Page 1

DE G R O W T H

ДЕРОСТУ

MANUAL

ПО

Р У КОВО Д СТВО

THE

METASITU 1


2


NAME ИМЯ

^CITY ГОРОД^

^DATE ДАТА^

3


For LJOSHA So much gratitude. This Degrowth Manual has been/ is a collective effort. We are grateful for the generosity and support of the individuals and institutions who believed in this project and thereby made it possible. As artists, we have often relied on residency programs to develop our work, as they provided us with time, space, and resources. The contents of this book in particular were partly developed during the following Artist Residency Programs: Architecture Ukraine - Izolyatsia (Kyiv/Mariupol) Trauma and Revival - Fondazione Pistoletto (Biella) Custom-made Residency - Arc (Romainmotier) Artist Residency - Zarya (Vladivostok) Artist Residency - Alserkal Avenue (Dubai) We would like to personally thank: Ljosha Chashchyn, Henry Knight, Maira Dudareva, Esther Bergareche, Sally de Kunst, Adel Kim, Kristien van den Brande, Raja’a Khalid, Punam Luhar and Juneida Abdul Jabber.

METASITU is a research-based and socially-driven practice, pendulating between Kiev and Athens. We usurp artistic roles (artists, curators, coordinators), using art as a strategy: a platform to support our research, a medium to reach different actors, and a tool to establish bridges across disciplines. This allows us to abuse urbanism discourses, develop new tools to empower individuals in the way they relate to the territory, and challenge spatial power hegemonies. Founded in 2014 by Liva Dudareva and Eduardo Cassina, METASITU was born with the goal of enabling cognitive emancipations around the (built) environment, by establishing new formats of knowledge exchange for understanding the urban condition today, for a queerer tomorrow.

4

At METASITU we strive to open up new discursive lines, and demystify prevalent spatial narratives, by curating urbanism festivals, delivering workshops, producing videos, coordinating residencies, developing public programs, tutoring students, self-publishing, and transgressing real estate commodities.


Наша признательность, ЛЁШЕ. Данное «Руководство по Деросту» появилось благодаря великодушию отдельных людей и организаций, которые поддерживали нас различными способами. Мы хотели бы выразить искреннюю благодарность за веру в этот проект и нас. Содержание этой книги было частично разработано в рамках программ следующих арт-резиденций: Architecture Ukraine – ИЗОЛЯЦИЯ (Киев/Мариуполь) Trauma and Revival - Fondazione Pistoletto (Биелла) Custom-made Residency - Arc (Романмотье) Арт-резиденция - Заря (Владивосток) Арт-резиденция - Алсеркал Авеню (Дубаи) Также мы хотели бы поблагодарить: Лёшу Чащина, Генри Найта, Маиру Дудареву, Эстер Бергарече, Салли де Кунст, Адель Ким, Кристину ван де Бранде, Раджу Халид, Пунам Лухар и Джунеиду Абдул Джаббер.

METASITU – это исследовательская и социально ориентированная практика, которая передвигается между Киевом и Афинами. Мы узурпируем художественные роли (художников, кураторов, координаторов), используя искусство как стратегию: как платформу для проведения наших исследований, как медиум для коммуникации с различными деятелями и как инструмент для построения мостов между дисциплинами. Это позволяет нам разрушать урбанистические дискурсы, развивать новые инструменты для эмансипации индивидуумов в их взаимоотношениях с территорией, а также бросать вызов пространственным гегемониям власти. METASITU основали в 2014 году Лива Дударева и Эдуардо Кассина с целью способствовать когнитивной эмансипации в отношениях с окружающим (городским) пространством путем установления новых форматов обмена знаниями ради понимания урбанистической ситуации сегодня и ради более странного завтра. METASITU стремится открывать новые дискурсивные течения и демистифицировать господствующие нарративы о пространстве. Для достижения этой цели мы курируем урбанистические фестивали, проводим воркшопы, снимаем видео, координируем резиденции, разрабатываем публичные программы, преподаем в университетах, выпускаем печатные издания, играем с объектами недвижимости.

5


Degrowth Institute: The Degrowth Institute is an initiative whose aim is to establish emancipatory narratives in cities whose populations have been steadily decreasing in recent years. Our mission is to challenge the notion that suggests that growth - population in particular - is necessary when determining the (present, and future) success of a human settlement. Our objective is to do so by establishing bottom-up, transversal, and horizontal approaches to master-planning in these territories. We base our work on researching, working with and in, shrinking cities, and proposing strategies for addressing challenges that emerge, such as how to work with industrial heritage, vacancy, or shifting job markets, among others.

We want to bring about structural change in the way people perceive their cities. We want to create discourse, engagement, and research around the notion of degrowth in the context of Urban Planning by: conceptualizing and organizing frameworks of knowledge exchange; producing artistic research-based content in a variety of formats publications, films, objects, events and archives - about degrowth, and collective masterplanning; and encouraging emancipatory spatial practices, in order to create new narratives for possible urban futures.

6

We hope that the Degrowth Institute will result in a transformative experience for individual participants in the project, as well as collective proposals for new guidelines, approaches to resisting existing policy, and actions against particular (imposed) strategies regarding the assessment and management of heritage. And ultimately in understanding the landscapes that surround us more intimately, ad reconstituting our personal relationships to the territories we inhabit.


Институт Дероста: Институт Дероста - это инициатива, которая ставит перед собой цель установить независимые от мэйнстрим-риторики нарративы в таких городах, где население за последние годы стабильно сокращалось. Наша задача – реализовать идущие снизу вверх, пересекающие и горизонтальные подходы к генеральному планированию этих территорий. Наша работа состоит в исследовании, проработке сокращающихся городов и выдвижении новых стратегий, направленных на решение сопутствующих этому состоянию проблем, включая, помимо прочего, вопросы, как работать с промышленным наследием, вакантными позициями и подвижными рынками труда.

Мы хотим привнести структурные изменения в то, как люди воспринимают свои города. Мы хотим запустить обсуждение, совместную работу и исследование вокруг понятия дероста в рамках городского планирования посредством: осмысления и создания структуры обмена знаниями; производства художественного контента, основанного на исследованиях на тему дероста, и коллективной разработки генплана в самых разных форматах: публикации, фильмы, события и архивы; поддержки независимых локальных практик, цель которых провозглашение новых нарративов возможного городского будущего. Мы надеемся, что результатом работы Института Дероста станет как преобразующий опыт для отдельных участникам проекта и коллективные предложения по новым директивам и подходам к сопротивляющейся действующей политике, так и конкретные действия против отдельных (продиктованных) стратегий в отношении оценки и управления наследием. И таким образом, в итоге получить более глубокий взгляд на окружающий нас ландшафт и переосмыслить личные отношения с территориями, на которых мы обитаем. 7


Degrowth Manual:

Right now, in front of your eyes, arriving in your ears, or at the tip of your fingers, you have the Degrowth Manual. The Degrowth Manual is, and can be, many things. It is an unfinished product that requires input from the reader and evolves with every edition, in every city. It is an artist book. It is a device that can be used to find answers. Or ask questions. It is the beginning of a paradigm shift. Or the end of an unsustainable cycle. It is a medium of carefully-defined limits capable of producing unlimited outcomes It aims to create a new knowledge-base, archive, network, and discourse around the processes of shrinking, and growth, at an urban scale. It is both narrative, and question. Both written, and yet to be written. Both in Russian, and English.

The purpose of the Degrowth Manual is to trigger interpersonal dynamics which would help to acknowledge, and understand, the cycles of shrinking cities; as well as to imagine alternative futures that would not be driven by unquestioned capitalism. We believe that this knowledge, and new scenarios for future developments, should be collectively generated, and stem from archiving local stories, describing the zeitgeist of the town, mapping the social landscape, establishing relationships to ruins and to industrial pasts, and navigating uncertain futures for the city, together.

8

Working with degrowth, not against it. This manual is one of the devices of The Degrowth Institute: designed to facilitate different discussions among the inhabitants of a specific shrinking town, and equip them with new perspectives on how to look at their own city, how to reflect on the ongoing processes of urban developments, and how to collectively imagine a future that is not dependant on the capitalist rhetoric of accumulation and growth.


Руководство по Деросту: Прямо сейчас у вас перед глазами, в ушах и на кончиках пальцев находится Руководство по Деросту. Руководство по Деросту уже есть и может стать чем угодно. Это незаконченный продукт, так как он предполагает вклад со стороны читателя и эволюционирует с каждым переизданием, с каждым городом. Это книга художника. Это приспособление, которое может помочь найти ответы. Или задать вопросы. Это начало. Или конец цикла. Это средство, у него много ограничений, но оно предполагает безграничную отдачу. Его цель - построить новую базу знаний, архив, сообщество и обсуждение вокруг понятий сокращения и роста в масштабе города. Это концепция и вопрос одновременно. Уже написанное и ожидающее быть дописанным. На русском и на английском.

Задача данного Руководства по Деросту - запустить межличностный механизм, который помог бы признать и понять циклы сокращающихся городов, а также вообразить альтернативное будущее, не подчиненное неоспоримому капитализму. Мы верим, что эти знания и новые сценарии развития должны быть разработаны коллективно и корениться в местных историях, осязании духа города, картографировании социального ландшафта, установлении отношений с руинами и промышленным прошлым, лавировании навстречу неясному будущему города вместе. Работать вместе деростом, а не против него.

9

Данное руководство - очередная разработка Института Дероста, призванная запустить процесс обсуждения среди жителей конкретного сокращающегося города, снабдить их новыми точками зрения и подсказками:, как смотреть на собственный город, как реагировать на текущие процессы городского развития и вместе придумывать другое будущее.


The manuals that are filled-in during the workshop sessions will become part of the Degrowth Institute library, with the aim of building a sustainable archive of the intangible stories - and potential tangible strategies - of cities with ebbing populations. The Degrowth Institute Library will serve not just as a repository of stories for the future but also as an active disruptor of the present: it reflects on different living environments, different civil actors, and the political and social challenges that they are facing. The history of capitalism asserts that life, and succeeding at it, lies in different forms of growth fueled through the extraction of resources from a seemingly limitless universe. In reality, at least for now, we are constrained to the finite resources of our own limited planet.

How do we subvert the logic of that history?

The Degrowth Manual, physically and metaphorically speaking, is an attempt to retell the history of growth inscribed in your city.

Photocopy this book, Share it, Accredit it.

10

It is a collective project under Creative Commons license.


Руководства, которые будут заполнены во время семинаров, войдут в библиотеку Института Дероста с целью создать систематический архив неосязаемых историй и потенциальных практических стратегий для сокращающихся городов. Задачи библиотеки Института Дероста включают не только сбор историй для будущего, но и активное участие в настоящем: предлагается осмыслить разные среды обитания, разных гражданских субъектов, а также возникающие перед ними политические и социальные задачи. История капитализма подразумевает, что сама жизнь и успех в ней проявляются исключительно в разных формах роста, подпитанного бесконечным извлечением ресурсов из вселенной, которая кажется бесконечной. Тогда как в данный момент мы ограничены нашей вполне конечной планетой.

Как мы можем свернуть с этого пути?

Руководство по Деросту - это попытка, физически и метафорически, переписать историю роста, начертанную в вашем городе.

Сделайте копию этой книги. Поделитесь ей.

Это коллективный проект под защитой лицензии для бесплатного распространения произведений культуры “Creative Commons”. 11


When we first arrived HERE, we didn’t know what to expect from a city operating on so many different frontlines: war, sea, ecology, industry. We were fascinated by its urban alopecia. Empty playgrounds and overgrown fields, semi-abandoned buildings, and very abandoned buildings. A city of 450.000 people, located by the sea, had shrunk over 13% in the past two decades. An average of 3.600 people had left HERE every year. That’s ten people every single day. Our external eye, as newcomers, naturally inclined us to satisfy our needs for ruin pornography - photographing the utopias and dreams that never happened. The unfulfilled potentials and discarded futures now halos for these spaces in decline.

Когда мы впервые прибыли СЮДА, мы не знали, что ожидать от города, который оперирует на стольких многих уровнях: война, море, экология, промышленность. Мы были зачарованы этой городской алопецией. Пустые игровые площадки и разросшиеся поля, запущенные и полностью заброшенные здания. Город у моря с населением в 450 000 человек за последние двадцать лет сократился более чем на 13%. В среднем около 3 600 человек уезжали ОТСЮДА каждый год. Это по 10 человек каждый день.

12

Наш взгляд со стороны, как приезжих, неизбежно заставил нас удовлетворить нужду в порнографии заброшек - мы фотографировали утопии и мечты, которые не воплотились в жизнь. Нереализованный потенциал и несбывшееся будущее превратились в нимбы этих пространств в упадке.


здесь here

зде сь здесь

here

здесь 13


‘So many cities’, we thought, ‘share this fate’. The destiny of a carcass, outworn urban fabrics several sizes too large, making the wearer feel smaller. Providing an allure that attracts people like us: voyeurs of industrial decay - aware or unaware of all the issues that this condition conveys. HERE’s economy mainly relies on the production of steel; it was once the region’s largest producer. But the world is changing fast. The year that we arrived, one of the city’s major steel manufacturers laid off a thousand factory workers, automating their jobs and leaving them and their families suddenly without a stable livelihood. Robots don’t rely on community networks. And Robots continue to occupy more jobs, and less space. And if it is not the robots, it needed in the current locality to export resources, goods, elsewhere. Less tax income (none) for the

is outsourcing. Even less space - a trait of global capitalism: responsibilities and problems municipality.

Less steel to melt. Eventually, the plant will end up consuming itself, and its 400 km of internal railway tracks, in a form of self-cannibalism for [the manufacturer’s] survival. The deindustrialization, and population loss, are not just unique to HERE: it is a common phenomenon in many post-industrial cities worldwide. A typology known as ‘shrinking cities’. A paradox, considering that the world’s population is ever increasing, and that now, for the first time ever, humans primarily live in cities - more than half of us are in urban areas - making the city our default habitat. As we tracked our general observations of the shrinking city, we realized that HERE was continuing to follow masterplans that assumed projections of future growth. Despite the data, and the obvious signs found on the streets HERE - the vacant buildings, closed shop fronts, the mass layoffs, the precarious domestic economy, and the diminishing school enrollments - the city was still planning to build new settlements, dwellings, and infrastructure for its declining population.

14

As if it were [still] growing.


«Так много городов» - подумали мы – «разделяют эту участь». Судьбу пустого каркаса, устаревшей городской застройки на несколько размеров больше чем необходимо. Она заставляет тех, кто её носит, чувствовать себя меньше. Она приводит в восторг таких как мы – любителей промышленного разложения, подозревающих,, либо не ведающих о проблемах, которые сопутствуют этому состоянию. Экономика ЗДЕСЬ полностью зависит от производства стали, когда-то это был крупнейший поставщик в регионе. Но мир меняется быстро. В этом году около тысячи позиций на одном из сталелитейных заводов были автоматизированы и люди были уволены, запустилась цепная реакция, которая затронула их родных и близких. Роботы не зависят от социальных связей. Роботы продолжают занимать всё больше рабочих мест и всё меньше пространства. Если не роботы, тогда это аутсорсинг. Для него требуется даже меньше пространства на местности: характерная черта мирового капитализма - экспортировать ресурсы, товары, обязанности и проблемы куда-то еще. Что означает меньше (или никаких) налоговых отчислений в местную администрацию. Меньше стали для выплавки. В итоге это закончится тем, что завод поглотит сам себя вместе с 400 км внутренних железнодорожных путей в форме некоего самоканнибализма во имя выживания. Деиндустриализация и сокращение населения ЗДЕСЬ – не уникальное явление, это типичный феномен многих постиндустриальных городов по всему миру. Его классифицировали как “депопуляция городов”. Парадокс, учитывая, что численность населения в мире продолжает расти, и сейчас, впервые в истории, люди большей частью - более половины проживают в урбанистических районах, таким образом делая город нашей основной средой обитания. В попытке разработать карту наблюдений за феноменом депопуляции, мы столкнулись с генпланами, чьи ожидания были целиком построены на прогнозах будущего роста. Несмотря на имеющиеся данные и очевидные признаки, обнаруженные нами ЗДЕСЬ: пустующие здания, глухие витрины, массовые увольнения, шаткую региональную экономику и сокращение количества школьников, город по-прежнему планирует строить новые районы, жилье и инфраструктуру для своего убывающего населения. Как если бы оно росло. 15


It was not. Planning for a future that will not happen. Building for a city that will be sparsely inhabited. Chasing a dream that is not there to chase. HERE was obviously combing over whatever hair it had left to hide the shiny and ever-expanding barren. It was in denial. We wondered what would happen if, instead, it came to terms with its balding condition, and embraced it: a bold move in the age of hair extensions and wigs. Ingrained in capitalist rhetoric, master planning is based on the principle of linear progress through positive growth. It actively seeks, and assumes, incremental population figures, facilities, and resources. Every five years new plots are coloured in, and new lines added to the general masterplan in an urban alchemy for the capitalist ultimate goal - growth. Masterplans almost act as time capsules that are already obsolete at the time of their execution, designed years in advance. Plans that will never be realized and that, more often than not, will end up as palimpsests, superseded by even newer utopian visions, eternally running after the ‘future’ - wherever it might be - a few years behind. Masterplans are tools of reassurance promising the near-term expansion of urban space: that in the next several decades new residential districts will accommodate a growing urban population, new businesses will break ground to meet their demand, and new parks will open for their leisure; even though these plans might never materialize, as they remain mere projections, snapshots of the moment of their inception. In order to step out of the neo-liberal capitalist framework that suggests that the only solution for cities to exist is to grow, the dominant paradigms must be subverted and replaced. Shrinking needs to be embraced as an inevitable, but also positive, force. What would happen if HERE decided not to base its urban development on growth and speculative population gains?

16

What would happen if it decided to change vectors, and plan for an unavoidable -yet not bad- future of shrinking?


Но оно не растет. Планирование будущего, которое не произойдет. Строительство города, который не будет населен. Погоня за мечтой, которую не ухватить. ЗДЕСЬ явно имело место причесывание оставшихся волос так, чтобы закрыть блестящую лысину. Это было отрицание. Нам стало интересно, что если бы, вместо этого, признать процесс облысения и принять его: смелый ход в век наращивания волос и париков. Городское планирование, пропитанное до мозга костей капиталистической риторикой, основано на принципе позитивного роста. Оно всегда в активном поиске растущих графиков численности населения и материально-технической базы. Каждые пять лет на генплане закрашивают новые участки, наносят новые линии – используют известные приемы городской алхимии во имя высшей капиталистической цели - роста. Генпланы здесь выступают как капсулы времени, составленные на годы вперед и уже не актуальные на момент исполнения. Планы, которые никогда не будут воплощены и скорее всего закончат как палимпсесты, написанные поверх утопий, как срисованные мечты, вечно бегущие вслед за “будущим” - туда, где оно должно было быть, но на несколько лет позже. Генпланы как инструменты заверения, обещания, что в следующие десять-двадцать лет городское население вырастет, новые территории будут освоены, новые предприятия будут открыты, а парки заполнят малыши. И хотя эти планы, возможно, никогда не воплотятся в жизнь, они остаются проекциями того момента, когда они были приняты. Чтобы выйти за неолиберальные рамки, которые предполагают единственный способ существования городов - рост, эта парадигма должны быть разрушена. Убыль населения должна быть принята как неминуемая, но и позитивная сила. Что бы могло произойти, если бы ЗДЕСЬ при городском планировании решили не опираться на рост и предполагаемый прирост населения? Что бы произошло, если бы решили сменить вектор и планировать неизбежное, вовсе не плохое, будущее на убыль? 17


When to use the manual? The manual can be used in a workshop setting, among a group of friends, or individually, to explore different ways to relate to a city - a reflection on different cycles of the cities in time and space - and to (collectively) think of its future. The manual is made in a way that attempts to build horizontal relationships between the workshop fellows - where we all are participants and learners. Therefore, the manual is created as much by us as it is by everyone who had, and will write on its pages.

