Page 1


Спецвыпуск «Литература для детей и юношества», приложение к журналу «Невский альманах» №1 – 2010 год

Директор проекта В. СКВОРЦОВ

Главный редактор Н. БУТЕНКО

Зам.гл.редактора Н. ЧАГЫС

Редактор Е. ЕВСЕЕВА

Редактор Г. ОСМАНОВА

Редактор И. ПЛАКСИНА

Редактор Е. СУЛАНГА

Редактор В. ВАСИЛЬЕВ

Редактор Л. САДОВНИКОВА

Муз.редактор С. СМОЛЬЯНИНОВ

Е. СЕРОВА (1919 – 2006)

О. ГРИГОРЬЕВ (1943 – 1992)

С. САХАРНОВ (1923 – 2010)

В. АЗБУКИН (1934 – 1996)

М. БОРИСОВА

Н. БОЯРИН (1940 – 200-?)

Т. БРЕНМАН (Германия)

Г. ВЕНЕДИКТОВ (1932 – 2004)

Ю. ГУРИН

Б. ДАРЛИНГ (Медведев)

В. ДУДРОВ

Е. ДЮК (1951 – 2004)

Л. ЗАХАРОВ

Н.ИЛЬИН

Н. ИЩУК

Т. КИБАС

Т. ЛЕСТЕВА

С. ЛИЗУНОВА (Шлиссельбург)

Ф. ЛУКНИЦКИЙ

В. ГОЛЯВКИН (1929 – 2001)

Е. БЫЧКОВА

Т. ЕГОРОВА

Г. КЛИМИНА (Сланцы)

Н. ЗАБОЛОЦКИЙ

Е. КОВАЛЮК (Белоруссия, 1934 – 2007)

А. КОРЕНЬ (Украина)


СПЕЦВЫПУСК «ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ДЕТЕЙ» Приложение к журналу «Невский альманах» № 1 – 2010 год. Директор проекта В.С. СКВОРЦОВ Учредитель журнала Некоммерческое партнёрство Поддержки литераторов «Родные просторы» Свидетельство о регистрации ПИ №ФС77-18596 Приложение журнала предназначено для работников дошкольного и школьного образования, библиотек, а также для семейного чтения. Выпуск осуществлён за счёт средств авторов. Главный редактор и составитель спецвыпуска «Литература для детей» Н.Н. БУТЕНКО Зам. главного редактора Н.П. ЧАГЫС Редакторы Поэзия И.Н. ПЛАКСИНА, Г.Б. ОСМАНОВА, Е.Е. ЕВСЕЕВА Проза Л.Н. САДОВНИКОВА, Е.С. СУЛАНГА, В.Н. ВАСИЛЬЕВ Музыкальный редактор С.С. СМОЛЬЯНИНОВ Корректоры Н.П.ЧАГЫС, Н.В. ПОНОМАРЕНКО Художники Л.А.ИВАНОВ и Е.В.ШУСТРЯКОВА Дизайн обложки В.Б.ТОВБИН Редакционный совет не всегда разделяет точку зрения авторов, которые несут ответственность за содержание и достоверность публикуемых материалов, а также оставляет за собой право не возвращать рукописи, редактировать и сокращать их, не искажая смысл. Подписано в печать: 22.12.2010 Сдано в набор: 27.12.2010 Заказ № Отпечатано с готовых форм в типографии Тираж 999 экз. Телефон редакции 8-953-356-54-70 (с 14.00 до 19.00) E-mail: qrant59@mail.ru Официальный сайт НППЛ «Родные просторы» www.nev-almanah.spb.ru E-mail: info@nev-almanah.spb.ru

Авторы НППЛ «Родные просторы» Журнал «Невский альманах»

СОДЕРЖАНИЕ Татьяна ФЕДЯЕВА………………………..………………………….... 2 Николай ЧАГЫС……………………………………………...……..3, 22 Екатерина СЕРОВА……………………………….…………………… 4 Олег ГРИГОРЬЕВ………………………………….……………..……. 4 Святослав САХАРНОВ…………………………………………...…… 5 Виктор ГОЛЯВКИН……………………………………………………..5 Николай БУТЕНКО…………….…………………………………..….. 6 Лидия САДОВНИКОВА……………….…………………………..….. 14 Лора ПРОКОФЬЕВА………………………………………………..…. 15 Вадим АЗБУКИН……………………….…………………………..….. 16 Николай БОЯРИН………………………….……………………..……. 16 Генриетта ЛЯХОВИЦКАЯ……..………….……………………...……17 Наталья РЕЗНИК…………………………………………………......… 17 Тамара БРЕНМАН………………………………………………..……. 17 Марина СИМОНОВА…………………………………………..……… 17 Гурия ОСМАНОВА……………………………………………...…….. 18 Ирина ПЛАКСИНА…………………..………………………..………. 23 Тамара КИБАС…………………………………………………...…….. 24 Николай МИХИН …………….…………………………………...…… 25 Владимир СКВОРЦОВ……….………………………………...……… 26 Юрий ГУРИН…………………………….……………………..……… 27 Маргарита ПЧЕЛИНЦЕВА……………………………………..…….. 27 Галина КЛИМИНА……………………………………………..……… 28 Наталия ФИЛИППОВА…………………………………………...…… 29 Анатолий МОХОРЕВ……………………………………………..…… 29 Виктор ВАСИЛЬЕВ………………………………………………...….. 30 Лидия СИЛИНА………………………………………….……..……… 42 Евгений МАКАРОВ…………………………………………...……….. 42 Элеонора МАКАРОВА………………………………………………… 42 Игорь ШЕВЧУК……………….……………………………..………… 43 Татьяна ШАПИРО…………………………………………..…………. 43 Галина НОВИЦКАЯ…………………………………………..………. 44 Наталия ИЩУК………………………………………………...………. 44 Вера ФЁДОРОВА……………………………………………...……….. 44 Елена ЕВСЕЕВА………………………………………………..……… 45 Сергей СМОЛЬЯНИНОВ………………………………………..……. 46 Олег ЧУПРОВ…………………………………………………..……… 48 Гелия МАУРА……………………………………………………..…… 49 Татьяна ЛЕСТЕВА………………………………………………...…… 50 Елена ШУСТРЯКОВА…………………………………………………. 52 Наталия ПОНОМАРЕНКО…………….………………...……………..53 Елена СУЛАНГА……………………………….………..…………….. 54 Татьяна ЕГОРОВА……………………………………...……………… 55 Олег РУМЯНЦЕВ……………………………………..……………….. 55 Маргарита ЯРКОВА………………………………….……………..…. 55 Борис ШАТОВ…………………………………………..……...………. 56 Светлана ЛИЗУНОВА …….……………………………………..……. 56 Елена ДЮК………………………………………………………...…… 57 Людмила ФАДЕЕВА……………………………………………...…… 57 Мария БОРИСОВА…………………….…………………………...….. 58 Феликс ЛУКНИЦКИЙ………………….…………………………...…. 59 Елена ЧЕЧУШКОВА………………….…………………………..…… 60 Ирина ТАЛУНТИС…………………………………………………..… 62 Татьяна РЕМЕРОВА……………….……………………………...…… 63 Мария СВИДЕРСКАЯ…………………….…………………...………. 64 Виталий ПРОХОРЕНКО………….………………………..………….. 66 Елена ПОПОВА………………….…………………………...…………67 Нонна СЛЕПАКОВА………………………………………...………… 67 Владимир ДУДРОВ…………….……………………………..……….. 68 Раиса МЕЧИТАШВИЛИ………………….…………………...………. 68 Николай ЗАБОЛОЦКИЙ……………………………...……..………… 69 Леонид ЗАХАРОВ…………………………….……………………...…70 Сергей СКАЧЕНКОВ……………………………………………..…… 73 Владимир МОРОЗОВ……………………………………………..…… 74 Ольга МАЛЬЦЕВА……………………………………………..……… 75 Маргарита ТОКАЖЕВСКАЯ…………………………………...…..…. 75 Элеонора МАКАРОВА…………………………………………...……. 75 Хасан ХОЛОВ……………………………………….…………………. 75 Елена БЫЧКОВА………………………..…………………..…………. 76 Алексей РАЗУМОВСКИЙ………………………………………..…… 77 Георгий ЧЕПИК………………………….…………………..………… 78 Герман ВЕНЕДИКТОВ……………………….…………………...……79 Нина ЧУДИНОВА…………………………………………...………… 79 Борис ДАРЛИНГ…………………….…………………………...…….. 80


Дорогой читатель!

Ванда МЕДВЕДЕВА Умейте радоваться Умейте радоваться свету, Умейте радоваться лету, Умейте радоваться следу, Что вывел вас на верный путь. Остановитесь на тропинке, Но не заденьте паутинки, И снова радуйтесь травинке, И ветру распахните грудь. Умейте радоваться звуку, Что журавли уносят к югу, И даже бешеную вьюгу Примите именно такой. Остановитесь на минуту, Пусть звуки льются отовсюду, Умейте радоваться чуду, А чудо рядом под рукой. Умейте радоваться другу, Звонкам в квартиру, В двери стуку, В беде протянутую руку Примите для себя как честь, Остановитесь на пороге, К своим поступкам будьте строги, И снова радуйтесь в итоге Тому, что вы на свете есть.

=2=

Литература для детей интернациональна. Для неё нет различий: кто мы, сколько нам лет, где проживаем, какой национальности и вероисповедания… Главное её предназначение – научить читателей любить всё прекрасное, что их окружает, и заботиться друг о друге. Произведения для детей во все времена были самым важным видом литературы. Они воспитывают будущие поколения читателей и подготавливают их к более серьёзному восприятию духовных ценностей всего человечества. Мы поставили перед собой цель отбирать и сохранять лучшие произведения петербургских авторов. Основное требование: интересный сюжет, индивидуальное мастерство, доступный маленькому читателю язык и, прежде всего, отсутствие жестокости и корысти. На страницах обложки мы помещаем и будем помещать в следующих номерах приложения журнала «Невский альманах» фотографии авторов, произведения которых размещены на страницах издания. Будем рады получить ваши отзывы. Вы можете заказать данное издание по телефону. Телефон редакции указан на первой странице. До будущих встреч! Редакция


Николай ЧАГЫС ДЕСЯТЬ СОВЕТОВ ЮНОМУ ЧИТАТЕЛЮ

* * * Известно всем, что Бонапарт Мог делать сразу целых пять Одновременно дел… Как только этот факт узнал Знакомый школьник, он сказал: – Ха! Это не предел! И, чесслово, я не лгу, Я то же самое могу, Что мог Наполеон, А в дополнение: читать, Есть чипсы и ногой болтать. Я чемпион! Не он. ……………………………. Не может книжка убежать. Заплакала бедняжка: – Кто согласится в руки взять Такую замарашку?! – Мои страницы, переплет, Обложка… в жирных пятнах! Ох, что он сотворил, урод, С моим роскошным платьем?! Не книжка – с маслом бутерброд! Спасибо, хоть не сунул в рот. ……………………………… Садиться с книгой за еду Нельзя! Запомни это. Ни мысли в мозг не попадут, Ни – в твой живот котлета: Застрянет всё на полпути, Запутавшись, куда идти. * * * Приносишь книжку – В тот же день Обложку на неё надень. Чтоб ногтем строчки не черкать, Углы страниц не загибать, А также для порядка, Вложи в неё закладку. Книга этому наряду Чрезвычайно будет рада. * * * Перед тем, как книгу взять, Чтоб начать её читать, Ты должен обязательно Мыть руки с мылом тщательно. Тебе ведь неприятно, Когда страницы в пятнах От жирных пальцев грязных рук? Другим – не менее, мой друг.

* * * Закончил книгу ты читать? – Теперь, пред тем, Как есть иль спать, Вновь надо руки с мылом мыть, Чтобы микробов всех убить: Подумай, сколько человек За долгий-долгий книжкин век Её успели прочитать! – Ты можешь всем им доверять?! А для бацилл бумага – рай! Хоть век живи – не умирай! * * * Листать за верхний край изволь. При этом пальцы не мусоль – Ужасно неопрятно! К тому ж – оставишь пятна. Я про микробов уж молчу, Про них и думать не хочу! – Десятки миллионов их Слизал сейчас ты с рук своих! В жизни даже чтение Требует умения.

* * * Верится с трудом, что дед Был пяти, когда-то, лет, Бабушка – девчонкой, Деда движется с трудом; Песней бабушка наш дом Не наполнит звонкой. Но книг увлекательней Я не встречал, Чем те, что мой дедушка В детстве читал. И пускай летят года Быстро, миг за мигом – Не стареют никогда Правильные книги! * * * Книга – самый верный друг: Никогда не бросит; По ушам твоих подруг Сплетни не разносит; Не обидит; не предаст; Одному скучать не даст… А начнёт свои рассказы – Сто очков вперёд всем даст! * * * Библиотека – книжкин дом, Квартиры книжек в доме том – Удобных полок этажи, Их называют – стеллажи. Живут в нём дружно, к тому том: Айвенго с доблестным мечом, Тимур, Том Сойер, Робин Гуд И нестареющий Дик Сэнд,

Три мушкетёра в нём живут, А сказок – целый континент… И каждый месяц новый стенд Поможет проложить маршрут Тебе в волшебный этот мир… Проводником себе возьми Библиотекаря. Она Всегда заботлива, мила И каждому поможет взять То, что он хочет почитать, Но как спросить, не знает сам; Подвластны все ей чудеса Что в доме книжкином живут, Тебя, читатель юный, ждут. * * * Ты не храбр и не силён, Бьют тебя мальчишки… Где же выход? Рядом он – Правильные книжки. Волкодав и Чингачгук С Робинзоном Крузо, Как пожатий верных рук Дружеские узы. Брось о помощи свой зов В мир библиотечный – Мальчиши со всех концов Поспешат навстречу. Поведёт тебя Гаврош В бой на баррикады. Не страшны с ним, ты поймёшь Пули и снаряды. Если правда за тобой, Если ты с народом, Смело ты пойдёшь на бой В битве за свободу. Дочитав до корешка И захлопнув книжку, Дашь отпор, наверняка, Ты любым мальчишкам. Не страшит теперь беда – Каждый твёрдо знает: Сила разума всегда Грубость побеждает! * * * Дождик хлещет за окном, Докучает скука… Не пускай её в свой дом! Книжку! Книжку в руки! Открывай заглавный лист И услышишь ветра свист В парусах и тросах. Нипочём девятый вал, – Клады ждут на островах Юнгу и матросов. Закрываешь книгу ты, Дочитав до корки, Но не смолкнет зов мечты Долго, долго, долго…

=3=


Екатерина СЕРОВА * * * Ветерок спросил, пролетая: – Отчего ты, рожь, золотая? А в ответ колоски шелестят: – Золотые руки растят!

Олег ГРИГОРЬЕВ Напугал Я забрался под кровать, Чтобы брата напугать. На себя всю пыль собрал. Очень маму напугал! * * * Солнце грело, грело И перегорело. Вместо солнца вышла на – Вышла на небо луна. Вместо птичек под окошки На концерт собрались кошки. Ночь пропели у окна, Ни покоя мне, ни сна.

Липовый листок Листик липы так хорош – Он похож на сердце. Если лист один сорвёшь, Липа не рассердится. Засуши, читатель мой, Маленькое чудо. Вспомнишь радостно зимой – Кто он и откуда.

Моряк Колокольчик Колокольчик голубой Поклонился нам с тобой. Колокольчики-цветы Очень вежливы.… А ты?

Земляника

Молодой моряк в матроске Вышел к берегу реки. Снял матроску по-матросски, Снял морские башмаки, По-матросски раздевался, По-матросски он чихнул, По-матросски разбежался И солдатиком нырнул.

Ты земле своя, родная. От земли невысока. Может ягодка иная И посмотрит свысока, Но зато ты всех алее И сладка на вкус любой, И никто не пожалеет, Что нагнулся за тобой!

Пчела Николай вспугнул пчелу, Побежал по саду. Наступил он на метлу, Врезался в ограду. Звонко хлопнула метла, Да с такою силой, Что уж лучше бы пчела Колю укусила.

Ежи и ежевика Однажды мать-ежиха Сказала сыну тихо: – Вчера хвалился волк-сосед, Что ягода есть волчья. Но это ж яд! Но это ж вред! Сидеть бы волку молча! Мы знаем, сын, что в нашу честь Назвали ежевику. Но, хоть её приятно есть, Не поднимаем крику.

Черника Черника чёрным глазом Взглянула на меня, И позабылись разом Все огорченья дня. Всегда, когда мне худо, В лесу я хворь лечу. Ну чем за это чудо Я лесу отплачу? =4=

Повар Повар готовил обед, А тут отключили свет. Повар леща берёт И опускает в компот. Бросает в котёл поленья, В печку кладёт варенье, Мешает суп кочерёжкой, Угли бьёт поварёшкой, Сахар сыплет в бульон, И очень доволен он. То-то был винегрет, Когда починили свет!

Высота – Ты боишься высоты? – Нет, нисколечко. А ты? – Не боюсь, коль высота Мне не выше живота.


Святослав САХАРНОВ

Виктор ГОЛЯВКИН

Абсолютно верно

Белый медведь Лёд. Во льду промоина. В промоине рыба ходит. Забрался мишка в промоину. Шумит, лапищами воду толчёт: бум – по воде – бум! Это он так рыбу ловит. Оглушит рыбину, зацепит когтями – и в рот. Вкусно.

Селёдка Рыщет по морю селёдка, носом туда-сюда тычется. – Что, селёдка, по морю рыщешь, считаешь кого? – Родственников ищу, родичей. Пересчитать их думаю. – А много ли, селёдка, их у тебя? – Немного, немного. Килька – раз, салака – два, рыба-залом – три, черноспинка – четыре. А ещё – иваси, шпроты, анчоусы. И ещё есть. – Э-э, селёдка, да тебе их вовсе не пересчитать!

Кит Охотился кит за рыбьей мелочью, за рачками-черноглазками. Разбежится, пасть раскроет – ап! – полная пасть. Что добыча мелка – хорошо: у кита глотка узенькая. – Нырни, кит! – Не хочу, наелся. На воде полежу.

Дюгонь Хорошо на подводном лугу. Вода тёплая – солнышко её до самого дна прогревает. Кругом трава – сочные зелёные водоросли. Ползёт по лугу дюгонь. Морду в зелень тычет, ест. Из травы усатые рачки-креветки – порск! Порск! – Эй ты, губастый! Поосторожнее. Чуть с травой нас не съел!

Летучая рыба Неслась под водой рыба, сама себя хвостом подгоняла. Разогналась, из воды выскочила, крылья-плавники расправила и полетела. – Чем я хуже птицы? – Голоса, рыба, у тебя нет. – А он мне и не нужен. И обратно в воду – шлёп!

– Ты опять завтракаешь на уроке? Маша быстро спрятала завтрак в парту. – Что будет, – сказал учитель, – если все будут завтракать на уроке? Класс зашумел. Потому что каждый хотел сказать, что тогда будет. Коля сказал: – Будет всем смешно! Миша сказал: – Жеванье будет! Маша сказала: – Все сытые будут! – А чего не будет? – спросил учитель. Класс молчал. Чего не будет – никто не знал. Учитель хотел уже сам ответить, как вдруг кто-то крикнул: – Урока не будет! – Абсолютно верно! – сказал учитель.

Разрешите пройти! Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал: – Чего под ногами болтаешься?! Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами. Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами. Затем, разумеется, семиклассник вцепился в девятиклассника, пятиклассник – в семиклассника, а второклассник – в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами. Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами! Шёл домой старик. Но разве он мог пройти? Он сказал: – Разрешите! И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях. Ведь он ждал своего приятеля. Зачем же хватать его за шиворот? Хотя… можно встать ВОЗЛЕ дверей! =5=


Николай БУТЕНКО В квартире над нами В квартире над нами Собака живёт И лает ночами, – Всем спать не даёт. В квартире под нами Кот рыжий живёт И громко мурлычет – Всем спать не даёт. В квартире за стенкой Старушка живёт. Ворчит и вздыхает – Всем спать не даёт. А дома в чулане Две мышки живут. Шуршат беспрерывно – Всем спать не дают. А я не ворчу, Не мурлычу, не лаю, Я тихо на скрипке Ночами играю, И сам не пойму, Отчего все не спят: Мурлычут и лают, Шуршат и ворчат?!

Котёнок Как-то раз с утра котёнок Перепутал всё спросонок: Раньше всех домашних встал, За собой постель убрал, Вымыл мордочку и тельце, Вытер шерстку полотенцем, Завтрак съел и выпил колу, И пошёл учиться в школу. … И сосед его Серёжа Всё с утра напутал тоже: Встал, зевнул, присел на стул, Замурлыкал и… уснул!

Цыплёнок Цыплёнок проклюнул скорлупку яйца. Увидел сквозь трещинку: лес, небеса. На миг распрямился – и дом развалился, И в мире просторном птенец очутился. – Пи-пи, – пропищал, – как чудесно кругом. Скажите, пожалуйста, это – мой дом?

Загадка – Поздоровайтесь, утята, С лягушатами: «Кря-кря», А утятам лягушата Отвечайте: «Ква-ква-ква!» И не спорьте больше «Кря» – «Ква», – Наставляла деток… (авкярк) =6=

Мазама Лишь успела встать мазама, Свет включить, на стул присесть, Слышит – хнычут детки: – Мама, Дай нам что-нибудь поесть!.. Только чаем напоила, Крошки со стола смела, Всю посуду перемыла И на кухне прибрала, Как услышала мазама, Не успев на стул присесть: – Мы пришли обедать, мама, Дай нам что-нибудь поесть!.. Деток щами накормила, Крошки со стола смела, Всю посуду перемыла И на кухне прибрала… Вновь услышала мазама, Не успев на стул присесть: – Мы пришли на ужин, мама, Дай нам что-нибудь поесть!.. Их блинами накормила, Крошки со стола смела, Всю посуду перемыла И на кухне прибрала… Вновь услышала мазама, Не успев бельё собрать: – Очень вредно детям, мама, На пустой желудок спать!.. На ночь кашей накормила, Крошки со стола смела, Всю посуду перемыла И на кухне прибрала. Вновь услышала мазама, Не успев прилечь в кровать: – Рассвело!.. Пора бы, мама, Вкусный завтрак подавать!

Загадка У кого зубастый рот И драконья кожа? Кто охотиться идёт, По болоту… лёжа? Сто яиц в песок кладёт, Словно в инкубатор; Скушав жертву – слёзы льёт. Это… (ротагилла)

Загадка Грозно выставив рога Заползла в мой сад нога. За собой втащила дом И поспешно скрылась в нём… – Бах! – Захлопнулась калитка. – Глянь! – Да это же… (актилу)


* * * Чтоб не задал в воскресенье Мне папаша порку, Я зубрил стихотворенье, – Получил пятёрку!

Глухарь Возле пня в лесу глухарь На траве нашёл сухарь. С той поры он каждый день Навещает утром пень. Ведь не знают глухари – Не растут здесь сухари.

Мне собаку за старанье Тут же подарили, И на радостях мы с Ваней Драку отложили.

Козлы и капуста Два козла в саду сидели И кочан капустный ели. Был кочан капустный Необычно вкусный. «Хрум» да «хрум», «Хром» да «хром»: – Ох, не съесть его вдвоём! Погадали-погадали – К грядке третьего позвали.

С ней забыл я всё на свете: Двойки, порку, драку… Как, скажите, мне за это Не любить собаку?!

Зайка – Зайка, зайка, Ты от волка убегай-ка! Волк презлющий за кустами Ждёт и щёлкает зубами.

Три козла в саду сидели И кочан капустный ели. Аппетитный тот кочан Дивный запах источал. «Хрум» да «хрум», «Хром» да «хром»: – Ох, не съесть его втроём! Погадали-погадали И четвёртого позвали.

– Что есть силы, Как смогу, я от волка убегу… – Зайка, зайка, От лисицы убегай-ка! Где в бору туман струится, Ждёт хитрющая лисица. – Что есть силы, как смогу, От лисицы убегу… – Зайка, зайка, От медведя убегай-ка! За холмом, Где виден брод, Там медведь голодный ждёт. – Что есть силы, как смогу, От медведя убегу… – Зайка, зайка, От детишек убегай-ка! Погляди-ка – за тобой В лес пришли они гурьбой – Что есть силы, как могу, Я к друзьям своим бегу…

\

Вчетвером козлы сидели И кочан капустный ели. Так огромен был кочан, Не вместился бы и в чан. «Хрум» да «хрум», «Хром» да «хром»: – Ох, не съесть и вчетвером! Погадали-погадали – В помощь пятого позвали. Впятером козлы сидели И кочан капустный ели. А кочан себе качался – Ни на грамм не уменьшался… «Хрум» да «хрум», «Хром» да «хром»: – Ох, не съесть и впятером! \

Погадали-погадали – Остальных козлов созвали. Все козлы в саду сидели, Но кочан они не ели, А собрались на совет, Разгадать большой секрет. А секрет был очень прост – Тот кочан всё время рос!

Туфелька инфузория Грустно туфелька вздыхала: – От дразнилок я устала. В школе все наперебой Насмехались надо мной: Мне вчера сказал Серёжа: – На башмак ты мой похожа! И гримасничала Вера: – Эй, какого ты размера? Николай при всех спросил: – Кто тебя сто лет носил? И подвёл черту Вадим: – Мы тебя в ремонт сдадим!

Петушок В день рожденья петушок Примеряет гребешок. – Ку-ка-ре-ку! Наконец Я спою, как мой отец! =7=


АЗБУКА ЖИВОТНЫХ

Азбука На уроке первоклашкам Дрозд-учитель говорит: – Нужно тле и таракашкам Знать животных алфавит. К букве – буква… К слову – слово… Сказки в книге оживут. В «Мир живой планеты» Снова За собою уведут… ________________________________________

А, а – ( а )

В, в – ( вэ )

Ё, ё – ( ё )

Воробьи

Ёж

Под стрехою воробьи Чистят гнёздышки свои… – Что так прибираются? – Да с весной встречаются!

– Ах ты, ёж – две пары ножек И колючий мячик! – Почему от нас ты, ёжик, Чёрный носик прячешь? – Оттого, что я, ребятки, Обожаю игры в прятки!

_________________________________

Г, г – ( гэ )

________________________________

Ж, ж – ( жэ )

Горбуши Я слыхала, что горбуши Любят яблоки и груши. Фрукты мыть перед едой Ни к чему им под водой. _______________________________

Д, д – ( дэ )

Жираф В жаркой Африке жираф Ходит важно, словно граф. И гордится, что длиннее Нет его – жирафьей – шеи. __________________________________

З, з – ( зэ ) Амёбы Просят в булочной амёбы: – Дайте корку хлеба, чтобы Накормить голодных деток – Ненасытных одноклеток. ________________________________________

Б, б – ( бэ )

Дикобраз и рысь Через речку «диким брассом» Рысь плыла за дикобразом, А затем по суше рысью Дикобраз бежал за рысью. _________________________________

Е, е – ( е )

Зебры (скороговорка)

Не ходили бы зебры сквозь дебри – Полосатыми не были б зебры. ______________________________________

И, и – ( и )

Бабочки В магазине бабочки Примеряли тапочки. И не зря старались – Впору оказались. Служит пара тапочек Домиком для бабочек. =8=

ГусЕница Ах, какая мученица – Бархатная гусеница. Всем стремится доказать, Что и ей дано летать. Только час её пробьёт – В небо бабочкой вспорхнёт!

Медоед И медведь Лапой сладкий мёд чуть свет Ест зимою медоед. А медведь во сне сосёт Лапу сладкую, как мёд.


Й, й – (и – краткое)

Н, н – ( эн )

ДаЙте, даЙте…

Нарвал

– Дайте, дайте каждой мошке Мармелада – по две крошки. Унося домой их, мошка Сгинет с глаз хоть на немножко.

На лугу нарвал гулял, Полевых цветов нарвал И прижал к груди букет: – Жаль, цветов на море нет!

_______________________________________

__________________________________

К, к – ( ка )

О, о – ( о )

Омуль Козёл Сорняками у козла Вся капуста заросла. Прополол козёл капусту – И на грядках стало пусто! ________________________________

Л, л – ( эль )

Безутешно плачет омуль: – Не найти дорогу к дому. Под водою в шторм песчинки Скрыли в море все тропинки… Горько омулю, обидно – Слёз в воде, и тех не видно! _______________________________

П, п – ( пэ )

Пони

Разодетые в плащи В речке плещутся лещи. – А зачем плащи лещам? – Потому что сыро там!

– Просим нас ни с кем не путать – Вовсе мы не лилипуты. Просто маленькие кони, А зовут породу – пони!

М, м – ( эм )

Соболь Словно важная особа В пышной свите короля, Даже летом ходит соболь, Разодетый «в соболя». ________________________________

Т, т – ( тэ )

КоТёнок Мой котёнок, как юла, Завертелся у стола. Как, – не может он понять, – Хвостик свой ему догнать? ________________________________

У, у – ( у )

Уж

Лещи

___________________________________

С, с – ( эс )

____________________________________

Р, р – ( эр )

Извивался между луж По лесной тропинке уж. И тропинка между луж Извивалась, словно уж. _________________________________

Ф, ф – ( эф )

Фуро Мартышка

Рысь

– Пожалейте вы мартышку, Об кувшин набила шишку. – А куда обидчик делся? – На кусочки разлетелся!

Говорила рыси рысь: – Аккуратно постригись. Баки лишь оставь, подружка, Да по кисточке на ушках!

Целый вечер папа-фуро То ворчит, то смотрит хмуро. – Папа, чем ты недоволен? – Тем, что в день рожденья болен! =9=


Х, х – ( ха )

Щ, щ – ( ща )

ПуделЬ

Хвостик Что за веник у кота? Он крылечко подметает, Пыль на лавках вытирает Ловко кончиком хвоста! _________________________________

Ц, ц – ( цэ )

Ь, ь – (мягкий знак)

Щенок – Ты, щенок, больную лапу Не кусай и не царапай, – Выну сам твою занозу, Впредь не трогай больше розу!

Перед всеми хвастал пудель: – Грация моя – не чудо ль? Мощный торс и шерсть барашком… Сразу видно – не дворняжка! ______________________________________

Э, э – ( э )

_____________________________________

Ъ, ъ – (твёрдый знак) Цикада

Эму

– Почему в лесу цикада Петь в ночное время рада? – Днём в тени она, друзья, Любит слушать соловья!

Через лужи: прыг да скок – Мчится эму на урок. Ох, как радуется эму – Одолел он теорему.

________________________________________

________________________________

Ч, ч – ( че )

Ю, ю – ( ю ) ОбЪяснение

Черепаха В панцирь спрятавшись от страха, Похвалялась черепаха: – Очень прочен. Им горжусь. Никого в нём не боюсь!

Говорила мама-кошка: – Ты совсем, котёнок, – крошка. Каши съешь, хотя бы ложку – Подрастёшь ещё немножко. А не съешь – тогда, сынишка, будешь маленьким – как мышка! _____________________________________

Ы, ы – ( ы )

_______________________________________

Шустро матушка-шиншилла Шиншиллятам шубки шила. Пусть на шубки – шубки эти В холода наденут дети. = 10 =

Катят волны высоки, Огорчились юнкерки: – Мама к рифам нас опять Не отпустит погулять… _____________________________

Ш, ш – ( ша )

Шиншилла

Юнкера

Я, я – ( я )

МЫшь

Ягуар

Просит мышь у ёлочки: – Одолжи иголочки. Как одену – серый кот Ни на шаг не подойдёт!

Дом обнюхав, тротуар, Возмутился ягуар: – Дурно пахнет город что-то, Невозможна здесь охота!


ПЕРЕВОДЫ С УКРАИНСКОГО

Кот (П. Воронько)

Трамвайчик (А. Каминчук)

– Дзинь-дзинь-дзинь – Бежит трамвайчик. Едут в нём медведь и зайчик, Носорог и бегемот, Ослик, козочка и крот… – Что чудного? – Молвил зайчик – В зоопарк идёт трамвайчик!

На базар пришёл снежок Продавать свой кожушок. Кот купил и кожушок Положил к себе в мешок. Лишь принёс домой мешок, Начал таять кожушок. Кот завесился мешком И помылся кожушком.

* * *

Медведь и сова (П. Ребро)

Медведь, поссорившись с совой, В который раз ей повторяет: – Клянусь мохнатой головой, Зимы в природе не бывает! Та возмутилась: – Будет врать И насмехаться надо мною. Ты в октябре ложишься спать, А просыпаешься весною!

(Л. Костецкий)

Кошка (Г.Бойко)

Без водички и без мыла Мама-кошка деток мыла. Язычком их умывала, Мягкой лапкой вытирала.

Моет кошечка котят, Моет козочка козлят, А меня душистым мылом На рассвете мама мыла. В небе чистом над горами В блеске солнце выплывает – И его, наверно, мама Ранним утром умывает!

Белочки (П. Демченко)

– Где вы, белочки, живёте? Что вы, белочки, грызёте? – На сосне живём у речки И в дупле грызём орешки. – А в студёном феврале Вам не холодно в дупле? – Наша шубка меховая Хорошо нас согревает.

Клубок (В. Заяц)

Куда делся пирожок? (В.Кравчук)

Взял Василий пирожок И помчался на лужок. Рядом прыгал пёс Дружок И глядел на пирожок. К дому дружно шли с лужка, Но уже без пирожка!

Кот расстроен, что клубок Закатился в уголок. Хвостиком не достать, Лапками не поймать. Возмущается: – Мяв-мял – И с чего б я так лежал? Выкатись на свет к окошку, Поиграй со мной немножко!

Гиппопотам (Е. Гуцало)

– Где живёт гиппопотам? – В диких джунглях, где-то там. Жил бы он не там, а тут, Был бы он – гиппопотут.

Лиса и крот (Я. Райнис)

Ворона (О.Дзятко)

Кошка и кошечка (Л. Кулиш-Зинькив)

Кошка кошечку учила, Чтоб как мама,\ тапки шила. Кошки тапочки обуют – Мышки кошек не учуют.

Вновь ворона причитала, Что детей не сосчитала: – Разве счесть их сможет кто? Как сидят – их полдесятка, Как едят – их два десятка, А галдят – так целых сто!

