Page 1


«ИС» выходит с 1957 года (до 1992 г. – под названием «Вопросы изобретательства») Периодичность – 12 выпусков в год Журнал зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Регистрационный ПИ № 77-15023 Учредитель – ООО «Издательский Дом «ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ»

№ 7, 2008

Главный редактор – Н.Б. ТЕРЕНТЬЕВА E-mail: pravo@superpressa.ru

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ И АВТОРЫ!

Редакционный совет Б.П. Симонов (д-р техн. наук) – Руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) А.Н. Григорьев (канд. юрид. наук) – президент Евразийского патентного ведомства А.Д. Корчагин – заместитель руководителя Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) А.Б. Кашеваров (канд. экон. наук) – заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС России) А.В. Наумов – заместитель директора Департамента государственной научно-технической и инновационной политики Минобрнауки России Ю.Ю. Манелис – председатель Центрального совета ВОИР, действительный член Международной академии авторов научных открытий и изобретений Ю.П. Фомичев (канд. техн. наук) – советник Международного фонда технологий и инвестиций

Объединенная редакция Д.С. Льянова (канд. экон. наук) – генеральный директор. E-mail: diana@superpressa.ru Ю.А. Шевяков – заместитель главного редактора. E-mail: prom@superpressa.ru Е.В. Костромцова – компьютерная верстка

Ре­ше­ни­ем Выс­шей ат­те­с­та­ци­он­ной ко­мис­сии Ми­ни­с­тер­ст­ва об­ра­зо­ва­ния и на­уки РФ жур­на­лы «ИС. Про­мы­ш­ лен­ная соб­ст­вен­ность» и «ИС. Ав­тор­ ское пра­во и смеж­ные пра­ва» вклю­ че­ны с 1 января 2007 г. в но­вый Пе­ре­ чень ве­ду­щих ре­цен­зи­ру­е­мых на­уч­ ных жур­на­лов и из­да­ний, в ко­то­рых долж­ны быть опуб­ли­ко­ва­ны ос­нов­ ные на­уч­ные ре­зуль­та­ты дис­сер­та­ ций на со­ис­ка­ние уче­ных сте­пе­ней док­то­ра и кан­ди­да­та на­ук (ре­дак­ции: ок­тябрь–де­кабрь 2006 г. и июль 2007 г.).

Адрес объединенной редакции (офис): г. Моск­ва, Ра­уш­ская наб., 4, комн. 416 Почтовый адрес объединенной редакции: 115035, г. Москва, а/я 66 Тел./факс: +7 (495) 959-33-24 Факс: +7 (495) 230-18-05 E-mail: pravo@superpressa.ru http://www.superpressa.ru

© Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность, № 7, 2008 г.

ps_07.indd 1

30.06.2008 17:30:38


СО Д ЕРЖ АН И Е Н О М Е Р А ГЛ А ВН АЯ Т Е МА 4

С. Трофимов Интеллектуальные права и проблемы развития инновационного производства

З А КОН ОДАТ Е ЛЬСТ ВО 13

А. Залесов Возможно ли признание патента недействительным частично без согласия патентообладателя?

27

С. Каверинская Правовые коллизии и интересы владельцев фирменных наименований

П ОД З АК ОН Н ЫЕ АК Т Ы 39

О. Ревинский Что регламент грядущий нам готовит?

ТОЧ КА ЗРЕ Н ИЯ 53

В. Березкин О некоторых проблемах применения законодательства об интеллектуальной собственности

С ТР А Н ИЦЫ ИСТ ОРИИ 58

2

ps_07.indd 2

Г. Зарубинский, Е. Ставинский А.А. Пиленко: научная деятельность и карьера (окончание)

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:39


С ОД Е РЖАНИЕ НОМ Е РА С ТР АН ИЧК А АСП ИРАН Т А 65

А. Матерухин Продажа патента без патента

П Е Р СП Е К Т ИВН ЫЕ РОССИЙС КИЕ РАЗРАБ ОТКИ 71

Информация Роспатента

К А Л ЕН ДАРЬ СОБЫ Т ИЙ 78

З А К ОН Ы . ДОК УМЕ Н Т Ы . К О ММЕНТАРИИ 82

Информационное письмо Роспатента от 26.05.2008 г. № 10/37-270/23 «Об исчислении сроков действия исключительных прав на полезную модель и промышленный образец»

85

Из информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.12.2007 г. № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности».

87

Постановление Правительства РФ от 24.12.2007 г. № 928 «О порядке проведения проверки наличия в заявках на выдачу патента на изобретение и полезную модель, созданных в Российской Федерации, сведений, составляющих государственную тайну»

И НФОРМАЦИЯ 92

Проведение конкурса на замещение вакантных должностей государственной гражданской службы в Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 3

3

30.06.2008 17:30:39


Г Л А В Н А Я ТЕ М А И Н Т Е Л Л Е К ТУ АЛ Ь Н Ы Е П РАВА И ПРОБЛЕ М Ы РА З ВИ Т И Я И Н Н О В АЦ И ОН Н ОГ О ПРОИЗВОД С Т ВА

С. ТРОФИМОВ, канд. юрид. наук, доцент кафедры Байкальского государственного университета экономики и права (г. Иркутск)

Не так давно в средствах массовой информации появилось сообщение о состоявшемся в мае текущего года визите Президента России Д.А. Мед­ ведева в Китай и о некоторых итогах его переговоров по вопросам военнотехнического сотрудничества1. Как следует из содержания публикаций, руководство КНР предприняло ряд шагов по свертыванию военно-тех­ нического сотрудничества с Рос­ сией. В качестве причин называется срыв российской стороной поставок военной техники по нескольким контрактам, а также наличие неразрешимых разногласий в переговорах между китайской стороной и представителями Конструкторского бюро им. П.О. Сухого по вопросам использования российской интеллектуальной собственности. Как представляется, основной причиной, по которой КНР приостанавливает сотрудничество с российски­ ми производителями техники и во-­

оружений, являются некоторые ас-­ пекты использования интеллектуальной собственности. В то же вре­ мя сам факт переговоров с ОКБ им. П.О. Сухого вызывает удивление. Даже хорошо понимая значение данной проблемы для сторон переговоров, трудно представить себе предмет обсуждения. В настоящее время Китай уже имеет немалое количество созданных в ОКБ им. П.О. Сухого самолетов Су-27/30, полученных им с российских заводов, а также построенных на своей территории за счет приобретенной несколько лет назад (по российской лицензии) технологии сборочного производства.Закуп­ лен­ная технология успешно освоена китайцами, которые уже произвели более половины количества самолетов, предусмотренного контрактом. Представляет интерес вопрос о том, из чего складывается стоимость самолета данного типа. Инфор­

1 Габуев А., Грицкова А., Лантратов К. Стратегическое притворство // Коммерсант. – 2008. – 24 мая; Петров Н. Китайская пауза для российского оружия // http://аnalytics/20080526/108430269.html.

4

ps_07.indd 4

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:40


Г ЛАВН АЯ Т Е М А мация такого рода не является секре­ том, так как неоднократно публиковалась различными СМИ. Продажная стоимость одного самолета Су-30 в зави­симости от модификации и страны-импортера составляет се-­ годня $35 – 50 млн. Конструкция данного самолета состоит преимущественно из сплавов алюминия, сложившаяся мировая цена на который равна примерно $2000 за тонну. С учетом того, что в конструкции присутствуют до-­ рогостоящие высоколегированные стали, изделия из пластика, композиты и драгоценные металлы, корректно полагать, что осредненная стоимость одной тонны использованных материалов составляет примерно $5 тыс. Так как сухой вес самолета (без ГСМ и специальных жидкостей) несколько превышает 35 тонн, несложный расчет показывает, что на стоимость материала, из которого сделан самолет, приходится лишь 0,5% от его продажной стоимости. Возникает вопрос: а что же представляет собой это нечто, за которое покупатель платит остальные 99,5%? Здесь нет ошибки. Названная со-­ ставляющая продажной стоимости действительно не может быть (применительно к конкретной ситуации) определена как объект гражданских прав. Любому, имеющему представление о сложности современной техники, понятно, что стоимость таких объектов (современных самолетов, автомобилей, телевизоров и т. п.) образуется в основном за счет соз-

данного конструкторами сочетания технических решений, а конечным результатом деятельности разработчиков является создание и испытание опытного образца техники. Кроме того, созданный образец должен быть доведен на заводе-изго­то­ вителе до серийного производства. Таким образом, стоимость данного наукоемкого продукта определяется главным образом расходами разработчика и затратами на производство (включая стоимость отладки технологии этого производства). Применительно к самолету этого типа следует отметить, что его разработка осуществлялась еще в со-­ вет­ское время и на основные технические решения, созданные в ОКБ им. П.О. Сухого по самолетам Су-27/30, не оформлялись патенты. По этой причине на момент принятия решения о поставках самолета за рубеж (в конце 90-х гг.) выяснилось, что его конструкция практически не содержит охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (далее – РИД). Таким образом, несмотря на то что уже действовали Патентный закон (1992 г.) и закон «Об авторских и смежных правах» (1993 г.), защитить права на передаваемую интеллектуальную собственность не представлялось возможным. Хотя бы по-­ тому, что основной признак патенто­ способности на использованные технические решения (новизна), был давно утрачен. Тем не менее удалось заключить ряд контрактов, и не только на продажу самолетов, но и на передачу за рубеж лицензионного

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 5

5

30.06.2008 17:30:40


Г Л А В Н А Я ТЕ М А сборочного производства (в том чи-­ сле в Китай). Можно предположить, что принятое Китаем решение о прекращении выплаты по договору о передаче технологии обосновано тем, что за несколько лет работы китайские инженеры в полном объеме освоили производство самолета, причем на-­ столько, что отпала необходимость в помощи российского предприятиялицензиара. Остается только сожалеть о низком уровне проработки российской стороной лицензионного договора по передаче технологии авиатехники, условия которого по-­ зволили китайской стороне считать его досрочно расторгнутым и не платить неустойку.

переговоров были вопросы авторского контроля ОКБ за соответствием параметров производимого в другой стране серийного изделия, а так­ же условий и особенностей его эксплуатации, контроля расхода ресурса и т. п. Эта тема, однако, несмотря на всю ее сложность, никак не связана с вопросами интеллектуальной собственности. Во всяком случае, если понимать ее в контексте соответствующих нормативных актов 80-х годов (например, ГОСТ В15.70483, ГОСТ В15.305-85 и др.). В последние 20–30 лет промышленность КНР, не считаясь с затратами, настойчиво пыталась методом «обратного» инжиниринга» копировать ряд передовых образцов техники (в основном военного назначения). В частности, предпринимались попытки воспроизвести на уровне промышленной технологии легкий истребитель США типа F-16, российский ЗКР С-300, авиадвигатель АЛ-31 и ряд других образцов новой техники2. Однако наладить производство технических устройств та-­ кого уровня сложности без помощи разработчиков и «первородных» производителей очень непросто, и все попытки хотя бы приблизить кондиции создаваемых копий к характеристикам имеющихся образцов окон­ Таким образом, толковать о за-­ чились неудачей. Тот факт, что Китай щите интеллектуальной собственно- все же начал самостоятельно произсти, использованной в конструкции водить самолет Су-30, свидетельст­ уже освоенного Китаем самолета, нет вует о существенно возросшем уровсмысла. Скорее всего, предметом не его промышленных технологий, 2 Литовкин В. В одном самолете – три. // Известия. – 1993, 4 августа.

6

ps_07.indd 6

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:41


Г ЛАВН АЯ Т Е М А а также об изменении подходов к их совершенствованию. Очевидно, что освоение новейших образцов техники предполагается осуществлять теперь посредством приобретения лицензионных производств. Что же касается использования примененных в самолете РИД (теперь уже бесплатных), то из-за отсутствия на них оформленных патентов и иных доказательств наличия правовой охраны, предъявлять китайской стороне какиелибо претензии нет оснований. Можно сделать и еще один вывод. Сегодня, при отсутствии возможности правовой защиты на основные технические решения наукоемких образцов современной техники, реальная их защита от копирования обусловлена только непреодолимой сложностью «обратного» инжиниринга. Что касается цивилизованных способов охраны и защиты интеллектуального продукта, то их правовой инструментарий (по нашему мнению) представляется весьма несовершенным. А если выражаться точнее, он не может в полной мере обеспечивать решение задач такого уровня. Попробуем обосновать заявленный вывод. Для начала представим, что для последующего массового производства разработано некое наукоемкое техническое устройст­во. Пусть это будет, например, пассажирский самолет «Суперджет» (того же ОКБ им. П.О. Сухого), о котором в СМИ пишут, что он уже проходит сертификацию и через год-другой будет выпускаться серийно. Как

и в предыдущем примере, стоимость этого изделия складывается из трех основных компонентов: стоимости использованных материалов; стоимости собственно производства и за-­ трат по его развертыванию на серий­ ном заводе; стоимости труда разработчика. Часть стоимости, приходящаяся на использованные в конструкции материалы, по-прежнему будет несравнима с остальными дву­ мя составляющими и, скорее всего, не превысит 1% от общей стоимости готового изделия. И это без учета того, что в конструкции наверняка есть сплавы и композиционные ма-­ териалы, охраняемые патентами. Однако основные затраты, которые со временем должны быть компенсированы за счет массовых продаж самолета заказчикам, приходятся на деятельность разработчика (кон­ структорского бюро). Учитывая, что данная разработка ОКБ им. П.О. Су-­ хого приходится не на 70-е годы (как это было с Су-27/30), основные технические новшества, использованные при создании самолета, должны быть запатентованы (как изобретения, промышленные образцы или полезные модели). Кроме того, должны быть оплачены правообладателям использованные в конструкции исключительные права на такие охраняемые РИД, как программное обеспечение и топологии интегральных микросхем бортовых систем самолета. Именно имущественные права пользования на объекты интеллектуальной собственности вместе

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 7

7

30.06.2008 17:30:41


Г Л А В Н А Я ТЕ М А с технической документацией по самолету и должны передаваться правообладателем (ОКБ) серийному заводу на основе десятков (а может быть, и сотен) соответствующих ли-­ цензионных договоров. Только после полного оформления прав пользования на содержащиеся в опытном образце самолета имущественные права на РИД, серийный завод вправе начать массовое производство. Понятно, что затраты завода на приобретение у ОКБ не только технической документации (как это было раньше), но и прав пользования на охраняемые РИД, существенно по-­ вы­сят себестоимость серийного са-­ молета. Однако теперь можно утвер­ ждать, что основная стоимость науко­ емкого объекта будет определяться именно стоимостью воплощенного в ней интеллектуального продукта (по тексту ст. 128 ГК РФ – «охраняемых РИД»), а не стоимостью производства и «железа» конструкции (имущественной составляющей). Очевидно, что отношения между заводом-изготовителем и ОКБ, ос-­ новным содержанием которых должны быть передача и сопровождение интеллектуальной составляющей но-­ вой техники, существенно усложняются, а стоимость разработки ощутимо возрастет. Кроме того, надо учитывать и наличие патентных рис­ ков, что также повысит себестоимость серийного изделия. Тем не ме-­ нее именно такая структура правоотношений сложилась во всех странах, где приняты цивилизованные формы охраны интеллектуального

8

ps_07.indd 8

продукта в целом и интересов право­ обладателей в частности. С 1 января 2008 года вместо не-­ скольких федеральных законов, ре-­ гулировавших отношения в сфере создания и оборота интеллектуальной собственности, принята часть четвертая Гражданского кодекса Рос­сийской Федерации (далее – Ко-­ декс). Данный документ уже довольно широко обсуждался специалистами на различных конференциях, круглых столах, на страницах печатных изданий и т. д. Если судить обо всех новациях части 4-й ГК РФ и их влиянии на процессы создания и внедрения инновационного продукта, то это, безусловно, самостоя­ тельная тема сложного исследования, которую невозможно раскрыть в рамках журнальной статьи. Тем не менее хотелось бы уделить внимание отдельным аспектам правовой охраны инновационных продуктов. Как представляется, в нормах Ко-­ декса несколько «пережат» акцент на защиту технологий. Действующая законодательная база такова, что защита технологии может обеспечи­ ваться по-разному. Во-первых, как и раньше, технологию можно запатентовать как способ (п. 1 ст. 1350 Кодекса). Кроме того, секрет производства (ноу-хау) может быть идентифицирован и учтен его владельцем как охраняемый РИД (глава 75 Кодекса), а также охраняться в ре-­ жи­ме конфиденциальности инфор­ ма­ции на основе продолжающего действовать закона от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне».

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:42


Г ЛАВН АЯ Т Е М А Единая технология может быть иден­ тифицирована и как «РИД в составе сложного объекта» (ст. 1240 и гла­ ва 77 Кодекса). При этом новое законодательст­ во, регулирующее сферу интеллектуальной собственности, недопуст­ имо мало внимания уделяет охране интересов авторов разработок. Ко-­ декс унаследовал от Патентного за-­ ко­на РФ и иных законов, регулировавших оборот имущественных прав на охраняемые РИД, крайне невнятные нормы об их правах. В п. 3 ст. 1228 Кодекса автор определен как «первичный» носитель имущественных прав на интеллектуальный продукт, однако все права распоряжаться им по-прежнему основываются исключительно на договорах (ст. 1295, 1370, 1430 и др.), за несоблюдение условий которых работодатели и заказчики, как и раньше, не несут имущественной ответственности. Кроме того, в главе 77 Кодекса появился новый правообладатель – лицо, организовавшее создание единой технологии (п. 1 ст. 1542 Кодек­ са), которому закон предоставляет широкий спектр имущественных прав (ст. 1544), притом что он может и не быть правообладателем хотя бы на один из ее основных элементов (охра­ няемых РИД). Если в п. 3 ст. 1542 Кодекса есть указание на необходимость урегулирования его отношений с патентообладателями, то о воз­ награждении авторов технических решений, используемых в сложном объекте РИД, охраняемых и неохраняемых, не сказано, ни слова.

Еще более проблемным представляется налоговый аспект оборота охраняемых РИД. Данная тема, однако, совершенно незаслуженно обойдена вниманием, что объясня­ ет­ся, скорее всего, небольшими объемами оборота интеллектуального продукта в сфере промышленного производства. И это притом, что на всех уровнях власти постоянно делаются заявления о необходимости решительного поворота к инновационному развитию экономики на основе новейших технологий и разработок. Такого рода риторика, однако, пока никак не материализуется в изменения налогового законодательства.

Даже поверхностное изучение ме-­ ханизмов правоотношений в цепочке автор разработки – патентообладатель – разработчик новой техники – производитель – заказчик (покупатель) в аспекте норм Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ) позволяет сделать вывод, что существующая нормативная база крайне запутанна и не только не поощряет создание и внедрение инноваций, а скорее

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 9

9

30.06.2008 17:30:42


Г Л А В Н А Я ТЕ М А создает этому препятствия. Напри­ мер, в главах НК РФ, устанавливающих правила обложения перечисленных выше субъектов инновацион­ ной деятельности основными видами налогов (на добавленную стоимость, на прибыль организаций и на доходы физических лиц), весьма труд­ но обнаружить реальные стимулы для занятий такого рода деятельностью. Однако даже те немногие на-­ логовые льготы, которые имеются, применить на практике совсем не-­ просто. В 2005 г. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (далее – ВАС РФ) принял Постановление от 02.08.05 № 2617/05, которое напрямую касается оборота охраняемых РИД, точнее, правовой квалификации сделок по продаже программного обеспечения (объектов авторского права) на компакт-дисках. В судебных спорах с налоговыми органами организации-разработчики утверждали, что предметом сделок, оформляемых договорами купли-продажи, являются экземпляры программ, т. е. движимое имущество (вещи). Эта точка зрения многократно оспаривалась представителями Налоговой службы, которые считали, что происходит передача имущественных прав – прав на использование программного продукта, поэтому применение нулевой ставки НДС, которое возможно только по отношению к товарам при передаче имущест­ венных прав, недопустимо. Президиум ВАС РФ разрешил этот спор в пользу Федеральной налого-

10

ps_07.indd 10

вой службы, фактически запретив своим постановлением разделять понятия «передача имущественных прав» и «реализация экземпляра программы». По мнению судей ВАС РФ, если предметом договора является экземпляр программы на материаль­ ном носителе, то целью сделки при этом становится переход к контр­ агенту права пользования объектом авторских прав. Поэтому в данном случае происходит не реализация то-­ вара (компакт-дисков), а передача имущественных прав. Соответст­вен­ но, передача компакт-дисков с программным продуктом (которые не являются в силу ст. 38 НК РФ товаром) не может оформляться договорами купли-продажи. Представляется, что содержание данного постановления ВАС РФ име­ ет прямое отношение и к обороту из-­ делий наукоемкой продукции в це-­ лом. Дело в том, что Федеральным законом от 19.07.2007 г. № 195-ФЗ в п. 2 ст. 149 НК РФ, устанавливающей перечень операций, освобождаемых от обложения НДС, добавлен подпункт 26, из которого следует, что не подлежат обложению, в частности, исключительные права и пра­ ва на использование изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, программ для ЭВМ, топологий интегральных микросхем. Таким образом, с 1 января 2008 г. оборот компакт-дисков с программным обеспечением не облагается НДС (даже по нулевой ставке). При этом, однако, следует заметить, что в принятом высоким судебным арео­

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:43


Г ЛАВН АЯ Т Е М А пагом постановлении есть некоторый изъян. В соответствии с положениями Закона РФ от 23.09.1992 г. № 3523-1 «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» (этот закон не действует c 01.01.2008 г.), права на программное обеспечение не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь). Та же формулировка продублирована и в п. 1 ст. 1227 действующего Ко-­ декса. Поэтому передача компактдиска с программным продуктом на основе договора об отчуждении иск­ лючительного права (ст. 1234 Кодек­ са) или лицензионного договора (ст. 1235 Кодекса) не вполне соответствует правовым конструкциям таких договоров, так как право собственности на носитель (при всей незначительности его стоимости) не переходит к новому правообладателю. А представить себе передачу программы без носителя информации можно разве что при «скачивании» программы через Интернет (но это – совсем другая сделка). Как бы то ни было, при учете вышеупомянутого постановления ВАС РФ и применении аналогии (ст. 6 ГК РФ) есть все основания использовать выводы Президиума ВАС РФ, сделанные им применительно к гражданскому обороту программного обеспечения и к обороту изделий наукоемкой продукции. Дей­ ствительно, если, как отмечалось выше, основная стоимость того же нового самолета приходится на его интеллектуальную составляющую (охраняемые РИД), то можно рас-

сматривать его конструкцию («железо») как материальный носитель, в котором воплощен интеллектуальный продукт. При этом передаваемые права на охраняемые РИД в соответствии с подпунктом 26 п. 2 ст. 149 НК РФ освобождаются при передаче их новому владельцу от обложения НДС. В этом случае, надо полагать, продажу каждого самолета следует оформлять двумя договорами: до-­ говором продажи материального но-­ сителя (вещи) и лицензионным до-­ говором о передаче прав пользования на примененные в его конструкции инновационные продукты (охраняемые РИД). Как бы непривычно данная сделка ни выглядела, она полностью соответствует содержанию постановления Президиума ВАС РФ (и позволит оптимизировать налоговые расходы приобретателя). В завершение заметим, что в до-­ ступной для изучения арбитражной практике, значительную часть которой составляют налоговые споры,

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 11

11

30.06.2008 17:30:43


Г Л А В Н А Я ТЕ М А почти нет разбирательств в связи с налогообложением оборота науко­ емкой продукции и интеллектуальных прав на объекты промышленной собственности. Хотя невозможно от-­ рицать растущее понимание все­ми субъектами инновационной деятельности значения интеллектуальной собственности для процессов разработки, производства и использования наукоемких изделий. Года два тому назад на интернет-сайтах ряда кадровых агентств была размещена заявка ОАО «ОКБ им. П.О. Су-­ хого» на замещение вакансии члена совета директоров ОАО – директора по интеллектуальной собственности (!). Уже сам факт обращения по такому щепетильному вопросу к «хедхантерам» свидетельствует не столько об острой необходимости

12

ps_07.indd 12

в специалисте такого уровня, сколько об имеющем место системном дефиците кадров в данной сфере. Как представляется автору на-­ стоящей публикации, гражданскоправовые и налоговые аспекты разработки, производства и оборота наукоемкой продукции не вызывают пока что должного интереса у руководителей организаций-разработ­чи­ ков и производителей такой продукции. Но им все-таки придется изменить свое отношение к этой проблеме, потому что жизнь ставит страну перед выбором: либо приложить все силы для того, чтобы войти в число промышленно развитых стран, либо остаться на обочине технического прогресса, экспортируя нефть, газ, лес и другие природные ресурсы без промышленной переработки.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:46


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО В О З М О Ж Н О Л И ПРИЗНАНИЕ П А Т Е Н Т А Н Е Д Е Й С Т В И Т Е ЛЬНЫМ ЧАС Т ИЧНО Б Е З С О ГЛ АС И Я П АТЕ Н Т ООБЛАД АТ Е ЛЯ?

А. ЗАЛЕСОВ, канд. юрид. наук, патентный поверенный РФ, начальник юридического отдела ООО «Союзпатент» (Москва) Признать патент недействительным частично нельзя признать недействительным полностью

(Из проекта решения компетентного органа) Казнить нельзя помиловать (Из письма Государя)

О важности точной формулировки буквы закона ненормативных правовых актов (включая постановку знаков препинания) напоминает известное своей двусмысленностью письменное указание Государя, вынесенное в эпиграф настоящей статьи. Можно предположить также, что судь­ ба осужденного в данной истории зависела не только от объективной оценки проступка, но и от настроения Государя императора. Считается, что развитие «цивилизованного» об-­ щества должно привести к минимизации «фактора настроения» высоко­ поставленных лиц в определении су-­ деб подчиненных, поскольку «состав проступка» и мера юридической от-­ ветственности за его совершение будут точно прописаны в законе.