Where to find the manual? If you are reading or hearing this, you probably already know the answer. This manual is designed in black and white to be easily - and cheaply- photocopied or printed. If you are listening to this, you can copy the mp3 file. If you need to send it to someone living far away, they can download a pdf of this volume. There will always be a link for it on our website [www.metasitu.com], or we can send it to you by email (write us to future@metasitu.com )

What to do with the manual? If you organize a workshop following this manual, or complete the exercises, or have something to say, and would like the results to be included in the Degrowth Institute Library, send us an email at future@metasitu.com ---> we would love to include your answers, and you would be contributing to a greater conversation on planning for degrowth in shrinking cities.

How to read the manual? The Degrowth Manual is divided in three main chapters: Cartography, Memory, and Futurology. Each chapter is structured around several exercises and tasks, as well as a more reflective and theoretical narrative base. While the book physically degrows during the workshop, as different elements are cut out from its pages, a new discourse for degrowth is exercised and created at the same time. In each chapter of the Degrowth Manual there are sets of questions that are there to help you think of the task, but also to reflect on it. Use the space below where it invites you to answer the questions during / before / or after completing the task.

How to use the manual for the workshop? You will find the tasks written in the inner rectangular section (here), and the storyline waving through on the edges of the page. This inner rectangular indicates the exercise The blank space below the questions in the inner rectangular indicates the space for your written answers The blank area in the inner rectangular indicates the space for the drawing Underscore indicates that the task should be completed in pairs or a group Scissor icon indicates cutting out the following elements from the manual

What do you need for the workshop?

18

Invite more people to work together with you - a single workshop can accommodate as few as two or as many as twenty fellows, perhaps even more, provided everyone is given the chance to speak and participate. When looking for ways to address degrowth, to understand current processes in shrinking cities, and to imagine their futures, we believe in establishing bottom-up narratives through face-to-face discussions, rather than merely replacing antiquated hierarchies with new ones. This is a conversation that affects all of us. If you feel you have something to say, you should feel you have the space to voice it. We are all experts on our own cities. We are all fellows here. All of our voices are important.


Когда использовать руководство? Это руководство может быть использовано в рамках семинара, в кругу друзей или индивидуально с целью исследовать альтернативные формы отношения к городу, прочувствовать различные циклы жизни городов во времени и пространстве и (коллективно) поразмыслить о его будущем. Руководство составлено таким образом, чтобы попытаться наладить горизонтальные связи между участниками семинара, где мы все - коллеги и ученики. Таким образом, данное руководство было создано нами в той же степени, как всеми, кто когда-либо писал или напишет на этих страницах.

Где найти руководство? Если вы читаете или слушаете это, скорее всего, вы уже знаете ответ. Руководство разработано в черно-белой гамме, чтобы его можно было легко и дешево распечатать или откопировать. Если вы слушаете его - вы можете скопировать mp3 файл. Если вы хотите отправить его кому-то, кто живет далеко, просто скачайте pdf этой версии. На сайте [www.metasitu. com] всегда будет активная ссылка, либо мы вышлем его вам по e-mail (пишите нам на future@metasitu.com ).

Что делать с этим руководством? Если вы организовали семинар по этому руководству, выполнили упражнения, или вам есть что сказать и вы бы хотели включить свои результаты в библиотеку Института Дероста, напишите нам на future@metasitu.com. Мы с удовольствием включим ваши ответы в наш архив, они станут вкладом в более масштабный дискурс на тему планирования дероста в сокращающихся городах. Как читать это руководство? Руководство по Деросту разделено на три главы: Картография, Память и Футурология. Каждая глава включает несколько упражнений и задач, а также повествовательные размышления и теорию. Пока книга физически сокращается в течение семинара, т.к. элементы вырезаются с ее страниц, новое обсуждение на тему дероста рождается и растет в то же самое время. Каждая глава Руководства по Деросту содержит вопросы, призванные помочь в выполнении заданий и дать почву для размышлений над ними. Используйте пустые поля, чтобы ответить на вопросы во время, перед или после выполнения задания.

Как использовать руководство во время семинара? Вы обнаружите задачи во внутренней прямоугольной секции (здесь), а также рассказ, извивающийся по краям страницы. означает упражнение означает упражнение означает поле для ответов означает полеписьменных для письменных ответов означает поле для означает полерисунка для рисунка означает, что эти элементы руководства должны быть вырезаны означает, что эти элементы руководства должны быть вырезаны означает, что задание должно быть выполнено в парев или означает, что задание должно быть выполнено парегруппой или группой Что необходимо для семинара? Пригласите людей работать вместе с вами, сколько угодно - от двух до десяти, или больше, при условии, что каждый получит шанс высказаться и участвовать. В процессе поиска подходов к феномену дероста, к осмыслению процессов, которые протекают в сокращающихся городах, и придумыванию их будущего, мы пришли к установлению нарратива по принципу “снизу - вверх” через живые разговоры и обсуждения лицом к лицу, нежели к установлению новых иерархий. Это обсуждение касается всех нас. Если вы чувствуете, что вам есть что сказать, вы должны знать – вам есть где высказаться. Мы все – эксперты по своим городам. Мы здесь заодно. Голос каждого из нас важен.


Prepare the working materials that are outlined below, and find a space that you would be able to use for the workshop duration. As this is a conversation of uncertainty, but also a statement about emancipation, you are invited to devise alternative workshop structures by using the manual as a trigger, or to use it as a tool for completely other means. If you test something that works for you, write us*: we would love to hear from you.

How long will the workshop take? The first two chapters, Cartography and Memory, can be completed in one day - with a small lunch break. The Futurology chapter is intended for the second day of the workshop. But you can arrange the time according to your own group’s needs.

What working materials you will need for each workshop participant? Pen 1 blue, 1 red, 1 green and 1 black permanent pen for drawing on acetate A1 acetate 1 copy of the A1 satellite map of your city: Below are the instructions for how to prepare the sheet, and print it on 8 A4 sheets to reduce costs. Do this beforehand, and make sure each workshop participant gets one ‘set’ (ie - one complete satellite image!)* 1 copy of a local newspaper - preferably bought on the day of the workshop (you can buy different newspapers - not every participant needs to have the same newspaper) One vacuum bag. You can get these in shops that sell bags for packing clothes for winter. Alternatively, if vacuum bags are unavailable, you can substitute ziplock bags that are used for food. It is important that they are resealable and air-tight.

What working materials you will need for the whole group? 1 A4 sheet per 2 people 1 A2 sheet per 4 people 2 A1 acetates for the whole group 1 extra copy of the A1 satellite map of your city. Assemble this one before hand. Masking tape Cello tape Around 20 binder clips A couple of scalpels A cutting surface Glue for acetate

How to make the CITY map for the workshop? You can either create the A1 satellite map of your city in preparation for the workshop by yourself, or you can email us and ask us to make it for you. We will send you a pdf with 8 A4s that you can print cheaply and assemble. You may also choose to print it on an A1 sheet if you have access to a plotter. To create your own map, you will need to download a high resolution satellite image in black and white, lay out the satellite image on an A1 page in any image editing program, and divide it into eight A4 pages. Save the final satellite map of your city as 8 A4 documents for printing and assembling afterwards. Remember to print one per participant, plus one extra copy to be used collectively.

20

* future@metasitu.com


Приготовьте всё необходимое, указанное ниже, и найдите помещение, подходящее для проведения семинара. Так как это обсуждение неопределенного, но в то же время – заявление о независимости, смело придумывайте разные формы семинара и используйте руководство как триггер для дискуссии, либо как любой другой инструмент для совершенно иных целей. Если вы испробуете нечто, что сработало в вашем случае - напишите нам*, мы будем очень рады получить ваш отклик.

Как долго проходит семинар? Первые две главы: Картография и Память могут быть выполнены за один день с перерывом на обед, глава Футурология предназначена для второго дня семинара. Однако вы можете организовать время и расписание согласно пожеланиям вашей группы.

Какие материалы понадобятся каждому участнику семинара? Ручка 1 синий, 1 красный, 1 зеленый и 1 черный перманентные маркеры чтобы рисовать на ацетатном листе Ацетатный лист формата A1 1 копия спутниковой карты вашего города формата А1. Ниже вы найдете инструкцию, как сэкономить и изготовить лист формата А1 из 8-ми листов А4. Сделайте это заранее, чтобы каждый участник семинара точно имел на руках один «набор» (т.е. целый спутниковый снимок)* 1 копия местной газеты, предпочтительно купленная в день проведения семинара (можно покупать разные, не обязательно, чтобы у всех участников были одинаковые газеты) 1 вакуумный пакет. Обычно они продаются для упаковки вещей на зиму. Если вы не сможете найти такой пакет, возьмите пакет с молнией для упаковки еды. Важно, что бы они герметично закрывались и не пропускали воздух.

Какие материалы потребуются для целой группы? 1 лист формата A4 на каждых 2-х человек 1 лист формата A2 на каждых 4-х человек 2 ацетатных листа формата A1 на целую группу 1 дополнительная копия спутникового снимка вашего города формата А1. Соберите её предварительно Малярная лента Клейкая лента Около 20-ти зажимов для бумаги Пара скальпелей Поверхность для резки Клей для ацетата

Как изготовить карту ГОРОДА для семинара? Вы можете либо изготовить спутниковую карту города формата А1 для семинара самостоятельно, либо написать нам*, и мы сделаем ее для вас. Мы вышлем вам pdf файл с из 8-ми страниц формата А4, которые вы сможете недорого распечатать и собрать. Если у вас есть доступ к плоттеру, вы также можете сразу напечатать карту в формате А1. Чтобы изготовить карту самостоятельно, необходимо загрузить черно-белую спутниковую карту в высоком разрешении, разместить ее на странице А1 в любом графическом редакторе и разделить на 8 страниц А4. Сохраните итоговое изображение карты города как 8 документов формата А4, чтобы потом напечатать и собрать. Не забывайте, каждому участнику потребуется одна карта, плюс одна дополнительная на всю группу.

* future@metasitu.com


Is there something you would like to know that only your city can answer?

22

ask here


Есть ли у вас вопрос, на который может ответить только ваш город?

спроси здесь

23


There are many different ways to understand your surroundings. In order to communicate territorial arrangements, how things are distributed in space, and the physical relationship between objects, humanity has used C A R T O G R A P H Y for thousands of years.

Существует множество способов постичь окружающую местность. Чтобы связать воедино территориальное устройство, то, как объекты распределены в пространстве и физически взаимодействуют друг с другом, человечество тысячелетиями использовало К А Р Т О Г Р А Ф И Ю.


КАР ТОГ РАФ ИЯ belonging

перспектива

maps

город

карта


The first maps humans produced were of the stars, not the earth, but by indicating the movement of celestial bodies in the sky, they helped humans to navigate the grounds. These drawings, far from indicating everything that was present for it would be impossible to draw every atom, every cell, every detail -, ‘represented’ what was important to the mapmakers in that space at that time: specific stars, trees, buildings, or rivers. By filtering the details the map includes and excludes, the cartographer exercises the unilateral authority to determine what is of importance to the community. It can be violent at times; but it is always an exercise of power and representation.

26

clay table of nippur


Первые карты, созданные человеком, изображали звезды, а не земную поверхность, но, благодаря перемещениям планет в небе, люди могли ориентироваться на земле. Эти изображения едва ли показывали всё, что существовало в действительности, было бы невозможно отобразить на них каждый атом, каждую клетку, каждую деталь, «обозначить» всё, что было важно для них в то время и в том пространстве: определенные звезды, деревья, сооружения и реки. У составляющего карту есть власть определить, что важно, а что нет, что внести, а что исключить. Порой это необоснованно, но, так или иначе, это проявление власти и представительства.

constellations

lascaux caves

27


Cartography is the tool that municipal, and national planning services use to communicate their visions: they draw lines on the map deciding where the city will expand, constantly pushing its limits outwards. It is also used by investors, who map the prime real estate areas, and the police, who mark their jurisdictions, or the areas susceptible to crime. It can also be used by communities to map their particular concerns, whether they be pollution levels or essential public spaces. Where does the city begin and where does it end? Do its borders coincide with those of the official maps designed by the administration? With those drawn on other maps? As the city becomes increasingly defined by its urban practices - the way we navigate space and relate to it - the line previously delineating the urban from the rural, once essential to understanding and defining the limits of the city, is blurring. Does the landfill where the city’s garbage is stored, or the coastline where the sanitation water from the city is disposed, or the financial remittances, sent and received by ex/non citizens, as something imported/exported, belong HERE or not? Does the city end at all? Does the city have limits? (ecumenopolis*)

masterplan

*Ecumenopolis,

a

term

coined

by

Greek

post-war

planner

Constantinos

28

Doxiadis. Translated from Greek, ecumenopolis means that the whole world is urban.


Картография является инструментом муниципальных и государственных структур для проектирования и выражения своего видения развития: они проводят линии на карте, определяя, в какую сторону будет развиваться город, непрерывно выходя за свои рамки. Её также используют инвесторы, выделяя элитные районы, и полиция, отмечая зоны повышенной преступности. Помимо этого, ее используют разнообразные локальные для обозначения уровня загрязнения, значимых мест или других объектов. Где начинается город, а где заканчивается? Совпадают ли его границы с теми, что представители администрации очертили на карте? Или с тем, что начертано на других картах? По мере того, как современная жизнь всё больше определяется урбанистическими практиками – тем, как мы ориентируемся в пространстве и взаимодействуем с ним – те различия, которые раньше трактовались как разделение между городским и сельским, и таким образом позволяли нам провести границы города, в настоящее время размываются. Относится ли к городу свалка, куда свозят мусор, или побережье, куда стекают сточные воды, или денежные переводы, отправленные или полученные эмигрантами и иностранцами, импорт и экспорт, принадлежит ли это всё ЗДЕСЬ? Заканчивается ли город вообще? (экуменополис *)

29

*Экуменополис – термин, предложенный греческим послевоенным градостроителем Константиносом Доксиадисом. В переводе с греческого экуменополис означает, что весь мир – это один город.


Before we arrived HERE, we studied the online maps and satellite photos from different time periods. We looked at the city’s development plans and its zoning maps. However, we felt we could not learn enough about the city (HERE) just from the official plans, nor the ‘objective’* eye of the satellite image. It seemed that the representation was not accurate enough. It seemed as we were not reaching beyond the formal narrative and representation of HERE. One day, we took a tram to go to another part of the city across the river. We had not been there before. Walking through the labyrinth of semi-connected courtyards, we stumbled upon a map drawn on the flat surface of a tree trunk that had been cut down. On the map, you could see a house with a football pitch, the coastline, the factory with black smoke coming out of its chimney, more houses, some tanks, a space rocket (or was it a missile - for the city had been at war until recently)-, and more houses.

30

cognitive map


Прежде чем мы прибыли СЮДА, мы изучили онлайн-карты и спутниковые изображения разных времен. Мы рассмотрели планы развития города и схемы его зонирования. Но мы ощутили, что не можем как следует узнать этот город (ЗДЕСЬ) по официальным планам или «объективному»* взгляду спутниковых изображений. Нам показалось, что такая репрезентация является недостаточно точной. Нам показалось, что мы не выходим за рамки официального нарратива о ЗДЕСЬ. Однажды мы поехали на трамвае в другую часть города, через реку. Мы не были там раньше. Прогуливаясь по лабиринту частично связанных между собой двориков, мы обнаружили карту, нарисованную на плоской поверхности срубленного ствола дерева. На карте были изображены дом, футбольное поле, побережье, завод, из труб которого валил черный дым, другие дома, танки, космическая ракета (или ракетное оружие – в городе, где до недавнего времени происходили военные действия), снова дома…

31


To its maker, this was a comprehensive representation of the territory, a drawing representing HERE -its landmarks, its current processes, its aesthetics, and its geographical position. A map of subjective imagery that we would not have found on any official survey map, nor on a satellite photo. Both of which are also subjective, in their own way. Though we understood that this map was an intimate, closely-observed portrait of HERE, we felt it possessed a certain quality and level of detail that [made it] somehow was able to capture the very essence of the city and its ongoing processes. Draw the map of your city [ 10 min ] Imagine explaining to someone else your city’s most striking and significant features, to you. What would those be? Include as many details as possible on your map. You can use text descriptions and graphic elements to represent your city. Draw continuously for the whole 10 minutes to capture as many details as possible.

32

draw here


Для создателя карты это изображение всесторонне представляло территорию ЗДЕСЬ – его достопримечательности, актуальные процессы, эстетику, географическое расположение. Это была карта субъективного образа ЗДЕСЬ, которого мы не нашли бы ни на официальной карте, ни на спутниковом фото (хотя два последних типа изображения в каком-то смысле тоже субъективны). Понимая, что эта карта была очень личным портретом ЗДЕСЬ, мы, тем не менее, увидели в ней точность, которая позволила передать саму суть города и происходящих в нем процессов.

Нарисуйте карту своего города [ 10 мин ] Представьте, что вы рассказываете кому-то о самых ярких и выдающихся, по вашему мнению, сторонах вашего города. Что это будет? Укажите как можно больше деталей на своей карте. Можете использовать текстовое описание и графические элементы, чтобы изобразить свой город. Рисуйте непрерывно в течение 10 минут, чтобы зафиксировать как можно больше деталей.

нарисуйте здесь


Every cognitive (perception) map invariably lies somewhere between fiction and truth**. No matter how much time you have spent HERE, it is a combination of first impressions, intimate everyday observations, and recollections of places visited, experienced, or referenced in conversation. Every cognitive (perception) map, we thought, functions as Answer the questions: a deviation from the formal What are the landmarks of your city? representation of the city, a way to express and argue (op) position(s). *Aerial imagery is not objective, for not all the territories around the globe are equally covered, and analysed

by,

companies,

satellite

or,

deemed

for

that

imaging matter,

significant/profitable

enough

to

be

reached/covered/ What element(s) is (are) the central structure(s) to your map?

represented/documented. **Maps are sophisticated systems of signs. Their lines are not innocent - they are intentional; they signify agendas areas

and of

power.

Maps

development

indicate

that

will

bring wealth to someone, paths for fiber optic cables and roads that will bring people closer together. Maps

always

mean

something.

Do

those lines and plots marked on the plan represent your city? The way you

experience

it?

Your

everyday

34

aspirations and future plans HERE?

Where have you drawn the limits of your city?


Ответьте на вопросы: Какие самые знаковые объекты в вашем городе?

Какой(-ие) элемент(ы) является (-ются) ключевым(-и) сооружением(-ями) на вашей карте?

Где вы обозначили границы города?

* Аэросъемка не объективна, так как не все территории планеты в равной степени документируются и анализируются спутниковыми компаниями – то есть признаются достаточно значимыми или прибыльными, чтобы быть запечатленными. ** Карты – это сложные знаковые системы. Их контуры вовсе не невинны – они преднамеренны и выражают динамику власти. Карты обозначают зоны развития, сулящие кому-то прибыль, маршруты для оптоволоконных кабелей, дороги, которые сблизят людей. Карты всегда что-то означают. Насколько эти линии и точки, нанесенные на план, отображают ваш город? Ваш опыт взаимодействия с ним? Ваши мечты и планы на будущее ЗДЕСЬ?

Любая когнитивная карта (карта восприятия) неизбежно сочетает в себе вымысел и правду.** Независимо от того, сколько времени вы провели ЗДЕСЬ, она передает первые впечатления, личные наблюдения и воспоминания о посещенных, пережитых и упомянутых в разговорах местах.

35

Любая когнитивная карта, на наш взгляд, является отклонением от официальной репрезентации города, способом самовыражения и несогласия.


36

What kind of story do we want to draw on our map? What narrative will a stranger draw on theirs? How will we negotiate our cognitive map with those of others? We thought, what would happen if, collectively, we were redrawing the map of HERE? What kind of places would emerge from this collective effort? What would they signify? Would we recognize ‘us’ in our common map? Would we recognize the same city in that map?

Draw the map of your city without text description on a sheet of A4 paper, in pairs [ 10 min ] This time, draw the map on a bigger piece of paper together with another person. Don’t show each other the map you just made for the previous exercise. Just talk, and draw, together, a new map of the city - its most striking and significant features. This time, do not write ANY text on the map. Try to allow the map’s images to speak for themselves.

