Issuu on Google+

Книга II Десять друзей

1


Глава I Случилась эта история давным-давно, в те времена, когда безжалостные орды викингов опустошали Европу до самого Рима. Территорией, которая сейчас называется Франция, правили герцоги, графы, бароны и прочие сеньоры. Король же только назывался королем. Он не часто покидал Париж, и власть его была слаба и ни для кого не опасна. Все друг с другом воевали, города, которые не могли себя защитить, покупали мир за деньги, а малые селения и деревни оставались на поругание бандам разбойников и дезертиров. Наш герой – Уго жил с мамой вдалеке от людных дорог. Лес, небольшая избушка на краю, речушка с берегами поросшими камышом, и дикие звери - это все, что окружало Уго с малых лет. Но однажды случайный подорожный, старик-монах, сел отдохнуть под их забором. Мальчик, как ни приглашал его в гости, но тот ни за что не соглашался, принял только кружку воды да краюху хлеба из рук Уго. Подремав немного, дедушка сердечно поблагодарил и ушел, а когда Уго огляделся, то увидел позабытый монахом мешок. Упросив маму разрешить ему вернуть старику его потерянную вещь, мальчик ненадолго простился с ней и пустился в дорогу. *** Уго настиг старика в тот момент, когда тот собирался уже ступить ногой на мост через реку. Подбежав сзади, он, запыхавшись, не нашел ничего иного как громко прокричать: - Здравствуйте, дедушка! Старик обернулся и от удивления выронил из рук посох. - Уго, друг мой... После этих слов они минуту молча смотрели друг на друга. Потом мальчик протянул монаху мешок и выдохнул. - Вот, это, наверное, ваше, - я нашел у забора. Глаза монаха вспыхнули. Он схватился за пояс и нечаянно распахнул рясу. Уго обнаружил секрет хромоты старика, у его левой ноги висел тяжелый меч. Монах увидел удивленный взгляд и, как будто оправдываясь, сказал: - Я им никогда не пользуюсь, так храню как подарок очень дорогого моему сердцу человека. Они вместе перешли мост. Уго впервые в жизни уходил от своего дома так далеко. Мальчик пытался уговорить монаха вернуться и переждать ночь у них, но старик отказался. - Понимаешь, если мы вернемся, то мне завтра придется пройти этот же путь заново, а сил почти не осталось. Уго видел, как монах часто останавливается и закрывает глаза. Иногда он незаметно подхватывал его под руку и вел. Спустя некоторое время, попутчики нашли удобное место, где пара поваленных деревьев заменили им лавку и стол. Уго пошел собирать хворост и монах сказал, чтобы кроме палок он наломал еще веток. - Мы из них устроим себе роскошную постель. 2


Ночь наступила незаметно. Только попутчики разожгли огонь, Уго заметил, как на небе засияла первая звезда. Монах достал из котомки краюху хлеба и кусок сыра. Сердце Уго часто забилось, он подумал о маме и будто увидел, как она сейчас стоит у двери, выглядывая его, и украдкой плачет. - Мама меня обязательно поймет,- думал он. Она всегда учила уважать старость, помогать бедным, даже тогда, когда тебе самому нечего есть. - Ты- мужчина, а значит, обязан следовать кодексу чести,говорила она. Уго понимал из ее разговоров, что означает это слово, но все равно, когда оставался наедине с собой, чаще мечтал о битвах и сражениях, а не о том, как кормит нищих и стариков. Честь мужчины в его понимании была в том, чтобы сражаться со злом и несправедливостью. Старик затушил огонь, когда увидел, что углей нагорело достаточно для того, чтобы давать тепло. - Посидим немного в темноте, - сказал он. - А чтобы не уснуть, я расскажу тебе историю. Я их знаю великое множество, потому что живу на земле очень давно. Он разворошил жар, и продолжил. - Это редкая удача, что сегодня ты встретился на моем пути. У тебя большое сердце, и когда-нибудь ты обязательно совершишь великий подвиг и прославишь имя своего отца на тысячелетия. Голос монаха был слишком серьезным для шутки, и Уго с благодарностью посмотрел на него. Не часто взрослые говорят такие слова детям, а зря. - Скажите, пожалуйста, а куда вы идете? Лица старика не было видно, и Уго слышал только ровное дыхание. Еще он слышал шум листвы, на деревьях которой играет ветер, крик ночной птицы и осторожные шорохи отовсюду под ногами. Уго абсолютно не боялся и даже любил ночь. - Все живое создано Богом и не может причинить тебе вреда, сынок, - говорила мама. - Ты должен понимать: птицы, звери и насекомые - живут по своим законам. Чтобы жить с ними в мире, прежде всего, необходимо уважать их жизнь и свободу. И абсолютно не важно, какого роста и как выглядит существо. Мама как будто знала, что однажды Уго останется один, и учила его знать и уважать окружающий мир. - Страх преследует только бездельников и людей с нечистой совестью. Будь честным и всегда занимайся делом, и не будет в мире силы, которая сможет тебя испугать, - всегда говорила она, и Уго бесконечно верил этим словам. Мальчику очень сильно захотелось вернуться домой. Он мечтал обнять маму не потому, что она была единственный родной человек, а потому, что лучшего человека он никогда не встречал. Сквозь размышления Уго услышал тихий голос монаха: - Ты уснул сынок? 3


Мальчик открыл глаза и увидел протянутую руку, которая держала хлеб. - Ой, это мне? Спасибо, - сказал он. - Действительно я задремал немного, наверное, с непривычки. Уго встал и несколько раз обошел костер, разминая затекшие ноги. Монах подбросил сухих веток, елочные иголки зашипели и ярко вспыхнули. Уго сел обратно на свое место, и уже собирался приступить к еде, как ветер донес еле слышный крик о помощи. Он снова вскочил и повернулся в ту сторону, откуда доносился голос. Крик вскоре повторился. Теперь его услышал и монах. Уго повернулся к старику, взглядом спрашивая - что делать дальше? Старик поднял с земли упавшую еду и спрятал в дорожной сумке. - Надо спешить! Уго одобрительно кивнул, хотя сердце бешено застучало в груди. Слишком много впечатлений, сначала погоня, потом ночевка вне дома, теперь этот крик. Но чтобы монах не дай Бог не подумал, что он испугался, Уго громко и как можно безразличней сказал: - Это, наверное, какая-то девчонка в лесу заблудилась. Монах приложил палец к губам, приказав ему замолчать, и быстро засыпал песком костер. - Я тебе сейчас преподам маленький урок сынок, -сказал старик тихим голосом. - Во-первых, осторожный не значит трусливый. Иногда бывают ситуации, когда Бог хочет чтобы ты в такой ситуации продемонстрировал не только смелость и силу, а еще и ум. Человек единственное известное существо на земле, которое обладает умом и имеет возможность использовать его по своему усмотрению. Сейчас мы с тобой поиграем в следопытов. Наша задача подойти незаметно, выяснить что происходит, потом вместе подумать и решить, что мы будем делать. Ты согласен? - По рукам! - подражая голосу старика, ответил Уго. Передвигаясь по лесу, как можно тише, они пошли в сторону, откуда и звали на помощь. Через несколько минут попутчики увидели в глубине леса свет костра. Они подошли ближе и уже отчетливо слышали, как несколько человек ругались друг с другом. Монах показал жестом, - опуститься на землю - и прошептал. - Судя по голосам, их человек пять. Ты постарайся обойти лагерь справа. Держись на таком же расстоянии, что и сейчас. Встретимся на той стороне. Будь аккуратен сынок, - он рукой взлохматил чуб Уго. - И помни - скоро выйдет луна. Ее свет может раскрыть твое присутствие. Избегай кустов, от них шум, ночью звук распространяется дальше и быстрее чем днем. Внимательно смотри под ноги и выбирай дорогу. Хорошо? Уго кивнул в знак согласия. Они еще минуту постояли и разошлись. Пройдя десять шагов, Уго остановился и присмотрелся. На опушке стоял цирковой фургон. Распряженные лошади со связанными ногами паслись неподалеку. Посреди поляны горел костер. Возле него без 4


движения лежало три человека. Уго сделал вывод, что кричал кто-то из них. Двое огромных мужиков копались в вещах, разбросанных вокруг. Кто-то, один или двое, выбрасывали из фургона мешки и прочее цирковое снаряжение. Люди ругались между собой. Уго увидел, как самый здоровый, видимо главарь, отобрал у другого накидку, украшенную блестящими звездами. Он развернул ее, подойдя близко к огню, и внимательно рассматривал. Мальчик помнил указания монаха, и когда увидел, что тень под ногами потемнела и стала расти, спрятался за деревом. Выглядывая, он теперь уже внимательно сосчитал людей на поляне. - Четверо злодеев и три жертвы, - суммировал он в уме. Осторожно пробираясь, он обошел поляну и через пару минут оказался на противоположной стороне, как они и договорились с дедушкой. Занимаясь разведкой, Уго вдруг обнаружил, что совершенно спокоен и полон решимости действовать. Конечно, он понимал, что вдвоем они не представляют собой опасности для взрослых грабителей. Но мальчик твердо верил в то, что монах что-то уже придумал, тем более, они были вооружены прекрасным боевым мечом. Уго услышал легкий шорох и на всякий случай присел, прислонившись к дереву. Вскоре прозвучал шепот. - Это я, сынок, не бойся. Старик был похож на какого-то мифического жителя леса. Собранный сзади капюшон казался огромным горбом, а широкие рукава походили на крылья летучей мыши. - Ну, что ты выяснил? Он наклонился так, чтобы удобней было слушать мальчика. Уго четко выдал: - Четверо злодеев, трое на улице один в фургоне. Его окликнули по имени, кажется, Жан. Потом трое, связанные на земле. Это то, что сразу видно. Но, я думаю, в фургоне может быть и двое, он большой и вместительный. Монах после каждого слова довольно кивал. - Ты молодец, сынок. Я, признаться, не ожидал. Все точно описал, глаз у тебя наметан, все замечаешь. А про вооружение что-то расскажешь. Уго поднял глаза к небу и задумался. - Значит, у одного копье, а остальные..., у остальных ничего не увидел, темно было, - как будто оправдываясь, сказал он. Монах отвернулся и развязал веревку, которой была подвязана ряса. Он аккуратно отстегнул от пояса меч, и бережно взяв его двумя руками, облокотил о ствол дерева. - Значит так ,Уго, сынок. Я пойду к ним и попытаюсь освободить пленников. Ты оставайся здесь и в случае неудачи, если со мной что-то случится, отнеси меч и этот мешок в город, брату Целестину. Он служит там в соборе. Монах подробно описал все детали. - Договорились? Старик крепко привязал мешок Уго на пояс, и на всякий случай потянул вниз, проверяя. Бернард улыбался и казался абсолютно спокойным, как будто они обсуждали сейчас несостоявшийся ужин. 5


- Понимаю твое недоумение, но выбор судьба нам предоставила не богатый. Я не могу не отнести эти вещи в пункт назначения и не могу не помочь людям, попавшим в беду. Даст бог, все обойдется благополучно. Уго жестом возразил и когда старик закончил, спросил. - Чем вы собираетесь сразить четырех здоровых мужиков, если оставляете бездействовать оружие. - Словом сынок. - Словом? - чуть громче, чем это было позволительно в данной ситуации, возразил Уго. - Именно. Есть еще одна причина: я не могу поднимать свое оружие против христиан. - Потом с грустью добавил. - Даже если они отъявленные негодяи. Уго после этих слов подумал, что монах сошел с ума, в это время на поляне оживились, здоровяк ударил плашмя копьем одного из лежащих на земле, потом приставил острие к его горлу и что-то спросил. Старик прижал указательный палец к губам, и пока Уго пришел в себя - скрылся. Мальчик опустился на колени возле меча и внимательно стал смотреть, что же произойдет дальше.

6


Глава II Первые минуты тишины для Уго были невыносимы. Сердце опять вылетало из груди, от былого спокойствия не осталось и следа. Когда монах неожиданно появился на поляне, Уго перестал думать, а просто следил за каждым движением старика, словно кошка на охоте, он был готов в любую минуту прийти на помощь и броситься на противника. Мальчик вытащил из ножен меч, положил лезвием себе на плечо и аккуратно, крадучись, приблизился к краю поляны. Уго решил, что внезапное нападение может испугать врагов, а он в эти секунды освободит лежащих на земле пленников. Он понимал, что план слабоват, но все равно, сидеть и наблюдать не собирался. В это время монах с поднятыми над головой руками подошел к первому стоящему у фургона злодею. Он все также пошатывался и хромал на левую ногу. Мальчику стало даже стыдно, что такой дряхлый старик оставил его за спиной, а сам пошел разбираться с разбойниками. Монах тем временем говорил. Уго хорошо слышал его. Он говорил и с каждым словом делал шаг. Слово, шаг. Слово, шаг. Уго сам не заметил, как старик подошел к разбойнику вплотную, и когда тот спохватился, уже держал рукой копье. Потом резким ударом кулака, сверху, по голове, он повалил на землю огромного детину. Все случилось в один миг. От такой стремительности товарищи злодея просто опешили. Не зная как себя вести, они ошарашено вращали глазами. Старик, как будто наставляя непослушных внуков, вдруг начал ходить от одного к другому и отчитывать. - Как не стыдно, ни бога, ни людей не боитесь. После каждого такого предложения он не сильно бил древком то по плечам, то по голове. Через минуту разбойники стояли, насупив носы, как нашкодившие школяры. - Все! - закончил монах свои наставления. - Теперь вывернули карманы, оставили награбленное вот здесь, он указал на лежащий у костра плащ звездочета. - И по домам! Давайте, чтобы я больше не видел вас за таким занятием. И товарища не забудьте. Злодеи как заколдованные выполняли указания монаха без каких либо возражений. Как только они скрылись в лесу, Уго выбежал на поляну, чтобы помочь пленным. Ими оказались двое взрослых мужчин и мальчик, по виду его одногодка. Уго сначала подумал, что это девочка, слишком уж нежным лицо показалось, но голос у парня был сиплый, и говорил он, не отводя взгляда. Уго быстро освободил всех от веревок. Потом воодушевленно произнес. - Вы не монах, вы настоящий волшебник. Говоря эти слова, Уго стал искать глазами старика, тот сидел у телеги, облокотившись спиной о колесо. Уго даже в сумеречном свете костра отчетливо видел, как побледнело его лицо. Старик глубоко дышал, и ладонью правой руки держался за сердце. Встретившись глазами с Уго, он дал знак подойти. - Уго, сынок. 7


Он снова замолчал, а мальчик спросил. - Что с вами дедушка? Вы так искусно победили врага, что я до сих пор думаю, что нахожусь в какой-то сказке. Почему вы держитесь за грудь? Вас ранили? - Нет, сынок, - ответил монах. - Просто мое сердце истратило все силы на победу. Он улыбнулся. - Видишь, негодным стало, и теперь только жалуется. Принеси-ка мне воды. Уго вернулся к циркачам, они хором стали благодарить за освобождение от разбойников, но мальчик оборвал их на полуслове. - Ему нужна вода, у вас есть? Циркач юркнул в фургон и достал оттуда флягу. - Возьми, мы набрали ее в колодце по дороге. Уго поднес горлышко к губам старика и вспомнил, как совсем недавно также протягивал ему воду, только в кружке. Старик заметил его взгляд, сделал большой глоток и сказал: - Да, Уго, судьба иногда показывает такие фокусы. Этот день оказался слишком долгим для тебя? Мальчик возразил. - Что вы, я просто немного волнуюсь из-за вас. - Не волнуйся сынок. Все происходит только так, как должно произойти, и не иначе. Дай мне несколько минут, и я приду в себя. Монах закрыл глаза, а Уго воспользовался этим временем, чтобы найти меч и ножны. *** Страсти потихоньку улеглись. Луна полностью взошла над головами, и Уго зачарованно рассматривал причудливые рисунки на шатре фургона. Маленькие сценки сражений и изображения прекрасных драконов. Люди с загадочными конструкциями в руках, все они были расположены на причудливой карте, в левом и правом углу которой лица с огромными щеками выдували ветер. Мама научила его читать, и теперь он с удивлением произносил незнакомые слова, написанные знакомыми буквами. Он внимательно прислушивался к тому, как они звучат. Вдруг за спиной прозвучал сдавленный смех. Уго сначала разозлился, но потом, когда представил себя со стороны, тоже рассмеялся. - Тебя зовут, - сказал мальчик и показал в сторону костра, вокруг которого сидели взрослые. К Уго подошел первый, который был с огромной черной бородой, косматыми бровями и пышной шевелюрой на голове. Он протянул руку и сказал: - Меня зовут Балтазар. Потом, указывая на второго, абсолютно лысого, с большими удивленными глазами, продолжил. - А это Викториус, человек-змея. Если бы его разбойники не оглушили, то он без проблем бы распутал любые путы. В доказательство бородач за одну секунду набросил товарищу на шею петлю, и свободным концом крепко связал за спиной обе руки. Потом громко крикнув, - А-ап!- толкнул его на землю. Лысый повалился как бревно и скорчился, прижав колени ко лбу. Уго зачарованно смотрел, как человек- змея начал двигаться вокруг своей оси. Его руки оставались на месте, а тело совершило полный 8


круг. В мгновение ока он уже зубами развязал узел, снял через ноги петлю, вскочил во весь рост и, раскинув в сторону руки, поклонился на три стороны. - Да, здорово! Уго уже забыл, что это он на самом деле герой и освободитель. Ему хотелось посмотреть еще какой-нибудь фокус. - А это бесстрашный акробат - Юн. Он гибкий как зеленый тростник и отважный как лев. Мальчик с места сделал сальто назад и поклонился. - А как зовут нашего освободителя? Уго вдруг обнаружил, что до сих пор не знает имени монаха. Он подошел к старику. - Я, наверное, самый не воспитанный мальчик, - произнес Уго виновато. - Я до сих пор не знаю вашего имени. Дедушка нежно улыбнулся и показал жестом, что хочет подняться. - Это моя вина, - возразил монах. - Ты умный мальчик и правильно поступил, что не задавал взрослому человеку лишних вопросов. Ты ведь не знаешь, что меня заставило начать свой путь, может, я намеренно скрываю свое имя. Не проявляя лишнего любопытства, ты позволяешь мне не лгать, а значит, избавляешь от греха. Речь прозвучала немного длинновато. Монах, не прекращая улыбаться, извинился. - Простите мои нравоучения, я соскучился по своим проповедям. - Меня зовут Бернар. - А ну-ка помоги мне, сынок. Монах облокотился на плечо Уго и подошел ближе к огню. - Значит Балтазар, Викториус, Юн? - Что привело вас в столь враждебный край. Балтазар вышел вперед, и демонстративно погладив бороду, ответил: - Мы служители Мельпомены, и подумать не могли, что столь небогатый скарб может кого-нибудь прельстить. У нас нет ни денег, ни сокровищ, все скудное вознаграждение, которое приносит благодарный зритель, мы меняем на еду для себя и животных. Его голос звучал ровно, жестикулируя, он как будто разыграл сценку из спектакля. - Вы видите только половину бродячего цирка Балтазара. Мою дочь пленил злой властелин этих земель. Он назначил выкуп, который мы должны будем заплатить за ее свободу. - Грабители, из рук которых вы освободили нас, - приставленная стража, они должны были выдворить нас за пределы территории баронства. Монах сочувственно выслушал речь. Бородач вытер слезу, было видно, что воспоминания ранили его. - В плену осталась моя приемная дочь. Она предсказала на площади смерть тирану. Я предупреждал ее, просил, но она не может говорить неправду. И когда кто-то из толпы задал такой вопрос - она произнесла пророчество. Монах сложил руки в молитве и сказал. - Пусть Бог хранит ее. 9


