Page 1

СОФИЯ 4 · 2013

Издание Новгородской епархии Выходит с 1992 года

СОДЕРЖАНИЕ

рождественское послание Митрополита великого новгорода и старорусского льва

3

новгородская епархия: история и современность Редколлегия «Преподобный сергий радонежский. русь. наследие, современность, будущее». xi знаменские чтения в великом новгороде Протоиерей Александр Ранне учительство в церкви

памятные даты В. Булкин второй после святой софии

5 8

к 900-летию Николо-Дворищенского собора

11


содержание Л. Круговых почитание святого николая чудотворца в великом новгороде Э. Смирнова икона св. николая мирликийского — «круглая доска» Н. Петров изучение древнерусского культа св. николая чудотворца в xviii — середине xix вв.

13

19

25

храмы новгородской земли Л. Антонова храму святого духа в поселке батецкий—100 лет

30

путешествие в прошлое А. Слезскинский «Муравьи». (из экскурсии в окрестностях новгорода)

37

На первой странице обложки журнала: Рождество Христово (двусторонняя таблетка). Из кн.: Лазарев В. Н. Страницы истории новгородской живописи. Двусторонние таблетки из собрания Св. Софии в Новгороде. М., 1977. На второй странице обложки: Фотографии и комментарий с сайта Новгородской епархии: http://vneparhia.ru На четвертой странице обложки: Великий Новгород. Вид на Торговую сторону и Никольский собор. Фото Н. Жервэ УЧредитель: НОВГОРОДСКАЯ ЕПАРХИЯ 173000, В. Новгород, ул. Славная, 12. Телефон: (8162)63–54–13. Факс: (8162)63–3342 ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР: Высокопреосвященный Лев, митрополит Новгородский и Старорусский Выпускающие редакторы: Н. Н. Жервэ, Я. А. Страхова. Художник: Е. Б. Горбатова. Верстка: Я. А. Страхова. Корректор: Н. Н. Бутарова. При перепечатке материалов из журнала ссылка на«Софию» обязательна. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Журнал «София» зарегистрирован Комитетом РФ по печати. Свидетельство № 014197 от 01.11.95. Перерегистрирован ГК РФ по печати в связи с изменением формы и периодическим распространением издания. Свидетельство № 014197 от 02.04.97. Сдано в печать 23.12.2013. Формат 60×90 в 8°. Печать офсетная. Бумага офсетная. Объем 5,0 печ. л. Тираж 1000 экз. Отпечатано в типографии ООО «Турусел»

2 СОФИЯ


РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОСЛАНИЕ митрополита Великого новгорода И СТАРОРУССКОГО ЛЬВА боголюбивым пастырям, честному иночеству и всем

верным чадам Новгородской епархии

Прежде век от Отца рожденному нетленно Сыну и в последние времена от Девы воплощенному безсеменно, — Христу Богу возопим: «вознесший бытийственную силу нашу, свят еси, Господи» Песнь 3 рождественского канона, ирмос

Возлюбленные о Господе братья и сестры! Христос рождается — славьте Его! Христос с Небес нисходит — встречайте!

Чем величественнее представляется нам Бог, сотворивший вселенную, тем все более невообразимой по сути своей должна представляться нам тайна вочеловечения. Не то чтобы Бог спустился на землю — Он вошел в историю, в саму суть человеческой жизни, в жизнь каждого человека, рождающегося на этой земле. Творец Вселенной как бы стал частью Своего творения, оставаясь тем безгранично Целым, которое только и есть истинная жизнь вне изменений и сомнений. Предрождественская эпоха была временем ожидания избавления от тяжести бессмысленного бытия. О необходимости возвращения «золотого времени», в рамках которого действуют не процессы угасания, а принципы духовного развития, рассуждал еще великий философ древности Платон. Знаменитый придворный поэт эпохи императора Августа Октавиана Вергилий писал о пророчествах, рожденных в языческой культуре, согласно которым от Девы родится младенец — родоначальник нового «золотого века». Эти воздыхания древности о необходимости для мира новых смыслов бытия, нового решающего всплеска духовности, который мог бы сделать не народы или цивилизации, а человека главным действующим лицом истории и, прежде всего, своей собственной истории, были выражением не только духовного кризиса тогдашнего мира. Некоторым образом, они являлись и уверением в надежде на возможное утоление духовной жажды, утоление печали о никчемности «маленького» никому неизвестного и мало кому нужного человека.

4/2013

СОФИЯ 3


Но гораздо более значимым было ожидание непременных кардинальных изменений в среде израильского народа, история которого основывалась на идее избранности в истории. «Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные», — сказано было Богом Аврааму в начале истории спасения (Быт. 12, 3). Иудеи того времени помнили и пророчество своего древнего патриарха Иакова, реченные им перед смертью: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт. 49, 10). Можно представить себе, каким большим искушением для древних иудеев было видеть Бога, Творца Вселенной, заботящимся, прежде всего, о маленьком, затерянном в тупиках истории, народе, который жил и действовал всегда под впечатлением того великого события, когда Бог вел его из египетского рабства в землю обетованную. Неспособность противостоять великим империям древности в политическом, а иногда и культурном пространстве, только еще больше возбуждала в избранном народе осознание собственной значимости и величия. Ибо Примиритель обязательно придет к ним, и покорность народов будет для них. И вот, в мало кому известном в то время городе Вифлееме от Девы Марии, которая с детства была посвящена Богу и по пришествии времени замужества отдана в семью благочестивого пожилого Иосифа рождается младенец. «Днесь восприемлет Вифлеем Седящего присно со Отцем» (Утреня, стихиры по Евангелии). Его исповедуют небеса, Ему приносят дары волхвы, о Нем радуются пастухи и Его преследует тот, кому не принадлежит скипетр и который не желает жить по Божьим законам. В Иисусе Христе Бог вошел в этот мир не как повелитель, но как Примиритель. «В яслях для скота возлежит и пеленами повивается Тот, Кто разрывает многоплетенные пленицы прегрешений» (Песнь 6, тропарь). Проблема только в том, что в нашем мире никто ни с кем и ни с чем мириться не хочет. Было бы благом, если бы люди не мирились с собственными грехами, но непримиримость с другими в отстаивании собственных материальных или властных интересов приводит только лишь к дальнейшему сползанию человечества к бессмысленности бытия и духовному разрушению. С Ирода Великого начинается охота за властью Бога, которая приводит ко все большим страданиям простых людей. И все же свободная покорность Божественному Примирителю овладела в истории очень многими сердцами. Жить в мире с ближним, чтобы примириться с Богом и получить от Него Благодатную помощь для умягчения своего злого сердца, — эта идея стала основой для рождения великой христианской культуры как на Западе, так и на Востоке. Мы невозбранно верим, что только она и имеет основания для действительного развития. Только в лоне христианской культуры, а не современной цивилизации человек рождается для вечности в Боге и Спасителе нашем Иисусе Христе. Церковь бережно сохраняет все лучшее и святое, что было в Ее истории. В этом ее творческая консервативность, без которой невозможно духовное развитие человека и обогащение культурного наследия тем, что, в свою очередь, необходимо будет бережно сохранять и умножать. В рождестве Христовом человечеству явлен Свет Правды, Свет, делающий явью все то, что струится в вечность как потоки живой воды из «чрева» живущих любовью. Эта Любовь, рожденная в яслях Вифлеемской пещеры, не обещает ни власти, ни богатства, ни удовольствий, но только она приобщает нас к вечному смыслу бытия. Потому что лучше любить страдая, чем, напитав свою жизнь различного рода земными благами, уйти из нее, так и не поняв, что такое любовь, так и не испытав прикосновение вечности. Эта вечность сегодня пришла к нам в своей неизреченной красоте тишины и святости. Возлюбим же Ее. Наполним Ее благостью свои сердца. Обратим свои лица друг ко другу, чтобы Бог мог быть с нами. Небо и земля соединились с рождением Христа. Бог сошел на землю, чтобы возвести человека к небу. «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение»!

Рождество Христово Великий Новгород 2014 год

4 СОФИЯ

Митрополит Новгородский и Старорусский

4/2013


Н овгородская

епархия: история и современность «Преподобный Сергий Радонежский. Русь. Наследие, современность, будущее» XI Знаменские образовательные чтения в Великом Новгороде

Н

овгородская митрополия Русской Православной Церкви, департамент образования, науки и молодежной политики Новгородской области, областное автономное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов «Новгородский институт развития образования», департамент культуры и туризма Новгородской области, комитет по образованию Администрации Великого Новгорода, федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Новгородский государственный университет имени Ярослава Мудрого», муниципальное автономное образовательное учреждение «Основная общеобразовательная школа № 20 имени Кирилла и Мефодия» являются организаторами ежегодных образовательных чтений, приуроченных к празднику чудотворной новгородской иконы «Знамения Божией Матери». Уже одиннадцатый раз собрались в Новгороде в канун праздника представители администрации Великого Новгорода, высших и средних учебных заведений Новгорода, Москвы, Санкт-Петербурга, духовенство Новгородской митрополии чтобы обсудить программы развития и модернизации образования в области духовно-нравственного просвещения и воспитания школьников, реализации принципов православной педагогики в семейном, дошкольном, общем и высшем воспитании и образовании, проанализировать первые итоги преподавания предмета «Основы православной культуры» в рамках учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики»и многие другие интересные и животрепещущие вопросы. XI Знаменские чтения проходили в преддверии празднования 700-летия со дня рождения прп. Сергия Радонежского, и все основные выступления были в той или иной степени обращены к этой теме. Открывая чтения, митрополит Новгородский и Старорусский Лев говорил о высоте духовного подвига двух

4/2013

Митрополит Новгородский и Старорусский Лев открывает XI Знаменские чтения

русских святых — св. блг. князя Александра Невского и прп. Сергия Радонежского. Сравнивая пути и подвиги святых, владыка отметил особенности эпох, в которые они жили. При Александре Невском Русь находилась под игом татаро-монгол и дружба князя с Ордой спасла русские земли от нового разорения. Мудрость князя определила его выбор: Александр Невский выбрал мир с варварами во имя сохранения православной веры, чтобы не допустить духовного и физического рабства русских. Спустя полвека появился на свет Божий преподобный Сергий, «игумен Земли Русской», устро-

СОФИЯ 5


Н о в г о р о д с к а я е п а р х и я : история и современность итель русского государства, благословивший князя Дмитрия Донского на открытое противостояние, борьбу с Ордой. Это — Крестный путь нашей Земли, а всякий крест завершается славой! Жизнь прп. Сергия и блг. Александра проходила в молитве, молитвой они поддерживали других. Они те, кому мы должны подражать! Вручая архиерейские грамоты лучшим педагогам Новгорода, Старой Руссы, Валдая митрополит Лев пожелал всем учителям успешно воспитывать русских людей в наших детях. С приветствиями участникам чтений выступили: зам. главы Администрации Великого Новгорода Е. Ф. Филиппова, руководитель департамента образования, науки и молодежной политики Первое пленарное заседание XI Знаменских чтений Новгородской области А. А. Осипов, уполномоченный по правам ребенка в Московской Руси». В своем выступлении он показал Новгородской области Е. В. Филенкова, председатель комитета по образованию Админи- особенности литературы эпохи прп. Сергия Радострации Великого Новгорода С. Б. Матвеева, прези- нежского, эпохи формирования новой книжной традиции московского государства. Школа учеников и дент НовГУ им. Ярослава Мудрого А. Л. Гавриков. На первом пленарном заседании в день открытия собеседников прп. Сергия образовала новые центры чтений 8 декабря (оно проходило в помещении шко- монастырского делания и монастырской книжности. Проблемам практической работы на уроках лилы № 20) прозвучали три доклада: Г. А. Орловой — декана факультета педагогического образования, тературы с текстами житий русских святых были искусств и технологий НовГУ им. Ярослава Мудрого: посвящены интересные выступления преподавате«Святые Кирилл и Мария — родители преподобного лей Санкт-Петербургской Академии постдипломСергия», В. В. Кириченко — директора ГБОУ гимна- ного педагогического образования — М. Г. Беловой: зия №1520 г. Москва: «Роль чтения в духовно-нрав- «Школьный проект: прп. Александр Свирский. Разственном образовании и воспитании современных мышления об идеале и святости» и М. Б. Багге «Уроки школьников» и диакона Андрея Каурова — учителя Родины. Обращение к образам святости в литературе музыки МАОУ «ООШ № 20 им. Кирилла и Мефодия, русской эмиграции». Живой интерес слушателей вызвал доклад преподавателя НДУ: «Песнопения о преподобном О. Л. Церпицкой — зам. декана по научной работе фаСергии Радонежском от древности до наших дней». Второй день конференция работала в Новгород- культета международных отношений СПбГУ, посвяском Духовном училище в Свято-Юрьевском мона- щенный теме духовничества в политической истории стыре. Первая половина дня была посвящена пленар- России и Запада. Своими наблюдениями поделились ным выступлениям. Их открыл священник Констан- с участниками чтений педагоги П. П. Галанюк (г. Мотин Костромин — преподаватель, секретарь Ученого сква): «Духовное осмысление ис­то­­­ков — краеугольСовета СПбДА и С, кандидат богословия докладом: ный камень школьного исторического образования: «Преподобный Сергий и становление просвещения наследие парижской школы русского богословия», Н. И. Никитина (НовГУ) «Нравственный идеал Сергия Радонежского» и В. П. Лисицкая (РГГУ): «Вопросы религиозного воспитания в педагогическом наследии Павла Петровича Блонского». Н. Н. Жервэ — сотрудник Музея истории СПбГУ, выпускающий редактор журнала «София» познакомила участников чтений с «Миссионерством, православным краеведением и паломничеством в современных просветительских программах», рассказав о собственном опыте работы в РЦРО, НДУ и Школе православного экскурсовода на подворье Константино-Еленинского монастыря (Санкт-Петербург). В конце второго пленарного заседания Н. И. Петров Участники XI Знаменских чтений в школе № 20 им. Кирилла (Санкт-Петербург) поделился очень ини Мефодия тересными наблюдениями по теме: «Что

6 СОФИЯ

4/2013


Н о в г о р о д с к а я е п а р х и я : история и современность мы называем «двоеверием» в русской религиозной жизни?». После перерыва работали три секции, на которых было заслушано около 30 сообщений. Первая секция: «Русь преподобного Сергия Радонежского» проходила под руководством священника Святослава Цхая и преподавателя МАОУ «Основная общеобразовательная школа № 20 имени Кирилла и Мефодия» Л. В. Елькиной. Здесь главными докладчиками выступали дети, а педагоги только комментировали выступления. Очень приятно расширился спектр школ и возраст участников: от 2-го до 11-го классов. При подготовке выступлений они много читали и смотрели, причем все это глубоко прочувствовали. Основой их Второе пленарное заседание XI Знаменский чтений в зале выступлений также был образ прп. СерДуховного училища гия, его житие и его духовный подвиг. ва Мудрого. Доклад о. Александра об учительстве в Вторую секцию «Православная педагогика. История, современность, будущее» воз- Церкви вызвал огромный интерес участников секглавили иеромонах Арсений (Перевалов) и декан ции. В исторической традиции и сегодня учительство факультета педагогического образования, искусств имеет огромное значение в жизни каждого человеи технологий НовГУ им. Ярослава Мудрого Г. А. Ор- ка. Всякое учительство надо начинать с самого себя. лова. Здесь обсуждались проблемы православного Познание Бога через Иисуса Христа — главная цель образования и различные вопросы духовного воспи- христианина. Секция работала очень плодотворно, напряжентания: организация православно-ориентированного образования в общеобразовательной школе; первый но. Участвовало в выступлениях много учителей опыт организации и чтения курса по истории право- русского языка и литературы. Их особенно волнославной культуры и этики; православная педагогика в вала проблема раскрытие наследия прп. Сергия Расодержании общеобразовательных предметов; новые донежского на уроках русской словесности в школе. технологии и их применение; православная педагоги- Священник Николай Епишев (Старорусский район, ка в воскресной школе. Особенно богатый материал с. Борисово) сделал доклад «Эпоха преподобного был представлен преподавателями школ Старой Рус- отца нашего Сергия игумена Радонежского в нашем сы. Рассматривался даже такой вопрос, как «Актив- кинематографе (А. Тарковский «Андрей Рублев» и ные формы преподавания экономических образова- др.). Доклад сопровождался показом наиболее знательных программ в воскресной школе» (храм Свято- чимых эпизодов фильма. Познакомились слушатели го Великомученика Дмитрия Солунского в Великом и с «Православными маршрутами Старорусского края», представленными клубом «Порусье». Новгороде). На чтениях прошла работа мастер-класс — «СозЗаседание третьей секции возглавили протоиерей Александр Ранне — председатель Отдела по религи- дание объемной открытки к православному праздниозному образованию Новгородской епархии РПЦ ку. Православные храмы» (г. Боровичи, СОШ № 8). На закрытии чтений директор школы № 20 им. и О. С. Орлов, профессор института непрерывного педагогического образования НовГУ им. Яросла- Кирилла и Мефодия Т. В. Комогорцева благодарила всех участников за сотворчество, которое всегда дает прекрасные результаты. Приобщение к православной культуре является той движущей силой, которая определяет жизнь нашей страны. Вечером 9 декабря участники чтений собрались в Софийском соборе на всенощном бдении в канун праздника иконы «Знамения». Божественную литургию в Софийском соборе 10 декабря возглавили митрополит Новгородский и Старорусский Лев и епископ Боровичский и Пестовский Ефрем в сослужении духовенства Новгородской епархии. Праздник завершился трапезой в СвятоЮрьевском монастыре. Участники XI Знаменских чтьений в Новгородском духовном училище — Свято-Юрьевском монастыре

4/2013

Редколлегия

СОФИЯ 7


Н о в г о р о д с к а я е п а р х и я : история и современность

Учительство в Церкви

С

пособность обучаться и закреплять полученный опыт коренится в животной природе человека в рамках стремлений удовлетворять различные инстинкты, связанные не только с выживанием, но и с продолжением рода. Эти стремления, однако, приобретают особый смысл, когда человек начинает задумываться над самим фактом и смыслом смерти. В каждой культуре можно найти размышления над этим, во многом определяющим различного рода поведенческие стереотипы, феноменом. Суд Осириса в Египте, поиски бессмертия Гильгамешем в Древнем Шумере, платоновский идеализм или скептицизм Эпикура — по-разному влияли на поведение и упования людей, формируя культуру и ее ценности в некоторую устойчивую систему символов и представлений. В Древнем Израиле эта система представлений выстраивалась в контексте воспоминаний об освобождении из Египетского рабства под водительством Божиим и заключении Синайского Законодательства. «Вот заповеди, постановления и Законы, которым повелел Господь, Бог ваш, научить вас.., — читаем мы в книге Второзаконие. — И внушай их детям своим…» (Вт. 6, 1, 7). Этот древнейший способ передачи знаний от отца к сыну долгое время являлся основным, пока не появилась письменность. Но и тогда, и теперь сохранялись и сохраняются еще потомственные профессии, когда дети продолжают дело своих отцов, наследуя их умения, знания и опыт. Однако особенностью Древнего Израиля было то, что главным в его истории являлось именно учительство Бога. «И знай в сердце твоем, что Господь, Бог твой, учит тебя, как человек учит сына своего» (Вт. 8, 5). Сорокалетние испытания Израиля в пустыне были необходимым фактором закрепления одной наиважнейшей истины, о которой впоследствии, тоже в пустыне, вспомнит Иисус Христос: «Не хлебом единым будет жив человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Вт. 8, 3; Мф. 4, 4; Лк. 4, 4). Только при твердом усвоении идеи первичности духовных ценностей человек может рассчитывать на безопасность пользования материальными благами. В противном случае — материальные ценности становятся опасными для человека и его перспектив на осмысленное существование и права на вечность в Боге. Трудно себе представить, чтобы каждый человек мог не только слышать, но и адекватно понимать те поучения, которые посылает нам Господь многоразличным образом. Тем более, что Древний Израиль в силу своей культурной и цивилизационной неразвитости был связан коллективной ответственностью перед Богом. В 35 главе книги Исход рассказывается, как весь народ участвует своими умениями и талантами в деле устроения скинии Господней, в которой будет находиться во время длительных остановок Ковчег Завета со скрижалями — записанным Словом Божиим. И среди тех людей, которые своими умениями созидали и украшали место пребывания Благодати Божией (Шекина) среди народа, были и те,

8 СОФИЯ

кто должен был учить народ. «И способность учить других вложил в сердце его…» (Исх. 35, 34). Но эти учителя учили еще не Закону Божию, а только лишь своему мастерству в деле устроения Скинии Завета. Учителями же религиозной жизни, которая состояла в правильном соблюдении закона о нравственной и обрядовой сторонах жизни, были вожди, судьи и пророки. Первое же упоминание о собственно учрежденном религиозном учительстве мы находим во второй книге Паралипоменон, в которой повествуется о делах иудейского царя Иоасафата, сына Асы, правившего Иудеей с 914 по 889 годы до Р.Х. «И в третий год царствования своего, он (Иоасафат) послал князей своих.., чтобы учили по городам Иудиным народ, и с ними левитов, ‹…› и священников. И они учили в Иудее, имея с собою книгу закона Господня; и обходили все города Иудеи, и учили народ» (2 Пар. 17, 7–9). Еще более интересное свидетельство находится в 4-ой книге Царств. Из нее мы узнаем, как после пленения народа Израильского на его землях были поселены другие народы, но они не знали Бога этой земли и законов ее. Потому были подвержены различным бедствиям и наказаниям Божиим. И вот сатрапы ассирийского царя докладывают ему: «…народы, которых ты переселил и поселил в городах Самарийских, не знают закона Бога той земли…» И царь принимает решение: «И повелел царь Ассирийский и сказал: отправьте туда одного из священников, которых вы выселили оттуда; пусть пойдет и живет там, и он научит их закону Бога той земли» (4 Ц. 17, 26–27). В результате постепенно образуется самарянская культура — смешение языческих верований с Законом Моисея. Но самое главное, конечно, заключается в том, что иноземный повелитель понимает важность жизни иных народов в законе той земли, куда они переселены. Это как раз то, что совсем не всегда понимают современные руководители, не умеющие, зачастую, даже задуматься над тем, что может получиться в результате смешения различных (иногда взаимоисключающих друг друга) культур, и каково значение культуры исторической, определившей реальность современной цивилизации. В результате длительного собственного развития и влияния эллинистической культуры в Израиле получает развитие литература Премудрости. В книге Притчей мы читаем следующие наставления: «Ухо, внимательное к учению жизни, пребывает между мудрыми. Отвергающий наставление не радеет о своей душе; а кто внимает обличению, тот приобретает разум. Страх Господень научает мудрости, и славе предшествует смирение» (Прит. 15, 31–33). Смирение здесь оказывается основанием для истинной славы. Возникает вопрос: смирение перед кем? Понятно, что Бог является источником премудрости, и Он подает эти дары в соответствии с возможностями человека принять и осмыслить их как некое Божественное сокровище, как жемчужину, которую находит человек в поле и идет, продает все, чтобы только ее приобрести. Интересно, что в Талмуде под этой жемчужиной

