Issuu on Google+


ВНИМА

Литературное интернет – издание «PS» является свободно распрос сии. Журнал является НЕ коммерческим изданием. Все участник НЕ взимаем плату за публикацию произведений, НЕ производим пе норары.

Авторские права на размещенные произведения принадлежат их а РФ, а так же международными законодательными актами об автор Пунктуация и орфография авторов сохранена. Страница журнала «вКонтакте»: vk.com/ps_lit_jur Проза.ру: www.proza.ru/avtor/postskriptumlit


АНИЕ!!!

страняемым журналом, как в электронной, так и в печатной верки журнала работают бесплатно, на добровольных началах. Мы ересылку номеров авторам с их произведениями и НЕ платим го-

авторам, и защищены Законами об авторском праве Украины и рском и смежном правах.


    PS

15

      

17

       

17

      

18

!"        

18

#  $%  &

    

19

(       ...  * 

19

+ $  "  * 

20

.  /$ %  * 

20

#&   & 0 

C234567845

21

 - 

 : ;  /   </

25

#&     :

27


  :  = %    :

29

> " & ( ! 

35

!   $ * % @  A 

39

!#: : "  &  * C "

45

E :     . 

51

F$   <  E & 

55

% :  (  G 

59

.  $  C0 H

63

!  " J: < :

65

!     K 

69

E       .

71


Брайн наследник киностудии, которого отец заставил работать на этой самой студии. Он считает Брайана раздолбаем, прожигателем жизни, и хочет, чтобы он приобщился к делам компании и чему-то научился. На самом деле Брайн далеко не дурак и не прожигатель, но он создал себе такой образ для защиты. Дети Голливуда не могут себе позволить такую роскошь, как быть настоящими. Рейчел молодая, но талантливая актриса, с номинацией на Оскар. Приехала из Нью-Йорка. Терпеть не может родной город и родителей. Кажется гордой и неприступной. Судьбы всех героев связаны с кино индустрией. Казалось бы все, кто связан с красивым миром должен быть счастлив. Но это мир иллюзии. Мир вызова, протеста и бунтарства. Возможно, наглая и дерзкая и красивая Мария в будущем станет степенной Голливудской дамой, совладелицей студии, но сейчас ей нравится эпатировать публику. Она может заявится на студию одетая, как шлюха, переодеться в туалете и предстать перед всеми благовоспитанной девушкой. Брайн в будущем станет главой киностудии. И ему будет не до ерунды, но сейчас он хочет развлечений, любви и чтобы родители перестали смотреть на них с сестрой, как на вклад в будущее. Рейчел может быть поучит свой Оскар, станет звездой, кинобогиней, но сейчас она одинока, не может понять, что хочет, то ли любви, то ли убить кого-то. Выберите роль по себе, участвуйте в развитии этой истории. Кто знает, чем она закончиться... Ролевая игра "Игра в маски" от литературного журнала "PS"


Все началось с исчезновения отца. Скелеты стали один за одним выпадать из шкафа. Правда об отце, перевернувшая жизнь молодого парня. Новые друзья и новые враги. Неожиданные признания и самые сокровенные секреты. И…конечно же любовь. Главный герой, Алексей, находит в кабинете пропавшего отца письмо, в котором говориться, что его будут ждать в указанное время в указанном месте. Встретивший его человек, повествует ему о том, кем действительно был его отец. 500 лет назад, инквизиция нашла портал в так называемое межмирье: пространство между мирами. Через межмирье можно попасть в миры эльфов, гномов, вампиров, оборотней. Это миры в которые можно попасть через ближайшие порталы.Так же в центре межмирья находиться портал в мир первопроходцев: погибшей цивилизации, которая и создала порталы и всю магию. Межмирье - пространство между мирами. В нем летают "острова" - клочки земли, где обитает большинство населения Анклава. В межмирье есть воздух и можно свободно дышать, земля островов плодородна, что позволяет вести хозяйство. Так же в межмирье есть свои обитатели - драконы. Но ониредко нападают на путников. Вампиры, оборотни и некоторые представители людей объединились в Союз несокрушимых. Цель Союза - полного господство во всех мирах и личное обогащение. Эльфы, частично гномы и люди, объединились в Анклав сопротивления. Анклав противостоит корыстным планам Союза. Основная доктрина: незавидность миров. Большая часть гномов соблюдает нейтралитет, до определенного момента. Мир эльфов пал, поэтому штаб-квартира Анклава, столица мира эльфов Долан, находиться на одном из островов в межмирье.


ВНИМАНИЕ!!! Журнал "В семье не без анимешника" при поддержке Литературного интернет-издания "PS" и аниме-группы "Гильдия анимешников" проводит конкурс фанфиков. Правила конкурса: 1) Фанфик на любое аниме (кроме хентая и яоя) 2) Объем работы до 15000 символов с пробелами. 3) Как уже понятно, никакого хентая и яоя. 4) Плагиатом не промышляем! 5) Работы принимаются до 12 числа каждого месяца в теме "Конкурс Фанфиков", прикрепленные текстовым либо вордовским документом. Все работы будут опубликованы в номере журнала "В семье не без анимешника". Пятерка лучших попадет в номер литературного интернет- издания "PS" По итогам года будет выбран лучший из лучших! Дерзайте!


ВНИМАНИЕ!!! В проект "Летописи межмирья. Манга" требуются художники для расширения команды.Работа предстоит по одному из следующих направлений: - Прорисовка персонажей - Прорисовка окружения и панорам - Работа с градиентом (тени, эффекты) Требования: иметь базовый уровень рисунка, представление о пропорциях, желание работать над проектом. Пол и возраст не имеют значения. Ваши работы размещайте в специальном альбоме в группе проекта. Проект не коммерческий. Поэтому,если вы горите желанием заработать много-много денег, вам не сюда. ЕЩЕ РАЗ ВНИМАНИЕ!!!! Отбор художников проводиться ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО по предоставленным работам. СВЯЗЫВАТЬСЯ С АДМИНИСТРАЦИЕЙ НЕ НАДО. Если в течении трех дней с вам никто не связался по поводу сотрудничества - значит ваша кандидатура не была одобрена.


Результаты открытого голосования за звание «Лучшие произведения номера» 21 номера (декабрь 2013 года). Победу одержал:


Звание "Редактор года 2013 заслуженно получает Надежда Леонычева! От всей души поздравляем её!


ГОЛОСОВАНИЕ ЗАВЕРШЕНО! Первое место - Михаэль Верник (номинация на "Лучшее произведение года 2013") Второе место - Степаныч (номинация на "Лучшие произведения номера. Декабрь 2013") Третье место - Рашит Шаянов (номинация на "Лучшие произведения номера. Декабрь 2013")


ГОЛОСОВАНИЕ ЗАВЕРШЕНО! Первое место - Алина Миорай (номинация на "Лучшее произведение года 2013") Второе место - Елизавета Панчишина (номинация на "Лучшие произведения номера. Декабрь 2013") Третье место - Юки Никихаями (номинация на "Лучшие произведения номера. Декабрь 2013")


Как Вы оцениваете успехи журнала за прошедший год? Александр Неплохо. Мы развили наши интернетресурсы, создали дополнительные. Запустили две дочерние организации: ролевая игра «Игра в маски» и аниме журнал «В семье не без анимешника». Успешно провели несколько конкурсов. Довели до более внятной концепции ЛПН. Все не плохо, но есть куда развиваться. Манга, правда, немного притормозилась, но сейчас туда пришел толковый человек, и дело сдвинулось с мертвой точки. Надежда Я думаю, что в этом году наш журнал стал интереснее и разнообразнее. У нас нет какой-то одной тематики и ограничений по жанрам, и это, на мой взгляд, плюс. Читатель найдет то, что ему по душе. Максим Ну как... как условно-добровольное начинание с нулевой выгодой и без тесного контакта участников, я считаю большим успехом то, что все мероприятие еще не развалилось. Кроме того критика, бурление и кипение - это все чрезвычайно захватывающе и увлекательно. (Примечание автора: Максим изъясняется довольно своеобразно, н ок этому нужно просто привыкнуть) Лиза Мне очень нравится находиться в компании таких интересных людей, если учесть,

15

что они еще и замечательные писатели. За этот год было написано много разных произведений, а главное, мы узнали друг друга получше. Я никогда не могла выбрать среди нашей команды человека, который бы по моему мнению был бы более талантлив или просто импонировал мне. Поэтому, пусть же люди более субъективные решают, кто же будет лучшим в этом году. Что нового планируете в следующем году? Александр Будем развиваться, а что еще остается делать? В планах несколько конкурсов и придерживание той же концепции, что и сейчас. Надежда Что будет в следующем году рано загадывать, и вообще не стоит, могу только сказать, что будем развиваться дальше, публиковать новых интересных авторов. Максим Планирую удерживаться на плаву и дальше. Начинается голосование за "Лучшее произведение года". У вас есть свои фавориты? Александр Да, конечно, есть. Это Инна Нюсьман и Алина Миорай. Очень интересно пишут, за кого конкретно буду голосовать, пока не решил. Если честно, разрываюсь между этими вариантами. Надежда Да, фавориты у меня есть. Но кто это - секрет.

Максим Разумеется есть. Огромное впечатление на меня произвели такие работы как *Секс, смерть и сияние звезд*, *Свиной кровавый блюз*, *Герберт Уэст - реаниматор*, *Электрический палач* и, конечно же, *Худеющий*. К сожалению ни один из авторов этих работ даже не слыхал о *PS*. Не считаете ли Вы статью про журнал «Slovo Za Slovo» своего рода рекламой? Александр Давайте на чистоту: а было бы что рекламировать. Кроме группы в ВК у них ничего нет. Так, небольшой обзор, основанный на том, что они о себе написали. Скажем так, анализ их обещаний, вот и все. Заявка очень интересная, но кроме заявки – ничего нет. Мы просто провели обзор и все. Что же будет в итоге, надеемся, вскоре увидим. Надежда Нет, только если непроизвольной рекламой, так как рекламировать их никто не собирался. И статья о них это просто статья, отзыв. Также можно сказать, что мы рекламируем каждого писателя, на которого пишем отзыв и рецензию. А критика и рецензирование, это все же не реклама. Максим Нет. Так же, как не считаю рекламу прокладок рекламой птиц. Лиза Что насчет статьи, то даже если кто-то считает, что это реклама, то я не вижу в этом


ничего неправильного, реклама это всегда хорошо. Одним из нововведенией года было создание "черного списка", журнал подвергся жесткой критике со стороны авторов? Александр «Критика», в кавычках, была, но не от авторов, которые в черном списке, а по факту самого создания черного списка. Насчет списка: мы не мазохисты, и просто ограждаем себя от негатива, идущего от некоторых личностей. Надежда Там была не жесткая критика, а истерика авторов из-за журнала. Если честно, я даже не поняла, что же конкретно хотели те "заблокированные" авторы, у них было просто обострение сезонное, а мы им под руку попались. Мы любим всех наших авторов и ждем новых, готовы к сотрудничеству, а с авторами, которые начинают общение с нами с наездов и ругани не очень-то хочется сотрудничать. Максим Нет, жесткая критика выдвигается посредст-

вом исков и кастетов, а бурление говен в Интернете - это всего - лишь бурление говен. Лиза "Черный список" идея хорошая, хоть и радикальная. Просто можно встретить людей, которые готовы подпортить репутацию кому-либо просто для забавы или обиды необоснованной. А для того, чтобы избегать встречи с мало вменяемыми людьми, стоит защищать себя по мере возможности, так делает наш журнал. Александр, вы упомянули про критику о самом черном списке, можно подробней? Александр Можно. Просто одной читательнице не понравилось, что мы им бравируем, вот и все. Так же не понравилось… точнее, она, почемуто, решила, что мы не публикуем произведения о коммунизме. Видимо, некоторые читатели не совсем корректно поняли ограничение о пропаганде политических течений. И напоследок был толстый намек на плагиат в названии журнал. Так что, критика

журнала была. Надежда, вы являетесь автором сюжета "Игры в маски". Можете более подробно рассказать о самой игре? Надежда Да, являюсь. Сейчас нас играет трое, но у нас уже не сколько игра, сколько соавторство. Персонажей много и все поделены, но если вы хотите к нам можем вам дать парочку персонажей. Сюжет: действие проходит в Голливуде, частично в Нью-Йорке (семья Рейчел). И вот персонажи нашей игры живут своими играми, киностудия работает, актеры мечтают стать легендами, дети владельцев "заводов газет и параходов" стать не хуже родителей, у всех свои проблемы и мечты. Разгильдяй Томми женится на самой милой и спокойной девушке. Брайан готов встать у руля студии. Начинает встречаться с молодой актрисой Рейчел. Интересно у нас. Каждый свою ноту задает. Итоги подвела Елизавета Лифанова

16


Алексей Кедр «Рассветы» Я таких рассветов ещё не видел. Синь объята слёзами рыжих звёзд. - То ли я случайно кого обидел, То ли ты ладонями скрыла колючки роз? Ясный тихий шёпот берёзы прутьев Заглушил свистящий и быстрый хлёст. - То ли я на тебя посмотрел распутно, То ли ты, глазами блудя, замыслила что всерьёз? Я в надежде надену хитон сермяжный. Для тебя - диакон, для всех остальных - дурак. Я не важная птица, вновь подкоплю в бумажник И уеду к тебе, наконец, ночевать в Тоурак. Лист к листу прикоснётся, взывая в небо. Станут травы лелеять мысли и нежный нрав. - То ли я мечтаю уехать туда, где не был, То ли ты ко мне мчишься, всё бросив и всё поняв?

Алексей Кедр «Время жить» Кто же ты - пленяющее утром Мыслей не взбодрившихся печаль? Мне прожить бы в вертепе распутном День до новых истинных начал. И не замарать бы ядом душу, И не снизойти бы мне до лжи. Оградить бы мне глаза и уши Их к целебным б водам приложить. К водам, что из чрева благом плещут, Ликованьем всех святых журчат, При которых кротким рукоплещут, А на ложь уверенно молчат. Кто же ты, пленяющее душу Русло изменений мыслей, дел? Ты явилось мне судьбой-кликушей. Всё твоё теченье - мой удел.

17


Алексей Кедр «Аркан» На столе ваза. В вазе цветы Поблекли, померкли, завяли. За окном сразу Увидел: Ты Смеёшься, цветёшь. Едва ли Ты знаешь, что я, Прищурив глаз, Всё вижу, и стало душно. Мечтаешь спеша, Сподобившись враз Потоку миров малодушных. Стоишь ты в лёгком Пахнущем сне Ароматном, весёлом, бесстыдном. А я верёвкой Арканю мне Изгибы на теле видном.

Алексей Кедр «Праздник каждый день» Я съем кусочек пирога и превращусь в американца! Лимонный крем - пленительный порок. Предстанет доля мне моя тогда как доля оборванца, Но хорошо одетого, жующего пирог. Уймутся доблестные, внятные порывы И уровняются скалистые обрывы. Вот скатерть белая, налит до края чай, Усеян выпечками стол, хоть отбавляй! На всё это согну дугою бровь, За голову схвачусь дрожащею рукой Что новый день, то праздник, да ещё какой! Ватрушку съем и стану русским вновь!

18


Алексей Кедр «Скоро будет счастье» ...Памяти Николая Клюева Эй, давай, электро-возница, Преврати электричество в пар, Чтобы снова смогли породниться Псалтирщик, скрипач и гусляр. Больно тихо ты катишься в поле Сквозь пылину да спаржевый лист. Кто уж будет тобой задоволен? Ты ль не дрогнешь, услышавши свист? А потом литургию услышишь, Что свободно вздыхает: "Свят!" То - Господь уж из Храма вышел И ведёт по России ягнят. Скоро будет счастливое время! Заскрипел уж заклятый замок. И разрушится тёмное бремя, Долгожданный настанет рок. Расима Ахмедова Его не найти в интернете И нет у нас общих друзей. И он не бывал на балете, И он избегает людей. Его не найти в интернете, Силен и умен он, как я. Встает,как всегда, на рассвете, И ищет в прохожих меня. В нем жизни поток, словно ветер, Взлохматит он пряди мои. Его не найти в интернете. И он воплощает мечты. Он любит маму безмерно, Как любит сестру, ее дочь. Таких не бывает, наверно. Но мне говорит о нем ночь. Целует и пляшет, готовит Его и меня к встрече той. Будильника звон. Он сны свои смотрит. "Проснись и вставай, дорогой!" =)

19


Расима Ахмедова Эта белая зима Холодом меня сковала. Эта белая зима Сердце у меня украла. Далеко твои глаза, В них смотреть уже не нужно. И отсутствие лица. Ты давно уж стал мне чуждым. Шаг - одна, два шага - тоже. Не ищу тебя в прохожих. Ты не видел, кем я стала, Ведь зима сердце украла.

Расима Ахмедова Мой дорогой любимый муж! Купи мне желтых сладких груш. Передаю тебе привет, Знать,кто ты, для меня - секрет. Ты на ночь дочку поцелуй, А сына сильно не балуй. Ты расскажи им, то,что знал, Что в жизни ты переживал. Ты жди меня, любимый муж, Я за тобою даже в глушь. Хоть я не знаю твоих глаз, Уже люблю я сильно нас. Такая крепкая семья. Опора, верные друзья. Мы через многое прошли, В друг друге силы мы нашли. Мой дорогой любимый муж, Купи мне много сладких груш. Меня ты ждешь. Тебя я жду. Ты любишь нас. Я нас люблю!

20


Представим себе гипотетическую ситуацию в какойнибудь среднестатистической начальной школе в одном из многочисленных городов необъятной России. Первое сентября, допустим, первый урок в третьем *Б* классе. Детки толькотолько вернулись с курортов, дач и тому подобного, хорошенько отдохнули, загорели, лучатся свежестью, улыбками и чуть ли не фонят как урановые стержни. В целом - иддилическая картинка с одним существенным НО. Я уверен, в любом классе любой школы был, есть и будет в ближайшем будующем человек, максимально отстраненный и нелюдимый, выглядящий донельзя странно, частенько с полубезумно блуждающим взглядом, в ужасных растянутых свитерах темных расцветок и всклокоченными волосами, рассказывающий каждому, кто им заинтересуется о тайных ритуалах почитания Червя Совращающего (*Иерусалимов Удел* Г.Ф. Лавкрафт). Так вот, сидят детишки за партами, вышеупомянутый персонаж сидит так, что его увидеть можно лишь в том случае, если ищешь именно его, и учительница, молодая и красивая тетя дает простенькое задание. - Напишите сочинение на тему *как я провел лето*. Оцениваться оно не будет, это просто проверка ваших знаний русского языка. И все пишут. В конце концов звенит звонок, дети сдают работы, позже, уже вечером, молодая и красивая учительница читает сочинения и видит что в одном из них написано повествование, выходящее далеко за рамки понимая, учитывая то, кто его написал. И, допустим, написано там следующее:

21

* Не ради вас, но ради собсвенного рассудка, не в силах более прятать в глубинах своего помрачненного сознания жуткие воспоминания, пишу я эти строки. Все, чего хочу я так это забыть, как я провел это лето, потому как события, что произошли аккурат в середине июля настолько отвратительны, что способны свести с ума и более стойкого человека. Возможно вы знаете, что это лето я проводил на даче своего старого деда, что находится в деревне близ Смоленска, хотя это не имеет значения. Весь июнь я провел в обширной его библиотеке, устроенной в маленьком летнем домике, где кроме кровати и шкафа с книгами не было ничего, натыкаясь подчас на такие книги, которые могли бы показаться странными или же противоестественными. Большинство из них было написанно на неизвестных мне языках, и выделялось лишь своей старостью, право, книг старее мне не приходилось видеть, желтоватые их страницы грозили рассыпаться в труху под моими пальцами, но в одной, или в двух, были кроме странных слов и символов еще и изображения странных и страшных существ в окружениях настолько сюрреальных, что любой из ныне живущих художников осознал всю узость своей фантазии. Я не возьмусь описывать их, потому что для этого не хватит слов, однако же я могу передать свои ощущения - все картины словно

плыли, едва на них падал прямой взгляд, стоило же отвести глаза, и они снова становились чернильными узорами. Какая-то странная ассимметрия, уродливая логика, геометричность со знаком *минус* прослеживалась во всех этих картинках. Больше других меня привлекала одна - изображающая человекообразное существо, свернувшееся в позе эмбриона в кромешной тьме. Тьма эта казалось жидкой на ощупь, а существо невероятно большим. Подпись под гравюрой гласила: *Baal-Zebub*. Дед же, когда я спросил его про это изображение долго хмурился, а зател странно улыбнулся и сказал мне чтобы я выбросил все из головы и пошел погулял. Однако я не пошел в тот день. Только спустя две недели, когда половина лета прошла за разглядыванием той гравюры, я решил пройтись до текшей неподалеку реки Упокой. Долго я сидел там, вглядываясь в блестящую на солнце воду и незаметно для себя задремал, проснувшись оттого, что услышал чей-то слабый стон.Открыв глаза, я увидел, что к берегу неподалеку от меня прибило окровавленное тело. При ближайщем осмотре это оказался мужчина следних лет с залитым кровью лицом, на котором выделялись белые как снег глаза. Он был еще жив, но жизнь неумолимо покидало его истрепанное тело. Пока я, не зная что и


предпринять, стоял над ним как Давид над поверженным Голиафом, совсем маленький и беззащитный, он, очевидно, заметил мое присутствие, и, разлепив губы, прошептал чтобя я выслушал его, ибо это его последнее желание - последнее желание обреченного неудачника. И я выслушал, о, я взял больше чем мог бы унести, но ни слова из его несвязного лепета я не забыл и не забуду до самой смерти. Его звали... впрочем имя его неважно уже. Был он рабочим-нефтянником. Где-то неподалеку, у истоков реки, посреди непролазного болота, одна из частных групп экологовгеологов обнаружила небольшое месторождение нефти. Это не

стали афишировать, тем более что через неделю месторождение закрыли, так и не выкачав ни капли крови земли, закрыли в ужасной спешке и в строжайшей секретности, но я знаю о всем этом из первых уст, став исповедником умирающего свидетеля ужасных событий, что произошли там за короткую неделю. прибывшая экспедиция из бизнесменов, рабочих и ученых определила что небольшое, как показалось поначалу, месторождение оказалось настоящим бездонным колодцем. Чертова прорва нефти, на самом деле, почти у самой поверхности - редкая удача. Так как основные залежи распологались под болотами, осушать которые оказалось бы невыгодно, было решено про-

бить тоннель чуть поодаль, под углом. Чуть дольше, чуть сложнее, зато с твердой почвой под ногами, а не в жиже по пояс. Поначалу все шло просто замечательно. Одно лишь смутило тех, кто работал там - странный запах, вырвавшийся из недр земли, едва только был пробит тоннель. Он не был неприятен. По большому счету его почти не чувствовали - так, нечто сладкое вдруг повисло невидимой взвесью в воздухе. Существенным неудобством стало то, что вся еда, которую ели рабочие и ученые на территории будующего месторождения *провоняла*, у неё появился омерзительное сладковатое послевкусие, к которому, скрипя зубами, пришлось привыкнуть. Впрочем,

22


ненадолго... Другим же фактором, мешающим успеху в разработке стали мухи. Полчища оводов и слепней и целые тучи зеленых и синих навозных мух появились над месторождением и болотом. Поначалу их успешно отгоняли реппеленты, рспыляемые в неимоверных количествах, но вскоре они стали насущной проблемой, жужжащей и больно жалящей проблемой. Рабочие начали уходить, потому что терпеть это стало невозможно, а ученые же решили провести эхолокацию, подозревая что причина в глубине земли. Целое море нефти. Столько, что хватило бы на то, чтобы купить обе Америки - Северную и Южную, и еще бы осталась сдача на вертолет последней модели с личным пилотомрабом. И посреди этого черного моря они нащупали какой-то объект, зависший точно посередине. Огромный камень или отошетший пласт земли, напоминающий по форме скрючившийся уроднивый эмбрион. После этого открытия мухи стали еще агрессивнее. Стало ясно что пора бросать это дело, когда люди стали терять сознание от истощения, а будучи отправленными в больницу вскоре погибали с дикими криками, на вскрытии же открылась ужасающий факт - в их телах, в желудках и кишках, даже в костях, кишели опарыши, пожирая их изнутри. Мухи... роились. Те кто оставался в живых убегали, оставшиеся же сходили с ума и все кричали *О Вельзевул! О Вельзевул!*. Ровно через неделю после начала работ, те, кто мог идти - ушли, тех кто не мог - бросили. Тот, кого нашел я дополз из последних сил до воды и по-

23

терял сознание. Когда он заканчивал я уже не слышал его речи, перед глазами стоял эмбрион в кромешном мраке. Он разворачивался, глядя мне в глаза бездонными провалами, в которых плескалась невыразимая злоба. Мой рассудок канул во тьму и тело, не слушаясь более приказов мозга, подчинялось извращенным желаниям страшного существа. Руки мои обхватили голову полумертвого, полубезумного работяги и пальцы, обретя невиданную доселе жесткость, раздробили его череп, оторвали черхнюю часть. Мозг, омерзительное месиво, серокрасного цвета вывалился в мои руки и рот мой распахнулся. Последнее, что я понял перед тем, как сознание покинуло меня

окончательно, наблюдая за приближающимся к моему лицу куском плоти было то, что мозг мертвеца кишел отвратительными червями. Я съел это угощение. Угощение от Вельзевула. Я продолжал жить, стараясь не думать об этом. Я не думал что умру - и не умер до сих пор. И все вроде бы осталось прежним, чуть-чуть не таким, но прежним. Позже я рассказал об этом деду, перед отъездом. Он захохотал, и, хлопнув меня по плечу, прошептал в самое мое ухо: *Азатот с тобой, дорогой внук! Приезжай на следующее лето, и мы с тобой повеселимся! Я покажу тебе такие чудеса, которых не увидеть смертными глазами.*.