- Друзья, давайте отпразднуем счастливое освобождение, у нас есть хлеб и сыр. Он протянул котомку стоящему рядом Юну. Циркачи засуетились и стали накрывать стол. - Нам с Уго необходимо поговорить наедине, вы не обидитесь, если мы на минуту покинем ваш лагерь? Балтазар, Викториус и Юн низко поклонились. - Пойдем, Уго, мне необходимо вернуть меч на прежнее место. Он похлопал себя по левому бедру. До условленного места было шагов двадцать, но монах преодолел их с большим трудом. Опустившись на корточки, он опять закрыл глаза и прижал правую руку к сердцу. Прошло несколько минут, прежде чем он стал говорить. - Видишь сынок, силы оставляют меня, видно я больше не ходок. Он делал большие паузы между словами. - Сам Бог послал тебя на моем пути. Он улыбнулся и показал Уго жестом сесть напротив. - Сейчас я буду говорить, а ты выслушай меня, пожалуйста, до конца. Потом сам сделаешь вывод. Я хочу, чтобы ты знал, неважно какое решение ты примешь, я все равно буду любить и уважать тебя. Уго только кивнул в ответ. - Сейчас мы должны спрятать меч и уже знакомый тебе мешок. Только ты и я будем знать место этого тайника. Монах ножом стал рыть землю. У него плохо получалось из-за постоянной боли, и Уго попросил позволить ему самому все сделать. Земля легко поддавалась, и через десять минут тайник был готов. Тщательно замаскировав все листьями, Уго поставил ножом отметку на северной стороне ствола дерева. Монах внимательно следил за его действиями и одобрительно кивал. - Теперь подойди ближе, тайну, которую ты сейчас услышишь, на протяжении столетий доверяли только королям и священникам моего ордена. Сам Бог послал тебя на моем пути, потому что именно сегодня, когда ты появился, мои силы иссякли. Уго попытался возразить, но монах жестом попросил не перебивать его. - Выслушай меня молча, пожалуйста, а о том, какой ты сделал вывод, скажешь утром. Хорошо? Уго кивнул в знак согласия. А старик продолжил словами. - Я пришел из очень далекого края, там никогда не бывает зимы, и берега той далекой земли омывает теплое море. Но там я жил не всегда, двенадцать лет назад я служил в этой земле духовником одного благородного рыцаря и теперь вернулся, чтобы выполнить данное ему однажды обещание. - Слушай меня внимательно и постарайся запомнить все сказанные слова, юноша. - Уго не знал сколько времени прошло, но пока он слушал, от волнения продырявил пальцем подол рубахи, а его ладошки от напряжения сильно вспотели. Молча, как и просил его старик, они проследовали назад в лагерь. Поужинав, все кроме Балтазара, легли спать. Так закончился первый день путешествия.

10


Глава III Уго почти не спал всю ночь, или ему казалось, что он не спит. Но когда над головой небо посерело, он встал абсолютно отдохнувшим, и, стараясь подымать как можно меньше шума, покинул лагерь. Бдительный стражник Балтазар сидел, опустив голову на грудь. Когда он выдыхал воздух, то издавал страшное, шипящее урчание, но зато когда вдыхал, то казалось что в его бородатой глотке, поселилась дюжина бегемотов. Циркач озарял округу громогласным храпом. Трава под ногами росла невысокая, Уго шел, аккуратно ступая, стараясь не намочить штанины в утренней росе. Теперь он обязан следить за здоровьем самостоятельно. Уго прекрасно понимал, что простая простуда, если ты вдалеке от дома, может очень плачевно закончиться. Холодный ветер пробирал до костей и быстро прогнал из тела сон. Уго отыскал дерево, отмеченное вчера крестом, и разрыл ножом тайник. Вскоре он вышел на дорогу, ведущею в город. Идти предстояло целый день, и мальчик свернул к руслу реки, - Надо быть осторожным, подумал он. - Народ всякий водится. Уго не боялся, за себя он постоять всегда сможет, он переживал о том, что какая-то нелепость помешает ему исполнить важную миссию. Тем более, большой разницы между путешествием по дороге и вдоль реки никакой не было, и та и другая проходила мимо города. Уго ни капельки не сомневался, что поступал правильно. С каждой минутой наступающий день быстро выдворял ночь из леса. Мальчик с удовольствием наблюдал, как просыпаются птицы и звери. Как весело играла рыба, выпрыгивая из воды, - она подставляла серебряные бока солнечным лучам и с шумным плеском возвращалась в реку. - В конце концов, это всего лишь два дня, мама меня обязательно поймет. Тем более монах сегодня ей сам все объяснит, - думал Уго. Натруженное тело выдерживало быстрый темп ходьбы легко. В обед, когда показалось, что уже прошла половина пути, мальчик сделал привал. Монах снабдил его своей дорожной сумкой, в которой была половина буханки хлеба и фляга воды. Уго завернул меч в кусок полотна, продел одним концом в петлю из веревки и затянул, второй конец оружия упер в противоположный угол. Места в сумке было много, хотя от этой операции она существенно потеряла форму. Пообедав и забыв об осторожности, Уго минут десять посидел на берегу, с интересом наблюдая за подводным миром. Потом он решительно тряхнул головой и отогнал грустные мысли прочь. Собрав припасы, Уго сделал большой глоток из фляги, взболтал ее, проверяя, много ли там еще осталось. Аккуратно сложив хлеб и воду в свободный угол, он перекинул веревку через голову и левое плечо, поместив сумку за спиной. - В путь! - скомандовал сам себе путешественник и походным шагом двинулся вперед. Уго не мог не думать о задании, странные слова, которые сказал ему прошлым вечером монах, путались в голове. После того, как старик мгновенно разделался с разбойниками, Уго проникся к нему огромнейшим уважением. Не каждый может в три секунды уложить четверых здоровенных мужиков. Уго твердо решил 11


походить на монаха. Сейчас, когда все мысли были полны вчерашними приключениями, он заметил, что тоже прихрамывает на левую ногу. Чудеса, старик определенно странный, - думал он. Итак, задание довольно простое, - анализировал он. Будь в мешке деньги или другие драгоценности, и не прилагайся к нему меч никто в мире не заподозрил бы ничего необыкновенного. Но и меч был, и мешок скрывал в себе какие-то таинственные предметы, которые должны были изменить судьбу целого мира. Так, во всяком случае, говорил дедушка. Вчера он словами описал Уго истекающее кровью восточное королевство, могучие армии, атакующие многотысячными отрядами вооруженной конницы, и умирающий город, лишенный своих защитников. Уго не знал географии, но вдруг отчетливо увидел, как морские волны зеленного цвета разбиваются о скалистый берег, как в пустыне поднимаются песчаные бури и закрывают от глаз солнце. Это было место, где находился «пуп Земли», и монах говорил о том, что вскоре туда отправятся целые народы, чтобы возродить к жизни источник, дарующий бессмертие. Уго спросил его, почему народ, разве можно переместить такое множество людей как народ? Монах в ответ только улыбался, и мальчику очень понравилась ласковая улыбка старика. - Ты прав, - говорил он. - Туда отправится множество разных людей, и потом они все превратятся в новый народ. Уго одобрительно кивал, как будто понимая причину такого превращения. - Тебе, сынок, - говорил монах - необходимо доставить эти предметы в город и передать отцу Целестину. Он священник кафедрального храма. Завтра купцы отправляются в Марсель, и они отвезут герцогу Готфриду эти предметы. Отдай и возвращайся скорее. В благодарность я научу тебя искусству создавать из слов волшебные образы. Ты сможешь потом превратить их в оружие, и если возникнет необходимость - защитить слабого и беззащитного или просто нести радость и веселье людям, превращая слова в стихи и песни. Уго и без этого был согласен. Мысль о том, что он целый день проведет наедине с боевым мечом, просто окрыляла его. Так, фантазируя, Уго незаметно прошел вторую половину пути, и когда солнце только коснулось горизонта, увидел на холме за лесом острый верх башни ратуши. Монах сказал, что дорога выведет прямо на центральную улицу и если никуда не сворачивать, заблудиться невозможно. Стражники играли в карты и окрикнули Уго уже после того, как он зашел на территорию города. Он не обратил внимания на крик и, не оглядываясь, побежал вперед.

12


Глава IV Отдышавшись, Уго выглянул из-за угла, проверяя, нет ли за ним погони. Улица была безлюдной, только бездомный пес громко рыча, что-то вытаскивал из сточной канавы. Вообще Уго сразу отметил город во много раз грязнее его деревни. Вонь вокруг стояла несусветная, и привыкший к чистому лесному воздуху нос, от этого, чесался невыносимо. Поправив рубаху, Уго вышел снова на улицу, но не успел пройти пару шагов, как кто-то сзади схватил ег�� за ворот. - Так. Это кто тут у нас? Бродяжка? Голос показался Уго не очень взрослым. Аккуратно повернув голову, он краем глаза разглядел за спиной несколько человек маленького роста. Он резким движением освободился и повернулся к ребятам лицом. - Опа! Какие мы шустрые, - продолжил комментировать один их них. Перед Уго полукругом стояло пятеро примерно такого же возраста что и он. - Что в сумке, оборванец? Уго понял, что к нему обращался главарь шайки. И вся банда, судя по выражению лиц, настроена была серьезно. - Ты глухой, попрошайка? Посмотрите на него, весь в пыли и колючках, ты к нам из лесу пришел? Парень потянул за веревку сумки. - А там, наверное, грибы и ягоды? Правильно? - А ну давай торбу! Уго отбросил руку. Он понимал, пятеро человек победить, шансов нет. Уго присел пару раз, разминая суставы. - Это хорошо, что их так много, убегать не стыдно, - сказал он про себя. Хулиганы не унимались. Из-за спины главаря появилась узкое лицо самого хлипкого бандита. Осмелев, он тоже решил поиздеваться над Уго. - Вы видели, он разминается. Дай ему в лоб, Гондамар! Не уважает! Мы с ним как с человеком обращаемся, а он приседает. Размяв ноги, Уго выпрямился, с громким криком, ударил хлюпика кулаком прямо в нос и побежал, что есть мочи, в противоположную сторону. Расчет оказался правильным, пока вся банда приводила в чувство рухнувшего наземь задираку, Уго успел пробежать достаточно далеко, чтобы не бояться погони. Когда он увидел украшенные красивой лепкой дома и прогуливающихся возле них людей, то сбавил скорость и перешел на шаг. - Нечего привлекать внимание, пойду как ни в чем не бывало, удовлетворенно отметил он про себя. Вскоре дорога стала шире и вывела его на центральную площадь. Все здания располагались по кругу, и Уго минут десять, зачарованно, рассматривал величественные строения. Особенно красивой была ратуша. Островерхая, башни из красного кирпича, блестящая медная крыша, увенчанная фигуркой с флагом, ветер то и дело поворачивал ее вокруг оси. 13


- Жаль, что садится солнце, здесь есть на что посмотреть,подумал он. Уго удивленно отметил, что площадь, выложенная булыжником, коегде проросла травой. Слева от ратуши располагался собор, но чтобы к нему подойти, Уго пришлось обойти деревянный помост с торчащей посередине виселицей. Назначение столь странной конструкции не укладывалась в его голове. - Странный город, - подумал Уго. Чего в нем только нет. Мальчик вдруг понял, что город кажется не таким уж незнакомым ему. И запах, и эти огромные здания, и извилистые улицы паутиной расползающиеся прочь от центра. Все это уже виделось Уго когда-то во сне. Уго взялся рукой за массивную ручку двери. На него смотрели лица клыкастых, бородатых монстров с открытыми ртами. Они были совсем не страшные. Как будто храм проглотил злых демонов, оставив снаружи только головы. Затухающее солнце освещало внутренности собора тусклым светом. С огромных разноцветных окон по обоим бокам на него смотрели крылатые воины бога. Молитвенно вознося руки вверх, они все равно грозно сверкали доспехами и были опоясаны обоюдоострыми мечами. - С нашим богом нечего спорить, - подумал Уго, - это сразу понятно. - Ты кого-то ищешь сынок? Услышав голос, Уго вскрикнул от неожиданности. С ним говорил монах в коричневой рясе, опоясанный пеньковой веревкой. - Дедушка Бернар?- Произнес удивленно Уго. - Это..., как это вы раньше меня управились? В ответ послышался тихий смех. - Нет, сынок меня зовут Целестин. Но, видимо, ты пришел по адресу, раз принес известие от Бернара. Я жду его третий день. Монах поднял капюшон и Уго увидел безбородое лицо с добрыми внимательными глазами. - Как тебя зовут, странник? - Уго. - Меня прислал к вам Бернар, он просил отдать вот это. Уго опустился на одно колено и стал вытаскивать меч из сумки. Монах жестом остановил его. - Погоди, здесь нельзя с оружием находиться. - А как же они? Уго взглядом показал на стены. - Это воинство небесное,- улыбаясь, ответил Целестин. - Им разрешил сам господь. Пойдем в мою келью, там и поговорим. Уго последовал за монахом. За колонной оказалась дверь и лестница, ведущая наверх. Через девять пролетов они вошли в узкий коридор, одна стена которого балконом выходила на улицу, а вторая состояла из нескольких подряд идущих дверей. Уго по привычке сосчитал их. - Заходи внутрь. Монах открыл ключом девятую дверь, жестом приглашая Уго войти. В келье было темно, глаза, правда, быстро привыкли, и мальчик с интересом рассмотрел скудную обстановку. Уго, конечно, не привык к 14


роскоши, но все равно в их доме, кроме кровати, был стол со стульями, печь и деревянное ведро, которое он каждое утро заполнял водой из колодца. У монаха ничего такого не было. Только узкая кровать и пол из нетесаных досок. - Небогато? - Шутливым тоном спросил Целестин. - Ну, садись и рассказывай, что произошло такого, что Бернар выбрал тебя своим гонцом? Видимо, ты не совсем обычный мальчик. - Обыкновенный, - ответил Уго, и скороговоркой описал события последнего дня, конечно, о потасовке с хулиганами он не сказал ни слова. Уго протянул монаху меч и мешок. - Вот, собственно, и все. Мне надо спешить домой. Хочу вернуться до утра. Целестин опять рассмеялся его серьезному тону. - Ну, предположим, до утра ты вряд ли успеешь, тем более в наших землях и днем то не спокойно, а ночью - так и подавно. Сегодня останешься у меня, а завтра решим. Ладно? Уго кивнул в ответ головой. Ему было безумно интересно, что произойдет дальше. - Бернар говорил тебе о том, что в мешке? Вижу, что ты честный мальчик, и оставил печать на нем целой. - Бернар посвятил меня в тайну Святой Земли. - Ответил Уго. - Теперь я рыцарь Святого Города. Так он сказал. Последние слова мальчик произнес с особой гордостью. Потом оговорился. - Вам ведь можно это говорить? - Безусловно, Уго. Монах спрятал вещи в кровать. - Мне, но больше никому. Это ведь секрет. Уго утвердительно кивнул. - Сейчас мы пойдем в торговые ряды. Мальчик вопросительно посмотрел на монаха. - Пойдем, поужинаем, и я договорюсь о завтрашней дороге. Уго вспомнил о купцах, идущих в Марсель, о которых говорил ему Бернар. Они быстро покинули пределы храма, и, перейдя площадь, спустились по одной из улиц в купеческий квартал. Наступила ночь. Уго практически ничего не видел. По дороге их только один раз окрикнул патруль городского ополчения, но узнав брата Целестина, солдаты быстро пропустили их дальше. Через некоторое время попутчики постучали в деревянные ворота. Калитку открыл вооруженный увесистой сучковатой дубиной мужчина. Он факелом осветил гостей и пригласил войти. На подворье стояли груженые телеги, из конюшни доносилось ржание. Уго с интересом рассматривал все вокруг и неожиданно глазами встретился с недавним знакомым, предводителем шайки хулиганов. Пока взрослые здоровались, мальчики сражались взглядами. Целестин выдвинул Уго вперед и представил. - А вот и наш долгожданный гонец. Его звать Уго. Высокий, широкоплечий мужчина внимательно осмотрел мальчика с головы до пят и, протянув руку, произнес. 15


- Не очень-то похож на старого монаха. Какому из святых необходимо молиться, чтобы так выглядеть в восемдесят лет? Он громко рассмеялся. - Не робей, заходи. Меня зовут Гондамар-старший. Он хлопнул своей широкой ладонью Уго по плечу. Мужчина подозвал жестом своего сына. - А это Гондамар-младший, будьте товарищами. Ему не помешает дружба отважного человека. Ребята пожали друг другу руки и сразу разошлись. - Чего мы стоим? На столе все стынет. Все зашли в дом. За ужином Уго сидел возле Гондамара-младшего, и когда насытился, спросил. - Я твоего друга не сильно приложил? - Нормально, нос наверняка кривым останется. - Ответил Гондамар. - А ты сам откуда? Уго показал жестом на север, так он, во всяком случае, решил. - Скоро домой? - Завтра, на рассвете. - У меня к тебе дело есть, пойдем, поговорим. Уго без опаски вышел за ним на улицу. Ребята стали друг напротив друга и Гондамар сказал: - Значит ты герой? Он произнес эти слова не очень-то уважительным тоном. - У тебя какие-то сомнения? Уго приготовился нанести удар первым. Он не любил защищаться. Гондамар стоял, опустив руки. - То, что ты не трус, я знаю, но вот герой ли? - Продолжил мальчик. - Я не собираюсь ничего доказывать, говори, зачем позвал? - Ладно, - миролюбивым тоном продолжил Гондамар. - Не злись, сам не знаю чего это я. Ты сегодня вполне показал себя. Идем, я тебя кое с кем познакомлю. Ребята подошли к сараю. Гондамар свистом подал кому-то знак. Уго заметил неясное движение, как будто из-под земли появились тени. Они медленно отделились от забора и плавно двинулись в их сторону. Уго постарался стать так чтобы не закрывать незнакомцев от бледного света полной луны. Гондамар тихим голосом сказал. - Знакомься, это Ашамбо. Вперед вышел мальчик со светлыми волосами, он смотрел на Уго, не отводя глаз, с высоко поднятой головой. Потом он слегка кивнул и протянул для приветствия руку. Уго пожал ее, отметив надменный взгляд и миловидную внешность Ашамбо, это было необычное сочетание. Гондамар тем временем продолжал: - Годфруа. Уго пожал руку улыбчивого мальчика с открытым приятным лицом. Потом Гондамар таким же манером представил Рораля, Пейяна, Нивара, Андре и широкоплечего, высокого роста Жоффруа. - Итак, друзья, нам был нужен человек не из нашего города. Человек, который знает дороги и сможет вывести нас на безопасное расстояние. Мы видели его сегодня в деле, теперь он гость моего 16