Общепризнано, что в правовом го-­ сударстве нормативный правовой акт также должен быть максимально точным во избежание возможности двусмысленного толкования. Вряд ли кто возразит против того, что в области патентного права так­ же требуется четкость формулировок правовых норм. Особенно это необходимо при решении судьбы па-­ тента в случае оспаривания патенто­ способности объекта (изобретения, полезной модели, промышленного образца) в установленном законом порядке. Также, казалось бы, неопро­ вержим тезис о том, что в таком слу­ чае судьба патента должна зависеть только от того, является ли соответствующий объект патентоспособным (в свете противопоставленных ссылок

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 13

13

30.06.2008 17:30:46


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О или доказательств открытого приме­ нения до даты приоритета). Какиелибо иные обстоятельства субъективного характера (например, явка или неявка патентообладателя на заседание Палаты по патентным спо­ рам; предложение или отсутст­вие предложения Коллегии Палаты о вне­ сении изменений в формулу и пр.) не должны влиять на решение по делу. Однако, к сожалению, это не так. Положения действующего патентно­ го законодательства, предусмат­ри­ вающие возможность признания патента полностью либо частично, оказываются поставленными в зависимость от формулировки подзакон­ ного нормативного акта (вернее его толкования). Двусмысленная форму­ лировка подзаконного нормативного акта неизбежно приводит к противоположным решениям в сходных ситуациях, чего в принципе быть не должно. В результате решение о приз­ нании патента недействительным частично ставится в зависимость не от объективных обстоятельств дела (соответствие группы изобретений условиям патентоспособности), а от субъективных (предложение Колле­ гии изменить формулу, согласие патентообладателя). Вряд ли с этим можно согласиться. Актуальность обсуждения данной статьи обусловлена также «текущим моментом» – вступлением в силу ча-­ сти четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс), ст. 1398 которого практически воспроизвела формулировку ранее действовавшего Патентного

14

ps_07.indd 14

закона РФ (ст. 29) в части признания патента недействительным полностью или частично (во всяком случае, сохранила основные положения по данной процедуре). В настоящее время ведется важнейшая работа по подготовке нового подзаконного нормативного акта, соответствую­ ще­го требованиям ГК РФ, который дол­жен регламентировать в том числе порядок рассмотрения возражений против выдачи патента. Патентным поверенным хорошо известно, что действующий подзаконный нормативный акт (Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утв. Приказом Роспатен­та № 56 от 22.04.2003 г.) и основанная на нем правоприменительная практика, к сожалению, ставят решение по возражению о признании патента полностью или частично в зависимость от указанных выше субъектив­ ных факторов. До настоящего момен­ та соответствующий регламент, ре-­ гулирующий правоприменительную практику Палаты по патентным спорам (далее – ППС, Палата по патентным спорам) в этом вопросе, не при­ нят, и при рассмотрении дел фактически продолжают действовать указанные Правила ППС. При изучении проекта соответствующего Адми­ ни­ст­ра­тив­ного регламента1 (ссылку см. на с. 15) сразу бросается в глаза содержащееся в нем указание на то, что патент может быть признан недействительным частично лишь в случае внесения изменений в формулу патентообладателем по пред-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:47


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО ложению коллегии ППС, т. е. при выполнении именно субъективных условий. Как представляется, это не соответствует требованиям дейст­ вующего законодательства. Возможно, судебный контроль в не­которой мере и повлияет на си-­ туацию, но окончательное решение данной проблемы может быть до-­ стиг­нуто только путем принятия тща­ тельно выверенных положений именно в обсуждаемом ныне регламенте2. Очень хотелось бы, чтобы принятый регламент представлял собой четко выстроенный «алгоритм» принятия обоснованных решений в соответствии с требованиями ГК РФ. При этом, на наш взгляд, регламент не может давать расширительное толкование полномочий административных органов, т. е. «дополнять» за-­ конодательство в этой части. Постараемся обосновать тезис о недопустимости «субъективного фактора» при постановке решения о признании патента недействительным частично. Начнем с анализа ситуации, регулировать которую призваны рассматриваемые нормы права. Все частичные совпадения с реальными ситуациями являются случайными. Предлагаем читателям после озна­ комления с обстоятельствами дела

поставить запятую в предложении, вынесенном в эпиграф. Итак, представим, что в Палату по патентным спорам подано возражение с просьбой о признании недействительным частично патента РФ на изобретение (в отношении изобретения по независимому п. 1 формулы патента). Формула оспа­ ри­ваемого патента содержит четыре независимых пункта, т. е. в рамках данного охранного документа предоставлена правовая охрана четырем самостоятельным изобретениям. Возражение содержит ссылку из уровня техники, предположительно раскрывающую все признаки изо­ бре­тения по п. 1 формулы, и утверждение о несоответствии изобретения по п. 1 формулы условию патентоспособности «новизна». Для простоты изложения допустим, что патентообладатель (извещенный должным образом о дате и месте заседания Палаты) не явился на заседание (либо явился, но отказался от «изменения формулы путем исключения непатентоспособного п. 1»). Коллегия Палаты нашла обоснованным тезис возражения об отсутствии новизны изобретения по п. 1 формулы (патентоспособность иных независимых пунктов совершенно обоснованно не проверялась).

1 Проект Административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по осуществлению признания недействительным предоставления или досрочного прекращения действия правовой охраны товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, осуществлению признания недействительными патентов на изобретение, промышленный образец, свидетельства (патента) на полезную модель, свидетельства на право пользования наименованием места происхождения товара. 2 Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-12181/07-5-130 (на момент подготовки статьи решение не вступило в законную силу).

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 15

15

30.06.2008 17:30:47


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О Так где же нужно поставить запятую в предложении: «Признать патент недействительным полностью нельзя признать недействительным частично»? Непосвященный в особенности «текущего момента» правоприменительной практики в делах об оспаривании патента юрист скажет, что заявленное требование должно быть удовлетворено и, следовательно, па-­ тент признается недействительным частично. Практикующие же патентные поверенные будут более осторожны в оценках ситуации, зная, что «имеется специфика». Кто прав? Попробуем разобраться. Для полноты картины проанализируем ситуацию с позиции ранее действовавшего Патентного зако­ на РФ (далее – Закон) и вступивших в силу положений нового Кодекса. В соответствии с п. 1 ст. 29 Закона «патент на изобретение … в течение всего срока его действия может быть признан недействительным полно­ стью или частично в случае … не-­ соответствия запатентованных изо­ бретения, …, условиям патенто­ способности, установленным на-­ стоящим Законом». В соответствии с п. 3 ст. 29 За-­ кона «…патент на изобретение … признается недействительным пол­ ностью или частично на основании решения, принятого по возражению, поданному в соответствии с п. 2 (в связи с несоответствием запатентованного изобретения условиям патентоспособности). Признанный недействительным полностью или

16

ps_07.indd 16

частично патент на изобретение …аннулируется. В случае призна­ ния патента недействительным ча-­ стично, выдается новый патент». Аналогичные нормы предусмот­ рены статьей 1398 Кодекса: «1. Патент на изобретение, по­лез­ ную модель или промышленный об-­ разец может быть в течение срока его действия признан недействи­ тельным полностью или частично в случаях: 1) несоответствия изобретения, полезной модели или промышленного образца условиям патентоспособности, установленным настоящим Кодексом; … 2. Выдача патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец может быть оспорена любым лицом, которому стало известно о нарушениях, предусмот­ ренных подпунктами 1–3 пункта 1 на-­ стоящей статьи, путем подачи возражения в Палату по патентным спорам. … 3. Патент на изобретение, полезную модель или промышленный об-­ разец признается недействитель­ ным полностью или частично на основании решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, принятого в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 1248 настоящего Ко-­ декса, или вступившего в законную силу решения суда. В случае признания патента не-­ действительным частично на изобретение, полезную модель или

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:48


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО промышленный образец выдается новый патент. 4. Патент на изобретение, полезную модель или промышленный об-­ разец, признанный недействитель­ ным полностью или частично, ан-­ нулируется со дня подачи заявки на патент. … 5. Признание патента недействительным означает отмену решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности о выдаче патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец (статья 1387) и аннулирование записи в соответствующем государственном реестре (пункт 1 статьи 1393)». Таким образом, наблюдается пре­ емственность норм нового законодательства в вопросах признания патента недействительным полностью или частично. В обоих норма­ тивно-правовых актах это решение ставится в зависимость от патентоспособности объекта. Предусмот­ре­ но аннулирование недействительного (полностью или частично) патен­ та и выдача нового патента (в случае частичной недействительности). Оче­ видно, что выдаваемый новый па-­ тент предоставляет охрану ранее запатентованным изобретениям, ко-­ торые либо не были оспорены, либо их патентоспособность подтверждена выводом, сделанным Палатой по патентным спорам. Кроме того, п. 2.5 Правил ППС, указывает, что Палата по патентным спорам при рассмотрении неправо-

мерности выдачи патента на изобретение ограничена мотивами возражения, поданного с целью признания патента недействительным полностью или частично. Как может показаться, в нашей ситуации, Палата по патентным спорам должна посчитать патент недействительным частично (в отношении п. 1 формулы). Это очевидным образом следует из самого закона, ибо Палата по патентным спорам не име­ ет права (в соответствии со ст. 29 Закона или ст. 1398 Кодекса и п. 2.5 Правил ППС) признавать недействительным патент РФ на изобретение в объеме четырех самостоятельных изобретений. Во всяком случае закон не предусматривает возможность прекратить охрану патентоспособных изобретений (т. е. не проведя анализ о соответствии запатентованных изобретений по остальным независимым пунктам). Увы, существующая практика по-­ казывает, что в данной ситуации

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 17

17

30.06.2008 17:30:48


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О Палата по патентным спорам «должна» признать патент недействительным полностью, так как отсутствующий или чрезмерно упорный патентообладатель не изменил формулу (не исключил непатентоспособный п. 1 из формулы). В обоснование своей правовой позиции (в случае судебного контроля законности решения) Палатой по патентным спорам будет выдвинут тезис о том, что она не мо-­ жет самостоятельно «исправлять» формулу. При этом дается ссылка на п. 4.9 Правил ППС, а также на соответствующий пункт Правил со-­ ставления, рассмотрения и выдачи патента РФ на изобретение3 (далее – Правила ИЗ), который при проверке патентоспособности группы изобретений предписывает (правда, экспертизе ФИПС) при обнаружении непатентоспособности одного из изобретений согласно одному из независимых пунктов формулы предложить заявителю (не патентообладателю) внести соответствующие изменения в формулу. При немотивированном отказе заявителя выносится отказ в выдаче патента. С таким подходом Палаты по патентным спорам при всем уваже-

нии к ней трудно согласиться. Можно просто указать, что экспертиза Феде­ рального института промышленной собственности, очевидно, не может принять решение о выдаче «частично действительного патента», в то время как Закон прямо указал на возможность признания выданного патента частично недействительным решением Палаты по патентным спорам (либо решением Роспатента, со-­ гласно положениям Кодекса). Довод Палаты по патентным спорам, состоящий в том, что в соответствии с п. 4.9 Правил ППС без внесения изменений в независимый п. 1 формулы оспариваемого изобретения (либо его исключения) авто­ма­ тически лишается правовой охраны группа изобретений (каждый независимый пункт), не основан на законе. Более того, это «очень свободное» толкования даже указанной нормы правил ППС. Из п. 4.9. Правил ППС следует, что «…при рассмотрении возражения против выдачи патента на изобретение, коллегия Палаты по па-­ тентным спорам вправе предложить патентообладателю, …, внести из-­ менения в формулу изобретения,

3 Правила ИЗ п. 19.5.4(3): «Если заявлена группа изобретений, проверка патентоспособности проводится в отношении каждого из входящих в нее изобретений. Патентоспособность группы изобретений может быть признана только тогда, когда патентоспособны все изобретения группы. Если установлено, что патентоспособны не все изобретения группы, то заявителю сообщается об этом и предлагается представить свое мнение относительно приведенных доводов и, при необходимости, исключить из формулы независимые пункты (и подчиненные им зависимые пункты), в которых охарактеризованы непатентоспособные изобретения, либо представить эти пункты в скорректированном виде. Если заявителем в изложенных выше случаях представляется измененная формула изобретения, дальнейшее рассмотрение заявки проводится в соответствии с пунктами 19.4 и 19.5 настоящих Правил в отношении изобретения, охарактеризованного в этой формуле. В случае, когда заявитель, не приводя доводов, опровергающих вывод экспертизы, или измененную формулу, настаивает на выдаче патента с ранее предложенной им формулой, дальнейшее рассмотрение заявки не проводится и принимается решение об отказе в выдаче патента в соответствии с п. 19.8 настоящих Правил».

18

ps_07.indd 18

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:49


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО … в случае, если без внесения указанных изменений оспариваемый па-­ тент, … должен быть признан не­дей­ ствительным полностью, а при их внесении – недействительным частич­ но». Таким образом, данная норма предполагает внесение изменений в формулу изобретения, относящуюся к одному изобретению, так как только в этом случае по закону, если патентообладатель не внесет изменения в единственный независимый пункт, то патент должен быть признан недействительным полностью. Однако если патент относится к группе изобретений, учитывая, что возражение против выдачи патента было подано «против одного изобретения» из группы изобретений, то отказ патентообладателя внести из-­ менения в оспариваемый независимый пункт (даже в том случае, если этот отказ немотивирован) не может повлечь признание патента недействительным полностью, а лишь ча-­ стично.

ния экспертизы о непатентоспособности п. 1 заявитель имеет право из-­ менить формулу (оставив лишь па-­ тентоспособные объекты группы) либо представить доводы в пользу патентоспособности всех объектов группы (т. е., прежде всего, п. 1 формулы). При этом эксперт, согласно тому же пункту Правил ИЗ, должен такие доводы заявителя проанализировать, а не выносить решение об отказе в выдаче патента. Кроме того, у заявителя есть возможность подать выделенную заявку, где в формуле останется «спорным» не-­ зависимый пункт. В этом случае за-­ явитель получит решение о выдаче патента в отношении «бесспорных» независимых пунктов и продолжит переписку с экспертизой в отношении «спорного» объекта. В случае с возражением против выдачи па-­ тента никаких «выделенных» заявок, разумеется, быть не может, и правовая охрана «спорного» объекта признается недействительной (в случае «добровольного» его исключения Если посмотреть на ситуацию по из формулы). Таким образом, Правила ИЗ в ча-­ существу (не ограничиваясь формальными доводами), то можно от-­ сти, регламентирующей порядок про­ метить, что экспертиза заявки и рас- ведения экспертизы (т. е. суть просмотрение возражения против вы-­ цессуальной нормы), ни в коем слуда­чи патента принципиально отлич- чае не могут применяться Палатой на. В случае с экспертизой заявки по патентным спорам. И с учетом об-­ на выдачу патента эксперт имеет стоятельств это следует не только дело с изобретениями группы, когда из того, что ППС является самостояни одному из них правовая охрана тельным органом, действующим еще не предоставлена. Разумеется, в рамках своей компетенции. Суть патент может быть выдан только на дела в том, что Палата по патентным полностью патентоспособную группу спорам не проводит (и не может изобретений. При получении мне- проводить) экспертизу, но реали«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 19

19

30.06.2008 17:30:49


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О зует властные полномочия по проверке патентоспособности изобретений по уже выданному патенту, т. е. рассматривает изобретения, охраняемые по закону. По закону должен быть разрешен и вопрос по прекращению такой охраны. Отметим и то обстоятельство, что предложение Коллегии Палаты по патентным спорам патентообладателю «исключить непатентоспособный п. 1 из формулы», как это указано в Решении по делу, очевидно, не согласуется с установленным Пра­ ви­лами ППС порядком рассмотрения дела. Решение о патентоспособности пункта принимается после рассмотрения в совещательной комнате. А при выходе из нее членов Коллегии выносится решение уже в отношении недействительности патента. Каких-либо «проме­ жуточных» решений Правилами ППС не предусмотрено (административный орган не вправе нарушать порядок рассмотрения по своей инициативе). Таким образом, до удаления Коллегии в совещательную комнату изобретение по п. 1 формулы считается патентоспособным. Как же Кол­ легия предлагала исключить из формулы данный патентоспособный пункт? Если п. 1 формулы патентоспособен, то зачем его исключать? Если Коллегия признала его непатентоспособным до удаления в со-­ вещательную комнату, то очевидным образом нарушено правило закрытого совещания Коллегии. В качестве дополнительных доводов в обоснование такого подхода

20

ps_07.indd 20

к делу представителями ППС высказывается мнение о «недопустимости править формулу» за патентообладателя. А вдруг патентообладатель не желает получать «укороченный патент» (трогательная забота об ин-­ тересах патентообладателя)? При этом даже механическое «исключение» непатентоспособного объекта также считается «правкой формулы». Действительно, при исключении пункта формулы она станет несколько короче. Кроме того, удаление пункта (пунктов) формулы приведет к тому, что нумерация пунктов формулы начнется не с первого номера. Однако, на наш взгляд, закон, предусматривающий выдачу нового патента при аннулировании признанного недействительным (полно­ стью или частично) ответил утверди­ тельно на данный вопрос. Палата по патентным спорам (ныне Роспатент) вправе на основании ст. 1398 Кодек­ са выдать новый патент (на «укороченную» формулу). Закон также не содержит обязательного требования о том, чтобы нумерация пунктов формулы начиналась с первого но-­ мера. Таким образом, «укороченный» патент вполне имеет право на существование. Полагаем, что механическое удаление непатентоспособного независимого пункта формулы (и зависимых от него пунктов как частных вариантов его осуществления, не представляющих самостоятельной правовой охраны) не выходит за рамки полномочий админи­ стративного органа. А патентообладатель всегда сможет либо поддер-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:49


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО живать вновь выданный «укороченный патент», либо отказаться от него (например, не уплачивая пошлину, либо подав соответствующее заявление). Поэтому доводы об «абсолютной неприкосновенности» формулы вы-­ зывают непонимание. В самом деле, Коллегия Палаты по патентным спорам никогда не испытывала проблем с «правкой» перечня товаров и услуг при рассмотрении возражений и за-­ явлений в отношении регистраций товарных знаков. Почему же в аналогичной ситуации с объектами па-­ тентных прав сформировался прямо противоположный подход? Рассуждения патентоведов о па-­ тентоспособности объектов и «тонко­ стях формулы изобретения» трудно понять даже юристам, специализирующимся в других областях права. Именно поэтому практика патентных споров выглядит чем-то «очень специфичным». Для простоты понимания представим аналогичную вы-­ мышленную историю из «смежной» правовой практики. Представим, что гражданин А. об-­ ратился в административный орган за оформлением права собственности на четыре комнаты в коммунальной квартире. Права гражданина на три комнаты сомнений у регистрирующего органа не вызвали. Ситуа­ ция с четвертой комнатой была слож­ нее. На нее претендует (помимо за-­ явителя) еще гражданка Б. В данной ситуации ни у кого не вызовут принципиальных возражений действия регистрирующего органа, предло-

жившего гражданину А. выдать свидетельство о собственности на три комнаты. При этом оставшаяся комната может быть оформлена в его собственность только после разрешения спора с гражданкой Б. (в ад-­ министративном, судебном или другом предусмотренном законом по-­ рядке). Правилами регистрирующего органа предусмотрено, что в одном свидетельстве могут закрепляться права только на «бесспорные» объекты недвижимости. Не правда ли, здесь нетрудно провести обоснованную аналогию с действиями государственной патентной экспертизы в отношении заявки на выдачу па-­ тента на группу из четырех изобретений? Теперь, представим, что гражданин В. является счастливым обладателем свидетельства о праве собст­ венности на четыре комнаты в данной коммунальной квартире. И вдруг возникает «двоюродная внучка» на-­ следодателя, завещавшего гражданину В. одну из указанных комнат. Начата административная тяжба в от-­ ношении прав на данную (одну) комнату (предположим, что такую досудебную процедуру предусмотрел за-­ кон). Коллегия административного органа в ходе заседания по делу вы-­ ражает сомнения по поводу законности оформления наследства (либо приватизации) в отношении данной (одной) комнаты. Коллегия (до удаления в совещательную комнату) предлагает гражданину В. «добровольно» отказаться от прав на «сом­ нительную» комнату. Гражданин В.,

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 21

21

30.06.2008 17:30:50


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О упорствуя, не соглашается. Посове­ щавшись в совещательной комнате, Коллегия торжественно объявила гражданину В. свой вердикт, по ко-­ торому он лишается всех четырех комнат, так как одна из них «приватизирована незаконно», а отказаться от нее добровольно он отказался. На робкие стенания несчастного гражданина В. (уверенного, что три комнаты у него «вне сомнения законные») Коллегия указала ему на правила регистрации прав, согласно ко-­ торым свидетельство на несколько комнат выдается «только при обоснованности вселения во все комнаты». Гражданин В. после вступления в силу решения административного органа выселяется приставамиисполнителями на улицу (факт на-­ ме­рения оспаривания в суде не при­ ос­танавливает действия решения). А как насчет законности, обоснованности и справедливости такого ре-­ шения административного органа? Возможно, данный «приватизационный» пример позволит объективно оценить суть решения административного органа. Также (при всем уважении к установленному порядку) трудно признать правильной ситуацию, когда действующие Правила ППС (п. 4.9) предусматривают «право» Палаты по патентным спорам предложить Па-­ тенто­обладателю внести изменения в формулу. Как представляется, по-­ добные действия не могут быть ос-­ нованы на «праве» административного органа, притом что патентообладатель таким правом в указан-

22

ps_07.indd 22

ном нормативно-правовом акте не наделен. Получается, что коллегия, не предложившая патентообладателю внести изменения в формулу, не нарушила букву Правил ППС. Также в строгом соответствии с буквой Правил ППС оказывается ситуация, когда Палата по патентным спорам не приняла «инициативные» (без предложения Коллегии) изменения формулы, предложенные патентообладателем, так как такого права у него нет.

Вместе с тем отметим, что действующие Правила ППС допускают возможность иного их толкования в рассматриваемой вымышленной ситуации и признания патента не-­ действительным частично. Это следует хотя бы из того, что если кто-то попытается найти (в Законе, Кодексе либо в Правилах ППС) непосредст­ венное указание, что частично оспоренный патент признается недейст­ вительным полностью при нежелании патентообладателя внести из-­ менения в формулу, то у него это не получится.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:51


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО Однако, как упоминалось выше, подобный «субъективный» алгоритм признания патента недействительным частично воспроизведен уже со-­ вершенно недвусмысленно, импе­ ративно в проекте соответствующего административного регламента. Полагаем, что в пп. 3.1.25 и 3.1.26 проекта Регламента разрешение во-­ проса о признании патента недейст­ вительным полностью или частично прямо поставлено в зависимость от ряда субъективных факторов, априо­ ри не связанных с патентоспособностью запатентованных изобретений. Например, в проекте в п. 3.1.25 сказано: «…По результатам рассмотрения возражения, предусмотренного пункта­ми 2.3.4 и 2.3.11 настоящего Регламента, патентообладатель, об-­ ладатель авторского свидетельства или свидетельства СССР по пред­ ложению Коллегии может внести изменения в формулу изобретения, полезной модели или в перечень существенных признаков промышленного образца. Изменения могут быть основаны на: исключении одного или нескольких независимых пунктов формулы группы изобретений, полезных мо-­ делей или перечня группы промышленных образцов, исключении одного или нескольких признаков, выраженных в виде альтернативы, исключении одного или нескольких зависимых пунктов многозвенной формулы. 3.1.26. При рассмотрении воз-

ражения, предусмотренного пунк­та­ ми 2.3.4 и 2.3.11 настоящего Рег­ла­ мента, патент признается недейст­ вительным полностью за исключением случаев внесения изменений в формулу изобретения, полезной модели и перечень существенных признаков промышленного образца, предусмотренных пунктом 3.1.25 настоящего Регламента». Таким образом, разрешение во-­ проса о признании патента недейст­ вительным полностью или частично, помимо собственно патентоспособности одного из объектов группы зависит, по меньшей мере, от следующих субъективных моментов: 1) наличия/отсутствия предложения Коллегии о внесении изменений в формулу, 2) осведомленности патентообла­ дателя о результатах рассмотрения возражения (видимо, до вынесения решения по делу), 3) согласия/несогласия патентообладателя внести изменения в формулу, 4) и, наконец, от присутствия па-­ тентообладателя на заседании Кол­ легии. Как представляется, такой состав не предусмотрен законом в качест­ ве основания для признания патента недействительным либо полностью, либо частично. Более того, судьба патента не должна напрямую зависеть от того, сочтет ли Коллегия воз­ можным (необходимым) предложить патентообладателю вносить измене­ ния в формулу. Полагаем, что в данном случае имеет место не основан-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 23

23

30.06.2008 17:30:51


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О ное на законе расширение полномочий административного органа. Примечательно также то, что пред­ усмотренный проектом подход к разрешению данного вопроса фактически нереализуем (либо для его реализации патентообладатель должен владеть экстрасенсорными способностями для угадывания мнения Кол­легии). Действительно, согласно п. 3.1.32 проекта: «После завершения рассмотрения возражения или заявления по существу Коллегия удаляется в совещательную комнату для обсуждения результатов рассмотрения, о чем председательст­ вующий объявляет присутствующим в зале заседания. Обсуждение проходит в совещательной комнате, где могут находиться только члены Коллегии, рассматривающие дело. Присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается…. После обсуждения и подписания протокола всеми членами Коллегии, принявшими уча­стие в рассмотрении, Коллегия возвращается в зал заседания, где пред­ седательствующий или один из членов Коллегии объявляет ре-­ зультаты рассмотрения. После объявления результатов рассмотрения председательствующий разъясняет порядок подготовки проекта решения Роспатента, его представления на рассмотрение ру-­ ководителю Роспатента (уполномоченному лицу), порядок доведения решения Роспатента до сведения лиц, участвующих в деле, а также порядок его обжалования..»