дам. Скорее даже не вопрос, а предложение. Задумайтесь о том, что почувствует молодая и красивая учительница после прочтения такого сочинения, и не прибавится ли в её шевелюре седых волос? Славься Азатот! Йа, Шуб-Ниггурат! Автор : Camerdiner

Теперь же, спустя полтора месяца от тех событий я чувствую себя превосходно, однако же стал отмечать за собой тягу к луне и сырому мясу. Иногда я встаю ночами и ем сырую говядину и пью свинную кровь, что украдкой оставляю для себя размораживаться с вечера на балконе. И в голову мне приходят интересные идеи. Пока я мал, я не могу славить Повелителя Мух, но я слышу, во сне я слышу его голос. Он требует, чтобы я отплатит угощением за угощение. Когда-нибудь я подам ему свежее, юное тело, чтобы нежная плоть ребенка утолила, хоть ненадолго, его голод, отголосок которого я чувствую постоянно.* И вот такой вопрос я за-

24


«У нас тут свой маленький протест. Мы против сна…» Фред Дёрст, фронтмен группы Limp Bizkit И действительно «сон для слабаков» - это подтвердят примерно семь-восемь тысяч фанатов, посетивших концерт Limp Bizkit – группы, которая уже не первый раз посетила нашу столицу Киев. Группа, взрастившая целое поколение, превратившая свой, так называемый ню-метал или правильнее реп-кор, в культовый стиль, обрела поклонников по всему миру, и дала толчок десяткам групп последователей. Одна из самых известных групп, успешно создающая коктейль из рокмузыки и реп-текста. Limp Bizkit style… Не найдется поклонника музыки, который не слышал бы названия «Limp Bizkit», группы-скандала, группыпровокации. Если ты однажды проникся их похабной и развязной начиткой, взрывными гитарными риффами, искромётными скретчами и другими электронными «фишками» ди-джея и мощной бунтарской энергетикой, которая «качает» вот уже столько лет, то ты непременно хотел бы посетить это уникальное действо – концерт легендарного «Крошащегося бисквита». И вот, эти веселые бунтари, путешествуя по России, после концертов в Москве, Питере, Новосибирске, Челябинске и других городах, очередной раз навестили Киев. 1 декабря в концерт холле Stereo plaza состоялся концерт, который собрал огромное количество фанатов, как из Киева, так и из других городов Украины. Поклонники альтернативной музыки маленькими группками тянулись со всех уголков Украины,

25

чтобы увидеть своих кумиров: для кого-то это было впервые, кто-то не смог пропустить это событие и второй раз. Для когото исполнилась детская мечта, кто-то пришел прокачаться и поднять себе настроение. В общем, никто не остался обижен, никто не ушел неудовлетворенным или грустным. И эта статья могла бы быть обычным отчетником о концерте, если бы мероприятие не совпало с разгоревшейся революцией в столице. Как человек далекий от политики, но всей душой приближенный к музыке, не могу сказать много о тех событиях, которые происходили на центральных улицах Киева. Но люди, нацепив украинские флаги, отправились на площадь отстаивать свои интересы и недовольство отказом от украинской евроинтеграции. Революция была названа «Евро-майданом». И все было довольно спокойно, пока властям не пришлось применять силу, что вызвало еще большее негодование масс. Начали распространяться слухи о том, что в Киеве, особенно в центральных районах стало небезопасно. И это подтвердят многие люди, особенно прибывшие по своим делам граждане из других городов. Ночью можно было услышать выстрелы, по улицам разгуливали много недовольных, в украинской символике и в целом в городе царила напряженная атмосфера. В университетах отменялись пары, кто-то тянулся к центру Киева, чтобы стать участником действа, кто-то же наоборот старался держаться подальше от «уличной» политики и проводить время вне Майдана (в прошлом известного местом проведения нашумевшей Оранжевой революции). Взбушевавшиеся родственники в

глубинках, в провинциях, и отдаленных городах, у экранов телевизоров переживали за тех, кого отпустили в столицу, мобильные телефоны становились горячими от предупреждений о возможной опасности. То, что транслировалось на экранах по всей стране действительно выглядело опасным и волнующим, но в тихих районах Киева (на Поздняках, Оболони) царила тишь да блажь, словно революции и не было. А поклонники (вернемся, наконец, к ним) Limp Bizkit готовились к концерту. И тут даже представители политически противоборствующих сторон позабыли обо всем. Сейчас они – одно целое, они на рокконцерте, у них одно сердце и одна и та же музыка в плейлистах. Что касается остальных фанатов, то они просто получали удовольствие, которое не каждый оценит по достоинству. Кто получал тумаки в слэме, кто прыгал, резвился и срывал голос, кто пробивался сквозь


толпы к сцене, кто фотографировал, но все без исключения были рады общению с кумирами. Здесь были и целые рок-династии, отцы приводили дочерей (даже так!), кто-то случайно встречал земляка, кто-то снова замечал в толпе человека, с которым веселился на прошлом крутом концерте, и от приятного узнавания и улыбок на вспотевших лицах становилось легко и весело. Кто-то сказал (не могу процитировать автора, коим был неизвестный мне фанат): «Limp Bizkit- семья существует!» Воистину! И, несмотря на некоторое недовольство организацией, фанаты остались довольны концертом, послушали самые известные песни своих идолов и отлично провели время. Это и правда была семья, несколько тысяч фанатов Limp Bizkit, веселившихся на концерте – это лишь маленькая часть

огромной рок-семьи, представители которой раскиданы по всему миру и мыслящие одинаково. Нельзя не упомянуть о милейшем местечке в центре Киева на Бессарабке, альтернативный бар «Погребок» - ярчайший пример того, что рок-семья не миф. Бар в подвальчике, где вечерами обычно выступают молодые и малоизвестные музыканты, радующие подвыпивших посетителей живой музыкой. Невероятно душевное место, куда можно зайти декабрьским вечером, согреться, перед тем, как отправится на вокзал, в родной город, делиться впечатлениями о концерте. Место, где бармен (женщина средних лет!) с криво-

кант, а за барной стойкой, человек, приехавший в Киев издалека просто, чтобы посетить концерт. Бармен интересуется, откуда родом и зачем в Киеве. Одобряюще кивает, узнав, что дело не в революции, а в концерте! «Вот и правильно! Это стоит того, чтобы колыхаться в поезде множество часов подряд. Сама такая была. Что нам эта революция? Она на соседней улице, не ходи туда! У нас же есть музыка. Главное, чтобы молодежи было, где выступать. И мой бар для этого всегда открыт. Вам сколько коньяка в кофе?» - и снова этот отсутствующий взгляд «а нам все-равно»…. Невероятное спокойствие и пре-

ватой улыбочкой посматривает на большой экран, протирая бокал, и качая головой. Она и бармен и хозяйка заведения. На экране – революция, стычки, все в сером дыму от дымовых шашек. Наводящие ужас картины. А тут, в теплом барчике, на акустической гитаре играет музы-

данность другим идеям, другому миру. И как же прекрасно, что все мы рок-семья. И у нас был «свой маленький протест», как сказал фронтмен Limp Bizkit Фред Дёрст. «Маленький, но многотысячный протест под флагами новой украинской революции».

26


- Ну… «стахановцы», давайте, давайте, я потом про вас бабушке расскажу, какие вы у меня сыновья-лентяи! - сказал мой отец.Говорилось нам часто, и всегда по делу. Это были самые мягкие выражения, бывало, мы удостаивались и выражений более крепких, от которых вянут уши и которые заставляют плакать слабонервных. Справедливости ради, скажу что мы того заслуживали. Так он приободрял нас, давал понять, что шутить уже поздно и пора заправить свои надутые губы, натянуть ранцы и шагать за ним, в лес. Почему же в лес? А да, об этом я ещё не упомянул. Мой отец - человек-дитя природы, настоящий Дерсу Узала нашего времени!Вывел нас – меня и моего брата ровесника Артёма, в приморский, поосеннему золотой, отдающий прохладой и свежестью лес за кедровыми шишками. Видели бы вы наши лица! Мы постоян-

кавит и обдерёт тебя, он просто и вкрадчиво либо пожмёт твою руку, либо также искренне, отвернётся от тебя, и стукнет веткой по голове. Утро, мы начали с лёгкого завтрака. Захватив мешки для шишек, несколько банок сайры, по буханке хлеба на человека, мы загрузились в наш серенький грузовичок. Позади салона, снаружи, нашу машину украшал плюшевый мишка-военный. С дырявой каской, пулеметной летной и перевязанной бинтом лапой он всегда привлекал особое внимание прохожих, наших знакомых. Да один раз , какойто особо предприимчивый индивид взял да и стырил его, отвязав от решётки на которую он был привязан. После дезертирства медведя, мы горевали недолго. Отец пообещал, что сделает ещё такого, даже лучше! Был октябрь, пора на самом деле золотая – не жарко и не холодно, когда ты комфортно

«автомобильную» тропинку и наш серый грузовкик, покашливая и причмокивая на ухабах, медленно но верно, вёл нас всё дальше в лес, всё дальше и дальше от моей любимой кровати и дорого компьютера. Наконец, мы выехали на полянку, с ещё зеленеющей местами травой. Дальше дороги не было, и мы, взяв всё необходимое, медленно начали восхождение на холм, что лежал впереди. Именно там то отец и назвал нас стахановцами, что позже стало его любимым выражением. Я совершенно преобразился, как и мой брат, когда мы забрались на первую горку. Она была крутой, скользкой, так что это стоило нам определённых усилий. Обернувшись назад, мы увидели тот прекрасный лес, ту девственную природу, что вдохновила Арсеньева, что была домом его другу-охотнику, Дерсу Узала. Небольшой ветер раскачивал кроны деревьев. Листики

но бурчали, ворчали, скорее, походили на столетних старцев с целым букетом недугов, от геморроя до хронической диареи! Отец никогда не приходит в лес захватчиком и варваром, наоборот, это своего рода храм, дом, куда он возвращается после долгих скитаний. Он гармонично сливается с природой, не старается её обхитрить, сделать больно, а относится посибирски просто и тепло. За такое отношение к себе, природа часто благодарит его грибами, рыбой, ягодами. Природа никогда никогда не обманет, не слу-

можешь наслаждаться своим пребыванием в этом мире. Нам предстояло получасовая поездка. Отец злорадствовал - врубил музыку на всю катушку, как он это умеет, устраивал танцы за рулём, короче получал полный кайф от всего происходящего. Нам лишь пришлось заткнуть уши и ждать… Постепенно, моё вечное недовольство жизнью начало вытесняться, по мере того, как я начал поглядывать в окно, рассматривать берёзки и клёны, с пожелтевшими листьями. Скоро, мы свернули на

будто шевелились, будто махали нам, прощаясь до следующей весны. Это завораживало. Весь лес, то наполнялся аплодисментами, то замирал, тогда лишь изредка ты мог услышать что где-то, пробежал какой то зверёк, или звук осыпавшегося листика, или упавшей кедровой шишки. Мы шли молча, каждый думал о своём, а может и вовсе не думал, а просто дал ветру и воздуху проветрить наши затхлые от постоянного пребывания в бетонных коробках души. В тот момент, я понял, нет ничего дороже и важнее,

27


чем такие мгновения, как это! Сотни компьютерных игр, валяние на диване, глупые, действительно глупые и пустые телепрограммы, никогда не заменят твоих собственных переживаний, твой собственный опыт. С годами, я стал всё чаще и чаще мысленно возвращаться в то время, особенно сейчас, когда живу в городе, где крыши домов закрывают звездное небо, а шум и постоянная суета отнимает у тебя столько сил и времени. Нет ничего дороже, чем просто так, остановиться, забыть кто ты есть, и просто созерцать естественное, прекрасное, суровое и долговечное – природу. Ничто, ничто не заставит меня позабыть столь чудесное время, когда безмолвно бредёшь по лесу, такой мелкий и ничтожный, ты чувствуешь, как одиноко тебе было без всего этого, такого тихого, вели��ого и естественного молчания! Больше двух часов, мы перешагивали сопки одну за другой, пока не добрались до

кедрового леса. Долго искать не приходилось – как оказалось, год выпал очень удачный, урожайный. Стоило лишь нагнуться, присмотреться, и вот уже очередная смолистая красавица отправлялась в мешок.Вскоре мы наполнили всё, во что можно только можно было, и не спеша начали искать место для привала. Остановившись на склоне, и поедая свежий, хрустящий хлеб с сайрой, делились переживаниями. Хлеб у меня был особо вкусный - смола с шишек прилипала к нему, что давало, какой то пикантный, особый вкус. Никогда хлеб мне не казался таким вкусным! Даже сейчас, находясь в Китае, и за 5 лет проживания здесь попробовав достаточно блюд, всё равно никогда не забуду того аромата, той обстановки и атмосферы. Ближе к вечеру отправились обратно. Облепленный смолой и листьями, весь в грязи и колючках, я радостно шагал в чаще леса, чувствуя себя вели-

колепно, наконец, обретя покой и равновесие. Так же чувствовали и мои родные. Похолодало, солнце начало закрывать глаза, готовиться ко сну. А пути назад так найти и не можем! Заблудились. Это даже раззадорило нас, остановившись, начали прислушиваться, может где дорога рядом? Ничего… Побродив ещё час, вышли на тропинку, и решили идти по ней, не сворачивая, а там уже – будь что будет! Когда уже мгла совсем окутала землю, и двигались мы почти на ощупь, заря догорала последним лучом, мы дошли до дачного посёлка, где нам посчастливилось встретить задержавшегося у себя на грядках дачника! Он с радостью довёз нас до нашей машины, за что отец его наградил шишками. Все были рады, что наконец добрались до грузовика. Ещё бы, ведь завтра понедельник! На этом приключения нас не оставили! Проезжая на очередную яму, машина дном задела камень, от чего отвалился глушитель. Погрузив его, как раненного бойца в машину, мы продолжили путь. Ха! Из-за поломки последнего, в салоне стоял невыносимый гул! Заткнув уши листьями и пальцами, добрались до дома! Вот такая она была, моя памятная поездка за шишками.Они всё ещё лежат у нас в гараже, их становиться всё меньше и меньше, и вполне возможно, что скоро мой отец, взяв на этот раз моего младшего брата отправиться в лес, за новым пополнением. Уверен, что и его впечатления будут такие яркие, как и мои! Автор: Виктор Ропот

28


Этой фразой парировал китаец собеседнику,стоя в проходе вагона купе ,говоря что жизнь у него еще хороша и как бы в подтверждение указывал на пол в тамбуре, два «тела» которые прижавшись друг к другу пытались таки попасть в царство Морфия, провалится в пелену сна…Эта фраза и «заставила» мои измученное лицо выразить что то на подобие улыбки… Слишком уж тяжело сохранят бодрость тела и духа путешествуя на 18ти часовом поезде…И вроде бы это не так уж и сложно, казалось бы сиди ты на месте, отдыхай после 9ти дневных «скитаний» по столице самой населенной страны, да вот вся загвоздка в том, что как раз таки сидеть тебе ,в полном понимании этого слова, врядлиудасться…Почему? Об этом лучше спросить эту армаду туристов, китайского «производства» и иностранного, чтож им так не сидиться дома, вследсвии чего даже на сидячие места и то билетов нет… Но давайте вернёмся к началу, а именно, я хочу объяснить причину моего попадания в столь жалкое положение! Молодость! Эта та пора, когда жажда к приключениям, словно зуд на уже сросшейся но не до конца восстановившейся кости, тянет тебя к неизведанному, не даёт тебе покоя, вечно требуя от тебя действия! Ты словно эмоциональный наркоман, тебя, выражаясь молодёжным сленгом, не «вставляет» эта размеренная жизнь, ты как спичка в коробке ищешь способ вы-

29

браться и вспыхнуть ,почувствовать этот мир таким какой он есть, а не таким каким нам его описывают. Уверен, мои друзья, и вас порой будоражили подобные мысли. Именно это и чувство меня, студента 2ого курса международного факультета Хелуйндзянского университета, или попросту «Хейта», что находится в провинции Хейлонзянь. Дело было летом…После утомительного учебного года, где зубрёшка наяву(в бодром состоянии) и зубрёшка во сне по -очерёдно сменяли друг друга, я решил( а это уже подвиг!) что конечно хорошо ходить на все пары,сдавать экзамены выше девяноста баллов, считаться лучшим в своём «бане», но моя жизнь требует изменений, душе требуется разгул, и попросту нужна какая то «движуха»… Честно говоря выбор был не велик, либо ехать домой и как и раньше продолжать нервировать мою печень, или же остаться в Харбине, нервируя мою психику… Но благодаря(а не поставить ли мне ковычки?) одному человеку, , я всё же остановил свой выбор на третьем плане. Он заключался в том, чтобы не с того не сего, на следующий день после рождения этого плана, взять и поехать в Пекин, политическую столицу страны ароматного чая и обаятельных девушек, а также гор мусора и испорченного воздуха. Как говориться, сказано – сделано! В день рождения этого безумного плана мы отправились на вокзал! Простояв в оче-

реди по каким даже российские больницы не плакали, мы наконец достигли заветного окошка с чудной баршней, она же – кассирша. Тут нас ждало следущее испытание… Вследствии начала каникул все китайские студенты спешат домой, как говориться отведать родного местого рису, из за чего билетов на лежачие, сидячие, висячие и прочие места на сегодня и на последующие 7 дней нет! «К счастью, вы можете купить «стоячие билеты!»- радостно сообщила милая кассирша и принялась разглядывать мои необычные для китайцев волосы… «Вот оно значит, «счастье»»,подумал я и неподумав дважды купил заветные билетики… Самым интересным было то, что билеты на сидячие и стоячие места не разнятся в цене, а значит будет вдвойне обидно смотреть на обладателей сидячих мест, которые буду мирно спать ,пока ты будешь постоянно думать о том, куда бы притулить твою тушку, постоянно спасаясь то от тележек с напитками и закуской, о мои бедные ноги, то от назойливых китайцев которые непременно хотят сказать какой у тебя ,понимаешь ли хороший китайский! Чуть не опоздав на поезд, (славное начало),мы поднялись на борт и … как бы тут хотелось написать сели на свои места, но нет, мы на них встали! Знаете, тем кто ездили на поезде или на любом другом транспорте на дальни дистанциибез места, знакомо это чувство… Какая то покинутость, грусть начинает


одолевать ваше сердце… И теперь, проблемы, те «очень серьёзные проблемы», по которым вы так беспокоилисьнедавно, (мол что нет у тебя такого телефона и жизнь теперь на этом кончена, или всё достало и тому подобное), разом кончились, утратили вес и только в этот момент ты понимаешь, настолько ничтожны они, и ты вместе с ними… Только тогда я понял смысл до боли знакомой фразы «научись радоваться малому» или «ищи счастье в мелочах». Вот где оно счастье то! Не нужны мне ни телефоны, ни компьютеры новые, я был бы рад мягкому сиденью, где ты можешь просто отдохнуть и расслабиться… Но большинство обладателей заветных местне разделяли моих взглядов, вечно ёрзая и не излучая ни намёка на ту радость какой бы наполнился я! К счастью, долго стоять не пришлось! «Благородный муж не отступает перед трудностями…для благородного мужа, в преодолении этих трудностей и есть истинное наслаждение» это ранее изученная восточная пословица всплыла в моей голове. Правда я тут же посмотрел на свою спутницу, и честно говоря огорчился тому, что пословица насчёт «благородной жены» и словом не обмолвилась… Надо было что то решать. Побродив некоторое время по тамбуру метра 3 на 4, бормоча только мне понятные слова и взъерошивая волосы и привлекая нездоровое внимание окружающих, пожалуй, только пена изо рта не шла, а так бы забрали са-

