Евгений Фикс. "Идишский космос". Буклет выставки|Yevgeniy Fiks, "Yiddish Cosmos". Exhibition leaflet

Page 1

ИДИШСКИЙ КОСМОС. ЕВГЕНИЙ ФИКС ЦТИ «Фабрика» , 17 мая – 23 июня 19


Евгений Фикс. Идишский космос Советская история освоения космоса всегда служила мощным инструментом пропаганды и активно использовалась государством для формирования национального самосознания. Формальный исторический нарратив о космосе, так же как и политика выбора героев, которые воплощали бы собой космические достижения СССР, конструировались в соответствии с идеологическим дискурсом. Сегодня нарастающее соревнование за космические пространства и борьба за создание новых сценариев будущего, во многом опирающихся на свершения прошлого, толкает нас на поиск альтернативных точек зрения на историю советского космоса. Это дает возможность обнаружить дополнительные исторические и политические слои советской космической стратегии и проследить их связь с вопросами «(не)желательных» этничности, гендера и идентичности. В проекте нью-йоркского художника Евгения Фикса «Идишский космос» соединяются несоединимые, на первый взгляд, истории — советского еврейства, покорения космоса и развития советской космической программы. Все вместе они образуют футуристический нарратив, совмещающий идеи научно-технического прогресса и идишской культуры с новым прочтением фигуры советского еврея-отказника и его борьбы за право эмиграции. Политика последовательного антисемитизма в СССР, достигшая высшей степени в послевоенное время, и образование государства Израиль в 1948 году привели к тому, что тысячи евреев захотели вернуться на историческую родину. Этому процессу активно препятствовало государство, не давая им покинуть СССР и вынуждая их подавлять и скрывать собственную культуру, традиции и историю. Массовый отъезд стал возможен только в конце 1980-х благодаря внешним и внутренним политическим изменениям и многочисленным кампаниям советских и международных еврейских активистов, отстаивавших право на эмиграцию. В течение нескольких десятилетий они проводили демонстрации и пикеты, обращались к международной общественности и подписывали петиции. Параллельно с этим в период Холодной войны в СССР росли технологические мощности и развивалась программа по освоению космоса, чья парадная сторона истории не включает в себя космические неудачи, реаль-

ные условия жизни советских космонавтов и специфику этнической политики, проводимой государством во многих отраслях и областях знания, включая космическую. Как и в других своих проектах, в «Идишском космосе» Евгений Фикс снова применяет тактику исторического ревизионизма: внутри формального русско-советского исторического дискурса он ищет место тому, что намеренно вытеснялось из него на протяжении десятилетий, в том числе аспектам этнического на примере еврейской и идишской истории. Выставка выполняет роль критического дополнения советского и постсоветского нарратива, выводя его в поле современного искусства, где традиционно советско-еврейская тема в открытой форме практически не присутствует. В фокусе выставки три советских еврейских истории, связанные с космосом и политикой СССР — этнической и научной. Первая — об универсальном языке «АО», изобретенном Вольфом Гординым, одним из братьев Гординых, последователей и теоретиков пананархизма, одинаково хорошо знавших идиш, древнееврейский и русский. «АО» — язык, который по замыслу своего создателя должен был объединить человечество и преодолеть языковую разницу не только между жителями Земли, но и помочь наладить коммуникацию с обитателями других планет, был главным нематериальным экспонатом на Всемирной выставке межпланетных аппаратов и механизмов в Москве 1927 года. В серии принтов, посвященных «АО» и содержащих выдержки из текстов и слоганов Вольфа Гордина, Евгений Фикс проводит параллель между этим утопическим лингвистическим проектом, возникшим на волне пост-революционного энтузиазма, но так и не получившим развития, с идишем, языком, объединявшим ашкеназских евреев. На идише читал лекции в Еврейском Университете во Франции и делал заметки о космонавтике автор термина, еврейский ученый Ари Штернфельд, история которого также рассказана в проекте. Будучи мальчиком из религиозной семьи, которого отец прочил в раввины, Ари Штернфельд с детства интересовался возможностями человека в космосе. Переехав в СССР, следуя идеологическим соображениям, впоследствии он был вынужден принять советское гражданство, что стало препятствием для его возвращения в родную Польшу.


Произведя настоящую космическую революцию еще задолго до космической эры, рассчитав оптимальные траектории космических полетов, в 1937 года Ари Штернфельд был уволен из РНИИ (Реактивного научно-исследовательского института), но в отличие от своих коллег, не был репрессирован. В течение 30 лет он не допускался к космическим разработкам и не мог получить работу, но все это время продолжал исследования самостоятельно и популяризировал космонавтику, читая лекции и публикуя статьи. Тема допуска в космос, основанная на негласной иерархии разных этничностей и национальностей, звучит и в истории космонавта Бориса Волынова. Поскольку посланниками СССР в космосе могли быть только представители титульной нации, его еврейское происхождение стало причиной отмены уже запланированных полетов: против них выступили «озабоченные граждане», предостерегавшие советские власти от отправления в космос еврея. Волынов побывал в космосе только в 1969 году и затем в 1976 благодаря наступлению «оттепели» и отчасти своей русской фамилии. Следующая серия принтов представляет собой еще одно сопоставление - канонические советские памятники Юрию Гагарину и монументы, посвященные космическим достижениям СССР, совмещены с высказываниями об исходе, обретении евреями дома и их праве на свою культуру. Это и американские активистские лозунги в поддержку советских евреев, и фраза «в следующем году в Иерусалиме», произносимая в конце Пасхальной Агады и выражающая надежду евреев на возвращение на историческую родину. Фоном для принтов художником выбраны страницы единственного еврейского общественно-политического журнала «Советиш Геймланд» на идише, начавшего выходить в 1961 году, почти через 10 лет после периода, когда еврейская культура последовательно вытеcнялась из общественного дискурса. В журнале, помимо литературных произведений и материалов о еврейских писателях, еврейском фольклоре и истории идиша, также освещалась советская космическая программа. «Идишский космос» — продолжающийся проект, который наполняется новыми смыслами и работами с учетом специфики контекста, в котором он представлен. В Москве его важ-