How is this map different from the maps you made individually?

What elements appeared on this new map that were not present in the previous version?

What elements are missing from this new map that were present in the previous version?

What are the landmarks of this map?

What element(s) is (are) the central structure(s) on this map?

Where have you drawn the limits of your city this time?


Теперь нарисуйте карту на листе бумаги побольше вместе с другим человеком. Не показывайте друг другу карты, которые вы только что сделали индивидуально. Просто общайтесь и рисуйте вместе новую карту города - его самые яркие и выдающиеся стороны. В этот раз НИЧЕГО не пишите на карте. Постарайтесь, чтобы рисунки на карте говорили сами за себя. Чем эта карта отличается от тех, что вы сделали по раздельности?

Какие элементы появились на новой карте, которых не было в предыдущей версии?

Какие элементы отсутствуют на новой карте, но были в предыдущей версии?

Какие знаковые объекты на этой карте?

Какой(-ие) элемент(ы) является (-ются) ключевым(-и) сооружением(-ями) на этой карте?

Какую историю мы хотим рассказать на нашей карте? Какой нарратив передаст на своей карте приезжий? Как нам соотнести свою и чужую когнитивную карту? Что произойдет, если мы вместе перерисуем карту ЗДЕСЬ? Какие места появятся на этой коллективной карте?Что они будут означать? Узнаем ли мы «нас» на нашей общей карте? Узнаем ли мы на этой карте тот же город?

Нарисуйте карту своего города без текстовых описаний на листе формата А4, работайте в паре [10 мин ]

Где вы обозначили границы города в этот раз?

37


Draw the map of your city on an A2 sheet of paper in groups of 3-5 people [ 10 min ] This time draw a map together with three to five other people. Do not use any text descriptions or descriptive images (such as drawing a plane to describe the airport or a tree to describe the park) on your collective map. Try to draw the map elements to scale, preserving their relationship to one another.

What are the landmarks of your city that are shown on this map?

What element(s) is (are) the central structure(s) on this map?

Where have you drawn the limits of your city this time?

Is there more detail in this map than in the one that you made individually, or the one that you did in pairs?

Do you think that this map represents your city more accurately than the two previous maps? Why or why not?

Did you draw lines that would not be visible in the city otherwise, to indicate the borders of neighbourhoods, or specific areas? If so, what were those lines demarcating?

Are there some elements that you drew that were out of proportion?

Cities are constantly changing, adapting, moving. Which element on your map has, from your vantage point, changed the least over time? Is it a building, a factory? a body of water that breaks up the city? A square? A tree?

What is the city’s newest element drawn on your map?

38

Which element has changed the most? Is it a new coastal line? A flower planted yesterday? A new crack on the road that you included? A new ruin or a new neighborhood? A new cloud?


Нарисуйте карту своего города на листе формата А2, работайте в группе по 3-5 человек [ 10 мин ] На этот раз нарисуйте карту вместе с 3-5 людьми. Не используйте текст или описательные рисунки (например, изображение самолета, чтобы обозначить аэропорт, или дерево, чтобы указать парк) на вашей общей карте. Постарайтесь нарисовать элементы на карте в соотвествии с масштабом, сохраняя их отношение друг к другу.

Какие знаковые объекты вашего города показаны на этой карте?

Какой(-ие) элемент(ы) является (-ются) ключевым(-и) сооружением(-ями) на этой карте?

Где вы обозначили границы города в этот раз?

На этой карте больше или меньше деталей, по сравнению с той, что вы сделали сами, или с той, что вы нарисовали в паре?

Как вы думаете, эта карта отображает ваш город более или менее точно, чем две предыдущие карты? Почему?

Рисовали ли вы линии, которые нельзя увидеть в городе иным способом, например, границы районов или каких-то конкретных областей? Если да, то были ли это демаркационные линии?

Были такие элементы, которые вы нарисовали без соблюдения пропорций?

Города постоянно меняются, адаптируются, двигаются. Какой элемент, присутствующий на карте, по вашему мнению, меньше всех подвергся изменениям в течение времени? Возможно, это здание, завод? Или водное пространство, разделяющее город? Площадь? Дерево?

Какой из нарисованных элементов появился на карте в последнюю очередь?

Какой элемент изменился больше всех? Это береговая линия? Или посаженный вчера цветок? Или это трещина на дороге, которую вы обозначили? Это свежие развалины или новый район? Недавно возникшее облако?

39


Draw an accurate map of your city on A1 acetate [ 10 min ] all workshop participants together. All workshop participants take the A1 sheet of acetate, and draw the final map of the city. Do not compare this map with the other maps that you just drew, and try to be as accurate as possible. Use the knowledge of all participants to map, as accurately as possible, the whole city. Do not use text or icons. Try to keep proportions accurate, and represent those elements that you all think are important for your city.

Once you have finished mapping your city on the acetate sheet, as a group, assemble one satellite map of your city from eight A4 sheets. This is your collective A1 satellite map. Overlay the acetate sheet on top of the satellite map of your city.

How are these maps different?

Do you think your map is an accurate representation of the city?

According to you, what is missing?

40

Which map better captures the spirit of the city?


Тщательно обрисуйте карту своего города на ацетатной пленке формата А1 вместе со всеми участниками мастер-класса [ 10 мин ]. Возьмите ацетатный лист формата А1 и все вместе нарисуйте окончательный вариант карты города. Не сравнивайте эту карту с другими, нарисованными ранее, старайтесь быть максимально точными. Используйте знания каждого участника, чтобы составить максимально точную карту всего города. Не используйте текст и условные обозначения. Старайтесь сохранить пропорции и отобразить те элементы, которые по вашему общему мнению являются ключевыми для города. Как только вы закончите всей группой составлять карту города на ацетатном листе, соберите спутниковую карту из восьми листов формата А4. Это будет ваша общая спутниковая карта А1. Наложите ацетатный лист поверх спутниковой карты вашего города. Чем эта карта отличается от картографического изображения / спутникового снимка города?

Как вы думаете, ваша карта достоверно отображает город?

Чего, по-вашему, на ней не хватает?

Какая карта лучше передает дух города?

41


We took a train to come HERE. We knew exactly when we had arrived - for ten spectacular minutes the landscape of the factory was sliding in front of our eyes. Its tall chimneys puffing smoke, its large steel containers kidnapping the skyline, monopolizing the horizon, capturing the heart of the city. The factory could be seen from almost any point within HERE. This is generally how we perceive cities from within them - through vertical planes. We see facades and horizons, not plans. Unless you drone. Or paraglide. Or take a cable car. Or you are on a plane that is about to land. Or you are a bird. Or have an out of body experience. Or a dream. Or use cartographic software. Individually draw the most representative skyline of your city [ 10 min ]

draw here

What are the most prominent elements - buildings, trees, mountains, factories, etc. - that dominate the skyline of your city?

From which point of view in the city did you draw the skyline? Is it a place that one can easily get to? Is it from a plane? Is it from a boat?

Did you draw the skyline from outside the city or from within the city?

How do most people arrive in your city?

42

Is your skyline the first thing people see when they approach the city? From where?


Мы прибыли СЮДА на поезде. Мы сразу поняли, когда оказались на месте – в течение десяти восхитительных минут перед нашими глазами проплывал пейзаж с заводом. Его высокие трубы выпускали дым, его большие стальные контейнеры завладели линией горизонта и пульсировали, как сердце города. Завод был виден практически с любой точки ЗДЕСЬ. Чаще всего мы воспринимаем города изнутри именно так – через вертикальные проекции. Мы видим фасады и горизонты, но не планы. Разве что мы смотрим видеосъемку с дрона. Или парапланируем. Или поднимаемся по канатной дороге. Или летим в приземляющемся самолете. Или мы – птицы. Или переживаем внетелесный опыт. Или видим сон. Или используем картографическое программное обеспечение. Нарисуйте наиболее характерную линию горизонта города, индивидуально [10 мин]

нарисуйте здесь

Какие элементы наиболее ярко выражены: здание, дерево, гора, завод, что-то еще? Что возвышается над горизонтом вашего города?

С какой точки в городе вы нарисовали линию горизонта? В это место легко добраться? Это вид с самолета? Или с корабля?

Вы нарисовали горизонт снаружи или изнутри города?

Каким способом люди обычно прибывают в ваш город?

Нарисованная вами линия горизонта – это первое, что они видят? Откуда?


Our initial interaction with any city, when done remotely, is always through a curated, edited selection of drawn maps (such as city maps, or the maps app in your phone), or [a series of] vertical planes (such as postcards, or images on social media). What happens when we start navigating the city through streetview software, as if we were there? We move through space, a selection that is also edited, limited to the technology of where the vehicle with the cameras might enter, to what may or may not be photographed, to a specific day and time, a specific color of the trees, and a specific overcast sky. But also to the bounds that the government decides are permissible and that the company determines are relevant, i.e. profitable and safe. It remains a curated, and edited, experience.

infrastructure

legislation

44

commercial interests

google street view


Наше изначальное знакомство с городом на расстоянии всегда опосредовано набором карт (карта города, мобильное приложение) или же вертикальных проекций (открытки, фотографии в социальных сетях). Что происходит, когда мы начинаем передвигаться по городу посредством программы с просмотром изображений улиц, будто мы там и находимся? Мы перемещаемся по пространству, которое подверглось обработке и сформировано техническими ограничениями: где проехали машины с камерами, что было и не было запечатлено, какими были время суток, цвет деревьев и оттенок неба. Но также ограничения касаются того, что государство определяет как доступное, а компании – как актуальное, то есть прибыльное и безопасное. В любом случае наш опыт оказывается опосредованным и видоизмененным.

?

world wide coverage

whose world? whose width?

45


Mapping the totality of movement in a city traces patterns of people, goods, weather, animals, cars. The movement HERE is continuous - steel moving across the sea, and train tracks; people walking along the beach, someone being late for work, people shopping, or watching sunsets. Like the factory repeats its automated sequence of production, our movement in the city can become limited from point A to point B, and maybe to point C. Repetition. Faster. Efficiency. Production. How often do you contemplate if the everyday route HERE is the nicest, the calmest, or the most beautiful? How often do we think at all about these things? Each fellow assembles one map of the city that has been printed out on eight A4 sheets. These maps will become the background of the following exercise. Each fellow also receives an A1 acetate sheet.

After a day or two HERE, we had already created our routine of routes, our zone(s) of comfort, where we kept circulating again and again and again and again and again and again. It did not have to be the quickest route, the most direct, the most rational, or the safest: It was the route to which, for one reason or another (probably a whole combination of reasons, actually), we got accustomed, and which became as hardwired in us as preprogrammed GPS directions. Draw the paths that you took today on your A1 acetate sheet in blue [ 3 min ] A city is not just a space for being but also for moving. It is a space of flow. Put your A1 acetate sheet over the map of the city that you have assembled to draw the routes that you’ve taken today (starting at 00:00a.m.).

How did you move?

Were you inside a vehicle at some point?

Did you stop at some point? Where?

Did you see something unexpected? What?

46

What was the most memorable part of the path for you?


Картографирование тотального городского движения дает возможность проследить маршруты людей, товаров, погоды, животных, машин. Движение ЗДЕСЬ непрерывно: сталь движется по морю и железнодорожным путям, люди гуляют вдоль берега, кто-то опаздывает на работу, кто-то совершает покупки, кто-то смотрит на закат. Словно завод, который воспроизводит свою автоматическую последовательность, наше движение по городу может быть ограничено точками A, B и, может быть, C. Повторение. Скорость. Эффективность. Производительность. Как часто мы задумываемся о том, является ли наш ежедневный маршрут ЗДЕСЬ наиболее приятным, спокойным или красивым? Как часто мы вообще вспоминаем об этих вещах? Каждый участник составляет одну карту города, которая распечатана на восьми листах формата А4. Эти карты являются основой следующего задания. Каждый участник получает ацетатный лист формата А1.

На второй или третий день нашего пребывания ЗДЕСЬ мы уже создали свои рутинные маршруты, свои зоны комфорта, по которым циркулировали снова, и снова, и снова, и снова, и снова. Эти маршруты не были самыми быстрыми, самыми прямыми, самыми рациональными или самыми безопасными. Это были маршруты, к которым мы по той или иной причине (а наверняка по целому ряду причин) привыкли. Они в нас запрограммировались, как указания GPS-навигатора. Нарисуйте на ацетатном листе формата А1 синим цветом маршруты, по которым вы перемещались сегодня [ 3 мин ] Город - это не только пространство, где мы находимся, но и перемещаться. Это пространство для потока. Положите ацетатный лист А1 на составленную вами карту города и нарисуйте маршруты, по которым вы двигались сегодня, начиная с 00:00 часов. Как вы перемещались?

Вы использовали транспорт?

В какой-то момент вы останавливались? Где?

Вы видели что-то неожиданное? Что?

Какая часть пути была наиболее запоминающейся?


The everyday is conditioned by moving from point to point, from home to work, to school, to X Y Z, and back. Doing it all over again, the next day. Or slightly different, but probably similar. At least parts of it. Draw the paths that you have taken during the past seven days on the same acetate sheet that you just used, in red [ 5 min ] Try to remember as many routes as possible and draw them as precisely as you can. Draw each route you took. Even if you took the same path.

Do you have a regular route?

What vehicles did you take?

Did you navigate the city more often in the past seven days than you normally do, on average?

What was the most memorable event/part of this week’s paths?

What was your favorite path that you took during the past seven days?

City-building relies primarily on the logic of productivity that is familiar to the rationality of capitalism: it is about operational efficiency -- peoples, cars, and goods moving without obstruction around the city, through its streets, and beyond its borders. Moving without an aim, then, disrupts the city-building practice’s logic of efficiency, production, and growth.

48

Can we navigate our own city following the map of another city / another HERE? a THERE. Can we go for a walk in which we only make right turns or follow people with red coats? Can we drift through the streets unfamiliar to us as an act of boycott against our own preestablished paths? Getting lost is a practice that helped us to find the unexpected side of HERE. The HERE that fell beyond our routine route.


Наша повседневность обусловлена перемещением из одной точки в другую, от дома к работе, к школе, к чему-либо еще, и назад. Мы повторяем эти маршруты изо дня в день. Возможно, с небольшими изменениями, но наверняка они похожи – или, по крайней мере, похожи их части. Нарисуйте на этом же листе красным цветом маршруты, которыми вы перемещались в течение последних семи дней [5 мин] Попытайтесь вспомнить как можно больше маршрутов и отобразите их максимально точно. Обозначьте каждый маршрут, по которому вы следовали, даже если они повторялись.

Есть ли у вас постоянный маршрут?

Каким транспортом вы пользовались?

Перемещаетесь ли вы по городу больше чем обычно за последние семь дней?

Какой случай или отрезок пути был самым запоминающимся за эту неделю?

Какой из маршрутов, пройденных за последние семь дней, был самым любимым?

Городское планирование часто руководствуется логикой продуктивности, которая связана с рациональностью капитализма. В его основе лежит принцип эффективности: людей, машин, товаров, которые беспрепятственно перемещаются по городу, по его улицам и за его пределы. Соответственно, бесцельное перемещение подрывает присущую городам логику эффективности, производства и роста. Можем ли мы ориентироваться в нашем городе, используя карту другого города / другое ЗДЕСЬ? некое ТАМ. Можем ли мы отправиться на прогулку, во время которой будем сворачивать только направо или следовать за людьми в красных пальто? Можем ли мы бродить по незнакомым улицам, бойкотируя собственные устоявшиеся маршруты? Возможность потеряться – это практика, которая помогла нам найти неожиданную сторону ЗДЕСЬ. ЗДЕСЬ, которое выходит за рамки наших рутинных маршрутов. 49


Draw the paths that you have taken for the past year on the same A1 acetate sheet, in green [ 7 min ] It is, of course, difficult to remember, but try to be as accurate as possible. Take time to consider carefully, and go week by week, month by month, analysing your movements through the city over the past 12 months. If there is a path that you took more often than others, try to draw over it more times, so that you can easily distinguish the paths you take more often and those you take less often.

Did you leave the city during this time? How did you leave the city?

Did you arrive in the city during this time? How did you arrive in the city?

Did you visit a place that was off your regular route?

Did you change the way you move through the city during this time?

Did you change the places you visit or stay at during this time?

What was your favorite path? How often did you take that route?

Can you notice a definite pattern of your movements throughout the city?

50

Which areas in the city have you not visited in the past year?


Нарисуйте на этом же листе формата А1 зеленым цветом маршруты, по которым вы перемещались в течение последнего года [7 мин] Разумеется, это будет сложно, но попробуйте так точно, насколько это возможно. Тщательно проработайте неделю за неделей, месяц за месяцем, анализируя свои перемещения по городу за прошедшие 12 месяцев. Если есть дорога, которой вы пользуетесь чаще всех, прорисовывайте её по несколько раз, чтобы вы могли легко определить часто используемые маршруты и те, которыми пользуетесь реже. Уезжали ли вы из города за это время? Каким способом вы покидали город?

Приезжали ли вы в город за это время? Каким способом вы прибывали в город?

Отклонялись ли вы от своего привычного маршрута, чтобы зайти в другое место?

Изменился ли ваш способ перемещения по городу за это время?

Менялись ли за это время места, куда вы заходите или где проживаете?

Какая дорога была вашей любимой? Как часто вы ходили по этому маршруту?

Видите ли вы определенный паттерн своих перемещений по городу?

В каких районах города вы не бывали за прошедший год?

51


Every single day in the city, our paths cross with a number of strangers, visible, present, but unnoticed, cutting through HERE. Cities, and places within them, are not only destinations, they become nodes through which people, goods and information flow, at increasingly accelerated speeds. They are networks from whichever perspective we look at them: the district heating pipes branching out from the factory’s boiler rooms, the infrastructure of roads connecting the urban nodes in larger regional networks, the city lights evenly covering large parts of the globe, the fiber optics delivering emails from all the HERES to many THERES.

Draw the main paths for the whole time that you have spent in your city on the same A1 acetate sheet, in black [ 10 min ] If you do not remember how you got somewhere, just draw a dot of that destination. Do not invent. Be as accurate as you possibly can within the timeframe. Be as detailed as possible in regards to all the places you have visited. Do not shade entire areas. Focus on paths, routes.

How long have you been in the city?

Are there areas in the city that you have never visited?

52

Is there a particular path that you take more often than others?


Каждый день на нашем пути встречаются незнакомцы – видимые, присутствующие, но незамеченные – которые пересекают ЗДЕСЬ. Города, как и места внутри них, – это не только точки назначения. Они становятся узлами, через которые на все более высоких скоростях текут люди, товары, информация. Они – сети, с какой стороны ни посмотри: тепловые трубы, ветвящиеся из котельной завода; инфраструктура дорог, связывающая населенные пункты в широкие региональные сети; городские фонари, равномерно покрывающие большую часть планеты; оптоволоконные кабели, доставляющие электронную почту из всех ЗДЕСЬ во все ТАМ.

Нарисуйте на этом же ацетатном листе формата А1 черным цветом основные маршруты, по которым вы перемещаетесь в своем городе за все время пребывания в нем. [ 10 мин ] Если вы не помните, как именно добирались куда-либо – просто поставьте точку в месте назначения. Не выдумывайте. Будьте максимально точными в пределах указанных временных рамок. Старайтесь учесть все детали всех мест, где вы бывали. Не заштриховывайте целые районы. Сконцентрируйтесь на дорогах, маршрутах. Как долго вы живете в этом городе?

Есть ли такие районы города, где вы никогда не были?

Есть ли конкретная дорога, по которой вы двигаетесь чаще, чем по другим?

53


Now, as a group, put all of your sheets on the collective A1 map that you assembled in the beginning of this exercise Individually answer the following questions here:

Can you notice important nodes of all the different movements? Do these nodes overlap with existing transport infrastructure, or certain landmarks, such as schools, factories or main squares?

Can you distinguish certain paths that are repeated by many of you?

