНЦАМИ. ФРАГМЕНТ.

4. THE MONOLITH. MODELLED IN 1924-1925, CARVED IN 1929-1943. H. 1674 CM

СКУЛЬПТУРА НА МОСТУ. 1927-1928. БРОНЗА. ВЫСОТА 210 СМ

5. WHEEL OF LIFE. 1934. BRONZE. DIAMETRE 300 CM

4. МОНОЛИТ. 1929-1943. МОДЕЛЬ СОЗДАНА В 1924-1925 ГГ. ВЫСОТА 1674 СМ

6. THE FOUNTAIN AT VIGELAND PARK

5. КОЛЕСО ЖИЗНИ. 1934. БРОНЗА. ДИАМЕТР 300 СМ 6. ФОНТАН В ПАРКЕ ВИГЕЛАННА

6

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

45


КЛАН. 1936. БРОНЗА. ВЫСОТА 333 СМ / CLAN. 1936. BRONZE. H 333 CM

СМЕРТЬ, РАЗЪЕДИНЯЮЩАЯ МУЖЧИНУ И ЖЕНЩИНУ.

МАЛЕНЬКИЙ МАЛЬЧИК, СТОЯЩИЙ НА ГОЛОВЕ ДОИСТОРИЧЕСКОГО ЖИВОТНОГО.

РЕЛЬЕФ ФОНТАНА. 1916. БРОНЗА. 50 × 60

РЕЛЬЕФ ФОНТАНА. 1916. БРОНЗА. 50 × 60

DEATH PARTING MAN AND WOMAN. FOUNTAIN RELIEF. 1916.

LITTLE CHILD (GENIUS) STANDING ON THE HEAD OF A PREHISTORIC ANIMAL. FOUNTAIN

BRONZE. 50 × 60 CM

RELIEF. 1916. BRONZE. 50 × 60 CM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

46


На протяжении всей жизни очень многие оказывали ему помощь

One of the more prominent persons in Berlin at that time was the Polish

и поддержку. Характер у Вигеланна был вспыльчивый, и не все

intellectual Stanislaw Przybiszewski. He had some knowledge of the

его выдерживали. Здесь надо упомянуть еще одного человека по

Norwegian art scene through his wife, the Norwegian author, Dagny

имени Йенс Тиис. В 90-х годах XIX века он был директором Музея

Juel. Przsybizewski was the first to publish an article on Vigeland’s

прикладного искусства в Тронхейме и был связан также с рестав-

work in a European magazine, which made something of an impact,

рацией Нидаросского собора. Для этой работы требовались ква-

particularly on young Polish sculptors around the turn of the century.

лифицированные скульпторы, и Тиис пригласил Вигеланна.

SOME BUSTS ПОЕЗДКИ ПО ЕВРОПЕ

Vigeland was a complex person, in many ways withdrawn and shy,

Благодаря государственным и частным вспомоществованиям,

but also very strategic. This is particularly evident from the number of

в 90-х годах XIX века и в начале ХХ века Вигеланн получил воз-

busts he executed around the turn of the century. Vigeland approached

можность совершить несколько путешествий по Европе. Осо-

prominent people in order to portray them, and in doing so he took the

бенно сильное впечатление на него произвели Париж, Реймс,

liberty to present them with different topics and tasks asking for both

Флоренция, Рим и Лондон. В 1895 он провел некоторое время в

advice and assistance.

Берлине – этот город был тогда очень популярен у норвежских художников. Во время пребывания там Вигеланн завязал тесные

One such example was the composer Edvard Grieg who for a long time

профессиональные отношения с Эдвардом Мунком – они, поми-

had been on Vigeland’s ”wish-list”. He accepted the invitation from

мо прочего, делили кров и мастерскую. Все, однако, закончилось

Vigeland in 1902, flattered to be portrayed by such a talented sculptor.

разрывом – ходили слухи, что в пылу спора Вигеланн швырнул в

Due to Grieg’s concert programme, he was unable to pose until winter

Мунка глиняный бюст, Мунка же изображавший. Бюст был унич-

1903. Vigeland took the opportunity to speak about the difficulties

тожен, а новый портрет Мунка Вигеланн так никогда и не сделал.

connected to the Abel monument and Grieg suggested a concert to the benefit of the project. However, this plan never saw the light of day.

Одним из самых заметных людей в тогдашнем Берлине был

The author Knut Hamsun stayed a friend with Vigeland throughout

польский интеллектуал Станислав Пшибышевский. Он имел не-

his life, and in their younger days the two would often spend time

которое представление о норвежской художественной среде со

together. It is said that Hamsun was the most outgoing of the two, and

слов своей жены – норвежской писательницы Дагни Юль. Пши-

on several occasions he did not turn up in Vigeland’s studio as agreed.

бышевский первым опубликовал статью о творчестве Вигеланна

Vigeland had long been trying to approach the writer Henrik Ibsen, but

в одном из европейских журналов. Эта статья оказала определен-

it was not until towards the end of the writer’s life that he was allowed

ное влияние на молодых польских скульпторов рубежа столетий.

to sculpt him. Ibsen, having suffered two strokes, did not speak, and allowed Vigeland to work for only ten minutes at a time, over six visits.

ПОРТРЕТЫ

Nevertheless, Vigeland was very satisfied with the finished work.

Вигеланн был личностью весьма сложной: с одной стороны, он был замкнут и застенчив, а с другой – обладал в высшей степени

THE STUDIO AT FROGNER

практическим мышлением. Последнее особенно заметно, если

In February 1921, an agreement between Vigeland and the City of

принять во внимание количество скульптурных портретов, ис-

Oslo was signed by which he was given a vast studio at Frogner in the

полненных им на рубеже XIX и XX веков. Вигеланн сам обращался

outskirts of Oslo. In exchange, he would give the city all of the work

к известным лицам с предложением сделать их портрет, а в про-

he had already made, as well as eveything he would produce until his

цессе позирования заводил разговоры на разные темы, переходя

death. The studio had an apartment for him and his family, consisting

в конце концов к просьбам о советах и о помощи.

of library, dining-room, living-room, sitting-room, two bedrooms, and a bathroom with bathtub and lavatory (not every household had such

Показателен случай с композитором Эдвардом Григом, чей

indoor facilities in the early 1920s).

портрет долгое время оставался лишь в прожектах Вигеланна. В 1902 году композитор дал согласие на просьбу Вигеланна – по

There are a number of interesting features about the agreement about

правде говоря, предложение от столь талантливого скульптора

the studio. Vigeland was determined to make it a museum of his works

ему даже польстило. Однако в силу расписания своих концер-

after his death, and decided at an early stage that his body was to be

тов Григ смог начать позировать лишь зимой 1903 года. Вигеланн

cremated and his urn to be placed in a dedicated room in the tower.

воспользовался случаем и заговорил о сложностях, связанных с воздвижением памятника знаменитому норвежскому математи-

Signing the contract, Vigeland was able to concentrate on his work,

ку Абелю. Григ предложил дать концерт в пользу этого проекта

although the agreement did not, however, give him any fee or salary.

(что, правда, так и не осуществилось). Писатель Кнут Гамсун оста-

He was allowed to participate in competitions or take on private

вался в дружеских отношениях с Вигеланном до конца его жиз-

comissions. Interestingly, Vigeland held only two solo exhibitions in his

ни. В юные годы они нередко отправлялись развлекаться вместе.

career, the first in 1894, and the last in 1899.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

47


МЕДАЛЬ НОБЕЛЕВСКОЙ ПРЕМИИ МИРА. 1901-1902. ДИАМЕТР 10 СМ NOBEL PEACE PRIZE MEDAL. 1901-1902. DIAMETRE 10 CM

Считается, что из них двоих наиболее лихим гулякой был Гамсун:

ARTS AND CRAFTS

нередко он нарушал договоренности, не являясь в мастерскую

In his apartment, there are excellent examples of his interest in

Вигеланна. Получить согласие писателя Генрика Ибсена Вигелан-

design, and arts and crafts, evident in particular in candelabras and

ну удалось далеко не сразу. Сделать его портрет скульптор смог

lamps, designed by Vigeland and executed in wrought iron by his

лишь в последние годы жизни Ибсена. Писатель, перенесший

own blacksmiths. In addition he drew patterns for tablecloths, pillows

два инсульта, не мог вести разговоры с Вигеланном, а сеансы по-

and carpets. The apartment consists of many objects and details

зирования продолжались лишь по 10 минут. Хотя Вигеланн полу-

from Vigeland’s life, and it is tempting to describe it as a kind of

чил разрешение лишь на 6 визитов, он остался очень доволен

“Gesamtkunstwerke”.

выполненной работой. Эдвард Мунк и Густав Вигеланн были примерно ровесниками, и часто утверждается, что друг к другу они

THE PARK

относились с исключительным пренебрежением, хотя это явное

The park was not intended to be developed as we know it today, nor

преувеличение. Возможно, они и не были лучшими друзьями, но

was it part of Vigeland’s initial plans. Interestingly, he stuck to several

по отношению друг к другу проявляли взаимное уважение.

of his ideas for many years, and we see them in the park today. When the agreement for the studio was signed in 1921, Vigeland first planned

МАСТЕРСКАЯ ВО ФРОНЬЕРЕ

to establish a park-like area in front of the building. As we can see

В феврале 1921 года между Вигеланном и властями города Осло

from a model in the museum this would consist of the fountain and

было достигнуто особое соглашение. Скульптор получил обшир-

the monolith. However, people close to Vigeland suggested that a

ную мастерскую в пригороде Осло, а в обмен должен был пере-

better place would be the land near Frogner manor, an area aсquired

дать городу все исполненные им к тому времени произведения, а

by the city of Oslo in 1899 in order to create a park for inhabitants. For

также все, что он еще сделает до конца своей жизни. В предостав-

different reasons these plans never turned out, and the area had been

ленном ему здании, помимо собственно мастерской, нашлось

like a waste land since the Great Exhibition in 1914.

место и для проживания Вигеланна и его семьи – в жилом помещении площадью примерно 300 кв. м разместились библиотека,

By the end of 1924 a final decision was taken, and Vigeland was allowed

столовая, гостиная, две спальни и даже ванная комната с ванной

to erect the monolith and the fountain on the fields. At first, the opinion

и туалетом, что в начале 20-х годов ХХ века было редкостью.

was in general positive towards Vigeland’s sculptures in the area, an attitude that could be the result of Vigeland no longer opting for an

В этом соглашении о мастерской есть два интересных момента.

area close to the royal palace. The fountain had been part of Vigeland’s

Во-первых, Вигеланн был решительно намерен создать музей

ideas ever since a competition in 1907, and finally he had a specific site

собственных произведений, который должен был открыться по-

and a grander context to place it in. The monolith was something he

сле его кончины. Во-вторых, он давно уже решил, что его тело

had been working on for years, considering several projects, including

после смерти должно быть кремировано, а урна с прахом поме-

one for Oslo’s central railway station in 1919. It took him almost a year

щена в заранее избранную для этого комнату на третьем этаже

to make the plaster model in actual scale, which was indeed a tour de

дома, напоминавшую башню. Заключив такое соглашение, Виге-

force: three stone masons would work on the monolith from summer

ланн смог полностью отдаться работе. Однако договоренность

1929 to summer 1942. When working on the park, Vigeland also found

с городскими властями не предусматривала никаких гонора-

space for a modest-sized bronze sculpture, “The Angry Boy”, the first

ров или регулярного жалованья. Правда, скульптор имел право

sketch for which is dated 24 (29?) July in London. Vigeland later made a

принимать участие в конкурсах или выполнять частные заказы.

first small version in 1913, but the one on the bridge is from 1938.

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

48


РАССЕРЖЕННЫЙ МАЛЕНЬКИЙ МАЛЬЧИК. СКУЛЬПТУРА НА МОСТУ. 1928. БРОНЗА. ВЫСОТА 100 CM / ANGRY SMALL BOY. ON THE BRIDGE. 1928. BRONZE. H. 100 CM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

49


Стоит заметить, что за всю профессиональную карьеру у него

THE MEANING OF IT ALL – IN BRIEF

были лишь две персональные выставки – в 1894 и в 1899 году.

We know that Vigeland was stylistically oriented towards symbolism and neo-romanticism. Some of his early sculptures also have a stark

ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО

realism to them, like “Expelled” (1892) and “Beggars” (1894). It is no

В квартире Вигеланна выставлены замечательные образцы,

phase: Vigeland visited Rodin’s studio when in Paris, but they never

свидетельствующие о его интересе к дизайну и декоративно-

actually met. What characterises the sculptures from the early period

прикладному искусству – их можно определить как своего рода

is their expressionism, and depiction of the individual’s inner strengths

”Gesamtkunstwerke”. Это относится прежде всего к лампам и кан-

and struggles.

secret that Vigeland was inspired by Auguste Rodin during this early

делябрам, исполненным кузнецами из кованого железа под его непосредственным руководством. Кроме того, он разрабатывал

Stylistically, there is a shift around the time of World War I. Vigeland is

рисунки для скатертей, подушек и ковров.

still leaning towards the French, but his sculptures are more simplified, less expressionistic, closer to the works of Aristide Maillol and his syn-

ПАРК

thetism. This style is very much apparent in the works on the bridge and

Свои идеи Вигеланн обдумывал и разрабатывал на протяжении

those encircling the monolith. However, it was not a stylistic break as

многих лет, и результаты можно сегодня увидеть в парке его

such, as we also can see from the sculptures surrounding the fountain.

скульптур. Если перейти к истории создания парка, то мастерская

They have the emphasis on individual expressions and inner feelings,

во Фроньере была условием «sine qua non» – без нее бы ничего

and point back stylistically to Rodin. In the park we find a theme which

не вышло. А вот парк, каким мы его видим, не входил в первона-

is both visualised in the whole, but also in the details. Interpreting Vige-

чальные замыслы Вигеланна. Подписав в 1921 году соглашение с

land is not the easiest of tasks: the artist never, or only very rarely, gave

городом Осло, он предполагал разбить что-то вроде небольшо-

titles to his sculptures. Rather, there are descriptions of what we see.

го парка перед входом в свою мастерскую. Судя по макету музея,

He did this on purpose, in order not to steer viewers’ expectations in

речь шла об установке фонтана и стелы-монолита. Однако в окру-

any specific direction. When looking at the park from a bird’s eye view,

жении Вигеланна нашлись люди, подсказавшие для этого другую

one can easily see that the outline resembles a latin cross , with the

территорию – пустовавшее пространство близ усадьбы Фроньер.

main axis from the main gate, across the bridge, towards the monolith,

КВАРТИРА ВИГЕЛАННА. ГОСТИНАЯ / VIGELAND’S APARTMENT. DETAIL FROM THE SITTING ROOM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

50


Этот участок был приобретен городом Осло в 1899 году для создания там общедоступного парка. По разным причинам проект так и не был осуществлен, и после большой выставки 1914 года участок представлял собой большой пустырь. К концу 1924 года удалось прийти к окончательному решению, в результате Вигеланн получил возможность установить стелу-монолит и фонтан на выбранном им месте. Сначала общественное мнение в отношении установки скульптур Вигеланна на этом участке было скорее положительным – главное, скульптор не претендовал более на территорию близ королевского дворца. Фонтан был в планах Вигеланна с момента проведения конкурса в 1907 году. В конце концов он получил для его установки гораздо большую территорию. Над монолитом же он работал на протяжении многих лет. У него были разные мысли по поводу его размещения – так, в 1919 году речь шла о Центральном вокзале. Однако после того как с местом окончательно определились, у скульптора ушло примерно 11 месяцев на создание полноразмерной гипсовой модели – подобную работоспособность вполне можно назвать профессиональным подвигом. Дальше работа пошла, разумеется, медленнее: известно, что три каменотеса трудились над изготовлением стелы с лета 1929 года до лета 1942 года. Работая над планом парка, скульптор нашел также место для небольшой бронзовой скульптуры «Сердитый малыш». Первый эскиз ее датирован 24 (29?) июля и был сделан в Лондоне. Позже, в 1913 году, Вигеланн сделал его уменьшенную версию. Однако та

ПАМЯТНИК В ПАРКЕ ВИГЕЛАННА. СОЗДАН АВТОРОМ В 1942 Г. БРОНЗА. ВЫСОТА 186

скульптура, что стоит на мосту, датирована 1938 годом.

GUSTAV VIGELAND. MONUMENT IN VIGELAND PARK. 1942. BRONZE. H. 186 CM

КОММЕНТАРИИ Уже говорилось, что в стилистическом плане Вигеланн ориентировался на символизм и неоромантизм. Определенную дань он отдал и реализму – во всяком случае, некоторые из его ранних произведений – например, «Изгнанный» (1892) или «Нищие» (1894) – являются сугубо реалистическими. Не составляет секрета, что на раннем этапе творчества Вигеланн находился под определенным влиянием Огюста Родена. Известно, что Вигеланн посетил мастерскую Родена во время своего пребывания в Париже, но с самим Роденом так и не встретился. Его работы раннего периода характеризуются экспрессией, в них ощутима внутренГЕНРИК ИБСЕН.

няя сила и борьба. Поворот в стилистике Вигеланна происходит

ГИПС. 1903

незадолго до начала Первой мировой войны. Он по-прежнему

HENRIK IBSEN.

ощущает влияние великого француза, но его скульптуры при-

PLASTER. 1903

обретают более обобщенные формы, в них ощущается меньше экспрессии. В какой-то мере они начинают напоминать работы

and ending with “The Wheel of Life” as the apsis. The fountain marks

Аристида Майоля с характерным для этого мастера синтетизмом.

the cross. The sculptures can be divided into groups – the bridge, the

Новый стиль Вигеланна явственно ощутим в работах, стоящих на

fountain, the monolith, and the two smaller groups such as “The Wheel

мосту в парке, а также в окружающих стелу-монолит скульптурах.

of Life” and “The Clan”. Looking at the number of sculptures in the park,

Стоит, однако, подчеркнуть, что все это тем не менее не свиде-

we may say that relationship is a common denominator. We see the

тельствует о решительном изменении стиля: к примеру, окру-

visualisation of life, from conception, birth, growing up, living together,

жающие фонтан скульптуры воспринимаются прежде всего как

and finally, death. However, death is not the end: the subject matter

выражение личного, внутреннего чувства и стилистически отсы-

is cyclical, and that is most obvious in the sculptures surrounding the

лают разве что назад – к Родену.

fountain, but also in the single “Wheel of Life”. NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

51


УРНА С ПРАХОМ ГУСТАВА ВИГЕЛАННА, НАХОДЯЩАЯСЯ В ЗДАНИИ МУЗЕЯ / VIGELAND’S TOMB IN THE TOWER OF THE MUSEUM BUILDING

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

52


Во всех наличествующих в парке произведениях отчетливо про-

One example of the enigmatic Vigeland is to be found in his monolith.

ведена определенная тема, которая визуализируется как в целом,

A total of 121 persons, children and adults alike, are striving upwards.

так и во множестве деталей. Тем не менее интерпретировать Ви-

When asked what this monolith meant, he answered, “This is my

геланна – нелегкая задача. Так что нижеследующее – скорее по-

religion”. It does not seem an elucidating answer, but personally, I

пытка выразить словами индивидуальное восприятие художника

have no problem living with that. There are other examples among

и его творчества. Причем Вигеланн никогда – или почти никог-

the sculptures that have a fine subtlety to them. One is connected

да – не давал своим произведениям названий. Они обычно обо-

to the fountain – “Young Girl Levitating in a Tree” shows a young girl

значаются описательно. Автор поступал так намеренно, чтобы не

afloat in the air, between the branches of a tree. Her arms are covering

направлять восприятие зрителем скульптуры лишь в одном кон-

her breasts, as if she wants to protect herself from something, as if

кретном направлении.

illustrating the young girl’s transition from childhood to adolesence.

Если посмотреть на парк с птичьего полета, становится очевид-

END NOTES

ным, что его очертания напоминают католический крест. Главная

Vigeland’s life and works are interesting and complex. He was shy,

ось идет от главного входа через мост, далее к монолиту – и завер-

reclusive, stubborn, strategic, but also affectionate and generous – this

шается «Колесом жизни» в качестве апсиды. Точка пересечения

would depend, of course, on whom you asked. His shrewdness, however,

осей обозначена фонтаном. Скульптуры можно подразделить на

is undisputable and thanks to that, we have today a fine museum

группы – среди них мост, фонтан и монолит, а также две меньшие

consisting both of his sculptures themselves, and the impressive park

группы: «Колесо жизни» и «Клан». Скульптуры в парке объедине-

that bears his name.

ны общей темой – это отношения между людьми. В визуальном JARLE STRØMODDEN

плане представлена вся человеческая жизнь от зачатия, рождения, взросления, брака и совместной жизни до, в конце концов, смерти. Но и смерть – не конец. Жизнь циклична, это становится очевидным при даже беглом взгляде не только на скульптуры, окружающие фонтан, но и на работу «Колесо жизни». Еще одну главную для Вигеланна идею раскрывает его стеламонолит. Она объединяет суммарно 121 фигуру, среди них как взрослые, так и дети, и все они в равной степени стремятся вверх. На вопрос, что означает его монолит, скульптор ответил: «Это моя религия». Честно говоря, этот ответ ничего не проясняет, но лично для меня проблемы в этом нет. Среди скульптур в парке есть и другие примеры с достаточно тонким подтекстом. Один из них связан с фонтаном. Скульптура «Девушка на дереве» – это изображение молодой девушки, словно зависшей в воздухе среди ветвей дерева. Она прикрывает руками грудь, как бы защищаясь от чего-то. Эту работу можно трактовать как иллюстрацию перехода девочки от детства к отрочеству.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ © ALL THE IMAGES COURTESY OF THE GUSTAV VIGELAND MUSEUM

Жизнь и творчество Вигеланна – тема не только интересная, но и сложная. Он был застенчивым и замкнутым, одновременно упрямым и расчетливым, а также увлекающимся и великодушным. Конечно, все сказанное о нем сильно зависит от того, кто именно говорит. Однако его практичность несомненна, и благодаря этому качеству Вигеланна мы располагаем сегодня и прекрасным музеем, представляющим его творчество, и великолепным парком. ЯРЛЕ СТРЁМОДДЕН

ЭМБРИОН. 1923.БРОНЗА. ВЫСОТА 41,5 / FOETUS. 1923. BRONZE. H. 41.5 CM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

53


эмМануэль вигеланн EMANUEL VIGELAND and the “Tomba Emmanuelle” ЭММАНУЭЛЬ ВИГЕЛАНН (1875–1948)

– ИЗВЕСТНЫЙ НОРВЕЖСКИЙ ХУ-

EMANUEL VIGELAND (1875-1948) WAS A RENOWNED NORWEGIAN ARTIST,

ДОЖНИК, ПРОСЛАВИВШИЙСЯ СВОИМИ ВИТРАЖАМИ И ФРЕСКАМИ. МНО-

ESPECIALLY FAMOUS FOR HIS STAINED GLASS WORKS AND FRESCO

ГОГРАННОСТЬ ЕГО ТАЛАНТА ПРОЯВЛЯЛАСЬ, ПОМИМО ВСЕГО ПРОЧЕГО, В

PAINTINGS. THE VERSATILITY OF HIS TALENT WAS MANIFESTED IN THE VARIETY

РАЗНООБРАЗИИ МАТЕРИАЛОВ, ПОСЛУЖИВШИХ ОСНОВОЙ ДЛЯ СОЗДА-

OF MATERIALS HE WORKED WITH TO CREATE AN EXTENSIVE COLLECTION OF

НИЯ ВНУШИТЕЛЬНОГО СПИСКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ. ОДНАКО ЭММАНУЭЛЯ

ARTWORK. HOWEVER, EMANUEL IS OFTEN OVERSHADOWED BY HIS BETTER

ЧАСТО ЗАСЛОНЯЮТ ЕГО БОЛЕЕ ЗНАМЕНИТЫЙ БРАТ ГУСТАВ ВИГЕЛАНН

KNOWN BROTHER GUSTAV VIGELAND AND BY EDVARD MUNCH, ANOTHER

ИЛИ ЕЩЕ ОДИН ВЕЛИКИЙ ХУДОЖНИК ТОГО ЖЕ ВРЕМЕНИ, ЭДВАРД МУНК.

GREAT ARTIST OF THE SAME PERIOD.

В ДЕТСТВЕ ЭММАНУЭЛЬ ВИГЕЛАНН БЫЛ ОЧЕНЬ ПРИВЯЗАН К СВОЕМУ

DURING HIS CHILDHOOD, EMANUEL ENJOYED A CLOSE RELATIONSHIP

СТАРШЕМУ БРАТУ, КОТОРЫЙ ПОБУДИЛ ЕГО НАЧАТЬ РИСОВАТЬ. ПОСТУПИВ

WITH HIS BROTHER WHO ENCOURAGED HIM TO START DRAWING. HE

В 1894 ГОДУ В КОРОЛЕВСКУЮ АКАДЕМИЮ ХУДОЖЕСТВ В ОСЛО, ВИГЕЛАНН

ENTERED THE ROYAL ART ACADEMY IN OSLO IN 1894, HIS FIRST STEP

СДЕЛАЛ ПЕРВЫЙ ШАГ К ПРОФЕССИИ ХУДОЖНИКА. В ПОСЛЕДУЮЩИЕ

TOWARDS BECOMING AN ARTIST. IN THE FOLLOWING YEARS, VIGELAND

ГОДЫ ОН ПРОДОЛЖИЛ УЧЕБУ В КОПЕНГАГЕНЕ И ПАРИЖЕ. В 1900–1902

CONTINUED HIS STUDIES IN COPENHAGEN AND PARIS, AND BETWEEN

ГОДАХ ЭММАНУЭЛЬ ПУТЕШЕСТВУЕТ ПО ИТАЛИИ, ИСПАНИИ И АНГЛИИ.

1900 AND 1902 TRAVELLED TO ITALY, SPAIN AND ENGLAND. THIS BROUGHT

ЗНАКОМСТВО С ЕВРОПЕЙСКИМ СИМВОЛИЗМОМ ОКАЗАЛО

HIM UNDER THE INFLUENCE OF EUROPEAN SYMBOLISM AND INSPIRED HIM

БОЛЬШОЕ

ВЛИЯНИЕ НА ЕГО ТВОРЧЕСТВО, В КОТОРОМ ПОЯВЛЯЮТСЯ ХАРАКТЕРНЫЕ

TO DEVELOP FIGURE PAINTING WITH SOMBRE AND DRAMATIC SHADES.

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

54


ВИТРАЖ НАД АЛТАРЕМ ЦЕРКВИ ОСКАРА (OSCARSKYRKAN) В СТОКГОЛЬМЕ. ФОТОГРАФИЯ STAINED GLASS ABOVE THE ALTAR IN OSCARSKYRKAN IN STOCKHOLM © EMANUEL VIGELAND/BONO. PHOTO

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

55


НАДПИСЬ НАД ВХОДНОЙ ДВЕРЬЮ «ВСЕ СОТВОРЕННОЕ ГОСПОДОМ ЧИСТО». ФОТОГРАФИЯ INSCRIPTION ABOVE THE DOOR, “QUICQUID DEUS CREAVIT PURUM EST ”- EVERYTHING CREATED BY GOD IS PURE © EMANUEL VIGELAND/BONO. PHOTO

ДЛЯ НЕГО РЕЗКО ОЧЕРЧЕННЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ ФИГУР. ТЕМЫ РОЖДЕНИЯ

VIGELAND WAS DEEPLY INTERESTED IN THE HUMAN LIFE CYCLE, AND HIS

И СМЕРТИ, ЖИЗНЕННЫЙ ЦИКЛ ЧЕЛОВЕКА – ЦЕНТРАЛЬНЫЕ В ТВОРЧЕСТВЕ

WORKS FOCUSED ESPECIALLY ON THE SUBJECTS OF BIRTH AND DEATH.

Э. ВИГЕЛАННА. ОНИ ВОПЛОТИЛИСЬ В ГРАНДИОЗНОЙ ПО ЗАМЫСЛУ И

THIS REMAINED THE THEME OF HIS ARTWORK THROUGHOUT HIS LIFE, AND

МАСШТАБУ ФРЕСКЕ «VITA» В МАВЗОЛЕЕ TOMBA EMMANUELLE В ОСЛО.

WAS FINALLY REALIZED ON A GRAND SCALE IN THE FRESCO “VITA” IN HIS MAUSOLEUM “TOMBA EMMANUELLE” IN OSLO.

ЭТОТ МАВЗОЛЕЙ ЯВЛЯЕТСЯ ПОИСТИНЕ УНИКАЛЬНЫМ, В НЕМ ОБЪЕДИНЕНЫ АВТОРСКАЯ АРХИТЕКТУРА, СКУЛЬПТУРА И ЖИВОПИСЬ. В 1926 ГОДУ

THE MAUSOLEUM IS A UNIQUE AND COMPLEX WORK OF ART IN TERMS

ВИГЕЛАНН ПРИСТУПИЛ К ПОСТРОЙКЕ МАВЗОЛЕЯ, КОТОРЫЙ БЫЛ ЗАМЫС-

OF ARCHITECTURE, PAINTING AND SCULPTURE. VIGELAND STARTED ITS

ЛЕН КАК РАБОЧАЯ МАСТЕРСКАЯ, ОДНАКО С ПЕРСПЕКТИВОЙ ТРАНСФОР-

CONSTRUCTION IN 1926, ORIGINALLY INTENDING IT AS HIS STUDIO, TO BE

МАЦИИ В МУЗЕЙ ПОСЛЕ СМЕРТИ АВТОРА. СТРОИТЕЛЬСТВО ЗДАНИЯ БЫЛО

TURNED INTO A MUSEUM FOR HIS ARTWORK AFTER HIS DEATH. ALTHOUGH

ЗАВЕРШЕНО В 1927 ГОДУ, А НАД ФРЕСКАМИ ВНУТРИ БУДУЩЕГО МАВЗОЛЕЯ

THE BUILDING’S EXTERIOR WAS COMPLETED IN 1927, VIGELAND WOULD

ВИГЕЛАНН РАБОТАЛ В ТЕЧЕНИЕ ПОСЛЕДУЮЩИХ 20 ЛЕТ, ДО САМОЙ СМЕР-

WORK ON THE DECORATIONS OF THE INTERIOR FOR THE NEXT 20 YEARS

ТИ. ПОСЛЕ КРЕМАЦИИ УРНА С ЕГО ПРАХОМ БЫЛА ВМОНТИРОВАНА В СТЕ-

RIGHT UP TO HIS DEATH. THE ENTRY TO THE MAUSOLEUM IS VERY LOW

НУ НАД НИЗКОЙ ВХОДНОЙ ДВЕРЬЮ: ТЕПЕРЬ КАЖДЫЙ ВХОДЯЩИЙ КАК БЫ

WITH THE URN WITH THE ARTIST’S ASHES EMBEDDED IN A NICHE ABOVE THE

ПРЕКЛОНЯЕТ ГОЛОВУ ПЕРЕД АВТОРОМ ОДНОГО ИЗ САМЫХ ЗНАЧИТЕЛЬ-

ENTRY, SO THAT VISITORS HAVE TO BOW TO ENTER.

НЫХ В МИРЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ. INSIDE THE MAUSOLEUM THE WALLS AND VAULTED CEILINGS ARE ФРЕСКА ВНУТРИ МАВЗОЛЕЯ (СВЫШЕ 800 M 2) ИЗОБРАЖАЕТ БОЛЬШИЕ

DECORATED WITH FRESCOES DEPICTING LARGE GROUPS OF NUDE WOMEN,

ГРУППЫ ОБНАЖЕННЫХ ЖЕНЩИН, МУЖЧИН И ДЕТЕЙ. ИХ СПЛЕТЕННЫЕ

MEN AND CHILDREN. THEY ARE ENTWINED TOGETHER IN CONTINUOUS

ТЕЛА РИТМИЧЕСКИ ПОДЧИНЕНЫ ВНУТРЕННЕМУ ВОЛНООБРАЗНОМУ ДВИ-

WAVES WHICH ARE SPREAD AROUND THE HIGH WALLS BY THE MASTER’S

ЖЕНИЮ, КАК БЫ ВЫТАЛКИВАЮЩЕМУ ИХ ИЗ ТЕМНОТЫ И С НЕЗЕМНОЙ СИ-

POWERFUL IMAGERY AND ENERGY. THE HUGE-SCALED FRESCO, COVERING

ЛОЙ РАСПЛЕСКИВАЮЩЕМУ ИХ ПО СТЕНАМ, А АКУСТИЧЕСКИЕ ЭФФЕКТЫ

OVER 800 SQUARE METRES, CREATES AN UNCANNY ATMOSPHERE UNDER DIM

ДОБАВЛЯЮТ ТАИНСТВЕННОСТИ. В ИТОГЕ ПОСЕЩЕНИЕ МАВЗОЛЕЯ СТА-

ILLUMINATION, AND THE SPECIAL ACOUSTIC EFFECT IN THE MAUSOLEUM

НОВИТСЯ ДЛЯ КАЖДОГО ПОСЕТИТЕЛЯ НЕЗАБЫВАЕМЫМ СОБЫТИЕМ.

CREATES FOR VISITORS A MYSTERIOUS AND UNFORGETTABLE EXPERIENCE.

СЫН ХЭ Ю

SEUNG HAE YU НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

56


слезы очищения SACRED tears 1. QUICQUID DEUS CREAVIT PURUM EST – такова надпись над

1. QUICQUID DEUS CREAVIT PURUM EST, it reads above the entrance

входом в cклеп «Томба Эммануэле»: «Все сотворенное Господом

to Tomba Emmanuelle, EVERYTHING CREATED BY GOD IS PURE,

чисто». Эти слова кажутся полной антитезой тому, что предстает

in what seems to be the perfect antithesis to the dark inferno of sex

взору секунды спустя, когда мы входим, казалось бы, в темный

and death one enters seconds later. But only seems. For what, if not

ад секса и смерти. Но так только кажется. Ибо что, если не чи-

purity, is the very essence of the VITA, with its never-ending cycle

стота, есть сама суть фрески с названием VITA – «Жизнь» – с ее

of birth, growth and death, purity of vision, and purity of form, all of

бесконечным циклом рождения, взросления и смерти, чистота

mankind’s vitality and anxieties and unspeakable fears frozen in almost

видения и чистота форм, жизненная сила человека, и его трево-

ornamental patterns of naked figures? The scenes are those of both

ги, и невыразимые страхи, застывшие в почти орнаментальном

productive and counterproductive human activity, men and women

сплетении обнаженных тел? Это сцены и продуктивной, и контр-

engaged in Kama-Sutra-like lovemaking side by side with skulls and

продуктивной человеческой деятельности, мужчины и женщины

bones and decomposing corpses, with the ultimate synthesis of life

в любовных объятиях, подобных Кама сутре, рядом с черепами,

and death conjured up in what is perhaps the most extreme image of

костями и телами, обращающимися в прах, с окончательным со-

them all, that of two skeletons copulating at the base of a monolith of

единением жизни и смерти в самой, пожалуй, до предела утриро-

levitating infants.

ванной картине, где в любовном объятии предстают два скелета, выступающие пьедесталом для монолита-монумента из вознося-

It wouldn’t be far-fetched to call it a marriage between Heaven and

щихся ввысь младенцев.

Hell, the heavy lumps of struggling bodies on each wall transforming into lighter elusive shapes as they hit the ceiling, evaporating into

Не будет, пожалуй, преувеличения в том, чтобы назвать это сли-

some unknown realm. Yes, Vigeland’s VITA is Inferno and Paradiso

янием Небес и Ада, тяжелые формы сплетающихся тел на каж-

combined, depicting raw nature with a sort of sublime dignity, the latter

дой стене трансформируются выше к потолку в легкие, усколь-

underlined by the fact that one has to lower one’s head when entering,

зающие силуэты, растворяющиеся в каких-то неведомых сферах.

bowing for what is slowly to become extinguishable in the semi-

Да, VITA Вигеланна – это соединение Inferno и Paradiso, ада и рая,

darkness of the crypt, placed in a small niche just above the entrance

это изображение человеческой природы с каким-то возвышен-

door, still, even after a while, only barely perceptible against the dark

ным достоинством, что еще более подчеркивается тем обстоя-

brown wall, a hollow stone – an urn – holding the artist’s ashes. It is as

тельством, что вступая в это пространство, приходится склонять

concrete – and as abstract – as it gets. And what a great metamorphosis

голову. И тем самым мы склоняемся и перед тем, что не сразу

as well: the artist’s studio turned into the artist’s tomb, the spirit of

становится заметным в полумраке крипты: в небольшой нише

Emanuel Vigeland (1875-1948) for ever contained within the walls of

над входной дверью, почти незаметный на фоне темно-коричне-

the magnificent brick building at Slemdal, with its legendary acoustics,

вой стены, находится пустотелый камень – он же урна с прахом

creating droning dreamlike soundscapes out of the lightest footsteps,

художника. Все конкретно – и абстрактней не бывает. И такова,

the slightest cough, a sigh or even a single breath (the reverb lasting up

к тому же, метаморфоза: мастерская художника превращена в

to 20 seconds, I’ve been told). Why (the hell) isn’t every artist buried

его же, художника, склеп, дух Эммануэля Вигеланна (1875–1948)

where he or she worked?

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

57


ЭММАНУЭЛЬ ВИГЕЛАНН И ЕГО МЛАДШИЙ СЫН ПЕРЕД ВХОДОМ В МУЗЕЙ. ФОТОГРАФИЯ. 1927 / EMANUEL

СОВРЕМЕННЫЙ ВИД МУЗЕЯ TOMBA EMMANUELLE. ФОТОГРАФИЯ

VIGELAND AND HIS YOUNGEST SON IN FRONT OF THE MUSEUM. 1927 © EMANUEL VIGELAND/ BONO/ PHOTO

THE EXTERIOR OF TOMBA EMMANUELLE TODAY © EMANUEL VIGELAND BONO/ PHOTO

навсегда остался в стенах великолепного кирпичного строения в

2. Inspired, possibly, by the shape of the room, I always think of Jonah

Слемдалe, с его легендарной акустикой, где самые легкие шаги,

and the whale whenever I visit Tomba Emmanuelle, the ceiling curving

самый легкий кашель, вздох, малейшее дуновение обращаются

like some gigantic ribs above me. And given the two representations

в парящие над головой мощные раскаты какого-то нездешнего

of the artist himself, both in the right corner of the entrance wall, one

звука (мне сказали, реверберация длится до 20 секунд). Почему

– alive, brush and palette in hand, in the act of painting (VITA) – above

(черт возьми) не каждый художник похоронен там, где работал?

the other – dead, with the palette and brushes scattered on the ground, as if the work itself has first exhausted him, then killed him – I can’t

2. Под влиянием, возможно, очертаний помещения, при визите

help thinking that there is a third representation as well, which is the

в Томба Эммануэле я всегда думаю об Ионе во чреве кита. Пото-

crypt itself, and that while Dante and Virgil had to climb over Satan’s

лок скругляется надо мной, словно гигантские ребра. А с учетом

hairy body to get to Purgatorio, the dead Vigeland has left his mouth

двух изображений самого художника по правую руку от входа:

open, in rigor mortis, for us to climb in, down the throat and into the

одно сверху – живым, с кистями и палитрой в руках, в процессе

holy chambers of his chest and stomach, the naked bodies crawling

написания «Виты», другое внизу – мертвым, с кистями и пали-

all around us playing the role of the mental intestines, so to speak, of

трой, рассыпавшимися по полу, словно работа сначала истощи-

his – literary – inner world. In that respect, Tomba Emmanuelle is as

ла, затем убила его, я не могу отделаться от мысли, что тут есть и

close a relative to Per Inge Bjørlo’s “Inner Rooms” (1984-1990) as it is to

третье изображение, и это сама крипта, и если Данте и Вергилию

Michelangelo’s “Last Judgment” (1537-1541).

пришлось перебираться через волосатое тело сатаны, чтобы попасть в чистилище, то мертвый Вигеланн в rigor mortis оставил

3. A wonderful sense of being consumed, that’s what the Vigeland

свой рот распахнутым, чтобы мы могли пробраться через глотку

mausoleum offers its unprepared first-time visitor. But the feeling

в священное пространство груди и желудка, а обнаженные тела

does not fade through repetition. On the contrary, I’d say. As if the

вокруг играют роль воображаемых внутренностей его – если

knowledge of what awaits you heightens rather than diminishes this

можно так сказать – в буквальном смысле внутреннего мира.

overwhelming sensation. And I guess that’s why so many visitors keep coming back: they want to be devoured again. And again. And again.

В этом смысле Tomba Emmanuelle близка как к «Внутреннему

And isn’t that what drives us, repeatedly, towards art in any form,

пространству» художника и скульптора Пера Инге Бьорло (1984–

the dream – however often it leads to disappointment – of being

1990), так и к «Страшному суду» Микеланджело (1537–1541).

overpowered, shocked, overcome by horror and joy, the stubborn

СЛЕВА: ФАСАД МУЗЕЯ TOMBA EMMANUELLE. ФОТОГРАФИЯ LEFT: FACADE OF TOMBA EMMANUELLE © EMANUEL VIGELAND/BONO СПРАВА: ГЛАВНЫЙ ВХОД В МУЗЕЙ TOMBA EMMANUELLE RIGHT: MAIN DOOR OF TOMBA EMMANUELLE © EMANUEL VIGELAND/BONO

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

58


СЕВЕРНАЯ СТЕНА С УРНОЙ С ПРАХОМ ЭММАНУЭЛЯ ВИГЕЛАННА /THE NORTH WALL WITH EMANUEL VIGELAND’S URN © EMANUEL VIGELAND/BONO

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

59


ПАНОРАМНЫЙ ВИД ФРЕСКИ VITA / PANORAMIC VIEW OF THE FRESCO CYCLE VITA © EMANUEL VIGELAND/BONO

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

60


NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

61


ФРАГМЕНТ СЕВЕРНОЙ СТЕНЫ / DETAIL FROM THE NORTH WALL © EMANUEL VIGELAND/BONO

СКУЛЬПТУРА В ЗАЛЕ С ФРЕСКАМИ ИЗ ЦИКЛА VITA В TOMBA EMANUELLE / A SCULPTURE INSIDE TOMBA EMANUELLE © EMANUEL VIGELAND/BONO

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

62


ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЧАСТЬ ФРЕСКИ НА ВОСТОЧНОЙ СТЕНЕ / THE CENTRE PART OF THE FRESCOES ON THE EAST WALL © EMANUEL VIGELAND/BONO

НАБРОСОК ДЛЯ НАСТЕННОЙ РОСПИСИ / SKETCH FOR A FRESCO PAINTING © EMANUEL VIGELAND/BONO

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

63


ФРАГМЕНТ СЕВЕРНОЙ СТЕНЫ / DETAIL FROM THE NORTH WALL © EMANUEL VIGELAND/BONO

3. Потрясающее чувство, будто тебя поглощают, – вот что ждет в мавзолее Вигеланна неподготовленного, впервые пришедшего зрителя. Но от повторения это ощущение не исчезает. Я бы сказал, совсем наоборот. Словно знание того, что тебя ожидает, не ослабляет, а, напротив, укрепляет это всепоглощающее чувство. И полагаю, именно потому многие посетители возвращаются вновь и вновь: они вновь хотят быть поглощенными. И вновь. И вновь. И разве не это влечет нас вновь и вновь к искусству в любых его формах, не мечта – пусть зачастую влекущая к разочарованию – оказаться подчиненным, потрясенным, охваченным ужасом и ликованием, упрямая мечта слиться воедино с объектом, раствориться в нем, а не наблюдать с расстояния, анализируя и оценивая, иными словами – мечта быть проглоченным, переваренным и извергнутым обратно, скорее всего оглушенным, окончательно потрясенным, в глубоком, предельном замешательстве, при возвращении в так называемый реальный мир? 4. Не знаю ни одного произведения искусства, которое соединяло бы в себе такое множество масштабных составляющих –

НАБРОСОК ДЛЯ НАСТЕННОЙ РОСПИСИ

архитектуру, орнамент, скульптуру, живопись, освещение, – и

SKETCH FOR A FRESCO PAINTING © EMANUEL VIGELAND/BONO

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

64


одновременно обращалось бы к эмоциональному конфликту на

dream of becoming one with the object in question, melting into it,

столь глубинном уровне. Это, конечно, лишь предположение, но

rather than standing at a distance watching it, analyzing it, evaluating

я убежден, что VITA отражает многообразных внутренних демо-

it, in other words: the dream of being swallowed, digested and spat

нов самого Вигеланна. Похоть, зависть, боль, гордыня, тоска, рас-

out again, presumably dizzy, definitely shaken, thoroughly and utterly

каяние, радость, ревность, экстаз, ужас – все они здесь, и самые

confused, as we re-enter the so-called real world?

глубинные мечты и кошмары отдельного человека принимают 4. I don’t know any work of art that incorporates such a multitude of

форму грандиозного Gesamtkunstwerk.

grand scale elements – architecture, ornament, sculpture, painting, Именно отражение личных тревог в его произведении может

illumination – that deals, at the same time, with emotional conflicts on

быть, на мой взгляд, наиболее вероятным объяснением ради-

such an intimate level. Mere speculation, of course, but I’m convinced

кализма вигеланновских образов. Я имею в виду, что изображе-

that the VITA reflects a variety of inner Vigelandian demons. Lust, envy,

ние младенцев на горе черепов – или, к примеру, изображение

pain, pride, sorrow, remorse, joy, jealousy, ecstasy, horror, it’s all there,

вздыбленных фаллосов, – было несколько нестандартным в 20-х,

as one troubled man’s innermost dreams and nightmares take the form

30-х и 40-х годах ХХ века, когда велась работа над фреской. Одно-

of a grandiose Gesamtkunstwerk.

временно с этим, с учетом смягчающих обстоятельств, Вигеланн явно был верен прочной традиции монументального искусства,

The huge investment of personal anxiety into his work is what suggests,

что в какой-то мере может, на мой взгляд, извинить его эксцес-

I think, the most plausible explanation for the radicalism of Vigeland’s

сы. В любом случае именно это делает его произведение и по

imagery. I mean, newborns resting on a pile of skulls – or erect penises

сей день, в 2010 году, свежим и ничуть не в меньшей мере пре-

for that matter – must have been pretty out of the ordinary, to say the

красным и мощным, чем в момент завершения. Способность Ви-

least, as subject matter for a fresco in the 1920’s, 1930’s and 1940’s,

геланна постичь самую суть человеческого поведения, вне зави-

when it was made. At the same time, with regard to extenuating

симости от времени и места, борьбу наших жизней – или за наши

circumstances, Vigeland obviously was loyal to a solid tradition of

жизни, если так можно сказать – раскрывает, таким образом,

monumental art, enough to be forgiven, I guess, his excesses to a

через посредство бескомпромиссных картин экзистенциальных

certain extent. In any case, this is what keeps his masterpiece fresh,

крайностей, корни как наших глубинных желаний, так и наших

rendering it no less beautiful and powerful in 2010 than it was by the

глубинных страхов.

time it was finished, Vigeland’s ability to cut to the bone of human behaviour, regardless of time and place, the fight of – or for – our lives,

5. «Насилие судорожной радости вырывается из самой сокро-

so to speak, and thus unveil, through ruthless tableaus of existential

венной глубины моего сердца» – пишет Жорж Батай в «Слезах

extremes, the roots of both our deepest desires and our deepest fears.

Эроса», что могло бы быть изложением концепции вигеланновской «Виты»: «Это насилие в то же время – я трепещу, говоря эти

5. ‘The violence of spasmodic joy lies deep in my heart,’ Georges Bataille

слова, – и есть сердце смерти: оно разверзлось во мне! Двой-

writes in The Tears of Eros, in what could have been an outline for the

ственность человеческой жизни – это двойственность безумного

overall concept of Vigeland’s VITA: “This violence, at the same time, and

смеха и рыданий. В основе ее лежит трудность согласования раз-

I tremble as I say it, is the heart of death: it opens itself up in me! The

умного расчета, утверждающего жизнь, с этими слезами... С этим

ambiguity of this human life is really that of mad laughter and of sobbing

ужасным смехом...» 1

tears. It comes from the difficulty of harmonizing reason’s calculations with these tears ... With this horrible laugh ...”

Будучи визионером, Вигеланн видел то, что видел Батай: все, что грозит самому нашему существованию, и все, что заставляет нас

As a visionary, Vigeland saw what Bataille saw, that the things which

стремиться к большему, – это часто одно и то же. Где были бы

threaten our very existence and the things which keep us striving (for

мы как сексуальные существа, если бы не было знания о смерти?

more), are, often, one and the same thing. Where would we be, as

Насколько сильны были бы наши страсти, отделенные от стра-

sexual beings, without the knowledge of death? How strong would our

ха смерти? Да, конечно, мы хотим жить. Но мы хотим и умереть.

passions be, separated from our fear of dying? We want to live, sure.

Мы хотим, чтобы нас разрывало на части. Мы хотим утонуть в

But we want to die as well. We want to be torn apart. We want to

чудесах экстаза. И какое произведение искусства хоть в какой-то

drown in the wonders of ecstasy. And what work of art could possibly

степени заслуживает изучения, если оно не напоминает нам –

be worth studying that doesn’t, like Vigeland’s VITA – by evoking these

подобно «Вите» Вигеланна – об этих противоречиях жизни, при-

antagonisms of life – bring us to the brink of tears?

водя нас на грань слез? Bataille: “In the violence of the overcoming [of reason], in the disorder Батай: «В насилии этого преодоления [разума], в смешении сме-

of my laughter and my sobbing, in the excess of raptures that shatter

ха и рыданий, в избытке восторга, сокрушающего меня, я по-

me, I seize on the similarity between a horror and a voluptuousness that

стигаю сходство ужаса и сладострастия, переполняющего меня,

goes beyond me, between an ultimate pain and an unbearable joy!” Yes,

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

65


сходство последнего страдания и нестерпимой радости!» 2 Да,

I think it’s the intimacy of the VITA that both disturbs me and pleases

я считаю, что эта интимность «Виты» одновременно тревожит

me the most. Bataille, had he seen it, would have been flabbergasted.

меня и нравится мне более всего. Если бы эту работу увидел Ба6. It’s as though a sort of visual excavation is taking place, the way the

тай, он был бы ошеломлен.

fresco gradually emerges as our eyes get used to the dark. And as the 6. Здесь словно бы происходит визуальная экскавация: фреска

outside world disappears, like some already forgotten fairytale, an inner

постепенно проступает перед нашими глазами по мере того, как

world comes to life, constituting – from the moment of its revelation

они привыкают к темноте. И по мере того, как исчезает, словно

until the time we finally exit – our sole view of reality. While inside,

позабытая сказка, внешний мир, проступает мир внутренний,

we’re entombed, as is the painter. No escape, as day turns to night.

составляющий для нас с этого момента проявления и до выхода

And utterly astonished, as the fresco reveals, little by little, its myriad

наружу из Томба Эммануэле единственную реальность. Будучи

of details, we accept our imprisonment with delight, lost in self-effacing

внутри, мы погребены так же, как художник. Выхода нет, день об-

contemplation, our eyes digging deeper and deeper into Vigeland’s

ратился в ночь. Пораженные, по мере того, как фреска постепен-

visionary remains. For just as we lose sight of the outside world, we

но открывает нам мириады деталей, мы принимаем свой плен

lose our grip on ourselves as well, forgetting who we are, in a perishing

с радостью, затерянные в самоотстраненном созерцании, наши

moment’s blissful infinity, as if absorbed by this wailing wall, becoming,

глаза все глубже погружаются в видения Вигеланна. Ибо, не видя

willingly and reluctantly, participants in its orgy of eternal struggle.

больше наружного мира, мы теряем и ощущение себя, забываем, кто мы, в блаженной бесконечности опасности, словно погло-

7. “I is someone else,” Rimbaud wrote in triumph to a former teacher of

щенные этой стеной стенаний, охотно и не совсем охотно стано-

his – grammatical mistake intended – upon discovering, at the age of

вясь участниками этой оргии вечной битвы.

sixteen, that he was a poet, launching the concept of a chaotic multitude of personalities, rather than a solid and stable I, as the foundation –

7. «Я есть некто иной», – с триумфом пишет Рембо своему быв-

or absence of foundation – essential to any poetic creativity. And if we

шему учителю – с нарочитой грамматической ошибкой (вместо

imagine these principlеs of creativity in reverse, the same rules applying

«есмь» – «есть»), – ощутив себя в шестнадцатилетнем возрасте

to the experience of art as to the making of it, we would see that in order

поэтом и вводя тем самым концепт хаотического множества лич-

to fully appreciate the work at hand, we have to let go of ourselves as

ностей вместо одного уверенного и стабильного «Я» как необхо-

individual beings, thereby, at least for a short while, allowing a stranger’s

димую основу – или отсутствие основы – для всякого поэтиче-

paradise – or hell, if you like – to possess us, to become us, fully and

ского творчества. И если мы рассмотрим эти основополагающие

completely.

моменты творчества с другой стороны – одни и те же правила применимы к восприятию искусства и к созданию его, – мы уви-

Art teaches people to become someone else. Or at least, at its most

дим, что для полного ощущения произведения искусства нам

powerful, it opens an abyss in people’s notion of who they are. It brings

надо отпустить от себя свою индивидуальность и хотя бы на ко-

out the otherness in us, simply by preparing us to share, as we say,

роткое время дать чужому раю – чужому аду, если угодно – войти

somebody else’s fate, to the point of taking on their identies as our own.

в нас, захватить нас и стать нами в полной мере.

Eventually, we all «is» somebody else. Or we possess the ability to be so, if pushed far enough. It’s a lovely and frightening idea, the dissolution of

Искусство учит людей становиться кем-то иным. Или, по крайней

the I as its ultimate fulfilment. We are rent asunder, we lose ourselves,

мере в наиболее сильном воздействии, открывает пропасть в по-

and then regain ourselves, for the sake of losing ourselves once again.

нимании людьми того, кто они есть. Оно выносит наружу нашу инаковость, просто подготавливая нас к тому, чтобы разделить,

8. In the end, crying is all that matters. Tears flowing, that’s the only

как мы говорим, чужую судьбу до такой степени, чтобы принять

worthwhile state in which to finish a book, or watch the end credits of

их идентичность за нашу собственную. В конце концов, мы все

a movie, or reach out for the repeat-button on the CD-player. Through

есть нечто иное. Или обладаем способностью становиться тако-

this salty liquid, produced by our own bodies, we dissolve as individual

выми, если достаточно сильно нас подтолкнуть. Приятная и пу-

beings and make contact with something greater than ourselves. It is

гающая мысль – разрушение «Я» в качестве высшей самореали-

one of our deepest needs, to be lifted thus above ourselves and thrown,

зации. Мы разорваны на части, мы теряем себя и вновь обретаем

by force, into a limitless, and therefore self-destructive, communion with

себя ради того, чтобы потерять себя вновь.

something that exists as much within us as outside of us, unobtainable save for in certain extremely emotional moments.

8. В конце концов, слезы – единственное, что имеет значение. Слезы – единственное достойное состояние в тот момент, когда

IT’S WHAT ONE MIGHT CALL A SACRED EXPERIENCE.

мы заканчиваем читать книгу, смотрим финальные титры ки-

BE IT THROUGH ART OR SEX OR DRUGS,

нофильма, нажимаем кнопку повтора на CD-плеере. В этой со-

IT’S THE CLOSEST WE GET TO HEAVEN.

леной влаге, производимой нашим телом, мы растворяем наше

IT’S WHEN THE DAM WITHIN US BURSTS.

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

66


СКУЛЬПТУРА В ЗАЛЕ С ФРЕСКАМИ ИЗ ЦИКЛА VITA В TOMBA EMANUELLE / A SCULPTURE INSIDE TOMBA EMANUELLE © EMANUEL VIGELAND/BONO

индивидуальное бытие и соприкасаемся с чем-то более великим,

IT’S EVERYTHING WE DREADED AND HOPED FOR.

чем мы. Это одна из наших глубочайших потребностей – быть та-

IT’S NOTHING, REALLY. AND NOTHING IS WHY WE CAME HERE.

ким образом поднятым над собой и c силой брошенным в нео-

AND NOTHING IS WHAT WE SO AWKWARDLY STRIVE AND FIGHT FOR.

граниченное, а следовательно саморазрушительное слияние

IT’S THE GOAL OF ALL ACHIEVEMENTS

с чем-то существующим как вовне, так и внутри нас, неизменно

(THOUGH WE HARDLY EVER DARE PURSUE IT).

недостижимое, кроме, пожалуй, некоторых особо эмоциональ-

IT’S THE PRAYER WE DIRECT TOWARDS ANY GREAT WORK OF ART:

ных моментов.

GOD, TAKE THIS PAIN AWAY, WHICH IS ME.

ЭТО ТО, ЧТО МЫ МОЖЕМ НАЗВАТЬ СВЯЩЕННЫМ ОПЫТОМ.

STIG SÆTERBAKKEN

БУДЬ ТО ЧЕРЕЗ ИСКУССТВО, СЕКС ИЛИ НАРКОТИКИ – ЭТО ПУТЬ, КОТОРЫМ МЫ ПРИБЛИЖАЕМСЯ К НЕБУ.

© ФОТО: АЛЕКСАНДР ГАНЮШИН / PHOTO: ALEXANDER GANYUSHIN

ТОГДА ПЛОТИНА ВНУТРИ НАС ПРОРЫВАЕТСЯ.

КОММЕНТАРИИ

ЭТО ВСЕ, ЧЕГО МЫ БОЯЛИСЬ И НА ЧТО НАДЕЯЛИСЬ. ЭТО НА САМОМ ДЕЛЕ НИЧТО.

1

И ИЗ-ЗА ЭТОГО НИЧТО МЫ ПРИШЛИ СЮДА,

Цит. по: Танатография Эроса: Жорж Батай и

французская мысль середины ХХ века. - СПб.:

И К ЭТОМУ НИЧТО МЫ СТРЕМИМСЯ С ТАКИМ ТРУДОМ

Мифрил, 1994 – прим. перев.

И ЗА НЕГО СРАЖАЕМСЯ.

2

ЭТО ЦЕЛЬ ВСЕХ ДОСТИЖЕНИЙ (ХОТЯ МЫ ПОЧТИ

Цит. по: Указ. соч. – прим. перев.

COMMENTARIES

НЕ ОСМЕЛИВАЕМСЯ ИДТИ К НЕЙ). ТАКОВА МОЛИТВА, КОТОРУЮ МЫ ОБРАЩАЕМ К ЛЮБОМУ

Quotes from: Georges Bataille: The Tears of Eros

ВЕЛИКОМУ ПРОИЗВЕДЕНИЮ ИСКУССТВА:

(translated by Peter Connor), City Lights Books,

ГОСПОДИ, ЗАБЕРИ ЭТУ БОЛЬ, Я ЕСМЬ ЭТА БОЛЬ.

1989. Rimbaud Complete, Volume II (translated by Wyatt

СТИГ СЭТЕРБАККЕН

Mason), Modern Library, 2004.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

67


Коре Эсполин ионсон XУДОЖНИК ЛОФОТЕНСКИХ ОСТРОВОВ PAR EXCELLENCE

KAARE ESPOLIN JOHNSON THE QUINTESSENTIAL LOFOTEN ARTIST

Самое большое собрание работ видного норвежского художни-

The largest collection of the prominent Norwegian artist Kaare Espolin

ка Коре Эсполина Йонсона (1907–1994) хранится в галерее его

Johnson (1907-1994) is held at the Espolin Gallery in Kabelvåg, Lofoten,

имени. Художник хорошо известен как бытописатель жителей

which opened in 1992 as a municipal gallery on the basis of a donation

побережья северной Норвегии. Галерея Эсполина Йонсона была

from the artist. Espolin Johnson is well-known for his portrayal of the

открыта в 1992 году в деревне Кабельвог на Лофотенском архипе-

lives of coastal people in Northern Norway, and today the collection

лаге, с населением 9000 человек, однако в летний сезон острова

consists of 250 artworks. The local community is small with only 9,000

посещают около 300 000 туристов. Галереей управляет акцио-

inhabitants, but over the summer season some 300,000 tourists visit

нерное общество, все акции которого – дар самого художника –

the Lofoten Islands.

принадлежат муниципалитету коммуны Воган. Собрание насчиEspolin Johnson spent his childhood years in Northern Norway, in

тывает 250 произведений и является крупнейшим в Норвегии.

Vadsø/Jarfjord close to the Russian border. When he was ten his family Детские годы художника Коре Эсполина Йонсона прошли на се-

moved to Bodø, and from the age of 20 until his death he lived in Oslo;

вере Норвегии, в городке Вадсё на берегу Яр-фьорда близ гра-

it was there that he received his art education from the Arts and Crafts

ницы с Россией. Ему было 10 лет, когда семья переехала в город

school and the Art Academy. After finishing school he worked as an

Будё, а с двадцатилетнего возраста и до конца своих дней он жил

illustrator for many years until he became a full-time artist around

в Осло. Художественное образование получил сначала в школе

1950; it was in that year that he visited Lofoten for the first time, later

декоративно-прикладного искусства, затем в Академии худо-

returning there every summer for inspiration.

жеств. После школы довольно долго работал иллюстратором и лишь к 1950 году стал свободным художником. Тогда же он впер-

Throughout his life Espolin Johnson was tormented by his poor eyesight.

вые посетил Лофотенский архипелаг и в дальнейшем каждое

He was born near-sighted, and when he moved to Bodø received his

лето возвращался туда в поисках вдохновения.

first pair of glasses, which were quite strong, minus eight. Over time his eyesight gradually worsened and in 1941 when he was already an

На протяжении многих лет Коре Эсполин Йонсон страдал от про-

active artist he lost the sight in one eye completely. Around 1965 he

блем со зрением. Он родился близоруким, и в Будё ему впервые

developed cataracts in his “good eye”, and his near-sightedness grew to

выписали очки (минус 8). Со временем зрение только ухудша-

minus 26. In 1972 he discovered a new world, the world around him: his

лось, а в 1941 году, когда Коре уже был активно работающим ху-

good eye was operated on, and he gained normal eyesight.

дожником, он полностью ослеп на один глаз. К 1965 году на его «здоровом» глазу развилась катаракта, а близорукость дошла до

In his works Johnson used a blend of different techniques in his

минус 26. В 1972 году он заново открыл для себя мир – его опери-

paintings. He discovered scraperboard when he was a child: due to a

ровали, и к художнику вернулось нормальное зрение.

power failure during a storm his family gathered around the living room table. Candles were lit, and the young Kaare played with the flame,

Коре Эсполин Йонсон использовал в работе соединение разных

holding a piece of paper over it until it was covered with soot. He then

живописных техник. Вот как это началось: технику процарапы-

started scraping in the soot to uncover light and shade, or smearing it

вания он открыл для себя еще в детстве. В момент отключения

with his finger to create yet another effect – that technique became

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

68

I HAVSNØD


КОРЕ ЭСПОЛИН ЙОНСОН В СВОЕЙ МАСТЕРСКОЙ / KAARE ESPOLIN JOHNSON IN HIS STUDIO

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

69


ПОВОДЫРЬ / THE GUIDE

FISHERMEN / РЫБАКИ

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

70


электричества из-за шторма вся семья собралась за столом при

his trademark. Instead of soot, he would apply a layer of black ink

свечах. Коре играл с пламенем, держа над ним лист бумаги, и

on cardboard paper, and then by scraping with a razorblade or a pin

тот в конце концов покрылся копотью. Он стал процарапывать

he would bring out the white layer underneath. To develop the exact

на нем светлые места, оставляя затемненные и размазывая ко-

opposite effect he could apply white on black ink, scraping through

поть пальцами – эффект получался иной. Открытая таким об-

two layers of ink. He experimented and found out that he could apply

разом юным Коре техника стала его визитной карточкой. Вместо

several layers with different colours of paint, remaining careful so

копоти он наносил на картон слой черной туши. Процарапывая

that the top layer was always softer than the layer underneath. When

ее лезвием бритвы или иглой, освобождал из-под туши белый

the motif was revealed he would obtain different textures due to the

цвет. Для создания совершенно противоположного эффекта на-

hardness of the paint. He also applied a blend of techniques such as

носил поверх туши белую краску и процарапывал уже оба слоя.

oil, watercolours, and cutting and gluing to create different effects.

Продолжая эксперименты, он обнаружил, что можно наносить и

To gather the light in the picture, create a fog or to soften the white

несколько слоев разноцветной краски, следя за тем, чтобы верх-

or black, he would spray white on black (or vice versa). He even used

ние всегда оказывались более мягкими, чем те, что под ними,

a toothbrush dipped in a thin blend of paint, and then sprayed the

получая разную текстуру в зависимости от твердости красочного

picture to attain the right effect. This technique is not used by many

слоя. Применял Эсполин и смешанную технику, соединяя масло,

artists because it is so time-consuming and so revealing – mistakes are

акварель и коллаж. Для получения различных эффектов: света

difficult to cover up. For Espolin Johnson this was no problem since he

или тумана, смягчения белого или черного – он разбрызгивал

had already created the picture in his mind.

на черном белую краску или наоборот. Используя зубную щетку, разбрызгивал над картиной сильно разведенную краску. Подоб-

Placing Kaare Espolin Johnson historically is not an easy task, and he

ную технику используют немногие художники – она отнимает

doesn’t seem to comply with any of the “-isms” in art. His means of

много времени, а исправить ошибки тут непросто. Но для Коре

expression are distinctive, although there may be some resemblance

такой проблемы не существовало – свои работы он сначала соз-

to the work of Käthe Kollwitz, with something of the same background

давал в воображении.

and a likeness in style and motif. In 1927 he started his career as an illustrator for “Arbeider Magasinet”, a magazine whose primary goal

Поместить Коре Эсполина Йонсона в ряд его современников не-

was to create a varied picture of the literary, cultural and political

просто. Он не вписывается ни в один из художественных «из-

movements of the time, thus sharing Kollwitz’s attitude to the working

мов», у него свое собственное выражение. В какой-то мере есть

class. Compared to Kollwitz, however, Espolin Johnson was more of a

сходство с работами Кете Кольвиц – в мотиве, в стиле, в тематике.

dreamer, while the German artist dedicated her life and art to depicting

Эсполин Йонсон начал профессиональную карьеру в качестве

the social conditions of society. Over the years an aura of mysticism

иллюстратора в «Арбейдер магасинет» в 1927 году. Целью жур-

brought changes to the Espolin Johnson’s work, seen in some of his

нала было формирование общей картины многообразных лите-

pictures depicting ghosts that express sorrow and despair for those

ратурных, культурных и политических течений того времени. В

who have lost their lives at sea. The strongest of these are the motifs

этом смысле он разделял с Кете Кольвиц чувство долга по отно-

of Lofoten, representing Northern Norway’s cultural history: fishermen

шению к рабочему классу. Однако в сравнении с Кольвиц Эспо-

and sailors, sea landscapes, native people and their rituals. Johnson’s

лин Йонсон предстает скорее мечтателем, тогда как Кольвиц по-

portraits of children are famous, too: his reminiscences from his

святила и жизнь, и искусство отображению социальных проблем

childhood in East Finnmark close to the Russian border are connected

общества. С годами аура мистицизма наложила свой отпечаток

with a vision of the Holy Trinity in front of the Russian Orthodox

на творчество Коре Эсполина Йонсона. На некоторых его рабо-

Church of St. Boris and St. Gleb. Another Russian motif is associated

тах изображены призраки, несущие в себе скорбь и отчаяние по-

with the Russian prisoners of war who were transported to Norway

гибших в море. Самыми сильными, вероятно, являются мотивы

for hard labour.

Лофотена, часть культурной истории северной Норвегии: моряки и рыбаки, морские пейзажи, туземцы и их ритуалы. В его воспо-

Kaare Espolin Johnson is an artist par excellence – a talented musician

минаниях о детстве в Восточном Финнмарке близ границы с Рос-

he brought the tunes of his vibrating soul to every one of his pictures,

сией часто присутствует образ Пресвятой Троицы и православная

and the interested viewer cannot fail to catch those tunes and rhy-

церковь святых Бориса и Глеба. Еще один русский мотив связан

thms, and enjoy the master’s oeuvre, whether it be tragic or poetically

с русскими военнопленными, которых привозили в Норвегию и

optimistic.

обрекали на тяжелый рабский труд. РЕДАКЦИЯ ЖУРНАЛА «ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ»

Коре Эсполин Йонсон – художник par excellence. Талантливый му-

БЛАГОДАРИТ ГАЛЕРЕЮ КОРЕ ЭСПОЛИНА ЙОНСОНА

зыкант, в каждую из своих картин он привнес мелодии и ритмы

ЗА ПРЕДОСТАВЛЕННЫЕ МАТЕРИАЛЫ.

своей души, и заинтересованный зритель чувствует это, наслаж-

THE EDITORIAL BOARD OF THE «TRETYAKOV GALLERY» MAGAZINE EXPRESS THEIR

даясь его драматическими или поэтичными работами.

GRATITUDE TO THE ESPOLIN GALLERY FOR THE MATERIALS PROVIDED.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

71


1

3

4

2

КУНСТХАЛЛ В БЕРГЕНЕ

БЕРГЕНСКИЙ КУНСТХАЛЛ – ЭТО ВЫСТАВОЧНЫЙ КОМПЛЕКС, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЙ ДЛЯ ЭКСПОНИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА СО ВСЕГО МИРА. НАЧАЛО ЭТОЙ ИНСТИТУЦИИ БЫЛО ПОЛОЖЕНО БЕРГЕНСКИМ ХУДОЖЕСТВЕННЫМ ОБЩЕСТВОМ, ОСНОВАННЫМ В 1838 ГОДУ. И ПО СЕЙ ДЕНЬ, ВОТ УЖЕ СВЫШЕ 170 ЛЕТ БЕРГЕНСКОЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОБЩЕСТВО ПО-ПРЕЖНЕМУ ЗАНИМАЕТСЯ ПОКАЗОМ И ПРОПАГАНДОЙ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА.

БЕРГЕНСКИЙ КУНСТХАЛЛ – АКТИВНАЯ ПЛОЩАДКА ДЛЯ КУЛЬТУРНЫХ ПРАКТИК. ЭТО МАСШТАБНЫЙ ФОРУМ ДЛЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ НОВАТОР-

7

5

1. ЗИЛЬБЕРКУППЕ – ПОД ЗОНТИКОМ. 2010 2. ОТКРЫТИЕ MA ВЫСТАВКИ ЛУЧШИХ СТУДЕНЧЕСКИХ ПРОЕКТОВ. 2011 3. ХАННЕ БОРХГРЕВИНК. 2011 4. ВЫСТАВКА ЛУЧШИХ СТУДЕНЧЕСКИХ ПРОЕКТОВ. 2010 5. МАТЕРИАЛИЗАЦИЯ: НОВОЕ АМЕРИКАНСКОЕ ВИДЕО И… 2008 6. СЕРИТ ВИН ЭВАНС В КУНСТХАЛЛЕ, БЕРГЕН. 2011 7. ДЖОАН ДЖОНАС. ЧИТАЯ ДАНТЕ III. 2011 8. ТОМО САВИЧ-ГЕКАН. БЕЗ НАЗВАНИЯ. 2010 9. ПЕРФОРМАНС КУРТА ЙОХАННЕССЕНА “BLU 10”. 2010 10. БЭНКС ВАЙЛЕТТ. 2007 11. МАРК МАНДЕРС. ОТСУСТВИЕ МАРКА МАНДЕРСА. 2008 12. АННГЬЕРД РУСТАНД. ИЗМЕНЧИВЫЙ. 2010 13. ОТКРЫТИЕ ВЫСТАВКИ ТОРИЛ ЮХАНССЕН. ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ ФИЗИКА. 2010 Г.

6

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

72

PHOTO BY: EINRIDE TORVIK, THOR BRODRESKIFTAND PETER KLASSON

СКОЙ КУЛЬТУРЫ ВНЕ ЖАНРОВЫХ ГРАНИЦ.


8

10

9

BERGEN

KUNSTHALL BERGEN KUNSTHALL IS A PROMINENT ARENA FOR INTERNATIONAL CONTEMPORARY ART. THE INSTITUTION HAS ITS ORIGIN IN THE BERGEN

1. SILBERKUPPE - UNDER ONE UMBRELLA, 2010 2. FROM THE OPENING OF THE MA EXHIBITION IN 2011 3. HANNE BORCHGREVINK, 2011 4. FROM THE MA EXHIBITION IN 2010 5. MATERIALIZED: NEW AMERICAN

ART SOCIETY, WHICH WAS ESTABLISHED IN 1838 AND UP TO THIS DAY IT

VIDEO AND..., 2008 6. CERITH WYN EVANS AT BERGEN KUNSTHALL, 2011

HAS REMAINED AN INSTITUTION WITH A FOCUS ON THE DISSEMINATION

7. JOAN JOANS, READING DANTE III, 2011 8. TOMO SAVIĆ-GECAN, UNTITLED, 2010 9. THE PERFORMANCE BLU 10 BY KURT JOHANNESSEN,

AND PRESENTATION OF ART FOR OVER 170 YEARS.

2010 10. BANKS VIOLETTE, 2007 11. MARK MANDERS, THE ABSENCE OF MARK MANDERS, 2008 12. ANNGJERD RUSTAND, ERRATIC, 2010

BERGEN KUNSTHALL IS A HIGHLY ACTIVE SPACE FOR CULTURAL PRAXIS, AND TODAY IT IS AN IMPORTANT FORUM FOR INNOVATIVE CULTURE

13. FROM THE OPENING OF TORIL JOHANNESSEN, TRANSCENDENTAL PHYSICS, 2010

ACROSS THE GENRE BOUNDARIES.

12

11

13

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

73


НОВЫЙ МУЗЕЙ

АСТРУП -ФЕРНЛИ

В ОСЛО

Прошедший 2012 год оказался знаменательным для культуры и искусства в Осло, да и всей Норвегии. Новый музей в Тьювхолмен (остров Воров) с легко прогнозируемым «эффектом АструпФернли», несомненно, изменит художественную сцену в столице Норвегии. Некоторые из лучших городских галерей уже перебрались поближе, как бы под его крыло, и другие вполне могут за ними последовать. Такие перспективы, а также привлекательность района для различных творческих организаций, не говоря уже о развитии сети кафе, ресторанов и торговых предприятий, позволяют говорить о том, что в ближайшие годы в этой части города может сложиться первый «галерейный квартал». Подобное уже происходило ранее в различных частях Европы, где такой механизм действительно срабатывал: «побочный» эффект от создания крупных художественных институций становился стимулом для развития. Так случилось, к примеру, когда галерея «Тейт Модерн» обосновалась на казавшемся недостаточно привлекательном берегу Темзы, после чего пустынные окрестности старой электростанции поистине обрели новую жизнь. Сегодня лондонский район Бэнксайд именуют едва ли не «лучшей набережной» в городе. Инициатор и основатель нового музейного здания в Осло – Ханс Расмус Аструп. Невольно возникают некоторые параллели с братьями Павлом и Сергеем Третьяковыми: Халвор Николаи – братблизнец Ханса Расмуса – тоже большой поклонник искусства. Это поистине семейная история братьев Аструп. Хотя их предки из семейств Аструпов и Фернли сделали свои состояния на перевозке грузов морским путем, однако на протяжении столетий они знали толк не только в бизнесе, но и в искусстве. В истории старинных семейств наблюдается также отчетливое стремление быть достойными гражданами и отдавать долг обществу, в котором они живут и работают. Родители братьев Аструп, как и родители их родителей, создавали различные благотворительные фонды

МУЗЕЕЙ АСТРУП-ФЕРНЛИ. ФОТО 2012/ AFM. COURTESY ASTRUP FEARNLEY MUSEET. PHOTO BY NIC LEHOUX

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

74


THE NEW MUSEUM

ASTRUP FEARNLEY IN OSLO

2012 has been a great year for the arts in Oslo – and in Norway. The new museum at Tjuvholmen (Thieves’ Islet) with its expected “Astrup Fearnley effect” should change the art scene in Oslo. Some of the city’s best galleries have already moved out to be under its wings and more will follow. With its density and its attractiveness to also other creative industries, not to mention all side-effects such as cafés, restaurants and shops, it will establish this new part of the city in years to come as Oslo’s first “gallery district”. Similar developments have previously happened in several cities around Europe, where the arrival of a major art institution has become a new hub of the creative wheel: London’s Tate Modern is such an example, where previously derelict neighbourhoods around the old power station were revitalized, and today are jointly presented as “Better Bankside”. The most recent addition to Oslo’s museum world was the initiative of patron Hans Rasmus Astrup (there are parallels to the Tretyakov brothers Pavel and Sergei, given that Hans Rasmus has a twin brother, Halvor Nicolai, who also has a great interest in the fine arts). It is a typical “family” preoccupation: the descendants of the old Astrup and Fearnley families, who made their wealth in shipping, have included over the centuries professionals in the arts as well as business, were inspired by their wish as decent citizens to give something back to the society within which they worked. In the Astrup family the two brothers’ parents and grandparents had established charity foundations for social purposes, but sport and education were equally important and, of course, cultural development – with the first art museum to bear their name opening in central Oslo in 1993. The most decisive step towards museums like these is when the collector takes the irrevocable decision to open up what has previously been very private, and make it public. The explanations can be many: heritage and philanthropy are clearly among them, but the strongest inducement is to share what has been a most rewarding personal NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

75


ОДИН ИЗ ЗАЛОВ МУЗЕЯ. ПРЕДОСТАВЛЕНО МУЗЕЕМ АСТРУП-ФЕРНЛИ / VIEW OF AN EXHIBITION HALL. COURTESY ASTRUP FEARNLEY MUSEET. PHOTO BY NIC LEHOUX

ГЕНУЭЗЕЦ РЕНЦО ПИАНО СПРОЕКТИРОВАЛ МУЗЕЙ АСТРУП-ФЕРНЛИ КАК ГИМН ВОЗДУХУ И ВОДЕ GENUANIAN RENZO PIANO, WHOSE ASTRUP FERNLEY MUSEUM IS CREATED AS A HYMN TO AIR AND WATER. PHOTO: HÅKON JACOBSEN

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

76


для социального вспомоществования, развития спорта и просве-

experience, to open up the private dream. Exposure is another – we

щения, а также, разумеется, для поддержки культуры – именно

all want to be famous for something. However, despite such possible

в продолжение этих инициатив в центральной части Осло в 1993

motives, this phenomenon is quite unusual for Scandinavia. Perhaps it

году был открыт художественный музей, носящий их имя.

was more of an honour in the days of the Tretyakov brothers, when Maecenas collectors with philanthropic ambitions wanted to enlighten

Первым и решающим шагом для создания подобных музеев яв-

their fellow citizens, and give public access to the beauty and the

ляется необратимое решение собирателей открыть для публики

excitements society did not prioritize or could not afford.

то, что до этого было лишь их частным делом. Тому много причин: проблемы с наследованием и стремление к благотвори-

In Scandinavia in modern times we have had the internationally

тельности – лишь один из ответов, но и тут желание поделиться

acclaimed Louisiana Museum in Denmark, founded in 1958 by Knud W.

положительным личным опытом (а может, и мечтой) часто ока-

Jensen and directed as his life project for over 40 years. Outside Oslo

зывается самым сильным побуждением. Другая причина – слава.

the unique Henie-Onstad Art Centre, initiated by the famous figure

Мы все хотим быть знаменитыми. И все же каковы бы ни были

skater and Olympic champion Sonja Henie, opened ten years later.

мотивы, для Скандинавии это дело достаточно необычное. Веро-

Both institutions were privately created but are equally funded today

ятно, во времена братьев Третьяковых подобное поведение было

from private and public sources.

почетным: меценаты с филантропическими амбициями проявляли готовность просвещать своих сограждан и давать им доступ к

For Hans Rasmus Astrup it was also, in addition to reasons above, about

прекрасному даже в тех случаях, когда современное им общество

taking another responsibility: he wanted to do something that nobody

не видит в этом приоритета или не может себе этого позволить.

else was doing – or even could do, to be precise. The fortune that has been spent and invested in the museum’s collection is unrivalled. But

В современную эпоху получил международную известность му-

it is also about a mission – bluntly, he has seen the world and he wants

зей «Луизиана» в Дании, основанный в 1958 году Кнудом В. Йен-

his home country to be a part of an international dialogue. The financial

сеном и им же возглавлявшийся на протяжении более сорока

means are there, finally, in a country that historically was ruled by its

лет. В окрестностях Осло десятью годами позже был открыт уни-

neighbours and in modern time occupied by the Nazis. Astrup wants

кальный Центр искусств Хени-Унстад, созданный по инициативе

Norway to be on the international stage, to play its part and progress

знаменитой фигуристки, олимпийской чемпионки Сони Хени.

faster, with noticeable steps, in catching up with the rest of the world.

Обе эти институции, созданные частными лицами, ныне финанTjuvholmen is the major draw on the edge of an urban area that has

сируются как из частных, так и из государственных источников.

already undergone renovation: it is easy to see how the cultural addУ Ханса Расмуса Аструпа было, помимо вышеупомянутых резо-

ons are a facelift for the now slightly run-down tourist trail. The Oslo

нов, еще одно стремление: создать нечто такое, чего никто еще

art map is being redrawn: the old industrial areas have become cultural

не делал, и даже не мог бы сделать. Средства, которые были вло-

areas, the ancient cultural quarters transformed into tourist enclaves.

жены в его собрание, поистине беспрецедентны. Но он воспри-

The “leading lady” on this stage is of course the new Astrup Fearnley,

нимал это еще и как миссию. Иными словами, он повидал мир и

with its Renzo Piano museum buildings on one end of the city’s shore.

хотел, чтобы его страна стала участником международного диа-

It is fortunate that the old castle of Akershus protrudes its massive

лога. Финансовые возможности у него были, но была и мысль о

stone walls between Tjuvholmen and Bjørvika, the other city bay which

том, что его страна на всем протяжении ее истории постоянно

boasts its beautiful Opera house designed by Snøhetta Architects. The

находилась под управлением соседей, а в сравнительно недав-

walls of Akershus seem to stand in the middle fortuitously, dividing

нем прошлом была оккупирована нацистами. Он хотел, чтобы

celebrity attention from the two contemporary structures.

Норвегия смогла выйти на арт-авансцену, сыграть свою роль, двигаться вперед быстрее, причем заметными шагами, чтобы до-

The Renzo Piano buildings composing the museum premises are di-

гнать остальной мир.

vided by a broad canal which provides an intentionally framed view of the fjord. Piano’s wooden facades carry roofs that look like a series of

Сегодня Тьювхолмен представляет собой существенный шаг в

sails rushing forward in a strong tailwind, and associations with boats

развитии городской среды, во многом уже обновленной. Однако

are obvious in many details like masts, railings and riggings. The mu-

было совсем не так, когда все это начиналось. Нетрудно заметить,

seum appears to have anchored on the quayside like a sailing ship, af-

что появление учреждений культуры оказывает стимулирующее

ter a trading journey around the world, to unload its precious cargo.

воздействие на замиравший было туризм. Кроме того, измени-

The interior is more labyrinthine with new surprises round every corner

лась сама художественная карта Осло. Промышленные когда-то

– no white cubes, but lots of other odd geometric shapes. The architect’s

районы становятся районами культуры. Прежние кварталы куль-

intention was to provide challenging spaces for challenging art, bearing

туры трансформируются в анклавы для туристов. Разумеется, на

in mind the many complex installations and non-traditional artworks

первых ролях в этом спектакле выступает выстроенное по проек-

in the collection.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

77


ФРЭНСИС БЭКОН. ТРИПТИХ НА ТЕМУ «ОРЕСТЕИ» ЭСХИЛА. 1981. 218,5 × 167,5 ( × 3) / FRANCIS BACON. TRIPTYCH INSPIRED BY THE ORESTEIA OF AESCHYLUS, 1981. 218,5 × 167,5 CM ( × 3)

ту Ренцо Пьяно новое музейное здание на самом берегу фьорда. Между Тьювхолменом и заливом Бьорвика с красивым зданием оперного театра, построенным по проекту архитектурного бюро Снёхетта, высятся массивные каменные стены старинного замка Акерсхус. Два ультрасовременных здания – музей и театр – нисколько не конкурируют между собой, поскольку благодаря замку Акерсхус не попадают одновременно в поле зрения визитеров. Здания музея сами по себе привлекают любопытствующих жителей города и зарубежных туристов. Три строения музейного комплекса разделяет широкий канал, открывающий вид на фьорд. Крыши над зданиями с деревянными фасадами вздымаются, словно паруса, надутые попутным ветром. Ассоциации с кораблями очевидны во многих деталях – мачты, поручни, оснастка. Музей словно стал на якорь, будто парусник, после долго-

РИЧАРД ПРИНС. БЕЗ НАЗВАНИЯ (КОВБОЙ). 1997. ФОТО. ЭКТАКОЛОР. 126 × 193

го кругосветного плавания прибывший с драгоценным грузом.

RICHARD PRINCE. UNTITLED (COWBOY), 1997. ECTACOLOUR PHOTOGRAPH. 126 × 193 CM

Интерьеры же представляют собой своеобразный лабиринт, где за каждым поворотом – новый сюрприз: никаких ожидаемых в музеях белых кубов, напротив, выставочное пространство – это множество залов необычных геометрических форм. Архитектор задумал для бросающего вызов искусства не менее вызывающую архитектуру, памятуя о том, что собрание включает многочисленные инсталляции и нетрадиционные арт-объекты. В последний уик-энд сентября музей после довольно короткого периода интенсивного строительства распахнул двери нового здания – крупнейшие событие культурной жизни Норвегии. Если оперный театр имел успех прежде всего благодаря своему красивому зданию с удобным доступом, то новый музей на Тьювхолмене обрел известность, еще не открывшись. На пресс-показ собрались сотни журналистов со всего света. Ни одно событие в КРИСТОФЕР ВУЛ. А ЕСЛИ ТЫ. 1992. АЛЮМИНИЙ,

сфере культуры не вызывало подобного интереса. Ее Величество

ЭМАЛЬ. 274 × 183 / CHRISTOPHER WOOL. AND IF YOU, 1992.

королева Соня, сама коллекционер и знаток музеев, подчеркну-

ENAMEL ON ALUMINUM. 274 × 183 CM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

78


ЧАРЛЗ РЕЙ. ТРАКТОР. 2003-2005. АЛЮМИНИЙ. 158 × 278 × 137 / CHARLES RAY. TRACTOR, 2003–2005. ALUMINIUM. 158 × 278 × 137 CM

БРЮС НАУМАН. RUN FROM FEAR, FUN FROM REAR. 1972. НЕОНОВЫЕ ТРУБКИ, СТЕКЛЯННАЯ ПОДВЕСНАЯ РАМА. ЧАСТЬ 1: 20,3 × 116,8 × 5,7 BRUCE NAUMAN. RUN FROM FEAR, FUN FROM REAR, 1972. NEON TUBING WITH CLEAR GLASS TUBING SUSPENSION FRAME. PART 1: 20,3 × 116,8 × 5,7 CM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

79


ДЭМИЕН ХЕРСТ. КРАСОТА, ЛЮБОВЬ, УДУШЬЕ, ГЛАЗА ВЫЛЕЗАЮТ НА ЛОБ И РАЗВЕВАЮТ КАРТИНЫ. 1997. ХОЛСТ, БЫТОВАЯ ГЛЯНЦЕВАЯ КРАСКА. ДИАМЕТР 213,36 СМ / DAMIEN HIRST. BEAUTIFUL, AMORE, GASP, EYES GOING INTO THE TOP OF THE HEAD AND FLUTTERING PAINTING, 1997. HOUSEHOLD GLOSS ON CANVAS

ДЭМИЕН ХЕРСТ: ©ИНЫЕ КРИТЕРИИ ЛТД.

84 IN (2133.6 MM) DIAMETER. PHOTOGRAPHED BY VEGARD KLEVEN

DAMIEN HIRST: ©OTHER CRITERIA LTD

ла в своей вступительной речи важность архитектуры: «Ренцо

In what proved to be the largest cultural event ever in Norway, the

Пьяно известен своими музейными зданиями: Центр Помпиду в

museum opened its new buildings on the last weekend in September

Париже, Фонд Бейелера в Базеле, Центр Пауля Клее в Берне, со-

after a comparatively short and intense construction period. If the

временное крыло Института искусства в Чикаго – это далеко не

Opera house became a success, first of all because of its beautiful and

полный список. Так сложилось, что мне удалось во всех из них

accessible building, the new museum on Tjuvholmen was a success

побывать. Это действительно замечательные центры искусства.

even before it opened. Hundreds of international journalists showed up

Отныне музей Аструп-Фернли в Осло можно добавить к впечат-

for the press days. HRH Queen Sonja, herself a devoted collector and

ляющему списку музеев, спроектированных Ренцо Пьяно».

museum visitor, emphasized in her opening address the importance of the architecture: “Renzo Piano is known for museums like the Centre

Прежде чем объявить музей открытым, королева также вырази-

Pompidou in Paris, the Foundation Beyeler in Basel, Zentrum Paul Klee

ла свое личное мнение о музее. «Музей Аструп-Фернли – частная

in Bern and the modern wing of the Art Institute in Chicago, to name

инициатива. Это собрание произведений искусства, во многом

a few. It so happens, by pure coincidence, that I have had occasion to

отражающее интересы и вкусы одного человека, было в течение

visit them all. I say they are all remarkable centres of art. From now on

многих лет важным и щедрым вкладом в художественную жизнь

the Astrup Fearnley museum in Oslo can be added to the list of these

Осло благодаря интересу к международному искусству и его диа-

spectacular art museums – designed by Renzo Piano.”

логу с искусством норвежским. Выставка, которой открывается музей, – «Быть с искусством – вот все, чего мы просим» – пред-

Before she declared the museum open, the Queen also gave her

ставляет ключевых авторов в составе коллекции. Это дает нам

personal view on the museum: “The Astrup Fearnley Museum is a

шанс лучше познакомиться с различными течениями в совре-

private initiative. The art collection – which is largely shaped by one

менном искусстве. Мы, зрители, получаем возможность пройти

man’s interest and curiosity – has for years been a welcome contribution

от новых произведений искусства к новому способу выражения в

to the local arts scene in Oslo, through their brave and generous

целом, что бросает новый вызов и дает, возможно, шокирующий

commitment to international art and its dialogue with Norwegian art…

опыт…» Что касается названия экспозиции «Быть с искусством – вот все, чего мы просим», то директор музея Гюнтер Кваран по-

The new museum’s opening exhibition, ‘To Be With Art Is All We

заимствовал его из настенного памфлета Гилберта и Джорджа,

Ask’, provides a comprehensive presentation of key artists from the

опубликованного в Art for All в Лондоне в 1970 году. Название

collection. It gives us an opportunity to become better acquainted

описывает содержание музея как презентацию «космополитич-

with the various trends in contemporary art. We, as the audience, are

ного урбанистического видения, которое объединяет разные

invited to take a voyage from renowned works of art to a whole new

культуры и разные исторические периоды, обращается к таким

expression, an expression which gives us new challenges and perhaps

темам, как политика и экономика, религия и власть, насилие и

some shocking experiences…” Museum director Gunnar Kvaran

сексуальность, идентичность и память, объективность и субъек-

borrowed the title To Be With Art Is All We Ask from a wall-mounted

тивность, вымысел, красота и искусство, что и составляет в со-

pamphlet by Gilbert & George, published by Art for All in London in

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

80


ДЭМИЕН ХЕРСТ. РАЗДЕЛЕННЫЕ МАТЬ И ДИТЯ. 1993. СТЕКЛО, ОКРАШЕННАЯ СТАЛЬ, СИЛИКОН, АКРИЛ, МОНОВОЛОКНО, НЕРЖАВЕЮЩАЯ СТАЛЬ. КОРОВА, ТЕЛЕНОК В РАСТВОРЕ ФОРМАЛЬДЕГИДА. ТЕЛЕНОК: В ДВУХ ЧАСТЯХ; КАЖДАЯ ЧАСТЬ 113,6 × 168,9 × 62,2 СМ. КОРОВА: В ДВУХ ЧАСТЯХ; КАЖДАЯ ЧАСТЬ 208,6 × 322,5 × 109,2 СМ / DAMIEN HIRST. MOTHER AND CHILD (DIVIDED), 1993. GLASS, PAINTED STEEL, SILICONE, ACRYLIC, MONOFILAMENT, STAINLESS STEEL, COW, CALF AND FORMALDEHYDE SOLUTION. TWO PARTS, EACH (CALF): 1136 × 1689 × 622 MM (44.7 × 66.5 × 24.5 IN) TWO PARTS, EACH (COW): 2086 × 3225 X 1092 MM (82.1 × 127 × 43 IN) PHOTOGRAPHED BY VEGARD KLEVEN

ДЖЕФФ КУНС. МАЙКЛ ДЖЕКСОН И ШИМПАНЗЕ БАББЛЗ. 1988. ФАРФОР, КЕРАМИКА. 42 × 70,5 × 32,5 / JEFF COONS. MICHAEL JACKSON AND THE BUBBLES. 1988. PORCELAIN, CERAMIC BLEND. 42 × 70.5 × 32.5 CM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

81


ТАКАСИ МУРАКАМИ. ТРЕХМЕТРОВАЯ ДЕВУШКА. 2011. СТЕКЛОВОЛОКНО, АРМИРОВАННАЯ ПЛАСТМАССА, СТАЛЬ. 270 × 97 × 120 TAKASHI MURAKAMI. 3-METER GIRL, 2011. FIBREGLASS, REINFORCED PLASTIC AND STEEL. 270 × 97 × 120 CM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

82


вокупности общий опыт современного человека». Перечислено

1970. He describes its content as a presentation of “…a cosmopolitan

едва ли не все, что только может произойти между рождением

urban vision that spans different cultures and historical periods,

и смертью. Короче говоря, это «…выставка, название которой вы-

dealing with themes like politics and the economy, religion and power

ражает одновременно нашу страсть и нашу миссию».

structures, violence and sexuality, identity and memory, objectivity and subjectivity, fiction, beauty and art, all of which makes up the common

Все открытое для публики пространство заполняет строго подо-

contemporary experience”. That is, just about everything between life

бранная экспозиция, отражающая одну пятую части коллекции.

and death – in short, it is “an exhibition whose title sums up both our

Более ста художников, 28 из которых – современные норвежские

passion and our mission”.

авторы. «Домашняя» часть собрания сравнима по значимости и качеству – хотя вряд ли по количеству – с фондами Националь-

All available public spaces are filled with this well-chosen selection

ного музея современного искусства, созданного тремя годами

of around 100 artists (yet less than one fifth of the collection is on

ранее (в 1990 году), чем музей Аструп-Фернли в его старом зда-

display); 28 contemporary Norwegian artists are presented alongside

нии. А вот международная часть собрания поистине делает му-

their international colleagues. The Norwegian part of the collection is

зей Аструп-Фернли великолепной основой для постижения ин-

both in terms of highlights and in quality – but perhaps not in quantity –

теллектуального и визуального опыта современного искусства.

comparable to the national museum for contemporary art, established

Некоторые художники представлены в экспозиции особенно за-

in 1990, three years before the first Astrup Fearnley. The international

метно и исчерпывающе – к примеру, Дэмиен Херст или Ансельм

part of the collection makes the Astrup Fearnley a true fundament for

Кифер. В последнее десятилетие музейная политика была скон-

the intellectual and visual experience of contemporary art in Norway.

центрирована преимущественно на современных американских

Certain artists have an outstanding presence in the collection, like

авторах, таких как Роберт Гобер, Джефф Кунс, Ричард Принс,

Damien Hirst and Anselm Kiefer. Over the last decade, the museum has

Мэтью Барни, Синди Шерман и Чарльз Рей. Кроме того, в рамках

concentrated intensively on American contemporary artists like Robert

проекта «Неопределенные Штаты Америки» представлены мо-

Gober, Jeff Koons, Richard Prince, Matthew Barney, Cindy Sherman and

лодые авторы, например Пол Чань, Фрэнк Бенсон, Нейт Лоумен

Charles Ray. In parallel the exhibition project titled “Uncertain States of

и Дэн Колен – и это еще не все имена. Успешное сотрудничество

America” came to include younger artists like Paul Chan, Frank Benson,

с лондонской галереей «Серпентайн» или Музеем современного

Nate Lowman and Dan Colen, to name just a few. Several successful

искусства в Стокгольме позволило привлечь внимание и к искус-

collaborations with sister institutions like the Serpentine Gallery in

ству Европы, Китая (выставка «Китайская электростанция»), Ин-

London and Moderna Museet in Stockholm have diverted focus to

дии («Индийская автострада»). Будущей весной ожидается показ

works by important European, Chinese (“China Power Station”), Indian

современного искусства Бразилии.

(“Indian Highway”) artists while, in spring 2013, the focus will be on the contemporary Brazilian art scene.

Музей с самого открытия привлекает толпы посетителей – более 10 тысяч в неделю. Такая высокая посещаемость представляет со-

Since its opening the museum has attracted crowds of visitors, over

бой серьезный вызов для любого нового музея, для его сотрудни-

10 000 each week, a process that is a challenge for any new museum –

ков и технических служб, а также для самих произведений искус-

for the staff, for the building maintenance and for the art itself. Even if

ства. Но даже если число посетителей придет «в норму», музей

everyone is best served with an attendance that can be accommodated

останется в Осло главным объектом притяжения на многие годы.

without damage, and even if visitors’ numbers will eventually become more “normal”, it is certainly to be expected that the museum will be

Посетителей ожидают большие персональные выставки амери-

the main tourist attraction in Oslo for several years to come.

© ALL THE IMAGES OF ART WORKS ARE FROM ASTRUP FEARNLEY COLLECTION

канских художников Пола Чаня и Синди Шерман. Будет меняться и постоянная экспозиция собственной коллекции музея. За двад-

Over the coming year visitors can expect extensive solo shows of

цать лет существования музей современного искусства Аструп-

the American artists Paul Chan and Cindy Sherman. Along side new

Фернли сумел обрести международную репутацию – обычно на

presentations – and new views – of the museum’s own collection. Over

это уходит гораздо более долгое время. Произошло это благода-

20 years of its existence the Astrup Fearnley Museum for Modern Art

ря формированию очень серьезной коллекции, ориентирован-

has succeeded in building an international reputation that normally

ной на шедевры современного искусства, благодаря готовности

takes much longer to be achieved – due to it’s very strong collection

коллег и музеев со всего мира к щедрому обмену экспонатами, а

with focus on masterpieces within contemporary art, a generous

также благодаря избранной стратегии открытости для публики и

attitude in terms of loans and exchange to fellow institutions around

ее вовлечения в познание искусства. Теперь для реализации этих

the world, and strategic work for public outreach and involvement.

амбиций появился великолепный музейный комплекс, располо-

Now these high ambitions are housed in an exciting museum complex,

женный в одном из самых живописных мест столицы Норвегии.

placed on one of the most spectacular sites in the Norwegian capital.

СУНЕ НОРДГРЕН

SUNE NORDGREN NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

83


Коллекция Ее Величества Королевы Норвегии Сони

БЫЛ ПРЕКРАСНЫЙ ДЕНЬ. МЫ ПУТЕШЕСТВОВАЛИ ПО СЕВЕРУ НОРВЕГИИ. В ЛЕЙР-

IT WAS A BEAUTIFUL DAY. WE WERE ON A HIKE IN NORTHERN NORWAY. IN LEIRFJORD

ФЬОРДЕ ПРЯМО НА ЗЕМЛЕ БЫЛА УСТАНОВЛЕНА СТАЛЬНАЯ ПРЯМОУГОЛЬНАЯ КОН-

A LARGE RECTANGULAR STEEL INSTALLATION HAD BEEN PLACED IN THE LANDSCAPE.

СТРУКЦИЯ. ВСЕМ ПОКАЗАЛОСЬ, ЧТО ОНА ЗДЕСЬ ЛИШНЯЯ, НО Я НАСТОЯЛА: НЕ НАДО

EVERYONE THOUGHT IT WAS ODD. BUT I INSISTED – WE SHOULD NOT BE

ОГРАНИЧИВАТЬСЯ ПЕРВЫМ ВПЕЧАТЛЕНИЕМ, ПОДОЙДЕМ ПОБЛИЖЕ И ПОСМОТРИМ…

DISCOURAGED. WE SHOULD GO AND HAVE A LOOK! AS WE APPROACHED, WE SAW

КОГДА МЫ ПРИБЛИЗИЛИСЬ, СТАЛО ПОНЯТНО, ЧТО КОНСТРУКЦИЯ, УСТАНОВЛЕННАЯ

THAT THE SEEMINGLY RANDOMLY SITED CONSTRUCTION FRAMED THE LANDSCAPE

ТАМ, КАЗАЛОСЬ БЫ, СОВЕРШЕННО СЛУЧАЙНО, НА САМОМ ДЕЛЕ СЛУЖИТ РАМКОЙ

IN AN INFINITE NUMBER OF PERSPECTIVES, DEPENDING UPON WHERE ONE WAS

ДЛЯ ПЕЙЗАЖА, СОЗДАВАЯ БЕСКОНЕЧНОЕ ЧИСЛО ПЕРСПЕКТИВ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ

STANDING. THE LANDSCAPE HAD BEEN THERE SINCE THE DAWN OF TIME. ART

ТОЧКИ, С КОТОРОЙ СМОТРИШЬ. ПРИРОДА ИЗДРЕВЛЕ ОКРУЖАЕТ ЧЕЛОВЕКА. ИСКУС-

HELPS US REALIZE THAT.

СТВО ПОМОГАЕТ НАМ УВИДЕТЬ ЕЕ.

WHAT MORE CAN WE ASK?

МОЖЕМ ЛИ МЫ ТРЕБОВАТЬ ОТ ИСКУССТВА БОЛЬШЕГО? QUEEN SONJA IN “IMPULSES” 2001 КОРОЛЕВА СОНЯ. ИЗ КНИГИ “IMPULSES” (2001)

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

84

© THE ROYAL COURT PHOTOGRAPHIC ARCHIVES, OSLO

H.M. Queen Sonja’s Art Collection


ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВО КОРОЛЕВА СОНЯ. ЦЕНТР ХЕНИ-УНСТАД. 2012. ФОТО КИРРЕ ЛИЕН / H.M. QUEEN SONJA AT THE HENIE ONSTAD ART CENTRE. 2012. PHOTO: KYRRE LIEN

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

85


УЛАВ КРИСТОФФЕР ЙЕНССЕН. ПАЛОНДОМ II. 2000. ХОЛСТ, АКРИЛ, МАСЛО. 302 × 312,5 OLAV CHRISTOFFER JENSSEN. PALONDOME II. 2000. ACRYL AND OIL ON CANVAS. 302 × 312.5 CM

БЬЁРН СИГУРД ТУФТА. НЕ УХОДИ! 2007. ХОЛСТ, МАСЛО. 200 × 201 BJØRN SIGURD TUFTA. DON’T LEAVE. 2007. OIL ON CANVAS. 200 × 201 CM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

86


Интерес королевы Сони к норвежскому искусству и культуре

Queen Sonja’s personal engagement in Norwegian art and culture goes

имеет давнюю историю. На протяжении многих лет королева

back a long way. Over the years, the Queen has actively participated

принимает активное участие в художественной и культурной

in Norway’s artistic and cultural spheres not just as its high patron but

жизни Норвегии не только как ее высокий покровитель, но и как

also as an important key figure; her efforts in casting light upon and

одна из ключевых фигур: усилия королевы по пропаганде и про-

promoting Norwegian art has gained her respect throughout Norway

движению норвежского искусства завоевали уважение и в са-

and far beyond.

мой Норвегии, и далеко за пределами страны. Part of the Queen’s vision has long been to establish a prize for young В планы королевы давно входило учреждение премии для моло-

artists. In 2011 this vision became reality through a collaborative project

дых художников. В 2011 году этот план воплотился в жизнь в про-

with the artists Kjell Nupen and Ørnulf Opdahl. Together, the artists

екте, в котором, кроме самой королевы, участвовали художники

prepared a graphic portfolio, the proceeds from the sale of which were

Кьелль Нупен и Эрнульф Опдал. Они подготовили серию графи-

donated to a foundation set up in the Queen’s name. The aim of the

ческих работ, средства от продажи

foundation is to rekindle interest

которых пошли на учреждение

in and inspire the development of

фонда, получившего имя короле-

paper-based art. Every other year the

вы. Цель фонда — возрождение

foundation will award “The Queen

интереса к «бумажному» искус-

Sonja Nordic Art Award” to a Nordic

ству. Раз в два года фонд будет

artist. The foundation’s first prize-

присуждать

Североевропейскую

giving ceremony took place in 2012

художественную премию имени

with the Finnish artist Tiina Kivinen

королевы Сони художнику, пред-

hailed the worthy winner.

ставляющему одну из северных The Queen is also known for being

стран. Первая церемония награж-

a knowledgeable patron of the arts

дения состоялась в 2012 году, и победительницей стала художница из Финляндии Тийна Кивинен.

КОРОЛЕВА СОНЯ И ТИЙНА КИВИНЕН. ИЮНЬ 2012 QUEEN SONJA AND TIINA KIVINEN, JUNE 2012

and has collected art since a young age. As the years have passed, her appetite for collecting art has grown

Королева известна также как меценат и знаток искусства, ведь

and so too has her collection. Today, her collection is in active use in

она коллекционирует его с юных лет. С годами ее интерес – как и

many of the Royal Family’s residences, where the artwork on display

ее собрание – только росли. Сегодня экспонаты из этой коллек-

creates an ongoing dialogue between and contrast with the residences’

ции украшают различные резиденции монаршей семьи. Пред-

various classic, rustic, romantic and modern interiors. Here, the Queen

ставленные там работы перекликаются – а иногда контрастируют

not only takes on the role of collector in the placing of the artwork, but

– с их классическими, романтическими, сельскими или совре-

also that of curator. The fact that her collection is so frequently in use

менными интерьерами. Так что королева выступает в роли не

and forever being moved around has also resulted in several exhibitions

только коллекционера, но и куратора экспозиций. Королевская

where pieces of her acquired artwork have been displayed publicly;

коллекция активно используется, зачастую переезжая с места на

exhibitions have been held at the Henie Onstad Art Centre outside

место, и благодаря этому стало возможным проведение ряда вы-

Oslo in 2001 and 2012, and in Scandinavia House in New York in 2005.

ставок, на которых произведения из ее собрания были показаны широкой публике. Такие выставки прошли в Центре Хени-Унстад

The fact that the Queen has shared her private collection with others

в пригороде Осло в 2001 и 2012 годах и в Скандинавском доме в

is a brave and daring move which stirs sincere admiration. Not merely

Нью-Йорке в 2005 году.

because female art collectors in Norway and the North are so few and

© THE ROYAL COURT PHOTOGRAPHIC ARCHIVES, OSLO

far between, but because the public is also faced with a collection То, что королева публично демонстрирует свое собрание, свиде-

characterised by the Queen herself. The Queen’s life experiences and

тельствует о ее смелости и решительности, которые не могут не

the pieces of artwork she acquires are often closely linked, and her

вызывать восхищения. Не только потому, что женщины-коллек-

purchases are frequently the result of spontaneous enthusiasm. From

ционеры не так часто встречаются в Норвегии и вообще в Скан-

early on, it was clear that it was new, contemporary art that tended to

динавии, но и потому, что перед зрителем предстает коллекция,

catch the Queen’s eye.

на которой лежит отпечаток личности самой королевы. Обстоятельства ее жизни и приобретаемые ею произведения искусства

LANDSCAPE

часто тесно связаны, покупка нередко становится результатом

The motif of landscape prevails in the Queen’s collection, and is the

спонтанного восторга. С самого начала стало понятно, что боль-

focus of the commentary here. Alongside her interest in art, it is the

ше всего королеву занимает новое, современное искусство.

Queen’s countless hiking and skiing trips across Norway, through

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

87


ПЕЙЗАЖ

seasons and over many years which have provided her with the

Пейзажные мотивы доминируют в собрании королевы. Следова-

required respite from everyday life and become its important part.

тельно, им будет уделено должное внимание и в данной публи-

The Queen has become an expert in the country’s geography and

кации. Наряду с интересом к искусству многочисленные пешие

nature. The artist Jakob Weidemann once said that “the pictures in the

путешествия королевы по Норвегии в разное время года, в том

Queen’s collection serve as an echo of her life”. No surprise then, that

числе лыжные походы – это не только отдых от повседневных

landscape art constitutes the bulk of her collection. The joy found in art

забот, но и важная часть ее жизни. Королева стала настоящим

and that found in experiences of nature are inextricably intertwined.

экспертом по географии и природе страны. Художник Якоб Вей-

In this respect, the Queen’s wanderings in nature have provided her

деманн сказал как-то, что «работы в коллекции королевы – это

with experiences which have coloured her pictorial vision and choice

отражение ее жизни». Неудивительно поэтому, что искусство

of which artwork to acquire. That her artistic journey took this route

пейзажа составило основу ее собрания. В этом смысле радость

was perhaps natural in a country where landscape art has its roots

от встречи с произведением искусства и от наблюдения живой

deeply embedded in a romantic tradition with nature as an expression

природы тесно связаны. Путешествия королевы дали ей опыт,

of personal experience and feelings.

который повлиял на ее художественное видение и выбор приобретаемых произведений. Такая направленность ее собиратель-

TRADITION

ства, пожалуй, естественна, ведь в Норвегии искусство пейзажа

Johan Christian Dahl (1788-1857) is often referred to as the father of

уходит своими корнями в романтическую традицию и выступает

Norwegian painting. It was primarily due to him that Norwegian

как выражение личного опыта и чувств.

painting took shape in the 19th century and a tradition was subsequently founded which has since influenced much Norwegian art. Throughout

ТРАДИЦИЯ

his artistic endeavours, Dahl fused a heroic description of landscape

Юхана Кристиана Дала (1788–1857) часто называют отцом нор-

with a fundamentally naturalistic attitude to art, thereby laying the

вежской живописи. Действительно, именно благодаря ему в на-

foundations for Norwegian art’s close bond with Norwegian nature

чале XIX века норвежская живопись приобрела национальные

and landscape. Art has moved on but the significance nature holds has

черты, а заложенная им традиция оказала значительное влияние

characterised many of the country’s artists through the years, right up

на дальнейшее развитие изобразительного искусства в Норве-

until today.

гии. В своих художественных поисках Дал сочетал героизированное изображение природы с натуралистическим подходом к

Not least because of its roots in the Romantic period with its

искусству, заложив тем самым основы тесной связи норвежского

mystification of the Nordic landscapes, Norwegian art was for many

искусства с природой и ландшафтом страны. Искусство с тех пор

foreigners associated first and foremost with depictions of landscapes

развивалось и видоизменялось, однако первостепенная значи-

and natural phenomena such as changes in light and dramatic seasonal

мость изображения природы на протяжении многих лет – да и

scenes. Countless exhibitions are arranged and numerous publications

вплоть до наших дней – была и остается характерной для многих

released on this subject both nationally and internationally, and titles

норвежских художников.

like “Northern Light” and “The Mystic North” have become almost

РОБЕРТ МАЗЕРВЕЛЛ. ОБЖИГАЮЩАЯ ЭЛЕГИЯ. 1991. ЛИТОГРАФИЯ. 197 × 132 ROBERT MOTHERWELL. BURNING ELEGY, 1991. LITHOGRAPHY. 197 × 132 CM

ИНГЕР СИТТЕР. КРАСНОЕ. 2007. ХОЛСТ, АКРИЛ. 160 × 130 INGER SITTER. RED. 2007. ACRYL ON CANVAS. 160 × 130 CM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

88


© THE ROYAL COURT PHOTOGRAPHIC ARCHIVES, OSLO

ПЕР БАРКЛАЙ. ЛОФОТЕНЫ I. 2010. ФОТОГРАФИЯ. 145 × 105 / PER BARCLAY. LOFOTEN I. 2010. PHOTOGRAPHY. 145 × 105 CM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

89


1

Возможно, именно благодаря тесной связи с романтизмом и присущей ему мифологизацией северной природы искусство Норвегии ассоциируется для многих иностранцев прежде всего с пейзажным жанром и такими природными явлениями, как причудливые изменения света и необузданные состояния природы в разные времена года. Этой теме посвящено множество выставок и публикаций как в самой Норвегии, так и за ее пределами, а такие названия, как «Северное сияние» или «Мистический Север», стали почти синонимами Скандинавии. Несмотря на глобализацию и на перемены, связанные с появлением новых форм художественного выражения, все это во многом применимо и к 3

сегодняшнему искусству. В начале ХХ столетия, и особенно в послевоенный период художники уже не стремились к простому отображению природы (с этим куда успешнее справлялась фотография), однако природа по-прежнему оставалась для них извечным источником вдохнобизма, а затем отдали дань различным направлениям искусства, блуждающего в пограничном пространстве между реальностью и абстракцией, но при этом первоисточником для них неизменно служили живые впечатления от природы. Прямое воспроизведение натуры в их творчестве отходило на второй план, главной же целью все в большей мере становилось отображение движения, сил и структур природы. Однако даже выражая себя через абстракцию, художники не скрывают, что источником вдохновения для них служит природа, что отражается, в частности, в названи-

2

ях их произведений. НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

90

© THE ROYAL COURT PHOTOGRAPHIC ARCHIVES, OSLO

вения. Многие из тогдашних молодых художников начинали с ку-


5 4

6

1. ЭРНУЛФ ОПДАЛ. СЕВЕРО-ЗАПАД. 2012. ХОЛСТ, МАСЛО. 173 × 173

Одним из пионеров такого стиля в послевоенном искусстве

2. ХАННЕ БОРКГРЕВИНК. БЕЗМОЛВНОЕ НЕБО. 2007. ХОЛСТ, АКРИЛ,

Норвегии стал Якоб Вейдеманн. Творчество этого художника

ТЕМПЕРА. 140,5 × 195,5 3. МАРИАННЕ ХЕСКЕ. ФЬОРД. 2011. ХОЛСТ, ЦИФРОВАЯ ПЕЧАТЬ, СМЕШАННАЯ ТЕХНИКА. 136 × 115

наложило несомненный отпечаток на искусство нескольких де-

4. КНУТ РУМОР. РАСКАЛЕННЫЙ ЛЕТНИЙ ПЕЙЗАЖ. 1988. ХОЛСТ,

сятилетий, а сам он стал для королевы одновременно другом и

МАСЛО. 100 × 80 5. ДЖЕЙМС РОЗЕНКВИСТ. НОЧНЫЕ ПЕРЕМЕЩЕ-

советчиком. Его картины занимают центральное место в ее со-

НИЯ. 1985. ЛИТОГРАФИЯ. 144 × 97.5 6. АННЕ КАТЕРИНЕ ДОЛВЕН.

брании. Именно Якоб Вейдеманн дал новый импульс норвежско-

1 ЧАС 30 МИНУТ ПОСЛЕ ПОЛУНОЧИ. ЮГ. ФОТОГРАФИЯ. 140,5 × 171

му пейзажному искусству после второй мировой войны и преоб1. ØRNULF OPDAHL. NORTH WEST. 2012. OIL ON CANVAS. 173 × 173 CM

разовал его в соответствии с современным визуальным языком.

2. HANNE BORCHGREVINK. SOUNDLESS SKY. 2007. ACRYL, TEMPERA

Как говорил французский живописец Жан Базен, для художни-

ON CANVAS. 140.5 × 195.5 CM 3. MARIANNE HESKE. FJORD. 2011. DIGITAL PRINT, MIXED TECHNIQUE ON CANVAS. 136 × 115 CM

ков оказалось важным сохранить связь с природой, чтобы струк-

4. KNUT RUMOHR. GLOWING LANDSCAPE OF SUMMER. 1988. OIL ON

турное единство человека и его окружения стало очевидным.

CANVAS. 100 × 80 CM 5. JAMES ROSENQUIST. NIGHT TRANSITIONS. 1985. LITHOGRAPHY. 144 × 97.5 CM 6. ANNE KATHRINE DOLVEN.

Это, по его мнению, достижимо через развитие эмоциональных

1.30 A.M. SOUTH. 2003. PHOTOGRAPHY. 140.5 × 171 CM

и экспрессивных качеств формы, линии, основы и материала. NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

91


ЭНДИ УОРХОЛ. СЕРИЯ «ЗНАМЕНИТОСТИ». КРОНПРИНЦЕССА СОНЯ. 1982. ХОЛСТ, ШЕЛКОГРАФИЯ, ПОЛИМЕРЫ. 102 × 102 / ANDY WARHOL. CELEBRITIES. CROWN PRINCESS SONJA. 1982. SILK PRINT AND POLYMER ON CANVAS. 102 × 102 CM

КРОНПРИНЦЕССА СОНЯ И ЭНДИ УОРХОЛ В СТУДИИ «ФАБРИКА». 15 СЕНТЯБРЯ 1982 Г. / CROWN PRINCESS SONJA AND ANDY WARHOL IN «THE FACTORY». SEPTEMBER 15 1982

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

92


Многих из сегодняшних живописцев также можно связать с ро-

synonymous with Scandinavia. Despite globalisation and the influx of

мантической традицией. Интерпретация пейзажа в их собствен-

new forms of expression having provoked much change, the same can

ных глазах, как и в глазах зрителей, принимает метафизический

be said for much of today’s art. In the 1900s and particularly during

масштаб, становится символом чувственного восприятия. Этот

the post-war period, it was not the pure depiction of nature that

аспект взаимодействия с природой легко прослеживается в ра-

preoccupied artists – photography delved deeper here – but nature

ботах из коллекции королевы Сони.

nevertheless remained an ever-present source of inspiration. Many young artists at that time developed their practice from a cubist starting

СОБРАНИЕ

point, moving gradually into the realm between tangible reality and

Входящие в собрание королевы картины восходят к тому момен-

abstraction, whilst maintaining impressions of nature as their primary

ту, когда в послевоенное время на художественную сцену всту-

source. Direct depictions of reality in their work fell by the wayside,

пило старшее поколение норвежских художников, заложивших

and instead their motifs became ever-increasingly characterised by the

основу того, что некоторые считают лирической абстракцией, а

rendering of movement, forces and structures in nature. But despite the

другие – абстракцией геометрической. Работы в этом стиле таких

expressions being abstract, it does not hide the fact that experiences

авторов, как Якоб Вейдеманн, Кнут Румор, Коре Тветер, Анна-Ева

of nature had served as inspiration – assumptions which were often

Бергман и Ингер Ситтер, определяют характер собрания. Среди

rendered concrete when considering the titles of the artwork.

наиболее ранних работ есть и произведения иностранных художников, например француза Оливье Дебре.

One of the pioneering artistic representatives of this form of expression in Norwegian post-war art was Jakob Weidemann, an artist who would

Однако основу собрания королевы все-таки составляют произ-

go on to indelibly mark the art world for several decades after his debut

ведения более молодого поколения художников, которые – при

and become both a friend and guiding light to the Queen. His pictures

всем многообразии особенностей их визуального языка – также

also figure prominently in her collection. More so than any other artist,

отталкиваются от природы. В творчестве этих авторов, при всей

it was Weidemann who rekindled the niche of Norwegian landscape

несхожести их индивидуальных стилей, соединяются искусство

art after the Second World War and transfigured it to fit contemporary

как абстракция, автономное по своей природе, и искусство, ото-

international visual language. As the French painter Jean Bazaine put

бражающее природный мир. Коллекция отражает это многообра-

it, it was important for these artists that the link back to nature could

зие визуальных языков, основанное на своеобразии ландшафтов

easily be traced, that one could find one’s way back to what he called the

самой Норвегии на всей ее протяженности: от Шпицбергена и

structural unity between man and his surroundings. This, he believed, is

Нурланна на самом севере через западную и южную части стра-

enabled through cultivating the emotional, expressive qualities in form,

ны до непроходимых лесов на ее востоке.

colour, line, fabric and material.

Многие из произведений в коллекции с характерным для них

Many of today’s artists can also be coupled with this romantic tradition

фигуративным отображением природных явлений могут, не-

where landscape interpretation – both in their own eyes and in those

сомненно, рассматриваться как романтические и мистические.

of others – takes on a metaphysical dimension, thereby becoming a

Другие работы, в основном монохромные, представляют собой

symbol for human feeling. This aspect of connection to nature is also

абстракцию, отражающую саму суть переживания контакта с

apparent in Queen Sonja’s collection.

природой. Третий тип работ отличается включением в визуальный ряд конкретных элементов пространства – таких, как дома,

THE COLLECTION

окна и двери, – вовлекающих зрителя в сконструированный,

The Queen’s collection dates back to when the older generation of

двусмысленный пейзаж.

Norwegian artists took action after the war and scattered the seeds

© THE ROYAL COURT PHOTOGRAPHIC ARCHIVES, OSLO

for what would become in the eyes of some a lyrically abstract, and of Будучи опытным коллекционером, королева внимательно сле-

others a geometrically abstract visual language. Such works by Jakob

дит за развитием заинтересовавших ее художников и постоянно

Weidemann, Knut Rumohr, Kåre Tveter, Anna-Eva Bergman and Inger

завязывает новые контакты. В последние годы она пристально

Sitter give the collection character. Here, the oldest works can also be

изучает графическое искусство, находя в нем приложение своим

found alongside artworks by foreign artists like France’s Olivier Debré.

творческим интересам. Примечательно, что новым добавлением к ее коллекции стала художественная фотография. Это, впрочем,

The focus of the Queen’s collection nevertheless includes artwork

не должно вызывать удивления, ведь королева сама – увлечен-

by the younger generation which, through multi-faceted visual

ный фотограф-любитель. Во время своих путешествий и прогу-

language, have impressions of nature at their core. Art as an

лок на природе она не расстается с фотоаппаратом. Некоторые из

abstraction, as though with its own autonomous nature, and art

ее фотографий демонстрировались публике; королева использу-

which portrays the natural world is combined in the works of these

ет их и в своих многочисленных лекциях за рубежом, пропаган-

artists, irrespective of their individual style. The collection shows

дируя Норвегию как страну, привлекательную для туризма.*

a variety of visual language that has emerged from landscape

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

93


Одно из недавних приобретений королевы, работа Пера Барклая

covering the whole of Norway; from Svalbard and Nordland

«Лофотены I» (2010 г.), выражает главную идею ее коллекции,

right up North, through Western and Southern Norway, to the dense

и вместе с тем – данной статьи. Эта работа представляет собой

forests in the East.

фотографию пространственной инсталляции – расположенного на севере страны (Нурланн) сооружения из традиционных де-

Much of the artwork in the collection that is awash with figurative

ревянных конструкций, предназначенных для сушки рыбы. На

elements of nature will doubtless be considered romantic and mystical.

земле же разлито отработанное машинное масло. Окружающий

Other pieces, often produced using monochromatic surfaces, are

пейзаж отражается в нем и фактически погружается в масляную

abstract and portray the true essence of an experience of nature.

пленку. Сама же конструкция, в свою очередь, становится частью

A third type of artwork is characterised by the inclusion of actual

пейзажа, сливаясь с природой.

building material such as houses, windows and doors; here viewers are captivated by a constructed, ambiguous landscape. Whilst collecting,

ЗАРУБЕЖНЫЕ ЭКСПОНАТЫ

the Queen has loyally followed the progress of certain artists as well

Ее Величество королева регулярно посещает музеи, галереи и

as constantly networking and making new contacts. In recent years,

мастерские художников во время своих поездок по Норвегии и

strong connections were made when she embarked on a journey of

за пределы страны. Ее встречи с художниками, среди которых

discovery into the world of graphic art – a world in which she found her

Пер Киркеби в Дании, Антони Тапиес в Испании, Генри Мур в

own expression as a creative artist. It is interesting that photography is

Англии, Роберт Раушенберг, Джеймс Розенквист и Энди Уорхол

also a new, exciting addition to her collection. But this isn’t surprising

в Нью-Йорке, были отнюдь не случайными, и по большей части

since for a good many years the Queen has herself been a keen amateur

их результатом становились новые работы в ее собрании. Когда

photographer; the camera is always by her side when she’s out and

в 1982 году королева – в то время еще кронпринцесса Соня – по-

about in nature. Some of her photographs have been shown in various

сетила в Нью-Йорке знаменитую студию «Фабрика» Энди Уорхо-

contexts as well as being used diligently for the many lectures she holds

ла, она привезла оттуда шесть работ, входящих в его известную

across the world promoting Norway as a nation for tourism.*

серию «Знаменитости». Сегодня эти работы находятся в Норвегии, они впервые были показаны публике на выставке экспона-

One of the Queen’s latest acquisitions, Per Barclay’s “Lofoten I” from

тов из собрания королевы в Центре Хени-Унстад летом 2012 года.

2010, succinctly sums up her collection as well as the key topic of this

В обширную серию «Знаменитости» включены и портреты дру-

commentary. The work is a photograph of a room installation which is

гих монарших особ. Однако большинство из них основаны на

situated outside in the magnificent landscape of the northern county

официальных фотопортретах. Королева Соня – одна из немно-

Nordland. It is constructed using two traditional wooden drying flakes

гих, кого Уорхол фотографировал сам: над гримом работала его

and a floor covered in waste oil. The surrounding landscape is reflected

команда, после чего он сделал 29 полароидных снимков. Они

in the surface of the oil and consequently sucked into it. Similarly, the

послужили основой для шелкографий Уорхола, выполненных в

room itself is swallowed up and becomes part of the same landscape,

шести различных цветовых комбинациях.

forming a hybrid melting pot with nature.

ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВО КОРОЛЕВА СОНЯ КАК КОЛЛЕКЦИОНЕР ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА

FOREIGN IMPULSES

Частные коллекции всегда будут различаться качеством и раз-

with artists, including Per Kirkeby in Denmark, Antoni Tàpies in Spain,

мерами в зависимости от степени увлеченности коллекционера

Henry Moore in England, and Robert Rauschenberg, James Rosenquist

и его финансовых возможностей. С учетом всего этого, а также

and Andy Warhol in New York, were no coincidence and more often

капиталов многих других сегодняшних коллекционеров можно

than not resulted in an artistic addition to her collection. When the

сказать, что собрание королевы невелико, но для него характер-

Queen visited Andy Warhol’s studio “The Factory” in New York in

на высокая степень личной увлеченности. Хотя средства были

1982, she came away with a series of six works which formed part of

довольно ограничены, за многие годы королева сумела собрать

Warhol’s famous series “Celebrities”. She was, notably, Crown Princess

замечательную коллекцию. Королева сама выбирала, какие рабо-

Sonja at that time. These works are now all in Norway and were shown

H.M. the Queen enthusiastically visits museums, galleries and art studios on her travels both within Norway and abroad. Her encounters

collectively to the public for the first time in conjunction with the Queen’s collection being exhibited at the Henie Onstad Art Centre in *

Подборка фотографий, сделанных королевой во время

Summer 2012. Portraits of several other Royals are included in Warhol’s

пеших путешествий, была опубликована в 2002 году в книге «Резонанс: странствия в прозе и фотографии».

extensive series “Celebrities”, but most of them are based on official

Частично этот проект демонстрировался в 2005 году

photo portraits. Queen Sonja is one of the few who was photographed

в Скандинавском доме в Нью-Йорке. Кроме того, подбор-

by the artist himself. After a make-up session with Warhol’s creative

ка фотографий видов Шпицбергена была представлена в 2008 году на выставке «Горы в искусстве Норвегии»

team, Warhol took a series of 29 polaroid shots which served as the basis

в Центре Хени-Унстад.

for his silkscreen prints created in six different colour combinations. НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

94


АКСЕЛЬ ХЮТТЕ. КРАЙ ЗЕМЛИ. НОРВЕГИЯ. 1999. ФОТОГРАФИЯ. 156,5 × 236, 5 / AXEL HUTTE. VERDENS ENDE. NORWAY. 1999. PHOTOGRAPHY. 156.5 × 236.5 CM

ты покупать, и приобретала их либо непосредственно в мастер-

H.M. QUEEN SONJA THE ART COLLECTOR

ских у художников, либо на больших и малых выставках как в

Private collections will always vary in terms of quality, size, the

Норвегии, так и за ее пределами. Некоторые работы дарили ей, а

collector’s personal engagement and

с другими королева расставалась, даря их членам семьи.

With all such things considered and when compared to what many

economic opportunities.

of today’s collectors own in terms of capital, it can be said that the С точки зрения выбора мотивов королевская коллекция очень

Queen’s collection is small yet defined by strong personal engagement.

многообразна, и доминирует в ней норвежское искусство. Инте-

Resources have been restricted but through many years of work, she

ресно, что почти половина представленных авторов – женщины.

has nevertheless managed to put together an exciting collection. The

Собрание, несомненно, будет расти и развиваться, поскольку ко-

Queen herself is behind all the purchases and she has acquired artwork

ролева продолжает с не меньшим энтузиазмом внимательно сле-

from various places; some from the artists’ studios themselves, others

дить за всем, что происходит в мире искусства.

from both large and small exhibition spaces across Norway and abroad. Certain works came in the form of gifts, and some pieces have left the collection again when bestowed on family members.

В течение многих лет королева Соня использовала свою по-

© THE ROYAL COURT PHOTOGRAPHIC ARCHIVES, OSLO

зицию в обществе для продвижения современного искусства Норвегии. То обстоятельство, что Ее Величество с готовностью

In terms of motifs, the Queen’s collection is wide-ranging. Norwegian

предоставляет работы из своей коллекции для выставок или для

art dominates it and interestingly, almost half of the works are by

публикаций (подобных данной), – великодушный жест, открыва-

female artists. It is a collection that will doubtless continue to grow and

ющий путь к новым увлекательным встречам с искусством.

be developed further by a Queen who, forever interested and enthused, follows and actively participates in what goes on in the art world.

КАРИН ХЕЛЛАННШЁ Over many years, Queen Sonja has put her position to good purpose *

in shedding light upon and promoting contemporary Norwegian art.

A selection of the Queen’s photographs from her hikes

That Her Majesty is so willing to put her collection on display through

in nature was published in 2002 in the book “Resonance: Wanderings in Prose and Pictures”. Parts of this project were

exhibitions and publications such as this one, is a generous gesture that

also shown in Scandinavia House in New York in 2005. In

paves the way for fresh, exciting encounters with art.

addition, a selection of landscape photographs from Svalbard was exhibited at the Henie Onstad Art Centre in 2008 for the

KARIN HELLANDSJØ

exhibition “The Mountain in Norwegian Art”.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

95


Нидаросский собор СВЯТОЙ ОЛАВ И РОССИЯ

NIDAROS CATHEDRAL ST. OLAV AND RUSSIA

ИСТОРИЯ СВЯТОГО ОЛАВА

THE HISTORY OF ST. OLAV

В 1030 году, когда весенняя оттепель наконец

When the thaw of spring in the year 1030 finally

ослабила цепкую хватку русской зимы, из Нов-

broke the grip of the Russian winter, a band of

города на запад отправилось немногочислен-

warriors left Novgorod and went west. They were

ное войско. Его возглавлял Олав Харальдссон,

led by Olav Haraldsson, a king without a country

король без королевства, вынужденный бежать

since he had fled his Norwegian kingdom two

из Норвегии двумя годами ранее. Норвежской

years earlier. The Norwegian noblemen had allied

знати в союзе с Кнутом Могучим, королем Да-

themselves with Canute the Great, king of Denmark

нии и Англии, пожелавшим водрузить на го-

and England, who wanted to add a third crown to

лову третью по счету корону, удалось изгнать

his head, and they had succeeded in chasing Olav

Олава из страны.

out of the country.

Олав попросил убежища у свояченицы, швед-

He sought refuge with his wife’s sister, the Swedish

ской принцессы Ингигерды, которая была

princess Ingegjerd who was married to Prince

замужем за великим князем Ярославом, и бе-

Yaroslav the Great of Russia, and Olav was warmly

глеца тепло приняли при дворе. Ярослав пред-

СТАТУЯ СВ. ОЛАВА НА ЗАПАДНОЙ СТЕНЕ СО-

welcomed at their court. Yaroslav offered Olav a

ложил Олаву княжество к востоку от Волги,

БОРА. СТИНИУС ФРЕДЕРИКСЕН. 1973

kingdom east of the Volga, but he could not forget

но Олав не мог забыть Норвегию. Он оставил

STATUE OF ST. OLAV ON THE WEST FRONT,

Norway. He left his son and heir Magnus in the care

своего сына и наследника Магнуса под опекой

STINIUS FREDERIKSEN, INSTALLED IN 1973

of Yaroslav, and set off with his faithful men on the

Ярослава и отправился с верными соратниками в поход, надеясь

quest of regaining his kingdom. Crossing through Sweden he entered

вернуть королевство. Они пересекли Швецию и вступили на тер-

Norway east of Trondheim, but he was met by a large enemy army at

риторию Норвегии восточнее Тронхейма. Однако у поселения

the village of Stiklestad. On July 29 1030, Olav fell in battle at Stiklestad

Стиклестад их уже ожидало многочисленное вражеское войско.

with most of his men. His body was saved by local farmers and buried

29 июля 1030 года Олав и большая часть его соратников пали в

in secret outside Trondheim. His brother Harald escaped back to Russia

битве при Стиклестаде. Местные бонды спрятали тело короля

with the news and made his way to Constantinople, where he became

и тайно похоронили его недалеко от Тронхейма. Брат Олава Ха-

an officer in the Imperial Guard. Canute the Great had triumphed.

ральд бежал обратно на Русь, неся с собой печальную весть, а затем отправился в Константинополь, где поступил на службу в

However, one year later the situation had changed dramatically. Olav

императорскую гвардию. Кнут Могучий праздновал победу.

had been declared a saint and many miracles took place at his grave. Danish rule was unpopular, and in 1035 a delegation of Norwegian

Однако спустя год ситуация полностью переменилась. Олав был

noblemen went to Novgorod to bring the ten-year-old Magnus back

объявлен святым, на его могиле произошло множество чудес.

to Norway and put him on his father’s throne. His uncle Harald later

Датский правитель не снискал народной поддержки, и в 1035 году

married Elizabeth, one of Yaroslav’s daughters, who became queen of

делегация из представителей норвежской знати отправилась

Norway in 1045. During the 11th and 12th centuries several generations

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

96


ИНТЕРЬЕР СОБОРА, ВОСТОЧНАЯ СТОРОНА. ВПЕЧАТЛЯЮЩАЯ СТЕНА КЛИРОСА БЫЛА ВОЗВЕДЕНА ПОСЛЕ ПОЖАРА В 1328 ГОДУ INTERIOR OF THE CATHEDRAL LOOKING TOWARDS THE EAST. THE IMPRESSIVE CHOIR SCREEN WALL WAS CONSTRUCTED AFTER A FIRE IN 1328

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

97


1

2

3

1. ЯКОБ МАСКИУС. ВИД СОБОРА С СЕВЕРНОЙ СТОРОНЫ. ГРАВЮРА НА МЕДИ. 1661 2. ВИД СОБОРА В 1838–1840. РИСУНОК ЛЕМЕРСЬЕ, УЧАСТНИКА ЭКСПЕДИЦИИ НА СЕВЕР 3. ВИД СОБОРА. 1857. ФОТО. 4. ПЛАН РЕСТАВРАЦИИ СОБОРА. 1885. КСИЛОГРАФИЯ / 1. JAKOB MASCHIUS. THE CATHEDRAL VIEWED FROM THE NORTH. COPPER ENGRAVING. 1661 2. VIEW OF THE CATHEDRAL IN 1838–1840. DRAWING BY LEMERCIER, PARTICIPANT OF THE EXPEDITION TO THE NORTH 3. VIEW OF THE CATHERDAL IN 1857. PHOTO 4. PLAN OF RESTORATION. 1885. XYLOGRAPH

в Новгород, чтобы вернуть десятилетнего Магнуса в Норвегию,

of the royal families of Norway, Denmark, Sweden and Russia inter-

где он должен был занять отцовский трон. Его дядя Харальд

married, with their female members moving from one country to

позже женился на Елизавете, одной из дочерей Ярослава, кото-

another, sometimes marrying one king after another. The best example

рая стала королевой Норвегии в 1045 году. На протяжении XI и

is Princess Malmfrid, daughter of Prince Mstislav, who first married

XII веков члены королевских семей Норвегии, Дании, Швеции и

King Sigurd the Crusader in about 1120, and after his death ten years

княжеской семьи Руси заключали браки, при этом женщины ко-

later wed King Erik II of Denmark. St. Olav became a link between these

ролевских кровей переезжали из одной страны в другую, а ино-

families, and he was one of the last saints to be recognized by both the

гда выходили замуж за одного короля вслед за другим. Наиболее

Eastern and Western Church before the Great Schism of 1054 split the

показательна в этом плане судьба княжны Мальмфриды, дочери

Church forever. During the 11th century churches dedicated to St. Olav

князя Мстислава, которая впервые вышла замуж за короля Нор-

were raised in both Novgorod and Constantinople.

вегии Сигурда Крестоносца в 1120 году, а через десять лет после его смерти вышла замуж за короля Дании Эрика II. Святой Олав

NIDAROS CATHEDRAL

стал связующим звеном между этими семьями и одним из по-

Nidaros Cathedral was built over the grave of the martyred king, its

следних святых, признанных как Восточной, так и Западной Цер-

main altar placed over the site of his burial ever since. During the Middle

ковью до Великого раскола христианской церкви в 1054 году. В XI

Ages the golden shrine with the uncorrupted body of St. Olav was

веке в Новгороде и в Константинополе были возведены церкви в

placed above the altar. The greatest treasure of medieval Norway after

честь святого Олава.

the Protestant Reformation of 1537 was confiscated by the king of Denmark-Norway and melted down for coinage in Copenhagen. However,

НИДАРОССКИЙ СОБОР

we do have the receipt from the king’s treasurer…

Нидаросский собор был воздвигнут над могилой короля-мученика, и с тех пор главный алтарь собора всегда размещался над его

Nidaros Cathedral was begun around 1060 as a modest stone church, but

гробницей. В средние века золотая рака с нетленными останка-

from 1153 it was gradually enlarged until it was completed about 1300. It

ми святого Олава была помещена над алтарем. Рака была вели-

was then the largest church in the Nordic countries, with a total length

чайшим сокровищем Норвегии, но после Реформации 1537 года

of 100 meters and shaped like a cross with 50 meter-wide transepts and

святыня была конфискована королем Дании и Норвегии и пере-

a central tower whose spire stretched almost 100 meters towards the

плавлена на монеты в Копенгагене. Как бы там ни было, у нас со-

sky. English masons were brought to Norway for the construction work,

хранилась расписка королевского казначея…

and most of the cathedral was constructed according to the English style, first the Romanesque from around 1150 and then from about 1180

История Нидаросского собора начинается около 1060 года, когда

the Gothic. The most special part of the cathedral is the octagonal high

это был еще скромный каменный храм, но с 1153 года он посте-

choir which was built around the grave and shrine of St. Olav, inspired

пенно укрупнялся, пока не был завершен приблизительно в 1300

by the Church of the Holy Sepulchre in Jerusalem and early Christian

году. На тот момент это была самая большая церковь в странах

martyria, especially circular churches in Rome like St. Constanza. The

Северной Европы, имевшая форму креста общей протяженно-

monumental west façade of the cathedral was built as an English screen

стью 100 метров, с поперечным нефом шириной 50 метров и

front filled with larger-than-life statues. The five remaining statues show

почти стометровым шпилем центральной башни, устремленным

clear influence from French sculpture, especially the north portal of

в небо. Для строительных работ в Норвегию были приглашены

Notre Dame de Paris and the nave of Reims Cathedral.

английские каменщики, так что собор был построен во многом в соответствии с образцами английского стиля; первые элементы

Due to fires, war and the Reformation, the western half of the

романского стиля стали появляться с 1150 года, а затем начиная

cathedral fell into ruins during the 16th century, and this miserable

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

98

4


ИКОНА «СВ. ГЕОРГИЙ ПОБЕДОНОСЕЦ». 1834 / THE ST. GEORGE ICON. 1834

с 1180 года собор достраивался в готическом стиле. Наиболее ха-

situation lasted until the beginning of the 19th century. During the

рактерным архитектурным элементом собора является высокий

late 19th century the restoration of the cathedral became a national

восьмиугольный клирос, построенный вокруг гробницы и усы-

cause in Norway and money for the work was collected all over the

пальницы Святого Олава. Он напоминает Храм Гроба Господня

country. Naturally, the building also became a national symbol and

и некоторые другие храмы в Иерусалиме, раннехристианские

the location for many national events. For the 900th anniversary

часовни, возведенные на месте упокоения святых мучеников, и

of the Battle of Stiklestad and the death of St. Olav the nave was

в особенности – церкви круглой формы в Риме, например, мавзо-

completed, including the great stained glass rose window in the west

лей Санта Констанца.

façade, consisting of about 10,000 pieces of glass. Among the gifts to the cathedral was the large Mandylion icon from c. 1500 which was

Монументальный западный фасад собора был построен в ан-

donated by a Norwegian businessman who had bought it in the Soviet

глийском стиле и украшен статуями выше человеческого роста.

Union in the 1920s.

Пять сохранившихся статуй явно свидетельствуют о французском влиянии, особенно если сравнить их со скульптурами на север-

Naturally, the Second World War also brought consequences for the

ном портале собора Парижской Богоматери и в нефе собора в

cathedral. Even though direct damage was avoided, the cathedral was

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

99


Реймсе. В XVI веке из-за пожаров, войн и событий эпохи Реформации западная часть собора была разрушена и пребывала в плачевном состоянии вплоть до начала XIX века. В конце XIX века реставрация собора обрела в Норвегии масштаб общенациональной идеи, и деньги на реставрацию собирали по всей стране. Здание стало национальным символом, местом проведения многих общенациональных мероприятий. К 900-ой годовщине битвы при Стиклестаде и смерти Святого Олава было завершено возведение нефа, включая огромный витраж в круглом стрельчатом окне западного фасада – «роза», состоящая из примерно 10 000 фрагментов. Один из подарков собору – большая икона «Спас Нерукотворный», датируемая приблизительно 1500 годом. Икону преподнес норвежский бизнесмен, купивший ее в Советском Союзе в двадцатые годы XX века. Естественно, Вторая мировая война также не прошла для собора бесследно. Хотя прямого ущерба удалось избежать, собор играл центральную роль в сопротивлении Церкви Норвегии попыткам норвежской фашистской партии взять Церковь под контроль. После окончания войны собор получил несколько памятных подарков. В южном нефе собора висит королевское знамя, развевавшееся на мачте корабля, на котором 7 июня 1945 года вернулся из изгнания всенародно любимый король Хокон VII. Это произошло ровно через сорок лет после того, как 7 июня 1905 года Норвегия впервые стала свободной страной. Рядом со знаменем висит британский военно-морской флаг, под которым 8 мая 1945 года после капитуляции нацистов в Тронхейм пришел первый корабль союзных военно-морских сил «МакКой». На стене под этим флагом

3

1. КОРОНАЦИОННЫЙ МЕЧ. ДЛИНА 110 СМ. ВЕС 1300 Г. 2. КОРОЛЕВСКАЯ КОРОНА. 1818. ЮВЕЛИР ОЛАВ ВИЛБОРГ. ЗОЛОТО, ЖЕМЧУГ, ДРАГОЦЕННЫЕ КАМНИ 3. НОЖНЫ 1. THE SWORD OF STATE. LENGTH: 110 CM. WEIGHT: 1300 GRAMS 2. THE KING’S CROWN. 1818. GOLDSMITH OLOF WIHLBORG. 20-CARAT GOLD, PEARLS AND GEMS OF VARIOUS SIZES INCLUDING VIOLET AMETHYSTS, RED GARNETS, TOPAZES, GREEN CHRYSOPRASES, RED AND GREEN TOURMALINES AND EMERALDS

1

2

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

100

3. SHEATH OF THE SWORD


висит русская икона Святого Георгия, изготовленная в Москве в

central in the struggle between the Norwegian Church and the efforts

1834 году. Она была подарена собору после войны в память о нор-

of the Norwegian Fascist Party to gain control of the Church. After the

вежских узниках нацистских концентрационных лагерей в Герма-

end of the war, the cathedral received several memorial gifts. In the

нии и Польше.

south transept hangs the royal ensign which flew from the mast of the ship bringing our beloved King Haakon VII home from exile on June 7

КОРОНАЦИИ В НИДАРОССКОМ СОБОРЕ

1945, 40 years to the day since Norway first became a free nation on

В феврале 1814 года в результате наполеоновских войн Дании

June 7 1905. Next to it hangs a British naval flag which belonged to

пришлось уступить Норвегию Швеции. Норвегия оказала со-

HMS McCoy, the first allied ship to reach Trondheim after the Nazi

противление и объявила о своей независимости. Национальное

capitulation on May 8 1945. On the wall below this flag hangs a Russian

собрание приняло демократическую конституцию, которая дей-

icon of St. George, made in Moscow in 1834. It was donated to the

ствует до сих пор, являясь старейшей конституцией в Европе.

cathedral after the war in memory of Norwegian prisoners sent to the Nazi concentration camps in Germany and Poland.

В ноябре 1814 года Норвегия была вынуждена вступить в унию со Швецией под верховной властью общего короля. Конституцией

CORONATION

установлено, что коронация короля Норвегии должна проходить

As a result of the Napoleonic wars, Denmark was forced to cede Norway

только в Нидаросском соборе. Коронации проходили здесь в 1818,

to Sweden in February 1814. However, Norway put up resistance and

1860, 1873 и 1906 годах. В 1908 году церемония коронации была

declared herself independent. A national assembly gave the country its

отменена Национальным собранием как «старомодный» обычай,

democratic constitution which is still in force, the oldest in Europe. In

однако до сих пор сохраняется такой элемент, как благословение

November 1814 Norway was forced to join a union with Sweden with a

нового монарха. Последняя подобная церемония состоялась в

joint king. The constitution also stated that the King of Norway should be

июне 1991 года, когда король Харальд V и королева Соня взошли

crowned in Nidaros Cathedral, and coronations took place there in 1818,

на престол после смерти короля Олава V.

1860, 1873 and 1906. In 1908 the coronation ceremony was abolished by the National Assembly as “old-fashioned”, but one part of it, the

В 1814 году у Норвегии еще не было собственных королевских

benediction of the new monarch, is still retained, the latest occasion

регалий. Средневековые регалии были утеряны, а датские храни-

being in June 1991 when King Harald V and Queen Sonja succeeded to

лись в Копенгагене. Когда король Карл Юхан (бывший француз-

the throne after the death of King Olav V.

ский маршал Жан-Батист Бернадот) готовился взойти на престол Швеции и Норвегии в 1818 году, он заказал комплект новых нор-

In 1814 Norway had no crown regalia. The medieval ones were lost and

вежских регалий, которые были изготовлены в Стокгольме за его

the Danish regalia kept in Copenhagen. When King Carl Johan (the

счет и пожертвованы нации. Сегодня регалии используются во

former French field marshal Jean-Baptiste Bernadotte) succeeded to

время церемонии благословения монарха. Их помещают на глав-

the thrones of Sweden and Norway in 1818, he therefore had a whole

ном алтаре собора, а когда монарх умирает, королевскую корону

new set of Norwegian regalia made in Stockholm at his own expense

и церемониальный меч привозят в Осло и кладут на его гроб.

and donated them to the nation. The regalia are today used during the ceremony of benediction, when they are placed on the main altar of the

В число регалий входят корона короля и корона королевы, держа-

cathedral, and when the monarch dies the royal crown and the sword of

ва и скипетр, кубок для помазания, коронационный меч, корона

state are brought to Oslo and placed upon his coffin.

наследного принца и королевский штандарт. Королевские короны представляют собой так называемые закрытые короны, ха-

The regalia consist of the king’s and queen’s crown, orb and sceptre,

рактерные для эпохи абсолютизма. Открытая корона наследного

the anointing horn, the sword of state, the crown prince’s crown and

принца – единственная из регалий, изготовленная в Норвегии

the royal standard. The royal crowns are of the closed type, typical of

для коронации короля Оскара I, которая должна была состоять-

the crowns of the age of absolutism. The crown prince’s open crown is

ся в 1847 году, но была отменена, и эту корону никто никогда не

the only regalia that was made in Norway for the planned but cancelled

надевал. Для коронации используются два трона в стиле ампир,

coronation of King Oscar I in 1847, and it has never been worn. The

изготовленные в Стокгольме в 1818 году. Новым элементом явля-

coronation accessories also include two thrones, made in Stockholm

ется изготовленное в 1873 году кресло с низкой спинкой, которая

in 1818 in the Empire style. The newest element is the coronation chair

позволяла надеть на плечи короля и королевы специальное обла-

from 1873 with a low back for allowing the coronation robe to be placed

чение для коронации. Троны и королевский штандарт до сих пор

around the shoulders of the king and the queen. The thrones and the

используются для церемонии благословения монарха.

royal standard are still used for the ceremony of benediction.

ОЙСТЕН ЭКРОЛЛ

ØYSTEIN EKROLL

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

101


русские художники: ПУТЬ НА СЕВЕР

THE NORTH

IN THE ART OF RUSSIAN PAINTERS Cтолетиями северные окраины Российской империи оставались

Over the centuries the northern borderlands of the Russian Empire

мало изученными и недоступными для освоения. Несмотря на

remained underexplored and inaccessible for development. Although

то, что с XV века эти места постепенно обживались стараниями

followers of St. Sergius of Radonezh, who built monasteries and

учеников преподобного Сергия Радонежского, возводивших мо-

educated locals, had settled there in the 15th century, the area did not

настыри и просвещавших местное население, лишь с середины

engage public interest before the mid-19th century. The change was

ХIХ века пробудился подлинный интерес к этому региону, отча-

partly due to the discovery of unique artefacts of vernacular culture,

сти вызванный открытием здесь уникальных памятников народ-

especially in the field of folklore. Groups of scholars began to visit

ной культуры, особенно в области фольклористики. Для сбора и

the regions near Lake Onega, the Pechora river and the White Sea

on

записей сказок, былин и пословиц в Заонежье, на берега Печоры

regularly to hear and write down fairy tales, sagas and proverbs orally

ity

и Белого моря совершались регулярные научные экспедиции.

passed down through generations.

Но еще более притягательными стали природные богатства

But the countless resources of this inclement country had an even

этого сурового края. Крупный промышленник и финансист, ор-

greater appeal. Fyodor Chizhov – a prominent industrialist and

ганизатор Московского купеческого общества, общественный

financier, a founder of the Moscow Society of Merchants, a public man

деятель-славянофил и публицист Ф.В. Чижов, воодушевленный

of Slavophile convictions and a talented social commentator driven

патриотическими чувствами и страстью предпринимателя, заду-

by patriotism and passionate entrepreneurialism – had long been

ool

мался о том, чтобы завести на этой далекой земле свое дело. Он

contemplating commercial activity in the remote land from which his

me

решил продолжить железную дорогу от Вологды до Архангель-

grandfather had come. As a first step, he decided to build a railway

he

ска, а затем, учредив Архангельско-Мурманское срочное паро-

from Vologda to Arkhangelsk, to establish a regular steamship line

ходство по Белому морю и Ледовитому океану, постепенно раз-

between Arkhangelsk and Murmansk in the White Sea and the Arctic

вить среди поморов рыбные и звериные промыслы, основать в

Ocean, to promote fishing and hunting among the local residents, the

городе Кола Северный банк. «Мне уже рисуется,– писал он,– как

Pomors, to build new towns, and to open a Northern Bank in the town

мы оживим наш Север, заведем там города на берегах Ледовито-

of Kola. He wrote: “I’m already envisioning how we put spirit into our

lly

го океана, прочистим Северную Двину, будем туда возить хлеб с

North, build towns on the shores of the Arctic, clean up the Northern

ost

Волги, а оттуда привозить дешевую рыбную пищу» . В 1876 году

Dvina River, bring bread there from the Volga, and bring from there

cts

с ознакомительной целью он отправился туда вместе с А.Д. По-

cheap fish foodstuffs.” 1 In 1876 he set out on a voyage of familiarisation

72

леновым, старшим братом известного художника, впоследствии

to this area in the company of Alexei Polenov, the older brother of the

as

опубликовавшим интересный и подробный отчет о поездке 2.

famous artist Vasily Polenov, who later published an engaging and

in

wn

ay.

åg,

ed

me

in

om

nd

he

on

nd

ch

1

detailed account of the trip 2. Однако в 1877 году Ф.В. Чижов скончался, и за осуществление его планов взялся молодой компаньон-единомышленник С.И. Ма-

However, Chizhov died in 1877, and his plans were picked up

монтов, с двадцативосьмилетнего возраста, сразу после смерти

by the young Savva Mamontov who, after his father’s death in

отца в 1869 году, ставший председателем Общества Московско-

1869, had become, aged 28, the chairman of the Moscow-Yaroslavl

Ярославской железной дороги.

Railway Company. НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

102

I HAVSNØD


КОНСТАНТИН КОРОВИН. ГАММЕРФЕСТ. СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ. 1894–1895. ХОЛСТ, МАСЛО. 176,5 × 106,7. ГТГ / KONSTANTIN KOROVIN. HAMMERFEST. POLAR LIGHTS. 1894–1895. OIL ON CANVAS. 176.5 × 106.7 CM. TRETYAKOV GALLERY

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

103


ПАВИЛЬОН КРАЙНЕГО СЕВЕРА НА НИЖЕГОРОДСКОЙ ВЫСТАВКЕ 1896 ГОДА. ФОТОГРАФИЯ / PAVILLION OF THE FAR NORTH AT THE 1896 NIZHNY NOVGOROD EXHIBITION. PHOTO

In 1894 Mamontov submitted to the minister of finance Sergei Witte a memorandum in which he described the riches of the Russian North, and proposed to build a railway from Vologda to Arkhangelsk across the impassable swampland and forests. Witte, before replying, decided to see the region with his own eyes and proposed to Mamontov to join him and a special committee on a cruise around the North; one of the government’s objectives was to find in Murmansk near the Barents Sea an ice-free harbour where a part of the Russian navy could be stationed. As was usual with such expeditions, the team included a graphic artist, in this case the future famous painter, then a student at the Academy of Fine Arts, Alexander Borisov, and the writer Yevgeny Lvov (Ye.L. Kochetov), who published in 1895 a book “Out in the Cold Sea. A Journey to the North”. The expedition lasted a little more than three weeks. The team reached Arkhangelsk over the rivers Sukhon and Northern Dvina, where they boarded an ocean steamship which took them to the Solovetsky Islands and the Yekaterininsky В.С. МАМОНТОВА И О.Н. АЛЯБЬЕВА В ПАВИЛЬОНЕ КРАЙНЕГО СЕВЕРА

harbour in Murmansk, from where the travellers proceeded along

НА НИЖЕГОРОДСКОЙ ВЫСТАВКЕ 1896 ГОДА. ФОТОГРАФИЯ VERA MAMONTOVA AND OLGA ALYABIEVA AT THE PAVILLION OF THE

the shores of Norway, arriving in Finland and then returning to

FAR NORTH, THE 1896 NIZHNY NOVGOROD EXHIBITION. PHOTO

St. Petersburg by train. НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

104


В 1894 году Мамонтов подал министру финансов С.Ю. Витте до- In the grip of powerful aesthetic emotion engendered by the sights кладную записку, в которой, описывая богатства Русского Севера, seen in Arkhangelsk and eager to share his feelings with others, предлагал провести через непроходимые топи и леса железно- Mamontov in 1894 financed an expedition to the region consisting of дорожную магистраль от Вологды до Архангельска. Министр фи- his painter friends Valentin Serov and Konstantin Korovin, the latter нансов, прежде чем дать ответ, решил воочию познакомиться с recently returned from France, where he had lived for about 18 months. этим краем, предложив С.И. Мамонтову вместе с ним в составе “What an awful mistake to chase French tones when you have such специальной комиссии совершить поездку по Северу. Тем более, beauty here,” 3 Mamontov opined, alluding to Korovin. что в задачу правительства входило отыскание на Мурманском побережье незамерзающей гавани для размещения там русского But besides such pure emotion, this decision was also driven by sound военного флота. Как и полагалось в подобных случаях, в состав common sense. When the patron of arts and industrialist received the экспедиции были приглашены рисовальщик – известный в буду- authorisation to build the railway to Arkhangelsk – a project which щем художник, а тогда ученик Академии художеств Александр was successfully completed in 1897 – he wanted to introduce this Борисов – и писатель Евгений Львов (Е.Л. Кочетов), издавший в exotic locale to the Russian public in advance. The most convenient opportunity for this seemed to present itself at the Nizhny Novgorod

1895 году книгу «По студеному морю. Поездка на Север».

Exhibition of Industry and Art in 1896, where a pavilion devoted to Путешествие продолжалось чуть более трех недель. Сначала the Far North was erected. Mamontov decided to enlist the services участники экспедиции плыли по Сухоне и Северной Двине до of Korovin, whom he knew as a fine stage designer, to design the Архангельска, а затем отсюда на океанском пароходе отправи- pavilion and the exhibition, and for the execution of ten large murals. лись на Соловки и в Екатерининскую гавань на Мурмане, далее The artists’ journey was vital for the realisation of this ambitious прошли вдоль берега Норвегии, прибыли в Финляндию, а отту- undertaking because the goal set for Korovin was “to create in the vast да поездом вернулись в Петербург. Получив сильнейшее эсте- Northern Pavilion the impression and to provoke in the viewers the тическое наслаждение от увиденного на архангельском Севере feelings which… [he himself] experienced in the North”4 . и желая поделиться этим чувством с другими, Савва Иванович отправляет за свой счет в середине лета 1894 года друзей-худож- This objective was fully achieved: externally the structure resembled ников – В.А. Серова и К.А. Коровина, недавно вернувшегося из the northern trading outposts seen in Norway and was designed Франции, где он прожил около полутора лет. «Какая страшная in modernist style. The tall high-peaked roof, which had a slight ошибка искать французских тонов, когда здесь такая прелесть» 3 , resemblance to ice floes drifting in the ocean, was crowned with huge – восклицал Мамонтов, имея в виду Коровина.

stylised fish, and the balustrades were graced with the figures of deer designed by Sergei Malyutin. The pavillion had a special adornment in

Но, помимо чисто эмоционального порыва, этим решением руко- the form of ten large murals featuring the original and austere beauty водил крепкий и здравый смысл. Дело в том, что, получив разре- of the northern land. Korovin designed the composition and the basic

ПАВИЛЬОН КРАЙНЕГО СЕВЕРА НА НИЖЕГОРОДСКОЙ ВЫСТАВКЕ 1896 ГОДА. ФОТОГРАФИЯ PAVILLION OF THE FAR NORTH AT THE 1896 NIZHNY NOVGOROD EXHIBITION. PHOTO

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

105


КОНСТАНТИН КОРОВИН. ЛОВЛЯ РЫБЫ НА МУРМАНСКОМ МОРЕ. 1896. ПАННО ДЛЯ ПАВИЛЬОНА КРАЙНЕГО СЕВЕРА НА ВСЕРОССИЙСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ВЫСТАВКЕ 1896 ГОДА В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ. ХОЛСТ, МАСЛО. 202 × 430. ГТГ / KONSTANTIN KOROVIN. FISHING IN THE MURMAN SEA. 1896. PANEL FOR THE PAVILLION OF THE FAR NORTH AT THE 1896 NIZHNY NOVGOROD EXHIBITION OF INDUSTRY AND ART. OIL ON CANVAS. 202 × 430 CM. TRETYAKOV GALLERY

шение на проведение железнодорожной ветви до Архангельска,

colour scheme in sketches, and hired the painters Sergei Malyutin and

строительство которой удачно завершилось в 1897 году, меценат

Nikolai Dosekin to implement his design. Later the murals from the

и промышленник намеривался заранее познакомить российское

fair, which were Mamontov’s property, graced the lobby of the Yaroslav

общество с этим экзотическим краем. Наиболее удобной для это-

railway station built in 1904 in Moscow, and contributed considerably

го случая формой стало строительство павильона Крайнего Се-

to the popularisation of the North.

вера на предстоящей в 1896 году Нижегородской промышленной и художественной выставке. Создание архитектурного и экспози-

Mamontov’s expectations were fulfilled. Several years later volunteers,

ционного проекта, а также выполнение десяти монументальных

equipped with photographic cameras, guns, sketchbooks and painter’s

панно Мамонтов решил поручить Константину Коровину, хорошо

cases, would be coming in their flocks. Vasily Perepletchikov described

зная его как прекрасного декоратора. Для осуществления гран-

the atmosphere on such a ship, typical for the times: “On the deck,

диозного замысла эта поездка была просто необходима, ведь в

big brilliant blue Novozemelskaya forget-me-nots, veronicas, Alpine

задачу Коровина входило «создать в просторном павильоне Се-

yellow poppies, Alpine violets, euphorbias, removed from the soil with

верного отдела то впечатление, вызвать у зрителя то чувство, ко-

roots and cakes of mud, are bobbing in boxes on the deck. Alongside

торое… испытал там, на Севере» 4.

the flowers lie killed polar birds, already eviscerated for stuffing: tysties, snow buntings, waders. Antlers are secured with ropes on the

Как известно, цель эта была достигнута. Внешний облик соору-

broadsides lest a storm sweep them into the ocean. In the cabins hang

жения напоминал вид северных факторий, увиденных в Норве-

buck skins, Samoyedic dolls, pied fur purses. And all around there are

гии, и в конструктивной основе соответствовал стилю модерн.

loons’ eggs – bluish green with black patterns – and different stones:

Высокую, взлетавшую под острым углом крышу, немного на-

rock crystals, quartz, slate 5 .”

поминавшую плавающие в океане льдины, венчали огромные стилизованные рыбы, украшениями балюстрады служили силу-

Korovin and Serov followed practically the same route as Mamontov:

эты оленей, рисунок которых разработал С.В. Малютин. Особым

over the Northern Dvina to Arkhangelsk, then, on the comfortable

украшением павильона стал цикл из десяти монументальных

steamship “Lomonosov” owned by the Arkhangelsk-Murmansk line,

панно, декоративно рисующих своеобразие и суровую красоту

they proceeded to Novaya Zemlya and the Murman coast, visiting the

северной земли. Разработав композиционную и колористиче-

north of Norway and Swedish Lapland. Late in September the friends

скую основу в эскизах, Коровин для их исполнения пригласил

returned to Moscow with considerable numbers of northern sketches

художников С.В. Малютина и Н.В. Досекина. Позже нижегород-

created during their travels, which were later used in the making of the

ские панно, принадлежавшие С.И. Мамонтову, украсили вести-

murals. That was not the end of Korovin’s acquaintance with the North.

бюль построенного в 1904 году Ярославского вокзала в Москве и

In 1895 he repeated the journey, this time in the company of Nikolai

немало способствовали популяризации этого края.

Prakhov and the painter Nikolai Dosekin. Two years later he re-visited

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

106


КОНСТАНТИН КОРОВИН. БАЗАР У ПРИСТАНИ В АРХАНГЕЛЬСКЕ. ПАННО ДЛЯ ПАВИЛЬОНА КРАЙНЕГО СЕВЕРА НА ВСЕРОССИЙСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ВЫСТАВКЕ 1896 ГОДА В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ. ХОЛСТ, МАСЛО. 260 × 376. ГТГ KONSTANTIN KOROVIN. MARKET AT THE ARKHANGELSK MOORING. 1896. PANEL FOR THE PAVILLION OF THE FAR NORTH AT THE 1896 NIZHNY NOVGOROD EXHIBITION OF INDUSTRY AND ART. OIL ON CANVAS. 260 × 376 CM. TRETYAKOV GALLERY

Расчет Мамонтова оправдался. Буквально через несколько лет

Arkhangelsk with Valentin Serov, and in 1898, as part of preparation

огромное количество желающих, вооруженных фотоаппарата-

for a colossal project of creating a series of decorative murals for the

ми, ружьями, блокнотами и этюдниками, устремились в эти края.

1900 World Fair in Paris, he travelled to the North with Nikolai Klodt.

Обстановку на судне, типичную для тех лет, описал В.В. Переплетчиков: «На палубе в ящиках качаются выкопанные с корнями

As usual, his packing was brief: “There are open suitcases on the

и землей крупные ярко-голубые новоземельские незабудки, ве-

floor. I’m packing paints, brushes, the easel and a field glass, a fur

роника, альпийский желтый мак, альпийские фиалки, молочай-

jacket, underwear, big shooting boots, a flashlight and a fully stocked

ник. Тут же лежат убитые и выпотрошенные для набивки чучел

medicine chest. I’m not taking a gun; I’m going to the Far North, to

полярные птицы: чистик, пуночка, кулик. Оленьи рога привязаны

the Arctic Ocean, to paint from nature, and if there is a gun, there’s a

веревками к бортам, чтоб их не унесло в океан во время штор-

hunt, sketching falling by the wayside. I take only several fishing hooks

ма. По каютам висят оленьи шкуры, самоедские куклы, пестрые

and a slim English string. The ocean is deep, so you need a long string

меховые сумочки. Всюду голубовато-зеленые с черными узорами

and a sinker. The compass, I take it too…” 6 Decades later, living in

яйца гагар, разные камни: горный хрусталь, кварцы, сланцы» .

exile in Paris, the painter would reminisce about his old times in

5

Russia and write several interesting short stories about his stay in Коровин и Серов проделали практически тот же самый маршрут,

the wild North.

что и Савва Иванович Мамонтов: по Северной Двине они прибыли в Архангельск, а отсюда на комфортабельном океанском

Like many other painters, Korovin admired the inimitable northern

пароходе «Ломоносов» товарищества Архангельско-Мурманско-

architecture. “A tall wooden church, truly admirable,” he wrote. “Many

го срочного пароходства отправились дальше, на Новую Землю

cupolas, they are covered with batten looking like fish scale. The

и Мурман, посетили северную Норвегию, шведскую Лапландию.

dimensions of the church are a work of genius. The church is a vision

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

107


КОНСТАНТИН КОРОВИН. СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ. ПАННО ДЛЯ ПАВИЛЬОНА КРАЙНЕГО СЕВЕРА НА ВСЕРОССИЙСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ВЫСТАВКЕ 1896 ГОДА В НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ . ХОЛСТ, МАСЛО. 425 × 350. ГТГ KONSTANTIN KOROVIN. POLAR LIGHTS. PANEL FOR THE PAVILLION OF THE FAR NORTH AT THE 1896 NIZHNY NOVGOROD EXHIBITION OF INDUSTRY AND ART. OIL ON CANVAS. 425 × 350 CM. TRETYAKOV GALLERY

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

108


ЭКСПЕДИЦИЯ А.А. БОРИСОВА НА НОВУЮ ЗЕМЛЮ. 1896. ФОТОГРАФИЯ / ALEXANDER BORISOV’S EXPEDITION TO NOVAYA ZEMLYA. 1896. PHOTOGRAPH

В конце сентября друзья вернулись в Москву с большим количеством написанных во время путешествия северных этюдов, которые пригодились в процессе создания монументальных панно. Знакомство Коровина с Севером на этом не закончилось. В 1895 году он вновь совершил аналогичную поездку, но теперь совместно с Н.А. Праховым и художником Н.В. Досекиным. Через два года снова побывал в Архангельске с В.А. Серовым, а в 1898 году в связи с предстоящей огромной работой над серией монументально-декоративных панно для Всемирной выставки 1900 года в Париже ездил на Север с Н.А. Клодтом. Сборы, как всегда, были короткими: «На полу – раскрытые чемоданы. Я укладываю краски, кисти, мольберт и бинокль, меховую куртку, белье, большие охотничьи сапоги, фонарь и целую аптечку. Ружья не беру; я еду на Дальний Север, на Ледовитый океан, писать с натуры, а возьмешь ружье – начинается охота, и какие же тогда этюды? Беру только несколько крючков для рыбной ловли и тонкую английскую бечеву. Океан глубок, нужно захватить длинную бечеву и груз. Беру и компас...» 6. Спустя десятилетия, находясь в парижской эмиграции, живописец написал несколько интересных рассказов о своем пребывании на Севере. Коровин был в восхищении от неповторимого облика северной архитектуры. «Деревянная высокая церковь, замечательная, – пишет он. – Много куполов, покрыты дранью, как рыбьей СТРАНИЦА ИЗ ГАЗЕТНОЙ СТАТЬИ В.В. ПЕРЕПЛЕТЧИКОВА «НОВАЯ ЗЕМЛЯ»». 1913

чешуей. Размеры церкви гениальны. Она – видение красоты.

A PAGE FROM V.V. PEREPLETCHIKOV’S NEWSPAPER ARTICLE “NOVAYA ZEMLYA”. 1913

По бокам церковь украшена белым, желтым и зеленым, точно кантом. Как она подходит к окружающей природе!» 7 Его потрясли своей «незлобивостью» дикие животные, обитающие там. С нежностью художник пишет, как он «погладил

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

109


КОНСТАНТИН КОРОВИН. ЗИМА В ЛАПЛАНДИИ. 1894. ДЕРЕВО, МАСЛО. 23,5 × 33. ГТГ KONSTANTIN KOROVIN. WINTER IN LAPLAND. 1894. OIL ON WOOD. 23.5 × 33 CM. TRETYAKOV GALLERY КОНСТАНТИН КОРОВИН. РУЧЕЙ СВ. ТРИФОНА В ПЕЧЕНГЕ. ЛАПЛАНДИЯ. 1894. ХОЛСТ, МАСЛО. 46,8 × 64. ГТГ KONSTANTIN KOROVIN. ST. TRYPHON’S BROOK IN PECHENGA. LAPLAND. OIL ON CANVAS. 46.8 × 64 CM. TRETYAKOV GALLERY

по гладкой голове и поцеловал холодный мокрый нос» боль-

of beauty. Its sides are decorated with strips of white, yellow and green

шого тюленя, который смотрел «дивными круглыми свои-

paint, as if with a trim. How nicely it fits into the scenery!” 7 Korovin,

ми глазами, похожими на человеческие, только добрее» .

who had a special bond with nature, was stunned by the “pacific

Но главное – на этой суровой земле у К.А. Коровина появились

disposition” of local wild animals. The artist affectionately describes

возможности иначе

8

проявить врожденный колористический

how he “gave a gentle stroke to the smooth head and kissed the cold

дар. В таких натурных произведениях, как «Архангельский

wet nose” of a big seal as it looked on “with its marvellous round eyes

порт на Двине» (1894, Тульский областной художественный му-

that were like human eyes, only kinder” 8.

зей), «Пристань в Архангельске» (вторая половина 1890-х, ГРМ), «Архангельск» (1897, ГТГ), художник еще применяет яркую, насы-

But most importantly, in this inclement country Korovin had an

щенную палитру, изображая жанровые эпизоды из жизни пор-

opportunity to apply his innate talent for colour differently than before.

тового города.

In the landscapes such as “A Quay by the Dvina in Arkhangelsk” (1894, Regional Art Museum, Tula), “A Mooring in Arkhangelsk” (second half

В Лапландии рождается другой цикл этюдов, среди них шедевр

of the 1890s, Russian Museum), and “Arkhangelsk” (1897, Tretyakov

коровинской кисти – «Зима в Лапландии» (1894, ГТГ). Небольшая

Gallery) the artist was still applying bright, saturated colour schemes

и очень простая по композиции работа написана в сдержанном

depicting genre scenes from the life of a seaport town.

и тщательно разработанном диапазоне серовато-жемчужных тонов, соответствующих цветовой гамме северного пейзажа. Не-

In Lapland, Korovin created another series of sketches, including the

смотря на художественный лаконизм и сдержанность формы, в

masterpiece “Winter in Lapland” (1894, Tretyakov Gallery) – a small

произведении заложен огромный эмоциональный импульс. Кро-

piece with a simple composition is distinguished by a subdued and

ме того, в нем присутствуют признаки, свойственные монумен-

elaborate palette of greyish and pearly tones in keeping with the

тальной живописи: оно может выдержать многократное увели-

colour scheme of northern scenery. Its style and restraint of forms

чение. В окрестностях Печенгского Свято-Троицкого монастыря

notwithstanding, the piece has an enormous emotional impact. Near

святого Трифона, где на время остановились путешественники,

the Pechenga Monastery dedicated to St. Tryphon, where the artists

Коровин пишет «Ручей св. Трифона в Печенге. Лапландия» (1894,

stayed for a while, Korovin created a piece called “St. Tryphon’s Brook

ГТГ), изображая неброскую северную природу со скудной расти-

in Pechenga. Lapland” (1894, Tretyakov Gallery), featuring low-key

тельностью, произрастающей среди разбросанных камней и ло-

northern scenery with sparse vegetation growing amidst a scattering

док, лежащих на берегу застывшей, стального цвета реки.

of rocks and boats on the bank of a frozen steely-coloured river.

В норвежском городе Гаммерфесте, центре зверобойного про-

In the Norwegian town of Hammerfest, the hunting centre, Korovin

мысла, Коровин пишет «Гавань в Норвегии» (1894, ГТГ), «Белая

created such pieces as “A Harbour in Norway” (1894, Tretyakov Gallery)

ночь в северной Норвегии» (1890-е, ГРМ) и этюды к будущей

and “White Night in Northern Norway” (1890s, Russian Museum), and

картине «Гаммерфест. Северное сияние» (1894–1895, ГТГ), к ко-

a number of croquis for the future painting “Hammerfest. Polar Lights”

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

110


торой он приступил сразу, вернувшись в Москву. На большом

(1894-1895, Tretyakov Gallery) – he started working on it immediately

вертикальном полотне художник пытается передать незабывае-

after his return to Moscow. On a large vertically-arranged canvas the

мый эффект увиденного им полярного сияния. Пульсирующий

artist attempted to convey the unforgettable effect of the amazing

перламутровый голубовато-зеленый свет пронизывает все про-

natural phenomenon that he saw, the polar lights. The pulsating

странство и мистически отражается в воде вместе с городскими

nacreous, bluish green light suffuses all of the space and, together

огнями на поверхности колеблемой рябью воды. Писатель А.Ф.

with the city lights, is reflected on the rippled surface of the water.

Амфитеатров вложил в уста одного из своих литературных геро-

The writer Alexander Amfiteatrov made one of his literary heroes utter

ев следующую реплику по поводу этой картины: «Помнишь ли

a line regarding this painting: “Do you remember Kostya Korovin’s

ты «Гаммерфест» Кости Коровина? Как воздух дрожит в голубом

‘Hammerfest’? How the air quivers in the blue fever of polar lights?

ознобе северного сияния? И чем ярче голубая дрожь, тем глубже

And the brighter the blue quivering, the deeper this chill penetrates

проникает в тебя холод, тем больше чувствуется, что там дальше,

you, the more clearly you feel that down there, behind that blue flame

за этим голубым огнем, высекаемым из льдин, – шестьсот граду-

sparked from ice floes – 600 degrees below zero and mute death.” 9

сов ниже нуля и немая смерть» . 9

The northern sketches of Korovin and his friend Serov established in Северные этюды Коровина, также как и его друга Серова, утвер-

Russian painting of the 1900s a dominance of the exquisite palette of

дили в русской живописи 1900-х годов господство благородной

nacreous and grey ashen tones. Korovin himself said than nowhere had

гаммы жемчужных и серо-пепельных тонов. Сам Коровин гово-

he seen such a great diversity of colour shades as in the supposedly

рил, что нигде не встречал такого многообразия оттенков цвета,

monochrome North. Later, explaining his infatuation with the northern

как на якобы монохромном Севере. Позже свою увлеченность

country, he said that one could never see such a rich palette in the

северным краем художник объяснит тем, что такого тонально-

South. This colour scheme typical for nature in the North attracted the

го богатства красок на юге увидеть невозможно. Этот колорит,

young artists of the Moscow school who organised in 1903 the “Union

свойственный северной природе, стал притягательным для мо-

of Russian Artists”. Korovin’s associates applied his colour design to

лодых художников московской школы живописи, организовав-

create images of early spring, the last snow, and the first cold spells.

ших в 1903 году новое творческое объединение «Союз русских

The intricate greyish blue tones also allowed to fill compositions with

художников». Союзники воспользовались коровинской палитрой

light sadness, nostalgia, and poetic charm.

в мотивах ранней весны, последнего снега, первых заморозков. Сложно разработанная цветовая гамма серовато-голубых тонов

After Korovin’s discovery of the North other painters started visiting

позволяла также наполнить произведение интонацией легкой

the country, including Vasily Perepletchikov, Abram Arkhipov, Sergei

грусти, ностальгии, поэтического очарования.

Vinogradov, Alexander Borisov and Leonard Turzhansky. Nearly all

ВАСИЛИЙ ПЕРЕПЛЕТЧИКОВ. БАЗАР В АРХАНГЕЛЬСКЕ. 1902. ХОЛСТ, МАСЛО. 41,4 × 59,4. ГТГ VASILY PEREPLETCHIKOV. MARKET IN ARKHANGELSK. 1902. OIL ON CANVAS. 41.4 × 59.4 CM. TRETYAKOV GALLERY

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

111


Вслед за Коровиным, открывшим Север, потянулись и другие

of them returned from their journeys deeply moved, producing not

живописцы: В.В. Переплетчиков, А.Е. Архипов, С.А. Виноградов,

only fine paintings and drawings but also interesting articles, essays

А.А. Борисов, Л.В. Туржанский. Побывав на Севере, никто из них

and short stories. Even Arkhipov, who was not given to emotional

не остался равнодушным: были не только созданы прекрасные

outbursts, wrote: “The White Sea, the big Pomorian crosses, a capsized

произведения, но и написаны интересные статьи, очерки, рас-

boat, clouds over the sea – all is so wonderful, so singular… Since

сказы. Даже сдержанный в эмоциях А.Е. Архипов оставил следу-

this moment during my journey I began to feel as if I returned to my

ющее высказывание: «Белое море, поморские большие кресты,

homeland.” 10 Arkhipov came to Arkhangelsk every summer, preferring

опрокинутое судно, облака над морем, – писал он, – все так уди-

to stay in the least populated areas near the sea. He was captivated by

вительно, необычайно… С этого момента я так переживал это

the patriarchal tenor of life surviving among the Pomors, the objects

путешествие, как будто я попал на настоящую родину» 10. Каждое

of folk art in their households, the solid log houses and octagonal

лето приезжая в Архангельскую губернию, Архипов выбирал са-

steepled churches created by anonymous architects. Depicting the

мые глухие места, предпочитая жить около моря. Его восхищал

humble villages, boats near the quay, log huts and barns, he searched

сохранившийся патриархальный уклад жизни поморов, пред-

for artistic techniques to capture the crystalline purity and coldness

меты народного искусства, окружавшие их быт, крепкие избы

of the water, humidity of the air and the heavy clouds hanging low

и восьмигранные шатровые храмы, созданные неизвестными

over the ground. In the series of northern sketches he made an

зодчими. В серии северных этюдов он окончательно перешел к

ultimate stylistic shift to generous impasto techniques, his command

свободной пастозной манере письма, мазок его стал послушным

of the brush became more assured and brushwork more fluid, and his

и пластичным, а в палитре стала преобладать строгая, со множе-

palette was now dominated by a wide range of austere grey and brown

ством оттенков серо-коричневая гамма. Пейзажи художника той

tones. Arkhipov’s sketches of that period, especially those featuring

поры, особенно те, в которых даны переходные состояния приро-

transitional states of nature, are filled with a luminous and slightly sad

ды, наполнены светлой и немного грустной поэзией.

poetic sentiment.

В окрестности Архангельска начиная с 1902 года нередко при-

Sergei Vinogradov frequented the environs of Arkhangelsk from

езжал С.А. Виноградов. В произведениях, написанных здесь, он

1902 onwards. The works he created there feature the views of

сумел запечатлеть как виды архангельского порта со стоящими

Arkhangelsk harbour with moored sailing boats as well as the

на рейде парусными судами, так и живописные северные дерев-

picturesque northern villages, in particular Nyuksenitsa, which the

ни, в частности Нюксеницу. Художник побывал в этом местечке

artist first visited in the company of Perepletchikov. Later Vinogradov

первый раз вместе с В.В. Переплетчиковым. Позже Виноградов

wrote a short essay “Travel to the North”, describing in vivid detail

написал небольшой очерк «Поездка на Север», где подробно и

everything that had happened with him. In this essay he also provided

красочно изложил все происходящие с ними события. Здесь же

an apt characterisation of Perepletchikov. “Vasily Vasilievich,” he

он точно охарактеризовал отношение к Северу Переплетчикова.

wrote, “intuited the North, understood it; in his works the austerity,

«Василий Васильевич, – писал он, – учуял Север, понял его, в его

stylishness, augustness of the northern nature are rendered very well

вещах строгость, стильность, величавость природы очень пере-

and appear heartfelt.” 11

даны и прочувствованы»11. Over 12 years, from 1902 until 1914, Perepletchikov would come eveНа протяжении двенадцати лет – с 1902 по 1914 год – Переплет-

ry summer to this beloved country about which he wrote once: “The

чиков ежегодно каждое лето отправлялся к полюбившимся ему

North is stern and unwelcoming, but it beckons me. I’m again off to

местам, о которых однажды сказал: «Суров и неприветлив Се-

the Arctic Ocean, to the big strong people.” 12 Equipped with a paint-

вер, но меня к нему тянет. Поеду опять к Ледовитому океану, к

er’s case and a notebook, he visited Gorokhovets, Ust-Pinega, Ukhto-

большим сильным людям»12. С этюдником и записной книжкой

strov, Kurostrov and lived in the Antonievo-Siysky and Krasnogorsky

он побывал в Гороховце, Усть-Пинеге, Ухтострове, Курострове,

monasteries. Perepletchikov made several trips to Novaya Zemlya – a

жил в Сийском и Красногорском монастырях. Переплетчиков не-

destination to which the steamship took travellers twice a year from

сколько раз побывал на Новой Земле, куда пароход два раза в год

Arkhangelsk. Every time he came to the shores of the Arctic Ocean,

делал рейс из Архангельска. С каждой поездкой к Ледовитому

the artist ventured deeper into the area of permafrost. He visited the

океану художник все больше проникал в область вечной мерзло-

Samoyedic people’s settlement Beluzhya Guba, where his student Tyko

ты. Он посетил становище самоедов «Белужья губа», где обитал

Vylka lived, went as far as the Olginskoe settlement, above the 74th

его ученик Тыко Вылка, добрался и до Ольгинского становища,

parallel north, and even attempted a search for the traces of the lost

находящегося за 74 градусом северной широты, пытался даже

expeditions of Rusanov and Sedov. The painter was shocked to see

разыскать следы пропавших экспедиций В. Русанова и Г. Седо-

how the local people lived fighting death, and how they died in that

ва. Живописец был потрясен тем, как живут, борясь со смертью,

horrendous region. He wrote in a newspaper article: “Novaya Zemlya

и умирают в этих страшных местах люди. В одной из газетных

has an inclement climate. The famous Samoyed Ilya Vylka told me that

статей он писал: «Климат Новой Земли суровый. Известный

when he was riding on a dog-driven sled to Karskaya (in the western

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

112


КОНСТАНТИН КОРОВИН. ГАВАНЬ В НОРВЕГИИ. 1894. ДЕРЕВО, МАСЛО. 22,8 × 39,2, ГТГ / KONSTANTIN KOROVIN. A HARBOUR IN NORWAY. 1894. OIL ON WOOD. 22.8 × 39.2 CM. TRETYAKOV GALLERY

самоед Илья Вылка рассказывает, что, когда он на собаках ехал на

section of Novaya Zemlya by the Kara Sea), his thermometer burst on

Карскую сторону (западная часть Новой Земли), у него градусник

account of the frost. A terrific offshore wind arose. Vylka buried him-

лопнул от холода. Поднялся страшный береговой ветер. Вылка

self under the snow and remained there for four days, and half of his

зарылся в снег и лежал под снегом 4 дня, половина собак погиб-

dogs died.” 13 Perepletchikov’s collection of stories “Essays about the

ла» 13 . В книге В.В. Переплетчикова «Север. Очерки действитель-

North as It Is”, published in 1917, includes very interesting, detailed

ности», изданной в 1917 году, имеются очень интересные, подроб-

descriptions of nature. The artist Alexander Borisov, who was a very

ные природные описания.

courageous man, was likewise truly enamoured with and fascinated by the North. He first visited Novaya Zemlya in 1896. Borisov brought

Художник и очень мужественный человек А.А. Борисов был так-

from his artistic expeditions, as he called them, a great many sketches

же поистине влюблен в Север и очарован им. Впервые он посе-

and finished pieces. Using the technique of quick impasto brushstrokes

тил Новую Землю в 1896 году. Из своих художественных экспеди-

and subdued colour palette he featured the boundless ocean with

ций, как называл их Борисов, он привозил огромное количество

drifting ice floes, snow covered flatlands with a distant scattering of

этюдов и картин. Художник предпочитал изображать быстрым

chums, teams of sled deer or sled dogs, and Nenets people at rest.

пастозным мазком в сдержанном колорите безбрежные воды

“The process of work was very difficult,” the artist wrote, “I had to clip

океана с плавающими льдинами, заснеженные равнинные пей-

my brushes, to shorten the bristles; grinding pigments is nearly impos-

зажи с раскинутыми вдали чумами, упряжки с оленями или со-

sible. Biting frost turns pigments into a thick dough which does not

баками, отдыхающих ненцев. «Работать было очень трудно, –

yield itself to the brush and resists spreading over the canvas… Dur-

писал художник, – приходилось обрезать кисти, делать щетину

ing my ‘Arctic’ painting sessions even turpentine, the only possible liq-

короткой; растирать краски почти немыслимо. Стужа превращает

uefier, was useless because it began to crystallize too in this infernal

краски в густое тесто, которого кисть не берет и которое не раз-

cold. I have sketches that I made at minus 28,8° C and three or four

мазывается по полотну… Во время моих «полярных» работ даже

sketches at minus 37,5° C. And I had to hold the brush tightly in my

скипидар, единственное средство, которое могло бы сделать

hand wrapped in the bottom part of the sleeve of the malitsa [long fur

краски жидкими, не помогал, потому что сам начинал кристал-

coat] and to press it with force against the canvas as I applied paints.

лизоваться на этом адском холоду. У меня есть этюды, которые

The brush cracks and breaks down, and my freezing hands are failing

я писал на морозе в 28,8° С, три-четыре этюда – при 37,5° С. При

me.” 14 More than 60 early works of the artist were acquired by Pavel

этом кисть приходилось держать в кулаке, прикрытом рукавом

Tretyakov for his gallery. Borisov gave the collector’s name to a big gla-

малицы, и изо всех сил прижимать к полотну, нанося на него

cier where participants of the 1899 expedition stopped as they were

краски. Кисть трещит, ломается, коченеющие руки отказываются

climbing Wilczek mountain where the artist, from a vantage point very

служить» 14. Более 60 ранних произведений художника приобрел

high above ground, painted views of the silent snow kingdom.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

113


ВАСИЛИЙ ПЕРЕПЛЕТЧИКОВ. СЕВЕР. РЕКА ПИНЕГА. 1911. ХОЛСТ, МАСЛО. 71 × 130. ЧАСТНОЕ СОБРАНИЕ. МОСКВА / VASILY PEREPLETCHIKOV. THE NORTH. THE PINEGA RIVER. 1911. OIL ON CANVAS. 71 × 130 CM. PRIVATE COLLECTION, MOSCOW

In 1900 this fearless man built in Novaya Zemlya, at the foot of Pila mountain, a house where he would live and paint. The house had three residential rooms, an inside bathhouse facility, a storage area and a cowshed. In 1908 the geologist V. Rusakov stayed there, followed in 1913 by the artist Perepletchikov. Alexander Borisov and his academic friends made a considerable contribution to the exploration of the Kara coastline. T. Timofeev, a member of the expedition in charge of topography in the spring of 1901, added to the map 35 new geographic locales. The artist liked to name capes, hills, streams and glaciers in honour of his teachers and patrons: Cape Bogolyubov, Vasnetsov Glacier, Cape Vasnetsov, Cape Vereshchagin, Witte Glacier and the Gulf of Witte, Yermolov Cove, Cape Kazi and Kazi Hill, Cape Kramskoi, Cape Kuindzhi, Cape Repin, Romanov Cove, Cape Count I. Tolstoy and Count I. Tolstoy River, Tretyakov Glacier, Cape Shishkin. Undoubtedly, the artists of the late 19th-early 20th centuries were attracted, as Perepletchikov put it, by the “charming mysteriousness and inscrutability and infinite beauty of this country” 15 . Spellbound by the North, nearly all artists who visited it wrote about it adoringly. Anna Ostroumova-Lebedeva was one of those who did not remain immune to the charm of the place. Many years after the event she recalled how she returned with her husband from Europe to Russia through Norway after the beginning of World War I: “In the morning we left Bergen. An August scenery was spread before us as we went

АБРАМ АРХИПОВ. СЕВЕРНАЯ ДЕРЕВНЯ. 1903. ХОЛСТ, МАСЛО. 83 × 68. ГТГ ABRAM ARKHIPOV. A NORTHERN VILLAGE. 1903. OIL ON CANVAS. 83 × 68 CM

up and across the Scandinavian mountains… The beauty of the fjords

TRETYAKOV GALLERY

was striking. Standing at the window, I was hurriedly painting in my sketchbook the succession of quickly changing wonderful landscapes… What a heavenly view! The area in the foreground was dominated by looming mountains, which swept by and every now and then splintered lengthwise revealing in the opening distant blue and slate-gray plains locking into the quiet, deep fjords. Bright red little houses like embers skirted their shores… Norway is a wonderful country!” 16 OLGA ATROSHCHENKO НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

114


КОММЕНТАРИИ

П.М. Третьяков для галереи. В честь коллекционера Борисов на-

COMMENTARIES

звал ледник, на котором участники экспедиции 1899 года оста1

навливались с восхождением на гору Вильчеки, где художник с

Симонова И.А. Федор Чижов. М., 2002. С. 251.

Simonova, Inna. “Feodor Chizhov”. Moscow,

1

2002. P. 251

высоты писал панорамные виды безмолвного снежного царства.

А.Д. Поленов издал две книги на эту тему:

2

Alexei Polenov published two books on this topic:

«Отчет о командировке на Мурманский бе-

2

рег» (СПб., 1876) и «Оживающий Север. ХХ

“Account of Business Travel to the Murman Coast”

отдел Всемирной промышленной и худо-

(St. Petersburg, 1876) and “Revival of the North.

жественной выставки 1896 г. в Нижнем Нов-

20th Section of the World Exhibition of Industry

здесь жить и работать. В 1908 году в нем останавливался геолог

городе. Крайний Север. Частный павильон

and Arts in 1896 in Nizhny Novgorod. Far North.

В.А. Русаков, а в 1913 – художник В.В. Переплетчиков. А.А. Борисов

Об-ва Московско-Ярославской-Архангельской

Pavillion of the Moscow-Yaroslavl-Arkhangelsk

железной дороги с 15-ю фотографиями» (М.,

Railway Company with 15 Photographs” (Moscow,

1896).

1896).

В 1900 году этот бесстрашный человек построил на Новой Земле, у подножия горы Пила, дом-мастерскую, чтобы можно было

и его спутники-ученые внесли огромный вклад в изучение берегового участка побережья Карского моря. Т.Е. Тимофеев, участник

3

экспедиции, выполнявший топографические работы весной 1901

Копшицер М.И. Савва Мамонтов. Искусство.

1972. С. 146 -147

года, нанес на карту 35 новых географических названий, предпочитая называть их в честь своих учителей и покровителей: мыс

Коровин К.А. «То было давно…». М., 2010.

4

Т. 1. С. 398.

Боголюбова, ледник и мыс Васнецова, мыс Верещагина, ледник

Kopshitser, Mark. Savva Mamontov. Iskusstvo.

3

1972. Pp. 146 -147 Korovin, Konstantin. “That was long ago…”

4

Moscow, 2010. Vol. 1. P. 398

и залив Витте, бухта Ермолова, мыс и гора Кази, мыс Крамского,

5

мыс Куинджи, мыс Репина, бухта Романова, мыс и река графа

Оттиск из журнала «Заветы» (1914, июль). –

essay. A reprint from the “Zavety” magazine. July

РГАЛИ Ф. 827. Оп. 1. Ед. хр. 64. Л. 15.

1914. In: Russian State Archive of Literature and

И. Толстого, ледник Третьякова, мыс Шишкина.

Переплетчиков В.В. «Новая земля». Очерк.

Perepletchikov, Vasily. ‘Novaya Zemlya’. An

5

Art. Fund 827. File 1. Item 64. Sheet 15 «Константин Коровин вспоминает…». М.,

6

1990. С. 280.

Безусловно, художников конца XIX и начала XX века привлекла,

“Konstantin Korovin remembers…” Moscow,

6

1990. P. 280

по словам Переплетчикова, «очаровательная таинственность, за-

7

Там же. С. 283.

8

Там же. С. 286.

9

Там же. С. 567.

гадочность и бесконечная красота этих мест» 15 . Находясь под магическим обаянием Севера, почти все художники, побывавшие в этих краях, с восторгом о нем писали.

10

Одним из почитателей этих мест стала А.П. Остроумова-Лебеде-

Ibid., p. 283

8

Ibid., p. 286

9

Ibid., P. 567

Рождественская Н.И. Народный художник

А.Е. Архипов. М., 1930. С. 26–27.

ва. Она вспоминала спустя многие годы, как после объявления

7

10

Rozhdestvenskaya, N. “The People’s Artist

Abram Arkhipov”. Moscow, 1930. Pp. 26-27

Первой мировой войны возвращалась с мужем из Европы в Рос-

11

Виноградов С.А. Поездка на Север // Преж-

няя Москва. Воспоминания. Рига, 2001. С. 98.

сию через Норвегию: «Утром мы уехали из Бергена. Грандиозный

11

Vinogradov, Sergei. ‘Trip to the North’. In: “Mos-

cow of Yesteryear. A Memoir”. Riga, 2001. P. 98

пейзаж развертывался перед нами, когда мы подымались и пере-

12

РГАЛИ. Ф. 827. Оп. 1. Ед. хр. 64. Л. 7.

13

РГАЛИ. Ф. 827. Оп. 1. Ед. хр. 60. Л. 1 об.

827. File 1. Item 64. Sheet 7

в свой блокнот мелькающие мимо чудные виды... Какой боже-

14

Назимова И.В. Александр Алексеевич Бори-

13

Ibid., File 1. Item 60. Sheet 1 reverse

ственный пейзаж! На первом плане громоздились горы, быстро

сов. Жизнь и творчество. Архангельск, 1959.

передвигаясь и то и дело открывая сине-сизые дали, замыкав-

С. 38.

14

Nazimova, Irina. “Alexander Alexeevich Borisov.

валивали через Скандинавские горы... Красота фиордов была по-

12

разительна. Я стояла у окна и торопилась набрасывать красками

Russian State Archive of Literature and Art. Fund

His Life and Artwork”. Arkhangelsk, 1959. P. 38

шие тихие, глубокие фиорды. Ярко-красные домики, как огоньки,

15

окаймляли их берега... Норвегия – прекрасная страна!»

тельности. 1917. С. 171.

16

Переплетчиков В.В. Север. Очерки действи15

Perepletchikov, Vasily. “Essays about the North

as It Is”. 1917. P. 171. 16

OЛЬГА АТРОЩЕНКО

Остроумова-Лебедева А.П. Автобиографи-

ческие записки: В 3-х т. Т. 2. М., 1974. С. 491.

16

Ostroumova-Lebedeva, Anna. “Autobiographic

Notes”. Vols. 1-3. Vol. 2. Moscow, 1974. P. 491

АЛЕКСАНДР БОРИСОВ. НА МУРМАНЕ БЛИЗ ГАВАНИ. 1896, ХОЛСТ, КАРТОН, МАСЛО, 25 × 41,7. ГТГ ALEXANDER BORISOV. MURMAN, CLOSE TO THE HARBOUR. 1896. OIL ON CANVAS AND CARDBOARD. 25 × 41.7 CM. TRETYAKOV GALLERY

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

115


василий кандинский в Норвегии WASSILY KANDINSKY in Norway Значительным событием в культурной жизни Норвегии начала

Exhibitions of paintings by the prominent artist and art theorist

ХХ века стали выставки произведений Василия Кандинского,

Wassily Kandinsky, one of the leaders of the avant-garde movement,

крупнейшего художника и теоретика, одного из лидеров аван-

became a significant event in the cultural life of Norway at the

гардного движения. Его работы были дважды представлены в

beginning of the 20th century. Kandinsky’s works were exhibited there

этой стране: в 1914 году на выставке объединения «Синего всад-

twice, first in 1914 at the “Der Blaue Reiter” (Blue Rider) exhibition

ника» (февраль–март, Христиания (Осло); апрель–май, Трон-

(in Christiania, now Oslo, in February-March, and in Trondheim in

хейм) и в 1916 году на совместной выставке с немецкой худож-

April-May), and then in April-June 1916, at a joint exhibition with the

ницей Габриэлой Мюнтер (апрель–июнь, Христиания (Осло)).

German artist Gabriele Münter in Christiania.

Выставка «Синего всадника», организованная в 1913 году гале-

The Blue Rider show, organized in 1913 by Galerie Der Sturm in Berlin,

реей «Штурм» («Der Sturm») в Берлине, в несколько измененном

was slightly modified to tour other European cities. In 1914, it came

составе путешествовала по городам Европы. В Осло она состоя-

to Oslo; five of Kandinsky’s important works were exhibited there –

лась в начале 1914 года, здесь экспонировалось пять программ-

“Composition V” (1911), “Pastoral” (1913), and three improvisations.

ных произведений Кандинского: «Композиция V», «Пастораль» (оба – 1911) и три импровизации. Круг художников «Синего всад-

The Blue Rider circle of artists took shape in 1911 in Munich. Along

ника» сформировался в 1911 году в Мюнхене и наряду с осно-

with the Dresden group “Die Brücke” (The Bridge), it formed the

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

116


ЧЛЕНЫ ГРУППЫ «СИНИЙ ВСАДНИК». МЮНХЕН. ОКОЛО 1911-1912. СЛЕВА НАПРАВО: МАРИЯ И ФРАНЦ МАРК, БЕРНХАРД КЕЛЕР, ВАСИЛИЙ КАНДИНСКИЙ (СИДИТ), ГЕНРИХ КАМПЕНДОНК И ФОМА ФОН ГАРТМАН MEMBERS OF DER BLAUE REITER (THE BLUE RIDER). MUNICH, C. 1911-1912. LEFT TO RIGHT: MARIA AND FRANZ MARC, BERNHARD KOEHLER, WASSILY KANDINSKY (SEATED), HEINRICH CAMPENDONK, AND THOMAS VON HARTMANN. PHOTO COURTESY GABRIELE MÜNTER AND JOHANNES EICHNER-STIFTUNG, MUNICH

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

117


ванной в Дрездене в 1905 группой

core of a new movement in art –

«Мост» образовал ядро нового на-

German expressionism. Blue Rider

правления в искусстве – немецкого

was a free artistic association that

экспрессионизма.

brought

«Синий

всад-

together

many

cultural

ник» представлял собой свобод-

figures

from

ное объединение художников, в

August

Macke,

котором взаимодействовали твор-

Heinrich Campendonk, Alfred Kubin,

ческие личности из разных стран:

Henri Le Fauconnier, Albert Bloch,

А. Макке, Г. Мюнтер, А. ле Фоконье,

Robert Delaunay, David and Vladimir

Г. Кампендонк, А. Кубин, А. Блох,

Burliuk, Thomas De Hartmann, Arnold

Р. Делоне, В. и Д. Бурлюки, Ф. Гар-

Schoenberg, and others.

various Gabriele

countries: Münter,

тман, А. Шёнберг и другие. Headed by Kandinsky and Franz Основным направлением деятель-

Marc, the group’s main activity was

ности «Синего всадника», во главе

organizing exhibitions in Munich and

которого стояли Василий Кандин-

publishing in 1912 the “Blue Rider

ский и Франц Марк, стала органи-

Almanac”, which gained extraordinary

зация выставок в Мюнхене и из-

popularity. The artists believed that

дание в 1912 году одноименного

the almanac should reflect events in

альманаха, получившего огромную

ОБЛОЖКА АЛЬМАНАХА «СИНИЙ ВСАДНИК». 1911

various areas of cultural life of their

известность. Его составителями вы-

FRONT COVER OF “DER BLAUE REITER” (THE BLUE RIDER) ALMANAC. 1911

time, and took charge in preparing it.

ступили сами художники, считав-

The main idea behind the “synthetic”

шие, что в альманахе должны быть отражены события современ-

book, as they called it, was to compare different periods and artistic

ной художественной жизни в различных ее сферах. Главная идея

genres that were not previously considered to constitute common

«синтетической» книги, как называли ее авторы, заключалась в

cultural heritage. The publication was planned to reflect the “parallel”

сопоставлении разных эпох и жанров искусства, не рассматри-

existence of both “high” and “primitive” art: “We will put an Egyptian

вавшихся ранее как единое художественное наследие. В издании

next to a child’s drawing, a Chinese next to Rousseau, folk graphics next

планировалось параллельное сосуществование «высокого» и

to Picasso, etc,” 1 Kandinsky wrote to Marc in June 1911.

«примитивного»: «Мы поставим египтянина рядом с детским рисунком, китайца – с Руссо, народную графику – рядом с Пикассо

Two international art shows were organized in Munich under the

и мн. др.», – писал Кандинский Ф. Марку в июне 1911 года .

leadership of the almanac’s editorial board – the first in December

1

1911-January 1912, the second in February-April 1912. 43 works by Под руководством редакции альманаха «Синий всадник» в Мюн-

German, French and Russian artists were exhibited at the first one,

хене были организованы две выставки интернационального

while the second, dedicated to graphics, was called “Black-White” and

искусства: первая в декабре 1911 – январе 1912 и вторая в февра-

featured close to 300 works by major European masters: André De-

ле–апреле 1912. На первой выставке экспонировалось 43 произве-

rain, Pablo Picasso, Emil Nolde, Max Pechstein, Natalya Goncharova,

дения немецких, французских и русских художников. На второй,

Mikhail Larionov, Kazimir Malevich, Gabriele Münter, Wassily Kandinsky

графической, имеющей специальное название «Черное–белое»,

and others. The exhibitions toured to European cities. The organizers

было представлено около 300 работ крупнейших европейских

had planned to take them to Russia as well, but were not able to do so

мастеров, среди которых: А. Дерен, П. Пикассо, Э. Нольде, М. Пех-

due to financial constraints.

штейн, Н. Гончарова, М. Ларионов, К. Малевич, Г. Мюнтер, В. Кандинский, Ф. Марк, А. Макке и др. Выставки путешествовали по

The editors of the almanac opened their first art exhibition at Heinrich

городам Германии и Европы. Планировалось экспонирование и в

Tannhauser’s Munich gallery and presented viewers with works by

России, но из-за финансовых трудностей выставки не состоялись.

Macke, Münter, Campendonk, Delaunay, the Burliuk brothers, and the composer Arnold Schoenberg. After two weeks in Munich, the show

Участниками первой выставки редакции «Синего всадника», от-

toured Germany and Northern Europe, including Norway; to give a

крывшейся в мюнхенской галерее Таннхаузера, были: А. Макке,

more complete picture of current trends in visual arts, the exhibition

Г. Мюнтер, Г. Кампендонк, Р. Делоне, В. и Д. Бурлюки, композитор

was expanded to include works by other artists: Erich Heckel, Ernst

А. Шёнберг. После двухнедельного показа в Мюнхене выставка

Kirchner, Paul Klee, Pechstein, Marianne von Werefkina, Alexej von

совершила турне по городам Германии и Северной Европы, в том

Jawlensky and Natalya Goncharova. The second Blue Rider exhibition

числе состоялась в Норвегии. Состав выставки был расширен,

launched the famous Galerie Der Sturm in Berlin – for the next two

в нее вошли новые участники: Э. Хеккель, Э. Кирхнер, П. Клее,

years the gallery would continue to show the works of contemporary

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

118


М. Пехштейн, М. Веревкина, А. Явленский, Н. Гончарова, произ-

artists. Herwarth Walden, the progressive journalist and publisher

ведения которых давали более полное представление о совре-

of the avant-garde magazine “Der Sturm”, organized the exhibition.

менных направлениях в живописи. Именно открытием выставки

Georg Muche aptly named him a “creator of a whole artistic empire.”

«Синего всадника» начала свою деятельность весной 1912 года

It was “Der Sturm” that in 1911 introduced and popularized the term

известная берлинская галерея «Der Sturm», где в течение после-

“expressionism”, while also providing it with a basis in theory. Thanks

дующих двух лет демонстрировалось творчество современных

to Walden and his magazine, such European masters of modern art as

художников. Организатором выставки был Г. Вальден, прогрес-

Oskar Kokoschka, Klee, Marc, Macke, Kandinsky, Lyonel Feininger, Marc

сивный журналист и издатель авангардного журнала «Штурм».

Chagall and dozens of others became famous. The magazine published

Георг Муха метко назвал его «создателем целой художественной

polemic articles, critical reviews of art exhibitions, and excerpts from

империи». Именно создатель «Der Sturm» в 1911 году ввел термин

books; for example, in April 1912 it featured an excerpt from Kandinsky’s

«экспрессионизм» и дал его теоретическое обоснование. Благо-

treatise “Concerning the Spiritual in Art”. The gallery also held the “Der

даря Вальдену, его журналу и организуемым им художествен-

Sturm evenings”.

ным выставкам обрели известность такие европейские мастера современного искусства, как Оскар Кокошка, Пауль Клее, Франц

In spring 1912, when the first Blue Rider exhibition was on its way from

Марк, Август Макке, Василий Кандинский, Лионель Файнингер,

Cologne to Bremen, Hagen, and Frankfurt, but before it had arrived at

Марк Шагал и десятки других. На страницах журнала печатались

its destination, Kandinsky and Marc received a letter from Walden. It

полемические статьи, критические обзоры выставок, фрагменты

contained an unexpected request to grant him the right to open Galerie

книг, например, в апреле 1912 года на его страницах появился от-

Der Sturm with their exhibition. The group responded by putting to-

рывок из трактата Кандинского «О духовном в искусстве». В од-

gether a new show, with works by Jawlensky and Werefkina. The first

ноименной галерее проводились «штурмовские вечера».

exhibition at Der Sturm opened on March 12 and ran to early April 1912 under the title “Blue Rider. Franz Flaum. Oskar Kokoschka and the Ex-

В то время, когда первая выставка «Синего всадника» весной 1912

pressionists”.

года отправлялась из Кельна в Бремен, Хаген и Франкфурт, Кандинский и Марк еще до прибытия ее в конечный пункт получи-

Walden’s gallery organized 170 shows in Berlin (out of a total of 250).

ли письмо от Вальдена. В нем содержалась неожиданная прось-

He introduced expressionist art to other countries and was one of

ба предоставить ему право открыть галерею «Штурм» показом

the first in Germany to exhibit and collect the works of Russian avant-

данной выставки. В ответ была составлена новая экспозиция из

garde artists, among them Kandinsky, Chagall, Jawlensky, Archipenko,

картин, находящихся в распоряжении группы, в которую были

Yakulov, Puni, Goncharova, Ekster, Boguslavskaya and Werefkina.

включены работы Алексея Явленского и Марианны Веревкиной. Первая выставка в «Штурме» проходила с 12 марта по начало

Walden’s “First German Autumn Salon” (1913) presented 366 works by

апреля 1912 года под названием «Синий всадник. Франц Флаум.

90 avant-garde artists from 13 countries, including those of the group,

Оскар Кокошка и экспрессионисты».

such as Paul Klee and Alfred Kubin. It was one of the most important

БАЛТИЙСКАЯ ВЫСТАВКА В МАЛЬМЁ. 1914 / BALTIC EXHIBITION IN MALMÖ. 1914

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

119


ДАМЫ В КРИНОЛИНАХ. 1909. ХОЛСТ, МАСЛО. 96,3 Х 128,5. ГТГ / LADIES IN CRINOLINES. 1909. OIL ON CANVAS. 96.3 × 128.5 CM. TRETYAKOV GALLERY

ОБЛОЖКА БРОШЮРЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ КАНДИНСКОГО «О ХУДОЖНИКЕ», ИЗДАННОЙ В МАРТЕ 1916 ГОДА В СТОКГОЛЬМЕ FRONT COVER OF KANDINSKY’S WORK ON ART THEORY “ON THE ARTIST” PUBLISHED IN MARCH 1916 IN STOCKHOLM ПЕРВЫЕ СТРАНИЦЫ ЖУРНАЛА «ШТУРМ»: №129, 130, 1912; №150/151, БЕРЛИН, ОКТЯБРЬ 1913 FIRST PAGES OF “DER STURM” MAGAZINE. #129, 130, 1912; #150/151, BERLIN, OCTOBER 1913

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

120


Вальденовский художественный салон

exhibitions of the “international” avant-

организовал 170 выставок в Берлине

garde; it showed modern art as a unified,

(всего их было более 250). Вальден от-

multi-dimensional pan-European movement

крыл искусство экспрессионистов для

with no national divisions. Walden absorbed

других стран и один из первых в Герма-

the concept of a new art that knows no

нии начал выставлять и коллекциони-

borders, the idea that was conceived

ровать произведения художников рус-

by the Blue Rider group, and brilliantly

ского авангарда – Василия Кандинского,

implemented it.

Марка Шагала, Алексея Явленского, Александра Архипенко, Георгия Якулова,

Walden’s organizational abilities manifested

Ивана Пуни, Натальи Гончаровой, Алек-

themselves to an even greater extent during

сандры Экстер, Ксении Богуславской,

World War I. It was an extremely trying and

Марианны Веревкиной. На его Первом

tragic time for the artistic intelligentsia,

немецком Осеннем салоне в 1913 году

and Kandinsky was no exception. When

было представлено 366 работ 90 худож-

АФИША ВЫСТАВКИ / EXHIBITION POSTER

ников-авангардистов из 13 стран, в том

on August 1 1914 it was announced that Germany and Russia were at war, Kandinsky

числе и художники «Синего всадника», включая Пауля Клее и

had to leave Munich urgently, before August 3; together with Gabriele

Альфреда Кубина. Это была одна из самых значительных экспо-

Münter, to whom he was bound by many years of friendship and love,

зиций международного авангарда. Экспозиция продемонстриро-

he moved to Switzerland, before returning to Russia in December.

вала современное искусство как единое и многосоставное обще-

The two artists saw each other last time in winter 1915-1916 in neutral

европейское движение, без национальных разделений. Идея

Stockholm, where Münter emigrated to see Kandinsky.

«Синего всадника», идея нового искусства, не знающего границ, была воспринята Вальденом и блестяще им реализована.

During the war, Walden and his wife, the Swedish artist Nell Roslund, actively helped to maintain communications between Russia and

Организаторские способности Вальдена в большей степени про-

Germany. It was with their help that Münter moved to Sweden, from

явились в годы Первой мировой войны. Это было чрезвычайно

where she was able to write to Kandinsky with news from Europe;

трудное и трагическое время для художественной интеллиген-

more importantly, she urged him to come to Stockholm in order to

ции, в том числе и для Кандинского. 1 августа 1914 года было

organize a solo exhibition of his art. Judging from their correspondence,

объявлено о начале войны Германии с Россией. Кандинский

they worked actively on it, discussing its composition, the contents of

был вынужден срочно, до 3 августа покинуть Мюнхен и вместе с

the catalogue, as well as the possibility of selling the English version

Г. Мюнтер, с которой его связывали долгие годы дружбы и люб-

of Kandinsky’s “On the Spiritual in Art”. Kandinsky came to Stock-

ви, переехать в Швейцарию. В декабре он вернулся в Россию.

holm for Christmas 1915. The exhibition opened on February 1 1916 at the Gummeson Gallery (in September 1915 the gallery had displayed

Художники в последний раз увиделись зимой 1915–1916 годов

Franz Marc, and was planning to show Gabriele Münter’s works in

на нейтральной территории в Стокгольме, куда эмигрировала

March 1916).

Мюнтер, чтобы встретиться с Кандинским. Вальден и его жена, шведская художница Нелл Рослунд, активно помогали во время

Kandinsky’s exhibition included 19 paintings executed between

войны осуществлять связь между Россией и Германией. С их по-

1909 and 1914, seven etchings, four panels (commissioned by Edwin

мощью Мюнтер переехала в Швецию, откуда она вела переписку

R. Campbell, an American businessman, for his residence), seven

с Кандинским, сообщая ему европейские новости, а главное – на-

watercolours and two tempera works. Five paintings were brought from

стойчиво приглашая приехать в Стокгольм для организации пер-

Malmo, the site of a large industrial exhibition of the Baltic countries in

сональной выставки. Судя по их переписке, подготовка к выстав-

1914. At the Malmo exhibition, the visual arts were mostly represented

ке велась очень активно. Они обсуждали ее состав и содержание

by traditional works; against that background, Kandinsky’s abstract

каталога, а также возможность продажи его книги «О духовном

canvases and the works of the “Munich Russians”, who were leaning

в искусстве» на английском языке. В декабре 1915 года на Рожде-

towards expressionism, seemed much more innovative. There was a

ство Кандинский приехал в Стокгольм. Открытие выставки состо-

strong public response to the Stockholm exhibition. Many newspapers

ялось 1 февраля 1916 года в галерее К. Гуммезона, где в сентябре

published reviews; August Brunius defined Kandinsky in his article in

1915 проходила выставка произведений Ф. Марка, а в марте 1916

“Svenska Dagbladet” as an “extraordinary, irrepressible natural genius,

планировалась выставка Г. Мюнтер. Выставка Кандинского вклю-

not a barbarian, but a highly educated person with a broad range of

чала 19 картин, созданных в период 1909–1914 годов, семь гравюр,

interests and a wealth of experience”. The article by Selim (Ernst Klein’s

четыре панно, написанных для виллы американского предпри-

pseudonym) published in “Dagens Nyheter” was titled “Kandinsky:

нимателя Эдвина Р. Кэмпбелла, семь акварелей и две темперные

Composer of Symphonies in Colour. Discovering Russia.” 2

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

121


КОМПОЗИЦИЯ VI. 1913. ХОЛСТ, МАСЛО. 195 × 300. ГЭ / COMPOSITION VI. 1913. OIL ON CANVAS. 195 × 300 CM. HERMITAGE

работы. Пять картин были привезены из Мальмё, где в мае 1914

During his stay in Sweden, Kandinsky created several watercolours on

года проходила большая промышленная выставка стран Бал-

fairy tales themes and wrote a new work on art theory called “On the

тийского моря. Наиболее новаторскими выглядели абстрактные

Artist”, which was published in paperback in Swedish. “Konst” magazine

полотна Кандинского и работы «русских мюнхенцев», тяготев-

published his other article, “Non-objective Art”. Kandinsky was

ших к экспрессионизму. Выставка в Стокгольме имела широкий

ambivalent about the results of his stay in Sweden. While in April he

резонанс. Многие газеты поместили отзывы на своих страницах.

wrote to Münter that “the exhibition in Stockholm was quite successful”

Автор статьи в «Svenska Dagbladet» Агуст Брюнис определил Кан-

and his “paintings were selling even after it had closed”, in November he

динского как «незаурядного неуправляемого природного гения,

expressed a different, more pessimistic opinion, stating that due to the

не дикаря, но высокообразованного человека с широким кругом

war with Germany many of his works could not be shown in Stockholm,

интересов и богатым опытом», а в «Dagens Nyheter» появилась

and thus sales were low. 3 When the artist returned to Moscow, he had

статья Селима (псевдоним Эрнста Клейна), озаглавленная «Кан-

to sell his house due to financial difficulties. “So at the end of the day,

динский – композитор цветовых симфоний. Открытие России» .

I did not get a chance to live in the apartment with a studio that I was

Во время пребывания в Швеции Кандинский создал несколько

building for myself,” he wrote in one of his letters. 4

2

акварелей на сказочные сюжеты и опубликовал новую теоретическую работу «О художнике», изданную в виде брошюры

After Münter’s solo exhibition in Stockholm in March 1916, some of

на шведском языке. В журнале «Konst» была напечатана его

Kandinsky’s works were added to hers, and the joint exhibition was

другая статья «Искусство беспредметного». Сам Кандинский

taken to Norway in May of that year. The exhibition took place in

неоднозначно оценивал результаты пребывания в Швеции.

the centre of Oslo, in a building that belonged to the well-known

Если в апреле в письме к Мюнтер он писал, что «выставка в

philanthropist K. Blomqvist, the same venue that had previously housed

Стокгольме была вполне успешной» и что продажи картин

the Blue Rider show. The best works by both artists were presented,

продолжались даже после ее закрытия, то в ноябре он по-

including 17 pieces by Kandinsky: seven improvisations dating back to

другому, более пессимистично, отмечал, что из-за войны с Гер-

1909-1913, and one of his best compositions, “Composition VI” (1913),

манией многие его картины не были выставлены в Стокголь-

paintings and landscapes of the Murnau period, when abstract elements

ме, и поэтому было мало продаж . Возвратившись из Швеции

were just beginning to take shape in his art (“Ladies in Сrinolines”

в Москву, из-за финансовых трудностей он был вынужден про-

(1909), “Winter” (1909), “Arabs” (1911)). These works are decorative and

3

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

122


ИМПРОВИЗАЦИЯ 7. 1910. ХОЛСТ, МАСЛО. 131 × 97. ГТГ / IMPROVISATION 7. 1910. OIL ON CANVAS. 131 × 97 CM. TRETYAKOV GALLERY

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

123


дать свой дом. «Так и не довелось мне пожить в квартире с ма-

filled with resonant colour harmonies. Landscape motifs here are often

стерской, которую я строил специально для себя…», – сообщал он

merely an excuse for creating colourful compositions, and the main

в одном из своих писем .

expressive significance is transferred to the plastic means of painting.

4

После состоявшейся в Стокгольме в марте 1916 года персональ-

Such exhibitions of Kandinsky’s best works inevitably had an impact

ной выставки Мюнтер ее произведения были объединены с

on the art and culture of Norway. In her article on Russian-Norwegian

картинами Кандинского и показаны в мае того же года в Норве-

ties of that era, the famous Norwegian scholar Marit Werenskiold

гии. В Осло выставка экспонировалась в центре города, в зда-

points out that Kandinsky’s exhibitions had a strong influence on the

нии известного мецената К. Блумквиста, где ранее выставлялся

country’s artists, such as Henrik Sørensen, Ludvig Karsten, Rudolph

«Синий всадник». Здесь Кандинский и Мюнтер представили

Thygesen, and Gustav Vigeland. Gradually, their colour vision was trans-

свои лучшие работы. Это 17 произведений Кандинского: семь

formed, and more artistic freedom appears in their compositional

импровизаций периода 1909–1913 годов и одна из лучших его

solutions. 5 From Oslo, the Kandinsky show moved to the Strindberg

композиций – «Композиция VI» (1913), картины и пейзажи мур-

Salon in Helsingfors (now Helsinki) and later to Nadezhda Dobychina’s

науского периода, когда в его творчестве только еще намеча-

Art Bureau in Petrograd.

лись абстрактные элементы: «Дамы в кринолинах» (1909), «Зима I» (1909), «Арабы» (1911). Все они отличаются декоративностью,

In spring 1916 Kandinsky was in negotiations with Dobychina, the owner

звучностью цветовых гармоний. Пейзажный мотив часто слу-

of Art Bureau, regarding exhibiting his works in Petrograd. Dobychina’s

жит лишь предлогом для создания красочных композиций. Де-

agency was founded in 1912; it was originally located on Divenskaya

монстрация лучших абстрактных произведений Кандинского не

Street, later moved to number 63 Moika embankment, and in 1914 to

могла пройти бесследно для норвежской художественной куль-

number 7 Marsovo Polye. The bureau’s goal was not only to organize

туры. Как отмечает в своей статье известная норвежская иссле-

exhibitions, but also to serve as an intermediary in the art market.

довательница Марит Вереншёлль, выставки Кандинского оказа-

In the words of the artist Vladimir Milashevsky, Dobychina was an

ли сильное влияние на творчество многих норвежских мастеров,

energetic, enterprising woman, who “was the first one to understand

таких как Хенрик Сёренсен, Людвиг Карстен, Рудольф Тигесен,

that Russia had ‘ripened’, matured to the point where selling paintings

Густав Вигеланн. В их произведениях постепенно трансформи-

and managing artists’ affairs was a ‘business’: this woman was the

Н. АЛЬТМАН. ПОРТРЕТ Н. ДОБЫЧИНОЙ. 1913. ХОЛСТ, МАСЛО. ЧАСТНОЕ СОБРАНИЕ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ NATAN ALTMAN. PORTRAIT OF NADEZHDA DOBYCHINA. 1913. OIL ON CANVAS. PRIVATE COLLECTION, ST. PETERSBURG

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

124


ЛОДОЧНИК. 1916. НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ. СТОКГОЛЬМ / THE BOATMAN. 1916. NATIONAL MUSEUM, STOCKHOLM

ровалось цветовое видение и появилась свобода в композици-

hidden lever of sorts behind many a turn in artists’ lives; she did not

онных решениях 5 . В дальнейшем произведения Кандинского

follow anyone’s lead, nor was she intimidated by authority or taken in

с выставки в Осло были представлены в Салоне Стриндберга в

by friendly publications…” 6

Гельсинфорсе (Хельсинки) и в Художественном бюро Н.Е. ДобыDobychina’s Art Bureau organized Exhibitions of Modern Russian Art,

чиной в Петрограде.

which presented the works of Kazimir Malevich, Lyubov Popova, Marc Весной 1916 года Кандинский вел переговоры с владелицей Ху-

Chagall and Alexei Grishchenko. There were also solo shows by such

дожественного бюро Надеждой Евсеевной Добычиной об орга-

artists as Jan Tsyoglinsky (Ciągliński) in 1914, Natalya Goncharova in

низации своей выставки в Петербурге. Ее бюро было основано в

1915, Alexander Gaush and Abraham Manievich in 1916, Nikolai Kulbin

октябре 1912 года и ставило своей задачей устройство выставок и

(posthumously) in 1918, and many others. In 1915, the Art Bureau

посредничество в исполнении художественных работ и заказов.

hosted the famous “Last Futurist Exhibition 0,10 /zero-ten/”, where

Добычина, по словам художника В.А. Милашевского, была энер-

39 suprematist canvases by Malevich were exhibited for the first

гичной, предприимчивой женщиной, которая «первая сообра-

time, among them his “Black Square”, which became the manifesto of

зила, что Россия “созрела”, доросла до того, что продажа картин,

modern art.

устройство жизни художника – это “дело”», «эта женщина была неким скрытым рычагом многих поворотов судеб художников… и

Dobychina and Kandinsky began discussing the terms of organizing

не была на поводу у кого-то.., и не теряла головы перед авторите-

an exhibition of his art as early as 1913, and were planning to hold it in

тами, и не слишком верила дружеским статьям…» 6.

the autumn of that year. However, since Kandinsky’s large solo show was underway in Germany and was scheduled to run until February

Художественное бюро Добычиной организовало выставки «Со-

1914, plans for the exhibition in Russia came to nothing. It was only in

временной русской живописи», в которых участвовали К. Мале-

autumn 1913 that six of Kandinsky’s wood engravings were presented

вич, Л. Попова, М. Шагал, А. Грищенко, а также персональные

at the Bureau’s graphics exhibition; also, seven of his works were part

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

125


Г. МЮНТЕР. ПОРТРЕТ В. КАНДИНСКОГО. 1906. КСИЛОГРАФИЯ / GABRIELE MÜNTER. PORTRAIT OF WASSILY KANDINSKY. 1906. XYLOGRAPHY

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

126


выставки художников. В 1914 году состоялась выставка Я. Ф. Ци-

of the Permanent Exhibition of Modern Art; in 1915, three drawings by

онглинского, в 1915 – Н.С. Гончаровой, 1916 – А.Ф. Гауша и А.А.

Kandinsky were exhibited. The “Exhibition of Modern Russian Art” in

Маневича, в 1918 – посмертная Н.И. Кульбина и многие другие. В

April 1916 presented his “Picture with White Form” and “Landscape”,

декабре 1915 года в Бюро проходила знаменитая «Последняя фу-

both from 1913. At about the same time Kandinsky and Dobychina

туристическая выставка 0,10», на которой были впервые показа-

resumed their negotiations regarding a personal exhibition in Petrograd.

ны 39 супрематических холстов Малевича, и среди них «Черный квадрат». С Кандинским Добычина вела переговоры еще летом

Dobychina stayed at a resort in Finland in summer 1916, and visited

1913 года, надеясь организовать ее осенью. Но в связи с тем, что

Kandinsky’s exhibition in Helsinki. She described her impressions of

большая выставка художника экспонировалась в это время в Гер-

Kandinsky’s works at the Strindberg Salon in her letter to the artist:

мании и должна была пробыть там до февраля 1914 года, в России

“I liked the exhibition a lot; most of the works I saw were not really

его выставка не состоялась. Осенью

familiar to me, except two. I also liked

1913 года в Бюро на выставке графи-

the way it was arranged – it was not

ческого искусства были представлены

overwhelming; however, I would like to

шесть гравюр на дереве Кандинского

learn a bit more about different periods

и на «Постоянной выставке совре-

in the artist’s development. Those were

менного искусства» – семь его произ-

only some of your works, and they do

ведений, а в 1915 были показаны три

not give me an idea of the artist’s [your]

рисунка. В апреле 1916 года на вы-

oeuvre as a whole. However, the question

ставке современной русской живопи-

of personal exhibitions is so controversial,

си экспонировались работы Кандин-

and I am getting so much criticism, that I

ского «Картина с белыми линиями» и

would like to have a much more serious

«Пейзаж» (обе – 1913), и в это же время

conversation with you about it.” She later added: “Will you be so kind as to tell me

он вел переговоры с Добычиной об устройстве персональной выставки в Петрограде.

ВАСИЛИЙ КАНДИНСКИЙ. ПОРТРЕТ ГАБРИЭЛЫ МЮНТЕР, 1905. ХОЛСТ, МАСЛО, 45 × 45. ГОРОДСКАЯ ГАЛЕРЕЯ ЛЕНБАХХАУЗ, MЮНХЕН WASSILY KANDINSKY. PORTRAIT OF GABRIELE MÜNTER 1905 OIL ON CANVAS, STÄDTISCHE GALERIE LENBACHHAUS, MUNICH

Летом 1916 года Добычина находилась

when your exhibition at Strindberg’s is over? As of now, there is not a single day that I would be available, but something may open up from the end of November

в санатории в Финляндии и посетила выставку Кандинского в

to January 1, even though the space is booked – there is talk that the

Хельсинки. В конце сентября она написала ему о своих впечатле-

exhibition scheduled for that time might not take place.” 7

ниях от выставки у Стриндберга: «…выставка мне очень понравилась, вещи, за исключением двух, мне почти неизвестны. Понра-

In his letter of November 1 1916 Kandinsky wrote to Münter that

вилась мне она и внешне, нет переполнения, но все же хотелось

Dobychina was providing him with a hall to exhibit his works in

бы несколько больше дополнить мне знакомство с художником

Petrograd. He hoped to show the paintings that at the time were still

по периодам творчества, это как бы часть Ваших вещей, оно не

in Helsingfors and two more that he was still working on and was

дает мне полного знакомства с Вами как художником в целом.

planning to finish before then. 8 The exhibition in Petrograd opened on

Впрочем, о сепаратных выставках вопрос такой спорный и на

November 27 and continued until December 31 1917. It was not strictly

меня так много нападок, что хотелось бы об этом гораздо серьез-

speaking a solo show, since other artists took part as well – Natan

нее говорить с Вами …скажите, пожалуйста, когда кончится Ваша

Altman, David Burliuk, Robert Falk, Alexei Grishchenko, Lyubov Popova,

выставка у Стриндберга? Сейчас у меня абсолютно ни одного дня

Nikolai Krymov, Ivan Puni and Nadezhda Udaltsova; it was, however,

свободного нет, но в конце ноября и до 1 января что-то может по-

the first major exhibition of Kandinsky’s works in Russia. 15 paintings

лучиться, хотя формально это время тоже занято, но что-то пого-

and nine watercolours were presented in a separate hall – mostly the

варивают, что выставка... может не состояться» 7.

same works that had been exhibited in Sweden, Norway and Finland. In his review of the exhibition published in “Apollon” magazine, Nikolai

В письме к Мюнтер от 1 ноября 1916 года Кандинский сообщал,

Punin had some harsh words to say about Kandinsky: “not only do

что Добычина предоставила ему комнату для экспонирования

I believe that this artist is profoundly serious, I also believe that he is

его работ в Петрограде. Он надеялся показать именно те карти-

talented; however, Kandinsky’s artistic achievements are minor. As

ны, которые были в Гельсингфорсе, плюс две работы, над которы-

long as his work remains in the realm of the purely spiritual (assuming

ми он продолжал работать, планируя закончить их к выставке 8.

that there is anything pure in this world), he creates a certain feeling,

Выставка в Петрограде открылась 27 ноября (10 декабря) 1916 года

but when he starts speaking the ‘language’ of objects, it turns out he

и продолжалась до 31 декабря (14 января 1917). Формально она не

is just bad at what he does (i.e., drawing); he becomes a banal and

была персональной выставкой одного художника, так как в ней

commonplace artist, like the ones that we see so often these days at

участвовали и другие мастера: Н. Альтман, Д. Бурлюк, Р. Фальк,

the ‘Mir Iskusstva’ [World of Art] exhibitions.” 9

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

127


А. Грищенко, Л. Попова, Н. Крымов, И. Пуни, Н. Удальцова, но фак-

The catalogue gives only numbers for the works that were presented

тически это был первый масштабный показ произведений Кан-

at the exhibition: “paintings #79-93, watercolours #94-102”. However,

динского в России. В отдельном зале было представлено пятнад-

Kandinsky left a short entry in his diary indicating which of his works

цать живописных работ и девять акварелей – именно они ранее

were exhibited there: “Dobychina – 17”. Thus, he included the following:

экспонировались на выставках в Швеции, Норвегии и Финляндии.

“Ladies in Crinolines” (1909, Tretyakov Gallery), “Yellow Cliff” (1909,

В рецензии на выставку в журнале «Аполлон» Н. Пунин писал: «…я

not preserved), “Winter I” (1909, Hermitage), “Improvisation 4” (1909,

не только верю в совершенную глубокую серьезность этого ма-

Nizhny Novgorod Art Museum), “Improvisation 5” (version 1, 1910, not

стера, но верю и тому, что этот человек обладает талантом, тем не

preserved), “Improvisation 7” (1910, Tretyakov Gallery), “Improvisation

менее художественные достижения Кандинского малы. Пока его

11” (1910, Russian Museum), “Lake” (1910, Tretyakov Gallery), “St.

работа протекает в областях чистого (поскольку вообще в мире

George II” (1911, Russian Museum), “Arabs III” (1911, Yerevan Museum

есть что-нибудь чистое) спиритуализма, он дает известное ощу-

of Fine Arts), “Improvisation 20” (1911, Pushkin Museum of Fine Arts),

щение, но как только он начинает говорить «языком» вещей, ста-

“Improvisation 25” (Garden of Love, 1911, not preserved), “Black Spot”

новится плохим мастером (рисовальщиком), просто пошлым и

(1912, Russian Museum). Only two paintings from the 1916 exhibition

самым обычным художником, каких так много на последних вы-

in Stockholm and the joint exhibition with Münter in Oslo in April

ставках Мир искусства…» .

1916 were not mentioned: “Domes” (1909, Astrakhan Art Gallery) and

9

the second study for “Picture with a White Border” (1913, Hermitage). В каталоге петроградской выставки Художественного бюро Н.Е.

The fate of “Yellow Cliff” is unknown. Two years later, in his letter to

Добычиной произведения Кандинского обозначены номерами:

Dobychina of July 1919, Kandinsky asked her to release the painting,

«живопись: № 79–93; акварели: № 94–102». Однако в своем днев-

which had remained after the exhibition, to Alexander Rodchenko and

нике Кандинский краткой записью – «Добычина 17» – указал,

Tsezar Münster; it was not referred to in the receipt Rodchenko signed

какие из его картин участвовали на этой выставке. Так, им были

when he collected Kandinsky’s works from Dobychina. The artist’s diary

отмечены следующие работы: «Дамы в кринолинах» (1909, ГТГ),

mentions that “Yellow Cliff” was lost before the exhibition in Helsingfors

«Желтый утес» (1909, не сохранилась), «Зима I» (1909, ГЭ), «Им-

10

провизация 4» (1909, Нижегородский Государственный художе-

that the above-mentioned 13 paintings and, most likely, the two works

ственный музей), «Импровизация 5» (вариант I, 1910, не сохрани-

not mentioned in the artist’s diary (“Domes” and the second study

лась), «Импровизация 7» (1910, ГТГ), «Импровизация 11» (1910, ГРМ),

for “Picture with a White Border”) were exhibited at Dobychina’s Art

«Озеро» (1910, ГТГ), «Георгий II» (1911, ГРМ), «Арабы III» (1911, На-

Bureau in the winter of 1916-1917, after Stockholm, Oslo and Helsinki.

циональная галерея Армении), «Импровизация 20» (1911, ГМИИ),

The two additional works, which the artist Münter wrote about, were

«Импровизация 25» («Сад любви», 1911, не сохранилась), «Черное

likely watercolours – in the letter to Dobychina of November 23 1916,

пятно» (1912, ГРМ). Не были отмечены только две картины: «Купо-

Kandinsky said: “I hope that Yakovlev has delivered the watercolours to

ла» (1909, Астраханская Государственная картинная галерея им.

you. Please handle them with care, as they are framed/packaged face

П.М. Догадина) и второй эскиз к «Картине с белой каймой» (1913,

up, in the same way as the compositions.” 11 In the same letter Kan-

ГЭ), которые экспонировались на выставке в Стокгольме в 1916

dinsky described the troubles he had to go through when delivering

году и на совместной выставке Кандинского и Мюнтер в Осло в

the paintings and asked Dobychina to send him the list of the works:

апреле 1916. Судьба картины «Желтый утес» (1909; холст, масло;

“I still do not know exactly what was exhibited in Helsingfors. I need to

130 × 120) неизвестна. Двумя годами позже, в июле 1919, Кан-

make a count and have a record. Maybe some are selling, which would

динский обращался в письме к Добычиной с просьбой выдать

make me happy, since the times are hard now…” 12

(probably it had been bought in Oslo exhibition); it is also conceivable

А.М. Родченко и Ц.А. Мюнстеру эту картину, оставшуюся у нее после выставки. В расписке Родченко эта картина не значится.

During the war years feelings of nationalism and patriotism were on

В дневнике художника указывается, что картина «Желтый утес»

the rise in Russia. Kandinsky recalled that upon his return to Russia, a

пропала перед выставкой в Гельсингфорсе . Возможно, она была

colleague asked him: “Well, are we going to paint on national themes

приобретена с выставки в Осло. Можно также предположить,

now?” And Kandinsky continued: “And when the war is over? Almost in

что вышеназванные тринадцать картин и, по всей видимости,

all countries they were already singing national songs. However, I was

две картины, не отмеченные в дневнике художника («Купола»

glad I was not one of the singers.” 13 The uncertainties of his life, financial

и второй эскиз к «Картине с белой каймой») были на выставке

difficulties, lack of contact with friends and colleagues, anxiety over the

в Художественном бюро Добычиной зимой 1916–1917 годов по-

fate of his paintings that remained in Germany, and the breakdown of

сле их экспонирования в Стокгольме, Осло и Хельсинки. Допол-

his plans – all these circumstances created an adverse environment for

нительные две работы, о которых художник писал Г. Мюнтер,

Kandinsky’s work as an artist. Most importantly, the war destroyed the

– это, скорее всего, акварели, так как в письме к Добычиной от

Blue Rider artists’ idea – the idea of a single, common European space

23 ноября 1916 года он сообщает, что «надеюсь, что Яковлев до-

for the new art that knew no national or temporal borders.

10

ставил Вам акварели. Выставляйте, пожалуйста, их осторожно, они вложены с рисуночной стороны, как и композиции» 11.

NATALIA AVTONOMOVA

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

128


КОММЕНТАРИИ

В том же письме Кандинский писал о своих хлопотах по пере-

COMMENTARIES

сылки картин на выставку Добычиной, просил ее прислать спи-

1

сок прибывших из Хельсинки работ: «Я ведь т[а]к в точности и не

Kandinsky and Franz Marc. New documentary //

Kandinsky and Franz Marc). New documentary,

знаю, что было выставлено в Гельсингфорсе. Надо для себя под-

Edited with an introduction by Klaus Lankheit.

edited with an introduction by Klaus Lankheit.

1974, N-Y, p. 15–16.

N.Y., 1974, pp.15-16.

считать и знать. М[ожет] б[ыть] все же что-н[ибудь] и продается, чему я был бы очень рад: т[а]к туго приходится…» 12.

The Blaue Reiter almanac // Edited by Wassily

2

Barnett V.E. Kandinsky and Sweden. Malmo, 1989,

p. 39.

В эти военные годы в России была напряженная обстановка, в

“The Blaue Reiter Almanac” (Edited by Wassily

1

Barnett V.E. “Kandinsky and Sweden”. Malmo,

2

1989, p. 39

3

Там же. С. 73.

3

4

Avtonomova N. Kandinsky’s return to Moscow.

4

Ibid, p. 73

обществе набирал силу подъем национально-патриотических чувств, царили революционные настроения. Кандинский вспоминал, что когда он вернулся в Россию, один из его коллег спросил: «Ну что, теперь мы будем писать картины на национальные темы?» И далее Кандинский как бы продолжил этот вопрос для

Avtonomova N. ‘Kandinsky’s Return to Moscow.

Painting and politics // New retrospectives

Painting and Politics’. In: “New Retrospectives

on Kandinsky. Malmo, 1990, p. 75–76. (Далее:

on Kandinsky”. Malmo, 1990, pp. 75-76. (Further:

Avtonomova N.)

Avtomonova N.)

Werenskiold M. Fra Kirchner til Kandinsky. Die

5

5

Werenskiold M. “Fra Kirchner til Kandinsky. Die

самого себя: «А после окончания войны? Почти во всех странах

Brucke og Der Blaue Reiter i Kristiania. 1908–1916

Brucke og Der Blaue Reiter i Kristiania. 1908-1916”

они уже пели национальные песни, – отмечал он, – но я рад, что

// Kunst og Kultur. Arg. 72 (1989). Nr. 3., p. 151–152.

In: Kunst og Kultur. Arg. 72 (1989). Nr. 3., pp. 151-152

я не был певцом» 13 . Неустроенность жизни, сложное финансовое

Милашевский В.А. Вчера, позавчера… Воспо-

6

положение, прерванные войной связи с друзьями и коллегами,

минания художника, М., 1989. С. 120–121.

беспокойство за судьбу картин, оставшихся в Германии, в ко-

6

Milashevsky, V.A. “Yesterday, the Day before

Yesterday… An Artist Remembers”. Moscow, 1989, pp. 120-121

Avtonomova N. P. 73–84. Е.Г. Сойни. Финлян-

7

нечном итоге крах всех намеченных планов – все это создавало неблагоприятную почву для творчества и художественной деятельности Кандинского. А главное, война разрушила провозгла-

дия в литературном и художественном на-

7

следии русского авангарда. М. Наука. 2009.

in Literary and Artistic Heritage of the Russian

Avtonomova N. pp. 73-84; Soini Yelena. Finland

C.34-39.

Avant-garde. Moscow, Nauka Publishers. 2009. Pp. 34 - 39

шенную художниками «Синего всадника» идею создания еди-

8

Там же. С. 75.

9

Пунин Н. В защиту живописи // Аполлон. 1917.

ного общеевропейского пространства для нового искусства, не имеющего временных и государственных границ.

№ 1. С. 61–64.

8

Ibid, p. 75

9

Punin N. “In Defence of Painting”. Apollon, 1917,

#1, pp.61-64

НАТАЛИЯ АВТОНОМОВА

10

Avtonomova. N. P. 75.

11

Там же.

12

Там же.

13

10

Avtonomova N., p. 75

11

Ibid

12

Ibid

Hahl-Koch J. Kandinsky’s role in the Russian

Avant-garde // The Avant-Garde in Russia. 1910–

13

1930. New Perspective. Los-Angeles, 1980, P. 89.

Avant-garde”. In: The Avant-garde in Russia. 1910-

Hahl-Koch J. “Kandinsky’s Role in the Russian

1930. New Perspective. Los Angeles. 1980. P. 89

АФИША ПОСЛЕДНЕЙ ФУТУРИСТИЧЕСКОЙ ВЫСТАВКИ КАРТИН 0,10 (НОЛЬ-ДЕСЯТЬ) ПЕТРОГРАД, 1915 Г.

ГАБРИЭЛА МЮНТЕР. 1917. СТОКГОЛЬМ

POSTER FOR THE LAST FUTURIST EXHIBITION 0,10 (ZERO TEN) PETROGRAD. 1915

GABRIELE MÜNTER. 1917. STOCKHOLM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

129


пути в россию

КАРТИНЫ НОРВЕЖСКИХ ХУДОЖНИКОВ В РОССИЙСКИХ СОБРАНИЯХ

ROUTES TO RUSSIA PICTURES BY NORWEGIAN ARTISTS IN RUSSIAN PRIVATE AND MUSEUM COLLECTIONS

Интерес к норвежской живописи возник в России в конце XIX сто-

The interest in Norwegian painting arose in Russia at the end of the 19th

летия. В искусстве обеих стран в этот период обнаруживается ряд

century. Painting in Norway and Russia of this period has some similar

параллелей как в творчестве отдельных мастеров, так и целых ху-

features that can been seen in both the works of individual artists and

дожественных объединений. Эти специфические черты рожда-

artistic groups. Such distinctive features developed and co-existed as

лись и существовали в рамках общих процессов, происходивших

part of general trends taking places in European art at that time.

в европейском искусстве. Русские коллекционеры и меценаты не только интересовались произведениями скандинавских ху-

Russian art collectors and patrons of art were not only interested in

дожников, но и были увлечены процессами, происходившими в

paintings by Scandinavian artists, but were involved in the artistic

искусстве Северной Европы. Они осознавали, что резкий скачок,

movements of Northern Europe. They realized that the dramatic leap

произошедший в культуре этих стран, может стать примером для

forward which was occurring in the cultural life of these countries could

России, открыв ей новый путь взаимоотношений с западной, пре-

set an example for Russia, opening for it a new way of relationship with

жде всего французской культурой. Под влиянием этих идей и

western art culture – in particular, that of France. At the turn of the

формировались собрания рубежа веков, в которых предпочтение

20th century these ideas inspired art lovers to form art collections

отдавалось художникам, сделавшим себе имя в Европе.

with preference for artists who had made their name in Europe. One of the first Norwegian paintings which found its way into a Russian

Одним из наиболее ранних норвежских приобретений в рос-

private collection was Gerhard Arij Ludwig ‘Morgenstjerne’ Munthe’s

сийском собрании стало полотно Людвига Мюнте «Охотники на

(G.A.L. Munthe) picture “Hunters in the Snow” acquired by Dmitry

снегу», купленное Дмитрием Петровичем Боткиным. Сын круп-

Botkin. The son of a successful Moscow tea dealer and a well-known

нейшего московского чаеторговца и известный русский коллек-

Russian collector of European painting, Botkin was one of the Russian

ционер европейской живописи, он входил в число российских

art collectors who took interest in Scandinavian art. Paintings by such

собирателей, интересовавшихся скандинавским искусством.

an important figure in Norwegian landscape art as Munthe were bound

Произведение такого мастера, как Мюнте, не могло не при-

to attract his attention.

влечь его внимания. Выпускник дюссельдорфской Академии художеств, которая в третьей четверти XIX века имела огромное

Munthe studied at the Art School in Düsseldorf (now the Düssel-

влияние не только в Европе, но и в России, он со временем сумел

dorf Art Academy) which in the third quarter of the 19th century

выйти за рамки сухого академизма, предлагаемого немецкой

exerted enormous influence not only on European, but also on Russian

художественной традицией. Отказавшись от сложной компози-

art. In time he went beyond the dry academism typical of German

ции и яркого колорита, Мюнте предпочитал работать серыми и

art tradition; Munthe rejected complicated structures and bright

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

130


ХРИСТИАН КРОН. ПОРТРЕТ С.И. ЩУКИНА. 1915. ХОЛСТ, МАСЛО. 97,5 × 84. ГЭ / XAN KROHN. PORTRAIT OF SERGEI SHCHUKIN. 1915. OIL ON CANVAS. 97.5 × 84 CM. HERMITAGE

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

131


ЛЮДВИГ МЮНТЕ. ЗИМНИЙ ПЕЙЗАЖ. 1873. ХОЛСТ, МАСЛО. 70 × 125. ГМИИ / LUDWIG MUNTHE. WINTER LANDSCAPE. 1873. OIL ON CANVAS. 70 × 125 CM. PUSHKIN FINE ARTS MUSEUM

охристыми пигментами, выстраивая свои пейзажи на основе

colours, favouring grey and ochre pigments and filling his landscapes

тончайшей гармонии цветовых нюансов. Эти качества сближают

with the finest and most delicate colour harmonies and undertones.

Мюнте с молодым поколением норвежских художников. Вместе

This painting technique places Munthe close to the young generation of

с тем, стилистика его пейзажей необычайно близка произведе-

Norwegian artists. At the same time, his landscape style is remarkably

ниям французских живописцев этого периода, и в первую оче-

close to the works of French painters of this period, and particularly to

редь художников барбизонской школы, которые были необы-

the artists of the Barbizon school, who were extremely popular with

чайно популярны среди московских коллекционеров. Остается

Moscow art collectors. It should be remembered that Dmitry Botkin’s

добавить, что Дмитрий Петрович приходился братом Екатерине

sister, Yekaterina, was married to Sergei Shchukin, the great collector.

Петровне Боткиной – супруге Сергея Ивановича Щукина. In 1894-1896 Shchukin turned his interest to European art. Fritz В 1894–1896 годах С.И. Щукин, до этого приобретавший полотна

Thaulow’s pictures were among the first to appear in Shchukin’s

русских художников, обратился к европейскому искусству. Карти-

mansion in Moscow, marking an important stage in the formation

ны Фрица Таулова одними из первых появились в особняке Щукина

of his collection of modern paintings. It was by no means easy for a

на Знаменке, став важной ступенью в истории формирования его

would-be collector and great lover of Russian realistic art to develop

собрания современной живописи. Начинающему коллекционеру

a liking for the much brighter work of artists such as Matisse and

нелегко было перейти от знакомых с детства произведений рус-

Picasso. Three paintings by Thaulow, which Shchukin acquired at the

ского реализма к ярким полотнам импрессионистов, Матисса и

Salon of the National Society of Fine Arts in Paris, played a pivotal role

Пикассо. Решающую роль в процессе приобщения Щукина к ев-

in his involvement in contemporary European art. “A View of Venice”,

ропейской культуре сыграли три произведения Таулова: «Уголок

“A Freezing River” and “Boulevard Madeleine in Paris” (1895), painted

Венеции», «Замерзающая река» и «Бульвар Мадлен в Париже»

in the free manner so distinctive of impressionism, were markedly

(первая половина 1890-х), приобретенные в Салоне Националь-

different from the Russian realistic style. At the same time the realistic

ного общества изящных искусств(1892). Написанные в свобод-

source of landscapes and tender colour palette, qualities of Thaulow’s

ной, импрессионистичной манере, они заметно отличались от

artistic style, would not shock the would-be collector.

произведений русской живописи. В то же время реалистичная основа пейзажей и приглушенная палитра, присущая стилистике

The prominent art critic Yakov Tugendhold wrote: “Shchukin’s first

Таулова, не могли шокировать начинающего коллекционера.

acquisitions at the end of the 1890s were landscapes by Thaulow,

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

132


Как вспоминал известный критик Я. Тугендхольд:

Peterson,

«Первыми произведениями Щукина в конце

characterized as the art of a golden mean, which

1890-х годов были пейзажи Таулова и Патерсона,

stands away from the great and turbulent art stream

Котте и Симона – искусство золотой середины,

of the present time”¹. However these art works taught

стоящее в стороне от великого и бурного русла

Shchukin how to perceive European painting, and later

современности» 1. Однако именно эти работы на-

to accumulate one of best collections of French art in

учили Щукина воспринимать европейскую жи-

the world. Some years later Shchukin commissioned

вопись и в дальнейшем собрать одну из лучших

his own portrait from the Norwegian artist Xan Krohn.

в мире коллекций французского искусства. Несколько лет спустя Щукин заказал свой портрет

СЕРГЕЙ ЩУКИН. ФОТО SERGEI SHCHUKIN. PHOTO

другому норвежскому художнику – Христиану

Kotta

and

Simon.

They

could

be

The picture was painted in a manner characteristic of the so-called Norwegian “expressionists”, Henri Matisse’s students and followers. Subsequently

Крону. Картина исполнена в манере так называемых норвежских

Shchukin had this portrait hung in his remarkable mansion in Moscow,

«экспрессионистов» – учеников и последователей Анри Матисса.

in the room devoted to Matisse’s works.

Впоследствии этот портрет украшал зал Матисса в знаменитом особняке С.И. Щукина на Знаменке.

Paintings by Norwegian artists played a major role in the formation of another major Moscow art collection, that owned by Mikhail Morozov.

Произведения норвежских художников сыграли важную роль и в

Thaulow’s “Night” was one of the first European paintings acquired by

истории формирования собрания другого крупнейшего москов-

Morozov who had initially preferred Russian painting. Shortly before

ского коллекционера – Михаила Абрамовича Морозова. Картина

his death the collector also purchased Edvard Munch’s undoubted

«Ночь» Фрица Таулова была одним из самых ранних европей-

masterpiece, “White Night. Åsgårdstran (Girls on the Bridge)”. The

ских приобретений Морозова, изначально отдававшего предпо-

picture is a copy by the artist depicting his favourite theme deeply

чтение русской живописи. Незадолго до смерти коллекционер

grounded in the lyricism of Munch’s art. Åsgårdstran was a small

стал владельцем одного из признанных шедевров Эдварда Мун-

town on the shore of a fjord by the sea near Oslo, where Munch had a

ка – полотна «Белая ночь. Осгордстран (Три девушки на мосту)».

house, and where he came to stay every summer. Munch painted this

Картина является авторским вариантом, исполненным на один

variant soon after he completed the initial painting now exhibited in

из излюбленных и в тот же время самых лирических сюжетов в

the National Gallery in Oslo. We cannot rule out the possibility that it

творчестве Мунка. Действие происходит в Осгордстране – не-

was painted for the “Salon des Independants” exhibition organized by

большом городке на берегу фьорда, недалеко от Осло. Здесь на-

the Society of Independent Artists in Paris in 1903 . The picture was

ходился дом Мунка, в который художник возвращался каждое

acquired by Morozov there, a fact confirmed by two letters posted to

лето. Эта версия была создана вскоре после первоначального

Munch by A. Rutyer, the secretary of the exhibition.

варианта, который теперь хранится в Национальной галерее в Осло. Не исключено, что она написана специально для Салона

A major figure promoting Scandinavian art in Russia was the Russian

Независимых 1903 года. Именно здесь картина была приобрете-

patron of arts and critic Sergei Diaghilev. Like many of his compatriots,

на М.А. Морозовым, о чем свидетельствуют два письма Эдварду

Diaghilev first saw the paintings of Scandinavian artists in France, where

ФРИЦ ТАУЛОВ. НОЧЬ. ВТОРАЯ ПОЛОВИНА 1880-Х. ХОЛСТ, МАСЛО. 61 × 82. ГЭ FRITZ THAULOW. NIGHT. 2ND HALF OF THE 1880S. OIL ON CANVAS. 61 × 82 CM. HERMITAGE

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

133


Мунку, отправленных А. Рутьером, секретарем выставки Неза-

he became acquainted with the most outstanding artists of Northern

висимых. Более всего распространению северного искусства в

Europe, whose works later found their way to Russia. In 1895 Thaulow

России способствовала деятельность русского мецената и худо-

wrote to his colleague Erik Theodor Werenskiold about Diaghilev:

жественного критика Сергея Павловича Дягилева. Как и многие

“Some Russians have been here to visit me. One of them – a young, rich

его соотечественники, Дягилев впервые увидел полотна сканди-

man – is founding a gallery in Petersburg. He travels around and picks

навов во Франции. Здесь же он познакомился с выдающимися

out the very best things. He is very intelligent and has exceptionally

художниками Северной Европы, чьи работы впоследствии оказа-

fine taste. He requests me to ask you whether you are willing to send

лись в России. В 1895 году Таулов писал о Дягилеве своему колле-

him a picture for 1,000 francs. You may decide the motif, size and time

ге, Эрику Вереншёллю: «Ко мне приезжали русские. Один из них

for delivery yourself. I trust him. His address is: Sergei Diaghilev, St.

– молодой богатый человек – занят созданием художественной

Petersburg, Fontanka, 24” ². Later Diaghilev met with Werenskiold and

галереи в Петербурге. Он разъезжает повсюду и отбирает луч-

bought from him the picture “A Lake in Telemarken (Evening Landscape

шие произведения. Он очень умен и интеллигентен и обладает

from Kritessid)”, painted in August 1895, and meant for the exhibition

прекрасным вкусом. Он просил узнать у тебя, не пришлешь ли

in St. Petersburg. In a letter of 14 (26, by the Old Style) November 1895

ты ему картину ценой в тысячу франков. Ты сам можешь выбрать

Diaghilev wrote to the artist, “This morning I received your picture

размер, сюжет и срок доставки. Я готов

which I had been looking forward to eagerly. I

поручиться за этого человека. Его адрес:

am extremely grateful to you, as I was happy

Сергей Дягилев, Санкт-Петербург, Фон-

to receive one of your paintings, and it is a

танка, 24» 2. Впоследствии Дягилев сам

work of such considerable artistic value”³.

встретился с Вереншёллем и приобрел для выставки в Петербурге картину «Пей-

In Norway Diaghilev made the acquaintance of

заж с озером», написанную в августе 1895

Gerhard Munthe. On July 30 1897 Werenskiold

года. В письме художнику от 14/26 ноября

wrote, “Dear Munthe, Diaghilev saw your

1895 года Дягилев сообщает: «Сегодня

pictures and asked me to arrange a meeting

утром я наконец получил Вашу картину,

with you...” 4 . A list of Munthe’s pictures

которую с нетерпением ждал. Я Вам чрез-

selected by Diaghilev for the exhibition

вычайно благодарен, ибо я был счастлив

was attached to the letter. The watercolour

получить одно из Ваших произведений и

“Twilight” which Diaghilev was going to buy

произведение столь значительное» 3 .

for himself was also put on the list. Following the lead of Shchukin and Morozov, Diaghilev

В Норвегии Дягилев познакомился с творчеством Герарда Мюнте. 30 июля 1897 года

chose the works of Scandinavian artists for

СЕРГЕЙ ДЯГИЛЕВ. ФОТО SERGEI DIAGHILEV. PHOTO

ЭРИК ВЕРЕНШЁЛЛЬ. ПЕЙЗАЖ С ОЗЕРОМ. 1895. ХОЛСТ, МАСЛО. 101 × 134. ГЭ ERIK THEODOR WERENSKIOLD. LANDSCAPE WITH LAKE. 1895. OIL ON CANVAS. 101 × 134 CM. HERMITAGE

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

134

his first major exhibition in St. Petersburg,


ЗАЛ МАТИССА В ОСОБНЯКЕ С.И. ЩУКИНА В МОСКВЕ. ОТДЕЛ ВИЗУАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ. ГМИИ MATISSE ROOM IN SERGEI SHCHUKIN'S MANSION IN MOSCOW. DEPARTMENT OF VISUAL INFORMATION, PUSHKIN FINE ARTS MUSEUM

Вереншёлль писал: «Дорогой Мюнте, Дягилев видел Ваши картины и просил меня организовать встречу с Вами...» 4. К письму прилагался список работ Мюнте, отобранных Дягилевым для выставки. Сюда же была включена и акварель «Сумерки», которую он собирался купить для себя. Подобно Щукину и Морозову, Сергей Павлович Дягилев выбрал для своей первой большой выставки в Петербурге произведения скандинавских художников, так как они представляли собой «умеренный вариант новейших европейских течений» 5 . Таким образом, Дягилев рассчитывал постепенно приобщить своих соотечественников к современному западному искусству. Немаловажную роль здесь сыграл и тот факт, что скандинавская культура была хорошо известна в России. Как вспоминал Н.А. Прахов: «В то время – конец 80-х годов – в России огромным успехом пользовались скандинавская музыка Эдварда Грига, драмы Ибсена, Бьернстьерне Бьернсона и повести Гауптмана. Врубель первый пробудил к ним интерес в нашей

ОБЛОЖКА КАТАЛОГА СКАНДИНАВСКОЙ ВЫСТАВКИ 1897 ГОДА

молодой компании». (Имеется в виду абрамцевский кружок) 6.

SCANDINAVIAN EXHIBITION CATALOGUE COVER. 1897

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

135


ЭДВАРД МУНК. БЕЛАЯ НОЧЬ. ОСГОРДСТРАН. 1902-1903. ХОЛСТ, МАСЛО. 86 × 75,8. ГМИИ / EDVARD MUNCH. WHITE NIGHT. ÅSGARDSTRAN. 1902-1903. OIL ON CANVAS. 86 × 75.8 CM. PUSHKIN FINE ARTS MUSEUM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

136


Г. Стернин (специалист в области исследования русской художе-

as they represented “a moderate version of the latest European art

ственной культуры, русского изобразительного искусства ХIХ–ХХ

trends” 5 . Thus, Diaghilev intended to gradually introduce Russian

вв.) справедливо отмечает: «Вспомним хотя бы, что скандинав-

viewers to modern Western art. The fact that Scandinavian culture was

ские мотивы заняли центральное место в ранних стихотворениях

well-known in Russia became a supporting factor. “At that time – at the

Бальмонта что... как раз в те годы начинается увлечение Стрин-

end of the 1880s – Russia was filled with admiration for Scandinavian

бергом,... что драматургии Ибсена принадлежала важная роль

music by Edvard Grieg, dramas by Ibsen and Bjørnstjerne Martinius

в репертуаре молодого Художественного театра и т.д. Ясно, что

Bjørnson and Gauptman’s novels,” the famous Russian artist and art

в этих условиях следовавшие друг за другом выставки сканди-

critic N.A. Prakhov wrote. “The Russian artist Vrubel was the first to

навского искусства и русских и финляндских художников при-

provoke interest in them among our young company [the Abramtsevo

званы были удовлетворить уже ранее возникшую любознатель-

artistic circle].” 6

ность и достаточно широкие общественные вкусы, и уже в одном этом смысле факт их появления в России никак не может быть

It’s an impression backed up by Grigory Sternin, an expert in Russian

назван случайным» .

culture of the 19th and 20th centuries: “Let’s remember that Scandi-

7

navian motives took the central place in Balmont’s early poems. It was Интерес к норвежской культуре сохранился и на рубеже веков.

at that time that Strindberg became very popular in Russia and Ibsen’s

Так, в 1898 году в России широко отмечалось семидесятилетие

dramatic art played an important role in the repertoire of the young

Генрика Ибсена (в 1899 году на сцене Художественного театра

Moscow Art Theatre, etc. It is clear that under the circumstances, the

К.С. Станиславский поставил «Гедду Габлер» Ибсена), а в 1900

exhibitions of the Scandinavian, Russian and Finnish artists which fol-

Андрей Белый написал «Северную симфонию», посвященную

lowed one after another were meant to satisfy a growing public inter-

Эдварду Григу. По этой причине и публика, и критика в целом по-

est, and cannot be called a ‘chance phenomenon’ in any way, because

ложительно восприняли «Выставку скандинавских художников»,

the Russian public showed rather wide artistic tastes.” 7

открывшуюся 11 октября 1897 года в залах петербургского Общества поощрения художеств. Несмотря на высокий уровень цен,

The interest in Norwegian culture remained strong at the turn of the

экспонаты скандинавской выставки довольно хорошо раскупа-

century. Thus in 1898 Russian theatre lovers widely celebrated Henrik

лись и заслужили высокую оценку критики.

Ibsen’s 70th anniversary – in 1899 Konstantin Stanislavsky staged Ibsen’s “Hedda Gabler” at the Moscow Art Theatre – and in 1900 Andrei Bely

В рецензии на выставку для «Всемирной иллюстрации» (№ 1502,

wrote the poem “The Northern Symphony”, devoted to Edvard Grieg.

08.12.1897) В.В. Чуйко писал: «Подобно тому, как Цорн у шведов

All this contributed to the positive effect which Diaghilev’s “Exhibition

является великим портретистом, так Таулоу у норвежцев пред-

of Scandinavian artists”, opened on October 11 1897 in the halls of St.

ставляется великим пейзажистом. Каждый его пейзаж – нечто

Petersburg’s Society for the Encouragement of Arts, produced on the

единственное в своем роде. Он, если можно так выразиться, ин-

general public and art critics. Despite their relatively high prices, the

дивидуализирует природу, придает ей смысл, характер, вдохнов-

paintings from the Scandinavian exhibition sold quite well and received

ляет ею жизнь, делает ее обаятельной или ужасной» .

high estimation and praise. In his exhibition review for the magazine

8

“World Illustration” (No. 1502, 08.12.1897) the famous Russian art Каталог выставки свидетельствует, что в момент ее открытия Дя-

critic Vladimir Chuiko wrote: “Just as Anders Zorn is a great master

гилев и его родственники Ратьковы-Рожновы (З.В. Ратькова-Рож-

of portraits in Sweden, so Thaulow is a great master of landscape

нова, в девичестве Философова, приходилась кузиной Дягилеву)

for Norwegians. Each of his landscapes is a unique work of art. He,

являлись практически единственными владельцами произведе-

if it could be put so, makes nature personal, gives it sense and spirit,

ний скандинавской живописи и графики в Петербурге. Однако

inspires life with it, and represents it either as charming or dreadful…” 8

уже год спустя художник, критик и попечитель Третьяковской галереи Илья Семенович Остроухов приобрел для своей коллек-

The exhibition catalogue shows that at the moment of its opening

ции пастель Таулова через посредничество Дягилева.

Diaghilev and his relatives the Ratkov-Rozhnovs (Zinaida RatkovaRozhnova, něe Filosofova, was Diaghilev’s cousin) were virtually the

К сожалению, некоторые произведения норвежских художни-

only owners of Scandinavian paintings and graphics in St. Petersburg.

ков, неоднократно упоминавшиеся в источниках рубежа XIX–XX

However, a year later the artist, art critic and trustee of the Tretyakov

веков, безвозвратно исчезли после революции. Так случилось с

Gallery Ilya Ostroukhov purchased through Diaghilev’s mediation one

акварелями Герарда Мюнте из коллекции княгини Марии Клав-

of Thaulow’s pastels for his collection. Unfortunately, some works of

диевны Тенишевой. Вероятно, они были приобретены по совету

the Norwegian artists which were repeatedly mentioned in different

Дягилева с выставки 1897 года. В письме к А.Н. Бенуа от 8 октября

sources at the turn of the 19th and 20th centuries, disappeared forever

1897 года Дягилев пишет: «Княгиня [Тенишева] в Петербурге, и я

after the Russian revolution of 1917. The same happened to Munthe’s

с ней в большой дружбе. Она остается в Петербурге всю зиму до

watercolours from the collection of Princess Maria Tenisheva, who may

марта... Она полна энергии и кажется – денег. На скандинавской

have acquired them at the 1897 exhibition on the advice of Diaghilev.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

137


ФРИЦ ТАУЛОВ. УГОЛОК ВЕНЕЦИИ. ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА 1890-Х ГМИИ

ФРИЦ ТАУЛОВ. УГОЛОК ВЕНЕЦИИ. ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА 1890-Х. ХОЛСТ, МАСЛО. 66,5 × 82,5. ГМИИ / FRITZ THAULOW. A CORNER OF VENICE. 1ST HALF OF THE 1890S. OIL ON CANVAS. 66.5 × 82.5 CM. PUSHKIN FINE ARTS MUSEUM

выставке хочет покупать, и просила меня ей сделать указания.

In his letter of October 8 1897 to the Russian artist and critic Alexander

Я ей, конечно, дряни не подсуну»10. Но позже, в ноябре, в другом

Benois, Diaghilev wrote: “The princess [Tenisheva] is in Petersburg, and

письме к Бенуа он упоминает: «Княгиня [Тенишева] купила толь-

we have become great friends. She will stay in Petersburg all winter till

ко две акварели. Правда, было мало акварелей, к сожалению…» 10.

March... She is full of energy and – it seems – of money. She intends

Несомненно, речь идет об акварелях Мюнте. Названия этих ра-

to buy something from the Scandi-navian exhibition, and asked me for

бот нигде не упоминаются, но в Отделе рукописей Государст-

advice and instructions. Of course, I will not palm off any rubbish on

венной Третьяковской галереи хранится приписка к тенишев-

her” 9. But later, in November 1897, in another letter to Benois he wrote,

скому аукциону 1903 года о том, что акварели Мюнте приобрела

“the princess [Tenisheva] bought only two watercolours. However,

А.П. Боткина. После этого их следы теряются – могли погибнуть,

there were few watercolours at the exhibition, unfortunately …” 10 .

оказаться за границей или до сих пор хранятся где-то в России.

There is no doubt that he is writing of Munthe’s watercolours. These watercolours are not mentioned anywhere, but from documents related

Не менее печальная судьба ждала произведения Фрица Таулова.

to the Tenisheva auction of 1903, in the department of manuscripts

В архивах и каталоге Государственного музея нового западного

of the Tretyakov Gallery, it is clear that Munthe’s watercolours were

искусства, расформированного в 1948 году, упоминается десять

purchased by Alexandra Botkina. After that their traces are lost: they

работ Фрица Таулова, попавших в московский музей после на-

could have been destroyed, or may still appear abroad, or remain

ционализации частных коллекций. В настоящее время четыре

hidden somewhere in Russia.

из них (три картины из щукинского собрания и одна пастель) находятся в ГМИИ им. А.С. Пушкина и две – в Государственном Эр-

The fate of Thaulow’s art was no less disappointing. The archives

митаже. Остальные произведения были переданы в 1930-е годы

and catalogue of the State Museum of New Western Art, closed in

в различные музеи или вовсе ушли в неизвестность, прикрытую

1948, give information about ten of his paintings, which came to the

казенной записью в инвентарной книге: «Выдано в распоряже-

Moscow Museum Fund when private collections were nationalised in

ние Наркомпроса».

Russia after the revolution. Today, four of them (three pictures from НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

138


Таким образом, на сегодняшний день только сохранившиеся до-

Shchukin’s collection and one pastel) are in the Pushkin Fine Arts

кументы и восторженные отзывы художников, критиков, коллек-

Museum in Moscow, and two more in the Hermitage in St. Petersburg.

ционеров и любителей искусства позволяют нам представить

Other paintings were signed away to various museums in the 1930s or

истинный масштаб увлечения норвежским искусством в России

disappeared, disguised that the entry in the inventory book: “Assigned

на рубеже веков. Но о качестве работ художников рубежа XIX–XX

in charge of Narkompros [the name of the Ministry of Education]”.

столетий позволяют судить произведения из коллекций С.П. Дягилева, С.И. Щукина, Д.П. Боткина, М.А. Морозова, И.С. Остроу-

Today, only the documents that remain and the enthusiastic responses

хова, хранящиеся в фондах Государственного Эрмитажа и ГМИИ

of artists, art critics, art collectors and art lovers give an idea of how

им. А.С. Пушкина. Эти картины наряду с произведениями других

popular Norwegian art was in Russia at the turn of the 19th and 20th

художников Северной Европы были представлены на выставке

centuries. The value of art works can be judged by the paintings from

«Страна живительной прохлады…». Искусство стран Северной Ев-

the collections of Diaghilev, Shchukin, Botkin, Morozov and Ostroukhov

ропы XVIII – начала XX века из собраний музеев России», которая

which are kept in the Hermitage and Pushkin Fine Arts Museum. These

проходила в залах ГМИИ им. А.С. Пушкина в 2001 году.

pictures, alongside paintings by other Northern European artists, were presented at the exhibition “Land of Refreshing Coolness. The Art of

Выставка, состоявшаяся более чем через сто лет после дягилев-

Northern European Countries of the 18th-early 20th Centuries from

ской экспозиции, заново открыла искусство Северной Европы

Museum Collections in Russia”, which was held at the Pushkin Fine Arts

для московского зрителя. Многие произведения живописи, гра-

Museum in 2001, the one which happened more than a century after

фики и декоративно-прикладного искусства, десятилетиями хра-

the Diaghilev show, re-opened the art of Nordic Countries for Moscow

нившиеся в фондах музеев Москвы и Петербурга, были впервые

viewers. Many works of painting, graphic art, arts and crafts, which for

опубликованы и представлены широкой публике. Блестящая

decades had been kept in the depositaries of Moscow and St. Petersburg

подборка норвежского искусства первой четверти XX столетия

museums, were published and presented to the general public for the

экспонировалась на выставке «Расцвет модернизма в сканди-

first time. A wonderful selection of Norwegian art of the first quarter of

навской живописи 1910–1920 гг.». В 1989–1990 годах этот пере-

the 20th century was shown at the exhibition “The Rise of Modernism

движной проект был показан во всех скандинавских странах,

in Scandinavian Painting 1910-1920”. In 1989-1990 this travelling pro-

Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге и Государствен-

ject was presented in all the Scandinavian countries, as well as in the

ной Третьяковской галерее в Москве. В состав выставки были

Hermitage in St. Petersburg and the Tretyakov Gallery in Moscow.

включены произведения ключевых представителей норвежско-

The exhibition showed art by significant representatives of Norwegian

го модернизма: Людвига Карстена, Пера Крога, Акселя Ревалда,

modernism – Ludvig Karsten, Per Krog, Axel Revald, Henrik Sorensen

Хенрика Сёренсена, Рудольфа Тигесена.

and Rudolph Thygesen.

ФРИЦ ТАУЛОВ. ЗАМЕРЗАЮЩАЯ РЕКА. 1892. ХОЛСТ, МАСЛО. 60,3 × 81,5. ГМИИ / FRITZ THAULOW. A FREEZING RIVER. 1892. OIL ON CANVAS. 60.3 × 81.5 CM. PUSHKIN FINE ARTS MUSEUM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

139


Новая волна интереса к культуре Норвегии в России возникла в

A new wave of interest in Norwegian culture in Russia arose in response

связи c масштабным выставочным проектом «Норвегия – Россия.

to the large-scale exhibition project “Russia-Norway: Through Centuries

Сквозь века и границы», посвященном столетию независимости

and Borders”, dedicated to the centenary of Norway’s independence.

Норвегии. Проект охватывал более чем тысячелетнюю историю

The project surveyed more than a millenium of the history of economic,

экономических, политических и культурных связей двух тер-

political and cultural ties between Norway and Russia, from the

риторий от эпохи викингов до наших дней, включая природно-

era of the Vikings up to the present day. Different sections of the

географические, археологические и этнографические аспекты

exhibition were focused on natural, geographical, archaeological and

истории Европейского Севера, отношения между двумя страна-

ethnographic aspects of the history and people of the European North,

ми в XVIII – начале XX века и современную историю, культурные

on the relations between Russia and Norway in the 18th to early 20th

и научные связи между Россией и Норвегией, в том числе кон-

centuries, modern history, and cultural and scientific ties between

такты русской и норвежской культур, литературные, театральные

Russia and Norway. The last and the most extensive section contained

и художественные связи, не утраченные и в советский период.

exhibits dedicated to contacts between Russian and Norwegian

В 2004 году выставка была показана в Норвежском народном

national cultures as well as literary, theatrical and art links that were

музее в Осло, а в 2005 – в Российском этнографическом музее в

not lost during the Soviet period. The exhibition was shown in the

Санкт-Петербурге. Также в 2005 году в ГМИИ им. А.С.Пушкина со-

Norwegian National Museum in Oslo in 2004, and in the following year

стоялась выставка «С любовью к России. Коллекция норвежского

at the Russian Ethnographic Museum in St. Petersburg. In addition, in

консула Юнаса Лида», свидетельствующая о том, что русское ис-

2005 the Pushkin Fine Arts Museum presented “To Russia with Love.

кусство, в свою очередь, вызывало интерес в Норвегии.

The Collection of the Norwegian Consul Yunus Lid”, testifying that Russian art also aroused interest in Norway.

В современной культурной ситуации художественные связи между Норвегией и Россией продолжают свое развитие. Кура-

In the modern cultural context artistic ties between Norway and Russia

торы и арт-критики обеих стран объединяют свои усилия, созда-

continue to develop. Curators and art critics from both countries have

вая интересные проекты, посвященные актуальному искусству.

united their efforts to generate remarkable projects devoted to actual

Лучшие примеры тому – выставка «Watch Out! Art from Moscow

art. The best example of such joint work is the exhibition “Watch Out!

and St. Petersburg», организованная в Осло в 2004 году, и проект

Art from Moscow and St. Petersburg”, organized in Oslo in 2004, and

«Северное искусство сегодня», состоявшийся в петербургском

the project “Northern Art Today”, held in St. Petersburg’s “Loft Project

арт-пространстве Лофт Проект ЭТАЖИ осенью 2011 года. Норвеж-

FLOORS” art space in autumn 2011. Norway was represented there

скую часть представляли художники Лене Берг, Леандер Дьонне,

by the artists Lene Berg, Leander Djønne, Ivan Galuzin, Goksøyr &

Иван Галузин, Гоксойр и Mартенс, Сири Хермансен и Бодил Фуру.

Martens, Siri Hermansen and Bodil Furu.

АННА ПОЗНАНСКАЯ

ANNA POZNANSKAYA

КОММЕНТАРИИ

COMMENTARIES

Тугендхольд Я. Французское собрание С.И. Щукина //

Tugendhold, Yakov. ‘The French Collection of S.I. Shchukin’.

1

1

Аполлон. 1914. № 1. С. 5–46

“Apollon”. 1914. No. 1. Pp. 5-46

Werenskiold М. “Sergei Diaghilev and Erik Werenskiold”.

2

Werenskiold М. “Sergei Diaghilev and Erik Werenskiold”.

2

Oslo, 1992. P. 26

Oslo, 1992. P. 26

3

Там же. С. 29

3

Ibid, p. 29

4

Там же. С. 29

4

Ibid, p. 29

5

Мухина Т.Д. Русско-скандинавские художественные

5

Mukhina T.D. “Russian-Scandinavian Artistic Ties in the 19th-

связи XIX – начала XX в. М., 1984. С. 63

early 20th Centuries”. Moscow. 1984. P. 63

Стернин Г. Русская художественная культура второй по-

Sternin G. “Russian Art Culture of the Second Half of the

6

6

ловины XIX – начала XX века. М., 1984. С. 109

19th-Early 20th Century”. Moscow. 1984. P. 109

Там же

7

Ibid

Сергей Дягилев и русское искусство. М., 1982. Т. 2. С. 345

8

7

“Sergei Diaghilev and Russian Art”. Moscow, 1982, vol. 2,

8

p. 345 Там же. С. 28

9

Ibid, p. 28

Там же. С. 29

10

9

Ibid, p. 29

10

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

140


ФРИЦ ТАУЛОВ. БУЛЬВАР МАДЛЕН В ПАРИЖЕ. 1895. ХОЛСТ, МАСЛО. 88,2 × 66,3. ГМИИ / FRITZ THAULOW. BOULEVARD MADELEINE IN PARIS. 1895. OIL ON CANVAS. 88.2 × 66.3 CM. PUSHKIN FINE ARTS MUSEUM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

141


эдвард григ EDVARD GRIEG НА СОВЕРШЕННЫХ ВЫСОТАХ

EXQUISITE HEIGHTS

Выход в 1997 году полнометражного 12-серийного отечествен-

The 1997 release of the Russian animated feature film “Neznayka on

ного мультфильма «Незнайка на Луне» открыл мир искусства

the Moon” (Know-nothing on the Moon) opened up the world of

Эдварда Грига, и без того популярного, ещё для одной части рос-

Edvard Grieg’s music, already popular, to a new part of the Russian

сийской аудитории. Теперь даже совсем маленькие дети иногда

public. Now, even small children sometimes ask who wrote the music

задают вопрос: кто автор музыки песен из «Незнайки»? Прекрас-

to “Neznayka” – the beautiful, catchy songs that became an essential

ных, легко запоминающихся мелодий, которые являются неотъ-

part of this kind, witty and illuminating tale of fantastic adventures and

емлемой частью доброй, остроумной и поучительной сказки о

dreams, of growing up and, finally, of nostalgia and the long-awaited

фантастических приключениях, о взрослении и мечте, наконец,

return home.

о ностальгии и долгожданном возвращении домой. Wherever we find ourselves, even for years, «Где б ни были мы даже долгие года,

Our hearts still always long for home…

Сердцами домой устремляемся всегда», –

Thus sings the film’s character Romashka (the Russian word means

поёт сказочная жительница Ромашка на мотив григовской «Пес-

“daisy”), who dwells in a fairytale land, to the melody of Grieg’s

ни Сольвейг». И сердце ноет, и слух пристрастно следит за ме-

“Solveig’s Song”, a symbol of waiting and longing, of endless devotion

ланхолическими вздохами обманчиво-простой и словно бы за-

and eternal love. The hearts aches as we hear the melancholy sighs of

ранее знакомой мелодии. Когда-то она была сочинена для иного,

the deceptively simple and familiar tune, once composed for words that

но по смыслу родственного текста:

are different but similar in spirit:

«Зима пройдёт и весна промелькнёт,

The winter may pass and the spring disappear,

Увянут все цветы, снегом их занесёт,

The summer, too, will vanish and then the year;

И ты ко мне вернёшься – мне сердце говорит…».

But this I know for certain: you’ll come back again…

Песня Сольвейг – символ ожидания и тоски, бесконечной верно-

Both the music and the very name of Edvard Grieg are inextricably

сти и вечной любви. Одна из немногих музыкальных тем, ассоци-

linked to Norway – to this day, the composer remains the most

ирующихся в представлениях слушателей всего мира именно с

significant representative of his country’s musical arts.

этим кругом образов. However, the story of Russian-Norwegian musical ties includes other Так же творчество и собственно имя Эдварда Грига в первую оче-

linked historical and concert events, as well as common stylistic

редь и неразрывно связываются с Норвегией, самым крупным

elements – it is larger and more diverse than the twists and turns of

представителем музыкального искусства которой композитор яв-

a single, albeit outstanding, biography. As early as 1838, the virtuoso

ляется и поныне. Однако в целом продолжающийся сюжет рус-

violinist Ole Bull (1810-1880) came to St. Petersburg with his first

ско-норвежских музыкальных взаимоотношений, исторических,

concert tour – Bull’s name was also inseparably connected to the

концертных, стилевых переплетений, много шире и разнообраз-

founding of the famous Norwegian Theatre in Bergen in the 1850s,

нее, чем повороты одной-единственной, хотя бы и выдающейся,

the first theatre to perform in the Norwegian language. In 1880, at the

биографии. Уже в 1838 году с гастролями в Петербург впервые

invitation of Anton Rubinstein, Edmund Neupert (1842-1888)1 joined

прибыл замечательный виртуоз, скрипач Оле (Уле) Булл (1810–

the Moscow Conservatory as a professor of the piano; Neupert, the

1880), чья деятельность также неотделима от возникновения

best Scandinavian pianist of his time, was the first to perform both

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

142

I HAVSNØD


ЭДВАРД ГРИГ С БРАТОМ ЮНОМ В ЛЕЙПЦИГЕ. 1860. ФОТОГРАФИЯ / EDVARD GRIEG AND HIS BROTHER JOHN IN LEIPZIG. 1860. PHOTO. EDVARD GRIEG MUSEUM TROLDHAUGEN

ТАЛИСМАН ЭДВАРДА ГРИГА – ЛЯГУШКА, ПРИНОСЯЩАЯ СЧАСТЬЕ EDVARD GRIEG’S MASCOT. THE LUCKY FROG

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

143


ЭДВАРД ГРИГ С МУЗЫКАНТАМИ ОРКЕСТРА КОНЦЕРТГЕБАУ. 1898. ФОТОГРАФИЯ / EDVARD GRIEG AND THE CONCERTGEBOUW ORCHESTRA. 1898. PHOTO

в начале 1850-х знаменитого Норвежского театра в Бергене – пер-

Grieg’s Piano Concerto (in spring 1869, Copenhagen) and Rubinstein’s

вого театра, где спектакли шли на норвежском языке. В 1880 году

Third Piano Concerto (summer 1869, in Christiania, now Oslo); 15 years

по приглашению Николая Рубинштейна пост профессора фор-

later, in April 1884, Rubinstein’s concerts in the Norwegian capital

тепианного класса в Московской консерватории занял Эдмунд

were a fantastic success. More than that, by the turn of the 19th-20th

Нойперт (1842–1888)1 – лучший пианист Скандинавии, первый

centuries, the Russian public was already familiar with the names of

исполнитель Фортепианного концерта Грига (весна 1869 г., Ко-

such composers as Johan Svendsen (1840-1911), Christian Sinding (1856-

пенгаген) и первый в Норвегии исполнитель Третьего концерта

1941), and Johan Halvorsen (1864-1935).

Антона Рубинштейна (лето 1869 г., Кристиания, ныне Осло), спустя 15 лет (в апреле 1884) выступавшего в норвежской столице с

Grieg’s contemporaries formed the first generation of Norwegian

фантастическим успехом . Наконец, к рубежу XIX–XX столетий

musicians to attract real attention in enlightened Europe, due precisely

в России стали хорошо известны имена композиторов Юхана

to their shared artistic convictions. Theirs was a generation of like-

Свендсена (1840–1911), Кристиана Синдинга (1856–1941) и Юхана

minded, professionally trained, ambitious men who sought to take their

Хальворсена (1864–1935).

country’s art across its geographical borders. However, Edvard Grieg

2

remains the only Norwegian musician to have achieved the broadest Бесспорно, что музыкальные современники Грига составили ге-

recognition worldwide. Grieg happened also to be the only one of

нерацию, впервые по-настоящему заинтересовавшую просве-

Tchaikovsky’s contemporaries – the composer was genuinely fond of

щённую Европу именно единством творческих убеждений. Это

his company – whom the latter openly referred to as a “genius”. Later

было поколение единомышленников, профессионально обучен-

Maurice Ravel would single Grieg out as one of the foreign masters

ных 3 , честолюбивых и, главное, стремившихся вывести дости-

who had significant influence on French music.

жения искусства родной страны за её географические границы. Тем не менее с тех пор и до сих пор единственным норвежским

Over time, Grieg’s music lost its distinct “national” status; its intonations,

музыкантом, добившимся широчайшего мирового признания,

once perceived as folk-based, became a part of world heritage. The

остаётся Эдвард Григ. Он был также и единственным из живших

cool and unexpected harmonies; sharp, irregular and unusual rhythms;

композиторов, кого П.И. Чайковский, с удовольствием с ним об-

registers cleverly echoing each other; the intervals softly “touching”,

щавшийся, прямо назвал гениальным 4 , а М. Равель – правда, уже

and the boundless melody that covers enormous spaces – all of that

позже – отметил в качестве зарубежного мастера, значительно

is Grieg. He was an admirer of the Italian countryside and the serene

повлиявшего на современную ему французскую музыку.

northern sun; a thoughtful traveller, whose path always took him

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

144

I HAVSNØD


С течением времени искусство Грига утратило отчётливый на-

home; a musician who persistently sought prominence and yet ended

циональный статус: интонации, некогда воспринимавшиеся в

up missing the most important premieres of his works. Contradictions

качестве опосредованно-народных, теперь стали общемировым

and inconsistences abound in both Grieg’s life and his work; as a whole

достоянием. Холодноватые и неожиданные гармонии; резкие,

though, they unfailingly balance each other out and create an image of

неравномерные, непривычные ритмы; остроумные переклички

the musician far removed from romantic stereotypes.

регистров; мягкие касания интервалов и свободная, охватывающая огромное пространство мелодия – всё это он, Григ. Поклон-

Edvard Grieg was born in Bergen, an ancient city “where it always

ник итальянской природы и неагрессивного северного солнца.

rains”, and the legendary capital of the Norwegian fjords, the deep and

Заинтересованный путешественник, чьи дороги всегда вели к

narrow sea water inlets surrounded by high and steep cliffs. Grieg’s

дому. Музыкант, добивавшийся известности и пропустивший

parents were sufficiently educated and well-off to provide all their

важные премьеры своих сочинений. В жизни, в творчестве Грига

three children (two boys and a girl) with the opportunity to choose

достаточно противоречий и несоответствий; взятые в сумме, они

their occupation according to their calling. Their father paid for not

закономерным образом уравновешивают друг друга, создавая

only Edvard’s tuition at Leipzig Conservatory, but for his brother’s as

облик художника, далёкий от романтических стереотипов.

well (Grieg’s brother went on to become a first-class cellist). Later, when Grieg went travelling to foreign lands in search of rounded

Эдвард Григ родился в Бергене – старинном городе, «где всегда

experiences, his father paid for that, too. The family did not oppose

дождь», легендарной столице новежских фьордов – узких и глу-

Grieg’s musical career; on the contrary, all the brothers’ achievements

боких морских заливов меж высоких крутых скалистых берегов.

were sincerely celebrated. All his life Grieg enjoyed fruitful interactions

Родители Грига были достаточно образованными и материально

with his friends and like-minded professionals. When he was still a

обеспеченными, чтобы предоставить троим своим детям (двум

boy, Ole Bull advised his parents to send him to Leipzig. In Leipzig, the

мальчикам и девочке) выбрать дело по сердцу. Отец оплатил обу-

best European professors were among his teachers: Ignaz Moscheles,

чение в Лейпцигской консерватории не только Эдварда, но и его

an outstanding pianist, Ernst Friedrich Richter, a musical theorist, and

брата, отличного виолончелиста, а позже, когда Эдвард для по-

Carl Reinecke, a composer who left the momentous note in Grieg’s

лучения всесторонних впечатлений отправлялся в заграничные

graduation certificate, saying that the young man “possesses a highly

путешествия, финансировал и их. Семья не препятствовала му-

significant musical talent, especially for composition.”

зыкальной карьере Грига; напротив, каждое достижение сына и брата искренне приветствовалось родными. На протяжении всей

Upon his return to Scandinavia, Grieg lived in his native Bergen,

жизни Григ имел возможность плодотворного общения с друзья-

Christiania and Copenhagen. His correspondence reveals that he stayed

ми и единомышленниками. Оле Булл посоветовал родителям

in touch with almost two dozen of the most prominent Scandinavian

мальчика отправить его в Лейпциг. Там преподавателями Грига

cultural figures of the time, some still widely known today, others

были лучшие европейские профессора: выдающийся пианист

forgotten. Grieg’s close relationships with Niels Gade (1871-1890) and

Игнац Мошелес, теоретик Эрнст Фридрих Рихтер, композитор

Johann Hartmann (1805-1900), both composers of the older generation;

Карл Рейнеке, после выпуска оставивший знаменательную при-

his contemporaries Emil Hornemann (1841-1906), Rikard Nordraak

писку в григовском аттестате – «обладает в высшей степени зна-

(1842-1866), and Johan Svendsen (1840-1911); the famous author of

чительным музыкальным талантом, особенно к композиции» .

fairy tales Hans Christian Andersen (1805-1875), and the poets and

5

playwrights Henrik Ibsen (1828-1906) and Bjørnstjerne Bjørnson (1832Вернувшись в Скандинавию, Григ подолгу жил в родном Бергене,

1910) – all had a strong influence on Grieg’s personal development.

Кристиании и Копенгагене. Переписка композитора охватывает около двух десятков имён представителей скандинавского искус-

Grieg became famous in his homeland at a very young age – the

ства – как широко известных ныне, так и позабытых. Безуслов-

consequence of the early awakening of his gift for composing music,

ное влияние на формирование Грига оказало личное общение с

and of course, his considerable social and musical ambitions. He was

композиторами старшего поколения Нильсом Гаде (1817–1890) и

ten when he wrote his first musical piece, a composition for the piano;

Иоганном Хартманом (1805–1900), ровесниками Эмилем Хорне-

he was 20 when he and a group of friends organized “Euterpe”, a

манном (1841–1906), Рикардом Нурдроком (1842–1866) и Юханом

Copenhagen musical society. At 22, he tried his hand at conducting in

Свендсеном, знаменитым сказочником Хансом Кристианом Ан-

order to introduce to the public two parts of his only symphony; at 24,

дерсеном (1805–1875), поэтами и драматургами Генриком Ибсе-

he made an attempt to establish the first Norwegian music academy,

ном (1828–1906) и Бьёрнстьерне Бьёрнсоном (1832–1910).

and four years later founded the Music and Concert Society (the Christiania Music Association, now the Oslo Philharmonic).

Ранняя известность Грига на родине – следствие столь же рано проснувшихся способностей к сочинительству и, конечно, нема-

However, “local” popularity alone did not appeal to the young man –

лых музыкально-общественных амбиций. В 10 лет Григ написал

always a visionary, he saw clearly that significant artistic experiences

своё первое произведение (фортепианную пьесу), в 20 вместе с

and true creative growth were only possible outside such traditional

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

145


1

П.И. ЧАЙКОВСКИЙ ПОЗНАКОМИЛСЯ С ЭДВАРДОМ ГРИГОМ В ПЕРВЫЙ ДЕНЬ 1888 ГОДА В ЛЕЙПЦИГЕ. «<…> В КОМНАТУ ВОШЁЛ ОЧЕНЬ МАЛЕНЬКОГО РОСТА ЧЕЛОВЕК, СРЕДНИХ ЛЕТ, ВЕСЬМА ТЩЕДУШНОЙ КОМПЛЕКЦИИ, С ПЛЕЧАМИ ОЧЕНЬ НЕРАВНОМЕРНОЙ ВЫСОТЫ, С ВЫСОКО ВЗБИТЫМИ БЕЛОКУРЫМИ КУДРЯМИ НА ГОЛОВЕ И ОЧЕНЬ РЕДКОЙ, ПОЧТИ ЮНОШЕСКОЙ БОРОДОЙ И УСАМИ», – ВСПОМИНАЛ РУССКИЙ КОМПОЗИТОР НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ СПУСТЯ. ЧАЙКОВСКИЙ ПОСВЯТИЛ ГРИГУ УВЕРТЮРУ-ФАНТАЗИЮ «ГАМЛЕТ» ОР. 67A, ПОД УПРАВЛЕНИЕМ РУССКОГО МУЗЫКАНТА 5 НОЯБРЯ 1891 ГОДА В МОСКВЕ ПРОЗВУЧАЛ В ИСПОЛНЕНИИ А.И. ЗИЛОТИ ФОРТЕПИАННЫЙ КОНЦЕРТ ГРИГА. И ДО СИХ ПОР ПРОДОЛЖАЮЩИЙСЯ СЮЖЕТ ПОД НАЗВАНИЕМ «РУССКИЙ ГРИГ» ОБЯЗАН СВОИМ РОЖДЕНИЕМ ВЕЛИКОМУ ЧАЙКОВСКОМУ.

PYOTR TCHAIKOVSKY AND EDVARD GRIEG MET IN LEIPZIG, ON THE FIRST DAY OF 1888. “… A MAN CAME INTO THE ROOM WHO WAS QUITE SHORT, MIDDLE AGED AND SEEMINGLY FRAIL. HIS SHOULDERS WERE UNEVEN AND HIS HEAD WAS COVERED WITH A LARGE MANE OF BLOND, UNRULY HAIR. HIS BEARD AND MOUSTACHE WERE MOST UNUSUAL, YET ALMOST YOUTHFUL…”, TCHAIKOVSKY WROTE A FEW MONTHS LATER. HE DEDICATED TO GRIEG HIS “HAMLET”, A FANTASY OVERTURE IN F MINOR, OP. 67A. ON NOVEMBER 5 1891, ALEXANDER ZILOTI PERFORMED GRIEG’S PIANO CONCERTO IN MOSCOW. THE CONTINUING STORY OF THE “RUSSIAN GRIEG” OWES ITS BEGINNING IN LARGE MEASURE TO TCHAIKOVSKY’S SINCERE INTEREST.

3 2

4

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

146

I HAVSNØD


6

5

7 1. Н.Д. КУЗНЕЦОВ. ПОРТРЕТ КОМПОЗИТОРА ПЕТРА ИЛЬИЧА ЧАЙКОВСКОГО. 1893 ХОЛСТ, МАСЛО. 96 × 74. ГТГ 2. АДОЛЬФ И АННА БРОДСКИЕ С НИНОЙ И ЭДВАРДОМ ГРИГАМИ В САДУ В ТРОЛЛЬХАУГЕНЕ. ФОТОГРАФИЯ. 1906 3. ПЕДЕР СЕВЕРИН КРЁЙЕР. «НИНА И ЭДВАРД ГРИГ». 1892. ХОЛСТ, МАСЛО 4. БЬЁРНСТЬЕРНЕ БЬЁРНСОН И ЭДВАРД ГРИГ НА 60-ЛЕТИИ ГРИГА. 1903 5. ВЫДАЮЩИЕСЯ КОМПОЗИТОРЫ И МУЗЫКАЛЬНЫЕ ДЕЯТЕЛИ НОРВЕГИИ БЫЛИ СОБРАНЫ В 1898 Г. НА МУЗЫКАЛЬНОМ ПРАЗДНИКЕ В БЕРГЕНЕ. В ПЕРВОМ РЯДУ СЛЕВА НАПРАВО: АМАЛИЕ ГМЮР-ГАРЛОФФ, АГАТЕ БЕКЕР ГРЁНДАЛ, ЭДВАРД ГРИГ, ГЕРХАРД ШЕЛЬДЕРУП, ЭРИКА ЛИ НИССЕН И ИВЕР ХОЛТЕР. ВО ВТОРОМ РЯДУ СЛЕВА НАПРАВО: УЛЕ УЛЬСЕН, ТУРВАЛД ЛАММЕРС, КРИСТИАН КАППЕЛЕН, ЮХАН ХАЛВОРСЕН, НИНА ГРИГ, ЮХАН СВЕНДСЕН И КРИСТИАН СИНДИНГ. ФОТОГРАФИЯ 6. ЭДВАРД ГРИГ – ПОЧЕТНЫЙ ДОКТОР ОКСФОРДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. 1906. ФОТОГРАФИЯ 7. ЮХАН СВЕНДСЕН, ЭДВАРД ГРИГ И ЭДМУНД НОЙПЕРТ. ФОТОГРАФИЯ 8. СТРУННЫЙ КВИНТЕТ: ЮХАННЕС ВОЛЬФ, ГУСТАВЕ ЛИЙОН, ПЬЕР МОНТЁ, АНДРЕ ДЮЛОРОН, НЕИЗВЕСТНЫЙ. НА ПЕРВОМ ПЛАНЕ ЭДВАРД ГРИГ. ФОТОГРАФИЯ. 1900. АМСТЕРДАМ. 9. ФОТОГРАФИЯ П.И. ЧАЙКОВСКОГО С ДАРСТВЕННОЙ НАДПИСЬЮ НИНЕ ГРИГ. 1888. ЛЕЙПЦИГ 10. ЮЛИУС РЁНТГЕН, ФРАНЦ БЕЙЕР И ЭДВАРД ГРИГ НА ПРОГУЛКЕ В ГОРАХ. 1900. БЕРГЕН. ФОТОГРАФИЯ

8 1. NIKOLAI KUZNETSOV. PORTRAIT OF THE COMPOSER PYOTR TCHAIKOVSKY. 1893

9

OIL ON CANVAS. 96 × 74 CM. TRETYAKOV GALLERY 2. ADOLPH AND ANNA BRODSKY AT A GARDEN PARTY WITH NINA AND EDVARD GRIEG AT TROLDHAUGEN. 1906. PHOTO 3. PEDER SEVERIN KRØYER. NINA AND EDVARD GRIEG. 1892. OIL ON CANVAS 4. BJØRNSTJERNE BJØRNSON AND EDVARD GRIEG AT EDVARD’S 60th YEAR BIRTHDAY. 1903. PHOTO 5. THE 1898 MUSIC FESTIVAL IN BERGEN ATTRACTED NORWAY’S FOREMOST COMPOSERS AND MUSICIANS. FRONT ROW FROM THE LEFT: AMALIE GMÜR-HARLOFF, AGATHE BACKER GRØNDAHL, EDVARD GRIEG, GERHARD SCHJELDERUP, ERIKA LIE NISSEN AND IVER HOLTER. BACK ROW: OLE OLSEN, THORVALD LAMMERS, CHRISTIAN CAPPELEN, JOHAN HALVORSEN, NINA GRIEG, JOHAN SVENDSEN AND CHRISTIAN SINDING 6. EDVARD GRIEG AS HONOURY DOCTOR AT OXFORD UNIVERSITY. 1906. OXFORD. PHOTO 7. JOHAN SVENDSEN, EDVARD GRIEG AND EDMUND NEUPERT 8. EDVARD GRIEG AND STRING QUINTET. FROM THE LEFT: JOHANNES WOLFF, GUSTAVE LIJON PIERRE MONTEUX, ANDRÉ DULAURONS, UNKNOWN, EDVARD GRIEG IN FRONT. 1900. AMSTERDAM. PHOTO 9. PYOTR TSCHAIKOVSKY PORTRAIT. GREETING TO NINA GRIEG WRITTEN ON THE PHOTO. 1888. LEIPZIG 10. JULIUS RÖNTGEN, FRANTS BEYER AND EDVARD

10

GRIEG HIKING. 1900. BERGEN

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

147


друзьями основал в Копенгагене музыкальное общество «Эвтер-

boundaries, whether those had to do with geography, communication,

па», в 22 встал за дирижёрский пульт, чтобы познакомить публику

or style. Grieg’s travels were always different from romantic wan-

с двумя частями своей единственной симфонии, в 24 попытался

derings, like those of his best-known character Peer Gynt – mostly due

создать первую в Норвегии Музыкальную академию, наконец,

to his clear understanding of their purpose. In general, Grieg’s whole life

в 28 организовал там концертное Музыкальное общество (ныне

and the integrity, permanence and the perfect focus of his worldview

столичное Филармоническое общество). Однако популярность

was the result of the choice he made, once and for all, between the

«местного масштаба» не привлекала молодого человека: всегда

possible and the necessary.

дальновидный, он прекрасно понимал, что значительные художественные впечатления и истинное творческое развитие ожи-

It is likely that Grieg’s understanding of his own creative potential

дают его лишь вне привычных границ – географических, ком-

and the crucial ways to develope it grew when he was a student at

муникационных, стилевых. Путешествия Грига отличаются от

Leipzig Conservatory in 1858-1862. It was in Leipzig, where the teaching

романтических странствований, подобных скитаниям его самого

traditions of the Conservatory’s founder Felix Mendelssohn were strong,

известного героя – Пера Гюнта, – прежде всего ясным осознани-

and the music of such undeniable innovators as Robert Schumann,

ем цели. Вообще вся жизнь Грига и монолитность, неизменность,

Franz Liszt and Richard Wagner was still met with caution, that the

отчётливая направленность его мировоззрения – следствие раз и

main elements of Grieg’s musical style took shape. Consciously and

навсегда сделанного выбора между возможным и необходимым.

contrary to his teachers’ guidance, the young man chose complicated

Понимание собственных творческих перспектив и обязательных

harmonies and texture; he preferred vivid, emblematic melodies, and

для них путей развития, скорее всего, пришло к Григу в период

drew on folk themes enthusiastically; even in his early compositions,

обучения в Лейпцигской консерватории (1858–1862). Именно там,

he was looking for a personal, memorable style, based on the clarity of

где живы были традиции преподавания Феликса Мендельсона

form and structure.

(её основателя), где к музыке несомненных новаторов – Р. Шумана, Ф. Листа и Р. Вагнера – относились пока настороженно, сло-

In the same way, Grieg’s long trip to Italy via Germany (1865-1866) had

жились основные приметы григовского музыкального письма.

an unambiguous purpose, and was also associated with a controversial

Сознательно усложняя гармонический язык и фактуру, отдавая

time in his seemingly trouble-free biography. As he left Berlin to go to

предпочтение яркой, эмблематичной мелодике, активно привле-

Leipzig, he was also leaving behind a seriously ill friend, Rikard Nordraak.

кая национальный тематизм, уже в своих ранних сочинениях он

After the successful debut of Grieg’s two sonatas (his Piano Sonata

искал индивидуальный стиль, ясность формы и структуры.

and Violin Sonata No. 1) at the Leipzig Gewandhaus, the composer promised to his friend that he would be coming back, but changed his

Длительное путешествие Грига в Италию через Германию (1865–

plans. His “Escape to the South” brought the variety of experiences that

1866) также имело конкретную задачу и также было связано с

Grieg had envisioned: he visited cathedrals and palazzos, listened to

противоречивым этапом внешне благополучной биографии.

music by Franz Liszt, Vincenzo Bellini, Gioachino Rossini, and Gaetano

Отправляясь в Лейпциг, Григ оставил в Берлине тяжело боль-

Donizetti. Grieg met Henrik Ibsen, whose star was rising, performed

ного друга – Рикарда Нурдрока. После успешного премьерного

at the Scandinavian Society in Rome and took part in a carnival. In the

исполнения в лейпцигском Гевандхаузе григовских сонат (фор-

midst of all these pleasures, he received the news of Nordraak’s death.

тепианной и первой скрипичной) композитор обещал другу

There is not a single word in Grieg’s diary or correspondence referring

вернуться, но изменил планы. «Бегство на юг» принесло Григу

to his conduct at the time. However, he did honour his friend’s memory

запланированное разнообразие впечатлений: там он посещал

with the dedication of his only “Funeral March” – Grieg conducted

храмы и палаццо, слушал музыку Ф. Листа, В. Беллини, Дж. Рос-

its performance at his first subscription concert in Christiania a year

сини, Г. Доницетти, познакомился с Г. Ибсеном, выступал в рим-

later (in a letter, he remembers that it “sounded great”). Later, as he

ском Скандинавском обществе и участвовал в карнавале. В раз-

embraced his growing fame, Grieg dedicated the first edition of his

гаре удовольствий получил письмо: Нурдрок умер. Ни единым

Piano Concerto to Nordraak.

словом Григ не комментировал своё тогдашнее поведение, но создал на смерть друга единственный свой «Траурный марш»,

It was Grieg’s marriage to his first cousin Nina Hagerup that prompted

которым продирижировал в первом собственном абонементном

his move to Christiania and the beginning of independent life – and a

концерте в Кристиании год спустя. (И отметил в письме: «звуча-

long break in his relations with his parents. Grieg’s parents were against

ло отлично».) А позже, принимая обрушившуюся славу, посвятил

their beloved son’s marriage to such a close relative, and were not invited

Нурдроку первое издание Фортепианного концерта.

to the wedding; neither were Nina’s parents. The joys and sorrows of his family life found no reflection in Grieg’s diaries or correspondence.

Переезд в Кристианию и начало самостоятельной жизни связа-

By and large, they also remained beyond the boundaries of his oeuvre.

но с женитьбой Грига на двоюродной сестре – Нине Хагеруп – и

Grieg dedicated songs to his wife, who was an accomplished singer,

с длительным разрывом отношений с родителями. Они не при-

and was happy to perform with her in concerts. However, neither the

ветствовали союз любимого сына со столь близкой родственни-

birth and untimely death of their only daughter Alexandra (who was

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

148


ПРАЗДНОВАНИЕ 60-ЛЕТИЯ Э. ГРИГА. ФОТОГРАФИЯ. 1903. БЕРГЕН CELEBRATION OF EDVARD GRIEG’S 60TH BIRTHDAY. PHOTO. 1903. BERGEN

НЕКОТОРЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛИ НАЗЫВАЮТ ПЕРВЫМ

SOME RESEARCHERS BELIEVE THAT THE FIRST TIME

ИСПОЛНЕНИЕМ ФОРТЕПИАННОГО КОНЦЕРТА ГРИ-

THAT GRIEG’S PIANO CONCERTO WAS PERFORMED

ГА В РОССИИ ПЕТЕРБУРГСКУЮ ПРЕМЬЕРУ, КОТО-

IN RUSSIA WAS IN ST. PETERSBURG ON NOVEMBER

РАЯ СОСТОЯЛАСЬ 22 НОЯБРЯ 1876 ГОДА (ДИРИЖЁР

22 1876 (CONDUCTED BY EDUARD NAPRAVNIK,

Э.Ф. НАПРАВНИК, СОЛИСТ И.А. БОРОВКА). ВОЗ-

WITH THE PIANO SOLO TAKEN BY IOSIF BOROVKA).

МОЖНО, ДАННЫЙ ФАКТ ЗАКРЕПИЛСЯ В ЛИТЕРАТУ-

PERHAPS THIS VIEW HAS BEEN ACCEPTED BECAUSE,

РЕ ПОТОМУ, ЧТО НА ВЫСТУПЛЕНИИ ГИПОТЕТИЧЕ-

HYPOTHETICALLY,

СКИ МОГ ПРИСУТСТВОВАТЬ ЧАЙКОВСКИЙ. ОДНАКО

ATTENDED THAT PERFORMANCE. HOWEVER, THE

В МОСКВЕ ЭТОТ КОНЦЕРТ СЫГРАЛИ РАНЬШЕ – 14

PIANO CONCERTO HAD BEEN PERFORMED IN

ЯНВАРЯ 1876 В ЗАЛЕ БЛАГОРОДНОГО СОБРАНИЯ НА

MOSCOW BEFORE THAT – ON JANUARY 14 1876, AT

СИМФОНИЧЕСКОМ ВЕЧЕРЕ РУССКОГО МУЗЫКАЛЬ-

THE ASSEMBLY OF THE NOBILITY, WHICH HOSTED

НИКОЛАЙ РУБИНШТЕЙН – «МОСКОВСКИЙ РУБИН-

COULD

HAVE

A SYMPHONY PERFORMANCE BY THE RUSSIAN

НОГО ОБЩЕСТВА. СОЛИРОВАЛ П.А. ШОСТАКОВСКИЙ, А ЗА ДИРИЖЁРСКИМ ПУЛЬТОМ НАХОДИЛСЯ

TCHAIKOVSKY

В.Г. ПЕРОВ. ПОРТРЕТ НИКОЛАЯ ГРИГОРЬЕВИЧА РУБИНШТЕЙНА. 1870 ХОЛСТ, МАСЛО. 102,5 × 79. ГТГ / VASILY PEROV. PORTRAIT OF NIKOLAI RUBINSTEIN. 1870. OIL ON CANVAS. 102.5 × 79 CM. TRETYAKOV GALLERY

MUSICAL SOCIETY. PYOTR SHOSTAKOVSKY PLAYED THE

PIANO

SOLO,

AND

NIKOLAI

RUBINSTEIN

CONDUCTED – THE “MOSCOW” RUBINSTEIN, WHO

ШТЕЙН», ОРГАНИЗАТОР МУЗЫКАЛЬНОЙ ЖИЗНИ ВТОРОЙ СТОЛИЦЫ, ОСНОВАТЕЛЬ КОНСЕРВАТОРИИ, ЛЮБИМЕЦ РАЗНОРОДНОЙ

ORGANIZED THE MUSICAL LIFE OF RUSSIA’S SECOND CAPITAL, THE FOUNDER OF

ПУБЛИКИ И БАЛОВЕНЬ МЕСТНЫХ МЕЦЕНАТОВ. ФОРТЕПИАННЫЙ КОНЦЕРТ ГРИГА,

ITS CONSERVATORY, THE DARLING OF MOSCOW’S DIVERSE PUBLIC AND THE LOCAL

В 1870-Х ПОКА ЕЩЁ НЕ ЧАСТО УКРАШАВШИЙ ЕВРОПЕЙСКИЕ КОНЦЕРТНЫЕ СЦЕНЫ,

PATRONS OF THE ARTS. IN THE 1870S, WHEN GRIEG’S PIANO CONCERTO WAS NOT

НЕ ТОЛЬКО ПРИСУТСТВОВАЛ В РЕПЕРТУАРЕ Н.Г. РУБИНШТЕЙНА – ПИАНИСТА И ДИ-

FREQUENTLY PERFORMED IN EUROPEAN CONCERT HALLS, IT WAS NOT ONLY A PART

РИЖЁРА, НО И ЗАНИМАЛ ОДНО ИЗ ВЫДАЮЩИХСЯ МЕСТ В ЕГО ПРЕПОДАВАТЕЛЬ-

OF NIKOLAI RUBINSTEIN’S REPERTOIRE AS A PIANIST AND CONDUCTOR, WAS ALSO

СКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

PROMINENT IN HIS TEACHING PRACTICE.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

149


СВАДЕБНАЯ ФОТОГРАФИЯ НИНЫ И ЭДВАРДА ГРИГОВ. 1867. КОПЕНГАГЕН

ЭДВАРД ГРИГ. ТРОЛЛЬХАУГЕН НЕДАЛЕКО ОТ БЕРГЕНА. МОЙ ДОМ. РИСУНОК ТУШЬЮ

NINA AND EDVARD GRIEG. WEDDING PHOTO. 1867. COPENHAGEN

EDVARD GRIEG. TROLDHAUGEN NEAR BERGEN. MY HOME. INK DRAWING

цей и потому не были приглашены на свадьбу (как и родители

barely over one year old when she died), nor the fact that the couple

невесты). Радости и страдания, связанные с семейной жизнью,

never had any more children seemed to leave a significant mark on

также остались за гранью григовской переписки и дневниковых

the mature worldview of the man and the composer. It has neither the

записей. И – по большому счёту – за границами григовского твор-

“Nordic” asceticism of his personality nor emotional restraint, which

чества. Жене – хорошей певице – композитор посвящал свои

was the norm in society at the time. It was not the desire to hide the

песни и с радостью выступал вместе с нею в концертах. Однако

events of his private life from the general public, either – Grieg’s fame,

рождение и ранняя смерть (в возрасте года с небольшим) един-

in Scandinavia and subsequently throughout Europe, came only later.

ственной дочери Александры, отсутствие у Григов других детей, по-видимому, мало отразились на его мироощущении. И дело

For Grieg, coming to terms with his talent and its great promise brought

здесь не в нордическом аскетизме характера, в принятой тогда

huge responsibility – a burden the composer lived with until his death.

сдержанности реакций. И не в желании утаить события частной

Grieg always knew what he had to do. To Grieg, his great purpose –

жизни от публики (общеевропейскую славу Григ обрёл позже).

to lift Norwegian music to a European level, to bring his country fame and forever glorify it – seemed attainable through a clear, step-by-step

Осознание своих творческих способностей и больших перспек-

direction, where his own artistic ambitions had to defer to binding

тив принесло с собой громадную ответственность, под бременем

external influences, as well as the internal rhythms of existential

которой композитор добровольно существовал до самой смерти.

processes in the life of Norwegian music. This was exactly the reason

Григ всегда знал, что он должен делать. Великая цель – вывести

why Grieg did not attend the April 1869 premiere of his Piano Concerto

норвежскую музыку на общеевропейский уровень, принести ей

in Copenhagen, a performance that became a phenomenal success.

мировую известность и тем навсегда прославить родную стра-

Apparently, the composer felt that his presence at the newly-opened

ну – представлялась Григу достижимой в процессе отчётливого

Academy of Music in Christiania was more important. It was for the

поступенного движения, при котором сочинительские амби-

same reason that in October of the same year Grieg left the Academy in

ции должны были подчиняться как обязательным внешним

the care of his colleagues and departed for Italy at Liszt’s invitation.

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

150

I HAVSNØD


ЭДВАРД И НИНА В КРУГУ ДРУЗЕЙ. ФОТОГРАФИЯ. / EDVARD AND NINA GRIEG WITH FRIENDS. PHOTO

влияниям, так и организации внутренних алгоритмов бытования

Liszt performed the same concerto in a private home and was delighted.

музыкальной жизни Норвегии. В апреле 1869 года Григ не стал посещать премьеру своего Фортепианного концерта в Копенгаге-

There are many such turns in Grieg’s biography, and they cannot be

не, вылившуюся в триумфальный успех. По-видимому, компози-

adequately assessed without accepting Grieg’s system of values: music

тор посчитал, что его присутствие в недавно открытой Музыкаль-

and its practice came first, everything else second. It is perhaps the

ной академии в Кристиании важнее. Но также именно поэтому,

reason why the emotional intensity of Grieg’s music, no matter how

оставив в октябре того же года Академию, Григ отправился в Ита-

vivid and dramatic, is perceived as the result of a deliberate, mediated

лию – по приглашению Листа, который лично исполнил тот же

response rather than an immediate and spontaneous reaction. It is

концерт в домашней обстановке, и пришёл в восторг.

no coincidence that Grieg composed little during his travels; most of his music was written at home, in quiet solitude. Having gained

Таких поворотов в биографии Грига немало; их нельзя оценить

financial independence, the composer built a house by a Bergen fjord,

адекватно, не приняв григовскую систему ценностей: сначала му-

on top of a high cliff. It was there, to his Troldhaugen estate, that the

зыка и музыкальная практика, а затем уже всё остальное. Может

maestro returned after his concert tours, which became more and more

быть, по этой причине, несмотря на яркость и драматизм григов-

numerous with each passing year: Germany, Holland, Switzerland,

ских сочинений, эмоциональный градус их авторского высказы-

France, England, Austria, Bohemia and Livonia (now northern Latvia.)

вания воспринимается скорее результатом продуманной, опосредованной реакции, чем непосредственного отклика. Неслучайно

As fate would have it, Grieg was absent from the opening performance

во время путешествий писал Григ мало; большинство произве-

of the composition that brought him colossal fame – this time, for

дений создано им дома, в уединении и тишине. Обретя матери-

family reasons. Both Grieg’s parents died in autumn 1875, their deaths

альную независимость, композитор построил дом на побережье

separated by an interval of 40 days; all the worries and work related to

бергенского фьорда, на вершине высокой скалы. Именно туда,

the funerals naturally affected the composer’s psyche and emotional

в поместье Тролльхауген (дом троллей), возвращался маэстро

state and kept him in Bergen for a long time.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

151


ОТКРЫТИЕ ПАМЯТНИКА ЭДВАРДУ ГРИГУ. 1917. БЕРГЕН. ФОТОГРАФИЯ UNVEILING OF STATUE OF EDVARD GRIEG. 1917. BERGEN. PHOTO

ИСПОЛНЕНИЕ ФОРТЕПИАННОГО КОНЦЕРТА ГРИГА, СО-

GRIEG’S PIANO CONCERTO WAS FIRST PERFORMED AT THE

СТОЯВШЕЕСЯ В БОЛЬШОМ ЗАЛЕ «КАЗИНО» В КОПЕН-

GRAND HALL OF THE CASINO THEATRE IN COPENHAGEN

ГАГЕНЕ, СТАЛО СОБЫТИЕМ ОБЩЕСКАНДИНАВСКОГО

ON APRIL 3 1869, AND BECAME AN IMPORTANT CULTURAL

МАСШТАБА. СОЛИСТОМ ВЫСТУПИЛ ЭДМУНД НОЙПЕРТ,

EVENT ALL OVER SCANDINAVIA. EDMUND NEUPERT

ЗА ДИРИЖЁРСКИМ ПУЛЬТОМ СТОЯЛ ГЛАВНЫЙ ДИРИ-

PLAYED THE PIANO SOLO, AND HOLGER SIMON PAULI,

ЖЁР КОРОЛЕВСКОЙ ОПЕРЫ ХОЛЬГЕР СИМОН ПАУЛИ, А В

THE PRINCIPAL CONDUCTOR OF THE ROYAL OPERA,

ЗАЛЕ НАХОДИЛАСЬ ПОЧИТАТЕЛЬНИЦА МУЗЫКАЛЬНО-

CONDUCTED THE PERFORMANCE. QUEEN LOUISE, A

ГО ИСКУССТВА КОРОЛЕВА ЛУИЗА. ПРИСУТСТВОВАЛ НА

SINCERE ADMIRER OF THE MUSICAL ARTS, WAS IN THE

ЭТОЙ ПРЕМЬЕРЕ И НЕОЖИДАННЫЙ ПОСЕТИТЕЛЬ – В ГО-

AUDIENCE. THERE WAS ALSO AN UNEXPECTED VISITOR AT

СТЕВОЙ ЛОЖЕ РАСПОЛОЖИЛСЯ АНТОН РУБИНШТЕЙН.

И.Е. РЕПИН. ПОРТРЕТ КОМПОЗИТОРА А.Г. РУБИНШТЕЙНА.

THIS PREMIERE – ANTON RUBINSTEIN SAT IN A BOX WITH

4 АПРЕЛЯ 1869 ГОДА БЕНДЖАМИН ФЕДДЕРСЕН, ДРУГ

1881. ХОЛСТ, МАСЛО. 80 × 62,3. ГТГ / ILYA REPIN. PORTRAIT OF

OTHER DISTINGUISHED GUESTS.

КОМПОЗИТОРА, ОТПРАВИЛ ЕМУ СЛЕДУЮЩЕЕ ПИСЬМО:

THE COMPOSER ANTON RUBINSTEIN. 1881. OIL ON CANVAS

ON APRIL 4 1869, GRIEG’S FRIEND BENJAMIN FEDDERSON

80 × 62.3 CM. TRETYAKOV GALLERY

WROTE IN A LETTER TO THE COMPOSER: “… WHILE MY

«<…> В ТО ВРЕМЯ КАК МОИ УШИ БЫЛИ ЦЕЛИКОМ ПОГЛОЩЕНЫ ТВОЕЙ МУЗЫКОЙ, ГЛАЗА Я НЕ ОТРЫВАЛ ОТ ЛОЖИ СО ЗНАМЕНИТОСТЯМИ,

EARS WERE FILLED WITH YOUR MUSIC, I COULD NOT TAKE MY EYES OFF ALL THE EMINENT

Я СЛЕДИЛ ЗА КАЖДОЙ МИНОЙ, КАЖДЫМ ЖЕСТОМ И СМЕЮ УТВЕРЖДАТЬ, ЧТО ГАДЕ,

GUESTS; I WATCHED THEIR EVERY FACIAL EXPRESSION, THEIR EVERY GESTURE, AND I DARE

ХАРТМАН, РУБИНШТЕЙН И ВИНДИНГ БЫЛИ ПРЕИСПОЛНЕНЫ РАДОСТИ И ВОСХИЩЕ-

SAY THAT GADE, HARTMANN, RUBINSTEIN AND WINDING WERE ALL FILLED WITH JOY AND

НИЯ ТВОЕЙ РАБОТОЙ. <…> НОЙПЕРТ СДЕЛАЛ СВОЁ ДЕЛО ПРОСТО ОТЛИЧНО <…> А РО-

ADMIRATION FOR YOUR WORK … NEUPERT DID HIS JOB PERFECTLY … IN SOME MEASURE,

ЯЛЬ РУБИНШТЕЙНА В КАКОЙ-ТО МЕРЕ СПОСОБСТВОВАЛ УСПЕХУ СВОИМ НЕСРАВНЕН-

RUBINSTEIN’S PIANO CONTRIBUTED TO THE SUCCESS WITH ITS INCOMPARABLE, FULL

НЫМ НАСЫЩЕННЫМ И КРАСОЧНЫМ ЗВУКОМ» .

AND COLOURFUL TONE.”

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

152


после гастролей, которых с каждым годом

Edvard Grieg’s music to Ibsen’s drama “Peer

становилось всё больше: в Германии, Гол-

Gynt” has received its share of detailed

ландии, Швейцарии, Франции, Англии,

reviews. The play was first performed on

Австрии, Польше, Чехии, Лифляндии. По

February 24 1876 in Christiania and lasted

иронии судьбы на премьере сочинения,

for almost five hours. For the performances

сразу после исполнения принесшего Гри-

that

гу колоссальную известность, автор также

composer added and removed parts of the

отсутствовал, на сей раз по семейным об-

musical score at his own discretion. Thus,

стоятельствам. Родители Грига умерли с

it is now impossible to reach any detailed

промежутком в 40 дней осенью 1875 года, и похоронные хлопоты, отразившись на

КАБИНЕТ УЕДИНЕНИЯ ГРИГА. БЕРГЕН. ФОТОГРАФИЯ EDVARD GRIEG’S STUDY. BERGEN.PHOTO

психике и настроении композитора, на-

followed

the

opening

night,

the

understanding as to how those performances went. The length of the two compositions that Grieg based on his music for “Peer Gynt”

долго задержали его в Бергене.

is 90 minutes in total, and each of them has become familiar all over the world. Of all Grieg’s works – incidental music, symphonies, chamber

Музыка Грига к драме Ибсена «Пер Гюнт» удостоилась отдельных

music, songs, choruses, and a large number of compositions for the

фундаментальных рецензий. Спектакль, показанный впервые 24

piano – the ones that, having lost the connection with their author,

февраля 1876 года в Кристиании, шёл почти 5 часов. Для после-

remain in the collective memory of the public are his Piano Concerto in

довавших представлений композитор произвольно дописывал

A minor, numerous pages from his ten books of “Lyric Pieces” for piano,

либо купировал номера и фрагменты музыкального текста. По-

a few romantic songs and some fragments of chamber music.

этому понять во всех подробностях, как именно происходили эти представления, сейчас невозможно. Две авторские сюиты из му-

Over the past century, Grieg’s “signature” intonations, turns and

зыки к «Пер Гюнту» идут в сумме 90 минут. Каждая из этих минут

comparisons have “melted” into the works of other worldwide musical

звучания известна большинству слушателей. А из всего написан-

schools and individual composers. However, even now it is easy enough

ного Григом – музыки к сценическим произведениям, симфони-

to recognize Grieg. It seems that it is only in his music that the somber

ческих опусов, камерных ансамблей, песен, хоров, фортепианных

hues of the impenetrable forest and deep caves are so clearly set off by

сочинений – в массовой памяти уцелели фортепианный концерт

the parsimonious rays of a long-awaited sun. It is only in his music that

ля-минор, многочисленные страницы из десяти тетрадей фор-

the willful powers of the sea leave an indelible mark on the formidable,

тепианных «Лирических пьес», немногочисленные романсы и

cascading musical passages; that the clear, silent air before sunrise is

отдельные фрагменты камерно-инструментальных опусов. За

so realistically portrayed; it is only Grieg who can take the vast natural

прошедшее столетие «фирменные» григовские интонации рас-

space that surrounds us and wrap it into the echoes of enduring

творились в творчестве других мировых школ и композиторов.

personal loneliness.

Однако даже сейчас Грига узнать нетрудно. Кажется, что лишь в его музыке мрачный колорит непроходимых лесов и глубоких

Grieg’s death was not unexpected, although he still had many plans.

пещер столь зримо оттенён скупыми лучами долгожданного

He did not go to London for a second time, did not make it to Russia,

солнца. Что только здесь следы морской стихии наложили столь

in spite of persistent and long-standing invitations by Alexander Ziloti,

несмываемый отпечаток на низвергающиеся линии грозных пас-

the pianist and conductor. Grieg died from emphysema of the lungs,

сажей. Что прозрачность и тишина воздуха перед восходом лишь

which was caused by the tuberculosis he had suffered from in his youth.

в этом оркестре переданы столь реалистично. Что громадность

With this disease, life would have been easier in a different climate –

природного пространства, окружающего человека, только Григу

not in a place of rain, winds and cold summers. But then Grieg’s would

удалось обернуть отголосками непреходящего одиночества.

have been a different story – without the tart scent of pine needles, the fantastic troll dances, or Solveig’s sad voice, gliding between the fjords.

Он умер не неожиданно, хотя планировал ещё многое. Не успел съездить второй раз в Лондон, не доехал до России, куда его на-

SVETLANA PETUKHOVA

стойчиво и долго приглашал пианист и дирижёр А. Зилоти. Причиной смерти стала эмфизема лёгкого – последствие перенесён-

РЕДАКЦИЯ ЖУРНАЛА «ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ»

ного в юности туберкулёза. С таким заболеванием, возможно,

БЛАГОДАРИТ МУЗЕЙ ЭДВАРДА ГРИГА, ТРОЛЛЬХАУГЕН,

легче жилось бы в другом климате. Совсем не там, где дожди,

А ТАКЖЕ ПУБЛИЧНУЮ БИБЛИОТЕКУ В Г. БЕРГЕН

ветры и холодное лето. Но тогда это была бы иная история – без

ЗА ПРЕДОСТАВЛЕННЫЙ ИЛЛЮСТРАТИВНЫЙ МАТЕРИАЛ.

терпкого аромата хвои, фантастических тролльских плясок и тоскующего голоса Сольвейг, плывущего между фьордами.

THE EDITORIAL BOARD OF THE TRETYAKOV GALLERY MAGAZINE EXPRESS THEIR GRATITUDE TO THE EDVARD GRIEG MUSEUM,

СВЕТЛАНА ПЕТУХОВА

TROLDHAUGEN AND BERGEN PUBLIC LIBRARY FOR THE ILLUSTRATIONS PROVIDED.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

153


КОММЕНТАРИИ *

В октябре 1905 года, ещё при жизни компози-

COMMENTARIES *

In 1905, during the composer’s lifetime, Nikolai

тора, в Санкт-Петербурге вышел первый сбор-

Gumilev’s first volume of collected poems “The

ник стихов Николая Гумилёва «Путь конкви-

Way of the Conquistadors” was published in St.

стадоров», где помещено стихотворение «На

Petersburg. It included a poem entitled “To Grieg’s

мотивы Грига», в котором есть такие строки:

Melodies”:

А на высотах, столь совершенных,

And at the heights, so exquisite,

Где чистых лилий сверкают слёзы,

Where the pure lilies’ tears glimmer,

Я вижу страстных среди блаженных,

I see the fervent among the blessed,

На горном снеге алеют розы.

And the crimson roses on the mountain snow.

1

Нойперт проработал в консерватории с ок-

1

Neupert taught at the Conservatory from

тября 1880 года по май 1881; в классе пиани-

October 1880 until March 1881; there were

ста числилось 10 учеников. Дальнейшей его

ten students in his class. Due to a succession

преподавательской деятельности помешали

of tragic events, his career in Russia was cut

трагические события: 1 марта 1881 было совер-

short: on March 1 1881 Emperor Alexander II was

шено убийство императора Александра II на-

assassinated by members of the “Narodnaya

родовольцами, а спустя 10 дней скончался Ни-

Volya” revolutionary organization, and ten days

колай Рубинштейн. По-видимому, иностранец

later Nikolai Rubinstein died. Presumably, Neupert

в этой ситуации опасался оставаться в чужой

did not feel comfortable staying in a foreign land

стране. Нойперт вернулся на родину, а затем

under such circumstances; he returned home, and

отправился работать в Северную Америку, где

eventually ended up working in North America,

также обрёл заслуженное признание.

where he also found the professional recognition he so fully deserved.

2

«Пересечение судеб» Грига и Антона Рубин-

штейна не исчерпывается лишь биографиче-

2

скими фактами. Оба музыканта могут быть

Anton Rubinstein were not merely biographical.

отнесены к генерации первооткрывателей в

Both represented a generation of pioneers, in art

искусстве и просветительстве. В 1867 году, 5

as well as education. In 1867, five years after the

лет спустя после открытия Петербургской кон-

opening of the St. Petersburg Conservatory, Grieg

серватории, Григ основал первую в Норвегии

founded the first Norwegian Academy of Music,

Музыкальную академию, а в 1871-м – Филармо-

and in 1871 the Philharmonic Society, which is

ИНГЕБРИГТ ВИК. ПАМЯТНИК ЭДВАРДУ ГРИГУ. БРОНЗА. ВЫСОТА 152. 1917

ническое общество, успешно функционирую-

thriving today.

INGEBRIGT VIK. STATUE OF EDVARD GRIEG. BRONZE. H 152 CM. 1917

щее и сейчас. 3

Points of similarity in the lives of Edvard Grieg and

According to E. V. Biteriakova, an expert on

Как указывает Е.В. Битерякова, исследова-

Christian Sinding, the Leipzig Conservatory

тель творчества К. Синдинга, Лейпцигская

became “for Norway … a ‘training ground’ of

консерватория «для Норвегии <…> стала сво-

sorts. During its first 50 years (1843-1893) close

его рода “кузницей кадров”. За первые 50 лет

to 200 Norwegian musicians studied in Leipzig…”

(1843–1893 гг.) гг. число норвежских музыкан-

Biteriakova, E.V. “Christian Sinding. Portrait of a

тов, прошедших курс обучения в Лейпциге,

Norwegian Musician”. M., 2007, p. 34.

3

составляло около 200 <…>». – См.: Битерякова Е.В. Кристиан Синдинг. Портрет норвежского

4

композитора. М.: «Импэго», 2007. С. 34.

Russian composers whose biography includes a

“Tchaikovsky is the only one of the principal

significant personal and artistic chapter associated «Чайковский – единственный из крупней-

with the great Norwegian,” A.I. Klimovitsky stated

ших русских композиторов, в биографии ко-

in his 1998 publication “The Russian Grieg: from

торого с именем великого норвежца связан

Tchaikovsky to the ‘Silver Age’. The Music of

значительный личный и творческий сюжет»,

Finnish and Scandinavian Composers.” Russian

– констатирует А.И. Климовицкий. – См.: Кли-

Academy of Sciences, Russian Institute of Art

мовицкий А.И. Русский Григ: от Чайковского к

History. Edited and compiled by K.I. Yuzhak.

«Серебряному веку» // О музыке композито-

Petrozavodsk, St. Petersburg, 1998, p. 139.

4

ров Финляндии и скандинавских стран / РАН, РИИИ. Ред.-сост. К.И. Южак. Петрозаводск;

The two musicians’ correspondence and their

СПб., 1998. С. 139. Сохранилась переписка му-

enthusiastic reviews of each other’s work are

зыкантов и их восторженные отзывы друг о

preserved. In addition, Tchaikovsky’s personal

друге. В личной библиотеке Чайковского на-

library contains four works by Grieg, signed by the

ходятся четыре издания сочинений Грига с

author: the Concert Overture “In Autumn”, Op.

дарственными надписями автора: концертная

11; the String Quartet in G minor, Op. 27; Violin

увертюра «Осенью» ор. 11; струнный квартет

Sonata No. 3 in C minor, Op. 45; and the “Peer

g-moll ор. 27; соната № 3 c-moll для скрипки и

Gynt” Suite (music to Henrik Ibsen’s drama) No. 1,

фортепиано ор. 45; оркестровая сюита из му-

Op. 46. Similarly, Grieg’s Bergen library contains

зыки к драме Г. Ибсена «Пер Гюнт» ор. 46. А в

printed scores of Tchaikovsky’s works, with the

Бергенской библиотеке Грига имеются парти-

composer’s autographs.

туры Чайковского с подобными автографами. 5

Benestad, Finn; Schjelderup-Ebbe, Dag. “Edvard

Цит. по: Бенестад Ф., Шельдеруп-Эббе Д. Эд-

Grieg. The Man and the Artist”. Originally in

МОГИЛА НИНЫ ГРИГ И ЭДВАРДА ГРИГА. 1935. БЕРГЕН. ФОТОГРАФИЯ

вард Григ – человек и художник / Пер. с нор-

Norwegian. Quote from the Russian translation by

NINA AND EDVARD GRIEG’S GRAVE. 1935. BERGEN. PHOTO

вежского Н.Н. Мохова. М.: Радуга, 1986. С. 37.

N.N. Mokhov. Raduga. Moscow, 1986, p. 37.

5

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

154


УРОК ИБСЕНА

IBSEN’S LESSON ДАТЫ ЖИЗНИ ГЕНРИКА ИБСЕНА (1828–1906) ИСТОРИКУ, ПИШУЩЕМУ

FOR A RUSSIAN HISTORIAN IT WOULD BE NATURAL TO JUXTAPOSE THE

ПО-РУССКИ, ЕСТЕСТВЕННО СОПОСТАВИТЬ С ДАТАМИ ЛЬВА ТОЛСТО-

YEARS OF IBSEN’S BIRTH AND DEATH (1828-1906) WITH THOSE OF LEO

ГО, КОТОРЫЙ РОДИЛСЯ В ТОМ ЖЕ 1828 И ТАК ЖЕ ВКЛЮЧИЛ В СВОЮ

TOLSTOY, WHO WAS ALSO BORN IN 1828, AND WHOSE LIFE, STRENUOUS

ДЕЯТЕЛЬНО-СОДЕРЖАТЕЛЬНУЮ ЖИЗНЬ НАЧАЛЬНЫЕ ГОДЫ НОВОГО

AND ACTIVE, ALSO CONTINUED INTO THE FIRST DECADE OF THE NEW

ВЕКА. В РУССКОМ КУЛЬТУРНОМ ОБИХОДЕ МОЩНЫЕ ФИГУРЫ С

CENTURY. IN THE DAILY OPERATIONS OF RUSSIAN CULTURE THESE

ОРГАНИКОЙ ИХ ПРИТЯЗАНИЙ НА ИДЕЙНУЮ ВЛАСТЬ ВЫГЛЯДЕЛИ

FORMIDABLE PERSONALITIES, CONSTITUTIONALLY INCLINED TO CLAIM

ПРОТИВНИКАМИ.

POWER OVER HUMAN MINDS, LOOKED LIKE ADVERSARIES.

СЮЖЕТ «СТРОИТЕЛЯ СОЛЬНЕСА» ТОЛСТОЙ ШАРЖИРОВАЛ, НЕ

TOLSTOY LAMPOONED THE STORYLINE OF “THE MASTER BUILDER”,

ПРИВЕДЯ В СВОЕЙ СТАТЬЕ «О ШЕКСПИРЕ И ДРАМЕ» (1904 ГОДА) НИ

NEGLECTING TO MENTION THE TITLE OF THE PLAY AND ITS AUTHOR’S

НАЗВАНИЯ ПЬЕСЫ, НИ ИМЕНИ АВТОРА – ПОЛУЧИЛСЯ ДОВОЛЬНО

NAME (IN “ON SHAKESPEARE AND HIS DRAMAS”, A PERSUASIVE TRACT

УБЕДИТЕЛЬНЫЙ НАУЧНО ОСНАЩЕННЫЙ ТРАКТАТ С ТЕНЬЮ ОЗОР-

WITH ALL THE TRAPPINGS OF AN ACADEMIC WORK AND A HINT OF

СТВА, ЧУТЬ ЛИ НЕ ПАРОДИЯ НА ВСЕХ ПРОФЕССОРОВ.

MISCHIEF – ALMOST A LAMPOON OF ALL PROFESSORS).

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

155


СКУЛЬПТОР СТЕФАН СИНДИНГ ВО ВРЕМЯ РАБОТЫ НАД СКУЛЬПТУРОЙ ГЕНРИКА ИБСЕНА. ФОТОГРАФИЯ. 1898 НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА НОРВЕГИИ, ОСЛО THE SCULPTOR STEPHAN SINDING WITH DRAFT SCULPTURE OF HENRIK IBSEN, PHOTOGRAPHER: H. J. BARBYS FOTOGRAFISKE ATELIER, 1898. THE NATIONAL LIBRARY OF NORWAY, OSLO, BLDSA_IB0095

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

156


Ибсена в Ясной Поляне выбрали первым оппонентом из

In Yasnaya Polyana Ibsen was appointed the principal opponent

«новых», Шекспир был первым оппонентом из «старых», так что

among “the new ones” – the role occupied by Shakespeare among “the

компания была хорошая. Присоединится и Чехов – Чехову, как

old ones”, so he was in good company. Chekhov would join them in due

известно, Лев Николаевич сказал: уж на что пьесы Шекспира

course – as is well known, Tolstoy told him: Shakespeare’s plays are bad,

дурны, ваша еще хуже.

but your play is even worse.

К. Станиславский и Вл. Немирович-Данченко репертуар-

Konstantin Stanislavsky and Vladimir Nemirovich-Danchenko

ные предложения для своего вырисовывавшегося театра состав-

drew up tentative lists of plays desirable for their nascent theatre

ляли порознь – Ибсен входит в оба списка. Ни одного другого

company independently of each other, and Ibsen was chosen by both.

автора в свои первые годы МХТ не ставил так упрямо. В первые

There was no other playwright whose works the Moscow Art Theatre,

пять сезонов пять премьер, до 1912 года – девять. Из них имели

in the first years of its existence, produced so obstinately. There were

успех только две – «Доктор Cтокман» и «Бранд». Упорство, с ка-

five premieres in the first five seasons, and nine before 1912 – but only

ким театр настаивал на своем выборе, стоит оценить тем больше,

two of the productions enjoyed success, “An Enemy of the People” and

что здесь знали: не только важнейший для него Лев Толстой, но и

“Brand”. The company’s persistence in asserting its choice appears all

Чехов Ибсена не любят.

the more commendable when you remember that the theatre-makers knew Ibsen was out of favour not only with Tolstoy, the figure most

У Станиславского можно прочесть о Чехове: «Насколько ему не нравился Ибсен, настолько он любил Гауптмана» 1. Фраза

important for them, but with Chekhov too.

характерна. Ибсена не только в России – сложилось так – вос-

Stanislavsky remarked tellingly about Chekhov: “He disliked

принимали в сопоставлении с чем-то и кем-то, в преломлении

Ibsen as much as he loved [Gerhart] Hauptmann” 1. It was not only in

через ту или иную линзу.

Russia that Ibsen was evaluated through comparison with someone or something, viewed through a specific lens.

В русских театральных хрониках имя драматурга встречается довольно рано и в иных контекстах, чем в хрониках ев-

In the Russian theatre world Ibsen’s name began to turn up

ропейских, где Ибсена ставят в Свободных театрах (в Париже

quite early, and in different contexts from those found in Europe,

обращаются к «Привидениям» и «Дикой утке», до того поставив

where his plays were produced at Free Theatres. In Paris André Antoine

«Власть тьмы» Л. Толстого и «Ткачей» Г. Гауптмана; в Берлине

produced “Ghosts” and “The Wild Duck”, having previously staged

Отто Брам в открытие дает «Привидения», вслед ставя «Перед

Tolstoy’s “The Power of Darkness” and Hauptmann’s “The Weavers”; in

восходом солнца» Г. Гауптмана; так же в Англии Ибсен вписан в

Berlin Otto Brahm opened his Freie Bühne (Free Stage) company with

театр резкой социальной тематики и в эстетику натурализма). В

“Ghosts”, followed by Hauptmann’s “Before Dawn”; in England, Ibsen

России Ибсена начинают ставить примерно в то же время, что

was likewise affiliated with a theatre tradition sharply focused on social

в Германии и Франции, и даже раньше – «Нору» 8 февраля 1884

problems accompanied with naturalist aesthetics.

года на императорской сцене в Петербурге играет в свой бене-

In Russia Ibsen’s works reached the stage at approximately the

фис М.Г. Савина. В московском Малом театре в бенефис Г.Н. Фе-

same period as in Germany and France, even earlier – Maria Savina chose

дотовой 14 января 1892 играют «Северных богатырей» («Воители

“Nora” (“A Doll’s House”) for her benefit performance at the Imperial

на Гельголанде») – традиционный выигрыш присутствия обеих

Theatre in St. Petersburg on February 8 1884. At the Maly Theatre in

первых актрис (Г.Н. Федотова – Иордис, М.Н. Ермолова – Дагни),

Moscow Glikeria Fedotova played in “The Vikings at Helgeland” at her

собран цвет труппы; критик сожалеет, что дам одели в эффект-

benefit on January 14 1892: the value of the performance was greatly

ные ротонды, не идущие северной легенде. По сравнению с «Но-

enhanced by the presence of both the theatre’s divas (Fedotova as

рой» московский спектакль принят хорошо. Вокруг «Норы» не

Hiordis, Yermolova as Dagny). Thus, the cream of the company’s talent

было скандала – тихая мало освещенная неудача.

was on stage, but a reviewer expressed regret that the ladies were

О публике Ибсена в России можно говорить как о публи-

dressed in gorgeous fur wraps out of style with the Nordic legend.

ке читающей. Возможности читать об Ибсене предоставлялось

Unlike “Nora” in St. Petersburg, this performance was warmly received.

больше, чем возможности читать Ибсена; журнальных статей с

The St. Petersburg production did not cause a scandal – it proved a

восьмидесятых годов больше, чем переводов драм.

quiet failure little noticed by critics.

«Нору» («Кукольный дом») Ибсен сам переслал в Петер-

It would be fair to say that Ibsen’s audiences in Russia were

бург по просьбе своей доброй знакомой – артистки А.И. Абари-

those who read widely: there were more opportunities to read about

новой, переслал не в оригинале, а в немецкой транскрипции.

Ibsen than to read Ibsen’s works, and since the 1880s such magazine

Русский текст П.И. Вейнберг делал с нее, напечатал в третьем и

articles were published in larger numbers than translations of the

четвертом номерах «Изящной литературы» за 1883 год, М.Г. Сави-

dramas themselves. “Nora” (“A Doll’s House”) was sent to St. Petersburg by

на играла по этому тексту. Прекрасный питерский знаток театра А.А. Чепуров и раз,

Ibsen himself, at the request of his good friend the actress Antonina

и два в наши дни сигналил: среди бумаг Абариновой целы пись-

Abarinova: it was not the original text but a rendition from German.

ма Ибсена, и не одно. Руки не доходят даже до ближних архивов.

From this Pyotr Veinberg created a Russian version of the play, which

Позже и отдельные драмы Ибсена, и собрания сочинений

was published in the third and fourth issues of “Izyashchnaya literatura”

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

157


станут выходить в переводах с norsk-dansk, и все же надолго со-

(Fine Literature) magazine of 1883. The production with Savina was

хранится что-то вроде «немецкой линзы». Останется манера вос-

based on this text. According to the respected St. Petersburg theatre

принимать Ибсена через Вагнера, через Ницше, через его само-

scholar Alexander Chepurov, Abarinova’s surviving archive contains

го, Ибсена, последователя Гауптмана, через пошедшие от Ибсена

more than one letter by Ibsen.

отзвуки в европейской «новой драме», через опыт «свободных

Later, both individual plays and the collected works of Ibsen

театров», через отголоски символистской сцены. Ибсена притом

would be published in translations from Norsk-Dansk, and something

также можно было укреплять по линии социальной критики, как

that can be called “the German lens” would hold for a long time.

можно было затуманивать в духе наследовавшего ему символиз-

There would remain the tradition of viewing Ibsen through

ма. Ибсена включали и в русско-скандинавские художественные

Wagner, through Nietzsche, through Ibsen himself, through Haupt-

контакты, на рубеже двадцатого века тесные и подвижные.

mann, through Ibsen’s echoes in the world of the European “new

Нервное новаторство шведа А. Стриндберга, его мизо-

drama”, through the experiences of the “free theatres”, and through

гинство оттенит и оттеснит культ валькирий. Николай Рерих,

the reverberations in the Symbolist theatre. Moreover, Henrik Ibsen’s

предложив желающим обыгрывать его нордическую фами-

plays as easily yielded to the attempts to highlight their strain of social

лию, попробует писать как бы по памяти – по прапамяти – из-

criticismas they did to befogging in the spirit of Ibsen’s successor, the

любленный им сюжет: ладьи под тускло-красными парусами,

Symbolist movement. Ibsen was also included into cultural contacts

бревенчатые стены над холодом рек, тревожная весть держит

between Russia and Scandinavia, close and vibrant at the turn of the

путь на наши огни. Бог весть, кто тут наши, может быть – все

20th century.

(«…И в колыбели праарийской / Германский и славянский лён»,

The Swede Strindberg’s nervous innovation and misogyny

– разглядит О. Мандельштам). Альманахи «Фьорды» предлагали

would spotlight and edge out the cult of Valkyries. Nicholai Roerich,

русскому читателю все новые имена. «Голод» К. Гамсуна прочли

suggesting that people who were interested play on his Nordic name,

еще в 1892 году, автор опережал М. Горького в обработке моти-

attempted to paint from memory – from primal memory: his favourite

вов «моих университетов», скитаний, дна. Позже умы займет его

themes were long-ships under dim-red sails, timber walls above the

«Пан» – близость к природе открывала героя в его природной же

chill of the rivers, with a distressing message wending its way to our

дисгармоничности, человек не только в социальных связях – сам

[contemporary] lights. God knows who among this lot was our kin –

по себе небезопасен.

maybe everyone (“In the pre-Aryan cradle/Tongues Slavic and Germanic

Пишущие про авторов-скандинавов (про них пишут мно-

ring,” wrote Osip Mandelstam). The almanach “Fjords” offered to the

го) непременно ставят их в контекст с Ибсеном – это дает еще

Russian reader more and more new names. Knut Hamsun’s “Hunger”

одну линзу, еще раз преломляет или отводит взгляд.

was read as early as 1892 – he was ahead of Gorky in addressing the

Тем временем журнал «Нива» (издательство А.Ф. Марк-

themes of “my universities”, nomadic life, and the lower depths. Later

са), рассчитанный на среднего, «массового» читателя, полагал,

his “Pan” would gain a strong hold, with closeness to nature revealing in

что его подписчик будет рад получить в приложение четырех-

the hero his equally natural disharmony; the human being is dangerous

томник сочинений драматурга. Издание не первое, но подпис-

not only in his social interactions but also in and of himself.

чик «Нивы» в самом деле был рад. Хороший переплет, томики

Critics and scholars writing about Scandinavian authors (and

хорошо сброшюрованы, в семьях подписчиков их будут читать

there was much writing on this topic) invariably linked them with Ibsen

из поколения в поколение; книги в свое время попали мне явно

contextually, and this provided yet another lens, tuning, or leading

читаными и вовсе не затрепанными.

astray, the eye.

ЭДВАРД МУНК. СЦЕНА ИЗ ПЬЕСЫ Г.ИБСЕНА «ПРИЗРАКИ». 1906 ХОЛСТ, АКВАРЕЛЬ. 61 × 99,5 ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ БАЗЕЛЯ EDVARD MUNCH. SCENE FROM HENRIK IBSEN’S “GHOSTS” 1906. WATERCOLOUR ON CANVAS. 61 × 99.5 CM. KUNSTMUSEUM BASEL. © KUNSTMUSEUM BASEL. PHOTO: KUNSTMUSEUM BASEL, MARTIN P. BUHLER © VBK, WIEN 2008

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

158


ЭДВАРД МУНК. ГЕНРИК ИБСЕН В ГРАНД КАФЕ. 1909-1910 / EDVARD MUNCH. HENRIK IBSEN AT THE GRAND CAFE. 1909-1910. MM

Издательство А.Ф. Маркс выпустило сочинения Ибсена

Meanwhile, the editors of the “Niva” magazine (published by

в переводах П.Г. и А.В. Ганзен. Лучших переводов до нынешнего

Adolf Marks), targeted at the general, “mass” reader, assumed that

времени мы не получили – об этих двоих стоит помнить.

its subscribers would be pleased to receive a four-volume edition of

Сценическая судьба «русского Ибсена» – судьба странная.

Ibsen’s play as a supplement. That was not the first publication of Ibsen,

Автор, которого в рассуждениях о «новой драме» как ос-

but the “Niva” subscribers were truly pleased nevertheless. A good

нове «режиссерского театра» называют первым, Ибсен в годы

cover, the volumes accurately stitched up – the subscribers’ families

становления режиссерского театра в России, со времени возник-

would read them one generation after another, and in the past I have

новения МХТ и самоопределения Вс. Мейерхольда не связал со

come across several copies, which obviously had been read and were

своим именем ни одной именно режиссерской полной победы.

not at all tattered.

Напоминаем: в Художественном театре за первые пять

Marks released a collection of Ibsen’s oeuvre in the translations

сезонов было поставлено пять пьес Ибсена. Такой преданности

of Peter (Pyotr Gotfridovich) and Anna Hansen. This couple deserves to

никогда и ни к кому более не проявят. Но режиссерские победы

be remembered – their translations remain the best today.

не здесь, а в постановках А. Чехова, в «Царе Федоре», в «На дне»,

The destinies of “Russian Ibsen” on the stage are strange.

спектаклях тех же сезонов.

In the formative years of the “director’s theatre” in Russia, after

Притом у К. Станиславского как у актера в роли доктора

the Moscow Art Theatre opened and Vsevolod Meyerhold embarked

Cтокмана были едва ли не лучшие часы всей его жизни в МХТ.

on his career, Ibsen, the playwright who is always mentioned as a

Благодать свободы и легкости. «Доктор Cтокман в моем реперту-

pioneer by anyone discussing the “new drama” as the foundation of

аре – одна из тех немногих счастливых ролей, которая влечет к

“the director’s theatre”, never had his name linked to a single case of

себе своей внутренней силой и обаянием. Впервые прочтя пьесу,

altogether successful directing.

я сразу ее понял, сразу зажил ею и сразу заиграл роль на первой

During its first five seasons the Art Theatre produced five plays

же репетиции».

by Ibsen – the company would never again be so loyal to another writer.

Драматург, чью сложность идейных концепций и фор-

Yet, these performances were not great accomplishments in terms of

мальных ходов поясняли в полемиках, на русскую сцену был вы-

directing, as the theatre’s productions of Chekhov, “Tsar Fyodor” and

веден актерами, точнее актрисами.

“The Lower Depths” were, in the same seasons. NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

159


АЛЕКСАНДР ГОЛОВИН. Г. ИБСЕН. ДОЧЬ МОРЯ. ЭСКИЗ ДЕКОРАЦИИ. ДОМ ДОКТОРА ВАНГЕЛЯ. С.-ПЕТЕРБУРГ, ИМПЕРАТОРСКИЙ МИХАЙЛОВСКИЙ ТЕАТР. 1905. БУМАГА НА КАРТОНЕ, ПАСТЕЛЬ. 70 × 100

БЕТТИ ХЕННИНГС В РОЛИ НОРЫ. КОРОЛЕВСКИЙ ТЕАТР. КОПЕНГАГЕН. 1879

ПРОГРАММА ПРЕМЬЕРЫ ПЬЕСЫ Г. ИБСЕНА «БРАНД» В THÈÂTRE L´OEUVRE В ПАРИЖЕ. 1895

BETTY HENNINGS AS NORA. THE ROYAL THEATRE. COPENHAGEN. 1879

THEATRE PROGRAMME OF THE FIRST PERFORMANCE OF IBSEN’S «BRAND» AT THE THÈÂTRE L´OEUVRE. PARIS. 1895

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

160

© НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТКА, ОСЛО / NATIONAL LIBRARY OF NORWAY © ГЦТМ ИМ. А.А. БАХРУШИНА / BAKHRUSHIN THEATRE MUSEUM

ALEXANDER GOLOVIN. HENRIK IBSEN. THE LADY FROM THE SEA. SET DESIGN. DR. WANGEL’S HOUSE. ST. PETERSBURG, IMPERIAL MIKHAILOVSKY THEATRE. 1905. PASTEL ON PAPER OVER CARTON. 70 × 100 CM


Тяга актрис к Ибсену могла идти криво. Вл. Немирович-

All this in spite of the fact that Stanislavsky as an actor

Данченко в романе «Мгла» ловил ее, этой тяги, обличье: модерн,

probably experienced the best hours of his entire life at the Art Theatre

декадентский извив. Во «Мгле» гость героини, актрисы Анчаро-

when he played Dr. Stockmann – a feeling of the bliss of freedom and

вой, осматривается у нее дома: японские ткани, какаду, любимец

lightness. “Dr. Stockmann in my repertoire is one of those few felicitous

кенгуру – без него Анчарова не садится обедать, склянка яду,

roles which lure with their inner strength and charm. When I first read

привезенная в подарок из Индии, старинные пистолеты, она ска-

the play, I understood it at once, at once began to live it and at once

зала – отцовские, но гостю не поверилось, всё показалось откуда-

managed to play the part at the very first rehearsal.”

то взятым, и в самом деле – пистолеты из Ибсена: «– Хочу в сле-

The playwright whose complex ideas and formal techniques

дующий бенефис поставить “Гедду Габлер”. Как мне нравится эта

could not be elucidated without debate, was introduced onto the

женщина с зелеными глазами. Я вам ручаюсь, что у меня будут

Russian stage by actors, or rather actresses.

зеленые глаза» .

The actresses’ gravitational movement to Ibsen could be

2

«Гедду Габлер» в 1890 году играли в Казани, как играли, не

warped. Nemirovich-Danchenko in his novel “The Fog” captured the

описано. Рецензент сообщает, что публика была вялой.

exterior of this trajectory: modernism, decadent sinuosity. In one

Роман «Мгла» был напечатан в «Московской иллюстри-

episode in the novel a man visiting the heroine, an actress named

рованной газете» летом 1894 года. Немировича-Данченко вол-

Ancharova, looks around her house: Japanese textiles, a cockatoo,

новало, что еще не нашедший решения на сцене драматург

the woman’s pet – a kangaroo, without whom Ancharova does not sit

(драматург, очевидно, великий) уже так или иначе захватан, он

down to lunch – a vial of poison brought from India, antique pistols

ищет хода, который так же позволит обойти рутину, как позволил

(her father’s, she says, but the guest does not believe her), everything

миновать мифы модерна с их уже наслаивающимися штампами.

looks as if it is borrowed, and indeed the pistols are from Ibsen: “I want

Он начинает в Филармоническом училище пьесу, с мифом менее

‘Hedda Gabler’ for my next benefit performance. How I like this woman

всего связанную, – «Нору» .

with green eyes. I guarantee to you that I shall have green eyes.” 2

3

Перевод филармонисты имели старый, с немецкого, но

“Hedda Gabler” was performed in Kazan in 1890; no description

подготовленные своим мастером молодые люди, которым раз-

of the performance is available. A reviewer tells that the audience was

дали роли, чувствовали Ибсена так же свежо, как их младшие

apathetic.

соученики с подачи того же мастера чувствовали Чехова. Вы-

The work was published in “Moskovskaya illustrirovannaya

пускной спектакль оценен: первый настоящий Ибсен. Спектакль

gazeta” (Moscow Illustrated Newspaper) in summer 1894. Nemirovich-

повторяют на сцене Малого театра. В заглавной роли Н.Н. Литов-

Danchenko was worried by the fact that the playwright (apparently a

цева. Взяв ангажемент в провинцию, она увезет с собой роль, по-

great one) who had not yet been aptly rendered on stage was already

вторит в разных городах, по просьбе учителя пришлет фотогра-

more or less well-known; he was looking for an approach equally

фию из Рязани – Нора с бубном в том неаполитанском костюме,

helpful in steering clear of the beaten tracks and in passing round

в котором она в последний вечер пляшет тарантеллу, надпись:

modernist myths with their incipient clichés. He set to produce, at the

«…на добрую память от искренне благодарной ему ученицы».

Philharmonic College, a play that was no myth – “Nora” 3 .

В спектакле филармонистов навсегда запомнится ак-

The actors at the Philharmonic College used the old translation

тер, которому не в ибсеновском репертуаре дано будет нести

from the German, but, trained by their teacher, the young people

свои жестоко сплетенные русские темы. Иван Москвин – буду-

who were assigned the roles experienced Ibsen as spontaneously as

щий царь Федор, будущий Мочалка в «Братьях Карамазовых»,

their junior fellow students, trained by the same teacher, experienced

будущий Протасов в «Живом трупе» и он же будущий неверо-

Chekhov. The graduation performance was duly appreciated as the

ятный, безудержный безобразник Хлынов в «Горячем сердце»

first true Ibsen. The production was repeated at the Maly Theatre,

А. Островского – Иван Москвин для начала в 22 года сыграл док-

with Nora played by Nina Litovtseva. Signing a contract for a provincial

тора Ранка пронзительно и неотступно, все разглядев и ничего

tour, she would take the part with her, playing it in different cities, and

не испугавшись. Прямота входила в уроки, которые давал Ибсен

at her teacher’s request sent a photo taken in Ryazan: Nora with a

актерам и не актерам. Прямота в том что, не боясь, видишь и на-

tambourine in the Neapolitan dress in which she dances a tarantella on

зываешь: непростое, раздвоенное, полное боли, дурное.

the last evening. The picture carries the inscription: “…a keepsake from a student truly grateful to him”.

Немирович-Данченко мог и оступаться. В МХТ начал не прямо с Ибсена: отложил «Эллиду» («Женщина с моря») и сре-

The Philharmonic College’s production featured an actor who

жиссировал «Счастье Греты». Сюжет: девушку, воспитанную в не-

was to be remembered forever and would represent stiffly entwined

ведении о физической стороне, выдают замуж; в брачную ночь

Russian themes, but not in productions of Ibsen. Ivan Moskvin – the

она пытается бежать и чуть не сходит с ума… Немирович-Данчен-

future Tsar Fyodor Ioannovich, the future Mochalka in “The Brothers

ко аннотировал это сочинение австрийской писательницы, вы-

Karamazov”, the future Protasov in “The Living Corpse” and also the

ступившей под псевдонимом Эмиль Мариотт: «Очень неслож-

future unbelievable, untameable roughneck Khlynov in Ostrovsky’s “An

ная, но очень сильная трехактная драма во вкусе так называемой

Ardent Heart” – started out, at the age of 22, playing Dr. Rank incisively

«норвежской» литературы. Тут есть и du Ибсен, и du Толстой» 4 .

and obsessively, having grasped everything and afraid of nothing.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

161


Спектакль вышел жалкий, М.Л. Роксанову, которой назна-

Straightforwardness was part of the lessons Ibsen taught to actors and

чили заглавную роль, провал надломил. Способность не задер-

non-actors – a straightforwardness that consisted in fearlessly spotting

живаться на неудаче была счастливым свойством Немировича-

and speaking up about things difficult, ambivalent, full of pain, evil.

Данченко. Бог с ними, с попытками du Ibsen, драматург стоит того,

Nemirovich-Danchenko had his share of missteps. At the Art

чтоб идти к нему напрямик. Воспринимать его непосредственно.

Theatre he did not start from Ibsen: he put aside “Ellida” (“The Lady

У Станиславского это непосредственное восприятие да-

from the Sea”) and directed “Greta’s Fortune”. The plot has a young

вало толчки, режиссерское воображение включалось чуть ли не

maiden brought up without any knowledge of the carnal married

против воли. Драма-эпилог «Когда мы, мертвые, пробуждаем-

off; on her wedding night she tries to escape and nearly goes mad…

ся» в третьем сезоне МХТ была поручена Немировичу-Данчен-

Nemirovich-Danchenko commented on this creation of an Austrian

ко, Константин Сергеевич не удержался и до половины написал

woman writer known by her pen name Emil Marriot: “A very simple

партитуру 1-го акта.

but very compelling three-part drama in the vein of the so-called ‘Norwegian’ literature. There is du Ibsen as well as du Tolstoy here.” 4

Образ спектакля виделся ему во внезапных рассечениях пыльной реальности: курорт, какой всякий себе представит,

The performance was appalling, and Maria Roxanova, the

стоит произнести слово «курорт». И рассечения. Торжественный

lead performer, was shattered by the fiasco. An ability not to dwell on

медленный проход. Высокая женщина в белом идет не глядя и

failures was a blissful trait of Nemirovich-Danchenko’s. Let’s ignore

прямо. За ней, словно тень, отрезанная и следующая поодаль,

these attempts to do du Ibsen – the playwright is well worth being

идет дьяконесса в черном. Звук сопровождает этот проход –

addressed directly, being perceived spontaneously. With Stanislavsky, this spontaneous perception generated im-

дальний, низкий звук. Видят ли Ирэну остальные, как видят, для Станиславско-

pulses, and the imagination became activated nearly against his will.

го не имеет значения. Ее видит Рубек. «Как будто он увидел при-

The drama “When We Dead Awaken” in the Art Theatre’s third season

видение», «Радость» – ремарки из экземпляра К. Станиславского.

was Nemirovich-Danchenko’s responsibility, but Stanislavsky could not resist the urge and developed half of the first act’s directorial script.

Увидел привидение, и радость. Так у Пушкина. «Заклина-

His vision of the performance included sudden dissections

ние»: «Приди, как дальная звезда, Как легкий звук иль дуновенье,

across the dusty reality – a spa of the sort imagined by anyone when

Иль как ужасное виденье,

you pronounce “a spa”. And the dissections. A solemn slow passage. A

Мне все равно, сюда! сюда!..»

tall woman in white walks straight ahead with a vacant look in her eyes.

Окружающее сомкнется, словно его не рассекло: и вов-

A sister of mercy dressed in black walks in her steps, like a shadow,

сю звоня, проедут велосипедисты, в ехидненьких фразах жены

detached and at a distance from her. The passage is accompanied by a

Рубека выдаст себя ревность, охотник Ульфхейм, органически

sound, distant and low-pitched.

наглый, будет еще и наигрывать наглость, как то бывает. Но уже

Whether Irene is seen by others, and if she is, in what manner –

возникло поле, в котором возможно явиться этой «дальной звез-

these things do not matter to Stanislavsky. She is seen by Rubek. “As if

де» или «ужасному виденью».

he’s seen a ghost.” “Joy”, as noted in K.S.’s copy of the script. Has seen a ghost and rejoices. This one is from Pushkin. “Invocation”:

Станиславский находит звук, свет, пластику, как в «Закли-

Г.ИБСЕН. СЕВЕРНЫЕ БОГАТЫРИ

КОНСТАНТИН ШИЛОВСКИЙ

ЭСКИЗ КОСТЮМА ИОРДИС

Г.ИБСЕН. СЕВЕРНЫЕ БОГАТЫРИ

МОСКВА. ИМПЕРАТОРСКИЙ

ЭСКИЗ КОСТЮМА СИГУРДА

МАЛЫЙ ТЕАТР. 1891 - 1892

МОСКВА. ИМПЕРАТОРСКИЙ

БУМАГА НА КАРТОНЕ,

МАЛЫЙ ТЕАТР. 1891 - 1892

АКВАРЕЛЬ, ТУШЬ, БЕЛИЛА

БУМАГА НА КАРТОНЕ, АКВАРЕЛЬ,

36, 2 × 23

ТУШЬ. 35, 1 × 22 (В СВЕТУ)

KONSTANTIN SHILOVSKY

KONSTANTIN SHILOVSKY

HENRIK IBSEN. THE VIKINGS

HENRIK IBSEN. THE VIKINGS

AT HELGELAND. STUDY FOR

AT HELGELAND. STUDY FOR

HJØRDIS’S COSTUME

SIGURD’S COSTUME

MOSCOW IMPERIAL MALY

MOSCOW. IMPERIAL MALY

THEATRE. 1891-1892

THEATRE.1891-1892

WATERCOLOUR, INK AND WHITE

WATERCOLOUR AND INK ON

PAINT ON PAPER OVER CARTON

PAPER OVER CARTON

36.2 × 23 CM

35.1 × 22 (IN LIGHT)

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

162

© ГЦТМ ИМ. А.А. БАХРУШИНА / BAKHRUSHIN THEATRE MUSEUM

КОНСТАНТИН ШИЛОВСКИЙ


Н. РЕРИХ. ДОМИК СОЛЬВЕЙГ. 1912. БУМАГА НА КАРТОНЕ, ТЕМПЕРА. 65 × 85 / NIKOLAI ROERICH. SOLVEIG’S HUT. 1912. TEMPERA ON PAPER ON CARDBOARD. 65 × 85 CM

нании»: неважно, что было между этими двумя и что с ними сталось. Встрече оставлены напряжение ритма и разъединенность обращенных друг к другу фигур. Свои наброски Станиславский послал, пояснив, что не будет в обиде, если они не пригодятся. Немирович-Данченко решал пьесу в ином плане. Упорно восстанавливал реальность прежних отношений персонажей, которые лишь несколько смещены в воображении оскорбленной женщины. Кажется, он на© ГЦТМ ИМ. А.А. БАХРУШИНА / BAKHRUSHIN THEATRE MUSEUM

ходил Ирэну в чем-то похожей на Нину Заречную. Как там о ней говорит Треплев? «Больной, натянутый нерв. И воображение немного расстроено… Она в письмах все повторяла, что она чайка…» В режиссерском экземпляре Немировича-Данченко отсылки: «см. мою статью». Статья о «Мертвых…» была напечатана в журнале «Русская мысль» 5 . Лев Толстой, о пьесе держась мнения отрицательного, по прочтении статьи мнения не изменил: «Если бы она была такой, как вы рассказываете ее содержание, тогда она была бы пьеса хорошая» 6. Толстой прав, пересказ НемироН. РЕРИХ. ОЗЕ. ЭСКИЗ КОСТЮМА. 1912. БУМАГА СЕРАЯ, ГУАШЬ

вича-Данченко пьесу не покрывает. Как и в набросок Станислав-

23,5 × 15. МУЗЕЙ МХТ / NIKOLAI ROERICH. ÅSE. SKETCH OF THE

ского не всё укладывается.

COSTUME. 1912. GOUACHE ON GREY PAPER. 23.5 × 15 CM.MOSCOW

Шли с нескольких сторон.

ART THEATRE MUSEUM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

163


ГЕНРИК ИБСЕН, 1897/1898. ФОТОГРАФИЯ: Л. ЗАЧИНСКИ. НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА НОРВЕГИИ / HENRIK IBSEN.1897/1898. PHOTOGRAPHER: L. SZACINSKI. NATIONAL LIBRARY OF NORWAY

Come, like a distant star,

Станиславский заметил: Ибсена надо слушать несколько раз, как новую музыку. Новую музыку не воспринимаешь сполна

Like a light sound or breath,

в первом знакомстве с нею 7. В Художественном театре снова и

Or like a terrible apparition,

снова предлагали себе в Ибсена вслушиваться.

I do not care: come here, come here!

Задерживались на «Росмерсхольме». Находили, что здесь

The gap in the surroundings will close up as if there was no

автор сказался с наибольшей открытостью. Осуждали себя: «От-

dissection; and ringing in full blast, bicyclists will drive by, and the

клоняем эту работу не потому, что не научились еще приступать

jealousy of Rubek’s wife will be revealed in her catty little remarks, and

к ней, а потому, что публика не приняла других произведений

the hunter Ulfheim, impudent by nature, will also try to look even more

этого рода или потому, что она вопит: «Довольно нам тумана и

so, as happens sometimes. But there is already a field in place where

мрака, дайте нам света!»

this “distant star” or “terrible apparition” can materialise.

8

О.Л. Книппер-Чехова весной 1903 года писала мужу из

Stanislavsky identified the sounds, the lighting, the gestures,

Петербурга, где МХТ был на гастролях, рассказывала, что пьесу

and as in “Invocation”, it did not matter what happened with and to

у нее в номере Немирович-Данченко читал нескольким актерам.

these two people. The meeting is supplied with the intensity of the

«Росмерсхольм» меня ужасно захватил. Странный этот Ибсен.

rhythm and the disunity of these figures addressing each other.

Я было его совсем в сторону отложила, решила, что он меня

Sending his jottings, Stanislavky commented that he would

больше не тревожит, и вот опять заволновал» . Станиславский

not feel hurt if they proved of no use. Nemirovich-Danchenko took

тоже увлекся, хотя повторил, что художнического хода не имеет.

a different approach to the play. He was obstinately digging out the

9

Со сроками постановки ясности не было. Больше года

realities of the heroes’ previous relationship, which were but slightly

спустя Немирович-Данченко во время отпуска писал Книппер-

dislocated in the insulted woman’s imagination. It seems that he found

Чеховой: «Это отлично, что вы подумываете о Ребекке. Не пере-

some common traits between Irene and Nina Zarechnaya. What did

ставайте» 10. В следующем письме от 27 июня 1904 года о том же:

Treplev say about her? “An aching, breaking nerve. She has one strange

«Без «Росмерсхольма» никак не обойдется… Думайте о Ребекке,

fancy… she repeats in all her letters that she is a sea-gull.” Nemirovich-

думайте» 11.

Danchenko’s script has a note: “see my article”. The article about “When НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

164


Артистка получила эти письма в Баденвейлере; почта тог-

We Dead Awaken” was printed in “Russkaya mysl” (Russian Thought)

да работала быстро, вероятно, они пришли до дня кончины Ан-

magazine 5 . Leo Tolstoy, holding a negative view of the play, did not

тона Павловича 2 июля. Первоочередной в МХТ стала работа над

change his mind after reading it: “If the play were such as it looks in

«Ивановым» – пьесой Чехова, здесь еще не шедшей. Немирович-

your retelling, it would have been a good one” 6. Tolstoy is correct, and

Данченко надеялся: «А может быть, нам удастся поставить в се-

Nemirovich-Danchenko’s account of the play is not commensurate with

зон и «Иванова» и «Росмерсхольм»? Сезон длинный и опасный» 12.

it. Nor do Stanislavsky’s jottings encompass everything.

Предстоял сезон 1904/1905, действительно опасный. С

Approaches were made from several directions.

января 1905 года начинается Первая русская революция. Раньше,

Stanislavsky remarked: Ibsen should be heard several times, like

чем «Росмерсхольм», будет поставлен «Бранд».

new music. You do not grasp a new piece of music in its entirety when first introduced to it 7. The people at the Art Theatre repeated over and

«Бранд» был решен по возвращении из первых зарубеж-

over again to themselves suggestions to listen to Ibsen attentively.

ных гастролей МХТ – уехали в начале 1906-го из Москвы, где артиллерия отстрелялась по баррикадам на улицах. Исследователь

They dwelled upon “Rosmersholm”. It was found that in this

отметит: «В письмах Немировича-Данченко, написанных летом

play the writer expressed himself most eloquently. Self-disapproval

1906 года, за несколько месяцев до премьеры, рядом с режис-

was voiced: “We are turning down this work not because we have not

серскими размышлениями о драме Ибсена – отклики на разгон

learned yet how to engage with it but because the public rejected other

Думы и крестьянские волнения на юге России» 13 .

works of similar kind or because the public screams ‘We’re fed up with

Немирович-Данченко шел от мощных решений народ-

mists and darkness, give us light!’” 8

ных сцен, прославивших МХТ. Он предлагал разомкнутую – ора-

Olga Knipper-Chekhova, writing to her husband in the spring of

торскую и ораториальную – форму, находил прямые контакты со

1903 from St. Petersburg, where the Art Theatre was touring, told that

зрительным залом.

Nemirovich-Danchenko read out the play to several actors in her room.

Бранд возникал в режиссерском плане как человек, вну-

“‘Rosmersholm’ engrossed me entirely. This Ibsen is really strange. I, so

треннее напряжение которого отвечает напряжению молчащей

it happened, had put him aside altogether, deciding he no longer was

голодной толпы, над которой хлопочет чинуша. Всецелой беде

holding sway over me, but now he captivates me again.” 9 Stanislavsky

раздают вспомоществование – фунтики под расписку. Партитура

fell for Ibsen too, repeating, that he did not have an artistic clue.

поясняет: «Нужда настолько велика, что они сидят и ничего не

There was no clarity as to the timetable of the production.

видят и не слышат… Никаких громких выкликов. …Замерли как-то

More than a year later Nemirovich-Danchenko wrote to Knipper during

и сидят в какой-то философской, мечтательной, сосредоточен-

his vacation: “It’s excellent that you’re thinking about Rebecca. Keep

ной позе». Не предвидимо, когда вдруг взъярятся, когда ринутся,

thinking.” 10 In the next letter, from June 27 1904, he repeated: “There is

но рано или поздно будет так. Бранда играл Василий Качалов.

no avoiding ‘Rosmersholm’… Keep thinking about Rebecca, please do.” 11

Слова, которые этот Бранд произносит на берегу, кого

The actress received these letters in Badenweiler – the postal

угодно ужаснут безразличием к отдельной беде, безжалостно-

services worked quickly then – and perhaps the letters arrived before

стью, неоправданной яростью – кого угодно ужаснут, но не этих

Chekhov’s death on July 2. Now “Ivanov” – the Chekhov play the Art

людей. Ибо это их безразличие к обесцененной жизни, их без-

Theatre had not produced yet – was the company’s priority. Nemirovich-

жалостность, их словно бы не по поводу, мимо повода пролива-

Danchenko was hopeful: “And maybe we’ll manage both ‘Ivanov’ and

ющаяся ярость.

‘Rosmersholm’ in one season? The season is long and dangerous.” 12

Бранд-Качалов и внешне был похож на одного из моло-

The forthcoming season was 1904-1905, and was dangerous

дых ересиархов, которых выдвигают голодные толпы и от кото-

indeed. The first Russian revolution would start in January 1905.

рых меньше всего ждут, чтоб накормил. У него был шаг путника.

“Brand” was produced before “Rosmersholm”.

Котомка на его плече весила мало, долгополое пальто не мешало

The decision about “Brand” was made after the Art Theatre

стремительности движений. Он прыгал в лодку, пляшущую на

returned from its first international tour: the company left Moscow

штормовой волне, – никто не повисал на нем, как повиснут ры-

early in 1906, when the artillery had had a field day shooting at the

бачки на тех, кто готов плыть с ним. В нем была легкость: человек

barricades on the city’s streets. A researcher would note: “Nemirovich-

без поклажи, из тех, кому нестрашно – одна голова не бедна, а

Danchenko’s letters written in the summer of 1906, several months

бедна, так одна. Присловье, пожалуй, слишком русское, так гово-

before the premiere, contain, alongside the director’s musings on the

рили же, что Качалов обрусил Бранда.

Ibsen play, reactions to the crackdown on the Duma and to peasants’ unrest in the south of Russia” 13 .

Бранд-Качалов увлекал, пленял, заражал своим током. «Ну, так веди нас!» Будущая актриса трагедии Алиса Коонен

Nemirovich-Danchenko put at the foundation of the

была тогда занята в толпе: рассказывает, что не помнила себя и

production sweeping crowd scenes, which made the Art Theatre

никто рядом не помнил себя, и действительно хотелось одного

famous. He proposed open forms, typical for oratorios and orations,

– чтоб повел.

and established direct contacts with the audience.

В связи с «Брандом» вспоминали «Орлеанскую деву» –

Brand appeared in the directorial script as a man whose inner

хотя бы как единственную аналогию тому, что на спектакле пе-

tensions were balanced against the tensions among the silent hungry

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

165


реживали: вспоминали Иоанну – Ермолову, как она звала непре-

mob fussed over by a little bureaucrat. The victims of a great calamity

клонно, яростно, и казалось, что нельзя не броситься ей вслед.

are doled out relief – little banknotes against signed receipts. An

Что, если Орлеанскую деву, уже с орифламмой, уже на-

explanation in the script: “The need is so great that they sit and do

слышавшуюся «голосов», ссадить на скаку и поселить в деревне?

not see or hear anything… No loud shouts. …Sitting motionless, in a

В записной книжке Немировича-Данченко есть строчки:

philosophical, dreamy, focused posture.” It is impossible to foresee

«Для «Бранда»… Домик пастора, низкие комнаты, деревянные

when the rage and the stampede would break out, but sooner or later

стены, потолок окрашен белой масляной краской. На окнах ки-

this would happen. Brand was played by Vasily Kachalov.

сейные занавески, горшки гераней или фуксий.

The words that Brand utters on the shore would dismay anyone

Сажают картофель, крыжовник. Рябины, березы».

with their indifference to individual misfortunes, their ruthlessness,

Это, как можно понять, по впечатлениям М.Н. Германо-

unjustified rage – it would dismay anyone but these people. For this

вой, ради роли Агнес она побывала в Норвегии. В декорацион-

is their indifference to a devaluated life, their ruthlessness, their rage,

ном решении не пригодилось; но про картошку, про герань, про

seemingly beside the point, streaming past the causes.

рябину важно.

Even in appearance Brand, as played by Kachalov, looked like

Пьеса прочитана с разительной непредвзятостью. Про-

one of those young heresiarchs who are brought forth by starved

читано, что написано. Бранд живет в скудном приходе, где, слава

crowds and who are least of all expected to provide nourishment. He

Богу, нет ни мора, ни глада. Есть церковь – памятник архитекту-

had the gait of a wayfarer: the bag on his shoulder was light, the long

ры, а может быть, и не памятник, просто развалюха; есть школа;

overcoat did not check his headlong stride. He jumped into a boat bob-

есть местные уважаемые люди; есть местная сумасшедшая; и

bing on the storm wave – no one was clinging to him in the manner the

есть вот дом священника, сыреющий на дне долины, с бедными

fisherwomen would cling to those ready to go on the voyage with him.

геранями.

There was a lightness to him: a man without luggage, one of those who

Качалов ловил изменения, настигающие здесь Бранда:

have no fear – a lone head is never poor, and if it is, then it is not alone.

кончалась стремительность, в упрямом наклоне костенела шея,

This saying is perhaps too Russian – well, it was said that Kachalov rus-

жестко сжимался рот. Идея подчиняла, поглощала его, он чув-

sified Brand. Kachalov as Brand engrossed, captivated, and infected

ствовал себя ее воплощением.

with his fervour. “Lead us then!” The future tragic actress Alisa Koonen

Качалов расскажет: «Нужно было отделить этого челове-

was engaged as a bit player in the crowd scenes of the production: she

ка от этой идеи – я не посмел это сделать» 14 . Но что-то похожее

says she did not remember herself and no one around her remembered

на очную ставку с идеей в спектакле было.

themselves, and indeed there was only one desire – to be led by him.

В «Пер Гюнте» есть Великая Кривая, обольщающе и из-

“The Maid of Orleans” was remembered in connection

девательски беседующая с Пером. В «Бранде» Художественного

with “Brand” – at least as a single performance that provoked in the

ЭТА ТАРЕЛКА С ШАГАЮЩИМИ КОШКАМИ СТОЯЛА НА ПИСЬМЕННОМ СТОЛЕ ИБСЕНА В ЕГО КВАРТИРЕ В БЕРГЕНЕ PLATE WITH WALKING CATS. IBSEN KEPT IT ON HIS WRITING DESK WHEN IN BERGEN. UNIVERSITY MUSEUM OF BERGEN

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

166


ГЕНРИК ИБСЕН. ПЕЙЗАЖ (ИБСЕН ИМЕЛ ОБЫКНОВЕНИЕ СОВЕРШАТЬ ПЕШИЕ ПРОГУЛКИ В ГОРАХ БЛИЗ БЕРГЕНА. ВО ВРЕМЯ ТАКИХ ПРОГУЛОК ОН ЧАСТО ДЕЛАЛ ЖИВОПИСНЫЕ ЭТЮДЫ И ЗАРИСОВКИ) HENRIK IBSEN. LANDSCAPE (HE USUALLY PAINTED AND DREW PICTURES ON HIS MANY WALKING TOURS IN THE MOUNTAINS WHEN HE LIVED IN BERGEN). UNIVERSITY MUSEUM OF BERGEN

театра было подобие такой же беседы с Великой Прямой, у кото-

audience equally powerful feelings: Yermolova as Joan was a point of

рой свои обольщения и издевки.

reference – the way she pleaded uncompromisingly, fiercely, so that

Немирович-Данченко имел привычку заходить, когда

one felt compelled to run after her.

играли картину, в театре называвшуюся «Сочельник». В доме

What if the Maiden of Orleans, already with an oriflamme,

Бранда после смерти ребенка. Заходят бродяги. Бранд побужда-

already having heard an earful of the “voices”, was taken off the racing

ет Агнес отдать голышу-цыганенку оставшееся от Альфа. Агнес

horse and sent off to live in a village?

готова поделиться, Бранд говорит: отдай всё; она отдает через

An entry in Nemirovich-Danchenko’s notebook reads:

силу всё; когда цыгане ушли, признается, что не всё: спрятала

“For ‘Brand’… The pastor’s little house, rooms with low ceilings,

чепчик Альфа.

timber walls, the ceiling is painted with white oil paint. On the windows

Наверно, нет слов, как трудно, но все же надо отдать чу-

– muslin curtains, potted geraniums or fuchsias.

жому мерзнущему ребенку одеяльце твоего годовалого покой-

“Potato, gooseberry are planted. Rowan trees, birches.”

ника. Но кому – если не самому постулату жертвы – сгодится

This, it can be inferred, was inspired by conversations with

его вовсе ведь не греющий, тоненький чепчик? Однако когда

Maria Germanova, who, in preparation for the role of Agnes, visited

требуют от имени идеи, выключают вопрос: кому надо? зачем?

Norway. Her recollections were not used in the stage design; but all of

а надо ли?

these details – potato, geranium, rowan trees – are important.

Обольщение Великой Прямой: она ведет, уча презирать

The play was read with an amazing lack of preconceptions.

элементарные вопросы – куда ведет, зачем и действительно ли

What was written reached the reader. Brand lives in a poor parish

лучше вот так. Ни перед чем не сворачивая. Ни о чем не жалея.

where, thank God, there is neither plague nor hunger. There is a church

Качалов знал обаяние Великой Прямой над русским за-

– an architectural landmark; or maybe not a landmark but just a tumble-

лом, сам на себе его, это обаяние, испытывал. Но идея, соблаз-

down house; there is a school; there are locals who enjoy respect; there

няющая Бранда, не аутентична тому, на чем стоит Ибсен. Вели-

is a local madwoman; and there is a priest’s house, growing damp in the

кая Прямая для него – как всё прочее – предмет рассмотрения и

valley plain, with sickly geraniums.

размышления. Это сквозило в спектакле, колебало его мощную

Kachalov was capturing the changes to which Brand was

структуру, давало вибрацию.

subjected here: the end of headlong pace, the neck stiffening in an NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

167


НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

168


obstinate tilt, the mouth tautened. An idea was taking hold of and devouring him – he felt he was its embodiment. Kachalov would confide: “It was necessary to dissociate that man from that idea – I did not dare to do that” 14 . Still, the performance featured something in the way of interrogation of an idea. In “Peer Gynt” there is a character called Bøygen (The Curve), which talks to Peer, tempting and jeering him. “Brand” at the Art Theatre featured a similar discourse with the Great Straight Line, which had its own temptations and jeers. Nemirovich-Danchenko had the habit of walking in during an episode which was known at the Art Theatre as the Christmas Eve scene. In Brand’s house after the child’s death, the vagabonds arrive. Brand urges Agnes to give Ulf’s clothes to a scantily clad Gypsy boy. Agnes is willing to give some of the clothes but Brand says: give everything; she forces herself to oblige. When the Gypsies are gone, she confides that she held back something: Ulf’s little cap. This is perhaps unspeakably hard, and yet one has to give to a stranger’s freezing child the little blanket of your one-year-old dead boy. But who will need his not-at-all-warm, and very thin, little cap? However, when a demand is made for the sake of an idea, questions such as – Who needs it? Why? Is the need real? – become irrelevant. This is temptation by the Great Straight Line: it guides while teaching to despise elementary questions – Where is it leading? Why? Is it indeed the best way. Flinching at nothing, regretting nothing. Kachalov was aware of the sway the Great Straight Line held over Russian audiences, and he himself was prone to its spell. But the idea that tempted Brand was not identical to Ibsen’s foundational idea. For Ibsen, the Great Straight Line, like everything else, is an object to consider and ponder over. This showed in the performance, rocked its powerful structure, produced vibrations. For anyone interested in the subject of Ibsen in Russia, a booklet about the production of “Brand” at the Art Theatre released by the printing office of the Trinity St. Sergius Lavra in 1907 is highly instructive. It was written by a professor of the Theological Academy Alexander Pokrovsky, who was a good and appreciative viewer. He is equally intelligent and delicate when he places “Brand” within the context of the events of 1905, and when he argues that the revolution sharpened the interest of the masses in problems of the spirit, and when he touches on Brand’s preaching. Delicacy is doubly pertinent here. Brand the priest’s relations with the Lord are scarily intimate (when Stanislavsky tackled Byron’s mystery play “Cain”, he wrote: God above our heads, as the sun at noon, on a hot day). Brand does not protest but asks a question. A question to the Lord: do I understand you correctly? Kachalov would go on to play Rosmer, a priest who “fell off” his faith – that was how Ibsen described it: Rosmer precisely fell off,

МОДЕЛЬ СТАРОГО ТЕАТРА В БЕРГЕНЕ. ВИД СВЕРХУ НА ЗРИТЕЛЬНЫЙ ЗАЛ THE MODEL OF THE OLD THEATRE IN BERGEN WITH LIFTED TOP SHOWING THE AUDITORIUM. UNIVERSITY MUSEUM OF BERGEN

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

169


Кто заинтересуется темой «Ибсен в России», советую

painlessly, noiselessly, like a dry leaf. That same Kachalov was also

найти книжку про «Бранда» в МХТ, которую напечатали в типо-

to play Ivan Karamazov with his revolt against harmony in which

графии Свято-Троицкой Сергиевой лавры в 1907 году. Автор ее –

everything that is unacceptable in the world would ultimately drown

профессор Духовной академии А. Покровский, хороший зритель,

and find closure. Kachalov would play both Ibsen roles – one of them

благодарный. Ставит ли он «Бранда» в контекст 1905 года, гово-

excellently, the other miserably badly –before the Dostoevsky role, and

рит ли, как революция обострила массовый интерес к пробле-

they would have an impact on Kachalov’s rendition of Dostoevsky.

мам духа, касается ли проповеди Бранда, он умен и деликатен.

In a report summing up the first decade of the Art Theatre

Деликатность тут вдвойне кстати. Отношения с Господом

Stanislavsky wrote that the Ibsen ventures “provided us with a reason

у священника Бранда – отношения пугающе близкие (когда Ста-

to learn to convey profound thoughts in artistic images” 15 . This phrase

ниславский подступится к мистерии Байрона «Каин», он запи-

is related to the issues of acting and the Stanislavsky method.

шет: Бог над головой, как солнце в полдень, в жару). У Бранда не

Stanislavsky’s wording is accurate: Ibsen, he said, “provided us

протест, а вопрос. Вопрос к Богу: правильно ли я тебя понимаю?

with a reason to learn”. This does not mean that his teaching reached

Качалову потом достанется играть и Росмера – священни-

its goal, that “we” already have the skills. Stanislavsky prepared his

ка, который от веры отпал (это написано Ибсеном: Росмер имен-

report in October 1908, and March 1908 had seen the premiere of

но отпал, безболезненно, бесшумно, как сухой лист). Тому же

“Rosmersholm” with Kachalov as Rosmer and Knipper as Rebecca.

Качалову достанется сыграть и Ивана Карамазова с его бунтом

After Viktor Simov, Vladimir Yegorov was enlisted as designer

против мировой гармонии, в которой все должно утонуть и раз-

for the production – the artist who had collaborated with Stanislavsky

решиться. Обе ибсеновские роли – одну победоносно, другую

a year earlier on the Art Theatre’s “avant-garde” performances (Knut

провально – Качалов сыграет до роли в Достоевском. Эти роли в

Hamsun’s “The Game of Life” and Leonid Andreev’s “The Life of Man”).

его Достоевском скажутся.

Stanislavsky had an idea to considerably narrow down “the domestic

В отчете о десятилетии МХТ Станиславский сказал: пробы

lane” of the drama – a long hard sofa (in the northern moderne style)

в Ибсене «дали нам повод учиться передавать глубокие мысли

was placed very close to the footlights, its back turned to the wall with

в художественных образах» . Сказанное имеет связь с проблема-

portraits. The space above the domestic lane was empty, open to the

тикой творчества, с вопросами «системы Станиславского».

top and fraught with the risk of being filled up – the vacant space of the

15

Станиславский точен в словах: Ибсен, говорит он, «дал

white horses, which did not figure in the production.

нам повод учиться». Это не значит, что научил, что мы уже уме-

Nemirovich-Danchenko would say that no other performance

ем. Отчет Константин Сергеевич готовил к октябрю 1908 года, в

“sustained such an astonishing indifference from the public” 16. Stan-

марте 1908 года состоялась премьера «Росмерсхольма» с В. Кача-

islavsky thought of keeping it on in the next season; Nemirovich-

ловым – Росмером и с Книппер-Чеховой – Ребеккой.

Danchenko, the production’s director, objected. He wrote in a letter

МОДЕЛЬ СТАРОГО ТЕАТРА В БЕРГЕНЕ, В КОТОРОМ ИБСЕН РАБОТАЛ С 1851 ПО 1857 ГГ. МОДЕЛЬ ВЫПОЛНЕНА В 1914 ГОДУ MODEL OF THE OLD THEATRE IN BERGEN WHERE IBSEN WAS EMPLOYED FROM 1851 TO 1857. THE MODEL WAS MADE IN 1914. UNIVERSITY MUSEUM OF BERGEN

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

170


К сценическому решению «Росмерсхольма» после В.А. Си-

of July 5-6 1908: “‘Rosmersholm’? Will bring naught to the box office,

мова подключат В.Е. Егорова, с которым Станиславский за год

although in this case we could reconcile ourselves to this for the ac-

до того делал «авангардные» спектакли МХТ («Драму жизни»

tors’ sake. But it’s precisely in the acting department that the whole

К. Гамсуна и «Жизнь Человека» Л. Андреева). От Станиславского

venture seems hopeless to me. Kachalov will play worse than before.

исходила мысль сузить резко «бытовую полосу» драмы – вдоль

As for Knipper, the prospects of her succeeding in this role seem doubt-

самой рампы спинкой к стене с портретами вытянулся длин-

ful as well. She does not give herself fully to it… One can try once or

ный жесткий диван (линии северного модерна). Пространство

twice. But I know in advance this is going to fail. And it’s a pity, consid-

над бытовой полосой пусто и открыто до верху, беспокоит воз-

ering the play.” 17 As appeared later, the play remained a creative incitement

можностью заполниться. Свободное пространство белых коней.

for Nemirovich-Danchenko. When the company of the Art Theatre’s

В спектакле они не появлялись. Немирович-Данченко скажет, что ни одна постановка «не

First Studio contemplated the idea of producing the play again (in the

терпела такого поразительного равнодушия публики» 16. Станис-

season 1916-1917), the project’s initiator, Yevgeny Vakhtangov, would

лавский в репертуаре предстоящего сезона думал его сохранить;

find the staunchest of supporters in Nemirovich-Danchenko.

Немирович-Данченко (режиссер спектакля) возражал. Из его

Prior to addressing “Rosmersholm”, Vakhtangov was no more

письма от 5–6 июля 1908 года: «Росмерсхольм»? Сборов не будет

touched by Ibsen than any theatre maker of his generation. He con-

делать никаких, но в данном случае с этим можно было бы поми-

scientiously studied the foreword (the director’s work copy of the

риться ради исполнителей. Но по этой-то именно части дело мне

play has notes). The writer proved to be much more interesting than

кажется безнадежным. Качалов будет играть хуже прежнего. Что

the foreword. Vakhtangov in his notes mentioned that the acting

же касается Книппер, то и в ее успех в этой роли плохо верится.

nerve was feeding on thought. Should be feeding on thought, any-

Она вовсе не глубоко отдается ей… Раз–два попробовать можно.

way. He had scribbled down this observation, made by Nemirovich-

Но вперед знаю, что это будет ни к чему. А жаль пьесу» .

Danchenko, long ago. Ibsen was feeding thoughts whose vigour and

17

Пьеса, как выяснится, оставалась для Немировича-Дан-

clarity were engrossing. The Studio was accustomed to texts it had

ченко творческим возбудителем. Когда в Первой студии МХТ

generated itself, which habit was out of place here. The undertaking

возникнет идея новой постановки (сезон 1916/1917), у затеявшего

presupposed an unfamiliar level of dialogue with the author, which

ее Евгения Вахтангова ни от кого другого, как Немировича-Дан-

reformulated the challenges. When the lengthy toils of the production

ченко, не будет такой крепкой поддержки.

were over, Vakhtangov, in a letter of January 17 1919, thanked

Вахтангов до его обращения к «Росмерсхольму» Ибсеном

Nemirovich-Danchenko for the meeting which had preceded the

был задет не более, чем любой театральный человек его поколе-

rehearsals. “Our first conversation about ‘Rosmersholm’ filled me with

ния. Он честно проштудировал предисловие (в рабочем экзем-

a charge of energy that lasted throughout the project” 18.

пляре пометки). Автор оказался несравненно интересней преди-

Vakhtangov made a précis of what Nemirovich had told him

словия. В записях Вахтангова была строка про то, что актерский

at that meeting: “Spirit and soul, nerve and thought, the quality of

нерв питается мыслью. Во всяком случае, должен бы питаться

temperament, ‘the seconds that justify the whole thing’, clarity of

мыслью. Он это давно еще записал за Немировичем-Данченко.

segments, the underlying message, the author’s temperament and

Ибсен питал мыслями, увлекал их мощью и четкостью.

psychology, the quest for mise-en-scène, the director-ordered structuring

Студийная привычка к тексту домашней выработки была здесь

of segments of varying intensity and many other things, important

некстати. Диалог с автором предлагался на непривычном уров-

things…” 19 Vakhtangov was organising the work and conducting the

не. Ставил заново задачи. Когда растянувшийся труд над пьесой

performance with emphatic leanness. He was writing down questions

останется позади, Вахтангов в письме от 17 января 1919 года по-

to himself – “What I would like to achieve in ‘Rosmersholm’” – and

благодарит Немировича-Данченко за встречу, которая репетици-

answering point by point. “What I would like to achieve 1) in acting…” Five sub-items of

ям предшествовала. «Первая беседа о «Росмерсхольме» зарядила меня на все время работы» .

requirements for the acting. Sub-item 5: “Must know the text. And

18

Сказанное Немировичем-Данченко на той беседе Вах-

nothing more. And I insist on this and undertake to prove, if the need

тангов записал как тезисы: «Душа и дух, нерв и мысль, качество

be.” “Delicate, painstaking and imaginative analysis of the text: this is

темперамента, «секунды, ради которых все остальное», четкость

what all rehearsals must be used for”. 20

кусков, подтекст, темперамент и психология автора, отыскива-

There are two copies of the play that can be called the director’s

ние mise en scene, режиссерское построение кусков различной

copies. Annotations in one of them are focused on analysis of the play

насыщенности и многое еще, значительное…19»

(“the main idea, underlying message”), commonsensical, and psycho-

Вахтангов выстраивал программу работы, вел спектакль

commonsensical, meaning of the lines. Notes on the scenic design are

нарочито сухо. Записывал вопросы к себе самому: «Чего мне хо-

separate. “For all my desire to see painted sets – I cannot do that. I

телось бы достигнуть в «Росмерсхольме». И отвечал попунктно:

don’t even see built scenery.

«Чего мне хотелось бы достигнуть 1) В игре актеров….»

Neither Benois, nor Dobuzhinsky, nor Simov. Craig is the closest.

Пять подпунктов требований к актеру. Подпункт пятый: «Должен

Heavy, sombre and sinister folds of the woollen textiles.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

171


знать текст. Больше ничего. И это я утверждаю и берусь доказать,

But these are not woollen textiles from a school.

если это нужно». «Все репетиции должны быть употреблены на:

Nor abstract woollen textiles either.

тонкий, кропотливый и творческий разбор текста» .

This is not ‘the principle of the production’.

20

Имеются два экземпляра пьесы, которые можно назвать

This is fact.

режиссерскими. Один отдан именно разбору текста («главная

This really exists.

мысль, подтекст»), житейскому и житейски-психологическому

These are the woollen textiles of Rosmersholm.

смыслу реплик. Записи по сценографии отдельно. «При всем

The woollen textiles soaked with centuries; the woollen textiles

желании увидеть писаные декорации – я не могу этого сделать.

that had their life and history.

Даже построенных я не вижу.

There is quietness and order, strictness and steadfastness in

Ни Бенуа, ни Добужинский, ни Симов. Ближе всего Крэг.

them; as well as cruelty and inflexibility.” 21 Ibsen proposes a house, the two-century-old residence of

Тяжелые, мрачные и жуткие складки сукон. Но это не школьные сукна.

blameless people – army men and pastors. What is being given to Re-

И не условные сукна.

becca here and what is being taken away from her, considering her life

Это не «принцип постановки».

force and will power. A house close to a town: the town is a small one,

Это – факт.

with one liberal newspaper, and a school, the stronghold of conserva-

Это есть на самом деле.

tism. Both the house and the town are facts. The white ghost horses,

Это сукна Росмерсхольма.

which appear here before the trouble, are just as real. Vakhtangov’s

Сукна, пропитанные веками, сукна, имевшие свою жизнь

working notes contain a separate unfaltering line: “No symbols” 22. Later, when Vakhtangov’s genius would become fully shaped

и историю.

and expressed through masterpieces, Pavel Markov in his analysis

В них тишина и порядок, в них строгость и стойкость, в них жестокость и непреклонность» 21.

of these masterpieces would suggest the term “two-worldness”. In

Ибсен предлагает дом. Двухсотлетнее жилье безупреч-

“Rosmersholm” the director for the first time began to engage with the

ных людей – военных и пасторов. Что здесь дается Ребекке и что

motif of a person in the borderline space where the dead and the past

отнимается у нее, с ее жизненной силой и волей. Дом вблизи

interact with the living and the present.

от города. Город маленький, там выходит либеральная газетка

At a commemorative meeting dedicated to Vakhtangov,

и оплотом консерватизма держится гимназия. И дом, и город

Nemirovich-Danchenko said remarked that the director worked on

– факты. Белые кони-призраки, которые появляются тут перед

“Rosmersholm” with wide sweeps. “A big symphony, with gusts that are

бедой, столь же несомненны. В рабочих записях Вахтангова идет

somewhat dull and nearly inaudible and yet heavy and promising new

отдельной твердой строкой: «Никаких символов» .

explosions” 23 . Vakhtangov wrote the truth to Nemirovich-Danchenko –

22

in his work on “Rosmersholm” he had applied Nemirovich-Danchenko’s

в шедеврах, Павел Марков в анализе этих шедевров предложит

lessons. For instance, such technique as “retelling of the content”.

ПЕР ГЮНТ. ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ

Л. ЛЕОНИДОВ В РОЛИ ПЕРА ГЮНТА. ФОТО. 1906. МУЗЕЙ МХТ

TITLE PAGE OF PEER GYNT. PHOTO BY DEAGOSTINI

LEONID LEONIDOV AS PEER GYNT. PHOTO. 1906. MOSCOW ART THEATRE MUSEUM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

172

© PGETTY IMAGES/FOTOBANK.RU

Потом, когда гений Вахтангова определится и выразится


© MONDADORI PORTFOLIO VIA GETTY IMAGES/FOTOBANK.RU

ЭЛЕОНОРА ДУЗЕ В РОЛИ РЕБЕККИ ВЕСТ В ПЬЕСЕ ИБСЕНА «РОСМЕРСХОЛЬМ»/ ELEONORA DUSE AS REBECCA WEST IN ROSMERSHOLM BY IBSEN. PHOTO BY HEINRICH HOFFMANN

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

173


СЦЕНА ИЗ СПЕКТАКЛЯ «ПЕР ГЮНТ» В БЕРГТЕАТЕР. ВЕНА. ОКОЛО 1925. / SCENE OF PEER GYNT BY HENRIK IBSEN, BERGTHEATER, VIENNA. CIRCA 1925

термин «двоемирие». В «Росмерсхольме» режиссер впервые вы-

Several pages of the notes are summarised: “Here is a brief and

ходил на мотив человека в пространстве порубежном, где мерт-

intentionally shallow interpretation of the play.

вые и прошлое взаимодействуют с живыми и нынешним.

“I’m certain to be told: this is not an interpretation but an

Немирович-Данченко на вечере памяти Вахтангова ска-

abstract.

зал: режиссер брал «Росмерсхольм» широко: «Большая симфо-

“But no, this is an interpretation, although offering nothing

ния с какими-то глухими, почти неслышными и тем более тяже-

new or special in addition to the author.

лыми, обещающими новые взрывы дуновениями» 23 . Вахтангов

“But the author did not want anything else.” 24

писал Немировичу-Данченко правду – в работе над «Росмерс-

Ibsen provided Vakhtangov with a double portion of training –

хольмом» использованы его уроки. Использован прием «пере-

in self-revelation and self-limitation as author elevates and disciplines

сказа содержания». Несколько страниц записей подытоживают-

– yet another reason to turn to him. The lessons in the correction of

ся: «Вот кратко и намеренно неуглубленно трактовка пьесы.

spirit proved very useful. The participants in the production devoted two years of their

Мне скажут – это не трактовка, а краткое содержание.

lives to it.

Нет, это трактовка, правда, ничего нового и особенного Но автор ничего больше и не хотел» 24 .

her life in Moscow during the rehearsals in her letters to her sister-

Ибсен дал Вахтангову двойной тренинг – самораскрытия

in-law Maria Chekhova (her letters are currently being prepared

и самоограничения. Ибсен – автор возвышающий и дисципли-

for publication). It’s a pity that lack of space prohibits a full rank of

нирующий: еще и поэтому к нему стоило обратиться. Уроки вы-

quotations here, but believe me: this life was not only an abomination

правки духа оказывались очень кстати.

but a humiliation as well.

Участники «Росмерсхольма» отдали ему два года.

“I reached the point when I sometimes wanted to give a bow

К роли Ребекки захотела вернуться Ольга Книппер-Че-

to the audience halfway through the performance and to say: forgive

хова. О московской жизни в пору репетиций она писала своей

me…” This line is from her letter of May 17 1918, where she mentioned

золовке – М.П. Чеховой. Письма её готовятся к печати. Жаль, нет

several recent dress rehearsals of “Rosmersholm”. “I was playing out of

места для пунктира цитат. Поверьте на слово: жизнь не только

breath, and now Konst. Serg. [Stanislavsky] told to stop this torture. It is

страшная, но унизительная.

a torment to walk on foot so much, and at night, in complete darkness, НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

174

© PHOTO BY IMAGNO/GETTY IMAGES/FOTOBANK.RU

Olga Knipper wanted to play Rebecca again. She described

помимо автора не отыскавшая.


«Я доигралась до того, что иногда хотелось среди спекта-

at that. Oh well, I’ve complained to my heart’s content, that’s enough.

кля поклониться публике и сказать: простите…». Это из письма от

It’s time to pull myself together.”

17 мая 1918 года, в нем сообщается, что было несколько генераль-

Engrossed in the project that was being steered to completion,

ных «Росмерсхольма». «Я играла бездыханная, и теперь Конст.

Vakhtangov did not feel “out of breath” during the dress rehearsals.

Серг. велел прекратить это истязание. Мучительно ходить так

He believed in the acting technique which he preached. He repeatedly

много пешком, и еще в полной тьме ночью. Ну, нажаловалась, и

said: you should find in the part your own self such as it is when you are

довольно. Надо брать себя в руки».

at home and nobody sees you. You undress yourself.

Вахтангов себя «бездыханным» в пору генеральных репе-

The requirement of laying one’s soul bare during the sessions of

тиций не чувствовал, был увлечен идущим к развязке делом. Он

delving into “Rosmersholm” was not negotiable. It concurred with the

верил в актерскую технику, которую исповедовал. Он говорил:

requirement to cast aside everything that was external to the actor’s

надо в роли себя найти таким же, каким бываешь у себя дома,

own individuality, to his humanity. That which was individual and

когда тебя никто не видит. Вы раздеваетесь.

human had to be revealed with the ultimate candidness. Vakhtangov’s

Требование душевной наготы на занятиях «Росмерсхоль-

students remembered the “Rosmersholm” sessions in such terms. The

мом» было настойчиво. Оно совпадало с требованием отказаться

requirements were at odds with the objectives of impersonation. The

от всего, что у актера не своё собственное, не его человеческое.

actor was expected “to remain himself to the end, to his mind and

Собственное же и человеческое должно быть явлено с послед-

blood”. And to reveal himself in such a manner.

ней откровенностью. Так запомнили занятия «Росмерсхольмом»

The director insisted: “the actor can keep ‘his face’ in its com-

ученики Вахтангова. Требования расходились с задачами пере-

pleteness. …Why cannot Rosmer have the face of Chmara.” 25 The public

воплощения. Актеру предлагалось, чтоб он «до конца, до мысли

remembered Grigory Chmara as the actor from the “The Cricket on the

и крови оставался самим собой». И таким бы открылся.

Hearth”, and in this Christmas story he played the good-natured John Peerybingle; Vakhtangov knew how to open up the this actor’s poten-

Режиссер писал: «…актер может сохранить в полной мере

© ГЦТМ ИМ. А.А. БАХРУШИНА / BAKHRUSHIN THEATRE MUSEUM

«лицо свое». Почему Росмер не может быть с лицом Хмары» 25 .

tial. “Chmara was capable of conveying through his acting the sharp-

Для публики имя ассоциировалось со «Сверчком на пе-

ness of mind and the darkness of a profound feeling. Geert in ‘Trusting

чи» – Хмара в рождественской повести играл добряка Пирибин-

Our Fate in the Hands of God’, O’Neil in ‘The Sin Flood’, Rosmer carried

гля; Вахтангов знал ход к другим возможностям этого актера.

intense and hidden sentiments which only rarely broke forth. This was

«Хмара умел передать на сцене остроту мысли и мрак глубокого

an actor of profound and focused pessimism.” 26

ЕЛЕНА БЕБУТОВА. Г. ИБСЕН. НОРА (РЕЖИССЕР В.Э. МЕЙЕРХОЛЬД). ЭСКИЗ ДЕКОРАЦИИ. 1919 Г. МОСКВА. ГОСТИМ. БУМАГА, ГРАФИТНЫЙ КАРАНДАШ, АКВАРЕЛЬ, ГУАШЬ. 53,6 Х 68,5 YELENA BEBUTOVA. HENRIK IBSEN. NORA (PRODUCTION BY VSEVOLOD MEYERHOLD). SET DESIGN. 1919. MOSCOW, THE MEYERHOLD THEATRE. BLACK LEAD PENCIL, WATERCOLOUR, AND GOUACHE ON PAPER. 53.6 X 68.5 CM

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

175


НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

176

© NATIONAL LIBRARY OF NORWAY

ДОРЕ ЛАВИК В РОЛИ ДОКТОРА СТОКМАНА В ПЬЕСЕ ГЕНРИКА ИБСЕНА «ВРАГ НАРОДА» / DORE LAVIK AS DOCTOR STOCKMANN IN HENRIK IBSEN’S PLAY “AN ENEMY OF THE PEOPLE”. PHOTO


чувства. Герт в «Гибели «Надежды», О’Нейль в «Потопе», Росмер

The pessimism profound and focused in Ibsen’s “Rosmersholm”

несли напряженные и скрытные ощущения, которые только из-

is beyond dispute, and so is the fact that it embarrassed the studio-

редка прорывались наружу. Это был актер глубокого и сосредо-

minded director. Thus the finale was: the old woollen textiles of

точенного пессимизма» 26.

“Rosmersholm” and the self-assured portraits afraid of the bright light

Пессимизм глубокий и сосредоточенный в драме Ибсе-

condemn to death the man and the woman who rose in rebellion and

на несомненен, как несомненно, что этот пессимизм студийного

become astounded at the last moment: “What is it? Why are they so

режиссера смущал. Он предлагал решение финала: старые сук-

radiant and effulgent, these people under sentence of death?.. Why

на «Росмерсхольма», самоуверенные портреты, боящиеся ярко-

does he, triumphant, hug her and walk to the terrible little clapper

го света, приговаривают мятежницу и мятежника к смерти и в

bridge looking so released, determined and enlightened!.. The eyes of

последний миг поражены: «Что это? Почему же они так светятся

the portraits, with a look of bewilderment, confusion and fright, freeze

и так лучезарны, эти приговоренные к смерти?… Почему он, ли-

before they realize their intention to feel victorious. And the golden

кующий, обнимает её и идет к страшному мостику такой осво-

and delicate sun walks over their silly, self-deceived and frozen faces

божденный, решительный и просветленный?.. Глаза портретов

brighter and bolder.” 27 Yet, in a set of amateur notes describing the light

недоуменно, растерянно, испуганно застывают на пороге своего

and colour scheme in the production this “victory of the sun” is absent.

намерения торжествовать. И ярче, и дерзче гуляет по их глупым,

These notes relate that when the curtain opens, there is

обманувшимся и застывшим лицам золотое и легкое солнце» 27.

a contrast of the woollen fabrics, dark-brown and dark-blue, with

Однако ж в любительской записи световой и цветовой партиту-

potted flowers – bright yellow and bright red. “It begins with daylight

ры спектакля этой «победы солнца» нет.

illumination, which is bright, but this is evening already, and Act I ends

По записи при открытии занавеса есть контраст сукон,

up with the lighting of a lamp. The stage is dark in the background, the

темно-коричневых и темно-синих, с цветами в горшках, ярко-

downstage lit. There is still light for Rosmer, but for him alone; darkness

желтыми и ярко-красными. «Начинается при дневном освеще-

is near, it encroaches as the day wanes.” “In Acts II and III, it’s morning.

нии, ярком, но это уже вечер, и первое действие заканчивает-

There is still light, still the bitter struggle for happiness. Act IV takes

ся при свете лампы. Сцена в глубине совсем темная, на первом

place in the late evening. One lamp dimly illuminates the room. The

плане свет. Росмеру еще светло, но только ему, тьма уже близка,

flowers are no longer in view. It’s dark in the corner.”

она надвигается по мере того, как гаснет день». «Во втором и

In Act III Rebecca “knows that her life is over. And she finishes

третьем действии утро. Всё ещё свет, всё еще упорная борьба за

her work, the crocheting of a white shawl – the shroud is ready. Closing

счастье. В четвертом поздний вечер. Одна лампа полуосвещает

the scissors, she cuts the yarn. “Act IV. Creepy gloomy darkness.

комнату. Цветов уже незаметно. В углу темно».

Packing up for the departure; this shroud. Rebecca and the rooms

В третьем акте Ребекка «знает, что её жизнь кончена.

are completely dark already. And only once a bright spot appears in

И она заканчивает свою работу, белый вязаный платок – саван

the Rosmerian darkness. The white Rebecca with a shroud over her

готов. Лязгая ножницами, она перерезает нить.

shoulders, but she no longer has colours, she only has light.” 28

IV действие. Жуткий печальный мрак. Сборы к отъез-

Vakhtangov, as we remember, wrote down in sub-item 5 in

ду, этот саван. Ребекка и комната уже совсем темные. И только

his requirements for actors: “Must know the text. And nothing more.

раз является здесь светлое пятно на росмерском мраке. Белая

And I insist on this and undertake to prove, if the need be.” This

Ребекка в накинутом саване, но она уже не цветная, она только

requirement is more serious than it seems, and not very easy to comply

светлая» 28.

with. Vakhtangov strays and leads Chmara astray with this praise: “One

Вахтангов, как мы помним, обозначил подпункт пятый в

thought – ‘you have to make all people in the country happy’ – this

требованиях к актеру: «Должен знать текст. Больше ничего. И это

thought sparked him up and made him a Rosmer.” 29 This is not Rosmer’s

я утверждаю и берусь доказать». Требование серьезней, чем ка-

idea in the play.

жется, и не так легко исполнимо. Вахтангов сбивается и сбивает

Ibsen is highly articulate in his oeuvre in general, and never

Хмару, хваля: «Одна мысль – «надо сделать всех людей в стране

more so than in this instance. He constructs the scene between Rosmer

счастливыми» – мысль как таковая зажигала его и делала Росме-

and Kroll (Act I) around questions and formulas of the replies. Why

ром» . В тексте мысль Росмера не такова.

does the aristocratic pastor sympathise with public opinion?

29

Ибсен и вообще, и в данном случае выговаривает четко.

“The real task is making all our fellow-countrymen into men of

Он строит сцену Росмера и Кролля (1 акт) на вопросах и ответах-

nobility”.

формулах.

“All our fellow-countrymen!”

Почему пастор-аристократ на стороне народовластия?

“As many as possible, at all events.”

– «Задача народовластия – чтоб все люди в стране стали благо-

“By what means?”

родны.

“By emancipating their ideas and purifying their aspirations, it « – Все? – Во всяком случае, возможно большее число».

seems to me.”

Какими путями подвести людей к благородству? «– Ос-

“Are you going to emancipate them? Are you going to purify

вободив их умы и очистив волю, думается мне. – …Ты хочешь их

them?”

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

177


“No, my dear fellow – I can only try to awake the desire for it in

освободить? Ты хочешь их очистить? – Нет, милый друг,… я хочу

them. The doing of it rests with themselves.”

лишь попытаться пробудить в них стремление к тому. Сделать это они должны уже сами. – И ты думаешь, они смогут? – Да. –

“And do you think they are capable of it?”

Собственными силами? – Именно собственными силами. Других

“Yes”.

не существует».

“Of their own power?” “Yes, of their own power. No other exists.”

Ибсен узлы затягивает не хуже, чем его русский современник Достоевский. Странно, что эти двое не читали один дру-

Ibsen tightens the knots as masterfully as his Russian

гого, – у них много общего... В «Росмерсхольме» узлом стянуты

contemporary Dostoevsky. It is strange that these two did not read

вопросы воли, силы, свободы, ответа за себя, вины… Вмешатель-

each other – they have much in common… In “Rosmersholm” the

ство или хотя бы присутствие Бога не предполагается. О счастье

knots are made of the questions of will power, strength, freedom,

тут речи нет. Со счастьем у благородства отношения сложные

responsibility for oneself, guilt… The intervention or even presence of

и отдаленные. Драма «Росмерсхольм» в наибольшей степени –

God is not expected. There is no talk about happiness here. Nobleness

драма этих отдаленных отношений.

and happiness have strained and cool relations. What the drama

мерсхольмом» обязал себя делать то, что хочет автор, и ничего

Inasmuch as Vakhtangov, since the beginning of his work on

кроме того не делать, к ликующему финалу он привести спек-

“Rosmersholm”, assumed an obligation to do what the author wanted

такль не мог. В «Росмерсхольме» у Ибсена финал не радостней,

and nothing more, he could not steer the performance to a triumphant

чем у него же в «Бранде» или в драме-эпилоге. Там и там лавины

finish. The finale in Ibsen’s “Rosmersholm” is no more joyful than in his

волокут вниз героев-«восходителей». Строитель Cольнес, одо-

“Brand” or dramatic epilogue [When we Dead Awaken]. In both cases

левши страх высоты и вознеся венок на шпиль своей постройки,

avalanches carry his “ascender” heroes downhill. The Master Builder

также падет. Пожалуй, к его истории с ее примесью недостойно-

Solness, when he overcomes the fear of heights and attaches a garland

го годится другое слово: сверзится, полетит вверх тормашками.

to the top of his tower, will fall likewise. Perhaps for his story, with its

ГЕНРИК ИБСЕН. ФОТОГРАФИЯ. 1900. HENRIK IBSEN. 1900. PHOTO BY TIME LIFE PICTURES

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

178

©MANSELL|/GETTY IMAGES/FOTOBANK.RU

“Rosmersholm” is mostly about is the drama of these cool relations.

В той мере, в какой Вахтангов с начала работы над «Рос-


ПОХОРОНЫ ГЕНРИКА ИБСЕНА. 1 ИЮНЯ 1906 Г. ФОТО / HENRIK IBSEN’S FUNERAL CEREMONY. JUNE 1 1906. PHOTO. NATIONAL LIBRARY OF NORWAY

streak of the ignominious, another word would be suitable: Solness

В Художественном театре – припомним – корили себя,

toppled, dropped.

© NATIONAL LIBRARY OF NORWAY

что отказываются от важнейшего в Ибсене, поскольку публика вопит: «Довольно нам мрака, дайте нам света!» Они тогда не уве-

Let’s not forget that the people at the Art Theatre reproached

ряли себя и прочих, будто у Ибсена полно света. Вахтангов про-

themselves for forsaking what was most important in Ibsen because

бует себя в том уверить, но у Ибсена того не вычитаешь.

the public shouted: “We’re fed up with darkness, give us light!”, not

Скорее, в финалах Ибсена вычитаешь зимний черный

trying to convince themselves and others that Ibsen had plenty of light.

юмор – в том смысле зимний, что как под толстым тулупом пря-

Vakhtangov attempted to force himself into believing it, but that is not

чущий себя, – не замечаемый. При чтении неотступном (а Ибсен

what one detects in Ibsen.

велит читать именно так) зимним юмором (если не адским хо-

In Ibsen’s finales a wintry black humour – “wintry” in the sense

лодом) вдруг да и потянет в конце «Бранда» – кто это там пере-

that it is unnoticeable, hides itself as if under a thick fur coat. If you read

крывает грохот лавины возглашением: Бог есть Бог милосерд-

him relentlessly (and this is the sort of reading that Ibsen demands), a

ный? Не Бог же милосердный это и тут о Себе скажет. Это и

blast of wintry humour (if not of an infernal laughter), the rumble of

тут по закону зимнего черного юмора о Нем говорит тот, кто

which will come over at the end of “Brand”: whose rumble is outroaring

попутал Бранда. (Сие оставим в скобках, но не вычеркнем.)

the avalanche? Is God a God of love? It is not a God of Love who will

В «Росмерсхольме», пишет П.А. Марков, «Вахтангов до-

say here – this – about Himself. According to the principles of black hu-

вел до предела внутреннюю насыщенность образа, заковав его

mour, this, here, is said about Him by the one who tempted Brand. (We

в строгие и сдержанные формы. …Он требовал крепкой сцениче-

shall keep the above within brackets but shall not strike it out.)

ской дикции, путем внутренней работы он пробуждал в актере

In “Rosmersholm”, wrote Pavel Markov, “Vakhtangov pushed

стихийное подсознательное ощущение и остроту мысли; метод,

to the limit the inner saturation of the character, containing him within

намеченный им в предыдущих постановках, дошел до логиче-

an austere and tame form. …He required a sound stage diction and

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

179


ского завершения» 30. Немирович-Данченко в работе Вахтангова

through inner work awakened in the actor spontaneous unconscious

констатировал «огромнейшие результаты». Но успеха «Росмер-

sentiments and a sharpness of thought; the method he outlined in his

схольму» не предсказывал. Репетиций состоялось больше двух-

previous productions was brought to a logical conclusion.” 30 Nemi-

сот, представлений (с «генеральными») насчиталось 19 (для срав-

rovich-Danchenko talked about “the enormous results” in Vakhtan-

нения: малоудачный «Вечер Антона Павловича Чехова» прошел

gov’s work. But he did not say that “Rosmersholm” would be a success.

раз полтораста). Разыскано только два печатных отзыва, оба хо-

There were more than 200 rehearsals, but only 19 performances, in-

лодные.

cluding dress rehearsals (by comparison, the fairly bad “Anton Chekhov Evening” played about 150 times). Only two reviews of the production

Что-то произошло в итоге неотступного чтения текста

have been found, both negative.

Ибсена. То, что это должно произойти, можно было угадать после возобновления «Бранда» в 1910 году – в новой редакции

Something happened as the result of this relentless reading of

движение к авторскому концу не так прикрывалось огромными

Ibsen’s text. One could foresee this development after the revival of

купюрами. Смущал финал пьесы с его фантазмами и с его сар-

“Brand” in 1910: in the new version the movement towards the author’s

казмами, с проступающим там расхождением с Великой Прямой.

finale was less hidden by huge cuts in the text. Confusion reigned in

Русская сцена любила Великую Прямую. Ибсен давал основания

the play’s finale with its phantasms and sarcasms, and the incipient

заподозрить его в предательстве. Ибсен задавал всем встречным

divergence with the Great Straight Line. The Russian stage was fond

ему идеям слишком много вопросов.

of the Great Straight Line. Ibsen gave rise to suspicion that he was a After “Rosmersholm”, neither the Art Theatre nor the First

обращались до того, как в МХАТ им. А.М. Горького появится «Ку-

Studio (Art Theatre II) engaged with Ibsen, until the production of “A

кольный дом» («Нора») в июне 1960 года. Эта премьера ничего

Doll’s House” in June 1960 at the Gorky Art Theatre, a premiere that

не знаменует.

had nothing remarkable about it.

Мы предупреждали: сценическая судьба «русского Ибсе-

We forewarned: the on-stage destinies of “Russian Ibsen” are

на» странная. Нехорошо кончать рассказ на этой точке? Финалы у

bizarre. Is it inappropriate to end the tale at this point? Ibsen’s finales,

Ибсена, как мы могли разглядеть, в принципе нерадостные.

as we have seen, are essentially joyless.

ИННА СОЛОВЬЕВА

INNA SOLOVIEVA

ГУСТАВ ВИГЕЛАНН. САРКОФАГ СО СКУЛЬПТУРОЙ ГЕНРИКА ИБСЕНА. 1906. ГИПС. 82 × 59 × 25. GUSTAV VIGELAND. HENRIK IBSEN ON SARCOPHAGUS, 1906. PLASTER. 82 × 59 × 25 CM

НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

180

© GUSTAV VIGELAND MUSEUM

traitor. Ibsen posed to any idea he encountered too many questions.

После «Росмерсхольма» ни в Художественном театре, ни в Первой студии – Художественном театре Втором к Ибсену не


КОММЕНТАРИИ

COMMENTARIES

К.С. Станиславский. Собрание сочинений: В 9 т. М., 1988–1999. Т. 5-1,

Stanislavsky, Konstantin. Collected Works. 9 vols. Moscow, 1988-1999. Vol.

1

1

С. 109. (Далее: К.С. Станиславский.)

5-1. P. 109. (Hereinafter: K.S. Stanislavsky.)

Цит. по: Соловьева И. Немирович-Данченко. М., 1979, С. 138.

2

Quoted from: Solovieva, Inna. Nemirovich-Danchenko. Moscow, 1979. P. 138.

3

Пьеса Ибсена «Нора» мелькала на сценах то и дело: в 1890 году шла

3

в Казани; в ноябре 1891 года – с М.А. Потоцкой в Москве у Корша, в сентя-

Kazan; in 1891 Maria Pototskaya played the part at the Korsh Theatre in Moscow;

бре 1895 – с Л.Б. Яворской в Театре Литературно-художественного обще-

in September 1895 the play, featuring Lyubov Yavorskaya, was running at the

ства («Суворинский», Санкт-Петербург) и т.д.

Suvorin Theatre in St.Petersburg, etc.

2

In the provincial theatres, “Nora” was on and off: 1890 saw a production in

Вл.И. Немирович-Данченко. Творческое наследие: В 4 т. М., 2003.

Nemirovich-Danchenko, Vladimir. Artistic Legacy. 4 vols. Moscow, 2003.

4

4

Т. 1. С. 195. (Далее: Вл. И. Немирович-Данченко.)

Vol.1. P. 195. (Hereinafter: Vl.I. Nemirovich-Danchenko.)

Русская мысль. № 9. 1899.

5

Вл. И. Немирович-Данченко. Т. 4. С. 451.

6

К.С. Станиславский. Т. 5-1. С. 454–455.

7

Вл.И. Немирович-Данченко. Т. 1. С. 435.

8

Переписка А.П. Чехова и О.Л. Книппер: В 2-х т. М., 2004. Т. 2. С. 218.

9

5

“Russkaya Mysl” (periodical). No. 9. 1899. Vl.I. Nemirovich-Danchenko. Vol. 4. P. 451.

6

K.S. Stanislavsky. Vol. 5-1. Pp. 454–455

7

Vl.I. Nemirovich-Danchenko. Vol. 1. P. 435.

8

Correspondence between Anton Chekhov and Olga Knipper. 2 vols. Moscow,

9

2004. Vol. 2. P. 218. Вл.И. Немирович-Данченко. Т. 1. С. 524.

10

Vl.I. Nemirovich-Danchenko. Vol. 1. P. 524.

10

Там же. С. 525.

11

Ibid., p. 525.

11

Там же. С. 532.

12

Ibid., p. 532.

12 13

Бартошевич А. «Бранд» // Московский Художественный театр – сто лет.

М., 1998. Т. 1. С. 48.

13

Bartoshevich, Alexei. “Brand”. In: Moscow Art Theatre: A Centennial

Anniversary. Moscow, 1998. Vol. 1. P. 48. 14

Цит. по: Соловьева И. Немирович-Данченко. М., 1979, С. 228. 14

15

Quoted from: Solovieva, Inna. Nemirovich-Danchenko. Moscow, 1979. P. 228.

К.С. Станиславский. Т. 5-1. С. 144. 15

K.S. Stanislavsky. Vol. 5-1. P. 144.

Вл.И. Немирович-Данченко. Т. 2. С. 24.

16

Vl.I. Nemirovich-Danchenko. Vol. 2. P. 24.

16

Там же. С. 17

17

Ibid., p. 17.

17 18

Евгений Вахтангов. Документы и свидетельства: В 2 т. М., 2011.

Т. 1. С. 487. (Далее: Вахтангов)

18

Yevgeny Vakhtangov. Documents and Memoirs. 2 vols. Moscow, 2011. Vol. 1. P.

487. (Hereinafter: Vakhtangov.) Там же. С. 487.

19

Ibid., p. 487.

19

Там же. С. 451, 453.

20

Ibid., pp. 451, 453.

20

Там же. С. 454.

21

Ibid., p. 454.

21 22

Там же. С. 458. 22

Ibid., p. 458.

Стенограмма выступления Вл.И. Немировича-Данченко на вечере па-

23

мяти Вахтангова 16 июня 1922 г. в Центральном доме Просвещения (хра-

23

нится в музее при Театре им. Е. Вахтангова).

meeting dedicated to Vakhtangov on June 16, 1922 at the Central House of

A verbatim record of Nemirovich-Danchenko’s speech at a commemorative

Education (held at the Museum of the Vakhtangov Theatre, Moscow). Вахтангов. Т. 1. С. 458.

24

Vakhtangov. Vol. 1. P. 458.

24

Там же. С. 452.

25

Ibid., p. 452.

25

Марков П.А. О театре: В 4-х т. М., 1974. Т. 1. С. 411.

26

Markov, Pavel. On Theatre. 4 vols. Moscow, 1974. Vol. 1. P. 411.

26 27

Вахтангов. Т. 1. С. 456. 27

28

Vakhtangov. Vol. 1. P. 456.

Музей МХАТ. Архив К.-Ч. № 8001. Запись Е.Н. Коншиной. 28

29

Museum of the Moscow Academic Art Theatre. Archive of K.-Ch. No. 8001.

Вахтангов. Т. 2. С. 190.

Recorded by Ye. Konshina.

Марков П.А. О театре: В 4-х т. М., 1974. Т. 1. С. 385.

29

30

Vakhtangov. Vol. 2. P. 190.

30

Markov, Pavel. On Theatre. 4 vols. Moscow, 1974. Vol. 1. P. 385.

NORWAY - RUSSIA: ON THE CROSSROADS OF CULTURES

181


DECEMBER 12, 1863 – JANUARY 23, 1944

Спецвыпуск журнала "Третьяковская Галерея" - НОРВЕГИЯ - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР  

МНОГОГРАННАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА НОРВЕГИИ, ТВОРЧЕСКИЕ СВЯЗИ ДЕЯТЕЛЕЙ ИСКУССТВА НАШИХ СТРАН ВПЕРВЫЕ С ТАКОЙ ШИРОТОЙ И ПОЛНОТОЙ ПРЕДСТАВЛЕ...