Лиса сказала: – Милый крот, Ты выгляни наружу. Зачем тебе столь узкий вход В нору кротовью нужен? – Затем, что жизнь мне дорога, – Тут размышленья просты, – Чтоб никогда ты не смогла Ко мне явиться в гости! = 11 =


В переводе на украинский язык Антонины Корень (Союз писателей Украины) * * * Коли б в кухні замість кішки Поселився крокодил, Я на кухню пообідать Ні за що би не ходив. Коли б в спальні замість такси, На дивані слон дрімав, Я би точно більше в спальні Ні за щоб не ночував. Коли б в ванній в спеку літом Плавав товстий носоріг, Я тоді, скажу вам чесно, В ній не мився б цілий вік. Коли б в нашім коридорі Жили пума і шакал, В день народження до себе Друзів я б своїх не звав. Коли б рись жила б в під’їзді, Повен змій був двір і сад, Всі б тоді будинок дивний Називали: ЗООСАД!

Ягоди для киці В козуб кіт для киці Рвав в саду суниці Й китиці калинки, Пригорщі малинки, Гроночко ожини, Жменьку горобини, Спілу полуницю, Й крупну кавуницю.

В зоопарку нашім диво: Лева вжалила кропива. Коли б це оса була, Чварний овід чи бджола, Скорпіон, або ж комар – В гнів не впав би грізний цар! Плаче лев в малині: – Кусаються рослини!

Кіт-бруднуля Ми кота-бруднулю мили. Був шаплик залізний в милі, В милі ноги, в милі руки, І мочалка вся, і брюки, Телевізор, стіл і стінка, Пудель і сестричка Нінка... Навіть мило було в милі, А його лиш... намочили. Кіт, що задав драпака, Схожий був на їжака!

Черепаха На природі черепаха Залюбки собі гуляє. В свій будинок черепаха Навіть в дощ не поспішає. А нащо спішить туди, Де находишся завжди?!

Хто сказав?.. Хто сказав курчаткам: «Няв»? Хто сказав котусю: «Тяв»? Цуценяткам мукнув: «Му»? – Як не соромно йому! Хто сказав теляткам: «Ме»? Козеняткам бекнув: «Бе»? А ягняткам: «І-го-го»? – Ми накажемо його! Мовив я малому другу: – Не свари свого папугу. Просто він хотів ледь світ передати всім «Привіт»!

В козуб кіт для киці Розмістив суниці, Поряд клав калинку, Далі клав малинку, Опісля – ожину, Далі – горобину, Врешті – полуницю, Й зверху – кавуницю.

Комар Ось приніс для киці В хату кіт суниці Й китиці калинки, Пригорщі малинки, Гроночко ожини, Жменьку горобини, Спілу полуницю, Й крупну кавуницю. – Глянь! – зітхає киця: Розповзлась суниця, Лопнула калинка, Сплющена малинка, Зжужмлена ожина, Стерта горобина... – Ціла, – шпетить киця, – Тільки кавуниця!

= 12 =

Лев у малиннику

Заспокоїла жара Біля млина комара. Примостився він на пень І проспав там цілий день. Пробудився – в млі село. Так у сні життя й пройшло! * * * На Землі – вода лежить, На воді – здоровий кит, На киті – індійський слон, На слоні – сидить Антон, На плечах його – крилан, На крилані тим – тарган, На таргані – міні-тля, В лапці тлі – лежить земля... На Землі – вода лежить, На воді – здоровий кит, І так далі...


В переводе на белорусский язык Евгении Ковалюк (Союз писателей Белоруссии) Блакітнае Зазеркалле За люстэркам іншы свет – Зазірні, спазнай сакрэт. У блакітным Зазеркаллі, Там краіна ёсць за даллю. Дзіўны ў ёй жыве народ – Там усё наадварот:

Вавёрачка – Дзе вавёрочка бывала? – Жалуды ў ляску збірала. – А яшчэ дзе пабывала? – Пад сасной грыбкі шукала. – А арэшкі брала дзе? – Каля сажалкі ў ваде. – Хіба ж там яны растуць? – Не, ваду не каламуць! * * *

Ў летку холад, лёд і сцюжа, А зімой гарачыня. Хмаркамі лятаюць лужы, Зоркі ззяюць сярод дня. Там не ходзяць дзеці ў школу, Водзяць у садок бацькоў. Там і мора з кока-колы, Лёд з салодкіх ледзянцоў.

Каб хадзілі насарогі, Ім дала прырода ногі. А, каб плаваць, – судакі – Маюць рыбкі – плаўнікі. Каб сава лятаць магла – У яе ёсць два крыла. А вось як паўзе змяя, – Разгадаць павінен я.

Сараканожкі

На кустах расце пячэнне, А на дрэвах – шакалад. Святкаваць дзень нараджэнне Кожны месяц – хто не рад? А за кручай, пад гарою, Хмарка свеціць, зорка кружыць, Жабкі там іржуть вясною, Коні квакаюць у лужы. А на золку – сонца ўсход – Зазеркалле засынае… Там усё наадварот, А чому? Ніхто не знае!

Воўк На палянцы воўк сыночку Цыраваў штаны й сорочку. Клаў на дзірку ліст зялёны, – Позычаў яго у клёна. Вожык, што жыве ля ёлкі, Пазычаў яму іголкі. Замест нітак павуцінкі Зняў яму павук з асінкі. Ах, як новая, сарочка Зноўку будзе у саночка!

Хамячок – Раскажі мне, хамячок, Што схаваў ты ў рукзачок? – Смачную пшанічку, Крышачку гарошку, Салодкую клубнічку, Й маковые крошкі. Тут ячмень і грэчка Разом з каласкамі... Ўсё, чаму мястечка Няма за шчакамі!

Смешных дзьве сараканожкі Граззю вымазалі ножкі. Хутка поўнач – трэба спаць, Граззь ніяк не пазмываць. Хнычуць двое: – Хто б памог Вымыть восемдзесят ног?

Пчала Сярод пчол лясных жыла Прабабулечка пчала. Рана-раненька ўсталава І сняданне гатавала. Малых деток даглядала, Вопыт свой перадавала. Быць разумнымі вучыла, Дзень-дзяньскі Ўсё шыла, мыла. Працавала, жартавала, – Вдпачынку і не знала... Скажуть часам пры сустрэчі: – Атпачыла б, хоть пад вечар, – А яна: – Яшчэ паспею, Я ат працы маладзею, – Той, хто працаваць гатоў, Пражыве і сто гадоў!

Мікроб На ганочку кот сядзеў І на свой жывот глядзеў. А на ім блыха сядзела І на свой жывот глядзела. На блысе мікроб сядзеў І на свой жывот глядзел. Што пабачыў там мікроб, – Бачна толькі ў мікраскоп! = 13 =


Лидия САДОВНИКОВА

Бродяжки Черныш лежал у дверей магазина, положив лохматую морду на лапы. Он старался не смотреть на тех, кто выходит – ведь и без того ясно всем, для чего он здесь пристроился. Нет, не мог он смириться с такой собачьей жизнью, потому в глазах его были боль и тоска. Казалось, ещё миг – и черныш по-волчьи завоет: «У-у-у…» – На вот тебе, милый, – седая женщина положила перед ним маленький кусочек. – Такая красивая собачка, а тоже ничья. Вот беда-то какая… Пёс подождал, пока она ушла, и лишь потом осторожно взял мясо, мигом проглотил его и облизнулся. И снова уложил морду на лапы. – Ав! Ав! – раздался вдруг чей-то тоненький голосок. – Скажите, пожалуйста, где находится столовая для собак, я очень проголодалась… «Это что ещё за чудо-юдо?» – удивился Черныш. Перед ним стояла изящная беленькая болонка с розовым бантиком на шее. – О какой столовой ты толкуешь, малышка? Для собак таких заведений нет. Видишь, я у магазина сижу, что подадут, то и ем. – А как же я? – капризно сморщила носик собачка. – Я не могу есть что попало… – Да откуда ты взялась такая? Тоже в бродяжки попала? – Что Вы такое говорите, уважаемый, простите, не знаю, как Вас величать. Я живу у Люси, она балерина, в театре танцует. Даже я иногда бываю на премьерах. Это просто описать невозможно, такая музыка, такие костюмы… – Да остановись ты… музыка, костюмы… Как сюда-то попала? – Вы знаете, просто непонятно… Мы зашли в кондитерскую, я засмотрелась на торт… Вы кушали бисквитный торт с глазурью? – Надо же, торт… А голую кость погрызть не хочешь? – Что Вы сказали? – Я сказал, что предпочитаю кость. – К сожалению, не пришлось ещё попробовать… – Всё ещё впереди.., – усмехнулся Черныш. – Да как же ты сюда попала? = 14 =

– Представляете, я оглянулась, а Люси в магазине нет. Я побежала на улицу, но и там её не нашла. Она потерялась… – Не она, а ты, любительница торта. Так беги снова к кондитерской, может, она тебя ждёт. – Я и вчера бегала, и сегодня. – Ага, всё понятно, – задумчиво покивал Черныш. – Значит, ты уже двухдневная бродяжка. И с тех пор ничего не ела? – Ничего…о… – собачка зашмыгала носом. Черныш тихо гавкнул – невесть откуда появился Сёмка, собачонка какой-то неизвестной породы. – Слушай, у тебя ничего не припрятано? Вот эта артистка с голодухи прямо помирает… – Не… не… – затряс мордой Сёмка. Но Черныш на него так рявкнул, что тот сразу убежал и через минуту вернулся с куском хлеба в зубах. – Вот, чем богаты, тем и рады, – Черныш положил хлеб к лапам болонки. – Да, но… – Никаких «но», ешь, иначе и этого не получишь! – Благодарю, – вздохнула собачка. – Между прочим, меня зовут Бенька. – Черныш, – расшаркался пёс. – А это мой друг Семион. Бенька сначала неохотно стала жевать хлеб, но он показался ей очень вкусным, и она весь кусок съела. – Вот так-то, – засмеялся Черныш. – Жизнь всему научит. Ты думаешь, я всегда был бродяжкой? Ничего подобного! У меня было вполне достойное положение в обществе. Но случилась беда. Мой хозяин попал в аварию, потом и в больницу, а его родственница, тётка Клава, открыла дверь и говорит мне: «Иди, гуляй, нечего дворняге в квартире жить. И без тебя хлопот полон рот». Вот с тех пор и бродяжничаю. – Какой ужас! Вы хотите сказать, что я тоже… – болонка не договорила, так как снова подбежал Сёмка, а за ним ковылял щенок с красивым ошейником, длинная верёвочка тянулась вслед. – Ба! – округлил глаза Черныш. – Да ведь это же не простая дворняжка, это же… такса! – Понимаешь, Черныш, этот репей увязался за мной, – виновато закрутил хвостом Сёмка. – Куда я, туда и он, никак отцепиться не может… Щенок подбежал к Беньке и стал лапой теребить её бантик. – Ав! Не трогай моё украшение! – Да не жадничай ты! Пусть малыш поиграет! – Черныш направился к зелёной лужайке возле магазина и вытянулся на траве. Щенок, бросив бантик, подбежал к нему и улёгся рядом. – Этого только не хватало, – проворчал пёс. – Сейчас его хозяин прибежит, раскричится, а


виноваты будем мы… Тебя как зовут? – обернулся к щенку. Тот лишь хвостиком покрутил. – Да ведь он совсем маленький, разговаривать ещё не научился! – вмешался Сёмка. А щенок между тем стал теребить шерсть Черныша и кусать его за ухом. Пёс даже не пошевелился. Сёмка с Бенькой подошли поближе и с удивлением наблюдали эту картину. Наконец, щенку надоело играть, он привалился поудобнее к спине Черныша и… уснул. – Слушай, Сёмка, сбегай туда, где малец к тебе пристал, может, там кто кричит, ищет его… – Нет, никто не ищет. Его, наверное, тоже выбросили… – Типун тебе на язык, болтаешь ерунду всякую, это ведь не дворняжка, за него деньги плачены… Чего же нам делать с ним? – почесал за ухом пёс. – Ав! – вдруг он неожиданно вскочил. – Его надо к участковому отвести, там разберутся, кто его к нам подбросил… Эй, соня, вставай давай! Щенок открыл глаза, огляделся вокруг и жалобно заскулил. Бенька тут же бросилась облизывать его: не плачь, глупыш, тебя здесь никто не обидит… И вот по тротуару отправилась такая процессия: Сёмка бежал впереди и всё оглядывался, следом важно вышагивал Черныш, держа в зубах верёвочку щенка. Бенька семенила рядом с малышом, всем своим видом показывая, что они не какие-то там бродяжки, а совсем наоборот… Приёмная участкового была недалеко – эту дверь Черныш знал хорошо, как, впрочем, и всё в округе. Дверь была закрыта, но пёс, приподнявшись, постучал лапами в окно. Через минуту вышел милиционер и ахнул: «Это что такое?». Но, увидев щенка, радостно крикнул: – Нашёлся! Открыл дверь и снова закричал: – Идите сюда! Нашёлся ваш потеряшка! Выбежала женщина, за ней заплаканная девочка. – Вот это да! – смеялся милиционер, – какие умные у нас бродяжки, да их за это наградить надо! Женщина с интересом посмотрела на собак. – А они что, ничьи? – Ну конечно, это же уличные бродяжки, кем-то брошенные… – Тогда я возьму к себе вон ту, с бантиком? Бенька, услышав её слова, подняла обе лапки вверх, а Черныш подумал: «Несправедлива всё-таки жизнь. Я умный пёс и прозябаю в подворотнях, а эта кокетка уже сегодня будет лежать на диване. Ну да ладно, хорошо, что мы её

пристроили, а то пришлось бы нам с Сёмкой и ей добывать еду». Он повернулся и неторопливо зашагал в сторону парка – там, возле старого тополя, они и ночуют. Следом за ним поплёлся Сёмка. Вечерело, но город ещё жил своей обычной жизнью: на тротуаре стучали чьи-то каблучки, бежали трамваи, а где-то вдалеке слышался заливистый лай. Эх, бродяжки, бродяжки…

Лора ПРОКОФЬЕВА В деревне На бугре столетний дуб, Вьётся тропка к дому, Каждая травинка тут С детства мне знакома. Сильный дождь идёт косой, Дождик мне не страшен: Я иду, спешу домой По деревне нашей. Пахнет мёдом со двора И душистым сеном. Водит игры детвора. Здравствуй, наша смена!

В огород мы пойдём В огород мы пойдём, Помидорки польём. «Помидорчик наш, пей И на солнце красней!» В огород мы пойдём, Огурцы мы польём. «Пей, огурчик наш, пей И расти поскорей!» В огород мы пойдём, Мы морковку польём. «Вот водичка течёт, Пусть косичка растёт!»

Коза Ох! Коза ты дереза, Звонкие копыта! На тебя совсем ни зря Бабушка сердита. Где ты только не пройдешь, Всюду беспорядки. Вот залезла в огород, Потоптала грядки!

Зайцы На опушке у канавки Заяц дом себе срубил, На участке сделал грядки И капусту посадил. А веселые зайчата Грядки будут поливать И на радость маме с папой С грядок гусениц снимать. = 15 =


Вадим АЗБУКИН

Николай БОЯРИН

Сапоги с характером

Водонос

В углу стояли сапоги С большой-большой ноги. Один на правый бок прилёг, Другой – на левый бок. Спокойно спал один сапог, Другой – уснуть не мог: Урчал и шевелился, Метался и крутился. Устал, мяукнул тонко И – выпустил котёнка!

Зноем, зноем дышит лето, Всё на свете перегрето. Помидор побагровел И отчаянно взревел: – Хорошо бы охладиться! Только где она, водица?! Шланг надел я на колонку, Превратил её в слонёнка. Хоботком туда-сюда Он качает споро, И бежит, бежит вода – Душ для помидора!

Утешение Меня с утра до вечера Ругали все вокруг. А пёс ко мне доверчиво Прижался – верный друг! Вздохнул и замер под рукой… И не такой уж я плохой…

Качели Сначала качели Спокойно висели. Потом еле-еле Качнулись качели. Но только мы сели – Качели взлетели И так заскрипели, Как будто запели: – А ну-ка сильнее, А ну веселее! Родители строго Нам крикнули: – Слезьте! – Мы слезли. И долго Качались на месте!

Выходной Я оделся нынче САМ! И наелся нынче САМ! САМ на цыпочках ходил! САМ бабулю не будил! Есть у мамы выходной, Есть у папы выходной. Пусть у бабушки родной Тоже будет выходной!

Осенний сад Потерял наш сад надежду Листья осенью сберечь. И тихонько, как одежду Перед сном, снимал их с плеч. Листья жёлтые шуршали И навеивали сны, А деревья засыпали В ожидании весны.

Град

Мой конь Не просите слезть меня С трёхколёсного коня: Даже руки мыть к обеду Я на нём верхом приеду!

Плюшевый мишка Зайка резиновый Плавает в ванне. Плюшевый мишка Лежит на диване: Мыли, облили Под душем его, Очень обидели Плюшевого.

Черника Ягод мы почти не ели – Собирали в кружки. Отчего же почернели Губы у подружки? = 16 =

Град! Град! Градопад! Прямо – с неба! Прямо – в сад! Крупные горошины К нам из тучи сброшены. Я из дома пулей Выбежал с кастрюлей. Град в кастрюлю грохает, Будто суп гороховый! На плиту поставил – А горох растаял.

Утята Я на луг пригнал утят, А они к воде хотят. С красных лап и по макушку Все похожи друг на дружку, Все шустры и длинноносы – И шагают, как матросы.


Генриетта ЛЯХОВИЦКАЯ Здравствуй, дом! Пахнет запахом знакомым, Пахнет вкусным, пахнет домом. Мы в отъезде долго были, Этот запах позабыли. Очень долго, в самом деле – Целых пол-то-ры не-де-ли. Возвратились. Сразу дом Обнял нас своим теплом. Дом нас помнит, здравствуй, дом!

Вопрос В бок арбузу постучу, У него спросить хочу: – Не дадите ли ответ: Вы созрели или нет?

Время убежало Время всё сегодня утекло. Может, продырявилось стекло У старинных комнатных часов? За окном не слышно голосов, Ничего не видно в тёмной темени. Убежало время. Нету времени. Не успел я обернуть тетрадь, Вместе с мамой комнату убрать, Остро отточить карандаши, Посмотреть «Спокойной ночи, малыши!», Книжки все в портфель не уложил И в кармане дырку не зашил… Что теперь мне делать, как мне быть? Где немного времени добыть? Сяду, подопру рукой висок: – Время, ну вернись хоть на часок! Больше я терять тебя не стану, Рано-рано завтра утром встану, Каждую секундочку использую, Время проведу я только с пользою.

У врача – Ох! – Встревожена жар-птица. К Айболиту птица мчится: – У ребёнка жара нет, Не идёт от перьев свет! Отвечает доктор птице: – Надо бы птенцу умыться. Ваш жар-птенчик запылён, Потому и тусклый он.

Загадочный портрет Вся дырявая, и злая, И кусачая такая!.. Только мама с нею ладит – Ей бока и трёт, и гладит. (мочалка)

Наталья РЕЗНИК Я вырос Мне мама сказала: – Ты вырос из брюк, А также футболок, Носков и ботинок, Ты вырос из пупсов, «Весёлых картинок», Раскрасок и разных Игрушечных штук. Без роста теперь Не проходит и дня. Я сил половины Ещё не истратил. Из собственной вырасту, Скоро, кровати. Когда же и кто Остановит меня? Родителям будет Меня не унять. Из комнаты вырасту, Честное слово! Из дома, двора И из шара земного. И где мне прикажете Мячик гонять? Но мама сказала, Чтоб я не шутил, А рос постепенно и чинно, Как надо, И к осени вырос Из детского сада. Допрыгался! – В школу придётся идти.

Тамара БРЕНМАН * * * Обновляет гардероб Внучка кукле Маше: Платье новенькое шьёт И носочки вяжет.

Марина СИМОНОВА Что за зверь? Ничего, что у сосиски Нет ни лапок, ни ушей, Всё равно для нашей киски Этот зверь вкусней мышей! = 17 =


Гурия ОСМАНОВА В розовом цвете Розовые горы, розовое солнце, В розовых домишках светятся оконца. Розовая роща, розовая речка, Розовая кошка играет у крылечка. Розовый кораблик у меня в руках, Розовые стекла на моих очках. Но вот очки я с носа снял И мир вокруг ОБЫЧНЫМ стал!

Осень Осень листья с деревьев срывает, Стаи птиц провожает на юг, И холодным дождем размывает Краски яркого лета вокруг. Тучи солнышко запеленали, Колыбельную ветер запел, Ночи длинными, темными стали, Лес притих и совсем поседел.

Ворчливая лужа Огромная лужа Лежит на пути, Ворчит на прохожих, Мешает пройти. Ворчит на машины, Что мимо несутся, На птиц, Что пытаются В ней окунуться, На шумных мальчишек В газетных пилотках, Пускающих в луже Бумажные лодки. Ворчит на девчонок, Ну как тут мириться – Девчонкам на месте Никак не сидится. Напрыгались так Хохотушки-подружки, Что брызги блестят на носу, Как веснушки. Ворчала так лужа Не день, и не два, Бранилась, Что кругом идёт голова, Что все ей мешают, Что нет тишины, Вокруг все ужасноУжасно шумны. Так дни проходили, Летели недели, У лужи от злости Бока похудели, Но вот этой луже Лежать надоело, И, высохнув, К солнцу она полетела.

Незваный гость Громыхает гром, грохочет, Дождь стучит по крыше. Просто дождик очень хочет, Чтобы я услышал: В гости просится к нам в дом, Поиграть со мной вдвоем.

Юлька и кастрюлька Вымыть грязную кастрюльку Просит мама дочку Юльку. После чистки - блеск в кастрюльке. Только мыться надо Юльке.

Мама будет рада

Лужеходы Лужи – там, Лужи – тут, Бегать нам не дают – За ноги хватают, Грязью обливают. Не боимся луж нисколько, Сапоги наденем с Колькой, В них войдём, как вездеходы – Пусть зовут нас, ЛУЖЕХОДЫ!

Полезный звук Молоток стучит: Тук-тук. Мне приятен этот стук. Он не просто так стучит: Тук-тук-тук... – И гвоздь забит. = 18 =

Поищу на грядке я, Где клубника сладкая. А потом ещё малину Соберу в свою корзину. Урожай несу из сада – Мама будет очень рада.

Подарок внука Бабушке любимой Подарил внучок С бахромою длинной Шёлковый платок. Яркий и цветастый, Весь горит огнём. И моложе бабушка Сразу стала в нём.


Лук и лук

Сырный сон

Лучник в руки лук берёт. Стрелы заправляет. Тянет тетиву. И вот прямо в цель стреляет. Вместо цели – лук висит – круглый, очень крепкий. Из него стрела торчит… Значит, мастер меткий. * * * Вырастила Лилия На балконе лилии, Но завяли лилии, Видно, не полила их.

Мы про птиц не забываем Стало холодно зимой, Замерзают птицы. Им, на снежной мостовой, Нечем подкрепиться. Мы про них не забываем, Хлеб в кормушку насыпаем.

На поле пшеничном Стоит сырный дом С огромною крышей, С широким окном. В нём мебель из сыра И даже посуда… И запах доносится Сырный оттуда. А в домике мышь Беззаботно живёт, Лепёшки пшеничные С сыром жуёт, Соседей своих Угощает сырами… С подружками любит Гулять вечерами, Ведь кошек совсем Не найдётся в округе, И мышки спокойно Приходят к подруге… Они не скрывают Восторг, обожанье, Для них сырный дом – Эталон подражанья! И счастлива мышка – Такое не снилось… Но вдруг все исчезло, И вмиг испарилось. Увы, оказалось Растаявшим сном… Жаль мышке: проснулась – Исчез сырный дом!

Распашонка Малышу-черепашонку Мама сшила распашонку. Но, как ни старается, Она не надевается: Швы трещат по всей длине: Дом мешает на спине.

Щенок

Ёжик Красивую шубку Купил себе ёжик. На шубке колючки И много застёжек. Хотел застегнуться, Примерив одёжку, Но вдруг укололся Колючей застёжкой. И вот, потому что В колючках застёжки, Открыты остались Животик и ножки.

У мамы-кошки есть котёнок, У мамы-козочки – козлёнок. И у собаки есть сынок – Не собачонок, а щенок!

Друг для снеговика

Прилежные улитки Целый день ползли улитки По дорожке вдоль калитки. Так спешили, так старались, Ни на что не отвлекались. Но сумели проползти Меньше четверти пути.

Ох, работа не легка Лепим мы снеговика. Дружно катим снежный ком, На него другой кладём. Сверху третий ком добавим, Длинный нос-морковку вставим, Вместо глаз возьмём монетки, Рот мы сделаем из ветки, Шапка будет из ведра – Снеговик готов. Ура! Только грустно одному, Нужен верный друг ему… Лепим для снеговика Друга – снежного щенка. = 19 =


УГОЛОК ЛОГОПЕДА

(З, С, Ц)

(Л, Р)

(Ж, Ч, Ш, Щ)

* * * Прорезался первый зубок У Андрюшки, На зайку задорного Стал он похож. Андрюшка, как заяц, Грызёт все игрушки… Беззубым теперь Его не назовёшь!

* * *

* * * Не догнала кошка мышку – Огорчилась, но не слишком: Мышеловку принесла И спокойно спать пошла. * * * Мальчику Мишке Купили штанишки, А на штанишках вышиты мышки. Нравятся Мишке Такие штанишки, Нравится мышкам Кататься на Мишке. * * * Приготовила Наташка К чаю две большие чашки, Сочни, чипсы и печенье – Для подружки угощенье. * * * Каждое утро зубы я чищу, Щёткой зубной Вычищаю всю пищу. Тщательно чищу Я зубы не зря – Будет красивой улыбка моя. * * * Щупальцами осьминог Вычищает свой бочок. У него ни рук, ни ног – Ох, несчастный осьминог! * * * Наливаю в чашку Свежий чай с ромашкой. Вкусная ромашка – Чай добавлю в чашку. * * * В щель протиснется Кощей, Если есть не будет щей. * * * Мама-мышка распашонку Сшила малышу-мышонку. * * * Вещи в речке полощу, В речку их не упущу. * * * У джемпера Джанетты Влажные манжеты. = 20 =

* * * Под ласковым солнцем Подсолнух проснулся, На солнце взглянул И к нему потянулся. Встряхнул головой – И она заблистала, На яркое солнце Похожею стала. * * * Нежный подснежник, Цветок голубой, Радует нас Наступившей весной. Снег не успел Ещё даже сойти, А он на полянках Спешит расцвести. * * * Спит медведь в своей берлоге И чудесный видит сон: Вместо снега у порога Мёд лежит со всех сторон. Мишке хочется проснуться И до мёда дотянуться. * * * В лес ходили Оля с Филей, Напугал их старый филин. И с тех пор Филипп с сестрой Лес обходят стороной. * * * Совершил Артур Кругосветный тур. * * * У меня не хвост, а хвостик, Сделан хвостик мой из кости. * * * Собака у Коли Не лайка, а колли. * * * Сашка для любимой киски В миску положил сосиски.

Леденцы у старой ели Мы с приятелями ели. Но доесть их не сумели, Очень зубы заболели. Леденцы лежат под елью – Будет муравьям веселье! * * * Летний ливень льёт и льёт, Дождик лить не устаёт. Землю поливает, Гулять нас не пускает. * * * Рядом с круглой репкой Выросла сурепка, Так как нет на грядке Должного порядка. * * * Мы идём копать картошку, Огурцов сорвём немножко, Снимем с грядки помидоры, И горошек у забора, Выдернем редис, чеснок, Срежем с ветки кабачок. Огородно-овощной Урожай несём домой. * * * Старый морж сказал моржонку, Неуклюжему ребёнку: – Хватит целый день лежать, Приучайся «моржевать». Прыгай в море – порезвись, Вкусной рыбкой подкрепись. И тогда тебя моржом Мы по-праву назовём. * * * В огороде много нор, Не поможет и забор – Всю рассаду вырыл крот, Ничего здесь не растёт! * * * Собирала Полина малину. Исколола малина Полину. * * * Юркая норка Юркнула в норку. * * * Трамвай по рельсам вдаль бежит И громко-громко дребезжит.


СКОРОГОВОРКИ

ЗАГАДКИ

* * *

* * * Кто умеет чисто мыться, Не водой, а язычком, И по комнатам носиться, И питаться молочком?

Вырастил дедка круглую репку, Репка за грядку держится крепко. * * *

(котёнок)

Ела ли Лина малину. * * * У липки листья хлипкие, Блестящие и липкие. Дрожат листочки липки, Как струны нежной скрипки.

* * * У него есть пятачок, Хвост, похожий на крючок. В лужах любит он лежать, Там похрюкать, повизжать. (поросёнок)

* * *

* * *

Это не мороженое, А молоко замороженное.

Сладкоежкам всем известный, Он малину любит, мёд. А зимой в берлоге тесной Лапу сладкую сосёт.

* * * Заплетала Леночка Ленточки в косички, Не в свои косички, А своей сестрички. * * * Озеро в парке, В озере карпы. Карпов из парка Поймали мы с Карпом. * * * Покупали маркам рамки, Прикрепляли в рамки марки. * * * Увидела рыбёшка На дне большую брошку, Похожа эта брошка На мелкую рыбёшку. * * * Взяли крабы швабры, Моют рыбам жабры. * * * Папа-ёж крошит окрошку, Будет сыт сыночек-крошка. * * * Словно мячик кувыркался На батуте толстый Карлсон. * * * Ловкий фокусник-факир Превратил зефир в кефир. * * * Пятно оттёр Артём-полотёр.

(медведь)

* * * Мощные лапы, Рыжая грива, С ним повстречавшись, Дрожат все пугливо. (лев)

* * * Он живёт в Австралии, Прыгает, как мячик, В сумке на животике Малых деток прячет. (кенгуру)

* * * Не поставишь их в упряжку: Эти лошади – в тельняшках. (зебры)

* * * Полосатый я, как кошка. Уходи с моей дорожки. Хоть ещё я очень мал, Но зубастым рано стал.

* * * Вырос он на грядке – Красный, круглый, сладкий. Варят из него томат, А ещё кладут в салат. (помидор)

* * * Куст в иголках, словно ёж, Как тут ягодку сорвёшь? И в честь ёжика она, Может, так и названа? (ежевика)

* * * У этого дерева Царский наряд: На веточках Листья-короны висят. (клён)

* * * С могучего дерева С твёрдой корой Сорвался листочек Овальный, резной. (дуб)

* * * Белокрылые лошадки В небесах играют в прятки. (облака)

* * * У него четыре ножки, Спинка и сиденье. Посижу на нём немножко, Выпью чай с вареньем. (стул)

* * * Эта ценная вещица Нам на кухне пригодится. Ведь без трудности большой Приготовит фарш мясной. (мясорубка)

(тигрёнок)

* * * У меня очень длинный нос, Он почти до земли дорос. И огромные уши к тому же, А ещё я такой неуклюжий!.. (слонёнок)

* * * Эти птицы длинноносы, Белокрылы, безголосы, Дружно клювами стучат, Ловят в речке лягушат. (аисты)

* * * Хоть барабан она имеет, Но барабанить не умеет. Если стирка в ней идёт, То загадочно поёт. (стиральная машина)

* * * Отгадай: кто я такая? – Все меня мальчишки знают: Им исправно я служу – Грузы я перевожу. (машина) = 21 =


Николай ЧАГЫС

Почему заяц на зиму шубку меняет? Отчего у него глаза косят, а уши длинные? В старопрежние-то времена Заяц, слышько, большим озорником был: то лисёнка утащит, то – волчонка. Обижал малых! Да и старикам, слышь-ко, от него доставалось. Михайлу-то Топтыгина знаете? – ходит нога за ногу, косолапит. А всё почему? Да потому, что самогото первого медведя, Михайлу Потапыча, от которого все медведи пошли, Заяц как-то на тропе встретил. Михайла-то возьми и не уступи ему дорогу, – думал: молодой уважит старика. Ан нет! Налетел Заяц на Топтыгина, заломал его, с тропки в кусты столкнул. Хорошо ещё – в живых оставил, а то бы мы с вами медведей и видом бы не увидели в лесах, и слыхом бы не услышали! Все в первозданном лесу Зайца боялись! Вы зубищи-то да когтищи заячьи видели? – То-то! Они всем нынешним зайцам по наследству от того первобытного зайца достались. Однако, храбрец умирает один раз, а трус – тысячу. Храбрецу благодарная память потомков, трусу – позорное забвение. А на любую силу – всегда сила найдётся! Шёл как-то по лесу первозданному, дремучему Дед Мороз – родоначальник всех Морозов, – а Морозы в те времена, слышь-ко, сильнющие были – нонешние-то им и в подмастерья не годятся, – слышит: плач да вой стоит. "В чём дело?" – думает. Подошёл поближе, глядь, – а это первозвери на полянке собрались и все на Зайца жалуются: ни одного нет, которого бы тот не обидел! Воют, рыдают, что делать – не знают: вот как он всех их запугал! Никто не решается идти Зайца воевать – каждому своя шкура дорога. Плакать – плачутся, да друг за друга прячутся. Дед Мороз не стерпел, говорит: – Кто же так за свободу стоит?! Потому-то вас Заяц и обижает, что у каждого "хата с краю"! Ладно, так и быть, – помогу. Покажу вам, ужо, как урок дать врагу. Тут как раз и Заяц на шум явился. Выступает вальяжно; шуба чёрная, важная. Глазищами так и рыщет: кого бы обидеть, ищет. Дед Мороз ка-ак за уши его взял, да ка-ак вверх поднял, ка-ак дохнул на него, – а у него = 22 =

дыхание изо рта от гнева клубами холодными валит, – так Заяц сразу и "Москву увидал" – лапами в воздухе дрыгает; уши от веса повытянулись; глаза от испуга повыкатились, по сторонам головы съехали; всё его тело съёжилосьскукожилось, а шуба – то ли с перепуга поседела, то ли от инея побелела. И сказал Дед Мороз: – Запомни, прохвост, – нельзя народ обижать! Отныне тебе и всему роду твоему всю жизнь дрожать: от потомков тех, кого ты обижал, спасаться; спать – вполглаза, – любой тени, даже своей, бояться! На прокорм тебе будут не мясные щи, а только трава да овощи! Зимой станешь голодать – кору с деревьев глодать. Почувствуешь, ужо, каково было тем, кого ты обижал! – сказал так и руку разжал. Перепуганный Заяц так и задал сгоряча стрекача, – только его и видели! С той поры у всех зайцев уши длинные, кончики ушей, за которые Мороз их прародителя держал, чёрными остались на память, – чтоб ни один заяц того урока не забывал; глаза – косые; шубка на зиму белеет. Да и сам он стал маленьким, только задние лапы от прежнего его вида и сохранились: настолько они длиннее передних, что на бегу следы впереди оставляют. Все волки и лисы стараются зайцам мстить, да только те научились хитрить: спят только днём, когда волки и лисы боятся нос из лесу высунуть; любой заяц перед тем, как на днёвку залечь, так свой след запутает-заплетёт, что не каждый хищник его по следу и найдёт! Да и шубка белая помогает – попробуй-ка белого зайца от белого снега отличить! А коли сверху враг налетит, зайчишка на спину кувырнётся и задними лапами дерётся: когти на них остры, как ножи. От задних лап подальше держись! Однако, как Мороз ни силён, Весны боится и он: весной кончается его власть. Как снег на полях тает, так и шубка заячья линяет, клочками на землю опадает. Поле от проталин становится пегим, а заяц – пёстрым. Сразу и не разберёшь: где заяц, а где снег ещё не сошёл. Косому это и хорошо: к земле прижмётся, лежит, а уши насторожит – они у него, как сонары, а глаза – выпуклые фары. Уши различают, откуда самый тихий звук идёт, – а глаза во все стороны сразу глядят – попробуй-ка к такому ушастому-глазастому подойти незаметно! Мал, да не плох: никто не застанет его врасплох! А летняя шубка стала не чёрной, а серобурой, – охотникам не годится такая шкура, вот они его и не трогают летом. Строго наказал Дед Мороз Зайца, но не смертельно при этом. Поэтому зайцы живут – не тужат. Однако, с тех пор со слабыми дружат. Никого теперь не обижают, за что в лесу все их уважают. Вот и закончилась эта сказка. Кто меня слушал – тому сушек связка.