Can you distinguish the group’s favorite path?

Are there areas in the city that have been visited considerably more often by the group? What would one find in those areas?

Are there areas in the city that have been visited considerably less often by the group? What would one find in those areas?

Why, in your opinion, have those areas been visited more or less often? Do you know anyone who has been to the less frequented areas?

As a group, discuss the areas that have been visited the most and the least often, and the important nodes that emerged from combining all of the paths together. [5 mins]

Are there different route patterns emerging according to the different timescales - a day, week, month, and year?

Are there different nodes emerging according to the different timescales - a day, week, month, and year?

54

As a group, place a clean acetate sheet over all of the other acetate sheets and draw, in any color you’d like, the patterns that have emerged from collecting and discussing the routes [ 5 min ]


Теперь, все вместе, положите все свои пленки на общую карту формата А1, которую вы собрали в начале этого упражнения Каждый по отдельности ответьте здесь на следующие вопросы:

Можете ли вы отметить крупные точки пересечения всех перемещений в различных направлениях? Пересекаются ли эти точки с существующей транспортной инфраструктурой или некими ключевыми объектами местности, такими как школа, завод или главная площадь?

Можете ли вы выделить определенные маршруты, которые совпадали у многих из вас?

Можете ли ты вы выделить любимую дорогу вашей группы?

Есть ли такие районы в городе, где участники группы бывали значительно чаще? Что можно найти в этих районах вашего города?

Есть ли такие районы в городе, где участники группы бывали значительно реже? С чем можно столкнуться в этих районах вашего города?

По вашему мнению, почему эти конкретные районы стоит посещать чаще или реже? Знаете ли вы кого-то, кто бывал в самых малопосещаемых районах?

Совместно обсудите самые часто посещаемые и наименее посещаемые районы, а также крупные точки пересечения, которые возникают при наложении всех маршрутов. [5 мин]

Различаются ли маршруты в зависимости от используемой шкалы времени – день, неделя, месяц, год?

Различаются ли точки пересечения в зависимости от используемой шкалы времени – день, неделя, месяц или год?

Все вместе положите поверх всех ваших ацетатных листов чистый ацетатный лист и нарисуйте любым выбранным цветом схемы, которые возникли в результате обсуждения и собранных воедино маршрутов. [ 5 мин ]


Cities are defined as much by the ephemera they incubate memories, events, smells, sounds -- as the networks of buildings and streets of which they are superficially composed. Sensations, and experiences through which we can make sense of our surroundings. Through which we can make a place for us to relate to. A place to belong to. What are the places of significance? How do we declare love to a place? Where does HERE store our memories? What are the rituals that we keep performing HERE? HERE we are seeking the places that would remind us of our own memories, loves, and rituals from the cities that we have visited previously. We are looking for those places HERE. They help us to remember, and thereby to relate to HERE. There are certain rituals from our life THERE, that we brought with us HERE - like knowing where to go to find a free wifi network, understanding a place where strangers hang out to socialize with each other, knowing where the fringes are.

Cartography of love, memory and ritual [15 min] Cut out the tokens that you see here. If you want to make them stronger you can reinforce them with tape. Once they are all cut out, take back your personal acetate sheet with your individual paths, and place it back on your A1 satellite map. On your acetate sheet with paths, lay out the tokens. What are the places of love, of memory, and of ritual in the city? Indicate them using the relevant tokens, placing them on top of each area. <3 LOVE. What are your favorite, most loved places in the city? Are they buildings, paths, trees, people or squares? How do you translate love spatially if it does not necessarily have a physical shape? * MEMORY. Which are the places that hold your [most salient] personal memories of the city - is it your childhood home, the place where you went on a date, or where you first saw a shooting star â&#x20AC;Ś ? # RITUAL. What are your daily rituals and habits within the city? Which are the places that you visit daily, weekly, or yearly for the purpose of realizing the same activity? Are there places of ritual that you visit together with your family, loved ones, colleagues, or strangers?

56

Glue the tokens to your acetate.


<3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3 <3

# # # #

# # # #

# # # #

# # # #

# # # #

# # # #


58


* * * * * * * * *

* * * * * * * * *

* * * * * * * * *

* * * * * * * * *

* * * * * * * * *

* * * * * * * * *


60


Города состоят не только из сетей улиц и зданий, но и из чегото более эфемерного: воспоминаний, событий, запахов, звуков. Из ощущений и опытов, через которые мы постигаем окружающее пространство, через которые устанавливаем связь с местом. Что такое значимые места? Как мы признаемся месту в любви? Где ЗДЕСЬ хранятся наши воспоминания? Какие ритуалы мы выполняем ЗДЕСЬ? ЗДЕСЬ мы ищем места, которые напомнят нам о наших воспоминаниях, влюбленностях и ритуалах из городов, где мы были раньше. Мы ищем такие места ЗДЕСЬ. Они помогают нам помнить и тем самым устанавливать связь со ЗДЕСЬ. Есть ритуалы из нашей жизни ТАМ, которые мы принесли с собой СЮДА: умение найти бесплатный wi-fi, понимание мест, где встречаются и общаются незнакомцы, чувство того, где начинается периферия.

Картография Любви, Памяти и Ритуалов [ 15 мин ] Вырежьте жетоны, которые вы видите перед собой. Если вы хотите сделать их более прочными - можете обмотать их скотчем. Когда закончите их вырезать, достаньте ацетатный лист с перемещениями, сделанный индивидуально, и снова наложите ее на личную спутниковую карту формата А1. Разложите жетоны на листе с маршрутами. Какие есть в городе места любви, памяти и ритуалов? Обозначьте их, используя соответствующие жетоны, помещая на каждый участок. <3 ЛЮБОВЬ. Какие места – ваши любимые в городе, какие нравятся вам больше всех? Это здания, тропы, деревья, люди или площади? Как вы можете истолковать любовь в пространственном отношении, с условием, что она не обязательно должна принимать физическую форму? * ПАМЯТЬ. Какие места в городе хранят ваши личные воспоминания – это дом, где вы провели детство, или место, куда вы ходили на свидание, или где вы увидели впервые падающую звезду…? # РИТУАЛ. Каковы ваши ежедневные ритуалы и привычки в рамках города? Какие места вы посещаете каждый день, неделю или год, с определенной целью осуществления одной и той же деятельности? Есть ли места ритуалов, которые вы посещаете вместе с семьей, любимыми, коллегами, или незнакомцами? Приклейте жетоны к вашему персональному ацетатному листу.

61


With the cityâ&#x20AC;&#x2122;s population shrinking, many places HERE have lost people. Their absence is felt. Their (former) homes are slowly becoming ruins. Are those places truly slipping into forgetfulness? We asked people that we met HERE to prune their city by cutting out the sparsely inhabited neighborhoods, the bald patches that are inscribed in the territory.

How do the spaces of memory, love, and ritual relate to your paths? Do you see any correlation?

Now, cut out these spaces from your personal A1 satellite map Only cut out the actual spaces that you were referring to: If the space that you have marked is just an apartment, cut out just the apartment. If it is a larger area, like a park, or a section of a street, or the sea, you can cut out that, too. Keep these cut out spaces off to the side. Look at the holes on the map. What do the voids of love, memory, and ritual that you left on your map represent?

Without realizing, we were suggesting that they mutilate their stories and their landscape(s).

62

We soon understood that there was too much to hold onto. That this was home. Not ours, but someoneâ&#x20AC;&#x2122;s. Theirs. And we are not trained to reduce our homes. We are not trained to cut away our memories. To reverse. To forget. So, instead of suggesting that they violently shrink their city by getting rid of the uninhabited, the abandoned, or the undesirable, we decided it was best to try to honour the places of love, memory and ritual - to inscribe them in the narrative of the city. Today. Not cutting out/away/ off but, rather, celebrating what we have, what is HERE, and what has gone through HERE.

As a group, put all the A1 satellite maps together, one on top of the other, matching the corners exactly (10 min). Do your places of love, memory, and ritual overlap?

Are there any voids left that go all the way to the end? What are they?

As a group, overlay the collective paths map that you drew together and the A1 satellite maps. Are there any paths going through some of the spaces of memory, love, and ritual?


Как места памяти, любви и ритуалов соотносятся с вашими маршрутами? Видите ли вы корреляцию?

А теперь вырежьте эти области из вашей личной спутниковой карты формата А1. Вырезайте только те области, которые имели ввиду. Если место, которое вы отметили – квартира, то вырезайте только квартиру, если это пространство побольше, например парк, участок улицы или моря, можете вырезать и его. Отложите вырезанные области в сторону. Посмотрите на образовавшиеся просветы. Что представляют эти пустоты, возникшие вместо любви, памяти и ритуалов, которые вы оставили на своей карте?

Работая всей группой, сложите все спутниковые карты формата А1 вместе, одну на другую, точно подгоняя по углам [ 10 мин ] Совпадают ли ваши места любви, памяти и ритуалов?

Есть

ли

просветы,

которые получились абсолютно сквозными? Что это за места?

Работая всей группой, наложите карту общих маршрутов, которую вы рисовали вместе, поверх эти карт. Есть ли такие пути, которые пролегают через чьи-то области памяти, любви и ритуалов?

По мере сокращения населенности города многие места ЗДЕСЬ лишились людей. Их отсутствие ощутимо. Их (бывшие) дома постепенно превращаются в руины. Действительно ли эти места уходят в забытье? Мы попросили людей, которых встретили ЗДЕСЬ, обрезать их город, удалив с карты малонаселенные районы, голые участки, вписанные в территорию. Сами того не осознавая, мы предлагали людям вырезать их истории и их ландшафты. Вскоре мы поняли, что эти места много значили. Что это был дом. Не наш, а чей-то. Их дом. Мы не умеем сокращать свои дома. Мы не умеем вырезать свои воспоминания. Оборачивать вспять. Забывать. Поэтому вместо того, чтобы предлагать им насильно сократить город, избавляясь от ненаселенного, заброшенного или нежеланного, мы решили почтить места любви, памяти и ритуала, вписав их в нарратив города. Сегодня. Не отрезать, а отдать должное тому, что мы имеем ЗДЕСЬ и что прошло через ЗДЕСЬ.

63


We are used to building homes, shops, factories, and sometimes, entire cities, from scratch. Places acquire their meaning as time goes by, as they are infused with people, their lives, their ideas, their actions, and their daily routines.

Collective tapestry As a group, gather the cut out places of love, ritual, and memory from your individual A1 satellite maps. Assemble all of your individual cut out pieces into a tapestry. You can join the pieces together with tape. You can arrange the different spaces however you all think is best. This resulting ‘map’ is that of a city made up of just memories, love, and rituals.

Are there many places that repeat? What are the places that repeat?

Could this city be inhabitable?

What kind of meaning are we going to give to this new city, HERE, made of love, memory and ritual?

Does this city have schools?

Does this city have roads?

Is this still some kind of extraction process? Are we still trying to distil some sort of essence?

Does this city have parks?

Does it have shops?

We don’t believe in one essence, but many. We can’t extract one truth, but multitudes. We can’t extract one memory, but an archive. It is a plethoric and collective process.

Does it have houses?

Does it have nature?

Would you, as an individual, like to live in this city?

Do you think that the city needs other parts and elements that have not been included in this new map? Why so?

Discuss as a group what is missing in this new city that you made together.

64

What would you add to this version of your city?


Коллективная мозаика Объедините вместе со всеми участниками группы места любви, ритуалов и памяти, вырезанные из ваших персональных спутниковых карт А1. Соберите все ваши личные вырезки в мозаику. Вы можете скрепить отдельные части при помощи скотча. Вы можете составлять отдельные части таким образом, как вы все посчитаете нужным. Получившаяся «карта» - это карта города, состоящего только из воспоминаний, любви и ритуалов. Много ли мест повторяется? Что это за места?

Пригоден ли такой город для проживания?

Есть ли в этом городе школы?

Есть ли в этом городе дороги?

Есть ли в этом городе парки?

Есть ли в этом городе магазины?

Есть ли в этом городе дома?

Есть ли природа?

Хотели бы вы лично жить в этом городе?

Мы привыкли строить дома, магазины, заводы и иногда целые города с чистого листа. Места обретают смысл с течением времени по мере того, как в них попадают люди, их жизни, идеи, действия и ежедневные привычки. Какой смысл мы придадим этому новому городу, ЗДЕСЬ, состоящему из любви, памяти и ритуала? Не напоминает ли этот процесс экстрагирование? Не пытаемся ли мы дистиллировать некую эссенцию? Мы верим не в одну эссенцию, а во множество. Мы можем извлечь не одну правду, а множество. Мы можем извлечь не одно воспоминание, а архив. Это м н о г о с л о ж н ы й и коллективный процесс.

Думаете ли вы, что городу необходимы дополнительные части и элементы, которые не были включены в эту новую карту? Почему вы так думаете?

Обсудите в группе, чего не хватает в этом новом городе, который вы только что создали все вместе Что бы вы добавили к этой версии вашего города?

65


Nostalgia (from greek - nostos - return home, and algia longing) stands for a longing for a home that no longer exists, or has never existed.It is a selective mode of remembering what has been left behind that builds a warm and glorious idea of the past (or an abandoned idea for a potential future). A time that is not now, in any case. Left behind. Landscapes of half-built bridges, crumbling houses, and overgrown parks remain HERE as totems of a particular perception of future ambitions and dreams, which are now the past. One of the common grounds shared by all shrinking cities, is the idea of leaving [something] behind - - not only that of people physically leaving the city for other urban centers, or being displaced within the same city, but also that of leaving a life project and ambition, of abandoning a collective dream, a series of prospects that the city once offered. As the urban fabric shrinks, places that were familiar touchstones of childhood, disappear without replacement. Nostalgia is a universal state of being that is not limited to an individual experience - whole communities that have been uprooted can share these feelings towards their cities and homes. It starkly represents the unrealized dreams of the past in the urban ruins of the now, where certain future visions and plans for expansion were halted. Where the ambitions were not met. Nostalgia is not only a symptom of the shrinking city, but also a process to reconcile loss. As a collective sentiment, nostalgia can be purposely used as a nation-building tool, institutionalized in museums and urban memorials. The reasoning and justification behind what we end up classifying as heritage is often rooted in nostalgia at a national (or local) scale. This way of remembering should help us to rethink the urban histories of progress and growth, fueled HERE by the process(es) of industrialization. Where are the places in our city that we remember with feelings of nostalgia? What is there now? Make a postcard about your city [ 10 min ]

66

Make a postcard for someone that you know who has left your city. What would you draw? What would you write?


draw here

нарисуйте здесь 67


напишите здесь

68

write here


Ностальгия (от греч. nostos – возвращение домой и algia – печаль) означает тоску по дому, которого больше нет или никогда не было. Это избирательная память о том, что осталось в прошлом, которая подпитывает теплое и славное представление о былом (или бывшее представление о потенциальном будущем). В любом случае, это касается времени, которое прошло. Осталось позади. Ландшафты с недостроенными мостами, разваливающимися домами и заросшими парками остаются ЗДЕСЬ как тотемы особого восприятия амбиций и мечтаний о будущем, которые теперь остались в прошлом. Всем сокращающимся городам присуща идея покидания – не только физический выезд из города или переселение в другой район, но и покидание жизненного проекта или амбиции, отказ от коллективной мечты или перспективы, которую город когда-то предлагал. Когда городская ткань сжимается, привычные места, краеугольными камнями детства, бесследно исчезают.

бывшие

Ностальгия – это универсальное состояние, которое не ограничивается индивидуальным опытом: целые сообщества, которые столкнулись с необходимостью переселения, могут разделять такие чувства к своим городам и домам. Ностальгия воплощает несбывшиеся мечты прошлого в городских руинах настоящего, где образы будущего и амбиции по расширению не оправдались. Ностальгия – это не только симптом сокращающегося города, но и процесс примирения с утратой. Ностальгия как коллективное чувство может целенаправленно использоваться в качестве инструмента построения нации, материализуясь в музеях и городских памятниках. Обоснование и оправдание того, что мы причисляем к наследию, часто сводится к ностальгии в национальном (или локальном) масштабе. Этот способ памяти может помочь нам переосмыслить городские истории прогресса и роста, подпитанные ЗДЕСЬ процессами индустриализации. Где в нашем городе находятся места, которые мы вспоминаем с чувством ностальгии? Что там сейчас?

Сделайте открытку вашего города [ 10 мин ] Сделайте открытку для кого-то, кто уехал из вашего города, кого вы знаете. Что бы вы нарисовали? Что бы вы написали? 69


When we first arrived HERE we didnâ&#x20AC;&#x2122;t know what to expect from a city operating on so many different frontlines: war, sea, ecology, industry. We were fascinated by its urban alopecia. Empty playgrounds and overgrown fields, semi-abandoned buildings, and very abandoned buildings. Our external eye, as newcomers, naturally inclined us to satisfy our needs for ruin pornography - photographing the utopias and dreams that never happened. The unfulfilled potentials and discarded futures, scattered along the road as if it were an attic that we revisit in the house of an older relative. We were wondering how different nostalgias for the past, that are filling in the voids of the present dysfunctionality, could suggest a trajectory for the future, or at least sooth the bruises left by previous defeats.

70

How could nostalgia become not only a symptom of the shrinking city, but also a process to reconcile loss?


Когда мы впервые прибыли СЮДА, мы не знали, чего ожидать от города, функционирующего на столь разных уровнях: война, море, экология, промышленность. Мы были зачарованы этой городской алопецией. Пустые детские площадки и заросшие поля, запущенные и полностью заброшенные здания. Наш взгляд приезжих неизбежно вынуждал нас удовлетворить нужду в порнографии руин – мы фотографировали утопии и мечты, которые так и не были осуществлены. Нереализованный потенциал и несбывшееся будущее были разбросаны повсюду – мы как будто поднялись на чердак в доме пожилого родственника. Мы спрашивали себя, как различные ностальгии по прошлому, которые заполняют пустоту нынешней дисфункциональности, могли бы начертить траекторию будущего или, по крайней мере, залечить раны былых поражений. Может ли ностальгия стать не только симптомом сокращающегося города, но и процессом примирения с утратой?

71


Memories are important building blocks in our relationship to places. They offer us unique dimensions of perceiving, and relating to, a particular territory. And to ourselves in said territory. A portal through which we can access HERE more intimately. Layers of memory deposited like dust on the surfaces of the buildings, echoing in the voids, projected on the ruins, felt in the emptiness, sprawling in the horizons, that allow us to understand the processes that have gone through those spaces - their past, their present, and their potential future states.

72

Воспоминания это важные составляющие нашей связи с местами. Они дают нам уникальные измерения восприятия, в том числе и отношения к конкретной территории. А также к нам самим на этой территории. Это портал, через который мы может получить более интимный доступ СЮДА. Слои памяти как пыль оседают на поверхности зданий, раздаются эхом в пространстве, отражаются в руинах, чувствуются в пустоте, растягиваются на горизонтах, что позволяет нам понять процессы, которые пронизали эти пространства - их прошлое, их настоящее, их потенциальное будущее.


сувенир

пам ять utopia

heritage

памятник

remember 73


Memories are malleable - we remember our stay HERE very differently: we each have our own memory of HERE. Memories acquired through individual, collective, and official inputs; memories that are different on different days, in different contexts. Memories that allow us to relate, and to create bonds with HERE. How have those memories come into being? Are their official narratives, being passed down by a relative, or a neighbor? Are they our own experiences? Are they a combination of everything aforementioned? And more? Making sense today of what HERE has become, we look at it from different perspectives - for you (personally), for us (shared), for all of us (collectively). Memories warped and reconstituted through shifts in time and context. Memories that travel through neurological connections, and hold on to mementos. Memories materialized through, or deposited in, souvenirs and memorabilia, totems and heritage.

74

Some of those memories will be rooted in real facts, some will become myths in and of themselves, they all will have a story to tell. Through monuments, texts, images, spoken word; memories are passed down, and watered down, re-formulated, retold,remembered, forgotten, re-remembered, and legitimized. Memories are used as weapons to prove someone, something, or a period of time, right. Validators to certify a sense of belonging. To say that, indeed, you can have a claim to HERE. Because if you have no memories of HERE, your own or passed down from others, can you be from HERE?


