Page 1


Предисловие ОБЩЕСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА

Реалистическая теория и созидательная практика ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ СОЦИАЛИЗМА

СОЦИАЛИЗМ: ХХI ВЕК Поиск путей к справедливому строю – с учетом объективных реалий, современных запросов и уровня сознательности людей

Киев ООО «Друкарня «Бізнесполіграф» 2013

1


УДК 141.82’’20’’ ББК 66.1 С69

Редакційна рада проекту: П.М.Симоненко, І.В.Алексєєв, Г.В.Буйко, Г.К.Крючков, І.І.Мигович, В.П.Харченко, Ю.В.Шиловцев МИГОВИЧ І.І. , АРСЕЄНКО А.Г., САПРИКІН В.О. та ін.

С69 Cоціалізм: ХХІ століття. – К.: ТОВ «Друкарня «Бізнесполіграф», 2013. – 488 с. Мова рос. ISBN 978-966-139-004-0

Авторський колектив:

І.І.Мигович – доктор філософських наук, професор (керівник); А.Г.Арсеєнко – кандидат історичних наук, провідний науковий співробітник; Є.М.Герасимов – кандидат філософських наук, доцент; О.В.Дудчак – кандидат економічних наук; Ю.В. Латиш – кандидат історичних наук, доцент; В.О.Саприкін – доктор філософських наук, професор. Рецензенти: доктор філософських наук Є.І.Суїменко, доктор історичних наук Ю.В.Шиловцев У суспільних умовах, що змінилися на перетині XX–XXI століть, уявлення про подальші шляхи людства, про соціалізм потребують глибокого всебічного аналізу і розвитку. Автори цього видання прагнуть осмислити основи соціалізму в марксистськоленінському його розумінні, беручи до уваги об’єктивні суспільні реалії, сучасні запити та рівень свідомості людей. Книга призначена передусім для молодих комуністів, прибічників лівих поглядів, дослідників проблем соціалізму, студентів та аспірантів, для читачів мислячих, небайдужих, зацікавлених проблемами прогресивного розвитку людства у XXI столітті.

Рекомендовано до друку Вченою радою Інституту проблем соціалізму (протокол № 1 від 28 грудня 2012 року). Відповідальний редактор І.І.Мигович УДК 141.82’’20’’ ББК 66.1

ISBN 978-966-139-004-0

© І.І.Мигович, А.Г. Арсеєнко, В.О. Саприкін та ін., 2013 © Інститут проблем соціалізму, 2013 © ТОВ «Друкарня «Бізнесполіграф», 2013


СОЦИАЛИЗМ: XXI ВЕК

3

ОГЛАВЛЕ НИЕ

Предисловие ..................................................................................4 Глава 1. От социальных утопий – к науке и общественной практике .........................................................14 Глава 2. Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества.......................................87 Глава 3. Альтернативы исторического пути Украины ......................157 Глава 4. Мировой социализм: динамичное развитие, трудные испытания ...............................................232 Глава 5. Современный мир в тисках глобального империализма ......................................................302 Глава 6. Международное коммунистическое движение на рубеже веков ......................................................354 Глава 7. Социалистическая перспектива Украины...............................446 Послесловие ...............................................................................471


4

ПРЕДИСЛОВИЕ Стремление предложить читателям доступное издание, посвященное социализму, обусловлено тем, что на отечественном книжном рынке литература по данной проблеме практически отсутствует. После контрреволюционного переворота 1991 года в Украине социалистическое учение, как и марксизм-ленинизм в целом, оказались вместе с Коммунистической партией фактически под антиконституционным запретом. В социальных науках надолго восторжествовала махровая буржуазно-либеральная и националистическая идеология. Поиск ответов на животрепещущие жизненные вопросы в обществоведении свелся к апологетике реставрируемых капиталистических отношений, обоснованию антинародных буржуазных «реформ», вытравливанию из массового сознания социалистических представлений и ценностей. С этой целью всячески фальсифицируется и извращается советское прошлое, навязываются культ потребительства и насилия, бездуховность, мистика и предрассудки, стимулируются шовинизм и ксенофобия. Вместо подлинных теоретических изысканий на диалектической основе, кропотливого исследовательского труда большинство научных работников, сменив на 180 градусов свои ориентации, занялись волюнтаристскими, позитивистскими, идеалистическими заимствованиями и их приспособлением в интересах сформировавшегося за истекшие годы в стране кланово-олигархического режима. Однако стремление к истине окончательно не затухало даже в самые критические моменты, когда подавлялись любые попытки марксистских оценок происходящих процессов и альтернативных предложений марксистов, направленных на сохранение социалистических завоеваний, прогрессивное развитие Украины. Разобраться в непривычных, динамично меняющихся, сложных перипетиях общественно-политической жизни можно было лишь путем выяснения движущих сил, их классовых интересов и подлинных целей, т.е. на методологической основе учения К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина, требующего для определения партийной стратегии и тактики научного, диалектического подхода, конкретного анализа конкретной ситуации.1 Во мраке бандитско-бандеровского разгула в Украине часть ученыхобществоведов сохранили идейные убеждения и научную этику. Одни из них способствовали обоснованию программных целей левых партий; другие честно и объективно разрабатывали актуальные проблемы в ака-


5 демической среде; третьи, в меру возможностей, с марксистских позиций излагали учебные курсы в вузах. А наиболее принципиальные самоотверженно работали в области дальнейшего развития марксистсколенинской теории. Все они защищали ее от искажений и ниспровержения оппонентами и противниками. Делали это в научных сообществах, политических кружках, среди прогрессивной общественности. Именно такую деятельность вели до последних дней своей подвижнической жизни профессор Марк Евсеевич Добрускин в Харькове, член-корреспондент НАН Украины Сергей Иванович Дорогунцов в Киеве, доктор исторических наук Виталий Иванович Масловский во Львове, кандидат философских наук Анатолий Захарович Шиш в Ивано-Франковске, многие другие коммунисты. В 90-е годы в ряде городов были созданы ячейки ученых социалистической ориентации, действовали марксистские кружки, неформальные исследовательские группы в академических институтах и вузах Киева, Донецка, Днепропетровска, Севастополя, Луцка и других региональных центров. Они составили ядро созданного в 2001 году Всеукраинского общественного объединения «Интеллигенция за социализм», первым руководителем которого был профессор Б.В.Новиков. Посильный вклад группа ученых-марксистов внесла в разработку Программы возрожденной Компартии Украины, принятой ее II (ХХХ) съездом 12 марта 1995 года, а также Устава, утвержденного I съездом КПУ 19 июня 1993 г., послужившего юридическим основанием для регистрации партии Министерством юстиции, ее деятельности и становления. Этому предшествовала большая аналитическая, исследовательская работа товарищей А.А.Валуйского, А.П.Гоша, И.П.Грущенко, С.И.Гуренко, Г.К.Крючкова, А.И.Мартынюка, А.А.Метешкина, В.М.Орлова, В.Ф.Погорилко, В.Ф.Солдатенко, Ю.В.Шиловцева, И.С.Хмиля и других известных научных и общественных деятелей. Собранная документальная, источниковедческая база способствовала тому, что Конституционный Суд Украины (КСУ) после обстоятельного длительного рассмотрения в декабре 2001 года сделал вывод: для запрета деятельности Компартии Украины не было ни фактических, ни правовых оснований. Признание неконституционными указов Президиума Верховного Совета Украины о прекращении деятельности и запрете в августе 1991 года деятельности Коммунистической партии Украины имело огромное правовое, политическое и моральное значение. Этим решением КСУ была восстановлена справедливость и законные права миллионов граждан различных поколений, которые в рядах Компартии Украины прошли большую школу социалистического созидания, управления, воспитания, реализации творческих сил и способностей.2


6

СОЦИАЛИЗМ: XXI ВЕК

Важными вехами на пройденном пути были съезды, избирательные кампании, научные конференции и другие акции возрожденной Компартии Украины, требующие каждый раз глубокой теоретической подготовки, обоснования, конкретизации политических установок. В этом контексте необходимо отметить проведенные ЦК КПУ международные научно-практическую конференцию «Перспективы левой идеологии в условиях общественных трансформаций» (14 –15 октября 2003 г.), «круглый стол» на тему «Коммунистические и рабочие партии в условиях глобального кризиса капитализма: стратегия и тактика» (18 июня 2011 года), а также ряд конференций (2009, 2010 и 2011 годов), состоявшихся на базе факультета социологии и права Киевского национального политехнического университета и посвященных современным проблемам марксизма. Усилия коммунистов-обществоведов на постсоветском пространстве сосредоточены на том, чтобы дать научно обоснованные ответы на актуальные вопросы современности, выявить и раскрыть существенные признаки империализма эпохи глобализации. Главными среди них являются следующие: – окончательное порабощение капитала производственного, промышленного капиталом финансовым, спекулятивным; –превращение рыночных отношений в искусственный механизм внешнеэкономического принуждения, неэквивалентного обмена и ограбления целых стран и народов; – установление глобальной модели «международного разделения труда», закрепляющего вопиющую несправедливость и социальное неравенство в планетарных масштабах; – бурный рост политического влияния транснациональных корпораций и финансово-промышленных групп. Усиление их претензий на неограниченное господство; – утрата национальными правительствами контроля над процессами в экономике. Ревизия фундаментальных норм международного права, использование с этой целью структур глобальной власти (типа Всемирного банка, МВФ и др.); – информационно-культурная экспансия как форма современной агрессии. Духовная унификация на самом примитивном уровне. Нивелирование национальной самобытности стран и народов; –паразитизм транснационального капитала. Узурпация им выгод от внедрения высоких технологий и закрепления за собой прав интеллектуальной собственности при обнищании остального мира. Торможение научно-технического прогресса в невыгодных империализму зонах, прежде всего на постсоветском пространстве.3


Предисловие

7

В острой политической борьбе с классовыми врагами трудящихся Компартией Украины сделано немало на идейно-теоретическом фронте. А именно: – определены реакционная сущность сформировавшегося в ходе реставрации капитализма кланово-олигархического режима в стране, показана его несовместимость с интересами трудящихся; – дан объективный анализ разрушения сложившейся при Советской власти социально-классовой структуры населения, раскрыты причины нравственной деградации значительной части украинского социума; – предложены оптимальные варианты социально-культурного сохранения и развития общества; – защищается историческая правда и справедливость в оценках Великой Отечественной войны, социалистического строительства, советской цивилизации; – последовательно утверждается диалектическое единство социалистического и национального в развитии Украины; – обосновывается демократическая, гуманная позиция в государственноцерковных отношениях, вопросах свободы совести и слова; – разоблачаются буржуазно-клерикальные и либеральные фальсификации государственного и общественно-политического развития страны, предательская и прислужническая роль украинского буржуазного национализма, его русофобия, антисемитизм; –доказывается необходимость объединения левых сил для успеха в борьбе с правящими режимами; – определяются приоритеты национальной геополитики в меняющемся мире. Существенную роль в популяризации и защите марксистско-ленинского теоретического наследия сыграл журнал «Что делать?», который несколько лет выходил благодаря народному депутату Украины III – IV созывов, члену-корреспонденту НАН Украины, профессору В.Ф.Сиренко и журналисту И.Г.Бойко. Созданное в конце сложных 90-х годов прошлого века издательство «Оріяни» наряду с указанным журналом-дайджестом левой оппозиции выпускало также интересные и крайне нужные коммунистам и их сторонникам книги и брошюры. Активизации идейно-теоретической жизни в партии способствовало возобновление в 1999 году издания журнала «Комуніст України», который возглавляет вдумчивый журналист-исследователь В.Ф.Харченко. Организован выпуск общественной библиотеки «Революционная теория и созидательная практика». За три года в этой серии увидело свет около 20 книг, органически сочетающих научный подход и конструктивность в освещении поднятых тем.


8

СОЦИАЛИЗМ: XXI ВЕК

Серьезным испытанием для коммунистов-обществоведов стало участие в подготовке новой редакции Программы, которую в 2011 году принял 44-й съезд КПУ.4 Сегодня более 500 докторов и кандидатов наук являются членами Компартии Украины. Возобновляется подготовка и защита диссертаций на марксистской методологической основе по истории, социологии,социальной философии, политологии и другим общественным наукам. Существенным подспорьем служат для многих из них контакты с российскими коллегами, изучение трудов ученых социалистической ориентации, международные научные конференции, которые проводил творческий коллектив «Марксовские чтения», действовавший на базе Института философии РАН, с участием общественных организаций РУСО и «Союз», журнал ЦК КПРФ «Политическое просвещение», документы и периодические издания крупных компартий мира, тематические публикации «Правды», «Экономической и философской газеты». Внешние источники интересны и ценны, но иногда в них трудно разобраться, особенно по вопросам межпартийных дискуссий и критики. Последняя порой выглядит тенденциозной, неэтичной, а иногда – злобной. На украинском книжном рынке отечественной литературы о теории и практике социализма практически нет. Выпускаемая же на эту тему за рубежом – малодоступна, не в последнюю очередь из-за финансового, языкового и прочих барьеров. Исключениями явились изданные в Москве на русском языке книги американских марксистов Джона Беллами Фостера «Откровенный империализм – “бремя белого человека”…» (2007 г.), Дэвида Харви «Краткая история неолиберализма» (2007 г.), ирландского ученого Терри Иглтона «Почему Маркс был прав» (2012 г.) и некоторые другие. Но таких «ласточек» буквально единицы. Сегодня даже журналы из других республик недоступны украинскому читателю (по финансовым, техническим, иным причинам). Да и серьезную науку в них трудно отыскать. Отрадное исключение составляют книга Ф.Н.Клоцвога «Социализм. Теория. Опыт. Перспективы» / Изд. второе, переработанное и дополненное. (М., 2008), коллективный труд ученых во главе с И.М.Братищевым «Исторический опыт социализма и его развитие в XXI веке. Анализ, реальность, перспективы» (М., 2009), работа В.С.Шевелухи «Социализм и условия его возрождения в России» (М., 2012). Большинству же изданий этой тематики присущ буржуазно-апологетический характер, в них часто под видом критического, «творческого» подхода подвергается, главным образом, изобличению советский вариант жизненного устройства как «отступление» от «аутентичного» марксизма или предлагаются пути его «усовершенствования» преимущественно в либеральном или неотроцкистском духе. В подтверждение этого вывода сошлемся на следующие книги: А.В.Бузгалин.


Предисловие

9

Ренессанс социализма. М., 2003; А.И.Колганов. Что такое социализм? Марксистская версия. М., 2011; М.И.Воейков. За критический марксизм. Полемика с учеными. М., 2011. Названные работы в целом интересны, но рассчитаны на подготовленного читателя, требуют четкого классового, критического подхода. Заметны крайности их содержания: субъективизм в оценках советского социализма, псевдоноваторское его прочтение, а фактически – опровержение. Обычными для подобных изданий являются следующие определения: тоталитарный, неразвитый, государственнокапиталистический, сталинский, репрессивный, казарменный, мутационный, квазисоциалистический, извращенный и другие ярлыки на советский строй. Некоторые авторы вообще отрицают его причастность к социализму. М.И.Воейков, например, делает вывод: «Сейчас необходимо вырабатывать другое понимание социализма». Почему? Ибо от былого «механистического определения социализма почти все отказались»5. Аргументация, мягко говоря, неубедительная. Такое «обогащение» марксизма-ленинизма далеко и от революционного учения, и от исторической правды, и от классовых интересов трудящихся. У многих подобных сторонников «совершенствования» социализма нет конструктивных идей, созидательных подходов. Так, один из авторов предлагает новую, «универсальную» и вместе с тем «индивидуальную», «четвертую» политическую теорию («в отличие от социализма, либерализма и фашизма»). Такой он считает «Высокий Коммунитаризм»6. Другой автор агитирует за мегатеорию – «Полилогию современного мира», которая якобы генерализует Марксов «Капитал» как свою составную часть7. Действующая в Подмосковье межпартийная группа «Коммунистическая теория» разработала «исходные положения» своего учения, обосновывающего «вторую социалистическую революцию, которая быстро перейдет в коммунистическую»...8. Для пытливого харьковского исследователя желаемое будущее видится по-своему – как «справедливизм»9. Среди части интеллигенции становится популярной футурологическая концепция технокоммунизма.10 Стремление предложить новые радикальные учения благородно, но не всегда продуктивно. Оно в чем-то напоминает попытки «изобретения велосипеда». В нем под различными псевдонаучными вывесками чаще всего содержатся политическая эклектика и невежество. А иногда и сомнительный политический умысел. Ведь принципиальные положения научного социализма, обоснованные классиками марксизма-ленинизма, остаются в силе, его практика прошла исторические испытания, сегодня она совершенствуется созидательной деятельностью четвертой части населения планеты. Нельзя не учитывать и такое обстоятельство. За последние десятилетия в мире, особенно на Западе, возникли и обретают популярность радикальные движения за пределами марксизма. Буржуазная пропаган-


10

СОЦИАЛИЗМ: XXI ВЕК

да широко и охотно афиширует феминисток, защитников окружающей среды, борцов за равноправие сексуальных и этнических меньшинств, за права животных, антиглобалистов и другие движения. Их представляют как смену якобы устаревшему марксизму, свидетельства изживания классовой борьбы, как современные целесообразные формы общественнополитической деятельности. Традиционные коммунисты и другие политические левые, это, мол, лишь инерция, эхо постклассового, постиндустриального общества. Как отмечает Иглтон, «одно из наиболее активно развивающихся новых политических течений известно под именем антикапиталистического движения, так что здесь трудно усмотреть хоть сколько-нибудь решительный разрыв с марксизмом»11. И хотя, по его мнению, пока что «сдвиг от марксизма к антикапитализму едва ли можно признать громадным», этот процесс требует пристального внимания, вдумчивого анализа и прогнозирования. Он поучителен и для наших условий, где ширится и стимулируется властями протестное движение правонационалистических сил, заметно их стремление оттеснять коммунистов от лидерства в борьбе за обновленный социализм и т.п. тенденции. Многим согражданам импонирует китайский социализм с национальной спецификой, учитывающий историю, культуру КНР, менталитет, традиции, психологию ее народов. Отдельная тема в этой связи – попытки ревизии марксистсколенинского учения о рабочем классе. Во многих публикациях отчетливо прослеживается тенденция к его расширительному толкованию, вплоть до подмены т.н. «средним классом», нивелирования и полного отрицания на почве естественных изменений в природе пролетариата под воздействием научно-технического прогресса. На ряд вопросов этой темы убедительно отвечает профессор Московского госуниверситета им.М.В.Ломоносова, политический обозреватель «Правды» В.В.Трушков в книгах «Пролетариат современной России» и «Ленинизм на баррикадах современности», которые увидели свет в конце прошлого года в Москве и Киеве. Состояние, проблемы дальнейшего формирования и пути выполнения рабочим классом Украины своей исторической миссии в новых условиях также заслуживают глубоких научных исследований. Учитывая это, в докладе на 44-м съезде Компартии Украины (июнь 2011 г.) первый секретарь ЦК КПУ П.Н.Симоненко подчеркнул: «Сегодня крайне важно придать всей партийной работе идеологическую остроту и обеспечить ее теоретическое марксистско-ленинское обоснование.., коренным образом изменить отношение к идейно-теоретической подготовке кадров, организовать, наконец, системное политическое обучение партийцев, особенно – нашего молодого пополнения».12


Предисловие

11

Таким образом, многие проблемы социализма требуют сегодня всестороннего изучения, теоретического обоснования и утверждения – как у нас в стране, так и на постсоветском пространстве, в мировом масштабе. Конечно, активный читатель может обратиться к изданиям советского периода. Однако они ныне выглядят односторонними, заидеологизированными, не отвечают новым условиям и запросам. К тому же учебники по научному коммунизму, диалектическому и историческому материализму, политической экономии, социалистической этике и эстетике после контрреволюционного переворота 1991 года поспешно, по-инквизиторски уничтожались обезумевшими руховцами и антисоветской властью. Поэтому сегодня они представляют библиографическую редкость. Вступающие в самостоятельную жизнь выпускники буржуазной школы не получили в ней элементарных знаний о социализме; искусственно и коварно зомбированные в антикоммунистическом духе, они имеют искаженные, поверхностные представления об общественных науках, усвоили примитивные, прокапиталистические представления, установки и ориентации. Только реально встречаясь с жестокой, бесчеловечной буржуазной действительностью, многие юноши и девушки, особенно из обездоленных, малоимущих семей, начинают искать ответы на мучающие их вопросы: кто виноват, как жить, что делать? В помощь именно таким мыслящим молодым соотечественникам подготовлена эта книга. Авторский коллектив поставил перед собой цель рассказать правду о социализме как закономерном явлении новейшей истории, его современном состоянии, альтернативе развития человечества в ХХI веке. Этим термином (от лат. socialis, франц. socialisme – общественный) определяется система научных взглядов и духовных ценностей, революционная политика и созидательная практика, направленная на уничтожение эксплуатации человека человеком, его гармоничное развитие на гуманистических началах, прогрессивный процесс постепенного перехода к коммунистической формации. Важнейшие признаки социалистического уклада жизни – реальная власть трудящихся, господство общенародной собственности, плановый характер экономики, социальное равенство и справедливость, свобода и творческая самореализация личности на основе принципа «от каждого – по способностям, каждому – по труду», ведущая роль рабочего класса и его политического авангарда, мирное сосуществование и безопасность народов. Теория и практика социализма постоянно развиваются, обогащаются, совершенствуются. Опираясь на традиционное понимание трудов классиков марксизма-ленинизма, сегодня интенсивно ведутся творческие поиски контуров обновленного социализма – «социализма ХХI века». В них особое внимание обращается на углубление демократических основ обще-


12

СОЦИАЛИЗМ: XXI ВЕК

ства, применение новых информационно-коммуникативных технологий в планировании, организации и управлении экономикой, на придание ей все большей социальной направленности, на учет национального фактора, экологической безопасности, других особенностей нынешнего этапа перехода к социализму. В учебной (научно-популярной) литературе принято ограничиваться изложением тех взглядов, которые уже более или менее устоялись, получили достаточное признание, вокруг которых сложились в целом приемлемые точки зрения. С учетом этого в книгу включены фрагменты из работ отечественных и зарубежных авторов, расширяющие спектр представлений по рассматриваемым проблемам теории социализма и практике его функционирования. Многие из этих работ имеются в библиотеках партийных комитетов. Интересно и полезно приобщение к широкому массиву сохранившихся в них исторических и социологических сочинений, посвященных периоду XIX–XX веков. Немало сайтов с электронными библиотеками, содержащими большое количество источников по проблемам социализма, существует в сети Интернет. Они требуют, конечно, диалектического подхода и критического отношения. Предлагаемая вниманию читателей работа не претендует на полное и систематизированное освещение истории и теории социалистической мысли. Это должно быть предметом комплексного исследования. В данном труде затрагиваются лишь те аспекты указанной темы, которые наиболее актуальны для сегодняшнего украинского общества, естественно, с учетом его недавнего этапа и в контексте сложных и многоплановых нынешних мировых реалий. К тому же в пособии отражены далеко не все выводы и уроки советского периода, проблемы «реального социализма», противоречия капиталистической системы, прогнозы их эволюции на ближайшую перспективу. Отражение всех современных тенденций в развитии социалистической теории и практики, раскрытие разнообразия существующих и возникающих при этом проблем (во многом дискуссионного характера) требуют коллективных усилий, адекватных исходных принципов, позиций, выверенной методологии. Сегодня рассчитывать на консенсус в этом отношении нереально. Наши мысли, оценки, выводы удовлетворят, конечно, не всех читателей, они в значительной степени отражают убеждения и позицию политически активной общественности, прогрессивных исследователей, придерживающихся левых взглядов и ориентаций. Надеемся, что наши сторонники получат возможность ознакомиться с основами социалистического учения в их традиционном и вместе с тем современном понимании, инакомыслящие – четче уяснят себе, с чем они не согласны, против чего же, собственно, выступают, а пассивное большин-


Предисловие

13

ство (сомневающиеся, индифферентные, пробуждающиеся) обогатится обществоведческими знаниями. Все продвинутся в понимании социальной справедливости и свободы, демократии и гуманизма, смогут активнее заняться творческим самоутверждением. Работу подготовил авторский коллектив в следующем составе: И.И.Мигович, доктор философских наук, профессор, руководитель коллектива (предисловие, главы 1 и 7); В.А.Сапрыкин, доктор философских наук, профессор (глава 2); А.Г.Арсеенко, кандидат исторических наук (глава 6, послесловие); Е.Н.Герасимов, кандидат философских наук, доцент (глава 4); А.В.Дудчак, кандидат экономических наук (глава 5); Ю.В.Латыш, кандидат исторических наук, доцент (глава 3). Признавая научные дискуссии оптимальным способом в поисках истины и благотворными в цивилизованной атмосфере оппонентов, приглашаем читателей к непредубежденным размышлениям и своим выводам из представленных нами концепций и взглядов.

ПРИМЕЧАНИЯ См.: Ленин В.И. Полное собрание сочинений (далее ПСС), т.41, с.136. См.: Відновлена справедливість. Матеріали розгляду Конституційним судом України справи щодо конституційності указів Президії Верховної Ради України від 26 серпня 1991 року «Про тимчасове припинення діяльності Компартії України» та від 30 серпня 1991 року «Про заборону діяльності Компартії України». К., 2005. 3 См.: Мысль и слово – наше оружие. Выступление председателя Совета СКП– КПСС и ЦК КПРФ Г.А.Зюганова на XIV (октябрьском) совместном пленуме ЦК и ЦКРК КПРФ / Газ. «Правда», 2012, №119, 30– 31 октября. 4 Программа Коммунистической партии Украины. Устав Коммунистической партии Украины. К., 2011. 5 М.И.Воейков. За критический марксизм. Полемика с учеными. М., 2011, с.98. 6 См.: Кирилл Мямлин. Высокий Коммунитаризм как русская идея. М., 2011. 7 См.: А.Т.Харчевников. Критическая теория социализма (Политическая технология). М., 2011. 8 См.: Исходные положения современной коммунистической теории ИП– 1. М., 2010. 9 В.И.Диденко. Предлагаю построить справедливизм, или Почему пал социализм и как теперь нам быть. Х., 2012. 10 Подр. см.: Лазаревич А. Технокоммунизм [электронный ресурс] / А.Лазаревич // Энциклопедия «Ключ к будущему». – Режим доступа до ст.: http://tehnocosm.narod. ru/k2f/technocommunism.htm 11 Терри Иглтон. Почему Маркс был прав. М., 2012, с.263. 12 Материалы 44-го съезда Коммунистической партии Украины. К., 2011, с.49–50. 1

2


14

Глава 1. ОТ СОЦИАЛЬНЫХ УТОПИЙ – К НАУКЕ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ПРАКТИКЕ

Общество как развивающаяся социальная система Часто употребляемый термин «общество» означает в широком смысле обособившуюся от природы часть материального мира, представляющую собой исторически развивающуюся форму жизнедеятельности людей. В узком смысле под этим словом подразумевают определенный этап человеческой истории или отдельное, конкретное объединение людей (социальный организм), например, граждане страны, совокупность индивидов с единым интересом (профессиональным, любительским и т.п.). Основа, начальная клетка общества в любом случае – человек, представляющий собой высшую ступень живых организмов на Земле. Он – «малый мир», микрокосм, сложный, разумный, одухотворенный, динамичный и творческий организм, обладающий активностью в общественной жизни. Выдающийся философ И.Кант, дуалистически понимая Человека (как существа, принадлежащего двум различным мирам – природной необходимости и нравственной свободе), в своих исследованиях (антропологии) выделял то, «…что делает из человека природа…», и то, «…что он, как свободно действующее существо, делает или может и должен делать из себя сам»1. Поэтому выделяют внешний (взаимосвязи с миром и себе подобными) и внутренний аспекты жизнедеятельности личности. Каждый индивид живет в историческом времени и пространстве, подвергается влияниям природы, взаимодействует с окружающим миром, развивается от одного этапа (состояния) к другому, как правило, от низшего к высшему. Различные процессы и механизмы функционирования личности и общества изучают гуманитарные и социальные науки. Человек при этом имеет определенный статус (позицию в группе, социуме в целом), выполняет соответствующие роли, на основе динамично меняющейся совокупности прав, обязанностей, норм. Общество и личность развиваются, усложняются. Так, в начале нашей эры на Земле жило около 230 млн.чел. К XIX в. их численность достигла 1 млрд. За последние два века она увеличилась до 7 млрд., а к 2050 году, по мнению демографов, превысит 9 млрд. человек. Большие перемены одновременно происходят в условиях и образе жизни, структуре потребностей, отношениях между людьми. Потребности – движущая сила социализации и самореализации личности, главный мотив ее деятельности, важнейшее условие воспроизвод-


15 ства и развития человечества. В широком смысле потребности – это ситуации в обществе, требующие государственного или общественного регулирования. Ведь люди начинают целенаправленно действовать, ощущая в чем-то нужду, необходимость (еде, жилье, одежде, безопасности, общении и т.д.), а удовлетворив потребности, успокаиваются. Этим термином обозначают, иными словами, условия, подвигающие к чему-то, являющиеся причиной действий человека, социальной общности. Выражая состояние зависимости индивида, группы и общества в целом от объективного содержания условий их существования, потребности побуждают их к целенаправленной активности в соответствующих сферах. Объединяя усилия с другими людьми, человек постепенно преодолевает свою зависимость от внешних условий, в процессе совместной деятельности удовлетворяет и обогащает круг своих потребностей, расширяет возможности и сферу их реализации. Потребности делятся на биологические и социальные, материальные и духовные, предметные и функциональные, индивидуальные, групповые и общественные, естественные и искусственные, здоровые и вредные. Известный американский психолог А.Маслоу выделял пять их видов: физиологические; безопасности и качества жизни; социальные; престижа; самореализации в творческом самовыражении (см. схему).


16

Глава I

Ученые и жизнь доказали существование закона возвышения человеческих потребностей, согласно которому удовлетворение одних, самых необходимых, предопределяет возникновение новых, более сложных. Глубоко осознанные личностью, социальными группами потребности становятся их интересами, служат побудительными мотивами для целенаправленных действий индивидов и общества. Совокупность людей, занимающих одну и ту же позицию (ячейку общества) или выполняющих идентичную роль, называют социальной группой. Ее параметры могут колебаться от нескольких человек (малые группы) до сотен тысяч и миллионов людей (большие группы). Они, в свою очередь, подразделяются на половозрастные, этнонациональные, профессиональные, экономические, статусные, языковые, религиозные, политические и другие группы. Каждая из них представляет собой конкретную разновидность общих, социальных групп. Для обеспечения своих потребностей и интересов люди постепенно сформировали социальные институты (производство, семья, школа, религия, государство и пр.). Самым древним среди них считается производство – оно насчитывает около 2 млн. лет. Именно тогда предок человека впервые взял в руки орудие труда. Семья в зачаточной форме появилась около 500 тыс. лет тому назад, обществу – 40 тыс., армии и государству – 10 тыс. лет. Постепенно сформировались специализированные институты: экономические (собственность, деньги, предприятия, рынок), политические (суды, парламенты, партии, президентство), культурные (церковь, учебные заведения, развлекательные учреждения, пресса и т.д.). Каждый из них представлен совокупностью людей, объединенных в организации. Все вместе они образуют социальную систему. Ее составные части (социальные институты, отношения, процессы, механизмы), функционируя и взаимодействуя, обеспечивают удовлетворение многообразных потребностей и интересов людей. Системность общества требует адекватного (комплексного) его исследования, управления, прогнозирования.2 Методологической основой для такого подхода служат принципы диалектики (всеобщей связи явлений, развития, противоречий и др.). С позиций материалистического понимания истории возникновение, функционирование, развитие и смена социальных систем рассматриваются как естественноисторический процесс. Исходными связями при этом выступают производственные отношения. Как доказали К.Маркс и Ф.Энгельс, происходящие в них многообразные процессы обусловлены в конечном счете изменениями производительных сил, составляющими базис общества. Это касается также образования и существования классов. Предпосылки их возникновения – установление частной собственности на средства производства, возникновение общественного разделения труда, рост производительных сил, который привел


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

17

к появлению прибавочного продукта. Классы представляют собой, согласно определению В.И.Ленина, «большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают»3. Объективные условия существования любого класса, его место в системе общественного производства определяют жизненные потребности человеческого развития; последние, будучи осознанными, становятся глубинными интересами, направляют устремления данного класса, его политику. Классовый интерес пролетариев заставляет их думать над условиями своего освобождения от эксплуатации, объединяться, бороться с капиталистами. Интерес выступает, таким образом, в качестве двигателя классовой борьбы, способствует разрешению главного в обществе противоречия – между трудом и капиталом, смене и нормальному функционированию социальной системы, ее прогрессивному развитию. Буржуазные ученые, признавая системный анализ, считают его «универсальным», единственным средством для объединения всех явлений природы и общественной жизни, используют для апологетики капиталистического государства как «идеального», вечного, надклассового. Присущие их объектам отдельные качества, признаки пересекаются, взаимосвязаны, дополняют главные. Совокупность всех социальных групп образует социальный состав населения. Он динамичен, растет количественно, усложняется внутренне, претерпевает глубокие качественные изменения. Так, по историческим и археологических данным, в период появления человека разумного (homo sapiens) представителей одного вида насчитывалось около 500 тыс. чел. В таких условиях повышается роль и значение социального действия. Под этим термином понимают поведенческий акт (единицы поведения), совершаемый субъектами (представителями общества, социальными группами) в данном месте и в данное время. Такая формула социального действия (целенаправленные усилия) служит ориентацией, примером, мотивацией для других социальных групп. Их еще именуют акторами. К ним относятся большие общности (нации, государства, различные ветви власти, партии, лоббистские группы, силовые структуры, межнациональные корпорации, международные объединения и т.д.), а также их представители. Даже после такого сжатого изложения прописных истин социологии очевидно, что общество – это сложная, своеобразная социальная система. Ему органически присуща системность как основополагающая, интеграционная характеристика. А его научное рассмотрение предполагает и тре-


18

Глава I

бует системного подхода. В чем сущность и особенность этих распространенных и модных терминов? Современная наука и практика убедительно свидетельствуют о том, что окружающий нас мир – и материальный, и идеальный – составляют не отдельные, изолированные друг от друга явления и процессы, а совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих объектов, определенного рода системные, целостные образования. Это требует адекватного (комплексного), в многообразии и динамике их исследования. Разработка проблем системности, в т.ч. в социальной сфере, приобрела определяющее значение в познании и преобразовании действительности, управленческой деятельности, геополитике и других областях. Английский историк А.Тойнби, германский философ К.Ясперс и другие виднейшие представители общественной мысли пришли к выводу, что выход из глубокого кризиса, в котором на рубеже веков оказалось человечество, состоит в объединении мира в единую систему, в одно целое, разумеется, по их мнению, на основе капитализма. Миролюбивое сообщество, утверждал Ясперс, возможно только в том случае, если Запад «сможет утвердить себя внутри человечества». Об этом же говорит и Э.Юнгер в работе под названием «Всемирное государство – организм и организация». Австрийский профессор В.Хайнрих считал принцип целостности «волшебным ключом» для успеха в научных поисках, «рационального порядка всей культурной жизни». Его коллега О.Шпанн рассматривал «универсализм» как принцип системности, целостности – единственное перспективное и эффективное средство для объяснения всех явлений природы и общественной жизни. На его основе Шпанн рисовал картину идеального, бесклассового государства, по своему характеру весьма напоминающего фашистский режим. Многие ученые Запада пытаются утвердить принцип целостности как особую философию, как методологическую основу науки. Создавая специфическую философию системности («всеобщую теорию»), абсолютизируя математические подходы и инструментарии к социальной и политической областям, буржуазные философы и социологи пытаются использовать их прежде всего для доказательств незыблемости, чрезвычайной адаптивности и непротиворечивости «общества равных возможностей и благоденствия», т.е. системы капитализма. В этом обществеорганизме «интеллектуалы» отводят себе роль мозгового и идейного центра, монополизируют процессы мышления, волеизъявления и действия, а многочисленным индивидам остается незавидный удел свободно блуждающих отдельных «атомов». Подобные претензии как несостоятельные убедительно отвергли в свое время ученые СССР, Болгарии, ГДР и других социалистических стран. Ведь подлинная методология уже давно есть. Это – марксизм-ленинизм.


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

19

Отвергая методологические претензии буржуазных ученых, следует признать, что многие из них достигли положительных результатов в исследованиях целостности науки и практики, конкретных системных образований («системотехника», «структурный функционализм», «организмизм» и др.). Несмотря на это, концепции данного направления отличаются абстрактностью, формализмом, односторонностью. Марксисты считают его одним из конкретных проявлений диалектической тенденции в современном познании, которая постепенно пробивает себе дорогу через частокол метафизических, идеалистических и прочих представлений. В таких муках, по словам В.И.Ленина, естествознание «рожает диалектический материализм»4. В Советском Союзе подготовлено и издано множество фундаментальных работ, в которых глубоко раскрыт системный характер действительности, соответствующие методы ее познания и пути преобразования. Широкое признание получили труды В.Г.Афанасьева, И.В.Блауберга, В.М.Глушкова, В.С.Тюхтина, Ю.И.Черняка, Э.Г.Юдина и других авторов. К сожалению, постановка и обоснование ими широкого круга научных и практических, прежде всего управленческих, проблем не получили вовремя должного понимания и реальной поддержки руководства страны. В условиях капитализма, с присущей ему рыночной стихией, монополизацией общественной жизни, социальными язвами и духовной ограниченностью, системный подход в управлении различными сферами связан интересами капитала, носит избирательный, вспомогательный характер. Это сужает творческие возможности учета системности, комплексности природной, особенно социальной действительности, наличия множества органичных связей между компонентами системы, системой и средой, данной системы с другими как по горизонтали, так и по вертикали. Имеется в виду многообразная, весьма сложная и многоплановая стыковка различных сфер действительности, широкий спектр объектов социального порядка, включая вещественно-энергетические, человеческие, человековещественные. Преобладание на Западе в общественной мысли и политике традиционных методов и средств, крайний корпоративизм и прагматизм исчерпывают свой потенциал. А ведь системный подход позволяет интегрировать частные проблемы, подвести их к одному знаменателю и тем самым представить их сложнейшую мозаику как единство. Именно этот подход позволяет отыскать единое интегративное качество, ту самую основу, на которой зиждется здание системы, включающую в себя и преобразующую по собственным закономерностям, правилам множество объектов, процессов, явлений, на первый взгляд, слабо связанных между собой, автономных. Некоторые ученые считают перспективным формирование интегративной науки – системологии, с собственными методологически-


20

Глава I

ми основами, категорийным и математическим аппаратом, заслуживающим статусом5. Ряд авторов полагают, что у нее почти вековая история, так как специальные системные концепции возникли в 20—30-х годах ХХ ст. Однако их истоки следует искать значительно ранее. Разве эволюционное учение Ч.Дарвина не было системным? Образцом такого похода в обществознании может служить «Капитал» К.Маркса6. Идеи целостности, структурности, универсальности, многообразия форм связей в рамках общей теории систем сегодня органически присущи диалектическому методу, пронизывают все его важнейшие принципы и понятия. Зачем некая новая, «промежуточная» или «особая» методология, когда есть прочная научная, марксистская методология, ее различные уровни? Основывающийся на ней системный подход представляет собой лишь грань, сторону, момент этой методологии, конкретизацию и углубление диалектико-материалистического учения о взаимности связи и развитии предметов и явлений действительности. Как такой, этот подход дает новые системные измерения, новые родовые параметры действительности. Обладая своей «технологией», теория системности играет в обществе специфическую роль, характеризующуюся направленностью научного познания в целом на создание эффективных средств управления как трудовыми, так и социальными явлениями. Прогрессивные зарубежные и отечественные ученые обращают внимание на необходимость системного изучения современной действительности, в особенности злободневных экономических, социальных, этнокультурных и других систем, присущих глобализированному обществу. Системный подход перспективен не столько в его дальнейшей логикоматематической формализации на основе достижений кибернетики, сколько в глубоком и всестороннем применении его к конкретным, сложившимся явлениям и процессам действительности путем широкого развертывания прикладных исследований и разработок. Сегодня системные представления и подходы становятся важным условием научного познания и практики, прежде всего управления народным хозяйством и социальными процессами. Актуализируется объективносистемная организация природной и социальной действительности, необходимость комплексного, оптимального освоения и преобразования естественной среды и общества. Ведущая тенденция современности – усиление социализации природы и экологизации общественной жизни, углубление их взаимозависимости и взаимодействия. В условиях глобализации неуклонно и быстро растет динамизм как интеграционных, так и дезинтеграционных процессов. Как никогда ранее, очевидна истина: все в жизни взаимосвязано; решение одной проблемы зависит от множества факторов и способов; все проблемы приобретают системный, комплексный харак-


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

21

тер. Степень внутрисистемной детерминации, быстрота и эффективность механизма этих процессов в решающей мере зависят от объективных общественных условий и существующей системы управления. Бурный прогресс электронно-вычислительной техники, новейшие достижения естественных и общественных наук должны быть подчинены реализации гуманных идеалов, разумных потребностей, прогрессивных устремлений Человечества. В ходе естественной эволюции сложилось большое разнообразие типов и форм общества, это понятие не имеет четкого определения и однозначного толкования в философии и социологии. Обычно под ним подразумеваются субъекты исторического процесса в виде самодостаточных организмов, имеющие определенные координаты в пространственновременном континууме человеческой истории (например, украинское общество начала ХХ в.). Одновременно под указанным термином понимают и конкретно-исторические типы социальной организации, в частности, «первобытнообщинное общество». В узком смысле, как отмечалось ранее, его употребляют для обозначения сущностных качеств любого социального коллектива (от «общества вообще» до «общества художников» и т.п.). Во всех случаях оно используется для обозначения форм социальной коллективности, реальных или типизированных общностей людей, упорядочения их жизнедеятельности, существующих при этом устойчивых отношений, связей, взаимодействий. Иными словами, общество – это результат длительного процесса совместного бытия людей, особая форма социальности, система их самообеспечивающих действий. Под этим термином чаще всего понимают относительно устойчивую систему социальных связей и отношений больших и малых групп людей, которые определились в ходе исторического развития человечества и поддерживаются силой обычаев, традиций, законов, социальных институций, а также основанных на определенном способе производства, распределения, обмена и потребления материальных и духовных благ. В этой системе интегральные свойства формируются, утверждаются и развиваются только благодаря целенаправленной деятельности людей. Соответственно общество – это прежде всего системная совокупность взаимодействующих индивидов. Такой считают только коллектив, обладающий качеством самодостаточности, т.е. способностью создавать и репродуцировать феномен общественной жизни со всеми социальными свойствами, отличающими их от природных процессов (в антитезе «общество – природа» это социум, социокультурная реальность, социальная форма движения истории, надорганический мир). Таким образом, общество – это самодостаточная социальная система, продукт совместной деятельности людей, способных собственными усилиями создавать необходимые условия для своего существования и развития.


22

Глава I

Человеческое общество за свою историю в течение примерно 40 тыс. лет не только возросло количественно, но и прошло различные этапы, обрело множество конкретных типов (роды, виды, подвиды, формы), продолжает меняться. Из школьных учебников известно: человечество развивалось от простого к сложному. Общество существовало, включая далекую эпоху, когда не было стран, государств, племена и народы довольно свободно перемещались в пространстве, осваивали новые территории. Когда большинство их обрели хозяев, процесс переселения завершился, произошло в основном их подчинение, появились границы, ограничения на основе суверенитета. Так образовались страны – части мира или территории, освоенные закрепившимися на них народами. На этой основе сформировались государства – политические институты для защиты соответствующих стран, главным образом интересов правящих сил, типы властных режимов (монархии, республики, союзы), органы правления (вожди, цари, правительства, народные собрания, парламенты и др.). Страны – это результат территориального раздела мира, народы (роды, племена, нации) – продукт этнокультурного развития населения, государства – инструмент защиты их общих интересов и безопасности. На одной территории исторически сменялись их конкретные типы и формы. Так, на территории нашей страны существовали различные племена, народы (скифы, славяне, русичи, русские, украинцы и др.), государства (Киевская Русь, Польское королевство и Литовское княжество, Османская империя, Речь Посполитая, Крымское ханство, Австро-Венгрия, Россия, Советский Союз, включая УССР, нынешняя Украина и др.). Постоянно проживая на одной местности, многие соотечественники за свою жизнь волею судьбы и обстоятельств оказывались гражданами разных стран и государств, вынуждены были приспосабливаться к меняющимся политическим режимам, социальным порядкам, т.е. к обществам. Какое соотношение между понятиями население и общество? В чем отличие второго от первого? Обществом применительно к любой эпохе считают объединение людей, отвечающее ряду критериев (признаков). Такими известный американский социолог Э.Шилз считает следующие: 1) относительно автономное состояние (не является частью какой-то более крупной социальной системы (общества); 2) браки заключаются между представителями данного социального объединения; 3) пополняется оно преимущественно за счет детей тех людей, которые уже являются признанными его представителями; 4) имеет определенную территорию, которую считает своей; 5) получило собственное название и историю; 6) выработало свою систему управления; 7) существует дольше средней продолжительности жизни определенного индивида; 8) объединено собственной общей системой ценностей, которую называют культурой7. Т.е. налицо большая


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

23

социальная группа, имеющая свою структуру, отношения, связи, механизмы, масштабы и способы функционирования. С усложнением социальной системы меняются структура и самоидентификация обществ (в зависимости от их территорий, политической организации, иных параметров). На основе ряда конкретных ведущих качеств выделяются их типы. Так, возьмем за главный признак письменность. Тогда общества разделяют на дописьменные (т.е. те, что умеют разговаривать, но не умеют писать) и письменные (которые владеют алфавитом, фиксируют звуки и слова на материальных носителях – клинопись, берестяные грамоты, книги, газеты, компьютеры). Хотя письменность возникла около 10 тыс. лет назад, еще и сегодня некоторые племена (затерявшиеся где-то в южно-американских джунглях и аравийских пустынях) с ней не знакомы. Изобретение письменности свидетельствует о достижении народом высокого уровня культуры, ускоряет его развитие. Не знающие ее народы называют дикими, отсталыми или нецивилизованными. Существует также типология, подразделяющая общества на простые и сложные. Критерием при этом выступает степень социальной дифференциации (расслоения) и многоуровневое управление. В простых обществах нет руководителей и подчиненных, богатых и бедных. Такими были первичные племена (кое-где их можно встретить и сегодня). В сложных обществах несколько классов и социальных слоев, их иерархия основывается на массе бедных и ведет к верхушке богатых, существует ряд уровней управления. Руководители и подчиненные образуют противоположные классы и группы по принципу господства и подчинения. Возникшее когда-то социальное неравенство закреплено и поддерживается юридически, экономически, религиозно, политически. Толчком к появлению таких обществ послужило зарождение самого мощного института – государства. Произошло это около 6 тыс. лет назад. Большая часть этого процесса – «инкубационный» период, в ходе которого раннее государство превратилось в прочное, сложное (до него более 3 тыс. лет существовали протогосударственные образования типа родоплеменных союзов). По ведущему территориально-государственному признаку соответственно выделяют общества британское, французское, немецкое, польское и т.д. В терминах религий долго существовали общества иудейское, буддистское, христианское, исламское и т.п. Типология обществ основывается также на способе производства средств существования. Древнейшие среди них – охотничество и собирательство. Общества этого первичного уровня состояли из локальных родственных групп, отделенных одна от другой огромными пространствами. По времени они существовали долго – сотни тысяч лет. Этот уровень называют еще протообществом или периодом человеческого стада. Его сменили скотоводство (пастушество) и ого-


24

Глава I

родничество – более эффективные способы добычи пищи и одежды благодаря приручению диких животных, выращиванию овощей. Охотники, собиратели, скотоводы вели кочевой образ жизни. На основе овощеводства развилось систематическое и интенсивное выращивание окультуренных злаков – земледелие, которое, в свою очередь, потребовало изготовления мотыги, плуга и других орудий производства, вначале деревянных, а затем металлических. С земледелием связывают рождение поселений, классов, государства, письменности и других признаков цивилизации. Они стали возможными благодаря переходу от кочевого к оседлому образу жизни. Аграрную цивилизацию свыше 200 лет назад сменила машинная индустрия (промышленность). Для нее потребовались развитие техники, подготовленные работники, кооперация с сельскохозяйственным производством, крупные поселения (города), дороги и прочая инфраструктура. Эра индустриального общества ознаменовалась бурным развитием – на основе научно-технической революции – производства товаров, продуктов и услуг; она сопровождалась интенсивным накоплением богатств и концентрацией капитала, усилением эксплуатации рабочих и крестьян, безработицей, инфляцией, пауперизацией (массовое обнищание). В середине XIX века К.Маркс предложил свою типологию обществ, получившую широкое распространение. Основанием для нее служат два главных критерия: способ производства и форма собственности. Согласно Марксу, человечество последовательно прошло такие общественные формации: первичная, рабовладельческая, феодальная и капиталистическая. Пятой он провозгласил коммунистическую формацию, которая должна наступить в будущем. В целом Маркс также понимал общество как совокупность отношений между людьми, которая образуется в процессе их совместной деятельности и исторически развивается. Мы отметили ранее системообразующие элементы общества, в роли которых выступают люди, их связи, отношения, социальные действия. Как огромный целостный организм, общество представляет собой суперсистему или огромную универсальную всечеловеческую (социальную) систему, состоящую из сложного иерархического образования (социальные группы, связи, взаимодействия, отношения). Ее элементы носят надындивидуальный, надличностный характер, интегрируясь, являются качественно определенной субстанцией, первичной по отношению к многочисленным индивидам. Последние, рождаясь, постепенно входят в существующую в обществе структуру связей и отношений, включаются в нее и проходят процесс социализации. В результате взаимодействия системообразующих элементов (факторов) общество сохраняет самостоятельность, устойчивость, воспроизводится и приобретает новое качество.


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

25

Важнейшими составными этого процесса служат выделяемые в нем условно подсистемы – экономическая, социальная, политическая, идеологическая, или структуры, институтоализация и взаимодействие которых обеспечивают системность и развитие общества. Каждая из этих наиболее общих социальных систем занимает в нем определенное место и выполняет предназначенные и присущие ей функции, обеспечивая его целостность и существование. Так, экономическая система обеспечивает производство, обмен и распределение материальных благ; социальная – социализацию индивидов; политическая – функцию социального управления и контроля; идеологическая (или духовная) – производство культурных (в узком смысле) ценностей. В этой иерархической структуре определяющей выступает экономическая система, другие – производные от нее. Однако между ними существуют обратные связи, влияния, взаимодействие. Происходящие при этом процессы образуют соответствующие сферы. Основные из них следующие: экономическая, социальная, политическая, духовная; в качестве автономной выделяют также правовую сферу (систему). Соотношение между ними отражает следующая схема.

С развитием общества в нем, наряду с указанными, возникают и другие социальные системы с соответствующими органами влияния на отдельные аспекты (процессы) его функционирования. Это, например, система образования и воспитания (школа, дошкольные учреждения), нравственного развития (морального воспитания, прекращения различных форм девиантного поведения), укрепления физического здоровья (медицинские заведения, спортивные организации) и т.д. Сама эта органичная система, по мнению К.Маркса и Ф.Энгельса, как совокупное целое, имеет свои предпосылки, а ее развитие в направлении целостности состоит именно в том, чтобы подчинить себе все элементы общества или создать из него еще от-


26

Глава I

сутствующие, но нужные ей органы. Таким образом система в ходе исторического развития превращается в целостность. В процессе функционирования общества как социетальной системы происходит взаимодействие и взаимодополнение ее сфер (подсистем), согласование и корректирование их усилий, обеспечение баланса интересов, стабильности, оптимальных результатов. При этом они должны приспосабливаться (адаптироваться) к меняющимся условиям и факторам, учитывать потребности своих субъектов, умело преодолевать возникающие проблемы и противоречия, постепенно совершенствоваться внутренне, создавать новое качество. Таким в социальной системе является кооперация и более эффективный, производительный труд группы людей, нежели усилия отдельных, не объединенных в это образование производителей. Почему и как при этом все происходит? Высокая эффективность труда достигается прежде всего за счет экономии на средства производства, его разделения, специализации, совершенствования. В кооперации, говорил Маркс, предстает как бы один, «совокупный», «комбинированный» рабочий, «вездесущий», способный все делать. Здесь возникает и неизвестное кустарю-одиночке чувство соперничества, соревнования, которое вызывает «возбуждение жизненной энергии»8. Общественные контакты, коллективный труд и новый (городской) образ жизни – все образует комплексный «самостоятельный организм». Их взаимодействие обусловливает наличие новых интегральных качеств, не свойственных его частям, компонентам. Связь между ними настолько тесна и органична, что изменение одной из них, тем более существенной, с необходимостью вызывает то или иное изменение других, а нередко и системы в целом. Оно является следствием внутреннего взаимодействия самих компонентов целостной системы, а не результатом внешних влияний, не говоря о вмешательстве несуществующих сверхъестественных, потусторонних сил. При функционировании целостной системы не только возникают новые качества, изменяются свойства исходных компонентов, но нередко, при определенных условиях, образуются и новые части (подсистемы), которые ранее отсутствовали. Так происходит возникновение новых научных направлений, социальных общностей, политических институтов, иных образований. К.Маркс и Ф.Энгельс отвергли идеалистические взгляды на систему вообще и общественную – в особенности, разработали подлинно научную классификацию, творчески применили системный подход к анализу реальной многообразной действительности. К ее исследованию ученые подходили стратегически, с позиций общественных потребностей, усматривая в них важный двигатель научного знания. Осознанные людьми, обществом


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

27

потребности становятся интересами, превращаются в целенаправленные стремления, мотивы поведения, дела и поступки людей. А формируются и определяются потребности, в конечном счете, материальным производством, объективным по своей природе. Поэтому оно создает потребление. К.Маркс в единстве рассматривал производство материала, определение способа потребления, возбуждение у потребителя потребности в созданном им продукте9. Все потребности (духовные, социальные и др.) через сложную серию опосредований, систему общественных отношений в итоге определяются и обеспечиваются производством. Материальными, производственными отношениями людей определяются иные их взаимосвязи в обществе. Как целостный организм, общество, по Марксу, есть результат естественноисторической эволюции, в основе которой лежит определенный способ производства материальных благ. Материальное производство служит главным интегративным фактором в общественном развитии; оно объединяет в итоге все многообразие социальных явлений в целостную систему. Важной предпосылкой и условием ее сохранения и развития является неоднородность и противоречивость. Всякое целое не возникает «из ничего», не появилось «ниоткуда». Оно – продукт исторического развития. В нем генетически, в преобразованном, «снятом» виде присутствуют компоненты прошлого и есть элементы, заключающие в себе возможность развития другого, более современного целого. Эти зародыши будущего вступают в противоречие, борьбу с основами настоящего, в результате которой и рождается новое, более прогрессивное общество. Вне различий, противоречий невозможны ни эволюция живой природы, ни развитие общества. Разделение труда между его людьми, различие их места в процессе общественного производства составляют важнейшую предпосылку их связей, взаимного обмена своей деятельностью и объединения тем самым в целостную систему. Уравновешенность между ее частями, их устойчивость и относительная обособленность достигаются за счет действия противоречивых сил, сцепляющих компоненты, цементирующих их в рамках единой системы. При этом происходит взаимопроникновение и «борьба» свойственных социальному организму противоречивых процессов ассимиляции и диссимиляции, взаимодействие сил притяжения и отталкивания на присущих им закономерностях. С переходом количественных изменений в качественные внутренняя борьба в целостном организме выводит его из состояния равновесия и обусловливает его дальнейшее развитие или разрушение, гибель. Когда берет верх сила интегрирующая, целое сохраняется, совершенствуется; если же побеждает сила дезинтегрирующая, целое распадается – частично или полностью. Противоречия, борьба противоположностей – важный фактор как образования целостности, так и ее движения, развития.