24

ps_07.indd 24

Согласно п. 3.1.34 проекта: «По каждому возражению или заявлению, рассмотренному ФГУ «Палата по патентным спорам» по существу, готовится отдельное мотивированное заключение Коллегии и проект решения Роспатента. … При подготовке заключения Кол­ легия оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имею­щие значение для рассмотрения дела, установлены и какие об-­ стоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какие нормативно-правовые акты должны быть применены по данному делу и подлежит ли возражение или заявление удовлетворению. Заключение Коллегии излагается в письменной форме и должно содержать вывод об удовлетво­ рении или о частичном удовлетво­ рении либо об отказе в удовлетво­ рении возражения или заявления, либо о прекращении делопроиз­ водства и должно быть идентич­ но результату рассмотрения, объявленному на заседании Колле­гии». Таким образом, заключение о па-­ тентоспособности / непатентоспособности изобретения (в том числе одно­ го из изобретений группы) и основанное на нем заключение об удовлетворении возражения (т. е. о приз­ нании патента недействительным полностью или частично) принимается с соблюдением правила «тайны совещательной комнаты». Никакого промежуточного решения о непа-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:51


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО тентоспособности отдельных изобретений формулы Коллегия по про­екту Регламента принимать не вправе. Незамедлительно по выходе из совещательной комнаты оглашается заключение Коллегии, порядок подготовки решения Роспатента и порядок его обжалования. Заключение (проект решения) говорит об удовле­ творении (неудовлетворении) воз­ ражения, то есть признании патента недействительным (полностью или частично), но не о патентоспособности отдельных пунктов формулы. Как и когда патентообладатель должен просить Коллегию предложить ему внести изменения? Как может (должен) патентооблатель согласно Регламенту (по завершении рассмотрения, но, видимо, до удаления Коллегии в совещательную комнату) догадаться о мнении коллегии в от-­ ношении патентоспособности объек­ та? Чтобы все это узнать, ему, повторяем, не обойтись без недюжинных экстрасенсорных способностей.

Более того, по смыслу Правил Кол­легия не может иметь никакого мнения о патентоспособности изобретения до рассмотрения вопроса в совещательной комнате, так как иначе нарушается тайна совещания Коллегии. То есть, и экстрасенсорика не поможет патентообладателю. Таким образом, положения проекта о внесении изменений в формулу (путем исключение непатентоспособных изобретений из формулы) нереализуемы, так как их непатенто­ способность устанавливается одно­ временно с решением о признании патента недействительным. С учетом вышеизложенного считаем, что п. 3.1.26 проекта Регла­ мента не согласуется с требованиями ст. 1398 Кодекса. Мы полагали бы, что возможные корректировки названного и корреспондирующих с ним пунктов проекта Регламента могли бы включать в компетенцию Коллегии возможность принимать заключения о па-­ тентоспособности отдельных независимых пунктов («предварительное решение»). Патентообладатель должен иметь право по своей инициативе вносить изменения в признанный непатентоспособным пункт (путем включения признаков из первоначальных материалов заявки). Данному праву патентообладателя должна соответствовать обязанность Коллегии рассмотреть измененную формулу. Кроме того, при необходи­ мости может быть проведен допол­ нительный поиск в отношении измененной формулы. Представляется

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 25

25

30.06.2008 17:30:52


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О целесообразным взимание пошлины за рассмотрение измененной формулы (по числу изменений), а также за проведение поиска. В случае если патентообладатель отказывается внести изменения в формулу, оспоренный частично патент может быть признан недействительным только частично. Те же правовые последствия должны быть в ситуации, когда патент оспорен полностью (в отношении всех изобретений – независимых пунктов, содер­ жащихся в формуле), однако Колле­ гия нашла, что непатентоспособными являются лишь часть из них. В обоих случаях принимается решение о выдаче нового патента (на «патентоспособную часть фор-

26

ps_07.indd 26

мулы»). Очевидно, что если «укороченный» патент не будет нужен па-­ тентообладателю, то последний реа­ лизует свое «право выбора» путем неуплаты пошлины за выдачу/поддержание данного патента либо по-­ дачи заявления о прекращении его действия. Никакого «навязывания» измененного патента не происходит (в плане высказанных опасений о вы-­ даче «ненужного патентообладателю» патента). Очень хотелось бы надеяться, что проект Регламента, являющегося чрезвычайно важным нормативноправовым актом, мог конструктивно обсуждаться в среде патентоведов, и их голос был услышан.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:54


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО П Р АВ О В Ы Е К О Л Л ИЗИИ И ИН Т Е РЕ С Ы ВЛ А Д Е Л Ь Ц Е В ФИ Р М Е ННЫХ Н АИМ Е Н ОВАНИЙ

C. КАВЕРИНСКАЯ, канд. юрид. наук, старший преподаватель АНХ при Правительстве РФ (Москва)

С вступлением в силу части четвертой Гражданского кодекса Россий­ ской Федерации (далее – Кодекс) с 01.01.2008 г. у предпринимателей стали возникать вопросы, связанные с применением на практике теоретических положений Кодекса, касающихся фирменных наименований. В частности, хозяйствующие субъекты озабочены тем, что их фирменное наименование, которое является охраняемым результатом интеллектуальной деятельности (далее – РИД) и средством индивидуализации (ст. 1225 Гражданского кодекса Рос­ сийской Федерации – далее ГК РФ), оказалось под угрозой. Как защитить собственность и является ли фирменное наименование теперь собственностью? Попытаемся найти ответ на этот вопрос. Cогласно п. 6 ст. 1252 Кодекса, если различные средства индивидуализации, включая фирменное на-­ именование и товарный знак, оказываются тождественными или сход­ ными до степени смешения, в ре-­

зультате чего потребители и (или) контрагенты могут быть введены в заблуждение, преимущество имеет то средство индивидуализации, иск­ лючительное право на которое возникло ранее. Обладатель такого иск­ лючительного права может в порядке, установленном настоящим Кодек­ сом, требовать признания недейст­ вительным предоставление правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания) либо полного или час­ тичного запрета на использование фирменного наименования или коммерческого обозначения. Сейчас в стране уже зарегистрировано не-­ сколько одноименных хозяйствующих субъектов, осуществляющих пред­при­ нимательскую деятельность в одной и той же сфере. Формируемый в со-­ ответствии с требованиями законодательства Реестр налоговой службы, размещенный в свободном досту­ пе на сайте www.nalog.ru, пестрит идентичными фирменными наименованиями. Например, с 2006 г. од-­ них только ООО «Исток» c адресами

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 27

27

30.06.2008 17:30:55


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О различных регионов России зарегистрировано более десяти. Юридиче­ ские адреса таких лиц различны, все функционируют по сей день. Такого основания, как отказ в ре-­ гистрации по причине тождества фирменных наименований, нет, что видно из закона «О государственной регистрации юридических лиц и ин-­ дивидуальных предпринимателей» от 08.08.2001 г. № 129-ФЗ, в cт. 23 которого перечислены следующие основания отказа в регистрации: – непредставление определенных необходимых для государственной регистрации документов; – представление документов в ненадлежащий регистрирующий орган; – юридическое лицо находится в процессе ликвидации; – если не утратила силу государственная регистрация индивидуального предпринимателя в таком качестве; – не истек год со дня принятия судом решения о признании индивидуального предпринимателя несо­ стоятельным (банкротом) в связи с невозможностью удовлетворить требования кредиторов, связанные с ранее осуществляемой им предпринимательской деятельностью; – решение о прекращении в принудительном порядке деятельности в качестве индивидуального предпринимателя; – не истек срок, на который лицо по приговору суда лишено права заниматься предпринимательской деятельностью.

28

ps_07.indd 28

К тому же законодательно не уста­ новлена обязанность регистрирующего органа проверять на чистоту каждое фирменное наименование, даже путем сличения с уже имеющимися в собственном едином реестре. Регистрацию осуществляет феде­ ральный орган исполнительной власти, уполномоченный в порядке, уста­новленном Конституцией Рос­ сийской Федерации и Федеральным конституционным законом «О Пра­ ви­тельстве Российской Федерации», которым является Федеральная на-­ логовая служба. Пункт 1 Положения о Федеральной налоговой службе, утвержденного Постановлением Правительства Рос­ сийской Федерации от 30.09.2004 г. № 506, гласит, что ФНС России яв-­ ляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государст­вен­ ную регистрацию юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств. Таким образом, ФНС России является регистрирующим органом в це-­ лях применения положений Феде­ рального закона № 129-ФЗ. Согласно ст. 5 того же закона в Едином государственном реестре юридических лиц содержится ин-­ формация о фирменном наименовании юридического лица. Получив свидетельство о регистрации, унифи­ цированная форма которого пред­ усматривает отдельную графу для фирменного наименования общества, автор таким образом получает

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:55


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО своего рода охранную грамоту – офи­ циальное подтверждение признания и регистрации своего фирменного наименования. Одновременно в сви­ детельстве указывается информация о регистрации юридического лица или индивидуального предпринимателя. Срок действия такого сви­ детельства законом не ограничен, о чем сказано в п. 2 ст. 1475 Кодекса: «Исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица и прекращается в мо-­ мент исключения фирменного наиме­ нования из единого государственно­ го реестра юридических лиц в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования». Имея исключительное право, автор-собственник может распорядиться им по своему усмот­ рению. Несмотря на то что п. 3 ст. 1474 Кодекса запрещает использование юридическим лицом фирменного на-­ именования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуще­ ствляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица, как видно из вышеназванного примера, данное положение Гражданского кодекса не ра-­ ботает. Соответственно, не работает

и п. 4 названной статьи, который обязывает юридическое лицо, нарушившее правила п. 3 ст. 1474 Ко-­ декса, по требованию правообладателя прекратить использование фирменного наименования, тождест­ венного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, и возместить правообладателю причиненные убытки. Здесь следует отметить свободу выбора вида деятельности, провозглашенную ст. 37 Конституции Рос­ сийской Федерации, которую предприниматели и образуемые ими хо-­ зяйственные общества фиксируют в своих учредительных документах. При обращении в регистрирующий орган предприниматель обязательно предъявляет учредительные доку­ менты и оставляет за собой право заниматься иными, помимо заявленных, видами деятельности, не за-­ прещенными законом, о чем также делается отметка в учредительных документах. Предполагается, что ре-­ гистрирующий орган, запрашивая такие документы, проверяет одно­ именные субъекты на отсутствие единообразия видов деятельности. Получив исключительное право, подтвержденное документом регистрирующего органа, правообладатель может использовать свое иск­ лючительное право на фирменное наименование любым допускаемым законом способом. В соответствии

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 29

29

30.06.2008 17:30:56


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О с п.1 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Однако этому противоречит п. 2 ст. 1474 Кодекса, согласно которому распоряжение исключительным правом на средство индивидуализации, включая фирменное наименование (в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования фирменного наименования), не до-­ пускается. Статья 128 ГК РФ определяет объ­ екты гражданских прав и четко формулирует, что к объектам гражданских прав относятся информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная

30

ps_07.indd 30

собственность); нематериальные блага. А п. 1 ст. 209 ГК РФ определяет нематериальные блага в составе имущества. Несомненно, фирменное наименование является имуществом, которым собственник может не только владеть и пользоваться, но и распоряжаться. При этом под владением понимается осуществление физической власти над собст­ венностью, а обладание свидетельством подтверждает осуществление такой власти. Пользованием является извлечение из собственности полезных свойств, т. е. использование фирменного наименования путем его указания на вывесках, в объявлениях, в рекламе, на товарах, на их упаковках и т. п. Распоряжение – это, прежде всего, совершение с вещью

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:57


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО различных сделок, изменяющих юри­ дическое отношение к объекту собственника и дающих права на объект иным лицам, в том числе его отчуждение, т. е. передача права собственности на него иному лицу. Как и любой автор произведения, собственник мог бы передать право пользования фирменным наименованием. Уместно представить ситуацию, когда меняются учредители юридического лица. При этом продажа долей, акций происходит с учетом стоимости предприятия, в которую входят и нематериальные активы. Приобретая 100% акций предприятия, новый собственник опосредованно приобретает и фирменное на-­ именование. В этом случае он получает право распоряжаться всей собственностью, в том числе средствами индивидуализации – фирменным наименованием. Здесь возникает коллизия в связи со вступлением в действие положений части четвертой ГК РФ. Все-таки фирменное на-­ именование передается. Другая реальная ситуация. Неко­ торые предприятия при определенных экономических условиях были бы заинтересованы в приобретении нового названия с включением в него организационно-правовой формы. В связи с этим непонятно ограничение Кодексом права собственника распоряжаться фирменным наименованием с целью извлечения прибыли. Нетрудно было предположить, что через некоторое время после вступления в силу части четвертой

ГК РФ возникнут судебные процессы именно по вопросам ограничения распоряжения правом собственности на фирменное наименование. Можно было предугадать и вопросы предпринимателей в связи с принятием к учету и налогообложением фирменного наименования. Имея свидетельство, произведя затраты по регистрации, собственник, казалось бы, вправе поставить на баланс свое имущество и распорядиться им по истечении определенного пе-­ риода. Наряду с законодательными огра­ ничениями часть четвертая ГК РФ предоставила возможность любому правообладателю требовать прекра­ щения использования фирменного наименования, тождественного фир­ менному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым право­ обладателем, что также является спорным моментом. Как представляется, на данном этапе с учетом приведенного выше примера, это невозможно. При наличии такого законодательного положения у предпринимателя возникает риск: с одной стороны, предоставлена возможность cво­ бод­но выбирать вид деятельности, фирменное наименование и производить затраты по его регистрации в налоговом органе, не ставя в из-­ вестность третье лицо, имеющее сходное наименование – т. е. положиться в этом на проверку реги-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 31

31

30.06.2008 17:30:57


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О стрирующего органа; с другой стороны, отсутствует возможность распоряжения такого рода собственностью, возникает риск ответственности перед третьими лицами, имеющими сходные фирменные наименования. Учитывая, что фирменное наименование включает в себя и органи­ зационно-правовую форму субъекта, многие наименования могут быть сходны до степени смешения. Рас­ смотрим две формы смешения: 1. Компании с различными орга­ низационно-правовыми формами имеют одинаковое наименование. Например, ОДО «Евский» и ОАО «Ев-­ ский». 2. В фирменном наименовании присутствует указание на одну и ту же организационно-правовую фор­ му, которая позволяет смешивать наименования ИЧП «ОДО Евский» и ИЧП «ОДО Невский». Пункт 3 ст. 69 ГК РФ гласит, что «фирменное наименование полного товарищества должно содержать либо имена (наименования) всех участников и слова «полное товарищество», либо имя (наименование) одного или нескольких участников с добавлением слов «и компания» и слова «полное товарищество». В действовавшей до 2008 г. ре-­ дакции ГК РФ, как и в Законе о то-­ варных знаках, вопрос регистрации тождественных или сходных до сте-

пени смешения фирменных наименований и товарных знаков не рассматривался. В такой ситуации сложно сопоставлять даты регистрации и контролировать процесс. Однако, судя по действующим нормативным актам, ничего здесь не могло измениться сразу после вступления в силу части четвертой ГК РФ. По данному вопросу споры между субъектами возникали и ранее. В письме от 29.05.1992 г. № С-13/ ОПИ-122 «Об отдельных решениях совещаний по арбитражной прак­ти­ ке»1 Высший Арбитражный Суд РФ (далее – ВАС) разъяснил, что наличие различной организационно-правовой формы, которая отражена в фирменном наименовании, позволяет предприятиям выступать в обороте под одним и тем же фирменным наименованием. Это и порождает схожесть наименований до степени смешения. Например, в деле, рассмотренном ФАС Западно-Сибирского округа2, общество – владелец товарного зна­ ка «Атлант» обратилось в суд с иском о запрещении другому обществу, имеющему фирменное наименование «ПКФ «Атлант-Авто», предоставлять однородные услуги и распространять рекламу, содержащую на-­ звание «Атлант» или иные названия, тождественные или сходные до степени смешения с товарным знаком «Атлант». Владелец товарного знака предполагал, что ответчик исполь­

1 См.: Письмо ВАС РФ от 29.05.92 г. № С-13/ОПИ-122 «Об отдельных решениях совещаний по арбитражной практике». Вестник ВАС РФ, 1992 г., № 1, С. 91. 2 См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.07.2000 г. № Ф04/1647-354/ А70-2000.

32

ps_07.indd 32

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:57


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО зу­ет в газетной и телевизионной рек­ ламе, на фирменных бланках обозначения, сходные до степени смешения с зарегистрированным товар­ ным знаком «Атлант». Отказав владельцу товарного знака в иске, ФАС обосновал это следующим образом. В силу положений закона нарушением прав владельца товарного знака признается «несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный обо­ рот или хранение с этой целью товар­ ного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сход­ ного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров». И еще пример3. Общество с ограниченной ответственностью «Рос­си­ та ЛТД» (далее – общество, «Рос­сита ЛТД»), зарегистрированное в Еди­ ном государственном реестре юридических лиц (далее – государственный реестр) в 2002 г., обратилось в Арбитражный суд Саратовской об-­ ласти с исковыми требованиями к ад-­ министрации Фрунзенского района г. Саратова (далее – администрация) и Инспекции Министерства Россий­ ской Федерации по налогам и сборам по Фрунзенскому району г. Саратова (далее – налоговая инспекция) о при­знании за ним исключительного пра­ ва на использование фирменного наименования «ООО «Россита ЛТД» и запрете администрации и налоговой инспекции восстанавливать запись о государственной регистрации об-­

щества с ограниченной ответственно­ стью «Россита ЛТД» (далее также – заявитель), которая была внесена в государственный реестр в 1997 г. и аннулирована 20.12.2001 г. на ос-­ новании постановления админист­ рации от 13.12.2001 г. № 340-р. Суд удовлетворил ходатайство истца о принятии мер по обеспечению иска и запретил ответчикам восстанавливать названную запись. Но позже производство по данному делу было приостановлено до вступ­ ления в законную силу решения того же суда по другому делу (№ А57­-3779/ 02-7), и в удовлетворении хода­тай­ ства, поданного от имени иск­лючен­ ного из государственного реестра заявителя, о привлечении его к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятель­ ных требований на предмет спора, отказано. Суд апелляционной инстанции рассмотрел спор по существу заявленных требований, удовлетворив их в полном объеме, в том числе запретив администрации и налоговой инс­пекции восстанавливать аннулированную регистрацию заявителя. Федеральный арбитражный суд Поволжского Округа производство по кассационной жалобе заявителя прекратил со ссылкой на то, что по-­ следний не зарегистрирован в качестве юридического лица на момент рассмотрения жалобы. ООО «Россита ЛТД» обратилось в Высший Арбитражный Суд Рос­

3 См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 28.10.2003 г. № 6993/03.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 33

33

30.06.2008 17:30:58


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О сийской Федерации с заявлением о пересмотре в порядке надзора указанных судебных актов, поскольку они, по мнению заявителя, приняты с нарушением норм действующего законодательства. Президиум ВАС посчитал, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене, а дело – передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Суд кассационной инстанции не-­ правомерно прекратил производст­ во по жалобе, поскольку в соответствии со ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лица прекращается в момент завершения его ликвидации, в то время как ликвидация заявителя не проводилась. Суды нарушили единообразие в толковании и применении норм права; принятые ими судебные акты по настоящему делу препятствуют (фактически запрещают) исполнению законных решений по другим делам. Вопреки положениям части седьмой ст. 268 Арбитражного процессу­ального кодекса Российской Феде-­ рации исковые требования, которые фактически не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, рассмотрены арбитражным судом апелляционной инстанции, поэтому принятое судом этой инстанции по-­ становление по существу спора под­лежит отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Защищая право на фирменное на-­ именование, истец в соответствии со ст. 12 ГК РФ заявил требование о признании права на фирменное наименование, однако ответчики не оспаривали это право истца. При этом требование к ООО «Россита ЛТД» о прекращении дальнейшего исполь­ зования спорного фирменного наиме­ нования обществом не заявля­­лось. Между тем основным нарушением права на фирменное наименование является непосредственное использование его как средства индивидуализации юридического лица. Дело было направлено на новое рассмотрение. При новом его рассмотрении суду следовало бы уточнить требование истца к ответчикам, определить, является ли требование о запрещении ответчикам совершать определенные действия самостоятельным материально-правовым тре­ бованием. Более правильный подход к оценке фирменных наименований заложен в Положении о Московском ре-­ гистрационном реестре4, согласно которому при первичной регистрации субъекта держатели Реестра осуществляют контроль идентичности его фирменного наименования и наименований субъектов, зарегистрированых и внесенных ранее в Реестр. Субъект Реестра, фирменное наименование которого зарегистрировано и внесено в Реестр в ус-­ тановленном порядке, имеет исклю-

4 См.: Постановление Верховного Совета РФ от 15.04.1993 г. № 4814-1 «О правопреемстве фирменных наименований акционерных государственных предприятий», Ведомости СНД РФ и ВС РФ 1993 год, № 16, ст. 571 или правовая база «Консультант Плюс».

34

ps_07.indd 34

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:30:58


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО чительное право его использования. «В регистрации субъекта может быть отказано, если ранее зарегистрирован и внесен в Реестр субъект с идентичным наименованием» (п. 2 Поло­ же­ния). Представляется, что приведенный документ в целом мог бы стать основой при организации по-­ рядка работы по регистрации фирменных наименований в будущем. Возвращаясь к неотчуждаемости фирменного наименования, которое привело к исключению его из состава имущественного комплекса предприятия (ч. 2 п. 2 ст. 132 ГК РФ, п. 11 ст. 17 Вводного закона), с чем нельзя согласиться, следует сказать, что часть четвертая ГК РФ, повлекшая дальнейшие изменения законодательства, больше не признает фирменное наименование само по себе имуществом, подлежащим какойлибо стоимостной оценке. Оно теперь может оцениваться только в составе других нематериальных активов (ком­ мерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания). Эту новеллу сейчас можно отнести к особенностям национального законодательства РФ об интеллекту­ альной собственности, так как между­ народное право допускает возможность отчуждения права на фирменное наименование (п. 1 ст. 9 Париж­ ской конвенции). Российская Феде­ра­ ­ция является участницей Париж­ской конвенции, которая ст. 8 установила, что фирменное наименование охраняется во всех ратифицировавших ее странах без обязательной по-­ дачи заявки или регистрации и неза-

висимо от того, является ли оно ча-­ стью товарного знака. Это установление в силу ст. 15 Конституции РФ является обязательным для России. Следовательно, факт регистрации фирменноых наименований поставлен под сомнение. Представляется, что он понадобится при доказательстве приоритета в спорных ситуациях. Что касается принадлежности фирменного наименования физическим лицам – индивидуальным предпринимателям, то ни одна из норм части первой ГК РФ не называет этого субъекта в качестве субъекта права на фирменное наименование. Хотя владельцем товарных знаков такой субъект может быть. Пункт 3 ст. 23 ГК РФ установил, что к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила Кодекса, ко-­ торые регулируют деятельность юри­ дических лиц, являющихся коммерческими организациями. Однако эти правила применяются в случаях, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. Ситуация с фирменным наименованием – именно такое исключение. В главе 54 ГК РФ о коммерческой концессии до вступления в силу ча-­ сти четвертой ГК РФ было указано, что обладателем права на фирменное наименование «может быть и ин-­ дивидуальный предприниматель». Согласно п. 2 ст. 1028 ГК РФ, договор коммерческой концессии регистри-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 35

35

30.06.2008 17:30:59


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О руется органом исполнительной вла­ сти по интеллектуальной собственности. При вступлении в силу части четвертой ГК РФ были внесены соответствующие изменения в главу 54 о коммерческой концессии. В новой редакции ГК РФ фирменное наименование изъято из передаваемого по договору коммерческой концессии комплекса исключительных прав. Его призваны заменить другие предусмотренные Гражданским кодексом средства индивидуализации. Но также нужно помнить и об уже заключенных до 1 января 2008 г. до-­ говорах, в том числе договорах коммерческой концессии. Согласно ст. 1027 ГК РФ, при за-­ ключении договора коммерческой

36

ps_07.indd 36

концессии правообладатель предоставляет пользователю право ис-­ поль­з­овать в его предпринимательской деятельности комплекс иск­ лючительных прав, принадлежащих правообла­дателю. Договор коммерческой концессии является возмездным и может заключаться как на определенный, так и на неопределенный срок. В состав комплекса исключительных прав могут входить права на любые объекты промышленной собственности, но во главу угла в этом виде договора ставится право на фирменное наименование и другие средства индивидуализации. Это вы-­ текает из существа договора коммерческой концессии, который предоставляет пользователю возможность

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:00


ЗАКОН ОД АТ Е ЛЬС Т ВО выступать в гражданском обороте под именем правообладателя. Изве­ стно, что предоставление лицензии на использование объекта промышленной собственности предполагает, что этот объект будет использоваться в том виде, в каком он охраняется. Как мы выяснили, свидетельство о государственной охране объекта у субъекта есть (свидетельство о регистрации не только фирменного наименования, но и себя как субъекта предпринимательской деятельности). При заключении договора коммерческой концессии стороны, как правило, определяют область коммерческой деятельности, где будет использоваться, применяться фирменное наименование, и способы использования. Часть четвертая ГК РФ применяется к правоотношениям, возникшим после введения ее в действие (ст. 5 Вводного закона). По правоотношениям, возникшим до введения ее в действие, она применяется к тем правам и обязанностям, которые возникли после введения ее в действие. Учитывая, что с 01.01.2008 г. фирменное наименование как объект интеллектуальных прав изъято из свободного гражданско-право­ вого оборота, все условия договоров коммерческой концессии о переда-

че права на фирменное наименование должны считаться недействительными и, следовательно, не подлежат применению. Однако действовавшая и до января 2008 г. и ныне действующая ст. 209 ГК РФ признает фирменное наименование имуществом, т. е. пока данная коллизия Гражданского кодекса не устранена. Заметим, что возможность законной передачи фирменного наименования (в том числе по договору концессии) можно усмотреть в некоторых положениях закона. Согласно ст. 1476 Кодекса фирменное наименование или отдельные его элементы могут использоваться правообла­ дателем в составе принадлежащего ему коммерческого обозначения, в товарном знаке и знаке обслуживания. При этом фирменное наименование охраняется независимо от охраны коммерческого обозначения, товарного знака или знака обслуживания. А субъектам предоставлены различные способы защиты нарушенных прав, указанных в нормах ГК РФ5, Законе «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»6 и Поло­же­ нии о фирме7. Таким образом, установленный частью четвертой ГК РФ импера-

5 См.: Часть первая ГК РФ; Федеральный закон «О внесении дополнения в часть первую ГК РФ» принят Государственной Думой Федерального Собрания 15.11.1995 г.; часть вторая ГК РФ. Источник правовая база: Консультант Плюс. 6 См.: Закон РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» № 948-1 от 22.03.1991 г. Источник: правовая база Консультант Плюс. 7 См.: Положение о фирме, утвержденное Постановлением ЦИК и СНК СССР от 22.06.1927 г. Источник: правовая база Консультант Плюс.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 37

37

30.06.2008 17:31:00


З А К ОН О Д АТ Е Л ЬС Т В О тив – право требовать признания недействительным предоставление право­вой охраны либо полного или частичного запрета на использование фирменного наименования с точки зрения антимонопольного законодательст­в а является ограничением здоровой конкуренции между субъектами и мо­жет быть расценен как недобросовестная конкуренция8. Прошло не так много времени с на-­

чала 2008 г., и отсутствие судебных споров между предпринимателями в текущем году по использованию фирменных наименований пока не позволяет однозначно сказать, что закон работает должным образом. При достаточном накоплении судебной практики по таким делам законо­ дательные власти будут вынуждены обратить серьезное внимание на этот нерешенный вопрос. Нужно только время.