Ирина ПЛАКСИНА Про собаку Живётся совсем непросто Собаке большого роста. Её почему-то пугаются, И редко кто догадается, Что ей всего лишь полгода, И что в такую погоду Она заливается лаем От радости, что гуляем… А двое прохожих и дворник Зачем-то кричат про намордник…

Никогда, ни за что, никому… Никогда, никогда, никогда, Ни за что, ни за что, ни за что, Ни на час, ни на четверть часа Не отдам я любимого пса. Разве может быть пёс виноват, Что состарился, что глуховат? Не могу я соседку простить – При собаке так зло пошутить! Сорвалось как с её языка? – Усыпить, мол, пора старика! Ничего, что мой пёс нездоров, Я уже разыскал докторов, Я лекарство в аптеке нашёл И вчера сделал первый укол! Всё, что надо, я сделаю сам, Только пса никому не отдам: Он мне предан, я – верен ему. Не отдам, ни за что, никому!

Волшебное лекарство Я устал лежать в постели И, сердясь, сказал врачу: – Все лекарства надоели! Надоели, я хочу Лекарство волшебное, Не порошки, не мази, Лекарство волшебное От всех болезней сразу! Строгий врач нахмурил брови, Недовольно сморщил нос, Но лекарство приготовить Обещал, и вот принёс! Ставит врач лекарство на пол – Неужели это сон?! Чёрный нос, четыре лапы, Хвост пушистый колесом! Я теперь с лекарством всюду – В дождь, метель и холода, И трусливые простуды Разбежались, кто куда! А лекарство можно гладить, Можно суп ему сварить… Научусь я скоро лаять, А лекарство – говорить!

Маленькому другу Пускай скорей ко мне приходят в гости Четыре лапки, мордочка и хвостик: Со мною вместе поиграть и помяукать, Чтобы ко мне не приставала больше скука. Забуду про капризы, обещая Пить молоко почаще, вместо чая, И в магазин я бегать не устану – Для друга покупать ещё сметану. Хочу, чтоб иногда, без передышки, Со мной мой друг играл бы в «кошки-мышки». Хочу, чтоб не болел он и не хныкал, Чтоб гладил я его, а он мурлыкал!

Про котёнка Отзвенел звонок весёлый, Я бегу домой из школы. Я бегу и вдруг, в сторонке, Вижу грустного котёнка – Грустного, чёрного, беспризорного! Подбегу к нему поближе: – Стой, котёнок, не обижу, Хочешь, честное дам слово, Что давно искал такого: Грустного, чёрного, беспризорного! Дома на вопрос обычный: – Как дела? – Кричу: – Отлично! Посмотри скорей, сестрёнка, Я принёс домой котёнка, Грустного, чёрного, Теперь не беспризорного!

Красота Выясняли три кота, Что такое – КРАСОТА? Первый кот сказал: – Вопрос Для меня предельно прост: Если держишь мышь за хвост, Для меня, для Кота, Это точно – КРАСОТА! А второй ответил: – Ах! Я давно уже в мечтах О красивых сапогах. Для меня, для Кота, Это точно – КРАСОТА! Ну, а третий, только третий Ничего им не ответил, Потому что ниоткуда Появилась, словно чудо, Чёрно-рыже-белая Кошечка несмелая… И тогда все три Кота Вмиг сказали: – КРАСОТА! = 23 =


Енот и крот

Тамара КИБАС

Аккуратный зверь енот Не берёт добычу в рот, Пока не постирает. У крота наоборот – Рот полнёхонький хлопот: Он и роет, и копает. Он любого червяка, И жука наверняка – Немытыми съедает!

Подарок Пригласил супругу слон В дорогой автосалон. – Выбирай себе авто! Можно – это! Можно – то! Но слону сказала тихо Огорчённая слониха: – Разве влезу я в авто? Лучше мне купи манто!

Висел гороховый стручок, Скорей поспеть хотел. Вот, наконец, Толчок, щелчок – Раскрылся он – дозрел. Посыпались горошины, Умчались, кто куда. Вздохнул тут, Огорошенный, Стручок: – Вот так всегда!

Воробей Луг зелёный в лютиках, Пух бросает тополь. Вот на ножках-прутиках Воробей притопал. Видно, в потасовке был – До чего взъерошен! Повертел головкою – Нет ли хлебных крошек? Но в карманах пусто – Не осталось крошева. Он чирикнул грустно: – Ничего хорошего.

Весна Дятел

Не умеет дятел петь, Ни чирикать, ни свистеть. Он стучит, долбит весь день То сосну, то старый пень. Как подружку он зовёт? – Барабанной дробью шлёт Телеграмму, в ней три слова: – Прилетай, дупло готово!

Рубашка – У вас отличная рубашка – Сказала Жаба Черепашке – Какой фасон, Узор и цвет! Слыхала, ей износу нет. В ответ сказала Черепашка: – Вы правы – прочная рубашка. Меня хранит от многих бед Уже, представьте, триста лет!

Весна ступает осторожно, Осматривая всюду снег. Он был искристый в день морозный, Теперь осел и блеска нет. – Но сколько с ним ещё работы! – Вздыхает ранняя Весна – Зима перестаралась что-то, Мне помощь Солнышка нужна, Чтоб эти снежные завалы В ручьях запели, как свирель, Лучам придётся – Ох! – немало Трудиться март И весь апрель.

Считаем ножки

Ветер Удивлялся шумно ветер: – Кто такой он – этот веер? Неужели тоже веет? Не позволю! Как он смеет?! Но когда увидел ветер, Как колышет тихо веер, Успокоился: – Пусть веет. Он сильнее не умеет! = 24 =

Стручок

У вороны – только две, Ходит важно по траве. Черепаха все четыре Прячет в собственной квартире. Муха хвалится, что есть, Быстробегающих, шесть. Если паука попросим, Он покажет даже восемь. Сосчитай, попробуй, ножки У вертлявой многоножки… Почему так происходит, Что на трёх никто не ходит?

Ручей – Эй, Ручей! Куда бежишь? – А попробуй задержи! Из сугроба выбегаю. А куда? Ещё не знаю. Может, в речку, может, хуже. Вот обидно, если в лужу.


Николай МИХИН

Катя и Дед Мороз Весь нарядный, Яркий, С бородой до пят, Дедушка подарки Носит для ребят. Снегом запорошен. «С праздником!» – Сказал. Вроде двух горошин Катины глаза. Катя чуть не плачет – Так удивлена. «Что же это значит? – Думает она. – Ведь не на плакате, Дед Мороз – Живой…» Ты не бойся, Катя, Это папа твой. Весь нарядный, Яркий, Бородой оброс, Раздаёт подарки Папа-Дед Мороз.

Ландыш Ландышу роса – не груз. Растворил ладони Натюрморт из белых бус На зелёном фоне. И не прячется в траву, Если встану рядом, Будто знает: не сорву. Приласкаю взглядом. Он меня благодарит, Ласку принимая. «До свиданья, – говорит, – В следующем мае». Капитан Водою лужи напитал Весенний день погожий. А кто на флоте капитан? А капитан – Серёжа. Он ходит только в первый класс, Не открывал Америк, Но по весне не в первый раз «В моря» выходит Беринг. Ему нет жизни без морей; В морях – её начало. И корабли на внешний рейд Уходят от причала. Красавец-флагман – голова Тетрадочного флота. А на борту видны слова: «Домашняя работа».

Летний дождь Летний дождь не похож на осенний. Он, наверное, солнцем рождён. Крупный, не через сито просеянный… Пляшут дети под тёплым дождём. Словно солнце, нам зрелый подсолнух Дарит крупные зёрна свои. И азартно клюют эти зёрна, Не пугаясь дождя, воробьи.

Письмо папе Мы сегодня дома с братом. Брату – шесть, а мне – восьмой. Пишем папе. Будет рад он Получить от нас письмо. Он на флоте командиром. Жизнь у папы на волнах. Рукава его мундира В золочёных галунах. Он письмо от нас получит Перед праздником как раз. Он на свете самый лучший И для мамы, И для нас. Подвал Для маленьких не мал Уютный наш подвал. Тепло в нём и не тесно, И даже интересно. Там третий год живёт Свободный рыжий кот, А с ним – четыре киски. И тоже – без прописки.

В парке Прохладно в пустующем парке, – А было недавно тепло. Деревья нарядны и ярки, Но жалко, что лето прошло. Чем ближе сентябрь, тем заметней Грустинка в ребячьих глазах. И Котька, сосед мой трёхлетний, – Деревья созрели, – сказал. * * * Вот так происшествие!.. Интересно всем: Спать ложилась – шесть ей, А проснулась – семь. Все в недоумении. В чём же тут секрет? Недоразумения Никакого нет? Вот задача задана… Сколько Кате лет, Если семь назад она Родилась на свет? = 25 =


Владимир СКВОРЦОВ Да вы не бойтесь! Я часто вижу В нашем городке: Огромный дог Идёт на поводке И девочку Он тянет за собой, Все люди их Обходят стороной. А девочке твердить Не надоест: – Да вы не бойтесь, Он же вас не съест! Я в парке их увидел в выходной, Но все и там обходят стороной! И всякий, пятясь, норовит сказать: – С такой собакой здесь нельзя гулять! А девочке твердить не надоест: – Да вы не бойтесь, он же вас не съест! Однажды пёс во двор к нам забежал, А там малыш в песочнице играл. Малыш сказал: – Давай играть с тобой! Ты – грузовик, А я – водитель твой! Когда пришла хозяйка с поводком, Малыш собакой управлял верхом. – Ты что, малыш, С ума сошёл совсем? – Да ты не бойся, я его не съем!

Куда ушла зима Тает снег, бежит с пригорка В лужи резвым ручейком; Лижет мартовскую корку Солнце тёплым языком. На тропе – сырые пятна, Птичьи стаи – без ума! На дворе весна – понятно, Но куда ушла зима? Тучи скачут, словно кони, Разогнала их весна. Шуба дышит на балконе, Лыжи дремлют у окна. Льдины вдаль река уносит, Отступили холода. Будет лето, будет осень… Но зима ушла куда?

Прошлым летом Мальчику Пете почти два года. Прошлым летом он гостил в деревне у бабушки. Там Петя научился кормить зерном кур, давать собаке по имени Шарик хлеб и кости. – Как лает Шарик? – спрашивала бабушка Лена. – Гав! Гав! – громко отвечал Петя. = 26 =

– Молодец! – хвалила внука бабушка. – Дай Шарику хлеба. Петя брал из рук бабушки кусок булки и бежал к двери. Ему помогали открыть её, и радостный Шарик, всегда дежуривший на веранде, махая хвостом, подбегал и осторожно брал в зубы хлеб из рук счастливого ребёнка. Каждый вечер, в одно и то же время, с пастбища возвращались деревенские коровы. Они устало шли по песчаной дороге, поднимая пыль. Вымя каждой коровы было наполнено молоком и мерно качалось в такт коровьему шагу. Пастух, дядя Ваня, шёл за стадом в пыли и громко щёлкал кнутом, подгоняя коров. Хозяйки стояли возле домов и заманивали своих бурёнок куском хлеба. – Бабушка, дядя Ваня коров домой гонит! – кричала с улицы тринадцатилетняя внучка и помогала бабушке Лене загонять Бурёнку во двор. Петя, услышав это, забирался на диван, прижимался носом к оконному стеклу и весело кричал: – Му-у! - пока всё стадо проходило мима\о дома. После дойки, входя в дом с целым подойником молока, бабушка Лена спрашивала Петю: – Как мычит Бурёнка? – Му-у! – кричал радостно малыш и улыбался, зная, что сейчас дадут парного молока. Вскоре мальчик научился говорить: «ко-ко-ко», – так у бабушки Лены «разговаривали» куры, и кричать: «ку-ка-еку»! – подражая петуху. Когда мы вернулись из деревни в город, Петя очень быстро узнавал на всех картинках «шариков», «кур», «бурёнок»… Он радовался, показывал пальчиком и кричал: – Гав! Гав! – или – Му-у! Последнее время Пете очень нравится рисовать. Правда, у него не всё получается. Однажды я решил ему помочь. Взял чистый лист бумаги, посадил сына на колени и стал с ним рисовать корову. Мы оба крепко сжимали один карандаш, но наши художественные замыслы не совпадали: я старательно выводил Бурёнку, а Петя то и дело дёргал карандаш в разные стороны, пытаясь, видимо, изобразить на бумаге пучок сена в натуральную величину. И всё-таки корова медленно брала верх. Мне оставалось поправить рога, чтобы Бурёнка меньше походила на северного оленя, и нарисовать задние ноги, как Петя вдруг перестал дёргать карандаш, ткнул пальцем в рисунок и закричал: – Му-у!!! – Му-у! – обрадовался я. – Конечно же, муу!! – Мы оба ликовали. Рисунок удался, и дорисовывать ноги не было необходимости. Вместо них мы нарисовали густую высокую траву, из-за которой ног не было видно. На следующий день я снова дал сыну чистый лист бумаги и карандаш. Едва он успел начирикать на листке некое подобие зубов, ткнул пальцем в «рисунок» и радостно закричал: – Гав! Гав!


Юрий ГУРИН

Маргарита ПЧЕЛИНЦЕВА

Улиткины думы Улитка, забравшись в корзину грибную, Сидела и думала думу такую: «Не лучше ли мне свои рожки убрать, Я ими могу грибника напугать?»

Вот так штука! (загадка)

Поглядев на небосвод, Улыбается народ: «Вот так штука! Мать летит, А её сынок – идёт!»

Цапля и лягушка (басня)

Котёнок Однажды с работы Мне папа принёс Пушистый комочек, На нём чей-то нос. Потом мне на ухо Тихонько шепнул: – Пока его нёс, Он, бедняга, уснул. Тихонько на кресло Его положил. – Не против ведь ты, Чтоб у нас он пожил? Я папе ответить Ещё не успел, Комочек раскрылся, Зевнул и прозрел. На лапки поднялся И спинку прогнул, И папину руку Тихонько лизнул. Тут я догадался – Он хочет сказать: – Налей молока, Я не прочь полакать.

Шепчет цапля, взбивая подушку: "Пусть опять мне приснится лягушка…" Засыпая, лягушка мечтает: "Пусть всех цапель комар забодает…" ...Но квакушка о том позабыла, Что вчера комара проглотила!

Небесный букет (загадка)

На небе тучи нет, Но загремел вдруг гром! Цветных огней букет Всё осветил кругом!

Карельская скороговорка Из карельской бы форели Наварил ухи Валерий, Но в Карелии Валерий Не сумел поймать форели.

Хохотальная (скороговорка)

Если хохотать хотите – Хохочите, хохочите! Хорошо хохочется, Когда смеяться хочется!

Божья коровка Божья коровка На травинку села. Божья коровка Ничего не ела. Поднесу я ей цветок, Выпьет пусть росы глоток. А ещё лизнёт нектара, Чтоб она сильнее стала. Отдохнёт чуток, поспит И на небо улетит.

Мишка Он на стульчике сидит, В чашку смотрит и рычит. Грустно мишке стало: Каши в чашке мало. Льются слёзы в чашку – Добавьте мишке кашку!

Скороговорки: * * * До ели Емели дошли еле-еле, У ели Емели малины поели. * * * Федя смотрит «Вокруг света», «Вокруг смеха» смотрит Света. * * * Зря шмеля ты злишь, Алёша, Шмель ужалит – заревёшь же. * * * Хомячок хромает, А хорёк хворает

Лесной маячок Темной ночью светлячки Зажигают маячки. К ним летят на огоньки Отовсюду мотыльки.

Хрюша Раз, два, три, четыре, пять. Начинаю рисовать: Спинка, толстенький бочок, Глазки, ушки, пятачок… А ещё нужны нам лужи Для малюсенького хрюши.

Паук Как рыбак паук – точь-в-точь, Сеть плетёт и день, и ночь. Каждый раз его улов Был из мух и комаров. = 27 =


Тётушка Лень

Галина КЛИМИНА

Тётушка Лень Мёрзла весь день. Печь не топила, Щей не варила, Ленью своей Всех заразила: Ленивая кошка Не ловит мышей, Ленивый мальчишка Не моет ушей. Собака ленивая В будке не лает.

Мышка Посмотрелась мышка В капельку росы, Привела в порядок Длинные усы, Вычистила шкурку, Вылизала хвост, Лапкою умыла Острый хитрый нос. А потом, росинку Выпив не спеша, Пискнула довольно: – Как я хороша!

Вороны Две вороны из-за сыра Подрались немножко. А пока дрались задиры – Сыр стянула кошка.

Про мышку и книжку Для маленькой мышки, В её день рожденья, Купили не торт И не пачку печенья, Не сыра кусок, Не кружочек колбаски, А детскую книжку С названием «Сказки». Но мышка с рождения Книг не читала, Что делать с подарком Подобным, не знала. Обнюхала книжку И повеселела – Всю книжку до корки Разгрызла и съела!

Кукла Маша Кукла Маша простовата И одеждой не богата, На щеках румянца нет. Ей уже немало лет. Подарили мне другую – Куклу Барби, дорогую. Целый день я с ней хожу, А на Машу не гляжу. Только надо спать ложиться, Почему-то мне не спится. Не могу я спать одна: Кукла Маша мне нужна. Пусть на вид она бледнее, Спать могу я только с нею. Машу больше всех люблю – Куклу старую мою. = 28 =

Весь день она спит, Никого не кусает. Ленивая бабка Козу не доит, А внучка её Днём до полудня спит. Я тоже зеваю И сплю целый день… Прогнать кто поможет Нам тётушку Лень?

Заяц – Зайка серый, где ты бегал? – Убежать хотел от снега, Да, наверно, не сумел – Потому и побелел!

Ежиха У ежихи, как у ёлки, Из боков торчат иголки. Если сложится в клубок, Не найдёшь, где нос, где бок!

Загадки: * * * Привязали крепко к палке. Никому меня не жалко. Целый день то там, то тут Мною улицы метут. (алтем) * * * Из соломы руки, ноги, Из опилок голова, И стоит он в огороде, Растопырив рукава. (олечуч) * * * Непростая, знать, коровка, Если так летает ловко. (яьжоб) * * * Деревянные подружки, А живут они друг в дружке. (икшёртам) * * * Круглые, как солнышки, В середине зёрнышки. (ихунлосдоп) * * * Это что за рыбачок Сеть повесил на сучок? (куап)


Наталия ФИЛИППОВА

Анатолий МОХОРЕВ Поезд

Кошкин рай

Раз, два, три, четыре, Раз, два, три, четыре – Так стучат колёса, Если поезд мчится.

Крыша из сосиски, Пол из рыбных блюд, И сметану в миске Мыши подают!

Шмеколадки В лапку шмель берёт лопатку, Быстро вскапывает грядку. Жу-жу-жу, жу-жу-жу. Я конфеты посажу.

Раз, два, три, четыре, Раз, два, три, четыре – Помогает поезд Мне считать учиться. Мышка Раскрывая утром книжку, На странице вижу мышку – Очень милая она. Кошка спрыгнула с окна И бежит ко мне вприпрыжку, Чтоб царапнуть лапкой мышку.

Есть «Коровка» для коров, Есть «Кис-кис» для кошек, «Тузик» для дворовых псов, Для ежат есть «Ёжик». А шмелиных вот конфет На прилавке просто нет. Жу-жу-жу, жу-жу-жу. Я конфеты посажу. Пусть растут на этой грядке Шмеденцы и шмеколадки!

Как мы ловили рыбу Нитку взяв, крючок и палку, Мы помчались на рыбалку.

Наденька и Трезор Маленькая Наденька В платьице нарядненьком По квартире ходит И Трезора водит: – Это кухня, Это шкаф… Ей в ответ Трезор: – Гав-гав!..

Насадили на крючок Светлый жёлтый кабачок. Мы молчим на берегу, Но и рыба – ни гу-гу.

Стрекоза С ветки ивы стрекоза Смотрит в пруд во все глаза. А оттуда стрекоза Тоже смотрит ей в глаза. И в глазах, И в отраженье У обеих удивленье!

Может, это ей не вкусно? Опустили лист капустный. Мы молчим на берегу, Но и рыба – ни гу-гу. Может, рыба ест не это? Порыбачим на конфету! Вдруг огромный, словно дом, Выплывает сонный сом: – Если будут червяки – Я пожму вам плавники. А пока я ни гу-гу, – Я здоровье берегу…

Ночь Гладит ночь своей ладошкой Дом, и сад, и мышку с кошкой, Гладит речку, лес и поле, Гладит маленькую Олю. А когда пора вставать – То сама ложится спать!

За окошком За окошком: Тук-тук-тук… – Не смолкает перестук. Сосулька с крыши свесилась, Самой ей капать весело. – Тук-тук-тук! – поёт она. – Посмотри, Пришла весна!

На дворе На дворе теплее стало, Не шумит теперь метель. Разговор ведут сосульки: Всюду звонкая капель. = 29 =


Виктор ВАСИЛЬЕВ Ярмарка Внимание! Внимание! Внимание зверей!! В лесу открылась ярмарка! На ярмарку скорей! И маленький, и старый На ярмарку идут. Товары там – задаром! Там денег не берут! *** Раздают под елью Галки Белкам прыгалки-скакалки; На широком пне Павлины Разложили мандарины, В белых фартуках Пингвины Ходят вперевалочку, Предлагают всем Пингвины Эскимо на палочке. Телевизор тихо-тихо Слон несёт в охапке, Будут рады и Слониха, И его Слонятки. Цапле азбука досталась, Хочет в школу поступать, Буквы «А» и «М» узнала, Может «МАМА» написать. Вот кряхтит косматый Мишка, Просит ловкую Мартышку: – Эй, подруга, помоги Мне примерить сапоги!

Сел Енот на вертолёт, В самолёт – Куница, Отправляется в полёт На метле Лисица. Всё быстрей, всё быстрей Понеслись по кругу. Но никак, но никак Не догнать друг друга! Засвистел крылатый ветер, Замелькали ели… Веселее нет на свете Быстрой карусели! * * * Целый день на ярмарке Не смолкает смех, Для больших и маленьких Много там потех. – Вы, если не бывали На Ярмарке зверей, Ещё не опоздали, Скорей туда, скорей!!!

Небритый козёл Вот Козёл идет и блеет: – Где найти мне брадобрея? Отвечает Воробей: – Стал не модным брадобрей. Не стучи, Козёл, копытом, Покупай электробритву, Будешь бриться на дому, Брадобреи – ни к чему!

Сердитый боксёр Кузя-кот подвесил На шнурке Сардельку, Лупит, словно «грушу», По-боксёрски он: «Будет пёс Трезорка Бит через недельку, Будет всем понятно, Кто здесь ЧЕМПИОН!!!» Только с чемпионом Вышла незадача, Нрав крутой Сарделькин Кот учесть не смог:

* * *. Тир. Стреляет из винтовки Серый Заяц по морковке, Но косой у Зайца глаз: Мажет он девятый раз! Вот Енот ружье берёт, Раз – и сбил он самолёт, Два – попал в хлопушку он: Сразу видно – чемпион! * * * Объявление белеет На дубовых сучьях: «Кто смеяться не умеет, Зеркала научат!» Смотрит в зеркало кривое Зебра полосатая: «Что такое? Что такое? Разве я – горбатая?» «Хо-хо-хо, ха-ха-ха» – Дразнят Куры Петуха, – «Посмотри, как ты хорош: На Жирафа стал похож!» На светлой поляне Шум и веселье, Зверей покататься Зовут карусели. = 30 =

Отклонилась груша И влепила сдачи, Брякнулся на землю Кузя, сбитый с ног! Весело Трезорке, Лапами захлопал: –Дай ему, Сарделька, Чтоб не зазнавался! Кот её когтями Разодрал и слопал, От боксёрской груши Только шнур остался!

Новоселье Кот справляет новоселье, В доме Васькином - веселье. Примостившись на диване, Он играет на баяне.


Ухватившись за бока, Пляшет Белка гопака. Пляшет Мишка, пляшет Зайка, Пляшут гости и хозяйка. Бравый Петя-Петушок Прочитал смешной стишок, После Курочки-подружки Прокудахтали частушки. Но зовёт за стол хозяйка: – Ну-ка, Вася, угощай-ка! Кот сметану подаёт, Молоко в стаканы льёт. Мурка в шёлковой пижаме Угощает всех мышами. Только гости есть мышат Почему-то не спешат. «Мне бы мёду», – Просит Мишка. Белка просит: «Мне бы шишку». Квохчут Куры: «Ко-ко-ко, Мы не любим молоко, Червячков бы дождевых, Или зёрнышек любых». Не понять коту зверей: «Кто же кушает червей? Кто же лакомится шишкой? Что сравниться может с мышкой?!» Только гости повставали, Мышек пробовать не стали, Разбежались по домам, По долинам и холмам. Кот поджал уныло хвостик: «Отчего сбежали гости?» И спросил он у ребят: «В чём я, братцы, виноват?»

Грызун и собачки Стас грызёт карандаши, Даже ногти гложет. – Грызть захочешь, нам скажи, Косточку предложим!

Напасти на три пасти Змей Горыныч заболел, Беспокоить не велел. Простудился и охрип, Подхватил коварный грипп. Пламя жаркое – внутри, Не идёт наружу… Плачут головы все три, Слёз наплачут – ЛУЖУ!!!

Колька на прополке Вышел Колька на прополку На колхозный огород. Только с Кольки мало толку: У него болит живот. Весь отряд с утра старался, С делом справился неплохо, А больной в горох забрался И лечил живот горохом. Вдруг зафыркала трёхтонка, И подъехал агроном. – Эй, мальчишки и девчонки! Лезьте в кузов! – крикнул он. – Всем от имени правленья За отличные успехи Поступило предложенье На концерт в район поехать! Больше всех доволен Коля, Здесь наш Коля впереди! Стой-ка, Коля, ты же болен! Ты уж дома посиди!

Спутник

Настины страсти Часто нашей Насте Ночью снятся страсти: То её бодает бык, То козёл рогатый, То медведя слышен рык, Лось трубит сохатый, Или дом начнёт гореть, И в горах обвалы…. Надо на ночь не смотреть ТЕЛЕСЕРИАЛЫ!!!

Ква-ква-квака-задавака Похваляется Лягушка: – Я надую шар, подружки, Чтобы лопнул, как хлопушка! И пыхтела, и кряхтела, Долго пыжилась она…. Шар надуть она сумела, Но об этом пожалела – Чуть не лопнула сама! От натуги стала сразу ПУЧЕ-ПУЧЕ-ПУЧЕГЛАЗОЙ!

Папа, папа, выходи, Да на небо погляди: Там на синем небосводе Пляшут Звёзды в хороводе; Из-за облака Яга Тащит Месяц за рога; Спутник, Месяца братишка, Потерял свои штанишки, День и ночь по небу рыщет, Всё свои штанишки ищет…

На море На песочек Даша вышла Утренней порою, Видит – Море тихо дышит, Море-то живое! – Здравствуй, Море голубое С теплою водицей! Я хочу дружить с тобою, Плавать научиться! В знак согласья Море просит Подойти поближе, И, как ласковый щеночек, Даше ножки лижет. = 31 =


Новогодний карнавал Ель высокая, нарядная, Форма зимняя, парадная: Снеговые шапки На зелёных лапках, Шишки шоколадные, Гладкие да ладные, И сосулек перезвон Слышен с четырёх сторон. Свиристели прилетели, Как шары на ветки сели, А за ними – Снегири, Словно капельки зари. Вот Сорока-Белобока Прилетела издалёка, Затрещала на весь лес, Слышно стало до небес: «Выходи, лесной народ, Собирайся в хоровод! Будем праздновать у ёлки Года Нового приход!!!» * * * Быстро звери собрались – Ёж, Олень, Енот и Рысь, Соболь, Зайцы, Бурундук, Волк, Лиса, Кабан, Барсук. Мишка сонный вылез даже, Дед-Морозом был наряжен: Борода и посох яркий, А в мешке – для всех подарки. Попросили звери хором Выйти ряженых танцоров. Первой в круг вошла Лисица В лёгком платьице из ситца, Кружевную взяв косынку, Пляшет Лисонька лезгинку. После в круг вошли Зайчишки, Подтянув свои штанишки, И вприпрыжку, помаленьку, Станцевали летку-еньку Соболь с тростью, в шляпе модной Быстро влез на пень холодный, Начал чинно, чисто, чётко Отчеканивать чечётку. Добрый Мишка – Дед-Мороз Рассмешил зверей до слёз: Без раздумья, без оглядки, Он пошёл плясать вприсядку. А Кабан-то, а Кабан – Он напялил сарафан, И, накинув шаль на плечи, «Барыню» плясал в тот вечер. Было слышно на опушке, Как выхрюкивал частушки: «Хрю-хрю-хрю, среди осин, Что же я пляшу один?! Или праздник не для вас?! Все вступайте в перепляс!!!» Звери словно пробудились, Встали в круг и в пляс пустились! = 32 =

То-то был весёлый бал, Хоровод и карнавал! Месяц от роду такого С поднебесья не видал!!!

Грибные мотивы Подберёзовик Простоват, на вид не броский, Любит русские берёзки. На пригорке и в болоте Вы его всегда найдёте. Часто прямо на тропинке Он встречает вас с корзинкой. Как в такого не влюбиться, До земли не поклониться?!

Рыжик Вот он – рыжий, конопатый, Никого не бил лопатой. Прятался в подстилке колкой, Дождь любил и тень под ёлкой. Под еловой жили крышей Двадцать рыженьких братишек. В кузов славный урожай Хоть лопатой загружай!

Сыроежки Сыроежки, сыроежки! Слово-то какое! Для любого малыша Самое грибное! Первыми нас встретят, Из лесу проводят, Их искать не надо Сами нас находят! Жёлтые, зелёные, Розовые, красные, Словно зазывают нас Огоньками разными. Лес без сыроежек – Что изба пустая…. Сыроежке поклонись, Ножку подрезая!

Где у солнышка постелька? Как-то Женя и Лёвка играли в домино, и Женя спросила: – У тебя когда день рождения? – Недавно был, шестого июня. Мне пять лет уже стало! – О, тебе повезло! У тебя длинный день рождения. А у меня в декабре, самый-самый коротенький. Мне шесть лет тогда будет. – Почему коротенький?


– Ты что, глупый? Не понимаешь? Потому что холодно зимой! Солнышко только встанет, посмотрит на Землю, а там: «Брр! Холодно!» И скорей обратно в постельку. А летом тепло! Солнышко долго-долго по небу гуляет. Ему спать не хочется. – А где у Солнышка постелька? – Где-где, в поднебесье, наверно. По небу гуляет, а в поднебесье спит. Где же ещё? Бабушка гладила бельё и с интересом прислушивалась к их разговору. – Что же, у неба два этажа? – продолжал донимать вопросами Лёвка. Женя призадумалась, неуверенно подтвердила: – Ну да. На первом этаже спит, а на втором гуляет. Ну конечно же! – вдруг она догадалась: Ведь Солнышко сверху спускается, когда спать захочет! Теперь понятно тебе? Бестолковый! – А где же космос? И космонавты? Что же, они выше Солнца? И Женя не выдержала, рассердилась: – Бабушка, что Лёвка меня завопросил?! Прямо замучил, хоть плачь! – Что ты сердишься? – вмешалась бабушка. – Ты придумала красивую сказочку про живое Солнышко и сама поверила в неё. А Лёва сомневается, хочет правды. Потому и вопросы. Если хотите, я попробую коротко объяснить, как всё существует на самом деле. Ребята перестали играть, стали внимательно слушать: – Вы глобус когда-нибудь видели? Ребята замотали головами, глобус они не видели. – А что это такое? – Лёвка спросил. – Это шар такой на оси вращения, как бы игрушечная Земля. Бабушка достала из шкафа большой клубок ниток, проткнула его насквозь вязальной спицей: «это будет Земля», – сказала она. Включила настольную лампу – «это Солнце будет». – Куда же Солнце прячется вечером? – спросил Лёвка. – За саму Землю и прячется. Земля же поворачивается к Солнцу то одним боком, то другим. На освещённой стороне будет день, а на неосвещенной ночь. Утром день прогоняет ночь, а вечером ночь прогоняет день. – Что ли, они в пятнашки играют? – удивилась Женя. Все засмеялись. – А как зима и лето получаются? – выспрашивал Лёвка. – Это вам будет трудно понять. – Бабушка, расскажи нам! Ты же говорила, что мы слишком пытливые! – просила Женя. – Ну ладно, – усмехнулась бабушка, – попробую объяснить. У Земли (она показала на клубок) есть верхнее Северное полушарие и

нижнее Южное полушарие. Полгода Солнце больше освещает и греет Северное полушарие – там тогда лето. Вторую половину года Солнце больше греет Южное полушарие, и лето тогда там, а на Севере – зима. Немножко понятно вам? – А мы где живём? – Лёвка спросил. – Мы живём на верхнем Северном полушарии. – На нижнем тоже люди живут? – Живут. – Что же, они вверх ногами ходят?! – не унимался Лёвка. Женя даже подпрыгнула на стуле, посмотрела на Лёвку и покрутила пальцем у виска. – Ну что же, – подумав, ответила бабушка. – Если я стою на Северном полушарии (она показала на верх клубка), а какой-нибудь негр стоит в Южной Африке (она показала на низ клубка), то относительно друг друга мы стоим вверх ногами, это правда. – Тогда почему негр с Земли не падает? Раз он ходит вверх ногами?! – Ну, Лёва! Ты и меня «завопросил», как Женя сказала. Я что-то сразу не соображу, как лучше тебе объяснить. Ведь и у негра внизу под ногами будет Земля, а вверху синее небо. Земной шар, как магнит, притягивает к себе и меня, и негра. Поэтому мы и не падаем с Земли на небо, даже если очень сильно подпрыгнем. Хотите проверить? – Хотим! Хотим! – закричали Женя и Лёвка, начали смеяться и прыгать друг перед другом. – Меня сильнее Земля притягивает, потому что я толще тебя! – кричит Женя. – Земля меня больше любит! – Зато я прыгаю выше тебя! – отвечает Лёвка. Бабушка кончила гладить, убрала всё со стола: – Давайте-ка, братцы, обедать. Наверное, проголодались, философы? – Почему философы? Это плохо? – удивился Лёвка и перестал прыгать. – Наоборот, похвально. Философ – это тот, кто размышляет об устройстве мира. Женя села на диван, стала глубоко дышать. Потом негромко, раздумчиво сказала: – Как всё просто. Даже скучно немножечко. Про Солнышкину постельку интереснее было….