4/2013


Н о в г о р о д с к а я е п а р х и я : история и современность понимается Закон — Тора, а Христос сравнивает ее с Царством Божиим. Именно книга Притчей дает основание сравнивать премудрость с сокровищем. «Она (т. е. Премудрость) есть неистощимое сокровище для людей; пользуясь ею, они входят в содружество с Богом, посредством даров учения» (7, 14). И еще чрезвычайно интересное высказывание: «…Она одна, но может все, и, пребывая в самой себе, все обновляет и, переходя из рода в род в святые души, приготовляет друзей Божиих и пророков, ибо Бог никого не любит, кроме живущего с премудростью»(7, 27). Здесь уже чувствуется начало олицетворения Премудрости Божией, которая воплотится во Христе Иисусе: «И Слово стало плотью и обитало с нами, полное благодати и истины» (Ин. 1, 14), — скажет евангелист Иоанн Богослов. Христос не случайно в Своей притче на место Торы ставит Царствие Божие. Исходя из слов Спасителя, его можно понимать только как бытие в любви Божией. А там, где любовь — закон не нужен, даже самый совершенный. Ведь он только детоводитель ко Христу, но никак не жизнь во Христе. Потому так категоричны обличения внешней ритуалистической формы бытия в законе. «Не то, что входит в уста, оскверняет человека; но то, что выходит из уст, оскверняет человека… фарисеи, услышавши слово сие, соблазнились…», а Христос, обращаясь к своим ученикам, говорит нечто еще более необъяснимое: «Оставьте их, они — слепые вожди слепых…» (Мф. 15, 11, 12, 14). Более того, Он открыто призывает «беречься учения фарисейского и саддукейского» (Мф. 16, 12). Они уже не могут претендовать на учительство, потому что тот закон, которому учили, исполнил свое предназначение. Христос явлен, Его нужно принять и Он, как и проповедовали пророки, изменит человеческое сердце, сделает его достойным вечности. Но для того, чтобы это случилось, Христа необходимо услышать и принять всем сердцем, как единственного Учителя и Спасителя. Довольно странно, на первый взгляд, выглядят слова Спасителя из Евангелия от Матфея: «Ученик не выше учителя… Довольно для ученика, чтобы он был, как учитель его…» (Мф. 10, 24). Каждый современный человек скажет, что всякий творчески подходящий к своему обучению ученик должен стараться превзойти своего учителя, потому что, в противном случае, будет невозможен никакой прогресс. Но именно здесь, говоря об учительстве, Господь хочет показать, что Он тот, Кто пришел возвещать Истину не от Себя, но от Отца Своего Небесного. Именно в этом смысле евангелист Иоанн предлагает нашему вниманию следующие слова Спасителя: «Иисус, отвечая им, сказал: Мое учение — не Мое, но пославшего Меня; Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я сам от Себя говорю» (Ин. 7, 16). Стремление к совершенству по Небесному Отцу предполагает бесконечный процесс, возможно, уходящий за пределы земной жизни. Но здесь важно еще и другое. Христос настаивает на том, что Он говорит не от Себя. Это принципиальнейший момент всякого христианского учительства. Тот, кто стремится познать волю Божию, всегда почувствует, некое психо-

4/2013

Протоиерей Александр Ранне выступает на секционном заседании XI Знаменских чтений в Духовном училище с докладом «Учительство в Церкви»

логически обостренное желание у обучающего навязать свое собственное видение проблемы, готовность обидеться при малейшем намеке на недоверие. Такой учитель или не до конца знает предмет суждения, или слишком убежден в своей собственной непогрешимости. «Говорящий сам от себя ищет славы себе, — говорит Христос, — а кто ищет славы Пославшему Его, Тот истинен, и нет неправды в Нем» (Ин. 7, 18). Только после этих предварительных замечаний, можно подходить к толкованию следующего места из евангелия от Матфея: «А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья; И отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; И не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник — Христос» (Мф. 23, 8–10). Главный учитель в любой благополучной семье — отец. И, как мы уже говорили, с древнейших времен учительство преподавалось всегда от отца к сыну. В древней литературе появился своеобразный жанр сборников нравоучительных поучений: в Египте это «Поучение визиря Птаххеттепа своему сыну», в Библии, в Притчах со второй главы автор обращается к слушающим со словами «сын мой!», а 4-ая глава начинается возгласом: «Слушайте, дети, наставление отца…» (Притч. 4, 1). Можно еще вспомнить и произведение Аристотеля «Этика к Никомаху». Так вот, Христос учреждает только одно истинное учительство: то, которое своим источникам имеет волю Божию и которое приводит человека ко спасению.

СОФИЯ 9


Н о в г о р о д с к а я е п а р х и я : история и современность Всякий человек в Церкви, облеченный правом учить, обращается к слушающим его от имени Церкви, главой которой является Христос. В этом отношении интересно проанализировать формулу, которая отражает власть римского Папы и выработана после I и II Ватиканских соборов. Она звучит примерно так: «Римский Первосвященник, когда высказывается по вопросам веры и нравственности ex catedra (т. е. от имени Церкви) — безошибочен». Для нас, православных христиан, не только римский епископ является наместником Христа на земле, но и каждый епископ, занимающий свою кафедру, восседающий во время богослужения на горнем месте являет собой (символизирует) Христа и проповедует от Его имени. На этом настаивал еще святой Ириней Лионский. Кроме того, епископ имеет власть делегировать свое право проповедовать от имени Церкви священнослужителям и даже, в особых случаях, мирянам. Возникает вопрос: как же быть с теми епископами, священнослужителями и мирянами, которые впадали и, к сожалению, впадают в ересь? Ведь на протяжении двух тысячелетней истории Церкви таких случаев было достаточно много? Понятно, что на ошибки мирян указывают епископ или священник, на ошибки священника — епископ, а на ошибки епископа — собор епископов. Но в истории Церкви были и неправедно судившие по различным вопросам соборы. На их ошибочность указывала живущая внутри Церкви Благодать Истины Христовой. Церковь Сама в Себе преодолевала и преодолевает ереси и другие внутри церковные недуги. Однако необходимо подчеркнуть, что в данном случае имеются в виду некоторые основные истины веры и нравственности, вне которых неправедно учащий оказывается вне Церкви. Жизнь же богата различного рода оттенками, правильные решения по которым будут зависеть от многочисленных сопутствующих обстоятельств. Эти обстоятельства бывают сложно разрешаемыми не только для простого не искушенного верующего, но и для священнослужителя. На этой почве очень часто рождаются различного рода психологические и духовные проблемы во взаимоотношениях между членами приходов и священнослужителями. Прежде всего, представляется совершенно ошибочным переносить в мирскую жизнь практику монастырского руководства или духовного сопровождения опытным монахом начинающего инока. Причем и здесь необходимо подчеркнуть, что такое сопровождение осуществляется опытным монахом не самовольно, но по благословению настоятеля монастыря. В мирской жизни такого рода духовное попечение невозможно, так как никакой священник не способен каждый день анализировать все мысли и поступки своих прихожан, как бы опытен он ни был. Кроме того, если монах, принимая постриг, отрекается от своей воли, то в мирской жизни обязанностью священника является не подчинение себе воли другого, своего прихожанина, а, наоборот, помощь ему в навыке принимать самостоятельные ответственные решения в жизни. Поэтому сам священник, прежде всего, должен быть примером в вере и жизни, как об этом и говорит в послании к Тимофею апостол Павел: «Никто да не пренебрегает юностью твоею; но

10 СОФИЯ

будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте». Для того, чтобы безошибочно учить от имени Церкви, священнослужитель должен быть целиком погружен в жизнь Церкви, Ее скорби, учение. Постоянно иметь пред лицем своим образ Живого учащего Христа, вникая в евангельские истины посредством совокупного церковного опыта. Потому так современно звучат и сегодня для каждого молодого пастыря слова апостола Павла, обращенные к Тимофею: «Доколе не приду, занимайся чтением, наставлением, учением. Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства. Вникай в себя и в учение, занимайся сим постоянно; ибо так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя» (1 Тим. 4). Ключевыми здесь являются слова «вникай в себя и в учение». Всякий верующий, и особенно, конечно, священнослужитель, должен быть обеспокоен своей внутренней жизнью и жить верой и учением Церкви. Это было и остается особенно важным еще и потому, что после Воскресения Христова мир переживает последние времена и, хотя о сроках конца мира мы ничего не знаем, но понятно, что он неминуемо приближается, а не отдаляется. А потому все более актуальными для нас становятся предостережения апостола Павла: «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духамобольстителям и учениям бесовским. Чрез лицемерие лжесловесников.., запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением» (1 Тим. 4). Очень показательной является практика акцентированного внимания на определенных второстепенных, а, в некоторых случаях и надуманных, проблемах, в ущерб главному. В некоторых случаях это приводит и к совсем нехристианской практике жизни, замыкающейся на обрядоверии. Опасность здесь заключается в том, что абсолютизация внешней формы обряда совершенно выхолащивает его содержание и погружает верующего в языческую ментальность. Опять же приходится вспоминать слова апостола Павла: «Негодных же и бабьих басней отвращайся, а упражняй себя в благочестии». Хочется все же закончить доклад словами Ветхозаветного пророка Иеремии: «И уже не будут учить друг друга, брат — брата и говорить: «познайте Господа», ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого…» (Иер. 31, 34). Познание Бога через Иисуса Христа — главная цель жизни христианина и учительства в Церкви. Бог познается не только через осмысление творения и Откровения, Он познается и через передачу и осмысление Предания Церкви, через осмысление исторических уроков и жизненных противоречий. Христианину, таким образом, есть чем заниматься в жизни. И в этом контексте учительство в Церкви приобретает огромное значение для осуществления главного смысла существования истории вообще — спасение человека через приобщение его к вечному Царствию Воскресшего Христа. Протоиерей Александр Ранне председатель епархиального Отдела по религиозному образованию и катехизации

4/2013


П амятные

даты К 900-летию Николо-Дворищенского собора

Второй после Святой Софии*

В

1113 г. по заказу сына Владимира Мономаха князя Мстислава в его городской усадьбе на Торговой стороне был заложен храм во имя св. Николая Мирликийского. О времени завершения строительства письменные источники не сообщают. Исходя из сроков строительства подобных храмов в Киеве (Успенский собор Печерской Лавры) во второй половине XI — начале XII вв. храм мог быть возведен за три-четыре года. Сохранившиеся фрагменты росписи по стилистическим особенностям датируются вторым десятилетием XII в. и, надо полагать, появились сразу после окончания строительных работ. Композиция «Иов на гноище» соотносится исследователями с легендарным сообщением о болезни заказчика храма князя Мстислава и его исцелением, благодаря иконе св. Николы, обретенной посланцами князя в водах Ильмень-озера. Все это позволяет довольно уверенно утверждать, что между началом строительства храма, его завершением и созданием росписи не было сколько-нибудь значительного временного разрыва. Между возведением Софийского собора и продолжением каменного строительства в начале XII в. прошло более 50 лет. По каким-то причинам за это время не было построено ни одного каменного храма. На фоне интенсивного каменного строительства в Киеве отсутствие каких-либо строительных инициатив в Новгороде кажется несколько странным. Возможно, причина такой ситуации в обстоятельствах социальной жизни, но не исключено, что в храмовом строительстве не было насущной потребности, учитывая драматические события, связанные с крещением новгородцев. Никольский собор стал вторым после Софии каменным храмом города. Нередко в нем видят символ зримого самоутверждения княжеской власти в условиях ее начавшегося ослабления. Заметим, что постройка каменного храма на Руси всегда была не только благочестивым деянием, но и эффективным способом утверждения авторитета заказчика. Недаром именно инициатор возведения храма, заказчик, а не зодчий * Публикация подготовлена в рамках работы над НИР 5.39.1061.2012 «Новгородская строительная техника и технология (XI– XV вв.). Универсальный справочник».

4/2013

постоянно называется летописцем и считается истинным создателем постройки. Никольскому собору выпала еще одна важная роль, на которую стоит обратить внимание. С принятием новой веры перед светской и церковной властью возникла грандиозная задача христианизировать не только население, но и городскую среду. Наиболее действенным опознавательным знаком этого процесса должны были стать возводимые в городе и его окрестностях христианские храмы, способные придать городской и природной среде нравственной облик, формировать у людей основы христианского сознания. Никольскому собору, наряду с Софией, в этом исторически значимом деле предстояло сыграть важную роль. Все храмы Новгорода начала XII в. ориентированы на Волхов. Река в пределах города — это не только часть знаменитого торгового пути, но и его главная «улица», мощный градообразующий фактор. Благовещенская церковь (1103) и Никольский собор освятили особо важные в социальной структуре города места княжеских резиденций. Соборы Юрьева (1119) и Антониева (1117–1119) монастырей визуально соотнесли окрестности с городом, стали образами углубленного освоения христианских ценностей. Как высотные доминанты они акцентировали наиболее значимые пункты городской среды и наиболее выигрышные особенности природного ландшафта.

Николо-Дворищенский собор. Вид с юго-востока после реставрации. Фото 2007 г.

СОФИЯ 11


памятные даты

Николо-Дворищенский собор. Вид с юго-востока до реставрации. Фото 1947 г.

Христианское лицо города с этого времени оказалось обращенным к Волхову. Поставленный на вершине береговой гряды, Никольский собор до конца XVII в. сохранял доминирующее положение в центральной части Торговой стороны. Более того, храм стал первым звеном, положившим начало той картинной композиции из построенных вскоре храмов (Ивана на Опоках, Успения, св. Георгия, вмц. Параскевы Пятницы), которые почти в линию вознеслись над Торгом и уравновесили могучий массив Детинца. В дальнейшем сложившийся в начале XII в. ансамбль города по сторонам «главной улицы» можно было лишь дополнять и разнообразить, но ядро этого уникального целого, его идея оставались неизменными. Постройка Никольского собора знаменует начальный этап культа св. Николая Мирликийского на Руси. Судя по посвящениям церквей, в домонгольский период культ Николы не носил такого целенаправленного характера как культ Спасителя, Богоматери, архангела Михаила, свв.Георгия, Бориса и Глеба, хотя первое упоминание о церкви во имя святого Николая содержится в летописи под 882 г. (на месте захоронения Аскольда и Дира). Внимание к личности святого в христианском мире обострилось в связи с перенесением его мощей из Мир Ликийских в Бари (1087). Возможно, новгородский храм стал одним из откликов на это событие. По житию св. Николай — «спаситель и добрый защитник». Он милостив, творит тайные благодеяния, спасает путешествующих по морю, помогает страждущим, исцеляет больных. Прославлению святого на Руси способствовало чудо в Киеве: заступничеством святого был спасен утонувший в Днепре ребенок. О почитании Николы в Новгороде свидетельствуют и древнейшие новгородского происхождения иконы святого (ГРМ. ГТГ).

12 СОФИЯ

Никольский собор возводился на основе сложившейся к началу XII в. киевской традиции. При Владимире Мономахе каменное строительство далеко выходит за пределы южнорусских земель. В этом процессе Новгороду принадлежит первенствующее место. Князь Мстислав, вероятно, при содействии своего отца Владимира Мономаха привлекает для возобновления каменного строительства в Новгороде мастеров, известных своими постройками в Киеве и Переяславле. Возглавлял группу мастер Петр, которому вполне обоснованно приписывается авторство не только Георгиевского собора Юрьева монастыря, но и Благовещенской церкви на Городище и Никольского собора на Ярославом дворище. Киевская типология обретает в архитекту ресобора индивидуальные стилистические особенности. Прежде всего, это сказывается в подчеркнутом вертикализме объемно-пространственной композиции и пятиглавии, которое в киевских храмах второй половины XI в. неизвестно. Использование местного строительного материала, учет опыта мастеров, возводивших Софийский собор, стройная рядоположенность окон и ниш на фасадах и в целом плотная компактность объема способствует впечатлению поновгородски могучей, концентрированной силы. Первоначальный облик Никольского собора внутри и снаружи неоднократно подвергался искажениям, иногда весьма существенным. Непоправимый ущерб первоначальному интерьеру нанесен сооружением междуэтажного перекрытия, сначала, в конце XV в. деревянного, а затем и каменного (конец XVII в.). В XVIII в. художественному достоинству храма был причинен особо чувствительный урон устройством четырехскатной кровли вместо закомарной и разборкой верхних частей боковых барабанов. В XIX в. с севера и с запада появились пристройки, а в интерьере храма уложен чугунный пол. И это далеко не полный перечень порчи форм XII века. XX век в истории собора прошел под знаком исследовательской работы археологов, искусствоведов и реставраторов. Медленно, но неуклонно собирался документальный материал для восстановления первозданного образа собора, исходя, разумеется из принципов современной научной реставрации. Много и плодотворно над изучением собора работал Г. М. Штендер и возглавляемая им группа архитекторов. Графическая реконструкция собора и несколько вариантов эскизного проекта реставрации стали итогом научно-исследовательского изучения памятника. В осуществленном проекте сохранены поздние пристройки и остался почти неизменным интерьер, разделенный междуэтажным перекрытием. Восстановлены четыре боковых барабана и закомарное завершение фасадов, древние оконные проемы и ниши. Ведутся работы по вертикальной планировке территории вокруг собора, предполагающие выход на уровень дневной поверхности XII в. Реставрация завершена в 1999 г. Сопоставляя еще совсем недавний облик памятника, обезображенный поздними искажениями, с явленным результатом реставрационных усилий, испытываешь чувство восторжествовавшей справедливости, встретившись лицом к лицу с великолепным архитектурным автопортретом Великого Новгорода начала XII века.

4/2013


памятные даты …В конце 80-х гг. прошлого века наша архитектурно-археологическая экспедиция работала в интерьере подцерковья. Самой прозаической и неблагодарной была расчистка подцерковья от плотно слежавшегося многослойного мусора. Зато потом в таких трудовых буднях наметились небольшие просветы в виде вполне осязаемых исследовательских результатов: раскрылись ленточные фундаменты, первоначальный пол собора, отпечатки основания деревянного иконостаса и т. д. Не все особенности нижних частей здания были понятны с первого взгляда, возникали вопросы: поперечная стенка выделяла древнюю восточную часть дьяконника с пониженным полом, куда вели две каменные ступени. Зачем понадобилось такое необычное устройство? По всей площади центральной и южной апсиды под первоначальным полом лежит мощная, более полутора метров

толщиной сплошная платформа из валунов и плитняка в верхней части. И опять возникают вопросы о ее конструктивном или символическом смысле. Никольскому собору 900 лет. У здания столь почтенного возраста не только могут, но и должны быть тайны, и архитектурно-археологические, пожалуй, не из самых сложных. Многое остается скрытым от нас навсегда. Ведь собор был свидетелем и участником многовековой истории Великого Новгорода. В. Булкин кандидат искусствоведения доцент СПбГУ Фотографии — см.: Архитектурное наследие Великого Новгорода и Новгородской области / Сост. М.И. Мильчик. СПб., 2008.

Почитание святого Николая Чудотворца в Великом Новгороде

В

Почитание святого на русской почве постепенно 2013 году Никольскому собору на Ярославовом дворище в Великом Новгороде исполни- приобретает специфические черты. Так, в отличие от лось 900 лет. Новгородское предание связы- Константинопольской церкви, перенесение мощей вает основание храма с чудесным явлением святителя в Бари отмечается здесь богослужебным круглой иконы св. Николая Мирликийского и ис- праздником, который был установлен киевским мицелением от нее князя Мстислава. Эта икона долгое трополитом в конце XI в. В связи с этим была составвремя хранилась в соборе как главная святыня, но ее лена служба, в которой нашли отражение различные следы теряются в XVII в. Представление о ней дают аспекты почитания святителя: «Всем христианам нанаиболее ранние сохранившиеся иконы-списки XIV дежда, и униженным великий заступник, и болеющим целитель, печальным утешитель и к Богу от людей хои XVI вв. Николо-Дворищенский собор — древнейший датай, попроси мир для князя и спаси нас от присутрусский храм в честь Мирликийского чудотворца и ствия поганых…». Тогда же стала складываться живторой по древности сохранившийся храм России. тийная литература, в которую входили чудеса святоПочитание св. Николая как покровителя и защитни- го, случившиеся на Руси (чудо о киевском младенце, ка князя и знати пришло в Новгород из Киева. Там, чудо «над половчином» и др.). Позднее на Руси был установлен еще один день согласно «Повести временных лет», еще в 882 г. существовал Никольский храм на могиле князя Аскольда, почитания — Рождество св. Николая. Он существоа во второй половине XI в. была сооружена церковь вал в богослужебной практике Новгорода с первой Николы Иорданского, с которой связывается «Ска- половины XVI до начала XVII в. В этот день провозание о чуде св. Николая над половчином». В конце дился торжественный крестный ход в Никольский XI в. Никольская церковь была построена в Новгоро- Розважский монастырь: «И ходит святитель со де-Северском. В русле этой традиции в 1113 г. в Новгороде Великом св. Николаю посвящается главный престол церкви на территории княжеского двора, а в 1165 г. князем Святославом строится Никольская церковь близ загородной княжеской резиденции на Городище. О том же свидетельствует и изображение св. Николы на южном фасаде церкви Спаса на Нередице, построенной по заказу новгородского князя Владимира Ярославича в 1198 г. Когда-то фасад НиколоДворищенского собора также украшало изображение Николая Чудотворца, которое запечатлено на иконе «Видение пономаря Тарасия» конца XVI в. Поздние источники зафиксировали место расположения еще одного образа св. Николы на восточном фасаде собора, над горВеликий Новгород. Торговая сторона. Начало XX в. ним местом.