8 См.: ст. 4 Закона «О защите конкуренции» № 135-фз от 26.06.2006 г. (опубликован в «Рос­ сийской газете», № 162, 27.07.2006 г.): «недобросовестная конкуренция – это любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, и они противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота», требованиям добропорядочности, разум­ности и справедливости и причиняют или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам – конкурентам либо наносят или могут нанести вред их деловой репутации.

38

ps_07.indd 38

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:03


ПОД ЗАКОННЫЕ АКТ Ы Ч Т О Р Е ГЛ АМ Е Н Т ГР Я Д УЩИЙ НАМ Г ОТ ОВИТ ?

О. РЕВИНСКИЙ, канд. юрид. наук (Москва)

В 2008 г. в правовом пространстве России появилось некое удивительное пятно, корни которого, видимо, уходят в 2004 г., когда наша власть стала упорядочивать свою вертикаль. Делалось это в соответствии с тем пониманием проблемы, которое сложилось к тому времени во властных структурах. Тогда, в частности, было принято решение об объединение сфер образования и науки под эгидой одного министерства и подчинении Роспатента этому огромному административному конгломерату. Одновременно Роспатент был лишен не только самостоятельности, которую имеют многие зарубежные патентные ве-­ домства, но и законодательной инициативы. А это открыло дорогу тем, кто стремился побыстрее «протолкнуть» четвертую часть Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), объединяющую все нормы, относящиеся к интеллектуальной собственности. При этом аргументы, высказывавшиеся некоторыми представителями высшей власти, не могли не

вызвать удивление. К примеру, тогдашний премьер-министр М.Е. Фрадков заявил в телевизионном интервью: «У нас нет законодательства об интеллектуальной собственности». И это спустя год после того, как Государственная Дума приняла в 2003 г. обновленные реакции Патентного закона (далее – ПЗ), Закона «О то-­ варных знаках…» и еще трех законов, относящихся к интеллектуальной собственности! Удаление Роспатента с нормо­ творческого поля открыло дорогу для любых теоретических построений: раз практики не в состоянии сами предлагать какие-либо нормы в области интеллектуальной собственности, а чиновники Минобрнауки России стали дополнительным и порой труднопреодолимым барьером на пути исходящих из Роспатен­ та проектов законодательных ини­ циа­тив, – значит, цивилисты-тео­ре­ти­ки могут воинственно развернуться про­тив этого баламутящего зеркальные воды теории племени практиков промышленной собственности. Так

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 39

39

30.06.2008 17:31:03


П ОД З А К О Н Н Ы Е АК Т Ы и было. Сколько статей опубликовано специалистами-практиками с критикой проекта части четвертой ГК РФ, сколько прозвучало конструктивных предложений, направленных на исправление ошибок и недоработок проекта в многочисленных докладах и выступлениях разного уровня, – и практически ничего из этого не нашло отражения в принятой Госдумой Части IV ГК РФ. Когда эта вновь введенная часть ГК РФ была принята, и стало ясно, что дальше страна будет жить со-­ гласно новым нормам, автор настоящей публикации задумал критическую статью, где собирался показать ненужность вновь введенного понятия «интеллектуальные права». Он взялся за работу, начал выстраивать логическую цепочку причин и следствий – и неожиданно пришел к выводу, что это новое понятие правомерно и необходимо. В этом окончательно его убедило обращение к книге В.А. Дозорцева, прочитав которую*, он стал сторонником введения понятия «интеллектуальные права». Действительно, интеллектуальная собственность – это именно результаты интеллектуальной деятельности либо средства индивидуализации. Это может быть, например, картина, рукопись романа или симфонии, изобретение, товарный знак, но не тот холст, на котором нарисована картина, и не та бумага, на которой написан роман, и уж тем

более не те машина или вещество, в которых воплощено изобретение. Картина – это прежде всего сюжет и его воплощение изобразительными средствами, т.е. цветами, формами и их компоновкой (не красками, которые служат лишь средствами, с помощью которых художник доносит до зрителя то, что хочет выразить своей картиной). Роман – это тоже сюжет, но воплощенный языковыми средствами, т. е. фразами, речевыми оборотами, метафорами (не буквами! Они лишь своего рода код, с помощью которого автор может донести до читателя эти языковые средства), а изобретение или полезная модель – это техническая идея, воплощенная в машине или веществе, т. е. указание специалисту, как нужно сделать машину или изготовить вещество. Вот эти-то идеальные (!) результаты и считаются (при условии предоставления им правовой охраны) интеллектуальной собственностью. А интеллектуальные права – это формальное узаконение возможности для создателя картины, романа или изобретения использовать результат своей ин-­ теллектуальной деятельности и распоряжаться им единолично, никого не спрашивая. Интеллектуальное право всегда вторично по отношению к любому результату интеллектуальной деятельности или средству индивидуализации, ведь если интеллектуальная деятельность не завершается каким-либо результа-

* Дозорцев В. А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи классификации. Сборник статей. – М.: «Статут», 2003.

40

ps_07.indd 40

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:04


ПОД ЗАКОННЫЕ АКТ Ы том, то о каких тут интеллектуальных правах можно говорить? Так что введение понятия «интеллектуальные права», представляется весьма прогрессивным и своевременным. Именно понятие «интеллектуальные права» естественным образом характеризует все права, связанные с интеллектуальной собственностью. Прежние предложения (которые сначала поддерживал и покойный В.А. Дозорцев) о замене термина «интеллектуальная собственность» на «исключительные права» вызывали у многих специалистов отторжение из-за ограничения последнего выражения только областью имущественных отношений. Понятие же «интеллектуальные права» охватывает как исключительное право, так и личные неимущественные (а также иные) права. Так что стрелы сарказма, выпущенные автором в начале этой статьи, направлены отнюдь не на это правомерное понятие, а на то, в какой спешке происходило проталкивание части IV ГК РФ через Государственную Думу. Здесь, как можно предполагать, не обошлось без административного нажима. Если вдуматься в то, что представляет собой Гражданский Кодекс РФ и какого уровня этот документ (а уро­в ень-то – сразу после Конституции РФ!), то станет понятно, что незачем было перегружать его той конкретикой, которую спокойно мож­но было бы вынести в соответствующий специальный закон. Ведь в статьях 1374–1400 ГК РФ все, касающееся подачи заявки на какой-либо

объект патентных прав и получения соответствующего патента, что почти без изменений переписано из Патентного закона РФ редакции 2003 г., было бы уместно перенести в специальный закон, который лишь номинально относился бы к гражданскому праву, потому что суть его лежала бы целиком в праве административном. В этом же законе можно (и нужно) было бы привести, например, и определение таких понятий как «техническое решение», «изобретательский уровень», «единство изобретения» и т. п., чтобы не только эксперты, но и заявители имели законный (а не подзаконный) инструмент для подтверждения своей правоты, да и руководство к действию в таком непростом деле как патентование изобретений и полезных моделей. Но что теперь жалеть об упущенных (а может быть и не существовавших) возможностях! Ведь часть четвертая ГК РФ уже вступила в силу, Патентный закон РФ и еще пять за-­ конов из области интеллектуальной собственности отменены. А невозможность для Роспатента теперь самостоятельно выдвигать предложения по содержанию новых, адаптированных к части четвертой правил рассмотрения заявок привела к тому, что этих правил до сих пор нет. Вот оно, то самое родимое пятно, о котором было упомянуто в начале этой статьи. И приходится пока экспертам Федерального института промышленной собственности (далее – ФГУ ФИПС) руководствоваться преж-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 41

41

30.06.2008 17:31:04


П ОД З А К О Н Н Ы Е АК Т Ы ними «Правилами составления, по-­ дачи и рассмотрения заявки на вы-­ дачу патента на изобретение» и та-­ кими же правилами для полезной модели (далее – соответственно, «Правила ИЗ», «Правила ПМ» или просто «Правила», если речь пойдет об обоих этих документах), благо, что они никем пока не отменялись, хотя вроде бы как и не существуют, раз отменен Патентный закон, под который они составлены.

Отметим кстати, что в части четвертой ГК РФ упомянут федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (т. е. Роспатент) и даже Палата по патентным спорам при нем, но ни слова не говорится о ФГУ ФИПС, который как раз и осуществляет рассмотрение заявок и принятие решений о выдаче патента или об отказе в выдаче. Но вот пришло известие, что близок, близок миг, когда будут приня-

42

ps_07.indd 42

ты соответствующие Административные Регламенты, полное название которых занимает чуть не полстраницы: «Административный Регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на изобретение и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на изобретение» и такой же, но с заменой слова «изобретение» на выражение «полезная модель». И хотя эти тексты пока официально нигде не опубликованы, хотелось бы прокомментировать попавшие к автору их редакции. А чтобы сократить эти длинные названия, как предложено выше, будем пользоваться выражениями «Регламент ИЗ» и «Регламент ПМ». Разумеется, не стоит комментировать эти Регламенты по пунктам, ведь для этого не хватит целого журнала. Ограничимся лишь несколькими наиболее важными для автора, бывшего патентного эксперта, важными моментами. К сожалению, раздел 10.5 Регламента ИЗ «Единство изобретения» и раздел 9.5 Регламента ПМ «Единство полезной модели» остались такими же, как и в разделе 2.3 Правил ИЗ и Правил ПМ. По-прежнему мы, в отличие от всех остальных па-­ тентных ведомств, будет рассмат­ ривать единство замысла не по признакам, вносящим вклад в достижение нового результата, а по тому,

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:05


ПОД ЗАКОННЫЕ АКТ Ы предназначен ли один из заявленных объектов для другого или ис-­ пользуется ли один объект в другом. Это анекдотический пример единства паровоза и свистка для паровоза по-прежнему остается актуальным для российской действительности. Зато появились изменения в разделе 10.7.4.3 Регламента ИЗ «Раскры­ тие изобретения» и в разделе 9.7.4.3 Регламента ПМ «Раскрытие полезной модели». Эти разделы во многом сходны с соответствующими разделами 3.2.4.3 Правил ИЗ и Правил ПМ, но есть и отличия. Так, в подпункте (1.1) каждого из этих разделов теперь записано следующее: «Технический результат выражается таким образом, чтобы обеспечить возможность понимания специалистом на основании уровня техники его смыслового содержания. Специалист – гипотетическое лицо, обладающее общими знаниями в данной области техники (общими знаниями в данной области техники считаются знания, основанные на информации, содержащейся в справочниках, монографиях и учебниках); имеющее доступ ко всему уровню техники и имеющее опыт работы и эксперимента, которые являются обычными для данной области техники». Такое нововведение нельзя не приветствовать, потому что прежде понятие «специалист» ни в ПЗ, ни в Правилах не было раскрыто. Из этих же разделов убрали совершенно неправильный по сути

абзац про носитель информации. Он содержал явное внутренне противоречие, указывая на получение информации в процессе работы компьютера под управлением программы, записанной на машиночитаемый носитель, либо математического метода или алгоритма, используемых в этой программе. Получить информацию можно только в чьемлибо сознании, но никак не в результате работы компьютера, в котором применена та или иная программа, математический метод или алгоритм. Компьютер, управляемый какой угодно программой, может лишь вывести на экран или на бумагу посредством принтера некие тексты или изображения, воспринять которые, т. е. получить закодированные с их помощью сведения, может толь­ ко человек. Математический метод позволяет проводить вычисления и получать результаты этих вычислений. Информацией же будет интерпретация этих результатов, что опятьтаки относится к деятельности человеческого сознания. Используемый в программе алгоритм указывает последовательность операций, ко-­ торая приводит от исходных данных к результату при реализации программы. Но компьютер воспринимает не смысловое содержание операций, а только наличие или отсутствие сигналов. И получить информацию в результате функционирования компьютера в соответствии с некоторым алгоритмом может только человек, воспринимающий текст, изображение, звуки, выдаваемые компьюте-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 43

43

30.06.2008 17:31:05


П ОД З А К О Н Н Ы Е АК Т Ы ром. Значит, получение информации вообще не относится к тому или ино­ му заявленному изобретению независимо от того, применяется ли в этом изобретении программа для ЭВМ. Кстати, из названных Регламентов убрали все, что было связано с применением известного средства по определенному назначению. В раздел 10.7.4.5 Регламента ИЗ «Осуществление изобретения», со-­ от­ветствующий разделу 3.2.4.5 Пра­ вил ИЗ, введен следующий абзац: «Для изобретения, характеризую­ щегося использованием неизвестного из уровня техники средства (уст­ ройства, вещества, штамма микро­ организма и т. д.), приводятся сведения, достаточные для получения этого средства».

«Формула изобретения (полезной модели) должна быть ясной. Признаки изобретения (полезной модели) должны быть выражены в формуле изобретения (полезной модели) таким образом, чтобы обеспечить возможность понимания специалистом на осно­вании уровня техники их смыслового содержания. Не допускается для выражения признаков использовать понятия, отнесенные в научно-технической литературе к ненаучным». Благодаря этим требованиям у экспертизы наконец-то появится возможность отбрасывать все ссылки на ненаучные публикации, заполонившие прилавки магазинов и из-­ лагающие непроверенные данные, которыми оперируют недобросовестные заявители, подкрепляя их ссылками на эти «левые» публикации. А вот абзац, появившийся в разделе 10.8.1.4 Регламента ИЗ «Независимый пункт формулы» (аналог – п. 3.3.2.4 Правил ИЗ): «Заявленным изобретением, вы-­ раженным формулой, предложенной заявителем, в смысле пункта 1 статьи 1387 Кодекса, считается изобретение, охарактеризованное признаками изобретения в независимом пункте этой формулы, без учета приПонятно, что в Регламенте ПМ та-­ ­знаков, характеризующих иное ре-­ кого абзаца просто не может быть. шение, не являющееся изобретениВ разделе 10.8 «Требования к фор- ем в соответствии с пунктом 5 ста­муле изобретения» в Регламенте ИЗ тьи 1350 Кодекса, если таковые при­ и в разделе 9.8 «Требования к фор- знаки содержатся в формуле». муле полезной модели» в РегламенЗдесь прямо говорится, что никате ПМ появился подпункт (4) такого кие признаки решений, перечисленсодержания: ных в п.5 ст.1350 ГК РФ, не будут

44

ps_07.indd 44

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:06


ПОД ЗАКОННЫЕ АКТ Ы учитываться при экспертизе. Тем самым заложена мина замедленного действия, потому что этот абзац дает эксперту право отметать все не понравившиеся ему признаки на том основании, что, по его мнению, они относятся к недолжному объекту. Теперь перейдем к разделам, ко-­ торые относятся к рассмотрению за-­ явок в процессе экспертизы. В них внесены существенные изменения, к которым причастны и эксперты, выполнявшие в 2006 г. научно-ис-­ следовательскую работу (далее – НИР) по выяснению того, что следует считать техническим решением. Автор был участником этой работы, поэтому может сказать, что, помимо выводов по техническому решению, исполнители этой НИР представили еще и подробный анализ нестыковок, которые имелись в тех же разделах в прежних Правилах. Многие из этих нестыковок, к счастью, отсут­ствуют в рассматриваемых Регла-­ ментах. Прежде чем переходить к анализу Регламентов, стоит привести следую­ щий текст из отчета по нестыковкам в Правилах ИЗ. Правила ИЗ предписывают следующий порядок рассмотрения заявок на изобретения. 1) соблюдено ли условие единства изобретения (п. 19.4 (1)); 2) достаточно ли в формуле изобретения признаков для достижения указанного в описании технического результата (п. 19.4 (2)); 3) можно ли понять смысловое содержание признаков (п. 19.4 (3));

4) нет ли в формуле изобретения признаков для получения нетехнического результата (п. 19.4 (4)); 5) взяты ли характеристики признаков в формуле из описания (п. 19.4 (5)); 6) не относится ли заявленный объект к тем, которые не считаются изобретениями (п. 19.5 (1)); 7) проверка промышленной применимости (п. 19.5.1); если заявленный объект не отвечает условию промышленной применимости, дальнейшая проверка на новизну и изобретательский уровень не проводится; 8) наличие новизны заявленного (п. 19.5.2); 9) если есть новизна, то проверяется наличие изобретательского уровня (п. 19.5.3). Если строго следовать приведенной схеме, приходится сталкиваться с различными ее нестыковками. Прежде всего, на шаге 1), проверка соблюдения единства изобретения по нашим Правилам ИЗ существенно отличается от такой же проверки по правилам РСТ, по-­ скольку последние требуют наличия одинаковых или соответствующих отличительных признаков в каждом из заявленных объектов (Прави-­ ло 13.2 Инструкции к Договору РСТ). Статья 37 Патентного закона предус­матривала приоритет международных договоров, поэтому заявки по системе РСТ рассматривались по правилам Договора РСТ. В этом случае необходимо сопоставить признаки, характеризующие

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 45

45

30.06.2008 17:31:06


П ОД З А К О Н Н Ы Е АК Т Ы каждый из объектов заявленной группы изобретений. Однако такое сопоставление требует по меньшей мере понимания смыслового содержания всех признаков, а для этого нужно выполнить шаг 3). Но такая проверка предполагает, что единство изобретения уже проверено и выбраны те объекты, которые удовлетворяют требованию единства. Далее, на шаге 2) нужно определить достаточность приведенной в формуле изобретения совокупности признаков для достижения указанного заявителем технического результата. Однако сделать это мож­но только в том случае, если ясно смысловое содержание понятий, характеризующих эти признаки. То есть и здесь нужно сначала выполнить шаг 3). Проверка же достижения указанного заявителем результата может потребовать рассмот­ рения экспериментальных данных, однако их проверка относится уже к шагу 5). Но важнее всего в данном случае то, что указанный заявителем результат, достижение которого проверяется на данном шаге, за-­ ранее считается техническим. А это определяется только на шаге 4). Понимание смыслового содержания (на шаге 3) требует рассмотрения каждого признака формулы. Фактически эта проверка предписана на шаге 7). Далее, на шаге 4) надо выделить те признаки, которые необходимы только для получения нетехнического результата. Здесь не идет речь о результате, указанном заявите-

46

ps_07.indd 46

лем. То есть на шаге 4) выделяются признаки, ответственные за некий частичный результат, этими признаками и определяемый. Следующий шаг 5) предписывает проверить, основана ли заявленная формула на описании. Но такая проверка уже проводилась на шаге 3). Правила не указывают, можно ли (следует ли) совмещать эти шаги. Шаг 6) предшествует проверке заявленного предложения на соответствие условиям патентоспособности по п. 1 ст. 4 Закона. То есть на этом шаге 6) надо решить, является ли заявленное предложение изобретением. Это предполагает и даже требует рассмотрения всех признаков в независимом пункте формулы на предмет выявления среди них тех признаков, которые дают именно нетехнический результат. Фактиче-­ ски это уже сделано на шаге 4). Решение об отнесении заявленного предложения к «неизобретениям» принимается на основании того, что это предложение обеспечивает по-­ лучение только нетехнического ре-­ зультата. Следовательно, вывод об этом мог быть сделан уже на шаге 4), если бы оказалось, что все признаки направлены на нетехнический ре-­ зультат. Здесь опять не указывается, что имеется в виду тот результат, который привел заявитель. Иначе говоря, подразумевается фактически получаемый результат. На шаге 7) ни о каком результате вообще нет упоминания. Речь идет лишь об осуществлении изобретения и о реализации его назначения.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:07


ПОД ЗАКОННЫЕ АКТ Ы Могут, однако, существовать ситуации, в которых и осуществление воз­можно, и назначение реализуется, но результат не достигается. Проверка на шаге 8) требует обязательного рассмотрения совокупности всех признаков в сравнении с известными решениями обязательно того же назначения. Того же требует и проверка на шаге 9), однако здесь уже учитывается и тот результат, который указан заявителем. При этом следует принять во внимание выводы, сделанные на шаге 4). Итак: проверка на шагах 1) (в не-­ которых случаях), 2)–6) требует вы-­ полнения тех действий, которые пред­писаны для выполнения на шаге 7); проверка на шаге 2) предполагает действия, предписанные шагом 4); проверка на шагах 4) и 6) требует учитывать не тот результат, который указан заявителем, а некоторый ча-­ стный результат; проверка же на шаге 9) требует учесть этот частный результат в качестве результата, ука­ занного заявителем. При всех этих проверках не учитывается тот факт, что проверка на шагах 8) и 9) может выявить совершенно иной ближайший аналог, не-­ жели указанный заявителем. Тогда учитывать указанный заявителем ре-­ зультат уже не имеет смысла, потому что результат, обеспечиваемый новой совокупностью отличительных признаков, будет иным. Именно этот новый результат и следовало бы принимать во внимание на шаге 9). Вот теперь можно говорить об

изменениях, введенных в анализируемые Регламенты. В разделе 24.4 «Проверка формулы изобретения» (п. 19.4 Правил ИЗ) в начале подпункта (2) появился такой абзац: «Проверка формулы изобретения включает анализ совокупности признаков формулы с целью выявления характеристики технического решения, являющегося изобретением, как это предусмотрено подпунктом (1) пункта 24.5 настоящего Регламента. Проверка проводится с учетом раскрытия изобретения в описании с привлечением общих знаний специалиста». Как видим, здесь прямо указано на итеративный характер рассмотрения формулы изобретения, о чем мы писали в анализе нестыковок прежнего порядка рассмотрения за-­ явки. Радует и то, что прямо указано на привлечение знаний специалиста, определение которого, напомним, дано в разделе 10.7.4.3. Последний абзац этого же подпункта изложен теперь в такой ре-­ дакции: «В том случае, когда устанавливается, что независимый пункт формулы, представленной заявителем, содержит несущественные признаки*, заявителю предлагается рассмотреть вопрос о целесообразности сохранения такой редакции формулы изобретения». В том месте текста, которое по-­ мечено звездочкой, прежде была следующая фраза: «или признаки, характеризующие лишь частные фор­ мы выполнения или использования

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 47

47

30.06.2008 17:31:07


П ОД З А К О Н Н Ы Е АК Т Ы заявленного изобретения». Исклю­ чение таких признаков из формулы изобретения равносильно расширению объема правовой охраны. То есть, эксперт, предлагая заявителю убрать частные признаки из независимого пункта формулы, становился на сторону заявителя, помогая тому получить более широкую охрану заявленного изобретения. Это было правомерно во времена авторских свидетельств, исключительное пра­ во по которым принадлежало советскому государству. Тогда эксперт сам «причесывал» формулу так, как считал нужным. Но в условиях рынка это недопустимо, потому что получается, что эксперт выполняет работу патентного поверенного. Поэтому исключение указанной фразы можно только приветствовать. В подпункте (3) этого же раздела после четвертого абзаца добавлено: «Если установлено, что признак охарактеризован с нарушением ус-­ ловия, приведенного в подпункте (4) пункта 10.8 настоящего Регламента, но заявитель отказывается скорректировать формулу изобретения, за-­ явка признается отозванной». Упомянутое условие, напомню, требует, чтобы формула изобретения была ясной и не содержала не-­ научных признаков. Такой же абзац добавлен и в соответствующий подпункт раздела 20.4.2 Регламента ПМ. В подпункте (4) того же раздела 24.4 Регламента ИЗ первые два абзаца имеют теперь такой вид: «Проверка формулы изобретения включает выявление в формуле при-

48

ps_07.indd 48

знаков, характерных для решений, не являющихся изобретениями в со-­ ответствии с пунктом 5 статьи 1350 Кодекса и положениями подпункта (1) пункта 24.5 настоящего Регламента, наличие которых в формуле изобретения не влияет на достижение технического результата, обусловленного оставшейся совокупностью при-­знаков. Если при проверке формулы изобретения установлено, что наряду с совокупностью признаков, характеризующей изобретение, формула содержит характеристику иного ре-­ шения, не являющегося изобретением в соответствии с пунктом 5 ста­тьи 1350 Кодекса, проверка па-­ тенто­способности проводится в от-­ ношении изобретения, выраженного фор­мулой заявителя. Заявителю предлагается рассмотреть вопрос о целе­сообразности сохранения та-­ кой редакции формулы изобретения, которая, наряду с совокупностью признаков, характеризующих изобретение, содержит признаки, характеризующие иное решение, не считающееся изобретением и умень­ шающие объем правовой охраны, в случае выдачи патента с этой формулой». Такое изменение текста можно считать следствием уже упомянутого исключения абзаца в разделе 10.7.4.3 Регламента ИЗ. В подпункте (5) раздела 24.4 Рег­ ламента ИЗ четвертый абзац дополнен следующим предложением: «Если признак охарактеризован общим понятием, охватывающим раз-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:08


ПОД ЗАКОННЫЕ АКТ Ы личные частные формы его выполнения, проверяется, представлены ли в описании изобретения сведения о частных формах выполнения этого признака, позволяющие специалисту в данной области техники обобщить эти сведения до общего понятия, указанного в формуле изобретения». Наконец, в подпункте (6) того же раздела конец первого абзаца и второй абзац выглядят теперь так: «… При этом указывается также на необходимость соблюдения требования единства изобретения в скор­ ректированной формуле. При непредставлении заявителем запрошенных дополнительных материалов заявка признается отозванной». Тот факт, что теперь у экспертов есть прямое указание на прекращение рассмотрения заявок, по которым заявитель отказывается убрать «нелегитимные» признаки, не может не радовать. Однако не мешало бы, на мой взгляд, дополнить раздел 24.4 требованием к экспертизе сначала доказывать, что отбрасываемые при­ знаки действительно относятся к не-­ патентуемому объекту, чтобы не было соблазна просто отметать те признаки, которые почему-то не нравятся эксперту. То же самое относится и к подпункту (6) раздела 20.4.2 Регламента ПМ. Остальные подпункты раздела 24.4 Регламента ИЗ остались без изменений, но последним теперь стал подпункт (9), т. е. подпункты (10) – (12) раздела 19.4 Правил ИЗ исключены.

