Issuu on Google+

ОБЪЕКТ объектович ешь, что детали — сочетание латуни, черного и дерева — сыграют настолько важную роль. Мне нравится плафон. Он интересен тем, что с каждого ракурса имеет немножко другой вид — ассоциируется то с птицами, то с прожекторами, то с дроидами из «Звездных войн». Тренога, сделанная из дуба, не покрыта никаким лаком. Сначала я планировал вскрыть ее чем-то, чтобы избежать засаливания, но со временем решил оставить так — эффект затирания интересен, даже несмотря на то что он немного брутальный и не каждому понравится. Я считаю, что в этом есть определенный шарм.

О производстве

Говорят, что все давно придумано до нас. Но это совсем не означает, что теперь можно расслабиться на ближайшие лет пятьсот и ничего больше не создавать. Ведь вопрос не в том, чтобы изобрести что-то эдакое, диковинное и ранее невиданное, а в том, чтобы, во-первых, поэкспериментировать, а во-вторых, сделать что-то нужное, простое, функциональное. Во всяком случае именно такая мысль приходит на ум после рассказа Александра Козинца о создании его лампы

Идея Не знаю, что сказать, — предмет должен говорить сам за себя. Прежде всего он должен выполнять свою функцию. Если в двух словах, то идея заключалась в том, что мне хотелось обрубить металлическую трубу, а также синтезировать дерево и металл.

Элемент мистики У Лисицкого, советского авангардиста первой половины прошлого века, есть пять принципов промышленного дизайна, по которым должно формироваться проектирование. Я уже полным ходом занимался изготовлением, когда одна знакомая прислала мне вырезку из газеты с его принципами — и оказалось, что моя лампа полностью соответствует описанным законам.

Как это было Формирование самой концепции происходило скорее методом исключения лишних форм. Вообще у меня есть принципы — манифест, если хотите, — на основе которых я стараюсь формировать концепцию своей работы. Это прежде всего отнимание всего лишнего и упор на функцию. Конечно, без эстетики не обходится, но отправной точкой служит функция, а также манипуляции с материалами и формами. Первое, с чем я столкнулся, это то, что усечь стальную трубу не так-то просто технологически, не каждый мастер такое может сделать. Сначала я купил на рынке ржавую трубу и пришел с ней к одним мастерам. Они сказали, что не могут ее разрезать. Обратился в другую фирму — как казалось, к профессионалам в работе по металлу — они отдали мне ее через неделю в ужасном состоянии. И только третий

28 объект

мастер смог осуществить мою задумку. Торец — место среза — он предложил не красить в черный цвет, а оставить как есть после обрезки. В результате получилось, что торец перекликается с резьбой (металлическая деталь под основанием треноги — прим. ред.), которую просто нельзя было красить, иначе при закручивании обдиралась бы краска. Тонкую трубку и все другие металлические детали мне делали токари, треногу сделали знакомые ребята во Львове, потому что в Киеве это было бы в два раза дороже, а провод мне подарила знакомая девушка. Его оплели на фабрике, которая занимается производством альпинистского снаряжения. Зачем искать испанское, итальянское с наценкой, когда можно все это сделать самому? Уходит больше времени, зато радость в результате гораздо больше. Сегодня у нас уже есть спектр этих возможностей — мы знаем, к кому идти. Пока такая лампа существует в единственном экземпляре, ею пользуется мой друг, но есть мысль сделать серию светильников на продажу. Только что я вернулся от мастера, который мне делал плафон, — он уже сделал такой же, только под торшер высотой 1,5-1,6 метра. Есть еще идея сделать все то же самое, но с белым плафоном.

Результат Результат меня полностью удовлетворил. На деле получилось, что я выступил генератором этой задумки, объединяющим звеном, которое собирало этих всех мастеров — порядка шести человек, — их руки и способности. Я изначально видел, что я хочу получить, но когда рисуешь на бумаге, то не сразу понима-

Манифест Это принципы, которые мы сформировали для себя. Это значит не использовать ничего лишнего, экологичность и экономичность. Я стараюсь избегать ненужных предметов, неестественных, отвлекающих деталей и компоновать исключительно то, что делает предмет целостным. Также все должно производиться местными мастерами. Новая деталь рождается благодаря их умениям или новым навыкам. То есть, сотрудничая с нами, они учатся чему-то новому или узнают, что умеют что-то, о чем и не догадывались. Например, когда мастер сделал плафон, то сам удивился — он и не думал, что такое возможно.

В 1928 году Лисицкий сделал доклад о художественных предпосылках стандарта мебели. Пять основных принципов, на которых должен основывать свою работу дизайнермебельщик, актуальны и поныне. На чем основана выразительность современных вещей? 1. Они представляют самих себя, а не изображают что-то совсем другое. ОНИ ЧЕСТНЫ. 2. Глаз воспринимает их как целое, не блуждая и не застревая в путанице формы. ОНИ ЧЕТКИ. 3. Они просты не от нищеты оформляющей энергии, изобретательской фантазии, а от богатства, стремящегося к лаконизму. ОНИ ЭЛЕМЕНТАРНЫ. 4. Их форма в целом и деталях может быть построена циркулем и линейкой. ОНИ ГЕОМЕТРИЧНЫ. 5. Их оформляла рука человека посредством обрабатывающей части современной машины. ОНИ ИНДУСТРИАЛЬНЫ.

Подготовила Валерия Конева Фото: Алексей Быков, Александр Козинец

Стальное сечение

Эта цепочка людей и есть производство. Собрать их всех в один цех — очень дорого, поэтому на данный момент заказывать детали в разных местах, потом получать и компоновать их — это выход. Пока что я так и планирую продвигаться.


Object magazine rubric object