Соперники Ясный сентябрьский день. Мама гуляет с шестилетней Верой в сквере недалеко от детского сада. – Мама, ты мне именинный пирог уже испекла? = 33 =


– Испекла, не волнуйся. К семи часам всё будет готово. А кого ты пригласила сегодня? – Сережу и Пашу, ещё Аркашу и Лену с Наташей. – Ты же собиралась одного мальчика пригласить. – Видишь ли, мамочка, ты должна меня понять. Я подумала, если приглашу одного Сережу, то вдруг я ошибусь? Повзрослею и вдруг пойму, что выбрала не того? Что тогда прикажете делать? – Но ведь ты говорила, что они все трое тебе «валентинки» дарили, все трое в любви объяснялись. И поэтому их нельзя сразу всех приглашать, они перессориться могут и даже подраться. – Ну и пусть поссорятся, пусть подерутся, а я посмотрю… Тем же вечером шел по двору шестилетний Пашка. Он был в черных отглаженных брюках и в белой рубашке, с небольшой коробкой конфет в руках. Шёл он на именины к Вере. Но, не доходя до её парадной, он встретил Сережку из той же группы детсада. Он тоже был в белой рубашке и в руках держал конфеты. – Ты куда собрался? – спросил удивленный Пашка. – А ты куда? – Меня Вера позвала. Сказала, что из мальчиков только я буду. – Ври больше. Это мне Вера сказала: «Сереженька, ты один будешь из мальчиков да Лена с Наташей», - передразнил он Веру. – Это ты всё врёшь. Она не могла так сказать. – Ещё как могла! Ты же - коротышка! – А ты… ты… ты тощий, как доска! – Тогда давай драться. Кто победит, тот и пойдёт к Вере. – Давай. Только ты начинай. Я первым не бью. – Я тоже первым не бью. Давай тогда вместе начнём. Мальчики положили конфеты на клумбу и встали друг против друга, наклонив головы, как петухи. Потоптались немного – и давай валтузить друг друга и в грудь, и в бока. Потом сцепились вплотную, кто-то кому-то подножку поставил, и вот они уже на земле катаются – то один наверху, то другой. Пашкина спина не разбирается в сладостях, но сразу почувствовала конфеты, когда Сережка накатил спину на коробки. – Конфеты!! – закричал Пашка и вскочил, как ужаленный. Пашкина коробка была смята полностью, даже нарядная ленточка на ней лопнула, а у Сережкиной коробки только угол помялся. – Смотри, гадина, что ты наделал! – кричал Пашка сквозь слёзы. Он одной рукой со смятой коробкой тыкал Серёжке в лицо, а другой рукой = 34 =

колотил его в грудь. Серёжка растерялся, чувствовал себя виноватым, не отвечал на Пашкины удары. И в этот момент они увидели, как с другой стороны к заветной парадной подошёл упитанный Аркашка, по прозвищу Кашка. Он тоже был из их группы, в такой же белой рубашке и с конфетами. Он нажал на кнопки домофона, открыл дверь – и был таков! Пашка с Сережкой оторопело смотрели вслед. – Видал? – первым опомнился Пашка. – Видал, как же! Значит, она и его позвала, третьего! – Ну и Верочка! Что же нам делать теперь? – Грязными в гости мы не можем идти, – рассуждал Серёжка, - дома нам всё равно попадёт, так давай хоть конфеты сами съедим. – Да, тебе хорошо! У тебя коробка не мятая. А мои конфеты как лепёшки! – Давай тогда съедим сначала твои мятые, а потом и мои конфеты. Это было справедливо. Через пару минут они уже сидели на лавочке, болтали ногами и опустошали коробки. – У меня теперь нет доверия к нашей Вере, – сказал Пашка, – пускай теперь в неё Кашка влюбляется и «валентинки» дарит. – И у меня нет к ней доверия, и меня теперь не заманить в её двери. Постой, постой-ка! Это же стишок получается!! Вот послушай: «К нашей Вере нет доверья, мы забудем к Вере двери! – Здорово!! Как это ты сочинил?! Да как складно-то! – Это мы вместе сочинили. Ты сказал: «Нет доверья к нашей Вере», а я только «двери» добавил. – Тогда давай вместе вслух говорить. Мальчики встали со скамейки и начали громко повторять: – К нашей Вере нет доверья, мы забудем к Вере двери! Прохожие удивлялись юным артистам в грязных белых рубашках и с улыбкой обходили их стороной. И никто-никто не догадывался, что сейчас, у всех на виду, из мальчишеской драки и примирения, рождается большая, настоящая дружба. Может быть, на всю их долгую жизнь….

Подарок Сегодня воскресенье, в детский сад не надо идти. Пашка и его сестра Таня сидят дома одни: папа в командировке, а мама ушла в магазин за продуктами. Таня смотрит мультики, Пашка пытается сделать из листа бумаги надувную четырёхгранную гармошку в подарок маме. У неё завтра праздник 8 марта.


Раньше такую гармошку делал папа для Тани. Её можно было растягивать и сжимать, как настоящую гармонь, напевая любую песенку. Тане хорошо, она ещё маленькая – всего четыре года. Она намалюет на листке кривой домик с трубой и кривоногую собаку рядом – вот и подарок маме. А Пашке уже шесть с половиной лет, он ходит в подготовительную группу. Ему картинки дарить не пристало. Ему надо самодельную вещь дарить. Только не получается что-то гармошка. Складывает он всё правильно, как папа показывал, а как начнёт надувать, так она и разваливается. Что бы ещё придумать? Может, цветы подарить? Ведь все дарят цветы и считают хорошим подарком. В копилке у него есть денежки, только хватит ли их? Надо у тёти Вали спросить. На звонок в соседнюю квартиру вышла женщина в домашнем халате: – Павлуша? Чего тебе? – Здрасте, тётя Валя. Сколько стоят цветы? – Для мамы? – догадалась она. – Да. Я маме хочу подарить. Не знаю, хватит ли денег в копилке. – Думаю, что не хватит. Гвоздика стоит двадцать пять рублей за цветок, мимозы – дороже пятидесяти. А подснежники ещё не продаются, – усмехнулась она. – Подснежники? Что ли, они под снегом сидят? – Может быть, и сидят. Под снегом тепло, мороз не страшен. А уйдут морозы, растает снег – и здрасте, пожалуйста: они уже цветут! Так-то, Павлуша, – и она закрыла дверь. Таня продолжала смотреть мультики. Пашка взял копилку, отвёртку, ушёл на кухню и отвинтил заглушку на животе поросёнка. Денег было двенадцать рублей с копейками. Очень мало. По радио играла музыка. Потом сказали: «Пятнадцать часов двадцать минут. Температура воздуха плюс четыре градуса, ветер южный, слабый». Значит, весна на дворе? Снег тает, сосульки плачут? Вернулась мысль о подснежниках: может, и вправду цветы под снегом сидят? Сад Таврический рядом, почему бы не покопаться в снегу?.. Пришла мама, накормила их обедом. – Мама, можно я пойду во двор погулять? – И я, и я! – обрадовалась Таня. – Нет, я один хочу, – сказал Пашка. Он подумал, что из-за сестры не сможет в сад уйти. – Тане тоже надо на воздух, – сказала мама, – а мне сегодня гулять с вами некогда. И смотри, ни на шаг от сестры. Мама помогла Тане надеть шубку и тёплые сапожки, натянула ей рукавички. Пашка сам оделся-обулся. Он взял детскую железную лопатку с деревянной ручкой и ледянку – подстилку для катания с горки.

– С чужими дядями и тётями не разговаривать, угощения не брать, – мама посмотрела на часы, – сейчас четыре часа. Через час я выйду за вами. Во дворе была ледяная горка и качели. Было шумно. С десяток мальчиков и девочек толпились у горки. Рядом на лавочках сидели их бабушки, мамы и дедушки. Таня пошла на качели. Сама она ещё не умела раскачиваться. Пашка её качал и всё думал, как бы освободиться от сестры и сбегать в Таврический сад. Когда сестре надоело качаться, Пашка сказал ей: – Таня, покатайся на горке одна, без меня. Мне надо уйти на десять минут. – А куда ты хочешь уйти? – Куда-куда, на Кудыкину гору, вот куда! – Ой, я тоже хочу на Кудыкину гору! Я там никогда не была. – Танечка, я пошутил. Нет никакой Кудыкиной горы. Мне просто надо в Таврический сад на десять минут, а тебе нельзя туда. – Почему нельзя?! – Ну почему да почему. Какая ты почемучка. Может быть, волки там есть. – Вот и врёшь! В городе волков не бывает! Пашка понял, что совсем запутался. Придётся правду сестре рассказать. – Поклянись, что маме ничего не расскажешь. Таня разгорячилась, ножкой притопывает при каждом слове: – Чтобы мне бы провалиться, у Кощея очутиться! – Тётя Валя сказала, что цветы – подснежники – сидят под снегом. Я сбегаю в сад, откопаю цветы, разделю с тобой пополам. И завтра мы их маме подарим. А пока я хожу, ты покатайся на горке одна. – Я тоже пойду в сад, я тоже хочу копать. И мама что тебе говорила: ни на шаг от меня! Деваться Пашке некуда, придётся брать сестру с собой. Жили они в начале Тверской улицы. Пройти три дома, перейти тихую Таврическую улицу – и вот она, ограда сада с железными пиками. Ворота сада оказались закрытыми. На воротах – плакат с крупными печатными буквами: «Сад временно закрыт. Пруд переходить запрещается!» Пашка удивился: как же переходить, если ворота закрыты? А Таня потянула его за рукав: – Паша, Паша, там дырка! И правда, в пяти метрах от ворот была большая дыра в ограде, через которую даже взрослые спокойно пролезут. Натоптанная дорожка вела от ворот на пригорок. Замёрзший пруд был похож на большую тарелку, покрытую снегом. – Смотри, какой большой камень! – воскликнула девочка, увидев на пригорке скульптуру. = 35 =


Поднялись на пригорок. На белом камне были высечены фигуры четырех мальчиков с суровыми лицами, смотревшими в сторону врага. Пашка прочёл надпись на камне: «Юным героям обороны города Ленина». Видимо, это было в той страшной войне, о которой рассказывал дедушка. За пригорком увидели большую группу тесно стоящих деревьев, как в лесу. «То, что надо», – подумал мальчик, и направился туда. Сошли с дорожки. Под высокой раскидистой ёлкой снегу было меньше. Пашка глубоко вонзил свою лопатку в снег, потянул ручку в наклон – она прогнулась и чуть не сломалась. Слежавшийся снег не поддавался. Тогда он стал вырубать лопаткой снежные кубики. – Ой, кирпичики, – обрадовалась Таня, – можно, я буду дом строить? Дело пошло на лад. Пашка вырубал кубики, а сестра относила их и складывала в стенку. Но копать пришлось долго, пока под лопаткой появилась земля с прелыми листьями, хвойными иглами и зелёной, живой брусничной веточкой с одной красной ягодкой! Пашка обрадовался: раз под снегом живёт брусника, значит, могут жить и подснежники. Он достал из ямы эту зелёную веточку и спрятал в карман своей куртки. Другую яму он начал копать в нескольких метрах от первой. Но не успел вырыть и половины, как с ёлки спрыгнула к ним серая пушистая белка. Она потёрла мордочку передними лапками, как будто умылась, и уставилась бусинками глаз на детей. – Белка, белка, иди к нам, - Таня позвала. – Надо ей что-нибудь дать. Пашка порылся в карманах и нашёл немного крошек от печенья. Белка не боялась людей, и если бы мальчик протянул к ней руку с крошками, она бы взяла их с руки. Но Пашка этого не знал. Он размахнулся и бросил эти крошки в её сторону. Белка испугалась этого жеста, побежала от детей. Таня побежала за ней, а Пашка – за Таней. Белка почему-то не прыгала на дерево, а бежала по снегу. Таню снежная корка – наст выдерживал, бежать ей было легко, а брат часто проваливался, выбивался из сил и отставал. – Таня, Танька, противная, стой! – кричал он. Сестра не слушалась. Она остановилась только тогда, когда белка прыгнула на дерево и пропала из виду. Пашка готов был поколотить сестру за непослушание, но девочка и без того стояла и плакала. – Ты чего ревёшь? Я из-за тебя снегу набрал в сапоги! – Мне белку жалко! Ты её напугал! Ещё я варежку потеряла. – Ладно, не хнычь, – пожалел её брат, – возьми мою рукавичку. Вокруг теснились высокие деревья. Было сумрачно. Небо заволокли лохматые тучи. = 36 =

Наступал вечер. Только сейчас Пашка вспомнил, что им давно пора быть дома. Мама, наверное, уже ищет их. Скорей, скорей на дорогу! Когда они выбрались по своим следам из гущи деревьев, стало быстро темнеть. Пошёл густой, мокрый снег. Он закрыл обзор и спрятал все следы на дорожке. В трёх шагах ничего не видно. Пашка взял сестру за руку и пошёл, ощупывая ногами дорожку. Через десять шагов они наткнулись на садовую скамейку, покрытую снегом. – Я устала, хочу отдохнуть, – захныкала Таня. – А домой ты не хочешь? – Очень хочу. – Тогда не хнычь, терпи. Скоро выйдем из сада, тогда отдохнём. Ещё через десять шагов они сбились с дороги. Сколько Пашка не щупал, его ноги проваливались в глубокий снег. Он выбивался из сил, но упорно шёл вперёд. Сестра не проваливалась в снег, но и она очень устала. Приходилось часто останавливаться. – Паша, мы заблудились? – тихо спросила Таня. – Не выдумывай! Скоро придём. – А вдруг волка встретим? – Глупости! Ты же сама говорила, что в городе волков не бывает. – Говорила, говорила. А всё равно боюсь. – Дедушка говорил, что надо кричать. Тогда волки сами испугаются и убегут. – Тогда давай, покричим? Они остановились и стали кричать во весь голос: «Э-ге-ге! О-го-го!» Но голоса их вязли в густой темноте, и становилось ещё страшнее. Пашка понял, что заблудился, что пути вперёд для них нет. Надо только назад, к скамейке. Там дорожка, там надежда на спасение. Глубокие, провальные следы его снег не совсем упрятал, ещё можно было их различать в темноте. Он ещё крепче взял сестру за руку и тащил её за собой. Таня теперь непрерывно плакала. Он бы и сам заревел, да прав не имел на это. Наконец, Пашка почувствовал твёрдую дорожку под ногами и наткнулся на скамейку. Надо срочно передохнуть. Он лопаткой и рукавичкой счистил снег со скамейки, положил ледянку, помог Тане сесть на неё. Сам сел рядом. Куртка у него была длинная, хорошо защищала от холодной скамейки. Сестра непрерывно скулила, как собачонка. Тело её дрожало в ознобе то ли от холода, то ли от страха. Острая жалость охватила Пашку. Он расстегнул свою куртку, одной полой накрыл сестру и прижал её тело к себе. Сестра доверчиво уткнулась носом в его плечо, перестала скулить и дрожать. Вскоре он услышал ровное сопение спящей сестры. Так прошло с полчаса. Темнота стала ещё гуще . Ни единого звука, ни проблеска света не


пропускала она. Пашка привык к темноте и безмолвию, и страх его притупился. Сейчас он боялся только неловким движением разбудить сестрёнку, такую маленькую, хрупкую. Пашка ещё не успел замёрзнуть, и ему так не хотелось вставать, будить сестру и искать дорогу домой! Он не заметил, как сам задремал… Проснулся он от задорного смеха девушки и мужского голоса: – Галинка, не балуй! Зачем ты пуговицу оторвала? – На память, Никитик! Чтобы со мной всегда была частичка тебя!. Пашке показалось, что это сон. Он дёрнул себя за ухо. – Я лучше колечко тебе подарю, – продолжал мужчина. – Ой, подари, подари! С изумрудинкой, ладно? Близко вспыхнул фонарик. – Уже четверть десятого. Нам пора возвращаться, – сказал мужской голос. И здесь Пашка опомнился: это же люди! Это – спасение! – А-а-а! – заорал он. – Помогите! Помогите!! Таня испуганно отпрянула от Пашкиного плеча. Снова вспыхнул фонарик, больше не гас и приближался к ним. – Кто кричал? Кому надо помочь? – спросил мужчина. – Мне!! Нам помогите! – ответил Пашка. Из темноты появилась фигура моряка в бушлате и в шапке с кокардой, а за ним – фигура девушки в серой кроличьей шубке. – Дети?! Как вы здесь оказались? – Мы цветы копали, мы белку видели, – тараторила Таня. – Какие цветы? Почему – копали? Какая белка? – удивлялся моряк. – Мы подснежники искали в снегу, думали, что они там сидят, – пояснил Пашка. – Ах, вот оно что! – догадалась девушка, – вы хотели маме цветы подарить? – Да, да! Наша мама любит цветы! – вставила Таня. – Но зачем же вы одни пошли, без взрослых? – Чтобы сюрприз был, – сконфузился Пашка. – По дороге поговорим, – заметил моряк. – Детей надо скорее домой отвести, их родители наверняка по городу ищут. Бери фонарик и с мальчиком впереди идите, а я возьму на руки девочку. – Тебя как зовут? – спросила Галина, когда все пошли к выходу. – Паша, Павлик, Павлуша. Но мне больше Пашка нравится. – Почему? – Не знаю. Так проще как будто. А сестру Таней зовут.

– Вы далеко живёте? – На Тверской улице. Мы через дырку пролезли. Вы тоже через дырку? – спросил Пашка. – Само собой. Мы с Никитой любим во всякие дырки лезть, – пошутила она. А Таня сидела на руках у Никиты и донимала его вопросами: – Дядя, а усы у вас настоящие? Можно потрогать? – Настоящие. Потрогай. Только почему «дядя»? Зови меня просто Никита, я ещё молодой. – Дядя просто Никита, вы с тётей Галей влюблённые, да? – Влюблённые, влюблённые. – Вы целовались? – Ах ты, стрекоза любопытная! – Никита громко засмеялся, – Всё-то тебе надо знать! – А в темноте вы не боялись? – Когда мы вдвоём, то никакой темноты не боимся – И мы вдвоём с Пашей темноты не боялись, – вздохнув, зачем-то соврала Таня. Когда все пролезли через дыру в ограде, Галина взяла Никиту за рукав и спросила: – Можно, я твою мимозу детям отдам? Они ведь так мечтали маме цветы подарить! – Умница, Галинка, правильно! Галина достала из своей сумочки слегка помятую ветку мимозы и протянула девочке: – Танечка, это мой подарок тебе, как маленькой женщине. А ты можешь маме своей подарить, если захочешь. Таня от радости ухватила мимозу двумя руками, прижала к себе, да так и держала, даже когда Никита снова взял её на руки. – А ты, Паша, возьми фонарик в подарок. Ты вырастешь хорошим человеком, я уверена. Храбрым, рассудительным и очень заботливым. Хотела бы я брата такого иметь. Через несколько минут они пришли в Пашкин двор. Там стояла милицейская машина, толпились незнакомые люди и тётя Валя. Мама разговаривала с лейтенантом милиции и вытирала слёзы платком. – Мама! Мама! – бросился к ней Пашка, Мы нашлись!! Никита опустил Таню на землю, она тоже кинулась к маме. А мама прижала к себе детей и разрыдалась от счастья. – Где же вы были? – тётя Валя спросила Пашку. – В Таврическом саду. Копали подснежники и заблудились. – Вот оно как! А я-то, глупая, сказала, что вы пошли покупать цветы. Милиция все киоски перетрясла. Галина и Никита хотели незаметно уйти, но милиционер остановил их: – Не торопитесь. Ваши документы, пожалуйста. = 37 =


– В чём дело, лейтенант? – сказал Никита, показав удостоверение. – Мне к двадцати трём ноль-ноль надо быть в училище. – Надо выяснить, как дети к вам попали, нет ли умысла к похищению. – Да вы что!! – Галина бросилась на защиту Никиты, – мы нашли их в саду, на скамейке, перепуганными, полуживыми! В кромешной темноте, под густым мокрым снегом! – Вот и надо это письменно объяснить. Пашка не выдержал, вмешался: – Дядя милиционер, они спасли нас! Я им закричал: «Помогите!» Мы сами заблудились! Мама подошла, поцеловала Галину, а Никите пожала руку: – Спасибо вам, дорогие, век вас не забуду. Лейтенант помедлил, подумал, потом махнул рукой: – А, ладно! Вы свободны! Координаты ваши я записал. Будем считать, что дети сами потерялись и сами нашлись, – он открыл дверцу машины, взял трубку: – Всем отбой! Дети нашлись, всё в порядке… В эту ночь дети спали как убитые. Утром 8 марта солнце освещало жёлтые фонарики мимозы в вазе. А рядом, в стакане с водой, красовалась свежая, зелёная, брусничная веточка с единственной красной ягодкой.

Молодчина Пашка любил гостей. С ними всегда приходили в дом оживление, подарки ему и Тане и какие-нибудь Хорошие новости. Но оказывается, это не всегда так бывает. В тот злопамятный вечер мама, как обычно, зашла сначала в садик за Таней, потом за Пашкой на продлёнку в школе. Втроём они, не задерживаясь во дворе, пришли домой. Мама разогрела ужин, накрыла на стол в кухне, усадила детей. И в это время раздался звонок. Мама открыла дверь и ахнула: на пороге, широко улыбаясь, стояла её подруга Белла из Москвы! – Белка?! Какими судьбами? Где остановилась? – мама обняла гостью. – Ой, Нинка! Всё хорошеешь? Как рада видеть тебя! – тараторила Белка. – Я в гостинице «Выборгская», на два дня. Она сняла шубку и шляпу, присела на табурет, стала снимать сапоги. А мама подала ей домашние тапочки. – Недавно в нашу фирму в Москве приезжал твой Леонид. Мы виделись, разговаривали. А теперь я командирована в его фирму, – продолжала Белка. = 38 =

Пашка и Таня стояли рядом, восхищённо смотрели на гостью. – Как выросли твои шалунята! Давно ли под стол пешком бегали? Она взяла свою дорожную сумку и обратилась к детям: – Ждёте, небось, от тётки Белки подарков? Она с треском раскрыла длинную молнию на сумке, словно распорола живот злому Волку, и достала две коробки. – Это тебе, Танечка, – протянула она коробку с куклой, – а это тебе, Павел Леонидович, настольный футбол. Быстрее ужинайте, и, может быть, я ещё поиграю с вами в футбол. Вот поговорю только с вашей мамой. – Давай-ка и ты к столу, – сказала мама, – супчик рыбный и голубцы у меня. – Нет, нет, спасибо! Я сыта, а времени – в обрез. Пойдём-ка в комнату, многое рассказать тебе надо. И они ушли в мамину комнату. Пашка и Таня быстро справились с ужином, пошли в свою комнату смотреть подарки. Танина кукла на батарейках была в нарядном розовом платье, могла двигать руками и ногами, танцевать и напевать весёлую песенку. Глаза у Тани сверкали от радости. Пашка установил на столе футбольное поле с поперечными прорезями, закрепил ворота, соединил футболистов со специальными штырями. Это был подарок так подарок! Теперь можно звать Серёжку и других мальчишек, устраивать турниры и быть чемпионом! К игре всё готово, можно ждать тётю Беллу. Наконец, тётя Белла и мама вышли из комнаты. Пашка выбежал им навстречу. Но они прошли прямо к выходу, не замечая его. Мама была очень расстроена. Она проводила Белку, даже не поцеловав её на прощание. А тётя Белла не попрощалась с ребятами, только сказала маме странную фразу: – Ты не принимай это близко к сердцу. Со всяким может случиться такое. Закрыв дверь за подругой, мама прижала руки к вискам и сказала ребятам: – Вы уж сами займитесь чем-нибудь, мне очень тошно, – и ушла в свою комнату. Пашка и Таня ничего не могли понять: только что был праздник в доме, любимая гостья, подарки, улыбки – и вдруг всё померкло. Гнетущая тревога пришла в дом. Пашка подёргал дверь в мамину комнату – она была заперта. Он постучал в дверь – мама не отвечала. Что с ней? Может, она выпила таблетку от головной боли и легла подремать? Вскоре пришёл папа. Пашка открыл ему дверь. – А где же мама? Почему не встречает? – Она, кажется, заболела и заперлась в комнате.


– В доме что-то случилось? – Приехала тётя Белла, привезла нам подарки, а потом мама и заболела. Папу тоже охватила тревога. Он снял ботинки и стал напяливать женские тапочки. Не получалось. Он сердился, не понимая в чём дело, пока Пашка не подал ему мужские тапки. Не заходя на кухню, не поужинав, папа постучал в мамину дверь: – Нина, Нина, открой, пожалуйста! Мама впустила его. Послышались приглушённые, нервные голоса. Пашка и Таня стояли в коридоре, метрах в пяти от маминой двери. Слов было не разобрать. Конечно, если приложить ухо к двери, то многое можно было бы расслышать. Но подслушивать, да ещё при Тане, Пашка себе не мог позволить. Впрочем, и так было ясно – за дверью разгорался скандал. Таня прижалась к Пашке. По её щекам текли слёзы. Пашка обнял сестру и почувствовал, как часто-часто стучит её сердце. – Паша, они разойдутся? – шёпотом спросила сестрёнка. – Что ты, глупая! Поругаются немножко, да и помирятся. Но он понимал, что на этот раз ссора была глубокая. Не такая, как раньше иногда бывали. И чем она кончится, неизвестно. Что, если громко постучать в дверь? Может быть, они одумаются? Улыбнутся друг другу и помирятся? Таня как будто прочитала его мысли: – Давай, постучим в дверь громко-громко? – сказала сестра. Они подошли к двери и застучали в неё кулаками. Вышла бледная, мрачная мама: – Сейчас я постелю вам. Она пошла в детскую комнату. Разложила встроенную в мебельную стенку кровать для Пашки. А Тане постелила, как всегда, на диване. – Мама, а папа уйдёт? Ты его прогоняешь? – тихо спросила Таня Мама прижала к себе детей, разрыдалась. Но ничего не ответила. Поцеловала обоих и молча ушла к себе в комнату. Таня вышла за ней, но тут же вернулась: – Ой, Паша! Мама взяла раскладушку в коридоре и понесла в комнату! Что ли, она спать на ней будет? «Какая наблюдательная сестрёнка», – подумал Пашка. Но вслух сказал грустно-грустно: – Это она для папы взяла. Надежда на скорое примирение родителей растаяла. Чёрная тревога, как липкая грязь, всё плотнее ложилась на сердце. Дети молча разделись и легли в свои постели. На часах было без четверти девять. Ночник на тумбочке не гасили. Пашка смотрел в потолок и думал чёрные думы. Таня тоже не могла заснуть. – Паша, мне страшно! Можно, я приду к тебе на кровать?

Она перебежала в ночной пижамке и нырнула к нему под одеяло. – Паша, вдруг папа тебя к себе заберёт, а я с мамой останусь? Мы тогда редко-редко видеться будем?! – Успокойся, глупая. Может быть, ещё всё обойдётся. Таня уткнулась носом в его плечо и притихла. «Здесь что-то не так, – думал Пашка. – Должен быть выход. Если ничего не делать, то ссора зайдёт так далеко, что случится страшное. Что бы такое придумать? Кто бы мог их помирить? Бабушка, пожалуй, могла бы. У неё твёрдый характер, и мама её уважает. Но бабушка далеко. Впрочем, почему далеко? Если ей сейчас позвонить, она сможет приехать даже сегодня! Это – идея!!!» Пашка тихонько встал с постели. – Ты куда? – спросила Таня. – Спи, спи. Я в туалет захотел. Пашка нашёл в своём школьном ранце мобильник и вышел на кухню. Нашёл бабушкин номер, нажал на вызов. На длинные гудки долго не отвечали. Потом услышал: «Алло» - заспанный голос бабушки. – Бабушка, это – я, Павлик! – Что ты так поздно звонишь? Уже девять часов, я легла спать. Или что-то случилось? – Случилось, случилось! Мама с папой поссорились. Наверно, хотят разводиться. Мы с Таней сильно переживаем. Приезжай сегодня же, очень прошу! – Хорошо, сейчас соберусь и приеду. Через два с половиной часа буду у вас! Пашка вышел в прихожую. Родители продолжали не громко, но жарко спорить. Иногда можно было расслышать плач мамы. Раза два она назвала какую-то Зойку. Пашка забрался под одеяло. Таня прильнула к нему, согрелась и успокоилась. Вскоре послышалось её ровное сопение. Пашка тоже слегка успокоился – так всегда бывает, когда примешь трудное решение. Уже возникло желание спать, но он боялся не услышать бабушку. Тихонько встал, включил ночник, взял известную книгу «Лесная газета» Виталия Бианки. Столько в ней интересного! Прошло часа два, раздался звонок. Пашка пошёл дверь открывать. Но папа его опередил. – Ты? Какими судьбами?! – спросил он бабушку – свою маму. – Да вот, ездила в Питер за козой для лекарства, – раздеваясь, бабушка хитро подмигнула Пашке, – то есть за лекарством для козы. Опоздала на последнюю электричку. Решила к вам заявиться – не на вокзале же мне ночевать. Вышла мама, нехотя подошла, поцеловала бабушку. – Здравствуйте, Марья Васильевна. Сейчас я ужином Вас накормлю. = 39 =


– Спасибо, я сыта. Расскажите лучше, как вы тут поживаете? Папа понял, что бабушка неспроста заявилась. – Ты, мама, лучше бы не трогала нашу жизнь. Сами как-нибудь разберёмся. – Цыц, когда мать говорит! Никого не устроит ваше решение «как-нибудь». Дети переживают. Вот о ком надо думать! – и бабушка решительно направилась в мамину комнату. А за нею и папа с мамой пошли. Пашка пошёл на кухню читать. Но совсем не читалось. Мысли беспорядочно крутились в его голове, как рой мошкары в летний вечер. Он не заметил, как задремал, сидя на стуле. Больше часу продолжалась «беседа». Почему родители ссорились? Какие доводы, какие слова находила бабушка? Как ей удалось вернуть доверие папы и мамы друг к другу? Всего этого Пашка не знал. Он проснулся, сидя на том же стуле, когда бабушка и папа с мамой пришли на кухню. У всех троих были светлые, довольные лица. Бабушка обняла внука: – Пойдём, Павлик, спать. Всё хорошо, всё будет как прежде. Мне мама постелила на диване, а Таня будет спать с тобой. Пойдем, детка, ведь завтра – в школу, а Тане – в садик….. Утром, когда Пашка шёл умываться, папа надевал куртку в прихожей – спешил на работу. Он на мгновение взял Пашку за плечи, прижал к себе и тихо сказал: – Спасибо, сынок. Ты – молодчина!

Уголок юмора Выбор Ире три с половиной года. Она стоит перед зеркалом, примеряет мамину газовую косынку как белую фату. Мама говорит: – Перестань красоваться, иди завтракать. – Я не красуюсь, я – невеста! – За кого же ты замуж собралась? – За папочку. – Почему же за папочку? – удивилась мама. – Почему не за Никиту, не за Вову из твоей группы? – Ну как ты не понимаешь? Непонимашка! Я же люблю своего папочку любимого! Дедушка стоит рядом: – Ирочка, может быть, ты за меня замуж пойдёшь? Ведь папа твой в командировке, а я – вот он я, рядышком. – Какой ты смешной, дедушка! Ты же старый, скоро помрёшь. А мне папочка нужен, что бы в КОМАРДИНОВКИ не ездил! = 40 =

Рисунок В средней группе детского сада окончился урок рисования. Все ребята уже сдали свои рисунки и пошли одеваться на прогулку. Только пятилетний Борис задержался. – Поскорее сдавай рисунок, – торопит его воспитательница. – Одну минуточку, только фату дорисую. – Что, что ты дорисуешь? – Да фату для Лены, я же сказал! Воспитательница подошла поближе, посмотрела на рисунок. Вокруг головы девочки было какое-то облако. Вероятно, оно-то и обозначало фату. – Что же, по-твоему, Лена замуж собралась?! – Да не собралась, ещё собирается только. – И за кого же, если не секрет? – За меня, конечно. За кого же ещё?! Мы вместе жить будем. – И где же вы жить собираетесь? – Да в детском саду. Ведь она же ни готовить, ни стирать не умеет. А родители вечно работают. Всё! Я побежал одеваться. Заговорился тут с Вами!

Простое решение Дедушка и четырёхлетний внук спят в одной комнате. Перед сном дед снял зубные протезы и положил их в стакан с водой. – Деда, ты зачем зубы снял? Ведь я не снимаю! – Я бы рад не снимать, да нет у меня зубовто. Все выпали к старости. А это – съёмные зубы, протезами называются. На ночь их надо в воду класть. Вот состаришься, и у тебя зубы выпадут, и у тебя будут съёмные протезы. – Тогда я не буду стариться, буду всегда молодым. – Что же, ты против природы пойдёшь? – Пойду! Я с кем хочешь драться могу!