28

Глава I

Системные взгляды высказывало большинство мыслителей прошлого, от Аристотеля до Гегеля. Однако в классово-антагонистических общественных условиях они носили преимущественно абстрактный, идеалистический характер. Такого рода концепции не способствовали познанию и совершенствованию общества, а служили доказательству его незыблемости и вечности существующего строя. И сейчас они часто используются для обоснования социального неравенства, системы эксплуатации трудящихся, их классового угнетения. Только Карл Маркс и Фридрих Энгельс внеисторическим и идеалистическим конструкциям противопоставили учение о естественноисторическом развитии общества как объективно закономерной смены одной системы (общественно-экономической формации) другой, более совершенной и прогрессивной. Такая формация – наиболее общая, универсальная форма целостности, системности общества. К.Маркс показал, что это не простая сумма различных социальных феноменов, сфер и форм общественной жизни, развивающихся по своим специфическим законам, а единый организм, социальная система. Системные законы этого организма (формации) являются высшими для этих сфер и форм, мерой всех других, более частных, специфических закономерностей. Их глубокая разработка – дело жизни выдающегося ученого и политика. Марксова теория подтвердила сущность эволюционного учения Дарвина, стала методологической основой для познания и преобразования действительности. Общественно-экономическая формация – чрезвычайно сложная целостная система, совокупность общественных (экономических, политических, социальных, идеологических и др.) явлений и процессов, в основе которых лежит определенный способ производства материальных благ. Он – решающее условие материального существования человека и общества. Для их жизни «нужны прежде всего пища и питье, жилище, одежда и еще кое-что». Итак, первый исторический акт, это – производство средств, необходимых для удовлетворения этих потребностей, производство самой материальной жизни. Притом это такое историческое дело, такое основное условие всякой истории, которое (ныне так же, как и тысячи лет тому назад) должно выполняться ежедневно и ежечасно – уже для одного того, чтобы люди могли жить10. В процессе производства природная среда служит материальной основой существования и развития социальной системы. Она, давая человеку необходимые средства для жизни, удовлетворяя его потребности, вместе с тем способствует их расширению и обогащению, формированию самого человечества, стимулирует не только рост производительных сил, но и совершенствование производственных отношений, главный компонент которых – человек. Вместе они образуют экономический базис, на кото-


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

29

ром возвышается общественная надстройка – политические, правовые, философские, этические, художественные, религиозные взгляды общества и соответствующие им отношения, институты, организации, учреждения. Производство, базис и надстройка – важнейшие составные части любой общественно-экономической формации как системы; в каждой новой они приобретают специфическое выражение. В них, особенно в начальный период существования, нередко сосуществует несколько способов производства, причем один из них является господствующим, определяет характер производственных отношений. Органическими компонентами общественно-экономической формации как целостной системы являются и другие общественные явления (сферы, подсистемы): исторические общности (род, племя, народность, нация), язык, семья, быт, наука, культура и т.д. Они, не входя непосредственно ни в базис, ни в надстройку, вместе с тем составляют необходимую принадлежность всякой формации; без них невозможны совместный труд, общение, обслуживание, полноценное существование и воспроизводство людей. Уделив большое внимание исследованию присущей общественноэкономической формации структуре, К.Маркс выделил из многообразия общественных отношений как системообразующие производственные отношения. Их совокупность выступает как экономическая структура общества, реальный базис, служащий основой политической надстройки, сознания, нравственности и т.д. Это вовсе не означало их абсолютизации, недооценки других сфер и форм общественной жизни. И экономические (базисные), и политические (надстроечные) отношения органически взаимосвязаны; первые, будучи определяющими, испытывают воздействие других, все оказывают влияние друг на друга. Тут имеется «взаимодействие на основе экономической необходимости, в конечном счете всегда прокладывающей себе путь»11. Образующим общество сферам и компонентам присущи сложные структурно-функциональные зависимости и причинные отношения. Они органически взаимосвязаны, прямо или опосредованно воздействуют друг на друга, в результате чего общественно-экономическая формация выступает как целостная система. Это касается прежде всего производительных сил и производственных отношений, базиса и надстройки, ее составляющих (политика, наука, искусство, мораль и другие формы общественной жизни). Производство, базис, надстройка влияют на характер семейных отношений, быт людей, язык и т.д. То есть общественно-экономическая формация – это взаимное переплетение, взаимодействие различных общественных явлений, но первопричиной, первоосновой их взаимодействия является материальное производство. Оно служит всеобщей нитью, силой, которая, пронизывая все многообразие явлений, компонентов и процес-


30

Глава I

сов жизнедеятельности общества, определяет место и роль каждого из них, подчиняет себе, преобразует соответственно собственной природе. Каждый из компонентов общественной системы относительно самостоятелен, но в то же время взаимосвязан с другими ее составляющими. Изменения в одном прямо или опосредованно обусловливают изменения в других, а эти, теперь уже вторичные, влияют на исходный компонент, изменяют его. Поведение каждого и системы в целом во многом зависят от характера и направленности обратных связей; сохраняющаяся совокупность всех связей существенно детерминирует функционирование системы. Общественно-экономическая формация развивается динамично благодаря внутренне присущим ей источникам. Постоянно растет, совершенствуется общественное производство. Увеличение материальных благ обусловлено растущим числом людей на планете и структурой их потребностей. С ростом производства изменяются и все другие компоненты общества – надстройка и вненадстроечные явления. Одни идеи и соответствующие им отношения и социальные организации уходят в прошлое, другие – видоизменяются, третьи – приходят на смену, утверждаются, действуя синхронно. Это – эволюционное развитие общества. Данным термином (лат. evolution – развертывание) обозначают медленное, постепенное количественное изменение; оно не вечное – при определенных условиях приводит к новому качеству путем перерыва постепенности, скачка, революции. Они – взаимосвязанные между собой формы движения, развития природы и общества. В результате социальных революций одна общественно-экономическая формация, исчерпав возможности эволюционного совершенствования, сменяется другой, более прогрессивной. Утверждается новый способ производства, новые базис и надстройка, прежде всего в политической системе (органы власти, право и т.д.). При этом, как правило, производством и надстройкой наследуются достижения техники и духовной культуры предшествующих формаций. Конечно, они во многом переосмысливаются, переоцениваются, перерабатываются соответственно сущности новой формации, приспосабливаются к интересам нового господствующего класса. Так последовательно произошла смена первобытного, рабовладельческого, феодального, буржуазного общества. От формации к формации изменяются социальные классы и слои, этнонациональные формы (род, племя, народность, нация), типы культуры, бытовые уклады, семья и брак, системы потребностей, ценностей, формы организации, управления, жизнедеятельности людей. Каждой эпохе присуща определенная ступень исторического развития, общество с своеобразным отличительным характером. Категория «общественно-экономическая формация» – этап, степень на этом пути – отражает новое, наиболее существенное, специфическое и


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

31

определяющее. Присущие ей закономерности, ведущие черты позволяют разобраться в сложном калейдоскопе исторических явлений, понять самое существенное, общее, повторяющееся и принципиально новое. В результате история общества предстает не как хаотическое нагромождение фактов и событий, а как закономерный естественноисторический процесс. Развиваясь, общественно-экономическая формация проходит (посвоему) ряд следующих друг за другом этапов: возникновение предпосылок и элементов в предшествующей; появление данной формации как качественный скачок в переходе от низшего к высшему уровню; становление, утверждение, укрепление новой формации; появление и обострение в ней внутренних противоречий; зарождение элементов последующей, к более высокому уровню развития общества. В соответствующих науках (история, политология, социология, геополитика и др.) эти аспекты исследуются глубоко, специально. В данном контексте отметим наиболее принципиальные общепризнанные положения. Как показывает опыт истории, человечество в целом идет по пути прогресса (от лат. progressus – движение вперед, успех), т.е. от низшего к высшему уровню, к более совершенному, передовому; развиваясь, оно меняется к новому, лучшему. Противоположная направленность – регресс– имеет локальное место, временное, не влияет существенно на стратегическую линию исторической поступи. В этом отношении возможны исключения. Так, не все народы в своем развитии проходят каждую формацию. Местами и временами оно приобретает скачкообразный или прерывистый характер. Например, славянские и германские племена перешли от родового непосредственно к феодальному строю, т.е. минуя рабовладение. Подобное имеет место и в капиталистическую эпоху. Однако это не отменяет общей объективной эволюции человечества от формации к формации, не нарушает единства и целостности исторического прогресса в целом. Далее. Общее, повторяющееся в развитии народов различных стран и континентов, не исключает и специфических особенностей, проявляющихся у различных общностей и стран, принадлежащих к одной и той же формации. Это проявляется, в частности, в неравномерности темпов, различии уровня их развития, взаимодействии базиса и надстройки. И, естественно, на этом магистральном направлении в силу ряда внутренних и внешних обстоятельств возможны временные отклонения, деформации, откаты. Закон неравномерности экономического и политического развития не единожды и по-разному проявлял себя в истории, однако ее прогрессивная в целом поступь неодолима и необратима. Это – аксиома диалектики общественного развития. Наконец, трудно вообразить абсолютно чистые формации. Ведь любая из них содержит в различных сферах остатки прежних (как в экономике, так и в общественных отношениях), а также зародыши, предпосылки новой. Кроме того, велика роль стихий-


32

Глава I

ных сил и явлений в природе, а ее углубленное познание и освоение людьми рождает невиданные ранее противоречия, угрозы и трудности. Серьезные проблемы рождает как смена, так и сосуществование различных общественно-экономических формаций на современном этапе, характеризующееся их пространственным распространением, региональной неравномерностью, качественным разнообразием, противоречиями, борьбой и взаимодействием. Нынешний глобализированный мир усложняется на всех уровнях, в т.ч. и его социальные системы – от всего человеческого сообщества до трудовых коллективов и семьи, общественные отношения и сознание, их сферы и формы. Для оптимального функционирования, выживания и прогрессивного движения важны научные знания, их творческое применение, управление, прогнозирование и обогащение на диалектико-материалистической основе. Движущей силой социального развития выступает классовая борьба. Это словосочетание вызывает, как правило, антипатию и ненависть у правящих кругов эксплуататорского общества; отрицательно относятся к нему и его духовные апологеты, представители имущественных слоев, многие обыватели. Вместе с тем борьба классов – это естественное, необходимое и полезное для человеческого прогресса явление. Поступательное движение общества невозможно без разрешения возникающих в нем противоречий, обеспечения потребностей их носителей, то есть основных классов и социальных групп. Если бы люди не добивались удовлетворения своих экономических, социальных и политических интересов, они не смогли бы в своем развитии далеко отойти от исторических предков. Общество застыло бы на стадии рабовладения. Этот строй с его основными классами – рабовладельцами и рабами – был прогрессивнее первобытного общества. Его заменила в результате деятельной и упорной борьбы феодальная система социально-экономических отношений, основанная на взаимодействии земельных собственников и крестьян. Капитализм знаменовал собой дальнейший прогресс на основе взаимоотношений полярных классов – буржуазии и наемных работников промышленности. Она, буржуазия, с неумолимой закономерностью уступит господствующее место более прогрессивным классам. В чем состоит воздействие социального механизма классовой борьбы? Он основывается на системах взаимоотношений социально-экономических субъектов. После первобытного коммунизма исторические события развиваются таким образом, что подавляющая часть самых многочисленных социально-классовых структур (классов, социальных групп, иных субъектов) всегда оказывается в положении жестокой эксплуатации, угнетения, кризисов, нищеты, голода, болезней. Несмотря на демагогические утверждения правящих кругов, чиновничества, духовенства о «благе народа», «бо-


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

33

жественности» сложившихся условий, их неизменности и т.п., ущемление экономических и политических интересов угнетенных и бесправных масс трудящихся, исторически возрастающие потребности подчиненных классов и социальных групп вынуждают их вести непримиримую классовую борьбу за улучшение своей жизни. В результате эволюций и революций, наступлений и отступлений, побед и поражений трудящиеся постепенно, но неуклонно продвигают цивилизацию к более справедливому и демократичному обществу. Историческим результатом классовой борьбы является переход к новым экономическим формациям. Сегодня ее высшая ступень – переход от капитализма к социализму, научно обоснованный в революционном марксистско-ленинском учении и подтверждаемый общественно-политической практикой ряда стран и народов. Пока что в обыденном сознании преобладает узкое, утилитарное понимание роли классовой борьбы. Чаще всего ее сводят к тому, кто и что у кого-то отнял и кому-то передал. В лучшем случае речь идет об отношениях собственности на средства производства, о распределении богатств, о властных полномочиях. На самом деле все значительно шире, сложнее. Как убедительно пишет профессор Ю.И.Чуньков, классовая борьба – это решающий социальный фактор («эффектор») общественного прогресса. Она направлена на «гуманизацию цивилизации, освобождение большей части человечества от рабской эксплуатации человека человеком, от колониального, империалистического угнетения народов мира, от жестокого насилия сильных над слабыми, от циничной монополии одного класса над другими классами и социальными группами. Классовая борьба – это путь к подлинной демократии, которую на «грешной земле» еще никто не познал»12. По мере человеческого прогресса степень системности, интеграции, социальности общества растет. Этот процесс не прямолинейный, а противоречивый, в нем подъему, успехам нередко сопутствуют спады, поражения, решаются одни и возникают другие противоречия, появляются и преодолеваются различные трудности. Этот процесс диктуется насущными потребностями и интересами трудового человечества, его извечным стремлением избавиться от эксплуатации, политических распрей, идеологического насилия, от разрушительных войн, расточительства материальных и духовных богатств, добиться социального равенства и справедливости, всеобщего благоденствия и свободы. Такие гуманные и благородные, выстраданные тысячелетиями цели человечества представляют собой идеалы – высоконравственные образцы, к которым оно стремится в мечтах и действиях через преодоление неисчислимых и плохо вообразимых трудностей, социальные эксперименты, мучительные поиски и гениальные находки. Их вершина – цельное коммунистическое учение, которое создали в период бурного развития капитализма, на основе осмысления творческой мысли и


34

Глава I

общественного развития предыдущих эпох выдающиеся ученые и политики Карл Маркс и Фридрих Энгельс13. Разработанная ими теория представляет высшим типом целостности общества и человека коммунистическую формацию. Это будет ассоциация свободных, всесторонне развитых, творческих людей. Личность и общество обретут удивительную гармонию; основой и стимулом движения такого единства будет принцип: от каждого – по способностям, каждому – по потребностям. Индивид на этапе такой формации восстановит свою целостность, утраченную в классовом антагонистическом обществе, станет всесторонне, гармонично развитой личностью. Как часть коммунистического целого, она будет сочетать в себе духовное богатство, моральную чистоту и физическое совершенство. В условиях тождества человека и общества личности достигнут высшей степени развития и проявления, в нем утвердится «истинное царство свободы», о котором вдохновенно писали К.Маркс и Ф.Энгельс. Выдвинутый ими идеал свыше полутора веков служит ведущим идеалом для трудящихся. Роль идеала (греч. idea – представление, идея) в сознании и поведении людей огромно. Он пронизывает и определяет сознание индивида, социальных групп, обществ, оказывает интегрирующее, стимулирующее влияние на их действия. Это понятие выражает качества (добродетели) и состояния, к которым стремятся люди. В.И.Ленин характеризовал идеал как «моральное высшее»14. Движение к нему предполагает соблюдение определенных норм и требований, воспитание и самовоспитание человека, создание благоприятных общественных условий. Несмотря на отвлеченность, идеалы (политические, нравственные, эстетические, духовные и др.) воплощают в себе исторические устремления людей, выражают их неудовлетворенность изъянами, пороками, бытующими в классовом обществе социальной несправедливости, и представление о совершенной и свободной личности. Это возможно только посредством коллективной деятельности людей в многогранном и длительном процессе формирования коммунистических общественных отношений. Общественные идеалы играют решающую роль в воспитании и самовоспитании, формировании нравственного сознания подрастающего поколения. В идеализированном образе совершенного общества находят выражение интересы и устремления определенной социальной группы, представление ищущих и мыслящих людей о высшей справедливости и наилучшем общественном устройстве. Этот образ (маяк одновременно) выполняет важные функции в человеческом сознании и поведении (ориентации, стимула, самоконтроля), наполняет их целеустремленным, облагораживающим, возвышенным смыслом и счастьем. Обычно общественный идеал включал такие требования: осуществление конечного назначения индивида, наиболее справедливое распределе-


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

35

ние жизненных благ между людьми, соответствие между гражданскими правами и обязанностями, между способностями и общественным положением человека, между заслугами и вознаграждением, между личными и общественными интересами, между требованиями долга и человеческими потребностями, между добродетельным образом жизни и достижением личного счастья15. Классовый характер, подлинное содержание требований и реальное их осуществление властью, государственными и социальными институтами служат критерием устремленности и жизненности общественных идеалов. Одни из них, обращенные в прошлое, отражают интересы уходящих с исторической арены классов, являются реакционными по своей сущности. Другие же, предугадывающие ход дальнейшего общественного развития, служат знаменем революционных движений, являются прогрессивными. Сегодня перспективны и действенны прежде всего социалистические идеалы, ориентирующие трудящихся на преодоление исчерпывающего мирные возможности своего развития капитализма, устранение буржуазных отношений, на практическое переустройство общества в интересах абсолютного большинства населения, а не кучки эксплуататоров и угнетателей. Эти идеалы приходится утверждать в борьбе с либеральными, националистическими, консервативными, идеалистическими и иными представлениями, уводящими людей труда от реальных проблем в область бесплодных фантазий, несбыточных обещаний и социальных грез. Таким, в частности, остается с рабовладельческих времен христианское учение о «грядущем царстве божьей милости», которое якобы не зависит от земных условий и активности людей, не требует их вмешательства в ход истории, что оно, мол, предопределено заранее и навсегда творцом всемогущим света. Марксизм-ленинизм же, как научная теория, опирающаяся на объективный анализ исторических законов, дал достоверное предвидение дальнейшего развития человечества, предугадал черты будущего коммунистического общества, указал реальные, действительные пути его приближения. Первым шагом к нему является пролетарская революция, переходным этапом – социалистическое переустройство мира. При этом К.Маркс и Ф.Энгельс подчеркивали: «Коммунизм для нас не состояние, которое должно быть установлено, не идеал, с которым должна сообразовываться действительность. Мы называем коммунизмом действительное движение, которое уничтожит теперешнее состояние. Условия этого движения порождены имеющейся теперь налицо предпосылкой»16. Развивавший и утверждавший марксизм В.И.Ленин в свое время указывал, что идеал следует выводить из научного анализа социальных отношений и классовых противоречий, создал в России партию, оказавшуюся способной осуществить в 1917 году победоносную социалистическую революцию, возгла-


36

Глава I

вить преодоление несправедливых отношений и – впервые в истории – созидание общества нового типа. Сегодня коммунистический идеал указывает людям, как им подняться до подлинной сознательности, стать свободными и равными, в каком направлении им двигаться, обустраивать жизнь, реализовывать свое предназначение. Этот идеал одновременно служит высшим критерием при определении и оценке различных конкретных действий человека, позволяет ему, исходя из исторического опыта и перспектив развития общества, верно ориентироваться в сложном, меняющемся мире, определять правильную линию поведения, занимать активную жизненную позицию, быть нравственным, чувствовать себя свободно, уверенно и счастливо.

Становление социализма как науки Идеал справедливого и гуманного общества уходит своими корнями вглубь далекого прошлого. Его осознание, приближение и утверждение – сложный, мучительный, противоречивый и последовательный процесс. Об этом свидетельствуют археологические находки, религиозные сочинения, произведения фольклора и искусства, глубинные пласты человеческой памяти, многообразные явления и факты меняющейся действительности. Уже в Библии звучат нотки осуждения богатства, жажды наживы, провозглашаются наивно-утопические социальные идеи. Так, в Евангелии от Матфея Иисус Христос предлагает юноше, выражающему готовность стать его последователем, отказаться от унаследованного им богатства, раздать его неимущим. В Деяниях апостолов находим такую характеристику одной из первых христианских общин: «…никто ничего из имения своего не называл своим.., все у них было общее… Не было между ними никого нуждающегося; …каждому давалось, в чем кто имел нужду». Возникновение и развитие классово-антагонистического общества сопровождается гуманистической критикой сопутствующей социальной несправедливости и упованиями на лучшую жизнь обездоленных масс. Восстания рабов были жестоко подавлены господствующим классом Римской империи, однако не устранили приведших к ним противоречий. Появившееся в таких условиях раннее христианство имело революционную направленность. Однако постепенно содержавшиеся в нем элементы социального протеста и утопические призывы и надежды отходят на задний план, затушевываются, замалчиваются; христианство становится официальной идеологией, оправдывающей эксплуататорский строй. Хотя борьба против его крайностей еще долго и часто облекалась в религиозные одежды. Первоначально социалистические идеи зародились как протест против феодального и капиталистического угнетения масс, в виде мечты о лучшей,


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

37

достойной жизни, о демократическом общественном устройстве. Такие идеализированные взгляды долго считались социальными утопиями. Этим словом обозначают представление о желаемом миропорядке, но не имеющее достаточных реальных оснований в наличных условиях социального бытия. Нередко они содержали консервативные и даже реакционные черты. Так, долго справедливым считалось сохранение сословных различий, возврат к отжившим, архаическим устоям (например, общинным порядкам). Иногда подобную форму приобретало желание усовершенствовать систему эксплуатации трудящихся, увековечить колониальное господство и т.п. Прогрессивные в целом воззрения и ориентации не содержали ответов на вопросы, каким образом, при каких условиях, за счет чьих усилий достичь социальной справедливости, обеспечить всеобщее равенство и благополучие. Только по мере повышения зрелости общества, развития человечества социальные уровни приобретали развернутый, целостный и реалистический характер, оставаясь, однако, без обоснования социальноэкономических и политических условий, при которых они могли бы стать достижимыми. Следы древних народных утопий сохранились в фольклоре и литературных источниках той эпохи (Эвгемер, Ямбум и др.). В них получила своеобразную интерпретацию легенда о «золотом веке», относящая его не только к прошлому, но и предсказывающая его наступление в будущем. В народном изображении «золотой век» связывался с идеализацией прошлого общинного устройства, которому были присущи социальное равенство, отсутствие частной собственности и эксплуатации, определенные свободы. О социальных утопиях античности дают представления, в частности, работы Платона (V–IV вв. до н.э.) – древнегреческого философа, ученика Сократа. Обосновав проект идеального государственного устройства, он пытался его осуществить на о. Сицилии, но потерпел неудачу. Платон являлся сторонником кастового деления общества (на свободных и рабов), разделения труда по принципу трех сословий: правители (философы), стражи (воины) и работники (крестьяне, ремесленники, купцы). Самые тяжелые работы (обработка земли) он считал уделом бесправных рабов. Идеалом для Афин Платон видел египетский кастовый строй. В средние века, наряду с устным народным творчеством, мечты и надежды людей на лучшую жизнь получают распространение в виде религиозных утопий, обычно принимая форму ересей – течений, отклоняющихся от учения господствующих церквей. В христианстве это были агонистики, богомилы, вальденсы, катары, апостолики, анабаптисты, табориты, стригольники и др.; в буддизме – байланьцзяо (секты белого лотоса), в мусульманстве – хариджиты, карматы, бабиды и т.д. Как и в царящем тогда повсеместно религиозном сознании, социальные проблемы в нем приобретали


38

Глава I

иллюзорную форму и догматически-нравственное толкование. Нередко противоречащие им идеи «царства божия на земле» становились идеологической оболочкой классовых народных движений, направленных как против господствующих общественных порядков, так и против защищавших их институтов. Церковь веками вела жестокую борьбу против ересей, инакомыслия, вольнодумства и непокорности. Достаточно сказать, что только на счету католической инквизиции около 16 млн. погубленных людей. А жертв крестовых походов, христианской «цивилизации» Северной Африки, исламизации Востока, духовной экспансии в других регионах планеты никогда и никому не сосчитать! Следует учитывать, что многим религиозным социальным утопиям была свойственна общинная, оккультная, конфессиональная замкнутость, политическая ограниченность, мелочная регламентация, авторитаризм. В позднее Средневековье в Европе религиозные ереси постепенно теряют социально-утопическую направленность, превращаются в идеологическую оболочку буржуазно-реформаторских и революционных движений. Аналогичная тенденция (перерождения прежних социально-критических течений ислама в умеренные, буржуазно-апологетические) происходит затем на Востоке, в мусульманском мире (пример – эволюция ваххабизма). Социальные утопии получают широкое распространение в эпоху Просвещения. Огромную роль в их развитии сыграло творчество гуманистов. Их когорту возглавляет Томас Мор (1478—1535 гг.) – государственный деятель Великобритании, дослужившийся до высокого поста лордканцлера Англии, за «государственную измену» кончивший жизнь на плахе. В сочинении «Утопия» Т.Мор подверг уничтожающий критике современные ему общественные порядки, противопоставил им идеальный строй на острове Утопия (в греческом языке обозначает место, которого нет). Это слово стало нарицательным за обозначенный тогда им в общественной мысли отрыв от реальности. Изложенные Т.Мором взгляды обрели популярность и поддержку за прогрессивность и гуманизм. Ведь на острове Утопия труд – обязанность всех граждан, отсутствует частная собственность, установлен 6-часовой рабочий день, рационально организован досуг, люди имеют условия для возвышенных занятий, достаточно производства и справедливо распределяются продукты питания, на демократических принципах налажено политическое устройство и общественное самоуправление. В то же время английский гуманист допускал использование рабского труда, был противником народных движений, видя в них лишь разрушительную силу. Итальянский мыслитель и поэт Томмазо Кампанелла (1568 –1639 гг.) создал ряд сочинений, но в мировую историю вошел прежде всего как автор книги «Город Солнца», в которой нарисовал картину будущего ком-


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

39

мунистического общества. Опираясь на основные принципы Т.Мора (отсутствие частной собственности, всеобщий обязательный труд, трудовое воспитание детей), Кампанелла конкретизировал взгляды на производство и распределение в будущем обществе, эволюцию товарно-денежных отношений, на социально-бытовую жизнь. Он считал, что использование техники позволит ограничить рабочий день соляриев (жителей города Солнца) всего 4 часами, оставляя время для полезного досуга. Одновременно проявил консерватизм в вопросах демократического устройства, переоценивал роль государства; так, высказался за его монополию даже в вопросах воспитания детей и соответствующее отмирание семьи. Таким своеобразным способом выразил чаяния наиболее обездоленных народных масс, желавших скорейшего освобождения от лишений, зависимости, деспотизма при тотальном феодализме, готовых к насильственному разрешению социальных противоречий, применению любых способов для облегчения своей беспросветной судьбы. Со времени Возрождения социальные утопии приобретают все более четкую политическую направленность. Среди их идеологов начинает прослеживаться деление на сторонников революционных методов преобразования общества и отдающих предпочтение методам убеждения, воспитания, возлагавшим надежды на благотворное вмешательство просвещенных представителей господствующих классов и власти. Такого рода различия заметны в трудах английских (Уинстэнли) и французских (Мелье, Морелли, Мабли) утопистов XVII—XVIII веков17. И в период Просвещения сохраняли влияние религиозные утопии с присущими им архаическими чертами (принудительная уравнительность, мелочная регламентация экономики и быта, непоследовательный демократизм, а то и отказ от него), что определялось объективными социальноэкономическими условиями того времени. Качественно иной, последовательно гуманистический подход утверждается в социальных утопиях с началом XIX века. В этот период в Европе начинается капиталистический промышленный переворот. С подъемом экономики он принес существенное обострение социальных проблем и вместе с тем впервые открыл путь к развитию потенциальных возможностей смягчения и преодоления возникающих противоречий. Растет число сторонников, желающих углубления и осуществления прогрессивных социальных доктрин. С этого времени начинается формирование утопического социализма как особого идейного и политического направления (отдельные его черты присутствовали в социальных утопиях предшествующих периодов). Получают распространение термины «социализм» и «коммунизм». Они происходят от латинских слов socialis и communis, которые в переводе означают соответственно «общественный» и «общий». Посте-


40

Глава I

пенно они обрели свой смысл, привлекательность и популярность. Термин «социализм» ввел в оборот французский публицист П.Леру в 1834 г. Одновременно с термином «коммунизм» они быстро получили мировое распространение, навлекая на сторонников нового строя гнев и преследования властей и господствующих классов. Что обозначают эти термины? Утопический социализм – это совокупность идейных представлений о справедливом общественном устройстве, свободном от социального угнетения, и путях его достижения. Включал в себя отрицание (полное или частичное) частной собственности, более или менее уравнительное распределение, всеобщую обязательность труда. Одна из разновидностей таких представлений – утопический коммунизм. Он отличался от первого решительным и полным проведением принципа общности имущества и уравнительного распределения (иногда вплоть до строгой регламентации потребления). Включал, как правило, представления о революционном переходе к новому обществу с опорой на политическую организацию неимущих классов. Большое влияние на становление западноевропейского утопического социализма оказали Шарль Фурье, Анри де Сен-Симон, Роберт Оуэн. Будучи представителями различных классов и сословий, они усвоили достижения мировой общественной мысли, подвергли беспощадной критике общественные порядки, оставшиеся антигуманными и после Великой Французской революции 1789 –1794 гг., выдвинули и обосновали собственные социально-философские доктрины об идеальном устройстве мира. Например, у Шарля Фурье (1772 –1837) – это система ассоциаций свободных тружеников. Основанные на них трудовые армии (региональные, национальные, международные) полностью преобразуют лик Земли. Жизнь людей станет творческой, полной разнообразия, радостного соревнования. Страстная критика буржуазного общества, яркая, образная и увлекательная форма подачи своих взглядов обеспечили им широкую популярность и распространение далеко за пределами Франции. Хотя попытки практической реализации учения Фурье оказались безуспешными, оно произвело огромное влияние на социальную и философскую мысль, художественное творчество, общественно-политическую жизнь. Его современник Анри де Сен-Симон (1760—1825) – человек удивительной судьбы (добровольцем участвовал в североамериканской войне), разработал теорию рационального строя, «промышленной системы», которая, мол, постепенно утвердит интернациональное сообщество – всемирную ассоциацию свободных народов. А Роберт Оуэн (1771—1858), став предпринимателем, осуществил ряд прогрессивных социальных реформ на крупном текстильном предприятии, совладельцем которого был, и последовательно через парламент добивался


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

41

их распространения в Великобритании, пытался создать социалистические коммуны в США, активно содействовал развитию кооперативного и профсоюзного движения. В понимании устройства на рациональных научных основаниях стоял на позициях коммунизма (общая собственность, обязательность труда, равное право на его результаты, устранение религии и буржуазной формы брака, др.). В утопическом социализме преобладали сторонники мирной эволюции современного им капиталистического общества к социализму, главным образом под влиянием пропаганды и разъяснительной работы, примера социальных экспериментов и изобретений (организация детских садов, фабричных столовых, развитие потребительской кооперации, сочетание школьного образования с трудом и т.д.). Постепенно возникают и получают развитие коммунистические утопические учения, унаследовавшие наиболее радикальные идеи предыдущих эпох и течений. Так, Гракх Бабеф (1760—1797), став юристом, выступал за коллективную собственность на землю, замену феодальных повинностей единым налогом, решительно защищал интересы крестьян, принимал участие в классовой борьбе трудящихся, за это подвергался преследованиям и тюремным заключениям, был казнен. Бабеф был сторонником революционной диктатуры, осуществления демократии в форме республики, создания «национальной коммуны» и других глубоких преобразований общества на коллективистских, справедливых началах. Немецкий рабочий Вильгельм Вейтлинг (1808—1871) вел активную пропаганду идей утопического коммунизма и организаторскую работу среди революционно настроенных трудящихся в Германии, Франции, США, Швейцарии. Сотрудничал с «Союзом справедливых». Написал книги «Человечество, каково оно есть и каким должно быть», «Гарантии гармонии и свободы». Важное место в его взглядах занимает обоснование необходимости классовой борьбы рабочих для изменения существующих порядков революционным путем. К таким убеждениям пришел Луи Огюст Бланки (1805—1881). Он был организатором и руководителем тайных обществ («Общество семей», «Общество времен года» и др.), выступавших за установление во Франции республиканского строя и уничтожение эксплуатации. Активно участвовал в восстаниях, подвергался заключениям. Находясь в тюрьме, был заочно избран в члены Парижской Коммуны. После освобождения участвовал в формировании бланкистской политической организации. Ее лидер считал главным средством борьбы против эксплуататорского строя заговор революционных сил. Он призван установить диктатуру (правление), подавить сопротивление буржуазии, открыть дорогу просвещению народа, что – в итоге – обеспечит торжество коммунистических идеалов. Бланкисты сы-


42

Глава I

грали выдающуюся роль в Парижской Коммуне, социалистическом движении Франции. Благородные устремления и романтизм революционных действий последователей утопического коммунизма не подкреплялись глубоким пониманием природы и причин возникновения эксплуататорских обществ, механизмов их функционирования, действительных условий и путей достижения справедливого строя. Этим доктринам была свойственна односторонняя уравнительность, умозрительность, надуманность представлений, слабый учет существующих условий, нереалистичность лозунгов. Тем не менее, их усилия не оказались тщетными18. Прогрессивные социальные взгляды распространялись неодолимо и повсеместно. В России и в Украине, веками входившей в ее состав, социальные утопии также были различными. Одни имели религиозную форму. Например, духоборцы, отрицая главенство светских церковных властей, выступали за общинный быт с равенством труда и распределения. Однако их попытки создания своеобразных коммун не имели прочного успеха в условиях внутренних социальной дифференциации и классовых противоречий. Молокане также порицали эксплуатацию, стяжательство, проповедовали социальную уравнительность. Но, несмотря на признание ими властей, умеренность воззрений, также подвергались гонениям. Представители светского течения воспринимали мировоззренческие концепции западноевропейского утопического социализма, а также разрабатывали свои, отражающие своеобразие российского общественного быта. Страстным обличителем крепостничества выступил В.Г.Белинский (1811—1848). Он не идеализировал крестьянскую общину, отмечал прогрессивность капитализма, а путь к разрешению углубляющихся социальноклассовых противоречий усматривал в народной революции. Инструмент ее философского обоснования видел в гегелевской диалектике. А.И.Герцен (1812—1870), не желая для России развития по капиталистическому пути, пытался обосновать возможность перехода к социализму на основе крестьянской общины. Участники кружка М.В.Буташевича-Петрашевского (действовал в середине XIX в.) считали социалистическое переустройство общества необходимым условием человеческой свободы и счастья, разделяли взгляды Герцена, также были сторонниками народной революции против крепостничества, демократического устройства общества. За свою нелегальную деятельность подверглись широким репрессиям царского самодержавия. Радикальные антикрепостнические позиции занимал Н.Г.Чернышевский (1828—1889). Социалистическое будущее Европы он связывал с переходом крупного индустриального производства в общую собственность. Крестьянскую общину рассматривал лишь как исходный пункт его


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

43

развития при поддержке других стран, которые также пойдут по социалистическому пути. Своим творчеством и гражданским примером Чернышевский оказывал огромное влияние на становление народнического революционного движения в нашей стране. Он был тесно связан с организацией «Земля и воля». Многие годы провел на каторге и в ссылке. Созданный там им роман «Что делать?» пополнил сокровищницу русской литературы и общественной мысли. Сторонниками радикальных способов общественного переустройства России XIX в. были П.Ткачев, С.Нечаев, В.Засулич и другие представители народничества. В Украине социально-классовое и национальное сознание трудящихся будили Т.Шевченко, И.Франко, Леся Украинка и их идейные единомышленники. Весомый вклад в развитие утопического социализма и революционного демократизма внесли К.С.Калиновский, М.Налбандян, М.Ф.Ахундов, И.Г.Чавчавадзе, Ян Райнис и другие виднейшие мыслители различных народов России. Прогрессивные социальные идеи выдвигали и отстаивали в Польше Э.Дембовский, в Болгарии Х.Ботев, в Югославии С.Маркович, в Чехословакии К.Сабина, в Венгрии Ш.Петефи, в Румынии Н.Бэлческу, в Китае Сунь Ятсен, на Кубе Х.Марти и другие мыслители и революционеры. Их творчество и общественно-политическая деятельность готовили почву для проникновения и распространения социалистических взглядов в различных странах Европы, Северной и Южной Америки, Азии и Африки. Некоторые современные исследователи (А.В.Бузгалин, А.И.Колганов) выделяют как самостоятельное течение в утопическом социализме анархизм. Его приверженцы считают едва ли не главным источником социального угнетения существование государства. А поэтому связывают саму возможность установления справедливых общественных порядков с обязательным уничтожением этого института в качестве первого условия социального освобождения19. В области экономических отношений анархизм предпочитает автономную деятельность отдельных производителей и их коллективов, а любую их координацию признает допустимой лишь на основе добровольного сотрудничества. В политической сфере он абсолютизирует самоуправление, в социальной – инициативу и самодеятельность неорганизованных масс трудящихся. Сам термин анархизм ввел в обиход П.-Ж.Прудон в книге «Что такое собственность?» Установление справедливого общества он считал возможным на пути реформы сферы обращения – организации прямого безденежного обмена товарами и беспроцентного кредита. В противовес крупной частной отстаивал мелкую собственность («владение»). «Ликвидацию государства» мыслил как мирный процесс, протекающий на основе «сотруд-


44

Глава I

ничества» классов и без политической борьбы. Ибо последняя, мол, лишь обостряет классовые антагонизмы. В нашей стране такие взгляды в свое время проповедовали М.А.Бакунин, П.А.Кропоткин, Н.С. Махно и другие политические деятели. Для них свойственна переоценка общинного уклада, уровня революционности крестьянских масс, идеи «классового мира» «безвластного социализма» и т.п. представления, давно доказавшие свою практическую несостоятельность и вред для революционного дела. Ведущие представители критически-утопического социализма впервые указали на внутреннюю, органическую связь порожденных капитализмом социальных катаклизмов с существованием частной собственности на средства производства. Они стремились теоретически обосновать необходимость ее упразднения и перехода к общественной собственности, коллективистской организации материального производства и всей общественной жизни. Тем самым предвосхитили историческую неизбежность ее социалистического переустройства. Вместе с тем сторонники этого идейного течения четко не представляли пути перехода к социализму, были оторваны от набиравшего размах и силу пролетарского движения, нередко проявляли склонность к компромиссу с эксплуататорскими классами. Подлинно научный характер социалистические взгляды приобретают в марксизме. Многовековая борьба народных масс за свое социальное освобождение, достижения мировой общественной мысли объективно обусловили возникновение научного социализма. История на своих страницах запечатлела много ярких личностей разных эпох и народов, готовивших прорыв к подлинно научной теории гуманного и справедливого общества. В ее формировании, кроме утопического социализма XIX в., большую роль сыграли классические науки – английская политическая экономия и немецкая философия. Теоретическая и революционная деятельность Карла Маркса (1818— 1883) и Фридриха Энгельса (1820—1895) началась в 40-х годах XIX в. в Германии, продолжалась во Франции, Англии и других странах, активно способствовала становлению и упрочению международного рабочего движения, возникшего в силу объективных требований общественного прогресса. В этот исторический период на смену отжившему феодализму в странах Западной Европы пришел и утвердился более прогрессивный капиталистический строй. Этому предшествовали английская революция середины XVII в. и французская – XVIII в. Накатывалась третья их волна – буржуазная революция 1848—1849 гг. Осуществление промышленного переворота дало при новом строе мощный толчок развитию производительных сил, созданию мирового рынка, изменению классовой структуры, социальных отношений и всего уклада общественной жизни. Вместе с ростом и концен-


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

45

трацией капитала, господством буржуазии, повышением экономической и политической активности, международным разделением труда и обменом усиливается эксплуатация наемного труда, растет численно пролетариат, подвергаясь все более жесткому угнетению, бесправию и нищете. В этих условиях становятся все шире, организованнее протесты рабочих. В классовых битвах с буржуазией рождается первое их массовое политическое движение – чартизм. Заметными революционными событиями стали восстания лионских ткачей в 1831 и 1834 гг. во Франции, а также силезских – в 1844 году в Германии. Повторяющиеся каждые 8—10 лет кризисы перепроизводства усугубляли противоречия между общественным характером труда рабочих и частнособственническим присвоением его результатов буржуазией. Экономические проблемы усложнялись отсталыми политическими отношениями, обнищанием большинства населения. Среди прогрессивной интеллигенции росли критические умонастроения, активизировались идейные поиски. В крестьянских массах царили отчаяние, эсхатологические представления. В рабочей среде широко распространялись идеи различного толка – от наивно-утопических до радикальных (типа бланкистских, анархических). Отображая противоречия становления капитализма, социалистыутописты в целом верно отражали настроения и чаяния угнетенных масс. В большинстве своем они призывали эксплуатацию человека человеком заменить сотрудничеством людей, социальный антагонизм и классовую борьбу – солидарностью и компромиссами, частную собственность – коллективной. Основная их слабость состояла в том, что они не только не сумели поднять трудящихся на революционное творчество и преобразование общества, но и не смогли выяснить сущность наемного рабства, открыть законы развития как феодализма, так и капитализма, указать силы, способные низвергнуть буржуазный строй. Изменить его пытались с помощью мирных средств и реформ, вместе с представителями эксплуататорских классов. Не видя материальных условий освобождения пролетариата, не веря в революционность трудящихся масс, социалисты-утописты усматривали основную задачу в пропаганде своих планов переустройства общества. Иными словами, в то время не только в сознании пролетариата, но и в общественной мысли еще отсутствовало ясное, научное понимание глубинных причин сложившегося положения, закономерностей и движущих сил общественного развития. Во взглядах на общество полностью господствовали идеалистические представления. Считалось, что историю творят и двигают вперед идеи, распри, божья воля, сильные личности, а эксплуатируемым массам остается терпеть и слушаться правителей. Подъем борьбы рабочего класса против угнетения властно требовал ответов на жгучие вопросы: почему так происходит, кто виноват, что делать? Помочь всем


46

Глава I

уяснить их были обязаны и пытались представители передовой интеллигенции, вставшие на позиции рабочего класса и защиту его интересов. Первыми поняли социальный смысл происходящих в недрах буржуазного общества процессов К.Маркс и Ф.Энгельс. Они разглядели в рабочем классе ту реальную революционную силу, которая способна возглавить борьбу за свое освобождение от гнета. Осознав его миссию как истину, мыслители в своих произведениях дали научное объяснение сущности и закономерностям всего исторического процесса, показали неизбежность перехода от капитализма к социализму. Тем самым превратили социализм из утопии в науку. Маркс и Энгельс подвели под социализм научное материалистическое основание, посредством экономического исследования доказали его объективную историческую необходимость, разработали программные положения революционного движения путем теоретического обобщения предыдущего опыта общественного развития и освободительной борьбы пролетариата. Т.е. они превратили социализм из утопии в науку. В немногих, но емких словах их последователь В.И.Ленин образно и точно выразил их заслуги: «они научили рабочий класс самопознанию и самосознанию и на место мечтаний поставили науку»20. Этот вывод он затем убедительно обосновал в статье «Три источника и три составных части марксизма», других работах. Учение Маркса «возникло как прямое и непосредственное продолжение учения величайших представителей философии, политической экономии и социализма»20а. Оно дало ответы на вопросы, которые поставила передовая мысль человечества, полное, цельное и стройное, непримиримое ни с каким суеверием, ни с какой реакцией, ни с какой защитой буржуазного гнета. Это подлинный творческий прорыв в будущее во имя счастья и лучшей жизни трудящихся. Научный социализм, как и марксизм в целом, явился результатом системного анализа исторических процессов, обобщения опыта революционного движения и критической переработки предшествовавших и современных ему идей и воззрений. И, естественно, необычайной эрудиции, прозорливости и мужества, самоотдачи и бескорыстия его создателей Маркса и Энгельса. Они подчеркивали большое значение социалистов-утопистов, считали себя наследниками и продолжателями их идей. Научный социализм, писал Энгельс, стоит на плечах Сен-Симона, Фурье, Оуэна – трех мыслителей, гениально предвосхитивших множество истин, которые мы доказываем научно21. Почему научный социализм именно в середине XIX века сформировался как теория, глубоко раскрывающая действительные условия, цели, средства и движущие силы освобождения человека от всех форм социального унижения? Для этого, как уже отмечалось, имелись серьезные


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

47

исторические предпосылки как в развитии общественной практики (посовременному запрос), так и в сфере знаний. Капиталистический способ производства под воздействием промышленной революции утвердился, завершил процесс своего становления. Очевидным образом оформились его основные экономические и социальные противоречия; противоположность классовых интересов буржуазии и пролетариата стала открытой, достигла крайних пределов и вылилась в революционные формы (Англия, Франция и др. страны). Рабочее движение приобрело самостоятельную социально-политическую роль. Т.е. впервые в истории появилась не только мечта о справедливом обществе, но и начали складываться для него необходимые предпосылки и реальные условия в самом обществе. Передовые ученые их открыли и научно обосновали. В этом они использовали соответствующие теоретические наработки и достижения. К этому времени естественные и социальные науки выдвинули на первый план идеи развития, взаимной связи процессов и явлений, противоречий как движущей силы развития. В биологии дарвинизм предложил первую научную концепцию эволюции животного и растительного мира. Французскими историками была осознана роль классовых противоречий и борьбы классов в развитии общества. В английской классической политической экономии была проанализирована социальная структура буржуазного общества, вскрыты его внутренние противоречия. В философии немецкой и др. получили глубокую разработку проблемы диалектического метода познания, критики идеализма, сделаны дальнейшие шаги в обосновании философского материализма. Представители утопического социализма давали богатый материал для социальной критики капитализма, осмысления многовековых чаяний о справедливом обществе и попыток его установления. К.Маркс и Ф.Энгельс глубоко проанализировали историю мысли и передовое научное знание своей эпохи, непосредственно включились в политическую борьбу пролетариата против буржуазии и на этой основе выработали свое учение22. В 1848 г. они публикуют «Манифест Коммунистической партии» – первый программный документ коммунистов. Совершенные ими научные открытия (обоснование материалистического понимания развития человеческой истории, учение о прибавочной стоимости и др.) явились революционным переворотом в обществоведении и социальной практике. Они способствовали распространению прогрессивных научных знаний об обществе, подъему международного рабочего, национальноосвободительного движения. В отличие от социалистов-утопистов и многих демократических современников Маркс и Энгельс были убеждены в необходимости радикального изменения существующего состояния общества. Безразличие к


48

Глава I

мукам человечества они называли «скотством». Такое отношение считали недопустимым ни для себя, ни для своих единомышленников23. На свой вопрос, что значит быть радикальным, Маркс отвечал: это «значит понять вещь в корне. Но корнем является для человека сам человек». Поэтому овладеть массами и стать материальной силой может только та теория, в которой речь идет о необходимости «ниспровергнуть все отношения, в которых человек является униженным, порабощенным, беспомощным, презренным существом…»24. Стремление теоретически обосновать гуманное, справедливое, демократическое общество основоположники марксизма воплотили в коммунистическом учении. Его составная часть – научный социализм. Первым документом, свидетельствующим о переходе на столь принципиальные позиции, является письмо к Руге, написанное Марксом в 1843 г., когда ему было 25 лет. Здесь он впервые сформулировал исходные принципы своего подхода к жизни: критический анализ действительности, выявление закономерностей, тенденций развития общества, предвидение на этой основе будущего. В отличие от существовавших в то время социальных учений, его позиция более глубокая и последовательная. Он рассматривает здесь гуманизм как универсальную цель, включающую в себя и социализм, и коммунизм; противопоставляет господство человека частной собственности; выступает не только за уничтожение последней, но и за действительное и всестороннее освобождение личности. Своего рода манифестом молодого К.Маркса, его программной работой стала статья «К критике гегелевской философии права. Введение» (1843—1844 гг.). Здесь он высказывает идею всемирно-исторической роли пролетариата, выдвигает принцип единства революционных теории и практики. Одним из первых фундаментальных трудов марксизма считается статья Ф.Энгельса «Наброски к критике политической экономии». Маркс назвал ее гениальной, в ней «были уже сформулированы некоторые общие принципы научного социализма»25. В этой работе противоречия капиталистической экономики рассматриваются, во-первых, как следствие исторического развития частной собственности; во-вторых, как предпосылка социалистических преобразований. В это же время (1844 г.) К.Маркс публикует критические заметки к журнальной статье «Король прусский и социальная реформа». В ней он обосновывает важную мысль о том, что «...социализм не может быть осуществлен без революции»26. «Экономическо-философские рукописи» К.Маркса посвящены исследованию проблемы исторического взаимодействия частной собственности и отчуждения труда. Логически обоснованно в них делается принципиальный вывод: для преодоления всех видов и форм отчуждения необходимо


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

49

уничтожение (диалектическое «снятие») частной собственности; процесс этот, указывает Маркс, весьма сложный и длительный. В совместном труде «Святое семейство» (1844), направленном против младогегельянской философии, К.Маркс и Ф.Энгельс сформулировали одно из главных положений научного социализма: освобождение пролетариата должно быть делом самого пролетариата. Работой «Положение рабочего класса в Англии» Ф.Энгельс показал неизбежность перехода к социализму и ведущую роль промышленного пролетариата в этом закономерном процессе. На последующем этапе формирования научного социализма (1845— 1848) К.Маркс и Ф.Энгельс дают ему философское обоснование, ведут борьбу за создание пролетарской партии, разрабатывают ее программные документы (работы «Немецкая идеология», «Нищета философии», «Манифест Коммунистической партии»). На основе диалектико-материалистического понимания истории ими сделан анализ взаимодействия производительных сил и производственных отношений. Это дало ключ к пониманию структуры и динамики развития общества, раскрытию смены общественных формаций. Материальные предпосылки утверждения нового общества – развитие производительных сил и формирование революционного класса. Необходимо завоевание политической власти пролетариатом, в этом – залог перехода к коммунизму. Вышедший в свет в 1848 году «Манифест Коммунистической партии» предназначался для созданного «Союза коммунистов» – первой в истории рабочего движения международной коммунистической организации, ставшей прообразом партии нового типа. «Манифест…» – выдающееся научное и общественно-политическое произведение современности. В нем «с гениальной ясностью и яркостью обрисовано новое миросозерцание, последовательный материализм, охватывающий и область социальной жизни, диалектика, как наиболее всестороннее и глубокое учение о развитии, теория классовой борьбы и всемирно-исторической революционной роли пролетариата, творца нового, коммунистического общества»27. Этим произведением в основном завершается период формирования научного социализма в марксизме. «Манифест» проникнут убеждением в неизбежности краха капитализма и победы пролетарской революции, в закономерности предстоящего преобразования общества на коммунистической основе. В нем сформулированы цели и задачи революционноосвободительного пролетарского движения, принципы стратегии и тактики коммунистической партии. Идеи об установлении политического господства рабочего класса, перехода к социалистическому развитию общества в «Манифесте» были сформулированы в виде научного прогноза. Они полу-


50

Глава I

чили всестороннее обоснование и конкретизацию в «Капитале» и других последующих произведениях К.Маркса и Ф.Энгельса. Прокатившиеся в 1848—1849 гг. по большинству стран европейского континента (от Франции до Австро-Венгрии) революции показали действительную остроту классовых конфликтов, о которых писали Маркс и Энгельс, обогатили бесценным опытом социальной борьбы, выдвинули много вопросов перед мыслителями и политиками. После поражения революций и временного засилья реакции, с 60-х годов XIX в. рабочее движение вновь получило размах, стало более организованным. В различных странах возникают марксистские партии, разворачивается национальноосвободительное движение, борьба с колониализмом. Маркс и Энгельс внимательно анализируют новую ситуацию, обосновывают важные теоретические и политические выводы. Так, в работе «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 гг.», показав, что революции являются «локомотивами истории», К.Маркс выдвинул положение о непрерывной революции, т.е. раскрыл возможность при благоприятных условиях перехода от буржуазной революции к социалистической. Впервые введя здесь термин «диктатура пролетариата», он дал обоснование его гегемонии в буржуазно-демократической революции, союза рабочего класса и крестьянства. В этом труде было также впервые раскрыто его основное экономическое требование: обобществление средств производства. Это было принципиально в отличие от туманной формулы «общности имущества», свойственной утопическому и мелкобуржуазному социализму. Маркс выдвинул четкое требование подчинения средств производства ассоциированному рабочему классу. В следующей работе – «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» (1852) – Маркс сделал вывод, что для победы социалистической революции и установления пролетарской власти надо разбить, сломать старую буржуазную государственную машину. В этот период он с Энгельсом создают фактически новую теорию классовой борьбы, революции и государства. Большое внимание уделяют проблеме экономического кризиса как предпосылки революции, ее военным аспектам, анализируют трудности и ошибки, возможные в переходный период. Так, Маркс настоятельно рекомендует рабочему классу для того, чтобы в длительной борьбе изменить существующие условия, «изменить самих себя и сделать себя способными к политическому господству»28. Изучая проблему обобществления производства, делает новые выводы относительно преобразования сельского хозяйства. Интересные мысли высказывает о глубоком различии демократического и бюрократического централизма, предназначении диктатуры пролетариата как переходном этапе к «уничтожению всяких классов и к обществу без классов»29.


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

51

Большую часть жизни (40 лет) К.Маркс отдал экономическому обоснованию научного социализма. Главным трудом на этом направлении стал «Капитал» (первый том вышел в 1867 г., второй и третий – подготовил и издал Ф.Энгельс после смерти Маркса). Это произведение стало классическим. В нем изложены основы экономических и социологических взглядов основоположников марксизма, обстоятельно исследован капиталистический способ производства, открыт специфический закон движения буржуазного общества – закон прибавочной стоимости. «Капиталом» завершается процесс превращения социализма в науку. Сделав анатомию капиталистического способа производства и присущих ему общественных отношений, Маркс и Энгельс закономерно подвели к осознанию необходимости их преодоления и первым шагам движения в достойное будущее. Теоретические исследования противоречий капитализма завершает непреложный вывод: «Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют»30. «Капитал» стал главным идейнотеоретическим оружием рабочего класса. Активную роль в развитии научного социализма, распространении и творческом применении его идей сыграло созданное Марксом и Энгельсом Международное товарищество рабочих – I Интернационал (1864— 1876). В начале 1870 года в Женеве была создана его Русская секция, руководство которой обратилось к Марксу с просьбой быть ее представителем в Интернационале. Маркс охотно согласился (официальным секретаремкорреспондентом Генерального совета для России). Глубоко символично, что молодая революционная Россия вошла в Международное товарищество рабочих во главе с Карлом Марксом! 18 марта 1871 года во Франции вспыхнула революция. И через несколько дней власть перешла к Парижской Коммуне. Она просуществовала всего два месяца, однако успела осуществить ряд прогрессивных преобразований. Контрреволюционные силы потопили в крови бесстрашных революционеров. Несмотря на поражение, Парижская коммуна наглядно показала всему миру: эпоха восходящего развития буржуазии закончилась, на повестку дня история выдвинула вопрос о завоевании власти пролетариатом. Маркс и Энгельс тщательно проанализировали этот беспримерный опыт, извлекая из него уроки для мирового пролетарского движения. Коммуна наглядно подтвердила их вывод о необходимости слома буржуазной государственной машины и установления власти рабочего класса. В этих условиях «классовая борьба может проходить через свои различные фазы наиболее рациональным и гуманным путем»31. Совершенно очевидной стала абсурдность анархистских требований о немедленной отмене государства;


52

Глава I

централизованная власть нужна трудящимся не только для политического подавления буржуазии, но и – главное – для «гармоничной национальной и интернациональной координации общественных форм производства»32 и культурного строительства. При этом Маркс предупреждал, что эти преобразования не осуществляются одним ударом, понадобятся немалые усилия и время, чтобы могли измениться и обстоятельства, и люди. Главный урок Парижской Коммуны – для успеха пролетарской революции нужна боевая, сплоченная партия, вооруженная знанием законов общественного развития, действующая умело и решительно. В 1869 г. возникла Социал-демократическая партия Германии. Образование массовых партий происходило и в других странах. В своем становлении они встречали трудности не только организационного, но и идейно-теоретического характера. Так, возглавляемые Бебелем и Либкнехтом социалисты решили объединиться с так называемым Всеобщим германским рабочим союзом, созданным мелкобуржуазным деятелем Лассалем. В совместно принятой Готской программе содержались уступки лассальянству с его реформистской и националистической фразеологией. Маркс был вынужден подвергнуть их критике. Он раскрыл несостоятельность иллюзий о надклассовой роли государства, возможности эволюции господства буржуазии в народную власть. «Между капиталистическим и коммунистическим обществом, – писал он, – лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата»33. Подчеркивая, что процесс глубоких революционных преобразований трудный, длительный, комплексный, Маркс выделил две фазы в развитии новой общественно-экономической формации – низшую, или социализм, и высшую, собственно коммунистическую фазу, охарактеризовал основные черты каждой из них. В «Критике Готской программы» (1875) Маркс раскрыл перспективы борьбы за новый строй, закономерности его становления. Для развития идей научного социализма важное значение имели такие произведения Ф.Энгельса, как «Анти-Дюринг» (1878), «Развитие социализма от утопии к науке» (1880). Маркс и Энгельс, по поручению второго конгресса Международного Союза коммунистов, создали его программный документ. Таким стал разработанный ими совместно «Манифест Коммунистической партии». Его издание совпало во времени с февральской революцией 1848 года во Франции. Он имел чрезвычайно большое значение, ибо указал рабочему классу всех стран единственно верный путь в борьбе за торжество пролетарской революции, за социалистическое переустройство общества 33а .


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

53

Большое внимание Маркс и Энгельс уделили раскрытию опасности примиренческого отношения к мелкобуржуазной, реформистской идеологии, противодействию попыткам некоторых деятелей (типа Дюринга) свои эклектичные мысли, ложные лозунги навязать рабочему классу, и особенно интеллигенции, модные тогда буржуазные философские и экономические концепции. Их подлинную сущность убедительно раскрыл Ф.Энгельс в фундаментальном труде «Анти-Дюринг». В нем обобщены его и Маркса взгляды на развитие общества. Яркое, публицистическое изложение материала явилось энциклопедией марксизма, по которой учились и учатся миллионы трудящихся. Пристально вглядываясь в политическую жизнь всех регионов и континентов планеты, К.Маркс и Ф.Энгельс тщательно изучали положение в России. Они пришли к выводу, что в этой стране, где сохранились феодально-крепостнические отношения, скопилось много социальных язв, нерешенных проблем, и сделали следующий прогноз: грядущий революционный взрыв в ней будет особенно мощным и непременно отзовется во всей Европе. Энгельс утверждал, что «Россия – это Франция нынешнего века. Ей законно и правомерно принадлежит революционная инициатива нового социального переустройства»34.Предвидя длительную и жестокую классовую борьбу в нашей стране, основоположники научного социализма верили в ее победу и создание «российской Коммуны», что явится поворотным моментом во всей всемирной истории. В пропаганде научного социализма и разработке его идей видную роль сыграли соратники и ученики Маркса и Энгельса – А.Бебель, И.Беккар, Д.Благоев, Э.Верлен, В.Вольф, Ф.Зорге, А.Лабриола, П.Лафарг, В.Либкнехт, Ф.Меринг, Г.В.Плеханов и другие выдающиеся деятели рабочего движения. После смерти К.Маркса при непосредственном участии Ф.Энгельса в 1889 г. был создан II Интернационал (просуществовал до мировой войны). Его первый конгресс провозгласил 1 мая Международным днем солидарности трудящихся. Расширение рабочего освободительного движения требовало научных ответов на многие теоретические и политические проблемы. В последние годы жизни Ф.Энгельс много размышлял о путях и способах борьбы за социализм, перспективах революции, ее международном характере. Касаясь переходного этапа к новому обществу, он подчеркивал, что «это самый трудный вопрос из всех, какие только существуют, так как условия беспрерывно меняются»35. Опираясь на марксистское положение о необходимости различения политической и социальной революций, Энгельс рассматривает как предпосылку и форму диктатуры пролетариата демократическую республику, подчеркивая роль свободного самоуправления и особых мер для предотвращения возможного отчуждения государства и общества в переходный период. Он указывает на необходимость револю-


54

Глава I

ции в сознании масс, на роль «пролетариата умственного труда», интеллектуальных побед в предстоящей социальной революции. В ней, по его мнению, важно будет овладеть управлением не только политической машины, но и всем общественным производством, а тут уж нужны будут не звонкие фразы, а солидные знания. Огромный интерес представляет последнее произведение Ф.Энгельса – «Введение к работе К.Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 гг.» (1895). Показывая эволюцию взглядов на перспективы пролетарской революции, их растущую реалистичность и адекватность действительному историческому процессу, Энгельс признает, что экономические предпосылки в большинстве наиболее развитых европейских стран для радикальных перемен еще недостаточно созрели, и «старое сооружение» может еще продержаться несколько десятков лет после того, как по существу уже отживет свой век»36. Отметив повсеместный подъем первоклассной промышленности во второй половине XIX в., раскритиковав иллюзии о быстром наступлении новой революционной волны, иные взгляды вульгарной демократии, Энгельс выдвигает как одну из важнейших задач борющегося пролетариата усиление влияния в массах, использование всеобщего избирательного права, расширение легальной деятельности партии. Важно пересмотреть старую тактику, когда экономическое развитие европейского континента не было достаточно зрелым для устранения капиталистического способа производства. «Прошло время, – признал Энгельс, – внезапных нападений революций, совершаемых немногочисленным сознательным меньшинством, стоящим во главе бессознательных масс. Там, где дело идет о полном преобразовании общественного строя, массы сами должны принимать в этом участие, сами должны понимать, за что идет борьба… Но для того чтобы массы поняли, что нужно делать, необходима длительная настойчивая работа, и именно эту работу мы и ведем теперь, ведем с таким успехом, который приводит в отчаяние наших противников»37. «Единая великая интернациональная армия социалистов» с каждым годом росла численно, становилась более организованной, дисциплинированной, сознательной и уверенной в правоте и победе своих идеалов. Огромной мудрости, прозорливости и практических усилий требовала защита марксизма от критики со стороны идеологов буржуазии и непоследовательных социал-демократов. Если первые целиком отвергали научный социализм, то вторые признавали большое значение многих положений Маркса и Энгельса, однако не соглашались с их выводами, касающимися обоснования неизбежности социалистической революции, конкретных оценок и тактики относительно построения нового общества. Марксистское учение о социализме в новых исторических условиях обогатил В.И.Ленин (1870—1924). Как и предвидели Маркс и Энгельс, в


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

55

конце XIX в. центр мирового революционного движения переместился из Западной Европы в Россию. Здесь необычайной остроты достигли социальные противоречия, дополняемые остатками крепостничества, самодержавным, национальным и духовным гнетом. В результате страна все больше становилась самым слабым звеном в цепи мирового капитализма. Быстрый рост капитализма сопровождался увеличением пролетариата и его жестокой эксплуатацией со стороны буржуазии. В крупных центрах (Одесса, Петербург, Москва, Екатеринбург, Харьков и др.) возникают организации рабочего класса, ширится борьба угнетенных масс за свое освобождение. Актуализируется задача политического просвещения и революционного воспитания трудящихся. В революционных кругах распространяется научный социализм. В 1872 г. в России легально вышел «Капитал» Маркса. Действовавшая вынужденно в эмиграции группа «Освобождение труда» во главе с Г.В.Плехановым выпускает и распространяет в стране революционную литературу. Набирающее силу рабочее движение объективно требовало соединения с марксизмом. «Для русских социалистов, – писал Ленин, – почти тотчас же после появления «Капитала» главным теоретическим вопросом сделался вопрос о «судьбах капитализма» в России»38. Ленин рано распознал ограниченность и непоследовательность либерального народничества, решительно отверг террористическую тактику анархистов, прочно занял марксистскую позицию, вступив на путь сознательной революционной борьбы. От перевода на русский язык «Манифеста Коммунистической партии» (1889) до сотен оригинальных фундаментальных научных трудов, от анализа утопических взглядов народников до обоснования конкретных архисложных задач социалистического созидания – таков вклад Ленина как мыслителя и революционера в сокровищницу мировой общественной мысли. Последовательно реализуя принципы материалистического понимания истории, В.И.Ленин разработал теорию развития капитализма в России, обогатил марксистское учение о социализме, последовательно боролся за чистоту пролетарского мировоззрения, создал партию нового типа, возглавил победоносную Октябрьскую революцию (1917 г.), заложил фундамент Советской власти, разработал основы союзного государства, научно обосновал пути и способы решения сложных задач перехода от капитализма к социализму в условиях России после Первой мировой войны. Научную и революционную деятельность В.И.Ленин начал с исследований общественного строя России и роли различных классов в надвигавшейся революции. Уже в первых работах («Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве» и др.) Ленин проявил блестящее умение применять общие теоретические положения марксизма к ана-


56

Глава I

лизу российской действительности, к политическим задачам пролетариата в новых условиях. Он подверг критике искаженное отражение общественных отношений в народнической литературе, всю систему субъективноидеалистических взглядов либеральных демократов. Метафизическому методу мышления и субъективной социологии народников он противопоставил материалистическую диалектику, в частности, учение о конкретности истины, и материалистическое понимание закономерностей развития общества, роли народных масс и личности в истории. Ленин особо подчеркивал методологическое значение материалистического понимания исторического процесса. Он углубил категории общественно-экономической формации, способа производства, показал несостоятельность попыток навязать марксизму неокантианскую философию, «надклассовую» «общечеловеческую этику»; буржуазному объективизму противопоставил партийность марксизма. В последующих работах – «Развитие капитализма в России», «Что делать?», «Империализм, как высшая стадия капитализма» и др. – Ленин углубляет и защищает от искажений марксистские взгляды о социализме, раскрывает многообразие форм мировой классовой борьбы пролетариата, показывает опасность догматизма в теории и оппортунизма в политике, углубляет философские основы революционного миропонимания. В.И.Ленин внес огромный вклад в развитие и обогащение диалектического и исторического материализма39. Большое внимание уделяет путям решения национального вопроса применительно к эпохе империализма и назревавшего в Европе политического кризиса. В годы Первой мировой войны Ленин ведет борьбу за объединение рабочего движения всех стран, за создание Коммунистического Интернационала. В новых исторических условиях Ленин разработал учение о революционной ситуации, развил дальше марксистскую теорию революции. Еще в статье «Материализм и ревизионизм» (1908), опровергая различные догмы II Интернационала, он показал, что для осуществления социалистической революции вовсе не обязательна пролетаризация большинства населения страны. В работе «О лозунге Соединенных Штатов Европы» (1915) он выдвинул и обосновал принципиальное предположение о ее перспективах в ХХ в. «Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма, – писал Ленин. – Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране»40. В последующем он так развивал этот вывод: «Все нации придут к социализму, это неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесет своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических преобразований разных сторон обще-


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

57

ственной жизни»41. В «Письмах издалека» сделан прогноз о неизбежности перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую, рассмотрены важнейшие практические вопросы пролетарского государственного устройства. В «Апрельских тезисах» 1917 г., провозгласив курс на победу социалистической революции, Ленин выдвинул идею республики Советов как государственной формы диктатуры пролетариата, наметил ряд первостепенных политических и экономических преобразований, которые она должна осуществить. Ленин указывает на материальные предпосылки социализма, созданные развитым капитализмом, защищает от ревизионистских искажений марксистское учение о революции, о диктатуре пролетариата, путях построения бесклассового общества и фазах его развития. Возглавив Великую Октябрьскую революцию, Ленин в своих работах раскрыл ее творческий, созидательный характер, обосновал главные задачи внутренней и внешней политики государства рабочих и крестьян. Основным для него он определил принцип мирного сосуществования с капиталистическими странами. При этом решительно отверг авантюристическую идею «подталкивания», «экспорта» революции. Ленин разработал основы экономической политики Советского государства, обосновал необходимость осуществления всенародного учета и контроля за созданием и распределением материальных благ, повышения производительности труда, организации соревнования и других необходимых условий перехода к планомерному социалистическому строительству. В них усматривал «особое звено в цепи исторических событий, ухватившись за которое, можно удержать всю цепь», осуществить социалистическое преобразование страны. Основой хозяйственного строительства, жизнедеятельности советского государства Ленин считал принцип демократического централизма. Обобщая опыт социалистических революций в России, Венгрии и других странах, он развил тезис о разнообразии форм перехода к социализму, разработал тактику единого рабочего фронта в борьбе против капитализма. По его инициативе в 1919 г. был основан III Коминтерн. Научный социализм в трудах В.И.Ленина обретал предметность и целостность. В работе «Великий почин», например, сделано четкое определение классов, дано характеристику зарождающимся формам коммунистического труда. Обобщая первый опыт Советской власти, вождь Октября развивает понятие диктатуры пролетариата как социалистического государства переходного периода, обосновывая в ней руководящую роль революционной партии, необходимость укрепления союза рабочего класса и крестьянства как решающего условия победы социализма. В этот сложный период Ленин выступил против возросшей в коммунистическом движении опасности «левого» оппортунизма, раскрыл его мелкобуржуазную природу и сектантский характер, догматизм и субъективизм,


58

Глава I

незнание пролетарскими партиями диалектики или неумение применить ее в политике («Детская болезнь «левизны» в коммунизме», 1920). Активно участвуя в разработке основ стратегии и тактики международного рабочего движения в новых условиях, Ленин обосновывал растущее значение революционной теории, которая, превращаясь в практику, «оживляется практикой, исправляется практикой, проверяется практикой»42, осмысливал неотложные задачи и проблемы первых шагов в новую жизнь, предлагал научно обоснованные пути их решения, стремился выработать тактику, «образцовую для всех», способную помочь коммунистам других стран. Заботясь о творческом потенциале революции, Ленин в бурное время классовых сражений, отпора агрессии мирового империализма развивает теорию социалистической культуры, раскрывает реакционность попыток «Пролеткульта» отгородить пролетариат от лучших духовных традиций человечества, обосновывает цели и задачи культурной революции. Строители нового общества, доказывает он делегатам съезда РКСМ (1920), должны овладеть всеми богатствами культуры, созданными в процессе исторического развития. Создавая теорию коммунистического воспитания трудящихся, Ленин сосредоточивает внимание на необходимости формирования у них диалектического мышления, классового сознания, политического чутья, расширения общественно-преобразующей деятельности масс как определяющего средства их развития. В чрезвычайно сложных условиях переходного периода Ленин разработал новую, оптимальную экономическую политику, которая учитывала многоукладный характер народного хозяйства, преобладание в нем мелкотоварного производства, ограниченность необходимых ресурсов, противодействие буржуазным слоям, агрессии стран Антанты и др. факторы. До последних дней Ленин не прекращал самоотверженно трудиться на теоретическом фронте. Его статья «О значении воинствующего материализма» (1922) показывает пример творческого изучения теоретического наследия прошлого, содержит глубокий анализ достижений естествознания, разоблачает буржуазно-философские спекуляции вокруг них, всесторонне развивает диалектику, обнажает ограниченность религиозноидеалистического мировоззрения, указывает ориентиры научных поисков по пути гуманизма и прогресса. Обобщая первый опыт решения национальных проблем, Ленин выдвинул идею создания СССР, разработал принципы построения федеративного социалистического государства как добровольного союза суверенных республик и наций. Ленин внес новые элементы в теорию научного социализма и тем, что раскрыл значение национально-освободительной борьбы народов Востока и ликвидации всей колониальной системы, классовой солидарности и интернационального единения для освобождения всех трудящихся.