отца. Все, надеюсь, знают, что мой отец не водит дружбы с кем попало. Уго удивленно слушал слова Гондамара. Он решил не возражать, пока не выяснит что происходит. Гондамар, обращаясь уже к нему, продолжил. - Нам необходима твоя помощь. Мы поклялись спасти от смерти одного человека, но так как власти обязательно организуют погоню, необходимо увести ее из города. Гондамар замолчал, вопросительно посмотрев на Уго. - Что скажешь? - Что тут скажешь? - Ответил Уго. - Я ничего не понял. Кто такие "мы", что это за человек? Ты можешь изъясняться попроще? Вперед вышел Жоффруа. - Я объясню проще. Ты сможешь вывести меня за пределы города и показать дорогу, ведущую в Марсель? Уго сегодня слишком часто слышал название этого города. - В Марсель идет караван твоего отца, - обратился он к Гондамару. - Почему бы не пойти с ним? - Отец уходит завтра, а мы еще не будем готовы к этому времени. Это, во-первых, а во-вторых, он никогда не позволит мне выступить против закона. - Ага, теперь объясните мне кого, от чего, и главное, зачем вы поклялись спасти? Ребята переглянулись. - А в чем проблема, если он гость твоего отца и чужой в нашем городе, доносить на нас ему нет никакого смысла, - произнес Жоффруа. - Не захочет помогать, пусть хоть покажет дорогу. Уго совсем не нравилось, что о нем говорят в третьем лице. Но он промолчал, ожидая. Он вспоминал слова, которые сказал монах, когда просил передать вещи отцу Целестину. - Если, по какой-то причине ты не найдешь в храме нужного человека, сломай печать, в мешке есть карта с обозначенной дорогой, ведущей к морю, в Марсель. Найдешь в себе силы, иди дальше, вручи эти вещи герцогу Готфриду, - сказал тогда старик. Уго быстро согласился исполнить волю монаха. Теперь он думал о карте и о причудливых новостях, свалившихся, ему на голову. Еще вчера он засыпал беззаботным мальчиком, а сегодня принимает участие в заговорах и планирует побег к морю. Уго, на самом деле, никогда не представлял себе, как выглядит море, этим словом обозначалось всегда что-то неопределенное, большое. Теперь он старался меньше думать о маме, и о том огорчении, которое доставлял ей своим отсутствием. - Она не должна огорчаться, я давно решил посвятить свою жизнь служению королю. - Подумал Уго. Он твердо решил не открывать своим новым друзьям, что он только вчера покинул свой дом и не знает никакой дороги к морю. Тем временем спор прекратился. Гондамар опять обратился к Уго. 17


- Мы, - он показал рукой на своих товарищей. - Мы друзья. Месяц назад в город пришел бродячий цирк, и мы все свое время проводили возле него. Гондамар вдруг замолчал. Уго почувствовал, что рассказ причиняет ему боль. Сжав кулаки, Гондамар посмотрел в сторону площади, где находилась ратуша. В разговор вступил Андре. Он говорил медленно, растягивая каждое слово. - Это все из-за Марии, дочери владельца цирка. Она самая прекрасная девочка в мире, и мы поклялись служить ей, все мы выбрали ее дамой своего сердца. Андре обвел руками компанию. Уго решил перехватить инициативу. Зная продолжение истории, он знаком попросил слово, и выдержав паузу, сказал. - Теперь я все понял, вы решили освободить девушку из темницы. Правильно? Ребята дружно кивнули. - Вы разработали план побега? - Да, - ответил Гондамар. - Под нашим городом есть пещеры, там раньше добывали известняк для строительства домов, по ним мы можем попасть под любое здание. Вход вон там. Он показал в сторону забора, откуда недавно появились его друзья. - У нас есть свечи и все необходимое для того чтобы развалить стену. А пещеры выводят прямо к подвалам замка. Рораль и Пейян вступили в беседу, рассказывая и показывая руками о пещерах. Поднялся шум, все говорили, перекрикивая друг друга. Уго поднял руку, призывая к тишине. Неожиданно все замолчали. Он понял, что ребята слушаются его. - Значит так, если мы не хотим, чтобы взрослые вмешивались в наши дела, необходимо соблюдать осторожность. Сколько человек требуется для того, чтобы разрушить стену? Жоффруа ответил, что когда они окончательно расчистят проход, он легко сам справится. - Отлично. Когда проход будет готов? - Думали сегодня закончить, но обвалился потолок, забыли поставить подпорку. - Ответил Гондамар. Уго видел, что у ребят хорошо налажена работа, и они настроены очень решительно. - Твои вопросы означают, что ты согласен нам помочь? - Нет, - ответил Уго. Он решил окончательно перебрать инициативу на себя и возглавить их компанию. - Это значит, что я помогу вам освободить дочь своего друга. Ребята переглянулись. - И хоть она всего лишь приемная дочь, все равно я считаю своим долгом помочь ей. Гондамар отошел и стал возле своих товарищей напротив Уго. - Откуда ты знаешь циркачей? - Вчера вечером я познакомился с Балтазаром, и, услышав его печальный рассказ о Марии, тут же пообещал себе освободить ее, ответил Уго. 18


- Чем докажешь, - возразил ему Ашамбо. - Мне вообще кажется, что мы и без тебя прекрасно справимся. А, друзья? Пусть Андре завтра пойдет за караваном выяснит направление, и все, если будем спешить, то нагоним их в пути. Слишком шустрым мне кажется этот парень. Он показал пальцем на Уго. - Не доверяю я ему. Теперь он еще и друг Балтазара. Мы возле цирка провели почти целый месяц и не подружились с ним, а он за вечер все успел. Ребята начали совещаться. Уго отошел в сторону, демонстрируя безразличие. Но, не подавая виду, он внимательно слушал, о чем говорят друзья. Было видно, что мнения разделились. Против него слышался только голос Ашамбо, он категорически не хотел мириться с тем, что Уго будет диктовать, что и кому надо делать. Вдруг послышался скрип, дверь дома открылась и мужской голос позвал Уго и Гондамара. Все замолчали. - Мы уже идем, - ответил Гондамар. - Давайте по домам, завтра утром встречаемся в еврейском квартале. Уго попрощался поднятой вверх рукой и первым пошел в дом. За столом поменяли блюда. Уго с удовольствием съел сладкий кисель, и пока взрослые обсуждали свои дела, ребята продолжили разговор. - Что ты думаешь об услышанном? - Спросил Гондамар. - Не знаю? По-моему, вы не все готовы принять мою помощь. Ответил Уго. - Если ты об Ашамбо, то не переживай. Он и со мной часто спорит по пустякам. Характер такой. Но ты на это не смотри, парень он что надо. Вот такой. Гондамар показал кулак с выставленным вверх большим пальцем. - Я и не переживаю,- ответил Уго. Думаю, что в таком деле необходимо общее согласие. До Марселя дорога очень длинная. Мы с таким настроем переругаемся, и не дай бог девушку погубим. Ты знаешь, что Балтазар пошел искать деньги, чтобы заплатить выкуп, который барон назначил. Может, оставим все как есть. Да и зачем вы собрались бежать к морю? - У нее было видение. Я не говорил тебе, в стенах ее темницы большие щели и мы можем переговариваться. Вчера она сказала, что ее убьют, а сегодня плотники установили деревянный помост на площади. Марию обвиняют в колдовстве. - Она и в правду колдунья, если знает будущее, - ответил Уго. - Нет, она самая удивительная девушка на свете, - возразил Гондамар. Уго понял, что мальчик влюблен. Но Гондамар быстро спохватился. - Ты ничего такого не подумай, сам все поймешь, когда ее увидишь. - Ты прав, кем бы она ни была, нельзя позволить, чтобы убили человека. - Ответил Уго. - Ты нашего барона не знаешь. Он людей со света сживает ради потехи и удовольствия. Гондамар опять сжал кулаки. - Ты чужак в наших краях, и еще многого не знаешь. 19


- Того, что я за сегодня узнал, вполне достаточно. Ты можешь рассчитывать на меня. Уго протянул руку. Гондамар крепко пожал ее. - Значит, ты с нами? - Да! Только вначале сделай, пожалуйста, вот что... Уго наклонился к его уху и рассказал о мешке и карте. Гондамар попросил детально описать вещь и когда услышал, что на нем нарисован красный крест, обрадовался. - Такой мешок я быстро найду. В это время Целестин встал из-за стола, и стал благодарить хозяев за угощения. Он подал Уго знак, что пора уходить. - Жди меня завтра на выходе из города, у самых ворот.- Сказал Гондамар на прощание. На обратном пути они все время молчали и только уже когда вышли на площадь, Уго спросил: - Брат Целестин, что это за сооружение? - Он показал рукой на помост. - В темноте оно похоже на паука, которого проткнули насквозь копьем. - Ты завтра покинешь наш город, сынок, и я думаю тебе незачем забивать свою голову глупостями. Было видно, что этот вопрос огорчил монаха. - Думай о том, что ты сделал большое дело, - продолжил Целестин. - Завтра увидишь отца Бернара, передай ему, что караван доставит все в назначенный срок. Он поймет. Договорились? Уго молча кивнул, он решил не посвящать монаха в свои завтрашние планы.

20


Глава V Ночью Уго долго не мог уснуть. Он представлял, как выглядит Мария, и рисовал планы побега. Но, в конце концов, сон одолел его. Еще девять человек, кроме него, испытывали те же чувства и эмоции. Грядущий день должен был изменить их судьбу. Они бросали вызов несправедливости и готовились ощутить на себе все тяготы этой борьбы. Уго проснулся сразу, как только Целестин позвал его. Он быстро умылся и поблагодарил монаха за ночлег. Целестин предложил после службы, вывести мальчика за город. Уго отказался, и сославшись на предстоящий долгий путь, быстро попрощался и ушел. Утром город был гораздо симпатичней. Относительно чистый воздух и яркое голубое небо над головой. Уго вприпрыжку пустился в дорогу. Проходя квартал городской знати, у него опять появилось чувство, что все это он когда-то видел. Уго отогнал прочь надоедливую мысль и сконцентрировался на задаче номер один. - Если побег удастся, что мы будем делать дальше? - думал он. Сам процесс освобождения Марии контролировал Гондамар и его ребята. Уго понимал, что разумней доставить Марию не в Марсель, а Балтазару, ее отцу. Но такое путешествие выглядело совершенно не романтично. В его распоряжении был целый день для того, чтобы придумать хороший план. Пока Уго дошел до условленного места, в голове сам собой сформировался приблизительный проект побега. - Во-первых, необходимо использовать реку. В лодке будет спокойней, все на виду и невозможно разойтись, не пристав к берегу. Мне надо посмотреть по карте, и если река течет к морю, убедить всех бежать по воде, - думал Уго. - Во-вторых, припасы, они ведь должны что-то есть, путешествуя на лодке можно одновременно и плыть, и ловить рыбу. Необходим запас хлеба, соль и котелок, - продолжал он свои размышления. - Да главное не забыть кремень, кресало и трут. - Ты с кем говоришь? Он услышал сзади голос Гондамара. Уго понял, что всю дорогу по неосторожности размышляет вслух. - Привет! - Сказал Уго и протянул руку. - Это я так задумался. Гондамар рассмеялся. - Хорошие у тебя мысли. Кресало, трут, котелок. Ты собираешься готовить завтрак? - Нет, я думаю над тем, что необходимо взять в дорогу. Путь предстоит длинный. Да, ты принес мешок? - Принес, надо побыстрее вернуть его назад, мне показалось, что отец что-то заподозрил. Я не хочу, чтобы он подумал, будто мне понадобились деньги, или, что другое ценное, спрятанное в нем.Сказал Гондамар и протянул Уго мешок. - Я никогда не воровал. - Закончил мальчик свою речь. Было видно, что мысль о воровстве очень тревожила Гондамара. Он боялся потерять доверие дорогого человека и согласился взять чужую вещь только для того, чтобы спасти Марию. - Итак, с чего начнем? 21


- Мне необходимо несколько минут, и ты сможешь вернуть вещь на место. Уго аккуратно, как только мог, сломал печать и нащупав вслепую бумагу, вытащил ее на свет. Листок был свернут вчетверо. Быстро выяснив, что это то, что нужно, он посмотрел карту и отдал мешок Гондамару. - Мы пойдем к морю по реке, так удобней, но подробности позже, верни это отцу и возвращайся поскорей. Ребята договорились о месте встречи. Входов в пещеры было несколько, один из них находился в еврейском квартале. Гондамар сказал, что сейчас придет Жоффруа и остальные ребята. В городе было опасно находиться без сопровождения. Он подвел Уго к заброшенному дому, каких в этой округе было множество. - Здесь мы сговорились о встрече. Ты подожди, а я мигом. Попрощаюсь с отцом и вернусь. Ладно? Уго кивнул в знак согласия. Дом был с заколоченными крест-накрест окнами. Деревянный забор зиял дырами, и ребята без труда пробрались вовнутрь. Уго на некоторое время остался один. Он сел на поваленное дерево в центре дворика. Увитые плющом стены скрывали богатую лепку фасада, видимо дом принадлежал ранее состоятельному человеку, подумал он. Уго рассматривал разбитый фонтан, массивные узорчатые плиты под ногами, вначале даже появилась мысль зайти в дом, стало интересно, как жили прежние хозяева. Но он отбросил эту мысль, решил не отвлекаться, а сесть и детально изучить маршрут. Развернув на колене карту, он в уме подсчитал время, которое понадобиться, чтобы добраться до Марселя, получилось приблизительно двадцать дней пути. Вскоре послышался скрип, и Жоффруа вошел на территорию двора, и Уго при дневном свете смог детально рассмотреть мальчика. Ребята поздоровались. Жоффруа поинтересовался, где Гондамар, и услышав ответ, произнес: - Сегодня вернулся с охоты барон. Мой отец, лейтенант городского ополчения, пришел домой раньше обычного. Он сказал, что теперь город будут патрулировать регулярные войска, а это очень плохо. Если нас обнаружат, мы ни за что не сможем отвертеться. Жоффруа говорил ровным тоном, не драматизируя. - Я уже наслышан о злодеяниях негодяя. - Ответил Уго. - Мы сможем найти лодку? - Неожиданно спросил он. - Лодку? Дай подумать. На какое время? - Желательно надолго. Нам легче плыть, а не идти к морю. Уго развернул карту и очертил путь. - С нами будет девушка. Кто знает, как она перенесет столь долгую пешую дорогу. Жоффруа молча согласился, потом добавил. - Мы все, кроме тебя, превратимся в беглецов. Никто не получит согласия родителей. Я к этому готов, но не знаю, что скажут остальные. Будет плохо, если кто-то вдруг откажется. Ему придется хранить тайну нашего путешествия. Уго нравилась спокойная, размеренная речь Жоффруа. 22


- Ты прав. Это значит, что мы должны сохранить в тайне маршрут до тех пор, пока не выясним окончательно, кто пойдет. Жоффруа кивнул. - Ты можешь говорить мне, что необходимо делать, не посвящая окончательно в свои планы. Не хочу отличаться от остальных. - А они согласятся с тем, что я буду решать за всех?Спросил Уго. У нас нет выбора, ты единственный среди нас, кто может полностью распоряжаться собой. - А что скажешь насчет лодки? Но разговор оборвался с приходом ребят. Из проема в заборе появились Рораль, Пейян, Нивар, Годфруа и Андре. Не было только Ашамбо, это облегчало задачу, потому что он обязательно бы возражал и ни с чем не соглашался. Уго сказал, что Гондамар придет позже и при поддержке Жоффруа объяснил дальнейшие действия. Им необходимо было разделиться, так как в пещере одновременно работать могли только трое, остальным Уго предложил на выбор добыть припасы или найти лодку. Уго, Жоффруа и Андре пошли освобождать от завала проход. *** Тем временем Гондамар сильно торопился и совсем не заметил, что улицы города подозрительно опустели. Вдруг его окрикнул незнакомый голос. - Эй, малец! Гондамар обернулся и увидел троих стражников, их щиты украшал баронский герб. - Ты куда так спешишь, пострел? Может, украл чего? Гондамар с ужасом обнаружил, что по ошибке забыл спрятать мешок, и все это время держал его в руках. Стражники тоже это заметили, он прекрасно понимал - теперь все зависит от быстроты его ног. - Ничего я не воровал! Ответил он остановившись. - Ну, тогда подойди, не бойся. - Мне спешить надо. Ответил мальчик и сделал шаг назад. - Куда спешить? Зачем? - Тебе сказано - подойти! Выполняй приказ, а то... Гондамар не стал дожидаться, пока ему объяснят, что будет, если он ослушается. Он помчался, не оглядываясь вперед. За спиной послышалась ругань и топот тяжелых сапог. Его преследовали. Забежав за угол, мальчик спрятал за пазуху мешок. До дома оставался один квартал, а это было слишком короткое расстояние и стражники наверняка заметят и выследят его. - Надо запутать следы. - Подумал Гондамар и бросился в противоположную сторону. - Попетляю немного, сделаю круг и вернусь, время еще есть. Он забежал на улицу дубильщиков. В нос ударил резкий запах щелочи. Гондамар молнией выбежал к реке. Спрятавшись на пристани, он прижался к днищу лодки и замер, внимательно прислушиваясь. Переждав некоторое время, он выглянул и никого не увидел. Стражники видимо передумали его преследовать, Гондамар подождал 23


еще пару минут, и аккуратно обходя опасный район, быстрым шагом пошел домой. *** Уго вошел в пещеры. Он замыкал маленький отряд из трех человек. Света свеча давала мало. Он отчетливо видел только спину впереди идущего и иногда серые, с черными потеками стены. Кое-где приходилось низко нагибаться или пролезать боком. Временами ход вдруг обрывался, и они попадали в огромный зал, так во всяком случае казалось. Как ориентировались Андре и Жоффруа, Уго не имел никакого представления. Если бы им вздумалось избавиться от меня сейчас, не нужно ничего делать, просто затушить свечу и разбежаться в разные стороны, подумал он. Уго совершенно не представлял, где они находятся и куда идут. Но вот Жоффруа остановился и тихо произнес. - Все, мы на месте. Сейчас Андре зажжет еще свечи, и начнем работать. Старайся поменьше шуметь. Уго теперь рассмотрел помещение в деталях. Низкий потолок с свисающими сосульками, запах гнили и шум капающей воды. Такими были первые впечатления. - Что мне делать? - Будешь носить землю в соседний проход. - Ответил Андре. - Возьми сейчас подробно изучи пол, работать надо как можно тише, рядом с нами проходит коридор, в котором постоянно находится тюремщик. Понял? -Да. Они дружно начали расчищать путь. *** День пролетел быстро. За час до заката ребята встретились в условленном месте. Андре, Жоффруа и Уго, вымазанные с ног до головы грязью, выглядели самыми счастливыми. Им удалось вытянуть один камень из стены и поговорить с девочкой. Она очень обрадовалась им. Ребята дружно поклялись Марии, что она встретит рассвет свободной. Уго в первый раз в жизни видел такую нежную девичью красоту. Тонкое лицо, обрамленное пышными смолянистыми волосами и проникновенный, бархатный голос. Ребята немного потешались над тем, какое впечатление на Уго произвела Мария, и расс��азывали наперебой, как он окаменел и не смог показаться на свет, когда она попросила. - Ничего, старик, это бывает, - сказал Гондамар, - все мы пережили приблизительно тоже. Вопреки предположениям Жоффруа, бежать решились все. Из продовольствия добыть удалось только хлеб. Ашамбо принес десять серебряных монет, он продал сыну менялы меховую шапку - подарок отца. Каждый из товарищей внес лепту, кто хлебом, кто деньгами. Разложив еду поровну, в котомки, они оставили на страже Уго, а сами разошлись по домам, чтобы провести вечер дома. Побег назначили на полночь. *** На часовой башне прозвонил колокол, Уго вспомнил, что дома мерили время шагами. Но это было возможно только днем, когда тело 24


