Page 1


6-й Международный Летний фестиваль искусств 6-th International Summer Festival of Arts 2020


ПАРТНЕРЫ ФЕСТИВАЛЯ

FESTIVAL PARTNERS

В РАМКАХ ПРОЕКТА «НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ИННОВАЦИИ В ТЕАТРЕ» И БИЕННАЛЕ «ON THE EDGE», РЕАЛИЗУЕМЫХ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ / WITHIN THE PROJECT «NEW TECHNOLOGIES AND INNOVATIONS IN THEATRE» AND THE BIENNALE «ON THE EDGE», IMPLEMENTED WITH FINANCIAL SUPPORT

ПАРТНЕР ОСНОВНОЙ ПРОГРАММЫ MAIN PROGRAMME PARTNER

ШВЕЙЦАРСКИЕ ПРОЕКТЫ ФЕСТИВАЛЯ ПРЕДСТАВЛЕНЫ ПРИ ПОДДЕРЖКЕ / FESTIVAL’S SWISS PROJECTS PRESENTED WITH SUPPORT

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПАРТНЕР / MAIN INFORMATIONAL PARTNER

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПАРТНЕРЫ / INFORMATIONAL PARTNERS

УЧАСТИЕ НЕМЕЦКИХ СПИКЕРОВ СОСТОЯЛОСЬ ПРИ ПОДДЕРЖКЕ / FESTIVAL'S GERMAN SPEAKERS PARTICIPATED WITH SUPPORT


СОДЕРЖАНИЕ

6 14

16

20 22

Приветствия Greetings

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА  SPONTANEOUS PROGRAMME

56

Спектакль в коробочке / Вокруг да Около Play in a Box / Vokrug da Okolo

58

Быть Ариэль Ф. Прямой эфир / Симон Сенн Live Stream Arielle F / Simon Senn

60

Not to Scale / Энт Хэмптон, Тим Этчеллс Not to Scale / Ant Hanpton, Tim Etchells

62

Call Cutta at Home / Rimini Protokoll

64

Вавилонская прогулка / Д. Крестьянкин, К. Почтенный, С. Тейфель Babylonian Walk / D. Krestyankin, K. Pochtenny, S. Teyphel

66

Делегация / Coney The Delegation / Coney

68

Бумажный город / Элина Куликова Paper Town / Elina Kulikova

70

Bat's Watch / Михаил Патласов Bat's Watch / Mikhail Patlasov

Кураторский текст  Curator's word

28

Проекты Спонтанной программы Spontaneous Programme projects

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА  MAIN PROGRAMME

46

Кураторский текст  Curator's word

48

Черновик / Владислав Наставшев The Draft / Vladislav Nastavshev

52

Все письма — это письма о любви / Элина Куликова Every Letter is a Love Letter / Elina Kulikova

Манифест Manifesto

О программе  About Programme

50

54

О программе «Новые технологии и инновации в театре»  About project “New technologies and innovations in theatre”

26

44

CONTENT

CLOUDME / Мария Пацюк, Николай Мулаков CLOUDME / Maria Patsiuk, Nikolay Mulakov Киберспектакль «Брак» / Семён Александровский The Marriage / Semyon Alexandrovsky


72

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА  EDUCATIONAL PROGRAMME

74

Кураторский текст  Curator's word

76

Космос и дух времени / Джан-Мария Тозатти Space and the Zeitgeist / Gian Maria Tosatti

90

Интервенции: искусство политического времени / Клер Бишоп Interventions: The Art of Political Time / Claire Bishop

92

Искусство звука / Ник Новак The Art of Sound / Nik Nowak

94

Сессия Q&A / Штефан Кеги Q&A Session / Stefan Kaegi

78

Театр как онлайн приключение / Тассос Стивенс Theatre as an Online Adventure / Tassos Stevens

96

Театр из трех слов / Тим Этчеллс, Энт Хэмптон Theatre from Three Words / Tim Etchells. Ant Hampton

80

Сессия Q&A / Ричард Шехнер Q&A Session / Richard Schechner

98

Мастер-класс Тассоса Стивенса Workshop by Tassos Stevens

82

Театр как инфекция / Мортен Тровик Theater as infection / Morten Traavik

84

86

88

Паблик-ток: No, no limits? Новая география границ воображения / Мило Рау Public talk: No, no limits? The New Geography of the Borders of Imagination / Milo Rau Поэтика иммерсивного театра / Катерина Коккинос-Кеннеди The Poetics of Immersive Theatre / Katerina Kokkinos-Kennedy Сессия Q&A / Сюзанна Кеннеди Q&A Session / Susanne Kennedy

100

Тестировщики Testers

102

Псевдоинтеллектуальный клуб «Ретроградный меркурий» The Pseudo-Intellectual Club “Retrograde Mercury”

104

Спецпроект  «Точка доступа, связи, зрения. Что фестиваль освоил в 2020-м и что его ждет в 2020-х» / Ольга Тараканова Special project (russian only)

120

Благодарности  Special Thanks

122

Команда Team


ПРИВЕТСТВИЕ

РУС  В 2020 году состоялся VI Международный Летний фестиваль искусств «Точка доступа». Кажется, мы могли бы радоваться просто самому факту запуска во время пандемии. Но к нам пришло более миллиона зрителей из 49 стран. Все регионы России наблюдали за тем, какое разнообразие возможностей раскрывает интернет перед искусством. Иногда сбывается то, что еще вчера казалось невозможным. Точкой отсчета — как мы шутим, «фальстартом» — стал пресловутый локдаун. Мы запустили Спонтанную программу во времена, когда слово “Zoom” приходилось гуглить (а казалось бы, с календарной точки зрения это было практически вчера). Программа стала лабораторией, где художники опробовали интернет как театральную площадку, освоились в нём. Смогли почувствовать, в каких его уголках ждут возможности, сюрпризы и открытия. Ведущие театральные критики помогли художникам и нам вместе с ними отрефлексировать этот опыт в ходе публичных дискуссий — заседаний Экспертного дивана. Мы решились собрать, что ж скрывать, рисковую Основную программу фестиваля. Некоторые работы родились как продолжение Спонтанной программы. Другие были вдохновлены сложной, предельно необычной и, как выяснилось, невероятно плодотворной онлайн-средой. Многие проекты просто ждали часа, когда театральное искусство в нон-конвенциональных его формах коснется бортов гейм-индустрии или,

8−7

к примеру, литературного творчества в его чистом, не связанном с театром виде. Ограничения оборачиваются возможностями, стоит только присмотреться. В рамках Образовательной программы своим опытом и ощущениями текущего момента поделились Ричард Шехнер, Клер Бишоп, Мило Рау, другие мыслители. Многие из них не смогли бы появиться рядом с нами, если бы мы не оказались в равной мере отрезанными и одновременно близкими друг другу, находясь как на разных континентах, так и в соседних зданиях на перпендикулярных петербургских проспектах. Это был удивительный момент, когда границы, хоть национальные, хоть границы личного пространства, стали непроницаемыми, но прозрачными. Они как бы перестали существовать, будучи равно закрытыми и открытыми одновременно для всех. Мы благодарны художникам. Вы пошли на большой риск. Мы благодарны партнерам. Вы разделили этот риск вместе с нами. Мы благодарны друг другу. Без «Точки доступа» в этом году нам было бы очень одиноко.

Филипп Вулах Директор фестиваля


GREETINGS

EN  The 6th edition of the International Summer Festival of Arts "The Access Point" has taken place in 2020. We are proud to have made it possible under the pandemic situation. More than a million spectators from 49 countries visited us. Most regions of Russia followed the variety of opportunities the art may discover inspired by the web. Sometimes that comes true, what seemed impossible yesterday. It began under the lock-down ahead of the schedule. We launched the Spontaneous Programme of the festival in times when we had to google up what "Zoom" meant. Calendar says it was actually yesterday. The programme became a lab where artists proved the web as a venue for theatre and made it a comfortable environment. Our artists conceived in which nooks of it there are possibilities hidden. Russia's prominent theatre critics made a favour to help us reflect this experience on. We adventured to set up the Main Programme. Some works we presented extended what was cultivated under the framework of Spontaneous Programme. Some other projects were born inspiredly by the features of being online which is pretty unusual and very fruitful as it revealed meanwhile. There were projects that simply attended their moment to blossom. The moment when non-conventional theatre touches its new borders with the industry of video games, for instance, or the art of literature in its written form that is not so much connected to the domain of performing arts. Circumscriptions may become opportunities, once you look attentively. Richard Schechner,

Claire Bishop, Milo Rau, other thinkers shared their experience and feeling of moment at the meetings provided within the framework of the Educational Programme. Some of them could not get next to us unless we all find ourselves equally separated and at the same time connected to each other, should we stay on different continents or in neighbouring buildings situated in the same street of St. Petersburg. It was an extraordinary moment when both national and personal borders appeared impassable but totally transparent. They seemed to no longer exist while they were closed and opened for everybody at the same time. We are thankful to our artists. You took hazards. We are thankful to our partners. You made a leap of trust with us. We are thankful to each other. Without The Access Point we could feel lonely in 2020.

Filipp Vulakh Director


ПРИВЕТСТВИЕ  ФОНДА ПРЕЗИДЕНТСКИХ ГРАНТОВ

GREETINGS  PRESIDENTIAL GRANTS FOUNDATION

РУС  В этом году Фонд президентских грантов впервые поддержал фестиваль «Точка доступа». Мы очень рады, что команда фестиваля мгновенно сориентировалась в ситуации отмены массовых мероприятий и вывела программу в онлайн. Благодаря этому фестиваль не просто состоялся, а вышел за собственные рамки и стал доступен зрителям по всей стране. Спектакли посмотрели Москва и Хабаровск, Ивангород и Волгоград, Новосибирск и Ростов-на-Дону. Зрители смогли не просто познакомиться с новыми театральными форматами, но и принять участие в Образовательной программе: послушать лекции ведущих режиссеров и теоретиков искусства, вместе с ними осмысляя происходящее в театре. Востребованность программы подтверждается тысячами просмотров лекций! Команда Фонда президентских грантов желает «Точке доступа» продолжать пробовать новые форматы, позволяя зрителям становиться участниками актуального театрального процесса. Надеемся, что исследование цифрового театра продолжится, а онлайн-программа, прекрасно зарекомендовавшая себя, получит отдельное развитие и останется не просто важной, а одной из основных составляющих «Точки доступа». Ждем от команды фестиваля новых интересных экспериментов!

EN  This year, the Presidential Grants Foundation supported The Access Point for the first time. We’re very pleased that the festival’s team quickly adapted to the cancellation of largescale events and moved its programme online. As a result, the festival not only went ahead, but it went beyond its usual margins and became accessible to everyone in St. Petersburg and across the country. The Access Point’s plays were watched in Moscow and Khabarovsk, Ivangorod and Volgograd, Novosibirsk and Rostov-on-Don. Beyond simply becoming acquainted with new forms of theatre, the festival’s audience was able to participate in its Educational Programme; they could listen to lectures by the world’s leading directors and art theorists, joining them in reflecting on the state of contemporary theatre. The demand for the Educational Programme was confirmed by the thousands of views of its lectures! The Presidential Grants Foundation hopes The Access Point will continue trying out new formats and that it will keep involving its audience as full-fledged participants in the theatre process of today. We hope that the investigation into digital theatre begun at the festival will continue, and that its online programme will grow in tandem with the festival and become an essential component of it. We eagerly await interesting new experiments from the festival’s team!

Иннокентий Дементьев Заместитель генерального директора, Фонд президентских грантов

Innokenty Dementyev Deputy General Director, Presidential Grants Fund

10−9


ПРИВЕТСТВИЕ  КОМИТЕТ ПО КУЛЬТУРЕ САНКТПЕТЕРБУРГА

GREETINGS  COMMITTEE FOR CULTURE ST. PETERSBURG

РУС  Рад приветствовать организаторов, участников и гостей VI фестиваля искусств «Точка доступа»! В 2020 году этот уникальный петербургский проект открыл новые возможности, представив фестивальную программу в онлайн-формате. Переход в Интернет-пространство стал новым шагом на пути развития и позиционирования фестиваля, который исследует необычные территории театра и предлагает публике интересный опыт восприятия и взаимодействия. Безусловно, новый формат позволил существенно расширить аудиторию «Точки доступа» и привлечь живой интерес зрителей из разных городов России и мира. Одно осталось неизменным: фестиваль всегда дарит яркий театральный праздник, представляя в богатом разнообразии постановки отечественных и зарубежных режиссеров, лекции, перформансы, мастерклассы, открытые дискуссии. Уверен, «Точка доступа» в 2020 году внесла важный вклад в укрепление имиджа Санкт-Петербурга как мирового центра современной культуры и искусства.

EN  It gives me great pleasure to welcome the organizers, participants and guests of the VI Access Point Arts Festival! In 2020, this unique Petersburg project broadened its horizons by presenting the festival’s programme online. The move into the internet became a new step in the festival’s growth in scale and prominence, as it claims unusual territory for the theatre and offers its audience an interesting experiment in viewing and participation. There’s no doubt that this new format allowed The Access Point to significantly expand its audience and attract the interest of people in different cities in Russia and abroad. One thing has remained unchanged: the festival always provides a colourful celebration of theatre, offering a rich selection of shows made by domestic and foreign directors, as well as lectures, performances, master classes and open discussions. I’m certain that The Access Point 2020 made an important contribution to St. Petersburg’s image as a global center of contemporary culture and art.

Константин Эдуардович Сухенко Председатель Комитета по культуре Санкт-Петербурга

Konstantin Sukhenko Chairman Committee for Culture St. Petersburg


ПРИВЕТСТВИЕ  GREETINGS  СОЮЗ ТЕАТРАЛЬНЫХ THEATRE UNION ДЕЯТЕЛЕЙ

РУС  Привет всем участникам и организаторам VI Международного Летнего фестиваля искусств «Точка доступа». Очень здорово, что этот важный, яркий и интересный фестиваль состоялся, несмотря ни на какие сюрпризы, которые нам преподносит 2020 год. Команда «Точки доступа» одна из первых отреагировала на новые предлагаемые обстоятельства и в разгар пандемии провела Спонтанную программу фестиваля, которая стала для многих ключевым театральным событием в онлайне. Это мотивировало и Союз театральных деятелей России оперативно переносить свою деятельность в онлайн и стараться оказывать поддержку новым театральным форматам, которые очень быстро начали развиваться и занимать важное место в новой реальности. Основная программа фестиваля — очень важное и актуальное явление. В ней собраны и мэтры, и дебютанты, и российские, и зарубежные проекты, прошла большая Образовательная программа. Все это впервые произошло в онлайн формате, что дало возможность зрителям всего мира оказаться в «Точке доступа», а значит, оказаться в эпицентре актуального театра.

EN  Greetings to all the participants and organizers of the VI International Summer Festival of Arts “The Access Point”. It’s wonderful that this important, vibrant and interesting festival was able to go ahead in spite of all the surprises that the year 2020 has given us. The Access Point’s team was among the first to react to the new given circumstances, and at the height of the pandemic held its Spontaneous Programme, which for many became a defining online theatre event. This in turn motivated the Union of Theatre Workers of the Russian Federation to move its activities online in order to provide support for the new theatre formats that are quickly coming into being and carving out their niche in the new reality. The festival’s Main Programme is a very important and topical phenomenon. It brings together maestros and newcomers, as well as Russian and international projects, and also provides a large Educational Programme. All of this took place online for the first time, which allowed people all over the world to be present in The Access Point, putting them in the epicenter of contemporary theatre.

Митя Мозговой Заместитель Председателя СТД РФ

Mitya Mozgovoi Deputy Chairman of the Union of Theatre Workers of the Russian Federation

12−11


ПРИВЕТСТВИЕ  ФОНД МИХАИЛА ПРОХОРОВА

GREETINGS  MIKHAIL PROKHOROV FUND

РУС  Дорогие друзья! Для Фонда Михаила Прохорова особая радость и гордость долгие годы поддерживать Международный Летний фестиваль искусств «Точка доступа», который за это время стал системообразующим для направления site-specific theatre. Для нас всегда была и остается приоритетной поддержка современного российского театра, особенно в условиях пандемии, которая нанесла сильный удар этой сфере. В этом году авторы фестиваля провели грандиозную работу и адаптировали Основную программу к онлайн-формату. Благодаря этому удалось сохранить в хедлайнерах как крупных, так и молодых режиссеров, которые не боятся экспериментов и говорят со зрителем на языке новой реальности. Теперь, когда у пространства нет физических границ, фестиваль представил новые пути взаимодействия технологий и современного театра: Zoom-премьеры и онлайн-перформансы, прямое общение актера и зрителя, встречи с Мило Рау и Сюзанной Кеннеди. В поле новых онлайн-форматов «Точка доступа» задала очень высокую планку всему цеху. Фонд Михаила Прохорова рад оказывать поддержку проекту, который делает такой вклад в развитие современного театра и ловит истинные веяния современности.

EN  Dear friends! It gives the Mikhail Prokhorov Foundation both pride and pleasure to have supported The Access Point international summer arts festival for the last several years, which in that time has become a key player in site-specific theatre. It remains a priority for us to support contemporary Russian theatre, particularly now that the pandemic has dealt it a major blow. This year, the festival’s organizers took up the enormous task of adapting its entire Main Programme to the online format. As a result, they were able to keep both established and young directors among its headliners, people who aren’t afraid of making bold experiments and who communicate with audiences using the language of the new reality. Freed from physical borders, the festival presented new avenues of interaction between digital technology and contemporary theatre: Zoom premieres and online performances, direct communication between actor and viewer and Q&A sessions with Milo Rau and Susanne Kennedy. The Access Point has raised the bar for everyone working in the online format. The Mikhail Prokhorov Foundation is pleased to support a project that has made such an enormous contribution to the development of contemporary theatre and continues to be in step with the important trends of our time.

Ирина Прохорова Соучредитель Фонда Михаила Прохорова

Irina Prokhorova Co-founder of the Mikhail Prokhorov Foundation


ПРИВЕТСТВИЕ  ПРО ГЕЛЬВЕЦИЯ

GREETINGS  PRO HELVETIA

РУС  Сегодня сложно обойтись без слов о пандемии, потому что она переиначила все планы, нарушила любимые ритуалы. В том числе, ритуал похода в театр. Впрочем, благодаря «Точке доступа» этот ритуал давно превратился в приключение — квест по поиску современного искусства и театра в неожиданных пространствах и обстоятельствах. Я не удивлена, что «Точка доступа» один из немногих фестивалей в мире, который так бесстрашно и с таким азартом принял вызов, брошенный COVID-19. В конце концов, виртуальное пространство — это тоже пространство существования культуры и искусства и нашего с ними взаимодействия. Чтобы в нем освоиться, нужно подобрать ключ, найти свою «точку доступа». Благодаря фестивалю то, что было вынужденным заточением, стало желанным экспериментом для зрителя, возможностью проникнуть в другой контекст и установить связь с другой культурой для художников и режиссеров. Команда Про Гельвеции признательна «Точке доступа», лично Филиппу Вулаху и швейцарским режиссерам Мило Рау и Симону Сенну, компании Rimini Protokoll за то, что в новые времена они не позволили творческому диалогу прерваться, а нам — заскучать.

EN  Today it’s difficult not to mention the pandemic, as it has changed all our plans, forced us to forget all our habits and disrupted our favorite rituals. Having said that, it is thanks to The Access Point festival that one ritual has become an adventure: the quest for contemporary art and theatre in unexpected spaces and unusual circumstances. I’m not at all surprised that The Access Point is one of the few festivals in the world that so fearlessly and with such enthusiasm took up the gauntlet thrown by COVID-19. At the end of the day, the virtual space is also a space in which art and culture can exist and in which we can interact with them. In order to become familiar with it, we need some sort of key, our own ‘access point.’ Thanks to the festival, involuntary confinement became a welcome experiment for the audience, and for artists and directors it was a chance to delve into a different context and establish a link with a different culture.The entire Pro Helvetia team is very grateful to the Access Point, to Filipp Vulakh personally, and, of course, to the Swiss directors Milo Rau and Simon Senn and the Rimini Protokoll company for not letting the creative dialogue be interrupted or for us to get bored.

Анна Арутюнова Директор московского представительства Швейцарского совета по культуре Про Гельвеция

Anna Arutyunovaа Head of the Swiss Arts Council Pro Helvetia Moscow

14−13


ПРИВЕТСТВИЕ  ГЕТЕ ИНСТИТУТ

GREETINGS  GOETHE-INSTITUT

РУС  В год, когда весь мир ушел в онлайн, фестиваль «Точка доступа» стал одним из флагманов цифрового театра в России. Фестиваль не только представил обширную программу спектаклей, но и собрал серьезную Образовательную программу. При поддержке Гете-института в СанктПетербурге прошли две встречи: с одним из самых важных режиссеров современной немецкоязычной сцены Сюзанной Кеннеди и с участником Rimini Protokoll Штефаном Кэги. Обе они кажутся совершенно необходимыми в контексте происходящего. Сюзанна Кеннеди работает с цифровыми форматами в театре. Героем ее спектаклей становится искусственный интеллект, а действие может происходить в матрице. Кому, как не ей, анализировать процессы, которые актуализировались в театре этой весной. Штефан Кэги же работает с документальным материалом. Вместо актеров в его проектах — люди, чей уникальный опыт интересен публике. Его спектакли, в первую очередь, о коммуникации. Живая коммуникация во время всеобщего онлайна и отстраненности людей друг от друга стала той задачей, которую решала «Точка доступа» в этом году. Желаем «Точке доступа» продолжать исследовать новый театр и не бояться экспериментов!

EN  In a year in which the entire world seems to have moved online, the Access Point festival became a flagship for digital theatre in Russia. The festival not only provided a wide programme of shows, but it also put together a serious Educational Programme. The Goethe-Institut of St. Petersburg assisted in coordinating two lectures: a talk with Susanne Kennedy, one of the most important directors of the Germanlanguage stage, and a Q&A session with Stefan Kaegi, one of the members of Rimini Protokoll. They both seem absolutely essential within the present context. Susanne Kennedy works extensively with digital formats in the theatre. AI has been a character in her shows, and the action can take place in the matrix. Who, if not her, could analyze the processes that have manifested themselves in theatre this spring? Stefan Kaegi, meanwhile, works exclusively with documentary material. Instead of actors, his projects feature people whose unique experiences may be of interest to an audience. His shows are about communication first and foremost. Live communication in the online era and people’s alienation from each other are the tasks taken up by The Access Point this year. We wish The Access Point to continue studying the new theatre and not to be afraid of experiments.

Д-р Гюнтер Хазенкамп Директор Гете-Института Санкт-Петербург

Dr. Günther Hasenkamp Head of the Goethe-Institut St. Petersburg


О ПРОЕКТЕ  НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ИННОВАЦИИ В ТЕАТРЕ

РУС  Проект «Новые технологии и инновации в театре» (НТИТ) реализуется при финансовой поддержке Программы приграничного сотрудничества «Россия-Эстония» на период 2014-2020 годов. Срок реализации проекта — до 31 декабря 2022 года. ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ Создание Нарвского Центра новых технологий в сфере исполнительских искусств Ваба Лава (CENTPA), сферой деятельности которого станет выработка технологических решений в сфере исполнительских искусств в рамках международного сотрудничества во имя развития приграничных регионов. Проведение кросс-культурной биеннале исполнительских искусств, проходящей одновременно в Ленинградской области и Нарве, создающей возможности для сближения творческих специалистов и зрителей России и Эстонии. ПАРТНЕРЫ ПРОЕКТА Фонд Vaba Lava, Театр-Фестиваль «Балтийский дом», Литературное агентство Петербурга, оргкомитет Международного Летнего фестиваля искусств «Точка доступа», Таллинский университет, Piletilevi, Театр R.A.A.A.M., Творческий и мультимедийный центр Object, ART-FORTIUS, Vaba Vorm, Театр Визит, Этюд-театр, Семён Александровский. БЮДЖЕТ ПРОЕКТА Консолидированный бюджет проекта на весь период реализации составляет 487 902 евро.

16−15

Доля софинансирования, привлеченного партнерами, составляет 10%. Объем финансирования со стороны Программы составляет 439 111,80 евро. ПРОГРАММА Программа приграничного сотрудничества «Россия-Эстония» на период 2014-2020 годов направлена на развитие приграничного сотрудничества между Российской Федерацией и Эстонской Республикой в целях содействия социально-экономическому развитию в регионах по обе стороны общих границ. ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ Сайт программы — www.estoniarussia.eu DG REGIO (Генеральный директорат Европейского союза по региональной и градостроительной политике) — от 1 января 2020 года — ec.europa.eu/regional_policy/en/ Министерство экономического развития Российской Федерации — economy.gov.ru/ material/directions/vneshne... Министерство финансов Эстонии — www.rahandusministeerium.ee/et/interreg Биеннале «On The Edge», событие в фейсбуке — facebook.com/ events/2585040491759704)


ABOUT PROJECT  NEW TECHNOLOGIES AND INNOVATIONS IN THEATRE

EN  New Technologies and Innovation in Theatre (NTIT) project is funded by the Estonia-Russia Cross Border Cooperation Programme (www.estoniarussia.eu) and project lasts until 31.12.2022. MAIN OBJECTIVES Establishing a cross-border Centre of Excellence of New Technologies in Performative Arts in Narva Vana Lava (CENTPA) where services, products on new technical solutions both for performative arts and other sectors are elaborated in co-operation with international partnership and for the benefit of the border regions Establishing a cross-cultural biennale of the performative arts simultaneously taking place both in Narva and Leningrad oblast bringing together artists and spectators from Estonia and Russia PROJECT PARTNERS The Foundation Vaba Lava, The Baltic House Theatre-Festival, Literature Agency of St Petersburg, organiser of the Summer Festival of Arts „The Access Point“, Tallinn University, Piletilevi AS, theater R.A.A.A.M., OBJEKT, ART-FORTIUS, Vaba Vorm, Theatre Visit, Etude Theatre, Semyon Aleksandrovsky PROJECT BUDGET The project’s budget for the upcoming two years is 487 902 euros. 10% is covered by the partners as their own contribution. Programme co-financing is 439 111,80 euros.