Последнее слово Как-то за ужином мама сказала папе: – Лёня, ты прибрал бы на балконе. Столько хлама там накопилось. – Что это вдруг тебе балкон понадобился? – Сегодня техник из жилконторы ходил по квартирам. Велел всем балконы освободить. – Ладно. В ближайшие выходные мы с


Павлом очистим балкон. И Татьянка нам поможет, правда, дочка? – Какие хитрые. Мужчинские дела сами делайте. Нам с мамой и девчачьих дел хватит. – изрекла Татьянка. – Вот так, значит? – удивился папа. – А как на мужчинской машине кататься, вы тут как тут?! – Ты, папочка, ещё только собираешься покупать. Вот купишь машинку, тогда и поговорим. Мы все рассмеялись. А папа ласково обнял дочку за плечи: – Ишь, ты! С этих лет уже хочет, чтобы последнее слово за женщиной оставалось!

Как имя меняли Четырёхлетняя Людмилка приехала с мамой в деревню к бабушке. Прибежала к ним местная девочка Зойка: – Милка, пошли гулять! Мама говорит: – Иди, Мила, погуляй с подружкой. Я разрешаю. На улице шумно. Муууу! – мычат коровы, возвращаясь из стада. Хозяйка соседнего дома громко кричит: – Милка, Милка, Милка! Мила, Мила, Мила! Приезжая девочка подошла к тёте: – Я – Милка, я – Мила. Вы меня звали? – Нет, девочка. Это я свою корову зову домой. Мила расплакалась, пошла к маме: – Не хочу Милкой быть! Так корову зовут! – Хорошо, – говорит мама. – Будем тебя Милой звать или Милочкой. – Всё равно не хочу коровячего имени! – Как же тебя называть? А Люсей ты согласна быть? Девочка задумалась. Тихо прошептала себе: «Люся, Люська, Люсенька». Потом робко спросила: – А Люсенькой можно? – Конечно, можно! – ответила мама. – Ура!!! Я согласна! Теперь я ЛЮСЕНЬКА!

Премия Как-то июньским вечером Лёвка и мама сидели на лавочке около дома. Мама читала ему стихи Корнея Чуковского про Бармалея. И вдруг появился кот Барсик. В зубах он держал неживого мышонка. Барсик положил подарок к маминой ноге, а сам стал тереться об её

другую ногу, примурлыкивая: «Пррремия! Пррремия! Прррими пррремию!» Мама сначала не заметила мышку и начала гладить кота, приговаривая: «Хороооший, хороооший мой, лааасковый». А потом увидела мышонка да как закричит не своим голосом, да как вскочит с ногами на лавочку: – Аааай! Ооой! Какой озорнииик! Я же умру от страха! Кот отбежал в сторонку и стал ждать, когда мама начнёт умирать. А Лёвка не испугался нисколечко. Он посмотрел на маму снизу вверх: – Ты не бойся, мама! Я же рядом – и смело поднял мышонка за хвост. – Какой ужас! Что ты делаешь? Брось сейчас же эту гадость! – приказала мама. Но Лёвка не бросил. Он подошёл к Барсику, положил мышонка перед его носом: – Ешь сам, Барсинька. Мама боится мышей, как разбойников. Кот внимательно слушал Лёвку и мудро молчал – делал выводы. Мама слезла с лавочки: – Что ты внушаешь коту, будто я боюсь разбойников?! Ведь разбойники не ходят с мышкой в зубах! Она взяла Лёвку за чистую левую руку и увела в дом отмываться с мылом. На другой день Лёвка и Женя делали запруду из песка и веток на маленьком ручейке. Они хотели пускать бумажные кораблики. И здесь их нашёл Барсик с новым мышонком в зубах. На этот раз он принёс подарок именно Лёвке за его ласковые слова накануне. Женя увидела мышонка, завизжала громче бензопилы и отбежала метров на десять. А кот с испугу забрался под куст сирени. Лёвка поднял мышонка за хвост, хотел бросить его коту. Но Женя закричала ещё громче: – Не надо! Не надо! – и убежала домой, к бабушке. Она подумала, что Лёвка с мышонком за ней побежит. – Странные женщины, – вздохнув, сказал Барсику Лёвка. – Мышкины бояки!

Советник В берёзовой роще был пруд, на берегу сидел дедка с удочкой. Подошёл к нему пятилетний Лёвка. Удочка у деда длиннаядлинная, поплавок красный-красный. Как свечка стоит на тихой воде. – Здравствуйте, – сказал Лёвка. – Здравствуй-здравствуй, если не шутишь. Помогать мне пришёл? – Нет, поглазеть только. – Ну, если поглазеть только, тогда разрешаю. Глазей на здоровье. Лёвка углядел, что ведёрко с водой без рыбы стоит. Значит, ничего ещё дед не поймал. = 41 =


Удочку дед в руках не держит, а положил на рогатульку. Сам на пеньке сидит, что-то из деревяшки ножичком вырезает. А червяки-то, червяки-то в банке стеклянной! Боже мой, какие грязные! Все в земле перепачканы! – Неправильно вы ловите рыбу, – сказал Лёвка. – Как так неправильно?! Научи тогда! – Удочку держать надо, чтобы не прозевать. – Чего же тут зевать, когда не клюёт? – удивился дед. И в это самое время поплавок нырнул, пустив круги по воде. Дед схватил удилище, но выдернул уже пустой крючок. – И вправду, накаркал малец! Прозевал поклёвку! – было непонятно, сердится дед или одобряет Лёвкины слова. – Чисто съела червя! – Не съела, а выплюнула, – поправил Лёвка. – Это ещё почему?! – Не будет рыба есть грязных червей. Вот вы стали бы есть грязные? – Да я и чистых червей не ем, – засмеялся дед. – Что же, прикажешь мне червяков с мылом мыть?! – Я не приказник, я только советник. Можно без мыла, - милостиво разрешил Лёвка. – Ещё плюнуть надо. – Вот как? И на кого же ты плюнуть советуешь? – На червяка. На кого же ещё? Он вкуснее будет! – Ты что же, сам на вкус пробовал? – Папа мне говорил. Он всё знает. Ну, я пошёл. А то вы опять клёв прозеваете.

Лидия СИЛИНА Хмурый день Жизни радуйся, мой милый! Не грусти, что дождик льёт, Вид за окнами унылый, Ветер тучи в клочья рвёт. Лист кленовый, словно птица, Ускоряет свой полёт… Дождь пройдёт, и заискрится В лужах звёздный небосвод.

Колыбельная Христине Звёзды огоньками в небесах мерцают, А в саду цветочки тихо подрастают: Синие ирисы, белые нарциссы… Чутко в лунном свете дремлет куст жасмина. Спать пора и детям, милая Христина! Пусть тебе приснятся яркие игрушки, Куклы заводные, добрые зверюшки… Засыпай, Христина, глазки закрывай! Спи, моя малышка, баюшки, бай-бай! = 42 =

Евгений МАКАРОВ Во, даём! Утро-утречко, роса, Золотистая коса, А ты и я, вдвоём, С утра ныряем в водоём. Во, даём! А водичка чистая, Светлая, искристая, Потому что мы вдвоём, С братцем чистим водоём. Во, даём!

Лодырь Лодырь в лодочке плывёт, Дырку в лодке не заткнёт. Лодка лодыря потонет, Мама лодыря застонет.

Как стать крепким Дядя Ваня гнёт подковку, Дядя Ваня очень крепкий, Потому что поутру Ест морковку он и репку.

Как стать добрым Добро в силе Добрый в силе. Добро достать – Добрей не стать. Добро достал – Добро отдал – Добрее стал. Добро достал, С добром отдал, Прилёг (устал) – Ещё добрее встал.

Элеонора МАКАРОВА * * * Вышла ночь на бережок И хрустальный сапожок Враз о камешек разбила. И уже к утру простыла. Плачет меленьким дождём… Мы сочувствуем и ждём – Скоро, скоро доктор Солнце Постучит в её оконце. * * * Ах, как важно, чтобы зимней ночью В тонкой вазе пел букет цветочный. Чтобы ранним зимним утром рядом Цвёл домашним и уютным садом. Чтоб к нему хотелось обернуться И губами лепестков коснуться.


Игорь ШЕВЧУК

Татьяна ШАПИРО

Само собой – Было всё само собой – Ты поверь мне, мама! Разорвался фартук твой, Загрязнилась рама, Сам собой сломался кран, Брошь куда-то делась, Раскололся сам стакан. – А варенье? – …СЪЕЛОСЬ!!!

Кто кого держит Нитка держит шар голубой. Нитку – я, рукой шевеля. Папа держит меня рукой. Ну, а папу держит Земля. Как всех только держит она? Ни на миг ей нельзя отдохнуть… Небо, шарик подержишь? – На! Помоги Земле хоть чуть-чуть!

Ве-ло-си-пед Вело- вело-вело – Бах! Искры радугой в глазах: ВЕ – в канаве, ЛО – в подвале, СИ – в кювете, Сам – в кустах… По педали, По детали, Подбирали, Прибивали – Так подходит, эдак – нет. Прикрутили, привинтили – Починили… Получили: ЛО-СИ-ПЕ-ВЕД!

Квартирная считалка Мама в дом войдёт и ахнет: – Чем у нас в квартире пахнет? – Много чем, – ответим маме. – Раз – горелыми блинами. Два – разбитыми духами. Три – штанами в рыбьем жире… Мама скажет: – А четыре – Пахнет стиркой и уборкой, А ещё – хорошей поркой!

Кто я? В доме есть место любому предмету: Крючок – для пальто и крючок – для берета. Есть стол для обеда и стол для журнала. Ботинки и те не швырнёшь где попало. А я появляюсь везде, где хочу: Залезу под стол и на шкаф налечу… И век бы сидела и тут я, и там, – Да тряпка гуляет за мной по пятам!

Качели Сели птички на качели. Покачаться захотели. А качели им сказали: – Разве мало вы летали?

Интересная передача Папа за маму. Мама за бабушку. Бабушка за Жучку. Так от телевизора Оттащили внучку.

Силач Клоун шутит – Я силач! В цирке выступаю. Настроенье каждый день Людям... поднимаю!!!

Скороговорка Скисли сливки. Скисли в миске. Мы не дали сливки кискам. Мы от них убрали миски. Тут же скисли Обе киски!!! * * * Хоть в пустыне и безлюдно, Но зато, зато... верблюдно!!! * * * Отдохнёт змея немного – Ох – извилиста дорога!

Про кота Кот на завалинке лежал. Вдруг куда-то побежал. Ему кричат: – Чего бежишь? – Да у меня мелькнула... мыШль!!!

Пчела А вчера, а вчера Пчелу ужалила пчела. А потом призналась: – Просто обозналась!!!

Утёнок – Мама-утка, как сынок? – Очень шаловливый! И хотя с ним папа строг, Всё равно крЯкливый!!! = 43 =


Галина НОВИЦКАЯ

Корабль

Лучи торят дорожки Ах, март! Бери его в ладошки, Он солнцем тает на губах. Уже лучи торят дорожки В никем не хоженых снегах. Но приручить его не пробуй! Он вывернется, как форель. Уйдёт в испуганную прорубь И превратится там в апрель.

Дождь купается Посмотрите: во дворе Дождь купается в ведре! Он купается, смеётся – Что вода, как с гуся, льётся!

Он дальше, дальше уплывал И чуть заметным в море стал… Я думал, стоя на пригорке: – Да он поместится в ведёрке! Но вот вернулся он и – ух ты! – Ему едва хватило бухты!

Туча Дождь получился частым и сильным. Море под тучей стало чернильным! Это не молнией туча сверкала – В море перо золотое макала! Туча не громом прогрохотала: Что написала – вслух прочитала!

А может…

Два зайчика Солнце – Огненный тигрёнок – Показалось на опушке. Перепуганный спросонок Серый зайчик вскинул ушки. Засмеялось солнце звонко: Как тебя я напугало! – И скорее из тигрёнка Солнечным зайчонком стало!

Радуга Дождь прошёл, настало вёдро. В поле радуга повисла. И озёра, словно вёдра, Зацепила коромыслом.

Совсем не тишина Я знаю: под асфальтом Совсем не тишина! Я знаю: под асфальтом Проснулись семена. Пусть им в родное полюшко Сейчас не убежать. Они отыщут Солнышко, Они взорвут асфальт! Ведь головой зелёною Им рисковать дано! У каждого, у каждого Быть Солнышко должно!

Куда комарик улетел? Он затерялся в высоте – В пустой, прозрачной высоте! Я долго вслед ему глядел… И появился самолёт! Откуда в этой пустоте Он появился и растёт, И на огромной высоте По-комариному поёт?! А может, был он комаром? И есть такой аэродром, Где стал он самолётом – С кабиной и пилотом!

Нечаянно Чаинка с чаинкой встретились в чае, Чаинка с чаинкой столкнулись случайно! От их столкновения необычайного Чай мой пролился на скатерть… Нечаянно!

Вера ФЁДОРОВА Ничего нет

В декабре В декабре на ели Гнёзда вьют метели, Чтобы морозята Вывестись успели! = 44 =

Наталия ИЩУК

Нет у лошадки рогов, Нет у коровы клыков, Нет молока у стрекоз, Крылышек нету у коз, Нету копыт у мышей, Нету у мухи ушей, Нету хвоста у ежа, Хобота нет у моржа… Было бы всё у зверей, Было бы им веселей. Грустен сегодня и я, Нет у собаки… Меня!


* * * У Алёнки горе, Чёрное, как море: Вовка баночку чернил На её тетрадь пролил.

Елена ЕВСЕЕВА Прямо Мы с тобой шагаем прямо – Через лужи, через ямы. Мы с тобой шагаем прямо, А штаны – стирает мама…

Про бекрень Подарили Коле шляпу, Только шляпа – велика. Как носить такую шляпу, Если ростом – «два вершка»? Мама сыну говорит: – Ну и вид! Лучше ты её надень Набекрень. Недоумевает Колька – Нет бекрени, Да и только: – Я искал её весь день, Эту самую бекрень. И в серванте, И под шкафом, Даже в тумбочке у папы, Даже в вазе, где сирень… Ох, и хитрая бекрень! Нет ни в поле, Ни в колодце, Ни на грядке у межи… Видно, мне её придётся У Серёжки одолжить!

Дожди (Олегу Григорьеву)

Дожди бывают разные: Прозрачные и грязные, Косые и отвесные, Земные и небесные, Как из ведра и тихие, Весёлые, безликие, Гремящие, звенящие, Живые, настоящие, Грибные и черничные, Смешные и отличные, Дожди бывают разные: По будням и по праздникам, Цветные и бесцветные, Осенние и летние, Блестящие и блёклые… Но все – ужасно мокрые!

У меня в кармане ёж… – У меня в кармане ёж! – Ну и что ж! – У меня в кармане ёж! – Ну и что ж! – У меня в кармане ёж! – Ну и что ж! – Ну и что же – Скажешь тоже! Как из этого кармана Я теперь его достану?!!

Мамин день рождения Что такое день рожденья? – Поздравленья, угощенье, Торт в огнях, в варенье нос И подарков – целый воз! А сегодня, в воскресенье Был у мамы день рожденья. В этот день счастливый папа Дверцу вылечил у шкапа, В кухне лампочку вкрутил И ковёр поколотил. Я ему помог немножко: Мусор выбросил в окошко, Чтобы дальше без затей Вместе с мамой ждать гостей. Вот приходит дядя Петя, Пять гвоздик несёт в букете. Маме дарит он букет, Ну, а мне – кулёк конфет. И приносит тётя Нина Маме вазу, мне – машину, А за нею – тётя Аза: Мне – машину, маме – вазу. А потом пришёл Кирилл С годовалым догом, Что он маме подарил, Я забыл немного… В общем так: подарков – воз, Деревянный паровоз, Две машины, пять утят, В шоколаде мармелад, Разноцветные носки, Тридцать витязей морских, С ними – дядька Черномор И строительный набор! Тёплым вечером весенним Мы встречали день рожденья. Съели гости угощенье И ушли к себе домой. Словом, в это воскресенье Был отличный день рожденья! Только что-то я в сомненье: Был он мамин или – мой?

На макушке – У собаки на макушке – ушки? – Ушки. – А у кошки на макушке – ушки? – Ушки. – А у зайки на макушке – ушки? – Ушки. – А у задиры Мишки, Проказника-мальчишки, На макушке – ушки? – Не-а, шишки! = 45 =


Сергей СМОЛЬЯНИНОВ Часовня В огромном старинном замке У лорда была ЧАСОВНЯ. Он ровно на час в ЧАСОВНЮ Задумчиво заходил… А в детстве была у лорда В старинном замке МИНУТНЯ. И ровно одну минуту В МИНУТНЕ он проводил… Сказал себе лорд: – Пора бы О старости тоже подумать. Свободных часов всё больше И дел неотложных нет… Построю-ка я НЕДЕЛЬНЮ, Потом построю ГОДОВНЮ, Потом, не спеша, СТОЛЕТНЮ И в ней проведу сто лет!

Растительное масло Я случайно догадался, Почему не все растут – Повстречался мне недавно Дядя-лилипут… Он такой же, как и взрослый: Он умён, силён и смел… Жаль, РАСТИТЕЛЬНОГО масла В детстве мало ел! А вчера я встретил дядю – Снизу вверх смотрел, смотрел… Он РАСТИТЕЛЬНОГО масла В детстве ПЕРЕЕЛ!!!

Несъедобный арбуз Мы арбуз хотели съесть, Не раздумывая, ВЕСЬ. Но арбуз не поддавался, Ни в какую не съедался! Мы жевали, Мы хрустели, Половину ели, ели, Целый вечер ели, ели… Еле-еле одолели… Он огромный, вкусный-вкусный… Жаль, что толстый, жаль, что грузный! Всё в арбузе этом есть, Только ВЕСЬ его НЕ СЪЕСТЬ… Распрекрасный… Бесподобный… Да, выходит, НЕСЪЕДОБНЫЙ! = 46 =

Стул Стул стоял в углу. Глупо провинился: Ножкой стол задел И… не извинился. Стул стоял, ворчал: – С кем так не бывает? Вечно этот стол Ноги расставляет!

Прыщ Вылез Прыщ… Я рот открыл: – Вот ещё несчастье! И чуть было не разбил Зеркало на части… Прыщ пищал: – На шее тут У тебя неплохо! Скоро детки подрастут… Я вздыхал и охал. Детским кремом мазать стал – Прыщ затих, обиделся… Я его не замечал, Он со мной не виделся. Вдруг… обратно внутрь полез, Долго уменьшался… А сегодня Прыщ исчез И не попрЫщался!

Игрушка сломалась! ИГРУШКА СЛОМАЛАСЬ!

Нет, это не глюки! Сломались все мысли… Ни ноги, ни руки Не могут найти Никакого занятья! ИГРУШКА СЛОМАЛАСЬ!

Готов зарыдать я… Меня отключили От целого мира! ИГРУШКА СЛОМАЛАСЬ! Притихла квартира… Все ходят, как тени И что-то бормочут… Возьму-ка я книжку… Но книжка не хочет Не только читаться, Но даже раскрыться… ИГРУШКА СЛОМАЛАСЬ!

Нет, это не снится! Глаза даже сладости Не замечают… И рты все сломались – Зевают, зевают… Сломались привычки… Вот это сюрпризы! – А что за игрушка? – Да наш ТЕЛЕВИЗОР!


Происшествие в буфете

Композиторы Как-то в нотах невзначай Прочитал я: танец «Чай». Написал его Чайковский. Ну, конечно же, Чайковский! Не Маршак, Не Маяковский Этот танец написал! Лист – Про листья сочинял… И с травинками Стравинский сочинял… С огнём – Огинский. Ну, А Феликс Мендельсон Очень медленно про сон Сочинял и засыпал, И во сне писал, писал… – А про что писал Прокофьев? – Ну, конечно же, про кофе!

Текущий год Совсем уж неладное что-то Творится в текущем году: Не вышел мороз на работу – Огромные лужи на льду! У граждан все ноги промокли, Каток утонул под водой… Синоптики взяли бинокли – Исследуют облачный слой. А дождик всё пуще и пуще Тем временем с неба идёт… Зачем только словом «текущий» Назвали и месяц, и год? Январь заблудился в тумане – Всё ищет свои холода… В ботинках вода постоянно, Из носа ручьями вода! – И что это всё протекает?.. – Теперь удивляемся мы. В ТЕКУЩЕМ году не бывает Сухой и холодной зимы!

Снежочница Жил в песочнице песок. Прилетел зимой снежок… Где была песочница – Там теперь СНЕЖОЧНИЦА! Я леплю снеговика, Как куличик из песка, Из снежинок-крошек, Беленьких, хороших… Но тепло настало – Снеговик растаял! Где была СНЕЖОЧНИЦА – Там опять песочница…

Как-то раз Кукушкин Коля На полу в буфете школьном, К своему большому счастью, Обнаружил сто рублей. И подумал: «Эту сумму Я скорей в карман засуну!» Взял и сунул со словами: – Кто посеял – дуралей! Вдруг наш физик Глеб Петрович прибежал: – Моих сокровищ, – Сто рублей одной купюрой, Здесь никто не находил? Тишина в буфете школьном… Все уставились на Колю… – Я нашёл, – признался Коля И купюру возвратил. Глеб Петрович прослезился… Долго он с платком возился, Восклицал: «Какой ты честный!», До небес превозносил! Руку жал, в объятьях тискал, И на радостях сосиской, Пирожком, полоской, кексом И бананом угостил. А потом сказал на ушко: – Можешь физику, Кукушкин, Только в виде исключенья, Так и быть уж, прогулять… И ему ответил Коля: – Вот бы Вы в буфете школьном, Тоже в виде исключенья, Потеряли тысяч пять!!!

Батарея и батарейка Батарейка закатилась За большую БАТАРЕЮ, Загремела, закрутилась, Зазвенела, словно гвоздь… БАТАРЕЯ пробудилась, Забурчала, возмутилась: – Это что ещё за грохот? Это что ещё за гость? Отвечала батарейка: – Ты теплом меня согрей-ка! Я – твоя малютка-дочка, Не бурчи ты, будь добра… БАТАРЕЯ удивилась, Извинилась, прослезилась, И теплом своим малютку Согревала до утра…

Мяч Мяч влетел в ворота пулей! Стадион гудит, как улей: – Ух, удар!!! Вот это матч!!! – Ух, синяк…– вздыхает мяч. = 47 =


Укротитель

Олег ЧУПРОВ

Поднял тигр одну из лап И сказал внезапно: «Ап!» Дрессировщик поклонился И… команде подчинился! Услыхав тигриный рык, Он в горящий обруч – прыг! Удивился зритель: «Кто же – укротитель?»

По грибы пошёл Антошка По грибы пошёл Антошка… А в окошко – следом кошка! И мурлычет на бегу: «Подожди! Я помогу!» Но сказал Антошка кошке: «Это что за разговор? Не хочу, чтобы в лукошке Оказался мухомор!» «Ой, Антон, не думай плохо – Разбираюсь я в грибах! И получится жарёха На двоих – ну просто ах!» …А в лесу – тепло и сухо. Ну, такая благодать! Почесала Мурка ухо И легла под кустик спать! ....................... Вот домой идёт Антошка, Он доволен, не ворчит: У него полно лукошко! Из лукошка… Хвост торчит!

Гриб-боровик Смотрите – По лужам идёт напрямик В коричневой курточке Гриб-боровик! Грибы разве ходят – С улыбкой притом? А это Алёшка Идёт под зонтом!

Киноартист Зашёл к Горынычу я в гости: «Сыграем в шахматы, сосед?» А он в ответ: «Сразимся после! Прости, минутки лишней нет!» Набросил плащ, надел кроссовки, Три шляпы сдвинул набекрень! «Снимаюсь я в кино! В массовке! И буду занят целый день! Когда на съёмки приезжаю, Сам режиссёр со мной – на Вы! Ведь я ТОЛПУ изображаю: Лишь у меня – три головы!» = 48 =

Интересное кино Знаю Светку я давно – Месяц с лишним! А сегодня мы в кино С нею вышли… А у кассы он стоит, Этот Мишка, И нахально говорит, Даже слишком! Говорит мне прямиком – Дескать, задний ход! Говорит, с тобой знаком Он почти что год! Говорит, что за себя Не ручается! Интересное кино Получается! Светка, я в тебя влюблён Месяц с лишним! Намекни ему, что он Третий лишний! А она-то, во даёт, Ну и Света! Вдруг с улыбкой подаёт Три билета. Говорит мне прямиком – Так уж вышло! Говорит, пошли втроём, Нет тут лишних! А иначе же конфликт Намечается! Интересное кино Получается! Мы в седьмом ряду сидим, Трое – рядом. Друг на дружку не глядим. Больно надо! Я молчаньем накажу Эту Светку! Я из принципа гляжу На соседку! Настроение в душе Препротивное… А кино идёт уже – Детективное! И с соседкою контакт Намечается… ИНТЕРЕСНОЕ КИНО ПОЛУЧАЕТСЯ!


Одёжки

Гелия МАУРА Туфелька Туфелька туфельке делает знак: – Что-то танцуешь ты нынче не так! Надо кружиться вот так, посмотри – Раз, два, три. Раз, два, три. Раз, два, три. Туфелька туфельке грустно в ответ: - Ах, у меня настроения нет… Ножку подставил мне вредный башмак, Вот почему я танцую не так! Стоит ли, стоит ли так горевать? Может, хотел он с тобой станцевать? Да не сумел и у двери, внизу, Пыльным шнурком вытирает слезу… На озере Какая гладкая вода! Какая тихая минутка! Глядится в зеркало пруда Водой удвоенная утка!

Прогулки таксы Энни Такса по имени Энни Печально стоит у сирени: С утра в зоопарке ходила И видела там Крокодила. Взглянула – заплакала: – Боже… Я на Крокодила похожа! Спасибо, утешил мальчишка хороший: – Не в панцире ты, а в коричневой коже, И пусть тоже ходишь на корточках, Зато очень умная мордочка! Спускается к озеру Энни (С трудом одолела ступени), Увидела – в озере гибко Полощется длинная Рыбка. И Энни сказала: – О Боже! Ни ушек в ней нет и ни ножек, А все-таки что-то тревожит – Ведь чем-то на Таксу похожа… А Рыбка подумала: – Что же? Пусть ушки и ножки, но все же… И Таксе сказала с улыбкой: – В тебе что-то есть и от Рыбки!

«Тишина» Кто колбасы кусок унёс, Едва закрыли двери мы? Неужто мой любимый пёс, Которому поверили?! – Кто съел? – Спросили «тишину». И «тишина» кудлатая Тихонько проползла к окну И нос под креслом спрятала.

Ёж – соседке: «Черепаха! Хороша твоя рубаха. Заберись в неё с ногами И не бойся встреч с врагами…» А она ему в ответ: «Хорошо и ты одет – Для любого случая курточка колючая!»

Звуки На солнце блестит сугроб. Мальчишка за двери – «Хлоп!..» Ступеньки крыльца – «Бух-бух!..» За речкою эхо – «Ух-х…» А в доме из печки – треск… На окнах – сквозь иней – блеск. Часы на стене – «Донн, донн…» Гитара в ответ им – «Звон…» И ждёт, замирая, звук, – Когда же калитка – «Стук!..» И всё превратилось в слух: Вот ковшик в ведёрке – «Плюх!..» И «Пш-ш-ш…» – в сковородке блин… И мать: – Нагулялся, сын?

В пенале Длинноножки-Ручки – Этакие штучки! – Шепчут: – Старый карандаш! Возраст твой тебе не дашь, Даже странно, между прочим – Ты чем старше, тем короче! А он: – Скажите, отчего В вас нету стержня своего? Вы пишете при этом Каким попало цветом! И я вот это не пойму: Я верен цвету своему.

Жевательная резинка Прошу прощения заранее – Я очень странное создание, И всё во мне – сплошная ложь: Со мною чаю не попьёшь; Я пахну, как конфета, Но съесть нельзя при этом; Со мной во рту невнятно слово; Меня жующий схож с коровой (А кто пускает пузыри, – Почаще в зеркало смотри!) В конце же мой печален путь: Меня ПРИЛЕПЯТ где-нибудь…

Злой ластик Я шарю, шарю по листам, Ищу ошибки тут и там, Но мне всего дороже, Когда, помимо чепухи, Могу рисунки и стихи Попутно уничтожить! Пусть скажут люди: – Хоть и мал, И сам строки не написал, Но очень много может!!! = 49 =


Татьяна ЛЕСТЕВА

Про Маню и крота Утро выдалось хмурое, пасмурное; солнца не было видно. Невыспавшаяся Маня не захотела умываться, за завтраком капризничала, потом нагрубила бабушке. Пришлось её наказать. «Маня, – сказала я ей. – Раз ты грубишь бабушке, то я с тобой разговаривать не буду». Это было самое страшное наказание для Мани. Несколько раз она пыталась подойти ко мне с какими-то вопросами, но на всё получала один и тот же ответ: «Я с девочками, которые грубят бабушке, не разговариваю». Мане было очень грустно: в доме не с кем было поговорить. Полдня она слонялась без дела, но, к кому бы она ни подходила, ответ был один и тот же. Мне было её очень жаль, но извиниться перед бабушкой она не хотела. К счастью, вскоре по телевизору должен был начаться мультфильм «Дюймовочка». Я включила телевизор и, обращаясь к бабушке, сказала: «Бабушка, ты не хочешь посмотреть мультфильм про «Дюймовочку»? Она такая вежливая и ласковая девочка! Не то, что наша Маня!». Маня подбежала к телевизору: «Я тоже хочу посмотреть мультик!». «Посмотри, конечно, Маняша, – сказала бабушка. – Может быть, ты тоже станешь доброй девочкой, как Дюймовочка». Маня уселась в кресло и внимательно стала смотреть мультфильм. Мышь, у которой жила Дюймовочка, искала ей жениха. И вот, когда на экране появились женихи, красивые кроты в чёрных фраках и белых манишках, я сказала Мане. « Если ты будешь вести себя так же, как сегодня, то я тоже выдам тебя замуж за крота. У нас в подвале как раз живёт холостой крот». Маня встала и тихо вышла в соседнюю комнату. Время было послеобеденное, уже смеркалось. В соседней комнате на столе у дяди Саши горела настольная лампа. В глубине комнаты стоял диван; там уже было почти темно. Маня забилась в уголок дивана. Всё стихло. И вдруг мы услышали взволнованный голос дяди Саши: «Маня, Маня! Что с тобой? Что случилось?». В комнате вспыхнул свет. Я, стоя в дверях, увидела, что дядя Саша подошёл к дивану. «Я не хочу замуж за крота!» – горько всхлипывала Маня, и крупные слёзы ручьём катились у неё по щекам. = 50 =

Он стал её утешать, говорить, что за крота отдают замуж только плохих девочек, а вежливую девочку крот и сам не возьмёт замуж. Маня извинилась перед бабушкой, та её поцеловала, и инцидент вроде бы завершился. Но страх стать невестой крота остался. «Нет в подвале никаких кротов!» – часто повторяла Маня. Но каждый раз, входя в парадную, она с опаской посматривала на лестницу, ведущую в подвал, и быстро пробегала первый пролёт. На этом взаимоотношения Мани с кротом не закончилась. Однажды, возвратившись с работы, я застала такую сцену. На полу около стола дяди Саши сидела Маня и противным голосом канючила: «Ну, Сашка, ну, дай мне карандашик!». Он протягивал ей какие-то карандаши, но она их не брала. Когда я вошла, он уже начал тоже гавкать ей: «Маня, перестань. Это уже длится полчаса. Иначе я сам схожу за Петром Ивановичем». «Каким Петром Ивановичем?» – не поняла я. «Ну, крота-то зовут Пётр Иванович. Он заходил к нам в гости, когда ты была на работе». Маня притихла на минутку, призадумалась. Но все были дома, и она решила, что крот ей не страшен, и снова продолжила на тех же нотах: «Ну, Сашка, ну, дай карандашик!» Чуть ли не слёзы наворачивались у неё на глаза. Тут уже не выдержала бабушка. «Какой карандаш она хочет?». Надо сказать, что карандаши были страстью дяди Саши. У него всегда была коллекция разнообразных карандашей: всех цветов, различной твёрдости, аккуратно заточенных. В детстве, когда мне требовался какой-нибудь карандаш, он никогда не давал мне новый, а всегда какой-нибудь начатый небольшой карандашик. А в этот день ему подарили карандаш-великан. Этот карандаш был размером чуть поменьше Мани, расписной: с одной стороны он был красный, с другой – синий. Таких карандашей никто из нас ещё не видел. И вот именно его и пожелала Маня. Бабушка не понимала страсти Саши и строго сказала ему: «Отдай карандаш ребёнку. Ты себе другой купишь!». Что делать? Дядя Саша подчинился своей маме. Обхватив карандаш двумя руками, Маня поднялась с пола. Навернувшиеся на глазах слёзы моментально высохли. Победоносно взглянув на дядю Сашу, она сказала ему: «Ты, Сашка, запомни: я своего всегда добиваюсь!». Прошло года два, о кроте как-то больше не вспоминали. Маня уже ходила в садик в подготовительную группу, готовилась в школу. И вот однажды они с мамой приехали на дачу к знакомым. Была ранняя весна. Грядки ещё не заросли травой, но на них через промежутки виднелись небольшие аккуратные кучки земли, как горки. «Что это за горки? Кто у Вас в куличики играл?» – полюбопытствовала Маня. Хозяин дачи огорчённо сказал: «Да это у нас здесь кроты живут, весь участок перекопали!». Маня


побледнела, и прижалась к маме. «Поедем скорей домой!» – прошептала она. Но она была уже большая и показать всем, что она боится крота, ей совсем не хотелось. Она вошла в комнату и до отъезда что-то рисовала и читала, не выходя на улицу. Уже перед самым отъездом хозяин дома позвал её: «Маня, посмотри, кого поймал котик». Маня вышла. Большой кот держал во рту что-то чёрное шелковистое, мохнатое. «Кто это?» – спросила Маня. «Это крот, разбойник, который перекопал нам все грядки!». «Крот? Такой маленький! – Маня радостно засмеялась. – А я его так боялась!». Вот уж действительно у страха глаза велики.

Кукла – Я не хочу спать, я просто полежу и поговорю с тобой, – опять попросила Маня. – Хорошо, полежи спокойно, и давай помолчим, – ответила я ей. Но полежать молча Маня просто не могла. – А когда ты была маленькая, ты играла в куклы? – В куклы? Конечно, играла, но позже. А вот когда была маленькая, не играла. У меня просто не было куклы. – Как не было? – удивилась Маня. – Совсем? – Да, наверное, совсем. Была же война. Вот если хочешь, я тебе расскажу про первую детскую обиду, связанную с куклой. – Ой, расскажи, – обрадовалась Маня. Она готова была слушать всё, что угодно, лишь бы не спать днём. – Хорошо, слушай. Мы жили тогда в эвакуации в глухой деревушке Мазейка в Липецкой области, куда не заглянула война. Отец был на фронте. Жили в школе, где работала мама, а до призыва в армию мой отец в ней был директором. В этот сентябрьский день 1944 года все были в приподнятом, радостном настроении. Ликовала не только наша семья, но и вся школа, и деревня. Из действующей армии вернулся израненным, больным, но живым мой отец. Все радовались. И только я стояла в сторонке молча, обиженная, с надутыми губами, очень грустная. – Таня! Папа приехал! – радостно сказала мне сторожиха, жившая, как и мы, в школе. – Нет, дядя, – не согласилась я с ней.