В разделе 20.4 Регламента ПМ по-­ следним стал подпункт (8). Наибольшие изменения внесены в раздел 24.5 «Проверка патентоспособности изобретения в Регла­ менте ИЗ. Теперь в подпункте (1) этого раздела первые два абзаца заменены следующими: «При проверке определяется, не исключено ли заявленное предложение из патентной охраны. Для этого определяется, не относится ли заявленное предложение к объектам, которые не могут быть объектами патентных прав, согласно пункту 4 статьи 1349 Кодекса (пункт 10.4.3.1 настоящего Регла­ мента)». Если заявленное предложение не относится к указанным объектам, то проверяется, может ли оно быть признано относящимся к изобретениям. Для этого определяется, не относится ли заявленное предложение к решению, не являющемуся изобретением в соответствии с п. 5 ст. 1350 Кодекса. Проверка осуществляется с учетом прототипа, выявленного заявителем. Заявленное ре-­ шение не признается относящимся к изобретениям в смысле положений п. 5 ст. 1350 Кодекса, в частности, если все признаки, отличающие заявленное решение от его прототипа, являются характерными для решений, которые в соответствии с указанным пунктом не являются изобретениями. В случаях, когда эти признаки невозможно однозначно отнести к характерным для указанных решений, следует учитывать

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 49

49

30.06.2008 17:31:08


П ОД З А К О Н Н Ы Е АК Т Ы характер задачи, на решение которой направлены эти отличительные признаки, и характер результата, на достижение которого они влияют. «Если наряду с признаками, харак­ терными для решений, которые не являются изобретениями, отличительные от прототипа признаки со-­ держат один или несколько признаков, характерных и в совокупности с признаками, совпадающими с прототипом, выражающих изобретение как техническое решение, считается, что формула изобретения, предложенная заявителем, содержит изобретение, в отношении которого долж­на быть проведена оценка со-­ ответствия его условиям патентоспособности, установленным пунк­ том 1 статьи 1350 Кодекса». Заметим, что именно здесь видно влияние выводов уже упоминавшейся НИР. Не зря, значит, работали мы с коллегами над этой темой! Раздел 25.5.1 «Проверка промыш­ ленной применимости» Регла­мента ИЗ остался таким же, как раздел 19.5.1 Правил ИЗ. В разделе 25.5.2 «Проверка новизны» подпункт (1) обогатился таким окончанием: «…При наличии в этом пункте при­ знаков, характеризующих иное решение, не считающееся изобретением, эти признаки не принимаются во внимание при оценке новизны как не относящиеся к заявленному изобретению». А подпункт (4) того же раздела имеет теперь следующую редакцию: «Изобретение признается изве­ ст­ным из уровня техники и не соот-

50

ps_07.indd 50

ветствующим условию новизны, если в уровне техники раскрыто средство, которому присущи все признаки изобретения, выраженного формулой, предложенной заявителем. Химическое соединение, подпадающее под общую структурную фор­ мулу группы известных соединений, признается новым, если оно не раскрыто как таковое и отсутствуют какие-либо сведения относительно исходных соединений, способа его получения или его свойств». Текст первого абзаца стал гораздо понятнее (вместо прежнего «…рас­ крыто средство, которому присущи признаки, идентичные всем признакам, содержащимся в предложенной заявителем формуле изобретения, включая характеристику назначения»). Абзац же про химическое соединение заменил абзац о применении по определенному назначению. В подпункте(1) раздела 25.5.3 «Проверка изобретательского уровня» добавлен второй абзац: «Изобретение явным образом следует из уровня техники, если оно может быть признано созданным путем объединения, изменения или совместного использования сведений, содержащихся в уровне техники, и (или) общих знаний специалиста». Подпункт (4) этого же раздела до-­ полнен абзацем о том, что условию изобретательского уровня соответствуют, в частности: «…изобретения, основанные на

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:09


ПОД ЗАКОННЫЕ АКТ Ы дополнении известного средства какой-либо известной частью, при достижении неожиданного для та-­ кого дополнения технического ре-­ зультата, обусловленного взаимо­ связью дополняемой части и известного средства». Тем самым наше российское по-­ нимание изобретательского уровня подтягивается к европейскому. В подпункте (7) этого же раздела отсутствует абзац из прежнего подпункта (7) раздела 19.5.3 Правил ИЗ такого содержания: «В случае наличия в числе отличительных наряду с признаками, влияющими на возможность достижения технического результата, так­ же признаков, которые необходимы лишь для получения результата, не являющегося техническим, или ре-­ зультата, который не может быть признан относящимся к средству, воплощающему изобретение, с учетом положений подпункта (1.1) пунк­ та 3.2.4.3 настоящих Правил, послед­ ние не принимаются во внимание при проверке изобретательского уровня». И здесь, видимо, сказались ре-­ зультаты упомянутой НИР. Остается только отметить, что подпункт (1) раздела 24.8 «Решение о выдаче патента» в Регламенте ИЗ сформулирован теперь так: «При установлении соответствия заявленного изобретения (а если заявлена группа – каждого изобретения группы), выраженного формулой, предложенной заявителем, всем условиям патентоспособности и необходимости предложить зая-

вителю внести изменения в формулу изобретения или описание, либо представить иные дополнительные материалы, заявителю направляется мотивированное уведомление о результатах проверки патентоспособности заявленного изобретения и возможности выдачи патента с указанной формулой изобретения. За-­ яви­телю также сообщается о том, что ответ на уведомление может быть представлен в течение шести месяцев со дня его получения. В случае отсутствия мотивов уведомление не направляется. По поступлении ответа заявителя, выражающего согласие с выдачей патента с формулой изобретения, в отношении которой проведена проверка патентоспособности, принимается решение о выдаче патента. При непоступлении в установленный срок ответа заявителя, решение о выдаче патента принимается по истечении установленного срока». Тем самым исправлено недомыс­ лие составителей части четвертой ГК РФ, указавших в третьем абзаце п. 1 ст.1387 необходимость направлять уведомление до принятия ре-­ шения не только об отказе в выдаче патента, когда это уведомление играет роль лишней ступени в административном обжаловании решения экспертизы, но и о выдаче патента. Подумаем – кем должен быть заявитель, который возражает на решение о выдаче ему патента? Для чего это затягивание в получении правоустанавливающего документа, ради которого подавалась заявка? Автору

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 51

51

30.06.2008 17:31:09


П ОД З А К О Н Н Ы Е АК Т Ы известен только один случай, когда заявитель в ответ на его (автора) решение о выдаче патента заявил, что не будет оплачивать выдачу па-­ тента. Было и несколько таких за-­ явок, решения о выдаче по которым не были оплачены заявителями без всяких звонков. Тут, как говорится, хозяин – барин. Но возражать против решения о выдаче?!... Так что cделано очень верное исправление. Итак, ожидаемые Регламенты –

52

ps_07.indd 52

если, конечно, они сохранят все, о чем здесь сказано – можно считать некоторым шагом вперед по сравнению с уходящими Правилами. Будем надеяться, что скоро, с принятием Регламентов упомянутое в начале настоящей статьи странное пятно исчезнет. Однако еще остают­ ся вопросы, которые следовало бы решить, чтобы сделать работу экспертизы более эффективной и внятной. Но это тема отдельной статьи.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:11


Т ОЧКА ЗРЕ Н ИЯ О Н Е К О Т О Р Ы Х ПРОБЛЕМАХ П Р И М Е Н Е Н И Я ЗАКОНОД АТ Е ЛЬС Т ВА ОБ И Н ТЕ Л Л Е К Т У АЛ Ь НОЙ С ОБС Т ВЕ ННОС Т И

В. БЕРЕЗКИН, начальник отдела Роспатента (Москва)

О СРОКЕ ДЕЙСТВИЯ ПАТЕНТОВ НА П ОЛЕ ЗН ЫЕ МОДЕ ЛИ И ПРОМЫШЛЕННЫЕ ОБ РАЗ ЦЫ

Федеральный закон от 18.12.2006 г. № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского ко-­ декса Российской Федерации» (да-­ лее – Вводный закон), практически не содержит переходных положений, что приводит к отдельным неясностям в части четвертой Граждан­ ского кодекса Российской Федера­ ции (далее – Кодекс), касающихся, в частности, того, каковы сроки действия патентов на полезные модели и промышленные образцы, выданные до вступления в силу Кодекса, и на какой срок следует осуществлять продление их действия. Этот вопрос приобрел актуальность в связи с тем, что в соответст­ вии со ст. 1363 Кодекса увеличены сроки действия патента на полезную модель с 5 до 10 лет, патента на про-

мышленный образец с 10 до 15 лет, а срок продления действия патента на промышленный образец – с 5 до 10 лет. В соответствии с абзацем третьим ст. 5 Вводного закона права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, охраняемые на день введения в дейст­ вие Кодекса, продолжают охраняться в соответствии с его правилами. С учетом норм указанной статьи можно сделать однозначный вывод только в отношении сроков дейст­ вия и продления сроков действия патентов на полезную модель и промышленный образец, имеющих дату регистрации начиная с 01.01.2008 г. Ни Федеральная служба по интеллек­ туальной собственности, патентам

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 53

53

30.06.2008 17:31:12


ТОЧКА ЗРЕНИЯ и товарным знакам (Роспатент), ни Министерство образования и науки Российской Федерации, в ведении которого находится Роспатент, не наделены полномочиями истолко­ вы­­вать законодательство Россий­ ской Федерации, в частности, от-­ дельные статьи Кодекса и Вводного закона. С учетом актуальности решения вопроса однозначного определения сроков действия и продления сроков действия указанных патентов, а также полагая целесообразным внести изменение (дополнение) в Вводный закон в части конкретизации переходных положений, Рос­ патентом были подготовлены предложения по проекту Федерального закона «О внесении изменения в ст. 5 Федерального закона «О введении в действие части четвертой Граж­ дан­ского кодекса Российской Феде­ ра­ции». Предполагалось, что результатом принятия законопроекта будет исключение неоднозначности определения сроков действия и продления сроков действия патентов на полезные модели и промышленные образцы, что приведет к большей надежности правовой охраны полезных моделей и промышленных об-­ разцов, нормализует деятельность Рос­па­тента и будет способствовать сокращению количества жалоб в ор-­ ганы государственной власти и возникающих судебных споров. Однако согласно заключению, дан­ ному Исследовательским центром частного права по указанному про-

54

ps_07.indd 54

екту закона, во Вводном законе за-­ ложен «общий подход к исчислению сроков действия исключительных прав, увеличившихся по сравнению с ранее действовавшим законодательством». При этом «наиболее на-­ глядно этот подход закреплен в ча-­ сти 3 ст. 5 Вводного закона». Отме­ чено, что «эта норма сформулирована … вполне однозначно и не требует дополнительных разъяснений или уточнений применительно к от-­ дельным результатам интеллектуальной деятельности». В частности «из части 3 ст. 5 Вводного закона следует, что если на 1 января 2008 г. не истек 5-летний срок действия па-­ тента на полезную модель (т. е. этот результат интеллектуальной деятельности на день введения в действие части четвертой ГК РФ охранялся), этот срок должен автоматически уве­ личиться до 10 лет (т. е. указанный результат должен после 1 января 2008 г. охраняться в соответствии с частью четвертой ГК, предусмат­ ривающей 10-летний срок охраны). Аналогичные правила должны дей­ ст­вовать и в отношении максимального срока продления действия патента на промышленный образец: если на 1 января 2008 г. не истек максимальный дополнительный 5-летний дополнительный срок, на который было продлено дейст­ вие патента на промышленный об-­ ра­зец, этот срок автоматически уве­ личивается до 10 лет». Таким образом, из сделанных разъяснений следует, что те патенты на полезную модель и промыш-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:13


Т ОЧКА ЗРЕ Н ИЯ ленный образец, которые действовали на 01.01.2008 г., автоматически приобретают установленный Кодек­ сом новый номинальный срок действия (10 или 15 лет). Это относится также к патентам, действие которых уже продлевалось. Поэтому такие патенты приобретают возможность дальнейшего продления в соответ­ ст­вии с правилами Кодекса. Сказан­ ное относится и к патентам, дейст­вие которых восстанавливалось ранее

и продолжалось на момент вступления в силу Кодекса. C учетом этого Роспатентом 26.05.2008 г. выпущено информаци­ онное письмо «Об исчислении сроков действия исключительных прав на полезную модель и промышленный образец». Текст информационного письма размещен на сайте Рос­ патента в сети Интернет (а также вос­ произведен на стр. 82–84 настоящего номера журнала).

С ЧЕМ НЕЛЬЗЯ СОГЛАСИТЬСЯ В ОБЗОРЕ ВЫСШЕ ГО А РБ ИТРАЖНОГ О С УДА

В журнале «ИС. Промышленная собст­ венность» № 3, 2008 г. опубликовано информационное письмо Пре­зи­диу­ ма Высшего Арбитражно­го Суда Рос­ сийской Федерации от 13.12.2007 г. № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуаль­ной собственности». Хотелось бы высказать некоторые замечания в от­ношении указанного Обзора. Не может не удивить мизерность количества приведенных примеров по рассмотрению дел, касающихся промышленной собственности (изобретений, полезных моделей, промышленных образцов), особенно

в сравнении с приведенными примерами рассмотрения дел по авторскому праву. Крайне сомнительным представляется включение в Обзор примера под номером 9 (текст этой части об-­ зора см. на стр. 85–86), поскольку применение описанного в нем подхода, использованного судом кассационной инстанции, ошибочно и не-­ верно ориентирует арбитражные суды при рассмотрении аналогичных дел (исков о нарушении исключительных прав). Суд кассационной инстанции при рассмотрении упомянутого в Обзоре дела, по-видимому, исходил из того, что в изделии не может использо-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 55

55

30.06.2008 17:31:13


ТОЧКА ЗРЕНИЯ ваться более одной запатентованной полезной модели. Однако это неверно. Существует масса реальных при­ меров, когда в изделии (например при производстве автомобиля) ис-­ поль­зуется не одна полезная модель или изобретение, а десятки или даже сотни правомерно запатентованных полезных моделей и изобретений. При этом совершенно нормальной является ситуация, когда ни одно из них не может быть признано недействительным. И тем не менее нарушение исключительных прав хотя бы одного из патентообладателей приводит к ситуации, указанной в абзаце 1 п. 4 ст. 10 Патентного закона Рос­сийской Федерации (далее – Патентный закон), когда получение лицензии для производителя является необходимым. В действующем с 01.01.2008 г. Кодексе аналогичная норма содержится в п. 2 ст. 1362.

Не выдерживает критики выдвинутое судом кассационной инстанции положение о том, что если имеется несколько охранных документов на полезную модель с одинаковыми либо эквивалентными признаками,

56

ps_07.indd 56

приведенными в независимом пунк­ те формулы, то вопрос о признании какого-либо из этих патентов недействительным должен решаться Пала­ той по патентным спорам. Признание патента недействительным, производимое в соответствии со ст. 29 Патентного закона (ст.1398 Кодекса) вовсе не предполагает наличия не-­ скольких охранных документов. Кроме того, судом кассационной инстанции была произведена подмена понятий, поскольку в исковом порядке оспаривалась правомерность изготовления ответчиком соответствующих изделий, использующих запатентованную полезную модель истца, а не действительность патента от-­ ветчика. Суд кассационной инстанции не учел положения абзаца 3 п. 2 ст 10 Патентного закона (абзаца 3 п. 3 ст. 1358 Кодекса), в соответствии с которым в случае, если при использовании запатентованных изобретения или полезной модели используются также все признаки, приведенные в независимом пункте формулы других запатентованных изобретения или полезной модели, другие запатентованные изобретение или полезная модель также признаются использованными. Этот момент с учетом результата экспертизы (заключившей, что в из-­ готавливаемом ответчиком изделии использован каждый признак независимого пункта формулы полезной модели истца) однозначно должен был бы привести суд к выводу о том, что несанкционированное изготовле-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:14


Т ОЧКА ЗРЕ Н ИЯ ние таких изделий незаконно. Кстати, как указано в Обзоре, ни суд первой инстанции, ни суд кассационной ин-­ станции не задавался вопросом о том, использован ли каждый признак не-­ зависимого пункта формулы полезной модели ответчика в производимых им изделиях, поскольку соответствующая экспертиза произведена не была. Таким образом, утверждение истца о том, что он при производстве использует данную полезную модель, в ходе судебных разбирательств не исследовалось (хотя для рассмотрения исковых требований это и не требовалось). Включение в Обзор данного дела с соответствующим резюме непременно приведет к отрицательным ре-­ зультатам. Учитывая то, что в соответствии со ст. 23 Патентного закона (ст. 1390 Кодекса) патент на полезную модель выдается без осуществления проверки соответствия заяв-

ленной полезной модели условиям патентоспособности, в частности но-­ визны (т. е. фактически – явочным порядком), лицам, неправомерно ис-­ пользующим запатентованные изобретения, полезные модели, указан путь ухода от ответственности. Ведь для этого достаточно при первом же признаке опасности подать заявку на полезную модель и получить па-­ тент на аналогичное (идентичное) техническое решение. Подобные попытки уже предпринимались и ранее недобросовестными производителями, однако они не были «освящены» именем Выс­ шего Арбитражного Суда. В данном случае, когда в качестве примера приводится ошибочное решение суда, они получили неожиданную поддержку, а лицам, правомерно приобретшим права на изобретения и полезные модели, оказана поистине медвежья услуга.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 57

57

30.06.2008 17:31:16


СТ Р А Н И Ц Ы И С ТО Р И И А. А. П И ЛЕ Н КО: Н АУ Ч Н АЯ ДЕ Я ТЕ Л ЬН ОС Т Ь И КАРЬЕ РА

Г. ЗАРУБИНСКИЙ, канд. хим. наук, ведущий научный сотрудник лаборатории патентно-экономических исследований Института высокомолекулярных соединений РАН (Санкт-Петербург) Е. СТАВИНСКИЙ, канд. пед. наук, научный сотрудник лаборатории патентно-экономических исследований Института высокомолекулярных соединений РАН (Санкт-Петербург) (Окончание. Начало см. в журнале «ИС. Промышленная собственность» № 6, 2008 г.)

В «Праве изобретателя» подробно рассмотрена практика защиты изобретений в международных отношениях. Большое внимание уделено там Парижской конференции 1880 г., которая на 12 заседаниях, проходивших с 4 по 20 ноября, выработала проект международной конвенции, зафиксировавшей основные нормы современного патентного национального и международного права; подпи­ санию Парижской Конвенции 20 мар­ та 1883 г.; Мадридской конференции 1890 г., которая заложила основы правовых норм, относящихся к то-­ варным знакам; четырем конгрессам:

58

ps_07.indd 58

Венскому 1897 г., Лондонскому 1898 г., Цюрихскому 1899 г., Парижскому 1900 г. В работе последнего конгрес­ са активно участвовал А.А. Пиленко. В его редакции была принята формулировка патентной формулы. Особый интерес представляют рассмотренные автором вопросы, связанные с правом на патент. Раз­ дел книги «Объект права на патент» – это, по сути, учение об изобретении, где уделено внимание таким вопросам, как патентная новизна, принцип применимости в промышленности, исключение изобретений из числа патентуемых.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:17


С Т РАН ИЦЫ ИС Т ОРИИ Хотя Александр Александрович пишет, что «закон... не дает определение изобретению, практика может работать и без точных определений, а точные определения как таковые не годны для практического употреб­ ления», тем не менее он cначала намечает подходы к самому общему определению: «всякое изобретение ... имеет исключительно абстрактноидейное содержание и с вещественным своим субстратом отождеств­ ляется только в неразвитом мышлении». Объективные признаки понятия «изобретение» по Пиленко – это «…некоторая квалифицированная новизна (существенная новизна), польза (полезность), прогресс, по-­ вто­ряемость». Он указывает, что су-­ ществует «два сорта новизны, один – логически вытекающий из данного уровня знаний, а другой – логически не вытекающий. Критериум для различия этих двух областей – «поразительность» сделанного нововведения для посторонних лиц. Если ново­ введение носит на себе печать твор­ чества, оно будет вызывать и дрожь, и удивление». Это поразительно верное замечание: многие годы практи­ ки показали, что если при оформлении заявки на выдачу патента у па-­ тентоведа нет удивления от неожиданности полученного результата, нет трепета от уровня творчества, то, как правило, нет и стоящего изобретения. В своей книге А.А. Пиленко пишет о целесообразности дать объективное определение условий патентоспособности изобретения, в первую

очередь для охраны интересов тех, «кому приходится – за себя или за других – получать патенты. Понятно озлобление, которое овладевает эти­ ми людьми, когда им десятки, сотни и тысячи раз отказывают в выдаче желанных прав на том основании, что «данная простая выдумка не со-­ ставляет изобретения», а на их во-­ просы «да что же вы считаете изобретением?» судьи и администрация отвечают ссылками на неуловимую и неизмеримую силу внутреннего убеждения». Автор формулирует по-­ нятие изобретения как «отношение принципа (силы природы) к проблеме (задаче), это отношение всегда целевое. При этом изобретение не предполагает полного научного вы­яс­ нения связи между причиною и полу­ чаемым следствием. От него требуют, как от знахаря, только определенно­ го указания на то, что при таких-то условиях получается такой-то ре-­ зультат. Патент ... не призван быть научным результатом». В книге рассматриваются вопросы, относящиеся к «субъекту права на патент» в соответствии с американской, французской, англо-немец­ кой и русской системами, т. е. изобретательские и заявительские си-­ стемы выдачи патента, обращается внимание на статус изобретений, созданных наемными работниками. Изложено «содержание права на па-­ тент», особенно подробно освещены проблемы, связанные с разными системами выдачи патентов – явочной и проверочной. Автор считает, что «лучше совсем

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 59

59

30.06.2008 17:31:17


СТ Р А Н И Ц Ы И С ТО Р И И уничтожить привилегии на изобретения, чем дозволить администрации выдавать их согласно чиновничьим представлениям о целесообразности». Поэтому необходимо уничтожить «фальшивое положение Коми­ те­та, являющегося ныне стороной и судьей по всякому делу о выдаче патента» (такое положение сущест­ вовало в РФ до 1992 г.). В отсутст­вии права на судебное рассмотрение отказа в выдаче патента автор видит «грубо аномальный остаток старой факультативной конструкции». Он предлагает методику подготовки и комплектации заявочной документации, которая принципиально не отличается от ныне действующей. В книге подробно рассматриваются вопросы, связанные с правом на патент. Перечисляются основания, позволяющие признать патент недей­ ствительным. Это – недостаточность описания, выдача патента не по «принадлежности» (окончательное реше­ ние в этом случае выносит суд), вы-­ дача с нарушением установленных правил. Не оставлено без вни­мания «право из патента». Опре­де­лен «субъ­ ект прав из патента». Пиленко выделяет юридические труд­ности, возни­ кающие при выдаче одного патента нескольким лицам. Он пишет, что в этом случае отношения со-держа­ телей патента регулируются догово­ ром между ними. Если же договора нет, то автор решает этот вопрос, об-­ ращаясь «к источнику всей патентной мудрости, к подлинным английским и американским судебным решениям по патентному праву (...пусть англо-

60

ps_07.indd 60

сакс своим гениальным инстинк­том указывает нам деловое ре­шение – а диалектику мы найдем и сами!»). Это решение простое – «каждый то-­ варищ свободен эксплуа­тировать патент, не испрашивая разрешения у остальных его со-держа­телей». Одновременно решается и «знаменитая контроверза, ведомая вокруг определения сущности абсолютных прав: нужно ли понимать собственность как положительное право ис-­ пользовать или ... как отрицательное запрещение, обращенное к третьим лицам. Есть ли собственность – ве-­ ликая сумма различных прав на вещь или же только право по отношению к третьим лицам, возникшее по по-­ воду данной вещи». Автор решает эту проблему просто – «прежде чем начать по общему согласию разрешать, надо сначала по общему со-­ гласию запретить». Кроме того, cформулирован прин­ цип исчерпания патентных прав – «раз патентованный продукт законо­ мерно вошел в область экономического оборота, он становится объектом общего права собственности». Особый объект внимания автора – патентная формула, поскольку «со-­ ставление правильной патентной формулы – целая наука. Патентная формула есть центральный нерв все­го монопольного правомочия, с кото­рым вместе оно стоит и падает, и, конечно, небезграмотный изобретатель сумеет возвыситься до тех ступеней высшего технологического знания, с которых только можно окинуть взором соотношение данного изобрете-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:17


С Т РАН ИЦЫ ИС Т ОРИИ ­ ия с соприкасающимися обла­стями,.. н с которых можно исходить при по-­ строении правильной формулы». Автор поддерживает требование публикации выданных патентных описаний, как «это делается повсюду за границей». Интересно изложение автором ис-­ тории развития патентных формул и связь объема их прав с изобретенными объектами. Пиленко выделяет шесть категорий патентных формул. Первая категория объединяет наиболее широкую группу изобретений, дающих в результате непосредст­ венно потребляемые продукты, вне зависимости от способа получения их. Менее выгодно положение того, кто изобрел новый способ получения известного продукта (вторая катего­ рия). При этом изобретатель нового химического продукта (выведенного из-под правовой охраны законом) находится в невыгодном положении, поскольку он может получить патент только на способ получения, что не препятствует другим получать то же вещество другим способом. Наиме­ нее выгодно положение того, кто имеет патент на орудие производст­ ва, используемое в способе (третья категория). Хотя зачастую орудие производства становится самостоятельным продуктом. Еще три категории составляются комбинированием трех перечисленных категорий (комплексные изобретения): способ и аппарат, продукт, способ и аппарат, продукт и способ. Рассматривая «содержание права из патента», автор выделяет в первую очередь такие «права патентодер-

жателя», как право изготавливать, право употреблять, право распространять изобретение. Он проводит подробный анализ вопросов, связанных с патентной лицензией, ка-­ сающихся субъекта и объекта лицензии, видов лицензий, прав и обязанностей лиценциара и лицензиата, прекращения действия лицензии. При этом указывает на ограничения лицензий по территории, времени, юридическому содержанию (на из-­ готовление, на употребление, на продажу изобретения). Характеризуя лицензионные до-­ говоры на простую, исключительную и полную лицензию и их взаимосвязи с правами и обязанностями лицен­ зиата, Пиленко пишет и о главной обязанности лицензиата – «уплате договоренных премий». Тут же рассматриваются обязанности патенто­ держателя, такие как обязательное использование запатентованного изобретения, обязанность уплачивать пошлины. Кстати, автор придерживается мнения, что «в случае удосто­ веренной бедности, изобретатель может быть освобожден от уплаты пошлины министром финансов. ... Эта мера распространяется лишь на русских подданных» (норма, которая до сих пор в России не легализована! – Прим. авторов). В главе, где рассматриваются вопросы, связанные с нарушением прав из патента (патентная контрафакция), автором сделана попытка подхода к дефиниции такого трудно определяемого понятия, как «творчество». Он пишет: «творчество есть

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 61

61

30.06.2008 17:31:18


СТ Р А Н И Ц Ы И С ТО Р И И величина непостоянная: всякий прыжок в неизвестное, превышающий своею шириною некоторую, ближе не определенную мерку». Впервые А.А. Пиленко пытается дать определение величины количества творчества, проявленного изобретателем. Он формулирует свой «закон равных расстояний: если конкурент сделал шаг вперед, равный или больший (шага, который, в свое время, был сделан патентодержателем), – он освобождается от всякой зависимости от первого патента; если же шаг сделан им меньший, – то он, работая без согласия патентодержателя, совершает контрафакцию». Далее следуют существенные дополнения: «патент может быть нарушен только в пределах того государства, коим он выдан»; «патент может быть нарушен только в то время, пока он действует». При этом «контрафакция об-­ нимает лишь строго определенное, по своему характеру деятельности, пользование, изготовление и распространение». Одновременно «ни-­ ка­кой патент не может никому дать права вторгаться в частную жизнь третьих лиц». Не менее значительны и четки мысли автора по поводу прекращения действия патента, преимущест­ва правовой защиты патентов по сравнению с другими ее формами, разницы между патентом и привилегией, патентом и монополией и др. «Поскольку патентное право, по самому существу своему, есть право срочное, – пишет А.А. Пиленко, – то выданный патент должен в извест-

62

ps_07.indd 62

ный момент прекратиться». Причины прекращения действия патента разбиваются автором на две группы: одни «не находятся ни в какой связи с волей патентодержателя», другие «являются следствием его действий и упущений». К первым отнесены: об-­ щий патентный срок (естественная смерть патента), прекращение по со-­ лидарности (в связи с окончанием срока действия патента, полученного за границей на то же изобретение) и экспроприация, т. е. принудительное отчуждение в исключительную собственность правительства с вы-­ платой определенного вознаграждения. Причины второй группы – это «неуплата пошлин, неприведение в действие и добровольный отказ па-­ тентодержателя. Прекращение привилегий обыкновенно доводится до сведения публики путем публикации». Пиленко считает, что патентная форма защиты изобретений неслучайна, она появилась в результате длительной эволюции: осознание необходимости защиты интересов и прав изобретателей послужило основой для возникновения разных форм такой защиты и «в результате наша культура остановилась на па-­ тентах, как на способе гарантировать максимум прав изобретателей при минимуме неудобств для публики. ... Патенты ... выдаются изобретателям не как милость или подачка, а как заслуженное и неотъемлемо принадлежащее им право». Патенты не есть привилегии. Автор указывает на различие между дейст­

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:18


С Т РАН ИЦЫ ИС Т ОРИИ вием закона и реализацией привиле­ гий: «Закон есть абстрактное нормо­ установление, ... он издается тогда, когда в жизни имеется ... значительное количество случаев одного и того же типа. Привилегия же прибегает к индивидуализированной форме, потому что государство, признавая желательность нормировать данный случай, все-таки видит в нем некоторую случайную комбинацию...». Изобретения в России защищаются общегражданскими нормами, а не конкретными привилегиями. При этом право из патента есть «цивильное право, и сущность его заключается в том, что носитель права из патента может запретить всем третьим лицам: 1) подражать патентованному изобретению, 2) самостоятельно выдумывать то же изобретение, и 3) заявлять таковое к патенто­ ванию. Ни единого из этих прав не имеется у изобретателя до выдачи патента; следовательно, эти права создаются выдачей патента». Автор также показывает различие и взаимосвязь понятий «монополия» и «патент»: «Монополия при ее создании производит некоторый эконо­ мический кризис, так как нарушает естественно установившиеся фор­ мы производства и распределения. Патент же, касаясь новых, дотоле не существовавших продуктов, не производит острого кризиса (хотя, обык­ новенно, влечет мелкие последующие кризисы для «параллельных» изобретателей»). В качестве других объектов промышленной собственности автор

упоминает товарные знаки и фабричные секреты. Право может охранять последние не от параллельных изобретателей, а от неправомерного рас­ крытия конфиденциальности. В 1901 г. А.А. Пиленко издает книгу «Привилегии на изобретения (практическое руководство с приложением текста новейших узаконений, форм деловых бумаг и кратких сведений об иностранных законах)». Этот труд стал по сути первой инструкцией по подготовке заявочной документации на выдачу патента и патентной формулы. В нем приведены требования к чертежам, форме доверенности для патентных агентов, размеры пошлины за подачу заявок. Книга пользовалась большим спросом. Достаточ­

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 63

63

30.06.2008 17:31:19


СТ Р А Н И Ц Ы И С ТО Р И И но сказать, что в 1916 г. было опубликовано ее девятое издание. С сентября 1901 г. А. А. Пиленко становится преподавателем не толь­ ко Санкт-Петербургского университета, но и Александровского лицея. С 1904 г. это его единственная деятельность поскольку трудно было со-­ четать преподавание в таких элитных учебных заведениях с должностью столоначальника отдела промышленности Министерства финансов. С 16 июля 1908 г. профессор А.А. Пи-­ ленко читает лекции по международному частному праву на юридическом факультете Санкт-Петербургских Выс­ ших (Бестужевских) женских курсов. В 1908 г. он был командирован Ми-­ нистерством иностранных дел на Берлинскую конференцию по пересмотру конвенции о защите авторского права. Это подтверждало ве-­ дущую роль еще молодого ученого в России в области патентного законо­ дательства и авторского права. В то время публиковались его основополагающие труды по патентному праву, авторскому праву, международному частному праву. Он был автором солидных монографий и различных инструкций, Например, в 1915 г. го-­ товил к публикации «Учебник между­ народного права», при этом участ­ вовал в издании первого тома монографии «История великой войны» и писал статьи для второго тома. Его работоспособность поражала со-­ временников. Служебная и научная карьера А.А. Пиленко складывались весьма успешно. Об этом свидетельствуют

64

ps_07.indd 64

Высочайшие приказы о его производстве и награждениях, приведенные в уже упомянутом формулярном списке о службе экстраординарного профессора: «Надворный советник» с 1901 г., «Коллежский советник» с 1906 г., «Статский советник» с 1909 г., Орден Св. Анны 3-й степени (1908 г.), Орден Св. Станислава 2-й степени (1911 г.). С 1910 г. А.А. Пиленко – экстраорди­ нарный профессор Лицея и одно­вре­ менно приват-доцент Санкт-Петер­ бургского университета. После успеш­ ной защиты докторской диссертации на совершенно новую для него тему – «Очерки по систематике частного международного права» (16 ок-­ тября 1911 г.) – он становится ординарным профессором Импера­тор­ ского Санкт-Петербургского университета по кафедре международного права. В этой должности он проработал до 7 апреля 1917 года. С 1912 по 1916 гг. Александр Александрович избирается членом Юридической испытательной комиссии при Уни­ вер­ситете с cохранением в занимае­ мой должности по Лицею. В 1911 г. он избирается профессором Выс­ших женских курсов, а в 1912 г. назначает­ ся ординарным профессором Алек­ сандровского лицея. В эти годы мате­ риальное положение ученого улучши­ лось настолько, что позволяло ему много путешествовать. Казалось, что перед блестящим ученым вырисовывается дальнейшая благополучная профессорско-преподавательская стезя и плодотворная научная работа. Однако все оказалось не так…

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:20


С Т РАНИЧКА АС П ИРАН Т А П Р О ДАЖ А П АТЕ НТ А БЕ З ПАТ Е НТ А

А. МАТЕРУХИН, аспирант кафедры предпринимательского права Уральской государственной юридической академии (г. Екатеринбург)

Принятие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс, часть четвертая ГК РФ) стало определяющим событием в сфере регулирования гражданского и патентного права. Объединив в себе разрозненные прежде законы и иные нормативные акты, четвертая часть изобилует но-­ веллами регулирования отношений авторского и патентного права. Некоторые новеллы Кодекса требуют достаточно глубокого и обосно­ ванного осмысления с точки зрения изменившейся правовой действительности. Одна из таких новелл за-­ тронула в частности оборот права на получение патента и договор о передаче указанного права (ст. 1357). С учетом правовых последствий указанный договор можно отнести к договорам, посредством которых осуществляется оборот объектов интеллектуальной собственности. Следовательно, представляется ло-­ гичным рассмотреть его правовую природу и соотнести с иными граж­ данско-правовыми договорами, в том

числе с договором об отчуждении исключительных прав и лицензионными договорами. Изначально патентное законодательство закрепляло право получения патента, а также возможность его перехода в порядке универсального правопреемства, т. е. по наслед­ ству, а также от работника к работодателю. Гражданско-правовая природа данного договора не была раскрыта. Это обстоятельство является следствием того, что до января 2008 г. в отечественной гражданско-право­ вой доктрине отсутствовало выделение права на получение патента как гражданского права, хотя нормы Патентного закона предусматривали его переход в порядке универсального правопреемства, или от работника к работодателю. Следова­ тельно, также не был решен вопрос о гражданском обороте данного пра­ва. Отметим, что отсутствие какойлибо проработки данного вопроса на теоретическом уровне с определением природы этого права, отнесением его к гражданским или иным

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 65

65

30.06.2008 17:31:20


СТ Р А Н И ЧК А АС П И Р АН Т А правам, имущественным или личным неимущественным, является главной причиной, по которой введение законодателем такого права в оборот стало неожиданностью для правоприменителей и правотолкователей. Если подходить к вопросу о природе права на получение патента, то необходимо определить, является ли оно, по сути, гражданским правом. Согласно ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) «Гражданское законодательство определяет… основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и прирав­ ненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущест­ венные и личные неимущественные отношения…». Как известно, в теории гражданского права выделяют две группы от­ношений, регулируемых гражданским правом: имущественные и не-­ имущественные. Различные правоведы по разному подходят к дальнейшей гра­дации отношений. Например, О.А. Кра­савчиков предлагает далее выделять в составе имущественных отношений отношения собственности и отношения «общественного об-­

мена веществ». Неимущественные отношения предлагается разделить на три группы: личные неимущест­ венные; неимущественные отношения, складывающиеся по поводу объ­ ­ектов творческой деятельности; орга­ низационные отношения1. Особый интерес в данном случае представляет упоминание о том, что в состав прав автора открытия включаются права «требовать признания его авторства и приоритета в открытии, выдачи ему об этом диплома»2. Не представляет особого труда провести аналогию между правом автора требовать выдачи ему диплома об открытии, закрепленного Граждан­ ским кодексом РСФСР 1964 г., и пра­ вом на получение патента, закреп­ ленном в ст. 1357 действующего Ко-­ декса. Данная аналогия позволяет отнести право на получение патента к неимущественным правам, регули­ руемым гражданским законодательством (их еще называют неимущественными правами, тесно связанными с имущественными). Тождест­ венную позицию занимают авторы учебника Гражданского права, указывая в составе второй группы пред­ мета гражданского права «неимуще­ ственные отношения, тесно связанные с имущественными»3, выделяя в качестве объекта таких отношений неимущественные блага типа ре-­ зультатов творческой деятельности,

1 Илларионова Т.И., Кириллова М.Я., Красавчиков О.А. и др. Советское гражданские право: Учебник. В 2-х т. / ; под ред. О.А. Красавчикова. – 3-е изд., испр. и доп.– М.: Высш. шк., 1985. – гл. 21. – С.11. 2 Там же, С.14. 3 Гражданское право. Учебник для вузов. Часть первая / Под общей редакцией Илларионовой Т.И., Гонгало Б.М., Плетнева В.А. – М.: Издательство НОРМА. – 2001. – гл. 1. – С. 3.

66

ps_07.indd 66

«ИС. Промышленная собственность»,№ 7, 2008

30.06.2008 17:31:21


С Т РАНИЧКА АС П ИРАН Т А способных быть объектами интеллектуальной деятельности. «К таковым (неимущественным) относятся отношения в сфере интеллектуальной деятельности, объективированные результаты которой сочетают качества духовного блага и свойства товара, которым может пользоваться третье лицо в собственных интересах. Это авторские, изобретательские отношения, лежащие в основе институтов авторского и изобретательского права, и некоторые отношения по индивидуализации субъектов»4.

Как видно из приведенных примеров, само по себе право получения патента (или диплома) не является чем-то новым для российского патентного законодательства и теории гражданского права. Однако, данное обстоятельство не позволяет с уверенностью отнести данное право исключительно к гражданским правам.

Учитывая сложность идентификации рассматриваемого права в качестве гражданского, представляется обоснованным проанализировать право на получение патента с точки зрения его конституционной составляющей. В соответствии со ст. 44 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода ли-­ тературного, художественного, науч­ ного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллек­ туальная собственность охраняется законом5. Кроме того, Конституцией гарантировано право каждого на владение, пользование и распоряжение собственностью, а также свобода использования своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. С этой точки зрения право на получение патента вполне вписывается в конституционные права и сво­ боды человека. Таким образом, пра­ во на получение патента можно опре­ делить как межотраслевое явление, обладающее общим характером, присущим конституционным правам и обязанностям, при этом являющее­ ся неимущественным правом, обладающее оборотоспособностью как иные имущественные гражданские права. Несмотря на некоторую слож­ ность определения, из него можно сделать вывод о специфичной природе права на получение патента,

4 Гражданское право. Учебник для вузов. Часть первая / Под общей редакцией Илларионовой Т.И., Гонгало Б.М., Плетнева В.А. – М.: Издательство НОРМА. – 2001. – гл. 1. – С. 3. 5 Конституция Российской Федерации (1993 г.) // Российская газета – 1993. – № 237. – 25 декабря.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 67

67

30.06.2008 17:31:21


СТ Р А Н И ЧК А АС П И Р АН Т А обусловленной особенностями объектов интеллектуальной собственности. Определение природы права на получение патента имеет не только теоретическое значение, поскольку именно природа соответствующего права дает нам основания, позволяющие считать его оборотоспособ­ ным либо не считать таковым. В рас­ сматриваемом случае законодатель упростил эту задачу, напрямую указав возможность передачи права получения патента (ст. 1357 Кодек­ са). При этом пока немногие исследователи отмечают пробелы в правовом регулировании данного инсти­ тута. Например, В.И. Еременко подтверждает практическую возможность отчуждения права на получение патента, но обнаруживает здесь иные проблемы: «Так, установив в ст. 1357 право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец и переход или передачу этого права другому лицу, российский законодатель не предусмотрел совместного обладания этим правом, которое широко известно законодательствам государств с развитым правопорядком»6. Однако учитывая, что право получения патента является производным от авторских прав, вероятно, законо­ датель предлагает правопримените­ лям самостоятельно провести соответствующие аналогии. Представляется, что большинст­ вом исследователей умаляется важ-

ность данного вопроса, так как но-­ велла, касающаяся передачи права на получение патента, представляет­ ся лишь закономерным развитием положения Патентного закона РФ, закрепляющего возможность перехода права получения патента законным правопреемникам или работодателю. Однако, если проанализиро­ вать положения ст.ст. 1370 и 1371 Кодекса, то станет очевидно, что с вступлением его в силу отчуждение прав на получение патента стало возможным не только между работником и работодателем, государст­ венными заказчиками и исполни­ телями, но и среди любых авторов и третьих лиц. Рассматриваемое право обладает достаточно специфичной природой, проявляющейся во взаимоотношениях автора с работодателем или заказчиком. Указанная специфика получила более полное нормативное обоснование и закрепление в действующей редакции ГК РФ, в связи с чем возможная проблематика данных правоотношений устранена. Представляет интерес соотноше­ ние договора об отчуждении права на получение патента с договором об отчуждении исключительного пра­ва и лицензионными договорами. Анализ последствий исполнения договора об отчуждении права на получение патента и договора об отчуждении исключительных прав позволяет сделать вывод о том, что

6 Еременко В. И. О части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации // Законодательство и экономика. – 2007. – № 4. – С. 24.

68

ps_07.indd 68

«ИС. Промышленная собственность»,№ 7, 2008

30.06.2008 17:31:22


С Т РАНИЧКА АС П ИРАН Т А в каждом из названых случаев автор изобретения полностью теряет конт­ роль над объектом интеллектуальной собственности. Единственным отличием может стать возможность автора при заключении договора об отчуждении права на получение па-­ тента потребовать предоставления простой неисключительной лицензии для себя, а также уплаты минимальной ставки вознаграждения по тарифам, установленным Прави­тель­ ством РФ для служебных изобретений. Удивительно, но указанный по-­ рядок, при всем его противоречии законам рынка и развивающейся экономики, практически без изменений перекочевал из Патентного закона РФ в часть четвертую ГК РФ. Таким образом, можно предположить, что договор об отчуждении права получения патента и договор об отчуждении исключительных прав ведут к аналогичным последствиям, различаясь лишь по объекту. Если при отчуждении исключительных прав патент, как правило, уже имеется, то при отчуждении права на получение патента объект будет уже другой. Можно сказать, что при отчуждении права получения патента, отчуждает­ ся даже не фикция, а право на такую фикцию. При сопоставлении договора об отчуждении права получения патента с лицензионным договором, становится очевидной колоссальная разница в правовых последствиях и объекте договора. Если при заключении лицензионного договора объектом является право использова-

ния объекта интеллектуальной собственности, но сам патент остается у патентообладателя, то договор об отчуждении права получения патента опосредует более ранний этап, на котором еще нет патента, но есть право на его получение, которое и становится объектом такого договора. При этом, отчуждение данного права, несмотря на его тесную связь с правом авторства, не влечет от-­ чуждение или передачу последнего, так как оно неотчуждаемо и непередаваемо по определению. Послед­ст­ вия исполнения рассматриваемого договора, как уже было сказано при сопоставлении с договорами об от-­ чуждении патента, носят окончательный и полный характер. И если при заключении договора об отчуждении патента упоминание о первоначальном патентообладателе останется в архивах Роспатента, то в случае с договором об отчуждении права на получение патента, отчуждатель останется только в качестве автора изобретения. Надо отметить, что предоставление лицензии до момента регистрации изобретения и получения патента невозможно в порядке, предусмот­ ренном для лицензионных договоров. Представляется, что выход из данного положения состоит в применении сторонами рассматриваемого договора об отчуждении права на получение патента. Разумеется, при условии понимания обеими сторонами всех последствий такого до-­ говора. В целом можно резюмировать,

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 69

69

30.06.2008 17:31:22


СТ Р А Н И ЧК А АС П И Р АН Т А что договор об отчуждении права на получение патента не может быть поставлен в один ряд ни с договором об отчуждении патента, ни с лицензионными договорами, в первом слу­ чае по критерию объекта, во втором – по критерию объекта и правовых последствий. Отсутствие обязательной госу­ дар­ственной регистрации такого дого­во­ра и необходимость соблюдения только письменной формы повлекут появление в ближайшее время череды судебных дел, касающихся защиты прав авторов, нарушенных при заключении или испол-

70

ps_07.indd 70

нении договоров об отчуждении пра­ ва на получение патента. Убежден­ ность в этом основана на том, что большинство работодателей, заказчиков НИОКР и других лиц при за-­ ключении трудовых или иных до-­ говоров, из которых возможно создание патентоспособного объекта интеллектуальной собственности, будут изначально включать условия о передаче потенциальными авторами прав на получение патента. Выход из такой ситуации видится в более полной и четкой регламентация данного института на уровне Роспатента.

«ИС. Промышленная собственность»,№ 7, 2008

30.06.2008 17:31:24


П Е Р С П Е К Т И В Н Ы Е Р ОС С ИЙС КИЕ РАЗРАБОТ КИ И Н ФО Р М АЦ И Я РОС П АТ Е НТ А

Горное дело

17/38, F17D 3/00, F17D 5/00. Изобре­ тение относится к области арматуро­ 1. Патент РФ № 2314423, «Авто­ма­ строения, в частности к аварийным тическая система защиты газо-воз­ устройствам, служащим для перекры­ душных скважин от взрыва», E21F 5/00, тия потока перекачиваемой среды G08B 17/12, A62C 4/02. Изобретение в зону аварии для предотвращения относится к горнодобывающей про- усугубления аварии и дальнейшего мышленности, в частности к уголь- ее развития вплоть до катастрофы, ной, и может быть использовано на и может использоваться в первую угольных шахтах с применением ком­ очередь в системах обеспечения без­ бинированного способа проветрива- опасности эксплуатации магистральния очистных забоев при эксплуата- ных трубопроводов для перекачки ции газоотсасывающих установок. газа, нефти и продуктов ее перераИзобретение позволяет предотвра- ботки. Применение изобретения по-­ тить проникновение возгораний зволит надежно и быстро с высокой и взрывов газо-воздушной смеси эффективностью и наименьшим ма-­ с поверхности через газоотсасываю- териальным и экологическим ущерщую установку в газо-воздушные бом предотвратить катастрофическое скважины и подземные выработки, развитие аварийной ситуации при загасить возгорание и взрывы в на-­ нарушении целостности магистральчальной стадии, повысить безопас- ного трубопровода. Возможно проность ведения горных работ, а также мышленное использование. Патенто­ эффективность комбинированного обладатель – Государственное обрапроветривания. Патентообладатель – зовательное учреждение высшего Ремезов А.В.; Харитонов В.Г., Ануф­ри­ профессионального образования ев В.М.; Коротаев П.С.; Рогачков А.В., «Уфимский государственный нефтяКлимов В. Г., Кадошников А.В. ной технический университет». Нефте- и газопроводы

Технологии органических соединений

2. Патент РФ № 2317464, «Спо­ соб предотвращения катастрофического развития аварийной ситуации при нарушении целостности магист­ рального трубопровода, устройство и клапан-отсекатель в устройстве для осуществления способа», F16K

3. Патент РФ № 2312874, «Анти­ коррозионное покрытие с углеродными нанотрубками заполненными цинком», C09D 5/08, C08K 3/04, C08K 7/04. Изобретение относится к однослойным и многослойным грунтовоч-

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 71

71

30.06.2008 17:31:25


П ЕР СП ЕКТ И В Н Ы Е Р О С С И ЙС КИЕ РАЗРАБОТ КИ ным покрытиям для антикоррозионной защиты металлических металлоконструкций, подвергающихся воздействию агрессивных сред. Изобре­тение позволяет повысить стойкость к воздействию агрессивной среды и продлить срок службы по-­ крытия. Патентообладатель – Феде­ ральное государственное унитарное предприятие «Центральный научноиссле­довательский институт «Дель­ фин». 4. Патент РФ № 2314870, «Ката­ ли­затор паровой конверсии моно­ оксида углерода, способ его приготовления и способ его использования», B01J 23/86, B01J 37/04, C01B 3/16. Изобретение относится к способу получения водорода паровой конвер­сией монооксида углерода и катализатора для этого процесса и мо­жет найти применение в разных отраслях промышленности. Изобре­ тение ре­шает задачу разработки ка­тализатора, обладающего высокой активностью в реакции паровой конверсии в температурной области 250–350°С. Патентообладатель – Ин-­ ­ститут катализа им. Г.К. Борескова Сибирского отделения Российской Академии наук. Открытое акционерное общество Ангарский завод катализаторов и органического синтеза ОАО АЗКиОС. Техническая химия 5. Патент РФ № 2318617, «Спо­ соб демеркуризации поверхностей, загрязненных металлической ртутью»,

72

ps_07.indd 72

B08B 3/08. Изобретение относится к области технической химии, в частности к способам демеркуризации поверхностей, загрязненных металлической ртутью при ее проливе. Изобретение обеспечивает удаление ртути с поверхностей в течение более короткого времени с более высокой эффективностью и с меньшим по-­ вреждением поверхности, чем при использовании известных демеркуризирующих растворов. Исполь­зу­ет­ ся в производстве. Патенто­обла­да­ тель – Военно-морской инженерный институт. Электрорадиотехника 6. Патент РФ № 2306576, «Ава­ рий­ный радиомаяк», G01S 1/08. За-­ яв­ленное изобретение относится к аварийным радиомаякам, используемым для обнаружения терпящих бедствие различных, например, воздушных судов. Достигаемым техническим результатом заявленного изобретения является повышение точности определения координат места катастрофы воздушного судна и сокращение времени поиска потерпевших бедствие, повышение надежности работы радиомаяка. Патенто­ обладатель – Закрытое акционерное общество «БИНКОС». 7. Патент РФ № 2313128, «Уст­ рой­ство поиска информации», G06F 17/30, H04L 12/56. Используется в соб­ ственном производстве. Изо­бре­те­ ние относится к области электросвязи и может быть применено для по-­

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:25


П Е Р С П Е К Т И В Н Ы Е Р ОС С ИЙС КИЕ РАЗРАБОТ КИ иска и оперативной идентификации информации в сетях передачи данных с коммутацией пакетов. Целью изобретения является разработка уст­ройства поиска информации, обес­ печивающего расширение области его применения и повышение быст­ро­ действия за счет идентификации па-­ кетов путем параллельного анализа значений признаков идентификации и контроля последовательности об-­ мена ими на предмет соответствия любым априорно заданным правилам. Независимость процесса функционирования устройства от эталонных значений признаков идентификации и содержания правил, определяющих порядок обмена пакетами, обеспечивает более высокую скорость анализа и позволяет расширить область применения устройства. Патентообладатель – Военная академия связи им. С.М. Буден­­ного. 8. Патент РФ № 2313184, «Уст­ ройство слежения за задержкой шумо­ подобных частотно-манипулиро­ван­ ных сигналов», H04L 7/04. Изобрете­ ние относится к радиотехнике и мо-­ жет использоваться в приемниках шумоподобных частотно-манипули­ ро­ван­ных сигналов с непрерывной фазой. Изобретение позволяет по­вы­ сить помехоустойчивость и точность синхронизации опорных сигналов. Патентообладатель – Государст­вен­ ное образовательное учреждение высшего профессионального обра­ зо­вания Красноярский государст­ венный технический университет (ГОУ ВПО КГТУ).