4/2013

СОФИЯ 13


памятные даты властьми от Софеи со кресты к Николе чюдотворцу на Розважу». C XIII в. в почитании Мирликийского епископа все отчетливее заметен новый оттенок. В некоторых текстах святой предстает как продолжатель дела апостолов. Его лик теперь почти обязателен в храмовой росписи, а в посвященных ему церквах часто изображается житийный цикл святого. В составе иконостасов, как правило, иконы св. Николая включаются в деисусный чин в числе первоапостолов Петра и Павла и великих отцов Церкви Василия Великого, Иоанна Златоуста и Григория Богослова. Его изображения встречаются на выносных двухсторонних иконах, хоругвях, на процессионных крестах. Главный акцент в текстах посвященных ему служб ставится на чистоте пастырского служения святого — «в мире людям пастуха и учителя». Образ св. Николы — идеального пастыря — был особенно близок и значим для Новгорода, в жизни которого роль архиепископа была необычайно велика. О духовном значении св. Николая в религиозной жизни Новгорода свидетельствуют строительство необычайно большого количества Никольских церквей и приделов, монастырей, появление множества чудотворных образов святого, сказаний, повествующих о его помощи, формирование особых традиций и обычаев почитания. Среди последних: установление в XVI в. нового праздника — Рождества св. Николы и учреждение с середины XVIII в. крестного хода в Николо-Дворищенский собор на день перенесения мощей. Празднование Рождества св. Николая — знаменательное событие в жизни города, поскольку Православная церковь отмечала лишь три рождества: Христа, Богоматери и Иоанна Предтечи, а святых прославляли в дни их успения, обретения и перенесения мощей. Ко времени установления нового праздника повсеместно праздновались два дня в честь св. Николая (память — 6/19 декабря и перенесение мощей — 9/22 мая), а также совершалось прославление святителя в седмичной службе, проводимой по четвергам. День успения святого отмечался в Никольском соборе отправкой «по старине» в Москву «государских заздравных просфор и вощаников со святою водою».

Николо-Дворищенский собор. Открытка нач. XX в.

14 СОФИЯ

В XV–XVII вв. Новгород продолжал оставаться главным центром почитания святого. В XVI столетии даже существовал Никольский конец, располагавшийся к северу от вала Окольного города Торговой стороны и получивший название по Никольскому монастырю в Приворотниках. В XVII в. новгородцы продолжали собираться по звону колокола у стен Николо-Дворищенского храма во время важных событий. Известен местный обычай брать из НиколоДворищенского собора чудотворную круглую икону св. Николая в дома для совершения молитв. На протяжении веков на Руси слава св. Николы росла, обогащаясь различными оттенками почитания, и постепенно приобретала всеохватный характер. Количество Никольских престолов превосходило численность других посвящений. Вместе с тем, В. О. Ключевский подметил, что в исторических источниках XVI–XVII вв. чрезвычайно редко встречается имя Николай, особенно в высших классах общества. Он объяснял этот факт особым благоговением, с каким русский народ относился к памяти Николая Мирликийского. Образ Николая Чудотворца как грозного помощника против врагов отечества и Православной церкви, как «опора Церкви», «благочестия столп», «правило веры», «верных поборник», «защитник правоверных» — был как никогда актуальным в годы Смутного времени и шведской интервенции, за которыми следовали мятежи и церковный раскол. На помощь этого святого уповали и в тревожное время петровских преобразований. Крестьянство, составлявшее большинство населения России, чтило св. Николая как покровителя земледелия, скотоводства и торговли. Ревностное отношение к св. Николаю крылось в глубокой вере народа в «скорое заступничество» святого и в уповании на его реальную помощь во всех делах. В этот период св. Николай утверждается как самый чтимый общерусский святой. Почитание святого, ставшее в XVII–XVIII вв. всеобъемлющим, сохраняется неизменным и в наши дни. О духовном значении для Руси образа св. Николая красноречиво свидетельствует запись в сборнике житий и сказаний XVI в.: «В латынских странах тело его лежит, а на небеси святая его душа, а в нас в Руси милосердие его и чюдеса неизреченныя». Св. Николай преставился около 345 г. в городе Миры Ликийские в Малой Азии, где прошла основная часть его епископской деятельности. Его мощи были положены в кафедральном храме, сразу превратившись в объект местного почитания. В Константинополе культ св. Николая Мирликийского утвердился в IV–VII вв. Христианская церковь стала отмечать память святителя в день его успения. В связи с праздником создавались необходимые для богослужебного почитания житийные и гимнографические тексты, авторами которых были выдающиеся византийские литераторы: Андрей Критский; Мефодий, патриарх Константинопольский; Симеон Метафраст и другие. К рассказу о житии святителя добавлялись многочисленные посмертные чудеса, прославившие его как защитника невинно осужденных, доброго и щедрого покровителя бедных, спасителя пострадавших в водной стихии, непоколебимого защитника православия. Это привело к повсеместному распространению

4/2013


памятные даты святого и сопровождается жикульта св. Николая в христиантием, называемым «Хождение». ском мире. В Киевской Руси его Уже в названии подчеркнута почитание начинается еще в IX в. близость текста к литературнои связано, вероятно, с принявшиму жанру апостольских хождеми христианство купцами, счиний. «Хождение» представляет тавшими Николая своим святым церковную проповедь на день покровителем. После крещения памяти св. Николая. русских земель культ МирлиВ ряде восточнославянских кийского епископа становится и переработок «Хождения» опикняжеским. сывается чудо, произошедшее В Древней Руси было изна Вселенском соборе в Никее, вестно несколько десятков разполучившее широкое распроличных литературных произстранение в иконографии святоведений, связанных с именем го. Согласно преданию, во время св. Николая, в том числе два его Никейского собора св. Николай, жития: одно — Симеона Метафвозмущенный выступлением раста, X в.; второе — так называАрия против святых отцов, дал емое «Иное житие». При этом еретику пощечину. Арий пожажитие Николая, архиепископа ловался императору, председаМир Ликийских, жившего в IV в., тельствовавшему на соборе. По смешивалось с деяниями другого решению епископов, Николай Николая, епископа Пинарского был лишен сана и заключен в (Сионского), жившего также в темницу. Однако Христос и БоЛикии в VI в. городица вернули святому знаки На Руси сначала получило епископского достоинства  — распространение «Иное житие», Евангелие и омофор. Изображеили «Житие и жизнь преподобние этого чуда вошло в иконогранаго отца нашего Николы». В фию и акцентирует высочайший греческих текстах принято настатус Николы в православной звание «Житие Николая Сионского». Наименование «Иное» Миниатюра из «Жития св. Николая иерархии святости. Чудотворца». XVI в. В «Хождении» св. Николай выв славянском переводе введено для его отличия от сочинения Метафраста. По сво- ступает как продолжатель дела апостолов. Под влией форме это произведение близко житиям русских янием этого текста на Руси сформировалось предпреподобных, основателей монастырей. В нем опи- ставление о св. Николае как идеальном святителе. сывается жизнь монаха Николая и монастыря Свя- Подтверждением тому служит и случайная ошибка того Сиона. В полном виде версия «Иного жития» русского переписчика, который вместо «епископа включала еще прижизненные чудеса святого, Сказа- Ликийского» написал «епископа Вселенского». Такое представление стало причиной появления ние о посмертных чудесах и одно или несколько похвальных слов. Старший полный список «Иного жи- изображений св. Николая на предметах разнообразтия» датируется концом XIV в. Более ранние списки, ного богослужебного применения: напрестольных в том числе список ХII в., содержат только выборки крестах, звездицах, панагиях, священнических эниз Сказания о посмертных чудесах. Эта версия жития колпионах, наперсных крестах. Двухсторонняя выимела наибольшее распространение в русской книж- носная икона XIX в. в виде звезды объединяет два ности. Она явилась литературной основой большей особо значимых для Новгорода культа: Николая Чучасти древнерусских житийных икон. К «Иному жи- дотворца и иконы «Богоматерь Знамение». В поздней иконографии св. Николай достаточно тию» восходят сюжеты «Рождество св. Николы», «Чудо в купели», «Приведение во учение», «Исце- часто изображается в митре, выступая перед зрителение сухорукой», «Поставление в чтеца (диакона, лем со всеми регалиями архипастырской власти. Изначально почитание св. Николая на Руси попресвитера)», «Чудо о древе», «Чудо о кладезе» и др. В XV в. на Руси стал известен текст Жития св. Ни- лучило распространение в аристократической среколая, составленный в конце Х в. Симеоном Метаф- де, которая восприняла святого как покровителя и растом. Появление перевода Метафрастова жития защитника князя и знати. Об этом свидетельствуют связано с реформой славянского богослужения и княжеские печати Святослава Ярославича, Мстислабогослужебных книг и так называемым «вторым ва Владимировича, Всеволода Мстиславича, Святосюжнославянским влиянием» на восточнославян- лава Ольговича. В XI–XIII вв. в составе княжеских христианских скую письменность. В это время были сделаны переводы тех греческих житий и похвальных слов, чтение имен имя Николай встречается только трижды. Это, которых предписывалось нововведенным у славян прежде всего, Святослав (Николай) Ярославич, сын Иерусалимским церковным уставом. Повествование Ярослава Мудрого (1027–1076) — черниговский (с Метафраста приведено в соответствие с традицион- 1073 г. — киевский) князь. Он был любителем книг, о чем свидетельствуют два изготовленных по его заной схемой византийских житий. В трех ранних южнославянских списках Метаф- казу Изборника 1073 и 1076 гг., содержание которых растово житие положено к чтению на день успения отчасти соответствует типу «энциклопедии».

4/2013

СОФИЯ 15


памятные даты Второй из князей — носителей имени этого свя- ляется списком, сделанным «в меру» чтимого образа; того — Святоша-Никола (1080–1142) — сын черни- сохранившиеся слои живописи датируются 1530– говского князя Давыда Святославича. В 1123 г. его 1540 гг. Известно, что в XIX — начале XX в. она находочь вышла замуж за новгородского князя Всеволода дилась в приделе св. Варлаама Хутынского, устроенМстиславича, старшего сына заказчика Никольско- ном в северной части западной паперти собора. го собора Мстислава. С 1107 г. Святоша удалился в С чудотворной круглой иконы св. Николая делаПечерский монастырь. Киево-Печерский патерик лись многочисленные списки. Один из них, создансохранил сведения о его монашеских добродетелях. ный в конце XVI в. и превышающий древнюю икону Святоша был единственным князем, надевшим мона- на 13,5 см в диаметре, приобрел особое значение. шескую куколь добровольно и не на смертном одре. По-видимому, именно этот образ был установлен в Имя Святоша может быть понято как прозвище: пятиярусном иконостасе Николо-Дворищенского «благочестивый, святой в жизни». Возможно, ему собора в качестве храмового. Описание в Инвентарпринадлежала печать XII в. с изображением св. Ни- ной описи имущества Новгородских соборных церкколая на обеих сторонах и круговой надписью: «Го- вей 1748 г. сообщает о его богатом убранстве: «…риза споди помози рабу твоему». кованая позлащенная венец сребряной позлащенный И, наконец, Святослав (Николай) Ольгович (меж- вкруг венца обнизано жемчугом и гранеными камеду 1090–1100 — 1164) — сын Олега Святославича, нии. Как около риз так и по полям обложен сребром занимавший новгородский престол с июля 1136 г. по басменым позлащенным вышиною 12 вершков, широапрель 1138 г. и с декабря 1139 г. по февраль 1141 г. и тою 12 вершков. Пред ним две лампады: первая малая дважды изгнанный из Новгорода. Он был отцом кня- хрустальная, вторая большая медная, на медных цезя Игоря, героя «Слова о полку Игореве» и иници- почках. Чудеса Николая Чудотворца — на них седмь атора неудачного похода против половцев в 1185 г., венчиков сребряных позлащенных длиною 3 аршина и близким другом новгородского епископа Ни3 вершка, широтою 2 аршина 4 вершка». фонта, о чем свидетельствует данная им В XIX в. исследователи новгородской владыке жалованная грамота 1137 г. старины считали, что в иконостасе наО связи строительства Николоходился оригинал круглой иконы, Дворищенского собора с чудесисцелившей князя Мстислава. Для ным исцелением князя Мстиснего в 1886 г. был изготовлен селава от тяжелой болезни бларебряный оклад, на оборотной годаря образу св. Николая на стороне которого иллюстрикруглой иконе сообщает Новруется сказание о «новгородгородская третья летопись: ском чуде», явленном св. Ни«…и за сие преславное чудо колаем. По преданию, тяжело великий князь Мстислав ‹…› заболевший новгородский воздвигнуша церков каменкнязь Мстислав Владимирону прекрасну на дедине дворе вич, наслышанный о чудесах на Ярославле, во имя иже во от мощей святителя, а также о святых отца нашего Николая его чудотворной иконе, хранивархиепископа Мир Ликийских шейся на полатях Софии Киевчудотворца, и подписаша стенным ской, следуя повелению явившегописмены, и чудную ону икону в ней ся ему во сне св. Николая (на окладе поставиша». этому эпизоду соответствует компоВероятно, сказание о круглой «Св. Николай Чудотворец». зиция в нижнем правом сегменте), иконе было составлено при новгонаправил посольство в Киев за его Конец XVI – начало XVII в. родском архиепископе Евфимии II Из местного ряда иконостаса чудотворным образом (композиция (1429–1458). В его основу легли ре- Николо-Дворищенского собора нижнего левого сегмента). Из-за раальные события, описанные в германзыгравшейся бури посланцы смогли ских источниках XII–XIII вв. В них повествуется об добраться лишь до острова Липно на озере Ильмень, исцелении раненного на охоте новгородского князя, где обрели в волнах эту чудотворную икону (верхний но только силой не св. Николая, а св. Пантелеймона. левый сегмент). Ее торжественно встретили в НовИкона, упоминаемая в легенде, вероятно, являлась городе (верхний правый сегмент); а после молитвы и списком с чудотворного образа, хранившегося в окропления святой водой, полученной от омовения Св. Софии Киевской, и скорее всего была написана иконы, князь Мстислав исцелился и дал обет построспециально для строившегося Николо-Дворищен- ить для иконы большой храм. ского собора. Необычная круглая форма иконы восПроведенная в 1913–1914 гг. реставрация иконы ходит к распространенным в рaннехристианском позволила уточнить ее датировку — не ранее конца искусстве произведениям, которые имитировали XVI в. В ходе проведенных по этому поводу исследоформу щита, символизировавшего триумф, победу. ваний выяснилось, что под серебряным позолоченОб особой значимости новгородского чудотворного ным окладом 1886 г. находится более ранний басменобраза свидетельствует и вывоз его Иваном III в Мо- ный оклад. С живописи лика и одежд святителя была скву, в кремлевскую церковь Рождества Богородицы, удалена потемневшая олифа, выполнены прописи на где он, видимо, погиб во время пожара 9 мая 1627 г. его благословляющей руке, заново написаны ворот Дошедшая до нашего времени икона, написанная подризника и, очевидно, Евангелие с изображением на старинной (предположительно, XIII в.) доске, яв- Распятия; удалены золотые орнаменты с омофора.

16 СОФИЯ

4/2013


памятные даты

«Св. Никола Зарайский с житием». 1647 г.

К XIV в. в Новгороде Великом получает распространение еще один иконографический тип, восходящий к Зарайскому образу св. Николая, о чем свидетельствуют несколько икон этого времени. Согласно преданию, желая «тамо быти, и чудеса творити, и место прославити», св. Николай явился в 1225 г. во сне пресвитеру Евстафию с приказом отнести в Рязань чудотворную икону с его изображением, хранившуюся в Корсуни в храме Апостола Иакова, брата Иоанна Богослова. В этом храме когда-то крестился равноапостольный князь Владимир Святославич. Длинное путешествие Евстафия в Рязань пролегло морским, а затем речным путем до Великого Новгорода, где тогда княжил Александр Невский. Здесь икона святителя явила множество чудес, одно из которых связано с женой Евстафия. Из Новгорода чудотворный образ св. Николы был перенесен в рязанские земли и там торжественно встречен князем Федором Юрьевичем Рязанским, которому явившийся во сне святой обещал «венец Царства небесного». После смерти князя Федора Юрьевича, убитого по приказу хана Батыя, его супруга и сын расстались с жизнью. Место их смерти стали называть Заразск, «по той причине, что благоверная княгиня Евпраксия с сыном князем Иваном сама себя „заразила — расшибла до смерти“». Этот эпитет стали применять и к корсунскому образу, называя его «Заразским», а позже — «Зарайским». В Зарайской иконографии св. Николая акцентирована тема литургического служения: святитель изображается в момент, когда, символизируя собой Христа, выходит в центр храма для проповеди Слова Божия. Отличительной особенностью этой иконографии является поза святителя, представленного в рост, с Евангелием (чаще всего закрытым) на покровенной левой руке и с отведенной в сторону благо-

4/2013

словляющей десницей. Никола представлен в литургических одеяниях. В некоторых ранних изображениях — это простая, ничем не украшенная фелонь, но уже в XIV в. доминирующим становится вариант, когда святитель облачен в украшенную крестами фелонь (полиставрий). Из-под нее видны епископская палица (епигонатий) и епитрахиль. С плеч спускается омофор. «Зарайский» образ святителя Николая в окружении клейм его жития получает распространение в XIV–XVI столетиях. Однако особую популярность он приобретает в XVII в. в связи с важной ролью, которую сыграли город Зарайск и хранившаяся в нем икона св. Николы в событиях Смутного времени. Вариантом, близким Зарайскому иконографическому типу, стал Можайский образ св. Николая. Появление этого иконографического извода связано с чудом спасения города Можайска. Согласно местной легенде, во время осады города монголо-татарами в XIV в. над городским Никольским собором явился сам святитель, держащий меч и храм, обнесенный крепостью. К удивлению и радости осажденных жителей города, это необычное и страшное видение ввергло неприятеля в бегство. В знак благодарности была сделана деревянная скульптура, воспроизводившая спасительное видение. Она почиталась как своеобразный палладиум города и дала начало появлению нового иконографического типа. Можайский образ епископа-воина во многом отражал дух той эпохи и стал наделяться политическим смыслом. Он воспринимался как покровитель ратного дела и защитник возвышающегося Московского государства. Самое раннее документальное упоминание свидетельствует о том, что в 1495 г. можайское изображение уже чтилось московским великим князем. Известно, что чудотворная деревянная скульптура св. Николая находилась в Никольском приделе надвратной церкви крепости Можайска. По подобию первообраза, копии представляли собой расписанные деревянные статуи, позволяющие выявить объемность фигуры, сделать ее «натуральной», придать образу весомость и значимость. Резные скульптурные изображения св. Николая с мечом и храмом (крепостью, кремлем) часто устанавливались в киоты со створами, украшенными орнаментами или включавшими изображения особо почитаемых святых. В Новгороде одно из таких изображений существовало уже в XV в. Значительно позднее, в 40-х гг. XVI в. привезенные в Псков старцами «переходцами с иных земель» фигуры св. Николая и мученицы Параскевы «в храмцах» вызвали противодействие со стороны горожан. Согласно Первой Псковской летописи, многие люди отказались им поклоняться. Спор, вызвавший «в людях молву великую и смятение», окончился тем, что резные изображения Николы и Параскевы Пятницы вместе с привезшими их старцами были отправлены в Новгород к владыке Макарию. Летопись подробно описывает реакцию новгородского архиерея: «Владыка Макарий сам знаменовался тем святым иконам и соборне молебен им пел. И честь им воздавал и проводил их сам до судна и велел псковичам у тех старцев те иконы выменяти и стречать соборне всем…».