PROGRAMME Estonia-Russia Cross Border Cooperation Programme 2014-2020 (www.estoniarussia.eu) aims to foster cross-border cooperation across the borders between the Republic of Estonia and the Russian Federation to promote socioeconomic development in the regions on both sides of the common borders. MORE INFORMATION The Programme website — www.estoniarussia.eu The DG REGIO webpage (from 1 Jan 2020) — ec.europa.eu/regional_policy/en The Ministry of Economic Development of the Russian Federation — economy.gov.ru/minec/ activity/sections/mps/programs The Ministry of Finance of Estonia — www.rahandusministeerium.ee/et/interreg ON THE EDGE, online event  — facebook.com/ events/2585040491759704


МАНИФЕСТ ЭПИДЕМИЯ ЧУМЫ ПО ЭПИДЕМИЯ ХОЛЕРЫ — БОЛДИНСКУЮ О ХИП-ХОП. ТЕПЕРЬ ОЧЕРЕДЬ ЗА КОРОНА СИТУАЦИЯ ПРИВОДИТ К ВЫСВОБОЖДЕ И ПЕРЕСТРОЙКЕ СОЦИАЛЬНЫХ СВЯЗЕЙ В МЕСТАХ ПЕРЕЛОМА. «ТОЧКА ДОСТУПА ЛАСЬ К ПОИСКУ ТЕХ ПОГРАНИЧНЫХ СО ПОЭТОМУ НАМ ИНТЕРЕСНО ПЕРЕНОСИ ПРОСТРАНСТВА, СМЕШИВАТЬ ФОРМЫ И ПОГРАНИЧНОЕ СОСТОЯНИЕ И НЕОПРЕ МЫ ХОТИМ НЕ ПРОСТО НАБЛЮДАТЬ ЗА НО И УЧАСТВОВАТЬ В ЭТОМ ПРОЦЕССЕ НОЙ ИНСТИТУЦИИ СЕЙЧАС — ЭТО ПЕРЕ В ОНЛАЙН. МЫСЛЬ ЗДРАВАЯ, НО МАЛО НОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ ИСКУССТВА. МЫ П РАСПРОСТРАНЯЕМ ОНЛАЙН КОНТЕНТ, М ДЕЛАЕТ ЛИ ЭТО НАС БЛИЖЕ ДРУГ К ДР ДЕЛАЕТ НАС СЧАСТЛИВЫМИ? КАРАНТИ РЕНИЯ ОЧЕВИДНОГО: ЧЕЛОВЕКУ НУЖЕ ТИМ ОСТРУЮ НЕХВАТКУ ЖИВОЙ КОММ СРЕДА ДАТЬ НАМ ОЩУЩЕНИЕ ПРЯМОГ


ОДАРИЛА НАМ «ДЕКАМЕРОН», ОСЕНЬ, БЛЭКАУТ В НЬЮ-ЙОРКЕ — АВИРУСОМ. ЛЮБАЯ КРИЗИСНАЯ ЕНИЮ НЕВЕДОМЫХ НАМ РЕСУРСОВ Й. ИСКУССТВО ЧАСТО РОЖДАЕТСЯ А» ВСЕГДА ИНТУИТИВНО СТРЕМИОСТОЯНИЙ, ГДЕ РОЖДАЕТСЯ НОВОЕ — ИТЬ ИСКУССТВО В НЕОЖИДАННЫЕ И ЖАНРЫ. В СИТУАЦИИ, КОГДА ЕДЕЛЕННОСТЬ СТАНОВЯТСЯ НОРМОЙ, А ТЕМ, КАК МЕНЯЕТСЯ ИСКУССТВО, Е. ПЕРВАЯ МЫСЛЬ ЛЮБОЙ КУЛЬТУРЕНОС СУЩЕСТВУЮЩЕГО КОНТЕНТА О МЕНЯЮЩАЯ СИТУАЦИЮ ПАССИВПРОИЗВОДИМ ОНЛАЙН КОНТЕНТ, МЫ МЫ ПОТРЕБЛЯЕМ ОНЛАЙН КОНТЕНТ. РУГУ? ИЗБАВЛЯЕТ ОТ ОДИНОЧЕСТВА? ИН — ЭТО ПРОСТО ПОВОД ДЛЯ ПОВТОЕН ЧЕЛОВЕК. СОВСЕМ СКОРО МЫ ОЩУМУНИКАЦИИ. МОЖЕТ ЛИ ЦИФРОВАЯ ГО КОНТАКТА? ЭТО СТОИТ ПРОВЕРИТЬ.


MANIFESTO

EN  The Black Death gave us Bocaccio’s Decameron, the cholera epidemic gave us Pushkin’s Boldino Autumn and the New York City blackout gave us hip hop. Now it’s COVID’s turn. Any crisis leads to the release of unknown resources and a realignment of social relations. Art is often born from upheaval. The Access Point has always intuitively sought those borderline states that give rise to something new, hence our interest in art that takes place in unusual spaces and our focus on mixing theatre forms and genres. Now that everything is up in the air and uncertainty is becoming the norm, we decided that instead of merely observing how art is changing, we should participate in that process. The first idea that any cultural institution has is to move its existing content online. That’s perfectly reasonable, but it does little to change the situation of passive consumption of art. We produce online content, we distribute online content and we consume online content. Does doing so bring us any closer to each other? Does it cure our loneliness? Does it make us happier? Lockdown is simply a chance to repeat that old adage: people need people. Can the digital realm give us that feeling of direct contact? We decided it was worth finding out.

20−19


СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА SPONTANEOUS PROGRAMME

22−21


РУС  В середине марта команда «Точки доступа» собралась, чтобы обсудить, как мы живем дальше. Официальное количество заболевших в стране едва перевалило за сотню случаев, на временный карантин закрылись только театры федерального подчинения, мы в основном сочувствовали жителям Италии и Испании и радовались промокодам онлайн-кинотеатров. Мир выглядел по-другому, но тучи явно сгущались. Мы понимали, что наш «сайт-специфик» сжимается до экрана монитора, и грустили вместе с теми художниками, которые писали о бессилии, отвращении к онлайну и желании тишины и погружения в себя. «Спонтанная программа» родилась как игра, как вызов самим себе. Мы бодрились и говорили про Болдинскую осень, но внутренне были готовы и к провалу — как мы будем выбирать из десятка заявок средней сырости пять лучших? Вместе с тем была и робкая надежда — на коммуникацию, на проблески новых форм, на удивление в конце концов… …Когда количество заявок перевалило за полторы сотни, и мы физически не успевали вносить проекты в нашу сводную афишу, то прокляли все на свете. Наши ощущения достаточно точно описывает пространная цитата из пьесы Павла Пряжко «Поле»: «Яиц у нас завались, еще ни одного года такого не было, чтобы птицы так неслись. Что курицы, что утки, что гуси… Тут на ферме аврал вообще молока столько, что уже не знаю вообще что они собираются с ним

24−23

делать! Коровы эти как взбесились просто. Три теленка! Ожидаем еще двоих! Если как говорит этот агроном из администрации, вмешается странный аттрактор, их вообще может быть 12! Это же все надо подготовить место! Мы мясом задушимся вообще в этом году!» На смену малопродуктивной тоске пришли совсем другие эмоции — радость открытия новых имен, растерянность от нехватки инструментов анализа, ужас осознания безграничной активности авторов, веселая злость открытой дискуссии, удивление от многообразия возможных форм. Мы увидели, что единственная возможная классификация увиденного — это классификация Борхеса: «Животные делятся на: а) принадлежащих Императору, б) набальзамированных, в) прирученных, г) молочных поросят, д) сирен, е) сказочных, ж) бродячих собак, з) включенных в эту классификацию, и) бегающих как сумасшедшие, к) бесчисленных, л) нарисованных тончайшей кистью из верблюжьей шерсти, м) прочих, н) разбивших цветочную вазу, о) похожих издали на мух». Теперь мы воспринимаем спектакль, разыгрываемый по ролям в Zoom, как театр классической формы, а проекты, которые еще полгода назад просто взрывали бы наш мозг, «вполне конвенциональными». Еще одна важная вещь случилась — в общем поле смешались разные языки, разные способы разговора: рядом стояла панк-интервенция в стиле телевидения начала 90-х («Яйцеголов») и точно рассчитанное


телефонное путешествие в 60-е («Алло»), домашний салон (“Play Me Out”) соседствовал с хаотичным бурлеском («Нарушение изначальной концепции #6»), а 6-секундные перформансы (“Skip Ad”) с трехнедельными свиданиями (“Medlennye svidaniya”). Мы хотели узнать, «что день грядущий нам готовит», и получили ответы, которые не всегда соотносятся с нашим представлением о том, как все должно быть устроено. Эти ответы говорят о новой этике, о границах «цифровой прозрачности», о том, что мы можем считать «осознанным восприятием». Можно ли «смотреть» спектакль во сне («Солнышки, пора спать»)? Можно ли рыться в чужом цифровом теле (“CLOUDME”)? Можно ли меняться цифровыми телами («Согласие на обработку персональных данных»)? Многие опыты программы становились средствами индивидуальной и социальной терапии, позволяя нам ощущать себя и мир вокруг, подтверждая мысль о том, что человеку нужен человек («Единство одиночества», «Игрушки Люшера», «Одиссея COVID-19», «Вавилонская прогулка», «Про мат», “Three’s crowd”, «И кто если (не) я», “Nobody see”, «Рецепт приедет»). Другие перформансы исследовали, как устроено наше общество, какие законы мы сами себе устанавливаем и по каким готовы жить в мире будущего (“i don’t want to see this”, «VOБЛАGО», «Человек 2.0»). Сайт-спецификом Спонтанной программы становились не лофты, парки и заводы, а TikTok («Ванпанчмен»), Instagram

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА / SPONTANEOUS PROGRAMME

(“CoVibe-19”), Facebook (“Decameron 2020”), Telegram («Я делаю тебе сайт-специфик, пока ты режешь лук у себя на кухне»). Во время Экспертных диванов мы формулировали, что уже невозможно расширять границы — их надо отменять, мы отменяли иерархию экспертизы, потому что необходимо искать новые инструменты и критерии оценки, мы прошли путь от одномерного «взгляда свысока» до формата 5D, когда по формуле Дюрренматта весь процесс превращается в «наблюдение за наблюдающим за наблюдателями». Мы наблюдали, как многие институции нащупывают свои онлайн-форматы, как расширяется дискуссия, как многие повторяют уже сказанное нами, но не испытывали досады, не хотели «застолбить» свое право первенства. Нам гораздо важнее слушать музыку сфер, ловить волны этой музыки и усилять их силой всех наших ресурсов.

Алексей Платунов Куратор Спонтанной и Основной программ


EN  In mid-March, The Access Point team got together to discuss how to move forward. The official number of COVID cases in the country was just over a hundred, only federal theatres had been shut down, we were mostly concerned for people in Italy and Spain and were happy to be getting discounts for online movie platforms. The world seemed different, and it was clear that the worst was yet to come. Realizing that our site-specific genre was being reduced to the size of a computer screen, we wallowed in sadness alongside artists writing about their powerlessness, their aversion toward creating online and their desire to get away from it all and do some soul-searching. The Spontaneous Programme came about as a game to challenge ourselves. We cheered up and talked about Boldino Autumn, but deep down we were bracing ourselves for failure — how were we supposed to choose the five best applications out of ten very rough ones? At the same time, we harbored a faint hope for communication, a glimmer of new forms and even for something that would surprise us... …Yet when the number of applications passed 150, and we became physically unable to fit all the projects in our programme, we were at our wits’ end. The state we were in can be expressed rather well by this lengthy quote from Pavel Pryazhko’s play Field: “We’re up to our necks in eggs. The birds had never laid so many — hens, ducks and geese alike… We have so much milk on the farm that I don’t even know what to do with it! It’s like the cows completely lost it.

26−25

Three calves! And two more on the way! If what that agronomist says is true and there’s a strange attractor at work, there might even be twelve! We need to make so much room for them! We’ll choke to death on meat this year!” Instead of unproductive pangs of longing, we now felt very different emotions: joy at discovering new names, bewilderment at not having enough analytic tools, horror upon comprehending the boundless energy of those artists, the pleasant rage of open discussions and astonishment at the diversity of possible forms. We found that the only appropriate classification for what we saw was that of a short story by Borges, which declares that “animals are divided into: 1. those that belong to the emperor, 2. embalmed ones, 3. those that are trained, 4. suckling pigs, 5. mermaids, 6. fabulous ones, 7. stray dogs, 8. those included in the present classification, 9. those that tremble as if they were mad, 10. innumerable ones, 11. those drawn with a very fine camelhair brush, 12. others, 13. those that have broken a flower vase, 14. those that from a long way off look like flies.” We now see a show performed on Zoom as classical theatre in its form, and projects that would have blown our minds just six months ago as “perfectly conventional.” One other important thing happened. Different languages and forms of communication became intertwined in a single field: a punk-intervention in the style of early 1990s television (YAJCEGOLOV) existed alongside a very precise telephone journey into the 1960s (Hello?); an evening of song and dance (Play Me Out)


neighboured chaotic burlesque (Violation of Initial Concept #6); and a six-second performance (SkipAd) shared a space with three weeks of dating (Slow Dates). We wanted to find out what the future holds and got answers that didn’t always conform to our notions of how things should be. Those answers concern a new set of ethics, the limits of “digital transparency” and what we can call “conscious perception.” Can we watch a show in our sleep (Sleepytime, My Darlings)? Can we dive into someone else’s digital body (CLOUDME)? Can we trade digital bodies (Consent to the Processing of Personal Data)? Many of the programme’s experiments became means of individual and social therapy; they allowed us to get in touch with ourselves and the world around us, confirming the notion that people need people (The Unity of Solitude, Luscher’s Toys, A COVID-19 Odyssey, Babylonian Walk, About Swearing, Three's a Crowd, Who If (Not) I, Nobody See, The Recipe is on Its Way). Other performances investigated how our society functions, which rules we make for ourselves and how ready we are to live in the world of the future (I Don’t Want to See This, VOBLАGО, Human 2.0). Instead of lofts, parks and factories, the locations used in the site-specific Spontaneous Programme were TikTok (One-Punch Man), Instagram (CoVibe-19), Facebook (Decameron 2020) and Telegram (I’ll Make You a Site-Specific Show while You Chop Onions in Your Kitchen). During the Expert Couch sessions, we reached the conclusion that it’s impossible to widen

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА / SPONTANEOUS PROGRAMME

existing boundaries — they need to be done away with completely. We rescinded the hierarchy of expertise because it’s vital that we find new tools and evaluation criteria. We went from a one-dimensional, condescending view to a 5D perception in which, following Dürrenmatt’s formula, the whole process becomes “an observation of an observation of an observation.” We saw how plenty of institutions are eking out their own online presence, how large the discussion is and how many people are repeating what we’ve already said; but rather than being frustrated, we decided not to fight for the claim of who was “first.” We are much more interested in listening to the music of the spheres, in catching the frequencies of that music and strengthening them with every resource we have at our disposal.

Alexey Platunov Curator of the Spontaneous and Main Programmes


О ПРОГРАММЕ

РУС  «Если вы просто читаете Бродского в ТикТоке или транслируете стендап в сториз, нам вряд ли по пути. Нам важно ощущение прямого контакта “перформера” и “зрителя”.» Спонтанная программа — большая онлайнлаборатория для тех, кто остался из-за карантина без проектов и понимания, как жить дальше, но был готов искать новые пути. Участники переосмысляли с точки зрения искусства средства удаленного распространения информации: соцсети, чат-боты, скайп-конференции, смс-рассылки, телефонные звонки. Среди проектов, вошедших в программу, были квесты, стримы, партиципаторные интервенции и то, что и термином никаким не назовешь. Участвовать могли все — здесь не имели значения корочки профильных вузов или внушительные портфолио, на первом месте стояло стремление менять сложившуюся ситуацию. В попытках отрефлексировать те переживания, которые не давали художникам спать на протяжении всей весны и заставляли бежать от экрана с очередным онлайном в лес, мы задавали себе вопросы об одиночестве и коммуникации. Мы узнали, как быть вместе, сохраняя социальную дистанцию. И обсудили это с художниками и экспертами. Мы хотели поддержать тех, кто остался в период пандемии без средств к существованию, поэтому учредили Призовой фонд. Для этого, подобно средневековым султанам, мы сформировали из специалистов консультативный орган — Экспертный Диван.

28−27

Состав экспертного дивана ○ Анна Банасюкевич Театральный критик, арт-директор фестиваля молодой драматургии «Любимовка» ○ Дина Годер Театральный и анимационный критик, программный директор Большого фестиваля мультфильмов ○ Роман Должанский Театральный критик, арт-директор фестиваля NET, зам. худ. руководителя Театра Наций ○ Фёдор Елютин Продюсер ○ Оксана Ефременко Театральный критик, куратор программы «Маска плюс-2020» российской национальной премии и фестиваля «Золотая маска» ○ Алексей Киселев Театральный критик, директор Мобильного Художественного Театра. ○ Елена Ковальская Театральный критик, директор ЦИМа ○ Кристина Матвиенко Театральный критик, куратор Школы современного зрителя и слушателя Электротеатра Станиславский


ABOUT PROGRAMME

EN  “If you just read Brodsky on TikTok or do stand-up in your Stories, we’re probably not the right fit for you. We’re interested in direct contact between the ‘performer’ and the ‘viewer’”. The Spontaneous Programme is a large online laboratory for those whose projects got shut down because of lockdown and who have no idea how to move forward but want to find a way. The participants were asked to rethink the tools of remote information exchange from an artistic perspective: social networks, chatbots, Skype conferencing, spam messages and phone calls. Included among the projects that formed the programme were escape rooms, streams, participative interventions and things that no term could hope to define. Anyone could participate; we chose candidates who wanted to change the current situation and we paid no attention to their university degrees or portfolios, no matter how impressive. In our attempts to reflect on the concerns keeping artists from being able to sleep at night all spring and making them want to flee from yet another online event into the forest, we asked ourselves questions regarding loneliness and communication. We found out how to be together while still socially distancing. And we discussed all this with artists and experts. We wanted to support those whom the pandemic left without means of living, which is why we created the Prize Fund. To this end, and not unlike medieval sultans, we created a council of specialists: the Expert Couch.

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА / SPONTANEOUS PROGRAMME

Expert Couch Members: ○ Anna Banasyukevich Theatre critic, administrative director of the Lubimovka New Drama Festival ○ Dina Goder Theatre and animation critic, programme director of the Big Cartoon Festival ○ Roman Dolzhansky Theatre critic, art director of the NET festival, deputy artistic director of the Theatre of Nations ○ Fedor Elyutn Producer ○ Oxana Efremenko Theatre critic, curator of the Golden Mask Plus 2020 ○ Alexei Kiselev Theatre critic, director of the Mobile Art Theatre ○ Elena Kovalskaya Theatre critic and director of the Meyerhold Theatre Centre ○ Kristina Matvienko Theatre critic, curator of the School of Contemporary Spectators and Listeners at the Stanislavsky Electrotheatre


РЕЦЕПТ ПРИЕДЕТ  АРТЕМ КУЗНЕЦОВ THE RECIPE IS ON ITS WAY  ARTYOM KUZNETSOV

MY-BODY-IS-YOURBODY  КАТЯ БОНДАРЬ, НАТАЛЬЯ АЛЕКСЕЕВА MY-BODY-IS-YOURBODY  KATYA BONDAR, NATALIA ALEKSEEVA

ЕДИНСТВО ОДИНОЧЕСТВА  ЭЛИНА КУЛИКОВА THE UNITY OF SOLITUDE  ELINA KULIKOVA

РУС  ГАСТРОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТАГРАМСПЕКТАКЛЬ  В спектакле «Рецепт приедет» каждый участник отправляет другому выбранный рецепт и продукты для приготовления через курьера. У каждого есть 1 час в прямом эфире спектакля, чтобы приготовить блюдо и порассуждать на выбранную предыдущим участником тему.

РУС  ДЕЛЕГИРОВАННЫЙ ПЕРФОРМАНС  Я, Катя Бондарь, отдаю свое тело, свой телесный интерфейс в ваше пользование: ровно в обозначенное время я перестаю существовать как личность и отдаю вам право распоряжаться моим телом через программу DISCORD. По ссылке вы можете подключиться к моему серверу — моим ушам — и транслировать ваши команды. Я предлагаю вам сыграть в игру, где я (живой человек) сознательно буду вашим коллективным аватаром. Перформанс можно смотреть, слушать и читать, им можно управлять.

РУС  СПЕКТАКЛЬ-ТЕРАПИЯ ДЛЯ ОДНОГО ЗРИТЕЛЯ  В ситуации вынужденной изоляции наше эмоциональное состояние очень уязвимо. Люди, которые живут в одиночестве, могут почувствовать себя еще более одинокими. Дружба, которая сама по себе теперь является роскошью, сегодня становится ярой мечтой: мы отчаянно желаем встречи с Другим, который сможет вывести нас из цикла бесконечного отчуждения. Спектакль для одного зрителя дает возможность для такой встречи. Премия Спонтанной программы.

EN  A GASTRONOMIC INSTAGRAM PLAY  In this play, each participant sends someone else a recipe and the ingredients to make it via a delivery service. Everyone has 1 hour on the show’s live stream to make the dish and muse on a subject chosen by the previous participant.

30−29

EN  A DELEGATED PERFORMANCE  I, Katya Bondar, offer you my body, my corporeal interface, for your use: at the appointed time I will cease to exist as an individual and will give you the right to utilize my body via the DISCORD programme. By following the link, you can connect to the server — my ears — and issue your commands.

EN  A THERAPY PLAY FOR A SINGLE VIEWER  During self-isolation, our emotional state is very vulnerable. People who live alone can feel even more lonely. Friendship has become a luxury, and for many it is a fervent dream: we desperately want to meet Another who will lift us out of the endless cycle of alienation. This show for a single viewer provides precisely such an opportunity. Spontaneous programme Award.


COVIBE-19  МАША САПИЖАК, МАРГО РУМЯНЦЕВА COVIBE-19  MASHA SAPIZHAK, MARGO RUMYANTSEVA

ДУШНЫЙ АДРЕСАТ  ДЕХИАР ГУСЕВ UNPLEASANT ADDRESSEE  DEKHIAR GUSEV

РАССКАЖИТЕ. ТОЧКА СВЯЗИ  ФЁДОР ФЕДОТОВ PRAY TELL. POINT OF COMMUNICATION  FEDOR FEDOTOV

РУС  ВИДЕОПЕРФОРМАНС  Мы заперты в своих домах и окружены предметами, составляющими наш быт. Их перечень более-менее одинаков для всех жилищ, однако каждое из них — специфично. CoVibe-19 — это попытка в условиях самоизоляции переосмыслить связь человека с бытовым пространством и его объектами через небытовое с ними взаимодействие.

РУС  YOUTUBE-СПЕКТАКЛЬ Монолог NPC с надеждой на интерактивность. Если ваш сосед застрянет в видеоигре, сможете ли вы ему помочь? Реалистичные рендеры закоулков Петербурга говорят с адресатом поверх текста.

РУС  ИНТЕРАКТИВНЫЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ОНЛАЙН-ПЕРФОРМАНС Онлайн-концерт для фортепиано, баяна, клавесина, флейты и зрительских надежд. Музыка времен пандемии в волшебном зале, из окон которого одновременно видно Казанский собор и Инженерный замок.

EN  A VIDEO PERFORMANCE We’re trapped in our homes and surrounded by the objects that make up our domestic life. They are more or less the same in each household, but each household is unique. CoVibe-19 is an attempt to reassess people’s connection to their domestic environment and objects by interacting with them in an unusual way within the context of self-isolation.

EN  A YOUTUBE PLAY  An NPC’s monologue with the hope of interaction. If your neighbour gets stuck in a video game, will you be able to help them? Realistic renders of St. Petersburg’s many nooks and crannies provide an additional layer of meaning to the viewer beyond the text.

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА / SPONTANEOUS PROGRAMME

EN  AN INTERACTIVE ONLINE MUSICAL PERFORMANCE  An online concert for piano, accordion, harpsichord, flute and audience hopes. Music from the pandemic era in an enchanted hall with a view of Kazan Cathedral and Mikhailovsky Castle.


НАРУШЕНИЕ ИЗНАЧАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ #6  ТЕАТР КОНЦЕПТА СВОБОДЫ VIOLATION OF INITIAL CONCEPT #6  THEATRE OF THE CONCEPT OF FREEDOM

THREE’S A CROWD  TWO’S COMPANY

ДОМАШНИЙ ТЕАТР. ЛИЧНЫЕ ВЕЩИ.  ТЕАТР КОНЦЕПТА СВОБОДЫ HOME THEATRE. PERSONAL BELONGINGS  THEATRE OF THE CONCEPT OF FREEDOM

РУС  СПЕКТАКЛЬ-ИНСТРУКЦИЯ  Спектакль-инструкция. Спектакль-карантин. Спектакль под одеялом. Зритель выполняет приказы, но служит сам себе. Разденьтесь. Положите голову на подушку и накройте тело одеялом. Допуск в постель прекращается после третьего звонка. Темпоритмы могут отличаться у различных участников, это не сделает спектакль хуже (интересно, а что вообще может сделать его еще хуже?). Сам спектакль будет проходить одновременно в реальности и в telegram-чате.

РУС  РАЗГОВОР БЕЗ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ  В эпоху карантина огромное количество контента задает ожидания: проведи этот период продуктивно. Мы предлагаем продуктивно нейтральную ситуацию, пространство для свободного разговора без ожиданий. В нашем разговоре мы соединяем движение и слово ради одной цели — расширить зону влияния одного канала коммуникации и установить более прочную связь друг с другом.

РУС  СПЕКТАКЛЬ-ДИАЛОГ Иногда наличие или отсутствие тех или иных вещей в доме может сказать о человеке больше, чем личный разговор. Этот спектакль — диалог, прежде всего, с самим собой, который при желании может перейти в публичный разговор с другими участниками спектакля.

EN  AN INSTRUCTION PLAY  A tutorial play. A quarantine play. A play under a blanket. The audience carries out orders, but serves themselves. Take off your clothes. Put your head on a pillow and pull a warm blanket over yourself. You must get into bed before the third bell. Each participant may act at a different tempo, but the show doesn’t suffer for it — come to think of it, what could possibly make it any worse? The show will simultaneously take place in real life and in a Telegram chat.

32−31

EN  A CONVERSATION WITHOUT CIRCUMSTANCES  In the lockdown era, a great amount of the content being heaped onto us immediately sets the expectation of using this time productively. Our proposal is to create a situation free of such considerations, a space for free discussion without expectations. We aim to model the situation of a regular conversation, in which movement and words are linked to attain a single goal: to widen the zone of influence of one channel of communication and create a more lasting bond with each other. And we want to do this free from any conditions.

EN  A DIALOGUE PLAY  Sometimes, the presence or absence of certain things in a person’s home can tell us more about them than a one-on-one conversation. Above all, this show is a dialogue with oneself, one that can easily shift to an open dialogue with the other participants at any moment.


NOBODY SEE  АНДРЕЙ КОРОЛЕНКО / СИНЕСТЕТИКА NOBODY SEE  ANDREI KOROLENKO / SINESTETIKA

ОДИССЕЯ-COVID-19 ИЛИ РАССКАЖИТЕ, КАК ВЫЖИТЬ, КОГДА ИГРАЕШЬ НА МАКСИМАЛКАХ В ДАРК СОУЛС  ЕГОР ПШЕНИЧНЫЙ, ОЛЕГ ХРИСТОЛЮБСКИЙ A COVID-19 ODYSSEY, OR TELL ME HOW TO LIVE WHILE PLAYING DARK SOULS  EGOR PSHENICHNY, OLEG KHRISTOLYUBSKY

РУС  ОЧЕНЬ ЛИЧНАЯ ВЕЧЕРИНКА Твоя личная вечеринка, на которой тебя никто не видит. В течение всего спектакля диджеи ставят специально отобранную музыку, которая играет в твоих колонках в режиме реального времени. Музыка отправляет в танцевальное путешествие, в котором движение и твое тело станут главными источниками открытий.

РУС  ОСТРОСЮЖЕТНЫЙ ROAD-PERFORMANCE В УСЛОВИЯХ ТОТАЛЬНОЙ САМОИЗОЛЯЦИИ  В условиях пандемии даже простейшие ежедневные действия могут стать героическим поступком и превратиться в реалити-шоу с непредсказуемым сюжетом. В назначенный час каждый перформер доедет до пункта сбора обедов, получит продукты и отвезет их по указанному адресу человеку, который не имеет возможности выйти из дома из-за карантина. Все наблюдения и события перформер превратит в поток мыслей в чате.