ной составляющей стало прослеживание хронологии событий, маркирующих становление антисемитизма как государственной идеологии и движение евреев-отказников, которые наложены на поэтапную историю советского освоения космоса. Вместе с такими известными датами по обе стороны таймлайна, как 12 августа 1953 года или 12 апреля 1961 года, здесь есть те, которые часто выпадают из официального исторического нарратива, зафиксированного с позиции мужской роли в истории. Поместив в хронологию даты, связанные с достижениями женщин-космонавток и активисток еврейского движения отказников, Евгений Фикс восстанавливает историческую справедливость и возвращает участницам событий прошлого их место в истории. Соединение в таймлайне публичной и личной памяти дает возможность встроить индивидуальные воспоминания и малоизвестные факты в поле формальной истории. Соединяя художественный подход с историко-хронологическим, Евгений Фикс одновременно вскрывает механизмы манипулирования исторической памятью и, как следствие, коллективной амнезии, которая может быть свойственна обеим сторонам конфликта в связи с травматичностью пережитого. Канадский социолог и музейный эксперт Роджер Саймон называет практики памяти, связанные с конфликтами, насилием, потерями и смертью, «трудным знанием» (difficult knowledge), которое не всегда просто осознать и принять, особенно, если оно противоречит нашим взглядам и укорененным представлениям об истории. Трудное знание ставит нас перед историческими фактами, которые мы хотели бы игнорировать в силу того, что они нарушают баланс в нашей привычной картине мира и требуют от нас усилий по ее усложнению, дополняя ее различным точками зрения, высказываемыми с разных позиций, включая позиции угнетенных и репрессируемых. Основываясь на анализе микро-исторических нарративов и личных историй, проект Евгения Фикса становится частью процесса по формированию более объемной и детальной картины советского (еврейского) прошлого, деколонизируя историю и восстанавливая социальную справедливость силами искусства. Мария Вейц, куратор выставки


Евгений Фикс Междисциплинарный концептуальный художник. Родился в Москве в 1972 году, с 1994 года живет и работает в Нью-Йорке. Работы Фикса выставлялись на международных сольных и групповых выставках, включая Музей современного искусства в НьюЙорке, Художественный музей Филадельфии, Московский Музей современного искусства, Музей коллекции Берардо, Еврейский Музей и Центр Толерантности в Москве, он принимал участие в Московской биеннале современного искусства, Сиднейской биеннале, Биеннале современного искусства в Салониках. Многие проекты художника строятся на исследовании микро-исторических нарративов вокруг замалчиваемых или неразрешенных исторических вопросови прорабатывании тем советской и американской политический истории, включая историю коммунизма, левого движения и этнических диаспор в СССР и США.

Мария Вейц Независимый куратор и исследователь, со-основатель Творческого объединения кураторов ТОК (Санкт-Петербург). Кураторские интересы и проекты Марии часто связаны с темами индивидуальной и коллективной памяти и идентичности («Dreamland Never Found», 3 Иерусалимская биеннале, 2017), современной миграции и реконцептуализацией гражданства («Russian bar: Why Relocate?», Хельсинки, 2018–2019), деколонизации и переприсвоения истории и будущего (Cosmic Ecology: Reimagined Futures, Rediscovered Pasts, Фестиваль «Shelter», Хельсинки, 2019), способами интерпретации исторических нарративов средствами современного искусства и коллективных социальных практик. Проекты Марии Вейц были представлены в России, Украине, Израиле, Финляндии, США и Швеции.

Центр творческих индустрий (ЦТИ) «Фабрика» ЦТИ «Фабрика» открылся в 2005 г. на территории московской фабрики технических бумаг «Октябрь» как пространство для работы и творчества. Здесь проходят российские и международные проекты современного искусства, а также соседствуют мастерские для художников, арт-резиденции, музыкальные студии, бюро дизайна и архитектуры, театральные и анимационные коллективы, издательства и печатные компании. С 2008 года «Фабрика» — член международной сети независимых культурных центров Trans Europe Halls.

Идишский космос. Евгений Фикс Над проектом работали: Куратор — Мария Вейц (ТОК) PR — Кристина Пестова (ЦТИ «Фабрика») Техническая поддержка и монтаж — Сергей Трощенков (ЦТИ «Фабрика») На вернисаже исполняются идишские мелодии Терменвокс — Олеся Ростовская Фортепиано — Юлия Бройдо

Даты и время работы выставки: 17 мая – 23 июня 2019 г. вторник-воскресенье, 12.00 – 20.00 вход свободный

Адрес ЦТИ «Фабрика»: Переведеновский пер., 18, стр. 2, 1 этаж, проходная №1, (зал «Артхаус») www.fabricacci.ru pr@fabricacci.ru 8 (499) 265-39-26

Творческое объединение кураторов ТОК www.tok-spb.org tok.press gmail.com

Проект организован совместно ЦТИ «Фабрика» и Творческим объединением кураторов ТОК и проходит при поддержке Trust For Mutual Understanding, Asylum Arts и Congress for Jewish Culture.

На обложке использован фрагмент принта Евгения Фикса «Let Them Live As Jews Or Let The Leave».


Issuu converts static files into: digital portfolios, online yearbooks, online catalogs, digital photo albums and more. Sign up and create your flipbook.