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

59

Неуклонно руководствуясь марксистской методологией, Ленин при необходимости вносил изменения, дополнения, уточнения в теорию и практику социализма. В ряде работ («Письмо к съезду», «К вопросу о национальностях…» и др.) он рассмотрел важнейшие вопросы внутренней политики, предложил предпринять «…ряд перемен в нашем политическом строе»43, укрепить единство коммунистов, совершенствовать стиль государственного руководства и партийной работы. Символично, что в последних статьях («О кооперации», «О нашей революции», «Лучше меньше, да лучше») Ленин обращает внимание единомышленников на вред догматического, педантского подхода к марксистской теории, призывает их глубже овладевать революционной диалектикой, творчески относиться к делу, во главу угла ставить интересы трудящихся. Таким образом, В.И.Ленин достойно продолжил революционное дело и учение К.Маркса и Ф.Энгельса, творчески развил в новых исторических условиях все составные части марксизма, существенно обогатил научный социализм, открыл реальные перспективы осуществления его целей и задач. Многие поэтому считают ленинизм новым этапом в развитии марксизма, а большинство отечественных ученых – и самостоятельным течением прогрессивной общественной мысли человечества. На его основе строила теоретическую работу КПСС, им руководствовалось и руководствуется ныне мировое коммунистическое движение. Для нас ленинизм – это «…марксизм эпохи империализма и пролетарских революций, эпохи крушения колониализма и победы национально-освободительных движений, эпохи перехода человечества от капитализма к социализму и строительства коммунистического общества»44. Пройдя эволюцию от утопии к целостному научному мировоззрению, марксистское учение превратилось в теоретическую основу ленинского плана строительства нового общества в нашей стране, служит образованию и упрочению ряда других государств мира, избравших социалистический путь своего развития.

Взаимосвязь социалистической теории и политики в созидании и защите СССР Обретя характер науки, социализм в ХХ веке, продолжая развиваться, превращался в общественную практику. От огромного вклада в его утверждение В.И.Лениным эта теория получила название марксизм-ленинизм. Деятельности В.И.Ленина присущи внимательное отношение ко всему, что было создано Марксом и Энгельсом, вместе с тем творческий подход к теории, отказ – при необходимости – от устаревших взглядов и положений, смелая постановка новых проблем, выдвигаемых жизнью, их научное


60

Глава I

решение на основе обобщения революционного опыта, глубокого анализа реальной действительности. Рассматривая учение Маркса как «краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни»45, Ленин неустанно повторял, что марксизм не догма, а руководство к действию. Он постоянно соотносил теоретические выводы с интересами трудящихся, проверял их практикой, своей творческой мыслью обогатил все составные части марксизма. Особенно существенен его вклад в теорию научного социализма. В.И.Ленин развил учение о перерастании демократической революции в социалистическую, о возможности ее победы первоначально в нескольких и даже в одной стране, конкретизировал теорию переходного периода, обогатил марксистское представление о новом строе, разработал план его построения в России, выдвинул идеи о мирном сосуществовании двух классово противоположных систем, о приоритете интересов общественного развития перед классовыми, выдвинул гипотезу о невозможности использования войны как политического средства в условиях появления оружия громадной разрушительной силы, сделал многие другие принципиально важные выводы и предположения. Необходимо учитывать, что новаторские подходы В.И.Ленина в теории и политике не всегда и не сразу встречали понимание и поддержку, часто они вызывали возражения и даже протесты со стороны не только оппонентов (меньшевиков, эсеров и др.), но и ближайших сподвижников. Так было, например, во время подготовки вооруженного восстания в Октябре 1917 г., накануне заключения Брестского мира, в сложные экономические периоды. Отстаивая свои позиции, Ленин всегда опирался на метод убеждения, апеллировал к практике, к живой действительности. Он считал демократические дискуссии одновременно естественным средством развития теории и условием выработки верных политических решений. Понимая, что в новом, неизведанном деле – социалистическом преобразовании общества – неизбежны просчеты, ошибки, Ленин считал главным вовремя их обнаружить и исправить. При этом неизменно стремился максимально учесть интересы и настроения трудящихся. В живом опыте масс он видел источник творческого развития теории и практики научного социализма. Подвергнув глубокому анализу современную ему эпоху, Ленин определил империализм как высшую стадию капитализма. К этому историческому периоду сложилось господство монополий и финансового капитала, огромные масштабы и значение приобрел вывоз его в другие страны, начался раздел мира между картелями и трестами, завершался раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими империями. Ленин своевременно отметил образование в годы Первой мировой войны начальных форм государственно-монополистического капитализма, сделал на


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

61

этой основе вывод о складывании при империализме материальных предпосылок нового строя. Ленин характеризовал империализм как паразитический, исчерпывающий себя, агонизирующий капитализм, подводящий посредством революции к социализму. Вместе с тем Владимир Ильич предупреждал, что тенденция к умиранию вовсе не исключает быстрого роста капитализма в отдельных отраслях, регионах и странах, головокружительного технического прогресса46. Он открыл закон неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран и, как отмечалось, сделал вывод о возможности победы социализма первоначально в немногих или даже одной из них. Этот вывод впервые сформулирован Лениным в статье «О лозунге Соединенных Штатов Европы» (1915). Развивая его в статье «Великая программа пролетарской революции» (1916), Ленин высказался еще категоричнее: «…социализм не может победить одновременно во всех странах. Он победит первоначально в одной или нескольких странах, а остальные в течение некоторого времени останутся буржуазными или добуржуазными»47. Это положение сыграло огромную роль в правильной ориентации большевиков, российского пролетариата, всех революционных сил того времени. Величайшая историческая заслуга В.И.Ленина – дальнейшая и всесторонняя разработка теории социалистической революции. В ряде работ он показал, что созревание революционной ситуации и субъективного фактора в разных странах происходит неодинаково, неодновременно. При общем ослаблении мировой системы империализма это создает благоприятные возможности для прорыва в наиболее слабом звене этой системы. Ленин выдвинул принципиально важное положение о возможности и необходимости мирного сосуществования социалистических и капиталистических государств. Применительно к эпохе империализма В.И.Ленин развил идеи о соотношении объективных и субъективных предпосылок революции, о сочетании демократических и социалистических задач пролетариата, о его гегемонии и союзе с широкими слоями трудящихся, перерастании демократической революции в социалистическую, о различных путях и формах ее осуществления (мирных и немирных) и др. В работах «Крах II Интернационала» (1915), «Пролетарская революция и ренегат Каутский» (1918), «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» (1920) и других он углубил марксистское учение о революционной ситуации как объективном условии революции. Но ее успех, подчеркивал Ленин, невозможен и без субъективного фактора – политической сознательности, организованности, способности угнетенного класса под руководством революционного авангарда – партии – пойти на коренные преобразования общественных отношений.


62

Глава I

Осмысливая опыт революционного движения в различных странах и политическую жизнь в России, Ленин создает учение о партии нового типа, руководит практическим созданием РСДРП, разрабатывает ее оптимальную тактику в быстро меняющихся исторических условиях. Предвидя глубокие социальные революции в России, Ленин строил партию как революционный авангард рабочего класса. Она должна быть союзом единомышленников, открыто выражающим свои взгляды и цели, строиться по принципу демократического централизма. Партии подлинных коммунистов чужда замкнутость, самоизолированность, она открыта обществу, служит ему, ибо выражает интересы рабочего класса, всех обездоленных трудящихся. Отличительные черты партии нового типа – высокая сознательность и революционность, самоотверженность и последовательность в борьбе за социалистические идеалы. По Ленину, такой партии должен быть органически присущ демократизм и интернационализм. Она впитывает, сосредоточивает в себе все лучшее, что есть в рабочем классе, крестьянстве, интеллигенции. Такая партия – ум, честь и совесть нашей эпохи. Антиподом ленинской большевистской партии являлись меньшевики, которые отдавали предпочтение реформистским, легальным, мирным методам борьбы против самодержавия и капитализма. Противоположность стратегических позиций рождала острую внутрипартийную борьбу между большевиками и меньшевиками, которая закончилась полным разрывом между ними, однако рецидивы полемики, расхождений еще долго проявлялись. Большевики под руководством Ленина повели рабочий класс России на свержение буржуазно-помещичьего строя, овладели осенью 1917 года политической властью, возглавили народно-демократические преобразования в стране, подготовку к социалистическому созиданию. Решая архисложные теоретические и политические проблемы, Ленин неослабное внимание уделял партийному строительству. Он ревностно следил за чистотой партии, особенно с тех пор, как она стала правящей, обоснованно опасался, что после этого к ней могут примазываться разного рода карьеристы, приспособленцы, случайные и чуждые элементы. Ленин требовал избавляться от тех членов партии, которые не соблюдают уставные требования, проявляют двурушничество, комчванство, грубость, злоупотребляют служебным положением. Авторитет и влияние партии Ленин связывал с конкретной деятельностью первичных ячеек, каждого коммуниста. Особенно высокие требования он предъявлял к руководителям, лидерам партии. Им должны быть внутренне присущи идейность, политическая зрелость, активность, принципиальность, высокие нравственные качества – внимательность к людям, скромность, деликатность, честность, порядочность. Ленин считал, что авангардная роль партии в обществе определяется прежде всего ее правиль-


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

63

ной политикой, тесной связью с массами, демократичностью и результативностью в работе. Как и К.Маркс, Ленин считал, что партия является высшей формой организации рабочего класса. Она разрабатывает идеологию, стратегию и тактику его действий как на этапе борьбы за власть, так и в период социалистического строительства. Свою руководящую роль партия осуществляет не административными, а идейно-политическими методами, ведя широкую воспитательную работу среди коммунистов и беспартийных. В.И.Ленин стал также основателем III Интернационала – объединения коммунистических и рабочих партий, действовавшего с 1919 по 1943 гг. Под его влиянием Коминтерн разработал генеральную линию коммунистического движения в новых исторических условиях, учитывающую «завоевания мирной эпохи и опыт начавшейся эпохи революций»48. Огромной заслугой Ленина является обогащение и развитие применительно к началу ХХ века марксистского учения о двух фазах коммунистической формации, конкретизация путей перехода от капитализма к социализму, разработка теоретической концепции нового строя и плана его стратегической реализации в Советской России. Важным шагом в этом направлении была его работа «Государство и революция», написанная накануне Октября. В ней Ленин четко разграничивает переходный период («долгие муки родов»), социализм (низшую фазу) и коммунизм (высшую фазу). Марксом же, как показывает его работа «Критика Готской программы», социализм еще не вычленяется из переходного периода, он как бы входит в него. Некритическое отношение к данному положению Маркса дало в свое время основание «левым» коммунистам утверждать, что диктатура пролетариата и антагонистические классы сохраняются вплоть до коммунизма. В.И.Ленин, опираясь на непосредственную практику социалистического строительства, пришел к выводу, что первая фаза коммунистической формации – социализм – начинает развиваться на собственной коллективистской основе лишь после окончания переходного периода, с ликвидацией антагонистических классов. Таким образом, переход к социализму в одной стране занимает целую историческую полосу развития (переходный период от капитализма к социализму), которая начинается победой социалистической революции и кончается ликвидацией антагонистических классов. Пока переходный период не завершен, «у эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации»49. Общие закономерности переходного периода, по мнению Ленина, проявятся во всей полноте лишь на совокупном опыте перехода стран и народов от капиталистического общества к социалистическому. «Только ряд стран, – писал он, – отделает и доделает советский строй и всяческие


64

Глава I

формы пролетарской диктатуры. У нас недоделанного в этой области еще очень и очень много. Непростительно было бы не видеть этого. Доделывать, переделывать, начинать с начала придется нам еще не раз»50. Особая роль принадлежит Ленину в обобщении опыта строительства нового общества и в развитии на этой основе теории социализма как первой фазы коммунистической формации. Учение о двух последовательных фазах коммунистической формации во времена Ленина разделялось всеми революционерами-марксистами. Однако понимание длительности этих фаз было различным. Многие марксисты полагали, что, поскольку социализм есть «неполный коммунизм», постольку он будет кратковременным периодом, который можно быстро пройти. Это убеждение, как и идея близости мировой революции, было широко распространено среди революционеров. В СССР это выразилось в неоднократной постановке задач непосредственного перехода к коммунизму. Такое забегание вперед в разработке стратегических задач партии наносило несомненный вред делу строительства нового общества. Еще до революции В.И.Ленин говорил о необходимости научного различия между социализмом и коммунизмом, подчеркивал, что «политически различие между первой или низшей и высшей фазой коммунизма со временем будет, вероятно, громадно…»51. Вместе с тем в первые послереволюционные годы он также отдает определенную дань этому воззрению. Это сказалось, в частности, на ряде практических мер, которые предпринимала Советская власть, пытаясь отказаться после Октябрьской революции от постоянной армии, денежного обращения, нестоимостных форм учета и контроля за мерой труда и потребления и т.п. Ленин, как и его сторонники, на первых порах основывает свои представления о социализме и коммунизме, целиком исходя из работ основоположников научного социализма. Он считает, что различия между первой и второй фазами коммунистической формации касаются прежде всего степени развития, зрелости производительных сил общества, уровня производительности труда его членов. Степень развития производительных сил определяет в конечном счете формы организации производства и принципы распределения: на первой фазе действует принцип «по труду», или, как говорил В.И.Ленин, «по работе», на второй – «по потребностям». Полемизируя, в частности, с Троцким, считавшим уравнительное распределение более справедливым, Ленин выступал против такого распределения. «Предпочтение в ударности есть предпочтение и в потреблении. Без этого ударность – мечтание, облачко, а мы все-таки материалисты. И рабочие – материалисты; если говоришь ударность, тогда дай и хлеба, и одежды, и мяса»52. Развивая на основе практического опыта учение Маркса и Энгельса о двух фазах коммунистической формации, Ленин в первую очередь сосредо-


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

65

точивает внимание на конкретных путях, формах и механизмах становления социалистического общества и управления им. Общие представления о социализме, выработанные основоположниками марксизма, не раскрывали, какими конкретными путями, в каких социально-экономических и организационных формах должен создаваться новый общественный строй. По мере возникновения реального социализма в Советской России В.И.Ленин творчески развивает его теорию, разрабатывает во многом новые подходы к его пониманию. Совокупность идей и взглядов Ленина на социализм как систему общественного устройства и составляет суть ленинской концепции социализма. Она не существовала в застывшей и неизменной форме, прошла ряд этапов своего развития. В ней сохраняются как преемственность с фундаментальными марксистскими взглядами на социализм, так и новаторство, обусловленное практикой социалистического строительства. Являясь революционером в науке, Ленин пересматривает старые взгляды, ранее признанные положения. Исходя из требований времени, он смело идет на изменение политики, порой ошибается и исправляет ошибки. Согласно ленинским представлениям, сложившимся к началу Октябрьской революции, социалистическое общество должно быть единой фабрикой «с равенством труда и равенством платы», всенародным контролем и «фабричной» дисциплиной. Но эта дисциплина никоим образом не являлась, по Ленину, идеалом или конечной целью. Она должна была стать, по его замыслу, только ступенькой, необходимой для радикальной чистки общества от капиталистической эксплуатации и для дальнейшего движения вперед, смысл которого состоит в том, чтобы все трудящиеся сами научились управлять обществом. «Социализм, – писал Ленин, – не мыслим без крупнокапиталистической техники, построенной по последнему слову новейшей науки, без планомерной государственной организации, подчиняющей десятки миллионов людей строжайшему соблюдению единой нормы в деле производства и распределения продуктов»53. Решаться эти задачи должны прежде всего путем создания основанного на единой общенародной собственности, направляемого и планируемого государством общенационального производства, а также на строжайшем учете и контроле общенационального распределения в виде прямого продуктообмена и нормированного снабжения, постепенно исключающих товарное производство и товарно-денежные отношения. В качестве ближайших задач социалистического строительства выдвигались: замена торговли продуктообменом, прежде всего между городом и деревней; создание производственно-потребительских коммун; постепенное упразднение денег и замена их сберегательными книжками, краткосрочными билетами (у Маркса – «квитанциями»).


66

Глава I

Таковы были первоначальные общие контуры новых социалистических форм собственности и распределения, утверждение которых шаг за шагом вытесняло бы из жизни товарно-денежные отношения. Однако впоследствии взгляды Ленина существенным образом меняются. Особое значение в этом отношении имеют 20-е годы – переход к нэпу, первые его шаги, идейно-теоретическая борьба вокруг методов социалистического строительства. Еще на заре Советской власти В.И.Ленин сформулировал идеи развертывания мирного социалистического строительства, суть которого заключается в том, чтобы «осуществить строжайший и повсеместный учет и контроль производства и распределения продуктов, повысить производительность труда, обобществить производство на деле»54. С этой целью Ленин разрабатывает задачи обобществления средств производства и введения всеобщей трудовой повинности, демократического централизма и рабочего контроля на предприятиях, повышения производительности труда и организации соревнования. Он указывает на необходимость национализации банков и последующего превращения их в узловые пункты общественного счетоводства при социализме, осуществления государственной монополии внешней торговли, государственного контроля за денежным обращением, использования буржуазных специалистов, введения поимущественного и подоходного налога на буржуазию и т.д. Данный план построения социализма со временем существенно изменяется. Не отрицая значения и опыта первых лет Советской власти, следует признать, что многие конструктивные идеи сформировались у Ленина именно в 20-е годы. Эти годы были революционной лабораторией социального новаторства, поиска оптимальных форм союза рабочего класса и трудового крестьянства, формирования механизма реализации всего спектра интересов людей. Именно в этот период Ленин сформулировал ряд основополагающих идей социалистического строительства, в том числе касающихся продналога, торговли, хозрасчета, материальной заинтересованности, кооперации, индустриализации, подъема культуры, борьбы с бюрократизмом, развития социалистической демократии и др. В этом смысле особое место в творчестве Ленина занимают его последние работы («Лучше меньше, да лучше», «Как нам реорганизовать Рабкрин», «О кооперации», «Письмо к съезду» и др.), которые называют ленинским политическим завещанием. Изучая работы Ленина послеоктябрьского периода, особенно 20-х годов, мы видим, как происходит движение ленинской мысли от схем прямого распределения, прямого продуктообмена к торговле, стимулированию материальной заинтересованности. Если в 1919 г. он считал одной из задач партии и Советской власти «неуклонно продолжать замену торговли планомерным, организованным в общегосударственном масштабе, распределением про-


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

67

дуктов», проводить радикальные меры, «подготовляющие уничтожение денег»55, то в 1921 г.. полемизируя с «левыми» коммунистами, он подчеркивает, что нельзя отдавать «себя во власть «социализму чувства» или старорусскому, полубарскому, полумужицкому, патриархальному настроению, коим свойственно безотчетное пренебрежение к торговле»56: «Товарообмен предполагал… некий непосредственный переход без торговли, шаг к социалистическому продуктообмену. Оказалось: жизнь сорвала товарообмен и поставила на его место куплюпродажу»57. Ленин настаивает на том, что до тех пор, пока не будет полной победы коммунизма в мировом масштабе, «беречь надо в РСФСР золото, продавать его подороже, покупать на него товары подешевле»58. Он все больше связывает понимание социализма с признанием товарноденежных отношений и закона стоимости. Соответственно меняет и свое отношение к нэпу: от оценки его как «шага назад» к признанию, что это «всерьез и надолго»59. По идеям Ленина и под его руководством Х съезд ВКП(б) принял решение о переходе от политики «военного коммунизма» к «новой экономической политике» (нэп), учитывавшей итоги состоявшейся дискуссии о теории воспроизводства и денег, принципах ценообразования, финансов и кредита. Подчеркивая решающее значение индустриализации на основе электрификации страны для победы социализма, Ленин доказал важность единства основных целей нэпа и ГОЭЛРО: «…новая экономическая политика не меняет единого государственного хозяйственного плана и не выходит из его рамок, а меняет подход к его осуществлению»60. Суть последнего заключалась в изменении последовательности решения задач построения социалистической экономики: сначала необходимо было оживить сельское хозяйство и мелкую промышленность, затем восстановить и развить крупную промышленность; подготовить и осуществить социалистическое переустройство села; создать тем самым материально-техническую базу для новой жизни. Главное содержание нэпа – замена продразверстки в деревне продналогом, использование рынка и различных форм собственности, привлечение с помощью концессий иностранного капитала, проведение денежной реформы, в результате которой рубль стал конвертируемым. Государство при этом сохранило за собой командные высоты в экономике, применяло директивные и косвенные методы ее регулирования. Благодаря нэпу в сжатые сроки было восстановлено разрушенное войной народное хозяйство, прежде всего промышленность. Уже к концу 1926 г. ее продукция на 13% превысила уровень 1913 года. СССР начал развиваться беспрецедентными темпами. Была установлена связь промышленности с мелкотоварным крестьянским хозяйством. Нэп продолжался до середины 30-х годов. Многоу-


68

Глава I

кладная экономика постепенно преобразовывалась в единую социалистическую на основе индустриализации страны и кооперирования села. В.И.Ленин был убежден в том, что общественную собственность на средства производства можно и нужно соединить с интересом личности, семьи, трудового коллектива, частного двора. Две стороны нэпа – продналог и торговля (с допуском капиталистических элементов), как ничто другое, свидетельствуют о его внимании к проблеме интереса. Саму общественную собственность он рассматривал в ее многообразных формах, а не только как государственную. Особо важное место Ленин отводил кооперации, допуская возможность самостоятельного и инициативного ведения хозяйства, здорового соревнования и быстрого роста на этой основе производительности труда и объемов производства. По мнению Ленина, обобществление средств производства должно стать основой для неограниченного поиска разнообразнейших форм владения, экономической организации, стимулирования труда. В кооперации он нашел необходимый в условиях государственной собственности способ соединения интереса «частного», то есть обособленного, с интересом «общим»60а. Он видит в росте кооперации нечто тождественное росту социализма, а сам социализм представляет как строй цивилизованных кооператоров. Ленина постоянно занимает вопрос о том, как, с помощью каких механизмов и стимулов в условиях общественного владения средствами производства развить значительно большую, чем при капитализме, экономическую активность трудящихся и как осуществить это без частного предпринимательства, капиталистической конкуренции, пресса безработицы и т.д. При этом Ленин исходил, как известно, из того, что самое важное, самое главное для победы нового общественного строя – достижение наивысшей производительности труда. Для страны сравнительно отсталой, к тому же разоренной войной, задача, прямо скажем, непростая. Ленин видел ее решение в соединении преимуществ Советской власти с достижениями научно-технического прогресса. Как показал опыт нашей истории, недооценка этой идеи привела к тому, что мы не достигли превосходства в производительности труда над капитализмом. Не сумели развить и должной экономической активности трудящихся, необходимой научной организации труда, надлежащего его стимулирования. Одним из эффективных способов активизации масс В.И.Ленин считал соревнование. Как заинтересовать в нем людей? – этот вопрос его беспокоил постоянно. Вскоре после Октября он пишет статью «Как организовать соревнование?» В работе «Очередные задачи Советской власти» он вновь возвращается к этому вопросу. Превознося энтузиазм революционных масс, он подчеркивает, что рабочий на предприятии должен чувствовать себя представителем всего народа. Наконец, обращаясь к своим едино-


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

69

мышленникам, замечает: не на энтузиазме только, а при помощи энтузиазма, на личной материальной заинтересованности, на хозрасчете необходимо строить новое общество. Будучи, как Маркс и Энгельс, реальным, практическим гуманистом, Ленин видел цель организации общественного производства при социализме в обеспечении «полного благосостояния и свободного всестороннего развития в с е х членов общества»61. Он указал и эффективное средство достижения цели: освоение результатов и ценностей мировой культуры и цивилизации. Без умения культурно работать, культурно торговать, культурно вести дела по управлению производством и страной в целом Ленин не мыслил социализма. Вот почему он считал культурную революцию необходимой составной частью плана построения социалистического общества в нашей стране. В результате осуществления этого плана, по мнению Ленина, необходимо было не просто ликвидировать безграмотность, но и добиться овладения трудящимися глубокими научными знаниями, решить сложные задачи идейно-политического воспитания и, что особенно важно, организовать воспитание подрастающего поколения в процессе общественно полезного труда и практической борьбы. С точки зрения Ленина, только от чтения коммунистических книг и брошюр коммунистом стать нельзя. Эта мысль им повторялась всякий раз, когда он говорил о воспитании активных борцов за коммунизм. Выступая против бюрократической трактовки социализма, Ленин подчеркивал: «Социализм не создается по указам сверху. Его духу чужд казенно-бюрократический автоматизм; социализм живой, творческий, есть создание самих народных масс»62. Живое творчество масс для В.И.Ленина – один из самых существенных признаков социализма. Игнорирование впоследствии этого фундаментального ленинского положения привело на практике к различным антигуманистическим и бюрократическим злоупотреблениям в нашем обществе, способствовало девальвации идеалов социализма. Важнейшим элементом ленинской концепции социализма является глубокий демократизм. Выдвинув идею поголовного участия народа в управлении как проявления на деле социалистического демократизма, Ленин вместе с тем реалистически смотрел на практическую возможность участия в управленческой деятельности неграмотной или полуграмотной части народа. Он не раз повторял, что неграмотный человек стоит вне политики. И очень радовался, когда видел, как народ тянется к знаниям, уверял всех, что талантов в народе непочатый родник, чутко прислушивался к ним, смело выдвигал людей из народа на руководящую работу. Участие масс в управ-


70

Глава I

лении, контроль масс – главные средства борьбы с бюрократизмом, этим опаснейшим, по его мнению, врагом социализма. Наиболее характерным проявлением демократизма при социализме В.И.Ленин считал Советскую власть, избираемую народом, работающую как народное представительство. Власть Советов, по мнению Ленина, в полной мере отвечает социалистической природе нового государства. Идеи выборности работников аппарата управления, сменяемости и подотчетности – все это элементы ленинского видения нового общества, социалистического устройства управления. Ленин видел в Советах не только орган новой власти, но и орган народного самоуправления, с помощью которого будет происходить превращение социализма в коммунизм. В вопросах управления В.И.Ленин всегда стоял на позициях принципа демократического централизма, то есть диалектического сочетания в решении всех вопросов, идущих снизу, с обобщенными интересами, представленными центром. «… Централизм, понятый в действительно демократическом смысле, – писал Ленин, – предполагает в первый раз историей созданную возможность полного и беспрепятственного развития не только местных особенностей, но и местного почина, местной инициативы, разнообразия путей, приемов и средств движения к общей цели»63. В прошлом ленинские представления о социализме нередко отождествлялись с его планом построения социализма, что, разумеется, не одно и то же. В результате в массовом сознании символами социализма стали индустриализация, коллективизация и культурная революция. Эти преобразования, разумеется, составляют краеугольный камень ленинского видения путей социалистического строительства, но они не исчерпывают всей полноты его взглядов. Упрощенные представления о социализме и путях осуществления социалистических преобразований оказались не столь уж безобидны, поскольку оставляли без внимания или вовсе не учитывали такие стороны общественного развития, как социалистическое самоуправление народа, демократизация всех институтов общественной жизни, совершенствование механизма хозяйствования, изменение социально-классовых и национальных отношений, развитие семьи и сферы быта. Социальные отношения, вопросы их совершенствования вообще в значительной степени игнорировались в теории и на практике. На этой почве позднее расцвели технократические тенденции и бюрократические методы руководства. Ленинская концепция социализма, наиболее полно представленная в последних его работах, включала в себя необходимость преобразований во всех сферах общественной жизни, вплоть до политической надстройки. Ленин, уже больной, предлагал «ряд перемен в нашем политическом строе»64, связывая их с углублением демократии.


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

71

Ленин предложил укрепить ядро сознательных рабочих в составе ЦК, поставить все органы власти под контроль ЦКК—РКИ, обращает внимание на необходимость решительных перемен в сложившемся политическом организме. В этот период, учитывая объективные потребности советских республик, он развивает концепцию государственного объединения на началах федерации, предполагающей достаточно высокую степень самостоятельности каждого из субъектов. В.И.Ленин выступает против идеи автономизации, то есть вхождения Украины, Закавказья и Среднеазиатских республик в РСФСР на правах автономий. Он предлагает «ввести строжайшие правила относительно употребления национального языка в инонациональных республиках, входящих в наш союз…»65. Он допускает мысль о полном объединении республик лишь в военных и дипломатических делах, имея в виду «во всех других отношениях восстановить полную самостоятельность отдельных наркоматов»66. Несомненным для Ленина остается и вопрос о сохранении принципа самоопределения наций. В практической политике Ленин выступает против абстрактной постановки вопроса о национализме вообще, предлагая в каждом конкретном случае выявлять социальнополитическое значение лозунгов и идей национального характера. Это отчетливо видно и на его многочисленных трудах в отношении Украины67. Если суммировать основные положения ленинской концепции социализма, то мы можем указать на следующее: народовластие, поголовное участие трудящихся в управлении общественными и государственными делами; признание различных форм социалистической собственности, в том числе кооперативной, аренды, концессий и др.; принцип оплаты в соответствии с количеством и качеством труда, развитие личной и коллективной материальной заинтересованности; использование торговли и товарно-денежных отношений в рамках государственного плана, применение хозрасчета; построение федерации равноправных национальных республик на основе права на самоопределение; руководящая роль Коммунистической партии как авангарда рабочего класса и всех трудящихся. Следует подчеркнуть, что еще при жизни В.И.Ленина вместе с ним стремились развить и утверждать марксизм многие его соратники: Н.И.Бухарин, Ф.Э.Дзержинский, Г.Е.Зиновьев, Л.Б.Каменев, А.В.Луначарский, Я.М.Свердлов, И.В.Сталин и др. Научный социализм обогащался не только усилиями нашей партии. За рубежом марксистско-ленинским традициям следовали такие выдающиеся деятели международного коммунистического движения, как К.Либкнехт, Р.Люксембург, Э.Тельман, К.Цеткин в Германии, Г.Димитров в Болгарии, А.Грамши и П.Тольятти в Италии и др. Они внес-


72

Глава I

ли значительный вклад в развитие революционной теории, деятельность III Интернационала, сплочение демократических сил в антифашистский фронт, разработку актуальных проблем борьбы за социализм. К сожалению, не все ленинские выводы и советы о социалистическом строительстве были глубоко усвоены руководством партии, некоторые воспринимались догматически, формально, а отдельные – важные и принципиальные – оказались не понятыми или проигнорированными. В этом сказались как объективные трудности преодоления старых порядков и созидания нового общественного строя в СССР, так и субъективные факторы. Нельзя забывать, в каких условиях начаты и осуществлялись революционные преобразования в нашей стране. По уровню развития производительных сил Россия начала ХХ в. серьезно отставала от большинства стран Западной Европы и США. Хотя ее население составляло 6% жителей земного шара, она давала чуть больше 4% мирового промышленного производства. Низкими были в ней и доля промышленного пролетариата, уровень сельского хозяйства. Регулярными были неурожаи, массовыми – неграмотность, эпидемии, критическими – социально-классовый, национальный и духовный гнет трудящихся. Из 74 лет, прошедших после Октября до развала СССР, огромные средства, силы и время рабоче-крестьянское государство вынуждено было направлять на защиту от внешней агрессии и внутренней контрреволюции, ликвидацию тяжелейших последствий мировой, гражданской, Великой Отечественной и «холодной» войн, преодоление многовекового отставания и выравнивание социально-экономического развития субъектов Союза, достижение военного паритета с мировым империализмом, отстаивание интересов социализма в братских странах. В экстремальных условиях В.И.Ленину, созданной им партии коммунистов довелось одновременно решать архисложные теоретические и практически-политические задачи социалистического строительства. Прежде всего надо было привлечь широкие массы к управлению общественными делами. «По нашему представлению государство сильно сознательностью масс, – вновь и вновь повторял в послеоктябрьский период Ленин. – Оно сильно тогда, когда массы все знают, обо всем могут судить и идут на все сознательно»68. На все важнейшие участки приходили способные представители трудящихся. Они управляли и учились управлять государственными делами. Ленин, партия умело направляли этот процесс, упорно преодолевали возникающие трудности, учитывали недостаточную подготовленность рабочих и крестьян, которые образовывали новую власть, проявляли гибкость и осторожность в кадровой политике. «Мы не утописты, – подчеркивал Ленин. – Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством»69. И настойчиво призывал «практически учиться управлять страной, учиться тому,


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

73

что составляло раньше монополию буржуазии»70. Задачу Советской власти он видел в создании предпосылок для развития способностей трудящихся, для повышения их социальной активности, уровня образованности, культуры. Поднимая миллионы представителей рабочего класса, всех трудовых слоев населения к созиданию новой жизни, управлению общественными делами, революционная власть становилась подлинно пролетарской, государством диктатуры пролетариата, а трудящиеся обретали свободу, опыт, уверенность в социалистическом будущем. Заметим, для выполнения возникших задач Ленин считал необходимым использование услуг буржуазных специалистов, прежде всего их экономических знаний, опыта и умений. Делал эти уступки в интересах нового, социалистического общества, для сохранения и упрочения пролетарской власти. Соответственно складывающимся условиям партия коммунистов определяла тактику, способы и методы действий. В.И.Ленин постоянно напоминал, что пролетарская власть должна отстаивать свои завоевания, а социалистическая революция – уметь защищать себя, адекватно отвечая на контрреволюционное противодействие созидательным усилиям трудящихся масс. Для этой цели были созданы советские народные суды, рабочая милиция, Всероссийская чрезвычайная комиссия во главе с удивительно честным и принципиальным Ф.Э.Дзержинским. На классовых началах строилась Красная Армия, ставшая надежной защитницей революционных завоеваний от происков внутренней и внешней контрреволюции. Примечателен такой факт. Разворачивая гигантскую работу по преобразованию экономических и социальных отношений в стране, поначалу Советская власть национализировала лишь банки, транспорт и крупнейшие предприятия. Это позволило ей решать главные созидательные задачи молодого рабоче-крестьянского государства, держать в своих руках ключевые позиции в экономике и социальной сфере. На всех иных предприятиях дело ограничилось введением рабочего контроля, охраной производства от саботажа капиталистов, бандитизма и мародерства. Круг таких предприятий расширялся постепенно, по мере их эффективности. С учетом этого процесса Ленин выдвинул идею создания общегосударственного экономического органа. Им стал Высший совет народного хозяйства (ВСНХ), сыгравший огромную роль в преобразовании и подъеме советской экономики. Вчерашние и нынешние буржуазные авторы в своем неуемном антикоммунистическом рвении грубо фальсифицируют сложные процессы советского прошлого, освещают их тенденциозно, злопыхательски; при этом игнорируют элементарные требования историзма, диалектики, объективности. Так, они продолжают навязывать миф о высокой «цене» Октябрьской


74

Глава I

революции, «невинных», «массовых» жертвах гражданской войны, «жестокости» и неоправданных репрессиях Советской власти в 30-е годы и т.п. В этом отношении отметим следующее принципиальное обстоятельство: все революции имеют много общих черт, хотя и совершаются в различных условиях, неодинаково. В частности, ни одна из них не обходилась без ограничений, принудительных, а то и репрессивных действий к противникам. Все зависит от сопротивления отживающих классов. Именно они первыми применяют оружие, прибегают к террору и репрессиям против революции и ее сторонников, возмездие которых бывает обычно ответной реакцией. Как свидетельствует история, буржуазные революции в Англии, Франции и других странах сопровождались морями крови, о чем нынешние прислужники капитала «скромно» умалчивают. Напомним, что на эшафот в свое время были отправлены король Великобритании Карл I, король Франции Людовик XVI, ибо противились назревшим переменам, которых требовала рождавшаяся буржуазия и широкие народные массы. Гильотина времен Великой Французской революции работала буквально круглосуточно. Поэтому причитания современных буржуазных идеологов относительно жертв большевиков фарисейски лицемерны. Что они забывают? Как возникло и развивалось капиталистическое общество. Ведь у его истоков – массовые кровавые репрессии против феодальной аристократии и ее сторонников – многочисленных вассалов и обманутых представителей «простонародья». Этот процесс в течение пяти веков становления капитализма сопровождался бесконечными вооруженными конфликтами. Для удовлетворения своих алчных интересов буржуазия везде прибегала к оружию, жестоким схваткам, войнам. Особенно когда дело касалось территориальных и сырьевых притязаний. В захваченных колониях уничтожались целые народы. Достаточно сказать, что предки нынешних «глобальных вершителей» ради создания своей «демократической империи» уничтожили 30 миллионов индейцев и захватили их земли, вывезли из Африки около 10 млн. негров, большинство из которых погибло в пути, совершили сотни интервенций, войн и прочих преступлений против человечества. Всего американцы до ХХ века уничтожили около 100 млн. чел. Не отставали от янки британцы, испанцы, голландцы, другие творцы «капиталистической цивилизации». Оставшихся живыми туземцев и их потомков колонизаторы надолго загнали в бесплодные резервации, обрекли на исчезновение. В захватнических целях современная империалистическая буржуазия развязала две самых кровавых мировых войны, унесших жизни многих сотен миллионов солдат и мирных жителей. И сегодня американские глобалисты в борьбе за ресурсы, рынки и влияние, при прямом пособничестве и участии ряда капиталистических держав, вершат вооруженные бесчинства на Севере Африки, Ближнем Востоке, в других регионах мира. Так что


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

75

количество жертв «буржуазного прогресса» неизмеримо (тысячекратно) превышает пресловутые потери от «коммунистических режимов». Такова правда о реальной, а не фальсифицированной истории. Политические репрессии в СССР, к сожалению, имели место, их следует рассматривать объективно, в контексте процессов и событий 20—30-х годов прошлого века. При этом надо учитывать прежде всего высокий накал классовой ненависти трудящихся к эксплуататорам за многовековое господство, вооруженное противодействие последних, военное вмешательство извне во внутренние дела страны, т.е. анализировать исторические факты в совокупности, конкретно-исторически, с научных позиций. Нельзя забывать, что тогда борьба с контрреволюцией, защита и утверждение народной власти были вопросом жизни и смерти, последним шансом реализации многовековых чаяний и надежд обездоленных трудящихся на лучшее, достойное будущее. К тому же допущенные отдельные просчеты и ошибки партия признала (в разное время) и не повторяла. Апологеты капитализма упорно замалчивают, что развязанная империалистами Первая мировая война унесла 10 миллионов человеческих жизней, принесла разорение и голод трудящимся России. Октябрь и явился попыткой прекратить злодейство и преступления власть имущих. «Забывают» дипломированные псевдогуманисты и то, что Октябрьская революция была практически бескровной, ее поддержало абсолютное большинство населения российских центров и национальных окраин. Кровь начала литься, когда внутренняя и внешняя контрреволюция развязала войну против Республики Советов. Весной 1918 года 14 империалистических стран начали вооруженную интервенцию против России. При их поддержке доморощенные капиталисты и помещики развернули гражданскую войну. Уместно вспомнить слова ее непредубежденного очевидца из-за рубежа. Посетивший нашу истерзанную страну в 1920 г. английский писатель Герберт Уэллс свидетельствовал: «Не коммунизм, а европейский империализм втянул эту огромную, расшатанную, обанкротившуюся империю в шестилетнюю изнурительную войну. И не коммунизм терзал эту страдающую и, быть может, погибающую Россию субсидированными извне непрерывными нападками, вторжениями, мятежами, душил ее чудовищной блокадой…» Нельзя не согласиться с выводом писателя о том, что западные обыватели «несут большую ответственность за эти смертные муки, чем любой коммунист». Тиражируя описания «ужасов» и «жестокости» Советской власти, антикоммунисты вновь и вновь муссируют тему о преследованиях верующих и «уничтожении» большевиками церквей, беспардонно смешивая в кучу и гиперболизируя факты – действительные и мнимые, выдуманные, лукаво за-


76

Глава I

малчивая их подлинные причины. Как известно, религиозные течения прививают своим последователям смирение и покорность духовным и светским правителям, наставляют слуг «со всяким страхом повиноваться господам». В многоконфессиональной Российской империи церкви ревностно служили власти. Февральскую революцию их предводители встретили спокойно, а местами – восторженно. Синод лишил царя престола и должности главы господствовавшей Русской православной церкви. Совсем иной оказалась реакция духовенства на Октябрьскую революцию. Если большинство верующих одобряли Декрет о земле и другие решения Всероссийского съезда Советов, то Поместный собор уже 28 октября 1917 г. (по старому стилю) объявил о восстановлении патриархата в РПЦ (что означало провозглашение ее административной независимости от государства), принял решение об отлучении от церкви всех посягнувших на ее «священное имущество», в т.ч. на землю (нажитую, кстати, за многие века различными способами, включая преступные). Через три недели Поместный собор выставил требования не только о сохранении, но и расширении всех былых преимуществ. Всеми доступными средствами руководство РПЦ обрушило град клеветы на участников революции. Избранный патриархом Тихон обнародовал 16 антисоветских посланий. Духовенство инспирировало многочисленные заговоры против Советской республики. В самый трудный период ее существования они приняли настолько ожесточенный характер, что революционному правительству пришлось заняться ответными действиями. Враждебную по отношению к новой власти позицию заняли также руководители иных конфессий. Так, старообрядческий архиепископ Мелетий выпустил воззвание, в котором призвал своих сторонников к сопротивлению. Целую систему мер противодействия прогрессивному в целом Декрету от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» разработали католические иерархи71. Протестантские деятели, не вступая в открытую конфронтацию, занялись торгами с властью по поводу уступок и льгот, направленных на расширение поддержки из-за рубежа, прежде всего США, своей миссионерской, образовательной и даже экономической деятельности в стране. Позицию явного неприятия Советской власти заняло мусульманское руководство (пересмотрена через два года). Враждебно отнеслось к ней иудейское духовенство. Общероссийский съезд иудейских общин в 1918 г. принял резолюцию против церковной политики государства. Всеукраинский съезд раввинов наложил херем (анафему) на большевиков. Антисоветское сопротивление в Сибири и на Дальнем Востоке поддержало с началом гражданской войны буддийское духовенство. Ламы получали от Колчака, Деникина, Алексеева деньги, транспорт, награды, объявляли их «спасителями народа».


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

77

Наибольшую непримиримость к Советской власти проявляла верхушка РПЦ. С началом интервенции и гражданской войны ее служители создали свои полки «Иисус Христос» и «Пресвятая Богородица», участвовали в боевых действиях. Еще долго они оказывали поддержку контрреволюционным силам, стимулировали эмиграцию, а вскоре образовали враждебную зарубежную церковь под эгидой Константинопольского патриархата. Необходимо отметить, что законодательные акты новой власти были демократичными, не давали оснований для антигосударственных действий церковников. Их обусловливали главным образом экономические и политические интересы иерархов и духовенства. Религиозные организации и околоцерковные круги по своей сути защищали свои богатства, влияние, властные претензии, поэтому оставались влиятельными средствами противодействия коммунистам и новой жизни. Политика государства рабочих и крестьян строилась на основе принципов, обоснованных В.И.Лениным в межреволюционный период, изложенных в его статье «Об отношении рабочей партии к религии» (1909). Глава правительства выступал за соединение культуры с революционной деятельностью масс, переработку и усвоение всего лучшего, что дала буржуазная мысль, за союз с представителями современного естествознания, которые склоняются к материализму72. Продолжая выступать за свободу совести и вероисповеданий, Ленин как актуальную задачу партии и государства выдвигал защиту интересов рабочего класса и беднейшего крестьянства, сохранение и упрочение власти трудящихся. Будучи на стороне помещиков, фабрикантов, кулаков, чиновничества, действуя с ними сообща, церковные иерархи и структуры открыто противопоставляли себя политике социализма. Выдвигая лозунги «религиозно-мистического возрождения», «смены вех», «идеологического нэпа», они в своей антисоветской деятельности выходили далеко за рамки мировоззренческой конфронтации. Разоблачая ее за антинародную сущность, Ленин, как свидетельствуют многочисленные документы, одновременно требовал избегать всякого оскорбления рядовых верующих, требовал проявлять максимум доброжелательности к мусульманам», осуждал «неправильное отношение к сектантам».73 В разгар гражданской войны руководитель государства считал нужным и находил время вмешиваться в возникающие коллизии, пресекал нарушения справедливости и закона в отношении верующих и священнослужителей. Об этом свидетельствуют, в частности, его телеграмма Г.Е.Зиновьеву об ускорении освобождения могилевского архиепископа Роппа, просьба к наркому юстиции т. Курскому содействовать окончанию постройки сельского храма в Череповецкой губернии, поручение т. Покровскому ускорить рассмотрение заявления Совета религиозных общин о нарушениях декрета от 04.01.1919 г. и другие многочисленные факты.


78

Глава I

Допуская прием верующих рабочих в партию для их сплочения и воспитания, совместной, независимо от мировоззрения, борьбы всех обездоленных за земные социально-классовые интересы, Ленин последовательно выступал против идейных компромиссов с религией как системой ненаучных взглядов, решительно осуждал попытки богоискательства и богостроительства со стороны отдельных коммунистов. Ибо был убежден в истине: «Всякая, даже самая утонченная, самая благонамеренная защита или оправдание идеи бога есть оправдание реакции».74 При этом Ленин хорошо знал и учитывал русскую историю. Как образно высказался академик Н.М.Никольский, веками «церковь жила высасыванием соков из народного организма»75. Ответом ей был радикализм народа, равнодушие к отечественной религии, негативистское отношение к духовенству. Так, фундаментальный сборник «Пословицы русского народа» (составил и впервые издал В.И.Даль в 1861 г.) проникнут духом критицизма и скептицизма относительно церкви и попов (таких 21,6 тысячи из общего количества собранных и включенных 25 тысяч народных пословиц). Писатели и ученые убедительно показали: религиозный индифферентизм, вольнодумство, антиклерикальные настроения – характерная традиция духовной жизни восточных славян, проходящая через их тысячелетнюю историю. Защита иерархами РПЦ и духовенством свергнутого в 1917 г. самодержавия, поддержка ими Временного правительства, длительная антисоветская деятельность подтвердили мнение трудящихся о том, что православная церковь пребывает не с ними, а на стороне эксплуататоров, освящая их господство.76 Следует еще раз подчеркнуть, что В.И.Ленин в духе марксизма всегда выступал против «левацкой фразеологии» и «авантюры политической войны с религией, деления людей на верующих и неверующих, тем более противопоставления одних другим. Будучи подлинным гуманистом, он делал все для социального, политического и духового освобождения людей труда, достойного их земного бытия, революционного переустройства общества на справедливых социалистических началах.77 Под влиянием радикальных общественных преобразований, в атмосфере массового революционного подъема, в ходе нормализации государственно-церковных отношений, после прекращения субсидирования государством религиозных объединений ситуация начала меняться. Верующие не всегда и не везде были готовы тратить собственные деньги на содержание храмов и духовенства, которое часто исподтишка противилось ликвидации неграмотности, деятельности изб-читален, кооперированию крестьян и другим мероприятиям новой власти. Кроме того, налаживание новых социалистических форм жизни, особенно в сельской местности, порождали потребность в помещениях для культурно-просветительской работы, социально-бытовых и иных целей. Поэтому население часто само


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

79

предлагало и добивалось перепрофилирования пустеющих культовых зданий под школы, клубы, общежития и т.п. Такие решения принимались местными советами, как правило, гласно, демократическим путем, с участием широкой общественности, о чем свидетельствуют кадры кинохроники, пресса, архивные материалы. Самозакрытие приходов происходило и под влиянием научно-просветительской работы, атеистической пропаганды. В первые годы Советской власти местами возниками коммуны из числа верующих, преимущественно сектантских течений. В этом деле, конечно, имели место и ошибки, перегибы. Они зачастую происходили из благородных побуждений, вследствие неумения, рвения местных товарищей, как ответная реакция на былые притеснения и обиды церковников, которые веками были с властью заодно. Что касается правящей компартии, то она была против наскоков в решении мировоззренческих вопросов. В принятой ее VIII съездом (1919) Программе указывалось: «РКП руководствуется убеждением, что лишь осуществление планомерности и сознательности во всей общественно-хозяйственной деятельности масс повлечет за собой полное отмирание религиозных предрассудков. Партия стремится к полному разрушению связи между эксплуататорскими классами и организацией религиозной пропаганды, содействуя органическому освобождению трудящихся масс от религиозных предрассудков и организуя самую широкую научно-просветительную и антирелигиозную пропаганду. При этом необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма». Подобная позиция излагалась в решениях XII (1923 г.) и последующих съездов партии. Распространение же атеистических взглядов можно объяснить отменой обязательного изучения «закона Божия» в школах, ликвидацией неграмотности, контрреволюционной деятельностью духовенства, падением его авторитета, вовлечением трудящихся в сознательную трудовую и общественную деятельность. Миллионы их участвовали в профсоюзах, комсомоле, Союзе воинствующих безбожников (приостановил работу в 1941 г.). С переходом РПЦ на лояльные к Советскому государству патриотические позиции отпала необходимость в административном влиянии на нее со стороны органов власти. В массовом общественном сознании естественно утверждались научно-материалистические взгляды. Стратегическим курсом советских коммунистов было и остается создание благоприятных условий для социалистического созидания, борьба за мир. Ведь классовые цели пролетариата совпадают с коренными подлинными интересами всех трудящихся. Ленин неоднократно подвергал критике авантюристические установки левацких ревизионистов, утверждавших, что такая политика якобы тормозит революционную борьбу в мире. Пока социалистические страны находятся в капиталистическом окружении, интересы


80

Глава I

трудящихся всей планеты требуют не вооруженной конфронтации, а мирного сосуществования государств с различным социально-политическим устройством. Это подтвердила последующая история новейших времен. Творчески применяя марксистскую теорию, КПСС и Советское государство успешно решали все усложняющиеся проблемы строительства нового общества. В результате экономической политики была обеспечена победа социалистического сектора в народном хозяйстве, осуществлены электрификация и индустриализация страны, коллективизация села, культурная революция. В целом за 20—30-е годы были заложены материальные и духовные основы социалистического уклада общественной жизни. Партия отвергла предложения троцкистов («левых коммунистов») о «закручивании гаек» в осуществлении экономической политики и верхушки «рабочей оппозиции», выступавшей за отстранение государственных органов от их вмешательства в хозяйственную деятельность, за передачу руководства промышленностью профсоюзам, преодолела другие опасные политические уклоны. Коллективным разумом, конструктивными усилиями преодолевая неимоверные трудности, партия коммунистов сумела вести страну по пути социалистических завоеваний. Что касается утверждений антикоммунистической пропаганды о «массовых» репрессиях сталинского режима, они, как свидетельствуют исторические исследования, чрезмерно преувеличены и лживы по своей сущности. Существуют самые противоречивые версии масштабов жертв (казненных и умерщвленных иными способами) политического террора и репрессий в СССР: 110 млн. (А.И.Солженицын); 50—60 млн. (западная советология в период «холодной войны»); 20 млн. (западная советология в постсоветский период). Доктор исторических наук В.Н.Земсков на основе длительного и кропотливого изучения, систематизации и обобщения самых разных, независимых учетных документов дал такую картину: за период с 1921 по 1953 годы через ГУЛАГ прошли около 4 млн. человек; за контрреволюционные преступления к высшей мере наказания были приговорены 799 455 осужденных (из них абсолютное большинство – 681,7 тыс. – в 1937 и 1938 годах). А фактически расстреляно 300 – 350 тыс.чел. – примерно 0,1% от всех живших в то время советских людей; большинство наказано по заслугам, с соблюдением правовых процедур того времени78. За все остальные 30 лет к высшей мере приговорено около ста тысяч человек, главным образом в военный период. В общее число пострадавших включены также умершие при транспортировке и в местах лишения свободы политические заключенные, высланные кулаки, депортированные народы и другие категории осужденных, преимущественно в экстремальных условиях классовой борьбы и предвоенной атмосфере. И это в такой огромной стране! Заметим: данные В.Н.Земскова проверены в Москве авторитетными историками США.


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

81

Признанные достоверными, они рекомендованы для использования в курсах истории, научном обиходе. Сообщения об этом размещены в Интернете на официальных сайтах западных университетов. Ложь о масштабах репрессий очевидна непредубежденным людям. Ведь если вдуматься, то при многомиллионных потерях некому было бы ни работать, ни защищать Родину. А вот данные госстатистики свидетельствуют: в 1926 году численность населения СССР составляла 147 млн. чел., в 1939-м (т.е. после репрессий) – 170 млн. Как пишет Ю.А.Белик, на самом деле «была суровая, даже жестокая борьба патриотов с врагами Родины и народа» (термин о «сталинских репрессиях» запустил в оборот Л.Троцкий).79 Примечательна в этом отношении оценка тогдашнего (1937—1938 гг.) посла США в СССР Дж.Э.Дэвиса. Вскоре после вероломного нападения гитлеровской Германии на СССР он писал: «Теперь совершенно ясно, что все эти процессы, чистки и ликвидации, которые в свое время казались такими суровыми и так шокировали весь мир, были частью решительного и эффективного усилия сталинского правительства предохранить себя не только от переворота изнутри, но и от нападения извне… Чистка навела порядок в стране и освободила ее от измены».80 Подобным образом высказался член предвоенного британского правительства лорд Уильям Бивенбрук: «…ясно, что те, кого расстреляли, предали бы Россию немцам… Коммунизм при Сталине дал нам пример патриотизма, которому трудно найти аналоги в истории».81 Наконец, далеко не ко всем потерпевшим применим термин «невинно осужденные». Действительно, как свидетельствуют материалы процесса реабилитации (велась с 1953 по 1999 гг.), сотни тысяч, в т.ч. коммунистов, оказались жертвами целиком надуманных и сфабрикованных обвинений, но большинство наказаны за конкретные действия (в т.ч. вооруженного характера), направленные против существующего строя. Такими явились участники многочисленных кулацко-крестьянских восстаний и мятежей периода 1918—1933 годов, бандиты, террористы, отпетые уголовные преступники, боровшиеся против большевизма и Советской власти82. Вот какие оценки сделал американский историк Р.Терстон в своей монографии «Жизнь и террор в сталинской России. 1934 —1941 гг.», вышедшей в свет в середине 90-х годов: система сталинского террора в том виде, в каком она описывалась предшествующими поколениями западных исследователей, никогда не существовала; влияние террора на советское общество в сталинские годы не было значительным; массового страха перед репрессиями в 1930-е годы в Советском Союзе не было; репрессии имели ограниченный характер и не коснулись большинства советского народа; советское общество скорее поддерживало сталинский режим, чем боялось его; большинству людей сталинская система обеспечила возможность продвижения вверх и участия в общественной жизни. Терстон не сторонник социализма и Советской вла-


82

Глава I

сти. Однако, основываясь на документально подтвержденных фактах и статистике, он сумел абстрагироваться от антикоммунистических стереотипов и догматов, сделать исторически правдивые выводы и обобщения83. Современные буржуазные авторы всячески раздувают также тему «геноцида 30-х годов», якобы целенаправленно совершаемого Советской властью против украинцев. Эти измышления также документально разоблачены как отечественными, так и зарубежными честными исследователями. Да, в ряде регионов был большой неурожай, продолжался экспорт зерна, допускались просчеты в заготовках, имели место преступность, большие человеческие потери от недоедания и голода. Но разве такое случилось только в указанный период? И умирали по этой причине только этнические украинцы? Ведь неурожаи и голод случались в России каждые 5—10 дореволюционных лет. В 30-е годы засуха свирепствовала и на Кубани, в Поволжье, Казахстане, в соседних с Украиной странах. И разве беда делит людей по государственному или национальному признаку? Разве подобные трагедии не происходили в США, Ирландии, Индии, других странах? В США, например, от голода во время Великой депрессии умерло 5—7 млн. чел. В 50-е годы он уничтожил почти всех коренных жителей севера Канады84. Показателен и такой факт, о котором сообщил В.Старичев в книге «Кризис, как это делается» (СПб, 2009): страны Запада отказались от приема золота вместо зерна за поставляемые СССР промышленное оборудование и технику. Провоцированием голода союзники добивались своей цели: свержения Советской власти.Муссируя тему искусственого голода в Украине в 30-е годы прошлого века, их последователи и преемники игнорируют то, что и сегодня на разных континентах голодает около 1,5 млрд. чел. Страдают от недоедания массы людей также на постсоветском пространстве. Исследователи отмечают все возрастающую неестественную (на 18%) убыль населения России за 1996—2010 гг. Руководитель страны вынужден признать: «выживание нации оказалось под угрозой». В разряд вымирающих ООН отнесла и украинскую общность. Численность населения у нас при сохранении темпов развития 70—80-х годов должна была возрасти до 56—58 млн. чел. За годы независимости произошло наоборот – она уменьшилась на 7 млн. чел. (составляет 45,5 млн. чел.). Не потому ли апологеты капитализма так рьяно пекутся социально-демографическими потерями семидесятилетней давности, немыслимо гиперболизируя их масштабы, чтобы отвлечь внимание общественности от нынешних бед? Удивляться, собственно, нечему. Ведь антикоммунисты не брезгуют мошенническими фальсификациями, клеветой, подтасовками, иными негодными методами, способами и средствами в попытках опровержения теории и практики социализма. При этом не гнушаются нечистоплотной критикой и фальсификациями. Особенно упражняются в них некоторые


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

83

бывшие идеологи от научного коммунизма. Так, известный в прошлом философ В.С.Семенов цинично исказил принципиальное положение работы В.И.Ленина «О кооперации», приписав ему то, что тот не писал и о чем даже не думал. В своей книге, раскрывая противоречия процесса становления нового общества, В.С.Семенов утверждал, якобы за год до смерти Владимир Ильич «сделал тот важнейший вывод, что история дала России шанс начать движение к социализму «обратным порядком», с другого конца»85. Как установил один из авторов настоящей работы, злопыхатель ввел в заблуждение читателей, совершил явный подлог. Ибо в указанной выше статье Ленин писал совершенно противоположное: «Нам наши противники не раз говорили, что мы предпринимаем безрассудное дело насаждения социализма в недостаточно культурной стране. Но они ошиблись в том, что мы начали не с того конца, как полагалось по теории (всяких педантов), и что у нас политический и социальный переворот оказался предшественником тому культурному перевороту, той культурной революции, перед лицом которой мы все-таки теперь стоим»86. Ленин совершенно четко и ясно указал: «они (т.е. его противники) ошиблись в том, что мы начали не с того конца…» Вождь Октября, обладая железной волей, мудростью и мужеством, неустанно разоблачал сомневающихся, опровергателей и прочих антимарксистов, которые считали безрассудством начинать созидание социализма в недостаточно культурной стране. И доказывал: необходима и культурная революция, и развитие материальных средств производства, и формирование новых общественных отношений. Новопрочтенцы В.И.Ленина нередко из его творческого наследия выхватывают отдельные положения, даже фразы, придают им вневременный, внесоциальный, конъюнктурный смысл, делают свои, противоположные оценки и выводы. В качестве примера приведем нэп. Обосновывая ее в декабре 1921 г. на IX Всероссийском съезде Советов, Владимир Ильич подчеркнул: «…эту политику мы проводим всерьез и надолго, но, конечно, как правильно уже замечено, не навсегда»87. Последние два слова («не навсегда») либерально-демократическая печать перестала приводить. И уж совсем не уделяла внимания мысли о том, что нэп – вынужденная мера, вызванная в конкретное время «нашим состоянием нищеты и разорения и величайшим ослаблением нашей крупной промышленности». Если В.И.Ленин в 20-е годы ХХ века мыслил нэп как средство укрепления нового общественного строя, то нынешние его толкователи-«перестройщики» использовали эту идею для разрушения социализма и реставрации капитализма. По-иезуитски жульнически они обосновывали необходимость «разгосударствления» общенародной собственности и грабительской прихватизации средств производства, навязывания рыночной экономики. А вот как из контекста ленинской работы «О кооперации» фальсификаторы


84

Глава I

вырвали и стали по-своему толковать следующее принципиальное положение: «Теперь мы вправе сказать, что простой рост кооперации для нас тождественен (с указанным выше «небольшим» исключением) с ростом социализма, и вместе с этим мы вынуждены признать коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм»86. Вторую часть этого предложения («и вместе с этим…») приспешники «князя тьмы», как образно назвал Горбачева выдающийся поэт Б.Олийнык, выдавали за некое «открытие», оправдывая таким образом свои гнусные, антисоциалистические замыслы. Мастера подлогов по-своему препарировали и запустили в политический обиход еще одно положение ленинской работы «О кооперации» – о том, что В.И.Ленин, якобы, признал: «Мы пошли не тем путем». Отталкиваясь от частичного вывода временного характера (касающегося простого роста кооперации), антикоммунисты стали делать стратегические, системные обобщения и прогнозы об изменении советского политического строя. На пленарном заседании Госдумы России 16 июня 2010 года депутат В.И. Илюхин обнародовал конкретные факты того, как в 90-е годы под крышей администрации Ельцина была укомплектована законспирированная группа под руководством Полторанина по подделке исторических документов советского периода. Фальсификаторы сфабриковали тысячи страниц, которые были рассованы по архивным делам. В распоряжении В.И. Илюхина от одного из исполнителей фальшивок оказались поддельные печати, штампы, оттиски подписей (факсимиле) Сталина, Берии и других лиц, чистые бланки 30 – 40-х годов, на которых готовились псевдодокументы, легализованные затем преступным образом. Кстати, печати на них ставились КПСС, а не ВКП(б). Переданные Д. Волкогоновым в библиотеку Конгресса США, они – в копиях и «оригиналах» с грифом «совершенно секретно» – пошли гулять по миру, создавая искаженное представление о реальных процессах в СССР. По вполне понятным причинам Госдуме России не разрешили создать следственную комиссию по установлению истины, фальсификаторы истории продолжают «поиски», их «разоблачения» становятся все изощреннее... Однако история движется по своим законам. В Советском Союзе, ряде других стран в ХХ веке социализм предстал вдохновляющей реальностью. Как непредубежденно и объективно оценить созданное и существовавшее до 1991 года в СССР социалистическое общество? Чем оно поучительно для сегодняшних социальных реалий в мире? Какие уроки из него можно и следует извлечь для будущего человечества?