EN  A VERY PRIVATE PARTY  This is your private party, a party no one else can see. Over the course of the entire show, a DJ will put on pre-selected music that will play on your speakers in real time. The music will take you on a journey through dance in which your body will become the main source of discovery.

EN  A THRILLING ROAD PERFORMANCE IN COMPLETE SELF-ISOLATION  In a global pandemic, even quotidian tasks can become heroic deeds. And these very actions can turn into a reality show with an unpredictable storyline. At the appointed time, each performer must get to a meal dispenser, pick up some groceries and deliver them to the home of a specific individual who is unable to go outside due to quarantine or their age. Each performer puts down their actions and observations as a stream of consciousness in a chat app.

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА / SPONTANEOUS PROGRAMME


БРЕД  АРТЕМ МАТЕРИНСКИЙ DELUSION  ARTEM MATERINSKY

ИГРУШКИ ЛЮШЕРА.  ВРЕМЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ ХРОНОТОП LUSCHER’S TOYS.  THE TEMPORARY COMPANY KHRONOTOP

ЯЙЦЕГОЛОВ  ХУД МАСТЕРСКАЯ ИНОГДА ТЕАТР «ВОРКУТА» YAJCEGOLOV  THE ARTISTIC WORKSHOP AND SOMETIMES THEATRE VORKUTA

РУС  СПЕКТАКЛЬ-НАБЛЮДЕНИЕ ДЛЯ ОДНОГО  Изучая записи людей, страдающих ментальными расстройствами, истории, которыми они делятся в интернет-пространстве, я заметил, как понятие «бреда» эволюционирует, как его репрезентация меняется в зависимости от смены политической конъюнктуры и социального устройства. В спектакле вам предлагается прослушать/ просмотреть несколько историй, которые могут происходить рядом с вами или даже с вами.

РУС  ZOOM-СПЕКТАКЛЬ ДЛЯ ОДНОГО РЕЦИПИЕНТА Zoom-спектакль, маскирующийся под сеанс психотерапии. Зритель остается один на один с перформером, и вместе они разбирают ключевые пограничные состояния — любовь, рождение, смерть. Шаг за шагом, терапевтический сеанс превращается в исследование главных болевых точек социума — повышенную агрессию и непримиримость. Завершается сеанс погружением зрителя в терапевтический сон.

РУС  ПОСТАПОКАЛИПТИЧЕСКИЙ STREAM  Старый мир сбрасывает новую шкуру. Под скорлупой его снова зашевелились черти и лешие. В каждом доме снова домовой, в каждой церкви снова бог. Новый мир — новый миф, и по его душу идут новые разрушители. Как раньше, но впервые: необъективный, хамский, сволочной репортаж, пропитанный холодным фатумом Листьева и людоедским супом Невзорова. Показать то, что скрыто!

EN  AN OBSERVATIONAL SHOW FOR A SINGLE VIEWER  While studying the writings of people with mental disorders, specifically the stories they share online, I noticed that the notion of ‘delusion’ has evolved throughout history, that its representation fluctuates depending on changes in political conditions and the social order. This show offers you the chance to listen to or watch several stories that could very well take place in your life or in the lives of those around you.

EN  A ZOOM PLAY FOR ONE RECIPIENT  A Zoom play masquerading as a psychotherapy session. The viewer is left alone with the performer, and together they discuss key borderline states: love, birth, death. Step by step, the therapeutic session turns into an investigation into the most important flash points in society: increased aggression and intransigence. The session ends by lulling the viewer into a therapeutic sleep.

34−33

EN  A POST-APOCALYPTIC STREAM  The old world is shedding its skin. Under its scales, spirits good and evil are once again running amok. Each home has its own household deity, and each church its own god. The new world is a new myth, and new destructive forces are after its soul. As before, but for the first time, we face subjective, rude and unscrupulous reporting, imbued with the cold fatalism of Vladislav Listyev and the cannibalistic soup of Alexander Nevzorov. We must reveal what is hidden!


CLOUDME  МАРИЯ ПАЦЮК, НИКОЛАЙ МУЛАКОВ CLOUDME  MARIA PATSIUK, NIKOLAI MULAKOV

DECAMERON 2020  НИКОЛАЙ БЕРМАН DECAMERON 2020  NIKOLAI BERMAN

ГОРЕ, УМ, МЕДИА  ШАРЛОТТА ДЭЙ WOE, WIT, MEDIA  CHARLOTTE DAY

РУС  УЯЗВИМЫЙ ПЕРФОРМАНС  Что, если бы «Ритм 0» Марины Абрамович был перенесен в цифровое пространство? Какими были бы инструменты для доставления удовольствия и причинения боли? У участника есть полчаса внутри компьютера перформера с полным доступом к файлам, камере, социальным сетям, почте, календарю. Как далеко зайдет человек при молчаливых онлайн-свидетелях?

РУС  FACEBOOK-СПЕКТАКЛЬ В ДЕСЯТИ ДНЯХ  Одно из главных произведений на тему карантина — «Декамерон». Здесь он переносится в Facebook, а от оригинала остается только структура. Открытая группа. 10 ведущих — режиссеры, актеры, критики. Каждый день один из них выходит в прямой эфир, предлагает тему и рассказывает по ней первую историю. У всех желающих есть время до полуночи, чтобы выйти в эфир со своим рассказом. Каждую ночь по количеству лайков определяется лучшая история дня.

РУС  ОТКРЫТАЯ РЕПЕТИЦИЯ  До 25 марта мы репетировали «Горе от ума». Спектакль имел ассоциативное отношение к грибоедовскому тексту и прямое — к пространствам, умственным и физическим, в которых мы себя находим. Теперь мы сидим дома, но репетиции продолжаются. Четыре раза в неделю мы будем выкладывать задания в Facebook. Наблюдайте или присоединяйтесь. Будем вместе изучать способы умственного выживания в новых пространственных условиях.

EN  A FACEBOOK SHOW IN TEN DAYS  One of the most important literary works on the subject of quarantine is the Decameron. Here, it is moved to Facebook, keeping only the original’s structure. An open group. 10 hosts: directors, actors and critics. Every day, one of them does a live stream on a topic of their choosing and tells their first story. Each volunteer has until midnight to go live with their story. Every night, the best story of the day is determined by the highest number of likes.

EN  OPEN REHEARSAL  Until 25 March, we rehearsed the play Woe from Wit. The show had an associative relationship to Griboyedov’s text and a direct one to the physical and mental spaces we inhabit. Now, although we’re at home, our rehearsals continue. Four times a week, we’ll post assignments on Facebook. You can watch or participate. Together, we’ll be studying various means of mental survival in these new spatial conditions.

EN  A VULNERABLE PERFORMANCE What if Marina Abramovich’s Rhythm 0 were carried out in cyberspace? What instruments would be used to elicit pleasure and inflict pain? Each participant gets to spend half an hour inside the performer’s computer, with complete access to their files, webcam, social networks, email and calendar. How far will someone go in the presence of silent online witnesses?

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА / SPONTANEOUS PROGRAMME


ВАНПАНЧМЕН  ПЕРФОБУФЕТ / ДИМА БЕЛЫШ, ПОЛИНА СЕМЕНОВА ONE-PUNCH MAN  PERFOBUFFET / DIMA BELYSH, POLINA SEMYONOVA

ПЕРЕГОВОРЫ  КАРОЛИНА ДУТКА RENEGOTIATION  KAROLINA DUTKA

PLAY ME OUT. ИСТОРИИ ЖИТЕЛЕЙ ЗЕМЛИ  АЛЕНА АГЕЕВА PLAY ME OUT. STORIES OF EARTH’S INHABITANTS  ALENA AGEEVA

РУС  СИТУАТИВНЫЙ СОЦ.ПЕРФ.  Одна из наших целей — конструирование некоего «моста» между аудиторией Тик-Ток и людьми, интересующимися современными театральными практиками. Во время кризисов люди часто придумывали супергероев. Они давали обществу надежду и вдохновение. Так же возник и самый необычный супергерой — Ванпанчмен. Он уже встал с дивана и приступил к выполнению миссии всех обычных супергероев — пошел спасать мир.

РУС  ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬПЕРЕРОЖДЕНИЕ  Во время ремонта режиссер случайно находит письма своего дедушки, адресованные бабушке. Из них становится понятно, как он на самом деле любил эту женщину в начале их отношений. Спектакль — попытка разобраться, что же пошло не так, и возможность восстановить разрушенные отношения хотя бы на бумаге. Зрителям предлагается написать ответ на одно из дедушкиных писем, а потом прочесть его на спектакле.

РУС  МУЗЫКАЛЬНАЯ И ПЛАСТИЧЕСКАЯ ZOOMИМПРОВИЗАЦИЯ  В заявленное время в конференции Zoom собираются два музыканта, два танцора, неограниченное количество зрителей и один ведущий. Любой из зрителей рассказывает историю длительностью не более минуты. Рассказчик выбирает музыканта и танцора, и они начинают совместную пятиминутную импровизацию.

EN  A SITUATIONAL SOCIAL PERFORMANCE  One of our goals is to construct a sort of bridge between Tik-Tok users and people interested in contemporary theatre. In times of crisis, people often come up with superheroes. They give society hope and inspiration. It was in this way that the most unusual superhero came about: One-Punch Man. He’s already gotten off the couch and is ready to carry out the mission of all the normal superheroes — saving the world.

36−35

EN  A DOCUMENTARY REINCARNATION PLAY  While doing renovations at home, a director stumbles upon her grandfather’s letters to her grandmother. Reading them, it becomes clear that he genuinely loved her at the start of their relationship. The play is an attempt to figure out what went wrong and a chance to patch up the relationship, if only on paper. The audience is invited to write a response to one of her grandfather’s letters and then read it out loud during the show.

EN  A MUSICAL DANCE IMPROVISATION  At the appointed time, two musicians, two dancers, an unlimited number of audience members and one host will get together on a Zoom call. Any of the audience members has a minute to tell a story. They choose a musician and dancer, who then carry out a five-minute improvisation.


MEDLENNYE SVIDANIYA  ОЛЯ ПОТАПОВА, МАША ВСЁ-ТАКИ, ПОЛИНА КОРОТЫЧ SLOW DATES  OLYA POTAPOVA, MASHA VSE-TAKI, POLINA KOROTYCH

РУКОВОДСТВО К ДЕЙСТВИЮ  МИХАИЛ ЗАИКАНОВ, КАТЯ КАНКЕЗАИКАНОВА, АЛЕКСАНДР ПРОНЬКИН, ЛИЗА СПИВАКОВСКАЯ OPERATING INSTRUCTIONS  MIKHAIL ZAIKANOV, KATYA KANKEZAIKANOVA, ALEXANDER PRONKIN, LIZA SPIVAKOVSKAYA

РУС  ПЕРФОРМАТИВНОЕ СВИДАНИЕ  Однажды трое драматургов захотели общаться с людьми больше и глубже и придумали для этого medlennye svidaniya. Это были встречи незнакомых людей, где мы делали упражнения, беседовали, заполняли анкеты, искали общие темы. Теперь medlennye svidaniya — в онлайне. И здесь мы будем раз в неделю обмениваться аудиозаписями, письмами, фотографиями. Это не обязательно свидание, которое про любовь, это свидание про все что угодно.

РУС  ИНСТРУКЦИИ И ПАРТИТУРЫ ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ Этот проект обращается к повседневным практикам участников. Подписчики телеграм-канала ежедневно получают партитуру, предлагающую совершить незапланированные действия. Мы изучаем границы, формы, время повседневности, которые неожиданно обострились в условиях самоизоляции. Делегируя участникам создание хэппенингов и перформансов, мы пытаемся расшатать монотонность пребывания в замкнутом пространстве.

EN  PERFORMATIVE DATING  Once, three playwrights decided they wanted greater interaction with people and at a deeper level, which led them to come up with slow dating. This was a format for meeting new people in which we did exercises, chatted, answered questionnaires and looked for topics of mutual interest. Now, slow dates are taking place online. We’ll be meeting up once a week to share audio files, emails and photographs. It doesn’t have to be a romantic date — it can be anything at all.

EN  A SET OF INSTRUCTIONS FOR DAILY USE  This is an artistic project that focuses on its participants’ daily activities. The followers of our Telegram channel will receive a daily set of instructions suggesting that they carry out unplanned actions. We are studying the limits, forms and time of everyday life, all of which have unexpectedly become more acute in self-isolation. By delegating the creation of happenings and performances to the participants, we are attempting to undermine the monotony of life in a closed space.

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА / SPONTANEOUS PROGRAMME


ТРЕПЕТ ШТОР  ПЕРФОБУФЕТ THE THRILL OF CURTAINS  PERFOBUFFET

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!  КСЕНИЯ ПЕЩИК HAPPY BIRTHDAY!  KSENIA PESHIK

#SCANATHOME  ИВАН НАУМОВ, ПЕРФОБУФЕТ #SCANATHOME  IVAN NAUMOV, PERFOBUFFET

РУС  SELF-SPECIFIC ДЛЯ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА  «Трепет штор» — это дрейф по квартире в наушниках, где звучит аудиоперформанс о поэтике личного пространства, а также пространстве времени и воспоминаний, которые закреплены за местом. Спектакль дополнен возможностью взаимодействия с объектом, доставляемым вместе с дорожкой. Встреча вашей индивидуальности и универсума спектакля — гарантия уникальности процесса. «Трепет штор» — это движение жизни и ее красоты прямо здесь и сейчас.

РУС  ОНЛАЙН-ВЕЧЕРИНКА Сегодня у тебя день рождения! Будет много поздравлений. Жаль, что в гости никто не заглянет. Ты застрял один в тот момент, когда объявили полный карантин. Все перевели в онлайн. Кто где сидел, тот там и остался. Но на день рождения ты можешь пригласить к себе одного человека, который останется с тобой до снятия карантина. Сегодня очень много желающих оказаться рядом. Все мечтают жить с таким чудесным человеком! Но кого выберешь ты?

РУС  ВЫСТАВОЧНЫЙ ПРОЕКТ  #ScanAtHome, или иначе «Сканируйте дома» — виртуальная площадка по обмену аурой вещественного, которая, казалось бы, скована в ситуации пандемии. Участникам предлагается отсканировать все, что захочется, и разместить изображение на платформе проекта. Скан-арт мыслился для того, чтобы испробовать это устройство как объятия. Мы будто передаем через него наше предметное, делимся окружающим нас комнатным миром.

EN  A SELF-SPECIFIC PLAY FOR ONE INDIVIDUAL  The Thrill of Curtains is a chance to wander around your own home in headphones listening to an audio-performance about the poetics of personal space, as well as of spaces in time and memories linked to specific places. The show is augmented by the ability to interact with an object delivered along with a path. The encounter between your individuality and the world of the show is a guarantee that the process will be unique. The Thrill of Curtains is the movement of life and its beauty in the here and now.

EN  ONLINE PARTY  Today is your birthday! You’ll get birthday wishes galore. It’s just a shame that no one will pop by for a visit. You’re stuck by yourself at the moment the lockdown started. Everything’s been moved online. Wherever you were, that’s where you’ll be. But for your birthday you can invite one person over who will stay with you until the lockdown ends. Today, plenty of people want it to be them. Everyone dreams of living with someone as wonderful as you! But who will you choose?

EN  AN EXHIBITION PROJECT  #ScanAtHome is a virtual space for the exchange of the aura of physical objects which has largely been interrupted due to the pandemic. Participants are asked to scan whatever they want and upload the images onto the project’s platform. Scan-art was devised in order to see if that device can replace hugs. It’s as though we convey the physical space of our bedrooms through that medium.

38−37


АЛЛО  БОРИС ПАВЛОВИЧ / ЭЛИНА ПЕТРОВА HELLO?  BORIS PAVLOVICH / ELINA PETROVA

СОГЛАСИЕ НА ОБРАБОТКУ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ  И. ГОЛИЦЫН, Е. ЗАЙЦЕВ, О. ЦИПЛАКОВ CONSENT TO THE PROCESSING OF PERSONAL DATA  ILYA GOLITSYN, EVGENY ZAITSEV, OLEG TSIPLAKOV

РУС  ТЕАТР ПО ТЕЛЕФОНУ Быстро выяснилось: человек, обреченный на бесконечные часы просмотров, испытывает дефицит живого общения. Самое время вспомнить, что театр определяется не формой подачи, а фактом чувственного переживания. Как задействовать чувственность и воображение зрителя, запертого дома? Воспользуемся способом, уходящим в прошлое — телефонным разговором. Спектакль создан Союзом театральных деятелей Российской Федерации при участии проекта «Разговоры» Премия Спонтанной программы.

РУС  СЕРФИНГ  Вы готовы открыть друг другу, может быть, самое интимное, что у нас есть, — доступ к учеткам в соцсетях? Мы предлагаем почти святой в своей бессмысленности жест — отдать на аутсорсинг формирование нарратива о себе в соцсетях человеку других взглядов. Вы меняетесь страницами в соцсетях с другим участником — и делаете там что угодно на протяжении перформанса. Премия Спонтанной программы

EN  THEATRE BY PHONE  Now is the best moment to remember that theatre is determined not by its form, but by whether it elicits an immediate emotional reaction. How does one stir the sensibilities and imagination of an audience locked in their homes? We propose using a means that is fading into the past: direct communication by telephone. Made in conjunction with the Union of Theatre Workers of the Russian Federation as part of the Conversations project Spontaneous programme Award.

EN  SURFING  Are you ready to share the most intimate part of yourself with someone else — namely, access to your social media accounts? We offer you to carry out an action almost holy in its meaninglessness: to allow someone with beliefs different from yours to form a narrative about you on social media. You’ll exchange accounts with another participant, and you can do whatever you want on it over the course of the performance. Spontaneous programme Award.

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА / SPONTANEOUS PROGRAMME


ВАВИЛОНСКАЯ ПРОГУЛКА  С. ТЕЙФЕЛЬ, К. ПОЧТЕННЫЙ, Д. КРЕСТЬЯНКИН BABYLONIAN WALK  S. TEYPHEL, K. POCHTENNY, D. KRESTYANKIN

НЕТ СТЕН  ПОЛИНА КУРЧУГИНА, НИКИТА СЛАВИЧ NO WALLS  POLINA KIRCHUGINA, NIKITA SLAVICH

ПРО МАТ  ИВАН КУРКИН, КОМАНДА ХУДОЖНИКОВ ABOUT SWEARING  IVAN KURKIN AND A TEAM OF ARTISTS

РУС  МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОНЛАЙНСПЕКТАКЛЬ — ПРОМЕНАД  Ситуация в мире загнала нас по ячейкам домов и квартир. Мы словно отрезаны друг от друга перегородками стен и артериями безлюдных улиц. Но именно сейчас мы, как никогда, способны понять друг друга. Шесть человек из разных республик бывшего СССР выйдут на прогулку в шести разных странах, чтобы снимать окружающую действительность и отвечать на вопросы модераторов — каждый на своем языке. Трансляция пройдет на youtube-канале.

РУС  INTERACTIVE PHOTO PROJECT Интерактивный фотопроект, исследующий зону личного пространства изолированных людей через DIYпроцесс дистанционной съемки на фронтальную камеру. Автор стирает грань между нет-артом и художественной фотографией для рождения новой профессии — веб-фотографа.

РУС  ДОМАШНИЙ F*CKING CHALLENGE  Проект посвящен проблеме обсценной лексики в современной России. Почему люди матерятся? Почему это кого-то раздражает? Может быть, это раздражает лично вас? Находясь в самоизоляции, люди матерятся больше или меньше? Мы предлагаем посмотреть документальные видео-интервью о мате и приглашаем зрителей поучаствовать в исследовании, выполняя задания из чата.

EN  AN INTERNATIONAL ONLINE PROMENADE PLAY  The situation in the world has us tucked away in our houses and apartments. It seems like we’re cut off from each other by partition walls and the arteries of empty streets. But it is now, more than ever before, that we can truly understand one another. Six people from different republics of the former USSR will go out for a walk in six different countries. They will stream video of the things around them and answer the moderators’ questions, each in their own language. The stream will be hosted on a YouTube channel.

40−39

EN  INTERACTIVE PHOTO PROJECT  An interactive photo project studying the personal space of isolated people through the DIY process of remote filming on a front camera. The author eliminates the boundary between non-art and art photography to give rise to a new profession: web photographer.

EN  HOME F*CKING CHALLENGE  This project deals with the problem of devaluation of language in modern-day Russia. Why do people use swear words? Why does doing so offend others? Does it offend you personally? Do people use foul language more or less often in lockdown? We invite you to watch a documentary video interview about swearing and then take part in an investigation by carrying out tasks given in the chat.


I DON’T WANT TO SEE THIS  ИМПРЕСАРИО I DON’T WANT TO SEE THIS  IMPRESARIO

Я ДЕЛАЮ ТЕБЕ САЙТ-СПЕЦИФИК, ПОКА ТЫ РЕЖЕШЬ ЛУК У СЕБЯ НА КУХНЕ  ОЛЕГ ХРИСТОЛЮБСКИЙ, АНАСТАСИЯ БУКРЕЕВА, АНАСТАСИЯ НАСОНКИНА, ЕГОР ПШЕНИЧНЫЙ I’LL MAKE YOU A SITE-SPECIFIC SHOW WHILE YOU CHOP ONIONS IN YOUR KITCHEN  OLEG KHRISTOLYUBSKY, ANASTASIA BUKREEVA, ANASTASIA NASONKINA, EGOR PSHENICHNY

РУС  ОНЛАЙН-ТРЕНИНГ  Мы регулярно встречаем в интернете вещи, которые вызывают отвращение или травмируют. Мы жмем «Пожаловаться на публикацию». Что происходит с неприемлемым контентом дальше? Какими принципами руководствуются «санитары ленты»? Смогли бы вы стать одним из них? Шоутренинг “I don’t want to see this” основан на конфиденциальной обучающей презентации Facebook, опубликованной в газете The Guardian после утечки информации в 2017 году. Премия союза Театральных Деятелей.

РУС  АУДИОПРОМЕНАД-ИГРА ДЛЯ ОДНОГО ЗРИТЕЛЯ  Выходить на улицу нельзя, а делать сайт-специфик очень хочется. Поэтому теперь пространство для нашего изучения — место вашей самоизоляции: бункер, квартира, загородный таунхаус. При регистрации мы просим вас заполнить анкету и прислать несколько фотографий пространства, где вы живете. На основе полученной информации мы создадим игру, написанную специально для вас и вашей квартиры.

EN  ONLINE TRAINING  We often come across things online that we find revolting or traumatizing. In such instances, we have the option of clicking “Report this.” But what happens to that objectionable content? What are the criteria used by content moderators? Could you be one of them? This hybrid between a play and training session is based on a confidential presentation at Facebook published by The Guardian after an information leak in 2017. Theatre Union Award.

EN  AN AUDIO-PROMENADE FOR A SINGLE VIEWER  We can’t go outside, but that doesn’t keep up from wanting to do site-specific theatre. That is why the space of our research will be wherever you are self-isolating, be it a bomb shelter, an apartment or a suburban home. Upon registering, we ask that you fill out a form and send us a few pictures of your place of residence. We will use the information we receive as the basis for creating a game tailor-made for you and your abode.

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА / SPONTANEOUS PROGRAMME


И КТО ЕСЛИ (НЕ) Я  АНАСТАСИЯ БАБАЕВА WHO IF (NOT) I  ANASTASIA BABAEVA

ЧЕЛОВЕК 2.0  КИРИЛЛ БОРОВИК HUMAN 2.0  KIRILL BOROVIK

ПОРНООПТИМИСТЫ  АЛЕКСАНДР ЗВЕРЕВ, НАТАЛЬЯ ИВАЦИК PORNOOPTIMISTS  ALEXANDER ZVEREV, NATALIA IVATSIK

РУС  ПЕРФОРМАТИВНЫЙ ОНЛАЙН-ШОППИНГ «И Кто Если (не) Я» — попытка узнать человека через мир вещей. Наша комната — условный автопортрет, ведь мы обустраиваем ее исходя из самых личных и часто неосознанных мотивов. Во время перформанса консультант через выбор нового интерьера поможет вам узнать незнакомого человека по ту сторону экрана. Первая премия Спонтанной программы.

РУС  WEB КВЕСТ  Проект представляет собой интерактивный сайтквест, взаимодействуя с которым участник проходит путь понимания себя и своих приоритетов. Вы сможете ощутить вес понастоящему ответственного выбора. На основе изучения человеческой природы группа зрителей формирует коллективный запрос на будущее, в котором они бы хотели оказаться.

РУС  YOUTUBE-СПЕКТАКЛЬ Учительница из России и врач из Гамбурга в скайпе говорят о том, о чем не должны говорить учительницы с врачами. Юная влогерша ведет хронику своей ненависти и принудительной изоляции с дедом. А двое подростков бегут от домашнего насилия в лес, решают вместе заразиться и встречают Капитана Россию. И пока звучит его пронзительная речь, мы (страна/все зрители) решаем, что делать дальше.

EN  PERFORMATIVE ONLINE SHOPPING Who If (Not) I is an attempt to learn about a person through the world of objects. Our bedroom is a sort of self-portrait, as we furnish it in accord with our most personal and unconscious desires. During the performance, a consultant will help you get to know a stranger on the other side of the screen through their choice of a new interior. Spontaneous programme first Award.

42−41

EN  WEB QUEST  This project is an interactive site quest through which participants undertake a journey in understanding themselves and their priorities. You will be able to feel the weight of a truly important decision. By studying human nature, the audience will form a collective request for a future they would like to live in.

EN  A YOUTUBE PLAY  A teacher from Russia and a doctor from Hamburg will chat on Skype about things teachers shouldn’t discuss with doctors. A young video blogger is documenting her frustration at being in forced isolation with her grandfather. And two teenagers run away from domestic abuse into the forest, decide to get infected together and run into Captain Russia. And during the latter’s poignant speech, we (the country/ audience) decide what to do next.


СОЛНЫШКИ, ПОРА СПАТЬ!  ТЕАТР КОНЦЕПТА СВОБОДЫ SLEEPYTIME, MY DARLINGS!  THEATRE OF THE CONCEPT OF FREEDOM

LAKE SOUNDSCAPES  НЮ СИМАКИНА, ЕВГЕНИЯ ФОМИНА LAKE SOUNDSCAPES  NYU SIMAKINA, EVGENIA FOMINA

I_AM_REAL_FAKE  ОЛЕГ ШПАК I_AM_REAL_FAKE   OLEG SHPAK

РУС  СПЕКТАКЛЬ-СОН. СОН, КАК СПЕКТАКЛЬ  Организуй себе полноценный Домашний театр. В указанное время изолируйся в комнате. Закрой дверь. Скачай шестичасовой аудиофайл и ровно в 00:00 часов воспроизведи его. Поставь будильник на 6 утра, в это время спектакль закончится. Во время действия говорить можно только шепотом. У тебя может быть компания. Это ночь, а значит любой разговор — это откровенный разговор, который бы не состоялся в любое другое время суток.

РУС  ПЕРФОРМАНС-ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОСТРАНСТВА И ЗВУКА  Опыт восприятия музыки и голоса в «несценическом» пространстве. Участникам предлагается записать звуковые атмосферы мест, где они находятся. В прямом эфире художницы будут слушать атмосферы, предполагать, как хозяева ощущают себя в этих помещениях, и создадут вокальную импровизированную композицию из личных ощущений.

РУС  ЭСКИЗ INSTAGRAM-СПЕКТАКЛЯ Мы создаем себе образы в приложениях и соцсетях. В "i_am_real_fake" играют несколько настоящих аккаунтов и один фейковый. Фейковый аккаунт называет себя Роберт. Зрители увидят несколько историй от разных аккаунтов и проголосуют: попробуют угадать, что из историй правда, а что — нет. Результаты голосования помогут всем узнать кое-какую правду о Роберте и его подписчиках.