СОФИЯ 17


памятные даты св. Николай и в колядках: сидит в конце стола, роИконография Николы Можайского приобрела няет слезу, образующую море или колодезь, изв XVI–XVII вв. широкое распространение. Немеряет землю, является покровителем весны, редко мастера вкладывали во вновь создаваобходит дома и поля, благословляет детей, емые образы собственное понимание — то сеет хлеб, заботится о крестьянском скогрозного защитника крепостей, то карате, особенно о конях. ющего за прегрешения, то милостивоВ любой русской церкви всегда го и мудрого старца. находились образы св. Николая. Отношение к резным деревянИконы Николы неизменно поменым изображениям святых изщали в красном углу русской избы. менилось во время царствования «Русский Бог» — так именовали Петра I: указом 1722 г. они были св. Николая приезжавшие на Русь запрещены и стали повсеместно иностранные путешественники, изыматься. В основном они сохарактеризуя всеобъемлющие хранились на Севере. В ХIХ в. нетрадиции почитания Мирликийкоторые деревянные скульптуры ского святителя. еще находились на чердаках и в Отмечаемый в 2013 г. 900-летризницах храмов. Так, в 1860 г. на ний юбилей Николо-Дворищенхорах новгородского Софийского ского собора является продолжесобора было обнаружено множением традиции почитания св. Ниство резных изображений, среди колая Мирликийского в Великом которых — образы св. Николы МоНовгороде и, вместе с тем, закрежайского. пляет новую традицию, заложенС почитанием св. Николая свяную сто лет назад, в 1913 г., когда зано также предание о видении побыли торжественно отпразднономаря Георгия (Юрыша), которованы 800-летие древнейшего храму в 1383 г., согласно «Сказанию о ма св. Николы и совпавшее с этим Тихвинской Одигитрии», явилась юбилеем 300-летие правящего в тихвинском лесу Богородица в сопровождении св. Николая Мир- «Св. Никола Можайский». XVI в. дома Романовых. ликийского. Впоследствии на месте Список литературы: явления была построена деревянная часовня, купол 1. Голубцов А. П. Чиновник Новгородского Софийкоторой завершался крестом, сделанным из «клади» древа, на котором сидела Богородица. Крест, как сле- ского собора. М., 1899. 2. Гордиенко Э. А. Иконы Николы на круглой доске дует из «Сказания…», оставался неповрежденным во в Новгороде // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. время трех происшедших пожаров. Как известно из № 1 (23). М., 2006. Чиновника Софийского собора, икона Тихвинской 3. Комарова Ю. Б., Трифонова А. Н. Иконостас НиБожией Матери, которая сейчас находится в иконо- коло-Дворищенского собора в Новгороде // Искусство стасе Рождественского придела Софийского собо- христианского мира. Вып. 9. М., 2005. ра, была написана в XVI в. на доске из того же древа. 4. Крутова М. С. Святитель Николай Чудотворец в Подтверждением сказанному служит и криптограм- древнерусской письменности. М., 1997. ма первой половины XVI в. на оборотной стороне 5. Круговых Л. Н. Некоторые аспекты почитания св. иконы: «Древо Марии со Николой». Николая в Новгороде и его землях в XVII–XVIII веках На Руси, особенно в Новгороде и на Севере, почи- // Ежегодник Новгородского государственного обътание св. Николая постепенно получило чисто народ- единенного музея-заповедника / Сост. и ред. Т. Н. Каную окраску. Имя этого святого окружено массой зармщикова. Великий Новгород, 2007. С. 111–122. 6. Макарий, архим. Икона святителя Николая Чулегенд, народных сказаний, песен, духовных стихов. В них Никола — самый простой и доступный святой, дотворца, в новгородском Николаевском Дворищен«всех предстатель и заступник, всех скорбных уте- ском соборе // Известия Императорского Русского аршение, всех сущих в бедах прибежище, благочестия хеологического общества. Вып. 6. СПб., 1859. 7. Смирнова Э. С. Круглая икона св. Николая Мирстолп, верных поборник». Чудотворения святого ликийского из Новгородского Николо-Дворищенского многочисленны и разнообразны. Св. Никола охраняет людей от нечистой силы; сказания повествуют собора. Происхождение древнего образа и его место в об исцелениях, исходящих от икон с изображением контексте русской культуры XVI в. // Древнерусское св. Николы; существуют легенды о защите от пожа- искусство. Русское искусство позднего средневековья: XVI век. СПб., 2003. ра, об избавлении от смерти, от позора, о построе8. Шалина И. А. Сцена перенесения мощей святого нии храмов, о наказании предсказателей погоды, о Николая в древнерусской иконографии // Искусство помощи вступающим в брак, о заботливом отноше- христианского мира. Вып. 6. М., 2002. нии к детям. В легендах говорится о св. Николае как о хранителе вещей, за похищение которых он строго Л. Круговых карает; повествуется о наказаниях тех, кто не почиПечатается по: Круговых Л. Н. Почитание святого тает иконы с его изображением. В русских и западНиколая Чудотворца в Великом Новгороде / Науч. ных версиях святой воскрешает мертвых. ред. Т. Ю. Царевская; Фотографии: А. А. Кочевник, Е. В. Гордюшенков, Г. П. Геров /Новгородский музейИмя его встречается в заговорах, причем предназаповедник. Великий Новгород, 2013 значенных для лечения любой болезни. Встречается

18 СОФИЯ

4/2013


памятные даты

Икона св. Николая Мирликийского — «круглая доска»

И

кона св. Николая на круглой доске, нахо- была привезена «доска гробная» с изображением св. дящаяся в Новгородском музее, занимает Дмитрия Солунского, ставшая храмовой иконой в исключительное место в истории русской Дмитриевском соборе во Владимире (впоследствии, культуры и культуры православного мира можно думать, икона попала в Москву и, вероятно, в целом1. Само изображение построено по строгой именно она находится сейчас в Успенском соборе византийско-русской традиции: святитель представ- Московского Кремля). Такие случаи не являются лен по пояс, в пурпурно-коричневой фелони, с белым спецификой одной лишь русской истории, они изомофором, украшенным крестами. Правой рукой вестны и в византийском мире (привоз иконы «Богоепископ Мирликийский благословляет, на левой дер- матерь Гликофилуса» в монастырь Богоматери Пежит закрытую книгу Евангелия. Однако этот памят- трицонитиссы в Бачкове, Болгария, в 1083 г.; иконы ник имеет несколько уникальных особенностей — в св. Димитрия Солунского в 1185 г. в Тырново в Болсвоем облике и судьбе. Он является самой ранней из гарии, при основании церкви во имя этого святого). сохранившихся копий другого, более древнего обраПредания об иконе св. Николая — «круглая доска» за. Этот древнейший, несохранившийся образ являлся одной из самых почитаемых святынь Новгорода, прославленных своей чудотворной силой. В 1502 г. Каким путем и при каких обстоятельствах древикона была увезена в Москву, где погибла в пожаре нейший «круглый образ» св. Николая попал в Новв 1626 г., о чем будет рассказано ниже. После увоза город? Об этом рассказывается в нескольких версиях древнейшего образа его слава перешла на его копию, преданий, которые дошли до нас только в записях ныне хранящуюся в музее. При этом в сведениях XVII в. Название одной из версий: «Чюдо иже об иконе переплетаются реальные истово святых отца нашего Николая, Мир рические факты и местные предания, Ликийских чюдотворца и святисвидетельствующие о необычайтеля, сотворившееся в Великом но высокой значимости этого Новеграде. И что ради церковь древнего памятника. святого Николаа соборная, Первоначальный «круиже на Торговой стороне, на глый образ» св. Николы Ярославле Дворище именубыл привезен в Новгород ется. И что ради в той церкв 1113 г., в связи со строви образ Николая Чудотительством Никольской ворца, круглая доска» 3. церкви «на Дворище» Название второго варикнязем Мстиславом Влаанта: «Сказание о дивном димировичем, сыном знаобретении иконы святименитого киевского князя теля Николая, архиепиВладимира Мономаха, в скопа Мирликйиского, о качестве будущей храмовой чудеси от нея сотворшемиконы2. Наиболее вероятно, ся в Великом Новеграде, и о создании церкви во имя что икона попала в Новгород сего чудотворца на Торговой из Киева, но не исключено, стороне, на Ярославле Дворичто ее туда привезли непосредще…»4 В предании сообщается, ственно из Константинополя, с которым русская княжеская диначто в 1113 г. новгородский князь стия, как и русская Церковь, поддерМстислав тяжело заболел и, стремясь живала в тот период тесные связи. обрести исцеление, молился СпаСв. Никола — «круглая доска». Широко известны примеры присителю, Богоматери и святителю XIV и XVI вв. воза на место будущей церкви ико- Находилась в ризнице новгородского Николаю. В то время было известны с изображением того святого но о перенесении мощей святитеСофийского собора. НГОМЗ или праздника, которому посвящаля Николая из Мир Ликийских в ется строящийся храм. Например, из Вышгорода, на- Бари, о многочисленных исцелениях недужных у его ходящегося вблизи Киева, во Владимир была в 1155 г. мощей в тамошней базилике, а также о чуде спасения привезена икона «Богоматерь Владимирская», после утонувшего младенца, который был найден живым чего там был построен собор Успения Богоматери. В перед иконой св. Николая в Киеве, на хорах собора Киев из Константинополя была около 1077 г. приве- Св. Софии. зена, согласно легенде, небольшая икона «Успение» В одну из ночей святой явился князю Мстиславу и был построен Успенский храм Киево-Печерско- во сне («в ризах, яко же на иконе написан») и повелел го монастыря. В 1197 г. из Фессалоник во Владимир послать в Киев, где в Софийском соборе на хорах есть

4/2013

СОФИЯ 19


памятные даты икона св. Николая «круглая доска», освятить воду от нее (видимо, воду от омывания иконы) и ею «покропитися» для исцеления. Проснувшись, князь направил посольство в Киев, во главе со своим «болярином дворецким». Однако ладья была остановлена бурей на озере Ильмень. Посланцам пришлось пережидать ее три дня и три ночи, а на четвертый день повар, желая зачерпнуть воды для приготовления пищи, увидел плавающую на воде круглую доску. В этой доске опознали икону св. Николая, извлекли ее из воды, доставили на ладье в Новгород, где она была встречена с почетом. Икона была принесена к князю, который получил исцеление. Князь Мстислав последовал за святым образом в церковь, взял освященную воду от этой чудотворной иконы и окропился ею. В память о чудесном событии исцеления была построена церковь «на Ярославле дворе», где и был помещен круглый образ. Это предание послужило сюжетом для икон (кажется, сравнительно поздних, XIX в.), где вокруг центрального медальона с изображением св. Николая (точнее, его круглого образа) представлены эпизоды из истории иконы: болезнь князя Мстислава, явление иконы в водах Ильменя, исцеление князя, принесение иконы в храм5. Тот факт, что это предание — по своей основной структуре — восходит к древности, хотя и дошло до нас в относительно поздней записи и с немалыми изменениями, доказывается отголоском подобного же предания — об исцелении князя — в западноевропейских латинских сборниках, один из которых был составлен во второй половине XII в., а другой — в XII–XIII вв., причем оба происходят из монастыря

Николо-Дворищенский образ и сцены его истории. Вторая половина XIX в. Реклингхаузен (Германия), Музей икон. В кн.: Добрый кормчий. Почитание святителя Николая в христианском мире, 2011

20 СОФИЯ

св. Пантелеймона в Кельне. Автором рассказа был Руперт из Дойца, церковный писатель первой половины XII в.6 Там сообщается, что «король народа Руси», по имени Арольд, был во время охоты тяжело ранен медведем, после чего совсем не мог двигаться и почти умирал. Однажды во сне ему явился святой — но не Никола, а Пантелеймон, и пообещал исцеление. Когда умирающий рассказал о видении своей матери, та узнала Пантелеймона в явившемся святом, а после того как сын получил исцеление, совершила паломничество в Иерусалим. А. В. Назаренко доказал, что в этом рассказе под «Арольдом» подразумевается как раз князь Мстислав Владимирович, который действительно был ранен медведем на охоте, что случилось еще в 1097 г.7 Кроме того, известно, что Мстислав Владимирович особо почитал св. Пантелеймона, и своему сыну Изяславу, родившемуся после ранения князя Мстислава на охоте и исцеления, дал христианское имя Пантелеймон, а сам Изяслав впоследствии основал в Новгороде монастырь св. Пантелеймона. Надо полагать, что привезенный в Новгород «круглый образ» св. Николая, как и сам святитель, пользовались в Новгороде таким высоким почитанием, что слава о чуде исцеления князя Мстислава Владимировича была перенесена на св. Николая и его «круглый образ». Это оказалось тем более возможно, что и св. Николай, и св. Пантелеймон не только оба почитались как целители, но их культ в православном мире нередко объединялся, как, например, в двойном посвящении (св. Николаю и Пантелеймону) храма XI в. в Бояне (Болгария)8. Слава «круглого образа» св. Николая укреплялась в Новгороде на протяжении XII–XIII вв. Вероят­ но, в конце XIII в. уже фигурировало предание о чудесном явлении иконы на берегу Ильмень-озера. Как показал А. А. Турилов, многочисленные предания о чудесном явлении икон возникли не ранее второй половины XIII в.9 Легенда о явлении «круглого образа» оказалась одной из первых с таким сюжетом, сложившихся на Руси. Рост славы чудотворной иконы «Св. Никола — круглая доска» подтверждается тем обстоятельством, что после временного замирания каменного строительства в Новгороде в XIII в., вызванного тяжелой политической обстановкой, борьбой Руси с татарским нашествием, а Новгорода — с западной агрессией, одной из первых построек, отметивших возрождение каменной архитектуры, стала Никольская церковь на Липне, возведенная в 1292 г. Ее постройка именно на Липне, у Ильменя, объясняется не только почитанием св. Николая как покровителя плавающих и путешествующих, в том числе и купцов, чьи ладьи проплывали по важнейшему торговому пути, проходившему через озеро Ильмень, но и преданием о явлении там «круглого образа». Как будет показано далее, храмовый образ церкви Николы на Липне — огромная икона св. Николая, написанная в 1294 г. и ныне находящаяся в Новгородском музее10, воспроизводит некоторые иконографические приметы «круглого образа», а это подтверждает значимость иконы из церкви Николы на Дворище для новгородских иконописцев и для всего Новгорода. Замечательной особенностью предания об иконе св. Николы является рассказ о ее обретении в воде.

4/2013


памятные даты Рассказы о «плавающих» святынях, чудесным образом путешествующих по воде, восходят к глубокой древности. Этот мотив находит свои истоки в очень древних преданиях о святынях, таких как ветхозаветный рассказ об обретении младенца Моисея в корзине в водах Нила. Мотив плавающей иконы особенно заметно проявил себя в обстановке иконоборческого периода, и более всего в VIII в., когда иконы подвергались уничтожению, а иконопочитатели — преследованию11. Согласно легенде, древнее изображение Богоматери, благословленное Ею Самою, находилось на столпе в городе Лидда (Диосполис), недалеко от Иерусалима. В VIII в. константинопольский патриарх Герман повелел снять с него копию на доске, а впоследствии, будучи смещен иконоборцами, пустил икону по морю, вместе с письмом к римскому папе Григорию II. Уже на следующий день икона приплыла в Рим и была торжественно водружена папой Григорием в храм св. Петра. Когда же в 843 г. в Византии было восстановлено иконопочитание, то икона снялась с места и уплыла из Рима, сначала по Тибру, потом по морю, откуда достигла Константинополя, а там была водружена в Богородичном храме в Халкопратии. Установлено два празднования иконе: как Богоматери Лиддской — 12 марта, а как Богоматери Римской — 26 июня12. Другая особо почитаемая икона с аналогичной судьбой — это икона Спаса. Согласно легенде, ее тоже увез патриарх Герман с христианского Востока в Константинополь, а затем отправил икону по воде в Рим, где она особо чтилась13. В Византии полагали, что икона вернулась из Рима в Константинополь. Именно ее видел новгородский архиепископ Антоний в время своего путешествия в Константинополь около 1200 г.: «Во Святей же Софии во олтари… ико-

Пророки Аввакум и Давид в молении перед круглым образом Христа. Миниатюра Хлудовской Псалтири. IX в. ГИМ. Хлуд. 129 д. Л. 48 об. В кн.: Щепкина М.В. Миниатюры Хлудовской Псалтыри. М., 1977

4/2013

Чудесное обретение иконы св. Николая в 1540 г. Икона XVI в. Афон, монастырь Ставроникита. В кн.: Demus O. Die byzantinische Mosaikikonen. I. Die grossformatigen Ikonen. Wien, 1991

на Спасова, юже посла святый Гермон чрез море без корабля, посолством в Рим…»14. Предание о плавании «круглого образа» по воде органично сочетается с одним из важнейших оттенков культа святителя Николая Мирликийского как помощника всех плавающих по водам, спасителя утопающих, что опирается на многочисленные эпизоды из его Жития. Именно с водой связаны чудеса о спасении корабля во время бури, о чуть не утонувшем патриархе Афанасии, о спасении утонувшего юноши Димитрия, а также записанное на Руси киевское чудо о спасении утонувшего в Днепре младенца. Существует и совсем близкая аналогия рассказу о водном путешествии новгородского «круглого образа»: греческая легенда о чудесном явлении мозаичной иконы св. Николая в монастыре Ставроникита на Афоне в 1540 г. В ней рассказывается, что икона попала в рыбацкие сети в море близ монастыря, была торжественно вынесена на берег и водружена в монастырском храме15. В монастыре Ставроникита хранится темперная икона XVI в. с изображением этого чуда. В ее верхнем регистре на фоне построек изображен св. Николай — по пояс, в епископском облачении, с благословляюшим жестом, совсем так, как он бывает представлен на иконах. В нижнем регистре показан морской залив, рыбаки в лодке (три монаха и мирянин), и три раза представлена сама икона: в рыбацкой сети, в руках у одного из рыбаков и, наконец, на берегу. В монастыре Ставроникита это предание

СОФИЯ 21


памятные даты

Св. Никола-заступник. Круглый каменный образок. XIV в. ГРМ. В кн.: Святой Николай Мирликийский в произведениях XII–XIX столетий из собрания Русского музея. СПб., 2006

соотносится в мозаичной иконой св. Николая, XIII в., которая там и хранится16. Не исключено, что новгородское и афонское предания как-то связаны между собой или восходят к общему прототипу. Оба рассказа появились не раньше второй половины XIII в., когда, как было отмечено, как раз и появляются предания о чудесных явлениях икон. Русское предание о приплытии «круглого образа» могло послужить прототипом для афонской легенды. Наконец, еще одна подробность Сказания об иконе св. Николы —«круглая доска»: чудодейственная сила воды, которой была омыта эта чудотворная икона. Князь Мстислав только тогда получил окончательное исцеление, когда окропился этой водой. Этот мотив, как предполагается, может восходить к ритуалам Богородичного источника во Влахернах17. Но тема чудодейственной целительной воды связана и со св. Николаем: святая вода от омовения его гробницы в Бари, на итальянском берегу Адриатики, разливаемая в маленькие флакончики-«ампулы», до сих пор разносится паломниками по всему миру.

гелов, некоторых святых. В византийских иллюстрированных Псалтирях IX в., созданных после победы иконопочитания, неоднократно изображаются такие круглые иконы, которые пытаются уничтожить нечестивые иконоборцы18. В XI–XII вв. и позднее встречались такие круглые иконы, исполненные из кованого серебра, вырезанные из камня, а также расписные на керамике. Память о круглых иконах, подвешивавшихся на стену за петельку, отражается в росписях некоторых храмов XI–XII в., например, в церкви«костнице» Богородичного монастыре в Бачкове, Болгария, в церкви св. Георгия в Старой Ладоге19. Но такие круглые иконы, исполненные именно на дереве, как и новгородский «круглый образ» св. Николая, создавались в Константинополе: есть сведения, что из византийской столицы три такие круглые иконы на дереве, в серебряных рамах, были присланы в итальянское аббатство св. Бенедикта в Монтекассино, к аббату Дезидерию, и там были подвешены в храме между колонками алтарной преграды20. Известно, наконец, что в самом Новгороде, в соборе Рождества Богородицы Антониева монастыря, еще в 1696 г. хранилась круглая икона с изображением Богоматери Знамение («Воплощение»)21. Возможно, что отголоском иконного круглого образа св. Николая является новгородская каменная иконка XIV в. в Русском музее, происходящая из Никитского монастыря в Новгороде, где на лицевой стороне изображена Богоматерь Оранта, а на обороте — св. Николай по пояс, с надписью: «О агиос Никола заступенико» (т. е. «заступник»)22. Итак, новгородский круглый образ св. Николая — как его исчезнувший оригинал, так и сохранившаяся копия, а также немногие более поздние реплики, отражает исключительно древнюю художественную традицию в искусстве византийского мира. Надо полагать, что уже в конце XV в., после присоедине-

Особенности древнейшего образа и его судьба Уникальной особенностью древнейшей, несохранившейся иконы Николо-Дворищенского собора была его круглая форма. Изображения, вписанные в круглое обрамление, которое имитирует форму щита («clypeus»), были широко распространены в позднеантичном и раннехристианском искусстве, получив у исследователей название «imagines clipeatae». В таких медальонах помещались особо важные изображения — Спасителя, благословляющей Десницы, ан-

22 СОФИЯ

Изображения святителей в медальонах. Роспись церкви Cв. Георгия в Старой Ладоге. В кн.: Церковь Св. Георгия в Старой Ладоге / Авт.- сост. В.Д. Сарабьянов. М., 2002

4/2013


памятные даты ния Новгорода к Москве, этой иконой могли заинтересоваться столичные светские и церковные власти. Но, судя по документам, на икону обратили особое внимание в 1502 г. Об этом говорится в одной из новгородских летописей — Уваровской, в ее списке, который по филиграням бумаги датируется XVII в. и хранится в Библиотеке РАН, шифр 34.4.123. Там сообщается, что великий князь Иван Васильевич (речь идет об Иване III), устроив свой двор в Новгороде на том же месте, где был когда-то двор древних новгородских князей, а именно на Ярославовом Дворище, посещал стоявший там Никольский собор, и повелел увезти оттуда в Москву «великого чудотворца Николу чудотворную икону круглую доску». В Москве ее поместили в небольшой кремлевской церкви Рождества Богородицы, которая находилась внутри великокняжеского дворца и отличалась изысканностью убранства. Построенная в 1393 г. по повелению княгини Евдокии, вдовы великого князя Димитрия Ивановича Донского, она в 1395 г. была расписана замечательной артелью мастеров: Феофаном Греком («Феофан иконник гречин филосов») и Семеном Черным, с учениками24. Церковь была богато и утонченно украшена, а княгиня Евдокия, в монашестве Евфросиния, перед самой своей кончиной в 1407 г. заказала для нее икону с изображением архангела Михаила, которая, как можно понять из летописного рассказа, отличалась необычностью своего художественного решения: княгиня дважды отказывалась одобрить исполненный образ и лишь на третий раз приняла его25. Привезенная из Новгорода чудотворная круглая икона св. Николая Чудотворца должна была стать одной из достопримечательностей этой кремлевской церкви. К несчастью, этот круглый образ, вместе со всем убранством церкви Рождества Богородицы, сгорел во время пожара, охватившего весь кремлевский дворец, 9 мая 1626 г. 26 Сохранившаяся икона в Новгородском музее и ее особенности После рассказа о пожаре 1626 г. в церкви Рождества Богородицы в Московском Кремле и о гибели круглой иконы Николы новгородская Уваровская летопись сообщает, что «иже с тое чудотворные иконы, явльшейся в Великом Новеграде, снимок в ту же меру, слово в слово и доныне видима есть»27. Очевидно, что речь идет о той копии древнейшей иконы, которая после увоза оригинала в Москву была помещена в иконостас Никольского собора на Ярославовом Дворище. Архимандрит Макарий (Миролюбов) сообщал, что в Новгороде были и другие реплики древнейшего образа, например, храмовая икона в церкви Николы Белого, в Дмитриевской церкви на Торговой стороне28. В вопросе о происхождении иконы Новгородского музея нет полной ясности. Кажется, ее диаметр — 45 см — несколько меньше, чем был у поздней храмовой иконы Николо-Дворищенского собора29. Из музейных архивных документов вытекает, что перед Великой Отечественной войной икона Новгородского музея находилась в ризнице новгородского

4/2013

Св. Николай, с апостольским чином и избранными святыми. 1294 г. Мастер Алекса Петров. Новгородский музей.