От социальных утопий – к социализму как науке и общественной практике

85

ПРИМЕЧАНИЯ Кант И. Соч., т.6. М., 1966, с.351. См.: Афанасьев В. Г. Системность и общество. М., 1980, с.21– 69. 3 Ленин В.И. ПСС, т.39, с.15. 4 Ленин В.И. ПСС, т.18, с.332. 5 См.: Дружинин В. В., Конторов Д. С. Проблемы системологии. М., 1976, с.286. 6 См.: Кузьмин В. П. Принцип системности в теории и методологии К.Маркса. М., 1976. 7 См. Кравченко А.И. Социология. Учебник для вузов. М., Логос, 1999, с.17. 8 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, т.23, с.337–339. 9 См.: Там же, т.3, с.1. 10 Там же, т.3, с.26. 11 Там же, т.39, с.175. 12 Чуньков Ю. И. Классы и классовая борьба сегодня // Экономическая и философская газета, 2012, №49, декабрь. 13 Подробнее см. работу: Мигович И.И. Марксизм для всех. К., 2011. 14 Ленин В.И. ПСС, т.29, с.49. 15 См.: Словарь по этике. М., 1975. 16 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.3, с.34. 17 См.: Колганов А. И. Что такое социализм? Марксистская версия. М., 2011, с.25–27. 18 Подробнее см.: Очерк теории социализма // Смирнов Г.Л., Андреев Э.М., Баграмов Э.А. и др. М., 1989, с. 30–47. 19 См.: Колганов А. И. Что такое социализм?, с. 44. 20 Ленин В.И. ПСС, т.2, с.6. 20а Там же, ПСС, т.23, с.40. 21 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.18, с.498–499. 22 Подр. см.: Колганов А. И. Что такое социализм? Марксистская версия, с.55–60; Мигович И.И. Марксизм для всех. К., 2011, с.40–124. 23 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.31, с.454. 24 Там же, т.1, с.422. 25 Там же, т.19, с.241. 26 Там же, т.1, с.448. 27 Ленин В.И. ПСС., т.26, с.48. 28 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.8, с.431. 29 Там же, т.28, с.427. 30 Там же, т.23, с.773. 31 Там же, т.17, с.553. 32 Там же. 33 Там же, т.19, с.27. 33а Подр. см.: Коммунистический Манифест и будущее Украины. К., 2012, 192 с. 34 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.21. с.490. 35 Там же, т.38, с.108. 36 Там же, т.38, с.163. 37 Там же, т.22, с.544. 38 Ленин В.И. ПСС, т.1, с.275. 39 Подр. см.: Ленин как философ. М., 1969, 446 с. 40 Ленин В.И. ПСС, т.26, с.354. 41 Там же, т.30, с.123. 1

2


Глава I

86

Там же, т.35, с.202. Там же, т.45, с.343. 44 К 100-летию со дня рождения В.И.Ленина. Тезисы ЦК КПСС. М., 1969, с.5. 45 Ленин В.И. ПСС, т.4, с.184. 46 Там же, т.27, с.359. 47 Там же, т.30, с.133. 48 Там же, т.37, с.304. 49 Там же, с.264. 50 Там же, т.44, с.224. 51 Там же, т.33, с.98. 52 Там же, т.42, с.212. 53 Там же, т.36, с.300. 54 Там же, с.171. 55 Там же, т.38, с.99–100. 56 Там же, т.44, с.227. 57 Там же, с.471. 58 Там же, с.226. 59 См.: Там же, т.43, с.329. 60 Там же, т.54, с.101. 60а См.: Там же, т.45, с.370. 61 Там же т.6, с.232. 62 Там же, т.35, с.57. 63 Там же, т.36, с.152. 64 Там же, т.45, с.343. 65 Там же, с.361. 66 См.: В. И. Ленин об украинском вопросе / Редкол.: Симоненко П.Н. и др. К., 2010. 67 См.: Ленин В.И. ПСС, т. 45, с.362. 68 Там же, т.34, с.315. 69 Там же, т.35, с.114. 70 См.: Плаксин Р.Ю. Крах церковной контрреволюции 1917—1923 гг. М., 1968. 71 См.: Земсков В.Н. О масштабах политических репрессий в СССР / Политическое просвещение. М., 2012, №1, с.92–118. 72 См.: Ленин В.И. ПСС, т.45, с.23–33. 73 См.: Там же, т.52, стр.140, 273; т.51, с.175 и др. 74 См.: Там же, т.47, с.153; т.48, с.22–227 и др. 75 Никольский Н.М. История русской церкви. М., 1983, с.404. 76 См.: Блок А.А. Собр. соч. в 6 томах, т.5, М., 1971; Гордиенко Н.С. Современное русское православие. Л., 1988; Научный атеизм. Под ред. Мчедлова М.П. М., 1988; Тажуризина З.А. Идеи свободомыслия в истории культуры. М., 1987; Булавка Л.А. Феномен советской культуры. М., 2008, и др. работы. 77 Ленин В.И. ПСС, т.17, с.417–418. 78 См.: В.Литвиненко. Невежество и ложь «десталинизации»/Рабочий класс,2013, №9, март. 79 См.: Белик В.А. Десять причин краха СССР. М., 2013, с.34. 80 Докучаев М.С. История помнит. М., 1998, с.254–255. 81 Досье. 2000, №3, с.11 82 См.: Земсков В.Н. Указ. соч., с.119. 83 См.: Лативок Н., Мазур Е. 1932–1933: голодомор в Европе и Америке… Факты и документы. К., 2009. 84 Семенов В.С. Социализм: теория, практика, уроки. М., 1990, с.52—53. 85 См.: Ленин В.И. ПСС, т.45, с.376 –377. 86 Там же. 87 Там же, т.44, с.311. 42 43


87

Глава 2. СОВЕТСКИЙ СОЦИАЛИЗМ – НАЧАЛО НОВОГО ЭТАПА ПРОГРЕССА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА За последнюю четверть века в государствах, некогда образовывавших Советский Союз, произошли столь радикальные изменения, что их социалистическое прошлое кажется многим если не доисторическим, то уж точно очень и очень далеким временем. А разговор о советском социализме представляется совсем не актуальным, вроде воспоминаний о «позапрошлом дожде»… Между тем, по мере укоренения дикого капитализма происходит, казалось бы, невероятное: вопреки желанию криминально-буржуазных «хозяев жизни», в общественном сознании все чаще возникает некий образ именно социализма. Он, как отмечалось на авторитетной международной конференции, «продолжает жить – и не в одних лишь умах человеческих, но и в практической жизни. Социализм повсюду, разумеется, разный, по-разному понимаемый, но он везде. Образ социализма, хоть и отодвинулся несколько вдаль, не исчез совсем, он продолжает волновать людей, причем не одних лишь его сторонников. Кто-то сожалеет о минувшем социализме, кто-то возлагает на него надежды на будущее… Научный непредвзятый и объективный разговор о социализме назрел. Ни один серьезный обществовед не может игнорировать проблемы социализма. Социализм – великий социальный феномен»1. Советский социализм как великий исторический феномен, как новая общественная реальность, практика и социальный опыт миллионов и миллионов людей разных национальностей, вероисповеданий и культур, рожден их творчеством в начале ХХ столетия. Исходным пунктом в его появлении была Великая Октябрьская социалистическая революция, 100-летие которой народы отметят в 2017 году. Дело Великой Революции стало началом нового общественного устройства – социализма и коммунизма. Тем самым Октябрь 1917 года явился не только решающим поворотом в российской истории и жизни народов многонациональной страны, но и главным событием ХХ века на всей планете. Более того – началом принципиально нового этапа всей мировой цивилизации, прогресса человечества. «Российская революция – одно из величайших героических событий в мировой истории, – писал выдающийся английский


88

Глава II

философ, логик, математик, социолог, лауреат Нобелевской премии по литературе Бертран Рассел. – Ее сравнивают с Французской революцией, но в действительности ее значение еще более велико»2. Ее величие состоит прежде всего в том, что она «отличалась от всех предыдущих революций именно тем, что она подняла жажду строительства и творчества в массах»3, которые «сами взялись за строительство новой, социалистической России»4. В.И. Ленин о произошедшем в октябре 1917 года революционном повороте и перевороте произносил не общие фразы, а обозначал совершенно конкретные, общественно значимые, а с точки зрения социального прогресса – непреходящие в своем историческом значении аргументы и факты. «Какое значение имеет эта рабочая и крестьянская революция?» – говорил он на заседании Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов уже 25 октября (7 ноября) 1917 года. И отвечал конкретно, емко, значимо: «Прежде всего, значение этого переворота состоит в том, что у нас будет Советское правительство, наш собственный орган власти, без какого бы то ни было участия буржуазии. Угнетенные массы сами создадут власть. В корне будет разбит старый государственный аппарат и будет создан новый аппарат управления в лице советских организаций»5. Именно победа Великой Октябрьской социалистической революции, завоевание пролетариатом в союзе с трудовым крестьянством власти позволили «первый раз в мировой истории подойти вплотную к задаче управления», к «организации по-новому самых глубоких, экономических основ жизни десятков и десятков миллионов людей. И это – самая благодарная задача, ибо лишь после ее решения (в главных и основных чертах) можно будет сказать, что Россия стала не только советской, но и социалистической республикой»6. Слова, исполненные глубокого смысла, В.И. Ленин написал между 13 и 26 апреля 1918 года, когда уже вовсю разворачивалась Гражданская война, начатая помещиками и капиталистами и поддержанная их иностранными партнерами Антанты. Паразитические слои российского общества* в союзе с империалистами Европы хотели во что бы то ни стало сохранить свои неправедные богатства, социальный статус и привилегии. Помещики и фабриканты, царские генералы и офицеры, коррумпированные чиновники и прорежимные священнослужители – все опоры царского режима выступили против революции, против своего народа. А народ не желал дальше тащить ярмо захребетников и паразитов. Все громче и настойчивее рабочие и крестьяне России стали говорить: «довольно уже гнули спины мы, миллионы рабочего народа! довольно мы работали на богачей, оста* Так в Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа. Утверждена III Всероссийским съездом Советов 12 (25) января 1918 года.


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

89

ваясь сами нищими! довольно мы позволяли себя грабить! Мы хотим соединиться в союзы, соединить всех рабочих в один большой рабочий союз (рабочую партию) и сообща добиваться лучшей жизни, … нового, лучшего устройства общества: в этом новом, лучшем обществе не должно быть ни богатых, ни бедных, все должны принимать участие в работе. Не кучка богатеев, а все трудящиеся должны пользоваться плодами общей работы»7. И это «новое, лучшее общество называется социалистическим обществом», – писал в 1903 году В.И. Ленин. Ради него «рабочие продолжают борьбу. Они говорят: никакие преследования, ни тюрьмы, ни ссылка, ни каторга, ни смерть не устрашат нас. Наше дело правое. Мы боремся за свободу и счастье всех, кто трудится. Мы боремся за избавление от насилия, от угнетения, от нищеты десятков и сотен миллионов народа»8. Именно в этом народном стремлении, неуклонной воле эксплуатируемых масс трудящихся и заключается фундаментальный смысл, движущая сила и историческая направленность Великого Октября, советского социализма, созданного героическими усилиями миллионов людей разных национальностей. Их трудом, талантом и единой волей было построено собственное государство, имя которому Союз Советских Социалистических Республик. Произошла не просто революционная смена общественно-экономических формаций9, что как раз и выражает социальный прогресс. Совершился крутой поворот, революционный скачок в истории мировой цивилизации, когда она сама начала наконец обретать адекватные ей общественно-экономические формы и обозначать такие социальные и культурные перспективы, которые делают все предшествующее развитие человечества его предысторией. Впервые в мировой истории возникла социальная система – уникальный «санитарный» форпост (легкие!), где мировой дух человечества очищался от грязи капитализма. Сегодня, когда эта грязь мирового и постсоветского реставрационно-криминального капитализма со всех сторон обрушилась на русских, украинцев, белорусов, молдаван, литовцев, латышей, эстонцев – всех советских людей, когда буквально невозможно продохнуть от зловония масскультуры, идеологии потребительства и наживы, шоу-бизнеса и секс-индустрии, тотального насилия, грабежа и убийств, стало еще более ясно и понятно: в социальном, духовном, нравственном гуманистическом отношении Советская Социалистическая Система действительно была великим шагом на пути от предыстории к подлинной истории человечества10. Это хорошо знают серьезные ученые11, еще лучше старшее поколение, прошедшее через горнило войн и страданий, через пятилетки напряженнейшего труда и создавшее могучую, процветавшую державу – СССР. К сожалению, этого уже не знают новые, моло-


90

Глава II

дые поколения, сформировавшиеся в годы контрреволюционной «перестройки» и капиталистических, буржуазно-реставрационных «реформ»… Сами они, молодые поколения, в этом феномене забвения и беспамятства вряд ли повинны. Их манкуртизм* – прямой результат социального, культурного, идеологического оболванивания контрреволюционными силами, действующими на всей территории поверженного ими Советского Союза. Захватив власть и собственность, взяв в сущности в плен, социальное и духовное рабство целые народы, реставраторы капитализма сегодня главные усилия направляют на то, чтобы «очистить» русского, украинца, грузина, казаха «от всего советского, социалистического»… В массовое сознание четверть века – со времени горбачевщины и до сегодняшнего дня – буквально вбиваются лживые идеологемы, цель которых все советское, социалистическое изобразить в неприглядной, окарикатуренной, откровенно отвратительной форме. Будучи не в силах доказать несостоятельность социализма и советского мироустройства, рожденного творчеством народа, апологеты капитализма прибегают к диким фальсификациям, гнусной, разнузданной лжи и клевете. Их излюбленные антикоммунистические тавтологии: «Октябрьская революция нелегитимна, случайна, ее совершили люмпены, пьяные матросы, обкурившиеся марихуаной»; «в советское время страна была отброшена на обочину мировой цивилизации»; «советская экономика была примитивной и неконкурентоспособной: за рубежом коммунисты продавали лишь резиновые сапоги»; «за годы советской власти произошла духовная изоляция, удаление от мировой культуры, высшим ценностям были нанесены тяжелые раны, а над отечественной культурой нависла Варфоломеевская ночь»; «советское образование было сплошной демагогией» и т.д. и т.п. Советских людей, в первую очередь коммунистов, реставраторы капитализма и их либеральные институты изображают ущербными, неполноценными в социальном и духовном отношении, по существу – недочеловеками. На них навешивают оскорбительные ярлыки, им присваивают позорные клички и прозвища: они – «неконкурентоспособные», «бездельники», «нахлебники, умеющие лишь отнять и разделить», «совки», «гомососы» и проч. «Жизнь совков была серой, скучной и примитивной, у них не было даже секса»… Социальная, классовая ненависть клеветников-контрреволюционеров поистине не знает границ, они буквально требуют от уста* Манкурт – в Древности и в Средневековье раб, крепостной, лишенный памяти и рассудка в результате стягивания сыромятным ремнем черепной коробки. Манкуртизм – синоним беспамятства (явление, ярко описанное в произведениях киргизского советского писателя, лауреата Ленинской премии Чингиза Айтматова).


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

91

новленных ими режимов, чтобы ничто и нигде больше не напоминало о советском времени, любое его наследие должно быть беспощадно вытравлено из истории и человеческой памяти. Так, 17 авторов «Черной книги имен, которым не место на карте России» жалуются, что «очищение страны от коммунистических названий началось в 1991–1994 гг., но затем почти остановилось…» Они требуют от власть имущих продолжить эту «работу» и предлагают стереть 122 имени и названия, связанных с советским периодом жизни народа. Среди них: Советский, Октябрьская революция, Красная Армия, Первое Мая, Двадцать третье февраля, Тысяча девятьсот пятый год, Парижская Коммуна, Декабристы, Революция, Комсомол, Пугачев, Разин, Рылеев, Герцен, Добролюбов, Плеханов, Маркс, Энгельс, Ленин, Чапаев, Щорс, Тимошенко, Гайдар (не Егор!), Николай Островский, Горький, Маяковский, Пархоменко и т.д. Но это не все, что вызывает ненависть у антисоветчиков. «Мы, – признаются они, – не можем охватить всех персонажей в данной книге. За ее рамками остались «местно чтимые» деятели, но это не значит, что к ним нет претензий»…12 Но не только элементарная злоба – пещерная, человеконенавистническая – движет сочинителями подобных социал-дарвинистских выплесков. Цель апологетов контрреволюции куда серьезнее и масштабнее: во-первых, прежде всего оправдать преступную криминальнокапитализаторскую контрреволюцию на территории СССР; во-вторых, «отмыть до бела и черного кобеля»: погромщиков страны, грабителей народной собственности, акул дикого капитализма представить в виде бескорыстных, непорочных, благородных рыцарей свободы и демократии, защитников народа; в-третьих, и это главное, внушить массам мысль «о конце истории, завершении эволюции человечества и универсализации западной либеральной (буржуазной – авт.) модели как окончательной формы правления»13. Отсюда заклинания: «эпоха Октябрьской революции закончилась»; «страница социализма перевернута окончательно и бесповоротно»; «вагон социализма отцеплен от состава Российской цивилизации»; «коммунизм умер – исчез как контекст мировой культуры» и т.д. и т.п. Увы, в этой компании можно увидеть и услышать людей, называющихся марксистами и даже коммунистами. Не обременяя себя методологией научного познания (конкретно-историческим подходом, например) и объективным, непредвзятым, честным анализом всех сторон и проявлений общественных явлений, они вслед за либералами-антисоветчиками повторяют: советский социализм – это «полусоциализм», «недосоциализм», «квазисоциализм», «мутантный социализм», «тоталитаризм», «лжесоциализм», в лучшем случае – «госкапитализм».


92

Глава II

Генетические истоки советского социализма Среди искренних, но весьма наивных и откровенно невежественных заблуждений относительно родословной советского социализма, его сущности и движущих сил есть одно, весьма распространенное: он был, якобы, привнесен и даже навязан с Запада в лице марксизма и революционного радикализма большевиков-космополитов. Пока, дескать, Россия не впитала яд марксистских идей, говорят изобретатели этой «концепции», она спокойно развивалась на собственной основе, демонстрируя устойчивость и благополучие во всех сферах общественной жизни. Сам Запад, родив марксизм, уверяют такие «знатоки», переболел марксизмом и революционной лихорадкой, выздоровел и вот сто с лишним лет успешно живет и о социализме не помышляет. А Россия, мол, пойдя по ложному пути социалистического эксперимента, ввергла себя в сплошные потрясения и страдания народа. На это отвечает многовековая, тысячелетняя история полиэтнической России. Появление в ней феномена под именем «Советский Социализм» не было случайным и внезапным, а уж тем более каким-то злонамеренным действием со сторон враждебных, денационализированных сил. Данный тип мироустройства никогда не был чужеродным явлением для народа, он зарождался задолго до появления собственно Советского государства как определенной политической, экономической и социокультурной системы. Советский социалистический тип мироустройства людей возникал, зачинался среди россиян, самим народом вследствие давних условий его жизни и неистребимого желания изменить к лучшему эти условия. Лучшей немарксистской работой, объяснившей появление социализма в России, была и остается книга религиозного философа и культуролога Н.А. Бердяева «Истоки и смысл русского коммунизма». Будучи противником В.И. Ленина, Октябрьской революции, Советской власти, но являясь честным человеком и объективным (насколько возможно!) ученым, он сделал ряд выводов, которые не потеряли своей теоретической, исторической и фактической значимости. Приведем некоторые из них: 1) «Если не брать социализм в доктринальном (т.е. теоретическом – авт.) смысле слова, то можно сказать, что социализм глубоко вкоренен в русской природе… Русский коммунизм более традиционен, чем обыкновенно думают»; 2) «В коммунизм вошли знакомые черты: жажда социальной справедливости и равенства, признание классов трудящихся высшим человеческим типом, отвращение к капитализму и буржуазии…»; 3) «Народ в прошлом чувствовал неправду социального строя, основанного на угнетении и эксплуатации трудящихся, но он кротко и смирен-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

93

но нес свою страдальческую долю. Но наступил час, когда он не пожелал больше терпеть, и весь строй души народной перевернулся»; 4) «Источник движения лежит внутри, а не в толчке извне, идущем от внешней среды, как думает механический материализм»; 5) «Либеральные идеи оказались в России утопическими. Большевизм же оказался наименее утопическим и наиболее реалистическим, наиболее верным некоторым исконным русским традициям и русским исканиям универсальной социальной правды»; 6) «Только в России могла произойти коммунистическая революция. Самый интернационализм русской коммунистической революции – чисто русский, национальный… Даже активное участие евреев в русском коммунизме очень характерно для России и для русского народа»; 7) «Ленин не смог бы осуществить своего плана революции и захвата власти без переворота в душе народа»; 8) «Идеологически я отношусь отрицательно к советской власти. … Но в данную минуту это единственная власть, выполняющая хоть какуюнибудь защиту России от грозящих ей опасностей»; 9) «Коммунизм прав в критике капитализма. И не защитникам капитализма обличать неправду коммунизма, они лишь делают более рельефной правду коммунизма»14. Разумеется, при желании можно и не считаться с выводами Н.А. Бердяева: никто не заставляет… Но если кто-то считает себя ученым и порядочным человеком, должен признать исторический факт: этот мыслитель рубежа XIX–ХХ вв. был совсем не «одиноким странником» на многовековом пути к советскому социализму. Их было много – великих и самобытных отечественных мыслителей-подвижников – историков, философов, социологов, культурологов, писателей, поэтов, естествоиспытателей, общественных деятелей, в творчестве которых самостоятельно и оригинально, без внешнего влияния и тем более принуждения («конъюнктурно») разрабатывались, звучали коммунистические мотивы. Случайно ли они появились – от А.Н. Радищева и до В.И. Ленина – и что ими двигало? Чьи интересы они отражали и на какой исторической, социальной и культурной почве вырастали? Почему социалистическая мысль в России с течением времени расцветала, а либеральная (буржуазная), наоборот, скукоживалась и в конце концов выродилась в маргинальное явление? Ответ мы находим в самой русской истории и культуре. Именно в XIX веке русская общественная мысль обрела ярко выраженный социалистический характер и зазвучала мощно, самобытно, национально ориентированно. Революционные демократы А.И. Герцен, В.Г. Белинский, Н.П. Огарев, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов, Д.И. Писарев сыграли огромную роль в разработке и внесении в общественное сознание идей социализма.


94

Глава II

Революционеры-народники П.Н. Ткачев, П.Л. Лавров, «пророк» и теоретик анархизма М.А. Бакунин, идеолог утопического социализма П.А. Кропоткин (единственный, кто увидел начало реального социализма в Советской России) активно пропагандировали свои социалистические взгляды, отличавшиеся не только от научного социализма Маркса и Энгельса, но и полной противоположностью друг с другом. Выдающуюся роль в разработке и пропаганде идей социализма в России в конце XIX века сыграл Г.В. Плеханов, философ-марксист, энциклопедически образованный ученый, исследователь в области истории, экономики, социологии, эстетики, религии, атеизма. На Украине большую и разнообразную работу в этом направлении проводили Т.Г.Шевченко, И.Я.Франко, М.П. Драгоманов, Леся Украинка и другие выдающиеся писатели. мыслители, общественные деятели. Рубеж XIX–ХХ вв. ознаменовался таким совершенно новым, не имевшим аналога в отечественной истории, культуре и общественной жизни явлением, как ленинизм. Гений В.И. Ленина стал вершиной как в русской, так и во всей мировой социалистической мысли. Всю свою относительно недолгую жизнь Ленин посвятил своему народу, всю – до конца и без остатка. У него, как и у Радищева, «душа страданиями человеческими уязвлена была»… Не любивший его Н.А Бердяев тем не менее отмечал: «В характере Ленина были типически русские черты и не специально интеллигенции, а русского народа: простота, цельность, грубоватость, нелюбовь к прикрасам и к риторике, практичность мысли… В нем не было ничего анархического и он терпеть не мог анархизма… Он терпеть не мог революционной романтики и революционного фразерства. Будучи председателем совета народных комиссаров, вождем советской России, он постоянно изобличал эти черты в коммунистической среде. Он громил коммунистическое чванство и коммунистическое вранье. …В 1918 году, когда России грозил хаос и анархия, Ленин делает нечеловеческие усилия дисциплинировать русский народ и самих коммунистов. …Он остановил хаотический распад России, остановил деспотическим, тираническим путем. В этом есть черта сходства с Петром. Ленин проповедовал жестокую политику, но лично он не был жестоким человеком»15. Заметим, идейный противник Ленина Бердяев находит у него немало положительных черт и государственных достоинств. Так могут поступать только честные люди и выдающиеся ученые. Сегодня в либеральной среде образ вождя Октябрьской революции демонизирован и грязно оболган. Во что бы то ни стало лишить народы исторического идеала, научного и практического наследия, социального ориентира – такова сверхзадача мастеров жутких фальсификаций, извращений, фантазий, обслуживающих контрреволюционный ход реставрации капитализма. Увы, либералы не одиноки в этом позорном деле: «слева» им помогают некоторые деятели


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

95

из комдвижения. Эти поступают проще: противопоставляют Ленину… фигуру Сталина. Сталин, уверяют они, был государственник, создал великую державу, тайно исповедовал православие, а Ленин – «плохо относился к русскому народу», навязал стране федеративное устройство, что, дескать, и привело к развалу СССР… К тому же был воинствующим атеистом… Невежество, безусловно, – демоническая сила, но еще хуже, опаснее предвзятость и конъюнктурщина. Теоретическое и практическое наследие В.И. Ленина было и остается высшей и непреходящей социальной правдой не только ХХ, но и XXI столетия. Обогатив мировую цивилизацию и культуру, ленинизм вместе с тем плоть от плоти, кровь от крови есть явление русское и российское, выросшее из недр своего народа и усвоившее его вековые чаяния и устремления. На формирование взглядов Ленина и становление его как революционного деятеля и мыслителя оказала влияние русская реалистическая литература и материалистическая философия. По его собственному признанию, это Н.А. Добролюбов, В.Г. Белинский, А.И. Герцен, но особенно Н.Г. Чернышевский. Он вспоминал, что Чернышевский его всего глубоко перепахал. «До знакомства с сочинениями Маркса, Энгельса, Плеханова, – говорил он, – главное, подавляющее, влияние имел на меня только Чернышевский. … Благодаря Чернышевскому произошло мое первое знакомство с философским материализмом. Он же первый указал мне на роль Гегеля в развитии философской мысли, и от него пришло понятие о диалектическом методе, после чего было уже много легче усвоить диалектику Маркса»16. Русский публицист, философ-идеалист, с 1904 г. меньшевик, а впоследствии эмигрант Н. Валентинов близко знал Ленина и так писал о мировоззренческой эволюции вождя Октябрьской революции и Советской власти: «… Нельзя утверждать, будто только один Маркс, марксизм «вылепил» Ленина. Под влиянием произведений Чернышевского Ленин, к моменту встречи с марксизмом, оказался уже крепко вооруженным некоторыми революционными идеями, составившими специфические черты его политической физиономии именно как Ленина»17. Но вся теоретическая, интеллектуальная мощь В.И. Ленина состоит в том, что он соединил в себе как лучшие достижения отечественной, так и мировой социалистической мысли, в том числе и в первую очередь марксистской науки об обществе, а потому его учение справедливо считается продолжением марксизма в новую историческую эпоху. Это замечательно показал сегодня ученый-марксист В.В. Трушков в своих книгах «Ленинизм – это марксизм революционной эпохи перехода от капитализма к социализму», «Ленинизм на баррикадах современности»18. В ленинизме наряду со многими есть одна важнейшая особенность: он словно пуповиной связан со всеми глубинными реалиями жизни, соци-


96

Глава II

альной практики, народными массами. Поэтому мы беремся утверждать, что ленинизм был и есть лучшая, составная, органичная – наиболее разработанная часть социалистического и коммунистического наследия самих народных масс, которое таилось, зрело и выходило на поверхность общественной жизни в разные эпохи. Не Ленин был зачинателем социализма в России, а говоря образно, российский социализм родил и сформировал личность своего гениального сына и вождя. «Напрасно приписывают нам то, что мы хотим насильно ввести социализм», – говорил Ленин на седьмом экстренном съезде РКП(б) в марте 1918 г. «…Социализма не может ввести меньшинство – партия. Его могут ввести десятки миллионов, когда они научатся это делать сами. Нашу заслугу мы видим в том, чтобы помочь массе взяться за это самим немедленно, а не учиться этому из книг, из лекций»19. Все теоретическое и практическое наследие Ленина, говоря словами англичанина Айвора Монтегю, «не архив, а арсенал. Когда наступает час битвы, мы листаем страницы его книг точно так, как перед атакой набиваем патронами пулеметные ленты»… А в науке мы учимся у него видеть, как то или иное явление возникло, как оно развивалось, какие этапы прошло, в чем его главный смысл и направленность. Так, рассматривая феномен социализма прежде всего как продукт творчества народа в его историческом развитии от простейших, наивных, утопических форм и до зрелых, социально, экономически и духовно детерминированных, нужно обратиться к великой русской культуре. И тогда мы увидим, что идеи социализма вызревают в недрах культуры народа прежде всего как продукт его материального и духовного производства, на каждом этапе выражая, воплощая конкретно-исторические потребности людей соответствующей эпохи. Вначале появляются лишь отдельные элементы не вполне еще социалистические, своего рода генетические «кирпичики» общинно-коллективистского способа жизнеустройства в виде понятий «братство», «равенство», «правда», «справедливость», «воля» и т.п. В русской культуре строго выстроена иерархия социальных и духовных ценностей, причем вертикаль их совершенно четко просматривается непредвзятым, научным взглядом. Наряду с патриотичностью на почетном месте находится и социалистичность в этой системе ценностей народа. Вечный поиск идеи Правды, Справедливости пронизывает все наше мироустройство и взаимоотношения людей. Мотив Правды был и остается ведущим, сквозным, определяющим во всей древнерусской, средневековой, новой и новейшей культуре России. В сознании народа, прежде всего крестьянства, всегда жило обостренное чувство справедливости, причем не просто в виде материального воздаяния как формы компенсации, а как проявление высшей справедливости: жить по душе достойно, вознаграждать по совести. Народный идеал справедливости,


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

97

ставший своего рода «компасом» в море жизни, сохранил в своей генетической памяти русский язык и донес его до наших дней. «Правда светлее солнца»; «Без правды жить – с белого света бежать»; «Правда глаза колет»; «Лжей много, а правда одна»; «Правда шутки не любит! С правдой не шути!»; «Без правды жить легче, да помирать тяжело»; «Правда – свет разума»; «Завали правду золотом, затопчи ее в грязь – все наружу выйдет» – говорили в народе. Правда в русской духовной культуре всегда выступала в форме нравственного закона в противовес формальному, писанному закону. Но и формальный закон не мог игнорировать и выступать в отрыве от категории «Правды», отражавшей народное миросозерцание и миропонимание. Слово «правда» не случайно вошло в название свода законов Киевской Руси – «Русская Правда»… Отечественные ученые и писатели в разное время отмечали фундаментальный смысл народной идеи Правды и Справедливости. Ф.М. Достоевский писал: «Основная болезнь народная – жажда правды, но неутоленная»… Веками народ стремился утолить эту жажду, которая нарастала, выкристаллизовывалась, обретала ясные формы и содержание. Выдающийся отечественный исследователь эпохи русского Средневековья А.И. Клибанов сделал вывод: «Идейным фокусом, стягивавшим все линии развития народной культуры, являлась социальная Правда»20. На Руси уже во второй половине XV века появляется произведение под примечательным названием «Слово о правде и неправде» (автор неизвестен). Еще более примечательны слова этого исторического источника: «К неправде приводят богатство, слава, власть, честь, пища, питие, одежда, раби, села, виногради и добрии храмы, всякие сладости» (орфография сохранена). В середине XVI века эти мотивы звучат в сочинениях русских мыслителей Ф. Карпова, И. Пересветова, Я. Шишкина и др. С идеей социальной правды и справедливости исторически тесно сопрягалась другая основополагающая идея народа – «Нестяжательство»* Суть народного понимания нестяжательства: «Лишнее не бери, карман не дери, души не губи»; «Живота (богатства) не копи, а душу не мори»; «Деньги что каменья – тяжело на душу ложатся» и т.п. Поняв глубокий смысл этой духовно-ценностной ориентации, Ф.М. Достоевский сделал вывод: русский народ оказался, может быть, единственным великим европейским народом, который устоял перед нажимом «золотого тельца», властью денежного мешка (этот вывод вряд ли относится в полной мере к нашим дням). Народное сознание в течение многих столетий считало, что един-

.

*Термин возник в церковной среде в ХV–ХVI вв. в России, означал отказ церкви от «стяжания» (т.е. приобретения) земельных и имущественных ценностей. Позже приобрел расширительное значение и стал употребляться как синоним бескорыстия, строгого образа жизни, в которой только личный труд является источником существования.


98

Глава II

ственным справедливым источником приобретения имущества может быть только ТРУД. Поэтому земля, которая не является продуктом труда, должна находиться не в индивидуальной собственности, а только во временном пользовании, право на которое дает его Величество ТРУД. Большинство русских крестьян не знало частной собственности на землю. Отсюда древний «социалистический» идеал крестьянства, враждебно относившегося к частной собственности на землю. «В России с древних времен очень твердо было понимание в смысле держания, занятия, пользования землей, но выражение «собственность» едва ли существовало в летописях и грамотах, как и в современном русском языке крестьянства, не встречаются выражения, соответствующие этому слову»21. Различные проявления социалистичности на Руси связаны с особенностями практической жизни большинства населения, но прежде всего с тем, что сельские жители, составлявшие большую часть народонаселения, выработали и в течение столетий хранили общинный уклад жизни. Наряду с сельскими в России функционировали и городские общины. Русские мыслители – ученые, писатели, общественные деятели – давно раскрыли эту особенность жизни, быта и труда русских, ее значимость в возникновении социалистической идеи. Так, известный декабрист М.А. Фонвизин отмечал: «Странно, что эта идея (т.е. социалистическая – авт.), породившаяся в восторженных головах на Западе Европы как отдаленная цель, практически существует на Востоке той же части света и существует с самой ранней исторической эпохи. Эта мечтательная для Европы общинность (communisme) существует у нас на деле»22. Разумеется, то был еще не социализм в точном (научном!) понимании этого феномена, а его предпосылки, глубокие генетические зачатки. Но роль общинного уклада скажется в конце концов на прямом появлении социализма в нашем Отечестве. Об этом мало кто сегодня говорит и пишет, сводя всю проблему революционного переворота в 1917 г. к субъективному фактору («волюнтаризму и насилию большевиков-космополитов»). Между тем, уже давным-давно, задолго до появления самих большевиков и до свершения Октябрьской революции, выдающиеся русские мыслители предсказывали, что именно община станет «мотором» революционных действий народа. А.И. Герцен еще в 1850 г. (!), за 67 лет до Октябрьской революции прозорливо предсказывал: «Дворянство не сломит общину, оно будет угнетать ее, пока она не восстанет против него. Община, продержавшаяся в течение веков, несокрушима. … Этот антагонизм приведет к социальной революции, и не найдется в Зимнем дворце такого бога, который отвел бы сию чашу судьбы от России»23. Известный российский исследователь общинного землевладения А.С. Изгоев, находясь в эмиграции после Октября 1917 г. (он не принял


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

99

революцию), сделал свой вывод из революционных потрясений в России: «Основной факт… и основная причина подлинной социальной русской революции, появившейся на поверхности в 1905 г. и победившей в 1917-м, состоит в том, что 80 % населения России жило по иному праву на землю, чем остальные 20 %, состоящие из городских и, вообще, более затронутых культурой, жителей. В этом основном раздвоении и заложена была та мина, которая взорвала все социальное здание Российской Империи»24. Вопрос о роли общины в революционном переустройстве один из самых дискуссионных в обществоведении. Одни мыслители (Д.И. Писарев, Г.В. Плеханов и др.) считали, что общине «предстоит не активная, а пассивная роль; она не в состоянии двинуть Россию на путь коммунизма»25. Другие (А.И. Герцен, Н.П. Огарев, Н.Г. Чернышевский), наоборот, полагали, что русский социализм «тот социализм, который идет от земли и крестьянского быта, от фактического надела и существующего передела полей, от общинного владения и управления – и идет вместе с работнической артелью навстречу той экономической справедливости, к которой стремится социализм вообще и которую подтверждает наука»26. Проблема не могла не привлечь внимание основоположников научного социализма. К. Маркс в предисловии ко второму русскому изданию «Манифеста Коммунистической партии» (1882 г.) писал: «… Рядом с быстро развивающейся капиталистической горячкой и только теперь образующейся буржуазной земельной собственностью мы находим в России большую половину земли в общинном владении крестьян. Спрашивается теперь, может ли русская община… непосредственно перейти в высшую, коммунистическую форму общего владения? Или, напротив, она должна пережить сначала тот же процесс разложения, который присущ историческому развитию Запада?» И дает свой ответ: «Если русская революция послужит сигналом пролетарской революции на Западе, так как обе они дополняют друг друга, то современная русская общинная собственность на землю может явиться исходным пунктом коммунистического развития»27. Как покажут последующие исторические события, русская революция действительно явилась «сигналом» пролетарской революции на Западе, но та, начавшись, не имела потенции продолжиться и дойти до победы. Октябрьская революция 1917 г. в России победила: ее авангардом выступил пролетариат во главе с большевиками и В.И. Лениным, а трудовое – общинное – крестьянство стало его верным союзником. В.И. Ленин потому и называл нашу великую революцию «рабоче-крестьянской». Он также, как и К. Маркс, учитывал важное значение общинного уклада в революционном преобразовании России. Наконец, еще один принципиальный исторический факт в «биографии» генезиса советского социализма, о котором либо не знают, либо


100

Глава II

конъюнктурно его игнорируют. Еще до свершения Октябрьской революции в России создаются новые формы организации общественной жизни народа. Уже в 1905–1907 гг. на обширных территориях стали возникать органы народного самоуправления – Советы28. Совершено прав С.Г. КараМурза, делая в работе «Советская цивилизация» вывод: «История Советской России началась в деревне в 1905 г.» Советы рабочих, крестьян, а потом и солдатских депутатов возникали по всей стране. Первый общегородской Совет был создан в Иваново-Вознесенске, затем в Муроме, Струнино, Александрове, Гусь-Хрустальном. Уже в марте 1917 г. практически во всех городах России были созданы Советы рабочих и крестьянских депутатов. По неполным данным, осенью 1917 г. действовало 1,5 тысячи Советов в городах и деревнях. В 140 населенных пунктах страны была сформирована вооруженная опора Советов Красная гвардия (более 100 тысяч бойцов). 27 июня 1917 г. в Петрограде состоялся Первый Всероссийский съезд крестьянских депутатов, а 3–24 июня – Первый Всероссийский съезд крестьянских Советов рабочих и солдатских депутатов. Съезд объединил Советы в масштабе всей страны, их влияние на советизацию общества росло и было значительным. Так общинная, народная Русь, веками искавшая социальную правду, рождала новую, собственную систему власти и одновременно новую систему духовной культуры, уходящую своими корнями в толщу жизни крестьянских и рабочих масс. Именно в этот период заявляет о себе и другое, совершенно новое явление, явно просоветского типа: массовое выступление писателей из рабочей и крестьянской среды. То была очевидная предтеча советской социалистической культуры, когда все «простонародье» станет ее генеральным субъектом и объектом… Сегодня, после «гласности и демократии», глухо молчат либеральные историки, культурологи и философы об этом уникальном явлении русской культуры начала ХХ столетия. В учебниках по культурологии в разделе «серебряного века» содержатся восторженные формулировки по адресу модернистских течений и авангардных, символических и мистических объединений. Но ни слова о новой рабоче-крестьянской литературе. Зато, в отличие от них, один из организаторов партии кадетов, член ее ЦК, идеолог Белой армии, министр иностранных дел Временного правительства, историк и публицист П.Н. Милюков написал об этом явлении русской общественной и культурной жизни страны начала ХХ века: «Их много, писателей из народа – и чем дальше, тем больше». Это, свидетельствовал он, «важное явление, совершенно новое в истории русской литературы: массовое выступление писателей из рабочей и крестьянской среды»29. Мотивы творчества писателей и поэтов из народа, сами их произведения и образовывали первый пласт зарождавшейся советской духовной культуры и самой цивилизации нового


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

101

типа. «Поэзия земледельческого труда на лоне природы, вольный простор степей, «широкое раздолье» матушки-Волги и красавицы-Камы дают богатый материал их вдохновению и творчеству». Иначе звучат интонации у тех, «кто стоит у фабричного станка или мыкается меж людей городского дна, питаясь нищенской поденщиной. Здесь особенно копится гнев и ненависть к богатству и роскоши верхов, близких и недоступных, к эксплуататорам труда и всему строю, породившему эти неравенства…»,30 – писал П.Н. Милюков. А.М. Горький, основоположник советской социалистической литературы, за четыре года (1906–1910) прочитал и прорецензировал свыше 400 рукописей писателей-самоучек31. Творчество выходцев из народа вошло в золотой фонд советской литературы и в целом культуры. Это, конечно, все, что создано самим А.М. Горьким, вышедшим из народных низов, поэзия Н. Клюева и С. Есенина, представлявших группу «новокрестьянских» поэтов. С. Есенин – «кудрявый парень и веселый», словно физически связанный с почвой – русской землей, которая его взрастила, вошел в когорту самых талантливых писателей за всю многовековую историю России. В 1923 году в «Автобиографии» напишет: «Со всеми устоями на советской платформе»32. Поэт воспел новую Советскую власть, приветствовал победу Великого Октября, показал, кем был Ленин для народа. В поэме «Анна Снегина» Есенин расскажет о разговоре с крестьянами: «Скажи, Кто такое Ленин?» Я тихо ответил: «Он – вы». Великая Октябрьская социалистическая революция стала апофеозом всего предшествующего исторического развития России, концентрированно воплотившей социалистические искания народных масс, накопивших в себе огромный «горючий» материал. 200 лет Россия двигалась к своей Великой революции и к своему социалистическому мироустройству. Уже XVII век вошел в российскую историю как «бунташный век», по определению академика А.М. Панченко, «Смута воочию показала, что тишина и покой канули в вечность. Русь переживала тяжелейший кризис – династический, государственный, социальный»33. XVIII век был отмечен пугачевским восстанием (1773–1775), которое по праву можно назвать крестьянской войной за землю и волю. XIX век был веком нарастающей революции. Восстание декабристов 1825 г., сотни массовых волнений русских, украинских, армянских, азербайджанских, грузинских и других национально-трудовых масс – все свидетельствовало о всенародном недовольстве экономическим, социальным, культурным положением. На рубеже XIX–ХХ столетий недо-


102

Глава II

вольство охватило все слои общества: крестьян, рабочих, интеллигенцию, буржуазию, духовенство. Исторический свидетель того времени Н.А. Бердяев писал: «Разложение императорской России началось давно. Ко времени революции старый режим совершенно разложился, исчерпался и выдохся. Война докончила процесс разложения. Нельзя даже сказать, что февральская революция свергла монархию в России, монархия пала сама, ее никто не защищал, она не имела сторонников. Религиозные верования народа, которыми держалась монархия, начали разлагаться. …Озлобленность была сильнее великодушия. Церковь потеряла руководящую роль в народной жизни. Подчиненное положение церкви в отношении к монархическому государству, утеря соборного духа, низкий культурный уровень духовенства – все это имело роковое значение»34. «В этот момент, – продолжал совсем не сторонник Ленина и революции, – большевизм, давно подготовленный Лениным, – оказался единственной силой, которая с одной стороны могла докончить разложение старого и с другой стороны организовать новое. Только большевизм оказался способным овладеть положением, только он соответствовал инстинктам и реальным соотношениям»35. Октябрь означал осуществление на деле многовековых чаяний трудящихся многонациональной России. Революция выступила под общинноколлективистскими лозунгами, которые копились в народе столетиями: Землю – крестьянам! Фабрики и заводы – рабочим! Мир – народам! Ключевыми идеями, которые несли в революцию рабочие, крестьяне, солдаты, интеллигенты-разночинцы, были: справедливость – уничтожение угнетения человека человеком; нестяжательство, правда – каждому только по труду; всеединство, братство – пролетарии всех стран, соединяйтесь; помогайте друг другу, в единении ключ к нашему освобождению! сохранение народных истоков добра и взаимопомощи – общинность, коллективизм, коммунизм! построение «светлого царства» – счастья и процветания – труд, добро, честность, уважение человека труда, использование силы науки в интересах народа, приобщение к образованию и культуре каждого. 25 октября (7 ноября) 1917 года Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, опираясь на волю восставшего народа, провозгласил переход всей власти в России в руки трудового народа. Диктатура капитала, дотоле господствовавшая повсюду в мире, впервые в истории была заменена диктатурой труда. Так был открыт путь к цивилизации нового типа – без эксплуатации человека человеком, без политического, социального и национального неравенства, без войн, террора и других про-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

103

явлений организованного насилия. Общество гуманного коллективизма и социальной справедливости, которое собирались строить победившие рабочие и крестьяне, получило обобщенное название «Советский Социализм»… Таким оно навечно останется в истории российской и мировой цивилизации.

Советский социализм в противостоянии с внутренней и международной контрреволюцией При оценке советского социализма, его достоинств и недостатков, побед и поражений, роли и места в мировой истории и культуре, необходимо знать и всегда помнить, в каких конкретно-исторических, социальных, экономических, политических условиях строилось, вырастало «здание» нового мироустройства, как жили, трудились, воевали наши деды и бабушки, матери и отцы. Всего 70 с небольшим лет просуществовала Советская цивилизация. По меркам истории – всего лишь миг, мгновение. Оценивая сложнейший процесс перехода царской России к советской политической системе, государственному устройству и социалистическому укладу жизни многомиллионных масс трудового народа, необходимо знать и помнить: 1) Октябрьская революция была самой бескровной из всех масштабных революций, происходивших когда-либо в мире. Переход власти в руки большевиков практически прошел мирно. Власть в России, говоря образно, «валялась бесхозной…» Еще 2 марта 1917 г. Николай II отрекся от престола. Его брат Михаил тоже не рискнул сесть на треснувший трон. Вместе с М.В.Родзянко (крупный помещик, один из лидеров контрреволюционной партии октябристов) был составлен текст его отречения от престола, в котором Михаил Романов призывал всех граждан «державы Российской» подчиниться Временному правительству впредь до созыва Учредительного собрания36. Во всей империи не нашлось ни одной силы, способной встать на защиту самодержавия. И это историческая правда! Уже в ходе Февральской революции в стране появились два источника общероссийской власти – Временный комитет Государственной думы и орган восставшего народа – Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Многочисленные соперничающие политические силы, желавшие править Россией, ничего не могли предложить ей, «топтались на месте». В.И. Ленин очень точно и емко определил сложившуюся ситуацию как «расхлябанную революцию»… Два правящих российских блока – блок эсеров с меньшевиками и блок этого блока с кадетами и другие буржуазные партии – попросту оказались неспособными руководить огромной страной, они много болтали, но мало что делали для предотвращения социального хаоса и движения страны к распаду. Меньшевик И.Г. Церетели


104

Глава II

на I съезде Советов (июнь 1917 г.) заявил: «В настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займем ваше место». Именно в ответ на это заявление Церетели и прозвучали исторические слова В.И. Ленина: «Есть такая партия!» В той политической и социально-экономической обстановке их смысл был в одном: спасение страны! Ленин не просто заявил о готовности взять власть, он тем самым взвалил на себя и всех коммунистов историческую миссию не допустить крушения страны! «И он, – говорил впоследствии Бердяев, – остановил хаотический распад России…»; 2) Большевикам не нужно было прибегать к методам гражданской войны, в чем их сегодня «изобличают» все антисоветчики. Взятие власти произошло практически бескровно: не было ни серьезных боев, ни тем более масштабных кровопролитных сражений. …Утром 25 октября 1917 года Петроградский Военно-революционный комитет от лица Совета объявил Временное правительство низложенным. Вечером начал работу II Всероссийский съезд Советов, а в 2 часа 10 минут следующего дня Зимний дворец уже был в руках восставших. Число убитых и раненых не превышало нескольких десятков человек37. А в период триумфального шествия революции благодаря политике и тактике большевиков в 79 городах из 97 Советская власть установилась мирным путем. Переход власти к Советам, их право возглавлять страну не вызывали сомнения у здравомыслящих политиков. А подавляющая масса народа страстно желала мира и готова была повиноваться любому правительству, обещавшему хотя бы малейшую надежду на сокращение нехватки продовольствия и решение земельного вопроса38. И пришедшая власть в лице Советов оправдала эти ожидания. II съезд Советов принял Декреты о мире и о земле, что выводило страну из империалистической бойни и решало в пользу трудового крестьянства вековечный земельный вопрос. Так, по выражению академика П.В. Волобуева39, равнодействующая борющихся осенью 1917 года общественных сил прошла по линии интересов трудящихся масс. Тогда же и была решена историческая альтернатива: социализм или капитализм. История, несмотря на все трудности, жертвы и лишения, пережитые нашим народом, подтвердила правильность социалистического выбора в судьбоносные дни Октября. Перед народами России открывалась благоприятная перспектива начать строительство новой жизни без братоубийственной гражданской войны, без людских жертв, без разрушения и без того подорванной войной экономики и социальной сферы, без потерь в национальной культуре; 3) Гражданскую войну в центре России развязали многочисленные силы прежнего, отстраненного от власти режима: помещики и капиталисты, царские генералы и офицеры, привилегированные чиновники и свя-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

105

щеннослужители. На окраинах страны и в национальных районах в контрреволюционный лагерь входили, кроме общероссийских сил, разнородные буржуазные, мелкобуржуазные, а нередко и феодального типа автономистские, националистические партии и организации. Среди них были Центральная рада на Украине, Белорусская рада в Белоруссии, курултаи в Крыму и Башкирии, «национальные советы» в Эстонии, Латвии, Литве, Грузии, Армении, Азербайджане, «Алаш-Орда» в Казахстане40. Поход контрреволюции начался в центре России. Уже 27 октября (9 ноября) 1917 г. генерал Краснов организовал поход на Петроград с целью уничтожить большевиков. 29 октября (11 ноября) был инициирован мятеж юнкеров в Петрограде, захвативших телефонную станцию и несколько других зданий. В эти же дни в Москве верные Керенскому части захватили Кремль и расстреляли захваченных в плен большевиков. Так начиналась Гражданская война, к которой прибегли враги революции и трудового народа. Силы контрреволюции ширились, их методы борьбы с Советской властью и ее сторонниками становились злее, ожесточеннее, бесчеловечнее. Начался массовый саботаж госслужащих, стремившихся вызвать хаос, панику, голод и всеобщее недовольство новым правительством (позднее этот способ контрреволюции получил название «эффект пустых кастрюль»: так свергали Альенде в Чили; так шла к власти «Солидарность» в Польше; так горбачевцы и ельцинисты громили СССР). В течение 1918–1919 гг. формируются контрреволюционные войска: на юге России объединяются Добровольческая, Донская, Отдельная Туркестанская армии, затем КрымскоАзовская Добровольческая армия, 3-ий отдельный армейский корпус, войска Северного Кавказа, Кубанская армия, а также Черноморский флот. Эти вооруженные силы, которыми стал командовать генерал Деникин, насчитывали около 104,5 тысячи штыков и 50,9 тысячи сабель. В Сибири «наводили порядок» войска адмирала Колчака. С начала 1918 г. их поддерживали войска интервентов, вторгшиеся в Россию из Англии, Франции, Японии, США, и корпус, сформированный из пленных чехословаков. Они же снабжали и вооружали Белую армию. Так, весной 1919 г. английское правительство предоставило Деникину вооружение, снаряжение и обмундирование для оснащения 100-тысячной армии и готовило отправку военного заказа еще на 150 тысяч человек41. Войну на истребление, широкомасштабный и изуверский террор против Советской власти и всех, кто ее поддерживал, вели белогвардейцы, эсеры, кулаки и помещики, чиновники и священники, интервенты разных мастей и их многочисленные подручные. Убийства лидеров большевиков, массовые расстрелы и повешения сторонников Советской власти, грабежи и насилия мирного населения, выражавшего симпатии большевикам, порки и избиения женщин, детей, стариков из семей сочувствующих – все


106

Глава II

было в арсенале белых и интервентов. Даже сам Деникин позже признается: «За гранью, где кончается «военная добыча» и «реквизиция», открывается мрачная бездна морального падения: насилия и грабежа. Они пронеслись по Северному Кавказу, по всему югу, по всему российскому театру гражданской войны, наполняя новыми слезами и кровью чашу страданий народа…»42. А какие жуткие зверства творили колчаковцы в Сибири, хорошо знают и помнят потомки замученных рабочих и крестьян. Эту память никто и ничто не сотрет, даже время… И все же белые вместе с интервентами потерпели поражение. Почему? Может быть сыграла свою роль какая-нибудь случайность? На этот вопрос давно дан ответ. Генерал Деникин в своих эмигрантских сочинениях отвечал: нас отверг народ… Выдающийся русский советский историк Ю.И. Семенов говорит: «Со стороны красных война была не только классовой, но и отечественной. Красные были не только революционерами, но и патриотами. Они боролись за независимость своей родины и против ее расчленения. Белые режимы были одновременно и антинародными, и антинациональными. Поэтому они с неизбежностью рухнули. Большевики победили, ибо за ними шла большая часть народа»43. Проиграв войну Советской республике, белые и интервенты тем не менее решили попутную задачу: они поставили страну на грань экономической и социальной катастрофы. Цель до изуверства проста и понятна: пусть лучше рухнет, развалится страна, но не достанется «красным»… В 1921 г. объем производства крупной промышленности составил 21 % от уровня 1913 г., а данные по отдельным ее секторам были еще более ужасными. Производство чугуна в чушках сократилось с 4,2 млн. тонн до 0,1 млн. тонн, стали – с 4,3 млн. тонн до 0,2 млн. тонн, угля – с 29 до 9 млн. тонн. Индекс объема сельхозпроизводства составил 60 % по сравнению с 1913 г., индекс железнодорожных грузоперевозок по тоннажу упал с 132,4 до 39,4, индекс экспорта – с 1520 до 2044. Гражданская война, развязанная свергнутым классом, привела к огромным жертвам среди населения страны. По данным историка Ю.А. Полякова, они составляют 12 миллионов человек, по данным других исследователей, – около 15 миллионов. Причем на собственно военные потери, по неточным данным, приходится около 800 тысяч. Академик П.В. Волобуев отмечает, что если вычесть разницу между всеми жертвами и погибшими на фронтах, от тифа, голода и холода, то получается примерное число жертв насилия45. Вопреки утверждениям современных фальсификаторов, вина за это лежит не на красных большевиках, а на белых контрреволюционерах и иностранных интервентах. Большевики не только не развязывали гражданскую войну, они все делали, чтобы процесс не выходил за мирные рамки. «…Мы обещаем рабочим и крестьянам сделать все для мира, – говорил


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

107

В.И. Ленин в мае 1918 г. – И мы это сделаем»46. Еще перед Октябрем Ленин делал попытки установить «союз большевиков с эсерами и меньшевиками», который на основе перехода «всей власти к Советам сделал бы гражданскую войну в России невозможной»47. Предложения были отвергнуты. Лидеры эсеров и меньшевиков предпочли коалицию с буржуазией и помещиками. На VIII съезде партии Ленин делает важное заявление: «Кулакам же мы говорим: мы и против вас ничего не имеем, но отдайте ваши излишки хлеба, не спекулируйте и не эксплуатируйте чужого труда. До тех же пор, пока этого не будет, мы будем с вами вести беспощадную борьбу»48. Но и кулаки не «услышали» голос Советской власти – они тоже встали на путь контрреволюционной войны с ней. Эти и другие подобные факты из cоветской и мировой истории говорят об очевидном: гражданские войны, как правило, воспламеняют реакционные классы, уходящие с исторической арены, ибо война для них: а) средство сохранения власти и собственности, социального статуса и самочувствования; б) средство реставрации (восстановления) отживших устоев; в) средство классового самовыражения и радикальный способ мести новым общественным условиям и тем прогрессивным силам, которые их олицетворяют. Поэтому с окончанием Гражданской войны в 1918–1922 гг. попытки уничтожить Советскую республику не прекратились. Весь 70летний период своего существования СССР был объектом военных авантюр, провокаций, экономических блокад, «санитарных кордонов» со стороны мира капитализма и, конечно, внутренних антисоветских контрреволюционных сил, которые затаились, мимикрировали, но тайно подрывали нарождающийся социализм. Опубликованные документы за 1922–1934 гг. раскрывают облик продолжавшейся контрреволюции и даже сообщают нам имена «фигурантов» бандитского подполья в Белоруссии, на Украине, Северном Кавказе, в Сибири, Туркестане49. 4) Западные спецслужбы, эмигрантские белогвардейские центры продолжали тайную, ожесточенную войну против СССР. За период с 1921 г. и по 22 июня 1941 г. одних только нарушителей границы было задержано свыше 932 тысяч человек (практически 10 армий!), т.е. по 46600 человек в год, или примерно по 128 человек в день, или в час – 5,5 нарушителя. Кроме того, за этот же период задержано свыше 30 тысяч шпионов, диверсантов и террористов, свыше 40 тысяч вооруженных бандитов, составлявших 1319 ликвидированных вооруженных банд… Эти данные обнародовал выдающийся советский историк и литературовед В.А. Кожинов (Цит. по: «Советская Россия», № 73 (13728), 10 июля 2012). 5) Великая Отечественная война стала крупнейшим военным столкновением развивающегося советского социализма с наиболее реакционной и агрессивной силой мирового империализма – фашизмом. То была на самом


108

Глава II

деле невиданная в истории схватка революции и контрреволюции. «Предстоящая кампания – это нечто большее, чем просто вооруженная борьба; это конфликт двух мировоззрений», – говорилось в фашистской директиве под названием план «Барбаросса». Его конкретизацией стал план «Ост», уточнявший основные положения общего замысла войны против СССР: на всей территории (до линии Архангельск–Волга) должно остаться около 14 млн. местных жителей; разгромить русских как народ, разобщить их, превратить их в примитивных, расово неполноценных, тупых людей, управление которыми не доставит хлопот; 65 % украинского и 75 % белорусского населения должны исчезнуть с земли, остальное население подлежит онемечиванию – будет рабами фашистских господ…50 Оседлав Европу, Германия бросила ее военно-экономический и людской потенциал против советского народа. На стороне Третьего рейха воевали войска Финляндии, Венгрии, Италии, Испании, Румынии, Словакии, Хорватии. На стороне фашистской коалиции был потенциал захваченных Германией стран: Австрии, Чехословакии, Албании, Польши, Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии, Люксембурга, Югославии, Франции, Греции. В 1939–1945 гг. около 1 500 000 человек со всей Европы вступили в вермахт в качестве «добровольных помощников». Только в войсках СС действовали 20 добровольческих дивизий из самых различных «уголков» Европы: хорватская, голландская, бельгийская, албанская, датскошведско-норвежская, латышская, эстонская, пехотная дивизия СС «Галичина» и др. Вместе с фашистскими варварами против Советской власти, социалистических преобразований в 1941–1945 гг. и после войны действовали многочисленные отряды предателей и бандитов. С 1995 г. было осуществлено издание восьмитомного сборника «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне». Читатель находит в данном издании богатый фактический материал о том, как изменники Родины, белоэмигранты, бывшие кулаки, власовцы, националисты разных мастей били в спину Красной Армии, уничтожали партизан, коммунистов и комсомольцев. Победа в Великой Отечественной войне далась советскому народу страшной ценой: он потерял в ходе сражений 8,5 миллиона бойцов и командиров, 19,5 миллиона мирного населения. А это значит, что погибли 25 процентов жителей оккупированных фашистами районов. Каждый четвертый. Из 5,5 миллиона человек, угнанных в Германию, погибли 3,4 миллиона. Это был самый настоящий геноцид со стороны фашистских оккупантов. Там, где они прошли, оставалась выжженная земля. Огромная территория страны, которую до нашествия германцев населяло более


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

109

70 миллионов человек, практически оказалась непригодной для жизни. Гитлеровцы уничтожили 30 % национального богатства СССР… 1946–1991 гг. – новое испытание социализма на прочность, на выживаемость – «холодная война»… Ее организовали все те же империалистические контрреволюционные силы во главе с США, Англией и агрессивным блоком НАТО. Исследователи Л.А. Безыменский, В.М. Фалин по дням и даже часам восстановили хронологию «холодной войны»51, планы ядерного уничтожения СССР: 4 сентября 1945 года в меморандуме ОРК (объединенного разведывательного комитета) США ставилась задача отобрать 20 наиболее важных целей, пригодных для стратегической атомной бомбардировки в СССР (Москва, Горький, Свердловск, Омск, Ленинград, Баку, Ташкент, Пермь, Тбилиси и др. В перечне не было Киева, Минска, Харькова, Сталинграда – они уже были превращены в руины фашистами); в 1948–1949 гг. ориентировались уже на уничтожение 70 городов, а потом и 100…52 СССР и на этот раз не дал себя разгромить. Он, вопреки лжецамлибералам, не проиграл «холодную войну», а обеспечил военностратегический паритет с США и блоком НАТО. Правда, это далось ценой невероятного напряжения всего народнохозяйственного комплекса страны, огромных трудовых затрат народа, отвлечения материально-технических и интеллектуальных ресурсов страны в ущерб уровню жизни трудящихся. Все вместе сказанное выше означает: советская страна и ее многонациональный народ 70 лет жили и действовали, строили свой социализм в обстоятельствах чрезвычайных, требующих экстраординарных усилий, когда общественный прогресс вершится при сверхчеловеческих усилиях. Такие условия в науке называют «экстремальными», «драматическими», «трагическими», «революционными». А в жизни, на практике они являются героическими. Советский народ и был героем, ибо, опираясь одной рукой на «плуг», а в другой держа «меч», он создал совершенно новое общество, которого никогда не знала мировая цивилизация, подняв ее на новую ступень социального прогресса. Наконец, строить новое общество приходилось без соответствующих «чертежей и карт», порой надо было идти «ощупью», много приходилось неоднократно додумывать, доделывать, переделывать. Эту работу делали «не святые» и «не ангелы», а обыкновенные люди – рабочие и крестьяне, которым не хватало знаний, кругозора, социального опыта. Им надо было из «дураков» и «варваров» (С.А. Франк и др.), какими их сделало буржуазно-помещичье общество, превратиться в демиургов истории и социального прогресса. Можно ли было при перечисленных исторических, социальных, политических, военных обстоятельствах (названы далеко не все!), все сделать лучше, «идеальнее», грандиознее, тем


110

Глава II

более – обойтись без ошибок, просчетов, потерь, неверных или запоздалых решений? Вопросы, что называется, не для социально наивных и уже тем более не для тех, кто не любит обременять свой ум поиском ответов на сложнейшие вопросы общественного бытия. Такие чаще всего предпочитают, чтобы за них думали «вожди», а их назначение предъявлять претензии и судить историю.

Создание СССР – исторически непреходящий ориентир развития мировой цивилизации Мы живем не просто в переломное время на стыке ХХ и XXI веков, второго и третьего тысячелетий, а в историческую эпоху, наполненную «до краев» сложнейшими и крайне противоречивыми процессами и тенденциями: 1) наступившая эпоха характеризуется невиданным ранее ускорением всего хода общественного развития мировой цивилизации, но в особенности отдельных ее зон (Китай, Индия, Бразилия и др.), прежнее (позитивистское) представление о монотонности и однолинейности эволюционного процесса опровергнуто практикой социальных преобразований во многих зонах планеты; 2) современная эпоха характеризуется нарастающим усложнением, универсализацией всех сторон жизни общества под влиянием общемировой тенденции к взаимозависимости и открытости (процесс «глобализации»). Но господство, диктат империализма гасит позитивные и, наоборот, инициирует негативные, разрушительные тенденции в сближении народов планеты. По оценке Джона Перкинса, миром уже реально правит «корпоратократия» и под ее команды идет «безумный и саморазрушительный марш к глобальной империи»53; 3) новая эпоха характеризуется нарастанием глобальной борьбы на земном шаре за стратегические ресурсы и источники богатства для «золотого миллиарда». Разгром Ирака, Ливии, война в Сирии и Афганистане, которые организует мировой империализм во главе с США, угроза Ирану, КНДР и другим странам – конкретные тому подтверждения; 4) наша эпоха характеризуется ростом национального и классового самосознания народов: усиливается борьба против империалистической глобализации, эксплуатации, безработицы, нищеты. В Испании, Греции, Португалии, Франции, а также Германии, Англии эта борьба все чаще выступает под лозунгом социальной справедливости и равенства. Совершенно очевидно, что капитализм не собирается становиться обществом социальной справедливости и равенства, за свои богатства он будет биться до конца, ибо в этом и состоит его социально-классовая сущность. Реставрируемый капитализм на территории уничтоженного СССР идет проторенным путем. «Я утверждаю, что рыночную экономику мы уже построили. Никакой централизованно-плановой экономики у


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

111

нас больше нет. …Говоря о приватизации, к ней часто добавляют эпитеты «грабительская, несправедливая», – говорит директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, академик В. Ивантер. – Я к этим вещам отношусь спокойно. Разве с помощью приватизации мы собирались устанавливать справедливость?»54 Увы, это насколько цинично (что в духе всех капитализаторов-контрреволюционеров), настолько и верно в отношении мира капитализма. Социальная справедливость и социальное равенство – это историческая прерогатива социализма и коммунизма. Начало этому положила Великая Октябрьская социалистическая революция, в результате которой возник Советский Социалистический строй – великий феномен мирового Социального Прогресса, ранее неизвестный человечеству. Прежде всего, появился совершенно новый тип общества с имманентно присущими ему отличительными особенностями. Важнейшими среди них стали: – новые социально-классовые отношения в СССР. В результате победы социалистических форм хозяйства ликвидируются все эксплуататорские классы и коренным образом изменяется классовая структура общества. При социализме общество не делится больше на такие группы людей, из которых одна может, вследствие занимаемого ею места в системе общественного хозяйства и прежде всего владения частной собственностью, присваивать себе труд другой. Буржуазия, помещики, торговцы и кулаки, составлявшие 16,3 % дореволюционного российского общества, как классы сошли с исторической арены. Классовую структуру социалистического общества стали составлять дружественные классы – рабочий класс и крестьянство, а также народная интеллигенция, численность и значимость которой постоянно возрастала. Рабочий класс в СССР был самым многочисленным: его удельный вес возрос с 14,6 % в 1913 г. до 33,7 % в 1939 г. и 60,5 % в 1981 г. Численность колхозного крестьянства, наоборот, сокращалась: с 47,2 % до 13,8 % в 1981 г. Число работников, занятых преимущественно умственным трудом, выросло в стране более чем в 12 раз. Удельный вес служащих в населении СССР возрос с 2,4 % в 1913 г. до 16,5 % в 1939 г. и 25,7 % в 1981 г. Сама природа социализма обусловливала постепенное сближение всех этих групп и стирание существенных различий между ними; – новые отношения между народами, братское сотрудничество и взаимопомощь наций и народностей, ставших на социалистический путь развития. В процессе строительства социализма была сформирована однотипная классовая структура всех народов СССР, преодолены вековые национально-этнические предрассудки, отчужденность и враждебность между нациями. Материальная и духовная общность советских людей, усиление социальной однородности советского общества привели к укреплению союза и дружбы всех классов и социальных групп, наций и народ-


112

Глава II

ностей СССР, у которых становилось все больше общесоветских, интернациональных черт. На этой объективной основе возникла новая историческая общность – СОВЕТСКИЙ НАРОД. Это – историческая, социальная, культурная и интернациональная общность людей, имеющих единую территорию, экономику, единую по социалистическому содержанию и многообразную по национальным особенностям культуру, федеративное общенародное государство и общую цель – строительство социализма и коммунизма. «Советский народ» – это не досужая выдумка «политических конъюнктурщиков» от КПСС (как хором уверяют либералы, правые оппортунисты и левые ревизионисты, националисты и шовинисты, православные патриоты и проч.), а реально существовавшая социальная, культурная, идейнонравственная, духовно-психологическая интернациональная общность людей на вполне реальном историческом фундаменте: 1) эта общность владела единой территорией, занимавшей 1/6 часть земного шара, на которой советский человек любой национальности чувствовал себя дома; 2) эта общность имела единую экономику, которая гарантировала функционирование общей «кровеносной системы» всех республик, краев, областей, городов и сел страны, развитие науки, техники, производства, обеспечивала удовлетворение материальных и духовных потребностей всех сограждан многонациональной страны; 3) эта общность была пронизана и скреплена мощными этносоциальными, этнокультурными, этнокровными связями и отношениями: а) за пределами своих национальных образований к началу 90-х годов ХХ столетия проживало около 60 миллионов человек; б) только в Российской Федерации жили и трудились: 4 миллиона 363 тысячи украинцев; 1 миллион 206 тысяч белорусов, 636 тысяч казахов, 532 тысячи армян, 336 тысяч азербайджанцев, свыше 100 тысяч насчитывали грузины, молдаване, узбеки; в) за границами России проживало свыше 25 миллионов русских, в том числе на Украине – порядка 10 миллионов (никто и никогда не говорил людям другой национальности: «понаехали тут…» и наше «сало съели»; г) с каждым годом росло число национально-смешанных браков и полиэтнических семей. В 1954 г. насчитывалось 10,2 % таких семейных образований, в 1970 г. – 13,5 %, в 1979 г. – 14,9 %; 4) эта общность хранила и приумножала гуманистическую по содержанию, многообразную и самобытную по национальным особенностям культуру, доступную всем народам и каждому человеку любой национальности, не унижавшую, а, наоборот, возвышавшую их достоинство и значимость. Именно в советском обществе культура начала выступать «мерой прогресса», «пространством развития» не отдельного индивида, не узкого


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

113

привилегированного социального слоя, а многонационального социума в целом – под исторически значимым именем СОВЕТСКИЙ НАРОД. Иначе говоря, культура как «вторая природа» (Гегель) становилась формой и средством духовного, социального и политического единения разных народов на основе их равенства, сложения и приумножения совместных усилий в создании, сохранении и развитии единого Отечества; 5) новые отношения в семье, изменение ее положения в обществе. В результате социалистических преобразований семейные отношения освобождаются от социальных установлений старого общества (собственнические права, влияние церкви, классовых, сословных и национальных предрассудков и т.д.). Уничтожаются все формы дискриминации женщин и одновременно систематически расширяется сеть общественных учреждений, призванных помогать семье в воспитании детей и ведении домашнего хозяйства. Главными общественными функциями семьи в условиях советского социализма становилось обеспечение потребностей мужчины и женщины в супружестве, отцовстве, материнстве и воспитание детей. Функция накопления частной собственности отмирает уже в ходе социалистических преобразований, а хозяйственно-бытовая функция осуществляется не как самоцель, а как условие успешной семейной жизни; 6) социалистический образ жизни, для которого были характерны коллективизм, подлинный демократизм и гуманизм, социальный оптимизм, чувства человеческого достоинства, общественного долга, товарищеской взаимопомощи, интернационализм и патриотизм, уважение к труду и трудящемуся человеку, социальное равноправие, бережное отношение к культуре, к духовным ценностям. Великий шаг на пути развития мировой цивилизации – создание качественно нового, особого типа государства – социалистического государственного устройства. Оно с первых своих шагов стало отличаться от всех предшествующих государств по: а) классовой сущности; б) по целям и задачам своего функционирования; в) по функциям своих институтов; г) по содержанию и направленности демократических принципов деятельности. При социализме наряду с представительной демократией получили особое развитие различные формы непосредственной демократии, что нашло выражение в самом широком участии граждан в управлении производственными, общественными и государственными делами и чего никогда раньше не было (и нет сейчас!) при капитализме, как и во всей предыдущей истории человечества. Власть в условиях нового типа государства осуществляли: – свыше 2-х миллионов депутатов Советов разных уровней, более по-

ловины которых, начиная с состава Верховного Совета СССР, – рабочие, колхозники, люди непосредственно занятые на производстве;


114

Глава II

– более 30 миллионов, являвшихся членами депутатских комиссий и помогавших избранникам народа решать возложенные на них задачи; – 5,5 миллиона членов постоянно действовавших производственных совещаний (среди которых было две трети рабочих), то есть, органов, которые вместе с администрацией участвовали в управлении предприятиями; – 7,1 миллиона членов профсоюзных комитетов различного уровня, решавших вопросы социального страхования, отдыха, культуры, спорта, оздоровления взрослых и детей; – 9,5 миллиона народных контролеров, избранных трудящимися и получивших полномочия участвовать в контроле различных сфер деятельности на производстве и в быту. Таким образом, из 190 миллионов взрослого населения СССР свыше 65 миллионов в той или иной форме участвовали в управлении делами общества и государства. Несмотря на проявлявшийся бюрократизм, формализм и равнодушие, в целом это была власть трудящихся и для трудящихся, – понятная и достаточно близкая, к которой всегда можно было обратиться, от которой можно было ждать помощи, ответа, разъяснения, в конце концов, на которую можно было пожаловаться. В 1982 г. по требованию профсоюзов были освобождены от своих должностей 9,8 тысячи хозяйственных руководителей. В 1983 г. в обращениях граждан в соответствующие инстанции было поставлено 16 миллионов вопросов, свыше 57 % из них разрешены положительно. Разве сегодня в условиях дикого капитализма возможно что-либо подобное? В различных органах власти сидят богатеи, а к «инстанциям» не подойти: кругом охранники и камеры слежения. Чем глубже народы погружаются в хищное чрево капитализма, тем значимее становится образ Советского государства. Создание Союза ССР стало важнейшим явлением ХХ века после Великой Октябрьской социалистической революции. Оно во многом определило основные вехи дальнейшего развития всего человечества как в политическом, так и в социальном и культурном отношении. Значение этого события, несомненно, будет сказываться не только в XXI веке, а постоянно в ходе развития мировой цивилизации. Возникновение Союза ССР и его феномен предвосхитили те мировые интеграционные тенденции, которые стали зримо проявлять себя за рубежом только в последней трети ХХ века, а ныне нарастают и выдвигают огромное число острейших проблем перед народами планеты. Вопреки злобным измышлениям контрреволюционеров, СССР не был волюнтаристским насилием над историей, а явился пионером качественно новых экономических, политических и социальных решений во всех сферах общественной жизни. Выделим среди них главные. Первое. Совершенно уникальным опытом является сам процесс образования СССР, те фундаментальные основы, на которых воздвигалось ве-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

115

личественное «здание» новой державы. Появление СССР – не повторение имперской политики царской России, не калька с нее, а осуществление дела Великого Октября, выражение воли самих народов. Провозглашение создания Союза Советских Социалистических Республик состоялось 30 декабря 1922 года в составе РСФСР, УССР, БССР, ЗСФСР. В 1925 г. в состав СССР вошли Узбекская ССР и Туркменская ССР, в 1929 г. была образована Таджикская ССР. В 1936 г. СССР объединял 11 союзных республик (Азербайджанская ССР, Грузинская ССР и Армянская ССР, бывшие ранее в составе ЗСФСР, непосредственно вошли в СССР; Казахская ССР и Киргизская ССР были преобразованы из автономных республик). В 1940 г. Советская власть была установлена в Прибалтике. Латвия, Литва и Эстония вступили в СССР на правах союзных республик. Молдавская АССР была преобразована в Молдавскую ССР. В 1917 году в «Декларации прав народов России» сформулированы принципы советской национальной политики, которые были приняты всеми учредителями нового социалистического государства: а) равенство и суверенность народов России; б) право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства; в) отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений; г) свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп. Ничего подобного ни одна страна на планете раньше не выдвигала. Второе. Объединение национальных социалистических республик в единый Союз и успешное функционирование нового государственного образования произошло на основе разработанной коммунистами концепции межнациональных отношений и национально-государственного устройства, вошедшей в историю как ленинская национальная политика. Ее основными составляющими являются: – пролетарский интернационализм как основополагающий принцип политики коммунистов в национальном вопросе; – сближение и идейное влияние пролетариев и трудящихся масс всех наций в их борьбе против буржуазии и прочих эксплуататоров; – социалистический идеал, вдохновляющий трудящихся независимо от их национальной принадлежности; – Советы как государственная форма решения проблем не только социалистического строительства, но и межнациональных проблем, ибо буржуазный парламентаризм продемонстрировал свою абсолютную неспособность решить этот вопрос; – равенство наций, независимо от их численности, экономического и культурного развития;


116

Глава II

–добровольность государственного объединения; право наций на самоопределение; – «федерация наций как переход к сознательному и более тесному единству трудящихся, научившихся добровольно подниматься выше национальной розни»; – помощь нациям, отставшим в экономическом и культурном развитии «содействием самостоятельной организации и просвещению рабочих и крестьян каждой нации в борьбе со средневековым и буржуазным гнетом, равно содействием развитию языка и литературы угнетенных доселе им бывших неравноправных наций». Третье. Создание и функционирование союзного Советского социалистического государства происходило на основе исторической и культурной преемственности, уважительного отношения к самобытности каждого народа, его вкладу в общее дело: – многовекового опыта по формированию Российской полиэтнической и поликонфессиональной цивилизации; – хозяйственного сотрудничества по освоению огромных пространств единой страны, выработки рациональной системы жизнеобеспечения в трудных почвенно-климатических условиях; – общих (или близких) духовно-нравственных ценностей (приоритет духовного над материальным, последовательный демократизм и открытость друг другу, связь с родной землей, неприятие общественных пороков и т.д.); – совместной борьбы и победы трудящихся над силами буржуазии в ходе трех русских революций, Гражданской войны и защиты советских завоеваний от иностранных интервентов; – совместного героического труда по восстановлению разрушенного контрреволюцией и Гражданской войной народного хозяйства и строительству основ социализма; – помощи русского народа, возглавившего процесс объединения наций в едином социалистическом Отечестве. Созданное 90 лет назад советское многонациональное государство доказало свою жизнеспособность и подтвердило правильность выбранного братскими народами исторического пути. «Советская Россия (СССР), – писал крупный исследователь цивилизаций Востока Б.С. Ерасов, – отнюдь не сводилась к «тоталитарной госпартсистеме». Она была еще и «становящейся цивилизацией нового типа». Глубокий телеологический смысл коммунистической системы состоял в том, что она давала крупномасштабное разрешение как раз тех противоречий, которые не в состоянии были разрешить ни царская Россия, ни вошедшие в ее состав сопредельные азиатские культуры»55. Бывший борец с марксизмом-ленинизмом, советским укладом жизни философ и социолог А.А. Зиновьев, проживший в эмиграции


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

117

на Западе много лет, написал известную книгу «Западнизм»… Вернувшись в ельцинскую Россию, эпатажный диссидент признал: «… Социальное устройство СССР – самое эффективное, что создала человеческая цивилизация. Я продолжаю утверждать, что социальная система, которая сложилась в СССР, была самой совершенной – самой простой, стандартизированной, более эффективной, чем западная. … Советский период был и по всей вероятности останется навсегда вершиной российской истории»56. Величайшим достижением СССР явилось выравнивание экономического и социального развития всех входивших в него национальногосударственных образований, в том числе тех, которые до Великого Октября находились на феодальной и родоплеменной ступенях развития. Этот опыт СССР имеет исторически непреходящее значение, но особенно актуален он сегодня, когда возрождается неоколониализм, идет разрушительный процесс разобщения и социальной деградации целых народов. К сожалению, установившиеся на территории бывших советских республик антинародные режимы словно соревнуются в поношении советского опыта в решении национальных вопросов. Чем меньше они сами могут сделать в этой сфере, чем очевиднее проявляется их несостоятельность в умиротворении межнациональных, межэтнических, межконфессиональных конфликтов, тем злее, циничнее и отвратительнее становится их ложь в отношении национальной политики СССР. Советский Союз не был идеальной системой – таковых вообще не бывает. В нем, как и в каждом развивающемся организме, проявляли себя противоречия, в том числе и в отношениях между народами. Ускоренное развитие многих национально-государственных образований воплощалось не только в укреплении социалистического строя. Оно нередко проявлялось в противоположных тенденциях, например в гипертрофированном стремлении выразить, подчеркнуть национальную самобытность и даже исключительность. Принявший со временем антисоветскую направленность национализм стал обратной стороной советского строя, поднявшего национальную экономику, науку, образование, в целом культуру народов до мирового уровня. Исторический «парадокс» состоит в том, что успехи советских народов и порождаемые ими все возрастающие потребности оказались подходящей почвой для целенаправленного внесения Западом в массовое сознание буржуазной идеологии национализма. Серьезные, а порой и грубейшие ошибки допускали КПСС, Советское правительство, министерства и ведомства в решении национальных проблем страны. Необоснованные репрессии, депортации остались болью в народной памяти. Определенный диктат центра в отношении национальных республик по мелким, второстепенным вопросам экономической


118

Глава II

и культурной жизни ущемлял самолюбие национальной интеллигенции и кадров. Нарастало негативное воздействие на социальную жизнь советского общества и постоянное завышение донорских возможностей РСФСР, УССР и некоторых других республик, за счет которых в значительной мере дотировались бюджеты ряда союзных государственных образований. Именно на этом впоследствии построили свою линию поведения Б. Ельцин и его антисоветское и антикоммунистическое окружение. Точно также повели себя националисты-антикоммунисты и в других республиках, нацеливая общественное мнение на выяснение проблемы: «кто наше сало съел?!» Противоречиво развивался и советский федерализм. Возникали проблемы в национально-государственном устройстве страны. С одной стороны, руководство КПСС и государства явно недооценивало остроту национальных проблем, затягивало их решение, а с другой, сформировавшаяся этнократия инициировала настроения недовольства и откровенного сепаратизма. Вкось и вкривь толкуя эти моменты из жизни советского общества, все антикоммунисты – от Горбачева, Ельцина, Шеварднадзе, Кравчука, Шушкевича и до самых ничтожных, крикливых «историков», «политологов» типа Ципко, Кульчицкого, Шаповала – почти четверть века доказывают, что «СССР был нежизнеспособным образованием, изначально обреченным на исчезновение», а сами «народы не только промолчали, не выступили против роспуска Союза», а даже чуть ли не «дали свое согласие» на его «похороны». Эта откровенная ложь грубо попирает как весь исторический путь СССР, так и реальную действительность 80-х–90-х годов прошлого века. Никогда народы СССР не выступали против своего детища, созданного 90 лет назад, наоборот, они его защищали все годы от внешних и внутренних врагов, коих было немало. И в судьбоносные дни 1991 года народ защитил свое государство на Всесоюзном референдуме 17 марта. Тогда на референдуме был поставлен хитро сформулированный горбачевистами вопрос «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?» В списки граждан, имеющих право участвовать в референдуме СССР, было включено 185 647 355 человек; приняли участие в голосовании 148 574 606 человек, или 80,0 %. Из них ответили «Да» 113 512 812 человек, или 76,4 %; «Нет» – 32 303 977 человек, или 21,7 %. Признаны недействительными 757 817 бюллетеней, или 1,9 %. В УССР из 37,7 млн. граждан, включенных в списки для участия в референдуме, на избирательные участки пришли 31,5 млн., или 83,5% взрослого населения. Ответили «Да»


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

119

22,1 млн. чел., или 70,2% участников. «Нет» сказали 8,8 млн., или 28% от их общего количества. 583,3 тыс. бюллетеней признаны недействительными57. Таким образом, большинство граждан страны, принявших участие в референдуме, высказалось за необходимость сохранения Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности. Вот это и есть подлинный исторический, а не придуманный факт, который всячески замалчивают и фальсифицируют антисоветчикиконтрреволюционеры. Как видим из материалов Всесоюзного референдума, ни один народ многонациональной державы не клюнул на фальшивую прикормку горбачевистов-ельцинистов и не дал согласие на выход из единого социалистического государства. А ведь народы обманывали, запугивали, стращали, улещивали, то есть контрреволюционеры заходили с разных сторон к людям, воздействовали на них и так и эдак, чтобы они сказали «НЕТ» Союзу… Ведь даже сам вопрос, вынесенный на референдум, содержал явную ловушку-двусмысленность: в него вложили указание на «суверенность республик», то есть их независимость и, следовательно, отделение от Союза. Вопрос был сформулирован по известному расхожему принципу, рассчитанному на обывателя: «Кем лучше быть: богатым и здоровым, или бедным и больным…» Ответив Союзу «ДА!», народы страны тем самым контрреволюционерам сказали «НЕТ». В этом со всей силой проявились, во-первых, их многовековой исторический опыт; во-вторых, социальная, жизненная мудрость; в-третьих, советская политическая закалка, выработанная в труде и в боях по защите единой социалистической Родины; в-четвертых, удивительный сплав советского патриотизма и социалистического интернационализма; в-пятых, впитанные высочайшие ценности советской культуры как «второй природы», созданной за 70 коротких лет. Да, у народов СССР были свои обиды и претензии к руководителям государства, в целом к КПСС как правящей партии. Но их мудрость, возможно интуиция, научили различать деятельность правителей на том или ином отрезке пути страны и саму страну, государство, основой которой были они сами – 150 народов СССР. Но свои обиды народы не поставили выше судьбы своей многонациональной Родины!

Экономические основы советского социализма О советской экономической системе либералами создан поистине «Монблан» сочинений. И везде один мотив: это была отсталая, неэффективная, затратная экономика; тотальное огосударствление всех отраслей хозяйства и собственности обрекали ее на деградацию. Сами работники, рас-


120

Глава II

суждают либеральные «мудрецы», были заинтересованы лишь в одном: «отнять и разделить» или «украсть»… Таков в общей форме современный антисоветский пасквиль либерал-экономистов и всех трубадуров капитализма. А что же было в действительности? Советская экономическая система формировалась в сложных условиях борьбы народа против контрреволюции. Она изначально впитала в себя фундаментальные идеи, выдвинутые народом в ходе революции: землю – крестьянам, фабрики и заводы – рабочим, блага – только по труду… Никакого «отнять и поделить» не было и в помине! Это контрреволюционеры-реставраторы капитализма, разгромив Советский Союз, отняли у народа землю, ее недра, леса, реки и моря, заводы, фабрики, институты, лаборатории, словом, всю общественную собственность и поделили ее между собой. С первых шагов Советской власти был взят генеральный курс на отмену частной и формирование общенародной собственности на средства производства. В частной собственности народ справедливо видел источник социального и национального неравенства, почву социальной несправедливости, средство и цель эксплуатации человека человеком. Однако путь к этому был непростым как собственно в социальноэкономическом, так и в психологическом, чисто человеческом отношении. Это талантливо раскрыл великий М.А. Шолохов в романе «Поднятая целина» образом крестьянина-единоличника Кондрата Майданникова. В 20-е годы Россия отличалась пестротой, переплетением различных общественно-экономических укладов. В этом, по словам В.И. Ленина, и было «своеобразие положения, весь гвоздь вопроса». Многоукладность была представлена следующими «элементами»: «1) патриархальное, т.е. в значительной степени натуральное, крестьянское хозяйство; 2) мелкое товарное производство (сюда относится большинство крестьян из тех, кто продает хлеб); 3) частнохозяйственный капитализм; 4) государственный капитализм; 5) социализм»58. «Спрашивается, – продолжал В.И. Ленин, – какие же элементы преобладают? Ясное дело, в мелкокрестьянской стране преобладает и не может не преобладать мелкобуржуазная стихия. … Спекулянт, мародер торговли, срыватель монополии – вот наш главный «внутренний» враг, враг экономических мероприятий Советской власти. … Мы прекрасно знаем, что экономическая основа спекуляции есть мелкособственнический, необычайно широкий на Руси, слой и частнохозяйственный капитализм, который в каждом мелком буржуа имеет своего агента. Мы знаем, что миллионы щупальцев этой мелкобуржуазной гидры охватывают то здесь, то там отдель-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

121

ные прослойки рабочих, что спекуляция вместо государственной монополии врывается во все поры нашей общественно-экономической жизни»59. Забегая вперед, скажем, что именно эту мелкобуржуазную силу вывела на арену общественно-политической жизни СССР клика Горбачева– Яковлева, начиная контрреволюцию в 80-е годы. ЦК КПСС во главе с Горбачевым и Совмин во главе с Рыжковым и Павловым разрушили государственную (общенародную) собственность на средства производства и возродили феномен частной собственности – основу и движущий механизм капитализма. Законы «О государственном предприятии (объединении)», 1987 г.; «О кооперации», 1988 г.; «О собственности в СССР», 1990 г.; «Об общих началах предпринимательства граждан СССР», 1991 г.; «Об основных началах разгосударствления и предпринимательства», 1991 г. и др. создали правовую базу функционирования предприятий, основанных на частной собственности, иначе говоря, – капиталистических предприятий, легализовали антисоциалистическую подрывную работу спекулянтов, мародеров промышленности и торговли, грабительских кооперативов – всей мелкобуржуазной контрреволюционной гидры. (Попутно заметим: некоторые лидеры комдвижения сегодня предлагают делать главной социальной силой в борьбе за социализм не рабочий класс, крестьянство и трудовую интеллигенцию, а так называемый «офисный пролетариат», т.е. мелкобуржуазные слои возрождаемого дикого капитализма. Ошибка, которая может дорого стоить!) В 20-е–30-е годы прошлого столетия перед Республикой Советов стоял, в сущности, главный, судьбоносный вопрос: на какой основе и в каком направлении создавать систему социалистической экономики? В то время в мире существовали два типа экономики: а) колониальная, в которой империалистические метрополии являлись полновластными хозяевами. Закабаленные страны выступали источниками сырья, рынками сбыта, сферой приложения капиталов, а также военными плацдармами и опорными пунктами для дальнейшей экспансии; б) экономика собственно буржуазная, капиталистическая, главная цель которой – извлечение дохода, увеличение прибавочной стоимости, максимальное накопление богатства в руках эксплуататорского класса. Экономическое благополучие капитализма создавалось, во-первых, за счет эксплуатации дешевой рабочей силы – массы людей, лишенных средств к существованию и вынужденных превращаться в наемных работников (сегодня так происходит в странах СНГ), а во-вторых, в результате захвата и грабежа колоний, работорговли, государственных займов, системы откупов, подрядов, госпротекционизма. Ясно, что тот и другой путь для победившего пролетариата и трудового крестьянства были неприемлемы, то есть изначально, генетически невозможны. Во-первых, их «закрыла» сама Октябрьская революция, а, во-


122

Глава II

вторых, избранная система общественного устройства с ее принципами и целевыми ценностно-смысловыми ориентациями: а) отсутствие эксплуатации человека человеком; б) мир и сотрудничество с другими народами; в) утверждение общественной (общенародной) собственности; г) власть в руках рабочих и крестьян (народовластие); д) распределение благ по количеству, качеству и результатам труда; е) производство только с учетом и на основе интересов и потребностей общества и всех членов. Таким образом, рождавшаяся социалистическая система общества требовала экономики, предназначенной не для извлечения прибыли на рынке, а для удовлетворения потребностей страны и народа. Это стало главной целью и движущим механизмом советской экономической модели, принципиально отличавшейся от буржуазной, капиталистической. Но ее нужно было еще создать, а для этого следовало выйти из состояния мелкобуржуазной многоукладности, дать простор социалистическому укладу. «Крупная промышленность и перенесение ее в земледелие есть единственная экономическая база социализма», – говорил В.И. Ленин. В сложнейших исторических условиях была проведена индустриализация, то есть перевод на рельсы крупного машинного производства всей экономики страны. Она обеспечила победу социалистического уклада, послужила основой преобразования единоличных крестьянских хозяйств в крупные социалистические предприятия, гарантировала независимость и обороноспособность в условиях капиталистического окружения. Не имея зарубежных источников, государство проводило ее путем первоочередного и быстрого развития тяжелой индустрии за счет полной мобилизации собственных ресурсов. Все тяготы легли на плечи народа, невероятным трудом и жертвенностью он осуществил эту задачу. Но ведь история не оставляла другого выбора: «либо погибнуть, либо догнать передовые страны». И.В. Сталин, возглавивший страну после смерти В.И. Ленина, говорил: «История старой России состояла, между прочим, в том, что ее непрерывно били за отсталость. Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Били шведские феодалы. Били польско-литовские паны. Били англофранцузские капиталисты. Били японские бароны, били все – за отсталость. Таков уж волчий закон эксплуататоров – бить отсталых и слабых… А мы не хотим быть битыми»60. Народ совершил титанический подвиг: им были созданы черная металлургия – основа индустриализации страны, тракторная, автомобильная, химическая, авиационная промышленность, налажено производство современных сельхозмашин, по выработке электроэнергии, добыче нефти и угля страна с последнего выдвинулась на одно из первых мест в мире. При-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

123

дет время, и Черчилль скажет, что Сталин принял Россию с сохой и оставил ее оснащенной атомным вооружением. Сложнейшим историческим процессом, порой приобретавшим драматические и даже трагические очертания, стала коллективизация сельского хозяйства в СССР. Здесь мы не в состоянии описать все коллизии этой страницы советского социализма: скажем о самом главном, существенном. Прежде всего, социалистическое преобразование сельского хозяйства на основе коренной технической реконструкции, подъема общей культуры деревни были исторической необходимостью. Хозяйствование на мелких клочках земли с помощью примитивных орудий труда обрекало крестьян на тяжелый ручной труд, обеспечивая им всего-навсего поддержание существования, бесконечное воспроизводство все тех же отсталых условий труда и быта. Низкий уровень сельхозпроизводства сдерживал общее экономическое развитие страны, ставил серьезные преграды начинавшейся индустриализации, а значит, строительства социализма в целом. Разрабатывая кооперативный план, В.И. Ленин подчеркивал, насколько осторожно, продуманно, предусмотрительно следует решать вопросы кооперирования крестьянства. «Лишь те объединения ценны, – говорил он, – которые проведены самими крестьянами по их свободному почину и выгоды коих проверены ими на практике»61. И еще одно предупреждение советским реформаторам: «Когда народ перешел к новым экономическим условиям, он бросился обсуждать, что из этого выйдет и как это надо поновому построить. Не пройдя через общие обсуждения, нельзя было ничего начинать, потому что народ держали десятки и сотни лет под запретом чтонибудь обсуждать…»62. Как показывает история коллективизации 1927–1932 гг., эти советы В.И. Ленина были забыты, вдохновители и непосредственные организаторы сложнейшего процесса часто поступали наоборот. Разъяснительная и организаторская работа в крестьянских массах нередко подменялась грубым нажимом, угрозами, демагогическими обещаниями63. Волюнтаризм, невежественный субъективизм, во-первых, дискредитировали саму Советскую власть и подрывали доверие к ее политике со стороны крестьянства; во-вторых, привели к обратному результату – подрыву сельхозпроизводства в стране; наконец, в-третьих, псевдокоммунистические коллективизаторы, творившие произвол и насилие, отчасти повинны в том, что зимой 1932–1933 гг. на Нижней и Средней Волге, Южном Урале, в Украине, в Казахстане разразился массовый голод. На эту тему сегодня написаны сотни, если не тысячи статей, брошюр, монографий. Конъюнктурно описывая данный период советской истории, многие авторы всю вину возлагают на Советскую власть, саму концепцию кооперативного плана, на социализм как систему общества. Объяснение


124

Глава II

получается вроде бы ясным и убедительным. В действительности крайне упрощенным и убого односторонним. Несет ли Сталин историческую, политическую и нравственную ответственность за перегибы и извращения в ходе коллективизации? Очевидно, несет, как впрочем Политбюро и весь состав ЦК ВКП(б), а также местные партийные организации и конкретные коммунисты и беспартийные, проводившие работу в деревнях. Но ведь ЦК неоднократно предупреждал о недопустимости администрирования и перегибов: в марте–апреле 1930 г. ЦК ВКП(б) принял ряд важнейших документов, направленных на преодоление извращений в коллективизации и нормализацию общей обстановки в деревне. Почему же это не прекратилось сразу? Ответ нужно искать глубже. Во-первых, на местах проводниками линии партии выступали самые обыкновенные люди – рабочие и крестьяне. Как они понимали, как умели, так и делали… Во-вторых, начинавшийся социализм был явно отягощен «родимыми пятнами» прошлого. «В более глубоком смысле, – писал Н.А. Бердяев, – гоголевская Россия осталась и в России советской, и советская, коммунистическая Россия полна рожами и харями. … И в советской, коммунистической России есть Хлестаковы, Ноздревы, Чичиковы, и в ней торгуют мертвыми душами, и лже-имянный ревизор наводит на всех страх»…64. В-третьих, в стране, вышедшей из Гражданской войны, классовая борьба не исчезла, она ушла в тень, вглубь. Советской власти продолжали вредить бывшие эсеры, меньшевики, троцкисты, белогвардейцы, затаившиеся и проникшие в ряды ВКП(б) и органы власти. В-четвертых, само крестьянство было неоднородным, разные социальные слои деревни по-разному строили свои отношения и неоднозначно относились к коллективизации. По данным Комиссии СНК СССР, в 1927 г. среди крестьянских хозяйств было 3,9 % кулацких, 62,7 % – середняцких, 22,1 % – бедняцких и 11,3 % – пролетарских. Еще с давних, дореволюционных времен отношение «безлошадных» крестьян к «кулакам» было враждебным, как и наоборот. В ходе коллективизации эти отношения не стали лучше, они обострялись и порой носили ожесточенный характер. История убийства Павлика Морозова и его брата озверевшими кулаками – наглядный тому пример. А наследники этих кулаков в годы контрреволюционной «перестройки» всю ненависть обрушили на убитого пионера и стали яростно топтать его имя, убирая памятники герою, переименовывая парки и скверы и т.д. и т.п. Что же касается коллективизации как исторического процесса производственно-экономического кооперирования мелких индивидуальных крестьянских хозяйств, их преобразования в крупные, социалистические, то альтернативы ей не было и нет! Проведенная в СССР коллективизация сельского хозяйства привела к переходу трудящихся крестьян от частного производства к общественному, от мелкого хозяйства к крупному, от руч-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

125

ного труда к машинному, от ведения в основном простого воспроизводства к воспроизводству расширенному. Коллективизация разрешила противоречие между социалистическим и мелкотоварным укладами, между рабочим классом и трудящимися крестьянами в рамках их классового союза и дальнейшего его укрепления. Она открыла широкие возможности для развития производительных сил колхозного сектора, роста производительности коллективного труда, товарности колхозов и на этой основе обеспечила резкое повышение материального и культурного уровня советского крестьянства. Наконец, коллективизация вместе с индустриализацией укрепили оборонную мощь Советского государства. Они заложили фундамент победы в Великой Отечественной войне. В 70-е – 80-е годы ХХ столетия советская экономика уже составляла могучий народнохозяйственный комплекс, обеспечивающий функционирование всей «кровеносной» системы огромной державы: науки, техники, производства во всем многообразии его отраслей и удовлетворяющий материальные и духовные потребности всех членов общества. За годы Советской власти национальный доход страны увеличился в 100 раз, промышленное производство – более чем в 200 раз, основные производственные фонды всех отраслей народного хозяйства – почти в 70 раз, национальное богатство страны – более чем в 50 раз. В ХХ веке СССР стал передовой индустриальной державой с высочайшими технологиями и наукоемкими производствами: а) в авиа-ракетно-космическом комплексе; б) атомном машиностроении; в) судостроении и мореходстве; г) энергетике; д) электронной и микроэлектронной промышленности; е) микробиологической промышленности; ж) лазерной технике и технологии; з) производстве искусственных алмазов и др. Это и есть реальное выражение огромной созидательной силы советского социализма, превратившего некогда отсталую страну во флагмана мирового социального и научно-технического прогресса. Вспомним еще раз, что многие годы страна была вынуждена воевать, теряя свой лучший генофонд, материальные и культурные ценности, восстанавливать порушенное агрессорами империализма, создавать могучее дорогостоящее оружие, отвлекая ресурсы из национального дохода державы. Не будь всего этого, уровень развития страны, качество жизни народа были бы несравненно выше. Но даже в этих условиях СССР демонстрировал динамизм социально-экономического развития. Известный в СССР и России экономист Ф.Н. Клоцвог приводит следующие данные. По сравнению с 1913 г. производительность труда в промышленности выросла в 40 раз, сельском хозяйстве – примерно в 8 раз, на железнодорожном транспорте – в 15 раз. Производство национального дохода в расчете на единицу основных фондов (фондоотдача) увеличилось более чем в 1,5 раза.


Глава II

126

Советский Союз в экономическом соревновании с мировой системой капитализма одерживал все новые победы: – по масштабам промышленного производства страна переместилась с пятого на второе место в мире; – по выработке электроэнергии – с восьмого на второе; – по производству машиностроительной продукции – с четвертого на второе. По уровню экономического развития СССР постепенно приблизился к США – наиболее развитой и могучей стране капитализма, и это несмотря на худшие природные условия и пережитые разрушительные войны, которых не было на территории этой страны. Вспомним, в 1913 г. промышленная продукция России составляла лишь 12,5 % от аналогичной продукции США, а в 1980 г. – уже 80 %. По производству важнейших видов продукции СССР в несколько раз опережал ФРГ, Великобританию и Францию вместе взятые.

Уровень развития СССР в сравнении с США (%) Показатели

1960 г.

1986 –1990 гг.

Национальный доход

58

66

Продукция промышленности

55

более 80

Продукция сельского хозяйства

более 70

90

Производительность труда в промышлености

44

более 55

Ф.Н. Клоцвог сделал обоснованный вывод: «Нет сомнения, что при продолжении движения Советского Союза по пути социалистического развития существовала реальная возможность в исторической перспективе одержать победу в мирном экономическом соревновании с мировой капиталистической системой»65. Но контрреволюционные силы, проникшие к вершинам партийной и государственной власти, уничтожили Советский Союз и тем самым нанесли удар не только по народам многонациональной державы, но и по самому социальному прогрессу в мире. Реставрация капитализма – процесс реакционный, губительный, который отбросил человечество на 100 лет назад. Теперь горбачевцы-погромщики, как заклинание, повторяют: СССР – это нежизнеспособная система, ее кризис был смертельным и неизбежно вел к летальному исходу… Придуманная ложь давно разоблачена специалистами. В 2012 году вышло блестящее исследование доктора химических наук, главного научного сотруд-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

127

ника Института социально-политических исследований Российской академии наук С.Г. Кара-Мурзы «Народное хозяйство СССР». Написанная в жанре «белых книг», монография содержит исключительно статистически значимые факты, удостоверенные органами государственной статистики. Это – факты, говорящие о развитии главных систем народного хозяйства СССР и о материальном благосостоянии советского народа. Книга, помимо собственно текста, содержит 370 схем-таблиц, которые статистически и, следовательно, фактически раскрывают состояние и динамику народного хозяйства СССР и постсоветских республик почти за целое столетие. На основе фундаментальных данных автор делает объективный вывод: «… Кризис был создан политическими решениями 1987–1990 годов. В открытую фазу кризис перешел в 1990 году. До этого никакого кризиса в СССР не было, и даже все крупные экономические кризисы мировой капиталистической системы с 1930 года советская экономика прошла без заметных негативных последствий»66. Первую главу исследования автор так и назвал «Миф об экономическом кризисе в СССР»67. Состояние советской экономики он показывает на данных последнего десятилетия перед тем, как контрреволюция разрушила СССР.

Основные экономические показатели СССР за 1980–1990 г. (данные ЦСУ СССР) Показатели

1980

1985

1986

1987

1988

1990

Валовой национальный продукт (в фактически действовавших ценах), млрд. руб.

619

777

799

825

875

943

Производственные основные фонды всех отраслей народного хозяйства (в сопоставимых ценах 1973 г.), млрд. руб.

1150

1569

1651

1731

1809

1902

Продукция промышленности (в сопоставимых ценах 1982 г.), млрд. руб.

679

811

846

879

913

928

Продукция сельского хозяйства (в сопоставимых ценах 1983 г.), млрд. руб.

188

209

220

219

222

225

Ввод в действие жилых домов, млн.кв.м.

105

113

120

131

132

129

Мощность электростанций, млн. кВт.

267

315

322

332

339

341


Глава II

128

«Кризисные» явления в экономике Союза стали проявляться в годы правления Горбачева и КО, они были рукотворными, поскольку цель заговорщиков-контрреволюционеров была в одном: не придать социализму «второе дыхание», а дискредитировать и уничтожить его. 15 декабря 1991 года американская газета «Вашингтон пост» опубликовала такие данные.

Итоги правления Горбачева68 Показатели Советский золотой запас

1985 г.

1991 г.

около 2500 т.

240 т.

Официальный курс доллара

0,6 руб.

Темпы роста экономики

+2,3 %

90 руб. -11 %

Цена килограмма мяса Экспорт нефти (млн. бар.)

2 руб. 1172

100 руб. 511

Внешний долг (млрд. долл. США)

10,5

52

Общенародная собственность, социальная справедливость и благосостояние народа в условиях советского социализма Сущность и внутренняя природа каждой общественно-экономической формации (цивилизации), ее прогрессивность и исторические перспективы, содержание и направленность присущих ей способов деятельности и подсистем определяется в конечном счете уровнем благосостояния народа – материального и духовного. Благосостояние – это достаток, обеспеченность людей, удовлетворение их разнообразных потребностей. Важнейшая особенность потребностей – их динамический характер, изменчивость, развитие на базе уже удовлетворенных потребностей новых, более высоких, что связано с включением личности в различные формы и сферы деятельности. У человека за его жизнь возникает немало самых различных потребностей – от врожденных витальных и до высших социальных. Это – потребности труда, познания, общения, материальные и духовные, этические и эстетические и т.д. Каждое общество по-своему формирует и удовлетворяет иерархию потребностей своих членов. В условиях советского социализма была поставлена задача: наиболее полное удовлетворение постоянно растущих общественных и индивидуальных потребностей в соответствии с объективным законом возвышения потребностей на основе принципа «От каждого– по способностям, каждому – по труду».


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

129

За исторически короткое время, в невероятно трудных условиях советский социализм начал на деле осуществлять мечты российских и лучших представителей человечества о справедливом устройстве жизни людей труда, тех, на ком держится мир, кто кормит, поит и одевает всех остальных. ПРАВДА и СПРАВЕДЛИВОСТЬ из мечты стали превращаться в реальность! В условиях советского социализма социальная справедливость складывалась из следующих важнейших составляющих: 1) равенство всех членов общества в отношении к основной массе средств производства, являющейся общенародной собственностью; 2) равенство в отношении государства людей труда, прямое волеизъявление через Советы и другие органы самоуправления трудящихся (КПСС, профсоюзы, комсомол, органы народного контроля, печать и т.д.); 3) обеспеченность работой каждого трудоспособного члена общества и участие всех трудоспособных в распределении общественного продукта в зависимости от трудового вклада; 4) гарантированность обществом и государством материального обеспечения в случае потери трудоспособности и удовлетворения потребностей в отдыхе, охране здоровья и культурном развитии; 5) реальность для каждого гражданина страны участия в управлении общественными и производственными делами, в защите прав и свобод личности от посягательств на его жизнь, труд, собственность и т.д. Но социалистическая социальная справедливость не сводится к односторонней ответственности лишь общества и государства перед индивидом. Она включает и отношение индивида к обществу, ответственность перед ним, выполнение им своих обязанностей перед народом. На такой диалектической основе сочетания общественных и личных интересов и потребностей развивался советский социализм. За 70 с небольшим лет, воюя с миром капитала и защищаясь от него, ему удалось решить самые фундаментальные, животрепещущие проблемы бытия людей,с которые не мог и до сих пор не может справиться капитализм, хотя и существует около пяти столетий. Безработица, нищета, бездомность, безграмотность и бескультурье, массовая преступность, растущий разрыв между имущими и неимущими – многовековые реальности мира капитализма. Тотальная диктатура мирового империализма привела к тому, что на рубеже ХХ–XXI веков 20 % населения планеты проживало при ежедневном доходе менее 1 доллара США, а 60 % – при доходе менее 2-х долларов в сутки69. Эта жуткая реальность существует за пределами стран «золотого миллиарда». Но и в этих странах огромное число людей живет в нищете и ведет полуголодный образ жизни. В 80-е годы в США более 30 миллионов человек проживали в условиях ниже черты бедности. 12 миллионов страдали от голода и не-


130

Глава II

доеданий, 2 миллиона – были лишены крова, 21,5 миллиона – полностью или частично безработные. 13 миллионов ежегодно становились жертвами различных преступлений, в тюрьмах и исправительных учреждениях США тогда содержалось 550 тысяч заключенных, в настоящее время – около 2 миллионов. В этой стране в те годы насчитывалось 10 миллионов хронических алкоголиков, свыше 30 миллионов – наркоманов, 37 миллионов принимали психотропные медицинские препараты. 2 миллиона человек в США функционально были неграмотны, а 47 % подростков среди черного населения неграмотны полностью70. Прошло 20 лет со времени публикации этих данных. В 2005 году другой американец Джон Перкинс напишет, что «двенадцать миллионов семей в наших родных Соединенных Штатах не знают, будет ли у них завтра еда»71. Лауреат Нобелевской премии американский экономист Джон Стиглиц сделал вывод: «Растущий разрыв между имущими и неимущими оставляет все больше людей «третьего мира» в жестокой бедности, живущими менее чем на один доллар в день. … В течение последнего десятилетия ХХ в. число людей, живущих в бедности, возросло почти на 100 млн.»72. Но если бы Стиглиц присовокупил к ним народы уничтоженного горбачевцами-ельцинистами и другими контрреволюционными мошенниками СССР, то эту цифру надо было бы увеличить по меньшей мере еще миллионов на 250–280. Именно здесь, на территории некогда великой в материальном и культурном отношении державы, царят безработица, нищета, преступность, отчаяние миллионов и миллионов людей. Мы привели эти, далеко не полные сведения, чтобы исторический прорыв советского социализма был оценен каждым читающим данные строки по достоинству, то есть по масштабам и значимости сделанного. Именно в СССР были искоренены как социальные явления безработица, нищета, бездомность, безграмотность, бескультурье, массовая преступность, дикий разрыв в доходах между различными слоями общества. И произошло это не случайно, а в силу самой сущности социализма: во-первых, в результате построения невиданного ранее исторического типа государства – Советской власти, олицетворившей и воплотившей трудовластие в противовес капиталовластию73, а, во-вторых, на основе создания социалистической общенародной собственности в противоположность собственности частной, капиталистической. Этот советский опыт бесконечно ценен и тем, что подтвердил на практике учение марксизма о сущности буржуазной частной собственности, о необходимости ее уничтожения, о роли и значении собственности общенародной, социалистической. Все годы контрреволюционной реставрации капитализма в СССР идет тотальная фальсификация советского социализма, в том числе его


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

131

экономической системы, основанной на общенародной собственности. Кто только не потоптался на этой антисоветской, антинародной стезе: предатели-горбачевцы, оголтелые либералы, расстриги-марксисты, правые оппортунисты, националисты, псевдопатриоты-богоискатели и богостроители, троцкисты антисталинского пошиба, наконец, просто невежественные – до дремучести – политологи, социологи и т.д., желающие сделать себе имя «ученых» в это смутное время74. Все они так или иначе, с той или иной стороны, злобно, или наоборот, рядясь в тогу защитников «истинного социализма», отказывают советскому социализму в каких-либо достоинствах. Этот «мутантный социализм не мог дать адекватный ответ на вызов обострявшихся глобальных проблем, вызов новых процессов роста благосостояния, социализации и демократизации, развертывавшихся в развитых капиталистических странах…»75 Более кощунственной лжи, рассчитанной то ли на записных антисоветчиков, то ли на хронических невежд, трудно придумать. Вот уже свыше 100 лет – от А. Шопенгауэра и Ф. Ницше до А. Швейцера, К. Ясперса, Э. Фромма – западная общественная мысль бьет тревогу по поводу «гибели Запада» (Патрик Бьюкенен). Представители буржуазной концепции «устойчивого развития», начиная с 60-х годов ХХ века и до сего дня, повторяют: «Триумфальное развитие западной цивилизации неуклонно приближается к критическому рубежу»76. Так что именно советский социализм смог дать альтернативный и во многом адекватный ответ на вызовы времени, в том числе – а может быть, в первую очередь! – по проблемам благосостояния народа. И если бы (повторим вновь и вновь!) империализм и «пятая колонна» внутри страны перманентно не разрушали экономику, культуру, не уничтожали в войнах и диверсиях лучших людей, этот ответ безусловно был бы полновеснее и масштабнее. Но даже в тех исторических условиях свое «решительное слово» сказала новая общественная система и ее общенародная собственность. В ответ либералы говорят: «то была ничейная собственность», а псевдомарксисты утверждают: «то был госкапитализм, а трудящиеся были отчуждены от собственности». То и другое – откровенная неправда, если не сказать – ложь. Вопервых, социалистическая собственность существовала в СССР в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной, а также в виде имущества профсоюзных и иных общественных организаций. Вовторых, вся собственность, в каких бы формах она не была представлена, являлась общим достоянием народа и работала на удовлетворение его потребностей. Так, в исключительной собственности государства находились земля, ее недра, воды, леса. Никто не пользовался этим богатством в целях личной наживы и в других корыстных целях, ибо в СССР


132

Глава II

отсутствовал класс эксплуататоров – частных собственников. В годы антисоветской контрреволюции в массовое сознание была вброшена провокационная, разрушительная ложь: «вся собственность принадлежит номенклатуре – узкому слою партийно-советской элиты»…, которая, якобы, «получала огромные зарплаты и пользовалась несметными льготами и привилегиями»… Увы, обыденное сознание «клюнуло» на эту «приманку», не разглядев ее коварный смысл и подлинную цель. А она была в том, что «всех советских руководителей они (пропагандисты «пятой колонны» – авт.) без разбора мажут одной черной краской (партхозноменклатура, бюрократия и т.д.), пытаясь сотворить из нее некий новый эксплуататорский класс… Такое описание СССР либо преднамеренная ложь, либо непростительное надуманное, псевдонаучное заблуждение. И в том и в другом случае оскорбляющее честь и достоинство сотен тысяч настоящих коммунистов и советских управленцев, результатом самоотверженной работы которых стало построение Великой Советской Державы»77. Они были в массе своей: а) ответственными работниками, а не чиновниками, как сейчас; б) их зарплаты были на уровне тех профессий, которые существовали в народном хозяйстве. Преподаватели вузов – кандидаты и доктора наук, например, имели несравненно большую зарплату, а также льготы в виде двухмесячного летнего отпуска и т.д.; в) в отличие от многократно увеличившейся современной госноменклатуры контрреволюционных режимов партработники КПСС были под контролем, который лишал их возможности создавать капитал в виде движимой и недвижимой собственности (земли, «заводов и пароходов», вилл, яхт и т.д.), в том числе за рубежом; г) в условиях социализма управленцы (партийные, советские, хозяйственные) – это не «какие-то «теневые фактические» собственники, а именно тот самый советский народ – единственный реальный собственник государственной (общенародной) собственности78. Интересно одно сравнение. В 1973 году в СССР на содержание государственного аппарата, по данным статистики, из общей расходной суммы 184 млрд. рублей было истрачено 1,9 млрд. рублей, или 1 %... При этом на народное хозяйство – 91,3 млрд., на социально-культурные цели и науку – 67,3 млрд., на оборону – 17,9 млрд. рублей79. В 2004 году из Федерального бюджета России – общая (суммарная) расходная часть 2 698,9 млрд. рублей – на государственное и местное самоуправление было израсходовано 87,7 млрд. рублей, практически 3%... Консолидированные бюджеты регионов РФ: суммарные расходы 2 373,0 млрд. рублей, из них на государственные и местное управление – 142 млрд. рублей, или 6 %! Иначе говоря, сегодня 4,4 % бюджета страны идет на содержание чинов-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

133

ников, которые и составляют солидную часть нового эксплуататорского класса. А «кормления» в виде взяток, массовой коррупции составляют многие миллиарды долларов. В Украине это соотношение аналогичное. Контрреволюционная действительность родила примечательное выражение – диагноз: «Если разделить состояние некоторых нынешних министров и других чиновников на их зарплату, то выяснится, что они живут по нескольку тысяч лет»… Наконец, в-третьих, в СССР был создан и функционировал механизм многоуровневого контроля за использованием общественной собственности: а) по вертикали исполнительной Советской власти; б) по линии Госплана, министерств и ведомств СССР; в) в рамках полномочий партийных, профсоюзных, комсомольских органов в центре и на местах; г) осуществлением функций правоохранительных органов страны: Прокуратуры, МВД, КГБ СССР; д) через разветвленную структуру Комитета народного контроля СССР (в 80-е годы в стране в работе органов народного контроля участвовало более 10 миллионов человек); е) через средства массовой информации, рабочие, профсоюзные, комсомольские собрания, другие формы открытого волеизъявления граждан страны. Воровали ли тогда? На Руси воровали всегда, в том числе и в советское время, увы… Но то воровство не идет ни в какое сравнение с нынешним тотальным новокапиталистическим грабежом, когда разграблены все основные отрасли хозяйства, ограблен весь народ и превращен в коллективного нищего, у него отняты земля, средства производства, а сами люди де-факто превращены почти в крепостных… Это хорошо отразил наш язык – средство не только общения, но и сама генетическая память происходящего в истории и культуре. В советское время воров чаще всего называли «несунами» – то были мелкие воры, тащившие с завода детали, запчасти, с колхозного тока мешок зерна и т.д. Теперь их зовут «солидными» именами: бандиты, грабители, киллеры (убийцы), приватизаторы, олигархи, они завладели огромными богатствами и судить их – хозяев жизни – уже невозможно. В советское время общественное мнение всегда осуждало воровство, поэтому воры таились, украденным не бахвалились, неправедный кусок «съедали под одеялом», за что и ненавидели Советскую власть. Сегодня богатство выставляют напоказ, им похваляются – это «брэнд» не только конкурентоспособности и умения жить, но и демонстрация того, кто подлинный хозяин жизни. Печалит лишь одно и вызывает искреннее недоумение у «хозяев»: «почему в России не любят богатых?!»


134

Глава II

Старшее поколение советских людей, прошедшее через довоенные пятилетки, горнило Великой Отечественной войны, годы восстановления народного хозяйства, порушенного фашистскими захватчиками, осознавало – глубоко и остро – сущность Советского государства, а через нее – свою социальную природу. Это было их государство, которому принадлежали основные средства производства в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, имущество организованных государством торговых, коммунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество (например, в армии), необходимое для осуществления задач социалистического государства. В собственности у Советского государства к началу 1985 года (год прихода к власти контрреволюционной клики Горбачева, Яковлева, Шеварднадзе и др.) находилось более 45,7 тысяч промышленных предприятий и объединений, около 27,8 тысячи строительных и монтажных организаций, 22,7 тысячи совхозов, 91,6 тысячи предприятий связи, 236,5 тысячи магазинов, более 3/4 городского жилищного фонда. Колхозно-кооперативная собственность – это собственность колхозов и других кооперативных организаций, она состояла из средств производства и иного имущества, необходимого им для осуществления уставных задач. К колхозно-кооперативной собственности относилось также имущество, принадлежащее потребительским обществам, жилищно-строительным кооперативам. В СССР весь народ выступал как прямой и единственный пользователь, то есть ВЛАДЕЛЕЦ социалистической собственности: 1) средств производства; 2) жилого фонда; 3) фондов общественного потребления. Этот исторический факт был закреплен законодательно в Конституции СССР и неукоснительно проявлялся на практике – в реальном потреблении благ всем народом страны. Г.И. Должиков убедительно доказывает: «Социалистическая собственность, как таковая, приобрела абсолютно новое качество – коллективный характер, что коренным образом отличает ее от капиталистической частной собственности»80. В условиях советского социализма собственность обретает новые функциональные характеристики, в классово-эксплуататорском, капиталистическом обществе собственность – это, во-первых, частный капитал, принадлежащий только его владельцу и используемый им в личных интересах; во-вторых, частная прибыль, которую олигарх и любой другой собственник старается увеличить путем эксплуатации, спекуляции, воровства и других подобных способов во имя увеличения личного богатства; в-третьих, частная собственность всегда выступает в форме блага и наслаждения его владельца (возникшие на просторах СНГ виллы, яхты, огромные поместья, несметное движимое и недви-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

135

жимое имущество, миллиардные счета в банках, личные картинные галереи, алмазные и жемчужные коллекции, охотничьи угодья, «неогаремы» и т.д. и т.п.). В условиях Советского государства собственность выполняла совершенно иные функции: 1) социалистическая собственность – государственная и колхознокооперативная – это общенародный (принадлежащий по закону всему народу как ассоциированному собственнику) капитал (в значении накопленной стоимости); 2) социалистическая собственность – это общенародная прибыль, созданная коллективным трудом всего социума: она поступает в госбюджет и законодательно распределяется на различные цели социального развития нации – функционирование всех отраслей народного хозяйства (промышленности, сельского хозяйства, транспорта, связи и т.д.), увеличение заработной платы всем работникам, пополнение бесплатных фондов общественного потребления (медицина, образование, жилье, культура и т.д.) от инвестированного общенародного капитала; 3) социалистическая собственность – это общественное благо (реальный доступ каждого члена общества к средствам производства, общественным фондам потребления), получаемое сособственником в результате владения его и законного постоянного использования 81, а также социальное благополучие (уверенность в завтрашнем дне, отсутствие угрозы безработицы, банкротства, долгового рабства, нищеты, бездомности и т.д.), социальный оптимизм и высокий моральный климат сообщества равноправных людей (дух товарищества, взаимопомощи, национального и культурного единения). Данная характеристика советской социалистической собственности не теоретическая схоластика и тем более не выдумки ее апологетов, как пытаются представить либералы, правые оппортунисты, националисты, неотроцкисты и другие антикоммунисты, а сама реальность, воплощенная в социальной политике и практике Советского государства. Одно из величайших достижений советского периода, как отмечалось, – ликвидация безработицы. Если на 1 января 1929 года в стране на биржах труда было зарегистрировано 1741 тысяча безработных, то уже на 1 октября 1930 года их осталось лишь 240 тысяч, а в дальнейшем безработица была полностью ликвидирована, чего не удалось добиться ни одной капиталистической стране. Сегодня – это страдания миллионов и миллионов людей в мире капитализма, в том числе на территории стран СНГ. За годы Советской власти реальные доходы рабочих промышленности и строительства на одного человека выросли в 12 раз, а крестьян – в 19. К


Глава II

136

концу 80-х годов (когда начался контрреволюционный разбой в стране!) по сравнению с 1940 годом реальные доходы на душу населения увеличились в 7 раз, в том числе рабочих и служащих – почти в 5 раз, а колхозников – в 8,5 раза82.

Заработная плата рабочих и служащих СССР (1946–1986 гг.)83

Зарплата (руб./мес.)

1946

1956

1968

1976

1981

1986

Менее 80

86,9

70,3

32,3

15,0

6,3

4,8

80–100

6,9

13,1

21,1

14,5

13,5

11,2

100–140

4,2

10,1

25,5

25,9

24,6

21,1

140–200

2,0

3,9

14,5

27,5

36,2

29,5

200–300

0,7

1,9

4,4

12,7

17,9

22,7

300–400

0,3

0,4

1,1

2,4

4,2

7,4

Свыше 400

-

-

-

1,0

1,9

3,1

Коэффициент фондов

-

3,28

2,88

3,35

3,12

3,38

Профессор С.Г. Кара-Мурза делает вывод о том, что «основная масса трудящихся передвигалась в зону средних доходов. В СССР поддерживался стабильный и довольно низкий фондовый коэффициент дифференциации (отношение суммарных доходов 10 % высокооплачиваемых граждан к доходам 10 % низкооплачиваемых) – показатель расслоения общества по доходам»84. В советском обществе благосостояние народа обеспечивалось за счет общественных фондов потребления – второго по значимости и величине типа доходов населения. При социализме общественные фонды потребления выполняли две основных функции: а) за их счет содержались временно или постоянно нетрудоспособные члены общества; б) обеспечивалось удовлетворение социально значимых, приоритетных потребностей (в здравоохранении, образовании, спорте, отдыхе, в целом культуре и т.д.). Доля денежных социальных выплат с ростом национального богатства страны неуклонно повышалась. Росло число пенсионеров, заработная плата выходящих на пенсию увеличивалась, усиливалась помощь семьям, имеющим


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

137

детей. Так, в стране была создана широкая сеть дошкольных учреждений. Если в царской России было примерно 200 таких учреждений, где находилось 5,4 тысячи детей, то в 1990 г. в стране работало 152,3 тысячи учреждений, где обслуживалось 16,3 миллиона детей.

Основные направления использования общественных фондов потребления85 (в числителе – млрд. руб., в знаменателе – процентов. Включая оплату отпусков) Направления использования фондов

ГОДЫ 1965

1975

1980

1985

Общественные фонды потребления

41,9 100,0

90,1 100,0

117,0 100,0

147 100,0

в том числе: Бесплатные и льготные услуги

21,8 52,0

41,7 46,3

54,5 46,6

66,5 45,2

из них 1) Затраты на просвеще- 12,3 ние (без стипендий) и на 29,4 культуру

22,9 25,4

29,1 24,9

35,3 24,3

2) Расходы на здравоох- 6,9 ранение и физическую 16,5 культуру

12,9 14,3

17,2 14,7

20,2 13,7

3) Расходы государства 2,3 на содержание жилищно- 5,5 го фонда (в части, не покрываемой квартирной платой)

4,9 5,4

6,9 5,9

9,3 6,3

4) Денежные социальные 20,1 выплаты 48,0 из них: а)пенсии 10,6 25,3

48,4 53,7

62,5 53,4

80,5 54,8

24,4 27,1

33,0 28,2

45,0 30,6

б) пособия

3,5 8,4

9,2 10,2

10,9 9,3

14,4 9,8

в) стипендии

0,9 2,1

2,2 2,4

2,6 2,1

2,6 1,8


Глава II

138

О положительных изменениях в благосостоянии советских людей говорят изменения в уровне и качестве их жизни. За советский период резко улучшилось питание: увеличивалось потребление ценных животных белков и овощей, сокращалось потребление картофеля. До Октябрьской революции в среднем на душу населения потреблялось 29 кг мяса и мясопродуктов, а трудящимися – значительно меньше. К середине 80-х годов душевое потребление мяса увеличилось в разы, но особенно молока и молочных продуктов, яиц, рыбы, сахара, кондитерских изделий.

Потребление продуктов питания в семьях рабочих и крестьян (колхозников) в дореволюционный период и в 1986 г. (по материалам обследования семейных бюджетов)86

Продукты

Мясо и мясопродукты Молоко и молочные продукты Яйца, шт. Рыба и рыбопродукты Сахар Картофель Овощи и бахчевые Хлебные продукты

Потребление продуктов питания на душу населения в год (кг) Крестьяне Рабочие До революции

1986

До революции

1986

22,5

82,2

14,9

58,7

87,0

340,9

107,0

350,7

53 14,5 9,4 90,2 41,0 174,3

227 21,2 35,3 92,1 82,5 87,2

33 5,5 3,0 77,7 25,5 256,0

294 14,8 41,3 142,9 96,1 150,1

По данным Организации ООН в области сельского хозяйства и продовольствия (ФАО), СССР в середине 80-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания, занимая 6–7 место. И основой такого обеспечения питания было отечественное сельскохозяйственное производство. За годы Советской власти в стране были созданы мощные отрасли сельскохозяйственного производства: зерноводство, виноградарство и садоводство, животноводство, овцеводство, птицеводство – все на промышленной основе. Имея 6 % населения земли, СССР производил 16 % продовольствия.


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества Производство основных продуктов питания на душу населения (в кг) в 1989 году

Страны

Пшеница

Картофель

Мясо

Молоко

Масло

Яйца (шт.)

СССР

304

251

70

377

6,3

296

США Великобритания

223

68

120

264

2,2

270

243

111

66

258

2,4

214

139

Проводя это сравнение, не надо забывать, что в нашей стране природно-климатический потенциал сельхозпроизводства в 1,4 раза ниже, чем, например, в США и ряде других западных стран. Ученые давно проанализировали феномен жизни русского крестьянина – земледельца на грани жизни и смерти. В народе веками вырабатывался мобилизационнокризисный режим выживания: «или заморозит, или засушит, или вымочит»… Старшие поколения хорошо помнят голодные годы. «Голод – божье наказание» – говорили на Руси. За тысячу лет Россия пережила 350 голодных лет 87. Советская система жизнеустройства ликвидировала все предпосылки возникновения голода и вывела страну на передовые позиции.

Потребление основных продуктов питания в СССР и США (в среднем на душу населения, кг) в 1989 г.88

Продукты питания

США

СССР

Мясо и мясопродукты

113

67

Молоко и молокопродукты (в пересчете на молоко)

263

363

Яйца, шт.

229

268

Рыба и рыбопродукты

12,2

17,2

Сахар

28

42,5

Хлебные продукты

100

129

57

98

Картофель


Глава II

140

Успешно решало советское государство и другую острейшую социальную проблему – обеспечение населения жильем. В СССР право на него было записано в Конституции – это явилось огромным достижением народа, которого не знают даже США и другие богатые страны «золотого миллиарда», где миллионы бездомных и безработных людей – обитатели социального дна. Что же касается развивающихся стран, то там число людей, живущих в абсолютной нищете, превышает 1,3 млрд. человек, а число бездомных детей в мире – 30 млн. До революции в России на одного жителя городов приходилось 6,3 кв. м общей жилой площади, к концу 80-х годов уровень ее обеспеченности поднялся до 14,5 кв.м.

Численность лиц, улучшивших жилищные условия в СССР (млн. чел.)89

Из них получивших площадь в ранее построенных домах

Годы

Число лиц, получивших жилплощадь или построивших себе квартиры

получивших площадь в новых домах

1950–1960

89,9

68,2

21,7

1961–1970

109,5

84,8

24,7

1971–1980

107,1

78,7

28,4

1981–1988

83,4

58,9

24,5

По количеству строящихся квартир в расчете на 10 000 жителей СССР занимал четвертое место в мире, уступая лишь Японии, Финляндии и Австрии. С.Г. Кара-Мурза приводит данные Госкомитета СССР: «В 1989 г. в бюджете семей рабочих и служащих расходы по оплате квартир не превышали 1 %, а с учетом коммунальных услуг – 3 % общих расходов. Оплата одного квадратного метра жилой площади составляет в среднем за год 1 руб. 58 коп. или 13 копеек в месяц. Затраты на содержание государственного и общественного фонда в прошлом году (1988 г. – авт.) составили более 13 млрд. руб., из них свыше 2 млрд. – за счет квартирной платы, около 12 млрд. – дотации государства»90. В СССР основную массу расходов на содержание жилья (водопровод, отопление, горячее водоснабжение, ремонт и т.д.) несло государство. В 1989 г. на 1 рубль взимаемой с жильцов квартплаты было 6 рублей государственных дотаций. Это еще один конкретный факт, говорящий о сущности как самого Советского государства, так и о природе социалистической общенародной собственности. Значительную часть жилья для представления своим работникам строили промышленные и сельско-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

141

хозяйственные предприятия. Они же обеспечивали и развитие социальной инфраструктуры: строили и содержали детские дошкольные учреждения (ясли, сады), культпросветучреждения и спорта (клубы, дворцы, стадионы и т.д.). Захват акулами дикого капитализма предприятий, колхозов и совхозов оборвал это направление социальной сферы. Многое удалось сделать Советскому государству в этой сфере, но оставались и острые проблемы. На 1 января 1990 г. в СССР на учете для улучшения жилищных условий состояло 14,26 млн. семей и одиночек – 23 % от общего числа семей и одиноких в стране. Что мешало решить квартирный вопрос? Исторически причин тому было несколько, и они общеизвестны. Во-первых, это две войны – империалистическая (1914–1918) и Гражданская (1918–1922), разорившие страну и ее хозяйство. Главной задачей тогда стало преодоление последствий войн и разрухи, недопущения массовых эпидемий (в 1917–1922 гг. сыпным тифом переболели около 20 млн. человек, распространялась холера, была угроза эпидемии оспы). Во-вторых, в 20-е–30-е годы – изнурительная борьба с антисоветским подпольем, западными подрывными центрами, угроза новой интервенции. В-третьих, нашествие фашистских орд, разграбивших страну. Они разрушили 1710 городов и поселков городского типа, более 70 тысяч деревень, 32 тысячи промышленных предприятий, около 100 тысяч колхозов и совхозов, подорвали 65 тысяч километров железных дорог, взорвали и вывели из строя 16 тысяч паровозов и 428 тысяч вагонов. В-четвертых, в 1945–1990 гг. существовала угроза новой войны, термоядерной, к которой нужно было быть готовым. СССР со всех сторон был обложен военными базами США. В этих условиях страна вынуждена была сконцентрировать свои усилия на противодействии империализму, потратив на это огромные материальные, научно-технические, людские, интеллектуальные ресурсы. Создание военно-стратегического паритета с миром капитала – великое достижение и великий подвиг советского многонационального народа, но это – и огромная жертва во имя сохранения мира, обуздания агрессора. Но даже в этих исторических условиях, когда большая часть национального продукта уходила на борьбу с классовым противником, на защиту свободы и независимости Родины, на недопущение войны, государство успешно решало не только жилищную проблему, но и другие социальные задачи. В стране впервые в мире была создана качественно новая система здравоохранения и отдыха. Почти треть врачей мира работали в СССР. В 1985 г. под диспансерным наблюдением находилось 71,6 млн. человек, периодическими профилактическими осмотрами было охвачено 132,6 млн. человек. По неоднократному признанию Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) это была лучшая система в мире. Созданная сеть санаториев, курортов, домов отдыха, пансионатов, профилакториев, турбаз по-


142

Глава II

крывала всю территорию страны – от западных республик и областей и до Дальнего Востока. Она могла в течение одного года принять и оздоровить 60 миллионов человек, причем многих бесплатно или за очень небольшую, вполне доступную плату. Советское социалистическое общество и его государство, как орудие народной воли, приоритетное внимание уделяло здоровью и отдыху детей. Дети в СССР, говоря образно, были единственным привилегированным «классом». С 1983 г. половина путевок в пионерские лагеря предоставлялись бесплатно, а остальные – с минимальной частичной оплатой их стоимости. В 1986 г. свыше 29 миллионов детей и подростков в течение лета поправляли здоровье в пионерских и школьных лагерях, на экскурсионно-туристических базах или выезжали на летний период в дачные места с детскими учреждениями. Вполне закономерно, что средняя продолжительность жизни с 32 лет (в дореволюционной России) выросла почти до 71 года в СССР. История советского социализма свидетельствует: в СССР была в сущности создана целая индустрия отдыха трудящихся, подрастающего поколения, неизвестная ни одной стране мира ХХ столетия. Однако реставраторы капитализма – владельцы награбленной собственности и обманом захваченной власти высмеивают и охаивают «убогий советский сервис» вообще, санаторно-курортный в особенности. При этом крикливо бахвалятся воровским богатством своих владений (вилл, дач, поместий, яхт, самолетов и т.д.) и кричащей роскошью – для миллиардеров – мест отдыха. Да, они, ограбив собственные страны и ввергнув в нищету народы, могут себе позволить подобное глумление: то образ мыслей и способ жизни грабителей и дикарей, лишенных нравственных, этических и иных сугубо человеческих качеств. Они существуют и действуют на основе социал-дарвинистских постулатов: «Бери от жизни все!»; «Оттянись по полной!»; «Здесь и сейчас»; «Совесть не дым – глаза не ест»; «Падающего – толкни»; «Конкурентоспособный – хозяин жизни»; «Деньги – не пахнут» и т.д. и т.п. Между тем история не заканчивается на этих человекоподобных существах, а народ никуда не исчез, он мыслит и дает оценку происходящему. Чем дальше, тем для него яснее становится: социальная сфера СССР была исторически новой целостной системой, которую нужно оценивать не с позиций паразитарного класса нуворишей, живущих совсем не духовнонравственными ценностями и идеалами, а физиологическими инстинктами, лежащими в нижней части живота. Исторический критерий оценки социальной политики и практики советского общества, их значимости и новизны – в служении всему народу, в удовлетворении материальных и духовных потребностей всего многонационального населения огромной страны. Эту свою генеральную функцию советская социальная подсисте-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

143

ма всего общества выполняла достойно, насколько позволяла, во-первых, историческая обстановка в мире и в стране, а, во-вторых, насколько умело и энергично действовали сами люди той эпохи. Как и во всяком развивающемся молодом организме, в советской социальной политике и практике было немало серьезных проблем: 1) рост денежных доходов населения страны длительное время сопровождался обострением удовлетворения платежеспособного спроса, несбалансированностью в потребительском секторе экономики. По оценкам специалистов, общий объем неудовлетворенного спроса определялся в пределах от 30 до 50 млрд. рублей. Росли так называемые избыточные, или вынужденные сбережения: в 1970 г. – 20 %, в 1978–1979 гг. – уже более 50 %. В 1985 г. при общем объеме розничного товарооборота государственной и кооперативной торговли, составляющем 324 млрд. рублей, вклады в сберегательные кассы составляли 220,8 млрд. рублей91; 2) неудовлетворение спроса, падение покупательной способности рубля представляли серьезное препятствие для дальнейшего успешного развития экономики и роста благосостояния народа; 3) основной причиной несбалансированности в потребительском секторе экономики СССР являлось явное преобладание в ней экстенсивных тенденций, сравнительно низкий уровень эффективности использования материальных, трудовых и природных ресурсов, недостатки хозяйственного механизма и управления; 4) по мере роста денежных доходов проявлялась острая нехватка ряда важнейших продуктов питания, в первую очередь мяса и мясных продуктов. Недоставало хлопчатобумажных, шерстяных и льняных тканей, многих хозяйственных товаров (стиральных машин, холодильников, электропылесосов и др.), мебели, модной обуви и одежды; 5) справедливое недовольство населения вызывал дефицит и качество многих товаров длительного пользования, люди требовали увеличения их производства на основе достижений наивысших мировых стандартов. Необходимо было создавать высокоразвитые специализированные предприятия по производству товаров культурно-бытового назначения и хозяйственного обихода; 6) во многих местностях и населенных пунктах плохо развивалась современная дорожная сеть и средства общественного транспорта, телефонная сеть и газоснабжение, водопровод, предприятия бытового обслуживания; 7) неудовлетворенный спрос был одной из причин, порождавших массовую спекуляцию, взяточничество, а также хищения, использование государственного оборудования, инструмента и материалов для удовлетворения собственных нужд. Все это развращало людей, порождало негативистские настроения в отношении к Советской власти, особенно среди


144

Глава II

части городской молодежи, интеллигенции, становилось почвой для роста мелкобуржуазных и откровенно буржуазных взглядов. Так в конечном счете рост благосостояния населения в советский период породил и оборотную сторону «медали». Возникли явные противоречия, во-первых, между развивающимся производством и растущими потребностями общества, во-вторых, между достигнутым уровнем социальной сферы и устаревшими методами управления ею, в-третьих, между новыми поколениями людей и прежними стандартами оценки уровня развития социальной сферы и др. С одной стороны, эти противоречия носили диалектически объективный характер, ибо всякое развитие есть возникновение противоречий, их разрешение и в то же время возникновение новых противоречий. Советское общество и государство, многократно улучшив жизнь народа, сформировало качественно новый уровень потребностей населения, породив иные, более высокие стандарты и запросы людей. С другой стороны, возникшие противоречия явно носили и субъективный характер. Государственная система управления (в лице КПСС, Советского правительства, министерств и ведомств), декларируя совершенно верный принцип социализма об удовлетворении постоянно растущих потребностей населения страны, опаздывала в принятии необходимых решений, в том числе в структурной перестройке отраслей народного хозяйства. При всей остроте данные противоречия не носили антагонистического характера, они вполне были разрешимы в условиях социализма. Все утверждения контрреволюционеров о том, что в СССР к концу 80-х годов возникла угроза голода, носят лживый и клеветнический характер. Острота товарного дефицита была рукотворной контрреволюционно-подрывной акцией, направленной на возбуждение массового недовольства и свержение Советской власти. В 1988–1990 гг. по финансовой системе и потребительскому рынку были нанесены смертельные удары. Отмена монополии внешней торговли, организация множества кооперативов привели к скачкообразному росту личных доходов вне всякой связи с производством. Ежегодный прирост денежных доходов населения СССР в 1981–1987 гг. составил в среднем 15,7 млрд. рублей, а в 1988–1989 гг. – 66,7 млрд. рублей. В 1991 году только за первое полугодие они выросли на 95 млрд. рублей! (при этом зарплата в производстве выросла всего на 36 %). Средства перекачивались из накопления (инвестиций) в потребление… «Перестройка, – говорит С.Г. Кара-Мурза, – приобрела характер праздника (вернее, гульбы), о похмелье не предупредили»92. Но контрреволюционеры шли дальше: они действовали уголовными, поистине бандитскими методами. Теперь опубликованы свидетельские показания о том, как антисоветчики «придерживали запасы продовольствия вместо того, чтобы пустить их в магазины», «рыбу


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

145

гноили в холодильниках. Создавали революционную ситуацию»…93 Это говорит сегодня Горбачев, пишет заместитель председателя ельцинского правительства Полторанин и ему подобные, далеко не рядовые контрреволюционеры по дискредитации и уничтожению Советского социализма. С.Г. Кара-Мурза, глубокий исследователь и просто человек «факта», доказывает, что именно «реформы» «привели к опасному дефициту, какого не знала советская торговля. … В советское время нормативные запасы товаров и продуктов в торговле были достаточны для 80 дней нормальной розничной торговли. Если они сокращались ниже этого уровня, это было уже чрезвычайной ситуацией»94. А сверхчрезвычайную ситуацию в стране создали вначале горбачевцы, продолжили ее ельцинисты и Ко. Еще в 1990 г. в СССР дневная норма потребления продуктов на человека достигала 3400 килокалорий. В 1997 г. по потреблению продуктов питания Россия оказалась на 71 месте – 2190 ккал в сутки на душу населения (по странам Африки было в среднем 2300 ккал). Таковы подлинные факты о «советском дефиците» и «либеральном изобилии». На самом деле здесь кроется ответ на вопрос, кто и как уничтожал СССР.

Советский социализм в измерении культуры Важнейшим, если не самым главным, показателем развития любой общественно-экономической формации (цивилизации) выступает культура. Культура – вот подлинная «душа» и «лицо» любого народа в тот или иной исторически-временной этап его бытия, сущность и смысл избранного им типа жизнеустройства. В культуре раскрываются духовный мир нации и каждого человека в отдельности, их созидательные силы (идеалы, ценностно-смысловые ориентации, мировоззрение, социальные чувства, умения, желания, потребности). Культура – это самосознание общества на каждом отрезке его пути, в каждую прожитую эпоху. По творениям людей, по духовным и материальным ценностям, созданным ими в данную эпоху, мы судим о ее культуре, а по культуре – об обществе в целом. О достижениях советской культуры написаны горы литературы, даже самый отсталый обыватель знает, что это была великая культура. Сегодня в эпоху криминально-буржуазной контрреволюции и реставрации его препохабия дикого капитализма феномен советской культуры предстает во всей своей исторической значимости и духовно-нравственном величии. Это вынуждены признавать даже противники Советской власти. «Неожиданно Советская Россия – не очень сытая, разоренная Гражданской войной – стала мировым культурным центром. В нашей стране (СССР – авт.) тогда (т.е. в советские годы – авт.) были лучшие в мире театр, лучшее кино,


146

Глава II

лучшее изобразительное искусство, лучшая архитектура и лучшая музыка, наконец» – заявляет народный артист России Г.И. Полока95. Феномен советской культуры занимает совершенно определенное место в системе исторической типологии мировой и отечественной культуры как один из наиболее значительных и вместе с тем сложных, противоречивых, драматических периодов в истории борьбы человечества за идеалы социальной справедливости и социального равенства. В этом заключены и его исходный пункт, и его поучительность, и его непреходящая ценность. Первая важнейшая типологическая особенность советской культуры состоит в том, что это была культура первой в мировой истории рабочекрестьянской цивилизации. И, следовательно, эта ее принадлежность к новому социально-классовому и духовно-ценностному типу цивилизации и определяла ее качественные отличия от культур всех предыдущих типов общества (рабовладельческого, феодального, буржуазно-помещичьего). Эти отличия, говоря конкретно, заключаются в следующем: при социализме впервые не было разделения культуры по классовому признаку («высокая», «элитарная» для богатых, «низкая, дешевая» для бедных), и это глубинное содержание определило весь вектор ее развития в 1917–1985 гг.; при социализме культура наиболее полно стала выполнять свою гуманистическую, человекотворческую функцию: она способствовала изменению отношения человека к своей собственной деятельности, к ее результатам в соответствии с требованиями социального прогресса. Культура помогала выработке адекватной самооценки человеком самого себя, своих идейных, нравственных, этических, эстетических, профессиональных качеств, и в этом смысле она становилась важнейшим фактором формирования его социального самосознания, всех его сущностных сил; при социализме культура, становясь все более доступной и гуманной средой обитания для всех членов общества, «второй природой» человеческого бытия, развития и приумножения его талантов, в широком смысле слова, начала выступать «мерой прогресса», но уже не отдельного человека, а общества в целом; при социализме не на словах, а на деле стало реализовываться равенство в достоинстве всех национальных культур и право каждого народа – большого или малого – утверждать, сохранять свою культурную самобытность и обеспечивать ее уважение; при социализме (а это доказал опыт!) культура все более становилась формой духовного и социального объединения разных народов на основе равенства, сложения и приумножения их усилий в решении гуманистических задач: самосохранения, выживания, формирования гармоничных отношений в системе «человек-общество-природа», совершенствования са-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

147

мого человека и превращения его в гуманного субъекта современной истории. Не случайно даже на Западе все больше говорят об «экологическом социализме». Пока экологическом. Вторая важнейшая типологическая особенность советской культуры состоит в том, что это была культура необычайно короткой по историческим меркам новой цивилизации, чье бытие оказалось предельно насыщенным жесточайшей борьбой различных социально-классовых сил. Если история рабовладельческой цивилизации длилась тысячи лет, феодальная – примерно – одну тысячу, современная буржуазная – около 500, то советская – всего 70–75 лет, из которых половину либо воевала, отстаивая свою свободу и независимость, либо восстанавливала разрушенные агрессорами материальные и духовные ценности. Все это время советский народ действительно одной рукой опирался на «плуг», возделывая историческое поле нового общественного мироустройства, а другой – держал «меч», чтобы не погибнуть, сохранить и по возможности приумножить наследство своих предков, А это значит, что мы (т.е. все люди советского времени) действовали в экстремальных обстоятельствах, к тому же многого не знали, не понимали. «Строя нашу жизнь по советскому проекту, – верно замечает С.Кара-Мурза, – мы сделали много ошибок – плохо был изучен грунт, под какими-то устоями фундамента оказался плывун, где-то мы не поняли смутный чертеж. Что-то мы сделали неумело, а кто-то и специально подпиливал стропила, отвлекая байками наше внимание. Дом рухнул, хотя основа (т.е. культура – авт.) еще цела и будет использована в восстановлении»96. Третья типологическая особенность отечественной культуры советского периода. Советская (народная) власть, возникшая на традиционных принципах культуры русской общины коренным образом отличалась от общин как Востока (там исторически царило «всеобщее рабство»–. К. Маркс), так и общин Запада97 (там царил культ частной собственности и индивидуализма, постепенно переросший в идеологию всеобщего накопительства, в эгоизм и эгоцентризм). Советская культура, возникшая в эпоху духовной деградации западной цивилизации, с одной стороны, оставалась в едином культурно-историческом русле российской цивилизации, а с другой, – выделилась своей уникальной спецификой. Она создана на основе коренной (народной) русской культуры (нижний, глубинный слой), а потому ей присущи приоритет духовного начала над материальным, труд на благо людей как высший нравственный императив, коллективизм (принцип общинности, задушевность, открытость и одухотворенность, всечеловечность (не общечеловечность!), многонациональность. Духовное поле русской и как ее продолжение – советской культуры охватывает полторы сотни больших и малых народов, побратски обогащает, сохраняя и развивая их культуры. Разорванные по-


148

Глава II

литически и экономически, эти народы страдают, им нанесена страшная травма, равной которой еще не было в их новейшей истории, а потому все стремятся сохранить и умножить культурные связи. Отсюда мы имеем достаточно оснований говорить об этой типологической особенности советской культуры в исторических рамках и историческом русле архетипа русской национальной культуры. Ибо сама советская эпоха, несмотря на все драматические коллизии, на ее безусловно социально-классовый характер, никогда не порывала с архетипическими основаниями российской цивилизации. Об этом свидетельствует сама история. Идея Социальной Правды, Социального Равенства, мировоззренческие, духовно-нравственные контуры которой сложились в течение многотысячелетнего, вначале общеславянского, а затем и собственно русского жизнеустройства, продолжала свою напряженную, но уже материализованную жизнь в советскую эпоху. Поэтому ведущей, основополагающей чертой советской культуры, ее «генеральным» ценностным стержнем был идеал нравственного преображения человека и общества. Этот идеал лежал еще в основе «святой русской литературы» (Т. Манн), но особенно мощно продолжил свою жизнь в целом в советской культуре: музыке, живописи, кино, театре, образовании, просвещении, воспитании и т.д. Ни в одной из этих сфер, в том числе в массовой печати и информации, не допускалась проповедь национализма, шовинизма, расизма, фашизма; не было культивирования крайних агрессивных форм индивидуализма и культа наживы, потребительства («бери от жизни все», «оттянись со вкусом», «здесь, сейчас и все сразу!»); не допускалось смакование алкоголизма, наркомании, сексуальных извращений, жестокости, убийств, грабежей. Именно гуманизм и добросердечие стали сердцевиной всех ценностных ориентаций культуры советского общества. Даже державное строительство в советский период было пронизано высоким духовным смыслом и, в сущности, в новой форме – форме дружбы народов – осуществляло идеалы единения всех трудящихся. Эта черта национального характера, всегда выступавшая основой духовнонравственной «вселенской отзывчивости» (Ф.М. Достоевский), наиболее ярко и полно проявилась в советский период, когда братские народы обрели собственную государственность, развили свою национальносамобытную культуру98. Если попытаться осмыслить содержание советской культуры в антропологических категориях, то по мере уничтожения ее ценностей в условиях реставрации капитализма становится ясным, что данный феномен был подлинным советским Неоренессансом, – вторым после эпохи европейского Возрождения. «Если в европейском Ренессансе индивид как родовое суще-


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

149

ство, выделившись из Бога, одной ногой шагнул в мир Культуры, обретя в ней субстанцию своей субъектности, то советская культура, зарожденная социальным (революционным) творчеством, позволила ему сделать уже второй шаг, но уже в Историю – качественно иную ипостась субъектности. Так «встав на ноги» и наконец-то заполучив всю полноту своей субъектности (культурно-творческой – в мире культуры и социально-творческой – в истории), родовой Человек тем самым обрел и перспективу своего движения в сторону общественной гармонии (как особого типа противоречий), а, значит, и своей собственной. И советская культура как раз и стала идеальной формой этого (про)движения. Так что в этом смысле советскую культуру по праву можно считать (Л.А. Булавка)99 наследницей гуманизма Ренессанса, в котором, по словам М.А. Лившица, «человек снова как в греческой древности, становится самостоятельной творческой силой, своим собственным скульптором plastes, по выражению итальянского гуманиста XV века Пико делла Мирандола»100. И каждый, изучающий обе эти эпохи, не может не обратить внимание на то, что именно их искусство востребовало общий для них героический и даже титанический, жизнеутверждающий образ ЧЕЛОВЕКА, представленный в одном случае в художественных творениях Леонардо, Микеланджело, в другом – Мухиной, Шадром, Вучетичем. Но в любом случае они отвечали гуманистическим, революционным запросам своих эпох, ибо они утверждали одно и то же: «Человек рождается не для того, чтобы влачить печальное существование бездействия, а чтобы работать над великим и грандиозным делом» (Л. Б. Альберти); «Человек – это звучит гордо!» (М.Горький). Но здесь мы не можем не увидеть одно существенное различие: в искусстве итальянского Ренессанса был запечатлен собирательный образ героя титана, борца с темными силами, в котором оказался выраженным скорее не реальный, а желаемый идеал новой эпохи. В советском Неоренессансе на исторической арене и, как следствие, в искусстве появился конкретный, живой, реально существующий герой, борец с силами зла, жертвующий собой во имя народного счастья. Это – вошедшие в пласты советской культуры герои Гражданской войны Лазо и Щорс; это – герои Великой Отечественной войны – Зоя Космодемьянская, Александр Матросов, генералы Карбышев, Ковпак, а вместе с ними миллионы конкретных людей; это – герои мирных будней – летчик-космонавт Юрий Гагарин и академик С.П. Королев, шахтер Алексей Стаханов и ткачиха Валентина Гаганова. Так «страна рабов», «страна господ» превратилась в страну героев и тружеников – первопроходцев, покоряющих вершины социального и духовного прогресса. Есть еще одна важнейшая – четвертая, типологическая особенность советской культуры, если ее рассмотреть в рамках существования двух противоположных взаимоисключающих друг друга типов культуры: «ге-


150

Глава II

роической» и «мещанской»101. Мещанская (обывательская, потребительская, филистерская) подробно описана в трудах А.И. Герцена, М. Вебера, В. Зомбарта, современной польской исследовательницы М. Оссовской. Названные авторы убедительно показывают, что типологически к мещанской относится буржуазная (бюргерская) культура. Ее отличают эгоистические узкие интересы, накопительство, расчет, умеренность, отсутствие высоких устремлений, замкнутость, вещизм, бездуховность и т.д. М. Вебер охарактеризовал эту культуру как «бухгалтерскую». Такой и противостоит культура «героическая». Но это совсем не однозначное явление, в особенности в трактовке таких авторов, как Д. Вико, Ф. Ницше и др. В их понимании – это деяния сильной, «героической» личности, «сверхчеловека», преодолевающего буржуазный мир вне всяких моральных норм и с крайней жестокостью. В.Д. Плахов весьма убедительно показал, что советская культура связана – и это надо рассматривать как исторически беспрецедентный факт – с принципиально новой общественной ситуацией и новой героикопатриотической идеологией. Советская культура – это культура массового героизма: это – исторически новое явление, не имеющее аналога в прошлом. И этим героическая культура страны Советов отличается от других героических культур, в том числе от культуры античной Греции: там творили боги и герои – отдельные люди, здесь – народные массы. Уточним, народные массы во главе с героями, и всем хватало места для героического подвига, для созидания. И совершенно правы ученые из Петербурга в характеристике отличительных черт советской культуры, как неразрывной составляющей части всей многовековой отечественной культуры. Вот они: открытость подвигу; востребованность героизма обществом; определенная государственная политика по возвеличиванию и культивированию героизма, поощрению героических поступков, стимулированию героического поведения; официально принятый и санкционированный на государственном уровне социальный статус героя (включающий систему наград, льгот, общественное признание); наличие и дальнейшее развитие героических традиций, уходящих корнями в глубины русской истории; сформировавшаяся и действовавшая героическая субкультура (художественная и документальная литература, публицистика, театр, кино, средства массовой информации и т.д.). Вся история мировой и отечественной культуры показывает, что подобные черты проявляются далеко не везде и не всегда. Они имманентно


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

151

присущи только героической культуре и проявляются лишь в определенных исторических условиях, когда народ освобождается от рабства и становится демиургом истории. Иначе говоря, героическая культура реализуется только в героическую эпоху, когда осуществляются исторические задачи, требующие экстраординарных усилий, когда вершится общественный прогресс при «сверхчеловеческих» усилиях. Такие условия обычно называют «экстремальными», «драматическими», «трагическими», «революционными». Строительство социализма в одной отдельно взятой стране – СССР – осуществлялось именно в таких условиях. И те исторические задачи, которые решал народ как единое и организованное целое, можно было выполнить только при массовом героизме, прежде всего трудовом. Революции, Гражданская война, затем послевоенная разруха, годы Великой Отечественной войны и новая разруха, сложнейший период восстановления народного хозяйства, противостояние всему миру капитала во главе с США – все это не просто пережили (прожили) старшие поколения, а вынесли на своих плечах и своими героическими усилиями спасли страну, превратили ее в великую державу. И этому была подчинена вся государственная политика, направленная на стимулирование героического поведения целых поколений. Достаточно вспомнить систему школьного образования и воспитания, художественную литературу, все искусство, саму моральнопсихологическую атмосферу поощрения, одобрения героических проявлений. И сегодня, когда уничтожен Советский Союз, старшее поколение продолжает защищать, духовно отстаивать именно эти ценности (не «тоталитарное» их преломление и искажение невеждами, его они сами самостоятельно и раньше всех осудили). Пятая важнейшая типологическая особенность советской культуры заключается в приоритетном значении системы ценностей, смыслов, образов, традиций труда как общественно значимого феномена102. Труд как одна из базовых ценностей материальной (хозяйственной) культуры отражает отношение человека к деятельности. Мотивы, цели, формы, качество, эффективность труда в конечном итоге определяют успешность существования всей социально-хозяйственной системы в целом. Советская хозяйственная система всегда носила мобилизационный, экстремальный характер, что исторически было детерминировано по меньшей мере двумя группами причин; во-первых, географической, природноклиматической сложностью работ в традиционном хозяйстве; во-вторых, необходимостью решения глобальных исторических задач, стоявших перед советским государством, которому неоднократно грозила гибель перед лицом различных сил, в первую очередь внешних (то нас хотел уничтожить германский фашизм во главе с Гитлером, то нас хотел превратить в ядерную


152

Глава II

пустыню американский гегемонизм во главе с Трумэном и др.). Труд в этих условиях означал все: и возможность иметь хлеб насущный, и обеспечивать независимость Родины, и развивать науку, образование, искусство, и вообще сохранять свое национальное достоинство. Словом, труд – это Жизнь. Поэтому труд рассматривался в системе культурных и социальных ценностей советского периода как «дело чести, доблести и геройства». Всеобщий трудовой энтузиазм,– а он был в течение многих десятилетий,– поддерживался системой обучения и воспитания, пропаганды и культурно-массовой просветительской работы. Они были ориентированы на максимальное освещение трудовых достижений, формирование устойчивой ценностной ориентации на труд, усердие, энтузиазм. В духовной культуре существовал особый «производственный» жанр, который был и в литературе, и в театре, и в живописи, во всех других видах искусства. Широко практиковались различные мероприятия, направленные на моральное поощрение труженика: награждения победителей социалистического соревнования, публичные чествования на собраниях, портреты на «Досках почета», публикации в местной и союзной печати. Выдающихся крестьян, рабочих, инженеров, агрономов, учителей, врачей, ученых, полководцев знала вся страна, они были нравственным ориентиром для всей нации. (Не шоу-бизнесмены и олигархи, киллеры и путаны, строители финансовых пирамид и другие шулеры и проходимцы, а люди труда были фундаментом советской цивилизации). Таковы лишь главные, основополагающие типологические особенности отечественной культуры советского периода. Их характеристика показывает, что данный этап в ее развитии отнюдь не выбивается на обочину общих закономерностей развития мировой и национальной культур. Наоборот, при всей своей исторической специфичности советская культура – это неразрывное звено в общей цепи духовного и социального прогресса народов как Советского Союза, так и мира в целом. А советский социализм – беспримерное историческое творчество многонационального народа, прорыв в эксплуататорской системе империализма, социальный и духовный ориентир для всего человечества. Вопреки утверждениям либералов, неонацистов, оппортунистов-перерожденцев, псевдомарксистов, СССР не рухнул сам по себе, их концепция «фатальной» гибели «колосса на глиняных ногах» несостоятельна ни теоретически, ни практически. СССР убила внутренняя и внешняя контрреволюция, имеющая движущие силы, организованные структуры, апробированные формы, способы и приемы классовой войны.


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

153

ПРИМЕЧАНИЯ 1 Современная Россия и социализм (опыт непредвзятой дискуссии). Материалы международной конференции «Перспективы социализма в России», состоявшейся 3–4 октября 2000 г. в МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 2000, с.5. 2 Рассел Б. Практика и теория большевизма. М., 1991, с.5. 3 Ленин В.И. Доклад о ратификации мирного договора 14 марта (IV Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов 14–16 марта 1918 г.) // ПСС, т. 36, с.104. 4 Ленин В.И. Речь на I Всероссийском съезде по просвещению // ПСС, т.37, с.77. 5 Ленин В.И. Доклад о задачах власти Советов // ПСС, т.35, с.2. 6 Ленин В.И. Очередные задачи Советской власти // ПСС, т.36, с.173. 7 Ленин В.И. К деревенской бедноте. Объяснение для крестьян, чего хотят социал-демократы. // ПСС, т.7, с.132. 8 Там же, с.132–133. 9 Формация общественно-экономическая – исторически определенный тип общества, представляющий собой особую ступень в его развитии. Марксизм выделяет следующие ступени исторического прогресса: первобытнообщинный строй, рабовладельческий, феодальный, капиталистический, коммунистический. Социализм – первая фаза коммунистической формации. 10 Социализм и прогресс человечества. Глобальные проблемы цивилизации. М., 1987, с.3, 10–11. 11 См.: Социализм – выбор истории. Отв. ред. докт. филос. наук Москаленко А.Т. Новосибирск, 1998; Ацюковский В.А., Ермилов Б.Л. Коммунизм – будущее человечества. М., 1998; Современная Россия и социализм (опыт непредвзятой дискуссии). М., 2000; Советская культура в контексте истории ХХ века. В 2-х частях. СПб., 2000; Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. В 2-х книгах. М., 2001; Его же: Народное хозяйство СССР. М., 2012; Семенов Ю.И. Философия истории. Общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней. М., 2003; Солопов Е.Ф. Советское общество как формация и цивилизация // Журнал «Диалог», 2003, №12; Конец предыстории человечества: социализм как альтернатива капитализму. Омск, 2004; Марксизм и будущее цивилизации. Отв. ред. докт. филос. наук Джохадзе Д.В. М., 2006; Логинов В.Т. Неизвестный Ленин. М., 2010; Мигович И.И. Марксизм для всех. К., 2011. 12 Черная книга имен, которым не место на карте России. М., изд-во «Посев», 2005, с.7–288. 13 Фукуяма Ф. Конец истории? // Философия истории. Антология. М., 1995, с.290–291. 14 См.: Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990, с.21, 34, 93–94, 100, 102, 120, 122, 150, 152. 15 Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990, с.94–95. 16 Валентинов Н. Попытки узнать Ленина // Слово. 1990, № 11, с.55–57. 17 Там же, с.56. 18 См.: Трушков В.В. Ленинизм – это марксизм революционной эпохи перехода от капитализма к социализму. М., 2010; Ленинизм на баррикадах современности.К.,2012.


154

Глава II

19 Ленин В.И. Доклад о пересмотре программы и изменении названия партии // ПСС, т. 36, с.53, 56. 20 Клибанов А.И. Народная социальная утопия в России. М., 1977, с.12. 21 Цит. по: Платонов О. Русская цивилизация. М., 1995, с.59. 22 Фонвизин М.А. Сочинения и письма. Т.II. Иркутск, 1982, с.294–295. 23 Герцен А.И. О развитии революционных идей в России // Собр. соч. в 8-ми томах. Т.III. М., 1975, с.387. 24 Цит. по: Пивоваров Ю.С. Два века русской мысли. М., 2006, с.413. 25 Плеханов Г.В. Избранные философские произведения в 5 томах. Т.I. М., 1956, с.347. 26 Герцен А.И. Соч., т. 19, с.186. 27 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.19, с.305. 28 Историческое понятие «Совет» восходит к многовековой отечественной общественной и бытовой практике совещаться, «держать совет», сообща решать важные вопросы, выслушивать мнения друг друга… 29 Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры в 3-х томах. Т. II. М., 1994, с.348. 30 Там же, с.349. 31 Горький М. О писателях-самоучках // Русская литература ХХ века. Дооктябрьский период. Хрестоматия. М., 1991, с.440. 32 Есенин С. Собр. соч. в пяти томах. Том пятый. М., 1962, с.2. 33 Панченко А.М. О русской истории и культуре. М., 2000, с.5. 34 Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990, с.109–110. 35 Там же, с.114–115. 36 См.: Октябрьский переворот. Революция 1917 года глазами ее руководителей. Воспоминания политиков и комментарий западного историка. М., 1991, с.103–104. 37 См.: История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории советского государства. М., 1991, с.39. 38 Карл Рональд. Ленин. Человек без маски (Перевод с английского). М., 1989, с.8. 39 Волобуев П.В. Обращаясь к великому опыту // Страницы истории советского общества. Факты, проблемы, люди. М., 1989, с.46–47. 40 См.: Голенков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. М., 1975, с.8–11. 41 Кларк Рональд. Ленин. Человек без маски (Перевод с английского). М., 1989, с.181. 42 Деникин А.И. Поход на Москву («Очерки русской смуты»). М., 1989, с.37. 43 Семенов Ю.И. Философия истории. М., 2003, с.504. 44 Данные приводятся из сборника «Отчет Лиги Наций об экономическом положении в России за 1922 г.» // См.: Кларк Рональд. Ленин. Человек без маски. М., 1989, с.212, 230. 45 Цит. по: Кораблев Ю.И. Гражданская война 1918–1920 годов: новые подходы // Страницы истории советского общества. Факты, проблемы, люди. М., 1989, с.57. 46 Ленин В.И. Доклад о внешней политике на объединенном заседании ВЦИК и Московского Совета 14 мая 1918 г. // ПСС, т.36, с.343. 47 Ленин В.И. Русская революция и гражданская война // ПСС, т.34, с.222. 48 Ленин В.И. Речь на совещании делегатов комитетов бедноты 8 ноября 1918 г. // ПСС, т.37, с.182.


Советский социализм – начало нового этапа прогресса человечества

155

49 См.: «Совершенно секретно»: Лубянка – Сталину о положении в стране (1924–1934 гг.). Т. I, ч. 1. М., 2001, с. 91–93. 50 Цит. по: Великая Отечественная война 1941–1945. В фотографиях и кинодокументах. М., 1975, с.6, 30. 51 Безыменский Л.А., Фалин В.М. Кто развязал «холодную войну» // Страницы истории советского общества. Факты, проблемы, люди. М., 1989, с.350. 52 Там же, с.352–353. 53 Перкинс Джон. Исповедь экономического убийцы. М., 2005, с.289. 54 Ивантер В. Эффективный капитализм // «Литературная газета», 8–14 июня 2005, №24 (6027), с.4. 55 Ерасов Б.С. Антиномии Российской цивилизации // Российская цивилизация. Этнокультурные и духовные аспекты. М., 1998, с.48. 56 Зиновьев А.А. Постсоветская Россия в эпоху глобализации // Культура. Личность. Общество. М., 2002. Т. IV, вып. 1–2 (11–12), с.302. 57 Газ. «Правда», 27 марта 1991 года; Реформирование России: мифы и реальность. М., 1994, с.380–382. 58 Ленин В.И. О «левом ребячестве» и о мелкобуржуазности // ПСС, т.36, с.296. 59 Там же, с.296–297. 60 Цит. по: Жданов Ю.А. Взгляд в прошлое: воспоминания очевидца. Ростов-на-Дону. 2004, с.165. 61 Ленин В.И. Резолюция об отношении к среднему крестьянству // ПСС, т. 38, с.208. 62 Ленин В.И. Новая экономическая политика и задачи политпросветов // ПСС, т. 44, с.165. 63 Данилов В.П. Коллективизация: как это было // Страницы истории советского общества. Факты, проблемы, люди. М., 1989, с.229, 236. 64 Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990, с.68. 65 Клоцвог Ф.Н. Социализм. Теория, опыт, перспективы. М., 2008, с.94–95. 66 Кара-Мурза С.Г. Народное хозяйство СССР. М., 2012, с.22. 67 См.: Там же, с.14–44. 68 Приводится по: Жуков В.И. Россия в глобальном мире: философия и социология преобразований. Т. I. М., 2007, с.54. 69 Левашов В.К. Устойчивое развитие общества: парадигма, модели, стратегия. Институт социально-политических исследований РАН. М., 2001, с.53. 70 См.: Парсонс Говард. Человек в современном мире. М., 1985, с.111–112. 71 Перкинс Джон. Исповедь экономического убийцы. М., 2005, с.17. 72 Стиглиц Джон. Глобализация: тревожные тенденции. М., 2003, с.23. 73 К 80-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Ответ фальсификаторам Октябрьской революции. М., 1997, с.9. 74 Борец со «сталинским социализмом» профессор МГУ А.В. Бузгалин признается, что ему «наиболее близка трактовка СССР, предложенная Л. Троцким…» См.: Современная Россия и социализм (опыт непредвзятой дискуссии). М., 2000, с.135. 75 Бузгалин А.В. Ренессанс социализма (к теории социализма постиндустриальной эпохи) // Современная Россия и социализм (опыт непредвзятой дискуссии). М., 2000, с.137. 76 Печчеи А. Человеческие качества. М., 1980, с.5–6. 77 Должиков Г.И. Социалистическая общенародная собственность (Критика концепций современного ревизионизма). М., 2008, с.15. 78 Там же.


156

Глава II

79 Политическая экономия. Социализм. Учебник под ред. академика А.М. Румянцева. М., 1975, с.336. 80 Должиков Г.И. Социалистическая общенародная собственность (Критика концепций современного ревизионизма), с.7–8. 81 Там же, с.9. 82 См.: Клоцвог Ф.Н. Социализм: теория, опыт, перспективы, с.98. 83 См.: Кара-Мурза С.Г. Народное хозяйство СССР. М., 2012, с.71. 84 Там же. 85 Данные приводятся по кн.: Микульский К.И., Роговин В.З., Шаталин С.С. Социальная политика КПСС. М., 1987, с.201. 86 Кара-Мурза С.Г. Народное хозяйство СССР. М., 2012, с.87–88. 87 См.: Божерянов И.Н. Голодовки русского народа с 1024 по 1906 г. СПб., 1907, с.1. 88 Кара-Мурза С.Г. Народное хозяйство СССР. М., 2012, с.89. 89 Там же, с.127. 90 Там же, с.129. 91 Микульский К.И., Роговин В.З., Шаталин С.С. Социальная политика КПСС, с.173–174. 92 Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. Книга первая. М., 2001, с.375. 93 См.: Горбачев М. Интервью «Новой газете», №19 (1794), 19 августа 2011 г., с.5; Полторанин М. Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса. М., 2010, с.3, 6 и др. 94 Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. Книга вторая. М., 2001, с.463. 95 См.: Полока Геннадий. На Западе наша «чернуха» воспринимается как экзотика // «Литературная газета», 30 мая–5 июня 2012 г., №22 (6371), с. 9. 96 Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. От великой победы до наших дней. М., 2001, с.679. 97 Никишов Г.А. Советская культура как новый тип культуры в истории человечества // «Советская культура в контексте истории ХХ века». Часть 1. СПб., 2000, с.18. 98 Абсалямова И.А. Место советской культуры в истории российской цивилизации // «Советская культура в контексте истории ХХ века». Ч. 1. СПб., 2000, с.21. 99 Булавка Л.А. Советская культура как идеальное коммунизма // Критический марксизм. Продолжение дискуссии. Под ред. А. Бузгалина и А. Колганова. М., 2001, с.325. 100 Лившиц М. Поэтическая справедливость. Идея эстетического воспитания в истории общественной мысли. М., 1993, с.104. 101 Плахов В.Д. Опыт типологического определения советской культуры как героической // Советская культура в контексте истории ХХ века. Ч.2. СПб., 2000, с.10–12. 102 Агафонова В.В. Ценности труда в советской хозяйственной культуре // Советская культура в контексте истории ХХ века. Часть 1. СПб., 2000, с.34–35.


157

Глава 3. АЛЬТЕРНАТИВЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ПУТИ УКРАИНЫ В начале ХХ века Украина была разделена между двумя империями – Россией и Австро-Венгрией, в которых народы подвергались жестокому социальному и национальному угнетению. Завершение промышленного переворота и быстрое развитие капитализма в России в конце ХІХ – начале ХХ вв., рост крупных капиталистических предприятий с применением новейших технологий, возникновение промышленных монополий, превращение Украины в основную угольнометаллургическую базу всей империи резко контрастировали с пережитками крепостничества в сельском хозяйстве. Около 90% капиталов монополистических объединений в Украине принадлежало иностранцам1. С развитием капиталистической промышленности, транспорта, торговли росли и расширялись города. Городское население увеличивалось быстрее, чем сельское, особенно на Юго-Востоке2. В городах шло формирование многонационального промышленного пролетариата. Царизм выражал и защищал интересы господствующих классов – дворян-помещиков и крупной буржуазии. Большинство населения было лишено политических прав. Уровень жизни в Российской империи значительно отставал от ведущих государств мира. Она оставалась единственной из развитых стран Европы, в которой фактически отсутствовали трудовое законодательство, медицинское страхование, охрана труда, пенсии по старости. Рабочий день составлял 12–13 часов, а в некоторых отраслях достигал 15–16 часов. Несмотря на то, что в 1897 г. продолжительность рабочего дня была официально ограничена 11,5 часами, фабриканты и заводчики удлиняли его за счет сверхурочных работ. Капиталисты не заботились о безопасности труда. Заработная плата была очень низкой. Она не обеспечивала минимальных потребностей рабочего и его семьи. Еще хуже оплачивался женский и детский труд. К тому же капиталисты грабили рабочих путем наложения необоснованных штрафов, которые часто составляли до трети заработка. Тяжелые условия труда и быта становились причиной частых случаев травматизма, профессиональных заболеваний. Рабочие и их семьи ютились на окраинах городов, в подвалах, в грязных полуразрушенных лачугах. В 1913 г. продолжительность жизни в царской России составляла 30,5 лет. Для сравнения: в Великобритании – 52 года, Японии – 51, Франции и


158

Глава III

США – 50, Германии – 49, Италии – 47, Китае – 30, Индии – 23. В России до 5-летнего возраста доживало только 550 детей из 1000 родившихся, тогда как в Западной Европе – более 700. «Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший скот. Смертность детей куда больше, чем смертность телят…»3, – писал современник. На селе периодически возникал голод. В 1891–1892 гг. голодом были охвачены 17 губерний Российской империи, в том числе Харьковская, Херсонская, частично – Киевская и Подольская. Всего голодало свыше 30 млн. человек (при общем населении Российской империи 125,6 млн.). По оценкам американского историка Р. Роббинса, жертвами голода стали 350 тыс. человек4. А если учесть умерших от сопутствующих голоду эпидемий холеры, оспы и тифа, то число жертв возрастет до 600–700 тыс. Несмотря на это, Россия продолжала вывозить зерно за границу. Министру финансов И. Вышнеградскому даже приписывали слова: «Сами не будем есть, а будем вывозить!» В 1897–1898 гг. снова голодало 27 миллионов человек. В ХХ в. голодными были 1901–1902, 1905 –1908, 1911–1912 годы. Министр земледелия в 1915–1916 гг. А. Наумов в своих воспоминаниях писал: «Россия фактически не вылезает из состояния голода то в одной, то в другой губернии, как до войны, так и во время войны». Важнейший показатель потенциала страны – уровень просвещения. И здесь Россия также отставала от развитых государств мира. Грамотность населения Российской империи была очень низкой по сравнению с другими европейскими странами. По данным переписи 1897 г., всего по империи (без Финляндии) неграмотных было 78% населения (в Украине около 70%). Причем под грамотностью понималось только умение читать и писать. На тот момент Дания и Швеция были странами сплошной грамотности, в Германии количество неграмотных не превышало 1,5%, а среди негров в США грамотность составляла 56%. Как справедливо отмечал советский невозвращенец, монархист и антикоммунист И. Солоневич, «песенки о России как о стране, в которой реки из шампанского текли в берегах паюсной икры, являются кустарно обработанной фальшивкой: да, были и шампанское, и икра, но – меньше чем для одного процента населения страны. Основная масса этого населения жила на нищенском уровне»5. В Российской империи существовал тяжелый национальный гнет. Нерусское население именовали презрительным словом «инородцы». В годы столыпинской реакции к ним были отнесены и украинцы. Не было ни одного учебного заведения, где бы преподавание велось на украинском языке, который считали крестьянским диалектом. Министр просвещения даже издал циркуляр, запрещавший учителям разговаривать с учениками по-украински во внеурочное время. В школе не разрешалось петь укра-


Альтернативы исторического пути Украины

159

инские песни, декламировать стихи на украинском языке, исполнять национальные мелодии. В 1914 г. власти запретили празднование 100-летия Тараса Шевченко. Не лучше было и положение украинцев в Австро-Венгрии. Здесь слабо развивалась промышленность, в основном добывающие отрасли и мелкие производства, доминировал иностранный капитал. Экономическая отсталость западноукраинских земель отражалась на структуре населения. Крупных городов было немного. Количество населения, занятого в промышленности, в Галичине не превышало 9%. В Западной Украине господствовало малоземелье и безземелье, вследствие чего люди массово уезжали за океан. Западные украинцы имели больше политических прав, чем жители Российской империи. Но украинские партии занимали соглашательскую позицию по отношению к монархии и польской аристократии, а 60% населения оставалось неграмотным. Галичане находились под двойным гнетом австрийцев и поляков, занимавших господствующее положение в «Королевстве Галичины и Лодомерии», а закарпатцы – под тяжелым гнетом венгерской аристократии. С завершением промышленного переворота, становлением капиталистического способа производства, оформлением новых классов (буржуазии и пролетариата) все больше людей начинало искать альтернативу существующему строю в социализме. Сегодня официальная пропаганда пытается представить, что социализм и марксизм якобы были навязаны украинцам «советскими оккупантами». Часто звучат голоса, что марксизм чужд украинскому менталитету, что украинец по своей природе всегда был консерватором, «хозяином» и даже «националистом». На самом деле эти представления не соответствуют действительности. Идеи социальной справедливости и соборности издавна присущи украинскому народу. Византийский историк VI в. Прокопий Кесарийский писал о славянских племенах, живших на территории нынешней Украины: «Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим»6. Во времена Киевской Руси большинство населения было объединено в верви – сельские общины, члены которых сообща владели некоторыми угодьями (лесами, пастбищами), коллективно отвечали за выплату дани и за преступления, совершенные на их территории. Существовал копный суд, то есть суд сельской общины. На Руси долго сохраняло свое влияние вече – общее собрание горожан или членов верви. Воплощением идей о справедливом обществе в средневековой Украине стала Запорожская Сечь, которую К. Маркс называл «христианской казацкой республикой». Высшим органом власти на Сечи была Рада – об-


160

Глава III

щее собрание казаков. В конце ХVІ – начале ХVІІ вв. казацкие рады стали всеукраинскими. Традиционными местами их проведения были урочище Маслов Став на Киевщине, города Корсунь и Канев. Во второй половине ХVІІ в., с усилением власти гетманов и царей, рады прекратили свое существование. С началом украинского национального возрождения социальные идеи все глубже укоренялись в сознании народа. Мотивами социальной справедливости пронизано творчество гениального украинского поэта-пророка Тараса Шевченко. По словам известного историка И. Лысяка-Рудницкого, «со времен Шевченко и кирилло-мефодиевцев социальный элемент играл гигантскую роль в идеологии украинского движения…»7. Одним из первых поставить социалистические идеи на научную основу в Украине попытался Михаил Драгоманов. Он был убежден в необходимости ликвидации частной собственности на землю и предприятия, передачи их во владение общин. Драгомановский «общинный социализм» базировался на коллективной собственности производственных объединений – общин. М. Драгоманов полагал, что Российскую империю можно превратить в федерацию автономных общин, которая позже войдет в федерацию всех славянских народов и 18 народов мира. Однако реальных путей такой трансформации не предлагал, призывая бороться за конституционные реформы и парламентское государство. В конце 1860-х – начале 1870-х гг. в Украине появились труды К. Маркса. В 1879 г. И. Франко впервые перевел на украинский язык 24-й раздел первого тома «Капитала». В 1890-х гг. несколько украиноязычных переводов трудов Маркса появилось в Галичине. Распространялись и русскоязычные переводы. В 1902 г. во Львове был издан на украинском языке «Манифест Коммунистической партии». Учение Маркса оказало заметное влияние на взгляды и мировоззрение ряда украинских интеллектуалов, в том числе Ю. Бачинского, П. Грабовского, М. Коцюбинского, М. Павлыка, М.Туган-Барановского, Леси Украинки, И. Франко, Л. Юркевича. Марксистская традиция в Украине возникает в 1870-е гг. и связана с именами Николая Зибера (1844–1888) и Сергея Подолинского (1850– 1891). Н. Зибер был первым комментатором и пропагандистом «Капитала» в Российской империи. Выход «Капитала» он считал крупнейшим событием, которое окажет громадное влияние на дальнейшее развитие политической экономии. В предисловии ко второму немецкому изданию 1-го тома «Капитала» К. Маркс писал: «Еще в 1871 году г-н Н. Зибер, профессор политической экономии в Киевском университете, в своей работе «Теория ценности и капитала Д. Рикардо» показал, что моя теория стоимости, денег и капитала в ее основных чертах является необходимым дальнейшем развитием учения Смита–Рикардо»8.