EN  A DREAM-LIKE PLAY. A PLAY-LIKE DREAM  Set up your own bona fide home theatre. At the appointed time, isolate yourself in a room. Close the door. Download a six-hour audio file and play it at midnight on the dot in your time zone. Don’t forget to set an alarm for 6 AM — that’s when the play ends, and it will be time for you to get up. During the play, you may only speak in a whisper. You may have other people present. It’s nighttime, which means that conversations are much more intimate than they would be at any other time of day. Good luck!

EN  A RESEARCH PERFORMANCE INTO SPACE AND SOUND  An experiment in appraising music and voice in a non-scenic space. Participants are invited to record the soundscapes of the place they’re in. On a live stream, the artists will listen to those recordings, attempt to discern how each participant feels in their space and create a vocal improvisation based on their own sensations.

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА / SPONTANEOUS PROGRAMME

EN  THE ROUGH DRAFT OF AN INSTAGRAM PLAY  We create versions of ourselves in apps and social networks. i_am_real_fake is performed by several real accounts and one fake one. The fake account is named Robert. The audience will see several stories from different accounts and vote on what part of those stories is real and what isn’t. The results will help everyone find out a certain bit of truth about Robert and his followers.


VOБЛАGO  ЕКАТЕРИНА АВГУСТЕНЯК, ЮРИЙ СОРОКИН VOБЛАGO  EKATERINA AVGUSTENYAK, YURI SOROKIN

Я МОГУ ГОВОРИТЬ  ТАТЬЯНА ПОЧТЕННАЯ I CAN SPEAK  TATIANA POCHTENNAYA

WE  СЕРГЕЙ МОРОЗОВ, СЕРЖ ТУБАШ WE  SERGEI MOROZOV, SERGE TUBASH

РУС  СПЕКТАКУЛЯРНОЕ ОНЛАЙН-КАЗИНО*  Перформативная имитация онлайн-казино. Шесть участников могу выбрать благотворительную организацию, которой они готовы помочь, и должны отстаивать ключевые идеи, стоящие за этими организациями: помощь врачам, поддержка независимых художников, социальное обеспечение малоимущих. В ходе нескольких раундов игроки распределяют средства, одновременно разбираясь с тем, как устроены базовые принципы социальной солидарности. * Спектакль не является азартной игрой

РУС  ВИРТУАЛЬНЫЙ АКЦИОНИЗМ Каждый из вас может стать владельцем билборда — нужно только выбрать любое его изображение из предложенных и разместить на нем свое художественное высказывание. Из выложенных в соцсетях билбордов будет собрана онлайн-выставка.

РУС  ВЫСТАВОЧНЫЙ ПРОЕКТ  Это одностраничный net-art портал, открывающий беспрепятственный доступ к многочисленным liveтрансляциям по всему миру. Нажав виртуальную кнопку, вы сможете открыть неограниченное количество окон вашего браузера со стрим-контентом. Многоэкранный просмотр живых событий даст вам устойчивое ощущение участия в глобальном потоке живого обмена информацией.

EN  A SPECULATIVE ONLINE CASINO*  A performative imitation of an online casino. Six participants choose a charity organization that they’re willing to help and must then defend the key ideas behind them: medical aid, support for independent artists, assistance for those in need. Over the course of several rounds, the players divide the funds while simultaneously learning the basic principles of social solidarity. * The play does not involve gambling

44−43

EN  VIRTUAL ACTIONISM  Each one of you can become the owner of a billboard — you simply have to choose one of the images provided and add your own artistic statement. It will then form part of an online exhibition of all of the billboards uploaded onto social media.

EN  AN EXHIBITION PROJECT  This is a single-page net-art portal that grants unimpeded access to a large number of live streams from all over the world. At the push of a virtual button, you can open a limitless number of windows on your browser with stream content. Seeing real events take place on several screens at once will give you a lasting sensation of being part of a global exchange of living information.


СНЫ САМОИЗОЛЯЦИИ  КСЕНИЯ ЛОСКУТОВА DREAMS OF SELFISOLATION  KSENIA LOSKUTOVA

МЫ УЖЕ ЗДЕСЬ  Б. КОЦ, Е. МАЛЕНЧЕВ, Ж. САРГИНА, Д. МЫШКИН WE’RE ALREADY HERE!  B. KOTS, E.MALENCHEV, Z. SARGINA, D. MYSHKIN

SKIPAD  КАТЯ ДЗВОНИК SKIPAD  KATYA DZVONIK

РУС  ВЫСТАВОЧНЫЙ ПРОЕКТ Проект обращает внимание на личное и коллективное бессознательное времен самоизоляции и коронакризиса. Подтверждено, что разным людям сейчас снятся похожие сны. В проекте собраны записи снов периода самоизоляции, которыми добровольцы поделились в соцсетях. К ним добавлены музыка и созданный нейросетью визуал.

РУС  ZOOM-РАЗГОВОР ПЕРЕД ЗАКАТОМ  Каждый день мы встречаемся в Zoom. В этот раз мы заменим свои ежедневные разговоры текстом пьесы Павла Пряжко «Мы уже здесь». Ее действие происходит на Марсе. Теперь мы живем здесь. Каждый день наступает закат, который мы смотрим вместе. Предлагаем присоединиться. В это время мы будем молчать или говорить о важном и неважном с незнакомыми людьми.

РУС  ВЫСТАВОЧНЫЙ ПРОЕКТ  SkipAd — это серия живых 6-секундных перформансов в течение суток. Почему 6 секунд? Такова длина рекламного пре-ролла на ютюбе — именно столько времени отнимает бесполезная информация. Этот перформанс — анти-реклама, живущая по принципам рекламы. График и тайминг перформансов — это своеобразный контент-план, по которому обычно размещаются рекламные посты. Хочешь — смотри, не хочешь — пропусти рекламу, сделай SkipAd.

EN  AN EXHIBITION PROJECT  This project draws attention to the personal and collective unconscious in self-isolation during the COVID crisis. It has been confirmed that many people are currently having similar dreams. The project collects dream experiences that people have shared on social media during this period. They have been augmented with music and neural network visuals.

EN  A ZOOM CONVERSATION BEFORE THE SUNSET  We all have daily conversations on Zoom. This time, we’ll replace our everyday conversations with the text of Pavel Pryazhko’s play We’re Already Here. It takes place on Mars. Now we live here. Every day, we watch the sunset together. We invite you to join us. We’ll spend that time together either in silence or talking about important or unimportant things in the company of strangers.

СПОНТАННАЯ ПРОГРАММА / SPONTANEOUS PROGRAMME

EN  AN EXHIBITION PROJECT  SkipAd is a series of 6-second performances over a 24-hour period. Why 6 seconds? That’s the duration of a YouTube pre-roll ad — exactly 6 seconds of useless information. This performance is an anti-commercial made on the same principles as a regular ad. The schedule and timing of the performances is like the content plans used for playing regular ads. If you’re interested, you can watch it. If you’re not, then SkipAd’s got you covered.


ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА MAIN PROGRAMME

ПАРТНЕР ОСНОВНОЙ ПРОГРАММЫ MAIN PROGRAMME PARTNER

46−45


РУС  Уход фестиваля в онлайн сам по себе не новость: перед глазами примеры Theatertreffen и Burning Man. Для одних это единственная возможность остаться со своей аудиторией, для других — отчаянная попытка заменить себя виртуальной копией. Не будем лукавить — решение о переходе в онлайн было сложным. Мы мечтали о лете, когда все выйдут на улицу и будут обниматься в парках и на площадях, а мы будем счастливо совершать сайт-специфические интервенции. Но «Точка доступа» всегда исследовала новые территории и пограничные состояния. Нас интересует еще не устоявшееся, зыбкое и рисковое. А самое главное — «Точке доступа» всегда были интересны инструменты коммуникации — мы осваиваем городские пространства и ищем новые аудитории, чтобы соединить несоединимое, обозначить возможность контакта и разговора в нашем сегрегированном мире. Поэтому в новом для нас пространстве мы ищем новый язык, новые способы художественного, новые темы для разговора. И по этой же причине мы не воспринимаем события предлагаемой программы как товары в продуктовой лавке — все это скорее части неразрывной экосистемы, где Образовательная и Основная программы неотделимы друг от друга и являются скорее направляющими векторами для общего разговора — что такое сегодня искусство и где в нем сегодня человек. Мы не делим наших участников на «мэтров» и «дебютантов», поэтому в программе на равных участвуют театр Vidy-Lausanne

48−47

и Мария Пацюк, Rimini Protokoll и Элина Куликова, Владислав Наставшев и Дмитрий Крестьянкин, Семен Александровский и лаборатория «Вокруг да Около». Новое пространство обладает и существенным преимуществом — здесь нет физических границ. Спектакли художников из России, Швейцарии, Латвии, Великобритании, Германии и США одинаково доступны зрителям Петербурга и Хабаровска, России и Эстонии, Казахстана и Бразилии — везде, где есть русскоязычная аудитория. В этом году наша программа существует еще и в рамках общеевропейского проекта «Новые технологии и инновации в театре», проводимого совместно с эстонскими партнерами. Серия проектов посвящена теме границы и ее преодоления. На примере двух городов — Нарвы и Ивангорода, двух стран — России и Эстонии — мы исследуем разные способы преодоления границ: языковых, физических, ментальных и даже межвидовых. Спектакли и опыты, которые мы собрали в программу, хоть и существуют в онлайне, в первую очередь не про технологии и не про эпидемию и даже не про будущее. Они про нас.

Алексей Платунов Куратор Спонтанной и Основной программ


EN  Moving a festival online isn’t news in itself: Theatertreffen and Burning Man are but two recent examples. For some, it’s the only means of maintaining a bond with their audience, while for others it’s a desperate attempt at replacing itself with a virtual copy. Let’s not kid ourselves: the decision to move the festival online was not made lightly. We had been dreaming of a summer in which everyone would be outside hugging each other in parks and squares while we had our site-specific fun. But The Access Point has always studied new territory and borderline states. We’re interested in what hasn’t yet become fully established, in what’s risky and unstable. But most importantly, as The Access Point has always been interested in communicative tools, we assimilate urban spaces and try to reach new audiences in order to bring together disparate things and to define the possibilities of contact and dialogue in our segregated world. That is why, in this unfamiliar space, we seek a new language, new artistic means and new conversation topics. It is for this reason that we don’t see the events on offer in our programme as commodities; they’re all part of a cohesive ecosystem in which the Main and Educational Programmes are inseparable and are more of a navigational vector for a wider dialogue on what art is today and where the individual fits into it. We don’t divide our participants into maestros and newcomers, which means that the Vidy-Lausanne Theatre and Maria Patsiuk, Rimini Protokoll and Elina Kulikova, Vladislav Navstashev and Dmitry Krestyankin, Semyon

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

Aleksandrovsky and the Vokrug da Okolo laboratory are all on equal footing. This new space brings with it a significant advantage: the lack of physical borders. Plays by artists from Russia, Switzerland, Latvia, the UK, Germany and the US are equally accessible to audiences in St. Petersburg and Khabarovsk, Russia and Estonia, Kazakhstan and Brazil — anywhere with a Russian-language audience. This year, our programme also forms part of the Russian-Estonian New Technologies and Innovation in Theatre project. Its programme features works that deal with the subject of borders and overcoming them. Using two cities (Narva and Ivangorod) and two countries (Russia and Estonia) as case studies, we’re investigating various means of eliminating borders, be they physical, mental, interlingual or even interspecies. Even though they exist online, the shows and experiments that we have assembled for the programme are not first and foremost about technology, about the epidemic or even about the future. They’re about us.

Alexey Platunov Curator of the Spontaneous and Main Programmes


ЧЕРНОВИК   ВЛАДИСЛАВ НАСТАВШЕВ THE DRAFT  VLADISLAV NASTAVSHEV

50−49


РУС  Что будет, если взять труппу, привыкшую работать в театральном здании, режиссера Владислава Наставшева, постоянного резидента Нового Рижского театра и Гогольцентра, пьесу Сергея Уханова и замкнуть эти составляющие в рамках Zoom? Герои пьесы живут в изоляции так давно, что время и пространство стерлись до неразличимости. Факты наслаиваются на фантазии, обиды становятся радостями, надежды — воспоминаниями. Текст Уханова маскируется то под социальную драму, то под детектив, то под символическую мистерию, то под мыльную оперу. Как будто все не пригодившиеся черновики Шекспира, Гончарова, Кафки, Уайльда и Честертона переплелись в один метатекст и выскакивают из героев против их воли. Наставшев возводит изоляцию героев в квадрат отдельных окон Zoom’a, помещая их в пространство, где отличить документ от подделки практически невозможно. История переворачивается с ног на голову с каждым новым поворотом сюжета, и нам остается уповать только на достоверность собственных тел, вписанных, впрочем, в общее с героями пространство.

Совместная постановка Рижского русского театра имени Михаила Чехова и фестиваля «Точка доступа» Режиссер Владислав Наставшев Драматург Сергей Уханов В спектакле участвуют Вероника Плотникова, Дарья Фечина, Максим Бусел, Дана Бйорк, Анатолий Фечин Костюмы Валентина Зачиняева Спектакль ведет Кристиана Древинска В спектакле звучит песня Владислава Наставшева и Ивана Лубенникова на стихи Сергея Есенина.

EN  What if we take actors who are used to working in a traditional theatre; the director Vlad Nastavshev, permanent resident of the New Riga Theatre and Moscow’s Gogol Center; a play by Sergey Ukhanov; and then mix the ingredients in Zoom? The characters have spent so much time in isolation that their sense of space and time has blurred. Facts become entangled with fantasies, grudges become joys and hopes transform into memories. Sergey Ukhanov’s text wears the masks of social drama, crime story, symbolic mystery and soap opera. It’s as if all the unclaimed drafts by Shakespeare, Goncharov, Kafka, Wilde and Chesterton formed one whole metatext and sprang out of the performers against their will. Nastavshev takes the characters’ isolation and puts them into Zoom windows, a space where it is almost impossible to distinguish truth from forgery. The story turns upside down with every pivot of the plot, and all we have left is the reality of our bodies inscribed, nevertheless, into the same space as the performers.

Produced by The Mikhail Chekhov Riga Russian Theatre and The Access Point festival Director Vladislav Nastavshev Playwright Sergey Ukhanov Performers Veronika Plotnikova, Daria Fechina, Maksim Boussel, Dana Bjork, Anatoly Fechin Costumes Valentina Zachiniayeva Moderated by Kristiāna Drevinska

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

18+

18+


CLOUDME  МАРИЯ ПАЦЮК, НИКОЛАЙ МУЛАКОВ CLOUDME  MARIA PATSIUK, NIKOLAI MULAKOV

52−51


РУС  Какая часть меня хранится в теле компьютера и телефона? Мои социальные сети — это тоже я? Куда это смещает мою уязвимость? Что, если бы «Ритм 0» Марины Абрамович был перенесен в цифровое пространство? Какими были бы инструменты для доставления удовольствия и причинения боли? Все участники получают приглашение в Zoom-конференцию. Одному из них дается полный доступ к компьютеру перформера. Как далеко зайдет человек при молчаливых онлайн-свидетелях? Как поведет себя участник? Выбор между прикосновением и ударом, помощью и нанесением вреда, действием и бездействием. Всё оставляет свой след. Даже если след от курсора мышки и не так очевиден, как порез от ножа.

Впервые спектакль был показан в рамках Спонтанной программы фестиваля. Авторы Мария Пацюк, Николай Мулаков (Москва, Россия) Перформеры Маргарита Багдасарян, Александр Пронькин, Ася Ашман, Николай Мулаков Особая благодарность Анатолию Зенкову за помощь в разработке.

EN  What part of myself is kept in the body of the computer and phone? Are my social network accounts also me? Where does that put my vulnerability? What if Marina Abramovich’s Rhythm 0 were carried out in cyberspace? What instruments would be used to elicit pleasure and inflict pain? Each participant gets to spend half an hour inside the performer’s computer, with complete access to their files, webcam, social networks, email and calendar. How far will someone go in the presence of silent online witnesses? Every action has its consequences. The trace of the cursor may not be as evident as a knife cut, but it’s no less deadly.

The performance was shown for the first time as part of the Spontaneous Festival Programme. Authors Nikolai Mulakov, Maria Patsiuk (Moscow, Russia) Performers Nikolai Mulakov, Margarita Bagdasaryan, Alexander Pronkin Special thanks to Anatoly Zenkov for helping to develop the play.

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

18+

18+


КИБЕРСПЕКТАКЛЬ «БРАК»  СЕМЁН АЛЕКСАНДРОВСКИЙ THE MARRIAGE  SEMYON ALEKSANDROVSKY

54−53


РУС  Мир утратил целостность, объекты лишились своих функций — как назвать аэропорт, из которого больше не вылетают самолеты? Основная метафора карантинной травмы — надпись «выхода нет». Закрыты не только двери, закрыто за ненадобностью прошлое, да и настоящее под вопросом. Проведем мысленный эксперимент и переместимся в тот момент, когда выход уже найден. Утопия? Скорее, антиутопия. Киберспектакль, созданный по специально написанной для фестиваля пьесе Аси Волошиной, говорит о мире будущего. 2035 год. Одна из версий «мира, который не будет прежним». Это мир, уже оправившийся от катастрофы и благополучно отстроенный на ее фундаменте. Это новый мир, но зависит он от тех событий, которые мы проживаем сегодня. Семейная пара проводит ностальгическое свидание в zoom, вспоминая, как начинались их отношения, и пытается переосмыслить прошлое, чтобы развязать затянувшиеся узлы, а зрители оказываются в необычной роли.

Постановка Pop-up театр совместно с фестивалем «Точка доступа» Режиссер Семен Александровский Драматург Ася Волошина В ролях Алена Старостина, Иван Николаев Техническая поддержка Артем Арсенян

EN  A utopian (or dystopian) show about the future that the pandemic has brought us closer to. The characters attempt to reassess their relationships and look at our present as their past, while the audience members take on unusual roles. This Zoom show, based on a play written by Asya Voloshina for the festival, deals with the world of the future. 2035: a version of “a world that will never be the same.” It’s a world that has recovered from a catastrophe and has prospered on that foundation. It’s a new world, in which intellect has triumphed over emotion. It’s a dystopia about how relationships between men and women have changed. A married couple is on the edge of separating because of their differing views on freedom, intimacy and life.

Produced by Pop-Up Theatre and The Access Point festival Director Semyon Aleksandrovsky Playwright Assia Voloshina Performers Alena Starostina, Ivan Nikolaev Technical support Artyom Arsenyan

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

18+

18+


ВСЕ ПИСЬМА — ЭТО ПИСЬМА О ЛЮБВИ   ЭЛИНА КУЛИКОВА EVERY LETTER IS A LOVE LETTER   ELINA KULIKOVA

56−55


РУС  «Все письма — это письма о любви» — интерактивный онлайн-спектакль, который продолжается для каждого из участников в течение месяца. Мечтали ли вы когда-то о романе по переписке? О возможности испытать полное дружеское доверие? А может, вы хотели наконец-то начать вести дневник? «Все письма — это письма о любви» — процессуальный проект, в рамках которого каждый зритель может вступить в длительную переписку с незнакомым ему человеком и стать полноценным автором собственного эпистолярного романа. Как будет развиваться его сюжет — зависит только от вас. Местодействием спектакля становится электронная почта — обезличенное и безопасное пространство. Авторы спектакля верят, что письмо — это особая практика, которая не только позволяет подвергнуть себя глубокому анализу, но также укрепить или даже обрести новую идентичность. У каждого участника есть 30 дней для того, чтобы раскрыть в себе желаемый потенциал, и, конечно, получить удовольствие от развития перформативного диалога. Проект не несет никаких ограничений, но мы обращаем особое внимание на то, что для его понимания необходимо соблюсти единственную рамку — временную, и пройти его до конца.

Режиссер Элина Куликова Драматург Алина Журина Перформеры Алина Журина, Варвара Кудлай, Мария Галочкина, Анастасия Ковальчук, Наталия Сабурова, Георгий Лисеев, Наталья Лях, Элина Куликова.

EN  Every Letter is a Love Letter is an interactive online play engaging every participant for 30 days in a row. Have you ever dreamt of a romantic relationship through written correspondence? Of experiencing friendship with absolute trust? Or have you been thinking for a long time about keeping a journal? Every Letter is a Love Letter is a procedural theatre project during which every participant can enter into protracted correspondence with a stranger and become the author of their own epistolary novel. Where will the story lead? It’s up to you to decide. The performance takes place in an electronic inbox, a safe and impersonal space. We believe that writing is a special practice that helps not only go deeper into yourself but also to strengthen your identity or even acquire a new one. Every participant has 30 days to explore their potential and, of course, revel in an ongoing performative dialogue. There are no restrictions, but we would like to point out that in order to understand the project fully, everyone must respect the timeframe and follow it through to the end.

Director Elina Kulikova Playwright Alina Zhurina Performers Alina Zhurina, Varvara Kudlay, Maria Galochkina, Anastasia Kovalchuk, Natalia Saburova, George Eliseev, Natalia Lyakh, Elina Kulikova.

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

18+

18+


СПЕКТАКЛЬ В КОРОБОЧКЕ  ВОКРУГ ДА ОКОЛО PLAY IN A BOX  VOKRUG DA OKOLO

58−57


РУС  «Спектакль в коробочке» — не совсем спектакль. Иногда он становится поэтическим эссе, тяготеющим к документалистике и антропологии. А иногда похож на радиопьесу. Проект переносит зрителей в Венецию, где собрана основная часть звукового материала*. Авторки пытались рассмотреть феномен города-экспоната, найти социально-политическое измерение заколдованного города, разговаривая с жителями. Венеция галлюцинирует о себе, в чем можно усмотреть ее родство с Петербургом. Продолжая размышлять об этом, коллектив обращается к «Красной готике» — явлению в советской литературе 20-х годов. В спектакле нашлось место обычно вытесняемым аспектам производства: несинхронности мышления авторок, проблемам с переводом. Это складывается в нелинейный и чувственный «Спектакль в коробочке», мерцающий разными жанрами и формами, которые вместо борьбы за первенство изо всех сил пытаются договориться. * Премьера аудиоспектакля прошла в ноябре 2019 года в пространстве фонда V-A-C «Палаццо Дзаттере» в Венеции, для «Точки доступа» специально создана онлайн-версия.

Проект фонда V-A-C Foundation Cовместно с фестивалем «Точка доступа» Авторы Театральная лаборатория «Вокруг да Около» (Женя Лисичка, Дарья Бреслер, Влада Миловская, Лейла Алиева) (Санкт-Петербург, Россия)

EN  Play in a Box isn’t exactly a play. At times it’s more of a poetic essay veering toward documentary filmmaking and anthropology. And sometimes it’s closer to a playful radioplay. The play transports the audience to Venice, where most of the audio material was recorded.* The creators decided to investigate the phenomenon of a city that is itself an exhibit, and to find its sociopolitical dimensions by speaking with its residents. Enchanted Venice has hallucinations about itself, and it is in this where we can see its kinship with St. Petersburg. Continuing its musing on that topic, the artistic team turned to Red Gothic literature, a phenomenon in Soviet literature in the 1920s. The show was also able to accommodate aspects of production that are usually lost along the way: the creators’ cognitive idiosyncrasies, translation issues. All of this came together to form the non-linear and sentimental Play in a Box, glistening with different genres and forms, which instead of competing, do their best to work together. * The premiere of the audio play took place in November 2019 in the V-A-C foundation’s Palazzo delle Zattere. This online version was expressly created for The Access Point festival.

Produced by V-A-C Foundation and The Access Point festival By Theatre Laboratory Vokrug da Okolo: Jenya Lisichka, Daria Bresler, Vladа Milovskaya, Leila Alieva (St. Petersburg, Russia)

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

16+

16+


БЫТЬ АРИЭЛЬ Ф. ПРЯМОЙ ЭФИР  СИМОН СЕНН LIVE STREAM ARIELLE F  SIMON SENN

60−59


РУС  Симон Сенн, видеограф и визуальный художник из Женевы, демонстрирует, как реальный и виртуальный мир иногда переплетаются, раскрывая неожиданные связи между технологиями, гендером и законом. Опыт Симона Сенна начался, когда всего за 12 долларов он купил в интернете цифровую копию тела, принадлежащего молодой британке. Загрузив реплику реально существующей Ариэль Ф. (подробное и, очевидно, точное воспроизведение), он оживил ее с помощью доступных в любом магазине устройств для видеоигр и узнал, что значит «иметь» женское тело — по крайней мере, через свои 3D-очки. Затем художник отправился на поиски реального прототипа — женщины, в теле которой он виртуально поселился. «Кто эта женщина? Может ли он делать с этим цифровым телом все, что ему нравится? А как насчет новой чувственности, которую предлагает ему виртуальная форма?» Симону удалось найти девушку, которой принадлежит тело, и начать с ней дискуссию. Дискуссия продолжается и сегодня. Они вместе исследуют третье тело, вставшее между ними двоими. Зритель присоединится к исследованию и попытается разобраться в этой истории.

Постановка Compagnie Simon Senn (Швейцария) Совместно с Théâtre Vidy-Lausanne, центром исполнительских искусств Le Grütli и Théâtre du Loup. Спектакль создан при поддержке Porosus Foundation, Швейцарского совета по культуре Про Гельвеция, Fondation Ernst Göhner, Pour-cent culturel Migros, Loterie Romande Режиссер Симон Сенн Организация трансляции и гастролей Théâtre Vidy-Lausanne

EN  Simon Senn, a videographer and visual artist from Geneva, demonstrates how the virtual world and the real world are not always in opposition, revealing the unexpected entanglements between technology, gender, and law. Simon Senn’s experience began when he bought a digital replica of the body of a young British woman online for $12. After downloading the replica (a detailed and evidently accurate reproduction), he brought it to life with easily purchased sensors and discovered what it felt like to “have” a female body (at least through his 3D glasses). He then went in a search of the woman whose body he was “virtually” inhabiting. “Who is this woman? Can he do anything with this digital body? What about the new sensuality this virtual form offers him?" He managed to track down the young woman and began a discussion with her (one that continues today), where together they study this third digital body that exists between them. The audience joins the investigation and tries to make sense of the story.

Produced by Compagnie Simon Senn (Switzerland). Co-produced by Théâtre Vidy-Lausanne, Le Grütli, Centre de Production et de Diffusion des Arts Vivants and Théâtre du Loup. With the support of Porosus Foundation, Fondation suisse pour la culture Pro Helvetia, Fondation Ernst Göhner, Pourcent culturel Migros, Loterie Romande Concept and Direction Simon Senn / Streaming and Touring Théâtre VidyLausanne

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

18+

18+


NOT TO SCALE  ЭНТ ХЭМПТОН, ТИМ ЭТЧЕЛЛС NOT TO SCALE  ANT HAMPTON, TIM ETCHELLS

62−61


РУС  Спектакль-инструкция, предназначенный для двух участников. Следуя указаниям в наушниках, вы с напарником создаете целый мир на одном листе бумаги. Вначале это похоже на хаотичное письмо — как будто двое усиленно делают вид, что пытаются решить задачу под контролем строгого преподавателя, но на самом деле рисуют каракули. Постепенно рисунки становятся более осознанными и складываются в полноценный сюжет. Фигурки начинают взаимодействовать с авторами и друг с другом, создавая повествование, которое постоянно балансирует между созиданием и разрушением, жизнью и смертью, энергией и энтропией. Not to Scale исследует возможности и ограничения пустой страницы, различия между письменным и устным языком, связи между словом, звуком и изображением, между процессами стирания и забывания. На «Точке доступа» состоялась мировая премьера спектакля, позже спектакль покажут в Дублине и Португалии.