Воспоминания податливы - мы все помним как были ЗДЕСЬ по-разному, у каждого из нас свои личные воспоминания о том, как было ЗДЕСЬ. Воспоминания складываются из личных, коллективных, и формальных компонентов; воспоминания меняются в разные дни, в разных контекстах. Воспоминания позволяют нам отождествиться и создать связи с ЗДЕСЬ. Как эти воспоминания появились? Были ли это официальные интерпретации или истории, переданные родственником или соседом? Это наши собственные переживания? Или это сочетание всего вышеперечисленного? И еще чего-то? В попытках осмыслить, чем же стало ЗДЕСЬ, мы рассматриваем его с различных точек зрения – со своей (частная), с нашей (совместная), с позиции нас всех (коллективная). Воспоминания, которые меняются с течением времени и в зависимости от ситуаций. Воспоминания, которые проходят через неврологические сплетения, и привязаны к памятным вещам. Воспоминания, которые материализуются через или хранятся в сувенирах и реликвиях, тотемах и культурном наследии. Некоторые воспоминания берут начало в реальных событиях, некоторые станут легендами сами по себе, но у всех них будет, что рассказать. Через памятники, тексты, изображения, сказанные слова воспоминания передаются и упрощаются, переформулируются, пересказываются, вспоминаются, забываются, вновь всплывают и становятся легитимными. Воспоминания используют как средство, чтобы утвердить кого-то, что-то или промежуток времени, право. Детекторы, которые определяют чувство принадлежности. Представив это так, вы и в самом деле можете претендовать на ЗДЕСЬ. Потому что если у вас нет воспоминаний ОТСЮДА, собственных или переданных от других, можете ли вы быть ОТСЮДА?

75


We remember that when we first arrived HERE we were fascinated by the empty playgrounds and overgrown fields, the semi-abandoned buildings, and the very abandoned buildings. We remember that at the very beginning of our arrival, we didnâ&#x20AC;&#x2122;t know what to expect from a city that was operating on so many different frontlines: war, sea, ecology, industry. We remember how we were inclined to satisfy our needs for photographing ruins other peopleâ&#x20AC;&#x2122;s utopias and dreams.from generation to generation? Or been passed on from peer to peer? Answer the questions below - if you remember

What was there before your house?

How old is the house where you currently live?

Was there another building before your house?

76

Were there people living there?


Мы помним, что когда мы впервые прибыли СЮДА, мы были зачарованы пустыми детскими площадками и заросшими полями, запущенными и полностью заброшенными зданиями. Мы помним, что в самом начале не знали, чего ожидать от города, функционирующего на столь разных уровнях: война, море, экология, промышленность. Мы помним, как нам хотелось фотографировать руины – утопии и мечты других людей. Ответьте на вопросы ниже, если сможете вспомнить

Что было здесь вместо вашего дома?

Сколько лет дому, в котором вы живете сейчас?

Было ли здесь раньше другое здание, до вашего дома?

Жили ли здесь люди?


Was there nature? When was the last time that plot was â&#x20AC;&#x2DC;wildâ&#x20AC;&#x2122;?

How old is the road that leads to your house?

Has that territory [otherwise] been inhabited at some other point in history? By whom?

Do you think that there are any treasures buried underground? What? Where?

78

What was there before your house?


Была ли на этом месте природа? Когда этот участок был «диким»?

Сколько лет дороге, которая ведет к вашему дому?

Была ли населена эта территория ранее, в какой-то момент в истории? Кем?

Как вы думаете, может ли здесь быть зарыт клад? Какой именно? Где?

Что было здесь вместо вашего дома?


When we walked around HERE, we often wondered what was HERE before? Was there a house? Did someone live in HERE? What was here before the house?

80

We remembered our own houses, where we grew up, and all the other houses where we had lived since then. A fast forward of images, sounds, smells and sensations, some hazier than others, re-creating that unique bond that we have, or once had, with our own home.

. We wondered what are the different bonds that remain invisible to our outsidersâ&#x20AC;&#x2122; eyes; for we have been, and still are, in some ways, looking for them in the empty playgrounds, and overgrown fields, semi-abandoned buildings, and very abandoned buildings. Perhaps, there was something we could read on the website of the local municipality? Perhaps the projections of our memories were the only thing keeping those places still alive. Memories that we did not have, thus, we couldnâ&#x20AC;&#x2122;t see. Memories that we sometimes shared, that sometimes surfaced our consciousness during our encounters with the spaces of HERE. Perhaps that


Когда мы ЗДЕСЬ прогуливались, нам часто хотелось знать, что было ЗДЕСЬ раньше. Был ли тут дом? Жил ли кто-нибудь ЗДЕСЬ? Что тут было до того, как появился дом? Мы вспоминали свои собственные дома, в которых росли, и все другие дома, в которых жили с тех пор. Стремительная череда образов, звуков, запахов и ощущений – какие-то из них были весьма туманны – восстанавливала уникальную связь с нашими домами.

Нам было интересно, какие связи остаются невидимыми для нашего взгляда приезжих; мы продолжали их искать на пустых детских площадках, на заросших полях, в запущенных и полностью заброшенных зданиях. Возможно, проекции воспоминаний были единственным, что позволяло этим местам жить. Мы не могли видеть воспоминания, которых у нас не было. 81

Возможно,


was one of the reasons why that wall, that building, that steel pipe structure - once a playground -, were silently and visibly, as if consensually, allowed to fall down, and disintegrate at their own pace, instead of being bulldozed overnight. It was a monument to a memory, and, like a memory, it was allowed to fade away, slowly, at its own pace. We searched for some clues - old photos, memorabilia, stories, cracks in the asphalt, plants that were irreversibly consuming the concrete panel walls, and online forums - to recreate the memory of HERE, to find the moments of overlap, the intersections to negotiate, the additions to each otherâ&#x20AC;&#x2122;s memories, to understand how HERE was pictured and represented, what was that one story line that everyone would repeat and agree on.To recreate a memory that would serve as a real account of HERE. To understand. Collecting evidence, or what would seem like evidence, to discover, and recognize the present. Do you still remember?

82

Where do those memories come from? Are those memories repetitions of the history of HERE? Have those memories been passed down from generation to generation? From peer to peer?


как раз поэтому той стене, тому зданию, той конструкции со стальными трубами, которая была когда-то детской площадкой, по молчаливому согласию позволили разрушаться в собственном темпе, а не снесли их за одну ночь. Эти места были монументами памяти, и, как и памяти, им позволили медленно, постепенно угасать. Мы искали зацепки: старые фотографии, памятные вещи, истории, трещины в асфальте, растения, которые неотступно поглощали панельные стены, и онлайн-формуы – чтобы воссоздать память о ЗДЕСЬ.

Воссоздать хранилище памяти, которое будет реальной хроникой ЗДЕСЬ. Понять. Мы собирали доказательства или нечто на них похожее, чтобы раскрыть и опознать настоящее. Помните ли вы до сих пор? Откуда берутся эти воспоминания? Являются ли они повторением истории ЗДЕСЬ? Передавались ли эти воспоминания из поколения в поколение? От человека к человеку?

83


What will come after your house?

How long will your house exist in its present shape?

What will happen to it in 9 years?

In 123 years?

In 1674 years?

In 9,832 years?

What will come after you no longer live in your house: Will there be a new home for someone else?

Will it turn into heritage?

Will it become a ruin?

Will it be destroyed?

Will it be nature?

Will it become a museum?

Will it buried?

Will it disappear?

84

What will come after your house?


Что будет здесь, когда вашего дома не станет?

Как долго ваш дом простоит в том виде, в котором он есть сейчас?

Что будет с вашим домом через 9 лет?

Через 123 лет?

Через 1674 лет?

Через 9,832 лет?

Кто будет населять ваш дом, когда вы перестанететам жить: Будет здесь новый дом?

Будет здесь памятник?

Будет здесь руины?

Или заросли?

Или развалины?

Или музей?

Будет ли он похоронен?

Или исчезнет?

Что будет на месте вашего дома?

85


How will the next generation remember that plot of land between the two houses in the neighborhood, somewhere in the outskirts of HERE? Will it become a new house? Probably, it will not. What do we want it to become? We build our future projections based on the surrounding environment, the expectations imposed by our social structures, and the spice of our own desires. A house, a place of our own, seems to be one of those fundamental expectations. Basic structures.

THERE will be a home. Or, at least, a house. hops, more houses, more babies, more dogs. What if the future is different? What if the future is about taking away rather than adding to? How would one then build our home HERE?

86

Will the home then manifest itself in another HERE? What will it mean to have a home HERE?


Каким следующее поколение запомнит участок земли между двумя домами где-то на окраине ЗДЕСЬ? Станет ли он новым домом? Скорее всего, нет. Чем бы мы хотели, чтобы он стал? Мы основываем наши проекции будущего на окружающем городском пространстве, на ожиданиях, навязанных нам социальными структурами, и на привкусе собственных желаний. Дом, наше личное место, представляется одним из таких основополагающих ожиданий. Базовых структур. ТАМ будет дом. Или, по крайней мере, здание. Что если будущее будет другим? Что если в будущем важнее будет не добавлять, а убавлять? Как можно будет построить наш дом ЗДЕСЬ? Сможет ли дом проявиться в другом ЗДЕСЬ? Что это будет означать – иметь дом ЗДЕСЬ?

87


In pairs, select a neighborhood in your city, and answer the questions below in pairs - share your memories and each write the same answer in your own manual It is better if you pick a neighborhood that you both know well. Maybe the neighbourhood where you both live. Or where you have lived before. Or that you both visit regularly.

What was there before your neighborhood existed?

How old is the neighborhood where you currently live?

Were there other buildings before your neighborhood?

Were there people living there?

Was there nature?

Were there roads?

88

Had that territory been inhabited before at some point in history? By whom?


Вместе с другом человеком, выбирайте один район из вашего города, и ответьте на следующие вопросы. Отмечайте, какие воспоминания у вас общие и запишите ваши ответы индивидуально Выбирайте район которого вы обе хорошо знаете. Может бить район где вы обе проживаете. Или где вы жили. Или район который вы часто посешаете.

Что было на месте вашего района?

Сколько лет вашему району?

Были ли здесь раньше другие здание, до вашего района?

Жили ли здесь люди?

Была ли на месте вашего района природа?

Были ли здесь дороги?

Была ли ваша территория населена кем-то другим в какой-то момент в истории? Кем именно?


When we walked around HERE, we often wondered what was HERE before? Was there a house? Did someone live in HERE? What was here before the house? We remembered our own houses, where we grew up, and all the other houses where we had lived since then. A fast forward of images, sounds, smells and sensations, some hazier than others, re-creating that unique bond that we have, or once had, with our own home. Although we grew up in different houses, there was a fundamental understanding of home that we both shared: the general process of remembrance, and sometimes even the specific imagery. Where did that come from? Was it universal, or merely a congruence between the cities in which we respectively grew up and the built environment of HERE? - five storey panel blocks; - paths over the grass cutting across the courtyards, made from hundreds of architect-and-designer-defying shortcuts; - the small kiosk that only sold packaged goods; - the playground that was always rusty with a slide that got so hot in the summer that going down on it felt like some sort of self-inflicted pain -it was part of the fun; - some benches for pensioners to inspect the newcomers, and immediately report and account for any suspicious event in the block; - the stray cats fed by different neighbours; - the smell of pigeon shit -guano in the top floors.

90

We remembered differently. Although, at points, our memory paths crossed before diverging again. That playground HERE used to be an allotment garden - you recalled. That abandoned ‘garage’ used to be a tree with a swing, I could swear. That building was left empty two decades ago, we both remembered. We wondered what are the different bonds that remain invisible to our outsiders’ eyes; for we have been, and still are, in some ways, looking for them in the empty playgrounds, and overgrown fields, semiabandoned buildings, and very abandoned buildings. Perhaps the projections of our memories were the only thing keeping those places still alive. Memories that we did not have, thus, couldn’t see. Memories that we sometimes shared, that sometimes surfaced our consciousness during our encounters with the spaces of HERE. Perhaps that


Когда мы ЗДЕСЬ прогуливались, нам часто хотелось знать, что было ЗДЕСЬ раньше. Был ли тут дом? Жил ли кто-нибудь ЗДЕСЬ? Что тут было до того, как появился дом? Мы вспоминали свои собственные дома, в которых росли, и все другие дома, в которых жили с тех пор. Стремительная череда образов, звуков, запахов и ощущений – какие-то из них были весьма туманны – восстанавливала уникальную связь с нашими домами. Хотя мы выросли в разных домах, у нас было базовое понимание дома, которое мы разделяли: общий процесс памяти, а порой даже конкретные образы. Откуда это взялось? Было ли это понимание универсальным, или дело было в сходстве городов, в которых мы росли, и окружающей среды ЗДЕСЬ? - пятиэтажные панельные дома; - тропинки на траве во дворах, протоптанные сотнями людей, которые срезают путь и не повинуются замыслу архитекторов и планировщиков; - маленький киоск, продающий только запакованные товары; - вечно ржавая игровая площадка с горкой, которая летом так нагревается, что спуск по ней похож на какую-то мазохистскую забаву – и в этом часть удовольствия; - лавки для пенсионеров, с которых они могут осматривать приезжих и немедленно докладывать о любых подозрительных происшествиях в окрестностях; - бродячие коты, которых подкармливают разные соседи; - запах голубиного помета – гуано на верхних этажах.

Мы помнили иначе. Хотя в некоторых точках тропинки нашей памяти пересекались, прежде чем вновь разойтись. Игровая площадка ЗДЕСЬ была когда-то садовым участком, вспоминаешь ты. Заброшенный «гараж» был когда-то деревом с качелью, могу поклясться я. То здание было заброшено два десятилетия назад, вспоминаем мы оба. Нам было интересно, какие связи остаются невидимыми для нашего взгляда приезжих; мы продолжали их искать на пустых детских площадках, на заросших полях, в запущенных и полностью заброшенных зданиях.

91

Возможно, проекции воспоминаний были единственным, что позволяло этим местам жить. Мы не могли видеть воспоминания, которых у нас не было. Воспоминания, которые мы иногда разделяли и которые иногда всплывали в нашем сознании при встрече с местами ЗДЕСЬ. Возможно,


was one of the reasons why that wall, that building, that steel pipe structure - once a playground -, were silently and visibly, as if consensually, allowed to fall down, and disintegrate at their own pace, instead of being bulldozed overnight. It was a monument to a memory, and, like a memory, it was allowed to fade away, slowly, at its own pace. We searched for some clues - old photos, memorabilia, stories, cracks in the asphalt, plants that were irreversibly consuming the concrete panel walls, and online forums - to recreate the memory of HERE, to find the moments of overlap, the intersections to negotiate, the additions to each otherâ&#x20AC;&#x2122;s memories, to understand how HERE was pictured and represented, what was that one story line that everyone would repeat and agree onTo recreate a memory that would count as a real account of HERE. To understand. Collecting evidence, or what would seem like evidence, to discover, and recognize the present.

92

Do you still remember? We were made to remembered, and together we looked for the missing pieces.


как раз поэтому той стене, тому зданию, той конструкции со стальными трубами, которая была когда-то детской площадкой, по молчаливому согласию позволили разрушаться в собственном темпе, а не снесли их за одну ночь. Эти места были монументами памяти, и, как и памяти, им позволили медленно, постепенно угасать. Мы искали зацепки: старые фотографии, памятные вещи, истории, трещины в асфальте, растения, которые неотступно поглощали панельные стены, и онлайн-формуы – чтобы воссоздать память о ЗДЕСЬ- найти совпадения и пересечения, дополнения к памяти друг друга. Воссоздать хранилище памяти, которое будет реальной хроникой ЗДЕСЬ. Понять. Мы собирали доказательства или нечто на них похожее, чтобы раскрыть и опознать настоящее. Помните ли вы до сих пор? Мы недостающие элементы.

помнили и вместе искали

93


What will come after your neighbourhood?

How long will your neighborhood exist?

What will happen to your neighborhood in 7 years?

In 91 years?

In 856 years?

In 11,234 years?

What will come after your neighborhood?

Will there be a new neighborhood? Will it become a ruin? Will it become nature?

Who will inhabit your neighborhood after your neighborhood ceases to exist?

94

What will come after your neighborhood?


Что будет с вашим районом?

Как долго просуществует ваш район?

Что случится с вашим районом через 7 лет?

Через 91 год?

Через 856 лет?

Через 11 234 года?

Что будет на месте вашего района?

Здесь будет новый район? Или развалины? Или заросли?

Кто будет населять ваш район, когда он прекратит своё существование?

Что будет на месте вашего района?


How will the next generation remember that plot of land between the two houses in the neighborhood, somewhere in the outskirts of HERE? Will it become a new house? Probably, it will not. What do we want it to become? We build our future projections, quite frankly, based on the urban space around us, responding to the ideas of ‘placemaking’ and ‘placemarketing’, fed to us, that we have been told are success(ful). Strategies that are deemed to be important, that are deemed to be ‘good’ for a city - any city, really - another park, another office building, another playground, another museum.

What if the future is different? What if the future is about taking away rather than adding to? How would we build our vision of the future for/in HERE?

96

Will our visions of the future manifest through one of those memory tokens - a story, a song, an e-mail, a photo, a sculpture, a policy - instead of another park, another office building, another playground, another museum?


Каким следующее поколение запомнит участок земли между двумя домами где-то на окраине ЗДЕСЬ? Станет ли он новым домом? Наверное, нет. Чем бы мы хотели, чтобы он стал? По правде говоря, мы основываем наши проекции будущего на окружающем городском пространстве, в ответ на идеи «обустройства места» и «продажи места», которые нам внушили и заставили поверить в их успешность. Наработки, которые принято считать важными, благоприятными для города – любого города: еще один парк, еще одно офисное здание, еще одна детская площадка, еще один музей.

Но что если будущее будет другим? Что если в будущем важнее будет не добавлять, а убавлять? Какое видение будущего мы бы создали для ЗДЕСЬ? Что если наше видение будущего проявится в одном из знаков памяти: в истории, песне, электронном письме, фотографии, скульптуре, стратегии – вместо очередного парка, очередного офисного здания, очередной детской площадки, очередного музея?

97


As a group, discuss and answer the following questions. Make notes of your common memories below [10 min]: What was there before your city?

How old is your city?

Was that territory inhabited before, at some other point in history? By whom?

Was there nature before your city? What type of nature?

How did your city start?

98

What was there before your city?


Все вместе, группой обсудите и ответьте на следующие вопросы. Отмечайте, какие воспоминания у вас общие [10 мин]: Что было на месте вашего города?

Сколько лет вашему городу?

Была ли ваша территория населена кем-то другим в какой-то момент в истории? Кем именно?

Была ли на месте вашего города природа? Какого типа?

С чего начался ваш город?

Что было на месте вашего города?

99


When we walked around HERE, we often wondered what was HERE before? Was there a house? Did someone live in HERE? What was here before the house? We remembered our own houses, where we grew up, and all the other houses where we had lived since then. A fast forward of images, sounds, smells and sensations, some hazier than others, re-creating that unique bond that we have, or once had, with our own home. Although we grew up in different houses, there was a fundamental understanding of home that we both shared: he general process of remembrance, and sometimes even the specific imagery. Where did that come from? Was it universal, or merely a congruence between the cities in which we respectively grew up and the built environment of HERE? - five storey panel blocks; - paths over the grass cutting across the courtyards, made from hundreds of architect-and-designer-defying shortcuts; - the small kiosk that only sold packaged goods; - the playground that was always rusty with a slide that got so hot in the summer that going down on it felt like some sort of self-inflicted pain -it was part of the fun; - some benches for pensioners to inspect the newcomers, and immediately report and account for any suspicious event in the block; - the stray cats fed by different neighbours; - the smell of pigeon shit -guano in the top floors.