Альтернативы исторического пути Украины

161

Зибер пропагандировал и популяризировал идеи Маркса, с которым лично познакомился в 1881 г.: читал рефераты в студенческих кружках, участвовал в работе просветительских организаций, публиковал свои труды. Его книга «Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях» долгое время была одним из учебников марксизма для украинских и российских революционеров, в том числе и для Г. Плеханова. Вместе с тем Зибер не был революционным марксистом, отрицал диктатуру пролетариата и верил в мирную замену капитализма социализмом. Опираясь на труды Маркса, он отмечал, что Россия должна пройти тот же путь капиталистического развития, что и передовые промышленно развитые страны. Другой популяризатор марксизма С. Подолинский считал идеалом нового общества громадовство, то есть социализацию земли и фабрик и передачу их непосредственным производителям – крестьянам и рабочим. В 1890-е гг. марксисты Украины переходят на революционные позиции, при этом уделяя большое внимание национальному вопросу. Ю. Бачинский в своей работе «Украина irredenta» (1895 г.), опираясь на марксистскую методологию, обосновал неизбежность создания независимого украинского государства9. Но независимость для него не была самоцелью. Бачинский рассматривал существование национальных государств как необходимый, но преходящий эпизод истории человечества. В 1898 г. украинские марксисты принимали активное участие в создании общероссийской социал-демократической партии. Из 9 делегатов I съезда РСДРП 4 (Н. Вигдорчик, К. Петрусевич, П. Тучапский, Б. Эйдельман) представляли украинские организации. Украинец С. Радченко вошел в состав первого ЦК. После раскола партии на большевиков и меньшевиков в 1903 г. на стороне первых оказались рабочие крупных промышленных районов, а ремесленный, торговый и мелкопромышленный пролетариат остался под влиянием меньшевиков. В Украине вели революционную деятельность известные большевики И. Бабушкин, Е. Бош, В. Воровский, С. Гопнер, Р. Землячка, Г. Кржижановский, М. Муранов, Г. Петровский, Н. Скрыпник, Д. Ульянов, А. Шлихтер и др. Наиболее сильными были Екатеринославский, Одесский и Николаевский комитеты большевистской партии. В 1912 г. М. Муранов и Г. Петровский были избраны депутатами IV Государственной Думы Российской империи от рабочей курии Харьковской и Екатеринославской губерний. В 1913 г. Петровский выступил в Думе со знаменитой речью, добиваясь для украинцев школ с преподаванием на родном языке, допуска украинского языка в суде и во всех административных учреждениях на территории с украинским населением, а также свободы деятельности украинских культурнообразовательных учреждений. «Аресты, обыски, штрафы, полицейские


162

Глава III

преследования за тайное обучение родному языку – скажите, где это еще сохранилось? – спрашивал рабочий депутат. – Это делается в великой «славянской» державе в отношении славянских наций – в России… Украинцу достаточно объявить чтение лекций на украинском языке, и хотя в этой лекции не будет ничего политического и преступного, эта лекция будет запрещена. Почему? Потому что она будет читаться на украинском языке…» В конце ХІХ – начале ХХ в. возникает ряд украинских партий, которые провозглашали себя марксистскими и социал-демократическими: Революционная украинская партия, Украинская социал-демократическая рабочая партия, Украинская партия социалистов-революционеров (эсеры), а в Западной Украине – Радикальная и Социал-демократическая партии. Большинство из них были малочисленными и состояли преимущественно из интеллигенции.

Векторы украинской революции В начале ХХ в. капитализм вступил в империалистическую стадию своего развития. Первая мировая война 1914–1918 гг. кардинально изменила судьбы народов. Она была порождена острыми противоречиями империализма и велась за передел мира между двумя блоками: Антантой (Англия, Франция, Россия) и Четвертным союзом (Германия, Австро-Венгрия, Турция, Болгария). Мировая война была империалистической, носила грабительский, захватнический характер с обеих сторон и велась в интересах господствующих классов воюющих стран. Украинцы были вынуждены вести братоубийственную войну в рядах противоборствующих армий. Территория Украины стала ареной боевых действий. Кровавый смерч фронтов несколько раз прокатился по галицким и волынским землям. В конце войны вся территория Украины подверглась австро-немецкой оккупации. При этом победа какой-либо из воюющих сторон не сулила Украине ничего хорошего. Австро-германский блок намеревался захватить Надднепрянщину и промышленный Юго-Восток, чтобы превратить их в свои колонии. Российский царизм также имел захватнические и ассимиляторские планы относительно западных регионов Украины. Вынашивая планы захвата Западной Украины, проливов Босфор и Дарданеллы со Стамбулом и даже Палестины с Иерусалимом, царизм переоценил собственные силы. Война обнажила накопившиеся социальные и национальные проблемы и неизбежно толкала Россию, оказавшуюся слабейшим звеном в системе империализма, к революции. Февральская революция 1917 г. уничтожила царизм. Но ее плодами воспользовалась группа политиков, захватившая власть и сформировавшая Временное правительство. Параллельно возникли Советы рабочих и сол-


Альтернативы исторического пути Украины

163

датских депутатов, которые использовали в своей деятельности принцип «постольку-поскольку», то есть Временное правительство могло обладать властью лишь постольку, поскольку его поддерживали Советы. Разворачивая свою деятельность параллельно с органами Временного правительства, Советы быстро превратились в политический фактор, без учета которого стало невозможно осуществление власти. Так возникло положение в стране, которое В. Ленин назвал «двоевластием». Слабая, напуганная революционным размахом буржуазия не решалась брать власть, а социалистические партии типа эсеров и меньшевиков плелись в хвосте революции, твердя, что по аналогии с революциями в Англии и Франции власть должна взять буржуазия. В результате революция постепенно вырождалась в анархию, а двоевластие – в безвластие. По стране прокатилась волна погромов. На окраинах разваливающейся империи власти попросту не существовало. Настоящими хозяевами многих населенных пунктов стали вооруженные головорезы. Политическая палитра в Украине была еще более пестрой. Здесь, наряду с общероссийскими, действовали украинские, польские, еврейские политические партии. Украинские политические силы 3–4 марта 1917 г. создали еще один центр власти – Украинскую Центральную Раду. Ее председателем был избран известный историк Михаил Грушевский. Для Временного правительства, которое унаследовало великодержавные, централистские подходы царизма в национальной политике, для правительственных партий (кадеты, эсеры, меньшевики) Украина существовала лишь как географическое, а не политико-административное, и тем более – государственное понятие. Временное правительство признавало за Украиной право только на национально-культурную автономию. Центральная Рада декларировала понятные массам идеи национальнотерриториальной автономии и социальной справедливости, пыталась выступать от имени всего украинского народа. Однако на практике Временное правительство и Центральная Рада, не обладавшие настоящей легитимностью, не решались брать на себя ответственность за решение ключевых вопросов революции: о мире, политическом строе, земле, рабочем законодательстве. Все это откладывалось до созыва Учредительного собрания, который, в свою очередь, переносился по причине войны. Тем временем уровень жизни населения стремительно падал. Страна все глубже увязала в пучине инфляции и внешних долгов. Солдаты, вчерашние крестьяне, теряли последние капли мотивации своего участия в войне. Когда грянула революция и зазвучали лозунги раздела помещичьих угодий, они бросили траншеи и отправились по домам – делить землю. На 1 сентября 1917 г. из армии дезертировало около 1 млн. 865 тыс. человек.


164

Глава III

Ситуация в России весной–летом 1917 г. больше всего напоминала современное положение в Ливии или Сомали. Ни Временное правительство, ни Центральная Рада и сформированный ею исполнительный орган – Генеральный секретариат не оправдали возлагаемых на них надежд. Лидер партии большевиков В.И. Ленин первым увидел нежизнеспособность системы двоевластия. Февральский политический режим должен был закончиться установлением либо диктатуры буржуазии путем правого переворота, либо диктатуры пролетариата. Это были две реальные альтернативы лета–осени 1917 г. До июля большевики пытались реализовать концепцию диктатуры пролетариата (а под этим термином понималась, прежде всего, власть пролетариата) мирным путем, через Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Зародившиеся в июле 1905 г. стихийным образом Советы были подлинно народной силой, продолжением соборной традиции древнерусского веча, казацких рад и земских соборов. В.И. Ленин в августе 1905 г. первым оценил колоссальные возможности советов для организации новой системы власти, увидел в них прообраз нового общественного устройства (как ранее К. Маркс и Ф. Энгельс видели такой прообраз в Парижской Коммуне). Большевики с самого начала революции совершенно определенно сделали на них ставку, выдвинув лозунг «Вся власть Советам!». Но лидеры меньшевиков и эсеров, боявшиеся ответственности, отказались от сотрудничества, предпочли спрятаться за спину Временного правительства. В отличие от них, а также от руководителей Центральной Рады, которые раздавали щедрые обещания, ничего не делая для их выполнения, большевики четко сформулировали самые животрепещущие лозунги: «Фабрики и заводы – рабочим!», «Землю – крестьянам!», «Мир – народам!». И это были не пустые обещания. Решительно поддерживая введение рабочего контроля на предприятиях, крестьянское движение за раздел земли, национально-освободительные устремления угнетенных народов, общенародную борьбу за прекращение империалистической войны, за демократический мир, большевики пытались объединить их и направить в единое русло, приблизить к решающим сражениям социалистической революции. Большевики не призывали людей ждать, пока «добрый» дядя при власти воплотит свои прожекты в жизнь, а предлагали взять свое явочным порядком. И пока Временное правительство и Центральная Рада вели бесчисленные заседания и споры, рабочие захватывали предприятия и устанавливали рабочий контроль; крестьяне делили помещичью землю и изгоняли панов; солдаты устраивали братания и бежали с фронта.


Альтернативы исторического пути Украины

165

Поэтому к осени 1917 г. популярность большевиков выросла. Если после выхода из подполья организации РСДРП(б) в Украине насчитывали всего около 2 тыс. членов из общего числа в 24 тыс., то к моменту Октябрьской революции они выросли почти до 60 тыс. (в 30 раз), а вся ленинская партия состояла из 350 тыс. человек10. К осени большевики сумели получить большинство в Советах. Естественно, революционной тенденции противостояло стремление закрепить буржуазную политическую модель и капиталистический строй. Однако потенциал сил этого общественного спектра был несилен, ибо не имел в Украине прочных корней. Среди промышленников, крупных помещиков, чиновничества было очень мало украинцев11. В отличие от большевиков Центральная Рада, формально не отказываясь от социалистических преобразований, на практике отдавала приоритет решению национального вопроса. Она предложила модель превращения России в федеративную демократическую республику с автономными правами национально-территориальных образований. Однако эти предложения наталкивались на стену непонимания со стороны Временного правительства. В то же время большевики решительно выступали в защиту прав украинского народа. В. Ленин неоднократно подчеркивал право Украины на автономию и отделение12. 25 октября 1917 г. свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция. Большевики при поддержке партий левых эсеров и анархистов взяли власть в свои руки. Произошло это гораздо более легитимным путем, чем формирование Временного правительства и Центральной Рады, так как создание новых органов власти – ВЦИК и Совнаркома – поддержал ІІ Всероссийский съезд Советов. Сбывалось пророчество Ф. Энгельса, который в 1853 г. писал И. Вейдемейеру: «Мне думается, что в одно прекрасное утро наша партия вследствие беспомощности и вялости всех остальных партий вынуждена будет стать у власти…»13. В период взятия власти Советами Октябрьская революция была наименее кровавой из всех, но вооруженное сопротивление реакционных сил, выстрелы террористов вызвали взаимное ожесточение и красный террор. Народное правительство России сделало попытку осуществить переход к новым общественным отношениям постепенно, без особой ломки. Однако противная сторона пустила в ход все, чтобы, по словам Ленина, «толкнуть нас на самое крайнее проявление отчаянной борьбы». Борьба за власть в Киеве вылилась в вооруженные столкновения. Созданный большевиками Военно-революционный комитет подготовил восстание против штаба Киевского военного округа, сохранившего верность свергнутому Временному правительству. В решающий момент украинизи-


166

Глава III

рованные части Центральной Рады выступили на стороне большевиков и захватили власть в городе14. Центральная Рада отказалась признать Совнарком в качестве общероссийского правительства. 7 ноября 1917 г. она приняла Третий Универсал, в котором провозгласила создание Украинской Народной Республики (УНР) на территории 9 губерний (хотя до этого под ее властью находились только 5 губерний). УНР должна была стать автономной частью федеративной России. Не признавая центральной власти и не провозглашая независимости, руководители УНР фактически оказались в роли мятежников. В знак протеста большевики покинули Центральную Раду, а председатель киевского комитета РСДРП(б) Г. Пятаков заявил, что «Центральная Рада всадила нож в спину революционному Петрограду»15. Расчеты создать широкий антисоветский блок из национально-государственных образований, возникших на территории распадающейся Российской империи, не оправдались. Единственным союзником Центральной Рады стал донской атаман А. Каледин. УНР обязалась пропускать казачьи части с фронта на Дон, запретив революционным войскам следовать через Украину. Народные массы к тому времени уже в значительной мере утратили доверие к Центральной Раде. Трудящиеся все более тяготели к Советской власти. Ряд Советов Донбасса сразу же после победы Октябрьской революции заявили о взятии власти в свои руки. 3–5 декабря 1917 г. в Киеве состоялся краевой съезд РСДРП(б), провозгласивший образование краевой партийной организации. Один из первых историков Компартии Украины Н. Попов справедливо отмечал, что на этом съезде «партия, хотя и недостаточно решительно, стала на путь разрешения украинского национального вопроса в большевистском духе, не отмахиваясь от этого вопроса, стала на путь создания советской Украины в противовес буржуазной Украине. До сих пор одним из главнейших обвинений, которые выдвигались Радой против большевиков, было то, что якобы большевики не признают Украины, не признают украинской национальности – украинского вопроса. Это обвинение после того, как наша партия заняла в этом вопросе правильную ленинскую позицию, потеряло почву под ногами»16. В начале декабря Совет народных комиссаров обратился с Манифестом к украинскому народу, в котором признавал его суверенные права, а также предъявлял ультиматум Центральной Раде не пропускать через территорию Украины антибольшевистские части и прекратить разоружение большевизированных войск. По воспоминаниям В. Затонского, «основное наше требование к Центральной Раде было такое – не выпустить из Украины, а также с Юго-Западного и Румынского фронтов ни одной части


Альтернативы исторического пути Украины

167

на подавление революции в Москве и Петрограде»17. Обнародование этого Манифеста часто пытаются изобразить началом войны (агрессии) России против Украины, а то и «советской оккупации». Но поскольку Центральная Рада не провозглашала независимости Украины, то Совнарком имел все основания не рассматривать ее в качестве нероссийского субъекта. Согласившись на созыв Всеукраинского съезда Советов, Центральная Рада вероломно разоружила красногвардейцев и большевизированные части, обвинив их в подготовке восстания, и депортировала всех неукраинцев за пределы Украины. По существу эти действия были началом гражданской войны в Украине. Председатель Генерального секретариата В. Винниченко в своей книге «Возрождение нации» отмечал: «конфликт возник не по их (большевиков – авт.) вине, а по нашей»18. Предвидя неизбежное поражение на созываемом съезде Советов, Центральная Рада предприняла весьма сомнительный шаг: через подконтрольные организации в Киев были призваны сотни крестьян, которые захватили помещение мандатной комиссии, бланки, печати и самочинно «оформили» свое делегирование на съезд. Большевики и их союзники (всего 127 из 200 легитимно избранных делегатов) покинули съезд и переехали в Харьков, где объединились с делегатами ІІІ съезда Советов ДонецкоКриворожской области и 11–12 декабря 1917 г. провели І Всеукраинский съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов, провозгласив советскую власть в УНР и сформировав рабоче-крестьянское правительство. Уже в январе 1918 г. Советская власть победила в Полтаве, Чернигове, Николаеве, Херсоне, Елисаветграде, Виннице и других городах. Общая численность наступавших на Киев советских войск, по разным оценкам, колеблется от 6 до 10 тыс. человек. В распоряжении Центральной Рады оставалось не так много сил: гимназисты, студенты, сечевые стрельцы – бывшие военнопленные галичане, часть офицерства. Почти все украинизированные части и полки, украинские солдаты в решающий момент отказались поддерживать Центральную Раду19. Многие из них объявили о своем нейтралитете. Ученые отмечают, что украинское национальное движение на этом этапе не вызвало широкого отклика ни у крестьян, ни у промышленных рабочих. Оно оставалось уделом небольшой группы энтузиастовинтеллектуалов, состоявшей главным образом из преподавателей самого различного уровня (от университетских профессоров до сельских учителей), литераторов и священников20. Украинский пролетариат был малочисленным, не сплоченным во всеукраинском масштабе. Мелкая буржуазия, интеллигенция, сражаясь за украинскую государственность, не понимали, что национальное освобождение возможно только на принципах ленинской теории самоопределения


168

Глава III

народов. Поэтому руководство Центральной Рады, а позже Директории шарахалось из стороны в сторону, то опираясь на кулака, то надеясь на защиту австро-германского милитаризма и империалистической Европы. В этих условиях киевским рабочим и киевской организации большевиков довелось вынести на своих плечах всю тяжесть борьбы с националистической контрреволюцией21, в том числе в ходе восстания на заводе «Арсенал». Большевики победили, так как возглавили борьбу украинских рабочих и крестьян против помещиков и капиталистов, желая уничтожить все виды социального и национального гнета и осуществить мировую социалистическую революцию22. Центральная Рада не сумела решить насущные социальные вопросы, создать управленческий аппарат, сформировать боеспособную армию, организовать оборону. Попытки представить противостояние с большевиками в виде не классовой, а национальной и межгосударственной борьбы, оказались неубедительными. Полную некомпетентность Центральной Рады продемонстрировала трагическая битва у станции Круты на Черниговщине, где против наступающих красногвардейцев был брошен отряд студентов и учащихся старших классов. Накануне бегства из Киева она приняла Четвертый Универсал, провозглашавший независимость УНР. Этот документ был принят по совету представителей Германии, которые таким образом хотели обеспечить легитимность участия делегации УНР в брестских переговорах. Потеряв поддержку трудящихся, Центральная Рада призвала в Украину немецких и австрийских оккупантов, пообещав оплатить их услуги продовольственными поставками. Ее член Н. Шаповал писал: «Подавляющее большинство членов Ц. Рады ничего не знало о приглашении немцев, только 3–4 министра во главе с В. Голубовичем и президиум Рады решили дело…»23. Даже текст обращения УНР к Германии и Австро-Венгрии о военной помощи украинская делегация получила от немецкой стороны и подписала без изменений. Советское правительство могло противопоставить почти полумиллионной армаде немецких и австро-венгерских интервентов до 20 тысяч бойцов, которых сложно было назвать регулярным войском. Ведь старая армия развалилась, а создание новой Красной Армии только начиналось. В основном это были отряды добровольцев, красногвардейцы, вчерашние рабочие. Существовавшая система выборности командиров и разделение отрядов по партийной принадлежности не добавляли боеспособности. К тому же часть населения отвратила от советской власти деятельность командующего советскими войсками на киевском направлении М. Муравьева. Этот авантюрист, примыкавший к партии левых эсеров, организовал в Киеве расправу над офицерами, высказывал антиукраинские взгляды. По


Альтернативы исторического пути Украины

169

словам Ф. Дзержинского, «худший враг наш не мог бы нам столько вреда принести, сколько он принес своими кошмарными расправами, расстрелами, самодурством, предоставлением солдатам права грабежа городов и сел. Все это он проделывал от имени нашей советской власти, восстанавливая против нас все население»24. В июле 1918 г., занимая должность командующего Восточным фронтом, Муравьев организовал антисоветский мятеж и был убит (по другим данным, застрелился). В консолидации сил для борьбы с интервентами важную роль сыграл ІІ Всеукраинский съезд Советов, состоявшийся 17–19 марта 1918 г. в Екатеринославе. Из 1200 делегатов большевиков было только 401, а самую многочисленную фракцию имели эсеры – 414. Съезд провозгласил независимость Советской Украины и призвал народ к войне с оккупантами, а также избрал Центральный исполнительный комитет Советов Украины во главе с В. Затонским и Народный секретариат во главе с Н. Скрыпником25. В борьбе с превосходящими силами противника отличились отряды красногвардейцев под командованием В. Боженко, В. Довнар-Запольского, Г. Чудновского, красные казаки во главе с В. Примаковым. Особенно усилилось сопротивление интервентам в пролетарских районах Левобережной Украины. Только в Харькове было сформировано три пехотных полка и несколько отрядов. В районе станции Дубовязки 1-й Луганский социалистический отряд (600 чел.) под командованием К. Ворошилова вступил в первый бой с противником, проявив стойкость и дисциплинированность. Из разрозненных частей и подразделений отходивших войск и вновь сформированных отрядов донецких шахтеров К. Ворошилов создал новую 5-ю армию, с которой, нанеся сильный контрудар по немецким войскам в районе восточнее станций Родаково и Меловая на Луганщине, отступил к Царицыну. Эти успехи были единичными и не могли существенно изменить общую ситуацию. Но сопротивление, оказанное интервентам, стало началом широкомасштабной народной партизанской войны с оккупантами и их приспешниками, которая вскоре вспыхнула по всей Украине. Приход немцев и австро-венгров в Украину стал началом краха двух могущественных центральноевропейских империй. Наблюдавший за вступлением немцев в Киев генерал П. Скоропадский вспоминал: «Кто бы сказал, что эта блестящая армия, руководимая прекрасными вождями, с такою методичностью и быстротой разворачивающаяся на Украине, через 8 месяцев превратится в стадо каких-то болтунов, которых всякий большевик имел возможность разоружить»26. Оккупанты сразу начали устанавливать свои порядки, не считаясь с Центральной Радой. Германский посол в Киеве бесцеремонно заявил М. Грушевскому и другим лидерам УНР, «что без нашей помощи ни один


170

Глава III

из них не остался бы на своем посту». Неспособность Рады выполнить продовольственные поставки вынудила немецкое командование поддержать переворот, в ходе которого в Украине была установлена военная диктатура гетмана П. Скоропадского. Несмотря на ряд прогрессивных шагов в области образования, науки и культуры, гетманат был нежизнеспособным образованием и держался при власти только за счет присутствия оккупационных войск. Его основной опорой были помещики, буржуазия, царские офицеры. Летом 1918 г. в Украине активизировались забастовки рабочих, крестьяне начали создавать вооруженные отряды и выступать против оккупантов и помещиков. После поражения Германии и ее союзников в Первой мировой войне гетман был свергнут, а власть перешла к Директории во главе с В. Винниченко. Директория щедро раздавала обещания передать власть рабочим и крестьянам. Однако большинство из заявленных социалистических преобразований так и остались декларациями. Армия УНР, состоявшая преимущественно из крестьян, быстро распалась на полупартизанские отряды, которые мало отличались от банд. Осенью 1918 г. в черноморских портах Украины высадились войска Антанты: французские, английские, греческие, польские, румынские (общей численностью около 60 тысяч человек). Их цель заключалась в создании санитарного кордона вокруг охваченной гражданской войной бывшей Российской империи, чтобы не допустить «распространения большевизма» в Европу. Борьбу с интервентами возглавили большевики, левое крыло украинских эсеров и другие леворадикальные партии. Потерпев ряд поражений, интервенты не решились продвигаться вглубь Украины, продолжая удерживать порты. Директория повела соглашательскую политику по отношению к интервентам. По требованию Антанты сторонники социалистического пути развития Украины во главе с В. Винниченко были отстранены от власти, вся полнота которой перешла к главному атаману С. Петлюре. Таким образом, свергнув военную диктатуру гетмана Скоропадского, Директория вскоре сама выродилась в военную диктатуру. Консервативная политика гетманского режима, реставрация буржуазно-помещичьего господства, а позже неспособность Директории реализовать свои многочисленные обещания способствовали росту авторитета большевиков. 5–12 июля 1918 г. в Москве состоялся І съезд Коммунистической партии большевиков Украины (КП(б)У). Объединение большевистских организаций, создание всеукраинской партии в составе единой ленинской партии имело большое значение для трудящихся Украины.27. На сторону большевиков перешли левые течения в партиях украинских эсеров (боротьбисты, борьбисты) и социал-демократов (незалежники).


Альтернативы исторического пути Украины

171

В ноябре, после капитуляции Германии, советское правительство разорвало Брестский мир. Было сформировано Советское правительство Украины, войска которого начали наступление на дезорганизованные отряды Директории. 6 января 1919 г. было утверждено новое название государства – Украинская Социалистическая Советская Республика (УССР). В январе 1919 г. Красная Армия заняла Харьков, Чернигов, Полтаву, Екатеринослав, 5 февраля – Киев. 10 марта 1919 г. Третий Всеукраинский съезд Советов принял первую Конституцию УССР. Республика провозглашалась «организацией диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства для победы над их вековыми угнетателями и эксплуататорами – капиталистами и помещиками». Задачей этой диктатуры было осуществление перехода от буржуазного строя к социализму. Органами власти в УССР стали Советы рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, Всеукраинский центральный исполнительный комитет (ВУЦИК) и Совет народных комиссаров (СНК). В июне 1919 г. советские республики заключили военно-политический союз, объединив командование вооруженными силами, управление народным хозяйством, железными дорогами и финансами. Но гражданская война еще не окончилась. Поддержанная империалистами Антанты, весной 1919 г., одновременно в Украине и на Дону, начала наступление белая армия генерала А. Деникина. К лету она контролировала Донбасс, Харьков, Полтаву. Был объявлен поход на Москву. В августе 1919 г. деникинцы захватили Киев. Попытка армии УНР, усиленной галичанами, опередить их, не увенчалась успехом. После перехода Украинской Галицкой армии на сторону белых Директория распалась, а С. Петлюра эмигрировал в Варшаву. Приход белогвардейцев означал возврат к дореволюционным порядкам – помещикам возвращались имения, капиталистам – предприятия, вводился продовольственный налог, профсоюзы распускались, запрещалось даже название «Украина», которую теперь следовало именовать «Югом России». Деникинская контрразведка установила режим белого террора. В ответ развернулось мощное партизанское движение. В результате контрнаступления Красной Армии осенью 1919 г. началось восстановление советской власти в Украине. В декабре были освобождены Харьков и Киев, весной 1920 г. – Южная Украина. Пользуясь слабостью советских республик, захватнические планы вынашивала Польша. Она стремилась восстановить границы Речи Посполитой 1772 года, увеличив свою территорию до Черного моря. В апреле 1920 г. между Польшей и эмигрантским правительством С. Петлюры был подписан Варшавский договор о совместной войне против


172

Глава III

большевиков. Он явился предательством интересов Украины со стороны С. Петлюры. В обмен на военную помощь последний согласился на вхождение в состав Польши Западной Украины, пообещал вернуть имущество польским помещикам. В случае выполнения этого договора Украина превратилась бы в полуколонию. Несмотря на наличие большой, хорошо оснащенной и обученной французскими генералами армии, после первых успехов поляки и отряды УНР были изгнаны Красной Армией. Согласно заключенному в 1921 году Рижскому мирному договору, граница между Польшей и Украиной была установлена по реке Збруч. Многие украинцы и выходцы из Украины стали известными полководцами Гражданской войны. Среди них – В. Антонов -Овсеенко, В. Боженко, К. Ворошилов, Я. Гамарник, И. Гарькавый, И. Дубовой, Д. Жлоба, Г. Котовский, А. Пархоменко, В. Примаков, И. Федько, Т. Черняк, А. ШарыйБогунский, Н. Щорс, И. Якир и др. Главные итоги украинской революции – победа советской власти и национальное возрождение. Большевики сумели предложить наиболее привлекательный проект, который отвечал интересам трудящихся. Из всех возможных альтернатив развития большевистский вариант больше других отвечал чаяниям украинского народа, так как обеспечивал защиту интересов рабочих и крестьян, сохранение украинской государственности.

Социалистическое строительство в Украине Тяжелыми последствиями Гражданской войны оказались экономическая разруха, запустение, голод. В 1921 г. валовая продукция тяжелой промышленности УССР составляла только 12% от уровня 1913 г. Были разрушены коммуникации, резко сократились посевные площади. Валовой сбор зерна в 1920 г. был ниже 1913 г. на 38,5%. Резко снизился жизненный уровень населения, ухудшились условия труда. В 1920 г. по инициативе В. Ленина был разработан государственный план восстановления и развития народного хозяйства на основе электрификации («План ГОЭЛРО»). В марте 1921 г. Владимир Ильич провозгласил переход к новой экономической политике. Нэп стал первой в мире системой государственного регулирования экономики в условиях мирного времени. Он предусматривал замену продовольственной разверстки налогом; возрождение товарно-денежных отношений, формирование рынка; кооперирование трудящихся; введение хозрасчета на государственных предприятиях, усиление личной заинтересованности рабочего в результатах труда; временный доступ в экономику капитала


Альтернативы исторического пути Украины

173

(в том числе иностранного в виде концессий). Мелкие предприятия передавались в аренду организациям (кооперативам, артелям) и частным лицам. Сохранялась государственная монополия на внешнюю торговлю, крупные предприятия, транспорт. На практике нэп означал временный допуск элементов капитализма в хозяйственную жизнь при сохранении советской власти. К 1925 г. народное хозяйство Украины было в основном восстановлено. Одной из первоочередных задач государственной политики советской власти стала ликвидация неграмотности. В 1921 г. была создана межведомственная чрезвычайная комиссия для борьбы с неграмотностью, а в 1923 г. – добровольное общество «Долой неграмотность!». Обе эти организации возглавлял председатель ВУЦИК Г. Петровский. В 1922 г. был принят «Кодекс законов о народном образовании УССР». Образование стало бесплатным, общедоступным, светским. В 1924 г. ВУЦИК принял «Закон о всеобщем обучении на Украине», который предусматривал охват обучением всех детей в возрасте от 8 до 11 лет. В 1930–1931 учебном году школу посещали 98% детей в возрасте от 8 до 11 лет и 85% подростков 12–14 лет28. В 1937 г. в школах обучалось более 5 млн. детей, в высших учебных заведениях – свыше 100 тысяч студентов. Если до революции в Украине было 19 вузов, то к концу второй пятилетки – 123. В стране произошла настоящая культурная революция. Она сломала сословные барьеры и перегородки, сдерживающие человеческие таланты, запустила «социальные лифты», приобщила широкие массы трудящихся к достижениям науки и искусства. В свое время В. Ленин писал: «Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны и с кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, т. е. к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту»29. Установление Советской власти сопровождалось национальнокультурным возрождением. 29 ноября 1919 г. по инициативе В. Ленина ЦК РКП(б) принял резолюцию «О советской власти на Украине». В ней подчеркивалась необходимость теснейшего союза советских республик для защиты социалистических завоеваний. Вместе с тем провозглашалось: «Ввиду того, что украинская культура (язык, школа и т. д.)


174

Глава III

в течение веков подавлялась царизмом и эксплуататорскими классами России, ЦК РКП вменяет в обязанность всем членам партии всеми средствами содействовать устранению всех препятствий к свободному развитию украинского языка и культуры»30. Выступая на VII Всеукраинской конференции КП(б)У (1923 г.) заместитель председателя СНК УССР М. Фрунзе отмечал, что первоочередной задачей является подготовка партийных работников из коренной национальности, изучение украинского языка, без чего невозможна в будущем смычка рабочего класса и крестьянства. В апреле 1923 г. XII съезд РКП(б) объявил коренизацию официальным курсом партии в национальном вопросе. В том же месяце VII конференция КП(б)У заявила о политике украинизации, что украинские ЦИК и Совнарком сразу же оформили декретами. Ключевыми сферами украинизации стали образование и культура. В 1933 г. 88% учеников посещали украиноязычные школы, свыше 80% газет выходили на украинском языке. Быстро рос удельный вес украинцев среди городских жителей, студентов. Это привело к расцвету украинской культуры, сокровищницу которой обогатили писатели, поэты и драматурги А. Головко, Н. Зеров, Н. Кулиш, В. Пидмогильный, М. Рыльский, В. Сосюра, П. Тычина, Н. Хвылевой, Ю. Яновский, режиссер Л. Курбас, художник М. Бойчук, композиторы Г. Веревка, Б. Лятошинский, Л. Ревуцкий и др. Новым явлением в культуре стало распространение кинематографа. Большую роль в становлении украинского кино сыграли фильмы всемирно известного режиссера А. Довженко «Звенигора», «Арсенал», «Земля». Украинизация способствовала консолидации украинского народа. В 1920-е гг. украинский крестьянский народ постепенно трансформировался в современную политическую нацию. Заметно возросло количество украинцев в городах, среди рабочих, чиновников и студентов. Сформировался широкий слой национальной творческой и научнотехнической интеллигенции, партийная и государственная номенклатура. Вместе с тем были созданы условия для национально-культурного развития национальных меньшинств. На местном уровне в УССР существовало 28 национальных районов и сотни национальных сельских советов в местах компактного проживания русских, немцев, евреев, поляков, болгар и греков. В республике работали сотни школ с русским, немецким, польским языками обучения. Выходили газеты на языках национальных меньшинств. В декабре 1925 г. партия взяла курс на индустриализацию. В ее ходе страна в кратчайшие сроки превратилась из аграрно-индустриальной в индустриальную. Выступая на Первой Всесоюзной конференции работ-


Альтернативы исторического пути Украины

175

ников социалистической промышленности в 1931 г., И. Сталин заявил: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут»31. В СССР промышленность разделялась на тяжелую (группа А – производила в основном средства производства) – и легкую (группа Б – производила товары широкого потребления). Выбор приоритетного направления между тяжелой и легкой промышленностью был стратегическим. Развитие легкой промышленности могло предоставить товары, которые купят крестьяне. Таким образом, в ходе рыночного товарооборота появились бы средства для развития тяжелой промышленности, производящей технику и оборудование. Такова была экономическая философия нэпа. Эту точку зрения на дальнейшую модернизацию в руководстве СССР отстаивали один из теоретиков Коммунистической партии Н. Бухарин и председатель Совнаркома СССР А. Рыков. Однако в 1927–1928 гг. стало ясно, что крестьянское хозяйство не дает достаточного количества товарного хлеба для решения всех стоящих перед государством задач. Нужно было выбирать – или продолжать распылять средства между отраслями, или вложить их львиную долю в тяжелую промышленность, на основе которой позже удастся модернизировать все отрасли. Выбор был сделан в пользу тяжелой индустрии. С 1926 по 1929 гг. в УССР было сооружено 408 и реконструировано 421 промышленное предприятие. В 1929 г. принят первый пятилетний план развития народного хозяйства. За годы первой пятилетки валовая продукция крупной промышленности УССР выросла в 2,3 раза, химической – более чем в 4 раза, машиностроения – почти в 5 раз. Вступили в строй 386 новых фабрик и заводов, 30 крупных шахт. Из 35 заводовгигантов, построенных в СССР за годы индустриализации, 12 находились в Украине. Были сооружены комбинаты «Запорожсталь», «Криворожсталь», «Азовсталь», Харьковский тракторный завод, Краматорский машиностроительный завод, которые до сих пор остаются крупнейшими промышленными гигантами Украины. Всесоюзной стройкой стал Днепрогэс – крупнейшая электростанция в Европе, которая вырабатывала электроэнергии больше, чем все электростанции Российской империи. В 1940 г. валовая продукция промышленности УССР превысила уровень 1913 г. в 7,3 раза, в тяжелой промышленности – более чем в 10 раз, в угольной – в 3,7, в черной металлургии – в 5,2; производство электроэнергии возросло в 23 раза. Украина являлась основной угольнометаллургической базой Советского Союза. В 1940 г. она давала 64,7% общей выплавки чугуна в СССР, 48,8% стали, 67,6% добычи железной руды, 50,5% угля.


176

Глава III

Реконструкция народного хозяйства страны базировалась на высоком трудовом энтузиазме населения, который породил социалистическое соревнование за перевыполнение плана. В 1935 г. в Донбассе на шахте «Центральная-Ирмино» забойщик А. Стаханов перевыполнил норму добычи угля в 14 раз. Повсеместно развернулось стахановское движение новаторов производства. Наибольших успехов добились: в добыче угля – шахтер Н. Изотов, на железнодорожном транспорте – машинист П. Кривонос, в сельском хозяйстве – трактористка П. Ангелина и свекловод М. Демченко, в металлургии – сталевар М. Мазай и др. Индустриализация гарантировала экономическую независимость страны, укрепила ее обороноспособность, продемонстрировала миру превосходство социалистической системы над капитализмом. В ее результате СССР превратился в одну из ведущих стран мира, что стало залогом будущей победы в Великой Отечественной войне. В 1927 г. было принято решение о коллективизации сельского хозяйства – крестьянские хозяйства объединялись в коллективные (колхозы). Уровень развития сельского хозяйства отставал от индустриализированной промышленности, резко обозначились диспропорции между общественным промышленным производством и мелкотоварным, частнособственническим сельским хозяйством. «Мелким хозяйствам из нищеты не выбраться», – был лозунг коллективизации32. Однако форсирование темпов коллективизации, желание многих руководителей выслужиться перед начальством привело к тому, что местами колхозы создавались насильственно, появилось много нежизнеспособных хозяйств, существующих только на бумаге. Сопротивление зажиточных крестьян (кулаков) колхозному движению создало угрозу срыва посевной кампании. Только с января по июнь 1930 г. было совершено свыше 1500 враждебных актов: поджогов колхозных ферм, конюшен и других помещений, убийств или покушений на партийных, советских, комсомольских работников и колхозных активистов, случаев антисоветской пропаганды33. 2 марта 1930 года в газете «Правда» была опубликована статья И. Сталина «Головокружение от успехов», в которой отмечались серьезные ошибки, допущенные местными органами власти при проведении коллективизации: нарушение принципа добровольности при вступлении в колхоз, нежелание учитывать особенности развития разных регионов. Однако вскоре вновь началось наступление на кулачество, которое предусматривалось ликвидировать, как враждебный класс. В конце 1932 года колхозы объединяли почти 70% крестьянских хозяйств и 80% посевных площадей в УССР. Важно, что с коллективизацией ускорились социально-культурные преобразования в украинской деревне,


Альтернативы исторического пути Украины

177

была окончательно подорвана социальная база для контрреволюционных выступлений на селе, многие крестьяне переселялись в города, обеспечивая бурно растущую промышленность страны трудовыми ресурсами. Следствием ошибок, допущенных в ходе коллективизации, а также неурожаев, постигших зерносеющие регионы Советского Союза в 1928, 1929 и 1932 годах, стал голод 1932–1933 гг. 25 декабря 1987 г. первый секретарь ЦК КПУ В. Щербицкий в докладе на торжественном заседании, посвященном 70-летию установления Советской власти на Украине, отметил следующее: «Неоправданное форсирование темпов, преимущественно административные методы руководства, грубые нарушения принципа добровольности, искривление линии в отношении к середняку и в борьбе против кулачества очень осложнили обстановку на селе. Прибавилась еще и сильная засуха. Все это обусловило серьезные продовольственные трудности в конце 1932 – начале 1933 г., а в ряде сельских местностей и голод. На Западе написано разное о том трудном времени. Не прекращаются политические спекуляции и сегодня. Однако правда состоит в том, что Советское правительство в тех условиях сделало все возможное, чтобы помочь населению районов Украины, Дона и Кубани, Поволжья, Южного Урала и Казахстана, пострадавших от этого бедствия»34. Принципиальная оценка ошибкам и трагическим событиям, имевшим место в период коллективизации, дана в постановлении ЦК КПУ от 26 января 1990 года35. В напряженные и трудные межвоенные годы концентрация власти в руках И. Сталина вылилась в «культ личности», непомерное восхваление его заслуг, выведение его за пределы партийной критики. Это вело к нарушениям социалистической законности, преследованиям оппонентов, массовым репрессиям36-37. Непрерывное противостояние с международным капитализмом побуждало руководство страны к построению всеохватывающего государства, подменявшего и подавлявшего общественную инициативу. «Отмирание государства придет не через ослабление государственной власти, а через ее максимальное усиление…», – утверждал И.Сталин в 1933 г.38 Коммунистическая партия честно и публично осудила ошибки 1930-х гг. и обязалась не допускать их в дальнейшем. Общество до сих пор скорбит о погибших. Нельзя не учитывать, что из числа реабилитированных в конце 1980-х гг. 845 тыс. человек около 400 тыс. составляли члены ВКП(б). Поэтому случившееся – это в огромной степени и трагедия партии коммунистов39.


178

Глава III

Созданный в СССР социалистический строй (реальный социализм) был основан на принципах индустриализма, государственного управления экономикой и социального государства. Он обладал следующими чертами: были ликвидированы классы частных собственников; уничтожена частная собственность на землю и природные ресурсы; обобществлены все средства производства; все взрослое трудоспособное население организовано в трудовые коллективы, превратившись в наемных работников государства; создана единая централизованная и иерархизированная система власти и управления; сформирована единая плановая экономика, контролируемая и управляемая государством; унифицирована система воспитания молодежи; создана единая государственная идеология; гражданам гарантированы работа, бесплатное медицинское обслуживание, бесплатное образование, пенсия по старости и инвалидности и другие социальные блага; созданы мощные вооруженные силы, способные защитить страну от нападения извне. Благодаря внедрению принципов коллективизма люди приобщились к публичной жизни, ощутили на себе заботу общества и почувствовали себя носителями власти. Сформировалась новая социально-классовая структура. Исчезли эксплуататорские классы. Основными социальными группами стали социалистический рабочий класс, колхозное крестьянство и трудовая интеллигенция. В 1920– 1930-е гг. КП(б)У выдвинула ряд выдающихся партийных и государственных деятелей, выходцев из народа, среди которых Артем (Ф. Сергеев), Е. Бош, М. Бурмистенко, М. Гречуха, Г. Гринько, В. Затонский, А. Иванов, Э. Квиринг, Л. Корниец, Д. Коротченко, С. Косиор, Ю. Коцюбинский, П. Любченко, Д. Мануильский, Х. Раковский, Г. Петровский, Г. Пятаков, Н. Скрыпник, М. Фрунзе, В. Чубарь, А. Шумский и др. Революционные преобразования в СССР осуществлялись в сложнейших внешнеполитических условиях. Они обострились после прихода к власти в Германии в 1933 г. А. Гитлера. В Европе быстро наращивал мощь фашизм. Агрессия Японии против Китая, переросшая в 1937 г. в открытую войну на территории размером с Европу с участием миллионных армий, вторжение итальянских фашистов в Эфиопию, итало-германское вмешательство в гражданскую войну в Испании, японские провокации на советской границе у озера Хасан и в Монголии на реке Халхин-Гол, захват Гитлером Австрии, наконец, оформление агрессивной оси Берлин – Рим – Токио, свидетельствовали о подготовке новой мировой войны. Как страны-победители в Первой мировой войне, Великобритания и Франция желали сохранить статус-кво в международных отношениях и свои колониальные империи. Однако политическое доминирование этих государств не было подкреплено экономическим лидерством. Мюнхенский сговор 1938 г., отдавший на растерзание фашистскому


Альтернативы исторического пути Украины

179

агрессору Чехословакию, возвестил о неизбежности Второй мировой войны. Вопрос состоял только в том, на кого нападет Гитлер: на Францию или на СССР. Западные страны стремились направить агрессивные устремления Гитлера на Советский Союз. Разменной картой в этой игре выступала территория Украины. Под давлением Берлина чехословацкие власти 11 октября 1938 г. дали согласие на формирование правительства украинской автономии на оставшейся в составе Чехословакии территории Закарпатья (Подкарпатской Руси) со столицей в Хусте. Одновременно Германия выступила против польско-венгерских планов расчленения всей Закарпатской Украины. А германская печать раздула шумную кампанию за присоединение к ней Советской Украины. Эти планы Гитлера нашли сочувствие в Париже. Посол Франции в Германии Р. Кулондр после Мюнхенского сговора информировал министра иностранных дел Ж. Боннэ о новых очертаниях германской политики: «Считать хозяином в Центральной Европе, подчинив себе Чехословакию и Венгрию, затем создать Великую Украину под немецкой гегемонией – такова в основном, кажется, концепция, принятая теперь нацистскими руководителями и, конечно, самим Гитлером». Ж. Боннэ в декабре 1938 г. не исключал, что «Россия и Польша не смогут воспрепятствовать чересчур сильному автономистскому движению, имеющему целью образование независимой Украинской Республики», то есть давал надежду Гитлеру на невмешательство Франции в случае столкновения с СССР. Однако Гитлер смотрел на Украину всего лишь как на разменную монету. Разгадав планы Запада и поняв, что поглощение Закарпатья может привести к столкновению с СССР, он передал Карпатскую Украину венгерскому диктатору Хорти. Советское руководство всячески старалось оттянуть начало войны и пошло на заключение 23 августа 1939 г. пакта о ненападении с Германией. Это кардинально изменило расстановку сил в мире. Советский Союз сумел обеспечить свои интересы, отодвинув начало широкомасштабной войны, хотя его имидж, как бескомпромиссного борца с фашизмом, пострадал. Пакт также подорвал доверие между Германией и Японией, с которой у СССР в это время продолжался военный конфликт в районе Халхин-Гола. Реальной альтернативой ему был англо-германский пакт, что привело бы СССР к международной изоляции и угрозе войны со всем западным миром. Было также подписано торгово-кредитное соглашение: СССР получал 200 млн. марок, на которые мог покупать германское оборудование, а долги погашать поставками сырья и продовольствия40. Советско-германский пакт, который некоторые авторы пытаются сегодня представить «спусковым крючком» Второй мировой войны, вовсе не означал автоматического


180

Глава III

ее начала. План нападения на Польшу, осуществленный 1 сентября 1939 г., был разработан и утвержден Гитлером задолго до заключения советскогерманского договора. 17 сентября 1939 г., когда Польша потерпела сокрушительное поражение, части Красной Армии перешли границу. В ноте польскому послу советское правительство объявило, что после распада Польши СССР берет под свою защиту жизнь и имущество украинцев и белорусов. Польское правительство приказало не оказывать сопротивления Красной Армии, и уже 22 сентября ее части вступили во Львов. Действия СССР не были признаны агрессией ни одной страной мира, в том числе и эмигрировавшим польским правительством. Украинцы не были лояльными гражданами Второй Речи Посполитой. Они радостно приветствовали приход советских войск, считая его избавлением от чужеземного владычества. Всенародно избранное Народное собрание Западной Украины 27 октября 1939 г. приняло решение о воссоединении с УССР. Таким образом, идея соборности Украины воплотилась в жизнь. Эти события вошли в историю под названием «Золотой сентябрь»41. Важно подчеркнуть, что альтернативных путей воссоединения Украины не существовало. В первую очередь советская власть конфисковала помещичьи земли и передала их крестьянам без выкупа, национализировала банки и крупную промышленность. Была проведена также реформа образования. Почти 90% школ Западной Украины стали украиноязычными (из общего числа школ – 6280 – 1416 были открыты советскими властями, украинских школ было более 5600), началась ликвидация безграмотности. Вместе с тем форсированная советизация Западной Украины приводила к неоправданным применениям репрессий, арестов и депортаций населения.

Украина в годы Великой Отечественной войны Несмотря на договор о ненападении, Гитлер готовился к походу на Восток. Нацизм культивировал ксенофобию, расовую ненависть, стремился утвердить превосходство германской расы над другими, грозил порабощением и уничтожением славянским народам. Нацистская идеология утверждала, что немцы являются народом господ (нордической расой), а славяне якобы расово неполноценны. В соответствие с планом «Ост», рассчитанным на 30 лет, славянские народы, населявшие европейскую часть СССР, планировалось подвергнуть массовому уничтожению и отселению; их земли должны быть колонизированы немцами. Гитлер не раз заявлял, что славяне недостойны какого-либо образования, их не следует приучать ни к какой умственной работе, ибо их удел –


Альтернативы исторического пути Украины

181

служить исключительно в качестве рабочей силы при освоении немцами Востока: «С них будет вполне достаточно умения читать дорожные указатели, немецкому учителю там нечего делать. Под свободой украинцы понимают разрешение мыться только один раз в месяц, а не два раза, как прежде, немец со своей зубной щеткой вскоре будет вызывать у них только раздражение»42. В сентябре 1941 г. Гитлер посетил Украину, после чего в его ставке стало известно о впечатлениях фюрера: «В Киеве сгорел целый квартал, но в городе проживает все еще довольно большое количество человек. Они производят очень плохое впечатление, внешне походят на пролетариев, и поэтому их численность следовало бы сократить на 80–90%»43. Американский историк Т. Снайдер пишет о существовании «голодного плана» Гитлера, который предусматривал уничтожение голодом за первую военную зиму 30 млн. советских граждан44. В своих записях рейхсфюрер СС Г. Гиммлер сохранил планы Гитлера и нацистской верхушки по уничтожению населения оккупированных территорий: «Я надеюсь, что нам удастся полностью уничтожить понятие «евреи», так как существует возможность массового переселения всех евреев в Африку или какую-нибудь другую колонию. Несколько больше времени потребуется для того, чтобы на нашей территории исчезли такие народности, как украинцы, гораки и лемки. Все, что было сказано об этих отдельных народностях, в еще большей степени относится к полякам. Принципиальным вопросом в решении всех этих проблем является вопрос о системе образования и тем самым – об отборе и фильтровании молодежи. Для ненемецкого населения восточных областей не должно быть высших школ. Для него достаточно наличия четырехклассной народной школы. Целью обучения в этой народной школе должны быть только: простой счет, самое большее до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам, быть честным, старательным и послушным. Умение читать я считаю ненужным... С точки зрение шефа (Гитлера – авт.), было бы разумнее установить в каждой деревне громкоговоритель, чтобы таким путем информировать людей о новостях и дать им пищу для разговоров; это лучше, чем допустить их к самостоятельному изучению политических, научных и т. п. сведений. И пусть никому не приходит в голову передавать покоренным народам по радио сведения из их прежней истории. Передавать следует музыку и еще раз музыку! Ибо веселая музыка способствует прилежной работе. Что касается гигиены покоренных народов, то не в наших интересах, подчеркнул шеф, насаждать у них немецкие обычаи. Это дало бы им аб-


182

Глава III

солютно нежелательные условия для колоссального прироста населения. Поэтому шеф запретил проводить на восточных территориях гигиенические мероприятия по немецкому образцу...»45. В Великой Отечественной войне народы СССР отстаивали не только право на независимость, но и на существование; боролись за будущее не только своей Родины, но и всего человечества, которому угрожала человеконенавистническая идеология нацизма. Война стала не только противостоянием двух идеологий – коммунизма и нацизма, но и схваткой цивилизаций. Она носила тотальный характер, то есть была войной народов, а не только войной армий. Каждый гражданин обязан был определиться, на чьей он стороне. В 1940 г. карта Европы кардинально изменилась. Молниеносным ударом немецкая армия разгромила франко-британские войска и вывела из войны Францию. Под контролем Гитлера и его сателлитов очутилась почти вся Европа. Руководство СССР не рассчитывало на столь быстрый разгром западноевропейских союзников. Кроме того, учитывая опыт Первой мировой войны, И. Сталин полагал, что Германия не нападет на СССР до окончательного разгрома Великобритании. Накануне войны в Советском Союзе распространялись шапкозакидательские настроения, объявлялось, что в случае войны враг будет разбит «малой кровью на чужой земле». На самом деле страна оказалась плохо подготовленной к возможному немецкому вторжению. В декабре 1940 г. А. Гитлер утвердил план нападения на СССР под кодовым названием «Барбаросса». 22 июня 1941 г. без объявления войны (она была объявлена уже после начала боевых действий) армии Германии и ее союзников вторглись на территорию СССР. На стороне Гитлера выступали Италия, Румыния, Венгрия, Словакия, Финляндия, добровольцы из Франции, Испании, Нидерландов, Норвегии и других стран. В последнее время в обществе циркулирует лживая концепция советского перебежчика В. Резуна, поступившего на службу в британскую разведку. Под псевдонимом В. Суворов он распространяет измышления о якобы превентивном характере войны со стороны Германии. Информацию о том, что вторжение является «превентивной акцией», создала геббельсовская пропаганда для оправдания начала войны. Такие же неуклюжие попытки оправдать свою агрессию фашисты делали и при нападениях на Польшу, Францию и другие страны. На самом деле фактов, доказывающих, что СССР готовился напасть на Германию, не существует. Выдвигающиеся теории о планах СССР первым нанести удар построены, как правило, на косвенных доказательствах и логических умозаключениях, а также на документе под названием «Соображения к плану стратегического развертывания сил Советского Союза на


Альтернативы исторического пути Украины

183

случай войны с Германией и ее союзниками», написанном рукой А. Василевского. При этом сознательно игнорируется преамбула документа – А. Василевский предлагает лишь план срыва развертывания немецких войск. Армия вторжения насчитывала 153 немецкие дивизии, 37 дивизий союзников и 20 бригад. В них было 5,5 млн. солдат и офицеров, больше 47 тысяч орудий и минометов, 4,4 тысячи танков и штурмовых орудий, 4,4 тысячи самолетов. Немецкие полководцы имели большой опыт ведения боевых действий. Для нападения на СССР Германия использовала ресурсы почти всей Европы и Северной Африки. В западных военных округах СССР находилось 186 дивизий численностью 2,9 млн. человек. В их распоряжении было 39,4 тысячи орудий и минометов, 11 тысяч танков, 9,1 тысячи самолетов. Начало войны сложилось неблагоприятно для СССР. Сокрушительные поражения, которые потерпела на первом этапе Красная Армия, В. Суворов объясняет тем, что она готовилась к наступательной войне и не была готова к оборонительной. Однако в условиях войны любой план должен предусматривать как возможность наступления, так и обороны. На самом деле причины поражений кроются в низкой плотности войск у границы вследствие незавершенности сосредоточения, развертывания и мобилизации. К утру 22 июня на фронте от Балтийского моря до Карпат было сосредоточено только 32% советских дивизий. Остальные находились на марше или в районах сосредоточения на глубине от 300 до 400 км от границ. Противник же имел в первом эшелоне 63% всех соединений армии вторжения46. Не было завершено перевооружение войск, новую западную границу не успели надежно укрепить. Механики-водители танков и пилоты не имели необходимой практики. Среди командиров не хватало опытных военачальников. Часть техники была устаревшей. Состояние управления и связи в Красной Армии оказалось не на высоте. Не было налажено взаимодействие сухопутных войск с приданными им средствами усиления (танками и артиллерией). Не было надежной связи со штабами. Не хватало горючего и боеприпасов. На захваченной территории Украины нацисты установили жестокий оккупационный режим, прежде всего, уничтожив ее целостность. Украина была расчленена на части, подчиненные разным государствам и административным органам. Черновицкая и Измаильская области были включены в состав Румынии. Одесская, южные районы Винницкой, западные районы Николаевской области, Приднестровье нацисты объединили в губернаторство «Транснистрия» и передали под управление Румынии. Дрогобычская, Львовская, Тернопольская, Станиславская области на правах отдельного дистрикта (округа) под названием «Галициен» вошли в состав Генеральной губернии, как презрительно назвали нацисты оккупированные польские земли, желая уничтожить даже само слово «Польша». Черниговская,


184

Глава III

Сумская, Харьковская области и Донбасс, как прифронтовые зоны, непосредственно подчинялись немецкому военному командованию. Остальные украинские земли были включены в состав рейхскомиссариата «Украина». Его столицей демонстративно был выбран не Киев, а город Ровно. Характерной чертой установленного нацистами «нового порядка» стал массовый террор против мирного населения. Нацисты организовали тотальное истребление евреев, цыган, коммунистов. В течение нескольких дней после захвата Киева на окраине города, в Бабьем Яру, было уничтожено около 35 тысяч евреев. Всего здесь убито около 200 тысяч человек разных национальностей. Из 2,5 млн. евреев, проживавших в УССР, нацисты уничтожили 1,3 млн. На территории Украины оккупанты создали около 230 концентрационных лагерей и 50 еврейских гетто. Обращение с военнопленными было крайне жестоким. Почти по 200 тысяч человек было уничтожено в Яновском, Станиславском, Львовском, Ровенском, Проскуровском, Славутском лагерях, свыше 100 тысяч – в Дарницком и Сырецком (в Киеве), Каменец-Подольском, Житомирском, Кременчугском, Кировоградском, Черниговском. Ужасным изобретением нацистов стали лагеря смерти, в которых проводилось систематическое уничтожение людей в газовых камерах и крематориях.В 1942–1944 гг. из Украины на работу в Германию было вывезено 2,4 млн. человек, где их, как скот, продавали на рынках богатым крестьянам и предпринимателям. Пособниками в нацистских злодеяниях выступали коллаборационисты – лица из местного населения, согласившиеся сотрудничать с оккупантами. Они служили во вспомогательной полиции (насчитывала около 200 тысяч человек) и местных управах. В 1943 г. с помощью западноукраинских коллаборационистов из украинцев была сформирована дивизия «Галичина» в составе войск СС, насчитывавшая 13 тысяч бойцов. Уже в первом сражении с частями Красной Армии возле города Броды (Львовская область) она была разгромлена. Большинство населения УССР воспринимало агрессию гитлеровцев как угрозу своей Родине и своей жизни. Огромную роль в борьбе против оккупантов сыграли партизаны и подпольщики. Подпольщики проводили агитацию среди населения, рассказывали о событиях на фронтах. Они совершали диверсии, занимались саботажем на предприятиях, транспорте, срывали поставки сельскохозяйственной продукции и отправку молодежи в Германию, собирали и передавали разведданные47. Героически действовали участники подпольной организации «Партизанская искра» в селе Крымки на Николаевщине во главе с учителем В. Моргуненко. Вооруженные группы этой организации нападали на полицаев, совершали диверсии на железной дороге, освобождали из лагерей военнопленных. В городе


Альтернативы исторического пути Украины

185

Краснодоне на Луганщине действовала подпольная организация «Молодая гвардия», во Львове – «Народная гвардия», в Полтаве – подпольная комсомольская организация под руководством Е. Убийвовк, в Малине Житомирской области – подпольная организация во главе с Н. Сосниной. Жестокость оккупационного режима способствовала увеличению партизанских отрядов. По мере роста партизанского движения метод разрозненных ударов по вражеским тылам сменился планомерным и систематическим выполнением партизанами заданий советского командования. В 1942 г. для централизованного руководства деятельностью партизан были созданы Центральный штаб партизанского движения, а также Украинский штаб партизанского движения, который возглавил генерал Т. Строкач. В немецком тылу действовали крупные, хорошо вооруженные и руководимые из центра рейдовые соединения под командованием П. Вершигоры, С. Ковпака, М. Наумова, Н. Попудренко, С. Руднева, А. Сабурова, А. Федорова. Всего в течение войны партизанские формирования Украины провели 19 рейдов, наиболее известный из которых Карпатский рейд соединения С. Ковпака в июне–августе 1943 г. В тылу врага успешно действовали советские разведчики Н. Кузнецов, Е. Березняк, А. Святогоров, Н. Струтинский и др. Всего в партизанских отрядах и соединениях в Украине насчитывалось 180 тысяч бойцов, 30% из них погибли. 57 тысяч украинских партизан и подпольщиков были награждены орденами и медалями; 97 из них присвоено звание Героя Советского Союза. Советский Союз сыграл определяющую роль в разгроме нацизма. Против Красной Армии действовало в среднем до 70% немецких дивизий. Из четырех солдат вермахта трое постоянно воевали на советско-германском фронте, протяженность которого составляла от 3000 до 6200 км. Из общего числа человеческих потерь, которые понесла немецкая армия во Второй мировой войне, более 73% приходится на советско-германский фронт. Украинский народ внес огромный вклад в разгром фашистской Германии. На всех фронтах Великой Отечественной войны сражались от 6 до 7 млн. украинцев. 2,5 млн. из них были награждены орденами и медалями, около 2 тысяч воинов удостоены звания Героя Советского Союза48. Среди них: трижды Герой Советского Союза, легендарный летчик И. Кожедуб, дважды Герои Советского Союза И. Бойко, М. Бондаренко, Д. Глинка, А. Молодчий, С. Ковпак, С. Супрун, П. Таран, А. Федоров и др. (всего 32 человека). Украина подарила миру многих талантливых полководцев. Наиболее известны из них: И. Черняховский, Р. Малиновский, К. Москаленко, П. Рыбалко, Д. Лелюшенко, Я. Федоренко. Вклад Украины в победу над фашизмом высоко оценен мировым сообществом. В апреле 1945 г. УССР стала членом-основателем ООН, а в 1948–1949 гг. избиралась членом Совета Безопасности ООН.


186

Глава III

Большой вклад в победу Красной Армии внесли труженики тыла. Активно работала украинская интеллигенция, пробуждая патриотические чувства сограждан. В годы войны были созданы сотни талантливых художественных произведений поэтов В. Сосюры (стихотворение «Любите Украину!»), М. Рыльского, Н. Бажана, Л. Первомайского, драматурга И. Кочерги, кинорежиссера А. Довженко. Важную роль в победе СССР сыграли Коммунистическая партия и комсомол. Коммунисты первыми шли в бой с врагом, выступали организаторами сопротивления на оккупированной территории. Беспартийные солдаты, уходившие на задания, связанные с риском для жизни, просили считать их коммунистами. Никогда еще война не уносила такого количества человеческих жизней, причем жертвы среди мирного населения превысили военные потери. Украина была основной ареной боевых действий в Великой Отечественной войне. На долю ее населения выпали все тяготы боевых действий и оккупации. По разным данным, прямые человеческие потери Украины вследствие Второй мировой войны составляют от 7 до 10 млн. человек (потери СССР составили около 27 млн.). Всего за время войны население Украины сократилось более чем на 13 млн. человек. Свыше 500 тысяч граждан УССР стали инвалидами, 125 тысяч детей остались без родителей. 10 млн. жителей Украины лишились крова. Практически в каждой украинской семье сохраняется память о погибших во время войны родственниках. Огромными были потери украинской экономики. Враг разрушил, сжег и разграбил 714 городов, более 28 тысяч сел (334 из них были полностью уничтожены вместе с почти 50 тыс. жителей за оказание помощи партизанам49. Наиболее масштабным преступлением такого характера стало уничтожение венгерскими карателями и полицаями не менее 6700 жителей села Корюковки на Черниговщине), свыше 16 тысяч промышленных предприятий, около 28 тысяч колхозов. Были уничтожены, повреждены или вывезены в Германию десятки тысяч электромоторов, металлорежущих станков, свыше 35 тысяч тракторов, 24,5 тысячи комбайнов и других сельскохозяйственных машин. Несмотря на решающий вклад Советского Союза в разгром фашистской Германии, не прекращаются попытки представить коммунизм и фашизм как тождественные режимы, а ответственность за развязывание мировой войны разделить между Гитлером и Сталиным. Определенный «успех» этого циничного сопоставления обязан большей частью книге «Истоки тоталитаризма» Х. Арендт (первое издание вышло в 1951 г.). В ней автор отождествляет «нацистскую и сталинскую системы» как две «разновидности одной и той же политической модели», при


Альтернативы исторического пути Украины

187

которой имеется «тотальное господство» над гражданами и «глобальное господство» на уровне всей планеты. Составными частями тоталитаризма являются «идеология», понимаемая как абсолютный ключ к постижению истории (расистская в первом случае, классовая – во втором), «террор» и «единственная партия». Приведенные параллели довольно натянуты, например, приписывание СССР такой же тяги к «глобальному господству», какая была у нацистской Германии. При этом совершенно игнорируется, что в течение всего сталинского периода Советский Союз находился под постоянной угрозой нападения (после войны, вызванной перевооружением стран Запада и монополией США на атомное оружие). К этой странной идее привязывается уже совершенная чушь – что большевизм был «продолжением панславизма», хотя это совершенно разные идеологии и движения. «Истоки тоталитаризма» в начале 1950-х гг. стали мощным инструментом антикоммунистической пропаганды (и не случайно ЦРУ щедро финансировало перевод этой книги на различные языки)50. Безусловно, объективному критику очевидно, что «идеология» нацистов имеет совершенно иную природу и происхождение, чем коммунистическая. Они враждебны и противоположны друг другу. Нацизм – реакционный и традиционалистский, коммунизм – революционный и новаторский, наследник традиций Просвещения и Великой Французской революции. Главной целью общества, согласно марксистсколенинской теории, является социальная и экономическая справедливость, ради чего упраздняется частная собственность на средства производства. Эта идеология исходит из фундаментального равенства, в том числе по культурным и этническим признакам, и стремится к равенству в уровне жизни. Напротив, фашизм категорически отрицает равенство и «чужеродные» влияния, утверждая, что сильная личность («сверхчеловек») обладает преимущественным правом. Более того, нацизм призывал к поражению в правах и уничтожению «низших» и «неполноценных» рас, в то время как марксизм делает основной упор на ликвидации деления общества на экономические классы. В 1956 г. К. Фридрих и З. Бжезинский издали книгу «Тоталитарная диктатура и автократия». Здесь к характерным чертам тоталитаризма они добавили еще и централизованное управление экономикой. Целью ставилось отнести к списку тоталитарных режимов послесталинский СССР, коммунистический Китай и все восточноевропейские страны. Ряд апологетов либерализма (Ф. фон Хайек, А. Рэнд, Л. фон Мизес и др.) рассматривали тоталитаризм как крайнюю форму коллективизма и обращали внимание на то, что тоталитарные системы объединяет государственная поддержка коллективных интересов (нации – нацизм,


188

Глава III

государства – фашизм или трудящихся – коммунизм) в ущерб частным интересам и целям отдельного гражданина. Отсюда, по их мнению, вытекают свойства тоталитарных режимов: наличие системы подавления недовольных, всепроникающий контроль государства над частной жизнью граждан, отсутствие свободы слова и т. д. В конце 1980-х гг. немецкий историк Э. Нольте высказал мнение, что нацизм якобы был реакцией на коммунистическую угрозу; он «всего лишь» заменил классовую борьбу борьбой между арийцами и евреями. В наши дни множество других авторов взялись педалировать концепцию «тоталитарной идеологии», все время расширяя сферу ее действия. Например, И. Талмон в своих «Истоках тоталитарной демократии» определяет как тоталитарную «саму идею автономной системы, из которой исключены зло и несчастья»; говоря попросту: представлять общество без классов – значит, стремиться к тоталитаризму.Так как вследствие поражения СССР в «холодной войне», радикальных изменений в расстановке сил на мировой арене и формирования наднациональных систем управления миром (под видом «глобализации») народы, сделавшие решающий вклад в разгром гитлеризма, оказались в лагере побежденных в «третьей мировой войне», то через политизированные рычаги исторической науки их пытаются лишить места в «клубе стран-победителей». Ряд историков, как западных, так и украинских, делают попытки превратить украинцев из народа-победителя в народ-жертву «тоталитаризмов Москвы и Берлина», а освободительницу Европы Красную Армию представить сборищем насильников и убийц. Эту же позицию отражает скандальная резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1481 от 25 января 2006 г., призывающая к осуждению преступлений «тоталитарных коммунистических режимов». Либеральная литература, ревизуя историю Второй мировой войны, пытается поставить коммунизм на место, которое в коллективном представлении было до этого занято нацизмом – место архетипа тоталитарной власти. Известный словенский левый культуролог и социальный философ С. Жижек отмечает по этому поводу: «“Чистая” либеральная позиция по отношению к левому и правому “тоталитаризму”, заключающаяся в том, что “оба хуже”, поскольку основаны на нетерпимости к политическим и другим различиям, отказе от демократических и гуманистических ценностей и т. д., априорно фальшива. Необходимо проявить принципиальность и провозгласить, что фашизм фундаментально “хуже” коммунизма. Избрав альтернативную позицию, позволяющую рационально и якобы объективно сравнивать два тоталитаризма, мы неизбежно придем к выводу – эксплицитному или имплицитному, – что фашизм был меньшим злом, понятной и объяснимой реакцией на коммунистическую угрозу»51.


Альтернативы исторического пути Украины

189

На самом деле сторонники концепции тоталитаризма подменяют анализ общественной структуры СССР и гитлеровской Германии механистическим сопоставлением внешних признаков. Они игнорируют, что нацизм, как и «либеральные демократии», есть капиталистическая экономика. Нацистская диктатура выполняла функцию защиты действующего экономического порядка против опасности революции. Естественная связь между крупным немецким капиталом и нацизмом проходит красной нитью через всю историю гитлеровской Германии. В СССР господствовала идеология пролетарского интернационализма, а в Германии – расовой ненависти и геноцида народов. Большевизм ориентировался на построение общества всеобщего равенства, а нацизм – на сочетание господства частнособственнического капиталистического строя и национально-расового террористического господства, причем главного своего врага лидеры фашизма видели в коммунизме, а не в западной демократии. Характерно, что оккупационные войска на захваченной территории европейской части СССР осуществляли перестройку хозяйственных отношений на принципах рыночнокапиталистической экономики, уничтожая социалистические элементы. В силу данных обстоятельств эти идеологии являются в корне различными и, следовательно, употребление термина «тоталитаризм» лишено объективных оснований. В последнее время некоторые историки утверждают о существовании в войне третьей стороны – украинских националистов, которые планировали с помощью Германии основать полунезависимое Украинское государство (по образцу Хорватии или Словакии). 30 июня 1941 г. группа членов ОУН С. Бандеры во Львове провозгласила независимость Украины и сформировала правительство. «Восстановленная Украинская Держава, – говорилось в “Акте восстановления Украинской Державы”, – будет тесно сотрудничать с Национал-Социалистической Великогерманией, которая под руководством Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации. Украинская Национальная Революционная армия, которая будет создаваться на украинской земле, будет бороться дальше вместе с союзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенную Соборную Украинскую Державу и новый справедливый порядок во всем мире»52. Однако, как уже отмечалось выше, немцы не намеревались предоставлять Украине независимость, разогнав самопровозглашенное правительство. Лидер националистов С. Бандера был арестован и обвинен в хищении денежных средств, выделенных ОУН немецкой разведкой, и переводе их на личный счет в швейцарском банке.


190

Глава III

После начала коренного перелома в войне националисты, явившиеся в Украину в немецкой форме в составе батальонов «Нахтигаль» и «Роланд», активно участвовавшие в немецкой вспомогательной полиции, в борьбе с партизанским движением (в том числе и за пределами Украины – в Белоруссии), начали формирование собственных вооруженных сил – УПА. Несмотря на отдельные стычки с немецкими отрядами, это формирование не воевало против частей гитлеровской армии, не освобождало украинских городов, не организовывало диверсий на немецких коммуникациях. После Карпатского рейда С. Ковпак сообщал: «Эксплуатируя ненависть украинского населения к немцам, они сумели поднять массы на вооруженную борьбу, но силы они берегут для борьбы с советской властью»53. Обращает на себя внимание, в частности, практически полное отсутствие в архивах Германии данных, свидетельствующих о подрывных действиях ОУН-УПА против вермахта54. Зато УПА отличилась иными «подвигами». На Волыни, Холмщине и в Галичине украинские и польские националисты развязали этнические чистки. УПА ставила целью изгнать поляков с украинских земель. В Западной Украине столкнулись два национализма – украинский и польский. Оба не захотели учитывать интересы противоположной стороны. Трагизм заключался в том, что они втянули в реализацию своих планов мирное население55. Особо кровавые события имели место на Волыни. Убийства мирных жителей происходили с чудовищной жестокостью, применялись террористические методы, коллективная ответственность и кровная месть. Немцы использовали противостояние между поляками и украинцами в собственных интересах, так как это отвлекало население от борьбы с нацизмом и способствовало уничтожению славянского населения на оккупированной территории. До сих пор нет точных данных о жертвах «волынской резни». По данным польских авторов, количество жертв УПА колеблется в пределах 60–70 тыс. человек, из них 30–40 тыс. на Волыни56. В обращении Комитета украинских крестьян отмечалось: «Сколько поляков вымордовали украинские полицаи. Поляки наверно захотят отомстить своим убийцам и грабителям. Но они вовремя убегут в эмиграцию и оттуда будут писать патриотические статьи в газеты, а ты, украинский крестьянин, останешься на месте и будешь пить пиво, которое сварили украинские политики»57. Количество жертв среди украинского населения Волыни только в 1943 г. достигает 15 тыс. человек58. В начале 1944 г. в связи с наступлением Красной Армии руководство ОУН(б) восстановило контакты с германскими инстанциями. Немцы были заинтересованы использовать кадры ОУН и УПА в борьбе против Красной Армии и партизанских соединений. Бандеровцы рассчитывали получить


Альтернативы исторического пути Украины

191

оружие. Причем факт контактов с немцами тщательно скрывался командованием УПА от рядовых бойцов. Накануне возвращения Советской власти в Западную Украину первоочередной задачей оуновской cлужбы безопасности (СБ) стала «полная чистка края от вражеского элемента». Массовое уничтожение всех подозрительных началось еще при немецкой оккупации, в январе 1944 г., и продолжалось до конца 1944 г. Среди главных задач СБ было обеспечение этнической монолитности и лояльности населения «тыловых» районов УПА, где уничтожались или изгонялись в крупные города все заподозренные в нелояльности. Стояла задача создать «китайскую стену» между селом и городом. Выполняя приказы руководства о бескомпромиссной борьбе с органами Советской власти, боевики СБ пытались создавать невозможные условия для работы властных структур, нагнетали страх среди местного населения с целью предотвратить его сотрудничество с представителями советской власти. Накануне наступления Красной Армии УПА провела принудительную «мобилизацию» мужского населения, чтобы не допустить его призыва в Красную Армию. Гражданское население облагалось поборами в пользу УПА. За невыполнение этих повинностей предусматривались телесные наказания, вплоть до казни. Видя неизбежность краха гитлеризма, лидеры ОУН попытались замаскировать свои политические взгляды и эволюционировать к формам, приемлемым для западных союзников. С этой целью была создана Украинская главная освободительная рада (УГОР), которая попыталась отказаться от радикальных националистических лозунгов, уделить внимание социальным вопросам, разбавить ряды организации выходцами из Восточной Украины. Создание УГОР было тактическим ходом, а новый орган стал ширмой для отрядов УПА и подполья ОУН. Большинство оуновцев не поменяло своих внутренних идеологических убеждений. Этот шаг стал попыткой отмежеваться в глазах украинского народа от сотрудничества с оккупантами и объединить в своих рядах выходцев из разных регионов Украины. Сомнения в искренности изменений идеологических постулатов ОУН высказывало большинство исследователей, не принадлежащих к числу националистов. По мнению известного диаспорного историка И. Лысяка-Рудницкого, во-первых, декларировать демократические принципы еще не означало руководствоваться ими на практике; вовторых, если бы эти изменения действительно имели глубокий характер, то демократическая тенденция победила бы в эмиграции после 1945 г.; наконец, даже создание УГОР не изменило концентрации власти в руках одного человека – Р. Шухевича59.


192

Глава III

Итак, сегодня нет никаких оснований утверждать о существовании третьей стороны во Второй мировой войне. В 1941–1942 гг. украинские националисты открыто выступали на стороне Германии, а позже вели борьбу преимущественно с представителями антигитлеровской коалиции – СССР и польским подпольем.

Послевоенное восстановление и стабилизация социализма Вследствие Второй мировой войны завершилось объединение почти всех украинцев в едином государстве. Большинство населения Закарпатья выразило желание воссоединиться с Украиной. 26 ноября 1944 г. в городе Мукачево Первый съезд Народных Комитетов Закарпатской Украины принял манифест о выходе из состава Чехословакии и воссоединении с УССР. В 1954 г. Украине был передан Крым. Сразу после освобождения Украины от немецких оккупантов главной задачей Советской власти стало восстановление народного хозяйства. Понеся огромные потери в результате боевых действий, трех лет оккупации, эвакуации, применения тактики «выжженной земли», экономика Украины находилась в сложном положении. Общая сумма потерь, понесенных государством и населением Украины, составляла почти 1,2 трлн. руб.60 В 1945 г. работало только 19% промышленных предприятий УССР, объем промышленного производства составлял около 25%, а мощность электростанций – всего 0,4% от довоенного уровня. Большие города лежали в руинах. В первые послевоенные годы ощущался острый дефицит продуктов питания и вещей первой необходимости, процветали спекуляция и организованная преступность. Многие западные эксперты утверждали, что для восстановления хозяйства в Советском Союзе понадобится 20–25, а то и 100 лет. УССР боролась с разрухой, опираясь на собственные силы и братскую помощь других республик СССР. Было принято решение не возвращать в Украину эвакуированное оборудование. Создание украинской промышленности началось фактически заново, на новой технологической базе. Одной из первоочередных задач было возобновление работы угольной промышленности. Уже к концу 1943 г. удалось ввести в эксплуатацию 123 крупных и 506 мелких шахт Донбасса, которые давали 18% довоенной добычи угля. В конце войны удельный вес этого региона в общесоюзной добыче каменного угля вырос до 26,7%, а к 1950 г. мощность Донецкого угольного бассейна достигла довоенного уровня производства и составляла 52 млн. тонн угля в год. Была налажена добыча угля во Львовско-Волынском бассейне. Большое


Альтернативы исторического пути Украины

193

внимание уделялось восстановлению энергетики. Активно развивались нефте- и газодобывающая промышленность. В 1950 г. Украина давала 25% общесоюзной добычи природного газа. В 1946–1948 гг. был построен газопровод «Дашава – Киев». Если в 1945 г. Украина давала 18% общесоюзного производства чугуна, то уже в 1950 году удельный вес произведенного в УССР чугуна составлял 47,8%, стали – 30,6%, железной руды – 53%. В конце пятилетки объем производства железной руды и проката черных металлов превысил довоенные показатели, а стали, чугуна, кокса – достиг 93–95% от уровня 1940 г. Возобновили работу 104 машиностроительных завода, которые в послевоенные годы освоили производство около 800 новых видов машин и механизмов61. Развивалась химическая промышленность. Началось создание новых отраслей: автомобильной, буроугольной, строительной индустрии. Восстановление промышленных мощностей требовало создания разветвленной транспортной системы. В первую очередь сооружались железные дороги, мосты, вокзалы, станции в промышленных регионах: Донбассе, Кривбассе. Благодаря большому энтузиазму трудящихся, братской помощи других республик и централизованной системе управления, в кратчайшие сроки промышленность была восстановлена. За годы четвертой пятилетки (1946–1950) объем валовой продукции промышленности УССР вырос в 4,4 раза.

Темпы прироста валовой продукции промышленности УССР за четвертую пятилетку по отраслям (в % к 1940 г.)62 Отрасли промышленности

1950 г.

Электроэнергетика

123

Топливная Черная металлургия

98 113 97 144 146

Химическая и нефтехимическая Машиностроение и металлообработка Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная Стекольная и фарфоро-фаянсовая Легкая Пищевая

227 152 79 80

Вся промышленность

115

Стройматериалов


194

Глава III Производство основных видов промышленной продукции в УССР 1940 г.

1950 г.

Электроэнергия, млрд. кВт/ч Уголь, млн. т

12,4 83,8

14,7 78,0

Нефть (включая газовый конденсат), млн. т

0,35 0,5 9,6 8,9 6,52 20,2 1,6

0,29 1,5 9,2 8,4 6,93 21,0 2,9

0,14

0,4

16,0 11,7 – 10,4 0,017 19,8 1,2 13,8 12,0 – 2,1 40,8 32,3 1,7 299,3

42,7 10,5 18,3 22,7 0,16 40,8 2,0 20,6 7,9 1,3 0,4 28,8 30,4 8,5 308,5

33,3 158,7 1,58 5,1

60,7 181,5 1,81 3,2

Виды продукции

Газ природный, млрд. м3 Чугун, млн. т Сталь, млн. т Прокат, млн. т Железная руда, млн. т Химические волокна и нити, тыс. т Турбины, млн. квт Металлургическое оборудование,тыс. т Станки металлорежущие, тыс. шт. Автомобили, тыс. шт. Тракторы, тыс. шт. Экскаваторы, тыс. шт. Плуги тракторные, тыс. шт. Цемент, млн. т Ткани хлопчатобумажные, млн. пог. м Ткани шерстяные, млн. пог. м Ткани шелковые, млн. пог. м Ткани льняные, млн. пог. м Обувь кожаная, млн. пар Фотоаппараты, тыс. шт. Радиоприемники и радиолы, тыс. шт. Мясо (включая субпродукты), тыс. т Масло животное, тыс. т Масло растительное, тыс. т Сахар-песок, млн. т Вино виноградное, млн. дал


Альтернативы исторического пути Украины

195

Несмотря на трудности, постепенно рос жизненный уровень населения. Вслед за отменой карточной системы в декабре 1947 г. в последующий период ежегодно снижались цены на товары массового потребления; была проведена денежная реформа, остановлена инфляция; возросла реальная заработная плата. Хуже обстояли дела на селе, где в 1946–1947 гг. снова возник голод. В годы войны Компартия понесла огромные потери – свыше 3 млн. человек. В значительной мере она лишилась своего ядра – закаленных, убежденных коммунистов. Был прерван естественный процесс воспитания и преемственности кадров. В июле 1946 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О росте партии и о мерах по усилению партийно-организационной и партийно-политической работы с новопринятыми в ВКП(б)». Если в 1946 г. на учете в республиканской парторганизации находилось 125 тыс. коммунистов (в 1941 году – почти 380 тыс.), то в 1946 г. – уже 245 тыс., а в 1950 г. количество членов ВКП(б) в Украине превысило 600 тыс. (без учета кандидатов). Во главе КП(б)У в трудные послевоенные годы стояли Никита Сергеевич Хрущев (1938 – март 1947, декабрь 1947 – 1949), Лазарь Моисеевич Каганович (март–декабрь 1947), Леонид Георгиевич Мельников (1949–1953), Алексей Илларионович Кириченко (1953–1957). После изгнания гитлеровских захватчиков началась индустриализация Западной Украины. В межвоенные годы эти украинские земли были в основном аграрными окраинами слабо развитых в промышленном отношении государств. Основная часть сырьевых ресурсов со времен Австро-Венгрии транспортировалась для дальнейшей переработки за пределы украинских земель или экспортировалась. Промышленное производство на украинских землях в составе Польши, Румынии и Чехословакии практически не развивалось. Они рассматривались, как рынок сбыта товаров, источник сырья и дешевой рабочей силы. Правительство Второй Речи Посполитой разделило страну на Польшу А (промышленно развитые польские этнические земли) и Польшу Б (сырьевые регионы с преимущественно непольским населением, со слабо развитой кустарной и мелкой промышленностью). В довоенные годы в промышленности Галичины было занято только 4% населения. Как вспоминал полковник госбезопасности С. Карин-Даниленко, возглавлявший оперативную группу в Западной Украине: «Столкнувшись с реальной обстановкой, прежде всего, с нищетой и голодом, распространенными венерическими болезнями и туберкулезом, сплошной неграмотностью и неуверенностью почти восьмимиллионного населения западных областей Украины, я понял, что обязан сделать все возможное, чтобы помочь этому обездоленному народу»63.


196

Глава III

В ходе восстановления народного хозяйства была поставлена задача ликвидировать индустриальную отсталость западноукраинских земель. Главное внимание уделялось городу Львову и Львовской области. В 1947 г. промышленность Львова вышла на довоенный уровень, а в 1950 г. он был превышен в 3,4 раза. Если валовая продукция промышленности УССР в 1950 г. превысила довоенный уровень на 15%, то аналогичный показатель в Западной Украине вырос на 115%, в том числе во Львовской области – на 241%, а в Закарпатской – в 10,5 раза. Если в 1950 г. производство валовой продукции в УССР, по сравнению с 1940 г., выросло в среднем на 220%, то в западных областях – на 353%. В послевоенные годы в Западной Украине быстрыми темпами развивалось образование. Если в 1939 г. здесь было только 135 украинских школ, 70% населения оставалось неграмотным, среди студентов украинцы составляли только 3%, то уже в 1945/46 учебном году в западных областях насчитывалось 6,5 тыс. школ, в которых обучалось 1223 тыс. учеников64. На украинском языке обучение велось в 6025 школах. В годы четвертой пятилетки количество средних школ увеличилось почти в 7 раз. Было построено 1087 школ, количество учеников выросло с 61 тыс. в 1939 г. до 285 тыс. В 1945–1950 гг. в школы западных областей УССР было направлено 34,5 тыс. учителей. В 1950/51 учебном году в регионе работали 24 вуза (в том числе 3 университета), в которых обучалось около 34 тыс. студентов. Общедоступной стала бесплатная медицина. Окрепшая во время войны и вооруженная немецким оружием УПА развязала широкомасштабную партизанскую войну против советской власти. Правительство УССР неоднократно пыталось мирно урегулировать гражданский конфликт в Западной Украине. В феврале 1944 г. Президиум Верховного Совета и Совет народных комиссаров УССР приняли обращение «К участникам так называемых «УПА» и «УНРА». Участникам УПА обещалась амнистия в случае их отказа от борьбы и любых выступлений против Красной Армии. Обращения к повстанцам принимались еще несколько раз: в конце ноября 1944 г. по случаю освобождения Украины от нацистов, в мае 1945 г. после победы над Германией, в феврале 1946 г. – после выборов в Верховный Совет СССР. Они печатались во всех западноукраинских газетах, текст транслировался по радио, партийные комитеты получили задание ознакомить с ними все местное население. В каждом из них власти обещали амнистию всем, кто «чистосердечно раскается в своих преступлениях» и будет честно трудиться. С весны 1944 г. участились случаи явки с повинной. Учитывая, что среди бойцов УПА значительную часть составляли принудительно мобилизованные, многие воспользовались шансом вернуться к мирной жизни. Но для


Альтернативы исторического пути Украины

197

руководства ОУН и тех, кто запятнал себя сотрудничеством с нацистами (бывших полицаев), пути назад не было. В марте 1945 г. Советская власть в ходе тайных переговоров, санкционированных Н. Хрущевым, передала представителям ОУН и УПА мирные предложения. Им предлагалось сложить оружие в обмен на гарантии жизни, свободы, трудоустройства, получения образования. Р. Шухевич решил согласовать ответ со С. Бандерой. Последний передал предложение советского правительства в руки спецслужб агонизировавшего Третьего рейха. Этот поступок стал красноречивым ответом С. Бандеры на мирные предложения. После разгрома фашистской Германии лидеры УПА и ОУН рассчитывали на перерастание «холодной войны» в третью мировую. Зарубежное руководство ОУН пошло на сотрудничество с разведками США и Великобритании. По данным советских спецслужб, в 1944–1954 гг. УПА осуществила около 15 тыс. диверсионных актов, в результате которых погибло свыше 30 тыс. человек. По мнению историка В. Масловского, эта статистика неполная, а количество жертв националистического террора в послевоенные годы достигает 90 тыс. мирных жителей65. В последнее время стало модным утверждать, что воины УПА воевали только с энкаведистами. В листовке-инструкции УПА «За что будем наказывать смертью гражданское население» перечислялся список «преступлений», за которые можно было расстаться с жизнью: выполнение хлебозаготовок; неуплата «налогов» ОУН и УПА; выступления на митингах против националистов; расспросы о повстанцах и националистах; письменная связь с врагами и т. д. То есть жертвой националистического подполья мог оказаться любой человек. За все послевоенные годы боевиками ОУН и УПА было убито 687 сотрудников НКГБ-МГБ и еще 1864 сотрудников органов внутренних дел. В то же время было убито 860 детей, стариков и домохозяек. В боях с отрядами УПА погибли еще около 25 тыс. советских военнослужащих и бойцов войск МВД и МГБ УССР. Развязанная отрядами УПА война не стала национальноосвободительной, так как не опиралась на повсеместную поддержку украинского народа, а была локализована в одном регионе и часто велась за счет мобилизации местного населения в УПА. Мы можем говорить, скорее, о жестоком гражданском конфликте, который не принес ничего, кроме горя и страданий украинскому народу. Желание заграничного руководства ОУН превратить Украину в арену новой мировой войны (а без нее противодействие всей мощи Советского Союза было заранее обречено на неудачу), призвать сюда новых захватчиков, вооруженных атомной бомбой, выглядит, по крайней мере,


198

Глава III

недальновидным и неразумным. Его тяжело оправдать как с моральной, так и с политической точки зрения. Установление господства ОУН не сулило ничего хорошего большинству украинцев, так как эта организация разделяла идеологию интегрального национализма, и ее приход к власти, безусловно, привел бы к установлению тоталитарного режима под протекторатом иностранных государств. После прихода к власти Н. Хрущева в стране развернулась кампания десталинизации. Хрущевский «переворот» был, прежде всего, в интересах сложившегося к тому времени мощного слоя руководящих работников всех уровней (номенклатуры), которые стремились обезопасить себя от возможных репрессий66. С одной стороны, «оттепель» способствовала демократизации общества, с другой – порождала растерянность среди населения и подрывала авторитет коммунистического учения, в первую очередь за рубежом. Заметные улучшения произошли в социальной сфере. В 1960 г. проведена пенсионная реформа. Пенсионный возраст сократился до 60 лет для мужчин и 55 – для женщин. Средний размер пенсии вырос почти вдвое. Крестьяне получили на руки паспорта, что дало им возможность массово переселяться в города. Наметился кардинальный поворот в решении жилищного вопроса. Вместе с тем проведенная Н. Хрущевым реорганизация управления народным хозяйством, разделение партийных комитетов на промышленные и сельскохозяйственные, кадровая чехарда дезорганизовали систему управления. Н. Хрущев не скупился на малореальные обещания (построить коммунизм к началу 1980-х гг., «догнать и перегнать» США, «закопать» империалистов и показать им «кузькину мать»), что способствовало росту в обществе потребительских настроений. Приход к власти в Москве Л. Брежнева в 1964 г. ознаменовал собой период стабилизации социализма. В середине 1960-х гг. под руководством председателя Совета Министров СССР А. Косыгина начались экономические реформы, целью которых было изменение общих условий хозяйствования, усиление экономических рычагов и стимулов, материальной заинтересованности. Был принят комплекс мер по расширению экономической самостоятельности предприятий, уменьшению административного регулирования их деятельности. Восьмую пятилетку (1966–1970 гг.) специалисты называют золотой. За это время производство электроэнергии в УССР увеличилось на 45%, выплавка чугуна – на 27%, стали – на 26%. Однако вскоре большинство реформ А. Косыгина были свернуты. Любопытно в этой связи мнение Дэн Сяопина: «Я предполагаю, что если бы Косыгину и его сторонникам позволили бы «развернуть» реформы, СССР начал бы преобразования,


Альтернативы исторического пути Украины

199

схожие с нашими, намного раньше нас. И возможно, что Китай в своих реформах использовал бы советский опыт». Часто годы правления Л. Брежнева называют периодом «застоя». Это не вполне справедливо. Негативные тенденции отчетливо проявились в последние годы его правления, но речь шла только о снижении темпов роста, торможении развития. В эти годы продолжалось строительство предприятий, вырос образовательный уровень населения, значительно улучшились условия жизни людей. «Были, конечно, недовольные, – отмечал философ и диссидент А. Зиновьев. – Но это было недовольство особого рода, скорее, недовольство относительно сытых и благополучных людей, хотевших еще большего, соблазненных сказочным (как им казалось) благополучием Запада. При этом мало кто хотел поломать советский социальный строй и заменить его западным. Идеи такого рода пришли позднее, причем сверху и извне, а не из недр общества»67. С 1957 по 1989 годы во главе украинской Компартии и всей республики стояли Николай Викторович Подгорный (1903–1983), Петр Ефимович Шелест (1908–1996) и Владимир Васильевич Щербицкий (1918–1990). Этот период можно назвать «золотым веком» в истории Украины. Три украинских лидера были совершенно разными людьми по своему темпераменту, управленческому стилю, их связывали непростые личные отношения. Но все они были верны коммунистической идее, обладали острым умом и политическим чутьем, сильными организаторскими качествами, отстаивали интересы республики в союзных органах. Каждый из них был яркой личностью, чей жизненный путь стал образцом преданного служения Родине и интересам трудящихся. Н. Подгорный родился 18 февраля 1903 г. в поселке Карловка на Полтавщине в семье рабочего-литейщика. Трудовой путь Николая Викторовича несколько нетипичен для представителя партийной номенклатуры. Он был выходцем из пищевой промышленности и никогда не работал на предприятиях тяжелой индустрии или «оборонки». В 1953 г. Н. Подгорный был избран вторым, а в 1957 – первым секретарем ЦК КПУ. На фоне своих предшественников он запомнился тем, что никогда не навязывал своих решений подчиненным и придерживался принципов коллективного руководства. По воспоминаниям современников, Н. Подгорный привнес новый стиль деятельности в партийную организацию республики. Ему были присущи деловитость, требовательность, уважение к кадрам, доступность, простота, что влияло и на стиль работы других руководителей68.


200

Глава III

В 1963 г. партийную организацию Украины возглавил П. Шелест. Он родился 14 февраля 1908 г. в селе Андреевка (сейчас Балаклейского района Харьковской области) в крестьянской семье. Карьера Петра Ефимовича была связана с металлургической и авиастроительной промышленностью. В 32 года он уже курировал всю оборонную индустрию Харькова. На партийную работу перешел с должности директора Киевского авиазавода. Здесь он зарекомендовал себя крепким хозяйственником, жестким и требовательным управленцем. Под руководством П. Шелеста в Украине продолжалось развитие промышленности и сельского хозяйства, развернулось строительство новых производств, жилья, дорог. По темпам экономического роста Украина опережала все республики СССР. Обладая независимым, волевым характером, опытный руководитель, производственник, П. Шелест решительно отстаивал интересы республики перед центром, выступал против мелочной опеки со стороны союзных органов власти69. Так, он отказался наращивать вал пшеницы до 1 млрд. пудов в год, что привело бы к дефициту фуражного зерна и кризису животноводства. Выступал за расширение экономических прав Украины, предоставление ей внешнеторговой самостоятельности. Петр Шелест много внимания уделял общению с творческой интеллигенцией, любил украинские песни, народные поговорки, которые помнил с детства, часто одевал вышиванку. Английский историк Э. Вилсон назвал П. Шелеста наиболее характерным примером советского украинца. С его деятельностью связано появление Историкокультурного заповедника на Хортице, Музея народной архитектуры и быта Украины в Пирогово, дворца культуры «Украина», издание многотомной «Истории городов и сел Украинской ССР». В 1972 г. руководителем парторганизации Украины избран В. Щербицкий. Он родился 17 февраля 1918 г. в Верхнеднепровске в рабочей семье, работал на инженерно-технических, затем на партийных должностях в коксохимической промышленности и металлургии. Владимир Васильевич быстро вырос как руководитель республиканского масштаба. В 1961 г. он возглавил Совет Министров УССР. За выступление против разделения обкомов на промышленные и сельскохозяйственные был «сослан» на должность первого секретаря Днепропетровского обкома70. После отставки Н. Хрущева В. Щербицкий вновь возглавил Совмин республики. В составе руководящего ядра он находился 32 года, из них 17 лет – в качестве первого лица Украины. Это был крупный руководитель, обладавший огромной работоспособностью,


Альтернативы исторического пути Украины

201

пользующийся заслуженным авторитетом в республике и Союзе. «Что поражало, – вспоминал один из сотрудников ЦК КПУ, – это полная, без остатка отдача В. Щербицкого работе и совершенно уникальная целеустремленность в достижении поставленной цели. К любому поручению или поставленной задаче он относился чрезвычайно ответственно и всегда выполнял их, несмотря ни на какие препятствия или трудности». За годы его правления почти в 4 раза вырос экономический потенциал Украины, приблизительно в 5 раз – объемы промышленного производства, практически удвоилась продукция сельского хозяйства71. На Украину приходилось 17% промышленного производства СССР. Здесь производилось свыше 90% общесоюзного производства магистральных тепловозов, около 50% металлургического оборудования и грузовых вагонов, около 30% крупных электрических машин и оборудования для животноводства, 20% химического оборудования. Вырабатывая около 40% всей советской стали, 34% угля, 15% чугуна, 20% продукции машиностроения, Украина по своему национальному продукту была равна Италии.

Сравнительная таблица о производстве на душу населения в развитых странах Европы и Украине (1991 г.)72 Великобритания

Италия

Франция

Германия

Украина

Место Украины

5383

3850

7431

7215

5706

3

1186 1757

78 24

64 239

57 3970

104 3475

2 2

846

302

59

26

607

2

4

167

2

2126

1

329 245

436 690

341 469

681 489

1060 454

1 4

405

295

1058

445

1033

2

Картофель, кг

121

42

85

118

378

1

Мясо, кг Молоко, кг Сахар, кг Масло, кг

66 262 22 2,5

63 204 28 1,3

112 519 67 9,2

96 450 50 6,9

86 469 118,6 8,5

3 2 1 2

Электроэнергия, кВт/час на год Нефть, кг Уголь, кг Газ природный, м3 Железная руда, кг Сталь, кг Цемент, кг Зерно и зернобобовые, кг


202

Глава III

По оценкам ООН, Советская Украина входила в десятку развитых стран мира. Поэтому нет никаких причин считать УССР «заповедником застоя», как и педалировать личные отношения В. Щербицкого и П. Шелеста, которые, несмотря на отсутствие взаимной симпатии, делали одно дело – честно служили украинскому народу73.

Перестроечная контрреволюция и Украина В Советском Союзе впервые в общественной практике были построены основы социалистического общества. Путь к социализму прокладывался в экономически отсталой стране, разрушенной войной и во враждебном окружении. По мнению американских ученых Р. Кирана и Т. Кенни, речь идет об обществе, отвергшем буржуазную форму частной собственности на средства производства, безраздельный диктат так называемого «свободного рынка» и капиталистической государственной машины, и заменившем их принципиально новой коллективной формой собственности, системой единого централизованного экономического планирования и социалистическим государством трудящихся74. При советском социализме не только были упразднены эксплуататорские общественно-экономические отношения старого строя, но и ликвидирована безработица. В СССР не существовало дискриминации по расовому и национальному признаку, не было унизительной бедности для подавляющего большинства населения, но невозможно было столкнуться и с удручающим блеском владельцев чрезмерных богатств. В историческом плане никакому другому государству, кроме СССР, никогда и нигде не удавалось достичь столь высокой степени социального равенства при одновременном впечатляющем росте уровня жизни практически для всех слоев и групп населения. Уровень наибольших доходов в СССР был примерно в десять раз выше среднего дохода рабочего. За тот же период разница в доходах высших служащих корпораций и рабочих в США составляла 115 раз. Можно ли сравнить те смехотворные льготы, которыми пользовалась партийно-государственная номенклатура, с циничной роскошью, окружающей кучку новых хозяев жизни в современной Украине? Решающей предпосылкой для прогрессивного развития была экономическая политика советского государства, проводимая в условиях общенародной собственности на средства производства и системы единого экономического планирования. До начала развернутого строительства социализма на долю СССР приходилось только 12% объема промышленного производства США. Всего за полвека эта доля возросла до 80%. Примерно за тот


Альтернативы исторического пути Украины

203

же период уровень сельскохозяйственного производства Советского Союза стал равен в среднем 65% сельскохозяйственного производства США, самого высокоразвитого и могущественного капиталистического государства75. Ни в каком другом обществе, кроме советского, за столь короткие исторические сроки никогда не был обеспечен такой быстрый и стремительный рост уровня жизни и потребления практически всего населения страны. В 1970-е гг., то есть через 25 лет после окончания разрушительной войны, СССР по уровню жизни населения (индексу развития человеческого потенциала) входил в первую десятку самых развитых стран мира. В кризисном 1990 г. страна скатилась на 23 место. Для сравнения: в 2011 г. в этом рейтинге Украина заняла 76 место, уступая таким странам, как Бахрейн, Барбадос, Чили, Россия и Беларусь. За годы советской власти в Украине ожидаемая средняя продолжительность жизни при рождении выросла с 43,3 лет для мужчин и 46,8 лет для женщин в 1927 г. до 65,9 лет для мужчин и 75 лет для женщин в 1989 г. К 2000 г. этот показатель сократился до 62 лет для мужчин и 72,2 лет для женщин76. В СССР были практически неограниченные возможности образования, с непревзойденной и по сей день степенью всеобщей его доступности, как и другие пути развития человеческой личности. Общественный транспорт и основные продукты питания по символическим ценам, бесплатные и общедоступные здравоохранение, отдых, забота о материнстве и детях, всеобщее пенсионное обеспечение всех граждан страны по достижению определенного возраста, – все это финансировалось общественными фондами социального развития. Ко всему этому люди в СССР привыкли. Это считалось как бы само самой разумеющимся, на что с течением времени стали обращать все меньше и меньше внимания. Никакой объективной предопределенности разрушения СССР, априорных изъянов его общественного строя не существовало. Напротив, весь ход исторического развития Советской Украины, как и успехи современных социалистических стран, доказал жизнеспособность и эффективность советского строя. Как отмечал генсек Компартии Великобритании М. Хикс, «провалился в Советском Союзе не социализм. Обанкротились те, кто отступил от него. Потерпела крах цепь роковых деформаций». Вместе с тем нельзя забывать о недостатках советского социализма, выражавшихся в неразвитости реальной демократии, размывании системы контроля над деятельностью высших должностных лиц, авторитарном стиле управления и раздутых до неприличия «культах» вождей, частом принесении интересов человека в жертву интересам государства. Народовластие было реализовано как власть в интересах большинства,


204

Глава III

а не как власть самого большинства. Общенародная (общественная) собственность выступала как государственная собственность, что не позволяло полностью преодолеть отчуждение трудящихся от средств производства. Планомерность экономического развития реализовывалась главным образом в форме директив. Нарушался принцип распределения по труду, количество и качество труда недостаточно учитывалось при его оплате77. В середине 1970-х гг. СССР начал отставать от стран Запада в развитии научно-технического прогресса, замедлились темпы роста экономики, производительности труда. С ростом производительных сил командноадминистративная система власти начала тормозить их развитие. Во второй половине 1970-х гг. СССР впервые столкнулся с кризисом, который так и не удалось преодолеть, ведь официальная пропаганда утверждала, что социалистическое общество бескризисное. По словам Ю. Андропова, «мы еще до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические. Поэтому порой вынуждены действовать, так сказать, эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок»78. Советское государство было втянуто в гонку вооружений, которая истощала экономику страны. Приоритетность ВПК вела к дефициту товаров широкого потребления. Преобладание группы «А» привело к тому, что только 29% украинской промышленности работало на потребительский рынок. Значительную часть доходов Советского Союза составляли средства, вырученные от продажи природных ресурсов и от торговли спиртным. У руководства СССР не было понимания задач постиндустриального развития, оно мыслило валовыми категориями79. Произошла консервация идеологии, застывшей на уровне 1930-х гг. Со времен Сталина сложилась порочная практика, при которой теоретиком партии и «продолжателем дела Ленина» мог считаться только генсек. Только он мог сказать новое слово в марксизме-ленинизме. Остальные партийные лидеры, как и ученые, имели право лишь разъяснять сказанное генсеком. В декабре 1979 г. советское руководство приняло роковое решение о введении войск в Афганистан, вызвавшее новый виток «холодной войны». По мнению ряда исследователей, СССР попал в геополитическую ловушку, которой воспользовались его стратегические противники80. Сегодня ясно, что вопреки громким реляциям о «развитом» и «зрелом» социализме, в СССР была построена только его первая фаза, а изза сложных внешнеполитических условий, постоянной военной угрозы и необходимости вкладывать львиную долю средств в развитие военнопромышленного комплекса, вождизма, отсутствия политической и кадро-


Альтернативы исторического пути Украины

205

вой преемственности советский социализм оказался деформированным. По мнению ряда ученых, опыт СССР показал, что новое общество может создаваться только самими людьми снизу; сверху, бюрократически его построить нельзя81. Первые признаки вызревания в недрах социалистического строя буржуазных отношений проявились еще при Н. Хрущеве и усилились в годы правления Л. Брежнева. Кстати, на это обращали внимание китайские коммунисты, отмечая, что провозглашение СССР бесклассовым обществом было преждевременным, что в стране сформировалась привилегированная прослойка, процветает коррупция82. Возникновение и быстрое разрастание теневой экономики во второй половине 1960-х гг. привело к углублению экономического кризиса в середине 1980-х гг. и к последующему развалу советской экономики. Становление теневой экономики стало следствием дефицита на рынке определенных товаров, являвшихся предметом повышенного потребительского спроса. Эта частнособственническая деятельность существовала за счет социалистической экономики и общенародной собственности. С течением времени число людей, добивающихся повышения своих личных доходов и состояния с помощью так называемой «второй», «теневой» или «подпольной» экономики, постепенно возрастало. Этот процесс на практике оборачивался все более заметным появлением специфической общественной прослойки, которая в дальнейшем уже определенно приобретала статус класса мелкой буржуазии. В 1986 г. теневой товарооборот составлял 10 млрд. руб.83 По данным В. Сапрыкина, к 1990 г. в СССР насчитывалось около 100 тысяч подпольных миллионеров, а теневой капитал оценивался в 500 млрд. руб., что составляло сумму, близкую к годовому доходу государственного бюджета СССР84. Преждевременное объявление о превращении государства в общенародное привело к умалению роли рабочего класса, трудящихся в управлении государством. Как отмечает А. Доленко, «Роль рабочего класса СССР, точнее, его авангарда, недооценивалась. Его актив не получал необходимой информации по управлению, не обучался, не получал необходимой организационной поддержки. Была размыта система политического контроля деятельности высших должностных лиц в государстве»85. В середине 1960-х гг. утвердился тезис о товарности государственного сектора, позволявший подменять цель удовлетворения общественных потребностей наращиванием стоимости вала и прибыли. Произошло нарушение принципа распределения по труду. Бюрократия пользовалась принципом распределения «по должности», а народный контроль был зависим от администраторов. Нарушение принципа расстановки и сменяемости кадров вело к буржуазному перерождению их части86. В партию устремились при-


206

Глава III

способленцы, желавшие обеспечить себе безбедное существование. К концу 1970-х гг. во главе страны оказалась группа пожилых людей, не подготовивших себе смену. Кадровый застой наблюдался на всех уровнях управления. Постепенно в советском обществе сформировались две эксплуататорские группы: теневики и пробуржуазная бюрократия. Именно этот криминально-неолиберальный конгломерат стал играть роль наиболее активного внутреннего источника неограниченной финансовой подпитки всевозможных акций и кампаний против социалистического строя. Сначала действия такого рода шли преимущественно в русле «социалдемократизации» партии и государства. Постепенно, набираясь сил, они все откровеннее стали ставить под вопрос сами основы социалистического строя87. Поддержку этим группам предоставлял Запад. Перерожденцы в рядах номенклатуры стремились увеличить свое благосостояние, а главное – передать своим наследникам незаконно нажитые средства и даже свою должность. Попытки навести порядок, восстановить трудовую дисциплину, побороть коррупцию во власти в краткосрочное правление Ю. Андропова (1982–1984 гг.) вызвали недовольство не только в обществе, но и среди партийных работников, сотрудников МВД, которые саботировали, либо доводили до абсурда разумные начинания. В обществе постепенно возобладали потребительские настроения. Падение моральных ценностей ознаменовалось ростом пьянства, хищений на производстве, увеличением количества абортов и матерей-одиночек. В среде партийных и государственных чиновников, ученых, интеллигенции, которые имели возможность выезжать за рубеж, распространялось неверие в коммунизм. Не прекращалась и подрывная деятельность империализма против Советского Союза. С первых дней установления советской власти против советского государства велась как открытая, как и скрытая (идеологическая) борьба. К началу 1980-х гг. в странах Запада разработкой антикоммунистической стратегии и тактики занимались более 400 разных научноисследовательских центров. Системный план, разработанный США в начале 1980-х гг., предусматривал всестороннюю помощь оппозиционным движениям, ограничение доступа к западным технологиям, гонку вооружений с целью подорвать советскую экономику. Так, с помощью Саудовской Аравии США добились увеличения добычи нефти, что вызвало падение цен на нее. Одновременно Запад взвинтил гонку вооружений88. Однако было бы неправильно объяснять крах СССР только внешним вмешательством или заговором. Здоровый организм трудно разрушить извне. А СССР успешно развивался в условиях противостояния капиталистическому миру еще со времен Октябрьской революции, то есть был хорошо приспособлен жить в определенной изоляции и даже «в кольце врагов». Главные причины советской контрреволюции крылись внутри страны.


Альтернативы исторического пути Украины

207

В 1985 г. во главе КПСС встал М. Горбачев. Многие надеялись, что он продолжит политический курс Ю. Андропова, направленный на наведение порядка в экономике, искоренение коррупции, строгое соблюдение принципов социальной справедливости и народовластия. Именно это декларировалось, как цели перестройки в первых выступлениях и докладах нового генсека. Но М. Горбачев оказался не подготовлен к посту главы государства. Его карьера, по мнению историка Р. Медведева, была слишком прямой, а жизнь слишком безоблачной, что не способствовало выработке сильного характера. Ему не приходилось решать никаких острых проблем89. Весь трудовой путь М. Горбачева был связан с комсомольской и партийной работой – он никогда не работал в реальной экономике90. Отсутствие экономических знаний и глубокого понимания идеологии, незнание проблем армии и других силовых структур, а отсюда – страх перед ними, неумение слушать собеседника, склонность к разговорам вместо реальных действий, боязнь ответственности, кичливость и самолюбование, лень и сибаритство (график работы с 11 до 18, регулярный отпуск, даже в августе 1991 г., новая дача в Форосе), – в таком неприглядном свете представляется портрет последнего советского генсека. Советник президента США по национальной безопасности Б. Скаукрофт назвал фатальным недостатком М. Горбачева неспособность принимать жесткие решения, а затем проводить их в жизнь91. Но, как отмечали современники, была вера в «счастливую звезду», страстное желание «войти в историю». Недостаток конкретных знаний он пытался восполнить интуицией, рискованными импровизациями, которые окружавшими его беспринципными угодниками тут же возводились в ранг «высших достижений современной научной мысли», объявлялись панацеей от всех общественных недугов92. М. Горбачев упорно боролся за усиление своих полномочий, постепенно устраняя с политической арены более опытных и зрелых политиков (Г. Романов, Д. Кунаев, Г. Алиев, А. Громыко, В. Щербицкий, Е. Лигачев, Н. Рыжков). Впервые после смерти И. Сталина в руках советского лидера сконцентрировалась такая огромная власть. Но параллельно росту власти падал его авторитет. По словам китайского ученого Ли Шэньмина, «Горбачев не только отбросил принцип коллегиального руководства, но и в еще большей степени оторвался от действительности, принимал политические решения, целиком полагаясь на свое субъективное мнение, оторвался от партии и народных масс...»93. Смещая с должностей всех тех, кто превосходил его талантами, М. Горбачев продвигал наверх бесцветных руководителей, лично преданных ему. В ближайшем окружении генсека оказались выразители интересов пробуржуазной бюрократии: А. Яковлев, под контроль которого были отданы все СМИ Советского Союза, и бывший партийный лидер Грузии Э. Ше-


208

Глава III

варднадзе (при его руководстве эта советская республика превратилась в царство теневой экономики), который был назначен на пост министра иностранных дел, хоть и не владел ни одним иностранным языком и даже по-русски говорил с сильным акцентом. Безусловно, в успехе советской контрреволюции значительную роль сыграл личностный фактор. Вместе с тем нельзя сводить причины краха СССР только к предательству партийных лидеров, борьбе между М. Горбачевым и Б. Ельциным. Это упрощенный подход, который противоречит марксизму, согласно которому общественное бытие определяет сознание, а не наоборот94. По оценке ученых, на практике перестройка оборачивалась неким преимущественно пустословным, лишенным конкретного смысла и значения процессом. Речи о «модернизации структуры» и преобразованиях все чаще стали восприниматься как что-то самоценное, что следовало бы осуществлять просто ради самой идеи. Складывалось впечатление, что перемены делаются ради самих перемен95. Потерпев неудачу первых реформаторских шагов, М. Горбачев провозгласил кампанию гласности в условиях, когда падение цен на нефть и огромные потери от антиалкогольной кампании разбалансировали бюджет. Экспремьер-министр Сингапура Ли Куан Ю, сравнивая в своих мемуарах «перестройку» с реформами в Китае, отметил, что М. Горбачев «... совершил фатальную ошибку, начав кампанию гласности до перестройки экономики, ... Дэн Сяопин проявил куда большую мудрость, поступив в Китае наоборот»96. Желая укрепить личную власть, М. Горбачев начал ослаблять несущую конструкцию Советского государства – КПСС. Через подконтрольные СМИ он превратил гласность из политики большей открытости власти, в средство практически ничем не ограниченной критики самой партии, ее истории и всего того, что она сделала (или не сделала) за все время ее существования. Призыв генсека ударить по партийным чиновникам –«вы их снизу, а мы их сверху»– был типичной хунвэйбиновщиной. Складывалась странная ситуация, когда генеральный секретарь, наделенный самыми высокими полномочиями, обращается к посторонним силам и структурам с призывом совершить необходимые действия вместо него. Выходило, что СМИ и интеллигенции следовало нападать на партию и правительство страны, в то время как сам генеральный секретарь довольствуется лишь ролью наблюдателя. Под видом плюрализма была развернута антисоциалистическая кампания, направленная на эрозию общественного сознания, разрушение коллективной памяти и советской идентичности, на деморализацию. Велась разнузданная кампания очернения советского прошлого, дискредитации советских лидеров и героев: от В. Ленина и И. Сталина до П. Морозова,


Альтернативы исторического пути Украины

209

А. Матросова и З. Космодемьянской. По словам американского журналиста Д. Саттера, «целых пять лет гласностью пользовались в качестве оружия в политической борьбе между Горбачевым и его противниками. В результате герои и негодяи в советском политическом пантеоне поменялись ролями»97. В общественном сознании произошла подмена понятий: социализм стал именоваться «тоталитаризмом», а капитализм – «демократией». Навязанные М. Горбачевым изменения в области идеологии и стратегии реформ все больше подтачивали единство партии, способствуя ее дальнейшей дезорганизации, лишая ее уверенности и четко определенных целей. В результате она становилась все более неспособной выполнять роль руководящего центра общества. Вслед за травлей партии пробуржуазные СМИ развернули кампании с целью деморализации армии и КГБ. В своем стремлении к достижению молниеносного и ослепительного успеха М. Горбачев, очевидно, решился сделать ставку на усиливающийся блок партийной и государственной бюрократии, связанный с отраслями и секторами «второй», частнособственнической экономики, и часть интеллигенции, выражающей и отстаивающей его интересы. Предоставление государственным предприятиям права на внешнеэкономическую деятельность означало на деле начало вывоза капиталов за границу. Создаваемые кооперативы стали узаконенными средствами ограбления государственных предприятий. Через них осуществлялась легализация теневых капиталов. Если в мае 1986 г. в УССР было только 400 кооперативов, то в начале 1989 г. – свыше 24 тысяч98. Работали они в основном не в сфере производства, а в торгово-посреднической среде. Перестроечные мероприятия 1986–1987 гг. обеспечили легализацию мелкотоварного и частного крупнотоварного укладов99. Лозунгом новой буржуазии стал «Куй железо, пока Горбачев»100. По мнению философа и публициста В. Трушкова, в результате симбиоза «реформ» Горбачева и практически неограниченных интересов и аппетитов аппаратчиков, связанных с кругами «второй экономики», и сложилась та гибельная «диалектика» широкомасштабного отступления и предательства по отношению к системе социализма в СССР, которая особо чувствительно дала о себе знать впоследствии. По выражению одного из апологетов реставрации капитализма, номенклатурные элиты шли «на запах собственности, как хищник идет за добычей»101. В 1989–1990 гг. происходило расширение масштабов теневой экономики, сращивание спекулятивных кооперативов, легализирующих теневой капитал, с пробуржуазной бюрократией. Все это вело к искусственному дефициту, порожденному массовыми закупками спекулянтами товаров первой необходимости.


210

Глава III

В годы «перестройки» с двумя существующими капиталистическими течениями (пробуржуазной бюрократией и теневиками, превратившимися в респектабельных кооператоров) сомкнулось третье – буржуазнонационалистическое102. Его представители, маскируясь под сторонников перестройки и социализма, начали создание несоветских политических проектов – народных фронтов, во главе которых часто оказывались неуравновешенные личности, не имеющие никакого опыта руководящей работы, но спекулировавшие на национальных чувствах и толкавшие своих сторонников на незаконные действия. Пренебрежительное отношение к национальному вопросу, игнорирование его взрывоопасности со стороны М. Горбачева привело к ряду конфликтов на межнациональной почве, вылившихся в отдельных регионах СССР в кровавые столкновения103. В ряде республик началось создание незаконных вооруженных формирований. А преступное бездействие властей и лично М. Горбачева, который во время возникновения острых ситуаций, как правило, оказывался за рубежом, лишь усугубляло ситуацию. В Украине перестроечные процессы в целом совпадали с общесоюзными. Политическое долголетие В. Щербицкого было обусловлено его высоким авторитетом в республике, стабильностью ситуации в УССР, хорошим обеспечением населения продовольствием и товарами широкого потребления, большей независимостью, которой обладала КПУ по сравнению с другими республиканскими партиями, личной скромностью и некоррумпированностью его окружения104. Одним из любимых выражений В.В. (так называли В. Щербицкого соратники) было: «А что скажут люди?» Первый секретарь ЦК КПУ воспринял идею перестройки с пониманием, так как в республике уже осуществлялись меры по усовершенствованию стиля работы, ускорению научно-технического прогресса, повышению эффективности производства. По словам Б. Патона, В. Щербицкий «не просто ожидал перемен. Он инициировал их, прилагал усилия – и немалые, чтобы они наступили. Щербицкий с надеждой воспринял идеи перестройки, пытался помочь новому руководству страны найти правильные выходы из сложившегося положения, выбрать верные ориентиры»105. Однако если М. Горбачев во главу угла ставил политические вопросы, то В. Щербицкий – экономику и научно-технический прогресс. Его беспокоила словесная трескотня, сопровождавшая инициативы генсека. Сами личные качества В. Щербицкого – человека дела, последовательного, убежденного коммуниста, чьим кредо была фраза «нужно меньше болтать, а тянуть плуг», – толкали его на конфликт с М. Горбачевым, за которым закрепилось прозвище «птица-говорун». Лидер украинских коммунистов не принимал того, что процесс совершенствования социализма постепенно


Альтернативы исторического пути Украины

211

подменялся его демонтажем, что экономика скатывалась к «дикому рынку», что государство устранялось от управления хозяйством. «Необходимо помнить, что невидимая рука рынка – это слепая рука», – говорил он своим помощникам106. Как отмечает в своих воспоминаниях один из них, «драма Владимира Васильевича заключалась в том, что он, зная и понимая, что происходит, практически ничего не мог сделать, чтобы предотвратить беду»107. Тяжело переживая происходившее в стране, последствия Чернобыльской катастрофы, зарождение националистического движения, В. Щербицкий тяжело заболел и осенью 1989 г. подал в отставку. На смену ему партия не смогла выдвинуть авторитетных лидеров. Желая укрепить пошатнувшееся влияние и получить мандат доверия от народа, М. Горбачев инициировал внесение поправок в Конституцию СССР, целью которых провозглашалось возобновление власти Советов, освобождение их из-под контроля партийного аппарата. На самом деле реформа привела к сокращению представительства трудящихся в Советах, ограничению роли трудовых коллективов в выдвижении и отзыве депутатов. Если раньше в Верховном Совете СССР было 51,3% рабочих и колхозников, а в местных Советах – 69,3%, то теперь возникла возможность для формирования антирабочего, буржуазного большинства. Так Советы из органов власти большинства народа – трудящихся превращались в орган власти новоявленной буржуазии, пробуржуазной бюрократии и пробуржуазной интеллигенции, которые сомкнулись вокруг Б. Ельцина. Сторонники «шоковой терапии» настаивали, что рыночная экономика и крупная частная собственность должны быть навязаны обществу «железной рукой» по примеру чилийского диктатора А. Пиночета108. Отмена шестой статьи Конституции СССР о ведущей и направляющей роли КПСС, введение президентского поста и принятие в июне 1990 г. постановления «О концепции перехода к рыночной экономике» означали наступление контрреволюции по всему фронту. На последнем этапе перестройки в стране резко ухудшилось экономическое положение. В 1991 г. национальный доход Украины сократился на 11,2%. Возникли перебои с поставками товаров, в магазинах образовались огромные очереди. Власти были вынуждены ввести карточную систему на некоторые продукты. В стране нарастало всеобщее недовольство, недоверие к властям, ощущались неуверенность, страх перед завтрашним днем. В 1990 г. в республиках прошел «парад суверенитетов». Республиканская партийно-хозяйственная номенклатура, воспользовавшись ослаблением центральной власти, стремилась легализовать свое право на теневую собственность. В этот период довольно быстро сформировался номенклатурный слой суверен-коммунистов, пытавшихся путем ослабления союз-


212

Глава III

ного центра, а по возможности и отделения от него, усилить свои позиции на местах. В Украине выразителем интересов этого слоя стал председатель Верховного Совета УССР Л. Кравчук. Дестабилизации положения способствовали деструктивные действия т. н. «национал-демократов», которым удалось оседлать зарождавшееся общественное движение («неформалы», культурнические, правозащитные объединения, стачкомы). Во главе Народного Руха и других национал-демократических организаций стояли, как правило, представители творческой интеллигенции (в основном писатели) и диссиденты, которые не имели никакого управленческого опыта, но генерировали безответственные прожекты. Если вначале нацдемы выдавали себя за сторонников перестройки, то по мере нарастания кризиса их деятельность все больше приобретала антисоциалистическую, антисоветскую направленность, разжигала противостояние в обществе, углубляла раскол между регионами. Пытаясь конвертировать спекуляции на трудных страницах истории в политическую поддержку, национал-демократы обвиняли во всех проблемах Украины союзный центр, который якобы «объедает» республику, представляли украинцев как жертв «московских оккупантов», рисовали маниловские картины светлого будущего в случае избавления от «гнета Москвы». Чего стоили только обещания вернуть в Украину полумифическое золото гетмана Полуботка! Народные депутаты-руховцы В. Яворивский и Р. Иванычук призывали добиться от правительства Великобритании возврата в Украину гетманских сокровищ. Нацдемы получали материальную и информационную поддержку из-за рубежа, в частности от украинской диаспоры. В условиях ухудшения экономического положения встал вопрос о самом существовании СССР. В марте 1991 г. состоялся Всесоюзный референдум о будущем страны (он проводился только в 9 из 15 республик), на котором большинство принявших участие в голосовании (в Украине 70,2%) высказались за сохранение обновленного Союза. Однако в разработанном проекте союзного договора уже не было ни слова о социалистическом характере республик, ни о советской власти. Вследствие «августовского путча» 1991 г. противникам советского строя удалось скомпрометировать и уничтожить все государственные и общественные структуры, сохранявшие социалистическую ориентацию, и вместе с тем под видом защитников свободы и демократии захватить власть. В Украине Президиум Верховного Совета, состоящий из пробуржуазной бюрократии и интеллигенции, принял решение о запрете Коммунистической партии109. Разрушение и антиконституционный запрет Компартии, которая была сердцевиной всего государственного механизма СССР, творцом это-


Альтернативы исторического пути Украины

213

го государства и главной цементирующей силой, обладающей монополией на власть, неизбежно вели к дезинтеграции Советского Союза. Как емко сформулировал