– Таня, ты посмотри, вспомни, это же твой папа. – Нет, дядя, – упрямо повторила я. – Папа приедет и привезёт мне куклу. А дядя не привёз. Да, обида была нешуточная. В письмах с фронта отец каждый раз писал, что когда кончится война, он вернётся и привезёт брату машинку, а мне красивую, большую куклу. Он выполнил обещание только наполовину: где-то ему удалось купить машинку для брата, а вот с куклой не получилось. И радость от встречи с отцом сменила детская обида. – А ты плакала? Мне тоже было бы обидно, если бы кому-то привезли подарок, а мне нет, – поддержала меня Маня. – Я не помню, плакала я или нет. Но откуда же было знать девочке трёх с половиной лет от роду, что шла война настоящая, жестокая, не кукольная. – А кукла? У тебя её так и не было? – Нет, Маняша, отец выполнил своё обещание. И через пару лет, когда мы уже вернулись домой, привёз мне из Москвы долгожданную куклу. Она была такая красивая! У неё была розовая гуттаперчевая голова с большими васильковыми глазами из-под длинных ресниц, розовые руки и ноги, а вот тельце было мягким на ощупь. Мы с бабушкой сразу сшили ей много новых платьев и шапочек. Какое это было счастье! Первая в жизни кукла, да ещё такая большая! Но, дети войны, играть с ней мы не умели. Да вокруг и были одни мальчишки: старший брат с ватагой его друзей и двоюродный брат – мой ровесник. Мы играли в войну, в партизан, я была санитаркой, лечили раненых в госпиталях. И однажды эти противные мальчишки придумали, что кукла ранена, и нужна операция, чтобы спасти ей жизнь. Кто-то взял нож и распорол моей первой кукле животик. Оттуда посыпались опилки. И от её мягкого тельца осталась только разрезанная тряпочка, из которой безжизненно свисали гуттаперчевые ручки и ножки. Вот тут-то я заплакала! – Ой! Бедная кукла! – погрустнела Маня. – Разочарование мальчишек – продолжила я рассказ, – было полным: такого никто не ожидал. Почему-то куклу не починили, и её короткая жизнь бесславно закончилась где-то в чулане за большим бабушкиным сундуком. – А потом? У тебя были другие куклы? – Потом была мирная жизнь, кукол мне покупали, но запомнилась только первая кукла и первая обида из-за куклы. А ты, Маняша, помнишь свою первую куклу? – Первую? – Маня задумалась. – Нет, не помню. У меня их сейчас… – Она замолчала, как будто пересчитывала своих кукол. – Я пойду сосчитаю. Она встала и побежала пересчитывать своих кукол. Считать она уже умела до ста. = 51 =


Елена ШУСТРЯКОВА Ленивый цвет Вертелась у зеркала девочка Люда: – Я в этот наряд наряжаться не буду… …В коричневом платье Мне хочется спать, В сиреневом – Бабочкой в поле летать, В зелёном – смеяться, В малиновом – петь, В лимонном – картинки В журнале смотреть… Смекнула бабуля: – А в розовом Люда Сметёт со стола И помоет посуду! Бери-ка передник С вишнёвой каймой – Пора научиться Всё делать самой! – Бабуля! Я в платье другое одета! – И что ж?! Ведь оно не ленивого цвета?..

Мама из Мамстердама Мам не встретишь некрасивых, Но моя – прекрасней всех. У неё глаза – как сливы, Самый звонкий в мире смех. Руки – вечная загадка. Всё умеют: вяжут, шьют. Из любого беспорядка Создадут в семье уют. Мама справится со взводом – Всех накормит-напоит. Рану так помажет йодом, Что нисколько не болит. Задаю вопрос я маме: – Где училась ты всему? Шутит мама: – В Мамстердаме… Я же шуток не пойму. Глобус кот мне крутит лапой, Я ищу и тут, и там… Поскорей спрошу у папы, Где тот город – Мамстердам?

Киски Две маленьких, серых, В полосочку киски Учились всерьёз Говорить по-английски. Их дядя, породистый Лондонский кот, В подвале Биг Бена три года живёт. И в письмах нечастых и очень коротких Он слал приглашения бедным сироткам, И ждал через месяц подробный ответ: Приедут они погостить или нет… = 52 =

Расстроились сёстры, влажнеют ресницы… Никак не отправиться им за границу – А в Англии дядя хотя и богат, Не может купить документ для котят. Но старшая киска была оптимистка: – Есть способ один, без особого риска! Не надо искать много денег взаймы – Отправим посылку… а в ней будем мы! Котята купили Посылочный ящик, Сметаны, три банки Сардин настоящих. Постлали на дно Пересушенный мох И взяли в подарок Ошейник от блох. В сарае напротив жил старый Василий, Отправить посылку его попросили. И все сбереженья за долгие годы Отдали ему для почтовых расходов. В дороге котята устать Не успели, Не ссорясь, припасы Тихонечко ели, Дремали под стук Монотонный колёс И в щель подставляли то Ухо, то нос… Когда же к концу Подошёл провиант, Доставлен был ящик на главный Почтамт. А утром вручили посылку на месте: Биг Бен почтальону любому известен. Лишь дядя открыл плоскогубцами крышку, В объятья к нему устремились малышки… Вот радость была для компании всей! Ведь дядя Маркиз обожает гостей! Неделю как в сказке прожили сестрички: Из Темзы лакали речную водичку, С утра отправлялись на разные стрит, Чтоб к ужину вновь нагулять аппетит. Везде побывали, а Лондон – велик! Им так пригодился английский язык! Вернувшись домой В модных платьицах узких, Сестрёнки теперь изучают французский! Их родственник дальний, кузен Де ля Риж Прислал приглашенье Приехать в Париж. Посылочный ящик, Увы, не карета, Но способ дешёвый Проехать по свету. И даже в Китае Теперь, говорят, Встречали туристы Двух милых котят! Мяукали с лёгкостью Умные киски Кому – по-французски, Кому – по-английски.


Обыкновенный концерт

Наталия ПОНОМАРЕНКО

Папа пел, сестра плясала, Сказку бабушка читала, Дед стучал клюкою об пол, Старший брат в ладоши хлопал; Мама польку танцевала, Тётя громко подпевала; Попугай прижался к клетке, Птицы замерли на ветке…

Аллегро аллергии Ох, спасите, помогите – Аллергия у меня! Без диеты, без таблеток Не могу прожить и дня! Что за участь у больного! Ну почти на всё запрет – Ни мучного, ни мясного, Ни картошки, ни котлет! Не давайте мне селедки, Помидор – не предлагать! Супу – даже из-под плетки Не начну его хлебать. Не на шутку мир встревожен: – Что же ты положишь в рот? Аллергии нет – на что же? – На конфеты и на торт!

Загадки-обманки * * * Это овощ, красный, сочный. В кетчуп он годится точно. Но не нужен для окрошки. Называется… (родимоп)

Все не сводят взглядов с Маши – И она… доела кашу!

Ваня на диване Ваня, лежа на диване, Говорил сестренке Тане: – Если только захочу – Всё мне будет по плечу! Вот сейчас с дивана встану, Выпью чаю, лягу в ванну... И – на поле, к футболистам. Или, может, к хоккеистам. У меня такой удар – Не удар, а божий дар! Много силы есть в руках: Штанга – раз! – и в облаках! У меня такие ноги – Одолеют все дороги! Я не бегаю – летаю, Далеко ядро метаю, Или, может быть, мечу?.. Всё мне в жизни по плечу!

* * * Этот белый порошок В чашку положи, дружок! У него такая роль – Станет сладко. Это… (рахас) * * * Кошкам дальний родич он – Полосатый дикий… (ргит)

Долго слушала Татьяна Речи Ванины с дивана. Головою покачала, Отвечает: – Для начала Ты б набрался сил, Иван, И покинул свой диван!

сМышная песенка Весёлые мышки, Немножко трусишки, Стащили по корке, И спрятались в норке. Но как-то однажды Решили: пусть каждый Взберётся повыше, – На самую крышу! И вот уже мыши Плясали на крыше И верили: кот Их там не найдёт. Как жаль, Что наивные мыши Ни разу, Ни разу не слышали, Что эти Противные злые коты – Увы! – Не боятся совсем высоты...

Вот так! Я не буду мыть посуду, Выносить ведро не буду, Пыль на полках вытирать И игрушки убирать. Даже книжки и тетрадки – Я оставлю в беспорядке. И на улице сейчас Проведу в безделье час! Ошибаетесь, друзья, Что наказан буду я! Может быть, и очень даже, Мама мне тихонько скажет: – Я сегодня так устала, Поспала – и легче стало. Вот спасибо: целый час Тишина была у нас! = 53 =


Елена СУЛАНГА Завтрак В синей вазе стоит Цветок на столе Розовый. Мама чай налила И плюшки несёт С сахаром. Я сижу за столом И левой ногой Дрыгаю, А на стенке часы Тихонечко так Тикают. И на стенке на той Картинка висит Странная:

Сквозняк

Море розовое И синий корабль С парусом. Я в картинку шагнул – И сразу ушел Под воду. И не страшно ничуть, Да только вот плыть Некуда. Слышу, мама кричит, Мол, ешь, не зевай, Витенька! Кинул мне капитан Спасательный круг Вовремя… Мы поплыли вперёд Навстречу ветрам Яростным, И на том корабле Я буду теперь Юнгою. Вдруг на море возник Огромный корабль С пушками, Сто пиратов на нём… Куда ж нам теперь Спрятаться? Но сказал капитан, Мол, этот корабль – Сказочный, И пираты на нём Не слишком-то уж Страшные, И что главный пират Когда-то учил Физику, = 54 =

И, вообще, там у них, На том корабле – Фокусы. В общем, в гости позвал Ученый пират – К завтраку, А на завтрак у них – Три плюшки и чай С сахаром. В синей вазе стоит Цветок на столе Розовый, А на стенке часы Тихонечко так Тикают. И на стенке на той Картинка висит… Я не белка, не хомяк, Я зловреднейший Сквозняк! Не большой, не страшный Ветерок домашний. Сквозь меня проходит всякий: Сквозь меня проходят яки, И жуки, и индюки, И клыки, и кулаки. Так, выходит, будто нету Сквозняка на свете этом? Получается, что я – Чья-то там иллюзия?? Вот когда чихать начнут Люди несерьёзные, Вот тогда-то и поймут, Что у них давно живут Сквозняки гриппозные! У меня четыре глаза, Три сосульки на носу. Я вползаю к вам не сразу, Ну а если заползу, Будете страдать вы, Ляжете в кровать вы. На дворе осенний холод, Эх, погодка хороша! Вот теперь пора и в школу, Три таблетки, два укола!.. …Пролетаю не спеша Мимо Кати, мимо Гоши, Мимо Пети с Лидою. Ух, какой я нехороший, Сам себе завидую! Мимо полочек, картин… Объявляйте карантин! Только Вова Первяков Не боится сквозняков. Только Саша Иванов Не садится под окно.


Дети закалённые, Целеустремлённые!

Татьяна ЕГОРОВА

Я на всех на вас подул, Много и не надо вам. Ну! Хоть бы кто-нибудь чихнул, Дедушку порадовал! Я теперь страдаю сам, Ох, как мне не весело! Расползаюсь по углам Тёмно-бурой плесенью. Ну а весь четвёртый класс Надо мной смеётся! Улечу-ка я сейчас Прямо на болотце!

О меньших братьях Бог создал мир разнообразный; Растенья и животных разных: Медведей, зайцев и волков, Букашек малых и слонов, Стрекоз и бабочек нарядных, И крокодилов кровожадных, Безмолвных рыбок, звонких птах, Оленей, тигров, черепах – Всех принял Он в Свои объятья: И нас, и меньших наших братьев.

Святки Вечер. Кончаются святки. Улица наша пуста, Дети допели колядки, Славя Рожденье Христа. К Богу душой пламенея, Станем духовно сильней. Будет молитва длиннее, Трапеза наша скромней. И, зажигая лампадки, Славя Крещенье Христа, Скажем, что минули святки. Близится время поста.

Дверь захлопнулась. Пока! Вот и нету сквозняка. Я повею, покружусь, Спрячусь под осиною. Я навеки подружусь С мухою лосиною. А потом пройдусь пешком По лесной дорожке. Где-то манит огоньком Домик бабки Ёжки. Бабка чистит дымоход, Уши в чёрной саже… Ну! Может, хоть она чихнет, Старичка уважит?..

Кубик Горько жаловался Кубик: – Ну, никто меня не любит! Нет ушей, хвоста и брюшка – Я не Мышка, я не Хрюшка. Нет копыт, иголок, рожек – Я не Козлик, я не Ёжик, Я не кукла ватная… И лицо квадратное.

Дракон Раз на мамин на балкон Прилетел большой Дракон. Для Дракона нет закона, Вот и ходит по балконам! Хочет – ходит босиком, Хочет – лупит молотком, Хочет – прыгает как кошка, Хочет – может кувырком. Быть Драконом нелегко: Он летает высоко! Сорок вёдер простокваши, Семь тарелок манной каши, Два бидона с молоком Я поставлю на балкон. А на подоконнике – Миску для Драконихи.

Олег РУМЯНЦЕВ Что у «телека» сидеть?! Кто пиликает на скрипке, Кто дудит в трубу, как в дудку, Кто бренчит на балалайке – Музыкантом может стать. Кто на домре и гармошке Песни разные играет – Тот, наверно, очень любит В клубе петь и танцевать. Кто в театры и музеи В месяц раз хотя бы ходит – Тот не будет одиноким, Он найдёт себе друзей. Тот, кто любит песни, танцы, Тот, кто ходит на концерты, Тот, конечно, не скучает, И живёт тот веселей.

Маргарита ЯРКОВА Новые ботинки Принесли Маринке Новые ботинки, Красные, блестящие – Чудо настоящее! – Не пойду в них в снег, Сберегу к весне. – Не пойду и в дождь – Промочу насквозь. – Обновишь их летом? – Нет, – она в ответ нам. – К летней речке на лугу Босиком я побегу! = 55 =


Борис ШАТОВ

Месяц (сказка) Витеньке Шатову

Упал месяц. Жёлто взглянул на мир и опрокинулся в озёра и реки. Уставился на небо пятилетний карапуз, удивлённо поковырял пальцем в носу и пошёл искать его в луже. Долго шлёпал по грязи пухлыми ножонками. Ничего не нашёл и снова посмотрел на небо. Спать. Пора спать. Белая рубашонка его исчезла в глубине двора. Упал месяц. Старик сидит на лавке. Слушает, о чём разговаривают комары. – «Дзз, дзз,.. месяц упал, – беспокоятся они, – дзз…» И не догадываются, что понимают их, а старик слушает. Его седина хранит всякие мысли. Упал месяц. Посмотрел старик на небо и небо растворилось в его очах. Утонул месяц и ярким огоньком светится в зрачке. Старик думает. На крыльце судачат бабы. Они и не заметили, месяц упал. Лишь старик да карапуз знают об этом. Но сладко посапывает малыш, раскинув ручонки. Снится ему: нашёл он месяц. В бочке прятался. Пошёл дождь, и капли воды мелкими брызгами рассыпались на его боках. Засмеялся карапуз. Вытащил месяц из бочки и крепко прижал к животу. Пошёл по радуге. Есть такая радуга. Ночная. Только малыши во сне видят её. И ткут ту радугу звёзды. Посмотрел старик вверх, и вылетел из глаз его огонёк и, мигая, стал карабкаться по радуге. Несёт малыш месяц, высоко залез. Поглядел вокруг и подцепил его к облаку. «Нашёлся! Нашёлся! – обрадовались комары. Подлетел комариный царь к старику и заглянул ему в очи. А старик закрыл глаза, в себя смотрит. Не велел комариный царь старика трогать. Полетели дальше. Улыбнулся малыш и перевернулся на другой бок. Нашёлся! Месяц нашёлся! Зорька, девица красная – сестра месяца. Всю ночь ищет она брата. Плачет. И слёзы её росой поблёскивают на белой бороде старика. Жалко стало комариному царю Зореньку. – Нашёлся, месяц нашёлся!» – пропищал он. Обрадовалась Зоренька, зарделась от радости. И окрасила румянцем полнеба. – «Ах, Месяц, Месяц, где же ты пропадаешь? Старший брат сердится». = 56 =

Вздрогнул старик, открыл глаза. Вылетела одинокая звёздочка и растаяла в небе. Слушает старик. Понятно ему, о чём говорит Зоренька, и жалко Месяца. Ничего не сказал он, только подумал. Но услышала Зоренька. И затихла. Бесшумно собрала звёзды и спрятала их до будущей ночи. А Месяцу разрешила погулять немного. Но бледнеет Месяц. Спать, спать хочет. А вон и брат старший, Солнышко, поднимается. Пора. Приподнялся над горой и потягивается. Быстро-быстро побежали лучи. В любую щёлку заберутся. Старик смотрит. Знает он, погневается Солнышко и простит брата. Всё знает старик. И его помнит Солнышко. Каждое утро видит оно старика. И привыкло к нему. Глядит вниз, а старик на окошко показывает. Выбрало Солнце весёлый и ласковый лучик и заглянуло в комнату. Улыбнулся карапуз, открыл глазёнки. Ловит, ловит лучик, а тот не сдаётся. – «Вставай, вставай! – говорит он малышу, – посмотри, какое утро, сколько лучей! И все они – для тебя». Сполз малыш на пол и побежал к деду. Взглянул на него дед и улыбнулся. «Встал, встал!» – защебетала птаха и выпорхнула из гнезда. «Спасибо!» – говорит старик Солнышку. – И тебе спасибо! – отвечает оно. Оба они старые и мудрые. И оба радуются малышу. А малыш сидит на коленях у деда. Трётся щекой о его белую бороду и звонко смеётся. Щекотно.

Светлана ЛИЗУНОВА

Динозавры Динозавры снятся мне В мезозойской старине: Цератопсы громко топают, Диплодоки травку лопают, Птеродактили летают, Ихтиозавры вглубь ныряют. Вот тиранозавр крадётся, Для него еда найдётся: Много маленьких рептилий Без имён и без фамилий. А для хищника – обед. Были ящерки – и нет! Мощный игуанодон Прерывает юрский сон. Гладит папиной рукой: – Просыпайся, мальчик мой!


Елена ДЮК

Людмила ФАДЕЕВА

Моей собаке

«Отдохнули»

Мой верный друг, Мой славный пёс, Засунет вдруг Свой чёрный нос В ботинок папин, В пылесос, И в таз, и в сумку Сунет нос. Потом под стул, Под стол и в шкаф. Откликнись, косточка! Гав!!! Гав!!!

Шерлок Холмс и доктор Ватсон – Послушайте, Ватсон, Пора расставаться. Встречаемся завтра в 15 часов. Вам следует, Ватсон, Загримироваться: Опасно для жизни Ходить без усов. – Послушайте, Холмс, Я иду отмываться. От Ваших затей Никакого житья! И завтра, в 15, Чур, Вовка, ты – Ватсон. А Шерлоком Холмсом Теперь буду я!

Зависть Он к пятёрочкам привык: Русский – «5», и пение. Мне всегда его дневник Портит настроение. В математике он – ас, И в литературе. Дал бы в глаз, но у него «5» по физкультуре!

Чувство юмора Я толкнул Петрову Людку – Только в шутку! И когда окно разбил – Я шутил! Я, шутя, затеял драку. В класс, шутя, привёл собаку. Почему же – вот вопрос – Двойки ставят мне всерьёз? Видно, наша Ольга Юрьевна Не имеет чувства юмора!

Мокрые волосы, встрёпанный вид, Капелька пота по шее бежит… Может быть, Стасик, и Рома, и Сеня Всю перемену ныряли в бассейне? Или на них, на несчастных, пахали? Или их в пасть крокодилам пихали? Нет! В перемену они ОТДЫХАЛИ!

О чём вороны мечтают? Скажите, О чём непрерывно мечтают Вороны, Что около школы летают? Читать научиться? Писать научиться? Красиво в спортзале На кольцах крутиться? НЕТ! Шуметь в перемену? Играть и смеяться? А может быть, В школьной столовой питаться? НЕТ!

Вороны, Что около школы летают, О том каждый день с нетерпеньем мечтают, О чём их прабабушки тоже мечтали: Вороны мечтают, Чтоб их СОСЧИТАЛИ!

Поведение Я весь урок сидела без движенья И получила «пять» за поведенье. А кто сидел с движеньем, Те – «четыре». А те, кто дрался, «Тройки» получили. А Жене «Два» поставили в дневник, Хоть он у нас хороший ученик. Но весь урок смеялся этот Женя Над тем, как я сидела без движенья.

Серёжа с поднятой рукой Серёжа руку поднимает. Он всё на свете понимает! Гляжу: красивый он такой, Сережа с поднятой рукой. И тоже руку поднимаю, Хоть ничего не понимаю. = 57 =


Мария БОРИСОВА

Конь

За шахматной доской *** Мудрецами были предки: Шестьдесят четыре клетки, Чёрно-белая доска, За доской два игрока. Просто? В чем тогда секрет? Игр, подобных этой – нет. Тот, кто в шахматы влюбился, Тот как будто с ними слился, Преломив в игре, как в призме, Мыслей строй и образ жизни. Мы в России поимённо Знаем наших чемпионов, Зачарованы игрою, Вспомним про её героев.

Пешки Бой, ни минуты не промешкав, Обычно начинают пешки. В войне на шахматных полях Они – пехота короля. Не им решать исход сраженья, Они медлительны в движеньях, Ведь пешки, совершая ход, На клетку движутся вперёд, Лишь с места делая бросок На две, а бьют – наискосок. Назад пехоте нет пути, Она должна вперед идти. Конечно, пешки – не фигуры, Но ими ты не жертвуй сдуру. Ты так сумей распорядиться, Чтоб хоть одна смогла пробиться, Ведь, если пешке повезёт, Она становится ферзём, А ферзь – воистину фигура, И движется другим аллюром!

Ладья Тура, она же и ладья, Слона сильнее и коня. Чтобы казаться пешкам страшной, Она имеет форму башни. Стремительно вступая в бой, И бьёт, и ходит по прямой, И в этом на слона похожа. Но направленье выбрать может – Горизонталь и вертикаль, Путь перед ней и вширь, и вдаль. Ее достоинства цените, Она в атаке и в защите, Всегда, и в светлый час, и в чёрный, Боец умелый и упорный, Ладье не занимать сноровки. А при манёвре рокировки, Щита отводится ей роль – За ней скрывается король. Строй шахматных фигур, друзья, Представить без ладьи нельзя. = 58 =

Конь – интересная фигура, Порою склонен к авантюрам. Он по природе – конь, а значит, По шахматной доске он скачет. Через фигуры прыгать может – Коня барьеры не тревожат, Аллюрам не обучен разным, Он скачет только Г-образно. Что белый конь, что вороной, Он делает прыжок двойной, В двух векторах – четыре клетки, Он бьёт недалеко, но метко. Все слышали про "ход конём" – Так это именно о нём.

Слон Слон ходит по диагонали, Причём весьма оригинально. Здесь есть особенность одна: У игрока ведь два слона, Из двух слонов, столь схожих в целом, Один по клеткам ходит белым, Другой – по чёрным клеткам ходит. Как слон тропу свою находит? Здесь всё решает не удача, А клетки цвет, с которой начал. Слон быстро ходит, мощно бьёт, Врагу пощады не даёт. Вслед за пехотой, сил полны, В бой устремляются слоны. Однако помните: во-первых, Нужна свобода для маневра, А во-вторых, слоновью прыть Неплохо чем-то подкрепить, Тут много разных комбинаций, И с ходу в них не разобраться.

Ферзь Вот ферзь, иначе – королева, Весьма воинственная дева, Опора трона и защита, Все перед ней пути открыты. По правилам игры она Ладьи сильнее, и слона, И может, как они, ходить, Её непросто победить. Ход по любой диагонали, Горизонтали, вертикали, Ну, словом, по любой прямой Доступен только ей одной. Все может королева, но Скакать, как конь, ей не дано. В атаке правый фланг и левый Возглавить может королева, Трепещут перед ней враги – Она маневренней других, А потому никак нельзя Терять бессмысленно ферзя. Лишь рассчитав всё наперёд, Ты королевой делай ход.


Король

Феликс ЛУКНИЦКИЙ

Король, а по-персидски шах, Стоит, в сраженье не спеша. Игры закон, судьбы каприз, Он, повелитель – главный приз. Он наблюдает за сраженьем, Но, если «пахнет» пораженьем, Судьба на стороне врага, Тогда он пустится в бега. Король, однако, может ловко Поправить дело рокировкой, Эффектный ход: как за горой, Укрыться за ладьёй – турой. Своих защитников лишён, Метаться начинает он, Не вынет шпагу он из ножен, В атаку повести не сможет. Но у него такая роль, Ведь он лишь шахматный король. А ты исполни роль свою, "Шах" объявляя королю.

Встреча в лесу Грибы встречались мне нечасто, А все прошедшие дожди К ним оказались непричастны, И – сухо, в лес – хоть не ходи. Шараду “Где ж грибы ? ” решая, Перемещаясь не спеша, Вокруг с надеждой взглядом шаря, – Я вдруг увидел серый шар! Матёрый ёж, свернувшись шаром, Уткнулся в выемку во пне, На прелых листьях возвышаясь, Лишь в двух шагах – спиной ко мне. Стою недвижно, осторожен, С ежом дистанцию держа. И впрямь: ни головы, ни ножек, Как в детской сказке про Ежа.

Дебют Тот не потратит зря минуты, Кто знает назубок дебюты. Потом в эндшпиле, может статься, Минуты эти пригодятся: Непросто сделать верный ход, Когда тебе грозит цейтнот.

…В глухой защите. Лишь иголки – Со всех сторон, наперевес. Трещать валежником – что толку, Ежу я уступаю лес. И отойдя, на всякий случай, Я издали взглянул на “шар”. Но встрепенулся шар колючий И торопливо убежал.

Дождик Дождик вдруг заморосил, Но потом набрался сил И пошел, и пошел – Превратился в дождь большой. Надо мною зонт, как крыша, Не стучи так дождь, я слышу, Прояснится горизонт – Вот тогда закрою зонт.

Снег За ночь снег на землю лёг Слоем небывалым, Застилая грязь дорог Белым покрывалом. Снег пушистый, словно мех, Пни стоят в папахах. И искрится пышный снег На еловых лапах. В белый праздничный наряд Снег одел рябину, Словно бусины горят Ягоды-рубины, А на ветках снегири – Дети снега и зари.

* * * Остров пуст, и – ни гриба! Ни дождя всё лето… Невесёлая судьба – Наблюдать всё это. – Одолжить бы где дождя, Хоть недели на две, – Рассуждаю я, бродя По сухой канаве. Здесь всегда после дождей – Юные маслята Выбегали посмотреть На старшого брата. …А на острове Бали, – Говорят, дождливо. Поделиться бы могли, Было б справедливо. Ну, а мы бы на Бали – Сыроежки развели, И кормили б их народ – Круглый год. = 59 =


Тихон

Елена ЧЕЧУШКОВА На огороде Поставили в огороде чучело. Одели его в красную куртку, на голову ведро и старый яркий платок с цветами. Смотрится чучело – всем нравится. Поставили его, чтобы птиц от клубники отгонять. А что вышло: облепили чучело птицы – воробьи, синицы, даже стрижей видели. Чучело против птиц поставили, а у них тут совещательный центр, сидят и чирикают, щебечут – дела свои птичьи обсуждают: как им бороться с обнаглевшим человеком.

Колодец В нашей деревне воду берут теперь из колонок. Колодцев стало в деревне мало, заилились они да засохли. Но вот что удивительно, колодец рядом с церковью стоит давно и вода в нём чистая, светлая. Приходят в церковь люди в праздники. Церковь не починили, а собираются люди только по праздникам. Приходят из рядом стоящих деревень, все пьют воду из колодца, и нахвалиться не могут. Вкусная, чистая водица. Вот какие дела на белом свете!

Сосна В нашем лесу много красивых сосен, но одна сосна особенно меня радовала: стройная, высокая, молодая. Смотреть на неё было очень радостно. И птицы любили её, особенно красавец дятел. С утра до вечера раздавался его стук. Сосна любила жизнь и думала, что будет жить вечно. Но пришли лесорубы и спилили сосну. Горе, горе…

Как я заблудилась Я пошла в лес, набрать немного черники Викуше на полдник. Шла меж кустиков по мху. Ягодка, ещё ягодка – и не заметила, как заблудилась. «Ой, не туда иду», – поняла я. Назад, назад надо быстрее к Викуше, а то испугается малышка. Бегу, ищу свою тропинку знакомую. И, о ужас! – лось-великан передо мной стоит и смотрит на меня, слегка нагнув свою красивую голову с ветвистыми рогами. Он на меня смотрит, а я на него. Лось постоял ещё немного, фыркнул и медленно, важно пошёл своей дорогой. А я сразу на свою тропинку пошла, и быстрее, быстрее к внученьке побежала. = 60 =

Когда я работала с детьми в «Солнечном», мы познакомились с вороном и назвали его Тихон. Он быстро привык к этому имени и стал на него отзываться. Приучили его приходить к нам на завтрак, обед и ужин. Он так чётко являлся, что по нему можно было сверять часы. Дети садятся за завтрак, он тут как тут. Стучит клювом в окошко наше. Как бы говоря: «Я здесь, я пришёл». Точно так же прилетал к обеду и к ужину. Поест и кивает головой, что означало: «Спасибо, я сыт». Но однажды Тихон набедокурил так, что девчонки даже расплакались. На деревьях жили белочки, и у них появились бельчата, маленькие, хорошенькие, как все малыши. И Тихон на глазах детей заклевал бельчонка и съел. Мы были так расстроены его поступком, что решили Тихона наказать. «Не приходи больше к нам, раз ты такой…» Он как будто понял, что его ругают. Сидел с опущенной головой и водил по сторонам своими умными глазами. Три дня он не появлялся, и, признаться честно, нам было очень грустно – чегото не хватало. На четвёртый день Тихон появился, тихо-тихо постучал в окно клювом и опустил голову, словно хотел сказать: «Простите меня, я больше не буду так делать, простите, пожалуйста». Мы с ребятами решили его простить. Он повеселел, закивал головой, как будто бы понял нас. Утром он был точно в своё время. Вот такого Тихона мы знали и любили.

Подснежник Я вижу: у лесной межи, Где дружно в норке спят ежи, Подснежник – крохотный цветок, Свой нежный выбросил росток. Кругом ещё зима была, И вся земля была бела, И лишь одна проталинка Под той берёзкой маленькой. Подснежник вдруг смутился, Решил: «Поторопился?!» Но, поглядев по сторонам, Он подмигнул лукаво нам: – В лесу растут проталинки. Пора: снимайте валенки!

Поварихи На кухне у жаркой плиты повара,

Как будто снежинки, кружатся с утра. И солнышко дивное, как колобок, Им парит и шею, и спину, и бок. Над вкусной плитою с борщами, с супами, Где пар поднимается к небу клубами, Снежинками вы, поварихи, порхайте! Но только не тайте, не тайте, не тайте…


Осенний дождь

Качели Я привяжу качели На дереве в саду. Качели, эй, качели! Я с вас не упаду?

Скребётся лапой дождь в окошко, как будто он не дождь, а кошка.

Про хвост

Качели закачались, Качели понеслись, На них я, словно птица, Лечу то вверх, то вниз!

Волк отгрыз у зайца хвост и умчался… Вот прохвост!

Земля мелькает где-то. С земли нас не достать… Ах, как прекрасно это: Летать! Летать! Летать!

Марс обитаем Допустим, ребята, что Марс обитаем. Мы сядем в ракету и к Марсу слетаем. Пусть там всё не так, как у нас, я не спорю. Пусть бегают в воздухе, скачут по морю! Гипотезу я принимаю любую: зелёное солнце, траву голубую! Но если в расцвете там мысли сиянье, так значит, похожи на нас марсиане!

Зима Зима укладывает землю спать И рыхлым снегом укрывает. Как будто ласковая мать Дитя родное пеленает. И вьюге-бабушке велит, Чтоб внученьки её, метели, Успели землю побелить И колыбельную ей спели. Как много у зимы хлопот, И всё успеть должна до срока. И полон дом её забот, О том трещит в лесу сорока.

Мастер Стоит табуретка Совсем настоящая. Лаком покрыта Поверхность блестящая. Сверкает на солнце – Больно глазам! И даже не верится, Даже не верится, Что сделал её На уроке я сам. Сестрёнкиной кукле Я сделал кроватку. Трудился весь вечер, Вспотел и устал. А мама хвалила И мне говорила: – Сыночек, Да ты у нас мастером стал!

Велогонка Отойдите-ка в сторонку! Начинаем велогонку! Догоняй-ка, поспеши! Друг за дружкою вдогонку Покатили малыши. А Андрей от всех отстал, Неужели он устал? Он устал, конечно, малость, Да к тому же, на беду, У него педаль сломалась, Подвела на всём ходу. Но Андрей не поддаётся: Десять метров остаётся! Всё Андрею нипочём, Пусть педаль не сдвинешь! – Взял он велик на плечо И бегом на финиш!

Русский язык Я думаю о нашем родном языке. Язык – это и мать, и отец, и весь мир, который вокруг меня. Как можно говорить, что будто бы он умирает и отживает свой век?! Русский язык никогда не сможет умереть! Он может заболеть, он болеет, но умереть – нет, не может! Он прекрасен и могуч, и он – сама жизнь. И пусть больше никто не говорит, что он умирает. Он живёт.

Книга Я сейчас много читаю. Среди чтения останавливаюсь, задумываюсь, чуть досадую на себя. Из-за напечатанных строк вырисовываются другие, посторонние, воображаемые – мои. В это лето пишу маленькие новеллы. Вроде бы что-то выходит, что-то получается. Не сидеть без дела, не бездействовать, главное – творить! Стараюсь. = 61 =


Воскресенье

Ирина ТАЛУНТИС

День сегодня – лучший самый, Довелось попозже встать. Дома – папа, дома – мама, Мы втроём идём гулять.