100

How do we know what was HERE before? Did we read about it in the local newspaper? Were we taught about it at school? We remembered differently. Although, at points, our memory paths crossed before diverging again. That playground HERE used to be an allotment garden - you recalled. That abandoned ‘garage’ used to be a tree with a swing, I could swear. That building was left empty two decades ago, we both remembered. We wondered what are the different bonds that remain invisible to our outsiders’ eyes; for we have been, and still are, in some ways, looking for them in the empty playgrounds, and overgrown fields, semiabandoned buildings, and very abandoned buildings. Perhaps, there was something we could read on the website of the local municipality? Perhaps the projections of our memories were the only thing keeping those places still alive. Memories that we did not have, thus, couldn’t see. Memories that we sometimes shared, that sometimes surfaced our consciousness during our


Когда мы ЗДЕСЬ прогуливались, нам часто хотелось знать, что было ЗДЕСЬ раньше. Был ли тут дом? Жил ли кто-нибудь ЗДЕСЬ? Что тут было до того, как появился дом? Мы вспоминали свои собственные дома, в которых росли, и все другие дома, в которых жили с тех пор. Стремительная череда образов, звуков, запахов и ощущений – какие-то из них были весьма туманны – восстанавливала уникальную связь с нашими домами. Хотя мы выросли в разных домах, у нас было базовое понимание дома, которое мы разделяли: общий процесс памяти, а порой даже конкретные образы. Откуда это взялось? Было ли это понимание универсальным, или дело было в сходстве городов, в которых мы росли, и окружающей среды ЗДЕСЬ? - пятиэтажные панельные дома; - тропинки на траве во дворах, протоптанные сотнями людей, которые срезают путь и не повинуются замыслу архитекторов и планировщиков; - маленький киоск, продающий только запакованные товары; - вечно ржавая игровая площадка с горкой, которая летом так нагревается, что спуск по ней похож на какую-то мазохистскую забаву – и в этом часть удовольствия; - лавки для пенсионеров, с которых они могут осматривать приезжих и немедленно докладывать о любых подозрительных происшествиях в окрестностях; - бродячие коты, которых подкармливают разные соседи; - запах голубиного помета – гуано на верхних этажах. Откуда мы знаем, что было ЗДЕСЬ раньше? Мы читали об этом в местной газете? Нас учили этому в школе?

101

Мы помнили иначе. Хотя в некоторых точках тропинки нашей памяти пересекались, прежде чем вновь разойтись. Игровая площадка ЗДЕСЬ была когда-то садовым участком, вспоминаешь ты. Заброшенный «гараж» был когда-то деревом с качелью, могу поклясться я. То здание было заброшено два десятилетия назад, вспоминаем мы оба. Нам было интересно, какие связи остаются невидимыми для нашего взгляда приезжих; мы продолжали искать их на пустых детских площадках, на заросших полях, в запущенных и полностью заброшенных зданиях. Возможно, мы могли что-то прочесть на сайте местных органов власти? Возможно, проекции воспоминаний были единственным, что позволяло этим местам жить. Мы не могли увидеть воспоминания, которых у нас не было. Воспоминания, которые мы иногда разделяли и которые иногда всплывали в нашем сознании при встрече с местами ЗДЕСЬ. Возможно, как раз поэтому той стене, тому зданию, той конструкции со стальными трубами, которая была


encounters with the spaces of HERE. Perhaps that was one of the reasons why that wall, that building, that steel pipe structure - once a playground -, were silently and visibly, as if consensually, allowed to fall down, and disintegrate at their own pace, instead of being bulldozed overnight. It was a monument to a memory, and, like a memory, it was allowed to fade away, slowly, at its own pace. We searched for some clues - old photos, memorabilia, stories, cracks in the asphalt, plants that were irreversibly consuming the concrete panel walls, in the chat rooms, and online forums to recreate the memory of HERE, to find the moments of overlap, the intersections to negotiate, the additions to each otherâ&#x20AC;&#x2122;s memories, to understand how HERE was pictured and represented, what was that one story line that everyone would repeat and agree on.To recreate a memory that would count as a real account of HERE. To understand. Collecting evidence, or what would seem like evidence, to discover, and recognize the present. Do you still remember? We were made to remembered, and together we looked for the missing pieces. through the stories that we had to memorise for exams, through the urban legends that we told each other during sleepovers or over coffee, through the politicised actions that we witnessed, through the newspapers we read.

102

Who decides what is remembered? The process is not straightforward, as our memories are malleable. Often memories want to remain in the psyche of the majority. Do you still wonder why the history books are being rewritten all over again and again and again? As a collective sentiment, the way we remember the past can be purposely used as a nation building tool, materializing itself into p(a)laces of memory - museums, monuments, signage -, that declare their own cultural importance and are therefore protected and preserved; think, for a moment, of all the important places that no longer exist, lost to history, translated, converted, demoted. There are some cracks in the otherwise official read â&#x20AC;&#x2DC;indestructibleâ&#x20AC;&#x2122; -- memory of HERE. If you squint hard enough, you can see the contours of a collective remembrance of places, events, and people that are not part of the official record because the majority believes they are not worthy of recollection. The places, and events that do not fit into the official memory, that are not being protected, renovated, or granted the status of Heritage. The collective memory that is critical, and that follows other logics, and that does not seek the top-down approval to validate itself, its narrative.


когда-то детской площадкой, по молчаливому согласию позволили разрушаться в собственном темпе, а не снесли их за одну ночь. Эти места были монументами памяти, и, как и памяти, им позволили медленно, постепенно угасать. Мы искали зацепки: старые фотографии, памятные вещи, истории, трещины в асфальте, растения, которые неотступно поглощали панельные стены, и онлайн-формуы – чтобы воссоздать память о ЗДЕСЬ, найти совпадения и пересечения, дополнения к памяти друг друга, понять, как изображено и представлено ЗДЕСЬ, какой единый сюжет все смогут поддерживать и повторять. Воссоздать хранилище памяти, которое будет реальной хроникой ЗДЕСЬ. Понять. Собирать доказательства или нечто на них похожее, чтобы раскрыть и опознать настоящее. Помните ли вы до сих пор? Мы вынуждены были помнить и вместе искали недостающие элементы. Через истории, которые заучивали для экзаменов, через городские легенды, которые рассказывали друг другу в гостях или за чашкой кофе, через политические акции, которые наблюдали, через газеты, которые читали. Кто решает, что именно мы запомним? Это нелинейный процесс, поскольку наши воспоминания пластичны. Часто воспоминания хотят оставаться в психике большинства. Вы задаетесь вопросом, почему учебники по истории переписываются снова и снова? Как коллективное чувство, наша память о прошлом может целенаправленно использоваться в качестве инструмента построения нации. Она материализуется в мемориальных пространствах и объектах: музеях, памятниках, вывесках, которые выражают собственную культурную значимость и потому подлежат защите и охране. Задумайтесь обо всех важных местах, которых больше не существует – потерянных для истории, переведенных, видоизмененных, вытесненных. Но трещины существуют даже в «официальной» – читай «неразрушимой» памяти ЗДЕСЬ. Если постараться, можно рассмотреть контуры коллективной памяти о местах, событиях и людях, которые не принадлежат к официальной памяти, потому что большинство не считает их достойными воспоминаний. Места и события, которые не вписываются в официальную память, не охраняются, не реконструируются, не получают статус Наследия. Коллективная память, которая является критической, следует альтернативной логике и не нуждается в одобрении «сверху», чтобы утвердить свое существование, свой нарратив. 103


What will come after your city?

How long will your city exist in its present shape?

What will happen to it in 12 years?

In 131 years?

In 1341 years?

In 12,563 years?

What will come after?

Will there be a new city built? Will it be a ruin? Will it be nature?

Who will inhabit your city after your city stops existing? Will it ever stop existing?

Will there be elements form the current city remaining? Will they become monuments? Heritage? Museums?

104

What will come after your city?


Что будет вместо вашего города?

Как долго просуществует ваш город в текущем виде?

Что произойдет с ним через 12 лет?

Через 131 год?

Через 1341 год?

Через 12 563 года?

Что будет на его месте?

Будет ли здесь построен новый город? Или руины? Или заросли?

Кто будет населять ваш город, когда он перестанет существовать? Перестанет ли он существовать когда-либо?

Сохранятся ли элементы существующего ныне города? Станут ли они памятниками? Культурным наследием? Музеями?

Что будет вместо вашего города?


How will the next generation remember that plot of land between the two houses in the neighborhood, somewhere in the outskirts of HERE? Will it become a new house? Probably, it will not. What do we want it to become? We build our future projections, quite frankly, based on the urban space around us, responding to the ideas of ‘placemaking’ and ‘placemarketing’, fed to us, that we have been told are success(ful). Strategies that are deemed to be important, that are deemed to be ‘good’ for a city - any city, really - another park, another office building, another playground, another museum. More people, more jobs, more resources, more shops, more houses, more babies, more dogs. What if the future is different? What if the future is about taking away rather than adding to? How would we build our vision of the future for/in HERE? Will our visions of the future manifest through one of those memory tokens - a story, a song, an e-mail, a photo, a sculpture, a policy - instead of another park, another office building, another playground, another museum? Will our visions of the future manifest in voids and more space (more possibilities), instead of more houses for more people, more offices, and more jobs (more possibilities, but of another kind)?

106

By de-emphasizing the capitalist logic of growth, productivity, and efficiency, by embracing the value of hollow space, the effort to forge a future for HERE becomes a decentralized, collective one, one that is the hands of HERE’s people, rather than its planners and specialists.


Каким следующее поколение запомнит участок земли между двумя домами где-то на окраине ЗДЕСЬ? Станет ли он новым домом? Скорее всего, нет. Чем бы мы хотели, чтобы он стал? По правде говоря, мы основываем наши проекции будущего на окружающем городском пространстве, в ответ на идеи «обустройства места» и «продажи места», которые нам внушили и заставили поверить в их успешность. Наработки, которые принято считать важными, благоприятными для города – любого города: еще один парк, еще одно офисное здание, еще одна детская площадка, еще один музей. Больше людей, больше рабочих мест, больше ресурсов, больше магазинов, больше домов, больше детей, больше собак. Но что если будущее будет другим? Что если в будущем важнее будет не добавлять, а убавлять? Какое видение будущего мы бы создали для ЗДЕСЬ? Что если наше видение будущего воплотится в одном из знаков памяти: в истории, песне, электронном письме, фотографии, скульптуре, стратегии – вместо очередного парка, очередного офисного здания, очередной детской площадки, очередного музея? Что если наше видение будущего воплотится в пустоте и свободном пространстве (больше возможностей), а не в большем количестве людей, офисов, рабочих мест (больше возможностей, но другого рода)? Когда мы отходим от капиталистической логики роста, продуктивности и эффективности, когда мы признаем ценность пустого пространства, наша попытка изобрести будущее для ЗДЕСЬ становится более децентрализованной и коллективной, принадлежащей людям, живущим ЗДЕСЬ, а не планировщикам и специалистам.

107


HERE is not that old. Perhaps just a century or two. Six generations at maximum. But the longer we stay HERE, the older it seems. There are many myths about HERE. How it was created. What it felt like to live HERE in the old days. The legend of the former factory director who had a heart of gold. Of the abundance and the size of the fish back in the day. Of the foreign company that wanted to depollute the sea by replacing sand along the coastline. Of the eccentric millionaire who bought a panther. Of the big fire that started in the bakery many decades ago, and killed a dozen people. What are the origins of these myths? Why do some survive, and others perish? What is the life cycle of these legends? Are some reborn through the work of professional and amateur historians? How do we remember something that we did not experience ourselves? The myths we heard felt like fossilized gossip. Stories that were bent and warped as they were passed down, resulting in ever-soslightly different versions. Alternative facts manifesting in alternative endings and alternative interpretations. A bit off at times, but, somehow, always plausible. Like a text that is translated online from one language into another, over and over again, then back into the original language, the central premise unchanged, but the details slightly altered. Like one of those games where you whisper things into someone’s ear, and the information gets back to you, distorted, but somehow, you can still see your truth in it. Or can you? Passing through rounds and rounds of editions and additions, it becomes some sort of collective truth. A localized collective ‘product’, for a localized collective ‘consumption’. When it comes to myths, we are all prosumers*.

110

We feel that it is important to honor these fragments of myth, to record them, to keep distorting them, to continue to retell the present through the stories of the past that were brewed collectively, over generations, that remain relevant and fresh even, or perhaps especially, today. * Creators -producers- and at the same time consumers.


ЗДЕСЬ не очень старо. Возможно, ему одно-два столетия. Максимум шесть поколений. Но чем больше времени мы проводим ЗДЕСЬ, тем старше оно кажется. Существует много мифов о ЗДЕСЬ. О его создании. О том, каково было жить ЗДЕСЬ в былые времена. Есть легенда о бывшем директоре завода, у которого было золотое сердце. О том, как много крупной рыбы было раньше. О зарубежной компании, которая хотела уменьшить загрязнение море, переместив песок вдоль побережья. Об эксцентричном миллионере, который купил пантеру. О большом пожаре, который случился в пекарне много лет назад и убил дюжину людей. Каковы истоки этих мифов? Почему одни рассеиваются, а другие остаются? Каков жизненный цикл этих легенд? Можно ли их возродить усилиями профессиональных историков и любителей? Как мы можем помнить о чем-то, с чем не сталкивались сами? Мифы, которые мы слышали, напоминали окаменелые сплетни. Истории, которые люди приукрашивали и искажали при пересказе, порождая слегка различные версии. Альтернативные факты проявлялись в альтернативных концовках и интерпретациях. Порой слегка странных, но, тем не менее, правдоподобных. Как в тексте, который переводят онлайн-переводчиком с одного языка на другой, снова и снова, а затем назад на исходный язык. Основные идеи не изменились, но детали слегка отличаются. Как в игре «Испорченный телефон», где вы шепчете кому-то что-то на ухо, затем послание возвращается к вам в искаженном виде, но в нем все еще можно распознать зерно правды. Или нет? Проходя много кругов правок и дополнений, эти истории становятся коллективной правдой. Локальным коллективным «продуктом» для локального коллективного «потребления». В отношении мифов мы все являемся произвотребителями*. На наш взгляд, важно чтить эти фрагменты мифов, записывать их, продолжать их искажать, пересказывать настоящее через истории прошлого, создаваемые совместно из поколения в поколение, которые остаются актуальными даже – или тем более – сейчас.

111

* Производители и одновременно потребители.


What is your favorite story from your city from before you were born? Write it down here, and share it with the group afterwards

112

write here


Какая ваша любимая история о вашем городе из тех времен, когда вас еще не было? Напишите ее здесь и поделитесь ей с группой

напишите здесь


Time Capsule We will be making a time capsule that will include a diary and some urban DNA samples from your city. In the following pages you will find some of the necessary materials for creating a time capsule for your city, as well as a dedicated page to draw a treasure map of where you will bury your time capsule.

Cities are temporary. So are we. Our urban tenancies are always impermanent. Our timelines differ. Often cities outlive us: their nonorganic carcasses, their colossal scale, their roots ... And though they may outlive us, our cities are themselves mortal, their corporealities no less subject to the laws of nature: their maggots are vegetation and earthquakes, floods and dust, market crashes and war. But this process is not always linear. Some gangrenous elements prove terminal, even as other areas of the same city simultaneously thrive. Sometimes one layer deceases, giving way to another, like a snake shedding its skin. Unlike us, cities can come back to life (or can cities ever die?). Zombie selves, reinvented selves. Cities built on the ruins of their ancestors. Sometimes unaware [that anything preceded them]. Cities built to replicate other cities. When a city loses its consciousness, and gets it back, is it the same? When we wake up, after a coma, is it still us? Would a 3D-printed one-to-one scale replica of an extinct city bring it back to life? Or would it be something new, something else?

114

When the appearances and shells of certain cities appear elsewhere, rebuilt as shopping centers, casinos, or entire districts within other cities, what do they become? Are they nothing more than historical amusement parks, or do they retain some of the original cityâ&#x20AC;&#x2122;s authenticity? Are they still them? HERE was built, like many others, through technical drawings. There was little research done on the local plants, the local histories, the local locale.


Капсула Времени Мы будем делать капсулу с посланием к потомкам, в которую поместим дневник и несколько образцов ДНК, взятых из вашего города. Ниже вы найдете список материалов, необходимых для создания капсулы времени вашего города, а также страницу, чтобы нарисовать “карту сокровищ” того места, куда вы спрячете капсулу времени.

Города временны. Как и мы. Наше владение городским пространством всегда непостоянно. Наши жизненные циклы отличаются. Часто города нас переживают благодаря своим неорганическим каркасам, своему колоссальному масштабу, своим корням… Но несмотря на это наши города тоже смертны, а их тела не менее подвержены законам природы: их опарыши – это растительность и землетрясения, потопы и пыль, дефолты и войны. Но этот процесс не всегда линейный. Некоторые гангренозные части оказываются обреченными, в то время как другие районы того же города процветают. Иногда один слой отходит, уступая место другому, как будто змея сбрасывает кожу. В отличие от нас, города могут воскресать (а умирают ли они на самом деле?). Зомби, заново воссозданные сущности. Города, построенные на руинах своих предков. Порой в неведенье, что что-то существовало до них. Города, построенные по образцу других городов. Когда город теряет сознание и затем снова его обретает, это все тот же город? Когда мы пробуждаемся после комы, это все еще мы? Способно ли строительство точной реплики исчезнувшего города вернуть его к жизни? Или это будет что-то новое, что-то иное? Когда внешний облик определенного города воспроизводится в другом месте – в торговом центре, казино или даже в целом районе другого города, чем он тогда становится? Это всего лишь парк развлечений, или же там сохраняется некая подлинность оригинального города? Остается ли он сам собой? ЗДЕСЬ, как и многие другие города, было построено по техническим чертежам. Местную флору, местные истории и местную специфику почти никто не исследовал. 115


Maybe the territory of HERE was inhabited before, and no one knows. Or maybe they do, but what was built after, as the factory came, and the money, and the people, eclipsed everything that was ... before. And, before we knew it, there was no one left to tell us how it was ... before. Maybe another HERE was built, and disappeared, and this is but a reincarnation. HERE was built, like many others, through technical drawings. It was built to resemble others. The same apartment blocks. The same Cultural Center. The same fast food joint. The same levels of air pollution. The same shifts at the local factory. The same life expectancy. The same fordist, communist, socialist, capitalist, (--)ist promises and dreams. HERE was built, like many others, through technical drawings. Does that mean that HERE is, in a way, a clone? Or part of a sisterhood? A family of HEREs. Does that mean that it has other magnitudes? Other scales? that we cannot perceive it in one single territory? That HERE is global, and more atemporal than what its fate - here and now - suggests? HERE was built, like many others, through technical drawings, but it became alive through being lived in, being talked about, and being remembered by those who stayed and also by those who left.

HERE is shrinking. Its factories, its harbor, its pollution levels, its panel housing blocks, its train tracks, will [all] survive. For a while. But also its name, its memory, and the way we teach future generations to relate to it. HERE is shrinking. What is relevant for us to keep? What are the stories and the objects that capture the zeitgeist; that catalyze the now? Our dreams for the future, our understanding of the past. What do we decide to pass by? What to pass on?

116

HERE is shrinking. And that is okay.