Совместно с Dublin Theatre Festival, Theatro Barrio Alto (TBA) и фестивалем «Точка доступа» Постановка Энт Хэмптон и Тим Этчеллс (Лондон, Великобритания) Актриса Гала Самойлова Cаунд дизайнер Даниил Коронкевич Ассистент режиссера Дияна Каранович

EN  Not to Scale is an instruction performance for two participants. Following the voice in your headphones, you and a partner create an entire universe on a blank sheet of paper. It begins as a kind of chaotic writing exercise in which the participants find themselves covering a page with a chaotic impersonation of writing, like a last-minute attempt to show hard work on an impossibly difficult exam. Gradually, the drawings become more comprehensible and begin to form a narrative. The figures appear to address the participants and each other, moving step by step into a comical and unsettling picture book narrative that plays with the tension between creation and destruction, life and death, energy and entropy. Not to Scale concerns itself with the potential and limitations of the empty page, as well as with exploring the differences between written and spoken language, the relationship between word, sound and image and the linked but very different processes of erasure and forgetting. The Access Point festival presented the world premiere. The show will then travel to Dublin and Portugal.

Co-produced by Dublin Theatre Festival, Theatro Barrio Alto (TBA) and The Access Point festival Direction Ant Hampton and Tim Etchells (London, UK) Actress Gala Samoylova Sound designer Daniil Koronkevich Assistant Dijana Karanovich

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

16+

16+


CALL CUTTA AT HOME  RIMINI PROTOKOLL

64−63


РУС  Что мы знаем о сотрудниках колл-центров? Кто находится на другом конце телефонной линии? Как выглядят эти невидимые люди? Больше 12 лет назад Rimini Protokoll организовали перформативную встречу one-to-one между сотрудником индийского колл-центра и посетителем европейского театра — Call Cutta in a Box. Каждый зритель оказывался в комнате наедине с телефоном и вступал в диалог с незнакомцем. Деловой разговор с каждой минутой становился все более частным и интимным. 2020 год вдохновил авторов на создание специальной адаптации этого проекта для российской аудитории. Зрителей встречают бывшие сотрудники тех самых колл-центров — исполнители находятся у себя дома, в Калькутте и Таллине. Во время спектакля они показывают свои дома, рассказывают о том, как поменялась их жизнь после работы в колл-центре, задают вопросы и предлагают задания. Постепенно, как и в классическом Call Cutta in a Box, коммуникация становится все более и более интимной, а путешествие по квартире дополняется сценами для спальни, для кухни или даже сценами под столом.

Показы спектакля Call Cutta at Home в Санкт-Петербурге организованы в рамках VI Международного Летнего фестиваля искусств «Точка доступа» при поддержке Швейцарского совета по культуре Про Гельвеция Спектакль основан на идее проекта Call Cutta — созданного в 2005 году Гете-Институтом Калькутты, HAU Hebbel am Ufer Berlin, Rimini Apparat, и спектакля Call Cutta in a Box — созданного в 2008 году HAU Hebbel am Ufer Berlin. Идея, текст, режиссура Хауг / Кэги / Ветцель Перформеры Мадруши Мухерджи, Сунаяна Рой Постановка Rimini Protokoll

EN  When you reach a call center, who is on the other end of line? What do invisible workers look like? More than 12 years ago, Rimini Protokoll staged a one-to-one performative meeting between an Indian call center employee and a European theatergoer. Every audience member found themselves alone in a room with a phone and engaged in a dialogue with a total stranger. Gradually, the formal conversation grew more and more private and intimate. The year 2020 inspired a special adaptation for a Russian audience. The performers are at their homes in Calcutta and Tallinn. During the one-hour show, each performer shows their home, talks about the economic and personal implications of their work in a call center and delivers questions to the international audience, to which they respond by showing certain places of their homes. As in the original version, the interaction gradually gets more and more intimate. There could be scenes in the bedroom, in the kitchen or even under a table.

Call Cutta at Home St.Petersburg is presented within the framework of The Access Point festival with the support of the Swiss Arts Council Pro Helvetia. Based on the idea of Call Cutta, produced in 2005 by Goethe Institut Kolkata, HAU Hebbel am Ufer Berlin, Rimini Apparat, and Call Cutta in a Box, produced in 2008 by HAU Hebbel am Ufer Berlin. Idea, text, direction Haug / Kaegi / Wetzel Performers Madhusree Mukherjee, Sunayana Roy A production of Rimini Protokoll

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

18+

18+


ВАВИЛОНСКАЯ ПРОГУЛКА  Д. КРЕСТЬЯНКИН, К. ПОЧТЕННЫЙ, С. ТЕЙФЕЛЬ BABYLONIAN WALK  D. KRESTYANKIN, K. POCHTENNY, S. TEYPHEL

66−65


РУС  Ситуация в мире загнала нас в ячейки домов и квартир. Мы словно отрезаны друг от друга перегородками стен и артериями безлюдных улиц. Но именно сейчас мы, как никогда, способны понять друг друга, даже если еще вчера говорили на разных языках. Эту идею авторы «Вавилонской прогулки» раскрывают на примере двух стран — России и Эстонии. Несколько незнакомых друг с другом людей из Таллина, Нарвы, Ивангорода и Петербурга выходят на прогулку в одно время — каждый в своем городе, на привычной ему территории. В этот же момент они выходят и в общую Zoom-конференцию, чтобы показывать друг другу и зрителям окружающую действительность и говорить о том, как прошел день, о страхах и мечтах — обо всем том, что действительно объединяет людей. Первая «Вавилонская прогулка» состоялась во время Спонтанной программы. Гуляли по Италии и Франции, России и Казахстану, Америке и Германии. Потом — по странам бывшего СССР. Спектакль устроен по принципу модуля: одна форма работает с разными историческими и культурными контекстами, и с каждым новым показом продолжает говорить со зрителями о преодолении границ — не только географических, но и ментальных.

Впервые спектакль был показан в рамках Спонтанной программы фестиваля. Российско-эстонская версия спектакля создана по заказу «Точки доступа» совместно с Vaba Lava (Нарва, Эстония). Авторы идеи и режиссеры Дмитрий Крестьянкин, Константин Почтенный, Сергей Тейфель Перформеры Илмар Тамм, Алена Кордончук, Ольга Миловидова, Светлана Валишвили, Элиза Полл, Серафима Колодкина, Кеша Башинский, Ирина Демидова

EN  The situation in the world has us tucked away in our houses and apartments. It seems like we’re cut off from each other by partition walls and the arteries of empty streets. But it is now, more than ever before, that we can truly understand one another, even if only yesterday we spoke different languages. This is the idea that the authors of the Babylonian Walk develop using the example of two countries: Russia and Estonia. Several strangers from Tallinn, Narva, Ivangorod and St. Petersburg simultaneously go for a walk in their respective locations, on familiar territory. At the same time, they join a Zoom conference and show each other and the audience their surrounding reality. They talk about their day, about their fears and dreams — about everything that unites people. The first Babylonian Walk took place during the Spontaneous Programme of The Access Point. We wandered in Italy, France, Russia, Kazakhstan, USA and Germany. Later, we did the same in several countries of the former Soviet Union. The play is designed as a module system; the same shape works for different historical and cultural contexts, and with every performance the audience is prompted to think about going beyond boundaries — geographical as well as mental.

The performance was shown for the first time as part of the Spontaneous Festival Programme. The Russian-Estonian version of the play was created by order of The Access Point festival in co-production with Vaba lava (Narva, Estonia). Authors of the Idea and Directors Dmitry Krestyankin, Konstantin Pochtenny, Sergey Teyphel Performers Ilmar Tamm, Aljona Kordontchuk, Olga Milovidova, Svetlana Valishvili, Eliza Poll, Serafima Kolodkina, Kesha Bashinsky, Irina Demidova

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

18+

18+


ДЕЛЕГАЦИЯ  CONEY THE DELEGATION  CONEY

68−67


РУС  «Мы имеем честь приветствовать вас в отеле Zajec на исторической встрече делегаций из двух великих стран — России и Великобритании. Пусть дело будет сделано, согласие достигнуто, а участие принесет не меньшее удовольствие, чем победа. Мы здесь, чтобы помочь. Мы надеемся, что в течение долгого и жаркого уик-энда вы сможете создать лучшее будущее для всех нас (и избежать международного скандала на танцполе)», — команда Coney. Британская команда Coney много лет занимается онлайн-проектами и знает о них все. Совмещая в своих работах партиципаторные арт-практики и гейм-дизайн, команда, называющая себя «агентством приключений», делает основную ставку на взаимодействие участников. В этот раз Coney объединилась с «Точкой доступа», чтобы представить иммерсивную игру на двух языках — русском и английском. «Делегация» — это встреча зрителей-игроков из России и Великобритании. Это размышление о том, как два наших общества оказались перед лицом кризиса, увядания постпандемического капитализма и идеального содержимого гостиничного мини-бара.

EN  “We at Hotel Zajec are honoured to welcome you to this historic meeting of delegations from your two great countries. May business be struck, accord be reached, and diplomacy secure that most elusive of prizes. We’re here to help. Over the course of a long hot weekend, let’s hope you can deal a better future into existence (and avoid an international incident on the dancefloor)”, — The Coney Team. The British Coney HQ company has been making online projects for years and knows all about them. Combining participatory art practices and game design in their works, this “adventure agency” puts a special emphasis on interaction among participants. For this occasion, Coney joined up with The Access Point to present an immersive game in two languages: Russian and English. The Delegation is an encounter between gamers/viewers from Russia and the UK. It’s a meditation on how our two societies are facing a crisis, the fading of post-pandemic capitalism and the ideal contents of a hotel minibar.

Постановка театральной компании Coney HQ (Великобритания) совместно с фестивалем «Точка доступа» / Команда проекта: Дэвид Финниган, Елена Горлатова, Ив Ли, Киран Лукас, Ребека Мюррелл, Маша Сапижак, Тассос Стивенс, Зейгн Йосеф, Евгений Зайцев / Голос: Ольга Аршанская, Розанна Холланд / Исследование и игровые механики: Дэвид Финниган / Перформеры с российской стороны: Елена Горлатова, Евгений Зайцев Перформеры со стороны Великобритании: Ребека Мюррелл, Маша Сапижак / Переводчик: Надежда Лебедева / Тексты: Ив Ли / Саунддизайн: Киран Лукас / Интерактивная драматургия, постановка, Консьерж: Тассос Стивенс / Оператор зума, Портье: Лев Васильев / Помощник режиссера: Зейгн Йосеф / Графический дизайн: Николай Филиппов / Команда Coney HQ: Харриет Болвелл, Элли Браунинг, Элиза Касс, Дэвид Финниган, Адам Галлахер, Роуэн Листер, Тоби Пич, Тассос Стивенс 18+

A production of the Coney HQ (UK) theatre company in collaboration with The Access Point festival Project team David Finnigan, Elena Gorlatova, Eve Lee, Kieran Lucas, Rebekah Murrell, Masha Sapizhak, Masha Sapizhak, Tassos Stevens, Segen Yosef, Evgeny Zaitsev / Voice Olga Arhsanskaya, Rosanna Holland / Research and Game Mechanics David Finnigan / Performers in Russia Elena Gorlatova, Evgeny Zaitsev / Performers in the UK Rebekah Murrell, Masha Sapizhak / Translator Nadezhda Lebedeva / Texts Eve Lee / Sound Design Kieran Lucas / Interactive Dramaturgy, Direction & Concierge Tassos Stevens / Zoom Camera Operator & Porter Lev Vasiliev Assistant Director Segen Yosef / Graphic Design Nikolai Filippov / Coney HQ Team Harriet Bolwell, Ellie Browning, Eliza Cass, David Finnigan, Adam Gallacher, Rowan Lyster, Toby Peach, Tassos Stevens 18+

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME


БУМАЖНЫЙ ГОРОД  ЭЛИНА КУЛИКОВА PAPER TOWN  ELINA KULIKOVA

70−69


РУС  «Бумажный город» — уникальная возможность оказаться в Нарве довоенных времен. Спектакль основан на истории горожанина Нарвы, Фёдора Шанцына, который в одиночку смог осуществить масштабную утопию — собственноручно создать новый город. Более двадцати лет своей жизни Фёдор посвятил ответу на вопрос: сможет ли один человек изменить весь архитектурный ландшафт, в который он помещен? Спектакль представляет собой виртуальное путешествие, которое воспроизводит прогулку по площадям уже несуществующего города в компании особенного гида. Создатели спектакля приглашают вас не только стать участником виртуальной реконструкции, но также ощутить связь с нематериальным — несправедливостью и беспощадностью времени.

По заказу фестиваля «Точка доступа» Cовместно с Vaba Lava (Нарва, Эстония) Спектакль создан в сотрудничестве с Нарвским музеем. Режиссер и драматург Элина Куликова Исполнители Фёдор Кокорев, Анастасия Ковальчук Операторы Яан Кронберг, Март Сард Сотрудники театра Герли Романович, Кайя Унас, Серафима Колодкина

EN  This performance for one spectator is a unique opportunity to explore pre-WWII Narva. The plot is based on the true story of Narva resident Fedor Shantsyn, who single-handedly created an ambitious utopia by creating a new town. Fedor dedicated more than twenty years to answer one question: can a single individual change an architectural landscape from within? You will embark on a virtual journey through the streets of the non-existent town accompanied by a special guide. The author invites you not only to participate in a virtual reenactment but also to feel a connection with something intangible: the injustice and mercilessness of time.

Commissioned by The Access Point festival In co-production with Vaba Lava (Narva, Estonia) In cooperation with Narva Museum and Vaba Lava Performance Art Centre. Director and playwright Elina Kulikova Performers Fedor Kokorev, Anastasia Kovalchuk Cameramen Jean Kronberg, Mart Sard Employees of the theater Gerli Romanovich, Kaya Unas, Serafima Kolodkina

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

18+

18+


BAT’S WATCH  МИХАИЛ ПАТЛАСОВ BAT’S WATCH  MIKHAIL PATLASOV

72−71


РУС  Визуальная новелла по мотивам славяно-балтийских мифов и легенд. В сюжете Bat’s Watch нет летучих мышей. Можно сказать, что и сюжета как такового здесь тоже нет. Архаичные мифы и городские легенды приграничного района выражены в двух ипостасях — эксцентричных лекциях краеведа Александра Опенко и медитативных видеозарисовках по мотивам этих лекций. В ночь на Ивана Купалу приграничная зона смешивает современных персонажей с русалками, нимфами и ведьмами, а бесстрастные дроны подобно летучим мышам смотрят на все это с высоты своего полета. Визуальная новелла Bat’s Watch напоминает о дуализме этого мира: неразрывной связи добра и зла в мифологии или животного и птицы в летучей мыши, а еще — связи двух городов, принадлежащих, казалось бы, разным мирам, но разделенных только рекой. При создании проекта авторы опирались на нарвский и ивангородский фольклор, собирая документальный материал во время интервью с жителями двух приграничных городов.

EN  A visual novella based on Slavic and Baltic myths and legends. There are no bats in the story of Bat’s Watch. Moreover, there isn’t much of a story here to speak of. The archaic myths and urban legends of this border region are expressed here in two ways: through the eccentric lectures of the local historian Alexander Openko and the meditative video sketches based on those lectures. On the eve of St. John’s Day, the border area brings the contemporary characters into contact with rusalkas, nymphs and witches, while fearless, bat-like drones look on from above. The visual novella Bats' Watch reminds us of the world’s dualism: the unbreakable bond between good and evil in mythology, bats’ mammal and bird characteristics and the connection between two cities that seem to belong to two different worlds despite being only separated by a river. In putting the project together, the show’s creators paid special attention to the local folklore of Narva and Ivangorod, collecting documentary materials and interviewing the residents of both border towns.

ОСНОВНАЯ ПРОГРАММА / MAIN PROGRAMME

Совместная постановка фестиваля «Точка доступа» и Vaba Lava (Narva). Спектакль создан международной командой — художниками и специалистами из России и Эстонии. Режиссер Михаил Патласов / Драматург Алина Шклярская / Продюсер Кайя Унас Помощник режиссера Серафима Колодкина / Редактор Герли Романович / Звукорежиссер Дмитрий Наталевич / Оператор Лаури Веерде / Оператор дрона Яан Кронберг / Маke up Пауль Холмберг / Артисты Ингрид Маргус, Кирилл Варакса, Филипп Дьячков, Алексей Фролов При участии Матти Мазинг (зоолог, специалист по летучим мышам), Александр Опенко (гид, историк, краевед) 18+

Co-produced by The Access Point festival and Vaba Lava (Narva) / The show was created by an international team of artists and specialists from Russia and Estonia Director Mikhail Patlasov / Playwright Alina Shklyarskaya / Producer Kaia Unas / Assistant Director Serafima Kolodkina / Editor Gerli Romanovitš / Sound Engineer Dmitry Natalevitch / Camera Operator Lauri Veerde / Drone Operator Jaan Kronberg / Маkeup Paul Holmberg / Actors Ingrid Margus, Kirill Varaksa, Philip Dyachkov, Alexei Frolov With Matti Masing (Zoologist, Bat Specialist) and Alexander Openko (Guide, Historian)

18+


ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА EDUCATIONAL PROGRAMME

74−73


РУС  В одном из ключевых романов эпохи Просвещения главный герой анализирует меру своего везения/невезения при помощи двух колонок: «зло» и «добро». Он выброшен на необитаемый остров, у него нет надежды вернуться. Но он остался в живых, хотя мог бы утонуть, как остальные его спутники. У него мало одежды. Но климат на острове жаркий, и он может обойтись без нее. Примерно так же рассуждали мы, запуская Образовательную программу во время пандемии. Зло: Никто из приглашенных преподавателей не смог приехать в Петербург. Добро: Зато у нас прочитали лекции те, кто вообще к нам не собирался. В прямом эфире побывали мечтатели и революционеры: те, кто и в скорлупе карантина остались повелителями бесконечности. Теперь эти лекции и разговоры доступны в записи. Зло: Опять онлайн-лекторий! Добро: Среднее число просмотров каждой лекции — 50 000: столько не поместилось бы ни в одной аудитории. А еще Джан-Мария Тозатти не смог бы ответить на вопрос, заданный в Хабаровске, Ричард Шехнер не показал бы своих питомцев, а лекция Клер Бишоп не вызвала бы столь бурных письменных комментариев в режиме реального времени. Нам очень хотелось вызвать на разговор тех, для кого каждый новый проект — это риск, исследование, вызов. Тех, кого всерьез волнует вопрос контекста и «петля ответной реакции». У нас прошли сессии вопросов и ответов с Мило Рау, Сюзанной Кеннеди и Штефаном Кэги, лекции Мортена

76−75

Тровика, Катерины Коккинос-Кеннеди и Ника Новака, встреча с Тимом Этчеллсом и Энтом Хэмптоном. Открытую лекцию и закрытый недельный мастер-класс провел Тассос Стивенс — признанный специалист по созданию проектов, балансирующих между театром и компьютерной игрой. А еще совместно с онлайн-изданием «Летающий критик» мы провели «Критику критики» — острую дискуссию с режиссерами и театроведами о том, зачем сегодня нужна театральная критика и какой она может быть. Особенность ситуации (это зло или добро?) в том, что нам почти до конца программы не нужно было финализировать программу — мы забыли о визах и билетах. Поэтому мы звали в гости тех, о ком раньше могли только мечтать. Образовательная программа-2020 оказалась настолько масштабной, что мы не смогли удержаться от создания гида по прошедшим лекциям и сессиям вопросов и ответов. Все они (за исключением лекции Клер Бишоп) есть в записи на сайте «Точки доступа», а конспект поможет вам сориентироваться в именах и темах.

Юлия Клейман Куратор Образовательной программы


EN  In one of the key novels of the Enlightenment, the protagonist analyses the extent of his fortune or misfortune simply on the basis of ‘good’ and ‘evil.’ Washed ashore on a desert island, he has no hope of returning home. He’s alive, though he very well could have drowned along with his fellow travellers. He has very few clothes, but as the island has a hot climate, he doesn’t particularly need any. We utilized a similar thought process while launching the Educational Programme during the pandemic. Evil: None of the instructors we invited could make it to St. Petersburg. Good: We were able to have lectures by people who weren’t even planning to come. We had dreamers and revolutionaries live on the air, those who remained kings of infinite space while bounded in the nutshell of lockdown. And now those lectures and conversations remain accessible as recordings. Evil: Not online lectures again! Good: The average number of views of each lecture was 50,000: no auditorium could ever fit that many people. And Gian Maria Tosatti wouldn’t have been able to answer a question from Khabarovsk, Richard Schechner wouldn’t have shown us his pets and Claire Bishop’s lecture wouldn’t have elicited such a flurry of written comments in real time. We really wanted to engage in a dialogue with those for whom each new project is a risk, an investigation, a challenge; those concerned with context and the “autopoetic loop.” We had Q&A sessions with Milo Rau, Susanne Kennedy and Stefan Kaegi, lectures by Morten Traavik,

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME

Katerina Kokkinos-Kennedy, and Nik Nowak and a talk with Tim Etchells and Ant Hampton. We had an open lecture and a closed, week-long master class by Tassos Stevens, a celebrated specialist in creating projects that balance theatre and computer games. And, in tandem with the online publication Flying Critic, we held Criticism of Criticism, a heated discussion with directors and theatre critics about why theatre criticism is necessary today and what form it should take. The peculiarity of the situation (good or evil?) lay in the fact that almost until the very end of the festival we had no need to finalize the programme. Free from worrying about visas and plane tickets, we invited those whom we could previously only dream about having at our festival. The Educational Programme in 2020 turned out to be so extensive that we couldn’t resist making a guide to the many lectures and Q&A sessions. Recordings of all of them (with the exception of Claire Bishop’s) are available on The Access Point website, and this summary will help you navigate the many names and topics.

Yulia Kleiman Сurator of the Educational Programme


КОСМОС И ДУХ ВРЕМЕНИ  ДЖАН-МАРИЯ ТОЗАТТИ SPACE AND THE ZEITGEIST  GIAN MARIA TOSATTI

Посмотреть лекцию, а так же изучить работы, упомянутые в тексте можно, наведя камеру телефона на qr-код ниже. You can watch the lecture and study the works mentioned in the text, by pointing the phone camera at the QR code below.

РУС  Самая философская лекция о визуальном искусстве из всех выпусков Образовательной программы. Итальянский художник ДжанМария Тозатти, совмещающий в себе глубокое чувство современности и какое-то почти ренессансное мироощущение, говорит о духе времени и роли творца в создании произведения искусства. Такая эфемерная субстанция, как дух времени, в его концепции — это пыль, оседающая на вещах, зданиях, дорогах. Мы, зрители, чувствуем ее, но только художник может собрать эту пыль и превратить в искусство. Он — слуга времени, и его призвание — передать следующему поколению «ощущение себя», своей эпохи. Опыт самого Тозатти тесно связан с пространственным мышлением, исследованием местности, мифов и истории. Создавая свои перформанс-инсталляции, рассчитанные на одного посетителя, он опирается на контекст места и времени. Чтобы добиться глубокого иммерсивного эффекта для зрителя, Тозатти сам надолго погружается в процесс подготовки и создания работы — переезжает в новый город, изучает его культуру. «Что я ищу в этих городах? Древние развалины, музеи, исторические здания — все, что принадлежит духу времени первой, цивилизационной, ступени. Но этого недостаточно для создания чего-то нового». Чтобы говорить о сегодняшнем дне, Тозатти находит в городах

78−77

те места, которые отражают дух нашего времени, наши трагедии и надежды. Что такое правда и художественный вымысел? Как оставаться честным, создавая работы о напряженных политических ситуациях — как, например, проекты в Украине и Турции, которые Тозатти планировал закончить в 2020 году? Художник находит ответ в наследии Тарковского, и это важно для глубинного понимания его концепции. Лекция почти наверняка натолкнет вас на размышления о бренности человеческого существования: пустынный Чернобыль, безлюдная итальянская площадь, ставшие визуальным выражением постгуманистических идей Тозатти — очень мощные художественные образы даже в виде фотографий. В то же время во всех работах, о которых говорит Тозатти, парадоксальным образом чувствуется непреходящая витальность — кажется, именно так художник соединяет дух времени первой и второй ступеней, цивилизации и вселенной. И под конец — ободряющая цитата Джан-Марии Тозатти: «Не важно, симпатичный ты или нет, важно то, что ты говоришь».

EN  This is the most philosophical lecture on visual art of all the talks in the Educational Programme. The Italian artist Gian Maria Tosatti, with his profound, intuitive understanding of contemporary life and an almost Renaissance worldview,


speaks here about the zeitgeist and the creator’s role in making a work of art. From his perspective, the ephemeral substance we call the zeitgeist is dust, which settles on objects, buildings and roads. We, the audience, feel it, but only an artist can collect that dust and turn it into art. The artist is a servant of time, and their calling is to give the next generation a “sense of themselves,” of their era. Tosatti’s own experience is closely linked to spatial thinking and investigating places, myths and history. He creates his performance installations intended for a single visitor, with the context of the place and time firmly in mind. In order to have a profound effect on the viewer, Tosatti immerses himself in the process of creating the work, even going so far as to move to a new city to study its culture.

understanding of his vision. This lecture will probably provoke you into contemplating the frailty of human existence: a deserted Chernobyl and an empty Italian square, both of which became the visual expression of Tosatti’s post-humanist ideas, are very powerful artistic images even as photographs. At the same time, we get a paradoxical sense of an inexorable vitality in all the works Tosatti discusses — it may be that this is precisely how the artist links the zeitgeist of the first and second level, of civilization and the universe. And, in closing, an uplifting quote from Gian Maria Tosatti: “It doesn’t matter if you’re attractive or not. What matters is what you say.”

“What do I look for in these cities? Ancient ruins, museums, historic buildings — everything that belongs to the zeitgeist of the first step of civilization. But that’s not enough to create something new.” So as to speak about the world today, Tosatti finds places in these cities that reflect the zeitgeist, our tragedies and hopes. What is truth in artistic fiction? How can we remain honest in creating works on tense political situations, like Tosatti’s projects in Ukraine and Turkey, which he had planned on finishing in 2020? The artist finds the answer in Tarkovsky’s legacy, and this is crucial in attaining a deeper

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME


ТЕАТР КАК ОНЛАЙН ПРИКЛЮЧЕНИЕ  ТАССОС СТИВЕНС THEATRE AS AN ONLINE ADVENTURE  TASSOS STEVENS

Посмотреть лекцию, а так же изучить работы, упомянутые в тексте можно, наведя камеру телефона на qr-код ниже. You can watch the lecture and study the works mentioned in the text, by pointing the phone camera at the QR code below.