отбрасывало тень. После заката наступала неизмеримая пора ночи, которая тянулась до самого рассвета. Когда Уго первый раз услышал бой колокола и спросил брата Целестина - зачем звонить ночью, то услышал странный ответ. Оказывается, до 3 часов пополуночи служат Полуночницу, за ней, до 6 часов утра Хвалитны. С утренней зарей начинался час первый, час третий - около 9 утра, час 6-ой - полдень, час обеда, час девятый - до 3-х дня, за ними следовали Вечерня и Повечерие. Такой набор церковных служб поверг мальчика в ужас. Столько времени молиться? Уго не видел в этом никакого смысла. Разве богу не надоедает слышать беспрерывное пение псалмов и бормотание молитв? - думал он. Но в данном случае часы сослужили хорошую службу. Его новые друзья знали, когда необходимо собраться вместе. *** Первым пришел Ашамбо, он сел невдалеке молча. Уго даже не пытался заговорить. Между ними с самого начала установились неприязненные отношения. Небо над головами было чистым и безоблачным. Уго с восхищением рассматривал звезды, мечтая о дальних путешествиях и военных походах. Однажды мимо их дома проходили бродяжки. Они стали на ночлег лагерем недалеко. Уго тогда бегал слушать рассказы старого трубадура, особенно запомнилась песня о жестоком норманнском воине - Рольфе Пешеходе. Он был страшным великаном, ни одна лошадь не могла нести на себе его могучее тело. Он грабил и разорял монастыри, реками проливал кровь и не боялся гнева божьего. За это его прозвали Рольфом Дьяволом. Но вот однажды ангелы стали на сторону французского короля, и все войско Рольфа было разбито, а сам он, плененный, предстал перед монархом. С него сняли путы и заставили принести клятву верности, Рольф покорно снес все оскорбления, но когда ритуал потребовал поцеловать ногу короля, он схватил того за сапог, и подняв над землей, приложил голенище к губам. Уго громко смеялся, представляя висящего вниз головой короля. Ему очень нравилась отвага и сила рыцаря. Ашамбо прервал воспоминания Уго. - Что-то не так. Все уже должны быть здесь. Мне идти дальше всех, я живу на другой стороне за ратушей. Уго вопросительно посмотрел на него. - Я говорю о том, что ждать больше нельзя. Мы со стеной и вдвоем справимся, надо спускаться в пещеры. - Я согласен. - Ответил Уго. Ребята спрятали котомки в самый темный угол двора. На бревне где они сидели, Ашамбо камешками выложил указатель на вход в катакомбы. - Думаю, догадаются. Свечу зажгли, когда исчез свет луны. Шли молча, Ашамбо намеренно спешил, но Уго без труда успевал за ним, и ни разу серьезно не споткнулся. Через некоторое время они были на месте. Предупредив Марию, ребята стали разбирать стену. Работали слаженно, девушка помогала с той стороны, и вскоре образовался просторный проход. Уго подал ей руку и помог выбраться 25


девочке из темницы. Ашамбо осветил помещение двумя свечами, и Уго вдруг показалось, что он смеется. *** Выбравшись на воздух, ребята отряхнули грязь с одежды. Мария поправила волосы и стала благодарить их за отвагу. - А где остальные? Она оглянулась вокруг. - Что-то случилось. - Мы не знаем, что произошло, но ждать дальше нельзя, до рассвета мы должны покинуть город. У барона есть собаки и лошади, он, организовав погоню, может нас выследить и без труда догнать. Тогда пощады не жди! - Произнес важным тоном Ашамбо. Уго отметил, что в его голосе не было и намека на испуг. - Я знаю, как уйти от погони, мы спустимся по реке. Она течет, не петляя, и мы сможем, если грести всю ночь, уйти достаточно далеко. Ашамбо кивнул в знак согласия, а Мария молча слушала, не вмешиваясь в разговор. И только сказала. - Вы из-за меня становитесь преступниками, но я знаю, что отговаривать вас бесполезно, мои отважные рыцари. Ребята стали перекладывать провизию в три котомки. Это заняло немного времени. Потом, удостоверившись, что ничего не забыто, они отправились в дорогу. Ашамбо шел первым. У Уго немного путались мысли. Он думал о том, что могло произойти с Гондамаром и другими ребятами. Особенно тревожило отсутствие Жоффруа, Уго казалось, что он ни за что не передумал бы и не испугался. Мальчик очень переживал за новых товарищей. Ашамбо вел переулками к причалу. Он хорошо знал дорогу и подробно обрисовал дома, на которые необходимо ориентироваться в случае чего. Но, к счастью, путь был свободен. Один только раз мимо прошагал патруль, они вовремя его заметили и спрятались в густой темноте, прижавшись к каменному забору. За ним бешено выла собака, но это было обыкновенное явление в полнолуние, и стража не обратила на звуки никакого внимания. Ашамбо умело провел маленький отряд на пристань. Она не освещалась, как, впрочем, и весь город, только бледный диск луны отражался в воде. Ребята выбрали лодку поменьше, ее легче было столкнуть в воду. Уго попросил Марию подождать и не вмешиваться. Мальчики положили у ее ног дорожные сумки. - Старайся не поднимать, а толкать. - Сказал Ашамбо. - Видишь, - он показал на мокрые бока, которые было хорошо видно даже в лунном свете. - Она только недавно из реки и не успела загрузнуть в болоте. - Хорошо. - Ответил Уго, и ребята взялись дружно толкать лодку к реке. Вскоре нос погрузился в воду, и двигаться стало гораздо легче. Уго подошел к Марии и попросил, чтобы она взобралась ему на спину. - Я отнесу тебя к лодке, вода холодная. Девочка улыбнулась. Ашамбо внимательно следил за их движением. Бережно неся, как будто самое дорогое сокровище, Уго посадил Марию на корму и помог перебросить ноги через борт. Возвращаясь за 26


вещами, он встретился с Ашамбо, который его грубо оттолкнул с дороги. - Иди, садись в лодку я забрал сумки! - Путь будет сложным. - Подумал Уго. Он молча последовал за ним, думая как бы раньше времени не ввязаться в драку. Весла заменили широкие доски, которые Ашамбо отломал от других лодок. Как будто оправдываясь, он сказал Марии. - Весла хозяева лодок забирают в дом. - Вы спасаете мою жизнь, на тебе нет никакой вины, - ответила девочка и грустно улыбнулась. Ашамбо сел на нос, Мария посередине, Уго вытолкал лодку далеко от берега, намокнув по самую шею. Потом легко забрался на корму. Ребята начали усердно грести, помогая течению. Вскоре город за спиной превратился в черную остроконечную глыбу. Неизвестно сколько прошло времени, но у Уго уже отваливались руки. Мышцы окаменели с непривычки, спина жутко болела, а сесть поудобней было невозможно. Он посматривал на то, с каким трудом гребет Ашамбо, и немного успокаивался. - Не будет сил грести руками, буду загребать зубами! - Думал Уго. - Он только и ждет, пока я сдамся. Ашамбо тоже уже оставляли силы, и он с теми же мыслями с трудом удерживал весло, стараясь не проявлять слабости. Неизвестно чем бы закончилась эта молчаливая борьба, но Мария вдруг вскрикнула и очнулась ото сна. - Нам нужно бросить лодку и идти пешком. - Сказала она. - Я видела погоню, они обнаружили пропажу лодки и быстро нагонят нас. Мария говорила, как будто во сне, но Ашамбо поднял весло и подал знак Уго пристать к берегу. - Почему ты так решила? Он пододвинулся ближе и смотрел ей прямо в глаза. - У меня было видение. Пусть Уго, когда мы выйдем на берег, отгонит лодку к середине реки и пробьет дно. Здесь глубоко и они не скоро ее найдут. Ребята пристали к берегу и вышли на сушу. - Она точно прорицательница? - шепотом спросил Уго у Ашамбо. - Точно, делай, как она сказала! Он не стал спорить, так как оказался в меньшинстве. Только про себя отметил: - Идя с такой скоростью, мы бы быстрее добрались до Марселя. *** Дороги естественно никакой не было. - Хорошо, что лес негустой. - Подумал Уго. Теперь впереди шла Мария, она показывала путь. Каждый думал о своем. Уго несколько раз проверял по деревьям, правильное ли она выбирала направление. Дорога к морю должна лежать на юг. - Ты не устала? - Спросил девушку Ашамбо. Он шел прямо за ней. - Нет, - коротко ответила Мария. 27


- Но скоро мы выйдем на поле. Там будут стога сена, в них мы сможем поспать пару часов. Ребята дружно преодолели холм, и действительно через некоторое время, лес стал редеть, и сквозь просветы завиднелось поле. - Нам повезло, что полная луна и чистое небо. В таком лесу заблудится немудрено. Ашамбо вышел и указал рукой на ближайший стог. - Мой вот этот. Ты где хочешь спать, Мария? Девушка огляделась. - Здесь их много, давайте поедим, и каждый выберет себе тот, что придется ему по вкусу, - ответила она. Они сели кругом и Уго разделил на всех половинку хлеба. Некоторое время ели молча. - А зачем тебе в Марсель, Мария? Я видел твоего отца, они поехали в другую сторону. Уго указал на север. - Он мой приемный отец, - ответила девушка. - Я его очень люблю, но здесь наши дороги разошлись навсегда. Мария закрыла глаза, вспоминая большое, светящееся добротой лицо Балтазара. - А тебе не страшно знать будущее? - Прервал ее Уго. - Нет. Я не знаю всего будущего, я знаю только что нужно делать, я вижу маленькие картинки, образы, которые предсказывают встречи и события. - Объясни? - Попросил Ашамбо. - Ты можешь себе представить мозаику, картину, выложенную разноцветными камешками? Ашамбо кивнул головой. - Так вот представь, что ты видишь камешки, отдельные, синие зеленные, красные. Можно предположить какая картина? Нет! Ответила она. - Но ты ведь знаешь что будет? - Не унимался Ашамбо. - Я знаю что, но не знаю где и когда. Или наоборот знаю где, но не знаю, что и когда. Мария засмеялась. - Но в Марсель нужно не мне, а тебе Уго, это я знаю точно. Мария показала знаком, что очень устала. - Давайте ложиться спать. Ребята не спорили с ней и через минуту, зарывшись в сено, уснули крепким сном.

28


Глава VI Уго проснулся от шума движущихся телег и громких голосов. Он аккуратно выглянул и увидел, что на поле кругом стал целый табор людей. Дети, женщины громко разговаривали и раскладывали пожитки. Мужчины тащили дрова для костра. Уго аккуратно выбрался и незаметно подошел к стогу, в котором спала Мария. Он тихо позвал ее. Внезапно ему на плечо легла рука. Уго резко обернулся. - Не шуми! - Сказал Ашамбо. - Пусть спит. Мы сами узнаем, что к чему. Эти люди не очень похожи на цыган. Но все может быть. Встреча с бродячим народом ночью в лесу не сулила ничего хорошего. Мальчики гуськом обошли повозки и стали прислушиваться. Вскоре среди сплошного шума можно было разобрать отдельные голоса. Говорил мужчина. - Мы уже третью неделю идем, а конца дороги не видать. Он был невысокого роста, лунный свет хорошо освещал его небритое, уставшее лицо. - Вчера проходили город, так над нами все смеялись и не разрешили даже пройти за ворота. Я хотел лишь вола подковать, одно копыто стерлось совсем. Хромает бедолага, если упадет - беда, сам ведь я телегу не потяну. Ни туда, ни сюда. Он почесал за ухом и наклонился зажечь костер. Одна женщина, успокаивая маленькое дитя, ходила и громко пела, стараясь перекричать крик. - Вон у Катерины второй ребенок уже заболел. А обещали, обещали то, что нас ангелы на крыльях понесут в Иерусалим. Дорогой манной небесной кормиться будем. Он громко сплюнул. - И возвращаться- то не куда, все продал, и дом, и зерно, и скотину. Второй мужчина только сочувственно кивал. Мальчики переглянулись. Перед ними были паломники. В последнее время множество людей бросали родные дома и пускались пешком в земли Палестины. Мама говорила Уго, что эти походы придумали купцы и ростовщики для дураков, чтобы по дешевке скупать у них имущество и земли. Ашамбо подал знак отступить. Ребята вернулись назад. - Что ты думаешь? Мы можем к ним присоединиться. - Спросил он Уго. - Так будет безопасней продолжать путь. Уго отрицательно покачал головой. - Мы не знаем, какие у них припасы. Слышал, что говорил мужчина. Да и чего сейчас бояться, не зима. Сами мы гораздо быстрее дойдем. - А если разбойники или другие неприятности, в толпе сподручней отпор давать не унимался Ашамбо. - Они обозленные, видишь. Неизвестно, от кого больше опасности. Они шумные и привлекают внимание, нам такого не надо. Но давай спросим Марию, она, наверное, проснулась. Мальчики подошли к стогу и тихо позвали ее. Никто не ответил. Ашамбо показал рукой, что нужно оставить девочку в покое. - Она слишком устала. Дадим ей отдохнуть. Но Уго отвернув рукой солому, показал на пустое примятое место. - Ее нет. 29


Ребята бросились назад. В центре лагеря уже горел большой костер. Женщины, дети, старики сидели вокруг, некоторые спали прямо на земле. Уго и Ашамбо увидели, как невысокий парень подвел Марию за руку к центру. - Я нашел ее, когда брал солому. Это было рядом с ней. Он отдал мужчине ее котомку. - Ты кто, девочка? Мария, видимо, еще не проснулась. Она вертела по сторонам головой и терла глаза. - Ты что, глухая? Одна женщина вырвала котомку и вскрикнула. - Да тут хлеб! С быстротой молнии сумка была опустошена, и хлеб разошелся по рукам. Мария безразлично смотрела на то, как ее обворовывают, а потом произнесла: - Отпустите, у меня больше ничего нет. - Ты так говоришь, как будто мы тебя грабим. - Продолжил незнакомец. - Мы паломники и идем в Святую Землю. Каждый христианин обязан нам помогать. Ты ведь христианка? - Да какая она христианка, цыганка или еврейка. Посмотри платье в узорах. А, может, ты магометанка? Женщина с каждым словом становилась злее и ходила вокруг Марии, держа руки в боки. Девочка стояла прямо, не отвечая ни слова. - Если ты христианка,- докажи. Потом обратившись к толпе, продолжил: - Мы должны быть справедливы. Мария упрямо молчала. - Ждать нельзя, - сказал Уго Ашамбо. - Ты спрячься с сумками, и будь в лесу, пока мы не отойдем от лагеря подальше. Если не будет погони - подойдешь, если будет, придумай что-то. Ладно? - Ты знаешь, что делать? Смотри, сколько их, может, подождем пока уснут, и потом... Уго не дал ему договорить и подал знак замолчать. Из лагеря слышалось: - Смотри - красивая. - Не унималась женщина. - Может, она ведьма, слышали, как волки выли. - Не сходи с ума Катерина, а ты, девочка, не молчи, а отвечай, когда тебя спрашивают. Сказал мужчина. - Она моя сестра! - Громко сказал Уго, выходя из-за телеги. - Мы идем из города, и заблудились в лесу. Он подошел и взял девушку за руку. - Отпустите нас, пожалуйста. Мужчина внимательно осмотрел Уго с ног до головы. - Ты не очень-то напуган малец, а говоришь, заблудились. Мы не разбойники и хотим просто узнать, кого бог послал нам в пути? Правильно? Он обратился за поддержкой к своим попутчикам. Все одобрительно загудели. 30


Уго прекрасно понимал, что паломники просто хотят оправдать то, что отобрали у них хлеб. Еще было похоже, что на этом люди не остановятся. Слишком беззащитными выглядели они с Марией. - Вы можете присоединиться к нам- продолжил мужчина. - Ты что, Жан, нам самим жрать нечего! - Возразила Катерина. Но мужчина не обратил на ее слова никакого внимания. - Хотите получить прощение для себя и своих родителей? У вас же есть родители? - Да! Ответил Уго. - Ну вот, если пойдете с нами и помолитесь в Иерусалиме, то заслужите для них вечную жизнь в раю. Большего никто в вашей деревне не сделает для своих мам и пап. Согласен? Мужчина обратился непосредственно к Уго. - Но нам надо домой. Ответил мальчик, не совсем понимая, куда клонит мужчина. - А зачем вы отлучались из дому? И почему в котомке была целая буханка и полная фляга воды, а? Он почесал затылок. - Может у вас еще чего есть, может, деньги? Ты ведь знаешь, взрослым врать нельзя. Уго понял, что дальше ждать опасно, эти люди словами не ограничатся. К этому времени он успел детально осмотреть лагерь. Мужчин было двое, остальные дети, старики и женщины. Всего человек пятнадцать, на трех телегах. Ругливая баба, сидела теперь, молча жуя. Только хищно зыркала глазами в сторону Марии. - Вы не получите никаких денег! Хватит с вас того хлеба что вы украли. А мы сейчас просто уйдем! И никто нам не помешает! Уго подошел к мужчине и резко вырвал из его рук котомку Марии. - А тому, кто решит стать на моем пути, я клянусь, вспорю брюхо и скормлю кишки собакам. Всем понятно? - Последние слова Уго громко крикнул прямо в лицо Мартину. - Пошли, сестра. И тихо добавил: - Побежим к лесу, только тогда, когда обойдем телеги. Никто их не остановил. Уго держал руку в кармане, как будто там был нож. Выйдя за пределы лагеря, они помчались быстрее ветра. Мария весело смеялась и крепко держала Уго за руку. Забежав за деревья, он первый раз оглянулся, погони не было. - Ты молодец, брат! Такой громкий голос, у меня самой мурашки по коже побежали. Уго немного засмущался. Он признавал, что похвала была заслуженной, но только улыбался в ответ. - Где же Ашамбо? - Думал он. - Мы довольно далеко отошли. Мальчику было очень приятно находиться вдвоем с Марией, но пропажа товарища уже начала беспокоить. - Давай остановимся и подождем Ашамбо, - сказал Уго и придержал ее за руку. Они присели у толстого дуба. На небе стали пропадать звезды. - Скоро рассвет. - Сказала Мария. - Мы не можем долго ждать. 31


Уго молча согласился. Он отказывался верить в то, что Ашамбо струсил и сбежал. - Так рисковать, уйти из дома, освободить узницу из темницы, и испугаться горстки бездомных крестьян? Нет, что-то обязательно случилось. Думал Уго. Он решил Марию не тревожить своими мыслями и сказал просто: - Ашамбо, наверное, заблудился, мы встретимся позже. Девочка, на удивление, молча согласилась. - Нам надо добыть воду, мне пить сильно хочется. Уго внимательно посмотрел на Марию. - Ты плохо себя чувствуешь? - Нет, не беспокойся. Уго отогнал страх. Ему вдруг подумалось, а что если девочка заболеет? Они были одни, далеко от дома. Вся романтика путешествия вдруг улетучилась. - У тебя лоб смешно сморщился. Что тебя огорчило? - Спросила Мария. Уго не привык таить свои мысли и ответил прямо. - Слишком много событий за два дня. Я готов рисковать своей жизнью. Но не твоей. Мы ведь остались одни, а дорога еще и не начиналась. Мария внимательно его слушала. - Ты боишься за меня? - Да, я очень боюсь за теб��! Ты хрупкая, красивая, я вряд ли смогу в одиночку защитить тебя от опасности так, как сегодня. Завтра может и не повезти, а я... Он вытер выступившую от волнения испарину на лбу. - Ты спас меня дважды от смерти. - Возразила Мария. - Первый раз, вызволив из темницы, второй раз сейчас. Значит, ты уже доказал, что можешь много. - Я был не один. Гондамар, Жоффруа, Ашамбо и другие ребята, они все сделали. Я просто оказался рядом. Мария, улыбаясь, смотрела на него.- Они и сейчас рядом. Уго оглянулся. - Ты кого-то заметила? - Нет. - О чем ты говоришь? - Спросил Уго. - Я говорю о том, что ты прошел испытание успешно. Из-за дерева появился Гондамар и сказал. - Ты ни разу не усомнился в нашей дружбе. - Он пожал Уго руку первым. Потом появился Жоффруа и продолжил. - Ты ни на шаг не отступил и всегда смотрел опасности в лицо. За ним руку опешившего Уго пожали Рораль, Пейян, Нивар, Андре и Юн. Последним появился Ашамбо. - Главное, ты не дал волю гордыни, и не присвоил себе славу других. Мария ласково осмотрела свое войско. - Я же вам говорила, он удивительный мальчик, и именно от него зависит наше будущее.