ми знаете куда, я, в компании с подругой, отправился в поездресторан. И не поверите! За исключением 2ух столиков, а всего их там было 10, не было не души! Вот утёр бы я нос сейчас тем кто говорил что я ни на что не гожусь! Радость была не долгой…После того как мы заняли один столик и оказались на пике удовольствия, к нам подоспел официант , парень лет 20, и сообщил что так просто нам тут так просто посидеть не получиться, что надо заплатить за обед(в то время как раз пробило 13 часов), за ужин, и за завтрак! В общем выходило с каждого по 70 юаней… Будь я в другой ситуации, ещё бы подумал, но находясь в данном положение, мы согласились, и вмиг расплатившись вернулись в мир наслаждений. Под вечер вагон был забит и китайцы сном себя явно не утруждая пили пиво, громко разговаривали, и самое главное – непременно ели! Каждый из них как минимум один раз проходил мимо с «бичпаком». Мне даже довелось услышать, как несколько китайцев обсуждали мою внешность, гадали кто я и кто моя спутница. Порой мне вообще хотелось вмиг забыть китайский, чтобы не слышать грязной ругани что доносилась откуда-то позади меня и относилась она не к кому либо а так, для поддержания разговора.Путь занял 18 часов. Вот так, сидя, сияя от счастья и этим пугая хмурых пассажиров, мы добрались до

Пекина. Было утро…Первое что вырвалось у нас из уст было :好 多人 !(Как много людей! И вправду, люди были везде сзади ,спереди, справа и слева. Хоть по потолку не ходят, обрадовался я. Толпа словно одно целое, будтоединая биомасса вытекала из вокзала на улицу сливаясь с другими потоками и утекая по всем направлениям… Дышать было мягко говоря нечем… Воздуха нехватало, смог окутал город. Но всё это нисколько не оттолкнуло нас, по сравнению с тем что нам пришлось пережить недавно, это было мелкой проказой судьбы и не более. Метро. Именно эту табличку мы искали ближайшие пол часа… Очутившись под землёй я был немного разочарован… После московского и питерского метрополитена, их пекинский собрат выглядел явно моложе, и не представлял из себя ничего такого чем можно было заинтересоваться. Здесь тебе нет никакого искусства, никакого духа старины… Современно…И очень просто. Вот что мне пришло тогда в голову. С другой стороны, свои главные функции пекинское метро выполняло не хуже. Гонимые жарой и жаждой, мы добрались до заранее забронированной гостиницы на улице Гулоу (故楼街),чуть ли не в центре Пекина. О бронировании хочется рассказать поподробнее. Те, кто жил или путешествовал в поднебесной, знает

30


какое это не простое дело, особенно в период каникул. Перед приездом мы несколько часов бродили по просторам сети интернет в поисках ночлега… Нигде, и это не преувеличение, нигде не было свободных мест. Все хостелы, гостиницы с более или менее приемлемыми ценами были забиты на неделю вперёд. Почти все.… Когда мы уже потеряли надежду и готовились просвести незабываемую ночь с китайскими собратьями по несчастью на вокзале, буквально последняя ссылка подарила нам надежду. Номер был не люкс и даже не 3 звезды, без окон, зато располагался в центре мегаполиса и имел кондиционер. Как и в предыдущих ситуациях размышление было отброшено в сторону и мы созвонились с управляющёй данной гостиницы и забронировали комнату на 9 суток, именно столько времени я планировал провести в столице. Быстро переодевшись и перекусив чем попало (слава китайской пищевой промышленности!), мы, по заранее купленной карте, начали готовить наш маршрут. Ввиду тяжёлого переезда, решив не обременять и так уже помятые и не выспавшиеся тела свои , в первый день приезда мы решили прогуляться по окрестным местам, заранее пообедав съездить на площадь Тянь Ан мень, наделать кучу фотографий и в завершении всего доковылять до нашего пристанища и забыться сладким сном. Что поразило меня до глубины души моей грешной, иностранцев в Пекине огромное множество, порой на тебя нападает мысль а не в европе ли ты… Люди в Пекине намного культурней, вежливей и при ви-

31

де иностранца не издают возбуждённые вопли, не рассматривают тебя как дикую обезьяну, невесть откуда пришедшую аж на северный полюс, не гладят, не кормят бананами и при этом не раскрывают рта пуская при этом слюни… Именно подобные взгляды на себе выдерживал, я думаю, каждый иностранец оказавшийся в не столь густо населённом и экономически развитом городе. В Пекине на тебя вообще никто не обращает внимания, для местных жителей лаоваи прочно вписались в их повседневную жизнь. Обед прошёл без происшествий, если не считать трехзначного счёта за скромное блюдо из мяса приправленного перцем и две чашки риса, приготовленное умельцем с Сычуаня. Площадь Тянь Ан Мень. Пытаясь скрыться от суеты приезжих туристов, мы быстрым шагом дошли до портрета Вождя, пожелали ему здоровья, и пройдя ещё сотню шагов перешли через стену строительного комплекса и оказались в парке, где человека разумного почти не наблюдалось, чему мы обрадовались неописуемо… Старинные надписи о которых даже моя спутница не горит желанием говорить, так как порой не знает что они значат, высокие дубы, беседки, здания предназначенные для проведения собраний на высшем уровне, - вот что окружало нас. Запах старины просто витал в воздухе. Только очутившись там, я понял, насколько же могущественна и величественна власть в Китае. Чтобы уловить это мне лишь стоило наполнить грудь воздухом, пройтись по выложенным из камня дорожкам… Это завораживает.

После шумных улиц, нам так не хотелось покидать наше укрытие, но следуя плану и обстоятельствам(время уже подходило к вечеру), мы зашагали на саму площадь, что находилась напротив портрета Мао, через дорогу. Справа находилось здания государственного совета, и оно всем своим видом показывало, что «гражданин, в Китае ты не забалуешь!»… Прогуливаясь по бескрайнему полю из бетона и камня, мой взор остановился на человеке в военной форме, молодого и прекрасного телосложения. Такие люди встречались на каждом шагу. Они бдели закон и порядок, и как истуканы, не шевеля ни единым мускулом смотрели, куда- то вдаль, в светлое будущее китайского народа. Как мне объяснила барышня, они избранные, в полном понимании этого слова. Полицейские, олицетворяют собой могущество партии. Их выбирают из огромного количества претендентов. Все они, как на подбор: высокие, стройные, мускулистые, словно высечены из камня и поставлены на улицы защищать невинных и наказывать провинившихся… Для этого нужно пройти несколько лет изнурительной подготовки, жить в спартанских условиях, представлять лицо государства и за это получать… две тысячи юаней ( эквивалетно 10 тысячам рублей)… Вот такова она, справедливость. Но мои размышления о высоком нарушила рядом проехавшая полицейская машина. Оказалось, что время для прогулки окончено, и всех вежливо но настоятельно просят покинуть площадь. Полицейские машины и пешие блюстители порядка образовали полукруг и постепенно начали ссужать


его, принуждая волей не волей всех покинуть данную территорию… Опустив голову я влился в поток и стал послушно топать вон… В голову пришло сравнение со скотом, который сгоняют с пастбища… С другой стороны, ничего не поделаешь, ввиду огромного числа прогуливающихся, данная мера была самой действенной… Фотографии были удачно сделаны, дорога домой успешно проделана, и вот после тяжелейшего дня я рухнул на кровать и предался отдыху. Наша поездка была бы не столь интересной, если бы не те трудности, которые поджидали нас везде. Деньги были одной из них. Инвесторы, или попросту – мои родители, денег мне не прислали, и взял я с собой в дорогу личные сбережения, суммой не более 500 юаней. Большую часть суммы предоставила женская половина экспедиции… В итоге на руках после вычета стоимости билетов и суммы заплаченной за проживание у нас получилось не более 1000 юаней. Ввиду этого мы решили избегать мест наплыва туристов и питаться исключительно в чисто китайских ресторанчиках, лапшичных или супных, кому как удобней. Именно таким местом и оказалась супная в переулке недалеко от нашей гостницы. Место довольно не примечательное, служившее «заправкой» для местных жителей, в основном пенсионеров. Найти мы её смогли благодаря какой то милой старушке, которая удивившись моему знанию китайского языка с радостью рассказала про то, где можно перекусить, чтобы было и не дорого и вкусно. И в самом деле. Я, а в частности мой желудок, остался довольным и на по-

следующие несколько часов голод нам не грозил. Думаю, стоит немного поговорить о китайских лакомствах, а именно о так называемых сяочши, закусках, различных блинов, пирожков и других превкуснейших вещах. Это целая культура, которая древнее многих государств, старше религий и мудрее философских течений! По началу, если честно, меня отталкивала сперва казавшаяся неопрятность в приготовлении блюд… «Фу … Никогда такое есть не буду…»думал я. Куда там! Спустя некоторое время, моя любопытность взяла вверх и я решился таки купить себе самый безобидный вид – пирожокс зеленью. Так началась моя любовь к китайской кухне. Она поражает своим разнообразием, только представьте, буквально в каждой провинции, а в порой и каждом большом городе имеются свои уникальные блюда, которые своим уникальным вкусом делают себе имя на весь необъятный Китай. Мне не описать всех прелестей китайской кухни, думаю, для этого потребуется несколько лет, но лишь скажу что без некоторых кушаний я прожить не могу, так сильно они вошли в мою жизнь. Далее, словно по дуновению ветра, завертелись минуты, часы и дни моего путешествия. Как бы я ни старался упорядочить всё, что происходило со мной, ничего дельного из этого не получалось, что может даже и к лучшему! Слишком прекрасна жизнь в своём хаосе, невероятном сплетении и неординарности, чтобы попытаться наложить на неё какие то временные рамки! Я забыл себя прежнего, стал губкой, впитывающей всё новое и досель невиданное.

Каждый день я проводил в брожении по музеям, картинным галереям а также другим местам скопления культурной макулатуры. Более всего мне запомнился район под странным названием 798. Будучи обителью свободных умов и искусства, оно представлялось мне иначе, чем то что я увидел. Данная «зона» была основана на месте завода, со временем мало что изменилось и порой я ловил себя на мысли а не заблудились ли мы… Но нет, вот за углом тебя «поджидает» очередная интересная статуя, а значит волноваться не к чему, и мы тотчас же спешили запечатлеть данный шедевр. Последнего там хватало. Наибольшее впечатление на меня оказал 5-ти метровый робот, собранный из автомобильных частей. Был запретный город, с зелёными парками, неспешными прохожими и добродушной уборщицей. Гуляя по алее, невольно заслушался игрой скрипача-любителя, своей музыкой притягивающий прохожих, заставляющей забыть о суете мирской и усталости. Знакомство со стеной В последние дни моего пребывания я отправился на китайскую стену, пожалуй, самое знаменитое и монументальное строение, когда было то ни было воздвигнутое китайцами. Словно на крыльях своих впечатлений, я ничуть не устав, сперва сев на метро, позже простояв в очереди за билетом на скоростной поезд до самой стены, оказался в комфортабельном вагоне, ослепляя улыбкой само солнце. Напротив меня, если не изменяет моя память, сидела довольно молодая семья – супружеская пара с дочкой. И муж, и

32


жена, и даже их дочь, - все были слегка полноваты. Это тот вид полноты, когда при первом же взгляде ты понимаешь, что человек перед тобой абсолютно здоров, что это, так сказать, дань моде, что эта округлость их лиц – нечто иное, как признак сытой жизни, где еда и удовольствие являются главнейшими требованиями, на пути к счастью. Их дочь, девочка лет пяти, с румяными щечками и двумя небрежно сделанными косичками, сразу произвела на меня впечатление особы с характером. Шаловливые, требовательные и вечно чему то недовольные глазки беспрестанно бегали от предмета к предмету, а пухлые, поросячьи губки, несомненно мамины, не могли «усидеть» на месте. Из раздумий, меня вырвал толчок, ознаменовавший начало движения поезда. Предстояла ничем не отягчающая полутора часовая дорога. За окном, город, начал сменяться низенькими постройками складов, за ними последовали бесчисленные деревушки, с довольно однообразными двориками. Через некоторое время перед моим глазами предстал лесной пейзаж, с двух сторон наш состав начали окружать сопки, становясь всё выше и выше. Становилось всё жарче и жарче, что и не удивительно, время было почти 11, а июльское солнце нещадно палило, заставляя всё живое вокруг впасть в сонное, ленивое состояние. Тем временем «фунтик», так и ёрзал, кричал и требовал непонятно чего от своих родителей. Они же нисколько не пытались её утихомирить, и её истерические крики и ор могли слышать все пассажиры моего ваго-

33

на, без исключения. Такая ситуация, когда детям позволяется многое, в Китае не новость. Из-за перенаселения, власти ужесточили демографическую политику, разрешив лишь одного ребёнка в семье, чем поспособствовали созданию целой армии избалованных детей. Будучи одним ребёнком в семье, на тебя падает всё внимание, вся забота и ласка от родственников, как по материнской, так и по отцовской линии. Отсюда и изобилие подарков, и разрушенное, исковерканное понимание справедливости. В итоге получается этакий маленький бог, раз вкусивший прелести своего положения, и вечно требующий подпитки и подтверждения своего статуса. Какое же было счастье, когда я наконец сошёл на перрон, оставив позади эту шумную семейку, а с ней и головную боль. Перекусив в ближайшем пункте для туристов, следуя указательным знакам, наконец начал своё восхождение на стену. Людей, особенно вначале, было видимо-невидимо! Но чем дальше и выше поднималась стена, чем больше ступенек я преодолевал, тем меньше людей встречалось мне на глаза. Вскоре , к своему счастью, обнаружил, что я остался один со своими мыслями, и что никто, ни одна живая душа, кроме парочки таких же неугомонных искателей свободы и тишины, не помешает мне созерцать великолепные пейзажи, коих было неописуемо много. Я словно перенёсся в те времена, когда эта стена использовалась по назначению, будучи охраняемой тысячами воинов, и служившей важнейшим торговым путём. Я ушёл от эры телефонов, на глаза не попадались назойливые тури-

сты с навороченными фотоаппаратами, гаджетами и прочими девайсами. Все они остались там, позади, внизу, вместе с человеческой ленью и комфортом, что порой можно считать как слова тождественные. Ветер нежно обдувал лицо, у подножья стен радостно шептали листья, и боже, как я был благодарен самому себе, тому что я переборол себя, не променяв эти не забываемые мгновенья на очередные часы сиденья подле экрана компьютера. Я чувствовал что живу, что это чувство реальней всего на свете, и что его я не променяю ни на какие игры, или походы в кино. Долго ещё бодил по стене, представляя, как должны были на этом самом месте, проезжать колесницы, гружённые шёлком и пряностями, как обливаясь потом, валясь от усталости шли и шли измождённые путники… При рассматривании одного из холмов, что гладко расстилался вдали, увидел очертания стены, но запущенной, побелевшей от времени. Долго я думал о том, как бы мне хотелось оказаться там, на разрушенной временем и ветром стене, куда не забраться обычному человеку, где всё осталось нетронутым с древних времён. Незаметно, прошло 5 часов. До заката оставалось не более 2 часов, и только тогда я понял, что забрёл слишком далеко, и времени на обратный путь попросту нет. Найдя ближайший спуск, побродив по лесу, я нашёл нужную тропу. Мое внимание обратил на себя запах помёта, досель мною не встречавшегося. Выйдя из зарослей, обнаружил, что передо мной, в метрах пятидесяти, стоят два больши вольера с маленькими


медвежатами. Бедные создания, переживали не лучшие моменты своей жизни. Жара стояла невыносимая, они высунув свои фиолетовые языки, сгрудились под тенью, падающей от сопки. У них давно не убирались, так что вонь, столь сильно меня поразившая, была объяснима. Посочувствовав им, на миг, возненавидев людей, а потом,врочем, как и раньше, простив, я поспешил на перрон, дабы вовремя поспеть на последний поезд. Далее, всё прошло без происшествий, если не считать ливень, я мокрый, уставший, но безмерно довольный, приняв душ, забылся мирным сном. «Хорошая» новость И время, и деньги поджимали, так что отдохнувши и позавтракав, я поспешил на вокзал – прикупить билеты обратно в Харбин. Последнее событие навечно застрянет в моей памяти, как пример моей лени, и не

дальновидности, за которые я поплатился. Будучи в прекрасном расположении духа, я вовсе не подозревал что вскоре мне вновь будет над чем призадуматься! Какое же было потрясение, когда я, узнал, что билетов снова нет, что не будет их как минимум 10 дней, что меня снова ждёт незабываемая поезда обратно, и опять стоя! Я ругал, клял на чём свет стоит себя, и только себя. Благо, в тот день, был мой день рожденья, так что плохое настроение довольно быстро улетучилось. И вот, через два дня, я оказался в том положении, о котором описывается в самом начале моего рассказа. По прибытию в Харбин, я горько осознал, насколько же разнятся эти города, насколько беден и неразвит север Китая. В полудрёме поймал такси и вскоре оказался дома. Усталости не было предела, каждый член моего тела, его ка-

ждая частичка –всё молило и просило отдыхе. Едва попав домой, и скинув верхнюю одежду, я забылся наверно одним из самых крепких и здоровых снов в моей жизни. Может вы спросите, жалею ли я о том, как выдалась эта поездка? Хотел бы ли я что то изменить. Я с гордостью отвечу - нисколько. Все трудности, эти, действительно ничтожные препятствия, которые стояли на моём пути, научили меня ценить радости жизни, от маленьких до больших, ловить кайф от самого повседневного занятия – безмятежного сидения на стуле. Но я отнюдь не собираюсь предаваться этому королевскому для меня наслаждению слишком долго, и вот уже скоро, совсем скоро я встану, и пойду навстречу этому большому, неизведанному миру. Автор: Виктор Ропот

34


История охотно открывает свои величественные двери перед великими и сильными мира сего,для обычных же и простых людей эти двери закрыты и не каждому дано в них войти.Но несмотря на это в жизни каждого,абсолютно каждого наступает звёздный час.Кем бы ты ни был,директором банка или дворником,женщиной или мужчиной,человеком или животным.Он бывает у всех. Бывший школьный учитель физики в сельской школе,астроном любитель,а ныне пенсионер Иван Афанасьевич Циклопский был совершенно обычным,среднестатистическим человеком.Он это знал,но всегда хотел сделать в своей жизни что -нибудь великое и значимое.Хотя бы для самого себя.Каждый этого хочет.Кто-то просто грезет об этом,а кто-то идёт к этому через тернии,ступая усталыми,кровотачащими ногами по усеянной препятствиями,опасностями и искушениями дороге жизни,нисмотря ни на что.Иван Афанасьевич и был этим "кто-то",и принадлежал к обеим вышеперечисленным категориям людей.Совершить чтонибудь великое человек хочет ни столько от того чтобы о нём заговорили и не из-за желания славы,а скорее для того,чтобы сказать себе и миру "Я есть!","Я существую!" и "Я хочу прикоснуться к вечному".Все хотят оставить после себя след.Но долго ли просуществует след оставленный на снегу?Иван Афанасьевич хотел не просто сказать "Я есть!",но громко закричать об этом и след он хотел оставить желательно,как можно более глубокий... Циклопский мечтал покорить космос.Много лет он вы-

35

нашивал эту идею и ещё столько же пытался воплотить в жизнь,но обстоятельства этого сделать не позволяли.Жизнь,как бы говорила ему "Ещё не время" и он это знал,как знал и то,что всему своё время,что все кусочки пазла должны сойтись.Он не задавался вопросом "от чего всё так?",а просто ждал. Иван афанасьевич имел в душе своей стальной стержень имя которому - вера.Стержень этот нисмотря на многочисленные попытки никто не мог согнуть;ни судьба,ни люди,ни обстоятельства,а всякие сомнения он грозно и уверенно отсекал мечом имя которому - надежда. Бывший школьный учитель сидел за столом и допивал чай из жестяной кружки.Его одержимость мечтой была во всём,во внешнем виде,в густой,седой бороде,заросшей,косматой голове,в сломаном стекле очков,в повад-

Афанасьевич заметил образовавшийся и всёувеличивающийся водоворот и чем он становился больше,чем сильнее закручивался,тем сильнее становился ветер.У Ивана Афанасьевича вырвало из рук кружку.Она взмыла ввысь,капнув на белый халат содержимым и полетела в направлении чёрной и пугающей воронки.Циклопский смотрел ей вслед пока она совсем не скрылась из виду. - Не сегодня. Подумал Иван Афанасьевич и захлопнул дверь,но ветер с громким хлопком открыл её сново,так будто кто-то выпнул её со всей силы ногой.Иван Афанасьевич упёрся одной рукой в стену,а другой закрыл дверь и резко задвинул щеколду.Он сел за стол и размахивая руками стал что-то бормотать лишь изредка выкрикивая отдельные слова "Увидят","Сделаю","Полетим"," Да!"Просидев так какое-то вре-

ках и речи.Он встал из-за стола и направился к двери выплеснуть остатки чёрного чая.Неуспел он дойти до двери избы,как сильный ветер распахнул её.Иван Афанасьевич встал в дверном проёме и посмотрел на небо.У линии горизонта оно было тёмносиним,но чем выше устремлялся его взор тем чернее оно становилось.На небе бушевали волны и одна гигансткая волна захлёстывала другую,то туда,то сюда быстро плавали рыбы,как будто хотели от чегото уплыть.Казалось,что небесная стихия взбунтовалась.Иван

мя он снял очки и убрал их в нагрудный карман халата,взял тулуп и расстелив его на печке лёг на спину.Циклопский продолжал бормотать и выкрикивать разные слова,но чем крепче становились обьятия Морфея тем тише и реже он бормотал,пока совсем не забылся глубокой дрёмой. На следующий день погодные условия были самыми что ни на есть подходящими.Иван Афанасьевич поглядев в окно и не увидев там ничего плохого даже подумал, что быть может сегодня тот самый день.


Об этом говорила ему интуицая,вселив в него предчувствие чего-то хорошего.Он взял с печки тулуп и надел его,натянул вязаную серую шапку,валенки и выйдя во двор стал смотреть на небо.Оно было спокойным и вселяло особое чувство безмятежности.Салатовое и пенистое у линии горизонта выше оно становилось светлоголубым.Спокойно и не торопясь проплывали серебристые косяки рыб оставляя после себя удалющиеся в глубь пузырьки.Проплыл гигансткий кит и махнув хвостом затмил солнце,погрузив землю на несколько минут во тьму.Циклопский перевёл взгляд на другую гигантскую рыбу,она метнула икру и на водном небосклоне образовалась новая плеяда планет.Иван Афанасьевич глубоко вдохнув и выдохнув подумал - Оно! Пройдя через избу Иван Афанасьевич встал на крыльцо

и громко крикнул - Степан! Никто не ответил,тогда он крикнул ещё раз. - Да? - Отозвался голос из дома напротив. - Афанасьевич? - Натянув бушлат на крыльцо своего дома,в одних трусах и тапках вышел крепкий мужик с небритым лицом. - Степан у тебя всё готово? - Афанасьевич,всё уже давным давно готово,тебя дожидается.- Мужик стал натягивать штаны. - Давай,бери всё и ко мне.Сегодня...тот день.Начинаем.