Мухомор У дороги лесной – ель. Меж корней у неё – гриб. Мухомор – не моя цель. Я ногою его сшиб. Рядом холмик, на нём – мох. Может, спрятан в лесу клад?! Я – по камню ногой – «ох!» Мухомор от души рад.

На деревьях – гнёзда грачьи, Дождик смыл остатки сна, Воздух чистый и прозрачный – Настоящая весна! Сквер на площади Манежной, Замок Павла, Летний сад… Шёпот юных листьев нежен, Строг чугун резных оград.

Самолётик Задумчив, молчаливо чист Был безупречно белый лист. Но, сделав самолёт, рука Его послала в облака.

Вдоль по Троицкому мосту Мы проходим не спеша, Заячий всплывает остров. Это – города душа!

Он полетел, что было сил, Домой вернуться не спешил. Ведь там потом скорей всего Сочли бы мусором его.

Это – точка отправная Многолетнего пути. От невзгод нас охраняя, Ангел золотой летит.

Он видел Землю с высоты: Глазами хлопали цветы, И люди думали: вот-вот На землю сядет самолёт. Но он с воздушною волной Летел упрямо над страной. Луч солнца помогал вести Дневник подробный на пути,

В крепость вход, Как сквозь забрало, Смотрит, грозен и суров… Здесь экскурсии начало И конец моих стихов.

Загадка Хвостатый рыжий мячик По веткам резво скачет, Орешки запасает… Его все дети знают.

А дождик – вредный зубоскал – Упорно записи стирал. Вот, обогнув весь шар земной, Скиталец сел передо мной. Виднелись на крыле едва Водой не смытые слова: «Задумчив, молчаливо чист Был безупречно белый лист…»

Мухомор В лесу осеннем мухомор По утренней росе Вознёсся гордой головой Во всей своей красе.

(аклеб)

Загадка По песку корабль идёт, Грузы и людей везёт. Воды попьёт по случаю, Поест траву колючую – И других не нужно блюд Потому, что он … (дюлбрев)

Загадка На рыб больших похожи, И на торпеды тоже. В глубины вод ныряют, Над волнами взлетают, Дугою выгнув спины. Как их зовут? … (ынифьлед)

Жабо в брюссельских кружевах И шапочка в горох… Он ни к кому не приставал – Ведь не чертополох. С ним не хотел дружить слизняк, Плевались червяки, И обходили стороной Красавца грибники. Лесная мышка, писк издав, Скрывалась вмиг в кустах. Ох, сила страшная , видать, Такая красота! = 62 =

Загадка Зацепившись за карниз, Головой повиснув вниз, Как под кожаным плащом, Спит, и всё ей нипочём. (ьшым яачутел)


Татьяна РЕМЕРОВА Метель Метель снежинками вязала Всё утро пуховой платок И по-хозяйски укрывала Им городок. За белой пеленой терялись Машины, люди и дома. Так мир преобразить Старалась зима. Едва прочистили дорогу – Метель засыпала опять, И притаившись у порога, Зовёт гулять. Мечтает заманить в сугробы, Залезть снежком за воротник, Затихнуть, затаиться, чтобы – Осыпать вмиг

Ударение Читал я вслух: «Там ветер стонет, А колокол печально звонит…» – Не звонит колокол – звонит, В сердцах учитель говорит, – Всё!!! Кончилось моё терпенье! И если то же ударенье Услышу завтра я опять – Тебя придётся наказать! Весь вечер мама мне бубнит: «Звонковый, звонница, звоночек, Звонарь, звонок, звоню, звонит…» Я сплю уже, мне скучно очень… И снятся в небе купола, Гудят, поют колокола… Звонит будильник у кровати, Опять он не даёт поспать мне. Но у него довольный вид, Ведь он не звонит, а звонит! Весь день в ушах моих трезвон, Звонят мобильники повсюду, То позвонит сестра, то другу Звоню я сам, а после он. Звонит звонок на переменку, И может, позвонит вдруг Ленка! Пятёрку ставят мне в дневник, Ведь в ударение я вник!

Мыши Сидели на крыше две мыши. А выше сияла луна. И сказала одна: «А небо без дна! Без дна, без конца, без начала. А ты это знала? Ты знала, что маленьких звёздочек свет Доходит до нас через тысячи лет? Другая ответила: «Нет! На небе не звёзды, А множество дыр, И там не Луна, а на ниточке сыр».

Мойдодыр-2 «…Одеяло убежало…» К. Чуковский «Мойдодыр»

Поправляю одеяло. Одеяло заворчало, Стало дёргаться, скакать И, свалилось под кровать. «Что такое? Что случилось?» Одеяло вдруг взбесилось, И свалившись под кровать, Собирается удрать. Скоро понял – нет чудес, Кот в пододеяльник влез, В уголке тихонько спал, Я беднягу испугал. Кот рванулся наутёк, Только выбраться не смог. Он метался и мяукал, Я ему просунул руку, Чтобы глупого поймать, Кот царапнул – и бежать. Где-то прячется теперь Наш когтистый серый зверь. Веселилась вся квартира, Вспоминая «Мойдодыра»!

Тени Мы стоим, а наши тени На ступенях разлеглись, Растянулись в сладкой лени, Беззаботно смотрят ввысь. Налетели облака, Тени дрогнули: «Пока!» И исчезли без следа. Но куда? Вдруг сказал хитрющий Женя Маленькой сестрёнке Лене: «Не бывает без следа. Ерунда! Посмотри-ка под ступени Может, там укрылись тени, Или, может, ветерок Утащил их в уголок?» И пока она искала, Солнце снова засверкало. Глядь, за ней крадётся тень. Прыг – и села на ступень.

Чучело В огороде чучело Бедных птичек мучило, С веток прогоняя рукавом плаща, В колотушку стукало, да ещё мяукало, Птички улетали, трепеща. Что это за чучело, Шляпу нахлобучило, И клубникой спелой набивает рот? Это Васька Тяпкин Нарядился в тряпки И спасает бабушкин огород. = 63 =


Мария СВИДЕРСКАЯ

Ты всегда со мной… Хочу рассказать вам о своей любимице, которая неожиданно появилась, делила со мной все радости и огорчения и вдруг исчезла… Не забыть мне этого. Хотя прошло много лет, а я всё помню. Теперь всё по порядку. Было это в тот год, когда я приобрела дачу. Какая радость! Теперь можно осуществить свою самую заветную мечту: приобрести четвероногих друзей. У нас и раньше всегда жили животные. Как хочется их иметь рядом. Но сначала надо было освоить земельный участок, посадить сад и разработать землю под огород. А как же заветная мечта? Неожиданно мне помогло чудо. Оказывается, не только я иду за мечтой, но и она идёт за мной. Да… А дело было так: вдруг ко мне на веранду пришла молоденькая кошечка. Я знала её, это Мурочка, которая жила на другом конце деревни. Спешу с угощением, но она от него отказалась. Подошла ко мне близко и взволнованно «заговорила». Нет-нет, она не мяукала, а как бы тревожно «говорила». Я поняла самое главное: она просит помочь ей. Надо узнать у хозяев, в чём дело? В течение двух дней я не смогла до них дозвониться, а Мурочка от меня не уходила. На третий день ко мне зашла соседка, от которой я узнала следующее. У хозяев кошечки уже два года работа связана с ночными дежурствами, и она остаётся ночевать в дождь и холод на улице. Хозяева и дальше не собираются о ней заботиться. Потому Мурочка и просила о помощи: возьмите, мол, меня к себе, я – хорошее животное. Иду к хозяевам и говорю: «У вас две кошки. Пожалуйста, отдайте мне Мурочку». Ответ был краткий: «Берите!» Кошечка сказанное поняла правильно и с того дня стала жить у меня в доме. Раньше наш участок без неё был проходным двором. Постоянно бегали деревенские собаки, кошки. Мурочка положила этому беспределу конец без суеты и крайних мер. Как только появлялось какое-либо животное, она принимала позу угрозы и ей подчинялись все, = 64 =

даже самые крупные дворняги. Они покорно склоняли головы и уходили через калитку туда, откуда только что пришли. Это продолжалось несколько дней, а вскоре все они оставили нас в покое. Успех Мурочки вызвал у меня восторг, как неожиданно она вновь меня удивила. Открываю я как-то прихожую и вижу: стоят друг против друга на небольшом расстоянии кошечка и крупная крыса. По напряженности момента я поняла, что лучше не вмешиваться. Когда я вернулась, всё было уже кончено, Мурочка победно шествовала мне навстречу. После этого случая на нашей даче крысы исчезли и больше не появлялись. Жизнь в деревне представляет собой сплошную череду дел и поэтому я часто забываю о еде, особенно когда заготовляю дрова на зиму. И тогда кошечка мне напоминает об этом, держа свою «речь». Это она умела делать превосходно. Я понимала её с полуслова, бросала топор и пилу, и говорила: «Хорошо, милая, пошли обедать». Она спокойно и уверенно шла впереди и вела меня в дом на кухню, садилась рядом на высокую табуретку, откуда ей видно всё, что находится на столе. Я разогреваю еду и ставлю на стол всё съестное. Открываю крышку кастрюли, идёт такой пар и аромат, что не сдержать нам обеим слюнки. Сначала кладу порцию в свою тарелку, затем в мисочку кошки, ставлю её порцию на пол в угол кухни. После вкусного обеда Мурочка подходит ко мне, мурлычет и трётся своей головкой о мои колени и руки. Так она благодарит за мою доброту и дружбу с ней. Однажды меня удивила соседка. Пришла и говорит: «Где ваш инспектор по продуктам? Мне надо проверить, можно ли есть колбасу, купленную в нашей деревенской лавке?» Зову кошечку. Она приходит на кухню с каким-то чувством достоинства. Долго и тщательно обнюхивает сомнительного вида кусочек колбасы и, отвернувшись, уходит в свою комнату. Всё нам ясно: колбаса забракована, есть нельзя. В другой раз Мурочка с удовольствием съедает предложенное ей угощение, и мы радуемся, что всё в порядке. В те немногочисленные дни, когда погода меня особенно радует и ласковое солнышко зовёт гулять, мне хочется оторваться от хозяйственных дел и немножко отдохнуть. Но где же Мурочка? Выхожу за калитку, кошечки нигде нет. Я подхожу к густым зарослям кустарника и громко говорю: «Мурочка, пойдём гулять!» И в то же мгновение из кустов ко мне стремительно вылетает Мурочка. Мы идём по тропинке через поля и луга в лес. Мы отдыхаем на


лоне родной природы, которая трогательно встречает нас: дует ласковый ветерок, все цветы и травы кланяются нам, и на душе покой и уверенность, что удача всегда будет с нами. Радость моя безмерна. И я дарю цветам улыбку восхищения. Мурочка выражает восторг посвоему, она беспрерывно говорит: «Мяу, мяу, мяу! Как хорошо, как хорошо, как хорошо!» А вот и наш любимый лес, здесь приятная прохлада. Зовут к себе загадочные дали лесных дорог. Нас поражают сила и мощь деревьев, которые уносят свои вершины в голубые просторы неба, укрепляя нашу веру в торжество всего высокого и хорошего. Всё казалось необыкновенным. Не потому ли мы молчали, что сердце было переполнено дивными впечатлениями. Мы хорошо отдохнули. Прогулка дала нам новые силы. Так прошёл год. Можно сказать, что мы трудились и отдыхали вместе, дарили друг другу радость, как верные друзья. Я скучала без своей любимицы, когда уезжала на пару дней в город. Кошечка с нетерпением ожидала меня, сидя на заборе, чтобы лучше видеть тропинку, идущую от автобусной остановки. А как увидит, что я иду, то бежит скорее встречать меня. Но вдруг пришла неожиданность: кошечка исчезла… Её не было день, два, три. Я везде Мурочку искала, звала, но всё напрасно. Я спрашивала с тоской в сердце «Где ты, моя любимая?» Через несколько дней мне сообщили, что моя любимица утонула. Я не могла поверить этому невероятному горю и не могла успокоиться. Я потеряла друга, с которым делила и радость, и беды. Прошло время и хотя рана в моём сердце не затянулась, я чувствую и понимаю, что Мурочка не потерялась. Её верность, её любовь и дружба всегда со мной. Я знаю, ты всегда со мной, любимая…

Забавные истории

1. В тот год мы снимали дачу в одном из посёлков области. Дома здесь стоят не по струнке, а вразброс, заборов нет, лишь живые изгороди из кустарников и деревьев. Дом, где мы сняли комнату, стоял у самого леса. Да, в тот год всё было не так, как всегда, всё было особенным, интересным. И всё это

давало особое чувство свободы и единения с родной природой. Может быть, поэтому и домашние животные вели себя особенно. Об этом я хочу рассказать смешную историю. В первый же день я услышала какой-то непрерывный странный звук, который издали приближался к нашему дому. И у дома прекратился. Может, это кот? Но в этих звуках не было мягкого мяукания, а была какая-то строгость, даже требовательность. Иду к хозяйке спросить, в чём дело. Она отвечает: «Это наш кот Рыжик уже издали даёт знать, что идёт домой обедать. Мы называем это – звонок к принятию пищи. Его ожидают все». – Кто все? – спрашиваю я. Хозяйка поясняет: «Обратите внимание, что по этому сигналу мой маленький внук сел за обеденный стол и слышите, как собачка Тобик загремела пустой миской, чтобы и её не забыли накормить. Первым делом я забочусь о Рыжике, кладу в его миску еду, затем Тобику и всем нам…» Да, я видела, что в этом был полный порядок: все дружно обедали – и взрослые, и дети, и кот, и собачка. Дисциплина! И это заслуга Рыжика. Все сыты и довольны.

2. Это было в городе. Иду однажды мимо соседнего дома, а там у подвального окошка сидит бездомный котик. Я его знаю, кормила не раз. Красивый такой: на чёрном фоне сияет белизной мордочка, грудка и лапки. Он почуял, что у меня в авоське рыба и побежал за мной. У подъезда я накормила его досыта и подумала, что он теперь меня покинет. Но странно.… Покинул меня он лишь на мгновение. Гляжу, котик возвращается не один, за ним шествуют кошечки – целых пять. И как-то смешно выстроившись в ряд. Они все окружили меня и смотрят широко открытыми глазами. Я сорвала пять листьев лопуха, в каждый положила порцию рыбок и предложила их всем кошкам одновременно, чтобы не было недоразумений. Они ели с большим удовольствием; я ещё дала каждой добавку. Всем хватило, кроме меня. Пришлось мне снова возвращаться в магазин, благо он располагался недалеко от моего дома. Вот как позаботился котик о своих кошачьих друзьях. = 65 =


Виталий ПРОХОРЕНКО Ручеёк Ни люди, ни звери – никто не мог даже представить, что он появится на свет, что о нём заговорят и потянется к нему всё живое. Трудно поверить в то, что произошло. А было так. Как-то ранней весной поднялся сильный ветер, вернее, смерч прошёл полосой, краем леса, недалеко от глухой деревеньки. На своём пути он вырывал с корнями деревья, валил одно на другое, а то и поднимал и переносил по воздуху за стодвести метров от прежнего места. Было жутко и страшно. Вырвал он с корнем и высокую могучую осину, которая в землю так вцепилась, что, казалось, никакой силой её нельзя было свалить. Но тут она рухнула, свалилась с треском. И случилось чудо: подземный ключ, который годами томился под корнями осины, искал и не находил выхода, наконец-то обрёл свободу; вода днём и ночью била фонтаном из-под земли, прокладывая себе путь. Так появился ручеёк. Побежал он через лес, прокладывая себе дорогу. Так он бежал неделю, а может, и месяц. Никто о нём не знал. Загрустил ручеёк оттого, что нет от него пользы никому в глухом и непроходимом лесу. И он решил пробиться на свет, к людям. Нелегко это было сделать. Но столько у него было желания, что он всё преодолел: завалы, буреломы и другие преграды, которые встречались на пути. И вырвался он на опушку, на простор, к солнцу. Бежит себе и бежит, улыбается, журчит – слышно за версту. Мимо пробегал зайчонок, притомился, захотелось водицы напиться. Услыхал он журчание ручейка, скорее к нему – напился, сразу сил прибавилось, побежал дальше. Бежит и песенку поёт о чудесной водице, которая его от усталости избавила. Узнали из этой песенки о ручейке птицы. Стаями стали прилетать к нему и пить целебную водичку. Ручеёк счастлив, что не зря существует на свете. Задумался – какую ещё пользу он может принести? Бежит и видит – возле взгорка стоит верба, листочки пожелтели, скрутились, а земля у корней сухая, вся в трещинах. Подкатился ручеёк к ней, напитал корни влагой. Верба ожила, ветви расправила, в широкой кроне птицы стали от зноя прятаться. = 66 =

Ручеёк рад, конечно, что вербу к жизни вернул, побежал дальше. Увидит на пути засохшее дерево: берёзку, ольху, рябину или ещё какое-то, подкатится, оживит и дальше торопится. Узнали люди, что недалеко от селения появился чудо-ручеёк, дарующий жизнь больным деревьям, усталым зверькам и птицам, и поспешили к нему. И стали пить его целебную водицу. От многих болезней избавились. В благодарность берегли его чистоту, даже песенку о нём сложили.

Синица На даче – мороз не стихает, Безлюдье, безмолвный покой, И только синица порхает, Гонимая жгучей бедой. Я с грустью гляжу на бедняжку – Не сладко певуньи житьё! И вот я снимаю фуражку И семечки сыплю в неё. Глазёнками птица косится, Вспорхнув на окошко с ворот, И вдруг на фуражку садится И семечки клювом берёт. Счастливому случаю рада, Спешит… Не боится ничуть. Стою я, взволнованный, рядом, И радостью полнится грудь

Ручей Ручей, таинственно звеня, Бежит в дремотной чаще, Не видя солнечного дня, Ни птиц, вверху парящих. Но рады все: и зверь любой, И человек, и птица, Что в чаще есть ручей живой С целебною водицей.

Лучик солнца В ручейке, на самом донце, Затаился лучик солнца. Увидала внучка наша – Позвала подружку Машу. – Сторожи, – ей говорит, – А то лучик улетит.

Маша-второклассница После школы каждый день То с девчонкою знакомой, То одна играет дома. Убирать игрушки – лень… Мама варит и стирает, Вслед за Машей убирает. На неё не наглядится… Как же дочке не лениться?


Елена ПОПОВА Небылица Расскажу вам небылицу Про весёлую лисицу: Как играла с нами в прятки Без опаски, без оглядки, Как в заснеженном лесу Уплетала колбасу И таскала корм в нору… Я нисколечко не вру!

Яхта «Лягушка» Я по морю плыву на «Лягушке». Раздувается яхта слегка – Надувная большая подушка. До свидания, мама, пока! Ждут меня незнакомые страны, Свежий ветер и вольный простор. Не боюсь я лихих ураганов, Капитан у меня – Черномор! Впереди вижу берег прекрасный: Розы, пальмы, причал, теплоход… Обещает барометр «ясно», Курс держу я на солнца восход. Мир вокруг – ни на что не похожий. Благодать. Предрассветная тишь… Но спросил вдруг случайный прохожий: – Что ж так долго на камне сидишь?

Чемпион Чудесный день, отличный день! Успеха я добился! Трудиться было мне не лень, К победе я стремился! Я чемпионом стал опять И так собою горд! Могу я планку выше взять И вновь побить рекорд! Хожу, смеюсь, собой горжусь – Я лучше всех сейчас! И к небесам я возношусь, Настал мой звёздный час! Все трудности мне – нипочём, От радости свечусь. Я надуваюсь пузырём, Но лопнуть – не боюсь! * * * Я трогаю листик кленовый – Какой он красивый, живой. Не верю, что ветер суровый Сорвёт его жёсткой рукой. Сдаваться судьбе не желая, Так плотно он к ветке приник, Как будто бы лист понимает, Что жизни остался лишь миг. Но как ты судьбе ни противься, Безжалостен общий закон. Всё падают, падают листья. А вскоре сорвётся и он.

Нонна СЛЕПАКОВА Волшебник (А. Милн, с английского)

Непонятный старик В этом доме живёт. Бородища его до земли достаёт… Хоть бы раз повстречался Он мне у ворот – Самый лучший волшебник на свете! Целый день он толкует С Лиловым Котом, Объяснит ему Это, расспросит о Том, Он Бессонный Колпак надевает потом, Чтоб работать всю ночь в кабинете. Он стремится придумать Волшебный Закон, Чтоб однажды воскликнуть: «Послушай-ка, Джон! Книжный шкаф – это слон!» И появится слон! А диван превратится в верблюда! Он давно бы закончил работу, но вот, Мы шалим – и работа насмарку идёт, И опять он не спит, И всю ночь напролёт Создаёт Настоящее Чудо!

Вишнёвое деревце (А. Милн, с английского)

Пахарь. Слесарь. Токарь. Пекарь. Парикмахер. Инженер. Ну, а врач? Скрипач? Аптекарь? Или – мили-цио-нер? А которые – танцуют? А которые – поют? А Начальник Фейерверка – Тот, кто делает салют? А Служитель Зоопарка – Тот, кто льву бросает кость? А Циркач, который может Десять стен пройти насквозь? Ну, а Фокусник с цилиндром И со штангою – Штангист? Или тот, кому я хлопал За Художественный свист? В мире столько же занятий И названий для людей, Сколько сочных красных вишенок На вишенке моей!

Раздумье (А. Милн, с английского)

Если б я был Джоном, А мною – Джон, Если б я был младшим, а старшим – он, Если б Джон был мною, а Джоном – я, То ему не налезла бы куртка моя! = 67 =


Владимир ДУДРОВ

пулей сиганул куда-то в траву и исчез. Надеюсь, что это приключение послужило ему уроком и добавило жизненного опыта. А у нас в семье ещё долго вспоминали этот курьёзный случай, и дочка всем рассказывала, как папа голыми руками зайца поймал.

Ели

Случай в лесу Уходящее лето радовало нас тёплой солнечной погодой, и я, заядлый грибник, не смог усидеть дома в такие дни. Естественно, при первой же выдавшейся возможности, я отправился в лес, прихватив с собой жену и маленькую дочку. Это были мои родные места, здесь жили мои родители и братья. И лес, окружавший деревню, я знал и любил с детства. Мы перешли поле, жёлтое от цветущей люцерны, подошли к опушке, начался перелесок. Мы медленно шли по узенькой лесной тропинке, высматривая по сторонам грибы, и вдруг невдалеке под кустом увидели зайца. Он, видимо, тоже нас заметил, но не убежал, а затаился. Это был крупный серый с рыжеватой подпалиной заяц. Он сидел между двумя моховыми кочками под небольшим кустиком рядом с нашей тропинкой. По всей вероятности, несмотря на большие размеры, это был молодой и ещё не набравшийся опыта заяц, иначе непонятно, почему в его заячью голову пришло такое нелепое решение, ведь он мог легко от нас убежать. Во мне проснулся охотничий азарт. Не меняя шага, я поравнялся с незадачливым зайцем, внезапно резко присел и, схватив его за уши, приподнял вверх. Заяц сначала оторопел от неожиданности, а потом закричал. Было ощущение, что кричит маленький ребёнок, пронзительно и жалобно, на весь лес. Мы в первое время даже не поняли, что это кричит заяц. Но крик продолжался, а мы смотрели на зайца и не знали, что с ним дальше делать. Быстро-быстро в головах прокручивались мысли: отнести зайца домой к бабушке и братьям, они, конечно, обрадуются такому трофею, – но это обрекало нашего пленника на съедение. Взять его с собой в город мы, естественно, не могли. А заяц всё кричал: он был страшно перепуган. Я вспомнил, что слышал от кого-то, что зайцы, защищаясь, могут очень сильно бить задними лапами. Но наш заяц даже не пытался сопротивляться, он только отчаянно кричал. В этом крике звучала такая безысходность, что нам всем стало его очень жалко. И тогда я аккуратно опустил несчастного зверька на землю и разжал пальцы. И тут же наступила полная тишина, но заяц ещё не мог придти в себя от пережитого ужаса, он как будто оцепенел. Тогда я хлопнул в ладоши, и наш зайчик = 68 =

Распушили лапы ели, Ловят падающий снег. А под ними спят метели, Погрузившись в снежный мех. В полночь крепкие морозы Заковали всё окрест. На стволах застыли слёзы: Смолки-живицы отвес. * * * Мы сегодня капитаны, Кораблей полны карманы: Из-под спичек коробки, Щепки, пробки, пузырьки. Мы кораблики пускаем, О морской волне мечтаем. Вовка – штурман-мореман, Я – отважный капитан.

Раиса МЕЧИТАШВИЛИ Помощница Мягкий свет сквозь абажур из плюша. На столе – раскрытая тетрадь. И спешит заботливая Ксюша Сесть на стол – тетрадки проверять. Не кошачье дело – я согласна, – Но сгони с тетрадного листа! Ксюша так серьёзна и прекрасна, И виляет кончиком хвоста. Ушки на макушке: всё ей слышно! Ждёт, не шевелясь и не дыша, Ну когда ж малюсенькие мышки Побегут из-под карандаша?.. Нам вдвоём удобно и привычно: Свет, тепло и гладкая тетрадь. Научилась Ксюша на «отлично» Школьные тетрадки проверять!

Божья коровка В огороде водится (Знаете ли это?) Маленькая модница, В красное одета. А на красном платьице Чёрненькие точки, Вышитые мамою Для любимой дочки. Никогда не обижай Ты букашку эту. Будет добрый урожай И цветов букеты.


Николай ЗАБОЛОЦКИЙ Жеребёнок Лошадь тянет еле-еле Воз с дровами небольшой. – Спишь ты, Зорька, В самом деле – Я хлестнул её вожжой. Жеребёнок это видел, Что я мать его обидел. Как мне стукнет по спине Задними копытами! До чего обидно мне Эту боль испытывать… – Ах ты вредина, пострел – Я от боли аж присел. Жеребёнок понял сразу: Не простят ему проказы… Поднял хвостик коромыслом, Возмутительно заржал И вприпрыжку быстро-быстро Вдоль дороги побежал… – Ты жеребчик не хорош. – А зачем ты маму бьёшь? Мама воз везёт в дровами, А ты бьёшь её вожжами. На меня нельзя сердиться: Ты плохой, плохой возница, Бить животных не годится!

Любопытный На строительстве причала Колют брёвна для начала. А медведь за поворотом Наблюдает за работой: Как же так кругляка длинный Распадается от клина?! Клин за клином забивают – И бревно разъединяют. И сегодня поздней ночью Он узнает всё, что хочет. Осторожно на причал Он туда приковылял. Недоколотые брёвна В ряд лежат друг с другом ровно. Любопытная натура, На бревно садится бурый. На бревне верхом сидит, Хвост в расщелине торчит… На погляд медведь не верит: Дай попробовать, проверить. Выбил клин могучей лапой – Половинки – хлоп обратно! Как они и раньше были, Хвост медведю защемили! Гость лесной на весь причал Что есть духу зарычал! Дёрнул хвост и так, и сяк – Хвост не вытащить никак. Хоть рычи, а хоть реви – Хвост зажат, хоть оторви!

После бурый присмирел И протяжно заревел… Утром люди подошли И медведю помогли. Снова клин в бревно забили – Хвост ему освободили. Любопытство не порок, И медведю был урок. Он пошёл, как виноватый, Хвост поглаживая лапой.

Горох Горох поспел, увесистый, И сторож спит, поди! – Айда, ребята, вместе все Горошку поедим. Залезли потихонечку, Сидят себе, жуют. С дробовиком охотничьим И сторож тут как тут. Ребята молча скорчились, Лежат и ни гу-гу. – Пока табак не кончится, Я вас постерегу, – Сказал Лукич с усмешкою И взвёл тугой курок. Закуривает, мешкая, На вид сердит и строг. – Чего толкаешь пятками, Ну, что тебе, Андрей? – Олег, между лопатками Кусает муравей; – Ну, посмотри, Олеженька, Ой, как крапивой жжёт. – Терпи, какая неженка, Пусть сторож отойдёт. В озёрных водах моется Малиновый закат. В деревне беспокоятся, Что долго нет ребят. Лежат они вповалочку, Как огуречный цвет. Цигарку за цигарочкой Покуривает дед. Немало шустрых баловней Встречал он на веку. Трясёт над ухом баночку: – Тут хватит табаку! А хлопцы нынче сами-то И в разум не возьмут, Что сторожу экзамены На выдержку сдают.

Загадка Целый день с утра до ночи Хоботок в нектаре мочит, От цветка к цветку летает, Сладкий мёд нам собирает. Так проворна, весела Работящая… (алечп) = 69 =


Леонид ЗАХАРОВ Притча про орла Взобрался горец на утёс И из гнезда яйцо унёс. Несушка в птичнике жила – Досталось ей яйцо орла… Орлёнок червяков клевал И от цыплят не отставал, И мяса свежего куски Брал у хозяина с руки. С приёмной матерью своей Гулял и, став её крупней, И став орлом во всей красе, Он на насесте спал, как все. Подобно петуху был смел, Хоть кукарекать не умел. И самый вздорнейший гусак С ним избегал не то что драк, Но даже самых мелких ссор – Признал орла весь птичий двор. Был даже случай – как-то раз Он от лисы гусёнка спас, И шапку редкостной красы Хозяин сшил из той лисы. С тех пор любой мохнатый вор Обходит этот птичий двор. Однажды, сидя на плетне, Орёл заметил в вышине Орла другого над селом. Залюбовался он орлом, Но, несмотря на мощь и стать, Сам он не пробовал летать, И неба так и не обрёл. Ведь он не знал что он – орёл.

Ключевое слово Лежал в кармане толстый кошелёк. Он был набит, но слишком недалёк. Беднягу распирало. Потому Похвастаться приспичило ему. Вот кошелёк и говорит ключу: – Я так богат, что если захочу, То не придётся деньги мне копить, Чтобы тебя – с твоим брелком – купить. Да я вас всех сто раз могу иметь! А в кошельке была одна лишь медь, И ту хозяин, вынув кошелёк, Всю до копейки из неё извлёк. А ключ на вид был неказист и мал, Но хвастовства на дух не принимал И с кошельком не спорил ни о чём: Был не дверным он – Сейфовым ключом. Болтать напрасно Не был склонен он: Ведь он-то знал, Что в сейфе – миллион. И не в рублях. = 70 =

Ещё он знал и то: В сейф без ключа не попадёт никто. А кошелёк не поумнел ничуть И стал обиду изливать ключу: – Ах, если б мне внутри иметь не медь! А ключевое слово здесь – уметь. Богатство утекает, как вода, Твоё уменье – при тебе всегда.

Индийская притча Шёл по тропе лесной отшельник-йог. Устав, в тени под деревом прилёг. Вдруг подползла к ноге змея, и вот Уже открыла для укуса рот… Но йог успел сказать змее: «Не смей!» И запретил он впредь кусаться ей. Спустя неделю, в том же месте ту же Нашёл змею он в придорожной луже. Она была побита, чуть жива И языком ворочала едва. И от неё отшельник-йог узнал, Что бьют змею с тех пор и стар, и мал. Дал йогурта целебного он ей И говорит: – Отныне будь умней. Теперь узнала ты, что мир таков: У слабого всегда полно врагов. Да, на укус я наложил запрет, Но на шипение тебе запрета нет! Кусаться ты не можешь, ну так что ж – Шипеньем не убьёшь, но отпугнёшь. А ту змею потом назвали УЖ. Не только жив он, но и сыт к тому ж. Змею шипенье может уберечь, А человеку разум дан. И речь.

Притча о второй стреле В стрелковой школе мастерства урок Однажды вёл прославленный стрелок. К мишени вышел лучник молодой, Но вдруг Учитель руку поднял: – Стой! Я вижу две стрелы в руке твоей. Одну отдай – твой верный промах в ней. Стрелять умеет метко только тот, Кто, выйдя к цели, промаха не ждёт. Стреляя, не надейся на запас, Ведь жизнь второй стрелы тебе не даст!

О тщетности попыток Во сколько раз – наверно, в миллион, Крупнее муравья индийский слон. Но будь хоть тонна муравьёв дана, Не сможете из них сложить слона. Поверьте уж, не стоит и пытаться. Они всё время будут расползаться!


Два червяка Два червяка в одной сидели груше, Их разговор мне удалось подслушать. – Жизнь – это радость, свет, – сказал червяк. Другой сказал: – Кругом полнейший мрак, Просвета нет, жизнь – мостик без перил. А первый всё о счастье говорил… Откуда взяться столь полярным взглядам, Ведь груша общая, а их квартиры рядом? Но всё же был нюанс, хотя и тонкий: Жил оптимист на с о л н е ч н о й сторонке. Там груша слаще, там теплей чуть-чуть… Но неужели только в этом суть?! Вы скажете: всё ясно тут, ещё бы – Где нет комфорта, повод есть для злобы. А я отвечу: злого рока нету! С рожденья первый прогрызался к свету. Второй туда же мог тянуть свой ход, Но он упорно г р ы з н а о б о р о т!

Судить или пересадить? В горшке цветочном рос дубок. Он много лет был слаб и мал: И сильным вырасти не мог, И желудей он не давал. А рядом куст герани рос, Герань была дубка крупней, Цвела – богаче многих роз, Хозяин был доволен ей. И – предсказуемый итог – Герань хозяин рассадил, Во двор был выброшен дубок: Не обессудь, мол, слишком хил. * * * Ан нет, простите, не итог – Дуб во дворе прижиться смог, Теперь не скажешь, что он хил: Огромен он и полон сил. А где же та герань, жива? Увы, трава и есть трава. Деревья судят по плодам? Совет садовнику я дам: Попробуй, прежде чем судить, Удобрить и пересадить.

Почему летучая мышь не летает днём Давным-давно, в седые времена Случилась меж зверей и птиц война – Все как с ума сошли, и только лишь Летучая не воевала мышь. Когда же стали птицы побеждать, Решила мышь конца войны не ждать

И к птицам прилетела, говоря: «Я п р и л е т е л а, значит, птица я!» Пернатые засомневались: всё ж Мышиный вид на птичий не похож, Но крылья – это факт и аргумент! Потом в войне настал такой момент, Что вроде бы победа у зверей. А что же мышь? Вдруг стало ясно ей, Что раньше не была она права. И вот она уже сидит у льва: Так, мол, и так, не веришь, так проверь – Не птица я, а чистокровный зверь! Надень очки, и пусть не удивит Тебя мой стопроцентно зверский вид: Зубаста пасть, а перьев вовсе нет… Нам неизвестен точный льва ответ, Вот только ни у птиц, ни у зверей Никто её не стал считать своей. И чтоб не попадаться никому, Пришлось ей полюбить ночную тьму, Вот и летает по ночам одна, Хотя давно закончилась война.