Софийского собора и имела оклад. Из какого новгородского храма эта икона происходит, установить не удается. Реставрационное исследование, проведенное в Государственном научно-исследовательском институте реставрации в недавние годы Ю. А. Рузавиным, показало, что живопись иконы не одновременна, как считалось ранее большинством исследователей, а относится к двум разным этапам. Если лик святителя написан, судя по стилю, во второй четверти — середине XVI в., как и грецизированная надпись на фоне, то фигура (облачение, кисть руки) относятся к первоначальному слою30. Энергичная живопись в изображении кисти благословляющей руки, характер драпировок — ломких, но вместе с тем объемных, сияющих штрихами и бликами золотого ассиста, объемно написанные изгибы ленты омофора указывают на создание иконы приблизительно во второй четверти XIV в., в 1330–1340-е гг. Тогда видными деятелями новгородской церкви и новгородской культуры были архиепископы Моисей и Василий и по их заказам были исполнены Васильевские врата и другие новгородские произведения с «золотой наводкой» по медной основе, а также «Спас на престоле» 1337 г., ныне находящийся в Благовещенском соборе Московского Кремля. Эти произведения имеют точки соприкосновения — по стилистическим особенностям — с ранней живописью на «круглой иконе».

СОФИЯ 23


памятные даты от озера Ильмень (от Никольской церкви на Липне) к Никольскому собору на Дворище? В XVI в. память об увезенном в Москву круглом образе св. Николая выразилась не только в поновлении той его копии, которая сейчас хранится в Новгородском музее (см. ил. 1), но и в создании новой композиции, которая содержит аллюзии на древнейший образ. В 1930-х гг. семья американского дипломата Норриса Шипмана приобрела в СССР икону св. Николая XVI в. (ныне в частном собрании в Лондоне), которую, исходя из композиции, можно назвать «Св. Николай с ангелами и чудесами»32. Представленное в центре поясное изображение святителя чуть закругляется снизу, как бы с намеком на «круглый образ». Представленные в верхних углах Спаситель и Богоматерь передают святому Евангелие и омофор через посредство летящих ангелов, а сцены в нижних углах — «Спасение утопающего юноши Димитрия» и «Исцеление бесноватого» — указывают на почитание святого как спасающего на водах и как целителя. Композиция представляет собою прославление святителя Николая, его спасительной и исцеляющей силы, проявившей себя через посредство его древнего «круглого образа». Русская икона из собрания Новгородского музея. СПб., 1992 / Авт-сост. А. Н. Трифонова. Кат. 5; Смирнова Э. С. Круглая икона св. Николая Мирликийского из Николо-Дворищенского собора. Происхождение образа и его место в контексте культуры XVI в. // Древнерусское искусство. Русское искусство Позднего Средневековья. XVI век. СПб., 2003. C. 314–340; Иконы Великого Новгорода XI — начала XVI века / Древнерусская живопись в музеях России. М., 2008. Кат. 5 (авт. описания В. Д. Сарабьянов). 2 Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов / Под ред. и с предисл. А. Н. Насонова. М.;Л., 1950. С. 20, 204. 3 Издание: Никольский Н. К. Материалы для истории древнерусской духовной письменности. СПб., 1907 [Сборник ОРЯС. Т. 82. № 4]. С. 58–61. 4 См.: Азбелев С. Н. Новгородские местные летописцы // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР. Т. 15. М.; Л., 1958. С. 368–369. 5 Хауштайн-Бартш Е. Икона святителя Николая с Ярославова Дворища в Новгороде («Николо-Дворищенский образ») и предание о ней // Добрый кормчий. Почитание святителя Николая в христианском мире / Сост. и общ. редакция А. В. Бугаевского. М., Скиния, 2011. С. 410–417 (пер. с немецк.). 6 Назаренко А. В. Неизвестный эпизод из жизни Мстислава Великого // Отечественная история. 1993. № 2. С. 65–68; Он же. Древняя Русь на международных путях. Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX–XII веков. М., 2001. С. 585–616. 7 Назаренко А. В. Указ. соч. 8 Царевская Т. Ю. Образы свв. врачей и целительский аспект почитания св. Николая Чудотворца в средневековом Новгороде // Боянската църква между Изтока и Запада. София, 2011. С. 119–134. 9 Турилов А. А. Сказания о чудотворных иконах в контексте истории их почитания на Руси // Реликвии в 1

Св. Николай, с ангелами и чудесами. XVI в. Частное собрание в Лондоне. Фото предоставлено владельцем.

Особого внимания заслуживают объемно переданные изгибы святительского омофора. Они похожи на такие же акцентированные изгибы омофора в иконе «Св. Николай» 1294 г., мастера Алексы Петрова, из Липенского монастыря (Новгородский музей). Поскольку строительство Никольской церкви на Липне и создание ее храмовой иконы было связано, можно полагать, с почитанием места чудесного обретения иконы Николы—«круглая доска» в водах Ильмень-озера, то нельзя ли в этом совпадающем рисунке омофоров на обеих иконах видеть повторение мотива из прототипа — круглого образа из НиколоДворищенского собора? Обращение к иконе 1294 г. заставляет вспомнить еще одно новгородское произведение: икону св. Николая Чудотворца из Новодевичьего монастыря (Третьяковская галерея), куда она попала, несомненно, из Новгорода. По стилистическим особенностям эта икона должна быть отнесена к рубежу XII–XIII в. или к концу XII в., а необычный рисунок асимметрично изогнутых бровей напоминает такую же особенность в иконе 1294 г. Исключительно высокое художественное качество иконы из Новодевичьего монастыря позволяет предположить, что она происходит из княжеского храма — деревянной Никольской церкви на Городище, построенной по заказу новгородского князя Ярослава Владимировича в 1191 г., но, правда, сгоревшей в 1201 г.31 Не послужила ли икона из Никольской церкви на Городище (если она сохранилась) в каких-то признаках ориентиром для иконы 1294 г.? И не являлся ли Никольский храм на Городище своего рода вехой на пути чудотворного образа

24 СОФИЯ

4/2013


памятные даты искусстве и культуре восточнохристианского мира. Тезисы докладов и материалы международного симпозиума / Ред.-сост. А. М. Лидов. М., 2000. С. 66. 10 Смирнова Э. С. Икона Николы 1294 года мастера Алексы Петрова // Древнерусское искусство. Зарубежные связи. М., 1975. С. 81–105; Русская икона из собрания Новгородского музея. Ил. 10–15; Иконы Великого Новгорода XI — начала XVI века. Кат. 4 (авт. описания Е. В. Гладышева). 11 Dobschu#tz E., von. Maria Romaia. Zwei unbekannten Texte // Byzantinische Zeitschrift. Bd. 12. Berlin, 1913. S. 173–214. 12 Поселянин Е. Богоматерь. Полное иллюстрированное описание Ее земной жизни и посвященных Ее имени чудотворных икон. СПб., 1901. С. 196–199. 13 Кулаковский С. Ю. Состав Сказания о чудесах иконы Богоматери Римляныни // Сборник статей в честь А. И. Соболевского. Л., 1928. Ч. 470–475. 14 Книга Паломник. Сказание мест святых в Цареграде. Антония, архиепископа новгородского, в 1200 году // Под ред. Х.М. Лопарева // Православный Палестинский сборник. Т.  17. Вып. 3(51). С. 2. 15 Patrinšlh C., Karakatsanh A., Qeoc£rh M. Mon» Stauronik»ta. Istor…a — eikÒnej — crusokent»mata. Aq»nai,1974. Kat. 1. Sel. 61. 16 Demus O. Die byzantinische Mosaikikonen. I. Die grossformatigen Ikonen. Wien, 1991. Taf. III. Abb. 11. 17 Этингоф О. Е. Образ Богоматери. Очерки византийской иконографии XI–XIII веков. М., 2000. С.  143. 18 Шепкина М. В. Миниатюры Хлудовской Псалтыри. Греческий иллюстрированный колекс IX века. М., 1977; Corrigan  K. Visual Polemics in the Ninth-Century Byzantine Psalters. Cambridge (USA), 1992. 19 Бакалова Е. Бачковската костница. София, 1977. С. 8, 9, 39, 138, 148; Церковь св. Георгия в Старой Ладоге / Авт.-сост. В. Д. Сарабьянов. М., 2002. Ил. 65. 20 Leo of Ostia. The Chronicle of Monte Cassino // Literary Sources of Art Histiry. An Anthology of Texts from Theophilus to Goethe / Select., ed. E. G. Holt. Princeton, 1947. P. 9. 21 Опись Антониева монастыря 1696 г. / Подготовлена Дмитрием, епископом Рязанским // Труды XV

Археологического съезда в Новгороде, 1911 г. М., 1914. С. 259. 22 Святой Николай Мирликийский в произведениях XII-XIX столетий из собрания Русского музея / Науч. ред. И. Д. Соловьева. СПб., 2006. Кат. 91. 23 Яковлев В. В. Сказание об иконе Николая Чудотворца «круглая доска» и поздняя летописная традиция // Опыты по источниковедению. Древнерусская книжность. Сборник статей в честь В. К. Зиборова. СПб., 1997. С. 139–140. 24 Приселков М. Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. М.;Л., 1950. С. 443–445. 25 Никоновская летопись под 1407 г. См.: ПСРЛ. Т. XI. М., 2000. С. 198–200. 26 Яковлев В. В. Указ. соч. 27 Новгородская Уваровская летопись. Отдел рукописей Библиотеки РАН, 34.4.1. Л. 488 об.–489. 28 Макарий (Миролюбов), архимандрит. Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях. М., 1860. Ч. 2. С. 114. Примеч. 2. 29 Иконы Великого Новгорода XI — начала XVI века / Древнерусская живопись в музеях России. М., 2008. Кат. 5 (автор описания В. Д. Сарабьянов). 30 Там же. 31 Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов / Под ред и с предисл. А. Н. Насонова. М.;Л., 1950. С. 230, 239. 32 Engelina Smirnova. «Saint Nicholas the Wonder­ workеr with Angels and Miracles». A new image of Saint Nicholas of Myra in Russian art of the 16th century (icon from a private collection in London) // http://www. museumofrussianicons.org/pdf/Journal10ofIconStudies/ Smirnova/SaintNicholas_midres.pdf; Смирнова Э. С. «Святой Николай Чудотворец с ангелами и чудесами». Новый образ святителя Николая Мирликийского в русском искусстве XVI века (икона из частного собрания в Лондоне) // Лазаревские чтения. Искусство Византии, Древней Руси, Западной Европы. 3 (XXXIV) / Материалы научной конференции / 2010 (в печати).

Э. Смирнова доктор искусствоведения Москва

Изучение древнерусского культа св. Николая Чудотворца в XVIII — середине XIX вв.

П

гипотезу о наречении именем мирликийского святителя в IX в. киевского князя Аскольда: «Что же оной кресчен был, то удостоверивает построенная над ним от христиан церковь Николая. Может ему при крещении имя Николай дано было, по которому его должно за мученика причесть»2. В конце XVIII в. ряд известий о русском культе св. Николая нашел отражение в шеститомном труде Н.-Г. Леклерка (N.-G. Le Clerc), посвященном «истории физической, нравственной, гражданской и политической» древней и современной России («Histoire physique, morale, civile et politique de la Russie ancienne», «...de la Russie

4/2013

СОФИЯ 25

очитание мирликийского святителя со временем становится на Руси чрезвычайно ярким явлением, вызвавшим впоследствии пристальный интерес исследователей русской религиозной жизни — их продолжительное внимание к данному феномену получает особенное развитие в начале XXI в.1 Когда и каким образом начинается формироваться в нашей исторической науке это направление изысканий? Еще в XVIII в. вопрос об истоках древнерусского культа св. Николая был введен в отечественную историческую науку В. Н. Татищевым, выдвинувшим


памятные даты moderne», Paris, 1783–1794). Эти указания французского энциклопедиста — на обычай влагать «покойнику в руки пашпорт с надписью на имя святого Николая, которой должен восприяти душу усопшего, и препроводити ее в рай»3, на обожествление русскими мирликийского святителя («простой народ сказывает что с. Николай не восхотел быть Богом; но что сей Святый опять возмет место его после царствия Бога Отца»); на особенное почитание этого святого «яко Патрона Империи» — вызвали эмоциональные возражения И. Н. Болтина, отвергавшего саму по себе возможность некоей небезупречности (с церковной точки зрения) народного русского культа св. Николая4. В замечаниях И. Н. Болтина вряд ли стоит видеть образец глубокого анализа рассматриваемого явления. Однако, коль скоро первым опытом постановки вопросов в изучении истории почитания мирликийского святителя на Руси стало приведенное выше соображение В. Н. Татищева, отповедь И. Н. Болтина Н.-Г. Леклерку может быть сочтена первым рассуждением отечественного ученого в области фольклорно-этнографического исследования русского культа св. Николая. В 1810-х  гг. Н. М. Карамзин отверг догадку В. Н. Татищева о крещении Аскольда5. Кроме того, составитель «Истории государства Российского» первым из отечественных ученых Нового времени заговорил о связи учреждения на Руси праздника перенесения мощей св. Николая в Бари с киевско-римскими церковными взаимоотношениями конца XI в.: «праздник Западной Церкви, отвергаемый Греками», историк рассматривал как «доказательство, что мы имели тогда дружелюбное сношение с Римом»6. Данный вопрос в ту пору привлекал внимание не одного Н. М. Карамзина — в феврале 1814 г. ему нанес визит К. Ф. Калайдович, оставивший об этом следующую запись: «Много переговорили; между прочим он сказал, что на вопрос, предложенный гр. Н. П. Румянцовым: когда внесен в Россию мес. праздник перенесения мощей св. Николая (мая 9)? он отвечал, что праздника сего нет в греческих Святцах, а в русские он внесен Ефремом, Епископом Переяславским… Это отыскано в каталогах Архиереев, находящихся при некоторых рукописных летописях. — Я заметил с своей стороны, что сего праздника нет в Уставе Церковном, хранящемся в Синод. библ. и писанном по всем вероятиям в XII веке в Новгороде, между-тем как он помещен в Евангелии, там же хранящемся — 1144 года и писанном, кажется близ Дуная»7. Наконец, в «Истории государства Российского» впервые нашли отражение те известия источников о древнерусском культе св. Николая, с которыми в дальнейшем оказались связаны особые направления изучения данного феномена — я имею в виду изложение Н. М. Карамзиным приуроченного к 1113 г. повествования «одной Новгород. рукописи» об обретении в озере Ильмень круглой иконы св. Николая, исцелившей новгородского князя Мстислава и размещенной затем в Николо-Дворищенском храме8, а также — известий о перенесении в 1220-х гг. иконы св. Николая Зарайского из Херсонеса в Рязанскую землю и последовавших за этим событиях (из опубликованного уже в 1790 г. «Русского временника»9)10. В рассказах о данных известиях заметен определенный

26 СОФИЯ

скепсис Н. М. Карамзина. Так, сообщая об образе, найденном в водах Ильменя, ученый указывал на перенесение этой иконы Иваном Грозным в Москву, где она позднее сгорела во время пожара. Получалось, что круглый образ св. Николая, находившийся в начале XIX в. в Николо-Дворищенском соборе, вовсе не являлся той самой иконой, которая была обретена в начале XII в. Сказание же о нашестии монголов на Рязанскую землю после перенесения туда иконы св. Николая Зарайского Н. М. Карамзин характеризовал следующим образом: «Вообще повесть сия основана, кажется, на одном предании: хотя не достоверна, однако ж достойна замечания». (Впрочем при этом историк упоминает современный ему образ св. Николая в Зарайске, как «привезенный из древнего Херсона»11). Направление размышлений как В. Н. Татищева, так и Н. М. Карамзина вполне укладывалось в русло церковно-исторического осмысления древнерусского культа мирликийского святителя: В. Н. Татищев рассуждает о мученическом подвиге Аскольда-Николая, а оценка Н. М. Карамзиным факта учреждения на Руси праздника перенесения мощей св. Николая является своеобразным развитием православно-католических споров XVII в.12 Да и замечание Н. М. Карамзина, затронувшее вопрос о подлинности новгородской круглой иконы святителя Николая, представляет собой сомнение, особенно актуальное именно для церковного историка. Показательно, что уже в 1850-х гг. С. М. Соловьев никак не прокомментировал в своем фундаментальном труде упомянутые выше сведения о почитании мирликийского святителя на Руси, хотя и отмечал попутно (как и Н. М. Карамзин) проявления этого феномена в иных эпизодах отечественной истории и даже использовал в качестве исторического свидетельства содержащееся в сказании об одном из чудес св. Николая (чудо о Епифании) сообщение о русских купцах, торговавших «челядью» в Константинополе13. (У В. О. Ключевского интерес к культу св. Николая вообще сместился в область исключительно филологическую и был связан с так называемой «некнижной» редакцией его жития14). Восшествие на престол в 1825 г. первого русского царя, названного в честь мирликийского святителя, несомненно оказало влияние и на развитие почитания св. Николая в России, и на формирование именно в 1840-х — 1850-х гг. особенного научного интереса отечественных исследователей к культу этого святого. Неслучайно именно при Николае I появляется идея переноса мощей св. Николая в Санкт-Петербург: «Когда возможность была единожды тронуть святыню с места для перенесения, из Азии в Европу, — писал О. А. Кипренский в 1832 г., — то равномерно есть возможность и ныне, да и весьма кстати, повторить подобное благочестие, ознаменуя оное перенесением мощей сего Святителя Николая Чудотворца из Бари в Петров Град в век царствования благочестивейшего Императора нашего Николая Павловича»15. Тезоименность императора св. Николаю подчеркивал и А. Н. Муравьев, инициировавший раскопки древней базилики в Мирах Ликийских в 1850-х гг.16 В 1841 г. выходит в свет первое издание жития св. Николая, соединенное не только с рассказами о

4/2013


памятные даты посмертных его чудесах, но и со сведениями о русских чудотворных иконах мирликийского святителя. В этой составленной М. В. Толстым компиляции факт перенесения мощей св. Николая в Бари трактуется в полном соответствии с сформулированной еще в 1621 г. точкой зрения архимандрита Захарии Копыстенского: «Некоторые из Западных писателей того времени хвалятся приобретением сей святыни, как-бы явным доказательством благоволения Божия к их вероисповеданию. Но мы с бóльшею достоверностию можем сказать, что Господь послал к ним нетленные останки Святых Своих для того, чтобы неумолкаемою проповедью чудес их обратить заблудших к единству Православия… Сверх того известно, что Италианская область Калабрия или Апулия, в которой находится город Бар, издревле принадлежала к Восточной Римской Империи, составляла часть Патриархии Константинопольской, сохранила православие до самого завоевания ее Нордманнами, случившегося в 1196 году по Р. Х., и была населена бóльшею частию Греками, почему и называлась великою Грециею (Magna Graecia)»17. Процитированная книга выдержала в дальнейшем еще семь изданий и послужила образцом для многих других сборников такого рода. Характерное для подобных компиляций абсолютное доверие их составителей к известиям, почерпнутым из иных публикаций различных локальных церковных преданий, затрудняет восприятие этих книг в качестве собственно научных работ. Однако, разнообразные проявления русского культа св. Николая, достаточно полно отраженные в таких изданиях, позволяют видеть в последних собрания сведений, безусловно заслуживающие внимания исследователей рассматриваемого феномена. В 1845 г. публикуется небольшая статья будущего протоиерея Александра Горского18, которая «задает направление практически всем последующим исследованиям. В ней сделана первая попытка классификации древнерусских житий Николая Чудотворца: выделяются „переводное Метафрастово сочинение“, „переводная „Повесть о погребении св. Николы““ и Житие, начинающееся словами „Во дни прежняя благоволи Бог взыскати писанья, от пророк…“»19 Последний агиографический памятник, с учетом отсутствия в нем известия о перенесении мощей мирликийского святителя в Бари в 1087 г., предположительно был отнесен А. В. Горским ко времени, предшествующему этому событию. Кроме того, исследователь связал с XI в. время действия двух сказаний о совершенных св. Николаем в Константинополе чудесах (чудо о ковре и чудо о Епифании) — основанием для подобной датировки послужили упоминания в соответствующих текстах имен патриарха Михаила и императора Константина. Наконец, А. В. Горский впервые поставил вопрос о русском происхождении упомянутых рассказов о чудесах, которые «повидимому, принадлежат одному писателю», и приурочил «к временам до-Монгольским» еще одно, несомненно русское чудо св. Николая — об утопшем детище. Данная статья оказывается первой научной публикацией, открывающей собой собственно филологическое направление изучения древнерусского культа мирликийского святителя.