9. Патент РФ № 2315435, «Спо­ соб многоканального корреляционного приема сигналов относительной фазовой телеграфии», H04L 27/22. Изобретение относится к области приема дискретных сообщений, пере­ даваемых методом относительной фазовой телеграфии (ОФТ), и может быть использовано при построении аппаратуры синхронной передачи цифровой информации. В основу предлагаемого изобретения положе­ на задача повышения помехоустой­ чивости посредством n-кратного уве­ личения времени интегрирования при совместной обработке n элемен­ тов сигнала. Патентообладатель – Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Красноярский государственный технический университет. Целлюлозно-бумажная промышленность 10. Патент РФ № 2318940, «Спо­ соб получения целлюлозы», D21C 3/00. Способ относится к целлю­ лозно-бумажной промышленности и может быть использован в производстве сульфитной целлюлозы. Изобретение позволяет упростить способ получения целлюлозы при одновременном снижении числа Каппа и повышении белизны цел­ люлозы, расширить сырьевую базу и понизить стоимость сырья для получения технической целлюлозы. Патенто­обладатель – Государствен­ ное образовательное учреждение

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 73

73

30.06.2008 17:31:25


П ЕР СП ЕКТ И В Н Ы Е Р О С С И ЙС КИЕ РАЗРАБОТ КИ высшего профессионального образования «Пермский государственный технический университет». 11. Патент РФ № 2315831, «Спо­ соб делигнификации целлюлозы», D21C 9/16. Способ касается делигнификации целлюлозы и может быть использован в целлюлозно-бумаж­ ной промышленности. Изобретение позволяет повысить экономичность способа делигнификации целлюлозы при сохранении ее показателей. Изобретение является экологически безопасным способом и относится к перспективным технологиям отбелки целлюлозы, т. е. отбелке по TCFтехнологии (без использования хлор­ содержащих реагентов). Целлюлоза, отбеленная по предлагаемой схеме, может быть использована в производстве высококачественных видов бумаги. Изобретение находится на стадии опытной или экспериментальной проверки. Патентообладатель – ГОУ ВПО Пермский государственный технический университет.

фильт­рующей загрузки, снизить со-­ держание остаточного алюминия в фильтрате. Патентообладатель – Государственное Унитарное Пред­ приятие «Водоканал Санкт-Петер­ бурга». Сельское хозяйство

Водоочистка

13. Патент РФ № 2315460, «Спо­ соб и комплекс для обработки зерна, семян и помещений озоном», A01C 1/00. Изобретение относится к сельскому хозяйству, а именно, к способам и комплексам для обработки зерна, семян и помещений озоном, и может быть использовано для об-­ работки различного зерна, семян или помещений как при хранении, так и при предпосевной обработке. Изобретение позволяет повысить ка-­ чество обработки зерна, семян и по-­ мещений озоном, уменьшить энерго­ затраты на производство озона и расширить технологические возможности и режимы способа обработки. Патентообладатель – Закрытое ак-­ ционерное общество «Московские Озонаторы».

12. Патент РФ № 2317129, «Уст­ ройство для очистки воды и сточных вод», B01D 24/14, B01D 24/48, C02F 1/52. Изобретение относится к со-­ оружениям для очистки воды фильт­ рованием через зернистые загрузки и может применяться для очистки природных и сточных вод. Изобрете­ ние позволяет повысить производительность и качество очистки вод за счет интенсификации промывки

14. Патент РФ № 2317155, «Спо­ соб аэроцентробежного разделения продуктов размола», B07B 7/08. Изо­ бретение относится к разделению продуктов размола по совокупности признаков и может найти применение в агропромышленном комплексе при переработке зерна в муку. Изо­ бретение позволяет повысить эф-­ фек­тивность разделения на фракции продуктов размола и снизить энерго­

74

ps_07.indd 74

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:26


П Е Р С П Е К Т И В Н Ы Е Р ОС С ИЙС КИЕ РАЗРАБОТ КИ затраты. Патентообладатель – Госу­ дарственное образовательное учреж­ дение высшего профессионального образования «Алтайский государст­ венный технический университет им. И.И. Ползунова». Пищевая промышленность и биотехнологии 15. Патент РФ № 2316595, «Спо­ соб получения антимикробного пептида ареницина», C12P 21/00, C12N 1/21, C12R 1/19. Изобретение относится к области биотехнологии, а именно к получению ареницина – антимикробного пептида кольчатого червя Arenicola marina. В настоящее время клиническая медицина столкнулась с проблемой устойчивости патогенов к антибиотикам из имеющегося арсенала лекарственных средств, которые в ряде случаев уже не обеспечивают эффективного конт­ роля над возбудителем при развитии хронических и рецидивирующих ин-­ фекционных заболеваний. На протяжении последних двух десятилетий во всем мире ведутся интенсивные исследования новых веществ, способных выступить в качестве альтернативы традиционным антибиотикам. Одним из перспективных в этом отношении классов соединений яв-­ ляются антимикробные пептиды – важнейшие защитные факторы врожденного иммунитета многоклеточных животных и растений. Учитывая на-­ личие выраженных антимикробных свойств у природного ареницина, этот пептид, производимый метода-

ми генной инженерии, может найти применение в медицинской и ветеринарной практике в качестве антибиотика широкого спектра действия, активного в отношении грам-поло­жи­ тельных и грам-отрицательных бак­ терий, а также патогенных грибков. Патентообладатель – Институт биоорганической химии им. академиков М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова Российской академии наук. 16. Патент РФ № 2317305, «Спо­ соб получения супрамолекулярного геля», C07K 17/04. Изобретение от-­ но­сится к области коллоидной химии. Данное изобретение позволяет получать гель, используемый в качестве носителя для пептидов и протеинов, который обладает биоцидными свойствами и не изменяется в течение двух лет при хранении при комнатной температуре. Патентообладатель – ООО «Гель-тех». 17. Патент РФ № 2318407, «Спо­ соб получения водки, обладающей пониженным токсическим и наркотическим эффектом», A23L 1/30, C12G 3/00. Изобретение относится к виноводочной промышленности, а именно к производству водок с пониженной токсичностью и наркотичностью, с сохраненной эйфоричностью за счет введения в водку природных биологически активных веществ ли-­ шайникового происхождения – сорбентов катионов тяжелых металлов и карбонильных соединений, содержащихся как в самих водочных изделиях во фракции сивушных масел,

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 75

75

30.06.2008 17:31:26


П ЕР СП ЕКТ И В Н Ы Е Р О С С И ЙС КИЕ РАЗРАБОТ КИ так и образующихся в гепатоцитах при окислении этанола в организме человека. Осуществление изобретения позволяет получить водку со сниженным токсическим и наркотическим действием на организм человека при сохранении ее эйфорического действия. Патентообладатель – ООО «БИОТЕХ». Лекарственные средства и неорганическая химия 18. Патент РФ № 2308962, «Сред­ ство для лечения и профилактики заболеваний опорно-двигательного аппарата», A61K 36/87, A61K 36/282 и др. Изобретение относится к области косметологии и медицины, а именно к средствам для профилактики и ле-­ чения заболеваний и патологических состояний опорно-двигательного ап-­ парата, и может быть использовано также в качестве средства для улучшения состояния кожи. Предлагае­ мое средство обладает выраженным и пролонгированным лечебным действием, что позволяет применять его как для профилактики и лечения различных заболеваний и повреждений структур опорно-двигательного ап-­ па­ра­та, так и для улучшения состояния кожи и подлежащих тканей. Оно имеет высокую терапевтическую ак-­ тивность, которая выражается в его быстром и глубоком проникновении в ткани, разогревающем и релаксирующем действии, улучшении крово­ обращения в тканях и расширении кровеносных сосудов. Оно оказывает обезболивающее, противовоспали­

76

ps_07.indd 76

тельное, противоотечное дейст­вие, ускоряет репаративные процессы, улучшает трофику тканей. Средство имеет комплексную направленность на все механизмы, лежащие в основе нарушений при заболеваниях и патологических состояниях опорно-дви­ га­тельного аппарата и их клинических проявлений, обладает широким спектром фармакологического дейст­ вия и не только восстанавливает на-­ рушенные функции органа, но и оказывает системное действие на весь организм. Патентообладатель – Обще­ ство с ограниченной ответственностью «Центр здоровья чемпиона мира В.Ф. Ермолаева». Измерительная техника и приборостроение 19. Патент РФ № 2317572, «Комп­ лекс для буксировки забортного сейсмо­оборудования», G01V 1/38. Изобретение относится к области морской сейсморазведки, а именно к устройствам и комплексам, предназначенным для буксировки сейсмо­ оборудования на акваториях с ледовым покровом. Изобретение позволя­ ет повысить эффективность эксплуа­ тации комплекса, путем увеличения надежности кабеля ввода и всего сейсмооборудования, как сейсмографной косы, так и линии сейсмических пневмоисточников, упростить компактность комплекса при эксплуатации на акваториях с ледовым покровом. Патентообладатель – ОАО «Мурманское морское пароходство».

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:27


П Е Р С П Е К Т И В Н Ы Е Р ОС С ИЙС КИЕ РАЗРАБОТ КИ 20. Патент РФ № 2319177, «Спо­ соб контроля процесса гидроразрыва пласта залежи углеводородов», G01V 1/00. Изобретение относится к области сейсмических исследований и может быть использовано в нефтяной промышленности, а именно при контроле процесса гидроразрыва пласта залежи углеводородов. Изобретение позволяет оптимизировать производство гидроразрыва пласта. Патентообладатель – Югор­

ский научно-исследовательский ин-­ ститут информационных технологий. Материалы подготовлены сотрудниками отдела экономики и статистики промышленной собственности ФГУ «Федеральный институт промышленной собственности Феде­ ральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам» (ФГУ ФИПС). Тел.: (495) 234-30-67, (499) 240-34-45

Российский государственный институт интеллектуальной собственности объявляет конкурс на замещение должностей профессорско-преподавательского и административно-управленческого состава по профилю института. Адрес: Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 55а, к. 201. Тел.: (495) 334-40-25.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 77

77

30.06.2008 17:31:29


К А Л ЕН Д АР Ь С О Б Ы ТИ Й И Т О ГИ «V I I К О Н К У Р С А РУС С КИХ ИН Н ОВАЦИЙ»

Торжественная церемония награждения победителей «VII Конкурса русских инноваций» состоялась 5 июня 2008 г. в Москве, в Центральном доме ученых РАН. На Конкурс поступило 570 инновационных проектов, относя­ щихся к различным областям науки, промышленности и технологий. Парт­ нерами Конкурса в этом году выступили компании IBS, «Уралхим», «Роском», Государственная нанотехнологическая корпорация «Рос­ нанотех». Экспертный совет отобрал шесть проектов – победителей в ше-­ сти номинациях. Экспертный совет Конкурса на-­ звал «Лучшим инновационным проектом» и присудил Гран-при проекту «Трехстворчатый искусст­

78

ps_07.indd 78

венный клапан сердца», разработанному компанией «Роскардио­ инвест». Проект получает финансирование государственного Фон­ да содействия развитию малых форм предприятий в научно-тех­ нической сфере и специальный приз от партнера Конкурса – компании IBS. Трехстворчатый клапан сердца воспроизводит природный аналог. До него использовались одно- и двухстворчатые клапаны. Первая операция по вшиванию клапана новой кон­ струкции состоялась в июне 2007 г. Операцию в Научном центре сер­дечнососудистой хирургии им. А.Н. Баку­ лева успешно провел известный кардиохирург Лео Бокерия. На се-­

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:30


КАЛЕ Н Д АРЬ С ОБЫТ ИЙ

годня клинические испытания закончились еще в двух медицинских цент­ рах. Ядро команды проекта составили выходцы из советского ВПК, завода «Эмитрон», подведомственного Министерству электронной промышленности. В номинации «История успеха» победителем был признан про­ ект «Противоаварийная защита трубо­проводов от гидроудара», разработанный в компании «ЭКОВЭЙВ Технологии». Великий русский механик, осно­ во­положник аэродинамики Н.Е. Жу-­ ковский описал в начале прошлого века явление гидроудара в водопроводах. Теорию усовершенствовали советские специалисты по ракетным двигателям, а победители Конкурса создали работающую систему для российского ЖКХ и промышленности. Министр промышленности и торговли РФ Виктор Христенко относит ее «к критическим технологиям фе-­ дерального уровня в области без­ опасности промышленного производства».

В номинации «Лучший промыш­ ленный проект» первенство было отдано проекту «Лазерная допле­ ровская измерительная система для диагностики газожидкостных потоков». Измерительный комплекс основан на эффекте Доплера, состоящем в изменении длины (частоты) звуковых, световых и др. волн при движении их источника и приемника относительно друг друга. Он использует­ ся в радио- и гидролокации, астро­ физике, для решения различных при­ кладных задач, связанных с дистанционными измерениями скоростей движущихся тел. Теперь при измерениях параметров газовых и жидкостных агрессивных турбулентных потоков в них не нужно будет помещать датчики, которые смогут работать на расстоянии. Участники проекта – выходцы из новосибирского Института теплофизики, в свою очередь использовавшие результаты, полученные исследователями Ле-­ нин­градского физико-технического института имени А.Ф. Иоффе.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 79

79

30.06.2008 17:31:31


К А Л ЕН Д АР Ь С О Б Ы ТИ Й В номинации «Лучшая иннова­ ция в нанотехнологиях» победил проект «Создание фторполимер­ ных нанопленок на биосовмести­ мых сорбентах» компании «ХАБО». Победители в этой номинации разработали способы, позволяющие покрывать гранулы сорбента миллиметрового диаметра защитной нано­ пленкой. Существующие сорбенты забирают из крови все — и плохое, и хорошее. Уже много лет стоит за-­ дача создания технологии, которая позволит модифицировать поверхность сорбента так, чтобы он приобрел избирательность — например, к холестерину. С помощью разработки победителей конкурса это ста­ло возможным. В номинации «Лучшая потре­ бительская инновация» победите­ лем был назван проект «Электро­ изолирующий, смазывающий­ и влаговытесняющий аэрозоль» компании «ЛогТрансПром». Представьте, что вы берете горящую электрическую лампочку, по-­

80

ps_07.indd 80

крываете ее аэрозолем и погружаете затем в аквариум с рыбками. Лам­ почка продолжает гореть, рыбки спо­ койно плавают. Разработчики проекта сумели соединить «в одном флаконе» вещество, обладающее электро­ изолирующими, влаговытесняющими и смазывающими свойствами. В номинации «Лучший перспек­ тивный проект» экспертный совет Конкурса отдал предпочтение раз­работке «Волоконно-оптиче­ ский датчик тока», выполненной учеными и специалистами ком­ пании «Уникальные Волоконные При­боры». Победители в этой номинации создали уникальное оптоволокно для прибора, который обеспечивает более высокую точность измерений параметров тока в широком температурном диапазоне по сравнению с существующими cредствами из-­ ме­рения. В энергетике прибор жизненно необходим для защиты дорогого оборудования и коммерческого учета потребления электроэнергии.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:32


КАЛЕ Н Д АРЬ С ОБЫТ ИЙ Разработка уходит корнями в 70-е годы и связана с результатами ис-­ следований, проведенных под руководством академика Ю.В. Гуляева в Институте радиотехники и элект­ роники РАН. В рамках церемонии со-­ стоялись также награждения победителей III Студенческого конкурса «Лучший бизнес-план инновационного проекта». В конкурсе приняли участие 66 студенческих команд из 31 российского вуза. В номинации «Лучший бизнесплан» была награждена команда Воронежского государственного аграрного университета им. Глин­ ки за проект «Внепечная техноло­ гия получения литых многокомпо­ нентных сплавов». В номинации «Лучшая презен­ тация» была награждена команда Воронежского государственного аграрного университета им. Глин­ ки за проект «Добыча трудно-гра­ витируемого и особо мелкого рас­ сыпного золота». В номинации «Лучшая команд­ ная работа» была награждена команда Волгоградского коопе­ ративного института за проект «Дезавид – не содержащее хлора дезинфекционное средство для обеззараживания воды». «Конкурс русских инноваций» организован журналом «Эксперт» в 2001 г. и проводится ежегодно Инноваци­он­ным бюро «Эксперт». Цель конкурса — содействие раз­ витию инновационной деятельности и раскрытию инновационного потен-

циала России путем выявления, оценки и продвижения лучших инновационных проек­тов. Конкурс задумывался как независимый инструмент для экспертизы и оценки эф-­ фективности российских инновационных проектов, как открытая площадка для продвижения на рынок российских научно-технических разработок. За 7 лет работы Конкурс собрал 3170 проектов, десятки из которых стали победителями и были профинансированы из различных источников на де­сятки миллионов долларов. Экспертизу и оценку проектов осуществляет экспертный совет кон­ курса. В его составе – представители органов государственной власти, отвечающих за инновационную по-­ литику, ученые и эксперты в различных областях науки, техники и техно­ логий, инновационные предприниматели, финансисты, представители инновационных компаний и инновационно активных корпораций. Среди них — министр науки и образования А.А. Фурсенко, член-корреспон­ дент РАН, ученый секретарь Совета при Президенте РФ по науке и высоким технологиям М.В. Ковальчук, академик РАН, директор Института перспективных исследований (г. Но-­ восибирск) В.Е. Накоряков, академик РАН Ю.И. Журавлев, академик РАН К.Г. Скрябин. При подготовке этой информации использовалась материалы Инноваци­ он­ного бюро «Эксперт».

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 81

81

30.06.2008 17:31:32


З А К ОН Ы. ДО К У М Е Н Т Ы . К О М М Е Н Т АРИИ Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам Информационное письмо


от 26 мая 2008 г. № 10/37-270/23* 


«Об исчислении сроков действия исключительных прав
 на полезную модель и промышленный образец» В соответствии с пунктом 1 статьи 1363 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – часть четвертая Кодекса), введенной в действие с 1 января 2008 года, срок действия исключительного права на полезную модель и промышленный образец и удостоверяющего это право патента исчисляется со дня подачи заявки на выдачу патента в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности и составляет соответственно десять и пятнадцать лет. При этом пунктом 3 статьи 1363 части четвертой Кодекса предусмотрена возможность продления указанного срока действия исключительного права на полезную модель, промышленный образец и удостоверяющего это право патента по заявлению патентообладателя на указанный в нем срок, который не должен превышать трех лет для полезной модели и десяти лет для промышленного образца. Ранее статья 3 Патентного закона Российской Федерации (прекратил действие с 1 января 2008 года) устанавливала, что патент на полезную модель действует до истечения пяти лет с даты подачи заявки в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (при этом срок мог быть продлен, но не более чем на три года), а патент на промышленный образец действует до истечения десяти лет с даты подачи заявки в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности (при этом срок мог быть продлен, но не более чем на пять лет). В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 18 декабря 2006 года № 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Вводный закон) права на резуль­ таты интеллектуальной деятельности, охраняемые на день введения­ в действие части четвертой Кодекса, продолжают охраняться в со-­ ответствии с правилами части четвертой Кодекса. С учетом общих положений Вводного закона и части четвертой Кодекса необходимо руководствоваться следующим. 1. В случае, если на 1 января 2008 г. по ранее выданному патенту (свидетельству) на полезную модель не истек установленный ранее действовавшим законодательством 5-летний срок действия патента (свидетельства) * Опубликовано на сайте: http://www.fips.ru

82

ps_07.indd 82

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:33


ЗАК О Н Ы . Д О К УМ Е НТ Ы. КОМ М Е Н Т АРИИ и охранный документ является действующим, то на указанный патент (свидетельство) автоматически распространяется установленный пунктом 1 статьи 1363 части четвертой Кодекса срок действия патента на полезную модель с возможностью его продления, предусмотренной пунктом 3 статьи 1363 части четвертой Кодекса, то есть срок действия этого патента (свидетельства) составляет 10 лет с даты подачи заявки и он может быть продлен по заявлению патентообладателя на указанный в заявлении срок, не превышающий 3 лет. 2. В случае, если на 1 января 2008 года по ранее выданному патенту (свидетельству) на полезную модель истек установленный ранее действовавшим законодательством 5-летний срок действия патента (свидетельства), однако срок действия охранного документа был продлен в соответствии с ранее действовавшим законодательством по ходатайству патентообладателя на срок, не превышающий 3 года, при этом срок продления не истек на 1 января 2008 года, и патент (свидетельство) является действующим, то на указанный патент (свидетельство) автоматически распространяется установленный пунктом 1 статьи 1363 части четвертой Кодекса срок действия патента на полезную модель с возможностью его продления, предусмотренной пунктом 3 статьи 1363 части четвертой Кодекса, то есть срок действия этого патента (свидетельства) составляет 10 лет с даты подачи заявки и он может быть продлен по заявлению патентообладателя на указанный в заявлении срок, не превышающий 3 лет. 3. В случае, если до 1 января 2008 года патент (свидетельство) на полезную модель прекратил свое действие досрочно в связи с неуплатой в установленный срок пошлины за поддержание патента (свидетельства) в силе, действие его может быть восстановлено в соответствии с пунктом 1 статьи 1363 части четвертой Кодекса при условии подачи ходатайства о восстановлении действия патента в течение 3 лет со дня истечения срока уплаты патентной пошлины, но до истечения предусмотренного пунктом 1 статьи 1363 части четвертой Кодекса срока действия патента. Срок действия этого патента (свидетельства) после восстановления его действия составляет 10 лет с даты подачи заявки и он может быть продлен по заявлению патентообладателя на указанный в заявлении срок, не превышающий 3 лет. 4. В случае, если 5-летний срок действия выданного ранее патента (свидетельства) на полезную модель истек до 1 января 2008 года и не был продлен в соответствии с действовавшим ранее законодательством, либо срок продления его действия истек до 1 января 2008 года, на указанный патент (свидетельство) не распространяется установленный пунктом 1 статьи 1363 части четвертой Кодекса срок действия патента на полезную модель, и восстановление действия указанного патента не производится. 5. В случае, если на 1 января 2008 года по ранее выданному патенту на промышленный образец не истек установленный ранее действовавшим «ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 83

83

30.06.2008 17:31:33


З А К ОН Ы. ДО К У М Е Н Т Ы . К О М М Е Н Т АРИИ законодательством 10-летний срок действия патента и охранный документ является действующим, то на указанный патент автоматически распространяется установленный пунктом 1 статьи 1363 части четвертой Кодекса срок действия патента на промышленный образец с возможностью его продления, предусмотренной пунктом 3 статьи 1363 части четвертой Кодекса, то есть срок действия этого патента составляет 15 лет с даты подачи заявки и он может быть продлен по заявлению патентообладателя на указанный в заявлении срок, не превышающий 10 лет. 6. В случае, если на 1 января 2008 года по ранее выданному патенту на промышленный образец истек установленный ранее действовавшим законо­ дательством 10-летний срок действия патента, однако срок действия патента был продлен в соответствии с ранее действовавшим законодательством по ходатайству патентообладателя на срок, не превышающий 5 лет, при этом срок продления не истек на 1 января 2008 года, и патент является действующим, то на указанный патент автоматически распространяется установленный пунктом 1 статьи 1363 части четвертой Кодекса срок действия патента на промышленный образец с возможностью его продления, предус­ мотренной пунктом 3 статьи 1363 части четвертой Кодекса, то есть срок действия этого патента составляет 15 лет с даты подачи заявки и он может быть продлен по заявлению патентообладателя на указанный в заявлении срок, не превышающий 10 лет. 7. В случае, если до 1 января 2008 года патент на промышленный образец прекратил свое действие досрочно в связи с неуплатой в установленный срок пошлины за поддержание патента в силе, действие его может быть восстановлено в соответствии с пунктом 1 статьи 1400 части четвертой Кодекса при условии подачи ходатайства о восстановлении действия патента в течение 3 лет со дня истечения срока уплаты патентной пошлины, но до истечения предусмотренного пунктом 1 статьи 1363 части четвертой Кодекса срока действия патента. Срок действия этого патента после восстановления его действия составляет 15 лет с даты подачи заявки, и он может быть продлен по заявлению патентообладателя на указанный в заявлении срок, не превышающий 10 лет. 8. В случае, если 10-летний срок действия выданного ранее патента на промышленный образец истек до 1 января 2008 года и не был продлен в со-­ ответствии с действовавшим ранее законодательством, либо срок продления его действия истек до 1 января 2008 года, на указанный патент не распространяется установленный пунктом 1 статьи 1363 Кодекса срок действия патента на промышленный образец, и восстановление действия указанного патента не производится. Руководитель Роспатента Б.П. Симонов

84

ps_07.indd 84

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:33


ЗАК О Н Ы . Д О К УМ Е НТ Ы. КОМ М Е Н Т АРИИ Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Информационное письмо от 13 декабря 2007 г. № 122*

Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности ... 9. При наличии двух патентов на полезную модель с одинаковыми либо эквивалентными признаками, приведенными в независимом пункте формулы, до признания в установленном порядке недействительным патента с более поздней датой приоритета действия обладателя данного патента по его использованию не могут быть расценены в качестве нарушения патента с более ранней датой приоритета. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о прекращении нарушения исключительных прав на полезную модель. В обоснование заявленного требования истец указал на использование ответчиком при производстве выпускаемых им изделий полезной модели, обладателем патента на которую является истец. Ответчик иск не признал, пояснив, что также является обладателем патента на полезную модель и именно эту полезную модель использует при производстве изделий. Индивидуальный предприниматель сослался на исполь­зование им в производимых изделиях иного технического решения, чем у истца. Суд заявленное требование удовлетворил по следующим основаниям. Истец обладает исключительными правами на полезную модель с более ранней датой приоритета, нежели ответчик. Запатентованная полезная модель признается использованной в продукте или способе, если продукт содержит, а в способе использован каждый признак полезной модели, приведенный в независимом пункте формулы полезной модели, либо признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве такового в данной области техники до совершения действий, указанных в пункте 1 статьи 10 Патентного закона, в отношении продукта или способа. Согласно заключению эксперта по итогам проведения назначенной судом патентоведческой экспертизы в изготавливаемом ответчиком изде* Полный текст письма см. на сайте: http://www.fips.ru.

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 85

85

30.06.2008 17:31:34


З А К ОН Ы. ДО К У М Е Н Т Ы . К О М М Е Н Т АРИИ лии использован каждый признак независимого пункта формулы полезной модели истца. Соглашение о передаче исключительных прав на использование полезной модели между патентообладателем и ответчиком не заключалось. При таких обстоятельствах действия ответчика по использованию полезной модели истца являются нарушением патента. Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении иска отказал, указав следующее. Суд первой инстанции не учел, что и за истцом и за ответчиком зарегистрировано право на соответствующие полезные модели. Согласно заключению эксперта ответчик использовал в изготавливаемом изделии каждый признак независимой формулы полезной модели истца, однако при этом сам являлся обладателем прав на полезную модель с такими же признаками независимой формулы. Если имеется несколько охранных документов на полезную модель с одинаковыми либо эквивалентными признаками, приведенными в независимом пункте формулы, вопрос о признании какого-либо из этих патентов недействительным отнесен к компетенции Палаты по патентным спорам и должен решаться в порядке, установленном статьей 29 Патентного закона. В случае признания недействительным одного из патентов обладатель прав на иной патент вправе вновь обратиться в суд за защитой своих прав, в том числе путем возмещения убытков за весь период использования его патента, учитывая, что признание патента недействительным означает отсутствие правовой охраны такого патента с момента подачи в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее – Роспатент) заявки на выдачу патента. При наличии же двух патентов на полезную модель с одинаковыми либо эквивалентными признаками, приведенными в независимом пункте формулы, до признания в установленном порядке недействительным патента с более поздней датой приоритета действия обладателя данного патента по его использованию не могут быть расценены в качестве нарушения патента с более ранней датой приоритета. ...

86

ps_07.indd 86

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:34


ЗАК О Н Ы . Д О К УМ Е НТ Ы. КОМ М Е Н Т АРИИ Постановление Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 г. № 928*

О порядке проведения проверки наличия в заявках на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданных в Российской Федерации, сведений, составляющих государственную тайну В целях обеспечения защиты государственной тайны при осуществлении патентования изобретений и полезных моделей, созданных в Российской Федерации, Правительство Российской Федерации постановляет: 1. Утвердить прилагаемые Правила проведения проверки наличия в заявках на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданные в Российской Федерации, сведений, составляющих государственную тайну. 2. Предоставить федеральным органам исполнительной власти, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, право осуществлять проверку наличия сведений, составляющих государственную тайну, в заявках на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданные в Российской Федерации, поданных в Феде­ ральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам российскими юридическими лицами или гражданами Российской Федерации, в том числе в международных заявках на выдачу патента на изобретение, поданных в указанную Службу в соответствии с Договором о патентной кооперации, и в заявках на выдачу патента на изобретение, поданных через указанную Службу в соответствии с Евразийской патентной конвенцией. 3. Настоящее постановление вступает в силу с 1 января 2008 г.

Председатель Правительства Российской Федерации В. Зубков

* Опубликовано на сайте: http://www.fips.ru

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 87

87

30.06.2008 17:31:34


З А К ОН Ы. ДО К У М Е Н Т Ы . К О М М Е Н Т АРИИ Правила проведения проверки наличия в заявках на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданные в Российской Федерации, сведений, составляющих государственную тайну 1. Настоящие Правила устанавливают порядок проведения проверки наличия в заявках на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданные в Российской Федерации, сведений, составляющих государственную тайну. 2. Проверке подлежат все заявки на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданные в Российской Федерации (далее – заявка), поданные в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам российскими юридическими лицами или гражданами Российской Федерации (далее – заявитель), в том числе международные заявки на выдачу патента на изобретение, поданные в указанную Службу в соответствии с Договором о патентной кооперации, и заявки на выдачу патента на изобретение, поданные через указанную Службу в соответствии с Евразийской патентной конвенцией (далее соответственно – международная заявка, евразийская заявка). 3. Проверка заявки, поступившей в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, осуществляется путем ознакомления с ней имеющих необходимую форму допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, представителей федеральных органов исполнительной власти, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне (далее – компетентный орган). Определение представителей осуществляется руководителем соответствующего компетентного органа. 4. Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам в течение 5 рабочих дней с даты поступления заявки предоставляет представителям компетентных органов возможность ознакомления с ней в соответствии с ее тематической принадлежностью. В деле заявки, с которой ознакомлен представитель компетентного органа, делается отметка об ознакомлении. 5. В случае выявления представителем компетентного органа обстоятельств, требующих, по его мнению, проверки содержания заявки, заявка направляется Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам с использованием специальной связи в соответствующий компетентный орган, о чем уведомляется заявитель. Уве­ домление должно содержать предупреждение о неразглашении сведений, содержащихся в заявке, до окончания проверки.

88

ps_07.indd 88

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:35


ЗАК О Н Ы . Д О К УМ Е НТ Ы. КОМ М Е Н Т АРИИ 6. Компетентный орган в 2-месячный срок с даты получения заявки осуществляет ее проверку. 7. Проверка заявки на предмет наличия либо отсутствия в ней сведений, составляющих государственную тайну, проводится комиссией компетентного органа в составе его представителей, имеющих специальные знания в области оцениваемых сведений и соответствующую форму допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. При необходимости привлечения к проверке заявки представителя другого федерального органа исполнительной власти срок проведения проверки заявки может быть продлен руководителем компетентного органа, но не более чем на 1 месяц, о чем извещается Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. 8. По результатам проверки заявки оформляется заключение комиссии в двух экземплярах по форме согласно приложению. Заключение утверждается руководителем компетентного органа или уполномоченным им должностным лицом. Один экземпляр заключения хранится в компетентном органе, проводившем проверку, другой экземпляр заключения направляется в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам и помещается в дело заявки. 9. В случае если по результатам проверки заявки не установлено наличие в ней сведений, составляющих государственную тайну, заявка возвращается в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам с заключением, содержащим вывод об отсутствии в заявке сведений, составляющих государственную тайну. 10. В случае если по результатам проверки заявки установлено наличие в ней сведений, составляющих государственную тайну, руководитель компетентного органа или уполномоченное им должностное лицо на основании заключения комиссии принимает решение о засекречивании заявки и присвоении ей соответствующего грифа секретности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о государственной тайне. 11. Компетентный орган, принявший решение о засекречивании заявки, уведомляет об этом Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам и заявителя, который предупреждается о нераспространении сведений, составляющих государственную тайну, и ответственности за их несанкционированное распространение. В случае если решение о засекречивании заявки принимается в отношении международной заявки или евразийской заявки, заявитель также уведомляется о невозможности зарубежного патентования изобретения или полезной модели. «ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 89

89

30.06.2008 17:31:35


З А К ОН Ы. ДО К У М Е Н Т Ы . К О М М Е Н Т АРИИ Заявитель уведомляется компетентным органом о засекречивании его заявки до истечения 6 месяцев с даты подачи заявки в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. 12. В случае засекречивания заявки на изобретение в соответствии со статьей 1401 части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации компетентный орган возвращает заявку в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, либо направляет ее в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный рассматривать заявки на выдачу патента на изобретение, сведения которого составляют государственную тайну, либо рассматривает заявку. В случае засекречивания заявки на полезную модель компетентный орган возвращает заявку в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам.

Приложение к Правилам проведения проверки наличия в заявках на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданные в Российской Федерации, сведений, составляющих государственную тайну

____________________________________ (гриф секретности при заполнении)

Утверждаю ____________________________ ________________ (подпись руководителя органа (ф.и.о.) государственной власти) «_____» __________________ _______ г. М.П. ЗАКЛЮЧЕНИЕ о наличии сведений, составляющих государственную тайну, в заявке ________________________________________________________________________ (наименование заявки на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданные в Российской Федерации) Комиссия в составе ____________________________________________________________ (должность, ф.и.о. членов комиссии)

с «_____» __________________ _____ г. по «_____» __________________ ______ г. провела проверку заявки __________________________________________________________________ (полное наименование заявки на выдачу патента на изобретение или полезную модель,

__________________________________________________________________________________ созданные в Российской Федерации, содержание которой подлежит проверке, ее реквизиты)

на предмет наличия в ней сведений, составляющих государственную тайну, а также определения степени секретности этих сведений.

90

ps_07.indd 90

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:35


ЗАК О Н Ы . Д О К УМ Е НТ Ы. КОМ М Е Н Т АРИИ Руководствуясь Законом Российской Федерации «О государственной тайне», Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 г. № 1203, а также Перечнем сведений, подлежащих засекречиванию в ________________________________________, (наименование органа государственной власти)

утвержденным приказом _______________________________________ от ________ № ___, (наименование органа государственной власти)

Комиссия установила: 1. Сведения, содержащиеся в заявке ___________________________________________, (наименование заявки на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданные в Российской Федерации)

полностью находятся в компетенции _____________________________________________. (наименование органа государственной власти)

2. Содержащиеся в заявке сведения в соответствии с __________________________________________________________________________________ (наименование акта, органа, его принявшего, его дата и №)

имеют (не имеют) гриф секретности ______________________________________________. («Особой важности», «Совершенно секретно», «Секретно»)

3. Сведения, содержащиеся в заявке ___________________________________________, (наименование заявки на выдачу патента на изобретение или полезную модель, созданные в Российской Федерации)

подпадают (не подпадают) под действие __________________________________________ (абзацы, пункты, статьи Закона Российской Федерации «О государственной тайне», а также пункты Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне)

и составляют (не составляют) государственную тайну. 4. Сведения, содержащиеся в заявке в соответствии с __________________________ (абзацы, пункты,

_________________________________________________________________________________, разделы Перечня сведений, подлежащих засекречиванию)

имеют степень секретности ______________________________________________________. («Особой важности», «Совершенно секретно», «Секретно»)

Члены комиссии: _______________ _______________ (подпись)

(ф.и.о.)

_______________ _______________ (подпись)

(ф.и.о.)

_______________ _______________ (подпись)

(ф.и.о.)

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 91

91

30.06.2008 17:31:36


И Н Ф О Р М АЦ И Я Проведение конкурса на замещение вакантных должностей государственной гражданской службы в Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 1 февраля 2005 г. № 112 «О конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации» Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее – Роспатент) проводит конкурс на замещение вакантных должностей государственной гражданской службы Российской Федерации: главный специалист-эксперт; ведущий специалист-эксперт; специалист-эксперт; старший специалист III разряда. К участию в конкурсе на замещение должностей государственной гражданской службы Российской Федерации (далее – должности) допускаются граждане Российской Федерации, достигшие возраста 18 лет, владеющие государственным языком Российской Федерации и соответствующие установленным Указом Президента Российской Федерации от 27.09.2006 г. № 1131 квалификационным требованиям к вакантной должности гражданской службы.

Квалификационные требования, предъявляемые к претенденту Финансово-административное управление Отдел бюджетного планирования Ведущий специалист-эксперт (2 вакансии) 1) к образованию: высшее профессиональное 2) к стажу работы: не менее 3-х лет стажа работы по специальности. Дополнительные квалификационные требования: – знание законодательства о государственной гражданской службе; – знание бюджетного законодательства; – квалифицированное пользование компьютером и другой оргтехникой, умение работать с программами Microsoft Word и Microsoft Ехсеl.

92

ps_07.indd 92

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:36


ИНФ ОРМ АЦИЯ Управление по контролю и надзору в сфере правовой охраны объектов интеллектуальной собственности Отдел контроля и надзора за предоставлением правовой охраны Главный специалист-эксперт 1) к образованию: высшее профессиональное; 2) к стажу работы: не менее 3-х лет стажа работы по специальности. Дополнительные квалификационные требования: – знание действующего гражданского законодательства, в том числе в области правовой охраны объектов интеллектуальной собственности; – квалифицированное пользование компьютером, другой оргтехникой и умение работать с компьютерными программами Microsoft Word и Microsoft Excel; – умение работать с правовыми базами данных, в том числе «Гарант» и «Консультант». Управление по контролю в сфере правовой охраны и использования РНТД, полученных за счет средств федерального бюджета Информационно-методический отдел Старший специалист III разряда 1) к образованию: высшее профессиональное; 2) к стажу: не менее 3-х лет стажа работы по специальности. Дополнительные квалификационные требования: – знание действующего гражданского законодательства, в том числе в области правовой охраны объектов интеллектуальной собственности; – квалифицированное пользование компьютером, другой оргтехникой и умение работать с компьютерными программами Microsoft Word и Microsoft Excel; – умение работать с правовыми базами данных, в том числе «Гарант» и «Консультант». Управление международного сотрудничества Отдел сотрудничества с международными организациями Специалист-эксперт 1) к образованию: высшее профессиональное; 2) к стажу работы: не менее 3-х лет стажа работы по специальности. Дополнительные квалификационные требования: – владение английским и/или французским языком, умение написания служебных писем и аннотаций иностранных документов на иностранных языках; – квалифицированное пользование компьютером и другой оргтехникой. «ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 93

93

30.06.2008 17:31:36


И Н Ф О Р М АЦ И Я Отдел сотрудничества с зарубежными патентными ведомствами Ведущий специалист-эксперт 1) к образованию: высшее профессиональное; 2) к стажу работы: не менее 3-х лет стажа работы по специальности. Дополнительные квалификационные требования: – владение английским и/или французским языком, умение написания служебных писем и аннотаций иностранных документов на иностранных языках; – знание законодательства в области интеллектуальной собственности; – квалифицированное пользование компьютером и другой оргтехникой. – наличие опыта работы в области интеллектуальной собственности. Специалист-эксперт 1) к образованию: высшее профессиональное; 2) к стажу работы: не менее 3-х лет стажа работы по специальности. Дополнительные квалификационные требования: – владение английским и/или французским языком, умение написания служебных писем и аннотаций иностранных документов на иностранных языках; – квалифицированное пользование компьютером и другой оргтехникой. Прием заявлений для участия в конкурсе с прилагаемыми к ним до-­ кументами будет производиться со 2 июня по 1 июля 2008 г. по адресу: г. Москва, Бережковская наб., д. 24, стр. 12, комн. 511. Телефон: 8(499) 240-6477. О дате проведения конкурса претендентам на замещение должностей будет сообщено дополнительно. Гражданин Российской Федерации, изъявивший желание участвовать в конкурсе, представляет в Роспатент следующие документы: 1) личное заявление; 2) собственноручно заполненную и подписанную анкету; 3) копию паспорта или заменяющего его документа (соответствующий документ предъявляется лично по прибытии на конкурс); 4) документы, подтверждающие необходимое профессиональное образование, стаж работы и квалификацию: а) копию трудовой книжки или иные документы, подтверждающие трудовую (служебную) деятельность гражданина; б) копии документов о профессиональном образовании, а также по желанию гражданина – о дополнительном профессиональном образовании,

94

ps_07.indd 94

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:37


ИНФ ОРМ АЦИЯ о присвоении ученой степени, ученого звания, заверенные нотариально или кадровыми службами по месту работы; 5) документ об отсутствии у гражданина заболевания, препятствующего поступлению на гражданскую службу или ее прохождению. Анкету для участия в конкурсе можно получить в отделе государственной службы и кадров, контроля и делопроизводства Финансово-административного управления Роспатента по адресу: г. Москва, Бережковская наб., д. 24, стр. 12, ком. 511, контактный тел.: 8(499)240-6477, либо найти в Интернете (распоряжение Правительства Российской Федерации от 26.05.2005 г. № 667-р). Гражданин не допускается к участию в конкурсе в случае его несоответствия квалификационным требованиям к вакантной должности гражданской службы, а также в связи с ограничениями, установленными законодательством Российской Федерации о государственной гражданской службе для поступления на гражданскую службу и ее прохождения. Несвоевременное представление документов, представление их не в полном объеме или с нарушением правил оформления без уважительной причины являются основанием для отказа гражданину в их приеме. Всю необходимую информацию по проведению конкурса можно получить на сайте Роспатента – www.rupto.ru

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

ps_07.indd 95

95

30.06.2008 17:31:37


И Н Ф О Р М АЦ И Я C O NT E NT S # 7, 2008 MAIN ISSUE – S. TROFIMOV. Intellectual rights and problems of innovative production development. LEGISLATION – A. ZALESOV. Whether the recognition of the partial patent invalidation is possible? * S. KAVERINSKAYA. Collisions of the legislation and interests of company names’ owners. BY-LAW ACTS – О. REVINSKIY. What the Regulations tomorrow prepares for us? POINT OF VIEW – V. BERYOZKIN. How to calculate the validity term of patents for utility models and industrial designs.* What is impossible to agree with in the Informational Letter of the Higher Arbitration Court of the Russian Federation (of December 13, 2007, № 122). PAGES OF HISTORY – G. ZARUBINSKIY, E. STAVINSKYI. A.A. Pilenko: scientific activity and career (the end). POST-GRADUATE PAGE – A. MATERUKHIN. Sale of the patent without the patent. PROMISING RUSSIAN R&D – Information of Rospatent. CALENDAR OF EVENTS. DOCUMENTS – Information Letter of Rospatent ( May 26,2008, № 10/37-270/23) «On calculation of validities of exclusive rights to utility model and the industrial designs» * Information Letter of the Presidium of the Higher Arbitration Court of the Russian Federation (December 13, 2007, № 122) «Review of practice of consideration by the Arbitration courts of the cases connected with application of the intellectual property legislation»; Resolution of the Government of the Russian Federation (December 24, 2007, № 928) «On the order of carrying out of control of the applications for patent for the invention and utility models, created in the Russian Federation, as to the information making the state secret». INFORMATION

НАШИ БАНКОВСКИЕ РЕКВИЗИТЫ: Получатель: ООО «Издательский Дом «ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ» Тверское ОСБ № 7982/0714, г. Москва ИНН 7705044507, КПП 770501001 Банк получателя: Сбербанк России ОАО, г. Москва Расчетный счет № 40702810438300103205 Кор. счет № 30101810400000000225, БИК 044525225 ОКВЭД 22.13 ОКПО 40310029

АДРЕС ОБЪЕДИНЕННОЙ РЕДАКЦИИ (ОФИС): г. Москва, Раушская наб., 4, комн. 416 ПОЧТОВЫЙ АДРЕС ОБЪЕДИНЕННОЙ РЕДАКЦИИ: 115035, г. Москва, а/я 66 Тел./факс: +7 (495) 959-33-24, факс: +7 (495) 230-18-05 E-mail: pravo@superpressa.ru http://www.superpressa.ru Ответственный за выпуск – Ю.А. Шевяков Редактор – Ю.А. Шевяков Компьютерная верстка – Е.В. Костромцова Корректор – С.В. Полунина Подписано в печать 30.06.2008 г. Формат издания 70 x 100/16. Печать офсетная. Печ. л. 6,0. Усл. печ. л. 8,4. Общий тираж изданий «ИС» 4000 экз. Зак. 22800. Цена договорная. Отпечатано в типографии ООО «Вива-Стар» 107023, г. Москва, ул. Электрозаводская, д. 20, стр. 3

96

ps_07.indd 96

«ИС. Промышленная собственность», № 7, 2008

30.06.2008 17:31:38


Подписные агентства наших журналов

Агентство «РОСПЕЧАТЬ» 123995, Москва, Д-308, ГСП-5, пр. Маршала Жукова, д. 4 тел.: +7 (495) 921-25-50, факс: +7 (495) 785-14-70

Агентство «Интер-Почта» 119501, Москва, ул. Веерная, д. 1, корп. 4 тел.: +7 (495) 500-00-60

Агентство «Книга-Сервис» 117168, Москва, ул. Кржижановского, д. 14, корп. 1 тел.: +7 (495) 680-90-88

Группа компаний «Урал-пресс» 127015, Москва, ул. Новодмитровская, д. 5А, стр. 4 тел.: +7 (495) 789-86-36

ООО «Межрегиональное агентство подписки» 127994, Москва, К-51, ГСП-4, Цветной бульвар, д. 30, стр. 1, 4-й этаж тел.: +7 (495) 648-93-94

Агентство «МК-ПЕРИОДИКА» 129110, Москва, пр-т Мира, д. 57 тел.: +7 (495) 672-71-93


Счет на оплату № 21/л от 3 февраля 2012 г.


Счет на оплату № 16/л от 3 февраля 2012 г.


ВАША РЕКЛАМА В ЖУРНАЛАХ «ИС» (базовый прайс-лист – 2012)

Формат

Размер, мм

Стоимость (руб.)

1/1 полоса (вертикальный)

210×297

18 200

1/2 полосы (горизонтальный)

210х150

13 650

1/3 полосы (горизонтальный)

210х100

7280

165x240,5 (текстовый блок рубрики)

9100

2-я обложка

210×297

22 750

3-я обложка

210×297

20 930

4-я обложка

210×297

27 300

Полоса в рубрике (1/1) «Перспективные разработки» (описание, текстовая информация, изображение)

Специальные позиции Полоса рядом со «Словом редактора»

210×297

24 570

1-й разворот (2 полных полосы, после «Содержания», перед «Словом редактора»)

420х297 (2 полосы 210×297)

27 300

Вложение в журнал с упаковкой каждого экземпляра в пленку не более 50 г

диск, листовка, буклет

стоимость уточняется на момент обращения

Условия размещения Предоплата – 100%. НДС не облагается, для постоянных рекламодателей действует индивидуальная система скидок и специальные предложения. Предложение не является публичной офертой. Важно: при одновременном размещении рекламы в обоих журналах «ИС» Вы получите ощутимую скидку – 16% от стоимости размещения заказа.


«СОХРАНЯЯ – ПРИУМНОЖАЙ!» В честь 55-летия журнала «ИС» стартует выгодная эксклюзивная программа для рекламодателей! Подробнее – по запросу. Ваш менеджер по рекламе – Константин Герасимов: E-mail: Gerasimov@superpressa.ru ICQ # 612105672 (Promotion) www.superpressa.ru Тел./факс: +7 (495) 959-33-24 тел. (моб.): +7 (915) 317-67-61

Технические требования к макету Принимаемые форматы файлов: EPS, TIFF, INDD. EPS-файлы (все использованные шрифты должны быть предварительно конвертированы в кривые). TIFF-файлы (оригинал-макет предоставляется в формате TIFF в масштабе 1:1, 300 dpi, CMYK). Файлы InDesign CS (коллект со всеми необходимыми иллюстрациями и шрифтами). Припуск под обрез – по 5 мм с каждой стороны макета. Текст и принципиально значимые части изображения должны размещаться не ближе 7 мм от обрезного края и 15 мм от обрезного края со стороны корешка.

ps_007  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you