Афанасьевич вошёл обратно в избу и вскипятив воды налил чай.Им начинало овладевать лёгкое,приятное волнение подобное тому,что испытывают дети в канун нового года.Он протёр очки и сделал пару глотков.Чай был горячим и обжигал губы.Циклопский вновь стал бормотать и громко крикнув Увидят! - Рассмеялся. Послышался частый хруст снега,как будто кто-то торопясь,украдкой ел яблоко.Чайная ложечка лежащая на столе задребезжала.Хруст сменился скрипом ступенек крыльца и в избу вбежал немного запыхавшийся Степан.Он был одет в бушлат,на голове красовалась шапка с оттпыренными в разные стороны меховыми ушами.В одной руке Степан держал большой мешок в котором чтото шевелилось,другой обхватывал картонную коробку.Степан был ассистентом Ивана Афанасьевича в этом научном эксперименте,помощником и другом.Одним словом - верным оруженосцем. - Всё в порядке? - осведомился Циклопский. - Всё уже давно готово,Афанасич.- Степан указал на мешок и коробку. - Только твоей команды и дожидаюсь. - Ну что ж,тогда приступим. - Сказал Афанасьевич отпив немного чая и подойдя к шкафу. - Так ведь выпить же за это надо,а Афанасьевич? Нет,не время.Потом.Сначало эксперимент. - Иван Афанасьевич достал из шкафа видеокамеру и триногу. - А я пригублю чутка...совсем маленечко. - Степан положил коробку и не выпуская из другой руки мешок взял со стола полупустой графин-

чик,снял с него рюмку и плеснул в неё немного водки. - Идём! - Сказал Иван Афанасьевич,выходя из избы во двор.Степан выпил рюмку,его лицо покраснело,он достал из коробки сосиску и закусив ею выбежал вслед за Афанасьевичем. Афанасьевич стал устанавливать триногу в сугробе,поправлять антену на камере,протирать обьектив.Степан поставил шевелящийся мешок и коробку.Циклопский протёр очки халатом и подойдя к обьективу начал говорить - Начинаем но споткнулся о коробку.Степан помог ему подняться.Афанасич стряхнул снег и сново подошёл к камере и серьёзным и деловитым тоном произнёс. - Начинается эксперимент по освоению космического пространства.Передающая антена видеокамеры транслировала эксперимент на все центральные каналы мира. - Так...все составлющие в наличии. - Учёный посмотрел на мешок,затем перевёл взгляд на коробку. - Условия...- Он обслюнявил указательный палец и выставил его вверх - Подходящие. - Записывай ход эксперимента,Степан. - Ага. - Сказал Степан и вынул из внутреннего кармана бушлата завёрнутые в газету бутерброды.Он развернул свёрток,откусил бутреброд и написал на газете карандашом "Экмперимент".Засунув скомканную газету обратно и жуя бутерброд Степан развязав мешок достал из него кота. - Афанасич,изоленту давай! - Иван Афанасьевич протянул Степану маток синей изоленты.Степан достал из коричневой,картонной коробки ленту сосисок и отсчитав нужное количество оторвал от

36


остальных.Степан собрал сосиски в кучку и примотал их изолентой к спине кота. - Номер первый готов.Космическим провиантом снабжён - Сказал Степан вертя в руках кота. - Космический астронавт.Звучит!Звучит гордо! Сказал Иван Афанасьевич глядя на кота.Кот посмотрел на Афанасьевича и тяжело вздохнул. Афанасьевич и Степан кивнули друг другу переглянувшись. - Готов?запускай! - Скомандовал Иван Афанасьевич.Степан отошёл назад и немного резбежавшись подкинул кота вверх.Кот устремился ввысь и шмякнулся о снег.Перепуганный кот тут же бросился бежать в неизвестном направлении,оставляя следы лап на снегу.Степан достал газету и сделал пометку - "Номер первый убежал.Эксперимент продолжается." "Номер второй". - Чёрт. - Выругался Иван Афанасич и подошёл к камере. Номер первый убежал.Продолжаем эксперимент по освоению космического пространства. - Запись с экспериментом транслировалась на весь мир в прямом эфире.Большие городские экраны стали собирать толпы неравнодушных людей.Люди кучковались у своих телевизоров. Номер первый добежав до ближайшего дома и отдышавшись стал выглядывать из-за угла и следить за экспериментом. Учёный подошёл к мешку и вынул из него следующего кота.Кот был толст и облизывался.С ним проделали ту же процедуру снабжения космическим провиантом.- Номер второй пошёл! - Сказал Иван Афанасьевич и подкинул кота.Кот

37

упал и вошёл спиной в сугроб,как раскалённый нож в масло, ещё быстрее,чем его предшественник.Кот не стал убегать,а изобразив кататонический ступор остался лежать,не двинув не одним из членов.Только лёгкий ветерок иногда покачивал торчащие вверх лапы.Кот поймал на себе взгляд мотающего головой Степана и тут же отвел глаза,продолжая претворяться.Чёртов толстяк!- Ругнулся Иван Афанасьевич."Номер второй слишком толст.Гравитация не преодолена" "Номер третий" Сделал пометки Степан.Весь пьяный мир огорчённо вздохнул,кто-то ударил себя по коленке,кто-то сматерился,но все напряжённо следили.Пьяные дети и пьяные старики,пьяные врачи и пьяные учителя,все от мала до велика.Теперь трансляция шла по всем каналам без исключения. - Степан!Неси водку Иван Афанасьевич начинал нервничать. - Хотя нет,я там чай не допил...на столе...принеси его. - Ага,щас будет. - Степан метнулся в дом,налил и выпил ещё рюмочку водки.Его передёрнуло,он скривил лицо и резко взяв кружку подбежал к Афанасьевичу. - На,Афанасич. - Степан протянул кружку.Циклопский взял её и жадно отхлебнул тёплого чая. Всё получится,Афанасич,не переживай.Я в нас верю.Не может не получится.Степан похлопал Афанасича по плечу. Я знаю,Степан.Знаю...Спасибо,теб е...- Грустно произнёс Иван Афанасьевич. - Да будет там. Иван Афанасьевич до-

пил остатки чая и поставил кружку на сугроб,рядом с камерой. Циклопский расстроился и начал бормотать.Его рука в кармане сжалась в кулак.Он услышал стук по стеклу и посмотрел на дом.Весь подоконник был плотно засижен мышами.Мыши пищались между собой и ��ротягивали вверх сжатые в кулачки,маленькие,мышиные лапки,как бы показывая Афанасьевичу,что они всею мышиною душой с ним и поддерживают его.В Афанасьевиче что-то проснулось.Какая-то доселе неведомая сила для которой не существует ни запретов,ни препятствий,ничего...Он сжал кулак и вытянул вверх руку,глядя на мышей.Мыши кивнули,кивнул и он им. - Никогда не сдаваться...Никогда... - бормотал Афанасьевич. - Никогда.Получится. - Только вперёд! - Крикнул забывшись Иван Афананасьевич. - Куда? - Спросил Степан.Учёный не ответил и подойдя к камере хладнокровно произнёс - эксперимент продолжается.Номер третий. Степан достал кота из мешка.Примотал изолентой сосиски к спине и посмотрел на Ивана Афанасьевич.Иван Афанасьевич кивнул,сжав оба кулака в карманах.Весь пьяный мир сосредоточенно смотрел на экраны и ждал что же будет дальше. Степан подкинул кота вверх с такой силой,что с него даже шапка слетела.Кот подлетел вверх,но не взлетел...но и не упал.Падая вниз перепуганный Номер три стал очень энергически размахивать передними лапами и задержался в воздухе,в трёх метрах над землёй. - Только не падай! -


Взмолился Иван Афанасьевич и стал размахивать руками,будто сам пытался взлететь.Степан,глядя на учёного,тоже стал махать руками.Стали ими махать и мыши в окне,и весь мир.Вся планета стала махать руками.Кот посмотрел на Ивана Афанасьевича.Затем на Степана.Как птичка,вверх.Вверх,как птичка.-Стал говорить коту Степан.Кот посмотрел на машущих мышей,затем на камеру.- Как птичка,вверх. - Повторял Степан. Раздался оглушительный,трёхкратный звук горна.За ним последовала волынка и флейта.Из избы стройными рядами и плотно сомкнутыми шеренгами шли "в лапку" мыши.Они на барабанах отбивали победный боевой марш.Мыши разделились на две колонны и стали обходить Ивана АФанасьевича,Степана и зависшего в воздухе,между небом и землёй кота,образовывая круг. Весь пьяный мир затаил дыхание.Врачи бросали оперировать,преступники грабить,пожарные тушить.Перед экранами с трансляцией эксперимента прыгали,размахивая руками, президенты и повторяли "Как птичка",прыгали и пьяные буддистские монахи."Как птичка" шёпотом повторял номер первый,всё это время следивший за экспериментом.Прыгали и повторяли все,весь мир и даже тараканы на кухнях. К номеру третьему подлетел пролетавший мимо воробей и остановившись возле него произнёс человеческим голосом - Как птичка. Морда номер третьего исказилась натужной гримассой.Он громко мяукнул,начав ещё усилиннее размахивать лапами и стал по немножечку под-

летать вверх. Ура!Ура!Гравитация преодолена.Преодолена.Я и её уделал,мать его да!так!Я всегда знал,что у нас получится.Я верил.Всё было ненапрасно.Ненапрасно... - У Ивана Афанасьевича по щекам побежали слёзы радости и облегчения.Он переживал катарсис.Через мгновение Циклопский подбежав к Степану,крепко обнял его. - Я знал,Стёпка.Я знал!...- Он стал рыдать.Весь пьяный мир радовался.Это был особый день в истории человечества.День,когда человек покорил космическое пространство.Даже пьяные буддийские монахи в своих монастырях стали прыгать от радости перед экранами.АФанасьевич перестав обнимать Степана,улыбаясь сел на снег и стал глядеть на подлетающего кота.Мыши не переставая отбивать марш вновь протрубили в горн. Степан достав сигарету нервно закурил,а докурив принялся за следующую.Его лоп покрылся испариной,руки тряслись и потели.Он как будто не мог на что-то решиться.Что-то очень важное стао происходить в душе Степана. - А гори оно всё огнём! - Крикнул Степан и выплюнув окурок подпрыгнул,ухватившись за хвост кота.Номер третий немного приспустился. - Что ты делаешь? Удивлённо воскликнул Иван Афанасьевич. - Я улетаю! Улетаю отсюда к чёртовой матери,шло оно всё...- Кот вновь стал набирать высоту,но теперь ещё быстрее. - Улетаю!- Кричал Степан и его голос удаляясь становился всё тише...и тише.Больше не будет всех этих проблем.Ничего.Теперь всё позади.Всё...В космосе наверное и на работу больше не надо хо-

дить.А зачем планетянам работа?Знай себе плавай по космосу.Там всё будет иначе.Да!Там всё будет по другому. - Думал Степан и какое-то доселе неводомое ему радостное и светлое чувство вспыхнуло ярким пламенем в его душе.И это пламя уже ничего не могло погасить,ни время,ни ветры земных страстей.Словно жизнь открыла ему ворота в рай.Ему и коту. - Чего только на свете не увидишь.Думал номер два,лёжа в сугробе и вытягивая сосиски из-за спины,словно стрелы из колчана.Столько сосисок у него ещё никогда не было.Он представлял себя лучником,подкидывая сосиску,стрелой,а свой рот мишенью.Он жевал вкусную сосиську и глядел на удаляющегося вверх номер третий. - А ведь на его месте мог быть я. - Думал номер первый сидя на углу дома и задрав усатую морду вверх. - Странно...Кто я?! Стал размышлять номер третий приближаясь к орбите. - Я кот.Но коты не летают!Я птица! Но у птицы есть крылья,а у меня их нет.Может котоптиц...или птицекот... - По небу проплыл кит извергнув фиолетовый фонтан и на земле прошёл небольшой дождь. - Ого,сколько рыбы,даже и в рот не влезет. - Номер третий глянул на кита. - И всё же...Кто я? Автор: Егор Пасько

38


Ну, значит, так. На краю света стоит высокая-превысокая гора, поглядишь, так дух захватывает. Чёрная как сажа и гладкая как шёлк. Её склоны отвесно падают в бездну, а вокруг вершины парят облака. Туве Янссон История

первая.

Край

света. Прежде, чем стать Смотрителем маяка, я пас серебряные Луны на бескрайних солнечных полях. Я очень любил свое дело, и сейчас воспоминания о тех днях наполняют моё сердце радостью. Мы не придерживались определённого маршрута, бродили, подобно дождевым облакам или ветру, полагаясь лишь на собственное чутье. Выбор был так велик: города и деревни, такие разные по характеру, но все хранящие живое тепло в сердце, золотые поля, сверкающие и переливающиеся, берега рек, поросшие желтолистными берёзами, древние сады, в которых круглый год плодоносят яблони. Там, куда мы приходили, всё становилось иным, ненадолго, на день-два, меняли очертания дома, цвета под серебристым сиянием Лун принимали невиданные оттенки, любимые люди виделись с новых сторон, а враги становились понятнее. Увидевшие сияние Лун забывали о слове скука, о том, что дни могут быть серыми. Забывали надолго, почти до следующей нашей встречи.

39

Но как-то я слишком долго следовал за осенним солнцем, зная, как оно обманчиво. Трава постепенно теряла золотой цвет, всё слабее светилась по ночам, и так я узнал, что ночью может быть темно. Позже я понял: сновидения здесь не приходят днём просто поговорить, а во время сна на них можно только смотреть, как сквозь толстое стекло, не пропускающее звуки. Луны мирно паслись, и трудно было понять, удивляет их окружающее или нет. В конце концов, им хватало самих себя и собранных за годы воспоминаний. Дни становились короче, ночи темнее, а путь солнца вёл нас дальше. Со дня на день я ожидал снега, уповая на то, что с его приходом вокруг сделается светлее. И это сбылось, но в день, когда упали первые снежинки, я увидел край света. Солнце уходило, величественно и устало, за древнюю скальную гряду, стеной преградившую нам путь. Всё сияние нашего мира, казалось, отражается от скал, ослепительным тёплым потоком откатываясь обратно. Я прикрыл рукой глаза, любуясь солнечными волнами и Лунами, танцующими в их приливе. И тут я увидел, что на стене сидит человек-птица, крылатый и длинноволосый. Он будто впитывал в себя солнечные лучи. В его руках были зажаты несколько цветков, но они не светились. Вообще. И он тоже не светился, он казался голодным деревцем, стоящим на границе

дождя и радующимся хотя бы паре капель, упавших в землю около корней. Или свечой, всего лишь отражающей свет поднесённой спички. Наконец, согревшись, человек-птица поднялся в воздух, окутанный взмахами пшеничных волос и поястребиному пестрых крыльев, и я видел, что поднявшаяся преграда из лучей не дает ему приблизиться ко мне. Но он был счастлив, когда улетал прочь. Это я тоже видел. С тех пор я остался жить здесь. Сам того не ведая, человек-птица показал мне путь на древний маяк, кем-то построенный на скале, с уютным, хоть и одичавшим залом, хозяйственными кладовыми и милым крылечком, с яркой лампой наверху, свет которой рассеивается далеко на ту сторону края света. Конечно, никто не заставляет меня зажигать лампу, но мне кажется, это важно. Луны немного рассердились, узнав о моем решении. Впрочем, мы скоро помирились: теперь они вольны сами путешествовать, если ощутят, что где-то нужны. К нам порой приходят гости, такие же пастыри Лун, боги времен года и стихий, одинокие бродяги, а один раз - целый заблудившийся пикник. Но я всё жду, что однажды с темной стороны неба снова спустится человек-птица.


История вторая. Сердце Зимы. Я засыпал в тронутом морозцем белом мире, где даже сухое полено во дворе или бельевая веревка делались ещё уникальнее от узоров изморози, а проснулся в сырое утро, расплакавшееся прежде, чем нашлась причина для слез. Два месяца холодов и снега перечеркнуло за ночь внезапное потепление. Мне даже показалось, будто оно шло куда-то и попало сюда заблудившись, а после село и разрыдалось. С ведра капли падали в колодец, с неба они летели в ведро и за ворот плаща, пробегая липкими лапками по спине. Это было невыносимо, потому что бессмысленно: такие дни подходят для начала осени, когда всё скучает по печали низких облаков и неярким тонам. Но сейчас, когда ещё неделю можно не убирать новогоднее дерево и не снимать венки с дверей? - Зимний бог, - я поднял голову к небу, не особо надеясь, впрочем, что он станет проводить время в такой сырости. Ты ничего не спутал там, а? Сейчас же сердце зимы, а не начало октября. Прости уж, но, может, стоило подарить тебе календарь на праздники?

Конечно, ответом мне была лишь здоровенная капля на нос. Я набрал воды, принёс дров и вычистил главную лампу маяка. А потом разжёг огонь в камине, чтобы прогнать забравшуюся за ночь сырость. На приоткрытое окно садились птички, грелись в теплых отблесках пламени. «Конечно, и в такой погоде есть красота...» - подумал я, помешивая какао в кастрюльке. Вокруг промозгло, а в зале жарко натоплено, пламя камина по трубе взлетает к лампе, расходится полосами света по окрестным землям, питая их и давая

отдых от беспощадных холодов… - Понимаешь теперь, почему это и есть самое сердце зимы? - спросил Зимний бог, ловко отбирая чашку со сладким напитком. История третья. Гость Видно было: он пришёл издалека, и, хотя он тоже ничего не знал о человеке-птице, его история поразила меня в самое сердце. Он искал чудесный храм, стоящий на границе ночи и дня и соединяющий тьму со светом, в алтаре которого пылает чудесный огонь, дарующий исцеление и радость. Всем находится место в этом гостеприимном жилище: странникам, перелётным птицам, дождю, ветрам, даже ящерицам и насекомым. - Многие стремятся туда, но храм так тяжело найти, - рассказывал гость с глубокой печалью, которой и я не мог не проникнуться. - Сто тысяч галок за всю жизнь не налетают расстояния, отделяющего храм от моей родины… Он провёл у меня ночь и ушёл до восхода. Я искренне пожелал ему найти свой храм, потом поднялся наверх, чтобы потушить на день лампу и

40


вычистить её. По дороге я думал, как же хорошо, что сюда постоянно приходят гости, знакомятся между собой, и часто пришедший в одиночку находит на маяке друзей. Вот только крыша течёт, сколько не чини, весело резвятся маленькие сквозняки, такие забавные, что рука не поднимается заделать щели. И сверчки досаждают: я в

ятно, чем человек-птица… Начать с того, что на той стороне не лунные стада, а однаединственная Луна, одна на всех. Светит бедняга то во всю силу, то убывает, то растет, то на несколько ночей вовсе убегает с неба, возможно, ходит в гости к нашим лунам, кто их, серебристых хитрюг, поймёт. Там не приходится ждать пастыря, чтоб взглянуть на обновлённый мир, если с тобой что-то неладно. Только этим преимуществом пользуются далеко не все. Многим там вообще все равно: лунный свет, солнечный… Может, поэтому их Луна и уходит? История пятая. Какао.

который раз вытянул стрекочущее создание из уха. Да ещё приготовь завтрак каждой перелетной галке, а их сидело вокруг никак не менее ста тысяч! История четвертая. Луна. Ну и странный же мир лежит на тёмной стороне! Я расспрашиваю о нём всех своих гостей, но до сих пор с трудом верю, что такое может существовать на самом деле. Правда, это просто удивительно, невероятно! Впрочем, не более неверо-

41

Бывают на свете дни, когда обычные дела и предметы словно сходят с ума и начинают хулиганить вовсю. И судя по всему, сегодня как раз такой день. Я просто пытался сварить вкусный сладкий напиток, и что же? Вот что… Вода вскипела, я достал пачку какао и уже собрался высыпать три ложки в кастрюльку, как вдруг в воде показались чьито укоризненные синие глаза. - Какие вы, люди, неуважительные! Можно было хотя бы спросить, что Я хотела бы, чтоб на мне приготовили? Я не желаю твое какао, я хочу персиковый чай! С водой не стоит спорить, уж поверьте! Поэтому я послушно достал упаковку пакетиков и опустил пару в кастрюльку со столь гневливым кипятком. Пришлось взять дру-

гую, менее вместительную посуду, а заодно захватить бутыль с молоком. Но и теперь всё пошло не так: под руку просунул шею откуда-то взявшийся гусь, опрокинул порошок какао да ещё потребовал молока, потому что ему, горемыке перелётному, через час двигаться дальше, а значит, надо пополнить силы. Я всё равно на маяке сижу как лягушка в болоте, куда мне столь питательную пищу? Со вздохом я отдал птице молоко, перед этим подогрев в маленькой кастрюле, тёплое полезнее, ему же лететь через ветер и вьюгу. Третий раз какао закипело, ничто не предвещало новых проблем… Пока в гуще какао не произошло нечто, подобное взрыву и я не увидел настоящее чудо: миллионы звездных скоплений, парящих внутри жестяной посудины. Может, я всё-таки злоупотребляю сахаром? У меня остались только турка, маленькая турка на две чашечки кофе и столовая ложка какао. Чтобы успокоить нервы, я бросил в неё пару кусочков шоколада и порошок корицы, поставил на плиту… И тут раздался крик, полный неподдельного отчаяния. Глупый гусь решил хлебнуть из кастрюльки с галактикой. С горем, причитаниями гуся и недовольным гулом вселенной я, наконец, вытряс из глотки птицы последнюю звезду. Я хотел отдохнуть и уже ничего более. Около плиты стоял Зимний бог с чашкой в руках. - У тебя отлично выходят согревающие напитки, друг, улыбнулся он всей своей фигурой, только на самом донышке глаз дрожало марево полярного холода. -Сам знаю, - обреченно вздохнул я, протягивая руку к


кастрюле с персиковым чаем.

История шестая. Колыбельный кот. Его оставила мне очень миловидная девушка. Честно говоря, мне было сложно отказать девушке с низким голосом, непроглядно чёрными глазами и мрачноватым чувством юмора. - У тебя тут места много, хватит поминки королю справить, - начала она, и я не особо понял, к чему идёт разговор. - Я должна уехать и, боюсь, надолго. Ты не будешь таким лапушкой, не присмотришь за котиком? - Э-э… А можно на него сперва посмотреть? - очень уж не хотелось получить в прямом смысле «кота в мешке», капризного или со вздорным характером, не способного ужиться с прочими обитателями маяка. Лучше сразу отказать, чем после мучиться всем вместе. - Не вопрос, - девушка расстегнула полосатый чемодан, и оттуда выбрался самый очаровательный котик из всех, что мне доводилось встречать. Коричнево-черный шарик с подрагивающим роскошным ёршиком хвоста, лапки в белых носочках беззвучно ступали по полу, их легкая кривизна придавала походке странную уютность, травянисто-зеленые глаза смотрели открыто, доверчиво и лукаво. Котик, к нему ну никак ни шло иное слово, тут же прыгнул мне на колени, покрутился, щекоча щеку хвостом, и, свернувшись, запел песенку: - Мыррр… мыррр… мыррр… Я провёл ладонью по приятной, как любимый зимний свитер, шерстке и сказал:

- За таким котом я готов смотреть хоть до смерти! - Обычно так и делается, поэтому тяжело найти ему достойного опекуна на хоть сколько-то долгий срок, - пошутила девушка. - Но ты не пожалеешь, что помог нам, обещаю. Ты только очень его не балуй, а то этого увальня с рук не сгонишь. Прошло две недели. Котик оказался покладистым и добродушным, все обитатели маяка его полюбили, каждый за своё. Молодой семейной паре он убаюкивал ребеночка, старушке -путешественнице грел колени, спасая от артрита, распутывал закрутившиеся узлом шнурки, мышам… Им помогал не выходить из спортивной формы. Я иногда гладил его по вечерам, но, признаться, общего восторга не разделял, очень–очень милый пушной кот, да, но не больше. В конце января я, как обычно, заболел. Это происходило столько, сколько я себя помню, и облегчить жестокую простуду могли только Луны, но их не было поблизости. Всё крутились вокруг меня, и я был благодарен каждому, но ощутимого облегчения не принесли ни молоко с медом, ни травы старушки, привезённые из далёких краев, ни взбитые с сахаром яйца. Хотелось спать, но сон не шёл, было жарко, но от прохлады делалось ещё хуже. Может, помог бы кто-то из богов, да только всю жизнь же не будешь их сторожить и упрашивать? - Мыррр… мыррр… мыррр… Кто не хочет спать? - Смотритель маяка, только не «не хочет», а «не может». Может он сейчас лишь чихать и кашлять, как ни печально. - Мыррр… мыррр…

мыррр… Котик уселся на мою грудь поверх старушкиного лоскутного одеяла и принялся мурчать так громко, что затряслась кровать. Удивительно домашние, приятные звуки чуточку отличались от мурлыканья других котов. Его песня уводила куда-то за пределы земель света и тьмы, несла вслед за облаками, вместе с которыми летели обрывки ярко-синего живого неба, не пожелавшие остаться на привычном месте, вечно ищущие нового. Их осуждали знакомые места и, может быть, сами небеса, но лазурным лоскуткам уже было ведомо, что придет день и осуждающие сами отправятся в дорогу с облаками, неизвестно лишь, охваченные ли радостью продолжения пути или страхом. Я видел внизу большие города и щетину лесов, розоватые горные цепи и поймы рек, как ожерелья. А над всем – синие клочки, разрастающиеся и готовые сложиться в дорогу, ведущую дальше и дальше… - Мыррр… мыррр… мыррр… Хватит, - я упал с невероятных высот, натолкнувшись на какую-то пушистую преграду, потянулся, обнял котика… И заснул. *** - Я же вроде чувствовал, ты болеешь, спешил помочь, почти обиженно протянул Зимний бог, разглядывая мое лицо, словно в поисках какой-нибудь ещё болезни. - Я в порядке, меня вылечил котик, говорят, такое часто происходит,- я почесал котика за ухом, надеясь на очередное «Мыррр», но кот промолчал.

42


- Котик? – Зимний бог внимательно посмотрел на животное, хотел сказать что-то серьезное, даже пальцы покрылись легким инеем, как бывало всегда, если бог нервничал, но произнес лишь: - Ты только его не балуй особо, а то этого увальня с рук не сгонишь…

лось уже неделю. Я открыл последний ящик консервов, сделал на всех горячий напиток из сгущенного молока и остатков кофе, потом решил подняться в самую верхнюю кладовую, там вроде бы лежал пакет сухарей. Идти по обледеневшей лестнице всё равно, что забираться на дет-

История седьмая. Человек-птица. Откуда только пришло это жестокое ненастье, и куда подевались боги? Неужели произошло что-то очень плохое? Или они понадеялись, что я справлюсь сам? Но я не справлюсь, при всем желании: скоро кончится еда для гостей и сотен зверюшек, птиц прячущихся здесь от смертоносного холода и тьмы. Даже мои Луны, как назло, недавно откочевали к югу, так что даже на них нет особой надежды. Маяк занесён снегом почти до половины, через дверь не выйти: поэтому приходится впускать новых гостей через неудобное окно с колкими резными украшениями. Беженцев делалось больше и больше. А ведь маяк не резиновый! И вселенная в кастрюле скоро замерзнет насмерть, как ни укутывай её теплыми полотенцами. По ночам порывистый ветер норовил выбить стекла и, самое худшее, потушить лампу. «Что же это такое?» - спрашивал я себя и не находил ответа. А гостям ни к чему видеть мой страх. Снежное безумие дли-

43

скую горку зимой, хорошо хоть никто не швыряет снежками, но, когда сверху послышался жалобный тонкий звон разбитого стекла, я взлетел по скользким ступеням на липких крыльях страха. Потому что лампа погасла. Меня подвели поспешность и страх, я не подумал, что верхняя площадка маяка так же закована в прозрачный панцирь, как и лестница. Бросившись к едва тлеющим обломкам лампы, я выпустил перила из рук и,

проскользив до края площадки, сорвался вниз. Я кружился в ветреной снежной бездне, в пустоте без теней, без света и тьмы, не понимая даже, вверх ли я двигаюсь или вниз. Каждый порыв ветра вырывал из меня воспоминания о тепле очага, серебре лун, черноте ночи, смехе, каплях росы на оконных рамах. Морозный вздох, и прочь умчалась память о коварной речке, на берегу которой я жил в детстве. Порыв ветра как взмах кнута сбросил в ничто Праздник яблок, на котором я получил в дар лунное стадо. Ещё несколько обжигающих пощёчин, и в памяти остался последний образ, его трудно было вырвать навсегда, как можно забыть того, о ком ничего не знаешь? Я ожидал удара о промёрзшие скалы, но было лишь прикосновение к коже чего-то мягкого, вовсе не схожего со снегом и порывы ветра, крылья, пахнущие теплыми гренками, яблочным компотом и только что поглаженным бельем, отгоняющие холод прочь. Автор: Йовко Талвинен Иллюстрации: Maria Neudorf


44


II Это все, что нам остается Глава вторая Брайан Несколько дней в храме царил хаос: толпы людей то бежали тушить пожар, то, наоборот, спасались от внезапного наводнения. Иногда Ахроникс замедлял время, и хаос властвовал на несколько часов больше положенного. Однако это дало неплохие результаты: к концу второго дня девушкам удалось обуздать свои стихии. Чувствуя себя на коне, они влетели в обеденный зал, устало улыбаясь. — Ну, как успехи? — спросил я, повернувшись к Дайен. Она загадочно улыбнулась, наклонилась к моему уху и заговорила вполголоса, но так, чтобы ее слова услышали все, кто сидел за столом. — Я тебе ночью покажу. Кристиан залился смехом, а девушки принялись хихикать. Я же кое-как сдерживал себя, чтобы не накинуться на нее прямо за столом. Стоя у «окна» в своей комнате, я закурил и подумал — даже если бы у моей кровати стоял огнетушитель, я бы вряд ли им воспользовался. Она лежала на спине поперек кровати, свесив голову вниз, и с улыбкой наблюдала за мной. — Хорошо, что у них

45

тут нет пожарной сигнализации, — усмехнулся я, а Дайен громко рассмеялась, понимая, что я говорил не о сигаретном дыме. — Что, я подпалила тебе перышки? — Нет. Но надо дать тебе второй шанс! — Тогда бросай сигарету и иди сюда, — она подмигнула и провела пальцем по животу — в этот момент я пожалел, что у меня нет огнетушителя. — Ребята, как вам сегодня спалось? — спросила Дороти за завтраком. — Лично я плохо спала. Мне постоянно слышался какой-то стук. Мы с Дайен виновато переглянулись и рассмеялись вместе с остальными. — Я слышала, что сегодня нас будут проверять, — сказала Элеонор, когда волна смеха улеглась. — Уже сегодня? — удивился Кристиан, отложив вилку. — А вы готовы? — Хочется верить, что да, — ответила Дайен. — Ты ведь сам видел вчера, мы уже неплохо справляемся. — Неплохо — это мало, — возразил он. — Пойми, это сейчас вы полны уверенности и смелости. Но, когда вы приступите к настоящим испытаниям, сомневаюсь, что вам будет казаться, что все так легко и просто. Сейчас вы боретесь с иллюзиями, к тому же все вместе. Бороться за мечи вы будете в одиночку. — В одиночку? — воскликнула Кетерин.

— Да. Вечером Суприм собрали нас в круглом зале. Девушки почти засыпали за столом, проверочный бой ужасно вымотал их. — Завтра утром мы выступаем, — начал Климент. — Вы показали прекрасные результаты сегодня в бою, но я не могу сказать, что вы готовы к настоящим испытаниям. Борьба за меч со стихией в разы сложней и опасней, чем бой с иллюзорными созданиями. Но другого выхода у нас нет. Он встал, вздохнул и сделал несколько шагов по залу. — В ваших руках неописуемая мощь, которой не может похвастаться ни одно создание, существующее на земле. В ваших руках судьба и будущее. От того, с какими мыслями вы подойдете к испытанию, зависит его исход. За столом повисла тишина. — Куда мы отправляемся завтра? — тихо спросила Дайен. — К Темному лесу. Завтра тебя, Дайен, ждет первое испытание. И завтра будет ясно, даст ли вам Судьба возможность побороться за свои мечи, — Климент вздохнул. — А сейчас встаньте. Девушки устало поднялись со стульев. — Кетерин, смывающая берега, — сказал мужчина. — Твой хранитель — Мур, но его нет здесь. Он уже ждет нас, так что ты познакомишься с ним на


месте. Кетерин кивнула головой. — Дороти, твой хранитель Виктор. Виктор вышел из-за стола и встал рядом с девушкой. — Элеонор. Лансомэ, хранительница небесных сил будет сопровождать тебя, — женщина с каштановыми волосами встала позади своей подопечной. — С тобой, Дайен, следует целая армия: Мозерик и Бредерик — хранители Огня. А также Амадеус, твой дядя, хранитель созданий земных. С ним ты пойдешь за медальоном. Виктор, некогда безумный темный маг, положил руки на плечи Кетерин и Дороти. Лансомэ улыбнулась и приобняла Элеонор. Дайен окружили ее хранители: близнецы-добряки и дикий, как зверь, Амадеус. — Советую вам держаться своих покровителей и всех членов Суприм. Учитесь у них всему, что может пригодиться. Это и вас касается, хранители, — Климент посмотрел на меня и Кристиана и кивнул. — А теперь идите спать.

Мужчина уверенным шагом направился к дверям, остальные члены Суприм пошли следом. — Подождите. Люди обернулись. — Что? — Климент сурово посмотрел на Дайен. — Прежде, чем мы начнем наше увлекательное путешествие, я хочу, чтобы один из вас дал кровную клятву перед всеми. — Кровную клятву? — удивился Климент. — Чего ты хочешь? — Я хочу, чтобы Ахроникс поклялся повернуть время вспять в случае моей смерти, смерти девушек или парней, — она указала на нас с Кристианом. — Это слишком опасно, — возразил Климент. — Ахроникс не даст тебе эту клятву. Идите спать! — А я не спрашиваю разрешения, — Дайен посмотрела на членов Суприм. — Я вам приказываю. Глаза Климента яростно вспыхнули. Кристиан вопросительно посмотрел на меня, и я

усмехнулся: конечно же, я нашел минутку, чтобы рассказать Дайен, кто здесь хозяин. — И вы не имеете власти мне противиться. Она достала резной кинжал, с которым проходила пробный бой и протянула его Ахрониксу. Мужчина, чье лицо не меняло смиренное выражение всю беседу, кивнул головой и распорол свою ладонь. Когда Дайен поступила так же, они пожали друг другу руки. — Я выполню клятву, — сказал он. Голос его был очень мягким, как и его выражение лица. — Я рада, что не приходиться спорить с вами, — тихо ответила Дайен. — Но поворот времени очень опасен. — Нет такой опасности, которую мы не преодолеем, если будем живы. Ахроникс улыбнулся и подул на ладонь девушки: порез тут же затянулся. — Теперь я уверен, что наши судьбы в надежных руках, — он поклонился и вышел из зала. Следом за ним ушли

46


Суприм. Дайен повернулась ко мне и отправила немое «спасибо» в виде торжествующей улыбки. — Вот это, черт возьми, нормальный мужик! — воскликнула Дороти. Мы громко рассмеялись и покинули зал. Глава третья Мы напоминали траурную процессию в раю: четырнадцать человек в черных одеяниях на фоне белых душ. Все жители храма собрались в зале с купольным потолком, чтобы проводить нас. Патрик в последний раз проверял, взяли ли мы все необходимое, Климент давал подробные инструкции охране храма, Ахроникс поглаживал свои огромные часы. А мы сидели на диванах, в стороне от всей этой суеты. — Если бы ты была демоном, я бы все равно тебя любил, — шепнул я на ухо Дайен. — Откуда такие мысли? — она удивленно улыбнулась. — Мы сейчас все похожи на демонов в этой одежде, — я пожал плечами. — Вот я и подумал, что все равно любил бы тебя. Девушка усмехнулась и чмокнула меня в щеку. — Черт возьми, прекратите! — процедила Дороти. — Вы действуете мне на нервы своим легкомыслием. Мы ведь не на пикник собираемся, черт побери! Дайен возмущенно посмотрела на подругу, но возражать не стала. — Кристиан, почему Верховные так уверены, что в этом лесу нет демонов? — спросила Кетерин.

47

— Его тщательно охраняют животные. — Животные? — удивилась Элеонор. — Именно. Темный лес — не просто лес, это огромный портал, о котором знают только избранные светлой стороны. — Портал куда? — не унималась Кетерин. — Потом увидите. Идемте, нас зовут! Климент внимательно посмотрел на нас, и я почувствовал, насколько все серьезно. Дороти права — после долгой разлуки мне хотелось просто быть рядом. Даже наставляя девушек на грядущие дела, я думал лишь о том, как рад их видеть. Вместо того чтобы заботиться об их благополучии. — В том месте, куда мы переместимся, нам не грозит опасность. Почти не грозит, — начал Климент. — Демоны туда не суются. Но у этого леса есть свои хранители — их-то и стоит опасаться. Уважать и опасаться. Мы разобьем лагерь, будем его сторожить, пока Дайен добывает нам проходной в следующий тур нашей незатейливой игры. Дороти недовольно фыркнула. — Мы должны держаться вместе, никто не должен далеко отходить или бродить по лесу. Это понятно всем? Наша траурная процессия кивнула. — Патрик, будьте готовы, — наказал Климент и вновь посмотрел на нас. — Назад дороги нет. Следуйте за мной. Мужчина исчез в белой дымке. Люди друг за другом последовали его примеру. Справа от меня на пол упали брызги, следом звонко рассыпались маленькие льдинки, слева в воздухе вспыхнули желтые искры, и

мы с Дайен, взявшись за руки, исчезли в красно-белом огне. Кристиан шел последним. — Бог мой… — раздался шепот. Дайен сразу же выпустила мою руку и подошла к подругам. Они, разинув рты, исследовали окружающий их мир. Небо здесь было черным, однако далеко впереди, на горизонте над безграничной черной пропастью виднелись красные разводы. — Что это, Брайан? — спросила Кетерин, указывая в том направлении. — Это только что отступила ночь, — ответил я. — Здесь ночью небо красное? — удивилась Дороти. — В данной фазе — да. В следующем… эмм… получается, месяце, в следующей фазе небо по ночам черно-красножелтое, а днем краснооранжевое. — Ужасно, — Элеонор качнула головой. — Я бы поняла, если бы воскрешать нас пришли два свихнувшихся хранителя. — Не сойти с ума тут было трудно, — согласился Кристиан. Я обернулся. Дайен присела и, сняв перчатки, водила ладонью по черной сухой траве. Рядом с ней стояли Климент и Амадеус. — Я чувствую невероятную мощь, — тихо сказала девушка. — Но земля эта уже почти мертва. Климент кивнул головой и повернулся к остальным. — Соберитесь в группу, мы идем к порталу. Амадеус, вам пора.— Дайен, — сказал мужчина, тряхнув лохматой копной. — Я могу позволить тебе взять одного хранителя.


Правда, ни я, ни он не сможем ничем тебе помочь. Кого ты берешь? — Кристиан, — Дайен встала. — Присмотришь за остальными? — Без проблем, — мой друг кивнул и сжал плечо Дай-

— Идем, Брайан, — Дайен протянула мне руку. — Удачи, — прощебетали девушки и двинулись за Климентом. Мы продвигались в гущу черных деревьев. Где-то поблизости то и дело пробегали какие

ен. — Будь осторожна. Между ними состоялся краткий безмолвный диалог, и, кивнув друг другу, они разошлись.

-то животные — настолько быстро, что я не успевал их увидеть. Амадеус улыбался все шире и шире. Он остановил нас жестом за пару шагов до боль-

шой поляны. — Пора, Дайен. Он протянул ей кинжал и принял от нее куртку. Дайен вышла на середину поляны и ее тут же окружили зеленые огоньки, прячущиеся в тени деревьев. — Амадеус… — раздался низкий женский голос гдето впереди. Дайен медленно поворачивала голову в поиске хозяина голоса. — Кого ты сюда привел? — Здравствуй, Агата, — прокричал мужчина. — Здравствуй, здравствуй… — ответил голос, растягивая каждое слово. — Ее запах… он кажется мне знакомым. Кто она? — Дайен, Повелительница сил, — ответил Амадеус и сделал паузу. — Она дочь Розальды. — Хм-м-м… — протянул голос. — Ее мать, прежде чем отречься от своих сил, доверила мне амулет и приказала защищать его от всех. Ты ведь знаешь, Амадеус, что я не могу отдать его ей. Нам придется сразиться. — Я знаю, — выкрикнула Дайен в воздух. — И если нет другого решения этой проблемы, я готова. — Смело, — голос прозвучал слева. — У тебя, кажется, есть оружие? — откуда-то справа. — Да, вижу, кинжал Амадеуса. Пятнадцать сантиметров острой стали. Что ж, он подойдет. Навстречу к Дайен из темного леса приближались два больших зеленых огонька. Я взмахнул рукой, и в центре поляны стало немного светлей. — Спасибо, Брайан, — тихо ответила Дайен, не оборачиваясь, но я ее услышал.

48


В круг света вступила огромная лапа, за ней вторая, и следом свет упал на голову огромной зеленоглазой волчицы. Серо-белый гладкий мех казался очень мягким, торчащие уши, пушистый хвост, мягкий блеск зеленых глаз делали Агату невероятно милой, но размеры волчицы создавали обратный эффект — она была в два раза больше Дайен. — Приятно увидеть тебя, — сказал томный голос. — И мне, — ответила девушка. — Жаль, что мы встретились при таких обстоятельствах. — Даже будучи маленькой, она знала, что ты вырастешь красивой. Ты очень на нее похожа. — Наверное, вы знаете мою мать, лучше чем я. — Волне возможно, — согласилась Агата. — Я была ее лучшим другом детства. И именно поэтому я оберегаю амулет матери-Земли. Дайен кивнула головой. — Мне жаль, но у нас нет времени беседовать, — сказала волчица. — Если умираешь ты, я уношу твое тело в стаю. Если я — ты забираешь амулет. Таков уговор. Знай, кем бы ты ни была, я — хранитель амулета. Не жди пощады. — Тогда к чему все эти разговоры? — спросила Дайен и кинулась вперед. Агата помчалась навстречу и, встав на задние лапы, опрокинула Дайен на спину. Прижав ее плечи лапами к земле, волчица попытала добраться до шеи девушки, оголив ряд острых зубов. Через секунду Агата резко вскинула голову и повалилась на бок, громко скуля. Дайен выбралась из-под животного, пытаясь удержаться на ногах.

49

Под вой стаи Агата тоже встала, но передвигалась уже медленнее — белый мех на животе стал красным. — Неплохо, очень неплохо, — похвалила волчица и бросилась навстречу. На этот раз Агате удалось вцепиться клыками в левое плечо девушки. Дайен громко вскрикнула, мое сердце сжалось в комок, а волчья стая ликовала — их лай становился все громче и громче. Дайен не стала терять время, и, пока волчица держала руку девушки в пасти, она сумела поранить левую переднюю лапу противницы. Агата разжала зубы и отступила на шаг, но девушка тут же схватилась за загривок и, оседлав волчицу, наносила ей колотые раны в правый бок. Один за другим, десятки ударов, пока Агата не упала на землю. Дайен, сидя на спине волчицы, подняла ее голову и приставила кинжал к горлу. Рев стаи умолк. Автор: Диана Вольз Редактор: Анастасия Буянкина Иллюстрации: Александра Клименко


50


Глава четвертая В горы! Снег падал с неба. Холодный ветер обдувал лицо. Мороз уже не чувствовался, кожа привыкла к холоду. Мы шли на север, ища убежища в горах. Нас мало. Переговоры прошли натянуто. Никто не хочет сражаться. Странно, я думал, что наоборот, сейчас как раз время бороться за независимость, за свою свободу. Пять веков стяжаний под знаменами Союза, бессмысленная надежда на приход Анклава. Нет! Эти трусливые крысы не пришли и не придут. Они бежали отсюда как от прокаженных. Сдались без боя. Трусы! Конечно, проще найти укрытие в межмирье, создать систему защиты от вампиров и оборотней. Они ведь и не пытались прийти сюда, освободить нас. Ну и пусть! Мы сами вырвем свою свободу у этих кровососов. Разорвем их в клочья, испепелим огнем и развеем пепел по ветру. Всех, оборотней, вампиров! Вампиров… Я посмотрел на Морморта. Полукровка ехал в авангарде вместе с отрядом превенторов. Наши силы малы, всего три тысячи ополченцев из восьми уцелевших губерний. Из них только пару сотен держали в своих руках оружие. Общим решением совета выживших, я, как единственный выживший лорд, командую этим ополчением. Горстка превенторов выполняют роль офицеров. Вампиры. В ночном разговоре, Морморт клялся, что его отец и слова плохого об эльфах не сказал, а на могиле Вивиен утверждал обратное, что ненавидит вампиров, так как его отец изнасиловал мать. Где же правда? Почему этот вояка

51

врет? И где именно он врет? - О чем задумался, лорд? – Спросил меня старик, едущий на повозке. - О правде, старик, о правде… - не стал лукавить я. - Морморт! – проследив мой взгляд, произнес старик. – Не каждому суждено понять кто он. - Ты что-то знаешь о нем? - Он был моим учеником. Ты удивлен? – Улыбаясь, спросил старик, глядя на мое вытянутое лицо. – Да, этот солдат был моим учеником. Но кто он, я не знаю до сих пор. Он утверждал, что пришел в губернию сера Тайвона с северных земель, горец! Утверждал что он полукровка, что его отец убил мать. Потом врал, или говорил правду, что его растила мать, а отца он не знал никогда. Потом были рассказы о его скитаниях. Он хороший и верный солдат, но кто он, не знает никто. - И ты ему доверяешь? – Настороженно спросил я. - Он спас мне жизнь. – Гордо ответил старик. – У меня нет причин не доверять ему. Он не хочет раскрывать тайну своего происхождения, это его право. Это его право. Да, он вправе умалчивать о своем происхождении, но зачем врать? Странно это, очень странно. - Что ты все задумчивый? – Спросила подъехавшая Надин. Волчья шуба была столь же серой, как и кожа, ветер развивал длинные волосы. - Да так… - уклончиво ответил я. – Как давно ты знаешь Морморта? Девушка задумалась: Странный вопрос. Сколько себя помню, он служил у отца.

- Ну и что можешь сказать о нем? - Знаешь, - улыбнувшись, она посмотрела на меня, - у меня хватало нянек и без командующего превенторами. – И уже с серьезным лицом добавила. – Он спас меня, когда напали вампиры. Он хороший. - Ну да, - натянуто улыбнулся я, - он хороший. - Эй, Артур! – Крикнул из авангарда Морморт. – Иди сюда! Он хороший, ха. - Союз «Алая роза»? – Спросил привратник. Хотя понять не могу, зачем в деревне, где преградой является жалкий штакетник, нужен привратник.


- Да, - ответил я. – Основной обоз с военными и мирными жителями. Еще пять отрядов идут в арьергарде на расстоянии нескольких километров. - Ясно, пропустим и их, скупо ответил привратник, и, убрав «преграду» с нашего пути, произнес, - проезжайте! Деревня являлась небольшим опорным пунктом. За ней располагались густые хвойные леса, а дальше горы. Вот именно здесь мы будем собирать свои силы для ответного удара по захватчикам. Алая роза. Предложенное Надин название никто не опротестовывал. Все махнули рукой

и все. Как будто всем действительно все равно на то, что с ними будет. Как так можно? Не понимаю? * * * - Знаешь, а мне здесь нравиться. – Глядя в замерзшее окно, проговорила Надин. - Вот интересно, почему это нас поселили в одну комнату? – Как бы риторически проговорил я. - Ну, - Надин картинно пожала плечами. – Деревня маленькая, домов мало, а мы с тобой персоны аристократические, вот и… - Скажи, ты постаралась? - Даже если и так. Ты все еще тоскуешь по жене? – Она как-то поникла. - Да… нет… не знаю… - Да, нет, не знаю, - Надин усмехнулась. Странный истерический смешок. Достало. В конце концов, я остался жить не для того, что б провести остаток дней монахом. Я подошел и обнял её. Она сначала хотела оттолкнуть меня, но я только сильнее сжал объятья. - Зачем? – Спросила она. Я молча продолжил её ласкать. Целовал лицо, шею. - Зачем? – Повторила она.

Черт! Я оттолкнул её на кровать. - Что зачем?! – Не выдержал я. – Ты же сама этого хочешь! - Но ты не хочешь! – Она лежала и рыдала. – Конечно, кому нужен урод! Инвалид безглазый! Калека! - Заткнись! – Я лег сверху, придавив её своим телом. – Заткнись… - Но я же… - Сдаваясь под натиском моих поцелуев, проговорила она. - Заткнись. Я приказываю тебе, как лорд! Она засмеялась звонким смехом. Слезы на её глазах потихоньку высыхали. Но из-под повязки все, же струилась кровь. Я достал платок и вытер её. - Знаешь, не хочу сейчас ничего говорить, - начал я. – Просто давай помолчим. За нас скажут наши тела. Она кивнула и закрыла глаза. Я начал целовать её губы, лицо, шею. Спускался все ниже и ниже. Прости, Вивиен, прости меня. Не знаю, что ведет меня: похоть, желание удовлетворить порыв телесной сущности, запах этого молодого девичьего тела или… может я действительно полюбил её? Точнее любил всегда, но не признавался себе? А

52


брак с Вивиен всего лишь сделка родителей? Не знаю, я не знаю. Не хочу знать. Я просто занимаюсь любовью с Надин, а остальное сейчас не важно…

Глава пятая Маска Морморта  - Надо идти дальше, в горы, - проговорил Морморт. - Зачем? – Спросил я. – Здесь леса, легко организовать оборону. Мы сейчас не в том положении, что б открыто выступать против вампиров. Мы стояли на окраине деревни. Ночь была непроглядная, лес тонул во тьме. Небо было усеяно звездами. Я никогда столько звезд не видел. Было ощущение, как будто это не яркие точки звезд на небе, а проблески синего неба на звездном песке. - Нет, - покачал головой превентор, - у вампиров хорошие разведчики, они нас легко тут найдут. В горах проще будет. - Уверен? – Поинтересовался я, глядя ему в глаза. - Да, - ответил Морморт. - Кто ты? – Напрямую спросил я превентора. – Кто? Он подошел ко мне вплотную и, посмотрев в глаза, спросил: - Ты действительно хочешь это знать? - Да, - жестко ответил я. - Как хочешь… - кивнул он. – Я не превентор. У меня в роду никогда не было вампиров. - Я догадался, - сказал я, сжимая рукоять меча. - Да? – Удивился Морморт. – Смышленый. Он выхватил свой меч и нанес рубящий удар. Я успел парировать. Взмах и лезвие ле-

53

тит в него. Ловким движением Морморт подставил свой меч под удар, и только лязг металла раздался в ночи. - Знаешь, кровосос, сквозь ярость прокричал Морморт, - мне плевать на тебя! Мне плевать на Розу! - Да ты что?! – Парируя очередной выпад, прокричал в ответ я. – А на что тебе не наплевать?! А? Ответь! - Ты не поймешь, кровосос! – Крикнул превентор. - Ну почему же, контратаковал я. – А вдруг пойму. - Нет! – Делая резкий выпад, выкрикнул он. Подсечка и я лежу в снегу. Как же тяжело драться в шубе. - Ну что, кровосос, попрощался с жизнью? Прислоняя холодное лезвие к моей шее, проговорил превентор. - Что ж, твоя взяла, фальшиво сдался я, - ну раз я повержен, и гибель моя неминуема, скажи, кто ты? Он усмехнулся: - Нет, это мой секрет. Прости. – «Прости» он сказал так искренне, что я засомневался, делать мне то, что я задумал или нет. Хотя, прочь сомнения! Слегка отклонив голову, я быстро согнул ноги в коленях и резким движением выпрямил их. Морморт полетел спинов в снег. Уже в полете, он попытался нанести удар, но лишь слегка порезал мне щеку. Мгновение и мы оба на ногах. Мечи направлены в противника, но… гарнизон уже окружил нас. Звон мечей донесся до деревни. - Что здесь происходит? – Растолкав солдат, к нам вышла

Надин. Даже шубу не накинула, дуреха. Хоть повязку надеть успела. Когда я выходил из дома, она мирно спала. - Ну что, превентор, теперь ты расскажешь, кто ты? – Спросил я Морморта. – Хотя,

какой ты превентор! Он бросил к моим ногам меч и стал на колени. - Я в вашей власти, лорд. – Покорно сказал он. - Снять с него амуницию, пояс и ремни сапог. Запереть в подвале и выставить круглосуточный караул! – Приказал я солдатам. Они с удивлением переглянулись, но все-таки выполнили приказ. - Что это значит? Морморт, Артур? – В недоумении спрашивала Надин. Я подошел к ней и накинул ей на плечи свою шубу.


- Простудишься. – Ласково произнес я. - Артур! – Её нервы сдавали. – Постарайся объяснить, что тут произошло! - Давай пройдем в дом. – Как можно тише сказал я. Зевак

собралось не мало. Конечно, в этой тихой деревеньке дуэль грандиозное событие. - Ну, рассказывай, из-за чего вы с Мормортом повздорили? – Зажигая свечу, требовательным тоном спросила Надин. - Морморт не превентор. – Произнес я. - Ха, - фыркнула с сарказмом Надин, - а кто ж тогда? Степной кролик? - Не вижу ничего смешного. Не знаю кто он, но в его прошлом много не понятного. - И чего же там такого? – С вызовом произнесла девушка.

- Он заявил, что в его роду не было вампиров. – Спокойным тоном ответил я. - И? – все с тем же вызовом заявила Надин. О боги, неужели она сама не понимает? - Звание превентора высоко ценится в иерархии вампиров. Точнее, тех, кто с ними связан. Даже вампиры высокого ранга ведут себя более сдержанней с превенторами. Что б стать превентором, следует получить сертификат новобранца в превенторы от вампиров, в котором указано, что полукровка действительно рожден эльфийкой или полукровкой от вампира. Сертификат нужен для вступления в гильдию превенторов. Без гильдии, превентор не сможет быть превентором. Ты меня понимаешь? - То есть… - начала Надин. - Да, - перебил её я, - если Морморт говорит правду, тогда не ясно как он заполучил сертификат и зачем стал превентором. - Ты думаешь, - осторожно произнесла Надин, - он убил кого-то? Я нежно обнял её. Она тихо заплакала. - По доброй воле никто не расстанется с сертификатом. – Тихо произнес я. Она так и плакала на моем плече.

лов, щурясь, вышел Морморт. - Артур? – Удивился воин. – Решил казнить? - Вот, держи, - протянул я ему его меч. – Надин помнит тебя хорошим другом своего отца и своим спасителем. Не будем портить эти воспоминания. Воспоминания вещь хрупкая, как первый снег. - Ты меня отпускаешь, лорд? - Да, уходи куда хочешь. Твоя тайна, это твоя тайна, но рисковать людьми я не намерен. - Что ж, - кивнул Морморт, - я тебя понимаю. Могу я попросить тебя об одолжении, лорд? - Конечно… превентор. – Я старался как можно сильнее сдержать рвущийся сарказм, но видимо, не смог. Он усмехнулся и произнес: - Береги Надин. В этой мужской игре, она слаба. Пожалуйста, сохрани её. - Мог и не просить об этом, превентор. Он пошел прочь к выходу из деревни. Солдаты стояли и просто смотрели вслед. Им было невдомек, почему один из самых опытных воинов покидает их. Уже за частоколом он обернулся. - Мы еще встретимся, лорд! И я молю богов, что б мы встретились как союзники! Он направился в сторону леса. Кто же ты, Морморт, старший превентор губернии лорда Тайвона? На горизонте заблестели первые лучи рассвета

* * * Дверь подвала со скрипом открылась. - Выходи! – Произнес я темноте. Из тьмы в свет факе-

Автор: Александр Маяков

54


Дневники Они лежали в траве и смотрели в прозрачное небо. Кот гонял полевых мышей, изредка подбегая к хозяевам. - Я представляю, как выглядел дом, когда тут кипела жизнь, - сказал Макс. – Трава ровно подстрижена и в ней невозможно было спрятаться. - Зато можно было выставить сюда маленький складной столик и устроить пикник. - Можно устроить пикник в траве. Прямо сейчас, - Макс встал. Он смотрел сверху на Кэт. - Помоги встать, - Кэтрин протянула руки. Макс помог ей подняться, и они ушли в дом, за едой, складным столиком и еще одним покрывалом. Пикник в заросшем саду. Над головой бескрайнее небо, прохладный ветерок. Прекрасная идеалистическая картинка. Смотреть со стороны – ретроспектива, старое фото, ожившее одним весенним днем. - Я когда-то давно написала рассказ, - начала Кэтрин, глядя на старую яблоню. - Сначала он был записан в дневнике. - Ты вела дневник? – удивился Макс. - Да. Все когда-то вели дневник, - ответила Кэт. – Я не стала исключением. В то время мне это было нужно. Я написала рассказ, короткий рассказ о жизни двух сестер. Прототипами были Лаура и Лина. Можно сказать, я описывала их жизнь и поведение в разных ситуациях, но я придумывала им более интересную жизнь. Через какое-то время я выложила рассказ в сеть. Просто так. Мне хотелось узнать, получилось ли у меня сочинить хороший рассказ. - И как?

55

- Пятьдесят на пятьдесят, - улыбнулась Кэтрин. – Кто-то написал, что так не бывает, ктото назвал меня хорошей рассказчицей. Но мне запомнился комментарий, в котором мне советовали сократить произведение вдвое, причем критик ссылался на Флобера. - Что это типа Флобер советует урезать рассказ? - Типа того. - И что ты ответила? - На тот момент не придумал ничего лучше ответить кратко и лаконично «Спасибо за отзыв!». Хороший ответ я придумала спустя год. Вот как бывает. Я не смогла защитить свой рассказ от необоснованных нападок со ссылкой на Флобера. - Это тебя расстраивает? - Нет. Вернее, откуда он знает, что Флобер сказал бы мне сократить рассказ вдо-

ресного было в твоем дневнике? - Ничего особенного. Разные спонтанные мысли, чувства. Воспоминания, описания. - Я как-то нашел дневник Эльзы, - начал Макс. – Знаю, что нехорошо читать чужие личные записи, но я открыл эту тетрадь и прочитал пару страниц. - И? - Многое понял. - Что? – осторожно спросила Кэт. Сейчас она делала маленький шаг к миру Эльзы, девушки-модницы. - В моде она видит свободу и красоту. И в своем подростковом дневнике она лила слезы по поводу своей серой внешности и убого гардеробы. Она писала, что хочет раскрыть себя через свой стиль. Она хотела быть яркой, красивой,

вое? Возможно, он кому-то и посоветовал такое. Всегда хорошо ссылаться на мертвых людей. Они не смогут дать в глаз за то, что их цитаты и советы лепят куда ни попадя. - Этот ответ ты придумала? - Нет. - А какой? - Тоже сослалась на мертвецов. «Флобер посоветовал бы сократить вдвое, Толстой бы сказал расписать втрое, а Бэрроуз посоветовал бы покурить. Вот его-то я и послушаю». Но это запоздалый ответ. - Но ты все же ответила. Хотя бы для себя. Что еще инте-

запоминающейся. Может это все выглядит наивно, поверхностно и недалёко, и там было много отчаяния и боли, но Эльза на страницах дневника была искренней и честной. И такой осталась. И она счастлива, хотя мы видим ее рабыней моды. Эльза исполнила свою мечту. Кэтрин кивнула: - Я рада за Эльзу. А ты писал когда-нибудь что-то типа дневника? – Кэтрин поймала за лапу пробегающего мимо кота и прижала его к себе. - Нет, - Макс протянул руку и потрепал кота по спине.


– Я не хотел отдавать свои мысли бумаге, ведь дневник может кто-то прочитать. Я не хочу, чтобы кто-то узнал о том, что меня тревожит, чего я боюсь или что я думаю о ком-то или чем-то. Ты знаешь, какие порой у меня мысли? Страшно представить, что кто-то может это прочитать. С ума ведь сойдет. Или захочет убить меня. - Тогда не нужно никаких дневников, - прошептала Кэтрин.

Спокойная ночь Они ехали обратно в город. Гостиная в пригородном доме снова укрылась белой тканью. Капо сидел в корзине на заднем сидении. Кэтрин и Макс большую часть дороги молчали, изредка перекидывались отдельными фразами. Они вошли в квартиру, не включая свет, скинули обувь

и выпустили из корзины кота. Кот скрылся на кухне. Кэтрин прижалась к Максу. Он провел рукой по ее волосам, Кэтрин улыбнулась, хитро прищурившись. Вдали тихо щелкали часы. Макс целовал Кэтрин нежно, страстно и снова нежно, чуть касаясь губами ее губ. Мир распадался на молекулы, уплывал в никуда. Существовали только они двое и темный коридор между кухней и комнатой.

Под ногами прошмыгнул кот. Кэтрин тихонько рассмеялась. Макс подхватил ее на руки, и они исчезли в темноте спальни. Платье Лорена стояла у открытого окна, как всегда курила, стряхивая пепел на улицу. В комнате ругались Синтия и Мадонна-

Виржиния. Опять что-то делили, то ли комнату, то ли шкаф. Лорена криво улыбнулась. Она уже не обращала внимания на ссоры детей, разнимала, только когда они уж слишком забывались. На кухню вышла сердитая Синтия, она приготовила себе кофе и встала рядом с мамой. Лорена одарила ее ехидным взглядом, но ничего не сказала. Из комнаты послышалась музыка. Мадонна-Виржиния успокаивала нервы «Нирваной». - Она идиотка, - процедила сквозь зубы Синтия. - Только она? Я тут двух слышала. - Вот вцепилась в это дурацкое платье, - Синтия шумно отпила кофе. - Когда едят, не чавкают. - Я кофе пью. - Тем более не чавкают. Что там за платье и зачем оно тебе? Синтия с подозрением посмотрела на мать, но все же ответила. - Ее черное платье с открытыми плечами и длинной пышной юбкой. Я хотела его одеть на вечеринку к Джози. Лорена вскинула брови: - А ты меня спросила пущу ли я тебя к Джози? - Ну, мам! – застонала Синтия. – Мне семнадцать. - И что? Я старше. - Мама, ну, пожалуйста, можно я пойду? – Синтия закусила губу. - Вот с этого и надо было начинать, а не с драки за платье. - Значит, можно? - Значит, посмотрим! – когда Лорена так отвечала, это значило, что Синтия могла идти на все четыре стороны, просто Лорена не хотела показывать, что быстро сдалась. – А платье

56


платье это на тебя не налезет. - Я его мерила, оно мне в самый раз, - возразила Синтия. - Зато смотрится как седло на корове. Да и подол ты оторвешь, сто процентов, - на кухню вошла Мадонна. - Иди к тезке в подтанцовку, - огрызнулась Синтия. - А ну замолчали обе! – крикнула Лорена. – Пойдем, еще раз померяешь. Мадонна было открыла рот, чтобы возразить, но передумала. Вместо этого она поджала губы и прищурилась. - Сделай лицо попроще, посоветовала Лорена. Синтия надела платье, а Мадонна даже снизошла до того, что помогла его застегнуть. Она знала, что сейчас скажет мама, лишь бы ее корову с седлом не переплюнула. - Ну? – спросила Синтия, оглядывая себя в зеркале. Выглядела она в этом платье действительно не очень. В груди оно было ей мало, так что Синтия выглядела приплюснутой и сгорбленной. Юбка смотрелась хорошо, но по задумке должна была доходить до косточки, а не едва прикрывать икры. Но ладно юбка, все убивал верх. - Расправь плечи, - велела Лорена. - Оно сейчас по швам треснет, - пропищала Мадонна. Синтия расправила плечи, молния на спине немного расстегнулась. Лорена покачала головой. - Что? - Снимай. Оно тебе мало. - Правда? – Синтия перевела недоверчивый взгляд с матери на сестру. - А ты не видишь? Ты в нем как камбала или перетянутый рогалик.

57

- Спасибо вам! – зло фыркнула Синтия и стала снимать платье. Мадонна подскочила, чтобы помочь. - Ты дура, - шепнула она сестре. – Хоть и старше. У тебя возможность выпросить себе платьишко. Синтия повернулась к Мадонне. Мадонна хитро улыбалась. - И тебе? Мадонна кивнула. «Вот хитрая стерва!» подумала Синтия. Лорена вышла из комнаты, как только обиженная Синтия стала снимать платье. Она понимала, что значат эти вечеринки – подростковые ярмарки тщеславия. Игра во взрослых, стильных, могущественных. Лорена могла бы перебрать сейчас всю одежду Синтии, все ее топики, блузки, юбки и платья. Но так как Синтия полезла в вещи сестры, то значит, она уже дошла до отчаяния. Есть два выхода из ситуации – купить новое платье или не ходить на вечеринку. Правда есть и третий. Лорена мысленно перебирала свой гардероб. - Синтия! – крикнула она. – Помнишь мое темно-зеленое бархатное платье? Можешь взять его. - Ты издеваешься? – ворвалась на кухню Синтия. - Нет. - Оно красивое, но так и кричит «Я из маминого шкафа! И мне сто лет!» Синтия плюхнулась на стул и даже пустила слезу. Мадонна стояла на пороге и с жалостью взирала на сестру. Лорена уже поняла, что ее разводят на шоппинг. - Можно попросить платье у Кэтрин, - не сдавалась Лорена, хотя в голове уже строила

план похода по магазинам. Ей и самой вдруг захотелось обновить гардероб. – У Кэт много интересных вещей. Синтия подняла на маму полные слез глаза. Перспектива покопаться в вещах Кэтрин ее радовала. Но. Красивое платье Кэтрин, это красивое платье Кэтрин, и его придется вернуть. Покрасоваться один вечер и вернуть. - Ну, я не знаю, - шмыгнула носом Синтия. - А платье Кэтрин ей подойдет? – фыркнула Мадонна. - Можем проверить, - Лорена взяла телефон и стала набирать номер. Синтия и Мадонна переглянулись, их план рушился. – Кэтрин трубку не берет, - сказала Лорена. - Не слышит, наверное, Мадонна хлопнула глазками. - Ага! Уши заложило, Лорена закурила и отвернулась к окну. – Может, сходим погулять? Синтия и Мадонна снова переглянулись. - Что молчите? - Мы согласны. Сейчас оденемся, - ответила за двоих Синтия. Через полчаса они втроем гуляли по городу. Прогулка, конечно, была не такая как в мечте. Лорена не в голубом платье, да и дети не очень-то довольные жизнью. - Мы можем устроить шоппинг, - спокойно сообщила Лорена. – Но сначала мне хочется погулять, ясно? - Да, - отозвались дочери. - А что так безрадостно? Или вам не терпится броситься искать платья? А? Мадонна-Виржиния и Синтия промолчали. Синтия только зло взглянула на


Мадонну, будто это она виновата, что вдруг настроение Лорены стало резко меняться. Если мама сейчас из-за чего расстроится, то не платья и не вечеринки не видать. - Могли бы хоть подыграть, что радуетесь жизни. Не боитесь погрязнуть в мире шмоток и косметики? Синтия? Синтия промолчала. Она действительно не знала, что сказать.

- И Веронику? - Да, но она отказалась. - Нет платья? - У нее мама шьет, так что у Вероники всегда есть в чем пойти. - Но вы подруги. Может и тебе не идти? - Ты не понимаешь! Джози самая крутая в школе. - И что? Хочешь стать свитой королевы? - А ты кем была школе?

- Если эта компания, что будет на вечеринке тебя и знать не хочет, то они не примут тебя, даже если ты будешь выглядеть как Дженнифер Лопез на церемонии Оскар, - Лорена внимательно посмотрела на дочь. - Джози сама меня пригласила, - тихо ответила Синтия. – Она весь класс пригласила. Джози всегда устраивает классные вечеринки. - Но тебя то туда раньше не звали. - Но сейчас позвали.

- Сама собой! – ответила Лорена. - И как? – в голосе Синтии звучала язвительность. - Мне было хорошо. Я не зависела от желаний королевы школы. Твое будущее не зависит от Джози. Оно зависит от тебя. Ты не будешь лучше от общения с ней. - Ты ничего не поняла! Я хочу дружить с такими людьми, как Джози. Они яркие, модные, классные. Они… - Они ни с кем не дружат,

- перебила ее Лорена. – А я то и не знала, что у тебя столько комплексов и предубеждений. - А может у тебя предубеждения насчет Джози? - Шоппинг отменяется! Можете идти домой, если хотите! Лорена ускорила шаг. - Мам, ты куда? – крикнула Мадонна. – Можно с тобой? - Я к Кэтрин. И со мной нельзя. Лорена тряхнула головой и достала сигареты. Вот черт! Идеальный выходной пропал. Синтия хотела произвести впечатление на людей, которые изначально воспринимают ее как лузера. Лорена горько усмехнулась. Ничего, пусть немного подумают над своим поведением. И Синтия и Мадонна. - Довольна? – крикнула Мадонна на сестру. – Неужели ты не понимаешь, что нормальная Джози только когда она одна, а одна она никогда не бывает? То, что она мило болтала с тобой, как с подружкой, то только потому, что больше не с кем было поболтать. А мама теперь на нас сердится. - Какие мы умные! – скривилась Синтия. Мадонна-Виржиния показала ей язык и пошла прочь. Синтия прошла в сквер и села на скамейку, обхватив голову руками. «И что мне теперь делать?» - думала она. Уж про вечеринку точно можно забыть. И все из-за дурацкого платья и вредной сестры. Автор: Надежда Леонычева

58


Глава 21. Записка Пророка

веселья венец, Иль битвы новой нам придет гонец?

Что ж вот и все, пришел конец. Быть может это всем судьбы венец. Лишь снег и тьма. Кругом сплошная тишина. Был жребий брошен, И мир был уничтожен. Но знай мой друг, ведь это лишь виденье. Непостоянно и неоднозначно, Ровно как затмение. Что кроют строки эти за собой? А вдруг не так должно все быть, Вдруг миру будет все таки покой? Иль же творцу напоминание, что бы не забыть. Кто из героев это написал? И кто же выжил? Кто с собою совладал. Таков конец ли должен быть? Что землю нашу должен погубить? Фигуры на столе расставлены давно, Теперь исполнится должно одно. У каждого игра своя. Илюминель, Тракса, Сея. Но ведь не только же они, Определят судьбу сия земли! Героев много, фигуры разные как ни крути. Посмотрим до конца кому же суждено дойти. Будет ли Некара мир жить дружно и спокойно. Или разрушен, уничтожен будет так он недостойно. И будет миру счастья и

59

Глава 22. И грянул бой... Врата Шакрана отворились, Войны черные явились. Мы ждали их, они же

Асассины же, лишь момента поджидали. Тьмы войско было в метрах пятисот от нас, Вот тут, пора бы завершить и мой рассказ. Да не могу, ведь битва ждет, А кровь быстрее все течет.

нас, И будет битва через час. Траксу к востоку видел я, А та заметила меня. И лишь кивнула, да и только, Хотел бы знать я, сколько?! Сегодня душ и тел падет, Да кто из них покой найдет.

Я на земле тогда то был, Сея же в воздухе парил. На костяном драконе, свету что не мил. Клинки готовы, магия мне в помощь, Рубить сегодня будут все, как овощ, Что в клочья разлетится о ножа, Стоял тогда я, тяжело дыша. Да не с передовым отрядом, Тогда касался лишь их

только взглядом. Ведь понимал, И знал, На смерть они идут, Да только вот приказа ждут.

Копытом кони били бойко, Войны стояли наши стойко. Грифоны в небесах команды ожидали,


Земля тряхнулась, Сея приземлился, И в нашу сторону спокойно устремился. Сквозь воинов вышел я ему навстречу. -"Илюминель Спокойно, я тебя не покалечу." В руках сильнее сжал мечи: -"Что это еще за речи? Ты знаешь сколько ждал момента я сего..." -"Да да, не важно. Покажи же мне его, Отдай, и дам я обещание..." -"Что будет то, твое прощанье..." Глаза забегали по сторонам, -"Когда успела подойти ты к нам?" -"Не важно" - Тракса в метрах трех стояла: -"Илюминель не смей

креста ему давать!" -"Но это просто безделушка от отца?" -"Ты извини, я не могу тебе сказать, Что в голове, у брата твоего то, подлеца." -"Отдай его сейчас же брат! Иль смерти ты своей не будешь рад, Мне нужен он что бы закончить дело, Потом уж кару я любую и приму то смело. И лучше дай его сейчас, Потом уж будет хуже

час. Тогда последний раз сразимся мы плечом к плечу, Потом я голову с тебя сниму!" -"Ну нет Сея, ведь у тебя есть свой, Не думай! Не отдам! Он только мой!" Он развернулся и запрыгнул на дракона, А после приземлился у Шакрана, И начал заклинание он готовить, На мертвом языке при этом говорить. -"Илюминель в ту ночь, пойми меня..." -"Тракса об этом позже мы поговорим." -"Я просто многое тогда узнала для себя..." -"Ну что же, вот и поглядим. Тогда ты сбереги себя, Уверен это ты умеешь, А коли что, так защищу тебя, Знай, умереть ты не посмеешь!" Я подошел и обнял крепко, Она вцепилась в меня цепко. -"Прости меня за тот удар." Та развернулась, убежала быстро, Почувствовал тогда же я и жар, Небо, что чуть раньше было чисто. С рук Сеи полетели полосы огня, Тогда же точно разгорелись небеса. В секунду грянула зловещая гроза. Что было сил я закричал "СЕЯ!!!"

Илининой промчался пред полками. -"Друзья! Ведь всё уж мы отдали! Лишь только дабы оказаться тут! А тёмные, взгляните, нас уж ждут! Мы биться будем с чистыми сердцами, Победа, о собратья! Будет та за нами!" Войска же начали греметь, Пусть встретят те сегодня даже смерть. Но знают что за право дело умирают, И верю что те сами понимают. -"Все знают план! Держитесь, с нами бог! Акраниса отряд, дуйте же в свой рог!" И музыка явилась боевая, Войны двинулись лишь зная, Что победить сегодня это долг, От смерти ихней, миру будет толк. Сея, я видел, меч достал, Тогда же войнам прокричал. -"Вы все бессмертны пусть не на земле, Но в той великой, вечной тьме, Куда мы попадем однажды, Так что же, будьте вы отважны! Убейте всех! До одного! Не пожалейте никого! В атаку Лича командиры! Готовьте бомбы, бомбардиры!"

60


И армии пришли в движенье, Тогда же, в это самое мгновенье. Я осознал что самый важный миг, И это же, судьбы сей лик. Звенели латами бойцы что с нами были, А те же войны, вечно что уж жили. Пошли спокойно нам на встречу, Пока что им я не перечу. Виверн отряд из за стены Шакрана появился, Грифоны над войсками нашими кружили, Шакран от молнии на миг озарился, Асассины в напор переходили. Натягивали лучники острые, Как бритва стрелы, Илининоя войны пестрые, Вверх бросили омелы. Традиция такая, что поделать, А войны продолжали все шагать. У нас сплошные люди, так же эльфы, Средь них же зомби да скелеты, еще и ведьмы, Еще еще и просто те, Покой кто не найдя на сей земле, К Личу ушел пред смертью вечной, Душу продал пред жизнью беспечной. На катапультах камни зажигали, Балисты все ближе, ближе подвигали. Вот уж меж армиями метров двести,

61

И я стою почти что между ними, Я должен до конца всё довести, Последний бой лишь с нами то двоими... Встав в стойку боевую, Всем телом встал навстречу тьме, Убью сегодня нечисть я любую! Что воспротивится судьбе! -"Ты посмотри, похоже началось! Уже веселье понеслось. Давай скорей, а то пропустишь, Такой момент друг мой, упустишь."

Ворон на плечо сел старику. -"Хороший мальчик, только ты остался на моем веку. Итак посмотрим что случится, И прахом кто сегодня обратится. Я лично хочу что б выжили, Все наши главные фигуры, Тогда и дальше мы б пошли, Увидели их истинны натуры. А что? Да помню, помню я, Хоть стар, но память вся при мне,


Давно мы ждали сего дня, Фросмоун что б заполучить себе. О вот, смотри! Сейчас начнется! Илюминель на первых полосах? Ну что ж посмотрим как дерется, Надеюсь не постигнет его крах." Под ливень и раскаты

нулись в лоб. Грифоны только свист издали, Секунда, на виверн уж полетели, Земные лучники момент поймали, И небо стрелами заполонили. Центр, Запад и Восток. Вот они три фланга, Я сделал воздуха глоток, И обошла меня фаланга.

грома, Под камни катапульт и взрывы бомб, Схлестнулась силища огромна! Передние войска столк-

Мгновенье, молния явилась. Ударил гром, Стал слышаться кругом оружия то звон, И пролилась кровь первая тогда, А Свет И Тьма, схлестнулись в битве страшного суда! Автор: Евгений Белый

62


Тот самый день. Тихий, очень тёмный и одинокий лес. Яркая, серебряная, светлая луна. Тёмный, всё красивый, прелестный свет небес. Милая, прекрасная и злая на меня... - Не - ет!!! Громкий, истошный крик молодой особы вырывается с уст и разлетается в глухой сосновой чаще красивым, переливающимся эхом, тихо отталкиваясь от одного высокого дерева к другому, более низкому и теряясь в густых, хвойных кронах. В ответ этому полному горечи крику послышалось негромкой волчье рычание. Девушка с рубиновыми, пронзительными глазами и светло - коричневыми, приятными на вид волосами до живота и мягкими, коричневатыми, с белой кисточкой на конце ушами и таким же пушистым, элегантным хвостом оскалилась и громко зарычала. Рядом с ней лежал мужчина, лет около 30 - ти, но приятной наружности и добрым характером. На нём виднелась длинная, глубокая рана от плеча до живота, которая сильно кровоточила. Парень тяжело дышал, периодически откашливаясь кровью. Ни шагу больше! " - угрожающе прорычала я. Быстро подбежав к парню, лежащему на земле в крови, чья когда - то привычная одежда была заляпана алыми брызгами крови, я громко закричала: - Лоуренс! Какого чёрта ты натворил?! Я же сказала тебе держаться в стороне! Зачем ты пытался помочь.., - я запнулась, из красивых, ярко - алых глаз

63

потекли солёные капли. Закрыв бледное лицо руками, я начала рыдать навзрыд. Лоуренс ответил не сразу. - Холо... Прости. Я не хотел, чтобы ты пострадала. Я хотел.., - тут же залился очередным приступом разрывающего горло кашлем, - ... Выполнить своё обещание, данное тебе уже

Их слишком много.., * кашель * ... Попроси Нору, чтобы безопасно провела тебя к границе... Я категорично замотала головой: - Болван! Не смей так говорить! Ты выживешь! Я ведь Холо - мудрая волчица! Я... Лёгкий, почти невесомый поцелуй. Я впервые почувствовала что - то настолько необыч-

очень давно. После последней фразы его серые, как мягкая дымка или предрассветным туман, глаза подёрнулись пеленой невыносимой боли и парень лёг обратно на изумрудную, подмятую траву. - Не смей извиняться, слышишь?! Ты не умрёшь! Я не позволю тебе.., - резкий крик сорвался до отчаянного писка. Лоуренс еле - еле улыбнулся и тихо прошептал: - Ты... Должна бежать.

ное, что перевернуло мой разум с ног на голову. Понимая, что Лоуренс не сможет долго держатся на ослабевших руках, я легко опустила его на мягкую траву и продолжила поцелуй. Медленно, нехотя, я отстранилась и посмотрела в его добрые, ласковые глаза. Эти глаза... Всегда придавали мне уверенность в правильности моих поступков, слабую, но яркую надежду и светлую радость каждого дня. И не так давно я осознала... Без этих глаз я больше не смогу


жить. - Потерпи немного, - тихо прошептала я. Из серьёзной раны на плече Лоуренса прокатилось несколько капель рубинового цвета. Легонько слизнув эти алые, как закатное солнце, капли с раны, он несколько поморщился. Тут же пошёл холодный, проливной дождь. Я встала и злобно по-

смотрела на стоящих передо мной волков. Мои красивые ровные зубы стали острыми клыками настоящей охотницы. В моих всегда весёлых глазах загорелся яркий огонь всепоглощающей ненависти, и с яростным рычанием я бросилась на своих врагов в моей истинной форме. Форме большого, рыжего волка. Используя смертоносные клыки и когти, я смешивала их с раскисшей, шоколадного цвета землёй, швыряя о близ стоящие деревья, от чего те качались, как осиновые листья. Когда - то я считала их своей роднёй, своими братьями и сёстрами. Но теперь они не больше, чем кучка предателей. Они предали не только меня, но и наш народ, наш дом, нашу веру! Больше им нечего здесь делать. Отшвырнув последнего, я, перевоплотившись обратно, подбежала к Лоуренсу, который так и продолжал лежать на раскисшей от дождя земле. Его добрые глаза были закрыты, а грудь тихо вздымалась и опадала от еле заметного дыхания.

- Лоуренс! Не умирай! Прошу! Это была моя ошибка! Ты не должен был пострадать! Он еле - еле открыл усталые глаза и нежно посмотрел на меня. Лоуренс протянул ко мне окровавленную руку и легонько потрепал по голове. - Несмотря на то, что ты мудрая волчица, какая же ты всё таки дурочка... Его сильная рука вдруг резко соскользнула с моих волос и его глаза резко закрылись. Вместо моего оглушительного крика, по всему лесу раздался полный боли, отчаянный волчий вой... Яркое солнечное утро, на небе ни единого облачка. На рыночной площади одного из торговых городов я сную от столбика к столбику. Мой пушистый хвост подрагивал от жгучего нетерпения и сладкого вкуса ожидания. Лёгкое, зелёное в яркую и тёмную полосочку платье развивалось на еле заметном, приятном дуновении ветерка. Заметив мою истинную цель, я тут же широко и искренне улыбнулась. Через всю площадь он, запыхавшись, спешил ко мне с пакетом разнообразных продуктов. Резко развернувшись в его сторону и вовремя спрятав улыбку безудержного счастья и всепоглощающей радости, я недовольно проворчала: - Ты где был?! Я уже успела сойти с ума от скуки! Тяжело дыша, но с привычной улыбкой на лице, мне отвечаешь: - Прости, Холо. Я долго не мог их найти. Тут он протягивает мне пакет и, почувствовав знакомый сладковатый запах, я радостно кричу:

- Медовые яблоки! Быть не может! Ты всё таки купил их! - смотрю в пакет и насчитываю четыре штуки, - Но почему их так мало?? Виновато потираешь голову, продолжая улыбаться: - Прости, больше не было. Я виновато опускаю голову: - Болван, хватит извиняться... Плечо не болит? - я скользнула взглядом по его не так давно расцарапанному плечу и снова опустила взгляд. Он, категорично на меня посмотрев, потрепал по голове, взъерошив до этого аккуратно сложенные волосы, и добродушно сказал: - Да не беспокойся ты! Я чувствую себя прекрасно. Радостно подняв мои хвост и уши, я задорно посмотрела на него. Всё таки, я продолжаю чувствовать себя виноватой в его боли. Но зная, что я чувствую, он постоянно подбадривал меня. Весело засмеявшись, я хитро сказала: - Я же сказала, что ты выживешь! Не зря же я Холо мудрая волчица! Ты смеёшься. - Сила любви исцелила тебя! Ты запинаешься и густо краснеешь. - Эт - то ты о ч - чём?! От разразившего меня смеха, я закрываю глаза и громко хохочу. - Да я всего лишь про любовь к медовым яблокам! А что имела в виду наша волчица, вы и так знаете :) Автор: Даша Орлова

64


Граф Ди пил чай в своем зоомагазине, сегодня он пил чай с заварными пирожными от мадам Сион. Он беззаботно кормил свою летучую мышку. Вдруг к нему в магазинчик ворвалась какая-то невысокая девушка, лет 16 с белокурыми волосами, завязанными в тугой пучок. Её глаза были разного цвета ( синий и красный). - Когда ты уже избавишься от этой такой привычки, как врываться ко мне во время чаепития, Мэй?! – возмущено залепетал он, не вставая из-за стола. - А когда ты избавишься от привычки пить чай, когда я приезжаю к тебе?! – язвительно ответила Рёги Мэй. И они оба рассмеялись. Девушка поставила свою сумку возле кресла и села в него пить чай. Мэй была племянницей графа Ди. В 8 лет она уехала учиться в Японию, потому что считала, что европейское обучение слишком лёгкое для неё. Граф был её опекуном, так как родители Мэй погибли в авиакатастрофе, когда ей было 4 года. - Ну как там учёба? – спокойно спросил Ди. – Никуда больше не ходишь? - Учеба – замечательно. У меня самый высший бал по всем предметам! – начала хвалиться она. – Только не говори, что ты не знаешь, чем я ещё занимаюсь?! - Не знаю! – ответил ей дядя. - И это мой родной дядя! Вот смотри! – сказала девушка, протягивая журнал. – На третьей странице! Видишь статью обо мне? - Да. « Молодой дизайнер Рёги Мэй взорвала публику своими работами. За это юное дарование теперь сражаются самые известные компании в мире

65

моды. Кого же выберет Мэй!» Замечательно! Я горжусь тобой! – похвалил Ди племянницу холоднокровным тоном. Мэй тоже всегда говорила спокойно, но она хотела увидеться с дядей и была рада встрече. После чаепития граф пошёл за сладостями ( ведь он их обожает, так же как и Рёги), девушка осталась в магазине. Она продала миленького попугая маленькой девочке и её отцу, переоделась в белое платье. - Я вас всё-таки когданибудь арестую, что вы продали Билу Хопкинсу. И не отпирайтесь, я знаю, что он у вас что-то покупал! – послышался крик за дверью. В магазин зашёл Леон Орконтт – молодой детектив из отдела по тяжелым преступлениям. - Простите, но графа Ди сейчас нет на месте. Но вы можете подождать его здесь. Не хотите чаю? - холоднокровно ответила ему Мэй. - Нет, спасибо! А вы кто? – опешил ��етектив, ведь девушка была очень красивой. - Я племянница графа Ди, меня зовут Рёги Мэй. Граф мой опекун. – так же спокойно ответила Мэй. - Что-то я вас раньше тут не видел! – подозрительно сказал Леон на повышенных тонах. - Вы не могли меня здесь видеть, потому что я учусь в Японии! А сюда приехала погостить к дяде, пока у меня каникулы. - Я вижу, что к нам пришли гости Мэй. – спокойно сказал Ди, входя в зоомагазин. - Да. Он хотел поговорить с тобой! - Граф Ди! Что вы продали Билу Хопкинсу? И не отпирайтесь. – закричал детектив.

- Я продал ему китайского дракона. – ответил Ди. - Вы бредите, их не существует! - Точно так же как и русалок, медуз гаргон! – произнёс граф. - Бил не выходит на связь уже 4 дня! – закричал Леон. - Тогда вам лучше быстрее искать его. Надеюсь, он не нарушил условия договора. – насмешливо сказал граф Ди. Всё время , которое эти двое разговаривали Мэй сидела на кресле и рисовала новые эскизы. Её глаза блестели, в них отражалось нетерпение, страх, надежда. На последних словах дяди, она случайно уронила карандаш.


Леон быстро сорвался с места и побежал к машине. Он вызвал напарницу и поехал к даче Хопкинса. Дача находилась далеко, примерно в 3 часах езды. Детектив мчался на полной скорости. Была паршивая погода: шёл сильный ливень, бушевал ветер. Машину занесло, и она стала раскручиваться, подлетела к обрыву. И остановилась. - Фух… Пронесло! Ещё бы чуть-чуть! – вздохнул он, выходя из машины. Тут к нему подъехала напарница, посадила к себе в машину и они быстро доехали до загородного дома. Детективы постучали, никто не вышел. Тогда они попытались выбить

дверь. Не вышло. - Простите! Но вы забыли в нашем зоомагазине свою куртку. – послышался спокойный голос графа Ди. - И ещё вы взяли мой карандаш. – так же спокойна добавила его племянница. - Что вы здесь делаете! – заорал Леон. - Мы приехали вернуть вам куртку и забрать своё животное! Здесь о нём не могут позаботиться! – с язвила Мэй. Девушка подошла к двери, стукнула слегка по замку, и дверь открылась. Изумлённые детективы смотрели на неё, как на призрака. - Что вы на меня так смотрите, на мне узоров нет, и

цветы не растут! – холоднокровно сказала она в их адрес. Все четверо вошли в огромный холл. Весь дом был очень красиво украшен картинами и скульптурами. Детектив Леон со своей напарницей начали проверять все комнаты. А граф и Рёги остались стоять в холле. - Я чувствую запах дыма в районе подвала. – сделала заключение Мэй. - Пошли туда. – сказал граф Ди. – Я покажу тебе того дракона, который тебя в детстве чуть не проглотил! Граф и девушка пошли в подвал, позвав предварительно детективов. Они спустились по длинной узкой лестнице и вошли в сожжённую дотла комнату. Посреди комнаты стоял огромный бело-зелёный дракон. Его чешуя блестела в ярком свете пламени. В глазах читался страх, преходящий в бешенство. Увидев вошедших, он начал метаться, а потом готовился к нападению. Но Рёги вышла вперёд и подняла руки вверх, опустив голову. - Я успокою его, а вы ищите Била. – крикнула она не оборачиваясь. – Тише! Тише! Я своя! Я тебя не обижу! – говорила она, не спеша подходя к уставившемуся на неё животному. Она подошла к нему близко, выставила одну руку вперёд, продолжая успокаивать словами.