4/2013

В конце 1840-х гг. издается «История Русской Церкви», написанная епископом Рижским Филаретом (Гумилевским). Труд рижского архипастыря содержит становившуюся в ту пору уже вполне привычной для подобных изданий череду известий о русском культе св. Николая — о киевском князе Аскольде-Николае, учреждении на Руси праздника перенесения мощей мирликийского святителя, исцелении новгородского князя Мстислава20. (Любопытным, однако, представляется полное отсутствие в данной монографии сведений о появлении на Руси в XIII в. иконы св. Николая Зарайского21). Будущий архиепископ Черниговский и Нежинский видел в установлении русского праздника перенесения мощей осуществление в конце XI в. инициативы киевского митрополита — «к тому расположили чудеса святителя на море и на суше, в жизни общественной и семейной, какие видели и предки наши, посвящавшие имени сего святителя столько храмов, сколько никому другому из святых». В следующем издании «Истории Русской Церкви» епископ Филарет дополнил это соображение указанием на совершение перенесения мощей св. Николая в пределах канонической территории Константинопольского Патриархата: «Калабрия и Апулия в средние века были в ведении Константиноп. Патриарха и населены были Греками…» И далее: «Посему не удивительно, что перенесение мощей радостное для Апулии, праздновалось Греками в Апулии и не праздновалось в Константинополе»22. В опубликованном епископом Филаретом в конце 1850-х гг. «Обзоре русской духовной литературы» особое место было отведено краткой, но весьма содержательной характеристике нескольких древнерусских сочинений о св. Николае, отнесенных исследователем к концу XI в. 23 Указывая на уже упоминавшиеся выше житие «Во дни прежняя благоволи Богъ…» и три рассказа о совершенных святым чудесах (чудо о ковре, чудо о Епифании, чудо об утопшем детище), епископ Филарет излагает соображения о. Александра Горского и при этом датирует чудесное спасение св. Николаем утонувшего в Днепре младенца 1092 г. — «Описание чуда составлено, без сомнения, тогда же». (Исследователь ссылается на наличие именно этой даты в стихотворении, которое сопровождало образ св. Николая, располагавшийся в середине XIX в. на колокольне Софийского собора24). Кроме того, епископ Филарет одним из первых обратил особенное внимание на еще три древнерусских текста, посвященных мирликийскому святителю. Один из них — чудо о половчине — был отнесен ко времени «не позже конца XI века» на основании присутствующей в нем характеристики русских людей как «новъпознавшихъ» Бога (т. е. — недавних христиан). В другом сочинении — «Похвале на пренесенье мощии святаго Николы» («Се наста братие светлое празденьство…») — внимание исследователя привлек призыв к воздержанию «отъ мъртвечины и отъ кровоядения», свидетельствующий о том, что данное сочинение было «писано для новокрещенных Славян, только едва ли Русских: у последних и во время язычества, по летописи, не видно обычая есть мертвечину…»25 Наконец, в третьем литературном памятнике — «Слове на перенесение честных мощей…» («Присно оубо долъжни есмы братие…») —

СОФИЯ 27


памятные даты епископ Филарет выделил содержащуюся в нем датировку перенесения мощей 1096 г. при соотнесении данного события с княжениями Всеволода Ярославича в Киеве и его сына Владимира Мономаха в Чернигове. Очевидным итогом обращения отечественных историков первой половины XIX в. к различным известиям источников о древнерусском почитании св. Николая стало то место, которое данные сведения заняли в фундаментальном обозрении истории Русской Церкви, составленном в течение 1850-х — 1870-х гг. будущим митрополитом Московским и Коломенским Макарием (Булгаковым). Уже в своей монографии 1846 г. архимандрит Макарий поддержал гипотезу об Аскольде-Николае26. Спустя же десятилетие историк вслед за епископом Филаретом вновь затрагивает вопрос об установлении на Руси празднования перенесения мощей мирликийского святителя. По мнению епископа Макария, на учреждение у нас данного праздника (состоявшееся, согласно Никоновской летописи, при киевском митрополите Иоанне27) повлияли как «глубокое уважение к святителю Николаю, издавна господствовавшее на всем Востоке», так и «весть о многочисленных чудесах, какими сопровождалось перенесение мощей», причем к числу этих чудес историк относил и киевское чудо об утопшем детище: «…Во время самого перенесения мощей святителя Николая он и в Киеве совершил разные чудеса и, между прочим, чудо над утопшим в Днепре младенцем…»28 Следует также подчеркнуть, что сформулированная архимандритом Захарием Копыстенским и получившая в дальнейшем значительное распространение трактовка перенесения мощей св. Николая отразилась в труде епископа Макария уже в более осторожной форме: в апулийском городе Бари, отмечал историк, «жили еще христиане православного исповедания, подведомые цареградскому патриарху, хотя находились уже и латиняне…»29 Круг использованных епископом Макарием известий письменных источников, отражающих древнерусский культ святителя Николая, отличается от аналогичного рода свидетельств, привлеченных епископом Филаретом. Помимо тех или иных характеристик повествований о чудесах мирликийского святителя (чудо о ковре, чудо о Епифании, чудо об утопшем детище и сказание об исцелении князя Мстислава), епископ Макарий уделяет особое внимание «Слову на перенесение честных мощей…» («Присно оубо долъжни есмы братие…»), которое датируется им концом XI — началом XII вв., как «сказанное у нас одним из современников события», и даже публикует данное сочинение по двум спискам XVI в.30 Кроме этого, историк обращается к сказанию о перенесении в 1220-х гг. иконы св. Николая Зарайского31 — ко времени издания третьего тома «Истории Русской Церкви» данное сказание было опубликовано В. М. Ундольским по одному из списков XVI в.32 Наконец, епископ Макарий, пожалуй, впервые привлек для характеристики рассматриваемого нами феномена чудо о сухорукой жене, содержащееся как в «Сказании о святых мучениках Борисе и Глебе», так и в составленном Нестором «Чтении о житии и о погублении блаженную страстотерпца Бориса и Глеба»33.

28 СОФИЯ

Заметное место в «Истории Русской Церкви» епископа Макария занимают древнерусские иконы св. Николая. Историк отмечает образ св. Николая Мокрого, находившийся в ту пору в киевском Софийском соборе и напрямую относившийся локальной устной традицией к чуду об утопшем детище34; круглую икону из новгородского Николо-Дворищенского собора, отождествлявшуюся местным церковным преданием с явленным образом сказания об исцелении князя Мстислава35; икону из Никольского собора г. Зарайска, идентифицировавшуюся как тот самый образ, который, согласно Повести о Николе Зарайском, был принесен в 1220-х гг. на Русь из Херсонеса36. Показательно, что епископ Макарий признавал полностью достоверными все эти отождествления икон св. Николая из указанных храмов с образами, упоминаемыми в соответствующих древнерусских сочинениях. Кроме того, историк приводит летописные сообщения о тех иконах св. Николая, формирование общерусского почитания которых связано уже с деятельностью Ивана Грозного в середине XVI в. — известия об образе св. Николая Великорецкого37 и о еще одной иконе мирликийского святителя, уцелевшей среди иных образов после пожара, случившегося в Нарве (Ругодиве) перед взятием города русскими войсками38. Епископ Макарий обращает также внимание на традицию почитания деревянных резных образов св. Николая — в «Истории Русской Церкви» излагается летописный рассказ о принесении в Псков в 1540 г. двух подобных изображений мирликийского святителя и упоминается образ св. Николая Можайского39. Специфика следующего этапа изучения древнерусского культа св. Николая Чудотворца тесно связана с особенным развитием в России второй половины XIX в. церковно-исторических изысканий в области искусствоведения, археологии и этнографии. Почитание святителя Николая Чудотворца и его отражение в фольклоре, письменности и искусстве. М., 2007. Добрый кормчий. Почитание святителя Николая в христианском мире. М., 2011. 2 Татищев В. Н. История Российская. Т. 2. М.-Л., 1963. С. 300 и 208 (прим. 63). См.: Петров Н. И. Киевский князь Аскольд-Николай в русской исторической науке и церковном предании XVIII–XX веков. СПб., 2014. 3 Здесь и далее цитируется перевод И. Н. Болтина. 4 Примечания на историю древней и нынешней России Г. Леклерка, сочиненные генерал маиором Иваном Болтиным. Т. 1. СПб., 1788. С. 120–121, 155–156, 192– 193. 5 Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 1. М., 1989. С. 248 (прим. 295). 6 Там же. Т. 2–3. М., 1991. С. 65, 253 (прим. 161). 7 Записки важные и мелочные К. Ф. Калайдовича // Летописи русской литературы и древности, издаваемые Николаем Тихонравовым. Т. 3. М., 1861. С. 88–89 (отд. II «Материалы»). 8 Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 2–3. С. 275 (прим. 214). Н. М. Карамзин, очевидно, был знаком со «Сказанием о дивном обретении чудотворной иконы святителя Николая…», хранившемся в начале XIX в. в Николо-Дворищенском соборе — Русский паломник. СПб., 1892. № 49. 5 декабря. С. 781–782. 1

4/2013


памятные даты 9 Руский времянник, Сиречь, Летописец, содержащий российскую историю от 6370/862 лета до 7189/1681 лета разделенный на две части. Ч. 1. М., 1790. С. 77–106. 10 Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 2–3. С. 509, 637–638 (прим. 357, 360). 11 Там же. С. 638 (прим. 360). 12 Хрусталев Д. Г. Учреждение на Руси праздника перенесения мощей Николая Мирликийского в Бари // Verbum. Вып. 3. СПб., 2001. С. 136–138. 13 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. 1–2 // Соловьев С. М. Сочинения в восемнадцати книгах. Кн. 1. М., 1988. С. 320 (прим. 397). 14 Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1988. C. 218–220, 453–459. 15 Врангель Н. Выставка произведений О. А. Кипренского // Старые годы. СПб., 1911. Ноябрь. С. 42; Августин (Никитин), архимандрит. «Днесь град Барский радуется...» (о мощах свт. Николая Чудотворца) // У гробницы святителя Николая Чудотворца (русские паломники в Мирах и в Бари). М., 2005. С. 40–43. 16 Муравьев А. Мирликийская церковь и гробница святителя Николая Чудотворца. М., 1850. С. 12, 14–16, 19. 17 Жизнь и чудеса святого Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского. Собрано из достоверных источников Гр. М. Т-м. М., 1841. С. 64–65. О подчинении Апулии в конце XI в. все же римской церковной власти см.: Красовский А. Установление в Русской Церкви праздника 9-го мая в память перенесения мощей святителя Николая из Мир Ликийских в г. Бар // Труды Киевской Духовной Академии. Т. 3. Декабрь. Киев, 1874. С. 561–564; Хрусталев Д. Г. Разыскания о Ефреме Переяславском. СПб., 2002. С. 231–232. 18 А. Г. Некоторые памятники славянской письменности до-монгольского периода // Москвитянин. Ч. VI. № 12. Отд. 1. М., 1845. С. 140–142. 19 Пак Н. В. Житийные памятники о Николае Мирликийском в русской книжности XI–XVII веков. Дисс. … канд. филолог. наук. СПб., 2000 // Российская государственная библиотека. 61 01–10/391–5. Л. 2. 20 История Русской Церкви. Сочинение Е. Р. Ф. Период 1. М., 1848. С. 10–11 (прим. 21), 155–156, 230. 21 Там же. Период 2. М., 1848. 22 История Русской Церкви. (Новое издание пополненное и исправленное). Период 1. Харьков, 1849. С. 150–151 (прим. 265). 23 Преосвященный Филарет епископ Харьковский. Обзор русской духовной литературы. 862–1720. СПб., 1857. С. 25–27. 24 Описание Киево-Софийского собора по обновлении его в 1843–1853 годах. Киев, 1854. С. 61–62 (прим. 71). Данный стихотворный текст — явно позднего происхождения. Впрочем, само по себе появление подобной датировки чуда об утопшем детище в местном церковном предании отражает определенное движение киевской церковно-исторической мысли той поры. 25 Похожее предположение высказывалось А. Х. Востоковым — Востоков А. Описание русских и словенских

4/2013

рукописей Румянцевского музеума. СПб., 1842. С. 683– 684. 26 Макарий, архимандрит. История христианства в России до равноапостольного князя Владимира, как введение в историю Русской Церкви. СПб., 1846. С. 284. 27 Макарий, епископ Винницкий. История Русской Церкви. Т. 2. СПб., 1857. С. 339 (прим. 386). 28 Епископ Макарий ссылается в данном случае на утверждение сказанием об исцелении князя Мстислава временной близости чуда об утопшем детище и перенесения мощей в Бари, состоявшемся, «по западным летописям», в 1087 г. — Там же. С. 307 (прим. 265), 339–340 (прим. 389). О перенесении мощей в 1087 г. — Там же. С. 193, 338–339 (прим. 383). 29 Там же. С. 194. 30 Макарий, архиепископ Харьковский. История Русской Церкви. Т. 2. 2-е, исправ. изд. СПб., 1868. С. 175–176 (прим. 266), 343–347 (прил. № 7). 31 Макарий, епископ Винницкий. История Русской Церкви. Т. 3. СПб., 1857. С. 73–74. 32 Временник Императорского Московского общества истории и древностей российских. Кн. 15. М., 1852. С. 11–21 (раздел III «Смесь»). 33 Макарий, епископ Винницкий. История Русской Церкви. Т. 2. СПб., 1857. С. 340 (прим. 389). Еще в 1850 г. архимандрит Макарий (Булгаков) впервые опубликовал «Сказание о святых мучениках Борисе и Глебе» (по списку начала XVI в.) — Три памятника русской духовной литературы XI в. // Христианское чтение… на 1849 г. Ч. 2. (Изд. 2-е). СПб., 1850. С. 302, 312–316, 336–366. Первое издание Несторова «Чтения о житии… Бориса и Глеба» — Срезневский И. И. Сказания о святых Борисе и Глебе. (По Синодальному списку XIV века с необходимыми дополнениями.) СПб., 1854. 34 Макарий, епископ Винницкий. История Русской Церкви. Т. 2. СПб., 1857. С. 179–180. Эта икона упоминалась уже митрополитом Евгением (Болховитиновым) — Описание Киево-Софийского собора и Киевской иерархии. Киев, 1825. С. 50. 35 Макарий, епископ Винницкий. История Русской Церкви. Т. 2. СПб., 1857. С. 180. 36 Там же. Т. 3. СПб., 1857. С. 73–74. 37 Летописное сообщение о пребывании в Москве в середине XVI в. вятской иконы св. Николая Великорецкого нашло отражение и в труде Н. М. Карамзина — Карамзин Н. М. Полное собрание сочинений в восемнадцати томах. Т. 8. М., 2001. С. 262–263 (прим. 587). Впервые же в нашей церковно-исторической литературе указал на это известие, по всей видимости, московский митрополит Платон (Левшин) — Преосвященный Платон митрополит Московский. Краткая церковная российская история. Т. 2. М., 1805. С. 45–46. 38 Макарий, архиепископ Литовский и Винницкий. История Русской Церкви. Т. 8. СПб., 1877. С. 18–20. 39 Там же. С. 21–23, 320.

Н. Петров кандидат исторических наук Санкт-Петербург

СОФИЯ 29


Х рамы

новгородской земли

Храму Святого Духа в поселке Батецкий — 100 лет

П

оселок Батецкий стоит на древней Новгородской земле, где зародилась Российская государственность. Славная история Великого Новгорода прервалась после завоевания его великим князем московским Иваном III Васильевичем. После первого похода в 1471 г. Новгород потерял внешнеполитическую независимость и было установлено его судебно-административное подчинение Москве, а после второго — в 1478 г. произошло уничтожение республиканского строя и полное подчинение Новгорода власти великого князя. В последующие годы более семи тысяч представителей привилегированных сословий были выведены из Новгорода в Москву и другие города, а их земли конфискованы и затем переданы в поместья московским боярам и служилым людям, перемещенным из Москвы. На территории нынешнего поселка Батецкий находилась деревня Дубцы, которая с крестьянами и землями была жалована «фамилии Обольяниновых за дворянскую службу престолу в разных чинах в 7090 (1572) годах». Обольяниновы оставались владельцами этого поместья до 1890 г., когда оно было ими продано Николаю Валентиновичу Сазикову, потомственному почетному гражданину, происходившему из семьи ювелиров-серебряников. Молодой, 27-летний, энергичный человек, получивший образование в Санкт-Петербургском коммерческом училище, он с интересом стал заниматься хозяйством. Вникая в

Парк усадьбы Н.В. Сазикова

30 СОФИЯ

земские дела, стал членом экономической и землеустроительной комиссий Лужского уездного земства, поддерживал идею Столыпина о хуторском расселении крестьян. В 1899 г. правительством было принято решение о строительстве железной дороги, соединяющей Петербург с Витебском. «Высочайше утвержденным дополнением к уставу» выполнение этой задачи было возложено на Московско–Виндаво–Рыбинское акционерное железнодорожное общество. Это общество было в то время одним из самых успешных, построившее в 1870 г. дорогу, соединившую Рыбинский речной порт со станцией Бологое на Николаевской железной дороге и далее с Петербургским портом и начавшее строительство дороги от Москвы до Виндавы. К этому времени в южном направлении от Петербурга была только дорога до Царского села — первая в России железная дорога, построенная в 1837 г. Ширину ее колеи надо было нормализовать, т. е. перевести колею с 1829 мм до 1524 мм (именно эта ширина была принята с тех пор и по настоящее время по всей России) и продлить ее до станции Дно. На участке дороги от Дно до Царского села на расстоянии 150 км от последнего была запланирована станция, названная Батецкой. Эта станция существует и сегодня. Ей уже больше ста лет, но до сих пор название ее вызывает разные толкования. Дело в том, что была она поставлена на земле поместья Дубцы, принадлежавшего потомственному почетному гражданину Сазикову, на расстоянии одного километра от деревни Дубцы, а деревня Батецко, давшая название станции, находилась в пяти километрах от нее. Существует мнение, что крестьяне Батецко не захотели, что бы железная дорога прошла рядом с их деревней и добились каким-то способом, чтобы ее перенесли. Другое мнение, что Н. В. Сазиков, высоко оценив экономические выгоды от станции и железной дороги, принял меры, чтобы дорога была перенесена на его землю, а первоначально данное название сохранилось. Строительство было закончено за четыре года, и 1 августа 1904 г. началось движение по железной дороге от Петербурга до Ви-

4/2013


Храмы Новгородской земли тебска. В этот же день стали функционировать и все станции, включая Батецкую. Станции были 4-го класса, деревянные, построены по типовому проекту и включали в себя вокзал, дома для начальника участка связи, старших и младших служащих, аптеки, приемного покоя и фельдшера, отдыха паровозных бригад, баню, водоемную башню и другие службы. Николай Валентинович стал обживать свою территорию близ станции: построил несколько домов, отдал в аренду Борису Брюну де Сент-Гипполиту, лужскому землевладельцу, участок земли под строительство паровой мукомольной мельницы. А в 1913 г. Сазиков и его мать — Евдокия Павловна Маслова (по второму браку) решают построить близ станции Батецкая церковь в память 300-летия Дома Романовых.

История строительства церкви Святого Духа В 40–50-х гг. ХХ в. были еще в Батецком люди, помнившие последнего владельца усадьбы Дубцы Николая Валентиновича Сазикова и его мать генеральшу Евдокию Павловну. Говорили, что она была богата значительно больше сына, и связывали это с ее вторым мужем. Но, хотя Николай Николаевич Маслов и дослужился до высокого чина генерала от инфантерии, он жил только на жалование, позволявшее ему безбедное существование, но богатством это вовсе не было. А вот ее первый муж — Сазиков Валентин Игнатьевич — был ювелиром, так же как его отец и дед, купцом первой гильдии, поставщиком Императорского двора, потомственным почетным гражданином, и изделия их фирмы были известны во всем мире. По завещанию мужа Евдокия Павловна наследовала все его движимое имущество, «как благоприобретенное, так и перешедшее по наследству от родителя», т. е. драгоценные металлы и ювелирные изделия, а так же фабрику и право продолжать производство и дом на Большой Морской в Петербурге, ранее купленный на ее имя. А сыновьям, Павлу и Николаю, отец оставил только свою часть недвижимого имущества в Москве, находящегося в общем и нераздельном владении с братом Сергеем Игнатьевичем. Видно, воспользоваться таким наследством было не просто, так что правы были местные жители, когда полагали, что средств у Николая Валентиновича было значительно меньше, чем у матери. В 1913 г. Россия готовилась отмечать 300-летие Дома Романовых, и было вполне естественным желание Н. В. Сазикова вложить собственную лепту в это празднование. Ведь с 1837 г. его дед, Игнатий Павлович, владелец фирмы Сазиковых, согласно указа императора, носил звание «придворного фабриканта». В течение многих десятилетий фирма выполняла заказы от членов императорской семьи. А поскольку Евдокия Павловна была более двух десятилетий членом семьи Сазиковых и после смерти мужа «под ее присмотром» продолжалась работа ювелирной фабрики, она охотно поддержала идею сына о постройке храма в память 300-летнего юбилея Дома Романовых. Материальное участие матери в этом строительстве было для Николая Валентиновича, повидимому, не только желательно, но и необходимо. А что касается места постройки храма при станции Батецкая, то это был символический шаг в направлении

4/2013

будущего поселка, который непременно должен был возникнуть при железнодорожной станции. Для строительства храма был приглашен епархиальный архитектор Андрей Петрович Аплаксин. Еще совсем молодым человеком после окончания Института гражданских инженеров в 1906 г. он был принят на должность архитектора в Санкт-Петербургскую епархию. К 1911 г., когда Аплаксин приступил к работе в поместье Сазикова, им уже было выполнено не менее 20 построек в Санкт-Петербурге и в Петербургском уезде, в том числе две церкви в Лужском уезде: в селе Вычелобок и в Новом Островно. В задачу архитектора входило составить проект и довести его до воплощения. Николаю Валентиновичу, наверное, так хотелось закончить строительство к празднованию юбилея в марте 1913 г., что к работам приступили до утверждения проекта. Однако 23 сентября 1911 г. в СанктПетербургское губернское правление поступил рапорт Лужского уездного исправника «о намерении потомственного почетного гражданина Н. В. Сазикова строить в своем имении храм, не имея на то разрешения». Строительство было приостановлено, и, как оказалось, на долгое время. Началась переписка Духовной Консистории со Строительным отделением Санкт-Петербургского губернского правления. В дополнение к представленным сведениям требовалось сообщить данные исследования грунта под будущей постройкой на глубину в два раза большую, чем та, что была указана в проекте, также сообщить о границах участка и его принадлежности, а еще про-

Храма Святого Духа в пос. Батецкий

СОФИЯ 31


Храмы Новгородской земли верить расчет прочности церкви. После выполнения всех этих требований проект был отправлен на заключение в Императорскую Академию художеств, где в целом он был одобрен, но предлагалось увеличить входную часть и «вместо показанной на проекте малой главки на звоннице, сделать главку в стиле новгородско-псковских церквей». Наконец, в марте 1912 г. проект был утвержден, строительство возобновилось и без каких-либо осложнений закончилось к лету 1913 г. 1 июля (по ст. ст.) храм был освящен во имя Святого Духа протоиереем собора св. Екатерины г. Луги Анатолием Остроумовым и в Санкт-Петербургскую епархию послан следующий рапорт: «В 1913 году закончена постройка и по благославлению Владыки Владимира (митрополита СанктПетербургского и Ладожского), Свято-Троице Александро-Невские Лавры священно-архимандрита, 1 июля освящена А. Остроумовым каменная церковь при станции Батецкой, построенной в память 300-летия Царствования Дома Романовых — потомственным почетным гражданином Николаем Валентиновичем Сазиковым и матерью его, вдовою генерала от инфантерии Евдокией Масловой на собственные их средства». Это свидетельство о рождении нового храма. Скромный и вместе с тем торжественный, встал он на древней новгородской земле, неся в себе черты новгородских храмов средних веков, их лаконизм и гармонию. Белоснежные его стены четко прорисовывались на фоне лесного массива, притягивая к себе взгляды и сердца. Он сразу стал любим жителями Дубец и Косова, всего состава железнодорожных рабочих и служащих станции Батецкая. И никто не знал, какая нелегкая судьба ожидала этот храм.

Сазиковы — династия ювелиров-серебряников В ближайшие дни жители поселка Батецкий отмечают 100-летие церкви Святого Духа, построенной Н. В. Сазиковым, и, значит, самое время вспомнить о его семье, о четырех поколения ювелиров-серебряников, своим трудом и творчеством послуживших славе России. К сожалению, на протяжении почти всего ХХ в. имя их было незаслуженно забыто. Путь Сазиковых к известности был нелегким. В 1796 году отец и сын — Федор Ермолаев и Павел Федоров, экономические крестьяне Московской губернии, того места, которое сейчас называется Павловым Посадом, приехали в Москву и записались в купечество. Они обладали, очевидно, неплохими навыками работы с серебром, т. к. изготовленные ими изделия нашли спрос, и вскоре они открыли мастерскую с двумя-тремя рабочими, число которых год от года увеличивалось. В 1811 г. московский магистрат дал им право официально именоваться фамилией Сазиковы. В 1820-е годы производство их значительно разрослось и мастерская стала получать заказы от дворцовой палаты. Первоначально они изготовляли преимущественно оклады икон, но вскоре стали поступать заказы светского назначения. Уже во втором десятилетии ХIХ в. к работе подключился сын Павла Федоровича — Игнатий. В 1836 г. их мастерская получила статус фабрики, а в следующем году Игнатий

32 СОФИЯ

Павлович лично получил «высочайшее дозволение именоваться придворным фабрикантом серебряных изделий». В эти годы он посещает Европу для ознакомления с особенностями ювелирного производства на Западе, а в середине 1840-х гг. Сазиковы открывают еще одну фабрику в Петербурге и два магазина на Невском проспекте. Петербургский филиал фирмы возглавляет Игнатий Павлович, позже к нему присоединяется младший сын Валентин, средний — Сергей, начинает работать с дедом в Москве. На старшего сына Павла, получившего образование в Академии художеств и имевшего звание неклассного художника, было возложено руководство художественной частью. Игнатий Павлович впервые внедряет разделение труда, что повышает его производительность, особенно при изготовлении предметов утилитарного назначения: столовых и чайных приборов, пользовавшихся большим спросом. Будучи не только талантливым организатором, но и большим художником, он обращается к новой в то время национальной тематике и создает предметы в «русском стиле». Имитируя в серебре фактуру дерева, бересты, тканей Сазиковы создавали серебряные сухарницы, в виде плетеных корзинок с накинутыми на них салфетками, солонки в виде туесков, мешочков, пепельницы в форме лаптя. Гармоничность изделий и филигранность исполнения способствовали их востребованности в разных слоях населения, в том числе и аристократических, приобщая их к эстетике народного «русского стиля». Сазиковы были первооткрывателями в литье круглых фигур в отечественном серебряном деле, причем и здесь они использовали национальные мотивы. На историческую тему была сделана грандиозная композиция в два метра высотой «Дмитрий Донской, раненый на Куликовом поле». Это был канделябр, на изготовление которого пошло 130 кг серебра. Он, наряду с другими изделиями, был выставлен на Первой Всемирной выставке в Лондоне в 1851 г. и получил Большую золотую медаль первого достоинства. Следует отметить, что на этой выставке такую медаль мог получить только один экспонат! Павел Игнатьевич в одно мгновение сделался известным всей Европе. Эта работа была выполнена при участии скульптора П. Клодта, автора памятника Николаю I на Исаакиевской площади и конных групп на Аничковом мосту. При создании многочисленных круглых скульптур, например, таких как «Витязь с конем», «Сани», «Тройка», «Чернильный прибор в виде паровоза», «Мальчик со свирелью» Сазиковы всегда сотрудничали с известными скульпторами и художниками: Солнцевым, Далем, Монигетти, Горностаевым, Лансере и другими. В основу изделий также брались эскизы Павла Игнатьевича. Естественно, Сазиковы работали не только в русском стиле, у них были изделия и в других, более традиционных стилях — барокко, рококо, и даже есть работы, предвосхищающие грядущий модерн («Чернильница и парные подсвечники» 1877 г.). В 1877 г. умер Валентин Игнатьевич, через два года его брат Сергей, работавший в Москве. После ухода из жизни представителей третьего поколения династии Сазиковых наступил спад производства, но сохранялось очень высокое художественное и техническое качество изделий. В Петербурге рабо-

4/2013


Храмы Новгородской земли тал старший сын Валентина Игнатьевича — Павел, продолжали функционировать фабрика и магазин на Большой Морской, в Москве работали наследники Сергея Игнатьевича. Фирма продолжала экспонировать свои изделия на всемирных выставках под названием «Наследники придворного фабриканта Сазикова». Последний раз они участвовали в такой выставке в 1893 г. в Чикаго. Сенсационная находка в марте 2012 г. в СанктПетербурге, явилась прекрасным заключением этого рассказа. При реставрации особняка В. Л. Нарышкина на ул. Чайковского 29 был обнаружен уникальный клад, состоящий из 2168 серебряных предметов: сервизов, столовых приборов, предметов быта, орденов, медалей, в том числе 562 — работы фирмы Сазиков (большой столовый, чайный сервизы и другие изделия). Это при том, что в Эрмитаже хранится только 86 предметов их работы. Имя Сазиковых стало знакомо не только специалистам — ювелирам и искусствоведам, но и широкому кругу людей. Из воспоминаний Галины Павловны Булатовой — внучки Николая Валентиновича Сазикова «Первые годы моей жизни прошли в Дубецкой усадьбе, где я жила с отцом — Павлом Николаевичем, матерью — Екатериной Валентиновной и младшим братом Игорем. Воспоминаний об этом времени у меня не сохранилось. В 1929 г., когда после смерти моей мамы от родовой горячки, отец, взяв меня и брата, навсегда покинул родной дом, мне было всего пять лет. Отец устроился шофером на заводе Электробалт в поселке Разлив под Ленинградом. Работал он очень много, а заработок был небольшой, и вся наша жизнь в детстве и юности запомнилась мне как скудная и полуголодная. Мы жили в мезонине какого-то деревянного дома, там было просторно, но пусто, потому, что мебели у нас почти не было. Кто присматривал за нами, детьми, не помню, но через несколько лет к нам приехала из Дубец тетя Катя и взяла домашние дела в свои руки. Когда-то в усадьбе она, молоденькая крестьянская девчонка, была нашей нянькой, и была без ума влюблена в отца. И теперь, она ли каким-то образом нашла его, он ли позвал ее, сам не в силах справиться с детьми, но тетя Катя, как я и брат называли ее, поселилась у нас, и наша жизнь изменилась к лучшему. В 1937-ом году у нее родился сын Володя, и с тех пор жизнь навсегда соединила ее с моим отцом. Отец мой был очень деликатным, мягким человеком, я никогда не слышала от него не только ни одного бранного, но даже грубого слова. Не смотря на то, что он работал шофером на грузовой машине, я назвала бы его интеллигентным человеком. Он ничего не рассказывал о своей жизни в молодые годы, и если бы не тетя Катя, я не знала бы и того малого, что стало мне известно. А она рассказала, что усадьба, где я родилась, принадлежала деду моему, помещику, Николаю Валентиновичу, что летом там жила его мать, которую называли генеральшей Масловой, и она построила в усадьбе двухэтажный дом. И еще она рассказала, что отец окончил реальное училище и поступил в политехнический институт, но учение в нем пришлось прервать, потому что началась Первая мировая война и его призвали в армию. И еще была у

4/2013

Сын Н. В.Сазикова — Павел Николаевич и его сестра Мария Николаевна. 1914 г., начало Первой мировой войны

него сестра Мария, которая в войну стала сестрой милосердия, как и моя мать. Я восприняла эти сведения, как нечто нереальное, не имеющее к нам никакого отношения. Да это так и было. И ничего не изменилось после того, как тетя Катя взяла меня с собой, когда ездила навещать своих родственников в Дубцах, и я побывала в усадьбе и в деревне, но запомнилась мне только изба родителей тети Кати, в которой мы проводили, в основном, все время. В войну мы, дети, были эвакуированы в Кировскую область, а отец оставался в блокадном Ленинграде и работал на Дороге жизни, за что был награжден медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». После войны он работал завгаром в совхозе Детскосельский и жил в Пушкине с женой и сыном Володей, в доме, построенном им собственными руками. Умер он в 1956 году от рака горла. А я, окончив после войны техникум, работала на заводе Электросила техником, потом инженером. Вышла замуж, родила и вырастила дочь и сына, которые, как и отец их, окончили Институт авиаприборостроения, успешно работали по специальности, завели свои семьи. И все мы хранили светлую память о моем отце и их дедушке и не думали, не знали, какую опасную тайну держал он в себе, не выдавая ее ни словом, ни намеком. Раскрытие этой тайны грози-

СОФИЯ 33


Храмы Новгородской земли ло гибелью ему, а значит и нам, ведь он был для нас всем: отцом, матерью, единственным на свете родным человеком. А тайна эта была не позорная, не постыдная, а, напротив, прекрасная, но так не совместимая с нашей жизнью. Она заключалась в том, что мои предки в трех или даже в четырех поколениях были ювелирами, да не простыми, а знаменитыми, одними из лучших в России и известными в мире. А в советской стране было опасно принадлежать к семьям знатным или богатым. И хотя мои предки вышли из крестьянской среды и достигли известности и богатства своим трудом и талантом, они все равно были бы причислены к купцам-мироедам, эксплуататорам, которым, в нашей стране, строящей социализм, не было места. Отец мой это знал и потому уехал из Дубец, из Батецкой, где были люди, знавшие о нем больше, чем крестьянская девочка, наша няня, и потому ничего, совсем-совсем ничего не говорил нам, детям. Ведь какое-нибудь случайное слово могло стать роковым. Я думаю иногда, что такая долгая жизнь (ведь мне сейчас 88 лет) была мне дана, что бы я все таки узнала о моих предках, что бы перестала быть Иваном, не помнящим родства. А множество совпадений, приведших к этому знанию, наводят меня на мысль, что это были не случайности, а Промысел Божий. Ведь надо же было, что бы сестру жены брата мое-

го, Анну Васильевну, после окончания техникума по распределению направили работать в райцентр Батецкий, далекий от тех мест, где она родилась и выросла, и она осталась там жить. Брат с женой пару раз приезжали к ней и брат, посмеиваясь, как о чемто анекдотичном говорил: «А тут где-то была усадьба моего деда». Прошло 50 лет. И вот однажды Анна Васильевна позвонила нам и рассказала, что прочла в районной газете, в маленькой заметке о названии станции Батецкая, упоминание о том, что отец автора этой заметки, Антоновой Любови Вениаминовны был в юности знаком с моим отцом. Мы созвонились, встретились и от нее только узнали о своих знаменитых предках. Теперь мы это знаем, но знаем только умом, потому что представить, что это мой прадед Валентин Игнатьевич (а прадед — это же так близко, я ведь и сама уже прабабушка!) сделал то множество серебряной утвари, которую недавно нашли в особняке Нарышкина, а теперь выставляют в Павловском и Константиновском дворцах. Или представить, как моего прапрадедушку Игнатия Павловича награждают в Париже орденом почетного легиона за высокохудожественные серебряные изделия. Мне очень жаль, что здоровье не позволяет мне приехать в Батецкий и в усадебном парке, где прошли первые годы моей жизни, вспомнить, не умом, а сердцем, так рано ушедшую мать, и помолиться в церкви, построенной дедом, за людей, восстановивших ее, и поблагодарить Господа за восстановленную память».

Возрождение храма

Подготовка к празднику 14 июля 2013 г.

34 СОФИЯ

Вот и приблизился столетний юбилей церкви Святого Духа в поселке Батецкий. Неизвестно, когда прекратились богослужения в этой церкви, но по воспоминаниям местных жителей уже в предвоенные годы она была недействующей. После окончания Великой Отечественной войны в конце 1940-х г. в ней была развернута электростанция, при этом церковь лишилась купола и звонницы. Электростанция эта была маломощной и после подключения поселка к проведенной линии электропередач была законсервирована, а здание обезглавленной церкви заколочено. В начале 1960-х г. было принято решение разобрать церковь и на ее месте построить типографию. Разобрать капитально построенное здание оказалось не так просто — церковь сопротивлялась, как могла, но когда подогнали грузовик с подъемным краном и металлической «бабой» и начали бить по ее стенам, с сопротивлением было покончено. Типографию построили и о церкви стали потихоньку забывать, пока память о ней совсем не исчезла. Этому забвению способствовал переход старожилов преклонного возраста в мир иной и отъезд в города — молодых. На их место приезжали другие: специалисты, окончившие институты и техникумы, жители отдаленных деревень района, люди, переселенные из Ленинграда за 101 километр. Все они местную историю не знали. Прошло несколько десятилетий и на смену времени разрушения храмов пришло время их восстановления или строительства. В первые годы нового тысячелетия встал вопрос о строительстве церкви в районном центре Батецкий. Идею строительства

4/2013


Храмы Новгородской земли поддержал и благословил архиепископ Новгородский и Старорусский Лев. В 2004 г. епархией был заказан проект церкви и стали подыскивать место для ее строительства. И тут нашлись старожилы, которые вспомнили, что ведь была церковь, рассказали историю ее превращения в электростанцию и последующего разрушения для строительства на ее месте типографии. В 2005 г. краеведами был обнаружен в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга отчет протоиерея Остроумова об освящении церкви Святого Духа при станции Батецкая, что документально подтверждало ее существование. Потом там же были найдены чертежи, разрезы, планы, изображение фасадов этой церкви, выполненные ее строителем — архитектором Аплаксиным. Сведения об этих документах были переданы в Новгородскую епархию. Начальник отдела реставрации епархиального управления В. Н. Карагодина получила в архиве копии чертежей, и воссоздание храма было произведено по этим чертежам, с сохранением части первоначальных стен, которые были обнаружены при разборке типографии, и на прежнем фундаменте. Начатое в 2006 г. строительство было закончено летом 2007 г. и 18 августа церковь Святого Духа освящена Владыкой Львом. На освящении присутствовали внук и правнучка Николая Валентиновича Сазикова — Владимир Павлович Сазиков и Елена Александровна Булатова. Судьба архитектора Андрея Петровича Аплаксина, строителя церкви, была схожа с судьбой ювелиров Сазиковых — его имя и творчество тоже были забыты более, чем на 70 лет. Он был последним епархиальным архитектором Петербурга. Вступив в эту должность в 1906 г. сразу после окончания Института гражданских инженеров, он занимал ее до 1917 г., когда она была упразднена. За одиннадцать лет Аплаксин выполнил 55 самостоятельных работ. Было построено 39 сооружений, из них 23 церкви в Петербурге и Петербургской губернии, подготовлено 16 проектов, из них 5 церковных, которые не были осуществлены. Кроме того, А. П. Аплаксин много занимался ремонтными и реставрационными работами. Самые ответственные из них были произведены в Казанском и Сампсониевском соборах. Огромная работа в интерьерах Казанского собора и по приведению в порядок фасадов была выполнена к празднованию его 100-летнего юбилея 15 сентября 1911 г. К этому юбилею Аплаксин издал монографию «Казанский собор», которая и сегодня считается лучшей об этом храме, бывшем до постройки Исаакиевского собора главным собором Российской Империи. Если первые храмы А. П. Аплаксин стоил в русско-византийском стиле, то в дальнейшем он переходит к «неорусскому» стилю, которых предоставляет большую свободу творческой фантазии архитектора. Этот стиль включал черты новгородско-псковского зодчества и асимметрию, характерную для модерна, белые оштукатуренные стены оживлялись яркими расписными фризами. Все постройки Аплаксина очень своеобразны и гармоничны. После 1917 г. напряженная творческая жизнь архитектора прекратилась. Уже при его жизни началось разрушение построенных им храмов, а умер А. П. Аплаксин в 1931 г. на 52 году жизни. На сегодняшний день из 23 церквей

4/2013

Архитектор А. П. Аплаксин

сохранилось, восстановлено или находится в стадии восстановления всего пять, и в числе них — церковь Св. Духа в поселке Батецкий. 8 февраля 2013 г. в Государственном Музее городской скульптуры Санкт-Петербурга открылась выставка, посвященная Андрею Петровичу Аплаксину, на которой были представлены чертежи, макеты, архитектурные проекты, архивные материалы. Идея выставки возникла несколько лет назад у игуменьи Введено-Оятского монастыря Иоанны. Подворье этого монастыря в Санкт-Петербурге находится в храме, построенном архитектором Аплаксиным в честь святой Анны Кашинской. В том же феврале месяце была проведена презентация книги Марии Фишер «Творчество добра», посвященной жизни и творчеству А. П. Аплаксина. Выставка и книга явились восстановлением исторической справедливости и символично совпадение во времени этого события со столетним юбилеем церкви Святого Духа в поселке Батецкий.

14 июля 2013 года В это яркое солнечное утро множество людей стекалось к церкви Святого Духа в поселке Батец­кий. Сверкал крест над лазурным куполом, белели

СОФИЯ 35


Храмы Новгородской земли стены храма, фото-стенды у входа в ограду рассказывали о рождении храма, его драматичной судьбе в течение многих десятилетий и счастливом возрождении в наши дни. Здесь же в новеньких киосках пришедшим предлагалась православная литература, юбилейные календари, сувениры с изображением храма, берестяные изделия и мед местного производства, ароматная свежая выпечка. А в церковной ограде пришедших встречало буйство цветов: цветы яркие и ароматные в клумбах, цветы, выстилающие дорожки, ведущие к входам в храм, цветы, образующие юбилейную цифру 100 у стены храма, где покрывало пока еще скрывало памятную доску. К приезду митрополита Новгородского и Старорусского Льва и епископа Боровического и Пестовского Митрополит Новгородский и Старорусский Лев произносит слова проповеди Ефрема вся церковь уже была заполнена прихожанами и гостями и еще многие, многие встречали их, идущих к входу в нравственному возрождению и в связи со 100-летихрам по зеленой дорожке. ем церкви во имя Святого Духа вручил архиерейские Праздничная Божественная литургия, отслу- грамоты. женная архипастырем и духовенством новгородской Затем Владыка снял покрывало с памятной доски епархии, соединила души всех присутствующих в на стене храма, на которой обозначены основные едином ощущении светлой радости. Под колоколь- этапы его создания и воссоздания и имена людей, к ный звон был совершен крестный ход, после которо- этому причастных, и освятил ее. Теперь присутствуго митрополит Лев произнес проповедь, в которой ющие могли прочесть надпись, гласившую: «Церковь напомнил об истории храма и о труде многих людей, Святого Духа построена в 1913 году в память 300-левосстановивших его, и сказал слова благодарности тия Дома Романовых архитектором А. П. Аплакситем, кто вместе со священником о. Георгием Фанфа- ным, по заказу землевладельца Н. В. Сазикова и на рони готовили этот праздник. «Пусть же этот храм его средства. Разрушена в 1950–1960-е годы. Воссоздо скончания века будет духовной лечебницей и шко- дана в первоначальном виде Новгородской епархией лой благочестия, где приходящие в него люди полу- и освящена архиепископом Новгородским и Старочат духовное исцеление и научатся жизни по Еван- русским Львом 18 августа 2007 года». гелию Христову», — сказал в заключение Владыка. После отъезда митрополита празднество продолМитрополит Лев за содействие в трудах по духовно- жилось. К пастве обратился отец Георгий со словами скорби о тех бедах, которые выпали на долю этой церкви, и о светлой радости сегодняшнего дня, выступили некоторые гости, в том числе праправнучка Николая Валентиновича Сазикова — Елена, благодарившая за восстановление церкви, построенной ее предком. Трогательно звучали песнопения учеников воскресной школы при храме Святого Духа. После благодарственного молебна все присутствующие были приглашены к общей трапезе. А солнце по-прежнему ярко сияло, одаряя всех светом и теплом.