32


Уго мало что понимал, но очень обрадовался, видя, что они снова вместе. Он обнимал то одного, то другого, как после долгой разлуки, и весело смеялся. - Но откуда взялся Юн? Я же оставил тебя с цирком в лесу. Уго обратился к мальчику акробату. - Это я его послала за тобой, мне было видение, но не было уверенности, что оно исполнится так точно. Уго, немного успокоившись, спросил. - А как же монах, его доставили в мой дом? Или он тоже за деревом прячется? - Дедушка Бернар передавал большой привет тебе, и еще я видел твою маму, она тоже кое-что просила тебе передать, он протянул мальчику письмо. Сердце Уго будто взорвалось от этих слов. - Значит, все в порядке. - Думал он. - Значит, я поступаю правильно. Он взял протянутое Юном письмо и отошел от ребят. Быстро светало, листок бумаги был исписан ровным маминым почерком. Уго сел возле дерева и погрузился в чтение.

33


Глава VII Маленький отряд быстро двигался вперед. Уго умело обращался с картой, и через две недели они подошли к большому городу, это был Вивье. В пути ребята называли себя паломниками и не чурались никакой работы. Проходя селения и деревни, они помогали крестьянам на полях и виноградниках за это получали хлеб, а иногда мясо. Наступала осень - пора урожая. Мария и Юн показывали концерты. Ашамбо по памяти читал отрывки из библии. Вместе они собирали вокруг себя множество народа. Такие выступления давали возможность существенно пополнить припасы еды. Уго первое время долго не мог уснуть из-за прочитанного письма. Оно перевернуло всю прошедшую жизнь с ног на голову. Очень часто злость закипала в жилах так сильно, что Уго не мог сдерживаться, и, не желая доставлять неудобства товарищам, уходил вперед, проводя большую часть путешествия в одиночестве. Его душу переполняли планы мести. *** - Он опять загрустил. Ашамбо поправил сумку на плече Жоффруа. - Так дальше продолжаться не должно. Мы можем ему помочь? Как ты думаешь? Жоффруа почесал затылок. - Мы же ничего толком не знаем. Как здесь помочь. Ашамбо не унимался. - А давай поговорим с Марией. Она то все у нас знает. Пропадает ведь, я за неделю не услышал от Уго и пары слов. Жоффруа внимательно посмотрел на Ашамбо. - Ты стал таким внимательным. Раньше я чего-то не замечал в тебе подобной нежности к другим. - Это не нежность, я просто желаю ему добра. И Ашамбо махнул рукой. Пройдя пару кварталов, они нашли харчевню и решили отметить маленьким пиром окончание первой половины пути. Обменяв последние деньги на еду, выбрали большой дубовый стол, что стоял на улице под навесом и уселись друг напротив друга. Прохожие с интересом рассматривали всю компанию. - Уго, я вижу, что твориться в твоей душе, но теперь ты один из нас, и ты не должен переживать в одиночестве горькие мысли. Тем более строить планы.- Начал Ашамбо. - Какое бы несчастье не свалилось на твою голову моя голова примет половину. - И моя. - И моя. - Дружно вторили Ашамбо остальные ребята. - Спасибо, друзья! Уго приложил руку к сердцу. - Я действительно не знаю, как поступить. Он выдержал долгую паузу и продолжил. - Мы встретились совсем недавно, но я теперь совсем не представляю своей жизни без нашей дружбы. 34


Он опять замолчал. Уго никто не торопил, ребята дружно ждали, пока он найдет силы, чтобы продолжить. - Мы тебя не торопим. Первой начала говорить Мария: - Нам только необходимо знать, что произойдет дальше. Дорога закончится через неделю. Расскажи, ты уже знаешь зачем мы идем в Марсель? Уго поднял глаза к небу и минуту наблюдал, как птицы парят в высоте. Потом достал из сумки сложенную вчетверо карту и показал всем. - Мы взяли ее для того, чтобы найти дорогу к морю. Но она и есть та причина, по которой мы должны успеть побыстрее в Марсель. Он развернул листок и поднес на вытянутой руке к солнцу. - Видите контуры, спрятанные под краской карты? Это схема, план, который указывает на самое важное сокровище в мире. Только один человек достоин владеть им. Это сокровище сделает его королем, он будет править на Святой Земле, и ему однажды подчинится весь христианский мир. Ребята заворожено смотрели на кусок пергамента. Потом Гондамар, который еще до этого момента не проронил не слова, заговорил. - Значит, мы украли у моего отца то, что он мог и без нашей помощи доставить в Марсель? Глупость какая-то! - Нет, не глупость. Герцог Готфрид ждет нас, мы часть этого плана. Я не могу объяснить сейчас почему, но уверяю вас, что в Марселе только начнется наш путь. - Ответил Уго. - Ты вообще ничего не объяснил. - Сказал Ашамбо. - Я лично понял только то, что нельзя долго отдыхать, и необходимо спешить. Все начали собираться, уже через минуту ребята продолжили путь. Больше никто не приставал к Уго с расспросами. Все оставшееся время путешествия до самого Марселя он находился в стороне от всех. *** Марсель. Город был окружен высокими, толстыми стенами. Маленький отряд без труда преодолел ворота, они были не единственные путешественники, которые пришли в тот день. Следуя за толпой, ребята вскоре вышли на соборную площадь. Кого здесь только не было: лошади, мулы, и люди всех национальностей перемещались непрерывными колонами, как разноцветные муравьи. Ребята впервые видели такое количество народа. Горячий, полуденный воздух смешивался с вонью сточных канав и потом людских тел, забивая нос. Вдруг они заметили человека огромного роста, одетого в цветной халат. На его черной как уголь голове красовался закрученный узлом тюрбан. Он широко улыбался, показывая окружающим ровные белые зубы. - В чем дело, компания? Он обратился к ним громким басом. - Потерялись? - Это африканец, не бойтесь. - Сказал Ашамбо шепотом остальным. - Он в первый раз в жизни, в уме поблагодарил схоласта - своего учителя. Те скудные знания, которые тот вбивал в головы школяров, сопровождая пинками и оплеухами, наконец-то дали результат. 35


- Что за африканец такой? - Так же тихо спросил Жоффруа. - Это народ такой, они живут на юге, за морем. Ответ видимо удовлетворил Жоффруа, потому что он первым ответил человеку. - Мы ищем герцога Готфрида. У нас к нему дело. Ты не подскажешь дорогу? Африканец уже с удивлением посмотрел на ребят. - Герцога, а зачем он вам? - Я же сказал - дело есть. - Ответил Жоффруа. - Дело, говоришь? Ну, к герцогу не так легко и попасть. После того, как он стал снаряжать флот, к нему многие стремятся попасть с делом. Расскажите мне, может я чем помогу, моя шхуна стоит в порту. Уго вышел вперед, ему совсем не понравилось, как человек разглядывал Марию. - Покажите дорогу туда, где герцог остановился. - Дорогу? Африканец почесал подбородок. - Дорогу я покажу, но ходить нынче детям без присмотра родителей небезопасно. - Не волнуйтесь, мы сможем за себя постоять. - Вмешался Гондамар. - Ну, как знаете. Мужчину видимо удовлетворил такой ответ. Заметив, что Уго за ним наблюдает, он уже не смотрел на Марию. Сопровождая инструкцию жестами, произнес: - Пойдете прямо, через пару кварталов увидите гавань, там порт, рынок. Налево, если стоять лицом к морю, прямо в воде стоит высокая четырехугольная башня - донжон. Там и ищите. Уго поблагодарил незнакомца за помощь, и вся компания пошла указанным путем. - Я завтра плыву на Кипр! - Почему-то крикнул вдогонку африканец. Но никто уже не обращал внимания на его слова. Действительно, через пару кварталов улица раздвинулась, и у ветра появился солоноватый привкус. - Как здесь люди живут? - Громко возмущался Рораль. - Жара, мухи, меня преследует их целая армия. Он начал размахивать руками, стараясь отогнать от себя назойливых насекомых. - Ты чего, это их в мою сторону гонишь! У меня своих достаточно. Они стали бегать друг вокруг друга, размахивая руками. Скоро весь отряд дружно мчался на пути к гавани, смеясь, и пытаясь оторваться от мух. Вдруг дорога оборвалась. Перед ними раскинулась огромная площадь, разбитая на торговые ряды. За палатками и телегами, как причудливые животные, покачивались на волнах огромные корабли. Все разом остановились и завороженно смотрели, морю не было конца и края. *** Уго собрал ребят вокруг себя. - Друзья! - Начал он говорить. - Есть еще одна причина, по которой я здесь. Он достал из-за пазухи письмо от матери, которое ему передал Юн. 36


- Я хочу, чтобы Мария его вам прочитала. Они выбрали место, где людей было поменьше, и стали кругом. Подождав, пока все успокоятся, Мария начала читать. То, что было в письме, ребята: Гондамар, Ашамбо, Андре, Жоффруа, Нивар, Рораль, Пейян и Годфруа - знали как историю своего города. Там рассказывалось, как напали отряды нормандцев и жестоко расправились с гарнизоном. Они убивали всех, не щадя ни женщин ни детей. Молодой граф и его жена не оставили своих подданных и сражались на стенах рядом с воинами, защищая укрывшихся в замке жителей. Долгие дни длилось сражение, пока разъяренные захватчики, опасаясь, что осажденным придет помощь, не подожгли замок. В огне тогда погибли тысячи людей, но никто не покорился и не сдался на милость победителя. Через год городом стал править барон. Многих тогда удивила жестокость, с которой он искоренял малейшее упоминание о роде прежнего сеньора. Теперь эта тайна раскрылась в письме. Уго был спасенным сыном и истинным наследником графства. В письме еще говорилось, что именно барон тайно нанял орду викингов, чтобы получить власть. Уго стоял молча, крепко сжав кулаки. - Теперь я должен отомстить за свою семью. Я обязан восстановить справедливость. - Ты не подумай, что я сомневаюсь в твоих словах. - После долгой паузы начал Ашамбо. - Но, чтобы заявить права, необходимы свидетельства посущественней слов. Необходимы документы. Ты понимаешь меня, Уго? Герцог может не поверить пророчеству Марии и словам твоей мамы, прости за такие слова. Он смотрел Уго прямо в глаза всем видом давая понять, что он на его стороне. - Я прекрасно понимаю это, Ашамбо. Ты абсолютно прав, но такое свидетельство, к счастью есть, его принес старый духовник нашей семьи, он и спас меня и маму тогда в пожаре и доставил в безопасное место. Это известный вам калабрийский монах, брат Бернар. - Это отличная новость! Ты уже решил, как мы попадем на прием к герцогу? - Спросил Гондамар. - Нет, но если судьба привела нас сюда, нет никаких сомнений, задерживаться надолго в Марселе нам не позволят. Есть еще кое-что, расскажи Мария. Девочка вышла на середину круга. - Сегодня ночью у меня было видение, я видела город, где жил Спаситель - это значит, что скоро совершим далекое путешествие. Они стояли на берегу, и огромное небо сливалось вдали с бесконечным морем. - Мария, в какую сторону поплывут наши корабли? Где находится Святой город? Девочка убрала с лица волосы и указала рукой на восток. Ребята мечтательно устремили свои взгляды туда, куда указывала маленькая девичья рука. Каждый из них уже не представлял своей дальнейшей жизни друг без друга.

37


Глава VIII Шум на портовой площади затихал, по мере того, как садилось солнце. Торговцы собирали товар, пересчитывая выручку, которую получили за день. Они громко покрикивали на грузчиков и приказчиков и хвастались друг перед другом заработком. Друзья заворожено осматривали корабли, представляя, как вскоре все вместе будут стоять на их палубах, под парусами. Море манило открытым горизонтом, но облака и пенящиеся волны как будто сжимали между собой пространство, доступное взгляду человека. - Я слышал, что к этому берегу пристала лодка с Девой Марией. -Сказал Ашамбо. Ребята посмотрели на него с удивлением. - Честно. Говорят, что Марсель даже древнее Рима. Вообще здесь много интересного, если завтра будет время, надо обязательно посмотреть на город вон оттуда. Ашамбо рукой указал вверх, в сторону от моря. Друзья, проследив за его жестом, увидели каменную крепость на горе. - Что это?- Спросила Мария. - Аббатство святого Виктора. О нем мне рассказывал учитель в школе. - Об аббатстве?- Удивленно спросил Уго. - Нет, о Святом. Я потом вам все объясню, а пока надо найти ночлег. Ребята осмотрели котомки и выяснили, что хлеба на ужин у них достаточно, но вот денег на ночлег нет вовсе. Все вопросительно посмотрели на Марию. - Не волнуйтесь, в стогу сена я спала, в лесу ночевала, значит, и в порту не пропаду. Она широко улыбнулась, всем своим видом давая понять друзьям о том, что волноваться нечего. - Раз так, - подытожил Уго, - значит, найдем убежище в одной из лодок. Только подождем, пока стемнеет. Компания удобно расположилась на камнях у самого моря и разделив хлеб, жуя, наблюдала, как садится солнце. Только Уго держал в руке нетронутый хлеб и хмурил брови. Его никто не беспокоил расспросами, ребята понимали состояние друга и старались не тревожить Уго без повода. Темнело быстро. Кое-где узкие улочки освещали факельщики, городская стража обходила город. Ребята забрались в небольшую лодку и удобно разместились на рыбацких сетях. Пахло морем и рыбой. Уго остался один, прижавшись спиной к причальной тумбе, он обдумывал свой завтрашний день. Вдруг его внимание привлек шум и приглушенные голоса. Слова разобрать было не возможно из-за звука разбивающихся волн. Но один из голосов мальчику показался очень знакомым, он привстал, и, стараясь двигаться как можно тише, подошел к неизвестным собеседникам ближе. - Ты уверен, что надо подождать? Есть шанс благоприятно покинуть Марсель сегодня ночью. Уго услышал первую фразу. - Я нашел то, что искал.- Ответил второй человек. 38


- Мы выручим много денег за тех бродяг, которые заполнили нашу палубу. Уго не совсем понимал, о чем идет речь, но голос опять показался знакомым. Разговор тем временем продолжался. - Они нам уже заплатили, а на рынках Египта мы получим чистую прибыль. Я бы не рисковал отклоняться от плана, ведь все и так идет, лучше не придумаешь. Мальчик понял, что стал свидетелем сговора преступников. - Я не собираюсь торговать рабами, у тебя свое дело, у меня свое! Уго попытался выглянуть из-за тумбы, чтобы рассмотреть заговорщиков и не заметил, как столкнул в воду кусок бревна. Громкий всплеск прервал собеседников. - Кто здесь? Уго прижался к причалу, затхлый воздух гниющей воды ударил в нос, мальчик еле сдержался, чтобы не закашляться. - Да нет здесь никого, крысы, наверное, жуть, сколько их сейчас развелось. - Нет никого, говоришь?- Ответил второй. - Жаль нет огня, мне кажется, что я слышу какое-то сопение. Уго наплевав на опасность, все же выглянул. Люди стояли вполоборота, в темноте он смог разглядеть только то, что один из собеседников обладал очень высоким ростом. - Ладно, пойдем, проверим команду, а то за столько дней безделья совсем разболтались, никакой дисциплины. Уго внимательно всматривался в исчезающие в темноте силуэты двух мужчин. Он осторожно вышел из убежища и поспешил за незнакомцами. Уго хотел узнать, о каком корабле шла речь. Убедившись, что люди поднялись на борт, он попытался как можно подробней запомнить приметы вокруг. - Ночью все кошки серые, - с горечью думал мальчик.- Мне бы теперь самому не заблудиться. Вернувшись к лодке, он еще раз, про себя повторил каким по счету, от их лодки, стоял на причале корабль незнакомцев. О каком товаре шла речь, и что эти люди собираются делать на рынках Египта, Уго догадался быстро. - Значит, завтра они хотят заполучить еще одного пленника, подумал мальчик. – Я обязан их остановить. К сожалению, все товарищи спали. Уго наблюдал, как всходила луна. Сначала огромная, грязно-белая, она полуоткрытой пастью разверзлась над замком герцога, а потом, зацепившись за башню, повисла пузатым кругом. Уго уснул, не дождавшись пока она поднялась и осветила бледным светом весь город. *** Первый луч солнца разбил сновидения Ашамбо. Как он не жмурился и не пытался досмотреть сон, все образы исчезали безвозвратно. Пару минут он пробовал самостоятельно представить продолжение, но потом бросил это занятие, приподнялся на локтях и осмотрел компанию. Все спали крепко, некоторые улыбались, только Уго лежал с серьезным лицом, как будто думал о чем-то важном. Ашамбо услышал шум людской толпы, он посмотрел вокруг и увидел, что пристань ожила, а некоторые рыбацкие лодки уже вышли в море. Он поспешил разбудить друзей. 39


Ребята быстро собрались, Гондамар приметил невдалеке источник с купелью, и уже через десять минут, умытые и причесанные друзья отправились к герцогу. По дороге Уго в двух словах рассказал всем о подслушанном ночью разговоре. Обнаружилось множество вопросов, никто не мог объяснить, кто эти люди на корабле, и за что они заплатили преступникам. Ашамбо предложил, прежде чем принимать какое-то решение, а тем более говорить по этому поводу с герцогом, все хорошенько осмыслить. - Итак, что мы знаем о кораблях, отплывающих из Марселя? Спросил он всех. - Ну, они отправляют и привозят товары из разных стран, но они не торгуют людьми.- Первым ответил Гондамар. - Значит купеческие, торговые суда. - Точно, - подтвердил Гондамар, он прекрасно знал, о чем говорил, так как его отец был старшиной купеческого цеха. - Есть военные корабли.- Продолжил Андре. - Такие суда не перевозят простых людей, тем более за плату. Они воюют или доставляют отряды рыцарей к местам сражений. - Правильно, - подтвердил Ашамбо, и подытожил. - Значит, мы имеем дело не с купцами и не военными. - А с кем?- Угрюмо произнес Жоффруа. - С пиратами, наверное,- ответила ему Мария. - С пиратами! Дружным хором воскликнули друзья. - Точно!- Подтвердил слова Марии Уго. - Я обязательно должен рассказать об этом герцогу. Пока корабль в порту, их можно арестовать и разобраться. Компания ускорила шаг и уже через несколько минут подошла к воротам резиденции герцога Готфрида. Огромные кованые ворота охраняла вооруженная пиками стража. Уго подошел и попросил пропустить их вовнутрь. Стражники весело рассмеялись, но двери открыть отказались. - Герцог не принимает попрошаек! - Мы не попрошайки, - сжав кулаки, ответил им Жоффруа. Мышцы под его рубахой набухли, немного наклонившись вперед, он приготовился броситься на обидчиков. - Успокойся, Жоффруа! – осадил друга Гондамар. - Мы не для этого сюда пришли, - потом обращаясь к солдатам, продолжил. - Я Гондамар, сын Гондамара, главы гильдии купцов. Потом он представил всех присутствующих. После того как Гондамар огласил титул Уго, по лицам стражником пробежало сомнение. - Вчера герцог принимал твоего отца, почему вы не пришли вместе с ним? – спросили они Гондамара. - Мы прибыли в город поздно вечером. – Ответил на это мальчик. - Сейчас у нас нет времени на объяснение. Пусть один из вас доложит герцогу о нашем приходе, мы подождем. – Продолжил Гондамар. Пока стражники решали, друзья отошли и стали обсуждать свои проблемы, всем своим видом выражая полное безразличие. 40