66


67


Глаза дракона, перестали быть переполненными ужасом, теперь они были наполнены добротой. Дракон прислонил свою морду к маленькой руке девушки. Мэй подняла голову и начала гладить дракона. Его хвост стал извиваться от удовольствия. - Почему ты так испугался? – спросила девушка дракона. Тот зарычал. – Понятно! Он выстрелил в тебя из игрушечного пистолета! А ты испугался. Он начал бить тебя кнутом! – ужаснулась Мэй и снова стала ласкать милой животное. В это время детективы нашли обгоревшее тело Била Хопкинса. И изумлёно смотрели на то, как Рёги играет с животным. - Вот смотрят. Вы во мне дыру протрёте. – возмущёно сказала Мэй, заметив их взгляд. – Всё вы можете идти в участок, Хопкинс не выполнил условия контракта! Он напугал его! - Что! Вы издеваетесь!? Запрещено продавать драконов, они опасны! - А кто вам поверит! – язвительно сказал граф Ди. Возмущённый Леон и его напарница быстро поехали в участок, чтобы поехать и обследовать всё на месте преступления. А Граф и Мэй поехали в свой магазинчик , предварительно, заскочив в кондитерскую. Вечером они сидели и пили чай со сладостями. Родственники болтали обо всём. О том, как Мэй в детстве очень любила находиться в зоомагазине. Девушка всегда любила животных и очень хорошо ладила с ними. Потом Мэй показала эскизы, которые успела сегодня нарисовать. - Следующую свою коллекцию я хочу сделать коллекцией одежды для животных и их

хозяев. Ты поможешь мне? - Чем? - Я буду рисовать эскизы с твоих животных, ты не против? - Нет. У тебя же каникулы заканчиваются на следующей неделе, надеюсь, ты успеешь! – ответил граф. Девушка завизжала от восторга. - А ты знаешь, кто будет моим спонсором?! Миссис Си! Оба завизжали от восторга. Ведь у неё продавался самый вкусный торт всего 30 кусочков в день. После шокирующей, радостной новости граф Ди пошёл спать. А Мэй сидела и рисовала эскизы, прорисовывала каждую деталь. К утру шесть полностью гоовых эскизов было готово, но девушка не хотела спать, и поэтому пошла покупать наивкуснейший торт миссис Си. Мэй пришла до открытия, но Миссис Си впустила её и позволила взять два куска тортика. - Примерно когда будет всё готово для показа? – быстро перешла к делу старая женщина. - В конце следующей недели. Но на этой неделе мне уже нужны будут материалы, вот список, моделей я найду сама! – холоднокровно ответила Мэй. – Меня ждёт дядя, я пойду? - Иди. Завтра тебе подвезут ткани и всё остальное! - До свидания! Вернувшись домой, девушка обнаружила , что к ним пришёл детектив Леон. Он опять кричал на весь магазин. Животные стали волноваться, слышался их небольшой гвалт. - Не кричите, вы заставляете других страдать! – укорила она детектива и стала успокаивать питомцев. - А ну молчи! Я всё равно узнаю, что твориться в этом магазине! – крикнул он и сильно

хлопнул дверь, ушёл. Граф со своей племянницей сели пить чай. Они ели торт, который принесла Мэй. Девушка попутно рисовала эскизы, они были очень красивы и оригинальны. К концу дня все зарисовки были готовы, так же были найдены модели и сделаны на них выкройки. На следующее утро ровно в 9:00 к зоомагазину подъехал фургон с материалами. Быстро всё выгрузив, Мэй стала быстро шить одежду для показа. Так как ей никто не помогал, она не успела закончить шитьё. Проснувшись утром, девушка без промедления снова принялась за изготовление одежды. К полудню всё было готово, до показа оставалось 3 дня. Мэй взяла Ди и стала искать место, где можно будет провести показ. Они обыскали весь Чайнотаун и его окрестности, но не нашли место. Так же неудачно прошёл и второй день поисков. - Показ уже завтра, ГД нам найти место для его проведения? – отчаялась Мэй, но тут же засветилась. – Я придумала, устроим показ у тебя в зоомагазине! А что и тематика одна и та же! Пожалуйста! - Хорошо! Автор: Настя Аспидова

68


Вонгола и Вария проиграли Бьякурану. Чтоб повеселить народ последний устроил торги на которых продавались в собственность пленники. Бюджету Мильфиоре не помешал бы заработок. Лот №1. СупербиСкуало. Самый громкий мечник во всей мафии. Можно использовать как сирену: привязал покрепче и лупи плетью пока орать не начнет. Меч отобрать, наушники купить, к стеклу не подносить. Начальная цена 150 тыс. йен Лот №2 Занзас. Осторожно, кусается, метает стаканы и прочие подручные предметы. Очень агрессивен. Можно использовать как обогреватель или автоматический поджигатель камина. Начальная цена вместе с цепями и прочей экипировкой предусматривающие правила безопасности для сохранения вашей жизни 250 тыс. йен Лот №3 Бельфегор Принц Потрошитель.Осторожно, вооружен и особо опасен. Можно эксплуатировать как домашнее животное или ходячего профессионального игрока в дартс. Шишиканье по ночам под ухо, порванные простыни и т.д. на вашей совести. Начальная 320 тыс. йен Лот №4 Луссурия. Осторожно, гей. Будет лапать вас и приставать с криками «Мальчики я весь ваш!» Лучше благоразумно заткнуть ему рот. Применяется как очень эффективный лечаший аппарат и плюс (!) вариация Сергея Зверева. Экипировка Луссурии в комплект невходит. Продается отдельно. Начальная цена 120 тыс. йен Лот №5 Леви АТан. Пирсингованный раб из Африки. Умеет давать электричество, чтобы он хоть немного вас слу-

69

шался наложите на себя иллюзию того, что вы Занзас. Леви по нему фанатеет. Отберите зонтики или оргии по ночам вам обеспечены. Дешевка. Бесплатный барбекю.на дому. На зонтики сосиски не низать! А то кто знает что он с зонтиками делал а вы потом это есть будите. Начальная цена 50 тыс. йен Лот № 6 Фран. Шапку снять, к Мукуро не подпускать, к Бельфегору тоже. Можно использовать как лягушку, но этот тихий мальчик может стать вам хорошим собеседником и подстилкой в постели. Опытен в этом деле (персонал проверял

лично), натренирован, эрудирован. Не кусается не щипается. Вполне безопасен. Начальная цена 250 тыс. йен Лот № 7 Босс ВонголыСавадаТсунаеши. Не сообразителен, НЕ силен без гипер режима, ОЧЕНЬ ленив но горой за друзей.Можно испо��ьзовать как обогреватель и подстилку на ночь. После днее отменяется так как лот № 8 устроил погром и взорвал полбазы с криками «Никто не посмеет лишать Джудайме девственности кроме меня!» Начальная цена 150 тыс. йен.


Лот № 8 ГокудераХаято. Осторожно, вооружен и очень опасен. Котенок Ури в комплекте. Продается только вместе с лотом №7. Можно использовать для работ вместо экскаватора т.к. может одним взрывом раскопать вам яму нужного размера. Так же к Бельфегору не подпускать. Еще Хаято можно использовать для увеселительных целей: игра на фотрепиано, салют во дворе (только смотрите чтоб он вам двор не взорвал). Так же очень умен. НЕ давать ПИТЬ! Начальная цена 100 тыс.йен Лот № 9 Ямамото Таке-

ши. Меч отобрать, к Скуало не подпускать. Любит бейсбол, может вас научить. Можно использовать как повара на кухне потому что учился у отца. НЕ умен, улыбчив. Не называть бейсбольным придурком а то вам хана. Начальная цена 100 тыс. йен. Лот № 10 СасагаваРёхей. Перчатки отобрать на цепь посадить. Не умен, силен, любимая фраза «Во имя ЭКСТРИМа!» Как использовать придумайте сами потому что явных качеств у него нет. Начальная цена 25 тыс. йен Лот № 11 Докуро Хром акаРокудоМукуро. К Хибари не

подпускать. Не бить. Есть давать почаще.кФрану не подпускать. Сова в комплекте. Можно эксплуатировать как домработницу. Обидите вылезет Мукуро и даст вам по заднице. Мукуро давать ананасы и держать подальше от его шеста а то он вам устроит стриптиз бесплатный. Начальная цена 200 тыс. йен Лот № 12 ХибариКея. Тонфа отобрать, посадить в боракамеру или на цепь. Мукуро при нем не упоминать а то будет свеженький камикорос. Хиберд в комплекте с ежиком. Хиберда можно эксплуатировать как будильник. Ежика как кактус в коробочке. Хибари как сторожевую собаку но нужно сотворить иллюзию что ваш дом это школа Намимори иначе он Вас, дорогие друзья, закамикоросит. Начальная цена со всем оборудованием 250 тыс. йен. Лот № 13 Ламбо + И-пин + Киоко с Хару. Девочки умеют готовить, И-пин драться, Ламбо пойдет вашим детям на веселуху, только отберите у него все взрывоопасные вещи или ваш дом взлетит на воздух. Ограничений по эксплуатации нет. Начальная цена за все 150 тыс. йен. Автор: Катя Григорян

70


Высокородная леди Бриана, хозяйка «Высокого замка» и владетельная госпожа Экродской долины, полулежала на мягкой удобной кушетке, наблюдая за танцорами из-под полуопущенных век. Одетые во фривольные костюмы из полупрозрачного шёлка юноши и девушки синхронно изгибались под мелодичную музыку небольшого оркестра, находящегося на выступающем над Танцевальным залом балкончике. Плавные изящные движения радовали глаз слаженностью и отточенностью. В голове леди лениво проплыла мысль, что нужно поощрить хореографа и танцовщиков. Небрежно подняв руку, женщина подала знак, подзывая Баторо. Мужчина приблизился и склонился в подобострастном поклоне, согнувшись едва ли не вдвое. - Я довольна твоей службой, - произнесла леди, и лицо хореографа просияло. – С твоим приходом они стали танцевать несравненно лучше. Особенно хороша вон та пара: южанин и северянка. Они так синхронны, как одно целое… Они любовники? - Не замечал, госпожа… Но если прикажете, я узнаю! - Не нужно. Пусть это остаётся загадкой. Так даже интересней… Устрой этим вечером им праздник: вино и еда из моих погребов. - Будет сделано, госпожа. - А какую награду хочешь себе? - Ваша похвала дороже любых наград! – расплылся в льстивой улыбке слуга. - Похвала приятна для слуха, ласка для тела, любовь для сердца… А что хотят твои руки?

71

Баторо усмехнулся и склонился ещё ниже. - Всё, что выйдет из ваших рук, приятно для моих. Ваше великодушие общеизвестно, и моё воображение не может сравниться с вашей щедростью. - Ах ты, льстец! – усмехнулась польщённая женщина. – Тогда сходи в сокровищницу и выбери любую из хранящихся там одежд… Тебя устраивает такой дар? - Более чем, моя наипрекраснейшая и наидобрейшая госпожа! – с чувством ответил мужчина. - Завтра в полдень пришлёшь этого южанина… Пусть станцует сольный танец в моих покоях… - Напарника северянки? – уточнил Баторо. - Да. Как его зовут?

цу прочь. Леди печально вздохнула. Что за незадача! Всё у неё есть: полные закрома, забитая богатствами сокровищница, великолепный дом и покорные слуги. Нет самой малости: хорошего певца. Придворного менестреля с чарующим голосом и умением сочинять красивые песни. У всех есть, даже у этой уродливой нищей курицы баронессы Топен-Топен есть! А у неё, герцогини Брианы Лорхен Экрод нет. Где справедливость?! Грустные мысли прервал приход дворецкого, который доложил, что начальник стражи желает видеть леди по очень важному делу. Герцогиня спустилась с покрытого коврами возвышения и прошествовала в кабинет, некогда принадлежавший покойному супругу герцогу

Горис, госпожа. - Ступай, - взмахнула рукой леди, отпуская слугу и не сводя вспыхнувших вожделением глаз с гибкого тела танцора. Вскоре танец закончился, и танцоры упорхнули за ширму, где переодевались и отдыхали между выступлениями. Их место заняла певица. Переплетя руки и закрыв глаза, она заголосила грубым контральто, заунывно исполняя какую-то балладу. Леди Бриана невольно поморщилась и, схватив колокольчик, стоявший между вазой с фруктами и кубком вина, на столике у кушетки, резко встряхнула. Мелодичный серебряный звук прервал пение, а нетерпеливый взмах руки прогнал певи-

Афелию-Моримеру Экроду. После его скоропостижной кончины от избытка выпитого на пирушке с друзьями дешёвого вина, купленного у какого-то проезжего торговца, леди Бриана заняла кабинет супруга и взяла в свои нежные, но умелые и цепкие ручки не только власть в замке, но и управление обширной провинцией. И собиралась властвовать, пока её сын Илия не вырастет и не станет совершеннолетним. Тогда он по праву наследования водрузит на свою светлую голову корону почившего в боге отца. А пока он беззаботно играет в детской, под присмотром сонма нянек, весело агукая и пуская деревянных уточек в лоханке с


подогретой водой, так что у властолюбивой леди впереди почти двадцать лет, чтобы сполна насладиться властью. Барон Оскар Уаймохер, начальник замковой стражи, ждал госпожу в кабинете, развалившись в одном из кресел у камина. Но когда леди Бриана переступила порог помещения, он резво вскочил, несмотря на массивность фигуры и заметно выпиравшее из-под панциря брюшко, и неуклюже поклонился. Барон всегда был увальнем, недаром, за глаза, придворные дамы называли его «Мишкапокатышка» - за округлую фигуру, добродушный нрав и косолапость. - Миледи… - прогудел барон Оскар, с натугой сгибая широкую короткую шею. - Господин барон… Что случилось? Надеюсь, не война

рецкий позаботится о рыцаре и слугах. Сообщите ему. - Уже сообщил. Он распорядился поместить его в гостевой и послал за лекарем. Оруженосец остался на конюшне, охранять имущество господина. А бард… Где-то на кухне, набивает брюхо… Проблема в том, миледи, что рыцаря ранили на вашей земле, в вашем лесу, какие-то наглые разбойники. Это безобразие! Прошу вашего разрешения послать отряд на поимку этих наглецов. Леди Бриана задумалась. Да, разбойники – всегда проблема. А наглые, рискнувшие посягнуть на вооружённого до зубов странствующего рыцаря, ещё и большая опасность. - Хорошо, посылайте. И пусть глашатай объявит, что за поимку разбойников герцогиня обещает награду: сто золотых

или бунт? - Храни нас Господь! – суеверно постучал кулаком по лбу мужчина. – Крестьяне из соседнего селения подобрали в лесу и привезли в замок раненого рыцаря. - Что за рыцарь? – заинтересовалась леди Бриана. – Из наших? - Нет, какой-то заезжий чужак. С ним двое слуг – оруженосец и, то ли бард, то ли менестрель, то ли трубадур… Певец, одним словом. Сердце герцогини радостно трепыхнулось… Неужели Всевышний услышал её молитвы и послал то, о чём она его так часто просила? - И в чём проблема? Дво-

дукатов. А когда переловите этих псов, мы вздёрнем их на ратушной площади в ярмарочный день! - Слушаюсь, госпожа! – вновь с трудом согнул шею барон Оскар. Нелепо шаркнув ногой, он, вразвалку, протопал к выходу. Когда за начальником стражи закрылась дверь, леди опустилась в кресло за массивным столом из красного дерева и дёрнула витой шнурок. Вскоре в кабинет вошла одна их дежуривших в передней служанок и присела в реверансе. - Ступай и разыщи некоего барда, прибывшего сегодня в замок вместе с раненым рыцарем. Начни поиски с кухни. Как только найдёшь, приведи немед-

ленно ко мне! – приказала герцогиня. Служанка снова присела в почтительном поклоне и выпорхнула за дверь. *** Герцогиня с некоторым разочарованием рассматривала стоящего напротив мужчину. Плотный коротышка с блёклыми, неопределённого цвета волосами, похожими на нечесаную паклю, с маленькими поросячьими глазками и мясистым носом, свисавшим к толстым вывернутым губам… Мятый поношенный костюм, покрытый жирными застарелыми и свежими пятнами… Господи, ну и видок! Это менестрель?! Да кто станет слушать этого уродливого неряху? Леди Бриана перевела взгляд на изогнутый гриф лютни, выглядывавший из-за плеча мужчины, и страдальчески вздохнула. Ну что ж, раз Господь не наделил этого масляно поблёскивавшего глазками пройдоху внешней красотой, возможно, щедро одарил его чарующим голосом? - Мне сказали, что ты певец… - начала леди недоверчиво, ещё раз окинув мужчину разочарованным взглядом. - Я – менестрель! – нагло и с пафосом произнёс коротышка полным гордости голосом, невежливо перебивая даму. Ко всем своим внешним недостаткам, он был ещё и дурно воспитан! - Менестрель… - процедила леди Бриана, недовольно поджимая губы. – Надеюсь, хороший… - О, я великолепный певец и несравненный поэт! – всё так же пафосно воскликнул хвастунишка.

72


- А не можешь ли ты продемонстрировать мне свой непревзойдённый талант? – в голосе леди засквозило раздражение и неприкрытая насмешка. - С большим удовольствием, прекрасноликая госпожа! – воскликнул менестрель, с готовностью срывая с плеч лютню. – Что пожелаете послушать? Фривольную песенку, балладу, любовную песню или притчу? - Притчу? – удивилась герцогиня. – Это что ещё за штука? - Это такая песня, в которой есть некий поучительный подтекст, о наимудрейшая из женщин! - Кхм… - смущённо кашлянула женщина. Этот некрасивый менестрель умел весьма красиво выражаться… И приятно для слуха. Да и голос у него ничего: такой мягкий бархатный баритон… - Что ж… Спой мне какую-нибудь… притчу. - Я знал, что вы не только самая прекрасная, но и самая разумная женщина в мире с непревзойдённым вкусом! – ответил менестрель, слегка кланяясь и проводя пальцами по мелодично зазвеневшим струнам. Леди Браина зарделась от ещё большего смущения и взглянула на мужчину из-под полуопущенных век. «А он не такой уж и урод… Невысокий рост совсем даже не заметен, если сидеть… Да и лицо… Вполне милое и симпатичное. Глазки сверкают, как два бриллианта в три карата, а нос почти благороден. А длина… Что ж, говорят, чем длиннее нос мужчины, тем длиннее его… Хихи… А эти чувственные губы… Наверное, они мягкие и приятные… Хм…» От грешных мыслей леди

73

отвлёк звон лютни и зазвучавший следом очаровательнобархатистый голос менестреля, начавшего петь. О, милые дамы, для вас эта песня, Хотя и мужчины получат урок! Не будем мы спорить, кому интересней, Чуть позже увидим конечный итог. Давно это было. Жил рыцарь отважный, В доспехах блестящих, верхом на коне, Он, в странствии дальнем, услышал однажды Крик женщины: «Рыцари, где вы? Ко мне!» Пришпорил коня и помчался на крик он. И что же увидел? Огромный дракон На царский дворец забирается с рыком, И скоро достанет с принцессой балкон… Меч выхватил рыцарь и с громким проклятьем Дракона проткнул и пустил ему кровь. Принцесса тот час же упала в объятья. Наградой спасителю девы любовь! Весь город ликует, все славят героя, И просят остаться у них навсегда. Наш рыцарь влюблённый, уставший от боя, Немного подумав, ответил им: «Да!» Жил в царском дворце он, лелеем девицей.

Но месяц прошёл, и защитника долг Позвал его в путь, бить врага на границе. С победой герой возвращается в срок. И что же он видит: опять нападает На замок с любимой дракон-людоед. Герой наш отважно свой меч вынимает, Чтоб монстра пронзить в тот же самый момент. - Не надо здесь крови! Возьми-ка верёвку! Петлю завяжи и поймай на аркан! Услышал он сверху, и скинула ловко Девица верёвку. Нарушила план. Слегка растерялся вояка бывалый, Но всё же сумел заарканить врага. И снова был праздник, но рыцарь наш вяло Сидел за столом и вздыхал иногда. Все славят героя, а он ли то сделал? С подсказки девицы повержен был враг. Её голова, а его… только тело, И чувство такое – здесь что-то не так… Впервые, наверное, меч свой и латы Забыл он почистить, чтоб блеск навести. Но вот через месяц опять супостаты Тревожат границы, и вновь он в пути.


«Себя береги!» – прошептав в назиданье, Вручила любимая в руки аркан. Теперь, вспоминая минуты прощанья, Герой не испытывал чувств ураган. Тому удивлялся: и в чём здесь причина? Но позже отвлёкся, забывшись в войне. И вот через месяц всё та же картина: Подъехал он к замку – дракон на стене…

Он меч по привычке свой выхватил ловко, Но сразу припомнил: «Аркан есть при нём!» Пока от седла отцеплял он верёвку, Дракон обернулся, обжарил огнём. - Любимый, лови! Это средство получше! – И к рыцарю в руки флакон прилетел. Не будем животное долго мы мучить,

Подохнет от яда, всего только дел… Вот снова застолье. Герой обожженный Сидел, как на углях, с горящим лицом. Он был не герой, а изгой прокажённый… Душил его стыд, зажимая кольцом. Доспехи и меч свой запрятал подальше, Не рыцарь теперь он, ведь подвиг его Не кровью пропитан, а

74


запахом фальши… А жить с этой мыслью ему каково? От серости будней тоска разъедала, Пока не послышался зов на войну. И вновь на коня: латы, меч и забрало… Готов от врага защищать он страну! В суме подседельной флакончик, верёвка, Положены милой принцессы рукой. Забыл он про них в боевой обстановке, И деву забыл… Непутёвый такой. И вот возвращается... Крик и рычанье. Опять нападенье? Схватился за меч, Потом за суму… Помутилось сознанье. Уроком любимой решил пренебречь. Откинул суму и с размаху разделал Дракона, как тушу свиньи иль быка. И снова он рыцарь, отчаянно смелый, И снова дорога бежит в облака! А как же принцесса? Умылась слезами… Нельзя на мужчину узду надевать. Кто песню прослушал, решайте вы сами: Указывать милым иль волю давать.*** Прозвучали последние аккорды и звук лютни умолк. Леди Бриана сидела едва ли не с

75

открытым ртом. Её очаровал и голос певца, и слова этой, как её… притчи! Всё же она была неглупой, хоть и любила лесть. Женщина поняла весьма прозрачный подтекст песни. Она ясно представила себя в образе этой принцессы. А кто же рыцарь? Ах, да кто угодно может быть на месте этого рыцаря. Леди Бриана любила давать советы и раздавать приказы, это было её маленькой слабостью. Ай да менестрель! Как точно подобрал песню! Умный малый… И голос очарователен… Леди мило улыбнулась и благосклонно произнесла: - Мне понравилась эта притча. Согласна: ты великолепный певец. Не хочешь ли поступить ко мне на службу? Я буду щедро тебе платить, подарю новую одежду, предоставлю комнату в замке… Менестрель хитро усмехнулся, поклонился и спросил: - Щедро – это сколько? - Ну, например, десять золотых дукатов в месяц. - Двадцать! – тут же парировал менестрель. - Двадцать? – удивилась наглости герцогиня. – Но… - Разве я не хорош? – снова невежливо перебил даму певец. – Это только самая простая из моих песенок. Я знаю больше и лучше, и могу сочинить песню на любую тему. А мой голос? Разве он не превосходен? - А сколько тебе платил рыцарь? Леди Бриана лукаво прищурилась. - Рыцарь? – удивился мужчина. – Он мне не господин! Я просто примкнул к нему в пути, чтобы было безопасней путешествовать. А прошлый господин, герцог Мамерхауз, платил

мне тридцать золотых! - Почему же ты покинул у него службу? - Его Сиятельство приревновал меня к супруге, хотя, клянусь богом, между нами ничего не было! Я только учил Её Сиятельство игре на лютне! А при этом невольно нужно приблизиться к… ученице… на недопустимо близкое расстояние… И совсем это были не страстные объятия! – немного горячно воскликнул менестрель. Леди Бриана усмехнулась. - Ладно… Двадцать так двадцать. Но меня ты тоже научишь играть на лютне… ***примечание: стихотворная притча написана Татьяной Авериной. Автор: Мамасдивана


76


Íàä íîìåðîì ðàáîòàëè: Àëåêñàíäð Ìàÿêîâ—ãëàâíûé ðåäàêòîð Íàäåæäà Ëåîíû÷åâà—ñòàðøèé ðåäàêòîð Íàòàëüÿ Êîëåñíèê—ñòàðøèé ðåäàêòîð Åëèçàâåòà Ïàí÷èøèíà—ðåäàêòîð Ðàñèìà Àõìåäîâà—ðåäàêòîð Ìàêñèì Æåëóäåâ—ðåäàêòîð


Ëèòåðàòóðíîå èíòåðíåò èçäàíèå P.S.


№21 (декабрь 2013)