Встреча епископа Боровического и Пестовского Ефрема с духовенством

36 СОФИЯ

Л. Антонова пос. Батецкий

4/2013


П утешествие

в прошлое

«Муравьи». Из экскурсий в окрестности Новгорода

Я

ехал по берегу Волхова. Дорога тянулась ломаной линией, то врезываясь в холмы, пригорки, то перебрасываясь через овраги, ручейки. Дорога хорошая, но скучная и однообразная с ее обсаженными по мерке деревьями, мелькающими в глазах до утомительности. При ее посредстве сообщались три штаба бывших поселенных войск, над созданием которых так трудился граф Аракчеев, предрекая им светлую будущность. Строили ее поселяне, а хозяином был сам граф. Если Аракчеев наблюдал за дорогой как за своим оком, собственноручно подвязывал березки, не давал упасть соломинке, то станет понятно, насколько фундаментально она сооружалась. Рук человеческих не жалели, да и было их немало: каждый штаб с ротами населяло до восьми тысяч душ. Сильно потрудились над нею поселяне, много пота пролито на эту широкую, гладкую колею с березками. А содержание дороги у такого педантичного, чрезмерно строгого хозяина как граф было не легче, чем ее постройка. Всякий отскочивший камешек, всякая сдвинутая с места ветром горсть песка больно отзывалась на спинах поселян. Для кого же понадобились такие образцовые пути? Для передвижения войск? Нет. По ним скакал с инспекторскими целями Аракчеев и ездило в Новгород штабное начальство. Быть может, создавая военные поселения, граф хотел оживить пустынный Волхов и дороги сделал к услугам новых насельников. Однако не прошло и пятнадцати лет, как холерный бунт красноречиво показал, что поселенная система не только бесполезна, но даже губительна в нашем крестьянском быту. Разве может наш крестьянин жить на немецкий или голландский лад, а такая именно жизнь ему навязывалась: учиться маршировке, ружейным приемам, сено косить, хлеб убирать, печь топить, избу подметать, форточку отворять — на все был известный час, на все существовала инструкция, которую граф в строевом и хозяйственном отношениях ежедневно исправлял и дополнял. Показались крыши каменных зданий. Это — Муравьевские казармы, построенные графом в 1824 г. Первым квартирантом их был прусский полк. Собственно говоря, квартировали здесь действующие батальоны, штаб, комитет и прочее управление. Се-

4/2013

ления же, окружающие казармы, семь лет назад были преобразованы в военные поселения, где каждому семейству давались от казны связь (шаблонная изба), земельный участок, мертвый и живой инвентарь, обмундирование. Прежние селения отдельно превратились в роты, а вместе составили округ полка. Семейства выделяли рекрут и ставили в батальоны. Въезжая в казармы, я едва окинул глазом обширную площадь — плац для военных упражнений, обсаженный деревьями, за которыми лежала широкая дорога. На плац, с интервалами между собою, угрюмо смотрели казенные здания. Интересно, что здания эти сохранили ту же кроваво-красную окраску, какую имели во времена Аракчеева. Вот они, знаменитые «Муравьи», со своим ужасным прошлым, подумал я. Эти с виду прочные, архитектурные, богатые дома когда-то заключали в себе казематы для людей, изнемогавших под работой от зари до зари и живших, как указывало им начальство; путевой дворец, откуда наблюдали начальники за трудными эволюциями, в которых изнурялся солдат и обессиленный падал на землю; пространный плац, где проливалась кровь поселянина за проступки, здесь во время бунта валялись изуродованные тела офицеров, а после прогонялись сквозь строй партии мятежников. Я остановился в дворцовом доме, где как прежде, так и теперь останавливаются разные военные власти. Исторический дом с какой-то оригинальной по фасаду лестницей; верхняя площадка ее составляла дно громадных размеров фонаря. Дверь отворил не менее исторический привратник, древний, но проворный старичок, живший здесь, как оказалось, на правах смотрителя с самого детства. Обширная передняя напомнила мне прежнее ее значение. Она служила приемной, где млели и тяжело вздыхали полковые начальники, содрогаясь при всяком скрипе боковых дверей, откуда вылетала графская гроза. Я сказал свою рекомендацию, и юркий смотритель завертелся: — Пожалуйте в любую комнату, — предлагал он, раскланиваясь и указывая сразу обеими руками на боковые двери. — И тут хорошо, и там не худо. Комнат у нас хоть отбавляй.

СОФИЯ 37


Путешествие в прошлое Любопытство подстрекнуло меня обойти все комнаты. Действительно, их было много. Сколько воздуха, света! Потолки, обои, печи, камины на современный лад, зато обстановка сохранилась от времен Аракчеева. Ясеневые столы, стулья, шкафы; интересные ширмы, длинные этажерки, маленькие столы со шкафиками; в одной комнате чикали старинные часы. От прежней роскоши всюду уцелели паркетные полы. В общем, окружающее живо переносило в прошлое, когда бывали здесь цари, великие князья, граф Аракчеев, генералы Набоков, фон-Фрикен. Если бы порыться в полковом архиве, то несомненно можно было бы узнать и о времени пребывания этих лиц. Ясно представляешь себе, как на этих стульях, за этими столами когда-то сиживали исторические люди. Мне даже показывали особый стул, на котором сидел великий князь Николай Николаевич Старший, посетивший «Муравьи» в бытность свою инспектором кавалерии. Княжеский стул больше других, отличается высокой спинкой и катался на колесиках, но последние, по «распоряжению начальства», дабы уравнять его высоту с прочими, недавно отрезаны. Видел белое шелковое одеяло мелкой ручной работы; им одевался Император Александр Николаевич, когда приезжал на праздник уланского полка. Говорили, что оно иногда появляется на кроватях проезжающих. Следовало бы поберечь его, как едва ли не единственную в «Муравьях» вещевую память о государе. На другой день мне пришлось встречаться с офицером местного полка Л. Ф. Шкадышек, который вообще занимается историей военных поселений, а в особенности энергически делает разведки о могилах несчастных, павших жертвами мятежа. По осмотру «Муравьев» я много обязан его любезности. С внешней стороны он прежде всего обратил мое внимание на массивные чугунные решетки, окружающие плац и отделяющие каменные флигеля. Верхние украшения у них совершенно отсутствуют, а иные места в самой решетке, чтобы не портить благообразного вида, дополнены деревянными спицами. Почему такое разрушение? Я узнал, что после упразднения военных поселений, до 1862 г. В «Муравьях» квартировал уланский полк, затем шестнадцать лет казармы пустовали, пока не пришла резервная бригада, которая, пробыв здесь двенадцать лет, уступила место нынешнему мортирному полку, еще молодому по своему бытию, формированному как бы для пробы по одному в каждом округе. В период опустения, несомненно, был надзор за целостью имущества, но, вероятно, настолько слабый и мало бдительный, что в «Муравьях» свободно разгуливали люди, готовые ради грошовой наживы уничтожить все ценное по стоимости и историческим традициям. Не говоря уже о надзоре, даже администрация бригады плохо оберегала знаки прежних мудрых творений и вообще небезупречно вела хозяйство в аракчеевских твердынях, так что на долю мортирного полка пришлись большие заботы по восстановлению разбитого, разрушенного и по очистке всякой грязи и сорности. По внешности в «Муравьях» бросается в глаза каланча, возвышающаяся над зданием. На верхушке ее выступ, обнесенный решеткой. Не подлежит сомнению, что это были приспособления для наблюда-

38 СОФИЯ

тельного поста, но кто и за чем там наблюдал, — неопровержимых данных нет. Г. Шкадышек говорил, что он хотел добиться точного значения каланчи путем документов, но нашел лишь отрывочные доказательства, по которым, однако, больше склонен предполагать, что эта каланча, как и теперешние городские каланчи, обслуживала наблюдение за пожарами в округе и была главной, так как каждая поселенная рота имела свою каланчу, деревянную и меньших размеров. В здании под главной каланчой должны были храниться и пожарные инструменты. Заметив отсюда пожарный знак на какой-нибудь ротной каланче (вышке), часовой немедленно посылал в ту роту инструменты. По рассказам же старых поселян, калачи воздвигнуты были с фискальными целями, будто бы с них зорко следили, как работают и ведут себя поселяне. Относительно же пожарного обоза существовало втайне мнение, что он стоит там для отвода глаз. Такая ложная версия бесспорно вытекала из строгого режима над поселянами; их заставляли работать без отдыха; поэтому и казалось, что за ними всюду надзирают, даже изобретают особые вышки. Рядом с дворцовым домом стоит другой, едва ли не больше. Их разделяют громадные ветвистые липы. В этом доме квартирует полковой командир, который любезно разрешил мне осмотреть занимаемое им помещение, сохранившее прежнее расположение комнат. Квартира представляет собой целую анфиладу комнат. Кое-где в углах уцелели старые печи, широкие, низенькие; тогдашние искусные карнизы, массивные окна. Главным образом заслуживают интереса двери, оставшиеся, к сожалению, только в некоторых комнатах. Все они из красного дерева, обложены красивой резьбой, с медными петлями. В общем командир обратил мое внимание на особенность квартиры: она всеми окнами выходит на двор. Я попробовал объяснить это тем, что, быть может, этаж разделен на несколько квартир, и настоящая пришлась сзади. — Нет, тут не простая случайность, — возразил полковник. — Так делалось умышленно. В этом этаже одна моя квартира в четырнадцать комнат. Из них все парадные на заднем плане, тогда как передние и людские обращены на фасад. — Правда? — Уверяю вас. Посмотрите в офицерских флигелях, там то же самое. — Что бы это значило? — любопытствовал я. — Граф Аракчеев скрывал от офицерских семей кровавые зрелища. — Это как же? — Поселян на плацу хлестали шпицрутенами, так задние комнаты скрывали людские страдания. Я почувствовал, как нервная дрожь пробежала по всему телу, не хотелось верить в подобные воспоминания, но во времена аракчеевские это было правдоподобно. Озираясь, я подумал, как все здесь устроено прочно, красиво, просторно и вместе с тем с нравственной точки зрения гнусно. Лучше бы, кажется, переустроить, поступиться исторической неприкосновенностью, лишь бы забыть гадкие цели такого расположения. Невольно про-

4/2013


Путешествие в прошлое буждалось отвращение и являлось желание, как бы поскорее уйти из этой злоключительной анфилады. — Не сомневаюсь, вы, полковник, дозволите мне посмотреть ваши казармы, — сказал я, раскланиваясь. — Отчего же? Вот капитан вас проводит и все расскажет, — указал он на г. Шкадышек. — Это потому, что желательно поместить «Муравьи» где-нибудь в историческом издании. — Очень приятно, для литературы, для науки я всей душой готов. От командира мы пошли в манеж. Громадная продолговатая площадь, обнесенная каменными стенами и покрытая железной крышей. Вместо пола — влажная земля, разрыхленная копытами. Воздух был теплый, насыщенный конским потом. В обоих концах глядели короткие пушки-мортиры, вдоль стен на порядочных интервалах стояли железные печи — и больше ничего. Став среди манежа, я представлял себе, что попал как будто в какой-то гигантский подземный коридор, который освещался откуда-то притоком дневного света. — Как вам нравится это здание? — спросил меня мой руководитель. — Интересное, — только мог я ответить, не умея ценить подобных сооружений. — Наш манеж, — продолжал он, — по величине и освещению один из первых в России. Смотрите, какая громада, даль; пушки на том конце кажутся игрушечными. А как светло! В два ряда окна — это редкость в наших манежах. — Теперь не угодно ли пройти в казармы? — предложил мне офицер. — Можно, не выходя из манежа: тут есть внутренний выход. Мы проходили между пушек, покрытых чехлами. В солдатском «дортуаре» было людно. Старший скомандовал «смирно», но г. Шкадышек махнул рукой, давая этим разрешение держаться вольно. В два ряда плотно стояли койки. Над изголовьями возвышались рамы, на которых висело оружие, амуниция и немудрый обиход солдата. Вешалки у стен облеплялись шинелями. Через пять-шесть коек оставлялся узкий проход. — Это, так сказать, преобразование последнего времени, пояснил офицер. — При Аракчееве употреблялись нары, где люди приходили в соприкосновение ночью, и не всякому приятно иметь соседа, спавшего неспокойно. Как вы думаете? — Совершенно верно, согласился я и спросил: — нары где-нибудь сохранились? — Есть. В следующей батарее вы их увидите. Действительно, там вместо коек на аршин высоты от пола тянулся дощатый настил, длиною немного больше человеческого роста. К ногам настил имеет уклон. — Кроме того, спать на нарах вредно, — продолжал офицер. — Спящий лежит в наклонном положении, от этого у него неправильное кровообращение. — Почему бы не уничтожить и здесь? Добро не Бог весть какое. — Пока стоят крепко. Да, сломаем живо, скоро придут новые койки.

4/2013

— Удивительно, как был граф уверен в долговечности своих творений, — резюмировал я, пристально осматривая настил. Восемьдесят лет прошло, а нарам ничего не сделалось, только немного постерлись да почернели. — В «Муравьях» все построено фундаментально, — подтвердил офицер и предложил: — Не угодно ли заглянуть, где продовольствуются люди? У каждой батареи своя столовая. Мы спустились по темной чугунной лестнице в подвальный этаж. Просто какие-то катакомбы. Низкие потолки, своды, арки, кирпичный пол. Квадратные окна выходили на свет Божий вровень с тротуаром. Здесь все осталось до наших дней так, как было прежде. Длинные черные столы, кругом скамейки — вот и вся незатейливая обстановка столовой. В углу кухня. Собственно говоря, какая кухня — сложенная из кирпича плита, наподобие старинной лежанки; края для прочности обрамлены железом, верх устлан чугунной плитой, сквозь которую широкими жерлами смотрят в потолок три котла; под каждым своя топка. Рядом вмазан медный куб для чая. В одном котле приготовляется варево, в другом — каша, третий так называемый запасный, с кипятком. Пища вынимается металлическими ковшами, насаженными на длинные палки. Тут же висит разграфленная доска, на которой, за подписью дежурного офицера, ежедневно помечается порционное довольствие. Прежде всего, ставится день и число нижних чинов, состоящих к этому дню налицо в батарее; затем в клетках пудов и фунтов включаются только цифры против написанных уже названий провизии: мяса, капусты, крупы, соли, лука, картофеля и др. Впрочем, есть и золотниковые клетки для перца и лаврового листа. Кроме плиты, куба и доски, больше никаких нет принадлежностей. Чины приходят с казенными медными чашками, берут пищу, едят в столовой или уносят с собой. Из кухни отправились в кладовые, куда надо было проникать через какие-то сырые подвальные коридоры. — С кладовыми мы помучились изрядно, — заметил г. Шкадышек. — А что? — Водой заливало. Наконец отыскали под зданием трубы, исправили, и теперь сухо. Оказывается, что эти коридоры устроены с целью вынимать и ремонтировать трубы. — Умно предусмотрено. — Да, в этом честь Аракчееву, — сделал особенное ударение мой спутник, как бы оттеняя от чего-то другого, где честь отсутствует. — Значит, графская хвала еще в земле зарыта, — улыбнулся я и выразил нетерпение выбраться из подземелья на чистый воздух. Перешли в соседнее здание, которое стоит на берегу и своей красивой архитектурой несомненно привлекает взор путника по Волхову. — Все думают, — говорил г. Шкадышек, — что это какой-нибудь дворец, а здесь бани. Мы вошли в машинное отделение. — Посмотрите, воду накачивает старинная машина, осталась от военных поселений. Действует паром.

СОФИЯ 39


Путешествие в прошлое Правда, механизм был первобытный, с грубой, аляповатой отделкой частей. Вертелось маховое колесо, высовывались рычаги и куда-то исчезали под полом. Машина обреталась в исправности и полной наблюдаемости, но почему-то стучала, шумела — такое уж ее устройство, должно быть. Котельная часть также примитивна, вделана в кирпичную печь, из которой торчат краны, водомеры, градусники. Тут же были две пожарные машины; обращая на них мое внимание, г. Шкадышек заметил: — Это тоже аракчеевские. Прежде они стояли под каланчой. Представьте, для двух пожарных машин, которые занимают квадратную сажень, целое пожарное депо. Конечно, помещение постарались использовать: там сделали гауптвахту, телеграфную станцию, а машины перенесли сюда. Выходя из отделения, я снова любовался зданием и думал, что жизнь поселенного штаба была гдето внутри, вдали, а на берег выходили здания вроде бань; между тем береговая сторона — место, видное с реки, привлекает глаз проезжающего, поэтому явилась необходимость так или иначе маскировать второстепенные помещения красивой внешностью. После бань мы очутились на задворках, за офицерскими флигелями, у могил начальников, погибших в холерный бунт. Под сенью деревца глубоко вросли в землю камни, на которых высечены имена жертв: Яцковского, Дасаева и Денисова. Несчастные были выброшены на места пренебрежительные и зарыты без гробов. Теперь могилы их оказались на пашне, среди навозных куч, в полном запустении и неведении. Г. Шкадышек хлопотал о перенесении прахов на общее кладбище, недавно отведенное для погребения военных, проектировал кости положить в гроба, похоронить достойным образом и увенчать могилы приличным памятником, по полку собрали уже деньги на это доброе дело… но последовал отказ, мотивированный тем, что не по правилам религии вскрывать вечное упокоение без особо важных причин. — Как вы думаете, — спросил меня офицер, — основательно мне отказали? — По моему мнению, нет. Не в духе христианских канонов вскрывать могилы тех, кто скончался естественной смертью, погребен по всем обрядностям и на обычном кладбище. Но здесь как раз противное. Натяжка, опротестовать следует, если у вас не иссякла энергия. — Я не оставлю, пойду выше. Смотря на моего спутника и переводя взор на могильные камни, едва видные и подернутые зеленым мхом, я душевно поскорбел: «Кануло в Лету с той кровавой поры с лишком семьдесят лет, одному Богу известно, есть ли теперь потомство этих жертв, и знает ли оно об уцелевших камнях, под которыми погребены предки, столь трагически погибшие. Должно быть, нет, потому что само Провидение посылает чужого человека, чтобы оказать должную память мученикам». — Невеселая картина, — сказал я, перекрестясь, и добавил: — еще печальнее то, что одно слово, отрицательное слово, может тормозить благородные желания, целое симпатичное дело. С сокрушенным сердцем покинул я брошенные на произвол судьбы могилы, да и было от чего сокру-

40 СОФИЯ

шаться, когда сейчас же представилась резкая противоположность. Невдалеке, ближе к дороге, стоял памятник. Положим, он уединялся, выглядел сиротливо, но представлял собою довольно приличную колонку, поставленную на высоком фундаменте. На мой вопрос об этом памятнике я получил интересное объяснение. Под сей колонкой похоронен уланский офицер, из татар, по фамилии Улан. Он скончался в то время, когда в «Муравьях» квартировал уланский полк. Как мусульманина, его не могли положить на общем кладбище, а иноверческого не было; поэтому Улана погребли отдельно, выбрав для могилы красивое местечко и поставив подобающий памятник. Над одним из зданий в «Муравьях» возвышается крест, обозначающий полковую церковь. Об этой церкви можно сказать только то, что во время квартирования мортирного полка она значительно улучшилась с внешней и внутренней стороны. В ней, кажется, нет таких икон, которые придавали бы интерес храму. Я разумею походные иконы, бывшие в боях с неприятелем. В «Муравьях» как-то приходилось стоять воинским частям, не ходившим на войну, за исключением уланского полка, усмирявшего польский мятеж. Последним обозрением было помещение, где миниатюрный муравьевский мирок разнообразит свою скучную, апатичную жизнь — это «офицерское собрание», носившее при графе Аракчееве название «ресторации». В «собрании» — биллиардная, столовая, зал, недурно обставленная гостиная. Всюду, конечно, видна прочность, долговечность, но слишком мало света и воздуха. Особенно этими недостатками отличается зал; потолок в нем очень низкий, окна только с одной стороны, да и то, как в главной комнате, выходят куда-то на дровяные сараи. Из вещей от «ресторации» ничего не сохранилось. Я полагал, что уцелел хотя металлический бюст Александра I, стоящий в зале, но оказалось, что он приобретен недавно на средства мортирного полка. В собрании бывают вечера и любительские спектакли. Собирается офицерское общество и веселится. Но случается это не часто, ибо вечера надоедают своею односторонностью; а с театрами немало хлопот и возни. Едва ли не лучшим развлечением служат поездки в Новгород. Как по удобству пути, так и по его краткости: зимою шесть верст до Подберезья, первой станции от Новгорода, а летом прямо на пароход. Вообще же в свободные дни офицерство предается скуке. К сожалению, в «Муравьях» остались лишь жалкие памятники александровской эпохи, все как-то невежественно стерто, поругано. Только теперь, благодаря любви к военной истории, г. Шкадышек кое-как реставрирует попорченное и кое-где откапывает вещицы, достойные украшения «Муравьев». А. Г. Слезскинский Печатается по: Исторический вестник. 1905. Июль. Т. 101. С. 197–209

4/2013

Sofiya4 13  

Издание Новгородской епархии. Выходит с 1992 года

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you