Улиткин домик Красивый дом: большой, хороший, Но дом – нешуточная ноша. Кто согласился бы таскать С собою стол или кровать? Такой одежды, как комод, Не отыскать в журнале мод, И на спине носить буфет Желающих пока что нет. Но дом буфета тяжелее! Никто улитку не жалеет, Ведь ноша у неё л е г к а – По утвержденью… слизняка.

Не для себя Плетёт без устали паук, Не покладая ног и рук, И, не щадя ни рук, ни ног, Неутомимый, как станок, И в будний день, и в выходной Плетёт паук, как заводной. Сошёлся клином белый свет – Плетёт! Другой заботы нет. И даже в День рожденья свой Паук в плетенье с головой, И ночью не смыкает глаз, Нет, чтоб поспать хотя бы час, И днём не переводит дух… – Не для себя плету, для мух! = 71 =


Притча об указах Недавно или, может, встарь Король, а может быть, и царь, Гуляя ночью как-то раз, Прохожим был задет. Указ Король, а может быть, и царь Издал: «С собой иметь фонарь Обязан ночью пешеход». И ниже: дата, месяц, год, Большая круглая печать. Вот царь опять идёт гулять. У всех прохожих фонари, Да только свечек нет внутри. И снова был впотьмах задет Тот царь, а может, президент. Указ, а может быть, закон Наутро изготовил он: «Чтоб всем беспрекословно впредь По свечке в фонаре иметь!!!» Хотя указ был очень строг, Он почему-то не помог, И ночью царь, пойдя гулять, Был с ног прохожим сбит опять. Свеча была, так в чём же дело? Она была... но не горела. Недавно или же давно... Знакомо? То-то и оно!

Трусливая муха Учила дочку муха-мать: В полёте лучше не зевать, Чтоб невзначай в паучью сеть В расцвете лет не залететь. Была и так-то дочь робка, Летела прочь от паука, Теперь лишь мысль одна о нём Бедняжку стала жечь огнём. Забилась в щель, не пьёт, не ест, На женихах поставлен крест, Ну, а о том, чтобы летать, Она не хочет и мечтать. Противен стал ей белый свет, И ночью ей покоя нет, Ей по ночам ещё страшней: Лишь паутина снится ей. Вся извелась она. А зря: Паук, по правде говоря, Что в этом месте проживал, Был очень мил и очень мал, И не любил он мух больших, И сам всегда пугался их, К тому же был он нездоров, И по совету докторов = 72 =

Из всех целительных диет Сидел на той, где мяса нет. Опасным в Мухиных глазах Его мушиный сделал страх. Лишь восемь рук имел паук, У страха – сорок тысяч рук!

Короед Знакомьтесь: Вася, короед, Живёт в сосне и точит сук. Он счастлив: он отец и дед, Одних внучат сто сорок штук. Идут часы, проходят дни, Но не прошло ещё ни дня, Чтоб не прибавилось родни: Плодится Васина родня. И каждый с детства – короед, И каждый ест, жуёт, хрустит. А до сосны им дела нет – У всех отличный аппетит. Была огромная сосна, Казалось, хватит на года. Теперь сосна уже тесна, С корой теперь совсем беда: Всю съели, честно говоря. Остался Вася на мели... А может, продаём мы зря Ресурсы собственной земли?

Басня о мухе Произошёл недавно странный случай: Взлетела муха на вершину кучи. Ей голову вскружил такой успех: – Я выше всех, а значит – лучше всех. От тысячи коров, овец и коз Для этой кучи собран был навоз, Отныне он не просто кучей стал – Он мой нерукотворный пьедестал! Тут птичка прилетела на беду И муху оценила… как еду. Конец пришёл истории, а жаль: Мы не успели вывести мораль.

Тупой топор Я шёл по лесу. Вижу: дуб Под корень рубит лесоруб, Притом топор его – тупой. Я закричал ему: – Постой! Топор хотя бы наточи. Он отвечает: – Не кричи! Давно бы дуб срубить пора, Ведь я рублю его с утра, Кору лишь ободрал с тех пор. Когда же мне точить топор?!


Сергей СКАЧЕНКОВ Осень Всем знакомо это место Возле самых невских вод, Где игла Адмиралтейства Зашивает небосвод. Рвётся он теперь всё чаще: Осень в город наш пришла, Сеет дождик моросящий… Нет, не справилась игла: Не зашила, не смогла.

Петропавловской в двенадцать В классе ушки на макушке: Вот-вот-вот пальнут из пушки! Не пропустит пушка сроки – У неё свои уроки. Ей служить совсем не лень: Без каникул – каждый день! Стрелки встретятся в двенадцать, И бабахнет – будь здоров! Хорошо на Петроградской – Знаем время без часов.

На Неве Вы видали, как красивы Наши бронзовые львы? Им причёсывают гривы Гребни белые Невы. Львов порой Нева купает, Окунает с головой – В наводненье так бывает С разозлённою Невой. А сейчас она спокойна. Чайки невские парят. За собой оставив волны, Лишь буксиры прогудят. Да промчится катер быстрый, Смело так – вразрез волне! Разлетятся брызги-искры, Дрогнет камушек на дне.

Буксир Идёт буксир по невской глади В спецовке масленой своей, Не белотрубный, не нарядный, А прокопчённый до бровей. Дорогой этой, как на марше, Хоть он устал и весь в поту, Но тянет баржи, тянет баржи, Которых с грузом ждут в порту. В работе он и дни, и ночи. «Я после, в доке, отосплюсь!» – Пыхтит буксир – Невы рабочий, Гудит, упрямый: «Тороплю-ю-юсь!»

Лебяжья канавка Лебяжья канавка, где много людей, Лебяжья канавка, где нет лебедей… Они улетели. Куда же, куда? Нам не расскажет об этом вода.

Ростральные колонны Ветер с Балтики, резкий, студёный, На Ростральные дует колонны. Но не дрогнут колонны и ростры: Бережёт их Васильевский остров, Избавляет от будничных дел. Труд их в праздники – славный удел! И когда наступает пора, Ростры держат прожектора, Чтоб, пронзая ночей синеву, Освещать и мосты, и Неву.

Наводненье Ну и ветер жмёт с залива! Дождик хлещет всё сильней, И насквозь промокли гривы Старых клодтовских коней. Ветер гулко завывает! Что же сделалось с Невой? Львов гранитных заливает, Накрывает с головой. Мы из школы смотрим в окна – Вот что делает вода! Школьный сад грустит и мокнет, Если клён склонится, дрогнет, Мы поможем – не беда! Ветер волны все разгонит, Разобьёт их о гранит. На ветру обсохнут кони, Наводненье отгремит. Бед немало натворив, Спать вода уйдёт в залив.

Львиная ограда За Финляндским у Невы Охраняют зданья львы. Это – львиная ограда, Но бояться львов не надо. Любопытства даже ради, Можно страшных львов погладить. Двадцать девять львов сидят, Вдаль задумчиво глядят.

На Петроградской листопад Вы приходите на прогулку Туда, где плещется Нева. На Петроградской в переулках Свой праздник празднует листва. Здесь воздух будто бы искрится, Асфальт от листьев золотой. А солнцу хочется умыться Студёной невскою водой. Ещё мгновенье – и потонет Октябрьский медленный закат. А ветер чуть деревья тронет, И листья тонко зазвенят. Клён раздаёт на память звёзды, Под дубом жёлудь ждёт ребят… Идите к нам, ещё не поздно, На Петроградской листопад. = 73 =


Владимир МОРОЗОВ * * * Похожие на лягушат, Дожди по листикам шуршат. И на цветах, и по цветам – Немелодичное «там-там…» И я по лужам узнаю Их настроение. Стою, Ловлю черёмух лепестки Магнитом вымокшей руки.

* * * Прекрасно моё отраженье – Где детство ещё на коне, И коршуна в небе круженье, И рыбьи круги на волне, И тихой дороги печальность, И шёпот ручья по меже, И ясного утра случайность, Когда хорошо на душе. * * * Мороз. Засыпает медведь. Берлога ещё не согрета, И ночью кленовая медь Искрится от белого света.

Головастик Как сом, но только без усов, Барахтается в иле Лягушки сын. Он пять часов Пока что в этом мире, Но очень шустрый мальчуган, И прячется умело, Ещё не зная, кто он сам, И в чём сегодня дело. * * * Что соловей? Что иволга?.. Их песня Теперь и мне – Одно воспоминанье. В малиннике малиновка чудесно Поёт, с листов сбивая рос сиянье. Звенит ручей. На высохшей травинке Его переплывает клещ ольховый И, лапками швартуясь по старинке, На берег сходит, Серый и фартовый. А у колоды лягушонок прыткий На миг угомонился, а в запруде На камне спят бездомные улитки, Такие ж беззащитные, как люди. А надо песню? – Что ж, ручей послушай Иль травы, Ведь на ягодной полянке Вся мелкота, Как крошечные души Теперь гудят «Прощание славянки». * * * Когда на улице мороз Хлопочет изморозью тонкой, И в белом сумраке берёз Снежинок разговор негромкий – Вдруг вспомнится из детских лет Такой же день – молчанье света: От красногрудых снегирей Тепло – как будто снова лето. = 74 =

Ещё суетятся дрозды. Откуда? Пора бы к отлёту. Ещё на краю борозды Вороны находят работу. Рисует мороз кружева На этих коротких полгода. Под утро уснула Нева, И с нею – умолкла природа. * * * В густые ночи после Покрова Дожди такие тёплые нередки, Они – к зиме. Последняя листва Весенней птахой мечется на ветке. И мухомор, как маленький щенок, Доверчиво подкатится под ноги. Последний, он в лесу так одинок, Поэтому и вырос на дороге.

Рыбная ловля (курьёз)

Из рыболовных курьёзов помнится мне один случай. Я, тогда деревенский крепыш, только ходить научился, с самодельной удочкой пошёл на речку огольцов пескарей ловить. Да по дороге поплавок потерял. Пришёл к броду, а течение там быстрое, леска с наживкой плывёт, тонуть не успевает… вот вместо поплавка, видимо в шутку, я и привязал камень. Закину, подожду немножко – дёргаю. Так и наловил. С тех пор такую рыбную ловлю в кругу ребят прозвали – «на камень». Это уже потом я узнал, что такая снасть называется донной удочкой. В детстве ведь всё впервые. Да и во взрослой жизни частенько мы изобретаем колесо, которое давно уже придумано.


Ольга МАЛЬЦЕВА Утренний луч Рассветный луч взошёл, играя, Окинул взглядом даль седин, Недосягаемого края – Земли прохладной господин. Бессменный бог всего живого, Хотя и сам ещё дитя Огня Небесно-золотого, – Он объявил начало дня!

Зима не тужит Город гасит свет в окошках, Но не все уснут в ночи, – Кто-то шепчет на дорожках Да тихонечко ворчит. Как стемнеет, вечерами Подбирается зима, Белым мехом и коврами Подкупается земля. На окне заледенелом – Тонким инеем хрусталь, А мороз малюет мелом В серебристой дымке даль. Меж домами вьюга кружит, Ворожит снежинок рой, Как всегда, зима не тужит: Власть берёт – ночной порой!

Маргарита ТОКАЖЕВСКАЯ * * * Мы лепили виноград: Сорок бусинок подряд, Прикрепили черенок, Закрутили завиток, Листик изогнули – Прилетайте, гули – Но не клюйте виноград, Сорок бусинок подряд.

Колыбельная Засыпает кошка, Засыпает мышка, Ты поспи немножко, Маленький мальчишка. Пусть тебе приснится Белая лошадка И её сестрица Зебра-полосатка. Так твои устали Ножки и ручонки, Засыпай скорее, Маленький мальчонка.

* * * Белая ромашкаМаленький цветок, Я рукой поглажу Каждый лепесток, Рвать цветок не стану, Маму позову, Пусть она увидит Чудо наяву. * * * (скороговорка)

Пела песни перепёлка, Перепела все, умолкла.

Хасан ХОЛОВ Петербург (Перевод с таджикского Бориса Ильина

Петербург, ты вечен и красив! Не окно Европы, а преддверье. Ладогой сбегающей в залив, Город встреч, надежд, любви, доверия. Радугой цветут твои сады, В куполах расплавленные зори. Красоту оберегаешь ты, Крепостью Петра, стоя у моря. Здесь Нева, одетая в гранит, Третий век несётся под мостами. Над её просторами парит – Ангел, отражаемый волнами. Приплывай и приходи любой. Приноси сердечные приветы. Тёплой встречи ждут друзья с тобой: Вдохновенных Музою – поэты.

Светлая память (Перевод с таджикского Галины Самойленковой)

Упадёт цветок душистый На цветущую поляну, Аромат его уносит Буйный ветер в небеса. Соловей прекрасной трелью О цветке том плакать станет, И печалью отзовутся Пчёлы, бабочки, оса. Человек уйдёт из жизни – Только тело в землю ляжет – Путь его в прекрасном мире Серый холмик нам расскажет. Будут люди помнить долго Все дела его благие, Всё, что делал с чувством долга, И как Родину любил он. = 75 =


Елена БЫЧКОВА Лесные гости Дом стоит с резным крылечком, Вдалеке мурлычет речка, Изогнула длинный хвост, Так и просится на холст! Разрослись кусты малины, Розы, ландыши, рябины. Лес стоит, теплом объят. Красотой наш край богат! Этим летом чья-то кошка Приходила есть окрошку. Заяц в гости забегал: Опрокинул наш мангал – Пересёк прыжками луг, Не боялся наших рук. Приблудился серый ёжик, Не найдя в лесу дорожек. Сухарей отведал горсть: Каждый в нашем доме – гость! * * * Кто ты – «радость лесника»? Я смотрю издалека – Вижу шляпку, вижу бок, Вижу беленький грибок. Пять шагов шагну в сторонку, Вижу «рыжую девчонку», Это гриб такой – лисичка, Рядом с ней её сестричка. Вот – красивые полянки, Но грибов – одни поганки. Чуть подальше – круг ребят, Крепких маленьких маслят. Всё темней и гуще лес, Солнца луч совсем исчез… Я внимательно гляжу, Но грибов не нахожу.

Верный друг Мой любимый лучший друг Чай не пьёт, не любит лук. Он, вообще, не так-то прост: Уши есть и даже хвост. В шубу он всегда одет, Не раскроет мой секрет Никому и никогда. В общем – друг, не ерунда. Он дружить со мною рад, Ловит преданно мой взгляд, Мне не скучно с ним в пути. Лучше друга – не найти! Не похож мой друг на рысь, Любит косточку погрызть, У него чернющий нос… Друг мой верный – это пёс! = 76 =

Две букашки Две букашки сели рядом На зелёненьком ковре – Показать свои наряды Всем подругам на заре. Одуванчики зонтами Распустили жёлтый шёлк, Покачали головами: – Кто же это к нам пришёл? – Мы – зелёные букашки, Мы смелы и веселы, Не кусаем, как мурашки, Не жужжим, как комары. Нас погодою сырою Испугать в лесу нельзя, А вчера дневной порою Приходили к нам друзья. Долго нас друзья искали: Муха, Жук и Муравей, И, конечно, не узнали, Мы – травинки зеленей! * * * Клюква кислая, Брусника Поругались с Земляникой: Кто полезней и вкусней, И на цвет – всего красней. Клюква выставила бок: «Самый красный – клюквы сок! Лечит Вань и лечит Зин Много лет и много зим. И не делай кислых «мин» – Сок – почти антигриппин!» И Брусника осмелела, Спорить стала: «Что за дело? Кто сорвёт меня, уж тут Сразу слюнки потекут! Я давно известная, Ягода полезная!» «Расшумелись, посмотри-ка! – Возмутилась Земляника – Поспеваю первой – я, В имени моём – «Земля»! Первая – отважная! Ягода я – важная!»

Дождик Для кого-то дождик – лужи под ногами, Мокрая погода – больше ничего, Ну, а мне приятно слушать вечерами, Как стучится дождик каплями в окно. Непогода, сырость – слёзы поднебесья, Накопилось много, видимо, обид. Кто-то дождь ругает, кто-то так невесел! А со мною дождик будто говорит. У дождя, наверно, на душе привольно, То он тихо шепчет, то слегка ворчит, То прикрикнет громом, то вдруг беспокойно, Монотонно, звонко в окна застучит…


Алексей РАЗУМОВСКИЙ Оба хороши Вот пришла с работы мама, Дочь спешит её встречать: – Ты пришла сегодня рано, Дай тебя поцеловать! Без тебя я так скучала, Не сошла едва с ума! Нет, не трогай, ты устала – Мусор вынесу сама! И с ведром во двор, как пуля, – Словно кто её унёс. Только сын сидит на стуле, К телевизору прирос. Мама спрашивает горько: – Мне чего-то невдомёк – Мой приход тебя нисколько Не обрадовал, сынок?

– Я спокойно шёл из школы, Ни к кому не приставал, Только, вдруг, соседский Толя Мне портфелем наподдал! – Вот распущенный мальчишка! Вот разбойник! Вот нахал! Это просто-таки слишком! Ты ему хоть сдачи дал? – Папа, зря себя не мучай! – Улыбаясь, сын сказал, – Я ему на всякий случай Ещё в школе сдачи дал!

Полярники Раз к соседу среди лета Два явились «шпингалета» В шапках, шубах и унтах, – Так вспотели, просто страх! – Что за странное явленье – Тот воскликнул в изумленье. – Это что на вас надето? За окошком вроде лето!

– А чего мне волноваться? – Мрачно сын проговорил. – Мне не к спеху целоваться, Вазу ведь не я разбил!

Шахматист – Что ты, Юра, нынче хмурый Ходишь с шахматной доской? – Мне расставить бы фигуры Да сыграть разок-другой! Но пора менять привычку – Коль разъехались друзья! – Научил бы ты сестричку! – Нет, её учить нельзя! У неё с мозгами плохо: В шашки выучил вчера. Так она меня, дурёха, Обыграла в них с утра!

Электрик Сын электрика, Серёга, Познакомился с пчелой, Но едва рукой потрогал, Как воскликнул громко: «Ой!» А потом сказал сердито На немой вопрос отца: – Изоляция пробита У неё с того конца!

– Очень долго ждать зимы! Стать полярниками мы Захотели вот сейчас! – Отвечал за всех Тарас. – Что ж, идея неплохая, – Им сказал сосед вздыхая, – Только есть одно условие: Вам придётся для здоровья, Чтоб полярниками стать, Организмы закалять. – Закаляться мы готовы, – Чуть дыша, ответил Вова, – Если денег Вам не жалко, Хоть сейчас начнём закалку. Сходим купим у кино Десять порций эскимо!

Сон Плачет Юленька спросонок, Голосок её дрожит. – Что случилось, мой цыплёнок? – Мама нежно говорит. Может ручку отлежала Иль привиделось во сне? Ты не плачь и для начала Расскажи об этом мне.

Сдачи Прибежал домой Серёга, На лице его синяк. Папа спрашивает строго: – Кто тебя ударил так?

Юля слёзы льёт упрямо: – Рыбий жир во сне пила! Что ты спрашиваешь, мама! – Ты сама ведь там была! = 77 =


Георгий ЧЕПИК

Заботы Нукзара (Страницы жизни городской собаки). Светлой памяти Александры Кургашовой и ее верного друга Нукзара.

Петровны

Нукзар – рослый пес с рыжими надбровьями и хитрецой в карих глазах. Живет в высотном доме на Васильевском острове. Рядом река и залив. Жизнь – благодать, потому что можно купаться. С залива часто дует свежий ветер, поднимая вверх выброшенные кемто целлофановые пакеты. Нукзар носится за ними и лает. Нукзар пес спокойный, хотя еще и молодой. Ходит он медленно. Ушки на макушке. Хвост опущен. Конечно, пошалить страсть как хочется, но сдерживает себя, потому что хозяйка Нукзара, Екатерина Никифоровна, – женщина строгая. И приходится ходить Нукзару рядом с хозяйкой след в след. Правда, несмотря на свою строгость, Екатерина Никифоровна все равно зовет своего любимца Нукзарушкой. Но молодость и весёлый нрав, как не сдерживайся, берут свое. Раз от разу превращается Нукзар в шалуна. А когда такое случается, он никого не слышит и не видит, даже Екатерину Никифоровну. Бежит и всё. Торопится к своему любимому месту во дворе – детской карусели. Присядет рядом с ней и лает, словно говорит детям громко и нетерпеливо: – Гав-гав-г-гав! Вы покатались? А теперь я хочу поиграть! Но лает Нукзар не грозно. Виляет хвостом. Дети его не боятся. Хотя Нукзар и овчарка. Знают – он пес добрый. Но вот наконец карусель свободна. Можно приниматься за дело. Нукзар утыкается носом в скамеечку карусели и резко толкает ее – она начинает вращаться. Затейник идёт вслед по кругу и задорно лает: – Гав-гав-г-гав! Как хорошо и весело на Васильевском острове! Гав! На многих этажах знают: если Нукзар лает – значит, занят своим делом – вращает карусель! Один человек, наверное, энергетик, заметил, что из этого увлечения Нукзара можно извлечь пользу, то есть при вращении карусели получать электричество… Но дети сказали, что Нукзар любит свою «крутилку-вертелку», и пусть играет, сколько хочет. Правда, хозяйка Нукзара, Екатерина Никифоровна, дипломатично промолчала. = 78 =

Долго и настойчиво вращает Нукзар карусель, а если кто-нибудь по незнанию подойдёт к ней, он грозно, но больше для виду набрасывается, но не кусает, и не потому что в наморднике. Игра явно затягивается. – Нукзар, – говорит Екатерина Никифоровна, – пойдем погуляем, дружок. Хватит трудиться. Нукзар нехотя отходит от карусели. Медленно бредёт за хозяйкой. Они направляются в березовую аллею. Между прочим, там тоже очень интересно. Есть чем заняться даже очень серьёзной собаке. На берёзах и липах живут серые вороны – истинные горожанки, важные и очень наблюдательные. Они знают все новости и происшествия в городе. Живёт в аллее и другой пернатый народ, правда, ростом поменьше, но тоже вполне сметливый – воробьи да синички. Появляются здесь и залётные персоны – коростели и скворцы. Особенно много их осенью, в урожайный год, когда рябины горят пожаром созревших гроздей. У всех свои заботы – одни песни поют, другие пропитание добывают, а вот третьи сидят на страже. И есть, от чего! Недалеко проживает кот-бродяга, по натуре – сущий бандит. Да и сородичи его – домашние чистюли – тоже в аллею прокрасться норовят. Так что ухо приходится держать востро. Правда, Нукзар гоняет всех – и правых, и виноватых. Глянь, и бродяга-кот стремглав по стволу берёзы вскарабкался и там зло шипит. А вслед за ним на ветках оказались и его домашние знакомцы. Висит какой-нибудь усатый «мурлыкыч» на ветке, домашний баловень, и тоже шипит и жалобно пищит: – М-рав, не мешай охотиться, Нукзар! Иначе нос поцарапаю! Пока они ссорятся, не замечают, как подлетает давнишняя жительница, можно сказать, старожилка берёзовой аллеи – серая ворона, сметливая и хозяйственная. Гнездо её совсем рядом. Она усаживается на длинную ветку и надрывно каркает: – Кр-р, кар-р! Бер-регись, Нукзар! Всем ррасскажу, что вы дерётесь! Кар-р! Нук-зар-р – плохая собака! Потом она начинает с досады клевать ветку и вдруг подлетает к Нукзару и пытается клюнуть его в голову. – Р-рав, гав-гав! – сердится Нукзар. – Вырву хвост, вор-рона! Р-рав! Нукзар тоже не простак. Начинает высоко подпрыгивать. Кажется, вот-вот схватит ворону. Но серую забияку поймать трудно. Умна и увёртлива. Вещунья уселась на другую ветку. Но теперь повыше.


Опять в аллее гвалт. Р-рав, гав-гв! Кар! Кар! Кар! Ворона снова кружит над Нукзаром. – Что здесь за шум такой? – спрашивает прохожий. Он не понимает, почему ворона не боится здоровенного пса и старается клюнуть его или ударить крылом. – Дело-то, милок, в прошлом году было, – отзывается Екатерина Никифоровна. – Пошла я на прогулку с Нукзаром. Иду по этой самой аллее. Вороны шумят во все голоса! Просто собрание какое-то. Нукзар возьми и побеги к ним. Вороны сразу набросились на него. Подошла я, чтобы своего Нукзарушку защитить. Вот тут-то мне стало все понятно. Под кустом вороненок сидит. Совсем еще несмышленыш. Чуть не исчез в пасти Нукзара. Досталось ему тогда крепко и от меня, и от ворон. А одна каркуша запомнила его. Видно, мамаша того вороненка. Теперь как выйдем с Нукзаром на прогулку – она тут как тут. Начинает каркать, суетится, шуметь. Сзывает товарок своих со всей округи. Хорошо, знать, запомнила моего проказника. И Екатерина Никифоровна показала на ворону, сидящую на ветке: – Все не может забыть обидчика. На других-то собак не нападает! Прохожий с интересом посмотрел на Нукзара, затем на ворону. Она все не могла успокоиться и надрывно каркала. – Ну, нам пора, наверное, – проговорила Екатерина Никифоровна, – пойдем Нукзарушка, пойдем, дружок. А то завтра тебя новые заботы ждут! И они не торопясь пошли в сторону дома.

Вороны Утром в роще у лужи собрались вороны – Во, Ро и На. – Что за чудеса происходят в нашей роще, – сказала ворона Во, – вчера было белым бело, а сегодня снег растаял. Кар-кар! – Эти чудеса нам подарило Солнце, – каркнула ворона Ро и посмотрела в лужу, в которой плавали листья, ибо по роще прошлась с палитрой задумчивая осень. – Приближаются холода, – каркнула ворона На. – Давайте будем купаться, – предложила ворона Во, – скоро наступит зима и лужа замерзнет, об этом мне рассказывала моя бабушка. – Грачи улетели на юг, – продолжила ее подружка ворона Ро. – Перезимуем – задумчиво заключила ворона На. И вороны полетели по своим делам на другую поляну.

Герман ВЕНЕДИКТОВ Мой кот – биоробот Мой кот-биоробот: Сидит на окне, Довольный вполне И разумный вполне. Весь день, как машина, Жуёт и сопит, А вечером в чёрные окна глядит. Как будто всё то, Что старался понять, Кому-то желает теперь передать. На чёрное небо глядят фонари, Глядят фонари С подогревом внутри, Антенны-усы шевелятся – И я начинаю бояться.

Кот в мешке Купил кота. Кота в мешке. Царапается кот. Усы топорщит на башке, Хвостом по полу бьёт. Меня за палец – цап-царап, А этот палец – мой! Видать, глазами он ослаб От мешковины той. Даю ему в капкане мышь – На мышь он не глядит. Пожалуй, что в мешке малыш Испортил аппетит. – Последний раз – лови мышей! – Кричу в последний раз, – Не гнать же мне тебя взашей! Он только скалит пасть. Он только жмурится в смешке Без всякого стыда. Не покупай кота в мешке. Я больше – никогда!

Кот-удильщик Кот-удильщик лезет в миску лапой. Миска стонет, поднимает бок: Видно, пусто – цапай ты, не цапай! Зацепил и в зубы поволок. Ночью – сон: один гуляет вольно; Озеро, ухи невпроворот, Окуньков и ёршиков довольно… И тугой, раздувшийся живот.

Нина ЧУДИНОВА Ветер Отчего так плачет ветер Целый день и целый вечер? Плакса, хоть такой огромный. Ну, а может, он бездомный? Дверь открыла ветру: «Эй, Проходи в тепло скорей». Он, моих коснувшись щёк, В дом вошёл и в угол лёг. Тихо. Спят леса и пашни. Ветер спит. Он стал домашним. = 79 =


Борис ДАРЛИНГ

Пароход, океан и летучие рыбки «Океан заслуживает, чтобы о нём говорили, как о человеке!» Эрнест Хемингуэй

Встречный ветер бьёт в лицо. Идём на Сингапур в Манилу – столицу Филиппин. Впереди неспокойный Тихий океан. Подхожу к борту, берусь за поручень, до воды далеко. Изменились современные суда, теперь это уже не пароходы. Их только продолжают так называть по старинке. Паровую машину уже заменил двигатель Рудольфа Дизеля. Двигатель внутреннего сгорания. Современному морскому судну стихия совсем не страшна: даже во время двенадцатибального шторма судно продолжает движение, убавив ход до среднего, чтобы не бить корпус о волну и не повредить набор, который состоит из множества шпангоутов и стрингеров, а также, чтобы не перегружать главный двигатель, который имеет мощность во многие тысячи лошадиных сил. Скорость судна в это время невелика и составляет не более семи-восьми узлов. Я стою на носовой оконечности судна, подобно старинному мореплавателю. Подо мной плуг форштевня. Он режет упругую мякоть океана. Пушистые кучевые облака белыми овечками плывут куда-то вдаль. Голубое небо отражается в воде, и вода от этого кажется голубой. Морские суда теперь всё больше строятся с бульбой и транцевой кормой. Эти два новшества увеличивают скорость современного парохода на две мили в час или до двух узлов. Бульба подобно гигантскому лемеху вспарывает воду, и весёлые буруны разбегаются по обе стороны от форштевня. Океан спокоен и красив. Нещадно палит солнце. Да, страшно человеку остаться одному в просторе океана. Солнце сожжёт его, если он не защищён. Солёная вода разъест раны. Высушит тело. Жажда доконает его, а морские птицы и рыбы разнесут останки его бренного тела по всем частям света. Человек растворяется в небытии. Он исчезает в вечности океана. Океан вечен. Он, то шумит подобно водопаду, то тих и спокоен, как озеро. Океан велик. Он может принять в себя всё: и мутные потоки рек, и нечистоты городов. Он всё может переварить в своём гигантском чреве. Очистить, испарить, ненужное упрятать в свою = 80 =

тёмную пучину, бросить на растерзание мощным течениям, хищным рыбам и тварям. Могуч Всемирный океан: царство ветров, туманов и течений, колыбель ураганов и смерчей – всемирная кухня погоды. Но человек сильнее стихии. Он покоряет океан, как неистового дикого жеребца, смело ходит по его огромному водному телу и тихонько засоряет его. Плывут навстречу пароходу полиэтиленовые пакеты, обёртки, пластмассовые бутылки, бочки, просто деревяшки. Где-то они найдут своё пристанище. Течения и ветра прибьют их где-нибудь к берегу. Океан только на вид безжизнен, но, если внимательно к нему приглядеться, жизнь кипит в нём ключом. Борьба за существование не прекращается ни на минуту. Вот из-под штевня веером выпорхнула стайка летучих рыбок. Как гигантские стрекозы они разлетаются в стороны, подобно маленькой эскадрилье. Летучие рыбки очень красивы и интересны: если от тела рыбки отбросить её крылья и подкрылки, они похожи на обыкновенную селёдку с тёмной спинкой и серебристыми боками и брюхом. Крылья у них прозрачные с тонкими перепонками и окаймлены чёрной окантовкой. Как они красивы в воде: спинка изумрудная, крылья с жёлтыми подпалинами, брюшко ярко-белое. Рыбка выпархивает из воды с уже раскрытыми крыльями, как маленький самолётик и реет над волнами подобно игрушечному планеру. Вот она коснулась воды хвостом. Хвост совершает движение подобно кормовому веслу лодки. Дриблинг, оттолкнулась от воды, полёт продолжается до следующей волны, и она реет подобно гигантской стрекозе. Но вот посадка. Маленький самолётик исчез, рыбка пошла зигзагами в глубину. Эффект поразительный. Была стрекоза и исчезла, превратившись в рыбку. В воде крылья прижимаются к телу, и их не видно. На крыло рыбка встаёт только в момент опасности, и крыльями она не машет, а просто реет над водой, отталкиваясь хвостом от очередной волны, всё дальше и дальше от опасности. Незабываемое зрелище, когда серебряные тела этих морских стрекоз жемчужными брызгами рассыпаются от набегающего на них штевня, и исчезают в глубине. Море, подобно старинному фолианту, хранит свои тайны. И, медленно вздымая свои валы, зовёт моряка прилечь на своё упругое тело. «Побудь со мной! – вторят ему криком чайки и писком морские ночные стрижи. – Омой своё тело в моей первозданной купели. Посмотри, как чиста и девственна она, нигде в мире ты не найдёшь такой прозрачной чистоты и такого бескрайнего простора. Оставь земные заботы и мысли. Смотри, смотри на меня. Люби меня…».


Г. ЛЯХОВИЦКАЯ (Германия)

Н. МИХИН

Л. ПРОКОФЬЕВА (Германия)

Е. МАКАРОВ

В. МОРОЗОВ

В. ПРОХОРЕНКО

Г. САМОЙЛЕНКОВА М. СВИДЕРСКАЯ

М. ТОКАЖЕВСКАЯ

Н.ЧУДИНОВА (1954 – 2003)

Л. ФАДЕЕВА

О. ЧУПРОВ

Э. МАКАРОВА

А. МОХОРЕВ (Лен. область)

О. МАЛЬЦЕВА

Г. НОВИЦКАЯ (1933 – 2000)

М. ПЧЕЛИНЦЕВА (г. Зеленогорск)

А. РАЗУМОВСКИЙ

Л. СИЛИНА

М. СИМОНОВА (Германия)

В. ФЁДОРОВА (Германия)

Н. ФИЛИППОВА (1967 – 2004)

Б. ШАТОВ

Т. ШАПИРО (Израиль)

Г. МАУРА

Н. ПОНОМАРЕНКО

Н. РЕЗНИК (США)

С. СКАЧЕНКОВ

Т. РЕМЕРОВА

Р. МЕЧИТАШВИЛИ

Е. ПОПОВА (г. Зеленогорск)

О. РУМЯНЦЕВ

Н. СЛЕПАКОВА (1936 – 1998)

И. ТАЛУНТИС

Х. ХОЛОВ (Таджикистан)

Г. ЧЕПИК

Е. ЧЕЧУШКОВА

И. ШЕВЧУК

Е. ШУСТРЯКОВА

М. ЯРКОВА (1938 – 2010)


Творческие встречи и вечера детских писателей с юными читателями

Детдома и интернаты

Библиотеки и клубы

Школы

Детские сады

Пионерлагеря и дома отдыха

Невский Альманах (Спецвыпуск №1 2010 г.)  

Невский Альманах (Спецвыпуск №1 2010 г.)

Невский Альманах (Спецвыпуск №1 2010 г.)  

Невский Альманах (Спецвыпуск №1 2010 г.)

Advertisement