Быть может, на территории ЗДЕСЬ кто-то жил и раньше, но этого никто не знает. А может, кто-то и знает, но то, что было построено впоследствии, с появлением завода, денег и людей, затмило то, что было… раньше. И не успели мы оглянуться, как больше не осталось никого, кто мог бы рассказать, как было… раньше. Возможно, было другое ЗДЕСЬ, которое исчезло, а это лишь его реинкарнация. ЗДЕСЬ, как и многие другие города, было построено по техническим чертежам. Оно было построено по образцу других. Те же дома. Тот же культурный центр. Та же закусочная. Тот же уровень загрязнения воздуха. Те же смены на местном заводе. Та же продолжительность жизни. Те же фордистские, коммунистические, социалистические, капиталистические, (…)ские обещания и мечты. ЗДЕСЬ, как и многие другие города, было построено по техническим чертежам. Значит ли это, что ЗДЕСЬ – в определенном смысле клон? Или член братства? Семейства ЗДЕСЬ? Значит ли это, что у него есть другие величины? Другие масштабы? Что мы не можем воспринимать его как отдельную территорию? Что ЗДЕСЬ глобально и более вневременно, чем предполагает его судьба здесь и сейчас? ЗДЕСЬ, как и многие другие города, было построено по техническим чертежам, но ожило оно благодаря живущим тут людям, их разговорам, благодаря памяти тех, кто остался, и тех, кто уехал. ЗДЕСЬ уменьшается. Его заводы, его порт, его уровень загрязнения, его панельные дома, его железнодорожные пути выживут. На какоето время. Выживет также его название, его память и то, как мы учим будущие поколения находить с ним связь. ЗДЕСЬ уменьшается. Что для нас важно сохранить? Какие истории и объекты передают дух времени, катализируют настоящее? Наши мечты о будущем, наше понимание прошлого. Что мы решим пропустить? А что – передать дальше?

ЗДЕСЬ уменьшается. И это нормально. 117


HERE is made of buildings and of stories. Our memories, all of them -- whether skewed or precise, fictional or factual, local or foreign -- serve a purpose. They are important because, together, they weave a story of the now. Of the present. And of how we got here. And of where we want to go. HERE is made of buildings and of stories. Which stories are worth telling? Which stories will be worth telling? HERE is made of buildings and of histories.

Diary

118

Cut out the diary from this manual, and fold its pages together. Fill out the diary.


the biggest scandal that I remember that happened in this city is when ... самое скандальное происшествие на моей памяти, которое произошло в этом городе...

MY DIARY OF HERE МОЙ ДНЕВНИК

my favorite part of the city is моя любимая часть города это

is a thing that I learned from the city то, чему я научился(-лась) у этого города

because потому что

is a thing that I wish the city would learn from me то, чему бы я хотел(а), этот город научился у меня

119

is a thing that I wish I could take from the city то, что бы я хотел(а) взять из этого города


120

my favorite urban myth about this city is... моя любимая городская легенда об этом городе … my rapport with this city started when... я наладил(а) связь с этим городом, когда…

my strongest memory to this city is... мое самое яркое воспоминание, связанное с этим городом это… If I imagine the city as a person, it would be... если представить, что этот город – человек, то это был бы…


Дневник Извлеките дневник из данного руководства, и сложите его листы вместе. Заполните дневник.

ЗДЕСЬ состоит из домов и историй. Все наши воспоминания – искаженные или точные, вымышленные или реальные, здешние или нездешние – имеют свое назначение. Они важны, потому что вместе они сплетаются в историю нынешнего момента. В историю настоящего. И того, как мы сюда пришли. И куда хотим двигаться дальше. ЗДЕСЬ состоит из домов и историй. Какие истории стоит рассказывать? Какие истории стоит будет рассказать? ЗДЕСЬ состоит из домов и истории.

121


We often wondered to ourselves, What heritage [will] HERE leave behind - exactly which urban elements will be seen as important narrative touchstones of the cityâ&#x20AC;&#x2122;s past? By this we donâ&#x20AC;&#x2122;t mean to ask which places will become monuments, museums, or sites granted the status of historical or cultural significance by official organs. Our concern is the essence of the city, its singular, particular composition, which cannot be encompassed by the mechanisms of official, traditional preservation. To us this question felt urgent. HEREâ&#x20AC;&#x2122;s landscape was full of buildings that had already fallen into a state of disrepair, were already in the process of becoming ruins. And ruins require upkeep and maintenance no less than non-ruins. We walked on its streets, thinking to ourselves, How will HERE be remembered in the future? How will the city remember us? Which elements of HERE will carry its legacy into the future? we wondered. Are they hiding in the asphalt that makes up the roads? In the bricks that contain the homes? In the black smoke that the factory exhales? In the polluted particles of the sea? The built environment of HERE is reinforced concrete, plastic that will not decompose for a thousand years, electronic waste, welded metal. It is carved granite sculptures, tree bark (both from invasive and non-invasive / native and nonnative species), ferrous water, copper pipes, asbestos roofs, tarmac. It is sea water and books. Objects that are merely pieces of HERE. It would be difficult for us to guess how a person is by just looking at their hair, or at a nail, or just by smelling their breath, or by analysing the lines on their hand. Yet, they all tell part of a story, part of a whole.

122

HERE, like the other HEREs of the World, has a materiality that flows, that adjusts. A materiality that makes us question our own timestamp. Will the ancient bridge exist in the future, when the new bridge is itself ancient? The materiality of HERE responds to a market. Are the materials that constitute HERE abundant today? Will they continue to exist in the future? Will their value change? Will our stories continue to be contained in them?


Мы часто спрашивали себя, какое наследие оставит после себя ЗДЕСЬ – какие именно элементы города будут считаться краеугольными камнями его прошлого. И вопрос для нас не в том, какие места станут памятниками, музеями или получат статус исторической или культурной ценности от официальных властей. Нас интересует сама сущность города, его неповторимая композиция, которую невозможно охватить через механизмы официального, традиционного сохранения. Этот вопрос казался нам неотложным. Ландшафт ЗДЕСЬ был полон зданий, которые обветшали и уже становились руинами. А руины требуют поддержания и ухода не меньше, чем неруины. Мы бродили по улицам и думали: как будут помнить о ЗДЕСЬ в будущем? Как город будет помнить о нас? Какие элементы ЗДЕСЬ станут достоянием будущего? Где они прячутся: в асфальте на дорогах? Среди кирпичей, образующих дома? В черном дыме, выдыхаемом заводом? В загрязненных частицах моря? Городская среда ЗДЕСЬ – это железобетон, пластик, который не разложится и за тысячу лет, электронные отходы, сваренный металл. Это гранитные скульптуры, кора деревьев (инвазивных и неинвазивных, местных и завезенных видов), железистая вода, медные трубы, крыши из асбеста, термакадам. Это морская вода и книги. Объекты, которые лишь части ЗДЕСЬ. Было бы трудно составить впечатление о человеке лишь по его волосам, ногтям, запаху изо рта или линиям на ладони. Но все это – части истории, части одного целого. ЗДЕСЬ, как и все другие ЗДЕСЬ мира, имеет материальность, которая течет и приспосабливается. Материальность, которая заставляет нас сомневаться в нашей временной метке. Будет ли старинный мост существовать в будущем, если новый мост сам по себе старинный? Материальность ЗДЕСЬ реагирует на рынок. В избытке ли сегодня материалы, из которых состоит ЗДЕСЬ? Будут ли они существовать в будущем? Изменится ли их ценность? Будут ли наши истории и дальше храниться в них? 123


Urban DNA [ 50 min ] During the lunch break, go find the sample of Urban DNA you would like to include and insert it in the time capsule.

124

Imagine the different elements that make up your city. Just as the human body has bones, cells, tissues, flesh, organs, and ideas, the city has its streets, buildings, and people. If you could preserve a single element from your city that future generations would use to understand it better, what would it be? Would it be a certain material unique or specific to your city? Is it an urban element? or maybe a particular smell or atmosphere? Is it a dialect? Or is it a particular shop? Is it a bush? Or a particular breeze? Whatever it is, put it inside the time capsule. Make sure it fits - it is just a sample.


Городская ДНК [ 50 мин ] Во время перерыва, найдите образец Городской ДНК, который вы бы хотели включить и поместить в капсулу времени. Представьте себе различные элементы, из которых состоит ваш город. Так же, как человеческое тело состоит из костей, клеток, тканей, плоти, органов и мыслей, город состоит из его улиц, зданий и людей. Если вы можете сохранить всего один элемент из вашего города, который будущие поколения могут использовать, чтобы иметь лучшее представление о вашем городе, что это может быть? Возможно это какойто особый материал, который особенно проявляет себя в этом городе? Или это градообразующий элемент? Или, возможно, это особый запах или атмосфера? Это местный диалект? Или особый магазин? Или куст? Или особый бриз? Чем бы это ни было, поместите это внутрь капсулы времени. Убедитесь, что оно подходит по размеру – нужен всего лишь образец.

125


How do we record memories? How do we ensure that things withstand time? How do we ensure that they not only survive but also continue to honor HEREâ&#x20AC;&#x2122;s present? How do we record memories? Which materials would survive almost anything? Do they need to survive? How do we record memories? Will people speak this language in one thousand years? Will they understand our codes?

Article Read through todayâ&#x20AC;&#x2122;s local newspaper, cut out the most relevant news article to you, and insert it in the time capsule. What is the title of the article?

Is it about your city?

How does it affect your city?

How do we record memories? Will they KNOW? understand?

Will

they

Will this be relevant in 5 years?

How do we record memories? In 112 years?

126

In 653 years?


Как мы храним воспоминания?

Статья Прочитайте свежий выпуск местной газеты, вырежьте наиболее актуальную новостную статью и поместите ее в капсулу времени.

Как сделать так, чтобы вещи могли выстоять время? Как сделать так, чтобы они не просто выжили, но продолжили чествовать настоящий момент ЗДЕСЬ? Как мы храним воспоминания?

Какой заголовок у этой статьи?

Какие материалы выживут несмотря ни на что? Должны ли они выжить? Была ли она о вашем городе?

Как она отразилась на городе?

Как мы храним воспоминания? Будут ли люди говорить на этом языке через тысячу лет? Поймут ли они наши коды? Как мы храним воспоминания?

Будет ли она актуальна через 5 лет?

Будут ли они ЗНАТЬ? Будут ли они понимать? Как мы храним воспоминания?

Будет ли она актуальна через 112 лет?

Будет ли она актуальна через 653 года?

127


RECORD: Middle English, literally, to recall, from Anglo-French recorder, from Latin recordari, from re- + cord-, cor heart. RECORD: Re-heart. Replacing the heart / repositioning our cores.

Something else What else would you include in the time capsule? Write it down. Include one extra thing that has not been mentioned. It can be an object, a word, anything.

What are those recorded (as in registered permanently by mechanical means) records (as in recalls) of records ( as in unsurpassed statistics), establishing a record (as in discernible pattern) for our record (as in database) that have fallen off the record (as in not for publication) and that perhaps should remain there, in the world of mysteries, for they do not belong in the world of ‘for the record’/’on the record’ (as in public knowledge). What are those repositioned hearts (as in things that are important only to us) that are unmemorable to many, but not to us? How do we record (in any of its definitions) the records (in any of its definitions) that are not recorded (in any of its definitions)? How do we remember the unmemorable? And why should we? To us, HERE, is not just about what is being told to us, but also about what is not. Not just about what is being remembered but also about what is being forgotten.

128

Where do all those unaligned (memories and records) end up?

hearts

After you have everything inside the time capsule, vacuum the air out of it, so that it is air-tight. Once the capsule has shrunk, label it with the time, date, place, and your name, using a permanent marker pen.


Дополнительно Что бы вы хотели дополнительно включить в эту капсулу времени, запишите. Добавьте одну дополнительную вещь, которая не была упомянуто. Это может быть объект, слово, всё что угодно.

ХРАНИТЬ: беречь, сохранять. Из старославянского хранити (др.-греч. φυλάττειν), при исконнорусском хоронить. Когда мы храним что-то в памяти, мы держим это в сохранности и оберегаем от забвения. Охраняем, стережем, не даем исчезнуть. Особенно бережно мы храним то, что иначе будет навсегда потеряно. Переживая утрату, мы хороним. Похоронить – значит спрятать, укрыть от окружающих. Но в то же время – уберечь от забвения, сохранить. Мы прячем, чтобы не потерять. Иногда мы прячем в незримом и сокровенном хранилище – внутри себя. Храним в сердце. В сердце мы храним то, что ценно для нас, но для других может не иметь никакого значения. Как мы сохраняем в памяти то, что не хранится больше нигде? Как мы запоминаем непримечательное? И почему? Для нас ЗДЕСЬ – это не только то, что нам поведали, но и то, о чем умолчали. Не только то, о чем помнят, но и то, что забыто. Как долго хранятся воспоминания в наших сердцах?

129

После того, как вы всё поместите во капсулу времени, выпустите воздух, чтобы она стала герметичной. Как только капсула сожмется, прикрепите бирку и напишите перманентным маркером время, дату, место и ваше имя.


We wander through the city, wondering where we can find a good repository for our memories. For our records/ings. For our (personal but also collective) legacies. We know where to keep our treasures today, but if we came back in 1000 years, would we know where to look? Will we remember how to come back to HERE?

130

Draw a map here of where you would bury your time capsule [ 7 min ]. Your map should be clear enough for people to understand it 974 years from now*. Where in your city would you bury your time capsule? What are the buildings and trees that will still be there 1018 years from now? What are the landmarks that you can predict will still exist? Make sure you draw those elements in the treasure map.

*They might not speak the same language as you do today. They might not interpret symbols the same way you do today.


Мы бродим по городу, размышляя, где бы нам найти хорошее хранилище для наших воспоминаний. Для наших мемуаров. Для наших (личных, но также коллективных) наследий. Мы знаем, где хранить свои сокровища сейчас, но если мы вернемся через тысячу лет, будем ли мы знать, где искать? Будем ли мы помнить, как вернуться СЮДА? Нарисуйте карту, где вы закопаете вашу капсулу времени [ 7 мин ]. Ваша карта должна быть доступна для понимания людьми через 974 года*.Где в городе вы бы хотели спрятать вашу капсулу времени? Какие здания и деревья будут продолжать стоять здесь через 1018 лет? Какие достопримечательности, по вашим предположениям, все еще будут существовать? Убедитесь, что вы нарисовали эти элементы на карте клада.

*Они могут больше не использовать тот язык, на котором вы разговариваете сейчас. Они могут интерпретировать символы по-другому, не так, как вы видите их сейчас.


When we will arrive HERE, will we be fascinated by the empty playgrounds and overgrown fields, the semi-abandoned buildings, and the very abandoned buildings?. Will we, upon arrival, know what to expect from a city operating on so many different frontlines? Will we see new places built on new utopias and dreams?

132

Когда мы прибудем СЮДА, мы будем очарованы пустыми площадками и заросшими полями, запущенными и совсем заброшенными зданиями? Узнаем ли мы в момент прибытия, что ожидать от города, которых оперирует на стольких многих уровнях? Увидим ли мы новые места, построенные на новых утопиях и мечтах?


ФУТ УРО ЛОГ ИЯ avenir

uncertain

неопределенный

...

?????

133


HERE was at a moment of uncertainty: as more and more people were leaving, we were wondering - we were all wondering - what will its future hold? The facts - decreasing numbers of people registered as residents, fewer available positions at the factory - seemed ominous. The scientific planning approaches - evicting families to reconcentrate populations, merging with neighbouring councils (other shrinking cities that together could feel bigger, and more), demolishing abandoned houses, or cutting off bus routes because really, who needs to go to the end of the line?- were ill-designed, failing. Imagining alternative futures for HERE, ones that did not pussyfoot around the realities it faced at present, seemed like the most potent strategy. Science is bound by the scope of our knowledge. Imagination knows no such limits. HERE had arrived at an epochal moment. It felt like nothing had changed in decades, but in fact, everything was in the midst of change. HERE was being forced to change quickly, and the moment called for revolutionary thinking. Revolution is an essential link between past and present, one without which we would not be here today. It allows us to challenge our ancestors while also preparing a better world for our descendants. HEREâ&#x20AC;&#x2122;s fate was [only] to be revolutionary by pushing the boundaries of its own imagination. Not the imagination of one, but of many. A swarm* intelligence, often witnessed during the raise of spontaneous collective responses, such as political protests, or viral on-line behaviours in response to a common cause or concern. The same collective intelligence can become a tool for shrinking. When we understand reduction as a source of potential in a world that reveres surplus, when we are able to reverse the notion of growth,

134

when we can all be involved in a consensual choreography of inhabitation, change becomes a possibility.


Здесь был момент неопределенности: пока уезжало всё больше и больше людей, мы задавались вопросом - мы все задавались вопросом - что таит в себе будущее? Факты - сокращающееся количество людей, зарегистрированных как резиденты, меньше рабочих мест на заводе - и научные подходы - выселение семей с целью сосредоточить население, слияние с соседними муниципалитетами (другими сокращающимися городами, чтобы вместе чувствовать себя крупнее и чем-то большим), снесение заброшенных домов или упразднение автобусных маршрутов, потому что, на самом деле, кому понадобится ехать до конца? - были ограничены и больше не работали. Придумывание альтернативного будущего для ЗДЕСЬ, которое не вращалось бы вокруг нынешних реалий, казалось наиболее действенной стратегией. Наука ограничена нашим знанием, воображение же безгранично. ЗДЕСЬ был момент революции: всё менялось. Было чувство, будто ничего не изменилось за десятилетия, но на самом деле изменилось всё. ЗДЕСЬ всё насильно менялось очень быстро. Не будь мы революционерами - нас бы здесь не было, мы бросаем вызов нашим предкам, но, в то же время, нам нужно подготовить мир для наших потомков. ЗДЕСЬ быть революционером - это судьба - попирать ограничения собственным воображением. Воображением не одного, а многих. Сознание роя, которое часто можно наблюдать во время спонтанного коллективного отклика, например, во время политических протестов или лавинообразных акций в сети в виде поддержки или отклика на какой-то повод или игру. Точно такое же коллективное сознание может стать инструментом сокращение. Когда мы понимаем убыль как шанс в мире, где почитается избыток, когда мы способны перевернуть понятие роста, когда мы можем быть вовлечены в хореографию места обитания по всеобщему согласию перемена становится шансом. 135


Following the always upward-leaning curve of growth is to equate the cityâ&#x20AC;&#x2122;s cycles with a crude and reductive graph of birth rate, investment, and employment figures. City cycles donâ&#x20AC;&#x2122;t follow purely mathematical and economical models: they are living organisms that expand and shrink. Inhale and exhale. Cities

also

address and reflect the hopes, expectations of their inhabitants.

dreams,

and

They are resourceful entities that can accommodate unofficial developments, caprices of nature, volatile economies - inhale, exhale. There is no way these [unforeseen] occurrences can be drawn on a masterplan. There is no way they can be zoned on the masterplan. City cycles are never just growth cycles. Inhale - for how long can you hold your breath? For how long can HERE hold on to growth. Exhale - thousands of people have left HERE in the past two decades. Inhale - hundreds of people displaced from war-torn territories have moved HERE. Exhale - the factory has dismissed one thousand workers. Inhale - the fish are returning back to the sea. Exhale. Inhale. For how long can you hold your breath?

*a

large

flying

group

of

insects

or

birds

moving

together

in

the

same

direction. The metaphor of swarm can be applied to the collective intelligence

136

within different communities as an aid to consensual decision making.


Рост сам по себе не является замкнутым циклом. Следуя кривой роста, всегда устремленной вверх, нужно уравновесить циклы города в математическом графике, поскольку эта кривая преимущественно перегружена спекулятивной положительной статистикой рождаемости, долларовыми инвестициями и свежими рабочими местами. Циклы города не соответствуют математическим и экономическим моделям в чистом виде: они - живые организмы, которые расширяются и сужаются. Вдыхают и выдыхают. Города описывают и отражают надежду, мечты и ожидания их жителей. Они изворотливые сущности, способные дать пристанище неофициальным инициативам, капризам природы, нестабильной экономике - вдыхать, выдыхать. Нет никаких шансов, чтобы эти явления были внесены в генплан. Нет шансов, чтобы им было предоставлено место в генплане. Циклы города никогда не будут лишь циклами роста. Вдох - как долго вы можете держать дыхание? Как долго ЗДЕСЬ можно цепляться за рост? Выдох - тысячи людей уехали ОТСЮДА за последние двадцать лет. Вдох - сотни людей, изгнанных со своих территорий войной, приехали СЮДА. Выдох - завод распустил тысячу рабочих. Вдох - рыба возвращается в море. Выдох. Вдох. Как долго вы можете держать дыхание?

*большая группа насекомых или птиц, летящих в одном направлении. Метафора роя применима к коллективному сознанию внутри разных сообществ как помощь в принятии взаимосогласованных решений.