- Если это пираты, и они беспрепятственно стоят в порту, значит, ни у кого нет повода подозревать их в преступных замыслах. Нам никто не позволит без доказательств обвинить а тем более задержать этих людей.- Сказал Ашамбо. - Мы просто предоставим слова Уго, а если быть точным пересказ подслушанного ночного разговора. Это несерьезно, друзья. Я предлагаю разделиться, и пока Уго и Гондамар будут беседовать с герцогом, мы попытаемся добыть больше доказательств по поводу наших подозрений. Уго слушал товарища и в который раз не мог понять: Ашамбо доверяет его словам или пытается подвергнуть их сомнению. - Так и сделаем, - подытожил разговор Гондамар.В это время вернулся один из стражников и жестом пригласил его и Уго войти. *** Друзья прошли во внутренний двор замка. Повсюду находились вооруженные люди,несмотря на жаркую погоду, многие из них были одеты в тяжелые латы. Уго никогда в жизни не видел столько рыцарей, на ярком солнце горели сталью мечи, и мальчик прикрывал глаза, рассматривая мужественные лица воинов. - Подождите здесь, вас позовут.Сказал стражник и вернулся на пост. Уго в первый раз почувствовал страх. Из простого мальчишки за месяц путешествия он превратился в наследника древнего и знатного рода. Он посмотрел на Гондамара, ища поддержку у друга. - Не волнуйся старик, справимся, - шутя, ответил товарищ. Гондамар прекрасно понимал тревогу Уго, он еще сам до конца не осознал, как это им удалось за такой короткий период так быстро повзрослеть. - Главное расскажи о письме, герцог наверняка знает эту историю, а с остальным потом разберемся. Ребята все разведают, и если твои подозрения подтвердятся, найдем управу на злодеев. И не теряй уверенности в себе! Уго обнял товарища. - Спасибо, друг! Я переживаю только о том, что вдруг моя история окажется не к месту, сейчас герцог занят более важными делами, чем судьба какого-то мальчика. - Не правда! – возразил Гондамар. - Ты ведь доставил в целости и сохранности карту монаха. Забыл? Это наверное кое-что значит. Он с гордостью посмотрел на друга. - Кроме всего прочего, герцог обязан защищать справедливость и карать зло! Ты, во всяком случае, будешь таким правителем, я уверен! - Спасибо, друг! Уго пожал Гондамару руку. Ему было очень приятно слушать похвалу. Если в человека кто-то верит, это делает его сильнее в двойне. К Уго вернулась решительность, действительно, кроме личной просьбы, он обязан передать герцогу карту монаха. Он проверил карман на поясе, где хранил драгоценный лист бумаги. В это время появился герольд герцога и провел ребят в залу. Помещение было похоже на внутренность храма. Огромные колоны по обоим бокам поддерживали высокий сводчатый потолок. Посредине у 41


стены находился деревянный трон с резной спинкой. Ребята стали напротив и удивленно разглядывали красивого, молодого мужчину с чистым открытым лицом. Уго замер в нерешительности. - Ты принес? Герцог протянул руку, и Уго вложил в нее карту. - Значит, монах не ошибся, - задумчиво продолжил герцог. Ребята переглянулись, не совсем понимая, о чем он говорил. Гондамар было открыл рот, но Готфрид жестом его остановил. - Я знаю обо всем, что связано с трагедией твоей семьи.- Сказал герцог, обращаясь к Уго. - Слава богу, славный род не прекратил свое существование. Справедливая кара настигнет всех виновных! Готфрид с силой ударил ладонью о подлокотник трона. - Но сейчас мы заняты другими делами. Вы недавно в городе но, наверное, уже успели заметить наши приготовления к походу. Сейчас все мои помыслы и действия направлены на то, чтобы быть готовым ответить на призыв Папы - освободить Иерусалим! - Вы видели, сколько кораблей в порту? Многие из них везут паломников в Святую Землю. Один Бог знает, что ждет этих отважных людей на пути к Гробу Господнему. Уго и Гондамар переглянулись, мальчиков одновременно посетила одна и та же мысль. - Значит, есть корабли, которые перевозят людей? Не выдержал и спросил Гондамар. - Конечно, для того, чтобы понять причину, надо знать географию. Вы знаете, что такое география? Уго вспомнил, как Ашамбо долгими вечерами рассказывал им о том, что есть в мире люди, которые путешествуют и записывают собственные наблюдения о странах и народах. Другие составляют по этим рассказам карты, по одной из них ребята достигли Марселя. После недолгой паузы Уго ответил за двоих. - Да мы понимаем, о чем вы говорите. Наше удивление не связано с вопросом о географии. Ночью в порту мы стали свидетелями и услышали, как капитан одного из суден рассказывал о том, что продаст каких-то людей в Египте. Речь еще шла об оплате, пассажиры судна уже заплатили негодяю. Мы никак не могли понять, как люди платят за то, чтобы их продали в рабство. Герцог попросил подробней рассказать о ночном разговоре. После того, как Уго поведал о планируемом похищении, Готфрид позвал начальника стражи и приказал следовать за ребятами. - С вашей помощью мы предотвратим страшное преступление. В этом злодее нет ни капли жалости к человеческой жизни, но кроме этого, он посягнул на собственность Бога. Люди, принявшие крест паломника, не принадлежат уже никому, кроме Христа! Герцог был страшен в гневе. Он сжал кулаки и поклялся после суда, если вина подтвердится, обязательно повесить подлеца. - Поспешите арестовать негодяя, а как вернетесь, мы продолжим разговор. Ребята поклонились и вышли из помещения, в сопровождении отряда из семи воинов. За воротами замка их встретил только Рораль. Уго спросил - где остальные? 42


- Они решили не дожидаться вас. Поднялся ветер, и мы увидели, как некоторые шхуны стали готовиться к отплытию, чтобы не упустить преступников Ашамбо предложил план, как задержать корабль. Так как Рораль говорил слишком медленно, ребята решили дослушать рассказ в дороге. Но через секунду столкнулись, лоб в лоб, с бегущим на встречу Юном. Его глаза горели, видя вооруженную стражу, сопровождающую друзей, он не стал сразу говорить, а вопросительно посмотрел на Гондамара. - Мы идем арестовывать корабль! Ответил мальчик на немой призыв товарища. После этих слов Юн, дал волю чувствам, сквозь слезы злости, он, путаясь от волнения, рассказал ребятам о случившемся. Оказывается, чтобы задержать отплытие, Ашамбо придумал дать представление морякам шхуны. Но как только ребята поднялись на палубу, корабль снялся с якоря. Юну чудом удалось вырваться из рук матросов, и перепрыгнув через борт поспешить за подмогой. Теперь видя, что все бесполезно, он сгорая от стыда за то, что бросил друзей, - плакал. Уго постарался успокоить товарища, но у самого на глазах стояли слезы. - Нам необходимо организовать погоню!- Сказал Гондамар. - Ты возвращайся к герцогу, а я найду отца. Встречаемся у лодки, где провели ночь. Ребята разошлись. В душе у Уго уже не осталось места для страха. На всем обратном пути он повторял, как молитву, имена похищенных друзей.

43


Глава IX Ашамбо не мог пошевелить ни одной частью тела. Веревки врезались в запястья рук и причиняли невыносимую боль. Он открыл глаза, и увидел серый сумрак, иногда оживающий в шевелящихся тенях и тихих скрипах. - Здесь есть кто-то?- Спросил он, но вместо слов из горла вырвался хриплый кашель. Ашамбо прочистил горло и попытался еще раз. - Эй! Он было сделал попытку освободиться, но сразу понял, что люди, которые его связали, знали свое дело. Покачавшись из стороны в сторону, мальчик неожиданно, плечом зацепил что-то мягкое, справа. - Чего толкаешься? Услышал он незнакомый голос. - Сначала хрипишь, кашляешь, а потом вытанцовываешь. Лежи смирно, скоро придет надзиратель, а он ой как строг к нарушителям. Было видно, что незнакомец истосковался по собеседнику. - Вы кто? Спросил Ашамбо. - Дед пых-то! Злости в этих словах не было. - Вы извините за то, что я вас зацепил. В первый раз здесь, еще не освоился. - А ты, малый, не промах, шутишь, я, как услышал шум на палубе вчера, сразу понял, Неэро хорошую добычу заполучил. Он без повода никогда не рискует. А чтобы так, в порту, среди белого дня… Видимо вы ему здорово пригл��нулись. Ашамбо уже понимал о чем идет речь, поэтому не задавал глупых вопросов. Только сказал в ответ. - Ну, мы здесь временно, очень скоро нас освободят товарищи. Так что, и вам повезло, уважаемый. Получите свободу. - Ага, пой ласточка пой. При таком ветре, корабль за день прошел миль пятьдесят, а то и больше. Слышишь музыку, барабан, - это они за весла взялись. Так что, не выдумывай. Ашамбо стало любопытно. Почему этот человек так внимательно прислушивается ко всему происходящему? А самое главное, что он делает связанным в трюме? - А вы сами-то давно на корабле? Спросил незнакомца мальчик. - А бог его знает. Лет десять, наверное. Ашамбо не знал, как отреагировать на такой ответ. - Десять лет, долго, мне вон четырнадцать скоро исполнится. - Ну, я же не все время в трюме просидел. Было время, когда галера принадлежала мне, а сам я никому не принадлежал, кроме бога. Незнакомец грустно рассмеялся. - Теперь вот развлекаю пленников своего… Ну да ладно, тебе малец незачем голову задуривать взрослыми глупостями. Тем более проблем ты имеешь побольше моего. Знаешь, что ждет тебя через две недели? Ашамбо приподнялся на локтях, чтобы лучше видеть собеседника. - Нет! Я вообще смутно понимаю, что случилось. 44


- Ну, с этим ты быстро разберешься. Запоминай: сейчас ты в трюме корабля пиратов, которые подрядились перевозить паломников на Святую Землю. Это с виду так кажется, а на самом деле, всех пассажиров и тебя в том числе, по приезду в Египет продадут на рабовладельческом рынке. Такая нехитрая история. Ашамбо не выдерживал паузы и ответил просто. - Эту историю я знаю. Собственно поэтому мы и пробрались на судно. Меня сейчас больше волнует судьба товарищей. Со мной были друзья. - Мы здесь за перегородкой, - он услышал голос Жоффруа,- со мной Рораль, Пейян, Нивар и Андре. - А где Мария? - Не знаем. Ответил Жоффруа. - Но она точно на корабле. Мы связаны, пока освободиться не можем. - Слава богу, все живы. Про себя отметил Ашамбо. - А дальше видно будет. *** Ашамбо был прав, Уго, Гондамар и Юн, уже собирались выйти в море. Отплытие запланировали на утро следующего дня. Герцог и отец Гондамара снарядили одномачтовую галеру. Было объявлено, что в случае успеха погони, все члены команды, начиная от гребца и заканчивая капитаном, получат дополнительное вознаграждение. Уго нервничал, упускать целый день - это слишком опасно, он просил Готфрида дать распоряжение выйти в море тотчас, как подует попутный ветер. Но его успокаивали, говоря, что за две недели пути их корабль нагонит потерянное время. - Они ни за что не поверят, что из-за семи детей кто-то снарядит корабль. Понимаешь, сейчас эти люди чувствуют себя абсолютно спокойно и никуда не спешат.- Убеждал товарища Гондамар. - А мы будем спешить, мы и на минуту не остановимся и не передохнем. Кроме того, я говорил с капитаном и выяснил, что их судно обязательно зайдет в порт Иерапетра на острове Крит. Нам теперь важно прибыть туда раньше. Сражаться в открытом море - это подвергать опасности всех, включая невинных пассажиров корабля. Уго соглашался с товарищем, но все равно его сердце болело от тревоги. Вечером корабль вывели на рейд, а с первыми лучами солнца, Уго услышал бой барабана и дружный всплеск весел, погоня началась. *** - Значит, вы были капитаном? Может, расскажите мне о корабле? Спросил Ашамбо незнакомца. - Чего о нем рассказывать, корабль знатный, построен недавно на верфях Венеции. Мы с ним и воевали, и торговый флот охраняли, бывало, даже груз брали для коммерции. Отвечал тот. - Вы так говорите, будто судно ваше живое. - Для меня оно больше чем живое, в свое время корабль заменил мне и отца и мать, и дом родной. Так что… 45


- Понимаю, - произнес участливо Ашамбо. – Я тоже, очень люблю своих родителей, и ни за что не смог бы простить, если бы какой-то гад, отнял их у меня! - Я и не простил, - будто оправдываясь, ответил незнакомец. – Только, что я могу сделать один против полусотни вооруженных негодяев? Ничего! - Не говорите так! Вы теперь не один. Ашамбо придвинулся к человеку поближе. - Там за стеной пятеро отважных ребят, конечно пятьдесят пиратов – сила, но сдаваться без боя, все равно причин нет. Ашамбо решил пока не посвящать незнакомца во все свои планы. Он был абсолютно уверен в том, что Уго и Гондамар организовали погоню, единственно, если их не настигли в первый день, - думал мальчик, - значит, преследование может затянуться. - Если мы плывем в Египет - это значит, что все время дороги мы проведем в море? Ашамбо решил разведать как можно больше информации. - Не знаю сынок. В голосе незнакомца послышались нотки участия. - Но, похоже, что все-таки Неэро придется зайти в порт, слишком много людей взял на борт, им надо и есть и пить, а эти трюмы вмещают провизии только на две недели пути. - А какой порт находится на таком расстоянии? - Ближайший безопасный – Иерапетра, там уже сто лет правят византийцы, они одинаково не любят ни арабов, ни латинян. Считают нас варварами. Так что боятся Неэро там некого. - Иерапетра, - повторил Ашамбо. – Не знаю, а где это? - Это остров Крит. - А как вы думаете, эти две недели нас кормить будут? - Не беспокойся юноша, раз тебя сразу не выбросили на корм акулам, значит, с голоду не умрешь. Но сильно не надейся, кормежка такая, что на моих ребрах уже давно белье стирать можно. В это время над головой со скрипом открылся люк, яркое солнце заслепило глаза. Ашамбо, щурясь разглядел, как к ним спускается человек в хороших кожаных сапогах. - Ну, привет разбойники! Услышал он голос чернокожего великана. - Не заморили вас ребятки? А где остальные? С палубы ответили капитану, где разместили пленных. - Чудесно. Значит, все живы и здоровы. Ашамбо почувствовал, как чьи-то сильные руки перевернули его лицом вниз, и через минуту веревки опали с его рук и ног. Он сел и потирая запястья, произнес. - Вас обязательно повесят! Неэро весело рассмеялся. - Опа. Только получил свободу сразу угрожать. Смотри Карл, красивый, белобрысенький, как девочка, а характер есть. Закуй смельчака в кандалы на палубе, вместе с остальными, но осторожно руки не испорть. Неэро говорил без злости, как будто предлагал вывести Ашамбо на прогулку, подышать воздухом. - А ты как, Веримида? Он несильно пнул ногой сокамерника Ашамбо в живот. 46


- Строишь планы, хочешь я и тебя привяжу на палубе, как собаку, кости с моего стола ты уже давно ешь. А? Веримида тихо застонал, но в ответ не произнес, ни слова. - Возьми и его Карл, и перегрузите провизию из шлюпки в трюм, а саму шлюпку утопите. Пока пленников выводили, Веримида сказал Ашамбо. - Видишь, чтобы в трюмах людей провезти они продукты в шлюпку сложили, все продумали подлецы. - Это их не спасет, о нашем похищении знают, один товарищ сумел сбежать. Ответил Ашамбо. Когда мальчик поднялся на палубу, то первым увидел вздутое ветром, огромное полотнище паруса. - Быстро идет, - с гордостью отметил Веримида. Тем временем на палубу вывели остальных и приковали к огромной цепи, протянутой вдоль высокого, решетчатого борта корабля. Ашамбо, радостно приветствовал каждого, пытаясь, словом поддержать друзей. - Я сам видел, как Юн прыгнул в воду, так что со дня на день нас освободят. Ребята, молча, кивали в ответ. Почему то говорить особенно никому не хотелось. За кормой садилось солнце, лучи вперемешку с теплым ветерком игрались в волосах пленников. Ашамбо глубоко вдохнул. - Наслаждаемся морем, я уверен, если должно было случиться что-то нехорошее, Мария обязательно это почувствовала бы. А это значит все идет по плану друзья. Все весело засмеялись, страх исчез сам собой, только Жоффруа недовольный поднял вверх цепь и дополнил Ашамбо. - А я с этими гадами обойдусь очень жестоко, никто после этого не будет называть меня ребенком. Он угрюмо насупился. - А как тебя будут называть? Жестоким карликом? Сказал Андре, и все кампания кроме Жоффруа покатилось со смеху. Ашамбо внимательно всматривался в горизонт. - Оттуда придет помощь, - думал он про себя. *** Уго стоял на носу корабля, задумчиво наблюдая, как вскипала под бушпритом вода. Гондамар находился рядом, волнение товарища заставляло забыть о собственных переживаниях. - Если бы я не подслушал ночью разговор, ничего такого не произошло бы. С горечью произнес Уго. - И как только я мог позволить им самостоятельно следить за преступниками? - Тебя не было рядом. Не вини себя, Ашамбо принял верное решение, единственное Мария…, она должна была остаться на берегу. Гондамар скорее размышлял, а не утешал друга. - Как такое происходит в мире? Как можно наживаться на страдании и несчастье людей? Уго посмотрел товарищу в глаза. 47


- Какое удовольствие хочет купить за вырученные деньги этот человек? В какого бога он верит, если посягнул на свободу людей добровольно отдавших ему в руки свою судьбу? Он опять посмотрел в голубую даль моря. - Это самое тяжелое испытание, выпавшее на мою долю. Я страдаю от бессилия и сгораю от желания покарать преступника. Мальчик сжал кулаки. - Нам необходимо оружие. Я хочу сражаться, иначе эта боль никуда не исчезнет. Гондамар с восторгом посмотрел на него. Прошла только неделя, как Уго получил известие о судьбе своей семьи, Гондамар хорошо помнил, как детское лицо друга впервые стало взрослым. Теперь боль и решительность в его взгляде, превратилась силу и бесконечную уверенность. - Мария права, мы не случайно встретились, и вообще нет ничего случайного в нашей жизни. Уго замолчал. - Я пойду, попробую найти оружие и учителя, который поможет нам научится с ним обращаться. Иначе ты сойдешь с ума за эти дни. Сказал Гондамар, и впервые за день, оставил друга одного. *** Это была самая тяжелая неделя для Ашамбо, за всю жизнь. От морской болезни никакая пища не держалась в его желудке, он так обессилел, что оставался в сознании только благодаря друзьям. Жоффруа смастерил веревку из рубахи, и время от времени опускал ее в море, и вытирал другу лоб прохладной водой. Их лица обветрились, губы распухли и кровоточили. Все молчали кроме Жоффруа, он и не думал подчиняться обстоятельствам. Несколько раз в день, он обязательно обменивался зуботычинами с юнгой, помощником повара. На протянутую вдоль борта цепь, были посажены все пассажиры злосчастного корабля, и в первые три дня невыносимого солнца, палуба содрогалась от стонов и мольбы о помощи. Но пираты только посмеивались над страданиями своих жертв. - Ничего в Африке отдохнете, вам эта дорога еще покажется сущим раем. Такими словами они отвечали на все мольбы пленников. Но, как бы не было тяжело друзьям, они все время думали о побеге. Веремида стал окончательно на их сторону, поверив в скорое освобождение. Теперь днями напролет он посвящал ребят в азы мореплавания. Первым делом они выучили устройство галеры, теперь, от кормы до самого носа не было ни одного уголка, о котором друзья бы не знали. Также Ашамбо распределил обязанности на случай если на палубе, все-таки начнется бой. Товарищи единогласно избрали его главным, не смотря на слабость и недомогание. Все понимали, что от того, как слаженно они будут действовать и помогать друг другу во многом зависит их жизнь. На восьмой день плаванья болезнь отпустила Ашамбо, и он стал понемногу набираться сил. - Веремида, где бы ты держал самый ценный груз? - В кормовом отсеке, под беседкой. Видишь, там оружие, много солдат и никогда не бывает пусто. Самое надежное место. А ты зачем спрашиваешь? 48


Ашамбо с тоской посмотрел в сторону кормы. - Там наверняка держат Марию, за все время плавания мы ни разу не видели ее. Я волнуюсь очень. - В любом случае осталось не долго, пять-шесть дней и мы будем на месте. Если конечно не начнется шторм. - Вы это о чем? – спросил Ашамбо. - Посмотри за борт, видишь волн нет, рябь одна, мы ее называем “мертвой рябью” – это верный признак шторма. Ашамбо только теперь заметил обвисший парус и полное отсутствие волн. – Значит шторм?! *** Начался первый урок фехтования. Уго внимательно слушал рыцаря по имени Стемид. Из короткого рассказа он узнал, что право на ношение меча может получить только знатная особа, оружие же простолюдиновпалки, мотыги, косы, в крайнем случае, алебарды. После того, как происхождение Уго подтвердил Гондамар и Юн, Стемид перешел к обучению. - Прежде всего усвойте: в бою голова обязана быть холодной, никакой спешки, никаких эмоций, вы должны видеть не то, что будто бы сделаете с противником, а то, насколько сильно он способен вам сопротивляться. И вообще- поменьше фантазии.Стемид выставил ногу вперед, меч в правой руке, рукоятью на уровне пояса, острием был направлен в лицо воображаемому противнику. - Эта стойка называется – плуг. Вы можете одновременно и нападать, и отражать удары. Он сделал несколько коротких выпадов. - Вообще, конечно, для обращения с мечом, кроме желания необходима не дюжина сила. Я, лично, советую вам освоить длинный кинжал. Стемид достал из ножен клинок с обоюдоострым лезвием. - Вот так, - он продемонстрировал прием. – Вы, обязаны использовать все временные недостатки, связанные с возрастом, себе на пользу. Во-первых, никто особенно не ожидает сопротивления от ребенка, а значит, вас недооценивают. Во-вторых, нет искусства воевать с детьми. Вы же спокойно наносите уколы в незащищенные области тела. Стемид показал рукой на область до пояса. - Здесь нет кольчуги, лат, разрезаете сухожилья на ноге, и бойца нет. Он ловко нагнулся, и ударив Гондомара ребром ладони под колено, свалил того на палубу. - Все понятно, выстругайте себе деревянные ножи и отработайте этот прием. Ребята быстро взялись за дело. За неделю тренировок они так ловко владели кинжалом, что приводили Стемида в восторг показательными выступлениями. Кроме того, Юн обучил некоторым акробатическим трюкам и показал, как метко можно метать нож на большое расстояние. - Мне с вами не страшно было бы и в бой ввязаться.- Похвалил ребят рыцарь. Растите быстрее. В это время капитан корабля приказал всем, кроме матросов спуститься в трюм. Собрали парус, с палубы убрали все лишнее, а что спрятать было невозможно, крепко привязали. Надвигался шторм. 49


*** Три дня корабль бросало из стороны в сторону, как будто это была вырезанная из коры детская лодочка. Волны били с такой силой огромными кулаками, что от скрипа и треска никто не слышал собственного голоса. Детей и женщин спрятали в трюме. Все, включая пленников, помогали управляться с судном, потому что от этого зависила их жизнь. Никто из ребят не потерял присутствие духа. Ашамбо объявил, шторм послан нам в помощь. Теперь нечестивцы не уйдут от заслуженного наказания, - и как будто в подтверждение его слов все услышали боевой горн. Преследователи и преследуемые увидели друг друга. *** Буря продолжалась еще день. После того, как ветер утих, галера, посланная герцогом стала на боевой ход. Отряд приготовился к абордажу. Неэро собрал команду на палубе. Всех пленников снова привязали вдоль обоих бортов. - Прикрывайтесь людьми и не давайте им бросить кошки!- Начал он инструктировать пиратов. - Я не знаю, что это за корабль, но шторм нарушил мачту, и сбежать нам не удастся, значит. примем бой! Команда вялым “ура”, отреагировала на эти слова. Неэро подошел к Ашамбо. - Ты поэтому угрожал мне виселицей? Так знай, прежде чем друзья тебя освободят, я приказал выкинуть всю вашу компанию за борт. Так что, не сильно рассчитывай увидеть мою голову в петле. Ашамбо сжал кулаки, но ничего не ответил. - Ну, молчи! Неэро вернулся к команде и стал расставлять по местам людей. *** Уго попросил Стемида уделить ему пару минут. - На корабле невинные люди,- начал он. - Я вижу, вы приготовили луки, пращи и арбалеты. Я боюсь за своих друзей. - Без этого штурм не удастся,- ответил рыцарь. - А боя не избежать. - А давайте пошлем парламентариев, вы же говорили, что с нами не побоялись бы вступить в сражение. Взрослого и троих ребят они спокойно пустят на борт,- изложил свой план Уго. - А там посмотрим. - Мне нравится, как ты думаешь, сынок,- ответил Стемид. - Давай попробуем. Эй, дайте им сигнал к переговорам, пусть примут нашу шлюпку,- приказал он капитану. *** Начались переговоры, корабли стали друг от друга на расстоянии выстрела. 50


- Что они задумали? - Произнес вслух Неэро. - Но в любом случае переговоры нам на руку, починим мачту. - Они просят принять парламентариев, - расшифровал знаки, которые подавали с корабля Уго, боцман. - Хорошо! Пусть подходят. Чернокожий великан проверил боеготовность. - Будьте начеку!- Приказал он пиратам. В подошедшей шлюпке находились: Стемид, Уго, Гондамар, Юн и четверо гребцов. - Это что за детский сад? Крикнул Неэро прибывшим, и отдал распоряжение поднять парламентариев на борт. - Смешно, может у них вся команда сплошь карлики и дети? Пока пираты хохотали от шутки командира, Уго который поднялся первым, метнул нож, и как только завязался бой, галера преследователей пошла на сближение. Фактор неожиданности сделал свое дело. Четверо воинов, пока пираты опомнились, уничтожили десять человек. Никто не знал, откуда отражать атаку. С корабля стреляли лучники, расстояние уже позволяло вести прицельный огонь. Уго, Гондамар и Юн, уворачиваясь от ударов, кололи и резали пиратов, быстро продвигаясь к борту, к которому были прикованы друзья. Жоффруа также не стоял в стороне от боя, придушив цепью юнгу, он завладел коротким мечом и умело отбивал удары, охраняя товарищей. Галеры стали борт о борт, и на палубу пиратов начали запрыгивать воины герцога. Бой быстро заканчивался, Неэро в окружении трех человек отступал к корме, уклоняясь от ударов, он не вступал в схватку, трусливо прикрываясь людьми. Куда делась его наглость и бахвальство? После того, как последний пират сдался, Уго, Гондамар и Юн бросились освобождать друзей. *** Вся компания удобно расположилась на носу галеры. Мария сидела напротив и расчесывала волосы. Ее измученное, красивое лицо светилась радостью. Только Жоффруа возмущался уложенным с Неэро мировым соглашением. - Пусть плывет, подлец, надеюсь, поднимется шторм и потопит его шлюпку вместе с ним! Он со злостью ударил о дерево борта. - Ты только не подумай, Мария, что я злюсь на тебя, твоя свобода мне дороже жизни, ты же знаешь. Просто негодяй ушел от расплаты! - Ничего Жоффруа, вы еще обязательно встретитесь,лукаво ответила девочка. - То, что он выменял жизнь на мою свободу, не позволит ему уйти от расплаты. Поверь. - Главное мы вместе , целы и невредимы.- Подытожил Уго. - Это самое главное. Я больше ни о чем не думал в бою. И, слава богу, мое желание исполнилось. Теперь нам надо принять ��епростое решение, все эти люди, - он обвел руками корабль, – все они избрали путь в Иерусалим, мы обязаны сделать все, чтобы их надежда оправдалась. И клянусь, что не вернусь домой, пока не выполню свое обещание! - Мы клянемся! 51


Повторил за Уго Ашамбо. Ребята встали и взялись за руки. - Теперь я вижу, как мои сны становятся явью,- сказала Мария, с нежностью глядя на друзей. - Вы положите начало великому воинству, и нет никакой силы в мире, которая способна вас победить. О вас будут слагать легенды, а подвиги воспевать в песнях. Пусть будет так. Ребята не сводили друг с друга глаз, как будто не виделись целую тысячу лет.

52


Глава X Уго сидел на носу корабля, поджав под себя одну ногу. Он смотрел вперед, выискивая глазами долгожданную землю. - С тобой все в порядке? – Спросил друга Гондамар. - Не беспокойся, я загрустил, потому что вспомнил дом, маму и своих друзей. - Хочешь, расскажи мне, я с удовольствием послушаю. Гондамар сел рядом. - Надоело смотреть в море, оно слишком однообразно, а если и меняется то только для того, чтобы помять бока скучающим путешественникам. Мальчик вспомнил шторм и завертел головой, отгоняя прочь воспоминания. - Но шторма мы не боимся, правда? Уго приобнял товарища. - Ты подумай, какие приключения мы пережили, настоящую битву! Его глаза загорелись. - Мы победили, не понеся потерь, это знамение. Гондамар улыбнулся и спросил. - Всегда ли так будет? - Всегда!- Твердо промолвил Уго. - Иначе быть не может. Бог на стороне правого! А мы всегда будем служить Правде и Справедливости! *** После боя отряд герцога разделился надвое: одна половина конвоировала пленных пиратов, их поместили в трюм корабля, на котором приплыли Уго, Гондамар и Юн; вторая часть отряда перебралась на корабль паломников. К полудню, когда солнце уже стало в зените, вся компания собралась вместе. Ашамбо уже оправился от болезни, поэтому уже ничего не омрачало этот прекрасный солнечный день. Ребята сели кругом, чтобы видеть друг друга. - Веримида снова стал капитаном, я сегодня беседовал с ним.- Начал разговор Ашамбо. - Более счастливого человека, похоже, я еще не видел. Он говорит с кораблем, хвалит его, интересуется – все ли в порядке. Кажется, что от счастья он сошел с ума. Мальчик засмеялся. - Такие дела. А на вопрос: - скоро ли мы прибудем вИерапетру? Он ответил словами: - Какая разница. Надо с ним что-то делать друзья. - Что тут думать, дать ему по башке.- поддержал разговор Жоффруа. - Действительно, давайте приставим к капитану Жоффруа, он будет следить за всеми его словами, а если что не так, бить по голове.Отреагировал Гондамар. Вся компания покатилась со смеху, кроме самого Жоффруа, он только недоуменно крутил головой. - Вы как хотите, но если корабль заблудится, смешно не будет. 53


Мальчик слегка разозлился на реакцию товарищей. - Посмотрите вокруг, одно море, не у кого спросить дорогу, нет ориентиров, как и куда мы плывем, кто из вас это понимает? - Днем мы плывем по солнцу, а вечером по звездам.- ответил за всех Ашамбо - Так во всяком случае говорят. И если ты будешь бить капитана по голове, кто знает, как много всего разного может на небе, после этого добавиться. Вся компания опять рассмеялась. Жоффруа миролюбиво ворчал: - Вам бы только зубоскалить, я ведь серьезно, сколько можно шататься без толку. - Действительно, - подхватил товарища Нивар. – Мы снова вместе, пусть прилетают феи и несут корабль назад в Марсель. Хватит, наплавались. Смех не прекращался, вся компания пребывала в отличном расположении духа. - Так что там в твоей деревне, расскажи, о чем вспоминал? Гондамар обратился к другу. Уго отрицательно покачал головой. Сейчас его мысли уже неслись по направлению к острову Крит. - Это пустое. Давайте лучше подумаем, что будет дальше. Ветер тем временем надул паруса. Галера быстро набирала ход, высоко подымаясь на волнах, будто собиралась взлететь. - Через день-два,- продолжил Уго. – мы прибудем в порт Иерапетру, чтобы пополнить запасы. Корабль герцога вернется назад, в Марсель, мы же поплывем дальше. Поэтому нам необходимо закончить обучение фехтованию, Стемид обещал не прекращать давать уроки. Все ребята молча соглашались с товарищем. Их детский ум пусть и воспринимал происходящее как некую игру, но опыт плена и опасность смерти заставляли относиться к этой игре серьезно. - Это понятно,- ответил за всех Жоффруа. – Но есть еще кое-что, один паломник дал мне вот это. Он протянул вперед сжатые в кулаке красные матерчатые кресты. - Каждый из них нашил такой же себе на одежду, в районе сердца.Он показам кулаком на грудь. - Если мы едем в Иерусалим, может, следует сделать также, как и они. Ребята переглянулись. - Такой крест- символ обета, совершить -паломничество, - возразил Ашамбо. – Мы не давали клятвы церкви, мы лишь обещали сопроводить паломников в Святой Город. Не думаю, что нам следует делать это. - Но мы все же произнесли клятву, - вмешался Уго. – Это должно что-то значить? Друзья замолчали, не зная, что на это ответить. *** Наступило время обеда. Кормили солониной и хлебом, запивали еду водой, она немного протухла и портила аппетит неприятным запахом. - А помните в одной деревне, в честь праздника урожая зажарили целого барана, вот это пир был… Пейян убрал со лба непослушные волосы и принялся фантазировать. Уго ел молча не обращая внимания на разгоревшийся кулинарный спор. Его больше занимали размышления о том, что будет, когда корабль 54


причалит в порту Акры. Долгое путешествие соединило их крепкими узами дружбы. Теперь, обдумывая дальнейшую судьбу маленького отряда, он понимал, что все товарищи приняли трагедию его семьи как личную беду. И речь не шла только о торжестве справедливости, вынашивались планы возмездия. Когда миссия с паломниками завершится, необходимо будет возвращаться домой, и воплотить эти планы в жизнь. Уго часто представлял, как разделается с негодяем бароном, но не хотел даже думать, что из-за этого может пострадать кто-то из друзей. Доев обед, мальчик подошел к расположившемуся невдалеке Стемиду. - Мы не разговаривали еще после битвы.- Начал беседу Уго. - Я хочу вас поблагодарить. Стемид был невысокого роста, загоревшее дочерна лицо украшала борода, на голове, по восточному обычаю, красовалась белая повязка. - Вы справились, остались живы, а это главное. - Вам за это спасибо!-Продолжил мальчик.- Не стоит благодарности, твои родители должны гордиться таким сыном,- воодушевленно сказал рыцарь. Уго подумал о своем погибшем отце. Скулы на его лице заиграли, и глаза яростно загорелись. - Я затронул запретную тему?Мальчик, казалось, не слышал вопрос, но через секунду, взяв себя в руки, промолвил. - Я прошу вас обучить меня владеть мечом, нож слишком слабое оружие в открытом бою. Мы поклялись сопроводить пилигримов в Иерусалим, а значит, несем ответственность за жизнь этих людей. Помогите нам достойно выполнить данный обет. Стемид с восхищением посмотрел на маленького рыцаря, но с горечью в голосе возразил: - Длинный меч тебе не подойдет. - Я помню, вы это уже говорили, в порту мы найдем кузницу и закажем оружие нужных размеров. - Что ж, тогда не будем терять времени зря. Весь последующий день, до самого ужина, маленький отряд, под одобрительные возгласы солдат тренировался. Лучше всего получалось атаковать у Жоффруа. Мальчик фехтовал с Уго и так увлекся нанося удар сверху, что его деревянный меч расколол щит противника на маленькие кусочки, а сам Уго от такого удара повалился со смехом на пол. - Чем я перед тобой провинился, что ты хочешь разрубить меня пополам? Жоффруа испуганно вертел головой, в пылу драки он и в правду позабыл, что перед ним не противник, а друг. Стемид, довольный успехами учеников, дал сигнал «отбой». Ребята, тяжело дыша, сели вокруг учителя. - Вы отлично справляетесь, если так дальше пойдет, мне нечему будет скоро вас учить. Видно было, что эти слова рыцарь говорил с особым удовольствием. - Но сосредоточимся на главном. В вашем отряде должен быть один, который будет подавать сигналы: к атаке и к отступлению. Так как в 55


бою воины, подобные Жоффруа, кроме того, как уничтожить побольше врагов ни о чем больше не думают необходимо придумать и заучить эти сигналы. Лучше всего подойдет звук горна. Помните: от того, как вы будете видеть и слышать друг друга в бою, зависят ваши жизни. Стемид достал медный рожок и протянул ребятам, те по очереди принялись в него дуть и смеяться друг над другом. Поднялся невообразимый шум, царило веселье. *** Численность на корабле, включая паломников и отряд Уго, составляла сто человек. После счастливого освобождения, ребята раззнакомились со всеми, и теперь отдыхая, делились впечатлениями. - Паломники из Аквитании, графство Перигор, с ними монах клюнийского монастыря и даже один рыцарь.- Начал говорить Ашамбо. - Все его называют темным рыцарем, но мне он таким не показался. - А почему он в хламиде, а не в доспехах? - спросил Рораль. - Рыцарь идет очиститься от смертного греха после того, как взял крест, он вверил свою судьбу в руки господа. Это значит, что он не противится никакому насилию и воспринимает все происшествия как провидение небес. Ашамбо комично сложил руки на груди, ладошку к ладошке, и молитвенно возвел глаза. - А то, что он раньше грабил, проливал кровь и творил разные бесчинства, не будет иметь значения после того, как рыцарь помолится в Иерусалиме у Гроба Господнего. Понятно?! - Понятно, жаль, что я только придушил юнгу, мы ведь тоже будем в Иерусалиме…- Произнес Жоффруа. Все ребята от такой откровенности, громко расхохотались. Не смеялась только Мария. Девочка внимательно слушала Ашамбо, но не восприняла рассказанное как шутку. - Что же получается, мы поклялись сопровождать преступников? – спросила она. Друзья задумались. Действительно, подобное путешествие не казалось им достаточным поводом для искупления убийства или другого преступления. - Так объявил Римский Папа, - как бы оправдываясь, заметил Ашамбо. – Кроме того, они не все преступники, я говорил с женщиной, которая идет в Святую Землю молиться о здоровье для своего ребенка. Другие, я слышал, не имеют земли и будут просить об этом. Каждый по-своему хочет освободиться от грехов или неудач. Тем временем начали давать ужин. Солнце пряталось в зеленом, бесконечном море. Попутный ветер дул не переставая, Веремида отлично справлялся, и шхуна быстро мчалась вперед, по направлению к острову. Ребята удобно расположились у высокого борта, они кушали и продолжали разговор. - Как будем тратить деньги?- Спросил Юн. После того, как пираты были разгромлены, казна разбойников по закону войны была разделена поровну между победителями. Ребята на всю компанию получили сорок золотых монет. 56


- Часть потратим на оружие, - поддержал разговор Уго. – Остальные на провизию. - Получается, по четыре безанта на брата, - мечтательно произнес Андре. – Это огромная сумма. - Не такая уже и огромная, - возразил Ашамбо. – Я слышал, что два золотых в месяц – жалование обыкновенного пехотинца. - Не знаю о пехотинцах, но шестерых рабочих можно целый месяц кормить за один безант, - сказал Гондамар. Друзья принялись обсуждать, какие вещи необходимо приобрести в Иерапетре. Мнения разошлись, каждый предлагал свои варианты, Андре стал убеждать товарищей в необходимости купить сокола. - В одном доме я видел сосуд для воды, ручка которого была сделана в форме головы сокола, вцепившегося клювом в шею павлина. Когда я расспросил хозяина о диковинной птице, он ответил, что такой сокол стоит целое состояние, а жизнь птицы ценится гораздо дороже жизни крестьянина. Мы можем быстро разбогатеть. - А зачем тебе богатство, - спросил у Андре Гондамар. – Я лично не понимаю, зачем тратить время на собирание золота, а потом оставшуюся жизнь дрожать от страха за себя и за свое богатство. И вообще, мы не станем ничем торговать, мы воины, а не купцы. - Гондамар знает, о чем говорит,- вмешался в разговор Пейян. – Я предлагаю доверить распоряжение деньгами Уго, а все, что останется разделить поровну. Друзья согласились и вручили золотые монеты Уго. Мальчик собрал безанты в мешочек и прикрепил его на пояс под рубахой. Насытившись, ребята разбрелись по кораблю, каждый по своим делам. Жоффруа, Пейян, Рораль и Андре занялись фехтованием. Мальчики усердно отрабатывали удары. Стемид показал пять основных комбинаций, которыми легко можно было обезоружить противника, нанести ему ранение в лицо или нижнюю часть туловища. Такая тактика позволяла драться с воином, превосходящим их по силе и по росту. Уго, Мария, Гондамар, Юн и Нивар остались обсуждать необходимые покупки. Ашамбо нашел среди паломников рыцаря и затеял с ним разговор. *** - Меня зовут Ашамбо, - представился мальчик. - Очень приятно, тебе и твоим друзьям я обязан жизнью, - ответил рыцарь. – Прими мою благодарность. Это был мужчина лет двадцати пяти, с истощенным, бледным лицом. Он был широкоплеч, смотрел уверенно, немного надменно, не отводя взгляда. - Вы наверняка могли бы себя и сами защитить? - Не мог, до Иерусалима я не возьму в руки оружия, ни при каких условиях, только тогда, когда исполню обет, я буду себя защищать. Сегодня моя жизнь ничего не стоит и оберегаема только ангелами, они решают, как будет дальше. Ашамбо не совсем понимал, что значили эти слова, но для формы кивнул в знак согласия. - Я хочу вас спросить, только не знаю с чего начать.- замешкался мальчик.

57


- Ты хочешь узнать, что же такого должен совершить в моем возрасте человек, чтобы бросить дом, семью и отправиться за море? - Нет, я хочу понять, почему вы путешествуете среди нищих? По всему видно, что вы не простолюдин. Герцог собирает войско, скоро начнется поход, вы должны занять свое место среди знати, и с оружием в руках выполнять данный церкви обет. - Ты не найдешь на моей одежде креста, я не давал обет и не спешу называться безгрешным бедняком Христовым. - Зачем же вы здесь? - На этот вопрос ты не получишь ответа, по крайней мере, не сейчас. Но я все же хочу тебя отблагодарить. Рыцарь достал из потайного кармана кольцо. - Этот перстень из меди, он не вызовет зависти и не привлечет внимания, но владея им, ты найдешь помощь там где другого ждет смерть. Рыцарь надел Ашамбо перстень на мизинец правой руки. После этого он набросил на голову капюшон, и прислонившись к борту закрыл глаза всем видом давая понять, что разговор закончен. Ашамбо вернулся к друзьям, он решил, что пока не разберется, в чем тут дело не будет посвящать никого в детали беседы. - Земля!!! Все на корабле вдруг услышали громкий, радостный крик. Счастливцу, который первым увидит сушу, полагалась награда, поэтому большая часть паломников весь день следила за горизонтом. Теперь невысокого роста человек, широко улыбаясь, принимал поздравления от всех пассажиров. В стороне, куда он указывал рукой, виднелись возвышающиеся над морем серые горы. - Подождите радоваться, пока не подойдем поближе.- Осадил шумящую толпу Веремида. - В вечернем сумраке такими могут показаться обыкновенные тучи. Но корабль все равно изменил курс. Через час пути сомнения пропали - это была действительно земля острова Крит. - Молодец, - похвалил Веремида счастливца и вручил ему награду. Если бы не твои зоркие глаза, за ночь мы бы отплыли от острова на сотни миль, и неизвестно, как закончилось бы это плаванье. Поздно ночью два корабля бросили якорь.

58


Глава XI. Город был намного меньше Марселя. Гавань, в которой расположился порт, с одной стороны закрывали горы. С другой искусственная насыпь уходила буквой «Г» в море. - Здесь во время шторма сберечься смогут кораблей десять, удовлетворенно отметил Веремида. Вход в гавань охраняла крепость, узкий проход на ночь перекрывала тяжелая, кованая цепь. На высокой каменной башне горел огонь, в ярком свете видны были вооруженные длинными копьями стражники. - До утра все равно не пустят, - сказал капитан и приказал всем спать. Уго смотрел на темную тень спящего города, он казался ему мертвым и пустым. Вскоре из-за гор поднялась луна и осветила округу бледным светом. Мальчик долго не мог уснуть, в голову все время приходили воспоминания о доме. Он мысленно объяснял маме причины своего отсутствия, рассказывал о приключениях, о своих друзьях, и наконец, уставший, погрузился в тревожный сон. *** Утро зазвенело громкими криками рыбаков, утлые суденышки проплывали мимо шхун, они ловко ловили парусами ветер и уходили в открытое море. Прохладный воздух пробрался под накидку, которой укрылся Уго, разгоняя сновидения. - Красиво как,- протирая глаза, промолвил Андре. Он проснулся первым. - Наконец-то земля, я устал от того, что под моими ногами плавают рыбы. Настоящий город, настоящая еда, чего еще желать от жизни. Всей компании порядком надоело долгое плаванье, и они с неподдельным интересом рассматривали город, который раскинулся паутиной кварталов у подножья черных гор. Ребята быстро привели себя в порядок, кто как мог, разминал затекшие суставы. Умывались морской водой, кожа на лице уже давно привыкла к подобным процедурам. К тому времени, когда корабли снялись с якоря, все, бодрые и веселые, уже ожидали время высадки на берег острова. *** На пристани их встречала радостная толпа. Бедняки, торговцы, плотники и кузнецы. Видно было, что порт не столь популярен среди мореплавателей, чтобы удовлетворить работой всех жителей города. Уго приказал держаться вместе и не отставать. - Если кто потеряется, слушайте горн, я дам сигнал.- Наставлял он друзей. Тем временем Стемид уладил свои дела. Он пообещал ребятам найти кузницу и помочь с выбором мечей. Уго хотел, кроме оружия, посмотреть еще и доспехи, но Стемид запретил им самостоятельно делать покупки. - Вы не говорите ни слова, пока я не позволю, хорошо? Эти кузнецы пройдохи и все сплошь болтуны, я не хочу, чтобы по городу пошел слух, будто мы вооружаем детей. Всем понятно? - Понятно, - хором ответили друзья. 59


Найдя провожатого, компания двинулась к намеченной цели. Через несколько кварталов все увидели дым из трубы дома, у двери стояла наковальня, над которой на двух цепях весела огромная, замысловатая чеканка. Ребята остановились, невдалеке, обсуждая выбитый на щите рисунок. Стемид подошел к кузнице и начал разговор. Через некоторое время он вернулся и обратился к Уго. - Мастер хочет снять мерку, пусть один из вас подойдет. Пока Ашамбо позировал кузнецу, Стемид рассказал, что мечи можно купить готовые у оружейника на соседней улице. - Там же, можно будет что-то найти и для дальнего боя. Вам лучше держаться от противника на расстоянии. Уго вспомнил, как Ашамбо говорил когда-то об устройствах, которые стреляют короткими, тяжелыми стрелами, их придумали еще древние греки. Дождавшись товарища, они все вместе двинулись по направлению к указанному дому. - Странный этот кузнец, - начал разговор Ашамбо. Он не рассказывал друзьям о подарке рыцаря-пилигрима. Теперь, видя какое оно произвело действие на ремесленника, решил поделиться тайной с Уго. - Ты помнишь, я беседовал вчера с паломником, говорили еще, что он темный рыцарь. - Да, я видел, как ты к нему подошел, - ответил Уго. - Так вот, он подарил мне перстень, вот смотри. Мальчик протянул руку. - И еще сказал странные слова, мол, кольцо сохранит жизнь или чтото вроде того. Так вот, в кузнице я ненароком показал его. Мастер до того, как увидел перстень, сетовал на дороговизну, на нехватку железа, а как рассмотрел узор на кольце, стал вежливым и пообещал к утру завтрашнего дня сделать все кольчуги. Главное, цену указал вдвое меньше прежней. Уго сдвинул плечами. - Что же это за перстень такой, дай посмотреть. Ашамбо протянул руку. Мальчик не увидел ничего необычного. На кольце была выпуклость в виде щитка, где был вырезан крест с Тобразными лучами, внутри каждого угла находились еще четыре маленьких креста. - Не понимаю, но нам это на руку. Дорога дальняя, деньги надо экономить. У оружейника нашли короткие обоюдоострые мечи. Острое крепкое лезвие легко разрубило толстую палку. Хозяин лавки клялся, что сделаны они из индийского железа, при помощи особой ковки. Ашамбо начал объяснять на пальцах лавочнику устройство оружия, тот оборвал мальчика на полуслове, скрылся внутри помещения и через минуту вынес арбалет. - Цагра! Произнес он и протянул его Ашамбо. Ребята с интересом рассматривали диковинную конструкцию. Жоффруа попытался натянуть тетиву, с первого раз ничего не получилось, переведя дух, он с еще большим упорством взялся за дело. Рубаха на спине треснула от напряжения, но под радостные крики друзей, он все же надел тетиву на спусковой крюк. 60


- Подходит, произнес удовлетворенно Жоффруа. Но Ашамбо забрал оружие и нажал на спуск, послышался глухой удар. Потом он взял веревку с крючками, одним концом прикрепил ее на поясе, вторым зацепил за тетиву. Мальчик нагнулся, уперев арбалет ногами в мостовую, потом выпрямился, помогая руками, и без особого труда натянул тетиву снова. - Вот так,- произнес он под одобрительный гул друзей. Завершив покупки, вся компания двинулась назад на корабль. *** Мария видя воинственное настроение ребят, решила исправить положение вещей. - Вы не должны думать только о войне,- обратилась девочка к друзьям. - Юн, ты ведь акробат, Ашамбо знает наизусть множество басен, давайте дадим представление для жителей Иерапетры. Иначе, - она выдержала небольшую паузу, – иначе, скоро вы превратитесь в грубых солдафонов. Не забывайте, наша миссия не начиналась со спасения паломников и не должна закончиться только этим. - О чем ты говоришь Мария?- спросил Ашамбо. - Мы обязаны вооружиться, в противном случае, наша жизнь ничего не стоит. Как защитить себя, всех этих людей, не имея мечей, не владея искусством боя? Мария подошла к мальчику. - Не забывай о том, кто нас ведет, - сказала девочка. Все дружно посмотрели на Уго. - Я говорю о провидении, если мы только будем полагаться на свои силы, то в первом же бою можем потерпеть неудачу. Кто из вас уверен, что сможет наверняка защитить жизнь товарища? Первая победа это удача, конечно отвага, сила и умение сражаться немаловажно, но, мы все же дети. Я не хочу, чтобы с сегодняшнего дня мы стали взрослыми. - Что ты предлагаешь?- Спросил Уго. - Я прошу вас осмотреться вокруг, улыбаться, шутить, хочу, чтобы мы подружились с пилигримами, а не считали себя только лишь отрядом охраны. Я предлагаю найти еще одну цель путешествия в Иерусалим. - Я полностью согласен с Марией,- вышел вперед Андре. Давайте найдем харчевню и хорошенько поедим, или пойдем на рынок, купим диковинных рыб или еще какой невиданной снеди, надо попробовать все, когда еще такая возможность выдастся. - Тебе только бы желудок набить! Возразил Нивар. - Можно и просто побродить по городу, осмотреться. - Давайте разделимся, - постановил Уго. - С Марией пойдут те, кто хочет осмотреть город, а на Андре возложим обязанность приготовления царского обеда. Те, кто хочет в этом поучаствовать, пусть идут с ним. 61


Ребята одобрительно загудели. Отряд разделился: с Марией пошли Уго, Ашамбо и Гондамар, остальные остались помогать Андре. *** - Ну, куда пойдем? – спросил Гондамар Марию. - Я бы посмотрела на город вон с того холма, видите, где развалины. Друзья посмотрели в сторону, куда указывала рука девочки. - Ты права, оттуда, наверное, чудесный вид, - согласился Ашамбо. – Но зачем нам смотреть на этот город, он такой же, как и тысяча других. Порт, базар, квартал ремесленников и церковь, вот и все достопримечательности. Ничего нового, разве что развалины, которые еще не успели растащить на кирпичи местные строители. - Я тоже заметил, в стенах многих домов видны огромные камни с диковинным орнаментом, и заложены они обыкновенным кирпичом, заметил Уго - Вы можете и не смотреть на город, нам необходимо остаться одним и поговорить. Мария выглядела очень встревоженной, и ребята подумали, что девочка предчувствует беду. - Прости, мы действительно заигрались в войну, - начал говорить Уго. – Просто мы не планировали эти события. Плен, сражение, паломники,- все это возникло само собой. - Правильно, - ответила девочка и улыбнулась. – Мы можем выполнять приказы судьбы, а можем сами построить свой план. Конечно, легче всего плыть по течению, но я уверена,- мы встретились не для этого. Друзья поднялись на гору и очутились среди древних развалин. - Отсюда виден весь город как на ладони, - крикнул Ашамбо, - он мигом взобрался на останки крепостной стены и удобно уселся, болтая ногами. - Забирайтесь ко мне. Вся компания удобно разместилась друг возле друга. С моря дул легкий ветерок, и ребята долго молчали, наслаждаясь пейзажем. - Итак,- начал Уго. - Мое путешествие началось с встречи со странным стариком. Теперь я понимаю, насколько неслучайной была та встреча, и если честно, не могу определить, что мне необходимо дальше делать. По всей вероятности надо вернуться и предъявить права на свою вотчину, так буден правильней всего. Мальчик так сильно сжал кулаки, что поранил ногтями ладони. - Ты не можешь говорить – я! Возразил Гондамар. - Отныне и навсегда есть только – мы. - Прости меня друг, - Уго отвечал, не поднимая глаз. – Но вернуться я могу только один и как убийца, открытый бой мы проиграем, ни герцогу, ни кому-либо другому, проблемы моей семьи, наверное, не интересны, все готовятся к походу. А ты лучше меня знаешь, какой силой обладает барон?! Кроме того я сам, если по правде, лучше сейчас продолжу путь в Иерусалим, чем вернусь назад. Мария, молча слушала, она казалось ждала, пока ребята выговорятся. - Я согласен с Уго. 62


Ашамбо снял с плеча плащ, свернул его калачиком и подложил себе под голову. Теперь он говорил лежа, рассматривая облака. - Сейчас нечего делать во Франции поверьте, моему слову, грядут великие перемены. Мы в самом эпицентре. Никто и не думал, что побег Марии из темницы обернется таким путешествием. Надо идти вперед до тех пор, пока нас не остановят. - Хорошо, предположим, что до Святого Города мы дойдем, а что дальше?- Спросил друга Гондамар. - Чего ты меня спрашиваешь, у нас ясновидящая Мария. Мне лично, все равно, что дальше. Главное идти вперед. Мир оказался гораздо больше, чем я представлял себе его в фантазиях перед сном. И нет ничего более интересного, чем следовать цели, великой, благородной цели. Ашамбо привстал, ребята удивленно наблюдали, как он вдохновенно говорил. - Понимаете, я всегда смеялся над доверчивыми людьми, считая их глупцами. Но когда нас схватили и спрятали в темном трюме пираты, оказалось, что я, ни на секунду не сомневаюсь в скором освобождении. Во мне, незаметно, родилась вера. Вера в дружбу, в бога, я поверил, что вы никогда не отступитесь и преодолеете все преграды. Удивительное ощущение победы до начала сражения. И еще мы не искали паломников и не задумывали никакого сопровождения. Вспомните, на этом острове мы благодаря случаю. Уго услышал ночной разговор. Из-за нескольких простых фраз мы переплыли море. Друзья внимательно слушали Ашамбо. По их лицам пробегали тени воспоминаний. - Теперь о самом главном. На карте дедушки Бернарда, в рисунке который указывал на сокровище, так, во всяком случае мы думаем так, был фрагмент изображающий шествие людей в капюшонах. Я не обратил внимания, думаю, что никто не предал этому значения, приняв фигурки за часть орнамента. Но теперь мне совершенно ясно, что главное сокровище Иерусалима- это паломники, сокровище, которое мы можем умножить, найди мы возможность создать безопасный путь в Святой Город. Такая вот арифметика. Хух, вроде бы все сказал. Ашамбо громко выдохнул, ребята видели, что слова давались мальчику с большим трудом. - Ты, долго собирал свои мысли.- Пошутил Гондамар. - Но я абсолютно с тобой согласен. - Действительно, все сходится, - поддержал друзей Уго. – Карта, герцог, грядущая война, паломники �� мы. Теперь все связано единой нитью. Мы знаем, почему мы здесь и куда должны идти. - Делай, что должен, и будь, что будет, - подытожил Ашамбо. – Так говорили в древнем Риме. - Что же, если все ясно, пойдемте поедим, завтра плаванье продолжится, а значит, появится множество других загадок. Мария и ребята, взявшись за руки, побежали вниз по улице. На пристани их ждали друзья и готовые к отплытию корабли. *** 63


Так заканчивается первое приключение десяти отважных товарищей. С наступлением следующего дня им предстоят новые открытия, неизведанные дороги и Иерусалим, Пуп Земли – город, в котором однажды поселился Бог.

64


Книга I