80−79

РУС  Лекция об играх и сама оказалась вполне интерактивной. Тассос Стивенс не только рассказал про свой опыт, но и предложил поучаствовать в небольшом театральном онлайн-приключении. На сайте, сделанном специально для лекции, до сих пор доступны проекты, которые можно посмотреть и с которыми можно поиграть. Это не всегда похоже на театр, но Стивенс уверен, что взаимодействие между людьми — важнее терминов и определений. Компания Coney, директором которой является Стивенс, создает игры в самом широком смысле этого слова: от видеоигр до иммерсивных путешествий. Главное здесь — захватывающий сюжет. Стивенс предлагает воспринимать любой спектакль как путь: он начинается в тот момент, когда вы впервые услышали о проекте, и заканчивается, когда перестали о нем думать. Так что сейчас вы прочитали про компанию Coney, и ваш путь начался! Игра — пространство для самых разных эмоций. Иногда в спектаклях люди враждуют, ссорятся. Порой случаются романтические истории. В Coney стремятся проводить черту между игрой и реальностью и транслировать зрителям-участникам заботу, угощая вином в перерыве и приглашая гостей к обсуждению. У таких бесед важная цель — дать людям возможность через разговор сформулировать мысли о пережитом опыте, узнать мнения других участников. Работы Coney наделяют зрителей ответственностью за

решения, но детально выстраивают маршрут и последовательность действий. Этот опыт часто оказывается довольно экстремальным, но Стивенс — гений интриги, поэтому у слушателей остаются лишь догадки о том, насколько все может быть рискованно. Если по сюжету вы — житель маленького городка, то это иммерсивный или интерактивный спектакль? У компании Coney есть четкий ответ на этот вопрос, но для Стивенса важно подчеркнуть, что в любом проекте отталкиваться нужно не от формата, а от замысла, идеи, интереса зрителей. Формат — лишь часть драматургии, а не самоцель. Тем, кто хочет узнать больше об игре как концепте, Стивенс советует прочитать книгу «Хорошо сыгранная игра» своего друга и учителя Берни де Ковена (MIT Press, 1978). Вместе с ним — известным американским геймдизайнером и теоретиком, заболевшем раком — Стивенс создал проект The Game of Legacy. По сути, это мемориальный перформанс-инструкция, в котором несколько человек могут собраться вокруг специального устройства и принять участие в игре. Это — о прошлом. О будущем — проект Young Coney, где подростки учатся создавать игры, влияющие на мир, и вместе с Greenpeace принимают важнейшие решения для политики и экологии завтрашнего дня. Кажется, игры меняют реальность. Главное, чтобы было чему удивляться.


EN  This lecture on games turned out to be interactive itself. Tassos Stevens doesn’t only discuss his experiences, but invites everyone to participate in an online theatre adventure. The website made expressly for the lecture is still accessible and features projects that can be watched or played. They don’t always look like theatre, but Stevens is convinced that interaction between people is more important than any terms or definitions. Coney HQ, where Stevens serves as director, makes games in the widest sense of the word: from video games to immersive adventures. The key element is a gripping storyline. Stevens suggests seeing any play as a journey: it begins when you first hear about the project and ends when you stop thinking about it. So now that you’ve read about Coney, your journey has begun! A game is a space for many different emotions. Sometimes in plays people argue. Sometimes there’s a romantic story. The people at Coney attempt to draw a line between play and reality and nurture the viewer-participants, offering them wine in the interval and inviting them to a discussion. The main goal of those conversations is to give people the ability to put their thoughts about their experience into words and listen to the opinions of the other participants. Coney’s works put the responsibility of making decisions in the audience’s hands, but they create a detailed route for them to follow and organize their actions in a specific order. This experience can

sometimes be rather extreme, but Stevens has a genius for intrigue, so we’re left wondering just how risky all of this can be. If the story has you play a resident of a small town, is it an immersive play or an interactive one? Coney have a clear answer, but Stevens finds it important to emphasize that the jumping-off point shouldn’t be the format, but rather the concept, idea or interests of the viewer. The format is just part of the dramaturgy, not a goal in itself. For those who want to know more about play conceptually, Stevens recommends reading his friend Bernie De Koven’s book The WellPlayed Game (MIT Press, 1978). That famous American game designer and theorist, who passed away from cancer not long ago, co-created The Game of Legacy project with Stevens. Essentially, it’s a memorial performance and set of instructions in which a few people get together around a special device and take part in a game. But that’s all about the past. As for the future, there is the Young Coneys project, in which teenagers learn to create games that will affect the world and work with Greenpeace in coming up with solutions to the political and ecological problems around the corner. It seems that games change reality. What matters is that we always have something to surprise us.

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME


РУС  Ричард Шехнер — профессор Нью-Йоркского университета, один из самых известных на сегодняшний день исследователей и практиков современного театра и перформанса. «Любые попытки предсказать тенденции в искусстве лишь ограничивают его возможности»

СЕССИЯ ВОПРОСОВ И ОТВЕТОВ  РИЧАРД ШЕХНЕР Q&A SESSION  RICHARD SCHECHNER

Посмотреть лекцию, а так же изучить работы, упомянутые в тексте можно, наведя камеру телефона на qr-код ниже. You can watch the lecture and study the works mentioned in the text, by pointing the phone camera at the QR code below.

82−81

Глубокое понимание природы человеческих реакций и эмоций, внимание к индивидуальному опыту — это не только принципы режиссуры Шехнера, но и осознанная жизненная позиция. Ответственность и распределение власти — важные категории для проектов с участием зрителей, они волнуют профессора каждый день и в реальной жизни. Пандемия сделала многие проблемы более явными: нищета, низкое качество образования, недоступность медицины — все это порождает селекцию в обществе, сравнимую с той, какую проводили нацисты. Многие высказанные Шехнером мысли кажутся одновременно и простыми, и смелыми. Для 85-летнего режиссера с более чем полувековым опытом работы не представляется сложным отказаться от диктата знания и веры в «правильный» опыт — напротив, он уверен, что новое, экспериментальное искусство рождается само по себе, без специальных навыков, исторической памяти и образования. Шехнер видит возможности там, где многие замечают лишь ограничения: он предлагает научиться ответственно подходить к

освоению онлайн-пространства, использовать его для развития инструментов коммуникации и освобождения от неравенства. Ричард Шехнер говорит о религиозных ритуалах на фоне целующихся белых котов, шутит о том, что не может знать всего («Хороший вопрос, но хорошего ответа у меня нет») и с интересом обсуждает прошлое, настоящее и будущее перформанса вместе со слушателями открытого интервью. В этой лекции, помимо Ричарда Шехнера, на связь с «Точкой доступа» вышел Арнольд Аронсон — доктор наук, специалист по истории американского театра и мировой сценографии. Он видит два возможных, но не исключающих друг друга пути для культуры после пандемии: взаимодействие с новой реальностью на ее условиях (спектакли в Zoom) и пересмотр правил на основе нового мироощущения. Создавать формы, реагирующие на дух времени — задача искусства в ближайшие месяцы (лекция была записана 11 апреля 2020 года). Двойное онлайн-интервью, собравшее рекордное количество просмотров на странице фестиваля, вышло почти одновременно с первым переводом на русский язык программной книги Ричарда Шехнера «Теория перформанса» в издательстве V-A-C Press. Главу о театре и ритуале можно прочесть на портале sygma.

EN  Richard Schechner is a professor at New York University and is


one of the most famous researchers and practitioners of contemporary theatre and performance. “Anyone who tries to predict or guide art is misguided and foolish.” A deep understanding of the nature of human reactions and emotions, attention to individual experience — these are not just the principles of Schechner’s directing, but also his conscious position on life. The responsibility and distribution of authority are important categories for projects with audience participation, and they are on the professor’s mind every day even in real life. The pandemic has made many problems more apparent: poverty, low quality of education, inaccessible healthcare and more all give rise to societal selection not unlike the sort carried out by the Nazis. Many of the ideas expressed by Schechner simultaneously seem both simple and brave. It’s not hard for an 85-year-old director with half a century of work behind him to reject the precept of knowledge and faith in the “right” experience. On the contrary, he’s certain that new, experimental art arises by itself, without any special skills, historical memory or education. Where others see limitations, Schechner sees opportunities: he suggests that we learn to approach the online space responsibly and use it to develop tools for communication and liberation from inequality. Richard Schechner talks about religious rituals against a backdrop of white whales kissing, jokes that he can’t know everything (“That’s

a good question, but I don’t have a good answer”) and passionately discusses the past, present and future of performance together with the listeners of this open interview. Richard Schechner is joined in this lecture for The Access Point by Arnold Aronson, Ph.D., an expert on American theatre history and world stage design. Aronson sees two possible but not mutually exclusive ways forward for culture after the pandemic: interaction with the new reality on its terms (plays on Zoom) or a reassessment of the rules underlying our new worldview. Creating forms that respond to the zeitgeist will be the task of art for the next several months (the lecture was recorded on 11 April 2020). This double online interview, which amassed a record number of views on the festival’s website, coincided with the publication of the Russian translation of Richard Schechner’s seminal book Performance Theory (V-A-C Press). The chapter on theatre and ritual is available to read online on sygma.

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME


ТЕАТР КАК ИНФЕКЦИЯ  МОРТЕН ТРОВИК THEATRE AS INFECTION  MORTEN TRAAVIK

Посмотреть лекцию, а так же изучить работы, упомянутые в тексте можно, наведя камеру телефона на qr-код ниже. You can watch the lecture and study the works mentioned in the text, by pointing the phone camera at the QR code below.

РУС  Лекция норвежского режиссера, писателя, активиста Мортена Тровика — это LABADAB DAB DAB и LIFE IS LIFE. В общем с самого начала — очень мощно и по-югославски. Тровик показал и объяснил, как для него работает «реинтерпретация»: через тоталитарный месседж, скрытый в невинной попсовой песенке, перепетой словенской индастриал-группой Laibach. Это не стратегия критики власти, а стратегия слияния с тем, что критикуешь. Такой парадокс сложнее для художника и активиста, но он куда мощнее как политический вызов. Самый яркий пример такого вызова из биографии Тровика — первый в истории Северной Кореи рок-концерт, который он организовал в 2015 году вместе с группой Laibach. Через год режиссер выпустил документальный фильм об этом событии — Liberation Day / «День освобождения». Тут же в рассказе Тровика возникает новый контекст: учеба в ГИТИСе в 90-е в режиссерской мастерской Петра Фоменко, опыт наблюдения за ельциновским переворотом 1993 года, уличные перестрелки — очень «театральные» по своему духу и внешнему виду. Эти «years of bespredel» он сравнивает с началом XX века в России — такой же творческий взрыв в сфере искусства, такая же свобода, креатив и революция. Однако Тровик подчеркивает: «Но это была реальность — люди погибали. Я не

84−83

проповедую ленивый постмодернистский взгляд, где всё — театр. Нет, всё — не театр. Такая позиция оправдывает цинизм и делает всё бессмысленным». Лекция Мортена Тровика прекрасна своими контрастами: после разговора о России 90-х режиссер включил знаменитый клип Take On Me группы a-ha. Это переход к истории о Северной Корее — начавшейся кавером пяти студентов-аккордеонистов на ту самую Take On Me. Пожалуй, смотреть лекцию нужно как минимум ради такого музыкального многообразия. Когда Тровик говорит об «обмене культурным опытом», он имеет ввиду не перенесение западных ценностей на тоталитарные земли (или наоборот), а скорее об эксперименте. Поэтому, прежде чем поехать с рок-группой в Северную Корею, он пригласил в Норвегию северокорейских мастеров по массовым играм. Вероятно, главное в этом проекте — слова одного из мастеров: «Мы здесь не чтобы научить вас, а чтобы начать дружеские отношения на поле искусства». Мортен Тровик: ○ против манипуляции ○ за «культурные вирусы» ○ любит разное искусство — и активистское, и конвенциональное ○ повсюду ищет хорошие истории ○ написал книгу «Предатель в Северной Корее» (издательство «Индивидуум», 2020) о КНДР и своих проектах


EN  A lecture from the Norwegian director, writer and activist Morten Traavik — LABADAB DAB DAB and LIFE IS LIFE. Traavik is very hard-hitting from the get-go. He demonstrates and explains his process of “reintegration” through the totalitarian message hidden in an innocent pop song by the Slovenian industrial band Laibach. It’s a strategy for criticizing authority, in which one merges with the object of their criticism. That paradox is more difficult for artists and activists, but it’s a much more powerful political challenge. The clearest example of such a challenge in Traavik’s biography is the first rock concert in North Korea’s history, which he organized with Laibach in 2015. A year later, he released Liberation Day, a film he directed about the event. Traavik also provides a new context: his theatre training in GITIS in the 1990s in Pyotr Fomenko’s studio, his experience observing Yeltsin’s coup in 1993 and shootouts in the street — all very theatrical in spirit and in appearance. He compares these “years of bespredel” with the early 20th century in Russia — the same creative boom, the same freedom and revolution. However, Traavik emphasizes:

discussion of Russia in the 90s, he puts on A-ha’s famous music video for the song “Take On Me.” It’s his transition to his story about North Korea, which began with a cover of that song made by five North Korean students on accordions. It would probably be worth watching the lecture for its musical variety alone. When Traavik speaks about the “exchange of cultural experience,” he doesn’t mean importing western values to totalitarian countries (or vice-versa), but rather experimentation. That is why before travelling to North Korea with a rock band, he invited North Korean mass games instructors to Norway. The most important aspect of this project was expressed by one of those instructors: We’re not here to teach you, but to begin friendly relations on the basis of art. Morten Traavik: ○ is against manipulation ○ is in favor of “cultural viruses” ○ loves all kinds of art — from activist to conceptual ○ looks for good stories everywhere ○ wrote the book The Traitor’s Guide to North Korea (Aschehoug, 2018) about North Korea and his projects

“But it was reality — people were dying. I don’t preach the lazy postmodern viewpoint that everything is theatre. No, not everything is theatre. That position justifies cynicism and makes everything meaningless.” Morten Traavik’s lecture is wonderful in its contrasts: after his

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME


ПАБЛИК-ТОК: NO, NO LIMITS? НОВАЯ ГЕОГРАФИЯ ГРАНИЦ ВООБРАЖЕНИЯ  МИЛО РАУ PUBLIC TALK: NO, NO LIMITS? THE NEW GEOGRAPHY OF THE BORDERS OF IMAGINATION  MILO RAU

Посмотреть лекцию, а так же изучить работы, упомянутые в тексте можно, наведя камеру телефона на qr-код ниже. You can watch the lecture and study the works mentioned in the text, by pointing the phone camera at the QR code below.

86−85

РУС  Разговор с режиссером Мило Рау предваряла большая дискуссия о границах — физических, цифровых, юридических — с директором Швейцарского совета по культуре Про Гельвеция Филиппом Бишофом, директором представительства Про Гельвеции в Москве Анной Арутюновой и режиссером Борисом Никитиным. Тема своевременная: пандемия переворачивает наше представление о культурных и коммуникационных возможностях. В то же время это меняет политическую реальность — например, для такого художника, как Мило Рау, который с 2013 года не может приехать в Россию после спектакля «Московские процессы». Он убежден, что социальные изменения невозможны без формирования новых ценностей: «Нужно переосмыслить саму концепцию нормальности». Власть и манипуляция, политика и насилие — то, о чем говорит Рау, звучит тревожно. На эти непростые темы он ставит спектакли в театральной компании «Международный институт политического убийства». Режиссер фиксирует критическое состояние западной цивилизации и непреходящую трагичность нашей реальности, но это не безвольный пессимизм, а призыв к радикальному действию. Лучший пример здесь — сам Рау, чьи спектакли гастролируют по всему миру, от закрытой для него России до берегов Амазонки. Все эти проекты — политически мощные высказывания, суть

которых изложена в 10 пунктах «Манифеста театра Гента»: об открытости, мобильности и преображении действительности как главной цели театра. Режиссер уверен, что активизм, подкрепленный исследованием, способен изменить мир. Его спектакли даже способом производства отвергают существующие сегодня политические, культурные, экономические ограничения. Почти во всех проектах Рау наравне с актерами работают непрофессиональные исполнители: дети, мигранты, носители специфического опыта. Эти проекты создаются в тесном партнерстве художника и активиста — Мило Рау видит в таком подходе мощный стимулирующий потенциал, публичность, прозрачность. Работая с непрофессионалами, он отдает много времени разработке текста, проговариванию сложных и, вероятно, травмирующих ситуаций, и видит, как уязвимость становится силой: «Мы вместе можем сделать то, что по отдельности нам не подвластно». Здесь стоит мысленно вернуться к паблик-току и вспомнить, что «искусство — там, где есть постоянное преодоление границ». Художники, работающие с реальностью и ее несправедливостью, каждым новым спектаклем бросают вызов — и в первую очередь, конечно, себе. Где кончаются внутренние ограничения и начинается цензура? Это важная дискуссия об


уязвимости, этике и ответственности, и она, несомненно, должна быть продолжена. EN  The conversation with the director Milo Rau was preceded by lengthy discussion about limits — physical, digital and legal — with Philippe Bischof, director of the Swiss Arts Council Pro Helvetia, Anna Arutyunova, head of Pro Helvetia Moscow, and the director Boris Nikitin. The subject was very contemporary: how the pandemic is upturning our notion of cultural and communicative abilities. At the same time, it is changing our political reality; for example, it has affected artists like Milo Rau, who has been unable to visit Russia since 2013 after his performance The Moscow Trials. He firmly believes that social change is impossible without creating new values: “We need to rethink the whole concept of normality.” Power and manipulation, politics and violence — the things Rau discusses sound quite alarming. He stages plays on those topics at the International Institute of Political Murder, a theatre company. The director sets down the critical state of western civilization and the timeless tragedy of our reality, not as impotent pessimism, but as an incitement to action. The best example of this is Rau himself, whose plays tour the entire world, from the Russian Federation that bars him entry to the banks of the Amazon. All of these projects are political statements, the essence of which is outlined in the

ten points of the Ghent Manifesto, where openness, mobility and altering reality are listed as the main purpose of theatre. The director is certain that activism, informed by research, can change the world. Even in the way they’re made, his plays reject the political, cultural and economic limitations in place today. In nearly all of Rau’s projects, trained actors appear alongside non-professional performers: children, immigrants and other people with unique experiences. In making these projects, the artist and activist in him are inexorably linked — Milo Rau sees powerful, stimulating potential and transparency in such an approach. In working with non-professionals, he devotes a lot of time to developing the text and talking through difficult and possibly traumatizing situations, and sees how vulnerability can become strength: “Together we can do things that we could never achieve alone.” Here it’s worth returning to the public talk and recall that “art is where limitations are constantly overcome.” Artists who work with reality and its injustices throw down the gauntlet with each new performance — first and foremost to themselves. At what point do internal boundaries become censorship? It’s an important discussion about vulnerability, ethics and responsibility, and it is one that must certainly be continued.

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME


РУС  Лекция австралийской художницы и режиссера Катерины Коккинос-Кеннеди — это удивительно легкий и понятный разговор о принципах создания иммерсивных спектаклей, философии вовлечения и зрительском соучастии. «Вам не очень комфортно, но никакой опасности для жизни или здоровья нет».

ПОЭТИКА ИММЕРСИВНОГО ТЕАТРА  КАТЕРИНА КОККИНОС-КЕННЕДИ THE POETICS OF IMMERSIVE THEATRE  KATERINA KOKKINOS-KENNEDY

Посмотреть лекцию, а так же изучить работы, упомянутые в тексте можно, наведя камеру телефона на qr-код ниже. You can watch the lecture and study the works mentioned in the text, by pointing the phone camera at the QR code below.

88−87

Пожалуй, это одно из самых точных описаний иммерсивного опыта. Для Коккинос-Кеннеди в определении «иммерсивности», помимо физического и эмоционального погружения, важны дополнительные смыслы — религиозные, бытовые, философские. «Мы хотим, чтобы аудитория полностью погружалась в происходящее — так же, как мы погружаемся в захватывающую книгу или фильм». Как в иммерсивных постановках меняются отношения между аудиторией, актерами, драматургией, режиссурой? Представьте, что вы пишете сценарий, где главный персонаж — это зритель. Кто он, как себя поведет? По мнению Коккинос-Кеннеди, такая радикальная смена точки зрения на процесс переворачивает всю привычную театральную систему. Создатели спектаклей работают с «игрой случая»: у них должен быть готов не только план «А», но и множество других вариантов развития событий. Главные принципы театральной компании Triage Live Art: ○ не лишать зрителя свободы

○ бросать ему вызов ○ помещать в пространство риска и эмоционального впечатления ○ давать время и возможность осознать свой опыт внутри спектакля. Коккинос-Кеннеди поднимает важную тему — актерское образование, подходящее для иммерсивных постановок. Ведь это совсем иной вид игры, другая дистанция. Актеры должны уметь работать с негативными сценариями. В своих собственных проектах Коккинос-Кеннеди обучает актеров: «Наши исполнители должны полностью отказаться от эго». Ее проекты — это всегда сочетание разных форматов, mixed realities. Аудио, видео, текст, необычные пространства, динамика и свобода в обращении со временем внутри спектакля — работа с этими параметрами помогает создавать неожиданные столкновения и ассоциации, предлагать зрителям интенсивный опыт погружения, новую информацию. Для проекта The Infirmary / «Лазарет» команда провела четырехмесячное исследование больничных правил и записала интервью с умирающими людьми. Это проект для 12 участников, которым в формате соло-путешествия предлагается возможность испытать собственную смерть и осознать ценность жизни — через запахи, прикосновения, звуки. Другой спектакль — Hotel Obscura / «Отель Обскура» — был создан в сотрудничестве с 250 художниками в 8 разных


городах. Его главная идея — дать зрителю почувствовать себя анонимом, который путешествует по большому отелю из одного номера в другой и наблюдает за жизнью гостей. «Детали — важнейшая часть иммерсивного спектакля. Вы должны в точности знать, что вы делаете и зачем».

EN  This lecture by the Australian artist and director Katerina Kokkinos-Kennedy is a surprisingly clear and concise conversation about the principles of creating immersive productions, the philosophy of engagement and audience participation. “You don’t feel particularly at ease, but there is no risk to your life or health.” That’s probably one of the most precise descriptions of the immersive experience. For KokkinosKennedy, physical and emotional immersion are only part of the picture; religious, quotidian and philosophical implications are also important. “We want the audience to be completely drawn into the events, just as we get absorbed in a gripping book or film.” How do the relationships between the audience, actors, dramaturgy and direction change in immersive plays? Imagine that you’re writing a script in which the main character is the viewer. How will they

behave? According to KokkinosKennedy, such a radical shift in perspective on the process turns the entire typical theatre system on its head. The creators of such productions work with “the game of chance,” but there are many other ways the events can unfold. The main principles of the Triage Live Art Collective: ○ don’t limit the audience’s freedom ○ challenge the audience ○ add risk and emotional impressions to the space ○ give the audience the time and means to be aware of their experience inside the play Kokkinos-Kennedy brings up an important topic: actor training for immersive productions. After all, it’s a completely different type of acting and a different distance. Here, actors need to be able to work with negative situations. In her own projects, KokkinosKennedy teaches her actors the following: “Our performers should completely reject their own egos.” Her projects always combine various formats and mixed realities. Audio, video, text, unusual spaces, dynamics and freedom in using time within the play — working with these parameters helps in creating unexpected encounters and associations, and in offering the audience an intensive immersive experience and new information. For The Infirmary, the team carried out a four-month investigation of hospital rules and recorded interviews with terminal patients. It’s a

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME

project for 12 participants who, in the format of a solitary journey, are given the opportunity to experience their own death and become aware of life’s value — through touch, sound and scent. Another production, Hotel Obscura, was created in tandem with 250 artists in eight different cities. Its main idea is to let each audience member feel like an anonymous person wandering around a large hotel, going from room to room to observe the guests. “Details are a crucial element in an immersive production. You should know exactly what you’re doing and why.”


СЕССИЯ ВОПРОСОВ И ОТВЕТОВ  СЮЗАННА КЕННЕДИ Q&A SESSION  SUSANNE KENNEDY

Посмотреть лекцию, а так же изучить работы, упомянутые в тексте можно, наведя камеру телефона на qr-код ниже. You can watch the lecture and study the works mentioned in the text, by pointing the phone camera at the QR code below.

90−89

РУС  26 июня стало знаковым для российского театрального сообщества: в этот день был оглашен приговор по делу «Седьмой студии». Потому первым для Сюзанны Кеннеди был вопрос о цензуре в искусстве — политической и внутренней. Хоть напрямую с запретами и ограничениями Кеннеди сталкиваться не приходилось, она в своей личной практике пробует пересматривать подход к театральному производству и ответственности. Постепенно для нее становится важнее и интереснее выстраивать отношения внутри коллектива не иерархично — как это часто происходит в «мужской» режиссуре — а пластично, доверительно, создавая пространство возможностей, а не жесткую структуру. Во время разговора Сюзанна Кеннеди рассказала о том, как организован процесс создания ее спектаклей — от записи аудио-дорожек до постановки хореографии, от конфликтов внутри команды до принятия сложных художественных решений. В ее работах можно найти отсылки к текстам Ницше и Делеза. Режиссер соединяет и переносит философские теории, свои размышления и переживания на язык театра — так появились постгуманистические «Три сестры» и «Медея. Матрикс» о сути материнства с аудиозаписью процесса родов самой Кеннеди. Саунд-дизайн, 3D-технологии, кропотливая работа с текстом и видео — от спектакля к спектаклю уровень визуальной сложности работ Сюзанны Кеннеди лишь возрастает. На что работает

такое усложнение, что оно транслирует зрителю? Для Кеннеди искусство — это в каком-то смысле возможность преодолеть будничность существования: «Мне бы хотелось, чтобы театр представлял собой интенсивный опыт, который соответствовал бы скорее миру снов, чем какой-то общепринятой реальности». Об этом — а еще о ритуалах, оракулах, инкубации и жрецах, помещенных в диджитал-пространство и нейросеть, — Сюзанна Кеннеди рассказала на сессии Q&A прямо из художественной мастерской своего партнера и коллеги Маркуса Зельга. EN  26 June was an important day in Russian theatre: it was when the verdict was issued on the Seventh Studio case. As a result, the first question asked of Susanne Kennedy was about censorship in art, both political and internal. Although she has not personally faced any direct censorship or restrictions, she uses her work as a means to rethink our approach to making theatre and to responsibility. She is finding it more and more important and interesting to organize the professional relationships in her team not hierarchically (as is usually the case), but fluidly on the basis of trust, creating a space for opportunities instead of a rigid structure. Throughout the talk, Susanne Kennedy tells us about how her process of staging productions is organized; everything from


recording audio tracks to rehearsing choreography, from conflicts within the team to making difficult artistic decisions. Her works are littered with references to texts by Nietzsche and Deleuze. The director combines philosophical theories with her own ideas and concerns and communicates them through the language of theatre — that was how her post-humanist Three Sisters came about, as well as Medea-Matrix, about the essence of motherhood and featuring a genuine audio recording of Kennedy giving birth. Sound design, 3D technology, meticulous work with text and video — the level of visual complexity in Susanne Kennedy’s work continues to grow with each new production. What is the aim of such complexity? What does it convey to the audience? For Kennedy, art is a means of overcoming mundane existence: “I would like theatre to offer an intense experience closer to the world of dreams than to the consensus reality.” Susanne Kennedy shares all this and more — about rituals, oracles, incubation and shamans in digital space and neural networks — in her Q&A session from the art studio of her partner and colleague Markus Zelg.