137


How can we read the future by taking into account the built reality, but also the way we relate to the city subjectively and collectively? A future that does not see growth - as an economic opportunity for more bodies to engage in the production of capital - as the only pathway. What tools can we use to provide more nuanced descriptions of the present dilemmas shrinking cities are facing and to structure the conversation of how to imagine their futures beyond established master planning templates and strategies? Card Reading [ 15 min ]

Tips for asking the question:

Cut out the Tarot Cards from the

What does future mean to you?

out loud helps to open unexpected

manual and find yourself another

Is it one year, a decade, a century, a

thought pathways.

fellow

millenia?

How do you feel spelling the card’s

participants. One of you will ask the

Are you asking a question that relates

name out loud?

question (A) and the other one will

to you personally, or to your closest

be the ‘card reader’, providing the

people, or to the inhabitants of the city,

Action

answers (B).

or to a particular place?

What is going on with this card? Is

Say the Card’s name out loud Saying the information on the card

among

the

workshop

there a lot of movement or stillness? What kind of actions for future

(A) write down a question you want to ask about the future of your city

Tips for Card Reading:

(A) pick three cards from the deck and

Time

the card answer the question that (A)

ask your question to (B)

If you want, the first card could

asked you?

(B) will answer your question based

represent the past, the second the

on the reading of the cards that you

present, and the third the future.

Characters

have picked

This is one of many different ways

What kind of figures and symbols are

(A) write down the card name and take

to help structure your answer. You

present in your card? What meaning

notes in the manual while (B) gives

can also devise your own structuring

do these symbols have to you?

you the reading of the card.

method based on the cards you pick.

What do they symbolize to you? How

What did (B) predict? What is coming?

can those symbols and their meanings First impression

help you to answer the question?

If your question requires it, (A) or (B)

What is your first thought, feeling or

can decide to take another card to

reaction when seeing the card that (A)

Remember that it is often through the

complete the answer.

has chosen?

symbols that new meanings can be

How does it connect with the question

discovered and imagined.

Afterwards, swap roles.

138

development does the card suggest? How does the action expressed in

(B) shuffle the deck of cards

that (A) just asked you?


Как мы можем прочесть будущее, учитывая городскую среду, но также наш способ устанавливать субъективную и коллективную связь с городом? Будущее, которое не предполагает, что рост – как экономическая возможность включать больше субъектов и объектов в производство капитала – это единственный возможный путь. С помощью каких инструментов мы можем дать более подробное описание актуальных дилемм сокращающихся городов и построить разговор о том, как вообразить их будущее за рамками устоявшихся шаблонов и стратегий? Чтение карт [ 15 мин ]

Советы

для

формулировки вопросов:

Произнесите название карты вслух Прочитав

вслух

информацию,

написанную на карте, открываются

Вырежьте карты Таро из руководства и найдите себе напарника среди

Что для вас означает будущее?

неожиданные траектории мысли.

участников семинара. Один из вас

Это один год, десятилетие, век,

Что вы чувствовали, читая название

задает вопрос (А), а другой будет

тысячелетие?

карты вслух?

“гадателем” и дает ответы (Б).

Ваш вопрос касается вас лично или окружения,

Действие

(A) пишет вопрос, который хотел

жителей города или конкретного

Что происходит на этой карте?

бы задать относительно будущего

места?

Много ли на ней движения или

вашего

ближайшего

на ней спокойствие и тишина?

вашего города (Б) тасует колоду

Советы для чтения карт:

Какого рода действия для будущего развития предлагает эта карта?

(A) тянет три карты из колоды и

Как

действие,

отраженное

на

задает вопрос (Б)

Время

(Б) отвечает на вопрос, исходя

Если вам так удобно, первая карта

карте, может ответить на вопрос,

из интерпретации тех карт, что

может означать прошлое, вторая -

заданный (А)?

вытянул (А)

настоящее, а третья - будущее.

(А) записывает название карты и

Это может помочь составить ответ.

делает пометки в руководстве, пока

Вы можете выбрать иной способ

Какие

присутствуют

Знаки фигуры на

и

символы

карте?

Какое

(Б) интерпретирует карты

составления ответа в зависимости

Что предсказал (Б)? Что грядет?

от вытянутых карт.

Если вопрос предполагает это, (А)

Первое впечатление

вас? Как эти символы и их значения

или (Б) могут решить тянуть еще

Какова была первая мысль, чувство

помогают вам ответить на вопрос?

одну карту, чтобы дополнить ответ.

или реакция, когда вы увидели

После этого вы меняетесь ролями.

Как она соотносится с вопросом,

часто могут быть обнаружены или

который задал (А)?

придуманы через символы.

значение для вас имеют эти знаки? Что они символизируют лично для

карту, вытянутую (А)?

Помните,

что

новые

смыслы

139


What does the future of HERE look like if we unroot the myth of growth as its sole driving force? Does it necessarily mean that there will be fewer buildings and more wild areas, fewer people and more animals? Does it mean that the citizens of HERE will have more free time as the factory gradually shuts down? Does it mean that the decisions about the cityâ&#x20AC;&#x2122;s development will be made by the inhabitants of HERE rather than the master planning officers? There is no single recipe for shrinking the city passed down from one generation to another, from one school of thought to another. The previous generations of HERE saw it grow, and industrialize, and this is the first generation for whom shrinkage is a real consideration.

140

For now, it is an exercise in devising different theoretical frameworks, and [generating] raw ideas. For now it is about shifting the paradigm from growth towards degrowth. For now it is about entertaining the idea that degrowth might be positive. Degrowth not as the opposite of growth, but rather as a different vector.


Как будет выглядеть будущее ЗДЕСЬ, если мы искореним миф о росте как единственной движущей силе? Значит ли это непременно, что будет меньше зданий и больше диких участков, меньше людей и больше животных? Значит ли это, что у жителей ЗДЕСЬ будет появляться больше свободного времени по мере закрытия завода? Значит ли это, что решения о развитии города будут принимать жители ЗДЕСЬ, а не разработчики генеральных планов? Не существует единого рецепта сокращения города, который бы передавали из поколения в поколение, из одного интеллектуального течения в другое. Предыдущие поколения ЗДЕСЬ наблюдали его рост и индустриализацию, и лишь нынешнее поколение впервые столкнулось с сокращением. На данный момент это упражнение по разработке теоретических схем и поиску сырых идей. На

данный момент мы пробуем парадигму от роста к деросту.

сместить

На данный момент мы допускаем мысль, что дерост может быть положительным явлением. Дерост – это не противоположность роста, а скорее иной вектор.

141


142

Add your own tip for Card Reading


ASH

ПЕПЕЛ

CONSTRUCTION

СТРОИТЕЛЬСТВО

DESTRUCTION

РАЗРУШЕНИЕ

143


СОКРАЩЕНИЕ

REDUCTION

CLEANING

ОЧИСТКА

REUSE

ПОВТОРНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ


AFFILIATION

АФФИЛИАЦИЯ

EXCLUSION

ИСКЛЮЧЕНИЕ

INCLUSION

ВКЛЮЧЕНИЕ


DIASPORA

ДИАСПОРА

BELONGING

ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ

UNIT

ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ


MEMORY

ПАМЯТЬ

RESTORATION

ВОССТАНОВЛЕНИЕ

PRESERVATION

СОХРАНЕНИЕ


EXPECTATIONS

ОЖИДАНИЯ

HOPES

НАДЕЖДЫ

LEGACY

НАСЛЕДИЕ


*

РОЖДЕНИЕ

BIRTH

РОСТ

*

GROWTH

* * *

*

ОТНОШЕНИЕ

*

RELATION


ПРАЗДНОВАНИЕ

*

CELEBRATION

СМЕРТЬ

DEATH

*

ПОТРЕБЛЕНИЕ

CONSUMPTION


SHELTER

УКРЫТИЕ

SOCIALIZING

ОБЩЕНИЕ

SPIRITUALITY

ДУХОВНОСТЬ


PROTECTION

ЗАЩИТА

LOVE

ЛЮБОВЬ

NEW

НОВЫЙ


NOW

СЕЙЧАС

OLD

СТАРЫЙ

EXCHANGE

ОБМЕН


ТОГДА

THEN

Новые карты В колоде Таро шесть пустых карт. Решите вместе с другими участниками, что должно быть на этих картах. Думайте о картах, как о поводах начать разговор о тех проблемах, с которыми ваш город столкнется в будущем. Как эти шесть карт относятся друг к другу? Являются ли они новой “семьей”? Или две разные семьи? Или каждая из них независима? Являются ли они дополнением к уже существующим семьям?

Какие темы вы выбрали?

Почему? После того, как вы вместе выбрали названия для шести новых карт, нарисуйте их каждый индивидуально [ 7 мин ]


New cards There are six blank tarot cards left. Together with your fellows, decide what should be on those cards. Think about the Tarot cards as conversation starters about the issues that your city will have to face in the future. How are the six new cards related to one another? Are they related? Are they a new â&#x20AC;&#x2DC;familyâ&#x20AC;&#x2122;? Are they two different families? Are each of them independent? Are they additions to existing families?

What are the topics that you chose?

Why?

166

Once you have decided on the names for the six new cards, design them individually [ 7 min ].


НЕ ВЫРЕЗАЙТЕ ЭТИ КАРТЫ

DO NOT CUT OUT THESE CARDS

НЕ ВЫРЕЗАЙТЕ ЭТИ КАРТЫ

DO NOT CUT OUT THESE CARDS

your design

167


НЕ ВЫРЕЗАЙТЕ ЭТИ КАРТЫ

DO NOT CUT OUT THESE CARDS your design

DO NOT CUT OUT THESE CARDS


your design

DO NOT CUT OUT THESE CARDS

НЕ ВЫРЕЗАЙТЕ ЭТИ КАРТЫ

DO NOT CUT OUT THESE CARDS


НЕ ВЫРЕЗАЙТЕ ЭТИ КАРТЫ

DO NOT CUT THESE CARDS your design

DO NOT CUT THESE CARDS


Добавьте совет для чтения карт от себя


We wonder how the many benefit from growth designed and executed by the few. The main drivers of growth in today’s city are the investors, the developers, the factory owners, and the political decision makers. Positive growth stories manifest in the new plots of land that developers acquire, the new buildings that they construct, and the new industries that occupy them. Or in the former plots, buildings, and industries that are regenerated by “urban entrepreneurs” reveling in their own “creativity.”

Call future by its name Write down one word here that characterises and describes your future city. Be precise when choosing your word.

These processes are supposed to ‘trickle down’. Trickle down Trickle dow Trickle do Trickle d Trickle Trickl Trick It is important to understand that the growth numbers do not always manifest themselves in the wellbeing of citizens. There is talk about the cost and impact of HERE shrinking, but what is the cost of growth, and who is paying for it? How much growth can HERE accumulate? Surely HERE needs a new economic model, but one that doesn’t necessarily rely on the same process and reproduce the same hierarchies. One that reevaluates productivity. It is an opportunity now, to think of new models, models that might work for HERE, and HERE alone. To change the paradigm of growth, we need to demystify the argument that growth equals prosperity, and that accumulation equals wellbeing.

172

This requires the imagination to pioneer new ways of thinking, new perspectives on the city, and the courage to reverse the paradigm of growth.


Зовите будущее по имени Запишите одно слово, которое характеризует и описывает

Сегодня главные двигатели роста в городе – это инвесторы, застройщики, владельцы заводов и политические деятели. Истории о благоприятности роста воплощаются в новых земельных участках, которые приобретают застройщики, в новых зданиях, которые они строят, и в новых индустриях, которые занимают эти здания. Или в бывших участках, зданиях и индустриях, которые преобразовывают «урбанистические предприниматели», наслаждаясь собственной «креативностью».

ваш город в будущем. Выбирая

Предполагается, что эти процессы будут «выгодны для всех».

слово, старайтесь

Выгодны для всех

быть очень точным.

Выгодны Выгодны Выгодны Выгодны Выгодны Выгодны не для всех Важно понимать, что показатели роста не всегда отображаются на благосостоянии граждан. Кто-то говорит о затратности и последствиях сокращения ЗДЕСЬ, но какова цена роста, и кто за него платит? Сколько роста способно накопить ЗДЕСЬ? Безусловно, ЗДЕСЬ нуждается в новой экономической модели, но она не обязательно должна полагаться на тот же процесс и воспроизводить те же иерархии. Эта модель должна совершить переоценку продуктивности. Сейчас у нас есть возможность подумать о новых моделях, которые могут оказаться подходящими для ЗДЕСЬ и только ЗДЕСЬ. Чтобы изменить парадигму роста, мы должны развенчать убеждение, что рост тождественен процветанию, а накопление – благосостоянию. Требуется воображение, чтобы изобрести новые способы мышления и новые взгляды на город, а также смелость, чтобы перевернуть парадигму роста. 173


Future City Map [ 15 min ] Draw a map, individually, of the future of your city. How will you describe your future city? What metaphors will you use? Feel free to use and modify the symbols from the Tarot Cards in order to map the future of your city.

How will we define success when we embrace degrowth?

What will degrowthâ&#x20AC;&#x2122;s success stories look like?

draw here

What year in the future is this map referring to? Does the city still exist? Is it in the same location? Is it smaller? What is your city be made of? What are the main features of your city? Who lives in your city? What are the occupations of people who live in your city? How far into the future are you drawing the map?

174

What, if anything, would you translate about your current city into the future? Where have you drawn the limits of your city?


Карта будущего города [ 15 мин ] Здесь каждый рисует карту будущего города. Как вы опишите свой будущий город? Какие метафоры применяете? Смело используйте и изменяйте символы из Таро, чтобы картографировать будущее вашего города.

нарисуйте здесь

Находится ли он на том же месте? Он стал меньше? Из чего будет сделан ваш город? Какие его главные особенности? Кто будет жить в вашем городе?

Как мы будем определять успех, когда примем идею дероста?

Этот город всё еще существует?

Какими будут истории успеха дероста?

Каким годом датируется эта карта будущего?

Чем эти люди будут заниматься? Как далеко в будущее вы рисуете эту карту? Есть ли что-то, что вы бы перенесли из нынешнего города в будущий? Что это?

175

Где вы обрисовали границы города?


Finish the text The book itself has degrown as you have taken away more and more information, tools, and knowledge from it. Now it is your turn to connect the dots and write the story about the future of your shrinking city. Begin by reflecting on the ideas represented in the map and your tarot card reading notes. Finish the sentences. Start new ones. Integrate (or not) the words. Isolate them. Ruin them. Glorify them. Delete them.

The growth of HERE is not an option. The FUTURE of the city has expectations and hopes of legacy The future LIFE in HERE will not necessarily be built around the cycles of consumption as we understand them today. The shelters providing protection are created by spirituality, . Socializing will change

HERE is a PHOENIX. But at what stage is it? With its ashes, destruction has led to the construction of Pathways other than growth have been opened up HERE, putting them in relation with

new RITUALS of the existing cycles of birth and death

in

the city.

WASHING MACHINE to

clean

But mostly to

Reuse .

Reducing sizes

owning

our shrinking. 176

No surprises

HERE.


Закончите текст Как вы видите, книга сокращалась, пока вы брали всё больше информации, инструментов и знаний из нее. Теперь ваша очередь соединить точки, написать историю о будущем вашего сокращающегося города. Начните с размышления об идеях, представленных на карте, и о пометках по результатам чтения карт. Закончите предложения. Начните новые. Объедините слова (или нет). Изолируйте их. Уничтожьте их. Восславьте их. Удалите их.

ЗДЕСЬ рост - не вариант. БУДУЩЕЕ этого города содержит ожидания и надежды на наследие. Будущая ЖИЗНЬ ЗДЕСЬ не обязательно будет построена вокруг циклов потребления, как мы понимаем их сегодня. Пристанища, дающие защиту создаются духовностью, Пребывание в обществе изменится ЗДЕСЬ это ФЕНИКС. Но в какой стадии? Его пепел, разрушение к строительству альтернативные росту, рождая связи с

привело ЗДЕСЬ открылись пути,

новыми РИТУАЛАМИ существующих циклов рождения и смерти в городе. МОЕЧНАЯ МАШИНА чтобы очистить Но в большей степени – чтобы повторно использовать Уменьшающиеся размеры ответе за наше сокращение.

Никаких ЗДЕСЬ.

177

сюрпризов

в


The RUIN of

a past memory restoring an idea

that preserves

HERE.

The DNA of HERE is

in the diaspora where the idea of belonging weaves the unit

together

Exchange of

new and old

,

, then and now. love that

binds

COMMUNITY .

We determine the HERE based on

affiliation

Inclusion questioning forms of

178

exclusion

in


РУИНЫ ушедшей памяти восстанавливают идею которая сохраняет

ЗДЕСЬ.

ДНК ОТСЮДА в диаспоре

это где идея

принадлежности сплетает единицу вместе

Обмен

нового и старого , тогда и теперь.

любовь, которая связывает СООБЩЕСТВО Мы определяем принадлежность ЗДЕСЬ на основании Включение подвергая сомнению формы

исключения 179


180

Answer your question to the city here The first exercise that you did was to ask a question to your city. Now, having worked on the different aspects of your city, as well as having travelled from the present to the past to the future, answer your question to the city here.


Ответьте на вопрос городу Первое упражнение заключалось в том, чтобы задать вопрос вашему городу. Теперь, проработав разные аспекты города и совершив путешествие из прошлого в настоящее и будущее, ответьте на свой вопрос городу здесь.

181


MASTERPLANNING FOR DEGROWTH IS A FIELD, AND A CONVERSATION, FULL OF UNCERTAINTY. WE HAVE NOT DONE IT BEFORE. WE DO NOT HAVE THE ANSWERS. THE DEGROWTH MANUAL IS A WORK IN PROGRESS. WE WELCOME ANY IDEAS/ SUGGESTIONS/DISCUSSIONS/TOWNS/CONCEPTS AT future@metasitu.com EVERY EDITION IS PRINTED LOCALLY. EVERY EDITION IS DIFFERENT. IN EVERY EDITION THE TEXT, EXERCISES, AND IMAGES ADAPT TO THE FEEDBACK PREVIOUSLY RECEIVED. HERE ARE THE PARTICIPANTS OF THE PREVIOUS EDITIONS Ed.1 (Vladivostok) Виктория Дзюба Арадна Чернова Адель Ким Jade Jue Ma

Written, developed and designed by METASITU English text edited by Henry Ace Knight Translated into Russian by Tetiana Tsybulnyk and Anna Marinina

Текст, разработка и дизайн: METASITU Редактура: Генри Айс Найт Перевод на русский Татьяны Цыбульник и Анны Марининой.

First edition. Vladivostok, November 2018. 21 Copies Printed at Service-Prim (Vladivostok)

Издание первое. Владивосток, ноябрь 2018 г. 21 экземпляр Напечатано в «Сервис-Прим» (Владивосток)

Special edition. Dubai, February 2019 51 Copies Printed at Printery (Dubai) Drawings: reproductions of drawings found of the walls of the vacant units at Dome Tower, JLT (Dubai)

Специальное издание. Дубаи, февраль 2019 г. 51 экземпляров Напечатано в Принтерй (Дубаи) Чертежи: репродукции рисунков, найденных на стенах пустых этажей в Dome Tower, JLT (Дубаи)

Second edition. Dobropillia, April 2019 20 copies Printed at Colorit (Dobropillia)

Издание второе. Доброполье, Апрель 2019 20 экземпляр Напечатано в «Colorit» (Доброполье)

This edition was implemented within the framework of the ''Culture and Conflict'' project, initiated by the Goethe Institut and the Garage Gang, and funded by the Federal Ministry of Foreign Affairs of Germany.


183


tisatem mo c . u @ e rut uf

Profile for METASITU

The Degrowth Manual  

The Degrowth Manual is one of the tools used at the Degrowth Institute, an initiative whose aim is to establish emancipatory narratives in c...

The Degrowth Manual  

The Degrowth Manual is one of the tools used at the Degrowth Institute, an initiative whose aim is to establish emancipatory narratives in c...

Profile for metasitu
Advertisement