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME


ИНТЕРВЕНЦИИ: ИСКУССТВО ПОЛИТИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ  КЛЕР БИШОП INTERVENTIONS: THE ART OF POLITICAL TIME  CLAIRE BISHOP

92−91

РУС  Единственная лекция, которую уже не удастся посмотреть в записи — она была написана специально для «Точки доступа» и содержала основу исследования, которое прямо сейчас проводит Клер Бишоп. На встрече теоретик и профессор факультета истории искусства Городского Университета НьюЙорка (CUNY), рассказала о своем научном проекте и призналась, что в последние годы все чаще испытывает разочарование в современном искусстве. Бишоп предпринимает попытку пересмотреть термин «интервенция» с позиции современности — когда художественные, политические, научные практики меняют цели и способы существования, а искусство порой напрямую зависит от капитала институций. В этом смысле один из главных вопросов, который интересует Бишоп — как художники могут сегодня сохранять независимость, совершать акции, которые становились бы по-настоящему политическими? Такие работы редко видят своей целью стать «великими произведениями», их смысл в актуальности. Именно это делает их интервенциями. Начиная свою лекцию с пересказа политико-художественной акции в Бразилии (ее суть была в том, что активисты из группы 3Nós3 надели мусорные мешки на головы монументальных скульптур в городе Сан-Паулу), Бишоп проводит глубокий историографический анализ самого понятия «интервенция», а также разбирает, в том числе, явление Black Lives Matter.

Основные признаки интервенции, по мнению Клер Бишоп: ○ расположение в общественном пространстве; ○ отсутствие официального разрешения; ○ чувство своевременности; ○ использование средств массовой информации; ○ непосредственность; ○ вызываемый политический раскол. В 1960-е подобные явления в разных странах получали такие названия, как «акции», «хеппенинги», «ситуации», «действия». В 1970-е в искусствоведении закрепляется понятие «перформанса». Однако Бишоп выявляет характеристики этих терминов, подчеркивая их разность: «интервенции» отличает от остальных понятий экономия средств и материалов, анонимность, читаемость и последующее присвоение другими коллективами для других целей. Это публичный жест политического сопротивления: «Интервенция позиционирует художника скорее как гражданина, чем как авангардиста». Бишоп подчеркивает и опасность такой арт-практики — потому что художники, по сути, заимствуют инструменты политиков, манипулируя общественным мнением и используя средства массовой информации для управления восприятием событий. Статья, над которой сейчас работает Бишоп, прослеживает отношения между художниками и галереями, исследует известные интервенции, в том числе


российские, и делает акцент на особой художественной и экономической роли медиа-пространства. Сегодня, как и в 70-е, жест и время определяют ценность интервенции. EN  This is the only lecture that can’t be watched again; it was written expressly for The Access Point and contained the core elements of an investigation that Claire Bishop is currently engaged in. In her talk, the theorist and professor of Art History at the City University of New York (CUNY) discussed her research project and admitted that over the last few years she feels more and more disappointed with contemporary art. Bishop is attempting to rethink the term “intervention” from a contemporary point of view, as artistic, political and scientific practices are changing their goals and ways of existing, and art now sometimes directly depends on industrial capital. In this sense, one of the most important questions that interests Bishop is how artists today can maintain independence and perform truly political acts. Such projects rarely see their goal as becoming “great works of art” — their meaning is their relevance. It is precisely this that makes them interventions. Beginning her lecture with a retelling of a political/artistic action made in Brazil (activists from the 3Nós3 group put trash bags on the heads of monumental sculptures in Sao Paulo), Bishop makes a profound historiographical analysis of the notion of “interventions,” as well as the Black Lives Matter movement.

The main qualities of an intervention according to Claire Bishop are: ○ use of a public place ○ lack of official permission ○ sense of timeliness ○ use of mass media ○ immediacy ○ political dissent In the 1960s, similar phenomena in various countries were called “actions,” “happenings,” “situations,”” and “acts.” In the 1970s, art critics came up with the notion of “performance.” However, Bishop identifies the characteristics of those terms, emphasizing their difference: “interventions” differ from the rest due to their limited resources and materials, anonymity, clarity and appropriation by other groups for other purposes. It’s a public gesture of political resistance: “An intervention positions the artist more as a citizen than as a member of the avant-garde.” Bishop also emphasizes the danger of that artistic practice because the artists essentially borrow the tools of politicians, manipulating public opinion and using mass media to control the way events are perceived. The article that Bishop is currently working on retraces the relationships between artists and galleries, studies famous interventions, Russian ones among them, and stresses the peculiar artistic and economic role of the media landscape. Today, as in the 1970s, the gesture and time determine the value of an intervention.

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME


ИСКУССТВО ЗВУКА  НИК НОВАК THE ART OF SOUND  NIK NOWAK

Посмотреть лекцию, а так же изучить работы, упомянутые в тексте можно, наведя камеру телефона на qr-код ниже. You can watch the lecture and study the works mentioned in the text, by pointing the phone camera at the QR code below.

94−93

РУС  Личное — это политическое. Искусство — это политическое. Ник Новак доказал, что и звук — тоже политическое. Лекция немецкого саунд-дизайнера и исследователя звука — это, без сомнений, то, что «надо слышать». На онлайн-встрече с «Точкой доступа» художник рассказал о шумовых войнах, своих знаковых проектах и глубинном понимании тишины. Для музейных выставок Новак создает внушительные саунд-системы — многотонные машины, собранные, например, из бывших сельскохозяйственных комбайнов, динамиков и усилителей. С их помощью звук способен преодолевать километры, проникать сквозь архитектурные и географические границы. Одной из таких границ была Берлинская стена: устройство и пропагандистское значение установленных вокруг нее звуковых систем вдохновило Новака на создание выставки работ «Танк» и «Богомол». Инсталляция представляла собой две громоздкие машины, оснащенные аудиосистемой и направленные друг на друга: «Эта скульптура критически переосмысляет звуковую войну и звук как таковой». В своих проектах, многие из которых так или иначе связаны с аудиальным погружением в деколониальные теории, Ник Новак задается вопросом: «Может ли вообще искусство быть не идеологическим?» Его исследование — это объединение практики и теории,

экспериментальной работы с акустикой и глубоким изучением вопросов философии, политики и капитализма. Искусство звука для Новака — это форма политического высказывания: «Как создание идентичности может противостоять шизофрении нашей реальности?» Новак рассматривает нетерпимость как черту всей современной культуры, и разрабатывает проект «Симфония тишины» на границе между Северной и Южной Кореей — попытку звукового демилитаризованного пространства, где нет шума пропаганды и нетерпимости. Однако возникает вопрос: насколько аполитична сама тишина? Северокорейские власти ответили на презентацию проекта отказом — очевидно, тишина это тоже политическое действие. Искусство способно стирать границы, создавать новые формы, не мыслимые и не слышимые прежде, — но для Ника Новака важно, чтобы эти формы оказывали реальное сопротивление существующей структуре власти.

EN  The personal is political. Art is political. And Nik Nowak proves that sound is political too. This lecture by the German sound designer and researcher is definitely required listening. During his online talk with The Access Point, the artist tells us about noise wars, his most significant projects and a profound understanding of silence. Nowak creates intimidating sound systems for museum exhibitions:


machines that weigh tons and are put together from, say, parts of run-down combine harvesters, speakers and amplifiers. With these machines, sound can travel kilometers and go past architectural and geographic boundaries. One of those boundaries was the Berlin Wall: the organization and propagandist importance of the sound systems installed around it inspired Nowak to create an exhibition of his works Panzer and The Mantis. The exhibition consisted of two enormous machines equipped with audio systems aimed at each other:

inconceivable, but for Nik Nowak it’s important that those forms create a real resistance against existing power structures.

“This sculpture critically rethinks sonic warfare and sound itself.” In his projects, many of which have to do with audio immersion in decolonial theory, Nik Nowak asks this question: can art ever not be ideological? His research is a union of theory and practice, of experimental work with acoustics and a serious investigation of problems in philosophy, politics and capitalism. For Nowak, the art of sound is a form of political expression. Nowak is developing the project Symphony of Silence on the border between North and South Korea, an attempt to create a demilitarized audio space free from the noise of propaganda and intolerance. However, a question arises: how apolitical is silence? The North Korean authorities reacted to the presentation of the project by refusing to let it go forward — clearly, silence is also a political act. Art can erase borders, create new forms previously unheard of or

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME


СЕССИЯ ВОПРОСОВ И ОТВЕТОВ  ШТЕФАН КЭГИ Q&A SESSION  STEFAN KAEGI

Посмотреть лекцию, а так же изучить работы, упомянутые в тексте можно, наведя камеру телефона на qr-код ниже. You can watch the lecture and study the works mentioned in the text, by pointing the phone camera at the QR code below.

96−95

РУС  Штефан Кэги — участник группы Rimini Protokoll (Швейцария-Германия), создающей спектакли с вовлечением зрителей. Проекты Rimini известны по всему миру, а их главная черта — азартный исследовательский интерес к человеку, к тому, как он строит коммуникацию и распоряжается собственной свободой. На встрече с «Точкой доступа» Кэги появился с участницами легендарного спектакля Call Cutta in a Box — индианками Мадруши Мухерджи и Сунаяной Рой. В этом году проект был пересобран специально для фестиваля и впервые сыгран онлайн: Call Cutta at Home стал театральным исследованием домашнего пространства в период пандемии. Штефан Кэги и перформеры говорили о том, что изменилось в устройстве спектакля с 2008 года и как преобразился мир вокруг. Одна из первых мыслей — об экономических изменениях, но куда больше Кэги занимает то, как быстро произошла цифровизация колл-центров в самой Индии и по всему миру. Почти все из нас хоть раз путали голос бота с живым собеседником. За время существования Rimini Protokoll — а это 20 лет — скорость обмена информацией и сами инструменты коммуникации совершили мощный технологический скачок. Сегодня, спустя 12 лет после премьеры Call Cutta in a Box, Кэги признается, что для него это спектакль о конкретных женщинах, об их жизненном пути. В 2008 году смысл спектакля был совсем в другом — в

эмоциональном тет-а-тет контакте со зрителем. Вместе с тем, по мнению режиссера, сейчас проект стал «в большей степени театром, чем тогда». Фестивальная встреча — тоже во многом про Маду и Санни, сотрудниц индийского колл-центра, жизни которых теперь стали в каком-то смысле частью перформанса. Их воспоминания о городе Калькутта образца 2008 года и живой анализ сегодняшних событий, новой реальности, звучащий из разных городов и разных контекстов — ценный опыт осознания того, что остается в памяти, насколько стремительны глобальные изменения и как смена политических курсов отражается на жизни конкретных людей. «Театр — это искусство, которое быстро интегрирует в себя происходящее в мире, будь то искусственный интеллект или роботы-гуманоиды. Сейчас мы столкнулись с большим количеством вызовов, и в частности — с вопросом, как изобрести новый формат для искусства, которое вдруг стало опасным?» Это интервью — для тех, кто хочет знать, как организована совместная и индивидуальная работа каждого из участников Rimini Protokoll, что пугает людей в иммерсивных проектах и почему именно Калькутта — важная точка для спектакля Call Cutta at Home.

EN  Stefan Kaegi is a member of Rimini Protokoll (SwitzerlandGermany), who create productions


that involve the audience. Rimini’s projects are famous the world over, and their key characteristic is a keen investigative interest in people, in how they achieve communication and what they do with their freedom. For his talk in The Access Point, Kaegi appeared with two participants of the legendary production Call Cutta in a Box — the Indians Madhusree Mukherjee and Sunayana Roy. This year, the project was reassembled expressly for the festival and performed online for the first time; Call Cutta at Home became a theatrical investigation of domestic space during the pandemic. Stefan Kaegi and the performers discussed what changed in how the play is set up compared to 2008 and how the world around it has changed. One of the first ideas expressed is about economic changes, but Kaegi is much more interested in how quickly call centers became digitized in India and all over the world. Almost all of us have mistaken a bot voice with a real human at least once. In the 20 years of Rimini Protokoll’s existence, the speed of information exchange and the tools of communication have grown exponentially. Today, 12 years after the premiere of Call Cutta in a Box, Kaegi admits that the play was about specific women and their lives. In 2008, its meaning was completely different — it was an emotional tête-à-tête with the viewer. Moreover, the director believes that the project has become “more theatre than it was then.” This talk during the festival is also

in many ways about Madhu and Soni, call center workers whose lives have in a sense become part of the performance. Their recollections of the city of Calcutta as it was in 2008 and live analysis of today’s events, the new reality affecting people in different cities on different continents, create a valuable experience of realizing that some things exist only in our memories, and of coming to terms with how quickly global changes occur and how a change in political direction is reflected on the lives of specific individuals. “Theatre is an art that quickly integrates into itself everything that is going on in the world, be it artificial intelligence or humanoid robots. Right now we’ve come up against a lot of challenges, among them the question of how to devise a new format for art that won’t be dangerous.” This interview is for those who want to know how Rimini Protokoll goes about organizing individual and collaborative work, what confuses people in immersive projects and why Calcutta was specifically chosen for the play.

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME


РУС  Эта лекция — два монолога, складывающихся в единую историю о проектах Тима Этчеллса и Энта Хэмптона. Художников связывает ряд театральных коллабораций по всему миру, внимание к личной и исторической памяти и убеждение в том, что театр не может не быть политичным. Главный интерес Этчеллса и Хэмптона расположен в области языка — его возможностей и ограничений, способности создавать образы, идеи, задавать вопросы: «Язык — это приглашение к работе воображения и мышления». — Тим Этчеллс

ТЕАТР ИЗ ТРЕХ СЛОВ  ТИМ ЭТЧЕЛЛС И ЭНТ ХЭМПТОН THEATRE FROM THREE WORDS  TIM ETCHELLS AND ANT HAMPTON Посмотреть лекцию, а так же изучить работы, упомянутые в тексте можно, наведя камеру телефона на qr-код ниже. You can watch the lecture and study the works mentioned in the text, by pointing the phone camera at the QR code below.

98−97

Еще одна идея, которая захватывает Этчеллса — это связь художественного произведения и контекста: «Мне важно, чтобы в работе было осмыслено пространство — это рождает диалог между зрителем и спектаклем». Помимо работы с театральной командой Forced Entertainment, Тим Этчеллс пишет критические тексты и создает произведения для музейных выставок. Эффект, который производят эти инсталляции, тоже связан с восприятием текста в пространстве: неоновая надпись, которую тут же хочется поставить на экран блокировки мобильного телефона, моментально катапультирует зрителя в гущу событий. Работы Тима Этчеллса драматичны и хранят в себе тайну начала и конца истории. Он уверен, что зачастую вместо

проговаривания куда интереснее облекать язык в форму инструкций, чтобы зритель мог воспользоваться ими для создания собственных образов. Для Энта Хэмптона инструкции — тоже важная тема. Его первый большой проект как раз был связан с этой формой: приглашенный перформер без единой репетиции выполнял написанные на бумаге задания. Постепенно Хэмптон пришел к тому, чтобы перформером, выполняющим инструкции, стал сам зритель. Такие проекты Энт Хэмптон и Сильвия Меркуриали называют «автотеатр» — один из них, под названием «Этикет», был показан в Александринском театре в Санкт-Петербурге. Это театральная работа для двоих участников, которые с помощью наушников и различных предметов создают спектакль друг для друга: «От аудиопрогулок наши проекты для двоих отличает то, что вы вместе с другим человеком делаете шаг в неизвестность — никто из вас не знает, что будет дальше. А ведь инструкции бывают очень рискованные!» — Энт Хэмптон Основные принципы совместных проектов Энта Хэмптона и Тима Этчеллса: ○ Использование наушников Зрители и перформеры почти всегда получают материал в формате аудио ○ Физическая реальность Участник взаимодействует с бумагой, книгами, фотографиями и даже с видом из окна ○ Наращивание драматургии


Нарратив движется от очень простых задач к более сложным инструкциям ○ Тестирование Все проекты постоянно проверяются и корректируются — чтобы находить самое интересное, глубокое, мощное. Ближе к финалу каждый режиссер ответил на вопрос: чем стал период пандемии лично для него? «Время смирения и театра без путешествий и личного контакта». — Энт Хэмптон «Репетиция перед реорганизацией нашей жизни на планете — в том числе с точки зрения экологии и политики». — Тим Этчеллс

EN  This lecture consists of two monologues that together create a single story about the projects of Tim Etchells and Ant Hampton. The artists are linked by a series of theatre collaborations all over the world, their attention to historical memory and their conviction that theatre cannot be apolitical. Etchell and Hampton’s main interest is language; its possibilities and limits, its ability to create images and ideas and its capacity for raising questions: “Language is an invitation to work with one’s imagination and cognition.” — Tim Etchells Another idea that appeals to Etchells is the link between a work of art and its context:

“It’s important for me that the space of the piece is fully conceptualized. That creates a dialogue between the audience and the production.” In addition to his work with the Forced Entertainment theatre company, Tim Etchells writes critical texts and creates works for museum exhibitions. The effect that these installations have on visitors also has to do with our perception of text in space: a neon message screaming to be put on a smartphone lock screen immediately catapults the viewer into the very heart of the events. Tim Etchell’s works are dramatic and hold the mystery of the beginning and end of history. He’s certain that instead of proclaiming something, it’s much more interesting to use language in the form of instructions through which the audience can then create their own mental images. The topic of instructions is also important to Ant Hampton. His first large-scale project utilized that form: a guest performer, without any prior rehearsal, carried out tasks written down on a sheet of paper. Over time, Hampton reached a point in which the performer carrying out those instructions became the audience themselves. Ant Hampton and Silvia Mercuriali call such projects autoteatro; one of them, Etiquette, was shown at the Alexandrinsky Theatre in St. Petersburg. It’s a theatre piece for two participants who, with the help of headphones and various objects, put on a show for each other.

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME

“Our projects for two people differ from audio guides in that you and the other person take a step into the unknown — neither of you knows what will happen next. And the instructions can sometimes be quite risky!” — Ant Hampton The main principles governing Ant Hampton and Tim Etchell’s collaborative projects are: ○ Use of headphones The audience and performers almost always receive their material in audio format ○ Physical reality The participant interacts with paper, books, photographs and even the view from a window ○ Escalating dramaturgy The narrative progresses from simple tasks to more complex instructions ○ Testing All projects are constantly checked and corrected in order to make them more interesting, profound and powerful Near the end, each director answered this question: How has the pandemic affected you personally? “It’s a time for humility and for theatre without a journey or personal contact.” — Ant Hampton “It’s a rehearsal for the reorganization of our lives on this planet, including from an ecological and political perspective.” — Tim Etchells


МАСТЕР-КЛАСС  ТАССОСА СТИВЕНСА 

РУС  Для меня стало невероятной честью быть приглашенным на проведение мастеркласса с российскими театральными деятелями в рамках «Точки доступа». Мы прошли основы интерактивной драматургии и гейм-дизайна, а также еще кое-что, но это должно остаться в тайне. 20 участников из разных сфер и практик были собраны из таких разных мест как Минск и Комсомольскна-Амуре, который находится недалеко от тихоокеанского побережья. Очень запомнилось, как мы играли в Zoom-версию игры «Бабушкины шаги», разбросанные по своим комнатам на расстоянии 12000 км, но при этом все вместе. Когда все потянулись к своим веб-камерам, у меня просто закружилась голова. Фрагменты, которыми мы поделились в конце, были в равной степени вдохновляющими и богатыми своим разнообразием. И это стало потрясающим следующим шагом сотрудничать с некоторыми из участников для создания «Делегации». Спасибо!

Елена Горлатова Мастер-класс стал хорошим стимулом для генерации идей и расширения форматов, в которых может существовать театр. Игра, как оказалось, мощный инструмент, который можно использовать для того, чтобы сделать мир лучше, счастливее и веселее. Тассос был очень внимателен к нашим вопросам и мягко направлял и давал такой «нежный» фидбэк. Мы с напарником планируем довести до ума наш проект после окончания мастер-класса. Надеюсь, он будет жить и развиваться дальше. Сергей Илларионов Это было классное путешествие! Иногда азартное, но чаще трогательное и очень человечное. Я счастлив был увидеть театральную компанию, которая реально помогает людям в сложных ситуациях и несет огромную энергию и желание жить и бороться с трудностями. Спасибо. Бениамин Коц Самое главное — Тассос говорил не только про технику, но и про этику создания. Про подход, при котором можно через игры делать мир лучше.

100−99


WORKSHOP BY   TASSOS STEVENS

EN  It was an incredible privilege to be invited to teach a masterclass with Russian theatre-makers as part of The Access Point. We covered the basics of interactive dramaturgy and game design, as well as some things that will have to remain secret. The 20 participants came from a variety of backgrounds and practice, and from Minsk to Komsomolsk-on-Amur near the Pacific coast. It was memorable when we all played a zoom-adaptation of the game Grandmother’s Footsteps, in our rooms scattered over 12,000 km but connected in that moment of reaching for our cameras, I felt a vertigo. The pieces made for the final sharing were richly different but equally inspiring. And it was a brilliant next step to collaborate with some of the participants in making The Delegation. Спасибо!

Elena Gorlatova The master class was a great stimulus for generating ideas and expanding the formats in which theatre can exist. Play, it turns out, is a powerful tool that can be used to make the world better and happier. Tassos was very attentive to our questions and was subtle in giving directions and delicate feedback. My partner and I plan to see our project through to the end after the master class ends. I hope it will live and thrive. Sergei Illarionov What a terrific journey! It was sometimes hazardous, but more often it was touching and very human. I was glad to see a theatre company that genuinely helps people in difficult situations and provides enormous energy and a desire to live and overcome obstacles. Thank you. Benjamin Kots The most important thing was that Tassos spoke not only about technique, but about the ethics of creation, about an approach through which play can be used to make the world a better place.

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА / EDUCATIONAL PROGRAMME


ТЕСТИРОВЩИКИ

Екатерина Бабурина Роман Бокланов Данис Бухараев Инга Гаркун Ирина Гладких Мария Евдокимова Аглая Жданова Дима Казенас Мария Крашенинникова-Хайт Илья Кузнецов Полина Куницына Элина Левина Ольга Макеева Гульмира Мирзакеева Софья Нестерова Михаил Пащук Дмитрий Покровский Галина Сафиуллина Дмитрий Тарасов Юлия Черкинская Екатерина Чикулаева

102−101

РУС  В этом году «Точкой доступа» был опробован новый формат взаимодействия с аудиторией. Мы объявили опен-колл и выбрали зрителей, которые были готовы смотреть все наши проекты, анализировать их и писать свои впечатления. Эти зрители получили «должность» тестировщиков — по аналогии с тестировщиками ПО, специалистами, в чьи обязанности входит поиск ошибок и сбоев в новом продукте. Во-первых, потому что фестиваль проходил онлайн. Во-вторых, разумеется, как и в любой новой системе, ошибки и сбои случались. Важным здесь стал еще и принцип равности. Когда искусство исследует пространства пусть и не новые, но знакомые пока поверхностно, участники, эксперты и зрители находятся в одинаковом положении. Поэтому в попытках понять, как должен (и должен ли?) работать театр в интернете, без зрителей обойтись невозможно. Среди тестировщиков «Точки доступа» оказались и профессиональные критики, актеры, режиссеры, и студенты-театроведы, и просто люди, открытые новому. Все они были вовлечены в фестивальный процесс на каждой его стадии. Они первыми смотрели спектакли, посещали репетиции и обсуждения, дискуссии и встречи «Ретроградного Меркурия». На протяжении всего фестиваля мы получали подробные отзывы обо всех событиях и часто меняли и улучшали спектакли благодаря этим отзывам.


TESTERS

Ekaterina Baburina Roman Boklanov Danis Bukharaev Inga Garkun Irina Gladkikh Maria Evdokimova Aglaya Zhdanova Dima Kazenas Maria Krasheninnikova-Hyte Ilya Kuznetsov Polina Kunitsyna Elina Levina Dmitry Pokrovsky Olga Makeeva Gulmira Mirzakeeva Sofya Nesterova Mikhail Pashuk Galina Safiullina Dmitry Tarasov Yulia Cherkinskaya Ekaterina Chikulaeva

EN  This year, The Access Point tried out a new format of audience interaction. We announced an open call and selected audience members who were willing to watch all of our projects, analyze them and put their impressions down in writing. They were our designated ‘testers,’ of the same stripe as software testers looking for bugs in new products; after all, the festival took place online and, like in any new system, bugs and errors cropped up on occasion. An important principle in all this was equality. When art takes up spaces that, if not new, are unfamiliar beyond a superficial level, the participants, experts and audience members are on equal footing. Therefore, any attempt to determine how theatre should function on the internet — and whether it should function at all — is impossible without audience input. Among The Access Point’s testers were professional critics, actors, directors, Theatre Studies majors and people simply open to new things. They were all involved in the festival each step of the way. They were the first to see its shows, they attended rehearsals and feedback sessions and were present in the discussions of the Retrograde Mercury club. Over the course of the entire festival, we received detailed accounts of all its events, and we often used them as the basis for altering or improving the shows in the programme.


ПСЕВДОИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ КЛУБ

РЕТРОГРАДНЫЙ МЕРКУРИЙ «Когда Меркурий обгоняет Землю на своей внутренней орбите, нам только кажется, что он меняет направление и движется ретроградно. Всё дело в относительности позиций».

РУС  Целый месяц с 3 июня по 8 июля работал псевдоинтеллектуальный клуб «Ретроградный Меркурий». Каждую среду модераторы Юлия Клейман и Алексей Платунов говорили с гостями о том, что меняет нас и мир вокруг. За пять прошедших встреч мы обсудили самое важное: «То, что нас вдохновляет», «Тело», «Разница поколений», «Этические смещения цифрового мира: онлайн-прозрачность и личных границы», «Время и пространство в искусстве». Участниками клуба стали режиссеры, драматурги, театроведы, кураторы, продюсеры, психологи, философы, антропологи и просто люди, которым были интересно общаться друг с другом. Мы яростно спорили и много смеялись, уходили в сторону и возвращались к теме, искали сильные аргументы и сдавали позиции. В общем, нередко засиживались за полночь. Мы будем скучать по этим онлайн-вечеринкам. Среди участников клуба: Борис Павлович, Дмитрий Крестьянкин, Элина Куликова, Антон Вдовиченко, Юлия Каландаришвили, Роман Каганович, Катя Бондарь, Наташа Боренко, Евгения Шамис, Ада Мухина, Илья Мощицкий, Вика Привалова, Иван Куркин, Кристина Матвиенко, Евгений Зайцев, Мария Пацюк, Николай Мулаков, Юлия Осеева, Тата Боева, Екатерина Августеняк, Всеволод Лисовский, Максим Карнаухов, Алексей Ершов и многие другие.

104−103


THE PSEUDO-INTELLECTUAL CLUB

RETROGRADE MERCURY

“When Mercury overtakes the Earth in its internal orbit, it only seems that it’s changing direction and moving in retrograde. It all depends on one’s vantage point.”

EN  For an entire month between 3 June and 8 July, the pseudo-intellectual club Retrograde Mercury held its sessions. Each Wednesday, the moderators Yulia Kleiman and Alexey Platunov spoke with guests about the things changing us and the world around us. The five sessions were focused discussions on the most important subjects: “What Inspires Us,” “The Body,” “The Generation Gap,” Ethical Shifts in the Digital World: Online Transparency and Personal Boundaries,” and “Time and Space in Art.” The club’s members were directors, playwrights, theatre critics, curators, producers, psychologists, philosophers, anthropologists and simply people interested in communicating with each other. We had fierce arguments and plenty of laughs, veered offtopic and back again, searched for strong arguments and abandoned our positions. We’d often chat past midnight. They were online parties that we’ll actually miss. Among the club’s members: Boris Pavlovich, Dmitry Krestyankin, Elina Kulikova, Anton Vdovichenko, Yulia Kalandarishvili, Roman Kaganovich, Katya Bondar, Natasha Borenko, Evgenia Shamis, Ada Mukhina, Ilya Moshitsky, Vika Privalova, Ivan Kurkin, Kristina Matvienko, Evgeny Zaitsev, Maria Patsiuk, Nikolai Mulakov, Yulia Oseeva, Tata Boeva, Ekaterina Avgustenyak, Vsevolod Lisovsky, Maksim Karnaukhov, Aleksey Ershov.


СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ SPECIAL PROJECT

106−105


ТОЧКА ДОСТУПА, СВЯЗИ, ЗРЕНИЯ. ЧТО ФЕСТИВАЛЬ ОСВОИЛ В 2020-М И ЧТО ЕГО ЖДЕТ В 2020-Х Помните, как десять лет назад театр сражался за право переписывать классику и ставить вербатимы, а пять лет назад — за иммерсивные спектакли и спектакли без актеров? В локдауне художники снова вышли на новую территорию. Создатели и создательницы спектаклей «Точки доступа» раз рабатывали видеоигры, исследовали общение по Zoom’у и в TikTok’е, придумывали инструкции для социальных и философских экспериментов на дому. Подводя итоги фестиваля, критик и худож ница Ольга Тараканова разговаривает с экспертами из дружественных театру областей, а также прогно зирует будущее на основе глобальных тенденций в искусстве.

108−107

Ольга Тараканова Театральный критик, художница


Что еще доказали и закрепили онлайн-спектакли: театр возможен, если возможна коммуникация. Но коммуникацию определяют не только новые технологии — также и стороны, которые участвуют в общении. Еще до пандемии в искусстве становилось все важнее, кто, с кем и с каких позиций говорит. Все больше внимания привлекали спектакли, созданные женщинами, мигрантами, прекариями, квир-персонами, людьми с особыми потребностями, нечеловеческими существами. Когда художники стремятся не искать универсальную истину, а представлять свои особые точки зрения, возникают новые протоколы коммуникации. Они только оформляются, но останутся с нами надолго. Поэтому, готовясь к будущим «Точкам доступа», мы

СПЕЦПРОЕКТ / SPECIAL PROJECT

пытаемся ухватить их — в спектаклях участников, зрителей и друзей фестиваля.

ЗАБОТА «Не производите себе подобных. Производите родство», — инструктировала Александра Абакшина из постанатомического театра Maailmanloppu участников «Игры с Реборном» (2019). Переливчатого и пузырчатого Реборна вырастил художник Герман Лавровский из силикона и пены для мягких игрушек. Он называет это эмбрионоподобное существо «квир-ребенком» и «тренажером заботы». Художника вдохновляли видео и обсуждения на родительских форумах, как дети, а иногда и взрослые играют с реалистичными куклами — купают, ¬


расчесывают, катают на качелях. Но его Реборн совсем не похож на человеческого младенца, а значит, чтобы позаботиться о нем, нужно сначала внимательно в него всмотреться и его почувствовать. Участники «Игры» держали Реборна на ручках и сажали на плечи, отдавали ему свое тепло и вдыхали его запах, пели для него колыбельную — в общем, искали, какие отношения в коллективе вдохновляет появление в нем такого странного существа. В период пандемии тема заботы стала особенно горячей. Мы все заботились друг о друге, сохраняя социальную дистанцию, а главными профессиональными героями стали труженики заботы — врачи и курьеры. «На карантине никто не говорит: “Мы

110−109

нуждаемся в брокерах и инвестиционных банкирах! Пусть они продолжают работать!” Все говорят: “Пусть медсестры, уборщики продолжают работать, службы по вывозу мусора продолжают работать, пусть производство еды не останавливается”», — точно сформулировала историк и философ Титхи Бхаттачарья. Экономисты уже несколько лет указывали на стремительный рост сектора заботы на западных рынках, и карантин только проявил роль доставки, уборки, ухода за детьми и за пожилыми в наших жизнях. Мы не можем заботиться о себе поодиночке. Художники тоже кинулись говорить о заботе. Тема вызревала давно, но в карантин рванула. «Искусство заботы и забота об искусстве», «Искусство и забота во время ¬


КОММЕНТАРИЙ №1 ДИМА ВЕСНИН Независимый геймдизайнер, ведет телеграмканал Backtracking Театр сейчас открыл для себя игры, и одновременно игры открыли театр. Пока это похоже на взаимную колонизацию: и там, и там мы «выходим за свои границы», почти «открываем Америку». Но есть и точки соприкосновения. Например, если раньше спектаклю обязательно нужно было посвятить условные два часа времени, то онлайн-театр больше похож на игры, в которые можно перестать играть в любой момент. Одни мы открываем, если есть пять свободных минут, для других нужен как минимум час или даже неделя отпуска, но и пятиминутная игра может эффективно передавать одну маленькую идею. С другой стороны, театр может научить игры не стремиться к реалистичности и создавать пространства, которые не поддаются законам физики, многомерны и сочетают проекции, стримы, выходы в зал. Разработчики часто до сих пор фокусируются на четвертой стене, когда обсуждают театр. Да, в играх ее никогда не было: если не управлять персонажем, игра не случится. Но в театре четвертой стены уже тоже нет — тем более, в онлайн-театре! В общем, нам всем пора начать узнавать историю театра и игр, делиться технологиями и выстраивать дипломатические отношения.

СПЕЦПРОЕКТ / SPECIAL PROJECT


кризиса», «По направлению к Земному: среда и технологии заботы», — такие обсуждения, одно за другим, проводили команды портала «Сигма» и будущего питерского пространства «Ассамблея» (откроется в 2020). В этих обсуждениях участвовали художники и кураторы от Виктора Мизиано, Бориса Павловича и Нины Гастевой до Ани Кравченко, Катрин Ненашевой и Даши Юрийчук — все они практиковали заботу и прежде. Например, Кравченко с командой сокураторов танц-студии «Сдвиг» каждые три месяца проводит самое гостеприимное перформативное мероприятие в русскоязычном мире — стерильную вечеринку «НОЧ’ перформанса», где одинаково комфортно танцевать, лежать и даже спать на мягком линолеуме, есть за общим столом и показывать за ночь пять-шесть перформансов. Павлович последовательно берется за инклюзивные проекты — лучшим была волшебная «Квартира», поход в гости с чаем и танцами, где артисты с расстройством аутистического спектра читали стихи обэриутов, играли на бокалах и просто разговаривали с посетителями. Ненашева представляет, как она сама говорит, «третью волну акционизма», в которой на смену провокативным жестам приходит тонкая настройка коммуникации — как в акции «Поругайся со мной», где художница за переносным столом во дворе разговаривает один на один с жертвами и авторами насилия. На «Точке доступа» тоже был один отчетливо заботливый проект — «Все письма — это письма о любви» Элины Куликовой. Личная переписка длиной в месяц по электронной почте с перформером-незнакомцем хорошо показывает, какую силу обретает забота в искусстве. Фрейм театра напоминает, что это не взаимодействие по устоявшимся протоколам: дружба, любовь, психотерапия, родительство, и спектакли становятся лабораторией странных форм общения. Поворот к заботе в искусстве также подразумевает окончательное оформление нового контракта между художниками, участниками

112−111

их проектов и зрителями. Забота и внимание связывают нас в сообщество, где мы готовы нести друг за друга ответственность, а также прислушиваться друг к другу и различать голоса — не выбирать один общий язык, но осваивать все возможные способы говорить.

ЯРОСТЬ «Мои “красные друзья”, / я ненавижу вас. // Красные дни календаря. / Женские дни. / Эти дни. / Гости из Красноярска. / Красноармейцы. / Праздники. / Критические дни. / Монстры...». Ольга Шиляева беспокоилась, что ее пьесу «28 дней» (2018) не решатся ставить вовсе, но «трагедия


менструального цикла» стала сенсацией на прошлогоднем фестивале «Любимовка». Главная героиня по имени Она ненавидит не менструацию как таковую, а общественный консенсус вокруг нее. Хор женщин в пьесе в основном призывает терпеть, стыдиться и наконец родить. Мужской голос бесится, требует секса, глумится. Поворот к заботе не означает повсеместной слепой благости. Нескромное искусство предъявления претензий и выставления условий — как минимум мощная параллельная тенденция, а скорее необходимый симбионт заботливых спектаклей. Чтобы позаботиться о ком-то, нужно сначала этого кого-то услышать и признать. Чтобы тебя услышали, иногда приходится орать. А чтобы орать убедительно, нужно в деталях и на своем опыте знать предмет ора. Поэтому сейчас искусство — это в основном высказывания от первого лица, а не притчи о далеких других. Хотя сосредоточенность на себе не ведет к тому, что другие вовсе исчезают из поля зрения. Главная нетеатральная русскоязычная премьера времен пандемии, сериал «Чики» (2020), доказывает, что внимание к себе вовсе не означает потока пьес о драматургах и спектаклей о режиссерах. В сериале взошедшие и еще восходящие московские звезды Ирина Горбачева, Варвара Шмыкова, Ирина Носова, Алена Михайлова играют четырех секс-работниц из кабардино-балкарского городка. «Чики» уходят от своего сутенера, набирают кредитов и пытаются открыть собственный фитнес-клуб. Это не сочувственный взгляд на несчастных и не презрительный взгляд на убогих, типичный для искусства о «суровой русской жизни». В развязности и безбашенности героинь актрисы видят свое освобождение от требований быть тихими, аккуратными, в общем, удобными. В перформативных поисках заботы вроде «Игры с Реборном» соучаствуют разные группы. Но чтобы не удариться в навязчивую охранительную заботу, необходимо помнить о потенциальной ярости каждого из собравшихся. Хотя силиконовый Реборн вроде бы

СПЕЦПРОЕКТ / SPECIAL PROJECT

не представляет опасности, но и он может отравить, если его залить специальной разжижающей жидкостью и не надеть респиратора. А многие другие нечеловеческие существа опасны априори. Недавно в спорах об экологическом театре, который только оформляется и часто держится на образах прекрасных беззащитных зверей, у меня возникла идея «театра ярости» тараканов, крыс или кровососущих насекомых. В общем, всех существ, которые пугающе заметны и влиятельны в нашей повседневности, но у кого нет доступа на сцену. «Есть кайф в том, чтобы обламывать кайф», — манифестирует исследовательница эмоций Сара Ахмед (2017). При этом чтобы обломать ¬


кайф, не обязательно делать что-то особенное, иногда достаточно просто появиться. Ахмед воображает такую ситуацию вслед за активисткой белл хукс: «Допустим, группа белых активисток собирается, чтобы обсудить феминистскую теорию. Они не знают друг друга, но чувствуют связь на основании того, что все они женщины. Однако атмосфера меняется, когда в комнату входит цветная женщина. Белая женщина напрягается, она больше не чувствует себя комфортно, непринужденно, празднично». Солидарность теперь не дана заранее, ее нужно вырастить в разговорах об опыте каждой из собравшихся — или поссориться, разойтись, воевать. В театре кайфоломщицами могут выступить художники и исполнители, выкрикивающие собственную ярость, но зрители тоже могут «ломать кайф». «Все письма» Элины Куликовой для некоторых зрителей заканчивались предложением встретиться с перформером, а для других — письмом с просьбой указать имя и адрес для пересылки сверстанной из писем книги. Критик Кей Бабурина справедливо заметил, что выход в неанонимное физическое пространство противоречит обещанию «обезличенности и безопасности», данному в анонсе спектакля. Обещание заботы еще не гарантирует успеха, но дает всем нам право апеллировать к нему и яростно требовать внимания к нашим потребностям.

УСТАЛОСТЬ «Поднимите руки, если у вас нет постоянной работы. Если у вас нет гражданства страны, в которой вы живете. Потопайте, если часто получаете гонорары в конверте». Это фрагмент нашего с Адой Мухиной, Аленой Папиной и Дашей Юрийчук спектакля «Кариес капитализма» (2019). Сцене, каталогизирующей прекариев в зале, предшествует лекция о прекариате — «новом опасном» классе людей без постоянной работы и базовых социальных гарантий. А после занятые в спектакле прекарии делятся техниками,

114−113

которые помогают им справляться с тревожностью, от дыхательных упражнений до разработки планов а и b на худший случай. Нестабильность выматывает, мы все почувствовали это во время пандемии. Забота и ярость требуют энергии, которой не всегда хватает. Современный театр больше не ждет от художников бравурной силы, но впитывает их прозрачную уязвимость — потому что придает все больше ценности художественным работам тех, кто только недавно сражался или все еще сражается за право в принципе говорить. Но важно не только: «Кто говорит?» Также: «Почему они не говорили раньше и до сих говорят редко?» В частности, потому что за искусство часто не платят или платят символически — ведь это «престижная и приятная деятельность на благо мира», самовыражение, а не отчужденное конвейерное производство. Такова сейчас общая логика оплаты труда — как правило, заработок компенсирует страдания, а не дополняет удовольствие. Поэтому по инерции попасть на сцену могут только те, у кого в целом все хорошо, что бы там ни говорили о страдающих художниках. Но все меняется, и на место возвышенных спектаклей об одержимых творцах приходит циничный и скрупулезный разбор мелочных производственных конфликтов. На сцене появляются деньги, договоры, трудочасы. В самых радикальных случаях художники не ставят спектакли вовсе, они устраивают забастовки. Действуя помягче, устраивают элементы забастовок внутри спектаклей. Если бюджета хватает на достойную оплату только недели репетиций — значит, вы будете смотреть сырой спектакль. Если бюджет на постановку есть, а бюджета на гонорары нет, то и постановки может не быть. «Одной из самых экономных форм действия может быть скандал. Скандал как медиа-событие создает прецедент, делает видимым тот или иной кейс, позиции, аргументацию», — утверждают создательницы медиа-активистского объединения «кафе-мороженое» Настя Дмитриевская и Даша Юрийчук. ¬


КОММЕНТАРИЙ №2 ПОЛИНА КОЛОЗАРИДИ Интернет-исследовательница, координатор клуба любителей интернета и общества Театральный опыт в онлайне мало отличается от повседневности на карантине (а отчасти и вне его). Конференции, вечеринки, а теперь и спектакли — все происходит в Zoom’е и чатах. И хочется понимать, в чем особенность театрального опыта. Социологи и раньше, вслед за Ирвингом Гофманом, объясняли любое представление себя в повседневной жизни как театральное действо. Мы метафорически называли какуюто часть общения сценой, а какую-то — кулисами. Но театр уже давно не сводится к этому различию, а в онлайн-театре оно вообще другое! Возможно, исследователям и художникам пора вместе переизобрести эту базовую теорию, имея в виду, каким театр стал сегодня. При этом утверждения типа «технологии меняются, значит, и опыт обязательно меняется» звучат из лета 2020 года наивно. Мы можем переживать трансгрессивный опыт при просмотре трансляций или записей, но ничего не чувствовать, когда нас вовлекают в чате. А главным в театре для меня по-прежнему остается любовь — как возможность взаимного изменения участников действа.

СПЕЦПРОЕКТ / SPECIAL PROJECT


Прекарность не выделяет художников, а, наоборот, сближает их с другими социальными группами, которым тоже есть от чего устать. В свою очередь, усталость возникает не только от бедности. С выявлением протоколов усталости здорово справляется старая добрая сюжетная драматургия. В топы «Любимовки» прошлого и этого сезонов вошли две тематически близкие пьесы — о жителях России с опытом миграции. Главный герой «Алдара» Олжаса Жанайдарова (2019) юридически дотошно вмешивается в нелегальную проверку документов на улицах, в конфликты работников с начальством и рассказывает об искажениях статистики по преступлениям россиян и мигрантов. В «Республике» Сергея Давыдова (2019) трое этнических русских с таджикистанским прошлым вспоминают, как вынужденная эмиграция в годы гражданской войны столкнула их с ненавистью российских жителей и безразличием российского государства и тоскуют по подлинно мультиэтничной детской дружбе между таджиками, русскими, афганцами, дагестанцами. Эти истории провоцируют эмпатию, но в ее основе не жалость, а подробное, медленное знакомство. Хорошее искусство сегодня иногда состоит в том, чтобы все о себе рассказать и потом просто развести руками. А может, даже и расплакаться.

КРАСОТА Моим первым столкновением с оглушительной красотой был спектакль «Старик и море» Анатолия Васильева (2018) — яростное соло Аллы Демидовой в до смешного нелепых декорациях. Два часа Демидова с листа читала рассказ Хемингуэя посреди застилающей сцену синей ткани — моря. Ткань иногда вздымалась — это символизировало акул, сверху падали блестки — брызги, а в середине спектакля на сцене появлялся гигантский карнавальный лев. Содержания я не помню, помню только образы и манеру исполнения — грозную, без стеснения перед криком, но и глубокую, цепкую.

116−115

«Старик и море» поразил меня, но еще больше удивило воспоминание-вспышка о нем посреди мрачной московской промзоны. Балет Ольги Цветковой «Крик о тишине» (2019) показывали в арт-центре и клубе mutabor, в зале с десятиметровыми потолками, бетонным полом, разномастными потертыми креслами. Десять перформеров в широких японских штанах хакама и с обнаженными торсами делили сцену с участниками камерного оркестра — в окружении нескольких сотен зрителей. Оркестр лежа играл ростовского композитора Антона Светличного — струнные и фортепиано под техно-бит. Перформеры отчаянно, до изнеможения и густого пота, танцевали: балетные па, ¬


КОММЕНТАРИЙ №3 АНАСТАСИЯ КАЛЬК Философ, координаторка Утопического Кружка, ведет телеграм-канал «Философия Нью-Йорка» Как политического философа меня интересуют теории, возможности и трудности построения коллективностей в современных условиях капиталистической изоляции. Исследование утопий и дистопий общности лежит на пересечении трех сфер: философии, политики и искусства. Но происходит в первую очередь не на территории текста, а в совместном прочувствовании и проговаривании. Эмоции, тело и устная речь — основные медиумы и способы построения коллективного. Поэтому сегодня я ищу искусства проживания — тонких эстетических исследований процессов социальной организации, длительных художественных экспериментов с социальными формами. Искусство провокации и вскрытия социальных проблем уже давно проигрывает в сравнении с уличной политикой, в которой происходят более впечатляющие вещи, чем способны представить художники. Также не впечатляет искусство поверхностной утопии — оды счастливому будущему со ссылками на западных философов. По-настоящему мое сердце открыто тягучему исследованию актуальных и конфликтных социальных форм: кружков, коммун, семей, флешмобов, профсоюзов, аудиторий подписчиков.

СПЕЦПРОЕКТ / SPECIAL PROJECT


кувырки, короткие остановки, еще один пятиминутный заход нонстоп, как на рейве в самом разгаре. Кульминацией было соло самой Цветковой — напротив, аритмичное, больше всего напоминавшее движения ребенка, когда тот хочет кого-нибудь напугать. В интервью за несколько дней до премьеры Цветкова рассказывала, что в своих работах, она раз за разом ищет «внеэстетической красоты», а еще, что, «пока все бегут вперед, она бежит назад». Красота действительно не самая расхожая категория и сомнительная ценность в современном театре. Но тем ценнее было вдруг столкнуться с ее утопической мощью. В «Крике о тишине» меня поразило, как все перформеры потеряли гендер. Общие паттерны и принципы движений, близость тел в струящихся то ли шароварах, то ли юбках превратили всех в массу, но и позволили замечать различия, увидеть каждого и каждую самих по себе. Цветкова не ставила балет про гендер, про «мужское», «женское» и даже «небинарное». Она поставила балет про красоту, и в этом балете промелькнул образ будущего. Еще об одном перформансе красоты я знаю только понаслышке, но он тоже зачаровывает меня. В «Органе памяти» Егора Рогалева (2019) участвуют шестеро слабослышащих перформеров, текст Николая Островского «Как закалялась сталь» и терменвокс. Перформеры читают роман на русском жестовом языке, а терменвокс в ответ на их движения выдает низкочастотную музыку, которая слышна всему телу, не только ушам. Я представляю, как вибрации пронизывают пространство и собирают в единое тревожное и отзывчивое тело разных посетителей этого перформанса, да и самих перформеров. «Орган памяти» проходил в двух типах пространства — в пустых галереях и в цветущем саду, и одно это уже красиво. Но красота захватывает не только взгляд, а все органы — в «Крике о тишине» и «Старике и море», конечно, тоже, но в «Органе памяти» особенно отчетливо. Красота вообще-то довольно репрессивная идея: ее навязывают, требуют, сводят

118−117

к привычному и узнаваемому. Но оглушительная красота образов и энергии тех, кого большинство не назовут красивыми, — тоже часть современного театра. Мы привыкли искать актуальность искусства в том, насколько новым способом оно говорит с нами. Художники привыкли видеть свою задачу в изобретении все новых инструментов — и в критике старых, клишированных. Но сейчас мы начинаем понимать, что важно не только, что за инструменты собраны в этом ящике искусства — но также и в чьих он руках. 2020-е могут стать временем, когда все накопленные способы говорить, от онлайн-театра до сюжетных пьес, зазвучат новыми голосами.


СПЕЦПРОЕКТ / SPECIAL PROJECT


120−119


БЛАГОДАРНОСТИ

Любовь Александрова Дарья Андреева Татьяна Андреева Анна Арутюнова Анна Банасюкевич Филипп Бишоф Алёна Брюханова Сергей Васильев Ирина Володина Александр Воронко Ася Глушенкова Анастасия Говорухина Дина Годер Марина Давыдова Анна Данилова Иннокентий Дементьев Екатерина Денисова Роман Должанский Фёдор Елютин Ольга Емельянова Оксана Ефременко Анна Железова Николай Жуков Жанна Зарецкая Анастасия Зубарева Татьяна Иванова Анна Ильдатова Алёна Канафеева Мария Кармановская Эдуард Карякин Аннели Кивиранд

122−121

Алексей Киселёв Елена Ковальская Алексей Козлов Леся Колесникова Александра Комарова Елизавета Крохина Вера Кудрякова Наталья Курбатова Елена Лавринович Александра Люлина Тереза Иароччи Мавика Кристина Матвиенко Марина Медкова Артем Мельник Мярт Меос Ирина Миронова Егор Михайлов Митя Мозговой Илья Мощицкий Фаина Недбай Иван Нечаев Наталья Орлова Анна Павинская Ирина Петрова Ирина Владимировна Прохорова Ирина Дмитриевна Прохорова Иво Пости Елена Раздорская Олег Савунов Дмитрий Саенко Мария Семенюк

Антон Сидоров Елена Смородинова Яна Соболева Константин Сухенко Валентина Тислянкова Валерия Тищенко Алёна Трушковская Гюнтер Хазенкамп Ксения Ходош Зера Черешнева Фёдор Шанцын Мария Швец Татьяна Шеремет Валерия Шкодинова Сергей Шуб


SPECIAL THANKS

Lyubov Alexandrova Daria Andreeva Tatiana Andreeva Anna Arutyunova Anna Banasyukevich Philippe Bischof Alyona Bryukhanova Sergey Vasiliev Irina Volodina Alexander Voronko Asya Glushenkova Anastasia Govorukhina Dina Goder Marina Davydova Anna Danilova Innokenty Dementyev Ekaterina Denisova Roman Dolzhansky Fedor Elyutn Olga Emelyanova Oksana Efremenko Anna Zhelezova Nikolay Zhukov Zhanna Zaretskaya Anastasia Zubareva Tatiana Ivanova Anna Ildatova Alyona Kanafeeva Maria Karmanovskaya Eduard Karyakin Anneli Kivirand

Alexey Kiselyov Elena Kovalskaya Alexey Kozlov Lesya Kolesnikova Alexandra Komarova Elizaveta Krokhina Vera Kudryakova Natalia Kurbatova Elena Lavrinovich Alexandra Lyulina Teresa Iarocci Mavica Kristina Matvienko Marina Medkova Artyom Melnik Märt Meos Irina Mironova Egor Mikhailov Mitya Mozgovoy Ilya Moshitsky Faina Nedbay Ivan Nechaev Natalia Orlova Anna Pavinskaya Irina Petrova Irina Vladimirovna Prokhorova Irina Dmitrievna Prokhorova Ivo Posti Elena Razdorskaya Oleg Savunov Dmitry Sayenko Maria Semenyuk

Anton Sidorov Elena Smorodinova Yana Soboleva Konstantin Sukhenko Valentina Tislyankova Valeria Tishchenko Alyona Trushkovskaya Zera Chereshneva GĂźnther Hasenkamp Ksenia Khodosh Fedor Shantsyn Maria Shvets Tatiana Sheremet Valeria Shkodinova Sergey Shub


КОМАНДА

Директор Филипп Вулах

Консультант Ксения Малекина

Исполнительный директор Ольга Аршанская

Дизайнеры Николай Филиппов Арина Поздняк

Куратор Алексей Платунов Куратор Образовательной программы Юлия Клейман Маркетинг Артём Арсенян Главный бухгалтер Наталья Орлова Экономист Полина Беленкова PR-менеджер Екатерина Макаркина Социальные сети Анна Разумова Технический директор Александр Пушкин

124−123

Ассистент проекта Дарья Тонких Разработчик, оператор Zoom Лев Васильев Оператор Zoom Ксения Кожевникова Таргетолог Мария Богачёва Переводчики Надежда Лебедева Лия Эбралидзе Дмитрий Прокопенко Ааре Пилв Анна Егорова

Над буклетом работали: Артём Арсенян Алиса Балабекян Екатерина Макаркина Рикардо Марин Арина Поздняк Анна Разумова Николай Филиппов Над спецпроектом работали: Ольга Тараканова Мария Костевич


TEAM

Director Filipp Vulakh

Consultant Ksenia Malekina

Executive Director Olga Arshanskaya

Designers Nikolay Filippov Arina Pozdnyak

Curator Alexey Platunov Curator of Educational Programm Yulia Klieman Marketing Artyom Arsenyan Chief Accountant Natalia Orlova Economist Polina Belenkova PR Manager Ekaterina Makarkina Social Media Manager Anna Razumova Technical Director Alexander Pushkin

Project Assistant Daria Tonkikh Developer, Zoom-operator Lev Vasiliev Zoom-operator Ksenia Kozhevnikova Targetologist Maria Bogacheva Translators Nadezhda Lebedeva Lia Ebralidze Dmitry Prokopenko Aare Pilv Anna Egorova

Booklet team: Artyom Arsenyan Alisa Balabekyan Ekaterina Makarkina Ricardo Marin Arina Pozdnyak Anna Razumova Nikolay Filippov Special project team: Olga Tarakanova Maria Kostevich


наука образование культура просвещение искусство

Благотворительный Фонд Михаила Прохорова — частный фонд, учрежденный по инициативе бизнесмена Михаила Прохорова. Миссия Фонда — системная поддержка культуры российских регионов, их интеграция в общемировое культурное пространство, повышение интеллектуального уровня и творческого потенциала местных сообществ. Региональная стратегия Фонда выражается в том, что для каждого из регионов разрабатывается своя уникальная программа, учитывающая историческую, экономическую и культурную специфику территории.

Благотворительная программа осуществляется в рамках грантовых конкурсов, внеконкурсной поддержки целевых программ и путем реализации собственных проектов.

vk.com/prokhorovfund facebook.com/prokhorovfund @prokhorovfund

www.prokhorovfund.ru


А еще мы сделали классный мерч вместе с производителем носков St. Friday Socks


Profile for The Access Point / Точка доступа

2020 Festival booklet / Буклет фестиваля  

Advertisement
Advertisement

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded