Issuu on Google+

журнал культурной урбанистики

распространяется бесплатно

культурные интерференции

20

ПРОШЛОЕ

НАСТОЯЩЕЕ

38 Б культовые сооружения ДВОРЯНСКАЯ СИНАГОГА

32 Б домашняя обстановка АТЛАНТИДА ДОПОЖАРНОЙ МОСКВЫ

Иван Ерофеев

46 Б пустое место ОДИН ФАСАД ОСТАЛСЯ

УЛИЦА

Департамент культурного наследия города Москвы

1

июль 2012

ДОМ

34 Б общественное пространство ПАМЯТНИК САМОУПРАВСТВУ МОСКВИЧЕЙ

БУДУЩЕЕ

57 А официальный взгляд ПОСЕЩЕНИЕ ПАМЯТНИКОВ

36 Б реставраторы, достойные награды БОГАТОЕ ВНУТРЕННЕЕ СОДЕРЖАНИЕ 50 Б жизнь в памятнике ПЕРЕСТРОЙКА СОВЕТСКОГО МИФА

42 Б вид на жительство АРБАТ БЕЗ АКЦЕНТА

2 А дискуссия ПАРАДНЫЙ ПОДЪЕЗД

40 Б маршрут с историей МОСКОВСКИЙ СТАРЫЙ ГОРОД

ГОРОД

МИР

10 Б городская среда САМИ МЫ НЕ МЕСТНЫЕ ЖИВЕМ НА ВОКЗАЛЕ

18 Б опрос КАКОЙ ВОКЗАЛ В МОСКВЕ ДЛЯ ВАС ГЛАВНЫЙ?

16 Б городская среда ИНДУСТРИЯ ГОСТЕПРИИМСТВА

22 Б экспозиция СИМВОЛИЧЕСКИЕ НЕБОСКРЕБЫ

44 Б минувшее ЭТИ НОМЕРА БОЛЬШЕ НЕ ОБСЛУЖИВАЮТСЯ

48 Б крути педали ЛУЖИ, ГОРЫ, «ЗОЛОТЫЕ МОЗГИ»

28 Б ткань города МОСКВА  НЬЮЙОРК: КОНЦЕПЦИЯ РОСТА

26 Б 31 Б бизнес-настроение приспособление ДЕВЕЛОПЕРЫ ЦЕНЯТ АМЕРИКАНСКИЕ УЧЕНИКИ ВНИМАНИЕ К ДЕТАЛЯМ ГВЕЛЬФОВ И ГАРМОНИЮ Киевский вокзал. Построен в 1914–1918 годах.

60 А архитектура и традиции ГОРОД НА РЕКЕ МОСКО июль 2012

6 А мнение эксперта СВЯТЫНЯ СОЗДАВАЛАСЬ НЕ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ БЫТЬ ЧАСТЬЮ МУЗЕЯ 20 Б НОВОСТИ

Архитектурный проект — И. И. Рерберг, проект дебаркадера и перекрытий залов — В. Г. Шухов

dkn.mos.ru


2

дискуссия

A

парадный подъезд

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

текст Анны Ильичевой

Исторический вид площади Белорусского вокзала. Фото 1940-х годов

Проект комплексной реконструкции застройки площади Тверской Заставы (19-я мастерская Моспроекта-2, руководитель Александр Асадов, 2003– 2004 годы) предполагал строительство высотного здания торгово-развлекательного центра. От этого замысла городские власти отказались

московское наследие 20

Один из вариантов организации транспортной развязки и нового строительства на площади Тверской Заставы


журнал культурной урбанистики

распространяется бесплатно

Иван Ерофеев

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Иван Ерофеев

дискуссия

Старообрядческий храм св. Николы Чудотворца лишился исторического окружения в пользу строительства коммерческого делового центра «Белая площадь» (2003–2006 годы)

июль 2012

Департамент культурного наследия города Москвы

3

Площадь образовалась в 1742 году при строительстве Тверской заставы Камер-Колежского вала, обозначавшего официальную границу города того времени. Тверская застава стала не только важным пограничным торговотранспортным узлом, она оформляла въезд в Москву со стороны столицы, Санкт-Петербурга. Сначала это были типовые павильоны-кордегардии (караульни), в 1814 году здесь появилась деревянная арка для торжественной встречи русских войск, возвращавшихся из Парижа после победы над Наполеоном. В 1827–1834 годах по проекту Осипа Ивановича Бове на месте деревянной арки возводятся Триумфальные ворота (арка) в честь победы над французами, которые становятся композиционным центром классического архитектурного ансамбля. Развитие площади Тверской заставы в XIX веке определяется появлением новых видов транспорта. 19 сентября 1870 года происходит торжественное открытие Смоленского вокзала, который с ноября 1891-го (с момента продления дороги до Бреста) и до 1912 года оставался Брестским, а потом был переименован в Белорусский. В 1872 году открыто регулярное движение конки от Иверской часовни до Тверской заставы, в 1899-м — движение электрического трамвая от вокзала до Петровского путевого дворца, позже на площади устраивается трамвайный круг. Насыпи Камер-Колежского вала постепенно ветшают и исчезают совсем, вокруг возводятся городские кварталы, в основном доходные дома, лавки, трактиры и мастерские. В 1904 году на месте разобранного старого здания вокзала начинается строительство нового — по проекту архитектора Ивана Струкова. Одновременно он начинает возводить крупный мост-путепровод, чтобы развести на разных уровнях движение поездов и транспортный поток Петербургского шоссе. И.И. Струков придал этому техническому сооружению романтичный образ морского причала, взяв за основу постройки О. Вагнера для Венской железной дороги и О. Ритта для Берлинской. Вокзал и Тверской путепровод — яркие образцы эпохи модерна — образовали ансамблевое стилевое ядро площади и сохранились до наших дней. В 1936 году по проекту Алексея Щусева были разобраны кордегардии, застройка квартала со стороны Грузинского Вала и Триумфальная арка, которую хотели вернуть после завершения реконструкции, но не вернули. Композиционным ядром площади становилось здание вокзала, которое включалось в новую архитектурную ситуацию с классицистической парадной застройкой. Реализации проекта помешала война, был построен лишь жилой дом у пересечения улиц Горького и Лесной по проекту архитектора Михаила Синявского. В 1938 году была открыта станция метро «Белорусская», которая существенно увеличила объем пассажирских перевозок. В 1950-е годы на месте снесенного квартала разбили сквер и установили там памятник Горькому, который в 2005 году перемещен в парк искусств «Музеон». В 1976-м реконструировали здание Белорусского вокзала. В 2003–2006 годах со стороны Бутырского Вала и Лесной улицы в структуру площади включились новые объемы — по проекту бюро ABD architects построен деловой центр «Белая площадь». Современная архитектура поглотила силуэт старообрядческого храма св. Николы Чудотворца (1914 год, арх. А.М. Гурджиенко), высотные акценты площади были переформатированы. Комплексная реконструкция площади Тверской Заставы началась в 2006 году в рамках городского проекта «Большая Ленинградка». Концепция разрабатывалась под руководством Александра Асадова 19-й мастерской Моспроекта-2 на базе материалов объемно-планировочного конкурса 2002 года. Было решено уравновесить восточную сторону площади с офисом «Капитал Групп» (АБ «Остоженка») и деловым центром «Белая площадь» и сделать новый высотный акцент рядом с выходом из кольцевой станции метро «Белорусская». Большой участок земли был отведен под строительство высотного здания торгово-развлекательного центра. Новый мэр Москвы Сергей Собянин заморозил стройку. От проекта отказались, город выплатил компенсацию инвестору. Сегодня главным стало решение транспортных проблем. Принята к действию концепция Мосинжпроекта, которая предполагает автомобильную вокзал. Построен в 1914–1918 годах. развязку с организацией съездовКиевский на Бутырский и Грузинский Валы, подземАрхитектурный — И. И. Рерберг, проект дебаркадера и перекрытий залов — В. Г. Шухов ный паркинг площадью 0,3 проект гектара и реконструкцию Тверского путепровода. Надо надеяться, что экономическая целесообразность и инвестиционная привлекательность не испортят уникальную часть города.

dkn.mos.ru


дискуссия

4

Борис Левянт, архитектор, руководитель мастерской ABD architect s Площади Белорусского вокзала повезло. Там было много попыток украсить, завершить, перепланировать, начиная с 1930-х годов, некоторые из конкурсных проектов предполагали снос старообрядческой церкви св. Николы Чудотворца и другие вольности. На мой взгляд, площади скорее повезло, да и церковь сохранили. Когда наконец-то будет закончена реконструкция с подземной парковкой, то разрешится транспортный коллапс и начнется нормальная жизнь. Конечно, раз есть вокзал, должен быть подземный паркинг, который обеспечит комфортную навигацию приезжим и москвичам. В пространственном отношении, на мой взгляд, будет осваиваться Грузинский Вал и квартал с его стороны. Главное, чтобы на градостроительные планы была воля властей и деньги. Что касается высотных соотношений площади, то Белорусский вокзал давно визуально воспринимается на фоне сталинского дома, который по размерам больше и выше, и все привыкли к такому фундаментальному решению. Еще в 1990-е архитектор А. Меерсон предложил новую высотную точку, был у него такой проект «Белая башня». У нас по проекту тоже была идея с башней, но она, к сожалению, реализована не была. Но мы специально оставили диагональный ход и сделали акцент на храме. Роман Цеханский, архитектор, руководитель проектного отдела МГО ВООПИиК (Московское городское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры) Площадь Тверской Заставы за годы реконструкции здорово пострадала, из обаятельного уголка Москвы продолжает превращаться в бесформенное пространство. А ведь это была тонко прочувствованная архитектура. Угловой дом с Лесной улицей и старообрядческая церковь св. Николы Чудотворца вызывали у меня в памяти Новгород. Повернув голову влево, я видел уже Вену, Тверской путепровод с деталями модерна и вполне себе европейский по виду Белорусский вокзал. Даже Горький с конструктивистским институтом и вестибюлем метро на фоне был вполне на месте. Но ассоциации остаются в прошлом — современная застройка Заставного переулка ныне является фоном прекрасного храма, путепровод идет под снос в связи с расширением «вылетной трассы» (новый мост будет иметь уже иную, неис��орическую архитектуру), а кондитерская фабрика «Большевик» на Ленинградском проспекте, как и 2-й Часовой завод, уже продана под реконструкцию, и вскоре мы можем получить высотный фон уже и для Белорусского вокзала. А лександр Асадов, архитектор, руководитель 19-й мастерской Моспроекта-2 и Архитектурного бюро Асадова Наше бюро несколько лет разрабатывало проект реконструкции площади, но проект пока приостановлен и все разговоры преждевременны. Мысленно мы площадь не бросаем, думаем, как она будет развиваться, готовимся к проектированию, но никто к нам пока не обращался. В конкурсе на решение транспортной развязки, подземной парковки и реконструкции Тверского путепровода участия не принимаем. По нашему замыслу Тверской путепровод, выполненный архитектором И. Струковым в том же стиле, что и здание вокзала, сохранялся. Вполне возможно, что по новому проекту он будет реставрирован или заменен, но в любом случае необходимо максимально придать ему первоначальный вид. Например, памятник Горькому, который сейчас находится в парке «Музеон», тоже должен вернуться на свое место на площадь. На мой взгляд, с точки зрения градостроительного решения площадь не завершена, в нашем проекте мы стремились сделать площадь красивой и целостной, это должен был быть кусочек полноценного города. Во многих городах Европы вокзалы превратились в крупные торговые центры, места, приятные для людей. Но в нашем городе на первом месте транспорт и парковки… Михаил Блинкин, научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства По последним сведениям, торговый комплекс на площади строить не будут, там должна быть развязка к Бутырскому Валу и подземная парковка. Факт остается фактом, развязка там однозначно нужна, еще проектировщики в 1970-х ее рисовали. Очень важный вопрос с функциональным назначением паркинга: если это паркинг вокзала, работающий на международные и междугородные сообщения, — это хорошо, если это паркинг перехватывающий или паркинг для обитателей Лесной улицы — то это неуместно. Надо смотреть документацию. Что касается Тверского виадука. Я не понимаю одной вещи, что мне как транспортнику даст расширение этого виадука? Тверскую-Ямскую улицу я не могу расширить, тогда какой московское наследие 20


журнал культурной урбанистики

распространяется бесплатно

дискуссия

Департамент культурного наследия города Москвы

5

смысл в расширении виадука? Куда будет вливаться широкий поток? Если говорить всерьез, то это предмет нормальных профессиональных дискуссий, железнодорожники должны сформулировать свои потребности, авторы проекта — объяснить свою концепцию и транспортную логику. Вот при обсуждении концепции «Большая Москва» Москомархитектура потребовала, чтобы в экспертных советах были специалисты из НИИ автомобильного транспорта. Но по проекту реконструкции площади Тверской Заставы транспортников не привлекали. Думаю, что сохранить Тверской виадук как раритет, как ценный памятник инженерного зодчества — это решаемая задача, даже если будет принято решение о его подъеме. Нужна только добрая воля города.

Иван Ерофеев

А лександр Ха лдей, бизнесмен Я уже год не работаю в компании AFI Development и могу прокомментировать тему как частное лицо. Дело в том, что это в первую очередь площадь вокзала, у которого нет парковок. Согласно проекту комплекс должен был состоять из 100 квадратных метров помещений, треть из которых — торговые площади, две трети — общественное пространство, с подземным паркингом и пешеходными переходами. Для инвестора это был сложнейший проект, там ведь колоссальное пересечение коммуникаций, транспорт, постоянные пробки. Не думаю, что будет много желающих продолжить этот проект. Мария Нащокина, доктор искусствоведения, главный научный сотрудник НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства Я очень неравнодушно отношусь к этому месту, потому что большую часть жизни прожила в доме Синявского, на десятом этаже, в самой квартире архитектора, из окон которой открывался великолепный вид на Ленинградку, виадук и площадь Белорусского вокзала. Я прекрасно помню площадь до наступления автомобильной эры, когда ее можно было пересечь пешком по диагонали, а вокруг памятника Горькому росли большие липы. Неоднократно возникала идея снова установить здесь Триумфальные ворота и организовать движение вокруг ворот, но автомобильный бум последних лет делает это возвращение вряд ли осуществимым, хотя с точки зрения исторической памяти это было бы очень верно. К сожалению, в нынешних условиях утопичными становятся и мечты об архитектурной согласованности зданий, образующих площадь Тверской Заставы. Новые офисные дома, которые появились в 2000-х, между собой фактически никак не корреспондируются. А ведь в Москве не так много площадей, представляющих собой архитектурный ансамбль. Именно этим когда-то руководствовались и Осип Бове, автор комплекса Триумфальных ворот, и, позднее, архитектор Иван Струков, автор грандиозного по тем временам Белорусского (Брестского) вокзала и Тверского путепровода. Они сознательно стремились к превращению площади в завершенный ансамбль, не случайно Тверской путепровод — один из самых стильных памятников модерна в Москве, прекрасно дополняет вокзальный комплекс. У нас в городе сохранилось очень мало исторических малых архитектурных форм, создающих городскую среду, — всевозможных киосков, беседок, тумб, оград, светильников. Во всех европейских столицах памятники такого типа бережно сохраняются, ведь они несут в себе частичку атмосферы ушедшего времени, позволяя ныне живущим ощущать себя наследниками культуры прошлого. Похожие башенки, как у Тверского виадука, существуют в Вене, Берлине и других столицах — это часть привычной городской панорамы. Утрата их в Москве будет невосполнима. Нуждается ли Тверской виадук в реконструкции? Этот вопрос нужно прорабатывать. Замечу лишь одно — после постройки были изданы подробные чертежи путепровода, по которым его можно легко отреставрировать. Как автомобилист я понимаю, что проехать сейчас по площади Тверской Заставы непросто, пересечение трассы Камер-Коллежского Вала и Тверской улицы требует устройства транспортной развязки, но я уверена, что грамотное решение, например, с созданием транспортных подземных тоннелей не должно лишить площадь примет прошедшего времени или, другими словами, ее исторической памяти. Пора научиться уважительно относиться к работам своих предшественников и чаще придерживаться преемственности авторского замысла — это то, Киевский вокзал. Построен в 1914–1918 годах. чему нас учили в Архитектурном институте.

Архитектурный проект — И. И. Рерберг, проект дебаркадера и перекрытий залов — В. Г. Шухов

июль 2012

dkn.mos.ru


мнение эксперта

6

A

cвятыня создавалась не для того, чтобы быть частью музея Андрей Бата лов, заместитель генера льного директора и главный архитектор Музеев Московского Кремля. Записала Ирина Мак

Когда был принят закон о передаче религиозным организациям их собственности (федеральный закон Российской Федерации от 30 ноября 2010 г. № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»), многие боялись, что начнется немедленная кампания по изъятию из музеев икон и насильственному изъятию зданий. Этого, слава богу, не произошло. Потому что всем стало очевидно: взять на баланс церкви такое количество зданий, нуждающихся в реставрации, невозможно. Но пройдет время, и выработается механизм, при котором государство все-таки будет финансировать реставрацию определенного числа памятников. Это уже начинается. Когда закон только обсуждался, мы настаивали, что должны быть определены разные группы памятников. Первая группа — те, что останутся только в музейном пользовании. Например, собор Мирожского монастыря, с уникальным комплексом фресок XII века. Им должен распоряжаться музей, который из соображений сохранности храма будет Постановление Правительства Москвы определять периодичность и число воз«Об утверждении Порядка распределения и предоставления можных богослужений, вводить огранисубсидий из бюджета города Москвы религиозным чение посещаемости и т. д. В другой групорганизациям на возмещение затрат в связи с проведением ремонтных и реставрационных работ на объектах культурного пе — памятники, которые могут находиться наследия религиозного назначения, находящихся в благополучном совместном пользовании в государственной собственности и переданных в пользование Церкви и государства, как тот же Кириллоуказанным религиозным организациям» Белозерский монастырь. Важно понимать, Статус документа: Действующий что святыня создавалась не для того, чтобы быть изъятой из богослужебного обихода Тело документа: В соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федеи стать музейным экспонатом. рации, Федеральным законом от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О Разницы же между музейным подходом свободе совести и о религиозных объединениях», Федеральным и церковным к сохранению памятников законом от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памят никах истории и культуры) народов Российской в принципе быть не должно. Все собственФедерации» Правитель ство Москвы постановляет: ники или пользователи этих зданий, вне 1. Утвердить Порядок распределения и предоставления субзависимости от того, частное ли это лицо, сидий из бюджета города Москвы религиозным организациям на возмещение затрат в связи с проведением ремонтных и реставрамузей, мечеть, синагога, костел или правоционных работ на объектах культурного наследия религиозного славный храм, подписывают охранное назначения, находящихся в государственной собственности и обязательство, за соблюдением которого переданных в пользование указан ным религиозным организациям, согласно приложению к настоящему постановлению. следит исполнительная власть, требую2. Признать утратившим силу постановление Правительщая, согласно закону, сохранности истоства Моск вы от 24 мая 2011 г. № 220-ПП «О порядке проведения рического облика. В некоторых случаях ремонтных и реставрационных работ на объектах культурного наследия религиозного назначения, находящихся в собственнообязательства содержат подробную опись сти города Москвы». сохранившегося убранства интерьеров, 3. Настоящее постановление вступает в силу с 1 января 2012 г. росписи, декоративных деталей, мозаик... 4. Контроль за выполнением настоящего постановления возложить на министра Правительства Москвы, руководителя ДеНо есть различия, которые определяпартамента культурного наследия города Москвы Кибовского А.В. ются функцией здания. Вещи, являющиеся частью единого музейного фонда, Мэр Москвы С.С.Собянин изъяты из повседневной жизни и не могут использоваться согласно своему оригимосковское наследие 20


журнал культурной урбанистики

распространяется бесплатно

мнение эксперта Церкви заплатят за реставрацию

Иван Ерофеев

В апреле 2012 года департамент культурного наследия Москвы определил первые восемь объектов для выделения субсидий на возмещение затрат в связи с проведением реставрационных работ, их бюджет превышает 72 миллиона рублей. Новая схема распределения денежных средств позволяет получателям субсидий самостоятельно проводить ремонтные и реставрационные работы применительно к памятникам архитектуры, находящимся в государственной собственности, в соответствии с согласованной Мосгорнаследием проектной документацией и под его контролем. Все документы находятся в открытом доступе на официальном сайте Мосгорнаследия по ссылке dkn.mos.ru/subsidy. В настоящее время субсидии получили следующие объекты культового назначения 1. Церковь Иверской Божией Матери, 1798–1842 гг. (ул. Большая Ордынка, д. 39). 2. Сиротский приют имени братьев Петра, Александра и Василия Бахрушиных, кон. XIX в. (храм Живоначальной Троицы, 1-й Рижский пер., д. 2, стр. 7). 3. Церковь Николы в Дербеневском, ХVII в. (Уланский пер., д. 11). 4. Церковь «Большое Вознесение», 1848 г., арх. А.Г. Григорьев (ул. Б. Никитская, д. 36). 5. Церковь Иакова Апостола в Казенной слободе, XVII–XVIII вв. (Яковоапостольский пер., д. 6, стр. 1). 6. Церковь Покрова в селе Красном, 1701, 1816–1838 гг., арх. И.О. Бове (ул. Н. Красносельская, д. 12). 7. Церковь Василия Исповедника в Новой деревне, 1897 г. (ул. Международная, д. 10, стр. 2). 8. Бахметевский автобусный парк, 1926–1933 гг., архитекторы К.С. Мельников, В.Н. Курочкин, инженер В.Г. Шухов (ул. Образцова, д. 11).

июль 2012

Департамент культурного наследия города Москвы

7

нальному предназначению. Если музей получает на хранение щипцы для снятия нагара со свечи, они просто лежат под стеклом. Как и веер XVIII века, которым нельзя обмахиваться сегодня в жару. Но посмотрим, что было раньше: когда в России только начинало формироваться музейное дело, музеи пополнялись и за счет храмов. В постоянные экспозиции выносились вещи, признанные неупотребимыми в повседневном церковном обиходе — старые иконы, древние ветхие облачения, обладавшие мемориальной и художественной ценностью. Они подлежали хранению в музее необязательно церковном, может быть, и государственном. Важно, что эти ценности больше не могли быть использованы. А кроме них, в музеи попадали те предметы, которые оказывались лишними, избыточными, и их хранение требовало определенных затрат. Так что движимые церковные памятники хранились в музеях и в прежние времена. Что же касается самих храмов, то тут все проще: новые условия позволяют вернуть в них литургическую жизнь. В каждом храме хотя бы раз в год должно совершаться богослужение. А музейный режим его существования направлен на то, чтобы поддерживать определенные температурно-влажностные условия, предписанные для сохранности здания, фресок, предметов... Но это не означает омертвления святыни. При желании всегда можно найти разумный компромисс. Например, употреблять только восковые свечи, дающие меньше копоти, и ограничить число свечей. Все зависит от ценности и древности объекта. В храме, в котором сохранились средневековые фрески, — один режим хранения, в церкви XIX века — другой. Скажем, Мирожский монастырь сохранил музейный статус, и лишь иногда, в виде исключения, там устраиваютсям богослужения. Восстановлена богослужебная жизнь и во всех храмах Московского Кремля — службы происходят во всех трех соборах, и это вполне уживается с музейной функцией. Те случаи, с которыми сталкивался я, в частности, в соборах Московского Кремля и в храме Василия Блаженного, находящегося в ведении ГИМа, где совершаются богослужения и каждое воскресенье и каждый праздник служат у мощей Василия Блаженного, и фактически он действует как приходской храм, доказывают, что подобное сотрудничество вполне возможно. Музей в данном случае не означает полного изъятия здания из реальной жизни. И точно так же богослужебная жизнь не исключает присутствия музейной функции. В каждом конкретном случае все должно определяться интересами святыни. И за ее сохранность государство должно спрашивать с каждого, невзирая на лица, будь то музей или епархия. Епархии относятся к своим обязанностям по-разному — ангелы по земле не ходят, но в нескольких проповедях, которые были фактически ответом на действия музейного сообщества, его святейшество патриарх Кирилл специально заострил вопрос на сохранности церковных святынь и призвал паству и священников к ревностному отношению к памятникам. После этого я неоднократно сталкивался с тем, что настоятели монастырей и епархиальные архиереи стали обращаться к специалистам и создавать советы, призванные решать эти вопросы. В Соловецком монастыре создан такой совет, в Донском монастыре совет работает под моим председательством, и постепенно подобная практика, я надеюсь, распространится на всю страну. Другая сторона вопроса — подготовка специалистов, которые могли бы участвовать в этой работе со стороны религиозных организаций. До революции была такая должность — епархиальный архитектор. Они готовились в светских учреждениях — Институте гражданских инженеров, в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, но занимались церковными зданиями. Институт епархиальных архитекторов должен быть восстановлен. Внутри религиозных организаций хотелось бы видеть людей, имеющих архитектурную подготовку, но не заменяющих собой государственные органы контроля за сохранением памятников, а профессионально наблюдающих за их сохранностью. Как это было когда-то. Этот специалист может быть не церковным служащим, а госуКиевский вокзал. Построен в 1914–1918 годах. дарственным и состоять в органах охраны памятников. Я уверен, со вреАрхитектурный проект — И. И. Рерберг, проект дебаркадера и перекрытий залов — В. Г. Шухов менем так и будет. Важно и то, что в последние пару лет активизировалась роль общества, заинтересованного в сохранении культурного наследия. Такой наступа-

dkn.mos.ru


мнение эксперта

8

A

тельной политики по отношению к памятникам, какую мы наблюдали в последние десятилетия, сейчас нет. Я бы сказал, наступило перемирие. Конечно, рецидивы случаются, но планомерного уничтожения нет, это уже не программное негативное отношения к наследию. И то же самое, я уверен, произойдет в отношении церковных памятников. Уже происходит. Например, недавно реставрировался Покровский собор на Рогожском кладбище в Москве, центр старообрядчества. Реставрация велась под надзором Москомнаследия — была создана комиссия по надзору за работами, мы туда приезжали, смотрели, вносили свои коррективы в действия реставраторов. Сейчас то же самое будет происходить с реставрацией живописи и интерьеров в церкви Климента Папы Римского. Постепенно это становится обычным делом. И как только эта форма взаимоотношений станет нормой для Москвы, она распространится на страну. Что же касается подготовки специалистов, то в 1990-х протоиерей Владимир Воробьев и протоиерей Александр Салтыков высказали замечательную идею: готовить ризничих. Специалистов-искусствоведов, ориентированных в основном на изучение древнерусского искусства, которые на своих приходах, — а в Свято-Тихоновский институт поступали тогда по рекомендации от своего прихода и духовника, — вернувшись туда в качестве ризнич��х, занимались бы сохранением церковного наследия. Во многом, конечно, реализовать эту идею не удалось. Но постепенно мы и к этому придем. Важно помнить: любые разногласия можно решить, но следует уважительно относиться к святыням. Сотрудникам музеев важно понимать, что литургическая жизнь храма должна продолжаться. А служителям церкви надо помнить, что святыня может исчезнуть, и в вопросах ее сохранения доверять специалистам.

Согласно постановлению правительства Москвы от 28 декабря 2011 г. № 646-ПП, утвержден Порядок распределения и предоставления субсидий из бюджета города Москвы религиозным организациям на возмещение затрат в связи с проведением ремонтных и реставрационных работ на объектах культурного наследия религиозного назначения, находящихся в государственной собственности и переданных в пользование указанным религиозным организациям, который был разработан департаментом культурного наследия города Москвы. Субсидии предоставляются религиозным организациям, зарегистрированным в установленном порядке в городе Москве и осуществляющим свою деятельность на территории города Москвы, которым в установленном порядке переданы в пользование объекты культурного наследия (помещения, здания, строения, сооружения) религиозного назначения. Субсидии не бессрочны. Все работы на объектах культурного наследия проводятся в соответствии с охранными обязательствами и разрешениями на производство работ по сохранению, выданными департаментом культурного наследия города Москвы, и должны быть окончены до конца текущего года. В случае нарушения пользователем обязательств по содержанию объекта культурного наследия, а также по его сохранению будут применяться соответствующие санкции. Такие ситуации практически исключены, ввиду постоянно контроля Департаментом культурного наследия города Москвы процесса производства работ на объектах. К проведению работ по сохранению объекта культурного наследия пользователи привлекают юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, имеющих лицензии на осуществление деятельности по реставрации объектов культурного наследия (памятников истории и культуры). Претенденты на получение субсидии одновременно с заявкой на получение субсидии представляют необходимый пакет документов. Комиссия осуществляет рассмотрение одновременно всех заявок и представленных документов, принятых к рассмотрению, на весь объем бюджетных ассигнований, предоставленных в распоряжение Департамента законом города Москвы о бюджете на очередной финансовый год и плановый период на предоставление субсидий. Данная работа проведена в целях реализации ГосударБорис Авдеев, ственной программы города Москвы «Культура Москвы советник главы департа2012-2016 гг.» и рассчитана на 2012 – 2016 гг. Таким обрамента культурного наследия города Москвы зом, 2012 г. стал знаковым для города в этом направлении. московское наследие 20


распространяется бесплатно

Департамент культурного наследия города Москвы

Иван Ерофеев

журнал культурной урбанистики

Киевский вокзал. Построен в 1914–1918 годах. Архитектурный проект — И. И. Рерберг, проект дебаркадера и перекрытий залов — В. Г. Шухов

dkn.mos.ru


сами мы не местные, живем на вокзале 10

городская среда

Б

текст Софьи А лексеевой

В Москву, в Москву, в Москву! Вот задача, древняя, как сама Москва; задача, десятки миллионов раз успешно решенная и все равно неразрешимая; Москва вроде родина, но что же? — и чужбина. Приезжий не москвич, пока он на вокзале; он не ночует там, но к вокзалу привязан: мелкие кислые абрикосы из-под Воронежа, потому что у мамы урожай; носки крупной вязки из Тобольска, потому что бабушка лучше знает; папин родственник из Великих Лук Иван Алексеевич, ему бы только ночь перетоптаться, с самогоном и мочеными яблоками; старая бабка Антонина Андреевна из Меленок, соседка покойного деда на протяжении 80 лет, а что там у них в молодости было? — бог весть, теперь есть только врачи, последняя надежда перед могилой. Он уже обзавелся квартирой, приезжий воронежский тоболец, женой и двумя детьми; он уже лучше тёщи-москвички понимает этот город, он уже перевез пожилую мать с родины в коммуналку на Рязанском проспекте — но! Пока жив древнейший дед, заставший лапти, или пока жива совесть — он всё на вокзале, он все еще не москвич; москвичи или безродные, или бессовестные, так-то. Мимо собственного дома Ранним-ранним утром на вокзале пустота и жирная грязь. Просто ранним утром вокзал начинает занимать толпа, более всего напоминающая тараканов, если ночью на коммунальной кухне включить вдруг свет: с громким шуршанием со всех ног откуда-то отсюда — куда-то туда; разница та, что тараканы на свету на кухне быстро кончаются, а вокзальные люди до позднего утра идут нескончаемым потоком, а грязь уже незаметна; мелеет поток только после полудня, чтобы снова набрать силу вечером. И все сутки напролет на вокзале есть эдакие улитки, их то больше, то меньше: спят, сидят, согнувшись, спрятавшись. Они не бездомные — у них перерыв в жизни, между двумя поездами, скорее всего; вот объявят посадку — и можно будет расправиться, разложиться, достать еду, разлить выпивку, развязать язык, зажить. Москва, кажется, чемпион мира по числу вокзалов: девять штук действующих! И, кроме жуткого Курского, всё это архитектурно прекрасные строения, хорошо придуманные, пригодные и для стремительного перемещения толп, и для тоскливого ожидания, и для краткого визита за абрикосовой кислятиной. Вроде бы и понятно, зачем тут архитектура и почему Курский, который тоже хорошо придуман, в конечном счете нехорош: Москва встречает гостей и будущих жителей сразу мощно, помпезно, широко, светло, жадно и равнодушно. Но если посмотреть, каково гостям, ни радости, ни восторга, ни уважения не обнаружить. Толпа — в среднем московское наследие 20

по всем московским вокзалам это 15050 человек в час — ни по сторонам, ни вверх не глядит; ее цель — близлежащие подземелья, дальше маячит офис или какое другое служебное помещение; те, чья жизнь временно прервалась, почти тоскуют, словно в тюрьме, — кому из зеков интересна архитектура тюрьмы? А привязанные к вокзалу тобольскими носками давно знают, что вокзал красив, но только знают, не чувствуют, не видят; их вокзал — обязанность, обуза, ноша, которая тянет, досадное прошлое, до архитектурных эмоций ли тут! И только замшелые москвичи, которым выпадает попасть на московский вокзал много если раз в год, водят улыбающимися физиономиями туда и сюда, что-то говорят друг другу с восторгом, тычут пальцами — но только если они не опаздывают на поезд, а такое с замшелыми москвичами случается редко, разве по рассеянности. А еще улыбаются и тычут пальцами иностранцы, но настоящие, а не бывшие советские! и особенно азиаты, японцы и китайцы. Японцы попадают в Москву почти всегда на Ленинградский вокзал, когда прибывают на поезде из Санкт-Петербурга, где такой же точно вокзал, — и все равно восторгаются, цокают и щелкают фотоаппаратами. О всех вокзалах в одной публикации рассказать затруднительно, остановимся на некоторых.

Константин Андреевич Тон Русский архитектор, автор проектов храма Христа Спасителя и Большого Кремлевского дворца. Много учился в Италии и Франции, получал царское жалование как ученый художник, будучи причислен к кабинету Его Величества. Построил в Санкт-Петербурге на приходские средства храм св. Екатерины. Проект так понравился Николаю Первому, что он написал: «У русских и у самих есть прекрасные

Самый старый С Ленинградского и начинается вокзальная (и железнодорожная) история Москвы. Строительство закончено в 1851 году, от рождения он назывался Петербургским вокзалом Санкт-Петербурго-Московской железной дороги, затем, после кончины в 1855 году Николая Первого, при котором, собственно, и появились в России железные дороги, — Николаевским. Советская власть переименовала вокзал сперва в Октябрьский — в честь месяца революции, а в 1937 году, когда большинство тех, кто участвовал в революции, попали в мясорубку, переименовала еще раз, эдак нейтрально — в Ленинградский. Почти три года назад, 9 июля 2009 года, произошла примечательная история: президент «Российских железных дорог» (это компания — хозяин вокзалов) Владимир Якунин во второй половине дня торжественно объявил о пере-

художественные традиции, нам нет нужды гнуть спины перед Римом». Константин Тон работал в стиле руссковизантийского возрождения, был любимцем государя и участвовал в проектировании и строительстве множества храмов и светских зданий в Москве, Петербурге, Ельце, Томске, Ростове-на-Дону и пр. Среди интересных и государственно важных работ Константина Тона — типовая изба для казенных российских деревень и типовой проект городской каменной церкви. Инженерное дарование Константина Тона выразилось в создании конструкции металлического шпиля соборной колокольни Петропавловской крепости.


городская среда

<

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Десять лет Николаевский (Ленинградский) вокз��л простоял на Каланчевском пустыре в одиночестве, а в начале прошлого века развернулось строительство нынешних великолепных зданий Ярославского и Казанского вокзалов >

Иван Ерофеев

Первоначальный, царский, декор потолка не сохранился

<

Главный зал Ленинградского вокзала появился в 1970-х годах прошлого века на месте дебаркадера >

Иван Ерофеев

Иван Ерофеев

Зал ожидания Ленинградского вокзала в нынешнем виде сделан в 1948–1950 годах

11

Иван Ерофеев

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Неорусский стиль у здания Ярославского вокзала появился уже после того, как он перешел из собственности славянофилов в казну < Реконструкция Ярославского вокзала позволила утроить его пассажиропоток >

июль 2012

Крыша над перронами Казанского вокзала появилась в 1997 году > Иван Ерофеев

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Движение на Казанском вокзале началось в 1864 году 20 июля, на два дня раньше, чем на Ярославском, существующее здание закончено только в 1940 году <


Самый большой Ярославский вокзал — антагонист Ленинградского. Железная дорога Москва–Петербург строилась на государственные деньги, под руководством американских инженеров, а на земляных работах использовался труд фактически рабов. Землекопов нанимали артелями, платили им сдельно, а еще забирали с каждого по 15 копеек на еду и 5 копеек за постой. Заболевшим денег не полагалось, за них платила артель, потому больные тоже старались работать, что имело пагубные последствия. Ну и в символическом смысле та железная дорога выводила Россию на Запад, к западным ценностям, одной из которых, собственно, и был этот новый, быстрый и могучий способ сообщения. Торжественное неоренессансное здание Ленинградского вокзала, похожее на палаццо с часовой башней, схожее с образцами австро-венгерской архитектуры (две империи крепко дружили в то время), очень соответствовало западническим идеям. Ярославский вокзал от рождения назывался Троицким, появился по частной инициативе и в первое время своего существования связывал Москву только и исключительно с Троице-Сергиевой лаврой, которая, конечно, — символ старой, самостоятельной, самобытной и православной России. Организатором проекта Троицкой железной дороги выступил замечательный русский инженер, предприниматель и литератор Фёдор Васильевич Чижов. Его нежелезнодорожная деятельность была очень многообразна, например, он был душеприказчиком Николая Васильевича Гоголя и редактором собрания его сочинений. Идея Чижова, видного славянофила, была такая: надо построить железную дорогу целиком на русские деньги, силами только русских инженеров и рабочих. В конце 1850-х годов в русском железнодорожном строительстве главную роль играло «Главное общество российских железных дорог» со значительной долей иностранного капитала и французским управлением, бумагам которого императорское правительство гарантировало доходность 5%. Задачи перед «Главным обществом» стояли циклопические: за десять лет построить 4000 верст железных дорог: соединить Петербург с Варшавой (тогда Царство Польское входило в состав России) и прусской границей, Москву — с Нижним Новгородом, Москву — с Курском, низовьями Днепра и Феодосией и затем Курск (или Орел) — с Либавой и Динабургом (сейчас это Лиепая, важный латвийский порт, и крупный латвийский промышленный центр Даугавпилс; Латвия тоже входила в состав России). Иначе говоря, «Главное общество» имело московское наследие 20

своей целью соединить три столицы, главные судоходные реки и порты на Черном и Балтийском морях. Выродилось же это начинание в соединение Петербурга и Варшавы и Москвы и Нижнего; к 1862 году, когда открылся Троицкий вокзал, работы уже окончились; в скором времени всё построенное «Главным обществом» выкупила казна. Чижов для обоснования строительства Троицкой дороги собрал шесть групп студентов по три человека в каждой — они круглосуточно фиксировали пассажиро- и грузопоток по Троицкому шоссе. Выяснилось, что в разных экипажах, от телег до карет, по нему проезжает 150 тысяч человек и перевозится 4 млн пудов грузов в год, это еще не считая полумиллиона паломников в Лавру св. Сергия. В 1858 году Александр Второй высочайше позволил начать строительство железной дороги, капитал для которой собирался по подписке на акции; отчеты о хозяйственной деятельности Московско-Троицкой железной дороги печатались шесть раз в год в газете «Акционер», которую редактировал сам же Чижов. Крупным акционером стал откупщик Иван Фёдорович Мамонтов, другим — Андрей Иванович Дельвиг, племянник поэта. Строительство началось в 1860 году. Акционерный капитал целиком не собрался, обществу пришлось занять у правительства восьмую часть всех необходимых средств — 0,5 млн из 4 млн рублей. 22 июля 1862 года движение открылось. Сперва использовались немецкие пассажирские вагоны, но они оказались непригодны для русской зимы, и общество закупило русские вагоны в Коврове. В 1865 году стало понятно, что предприятие окупилось: по Троицкой железной дороге было в тот год перевезено 465 тысяч пассажиров и 9 млн пудов грузов, прибыль составила 467 тысяч рублей. В 1870 году линию достроили до Ярославля, и вокзал стал называться Ярославским; произошло также и другое важное соФёдор Васильевич бытие — обществом стал руководить Савва Чижов Иванович Мамонтов, унаследовавший долю от отца-откупщика. В 1872 году появилась Русский универсальузкоколейка до Вологды; а в начале 1890-х ный талант: литератор, годов было принято решение дотянуть узкоредактор, банкир, орколейку до Архангельска. Это предприятие ганизатор железнодос самого начала планировалось как бездорожного строительства, ходное, но его обещали поддержать госукорабельщик, шелковод, дарственными кредитами. Министр финандруг и душеприказчик сов Сергей Юльевич Витте рассчитывал, что Николая Гоголя, учредорога до Архангельска улучшит скудное, дитель и содержатель необеспеченное существование населения кружка русских художсеверных губерний: наладится обеспечение ников в Италии, друг Ниего продовольствием и вывоз продукции колая Ге; благотворитель местного производства. Надежда была и на и меценат. Лучше всего доходы от других железнодорожных линий о его характере говообщества, которое в 1898 году, когда открылась дорога до Архангельска, получило чистой прибыли 5,2 млн рублей — гигантскую по тем временам сумму. Дорога-то открылась, но Савва Мамонтов ввязался в сомнительную с точки зрения закона операцию: он финансировал свои же металлургический завод в Иркутской области и Невский механический завод из железнодорожных денег, имея в виду создать полный цикл производства для железных дорог — рельсы и подвижной состав; вернуть растраченное Мамонтов надеялся из будущих заводских доходов. Этого сделать он не успел — пошел под суд; дело получило название «мамонтовская панама». И хотя суд вынес оправдательный приговор, предприятие его расстроилось: пришлось продать почти все, чтобы расплатиться с кредиторами. Так к началу прошлого века Ярославская железная дорога оказалась в казне. И в 1902 году Ярославский вокзал, уже казенный, был решительно перестроен. Сравнительно небольшое неоренессансное здание, построенное архитектором Романом Ивановичем Кузьминым — автором парижского храма св. Александра Невского на рю Дарю, городского собора в Гатчине и переустроителем Большого Гатчинского дворца, — было снесено, а на его месте появилось здание в неорусском стиле архитектора Фёдора Осиповича Шехтеля. Занятно, что правительство и Шехтель словно бы довели до логического завершения первоначальную идею Федора Чижова о самостоятельном русском железнодорожном пути: мало неорусского стиля, так еще Ярославский вокзал связывает Москву с самыми удаленными частями России; самая протяженная в мире железная дорога, Транссиб, начинается здесь.

Б

На Рижском вокзале можно и поглядеть на старинные поезда, и прокатиться на них <

рит то, что он, миллионер, так и не завел себе вовсе никакого поместья — жил, где придется. Все свое состояние Фёдор Чижов завещал российскому просвещению: в Костромской губернии на его средства было построено пять технических училищ и одно медицинское, а еще родильный дом. В училища принимали главным образом крестьянских детей, а для самых бедных из них существовали стипендии, и изрядные, — также на средства Фёдора Чижова. Оснащение училищ было самое передовое — приборы выписывались из Европы и Америки.

Иван Ерофеев

именовании Ленинградского вокзала в Николаевский. «Возвращение исконного названия связано со значительным вкладом российского императора Николая Первого в возникновение российских железных дорог и инициированием им строительства этого вокзала», — объяснила пресс-служба поступок своего президента и пообещала, что интерьер и экстерьер здания будут приведены в соответствие с историческим обликом. Но не прошло и четырех часов, как пресс-служба сообщила, что окончательно решение изменить название Ленинградского вокзала не принято, ��отя вопрос действительно обсуждается: «Пресс-служба ОАО РЖД приносит свои извинения за информацию, распространенную ранее, и просит средства массовой информации с пониманием отнестись к этой технической накладке и, по возможности, предотвратить дальнейшее распространение неверной информации». Вокзал так и остался Ленинградским; желающим растолковывают, что он связывает Москву не только с Петербургом, но и с Ленинградской областью, в честь которой теперь и называется. Архитектор Ленинградского областного вокзала — самый что ни на есть знаменитый: Константин Андреевич Тон. Он построил в Москве еще храм Христа Спасителя (не тот, что сейчас, а взорванный) и Большой Кремлевский дворец в Кремле, а в Петербурге, помимо Московского вокзала, — Екатерининскую церковь (тоже взорванную). «Близнецовые» вокзалы в Москве и Петербурге прежде прекрасно символизировали важную для России идею двух столиц одной страны — западной и традиционной; но в последнее десятилетие они же символизируют иное: слияние двух этих столиц. Именно на Ленинградском вокзале можно встретиться с принципиально новым явлением московской вокзальной жизни — петербуржцами, работающими в Москве в государственных или окологосударственных организациях. Их появление — явный признак того, что когда-нибудь Москва и Петербург станут частью одного гигантского мегалополиса.

городская среда

Иван Ерофеев

12

Иван Иванович Рерберг предпочитал называть себя инженером, а не архитектором


городская среда

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Здание Киевского вокзала было начато до революции, а закончено после; проект строительства практически не переменился >

Иван Ерофеев © Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Иван Ерофеев

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Псевдорусский стиль Рижского вокзала диссонирует с западным направлением движения < >>

13

июль 2012

В создании интерьеров Киевского вокзала принял участие родной брат архитектора —  художник Фёдор Рерберг и скульптор Сергей Алешин; ампирный стиль —  нехарактерное для вокзала решение << >

Иван Ерофеев

Иван Ерофеев

Иван Ерофеев

Иван Ерофеев

Неоклассический стиль, в котором создан Киевский вокзал, контрастировал с принятым в то время в Москве модерном <>

Иван Ерофеев

Дебаркадер инженера Владимира Шухова оказался неповторимым шедевром технической мысли <


Самый маленький Пассажиропоток на Ярославском вокзале «Российские железные дороги» оценивают в 8000 человек в час — это больше половины всего пассажиропотока на всех московских вокзалах. А Рижским вокзалом пользуется в среднем не более 50 человек в час. От момента своего рождения вокзал назывался Виндавский (позже — Балтийский и Ржевский), по тогдашему имени латвийского портового города Вентспилс — Виндава, но его появление в Москве связано не с началом частного железнодорожного предприятия, как в случае с Ярославским вокзалом, а с решительным его расширением. И еще заслуживает упоминания то, что эта дорога была национализирована только большевиками, то есть не пользовалась казенной помощью. Дела шли так хорошо, что в собственности у Московско-Виндавского общества оказалась первая в российской истории дорога Петербург–Царское Село. Сейчас невозможно себе представить, но благосостояние Московско-Виндавской железной дороги, первоначально называвшейся Рыбинско-Бологовской, построилось на ветке от Рыбинска до Бологого протяженностью всего 280 верст. А причина успеха проста: выше Рыбинска главная русская транспортная артерия, Волга, была малосудоходной, и когда железная дорога связала его с линией Москва– Санкт-Петербург, стало возможно перенаправить к ней значительную часть огромного количества грузов, следовавших на баржах по великой русской реке. Высокие доходы от этого небольшого пути позволили владельцам Московско-Виндавской железной дороги на собственные средства расширять дело, и они отчасти воплотили в жизнь ту идею, которая некогда стояла перед Главным обществом российских железных дорог: связали Волгу с Балтикой; а линия Москва–Виндава просто не могла не обзавестись собственным вокзалом в столице. Небольшое, перегруженное деталями здание Рижского вокзала было построено в 1902 году в псевдорусском стиле по проекту архитектора Станислава Антоновича Бржозовского, автора Витебского вокзала в Петербурге; в отличие от Ярославского вокзала, дополнительного смысла в выборе архитектурного решения тут не было: дорога имеет отчетливо западную ориентацию. А строил вокзал Юлий Федорович Дидерихс, выпускник Дельвиговского железнодорожного училища, учрежденного по завещанию акционера Троицкой железной дороги Андрея Ивановича Дельвига. Рижский никогда не был особенно загруженным вокзалом, в начале 2000-х годов его хотели и вовсе закрыть, снять железнодорожные пути и использовать здание — памятник федерального значения — под офисные нужды, но, на счастье, не сделали этого. В здании вокзала проводятся крупные корпоративные мероприятия «Российских железных дорог», при вокзале открыт музей железнодорожной техники, можно даже покататься на поезде с паровозной тягой. Самый пригородный С Савеловского вокзала, которому, так же как и Рижскому, угрожало закрытие, теперь не ходят поезда дальнего следования, зато здесь самый большой в Москве пригородный пассажиропоток — более 1600 человек в час. Идею построить линию до Савелова выдвинул Савва Иванович Мамонтов — и даже получил в 1897 году от Николая Второго высочайшее позволение начать изыскательские работы, но тут грянула та самая история с «панамой». Проект пыталась частично выкупить Московско-Виндавская железная дорога, искавшая себе место под вокзал,– сделка не состоялась, и появился Рижский вокзал. А строительство Савеловского вокзала и железной дороги возобновилось в 1902 году, после того как Московско-Ярославская дорога попала в казну. При сравнительно недавней реконструкции был надстроен второй этаж — хотя советские архитекторы и постарались сохранить общее впечатление от здания. В неизменном виде до нынешнего времени дошла только водосборная башня. Самый невезучий От здания Нижегородского вокзала, располагавшегося где-то на пересечении Рогожского Вала и Нижегородской улицы, не осталось, по всей видимости, даже воспоминания в виде какой-нибудь открытки или рисунка. Построило его Главное общество российских железных дорог к началу 1861 года, здание было деревянным, одноэтажным и вызывало дружную критику средств массовой информации: им виделся контраст между образцовым устройством самой по себе дороги и невзрачностью вокзала. После того как Нижегородская дорога попала в казну, министерство путей сообщения приняло решение созмосковское наследие 20

городская среда дать Московско-Курскую, Нижегородскую и Муромскую железную дорогу и выстроить для нее в Москве вокзал. Здание в духе классицизирующей эклектики появилось в 1896 году, в 1938 году была проведена значительная переделка вокзала — под руководством украинского архитектора Георгия Ипполитовича Волошинова, а в 1972 году тот же Волошинов «закрыл» старое здание модернистским фасадом; внутри кое-что от первоначального здания еще осталось. В начале 2000-х годов новый волошиновский фасад вокзала заслонил торговый центр «Атриум», и Курский вокзал стал фактически невидимкой.

Б

Иван Иванович Рерберг Предки этого плодовитого московского архитектора, называвшего себя инженером, происходили из Дании и прибыли в Россию при Петре Первом; отец его был одним из значительных организаторов российского железнодорожного транспорта, брат Фёдор — художником (оформлял в том числе и Киевский вокзал), а внук — кинооператором у Андрея Тарковского. Сам Иван Рерберг получил образование военного инженера и прошел практическую

Самый хлебный Киевский вокзал, как и Рижский, — следствие расширения русского провинциального бизнеса. Высочайшее разрешение на строительство и концессию Курско-Киевской железной дороги Александр Второй дал в 1866 году; в 1891 году Александр Третий высочайше позволил продлить дорогу до Воронежа, после чего она получила название Киево-Воронежской. Дорога проходила по самым хлебным — в прямом смысле этого слова — местам России; она соединялась в Киеве с Юго-Западной железной дорогой (в том числе с Одесским портом, вторым после Петербургского по грузообороту в России) и Днепром (важнейшей транспортной артерией Российской Империи); на станции Ворожба — с Харьковско-Николаевской железной дорогой (Николаевский порт занимал первое место в стране по объему вывоза зерна); в Курске — с Московско-Курской железной дорогой; в Воронеже — с Юго-Восточной железной дорогой. Позднее по Киево-Воронежской железной дороге пошел еще и уголь Донбасса, и лес (станция Пироговка, куда было построено ответвление, находится на Десне, по которой был большой лесосплав); а по перевозке сахара она почти сразу заняла первое место в стране. Поэтому когда Николай Второй высочайше позволил общес��ву Киево-Воронежской железной дороги протянуть ветку до Москвы, построить там вокзал и назваться Московско-Киево-Воронежской дорогой, московские власти ничтоже сумняшеся обусловили появление вокзала строительством нового Бородинского моста и укреплением набережной — иначе, полагали они, инфраструктура просто не выдержит грузопотока. Но первое здание вокзала (он назывался тогда Брянским) вызвало неудовольствие москвичей — хорошим тоном было потешаться над скупостью провинциалов (правление Общества МКВЖД находилось в Курске), украсивших Москву каким-то срубом. Сруб этот, надо сказать, был длиной почти 100 м, имел два входа, а площадь его составляла 850 м2.  К 100-летию Бородинской битвы общество МКВЖД — под некоторым административным нажимом — решило построить новый вокзал. Московские власти снова немедленно обусловили это строительство реконструкцией Бородинского моста. Общество не смогло отказать; проект моста был заказан самому в тот момент популярному московскому архитектору Роману Клейну (особняк Морозовой на Воздвиженке, ЦУМ и Музей изобразительных искусств имени Пушкина, например), а проект вокзала — ученику Клейна, Ивану Ивановичу Рербергу, который, вопреки господствовавшему в то время в архитектуре стилю модерн, создал неоклассическое здание, признанное самым красивым вокзальным зданием Москвы. Владимир Григорьевич Вокзал строился до 1920 года, ему не поШухов мешали даже революционные события, и получился самым большим в Москве. ТольПри последней реконко в 1972 году его опередил изуродованный струкции дебаркадера Курский вокзал. Киевского вокзала было решено заменить клепаные соединения несущих конструкций сварными — для современных

школу военно-транспортного строительства: от каменщика до десятника. При строительстве Музея изобразительных искусств им. Пушкина был одним из двух заместителей Романа Клейна, вообще много послужил этому известнейшему московскому архитектору. Одна из первых и самых значительных самостоятельных работ Ивана Рерберга — пятиэтажный дом дешевых квартир для семейных, не сохранивший, к сожалению, своего остроумного внутреннего устройства. Инженерный талант Рерберга проявился в реконструкции Большого театра в 1920-х годах: не останавливая спектаклей и репетиций, он укрепил фундаменты и переделал покосившиеся перекрытия.

Реконструкция Савеловского вокзала увеличила здание на один этаж и практически лишила его архитектурной ценности

Иван Ерофеев

14

инженеров шуховская технология оказалась слишком дорога и сложна в исполнении. Владимир Шухов прославился не только башней на Шаболовке — он создал первый в России нефтепровод, технологию подъема нефти из обедневших слоев с помощью нагнетания воздуха, изобрел первую в мире установку непрерывного крекинга, плавучие морские мины и множество других интересных и полезных вещей.


городская среда

15

<

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Иван Ерофеев

Белорусский вокзал перестраивался, кажется, чаще всех вокзалов Москвы

Иван Ерофеев

Иван Ерофеев

Пассажиров встречает убогая советская изнанка Павелецкого вокзала, а с фасада это изящное здание с итальянскими мотивами < >>

Иван Ерофеев

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

За размещение Павелецкого вокзала именно на Зацепе дружно высказались московские фабриканты и заводчики <

Иван Ерофеев

Новый фасад Курского вокзала не украшал Москвы, но и заслонивший его торговый центр нисколько не лучше <

июль 2012

Земля для строительства Белорусского вокзала была пустопорожней и досталась МосковскоСмоленской железной дороге бесплатно


Б

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

городская среда

индустрия гостеприимства 16

текст Евгении Гершкович

московское наследие 20

«Националь» «Горели в печке бамбуковые столики, этажерки для семи слонов, дурацкие лаковые полочки и прочая дребедень», и еще «…убрали ковер с парадной лестницы…», констатировали Булгаков, Ильф и Петров. А первым Домом Советов стала гостиница «Националь», которую на целых 15 лет абонировало советское правительство, в номер же 107 водворился В. И. Ленин с женой Надеждой Крупской и сестрой Марией Ульяновой. Там, где прежде останавливались Шаляпин, Бунин, Римский-Корсаков, теперь обитали Дзержинский, Троцкий и Свердлов. Роскошный отель с полукруглым боковым выступом на углу Тверской и Моховой, спроектированный А. В. Ивановым по заказу Варваринского акционерного общества домовладельцев, распахнул свои гостеприимные двери в 1903 году. Остатки прежде модного неоренессанса смешались с актуальным модерном; в строительстве шли в ход новейшие технологии, железобетон и гидроизоляция; система отопления разрабатывалась на литейном заводе Сан-Галли, гостиницу телефонизировали; во внешней отделке использовали натуральный камень, керамическую плитку, лепнину; аттик отметили абрамцевским майоликовым панно по рисункам Павла Кузнецова. Правда, в 1931 году, согласно ленинскому плану «Монументальной агитации и пропаганды», прежний пейзаж сменился на панно с индустриальной тематикой, воплощенной И. Рербергом. Вестибюль украшала мраморная лестница, витражные окна, мозаичный пол, вход в лифт был фланкирован фигурами атлантов. Такая же роскошь царила и в номерах с мебелью красного дерева, светлого и мореного дуба, ватерклозетами и сейфами. Апартаменты, которые в 1918 году облюбовал вождь мирового пролетариата, были обставлены мягкой мебелью, обитой зеленой материей; на массивном письменном столе, покрытом зеленым сукном, красовались бронзовые подсвечники. Номер освещала бронзовая трехрожковая люстра. Советское правительство успело изрядно износить инвентарь. Когда в 1932 году зданию

вернули гостиничный статус, выяснилось: большая часть номеров пришла в негодность. «Националь» встал на капитальный ремонт, нижние этажи на фасаде облицевали песчаником и кирпичом, дубовые рамы заменили алюминиевыми переплетами, мебель взяли из резервного фонда, созданного при национализации дворянских и царских имений, к примеру, сюда перекочевали гарнитуры Аничкова и Царскосельского дворцов, что немедленно сказалось на цене проживания. В 1985 году было принято решение о полной реставрации гостиницы, которой присвоили статус памятника истории и культуры и высшую категорию «пять звезд».

«Савой» Пятиэтажный неоклассический «Савой» на Рождественке Виктор Величкин построил в 1912 году. За три года до этого участок земли неподалеку от Большого театра Страховое от огня товарищество «Саламандра» (это название товариществу придумал брат основателя компании, писатель Алексей Погорельский, автор «Черной курицы») приобрело у княгини Аргамаковой-Туркестановой, родственницы драматурга Дениса Фонвизина, хозяйки ресторана «Альпийская роза», что на Пушечной. Интерьеры отеля архитектор стилизовал под рококо, украсив изысканной формы зеркалами и плафонами с росписью. Символом гостиницы стала саламандра, ее знак можно обнаружить и сегодня в лепнине, на коврах, на дне бассейна. Свое название московский «Савой» получил в честь символа роскоши и престижа, лондонского отеля «Савой», названного, в свою очередь, в честь альпийского герцогства Савойя. В советское время сюда селили дорогих иностранных гостей вроде Анри Барбюса и Ромена Роллана, прибывших изучать советскую действительность. В 1958 году «Савой», входивший в систему «Интуриста», отчего-то был переименован в «Берлин». В 1987–1989 годах оте­ль встал на реконструкцию, историческое имя ему было возвращено и присвоен статус в пять звезд.

Гостиница «Националь». Часть панорамы, сделанной для Генплана Москвы 1935 года

Гостиница «Метрополь», 1905 год, архитектор У. Валькотт

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

В Москву стремились и ехали отовсюду и всегда. Паломники — на богомолье во время престольных праздников, торговцы —  с товаром на ярмарки, иноземцы — на дипломатические переговоры, туристы — за достопримечательностями, а зеваки праздные — просто поглазеть. Постоялых и гостиных дворов, дающих ночлег усталым путникам, вечно не хватало. Первые отели, соответствующие европейским стандартам, появились в Первопрестольной, правда, уже не столичной, в середине XVIII века. Типовым проектом гостиниц занимался в начале XIX века Василий Петрович Стасов. Двухэтажные, неприметные с виду здания с пилястровыми портиками, построенные у Сретенских, Никитских, Покровских и Пречистенских ворот, на пересечении радиальных улиц и Бульварного кольца, они составляли большую сеть «бюджетных» гостиниц того времени, идея создания которых принадлежала Павлу I. И все же эта мера целиком проблему не решила. Во второй половине XIX века в Москве возникли Чижовское, Троицкое, Староварваринское и Кокоревское подворья — так в ту пору именовались гостиницы. Тогда же появились так называемые меблированные комнаты, те, что могли себе позволить люди со средним и низким достатком. К началу XX столетия в Москве уже насчитывалось 228 гостиниц, список же самых престижных гостеприимных заведений нашего города возглавл��ли «Боярский двор», «Гранд-отель», «Европа», «Славянский базар» и «Лейпциг». Иностранные гости предпочитали останавливаться в «Национале», «Савое» и «Метрополе». Осуществив захват власти, большевики перенесли столицу из Петрограда в Москву, национализировали все заведения гостиничного типа, некоторые закрыв, некоторые перепрофилировав в Дома Советов или Союзов. В СССР отсутствовали единые тарифы на гостиничные услуги вплоть до 1934 года. Тогда же был создан Гостиничный трест — самостоятельная хозяйственная единица с уставом, занявшаяся проведением мероприятий по внедрению хозрасчета и улучшению обслуживания граждан. Так советская гостиница превратилась в юридическое лицо.

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Гостиница «Националь», 1903 год, архитектор А. Иванов, снимок сделан в 1910-е годы >


городская среда

17

Гостиница «Юность», 1961 год, архитектор Ю. Арндт

«Метрополь» Легендарный «Метрополь» появился там, где прежде стояли популярные в народе «Челыши», гостиница и бани Челышева. Однако на место в двух шагах от Кремля стало претендовать Северное домостроительное общество и его председатель Савва Мамонтов. Строительство отеля высшего разряда, начавшись в 1898 году, растянулось на восемь лет. Что любопытно, именно на это время пришлась зрелая пора развития стиля модерн, впервые в полной мере реализованного в «Метрополе». Автором был английский архитектор Валькотт, его идеи воплощали и дополняли московский архитектор Кекушев, художники Коровин, Поленов и Врубель, керамист Ваулина. Мамонтов за это время успел попасть под арест за финансовые нарушения и разориться. Гостиница еще до открытия пережила пожар, уничтоживший уже готовые интерьеры. Горожане тут же окрестили здание «Вавилонской башней». Гостиница задумывалась как общегородской центр искусств с театром, галереями, зимним садом. Здесь имелось три шикарных ресторана, были предусмотрены лифты, холодильные установки, вентиляция. Разумеется, падкая на роскошь советская власть не могла не польститься на столь привлекательный объект и не сделать из него второй Дом Советов. Центральный ресторан «Метрополя» стал залом заседаний, где выступали с речами уже упомянутые Ленин, Троцкий и Свердлов. В номерах поселились Бухарин, Чичерин, Антонов-Овсеенко. Второй этаж поделили между собой народные комиссариаты иностранных дел, внешней торговли и народного хозяйства. Так продолжалось до 1930-х годов, когда здание вновь заработало по профилю, но продолжало ветшать и едва дотянуло до ремонта в 1986 году. Мебель реставрировали в Эрмитаже, фасадами занимались специалисты из Австрии, интерьеры переоборудовали финны. Разумеется, «Метрополю», вновь открывшемуся в 1991 году, были присвоены заслуженные пять звезд. июль 2012

<

Стандартный номер гостиницы «Юность» >

«Москва» «Сравнить нашу „Москву“ со старыми дореволюционными гостиницами вообще невозможно. То, что в последних считалось роскошью, было роскошью дурного купеческого тона. То, что именовалось комфортом, не имело ничего общего с тем, чего вправе ожидать приезжающий в наш отель советский гражданин», — писал академик архитектуры А. В. Щусев в 1935 году. «Поручая нам проектирование, Моссовет поставил следующие задачи: 1)„избегнуть роскоши дурного тона, но сделать одновременно гостиницу красивой и комфортабельной; 2) обеспечить действительно современное и высококачественное оборудование гостиницы сигнализацией, отоплением, вентиляцией, санитарно-техническим оборудованием; 3) спроектировать и построить все номера, а особенно номера «люкс», по последнему слову техники, причем вся работа должна быть произведена своими силами и из советских материалов“». Первой советской гостинице «Москва» (тогда ее еще называли гостиницей Моссовета), согласно Генплану, предстояло стать первым домом аллеи Ильича, соединяющей Мавзолей с будущим Дворцом Советов. Антипод «Метрополя» и «Националя», в 14 этажей и 500 номеров, гостеприимно встречал в своих стенах узбекского хлебороба, нефтяника из Баку и шахтера из Донбасса, а также Чкалова, Гагарина и Рокоссовского. Конструктивизм предложили молодые зодчие Савельев и Стапран, Щусев доводил проект «до ума» в соответствии с новой архитектурной модой на классику. Фасад украсился капителями, интерьеры жилых номеров — живописью Герасимова и других мастеров соцреализма. В обстановке активно использовались ценные породы древесины, мрамор и бронза. Все приходит в негодность. Комфортабельность «Москвы» снижалась, прежние четыре звезды упали до трех. В 2000 году мэр Лужков решил старое здание демонтировать и возвести новое, по старому проекту Щусева, внутренность же оборудовать по современным стандартам. Что и было исполнено в сентябре 2003 года, несмотря на общее возмущение.

«Украина» Когда началось строительство высоток, «Украине» отвели очень выгодное место у наиболее крутой излучины Москвы-реки. 29-этажное здание, увенчанное высоким шпилем с серпом и молотом, по проекту А. Мордвинова, В. Калиша и В. Олтаржевского, воплощало в себе апофеоз сталинской роскоши. Первый этаж отдали широким вестибюлям, ресторанам, кафе и библиотеке. Пара парадных лестниц вела на второй этаж, лестничная площадка переходила в зимний сад с фонтаном. В помпезный декор обильно включалась советская символика: пятиконечные звезды, обелиски, вазы в виде пшеничных снопов. Входная зона венчалась живописным панно «Праздник труда и урожая на хлебосольной Украине».Над созданием живописных полотен специально для этого объекта трудились лучшие советские художники. Первые гости заселились в «Украину» в 1957 году. В 2005 году гостиница перешла в частные руки и пережила реставрацию.

«Юность» Памятник гостиничной индустрии 1960-х годов, «Юность» построена архитектором Ю. Арндтом в год покорения космоса человечеством. Может, поэтому гостиница пользовалась такой любовью среди советских космонавтов и руководителей космической программы. До сих пор в неприкосновенности сохраняется номер, где останавливался «космонавт номер один» Юрий Гагарин. Некогда считавшаяся комфортабельной, теперь «Юность» на 180 номеров относится к разряду трех звезд. Удачное место неподалеку от «Лужников» и Воробьевых гор привлекает клиентов.

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

Кафе в гостинице «Юность»


какой вокзал в Москве для вас главный? опрос

18

Б

подготовил А лексей К ириллов, иллюстрация Га лины Панченко

Александр Малис, президент компании «Евросеть»

Эдгар Запашный, дрессировщик

В последние годы главным в моей жизни стал Белорусский вокзал. Причем не потому, что я стал чаще ездить на поездах или чаще кого-то встречать на этом вокзале. К сожалению, вокзал стал мне практически родным из-за… ежедневных пробок на площади перед Белорусским вокзалом. Мне приходилось ежедневно любоваться красотами здания вокзала, потому что чуть ли не часами стоял возле него, а других красот из-за затянувшейся стройки там видно не было. Но чувства гордости я при этом не испытывал — одно лишь раздражение и злость.

Всю жизнь мне нравился Павелецкий вокзал. И архитектура, и цвета, и как он выглядит издалека, и как вблизи. А сейчас рядом с ним строят какойто  торговый центр, они совершенно не гармонируют друг с другом, и, к сожалению, потерялся не торговый центр на фоне вокзала, а наоборот. А еще рядом с ним стали случаться анекдотичные истории. Мне рассказали, что один приезжий, выходя из такси у Павелецкого вокзала, поинтересовался у шофера, сколько же в Москве Павелецких вокзалов, три или больше? Таксист в недоумении ответил, что Павелецкий в Москве один! Оказалось, что иногороднего мужчину катали по всему городу и, чтобы заработать больше денег, утверждали, что Павелецких вокзалов в Москве много. А Павелецкий, хоть и испорченный торговым центром, такой красивый в Москве один.

Борис Грачевский, режиссер, художественный руководитель детского киножурнала «Ералаш» В моей жизни главным вокзалом всегда был Ярославский вокзал. Шестилетним мальчиком именно на этот вокзал я приезжал из Болшево, потом ехал к деду на Бауманскую. Ярославский вокзал стал для меня первым серьезным шагом во взрослую жизнь. Я восхищался красотой вокзала, его величественностью и не замечал чудовищного количества мутных людей, бродящих вокруг. На площади Трех вокзалов и тогда, и сейчас Ярославский — для меня самый дорогой, самый родной и самый красивый вокзал. А уж когда я поближе узнал Курский вокзал, то понял: лучше Ярославского вокзала нет ни одного вокзала если не в мире, то в Москве точно. Курский вокзал — фантастическое и чудовищное сооружение. Само его месторасположение безум­но неудобное, а страшные, вонючие и темные туннели даже в страшном сне нормальному человеку не приснятся. Человека, который придумал этот вокзал, надо было убить! Я когда вынужден приходить на Курский, то у меня складывается впечатление, что архитектор этого сооружения ненавидел людей и делал все, чтобы отравить их жизнь, хотя бы на эт��м отдельно взятом вокзале. Давид Якобашвили, председатель совета директоров корпорации «Биоэнергия» Пожалуй, Ленинградский. Мне часто приходится ездить в Петербург на поезде, поэтому именно этот вокзал я знаю лучше, чем все остальные. Он удобный, простой, красивый. Не могу сказать, что люблю это место, но то, что привык к нему, — несомненно. Павел Любимцев, ведущий передачи «Городское путешествие» В моей жизни большую роль сыграл Ленинградский вокзал, потому что я после окончания института три с половиной года прожил и проработал в Ленинграде. Важен для меня и Казанский вокзал, потому что дача находится по Казанской дороге. Это главные вокзалы в моей жизни. Архитектурно вообще московские вокзалы хорошие, но эти два мне нравятся особенно. Ленинградский вокзал строил выдающийся архитектор Тон. А Казанский вокзал строил Щусев. И тот, и другой выдающиеся имена в архитектуре. Тон выдающийся классицист середины–второй половины XIX века, а Щусев крупнейший мастер XX столетия. В результате оба вокзала получились очень красивыми. московское наследие 20

Светлана Миронюк, главный редактор РИА «Новости» Казанский. Он, к сожалению, находится не в том состоянии, в котором его можно любить, но он мне определенно интересен. Мне кажется, что в нем имеет шанс заиграть аутентичность, которая в нем заложена, если, конечно, он попадет в хорошие творческие руки. Рустам Ибрагимбеков, режиссер, сценарист С московскими вокзалами связана вся моя юность и молодость. Первый раз я приехал с отцом в Москву, когда мне было 14 лет. Поезд пришел на Казанский вокзал. Я хорошо помню свои ощущения, мне просто не верилось, что вокзал может быть настолько огромным и красивым. Потом мне стал больше нравиться Киевский вокзал, тоже большой, светлый и какой-то очень пропорциональный и соразмерный. Много лет спустя я узнал, что дед нашего оператора был одним из архитекторов Киевского вокзала, и после его рассказа это место стало мне еще роднее. Ну а сейчас я связан с Белорусским вокзалом, потому что живу рядом и люблю есть японскую еду, которую особенно вкусно готовят рядом с ним. И, конечно, я отправляюсь с Ленинградского вокзала в Петербург. Всякий раз сожалею, если поездка на поезде не удается из-за того, что добраться надо быстрее и приходится пересаживаться с поезда на самолет. Михаил Боярский, актер Однажды на Ленинградском вокзале меня заставили быть понятым, из-за чего я чуть не опоздал на поезд. Не помню, что там было за преступление, но времени я потерял много, и настроение испортилось. А достаточно недавно на Казанском вокзале я перепутал поезд и вместо Санкт-Петербурга чуть не уехал на Украину. Я часто путешествую по железной дороге, знаю многих проводников и начальников вокзалов, и когда мои знакомые высказали удивление, зачем я сел в этот поезд, я быстро схватил свои вещи и с гитарой и сумками лазил под поездами, пока не пересел в нужный.  


19

июль 2012


новости

20 Волоколамское шоссе, дом 52

усадьбу «Покровское» спасут по суду

Дело об  административном правонарушении в  отношении пользователя парка — ГПБУ «Управление особо охраняемыми природными территориями по СЗАО Москвы» возбуждено департаментом культурного наследия города Москвы в связи с неудовлетворительным состоянием территории объекта культурного наследия «Усадьба „Покровское“ („Глебово-Стрешнево“)» 27  апреля 2012 года. Основанием для возбуждения административного производства послужили результаты проверки и  обследования территории парка, проведенной инспекцией Мосгорнаследия 25  апреля 2012 года. По результатам проверки было установлено, что территория усадьбы находится в неудовлетворительном состоянии, в связи с чем специалисты инспекции департамента вручили представителям пользователя объекта предписание, согласно которому ГПБУ «Управление особо охраняемыми природными территориями по СЗАО Москвы» обязано очистить дорожнотропиночную сеть парка от слоя опавших хвои и листьев, строительного, бытового мусора, металлолома, складированных срубленных деревьев, валежника, убрать аварийные и сломанные деревья. Кроме того, в  срок до  25 сентября 2012 года нерадивый пользователь обязан оформить   охранное обязательство на  территорию ансамбля «Усадьба „Покровское“ („Глебово-Стрешнево“)» в границах, определенных приказом Росохранкультуры от 3 февраля 2011 года №156. Необходимо отметить, что в  неудовлетворительном состоянии находятся также главный дом усадьбы и  оранжерея. Указанные здания находятся в собственности Российской Федерации, в связи с чем Мосгорнаследием направлено письмо с  просьбой принять меры к  сохранению этих объектов в территориальное управление Росимущества по городу Москве.

Б Страстной бульвар

Страстной бульвар станет чище Страстной бульвар — памятник садово-паркового искусства — по решению суда будет освобожден от незаконно возведенных построек и вновь приобретет исторический вид. Арбитражный суд города Москвы удовлетворил иск департамента культурного наследия города Москвы, содержащий требование освободить территорию памятника садово-паркового искусства регионального значения «Бульварное кольцо: Яузский, Покровский, Чистопрудный, Сретенский, Рождественский, Петровский, Страстной, Тверской, Гоголевский, Суворовский бульвары» от  одноэтажного некапитального строения, используемого ООО ИРИС под кафе «Белая лошадь», расположенного на Страстном бульваре. Согласно решению арбитражного суда города Москвы, ООО ИРИС обязано в  течение двух месяцев со  дня вступления решения в  законную силу освободить территорию сквера от незаконного строения. В случае неисполнения решения право освободить указанную территорию с отнесением расходов на ООО ИРИС предоставлено Мосгорнаследию. Первоначально судами первой и  апелляционной инстанций было отказано в  удовлетворении заявленных Мосгорнаследием исковых требований. Однако после поданной кассационной жалобы 17 октября 2011 года дело было направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд города Москвы, который в  итоге признал постройки на  территории Страстного бульвара незаконными и подлежащими сносу.

Тверская улица

по Тверской с мобильным

За прошедший год ни один столичный памятник истории и культуры не пострадал от  рук недобросовестных застройщиков. Напомним, 26  апреля 2011 года правительство Москвы аннулировало все ранее выданные согласования о полной или частичной разборке зданий в историческом центре города и ввело мораторий на новое строительство. Данная мера была принята в  связи с  самовольным разрушением недобросовестными пользователями подлинного фасада «Дома Кольбе» по адресу ул. Б. Якиманка, д. 15/20 и острой необходимостью повторно провести экспертизу зданий, «приговоренных» в прошлые десятилетия к сносу, на предмет их исторической ценности. С этой целью в конце 2011 года была создана специальная комиссия при правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия. В новый состав комиссии вошли аккредитованные эксперты в  области сохранения объектов культурного наследия, а также наиболее авторитетные общественные деятели, неравнодушные к судьбе города. Процесс принятия решений о развитии исторического центра проходит в открытом формате: на заседаниях комиссии присутствует пресса, а обсуждение вопросов повестки дня транслируется в режиме реального времени посредством сети интернет. Как отметил советник министра правительства Москвы, руководителя департамента культурного наследия Москвы Николай Переслегин, «полное прекращение сноса исторических зданий свидетельствует о том, что в Москве созданы четкие и понятные правила градостроительной деятельности в историческом центре Москвы, обязательные к исполнению всеми — бизнесом, властью, гражданами. Достижению этой цели во  многом способствовала максимальная информационная открытость департамента, регулярная работа по освещению в прессе принимаемых городскими властями решений». московское наследие 20

ул. Тверская, дом 11 Здание Министерства образования и науки Российской Федерации, 1949 г. ул. Тверская, дом 12 Доходный дом фабрикантов Бахрушиных, 1901 г.  ул. Тверская, дом 13 Здание резиденции мэра Москвы, 1782 г.  ул. Тверская, дом 14 «Дом Елисеева», 1901 г.  ул. Тверская, дом 15  Жилой дом, 1930-е гг. ул. Тверская, дом 16 Здание бывшего Дома актера, конец XIX в., 1936 г.  ул. Тверская, дом 17 Жилой дом, 1940 г.

ДКН

за год ни один памятник архитектуры не пострадал

ул. Тверская, дом 1 Здание гостиницы «Националь», 1901 г.  ул. Тверская, дом 3 Здание гостиницы Ritz-Carlton Moscow ул. Тверская, дом 5, строение 6 Театр им. Ермоловой, 1830-е гг., 1897 г. ул. Тверская, дом 6 Жилой дом 30–40-х годов постройки ул. Тверская, дом 7 Здание Центрального телеграфа, 1927 г.  ул. Тверская, дом 8 Жилой дом 40-х годов постройки ул. Тверская, дом 10 Здание гостиницы «Центральная», 1892 г.

ДКН

ДКН

Департамент культурного наследия Москвы совместно с  департаментом информационных т��хнологий реализуют проект «Культурные коды Москвы», благодаря которому москвичи и гости столицы получат мобильный доступ к информации об объектах культурного наследия. Проект реализуется в рамках государственной программы города Москвы «Информационный город (2012–2016 годы)» и направлен на повышение доступности информации о культурном наследии для граждан на основе современных информационно-коммуникационных технологий. Суть проекта — в размещении на наиболее значимых и интересных архитектурных объектах Москвы специальных табличек с QR-кодами, которые обеспечивают возможность получения информации о  том или ином памятнике архитектуры на мобильный телефон. QR-код (от англ. quick response — «быстрый отклик»), который будет присвоен каждому объекту, — это уникальный матричный код, содержащий зашифрованную информацию об истории здания и связанных с ним событиях. Считать код можно с помощью программы, установленной на смартфоне или планшетном компьютере. Для этого необходимо запустить программу, а затем — навести камеру мобильного устройства на QR-код и перейти на  страницу в  сети интернет, посвященную данному объекту культурного наследия. Пилотный проект запущен на Тверской улице. Доступной стала информация о  следующих 14  объектах культурного наследия, расположенных от Пушкинской площади до Манежной:


новости площадь Победы

богиня Победы вернулась на службу Богиня победы Ника вернулась на  Триумфальную арку на  Кутузовском проспекте после реставрации. Это один из  важнейших этапов реставрации арки, которая проводится в  рамках подготовки к  празднованию 200-летия победы России в войне 1812 года. Открыть арку для обозрения планируется уже в июле этого года. К нынешнему моменту уже очищены белокаменные поверхности, укреплены и  частично заменены гипсовые детали. В течение июня будут завершены все общестроительные работы, а в июле — осуществлена приемка. Возможно, дополнится и функция: кроме своей привычной роли украшения города, Триумфальная арка может быть оборудована смотровой площадкой. Об  этом сообщил руководитель департамента культурного наследия столицы Александр Кибовский при посещении арки. По словам главы департамента, уже ставится вопрос о том, чтобы как-то оборудовать арку для обозрения Поклонной горы. По его словам, сегодня Триумфальная арка Москвы, в отличие от Триумфальной арки в Париже, не имеет внутреннего лифта или лестницы.

21

программа «рубль за метр» набирает обороты Презентована вторая очередь памятников архитектуры — участников программы льготных арендных ставок. Эти объекты будут выставлены на аукцион для сдачи в аренду по программе льготных арендных ставок для добросовестных пользователей памятников архитектуры. В  рамках данной инициативной программы правительства Москвы добросовестные арендаторы памятников архитектуры, выигравшие по  результатам аукциона, смогут претендовать на  перерасчет арендной ставки на  символическую сумму — 1 рубль за 1 квадратный метр в год. Обязательным условием программы является проведение высококачественной научной реставрации арендуемого здания в течение пяти лет. ул. Большая Полянка, д. 65/74, стр. 3 Городская усадьба купца М.Н.Гусева, 1-я половина ХIХ в.

Таганская пл., д. 88. Городская усадьба В. Ф. Колесникова– Саргиных–М. Е. Шапатиной, кон. XVIII в.–нач.ХХ в. — главный дом с торговыми помещениями, кон. XVIII в., 1900-е–1910-е гг.

москвичи будут курировать столичные памятники

ДКН

ДКН

Печатников пер., д. 7 Жилой дом, 2-я пол. XIX в., известный также как «Дом с кариатидами»

Мосгорнаследие запускает проект по сохранению объектов культурного наследия «Раздаем памятники», в рамках которого жители города смогут курировать памятники архитектуры. В рамках проекта «Раздаем памятники. Каждому москвичу — по памятнику архитектуры» жителям столицы предлагается взять под личное кураторство один из  памятников, находящийся в  неудовлетворительном состоянии, с  целью формирования и  поиска решений по  его спасению. Списки памятников опубликованы в  социальной сети Facebook, а  для того чтобы стать ответственным хранителем памятника, нужно поставить «лайк» в его статусе.

А

Т

новые памятники города

И Л

С

А К И

М

Я

А

С

Ц

Н

И

КА

Л

Ц

У

ОВ

Я

А

А

Я

К

ТР

У

Р

ПЕ

Е

Ц

В

П

3 МАР

Комиссия при правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия приняла решение о постановке под государственную охрану в качестве объектов культурного наследия регионального значения пяти зданий.

ул. Казакова, д. 23, стр. 1,4 Городская усадьба Деминых, кон. XIX–нач. ХХ вв., арх. В. И. Веригин, Н. Д. Струков, Е. И. Опуховский: особняк с художественными интерьерами, 1885 г., арх. В. И. Веригин, 1894 г., арх. Н. Д. Струков, 1909 г., арх. Е. И. Опуховский (стр. 1); флигель, 1893–1894 гг., арх. Н. Д. Струков (стр. 4); пилоны ворот кон. XIX–нач. XX вв., ограда и брандмауэрные стены кон. XIX– нач. XX вв. июль 2012

ОС

С

Н О В Ы Й А Р Б АТ

О

Л

Я

Н

К

О

К

Р

К

А

А

Охотный ряд, д. 1 Здание Совета труда и обороны, 1932–1936 годов, архитектор А. Н. Лангман

4 Еропкинский пер., д. 3, стр. 1 Городская усадьба О. Н. Чижовой, 1909 г., архитектор Б. Н. Шнауберт: особняк и ограда

О РД Ы Н КА

АН ИМ ЯК ШАЯ

БОЛЬ

3

З

Е

М

Л

2

БОЛЬШАЯ

КА

ЖЕ

Н

КА

Я

Н

4 ОС

Воронцовская ул., д. 19а, стр. 1,2 Городская усадьба — Фряновская шерстопрядильная мануфактура Г. В. и М. В. Залогиных (фабричный корпус, 1840-е гг., 1901 г., главный дом — контора фабрики, вторая половина XVIII–XIX вв., жилой дом, XVIII–XIX вв., ограда, вторая половина XIX в.)

А

К ЕЙ

В

ОЙ ВА Л

ВАРВАРК

ТО

5

2

1

1 О

5 Померанцев пер., д. 6, стр. 1 Особняк Н. Н. Медынцева, 1907 г., архитектор Ф. Ф. Воскресенский


22

экспозиция

символические небоскребы

Б

фотографии Владимира Клавихо-Телепнева

Юбилейное украшение Москвы, удивительное сочетание екатерининского барокко, ранней готики, американского нового прагматизма и сталинской помпезности — вот что такое «семь сестер», семь сталинских высоток, заложенные к 800-летию города. И стоит дополнительно удивиться тому, как семь разных архитектурных групп умудрились создать настолько стилистически едино­ образные строения. Несомненно, их высокая идея заимствована у Нью-Йорка, у знаменитого административного здания на Манхэттене, эдакого, в сущности, варианта ратуши — почему и с непременной башенкой. Но манхэттенский небоскреб символизировал окончание очень короткого времени, когда в американской городской архитектуре доминировало Движение городской красоты (или как еще перевести City Beautiful Movement?). Американцы хотели, чтобы их города сравнялись с европейскими по привлекательности,– но быстро разочаровались в этом своем движении, и вот оно, ясное, холодное, не слишком дружелюбное, гигантское классицистическое манхэттенское здание. Сталинские же высотки угодили совершенно в иной контекст — в отличие от Нью-Йорка, ничего похожего по высоте в Москве не было. Колокольня Ивана Великого, к примеру, вдвое ниже Университета; даже Шуховская башня (без флагштока) ниже любой из высоток. Получился настоящий символ эпохи, да еще и семикратно воспроизведенный. К счастью, не состоялся главный высотный проект — циклопический Дворец советов; с его появлением высотки заняли бы подчиненное положение. А без него за 60  лет непрерывного строительства и коверкания Москвы «семь сестер» лишились заметной доли пафоса и утратили победное советское значение, превратившись в настоящий и очень интересный памятник культурного наследия, изрядно нагруженный дополнительным смыслом.

Главное здание МГУ на Воробьёвых горах, архитектор Л. В. Руднев, 1949–1953 Жилой дом на Котельнической набережной, архитектор Д. Н. Чечулин, 1938–1952

московское наследие 20


экспозиция

23

Административно-жилое здание на площади Красных Ворот, архитекторы А. Н. Душкин, Б. С. Мезенцев, 1947–1953 Жилой дом на Кудринской площади, архитектор М.В.Посохин, А. А. Мндоянц, 1948–1954

июль 2012


24

экспозиция

Гостиница «Украина», архитектор А. Г. Мордвинов, 1953–1957

московское наследие 20

Б


экспозиция

Здание Министерства иностранных дел, архитекторы В. Г. Гельфрейх, М. А. Минкус, 1948–1953

Гостиница «Ленинградская», архитекторы Л. М. Поляков, А. Б. Борецкий, 1949–1953

июль 2012

25


американские ученики гвельфов 26

приспособление

Б

текст Ренаты Серебряковой, фотографии предоставлены Франческо Борки

Данте Алигьери входил в партию Белых гвельфов, дружил с семьей Черки и бывал в их доме. Вместе с остальными он был изгнан из города, при том что был женат на девушке из клана Донати — предводителей Черных гвельфов. Впрочем, пишут, что он по жене не скучал и так за ней и не вернулся. А политический конфликт упоминается в «Божественной комедии»

Палаццо Черки открыт для посетителей. На сайте Soprintendènza есть список памятников, которые может посмотреть любой человек, независимо от того, что там находится, — частный дом или гостиница. На таких памятниках обычно висит табличка с кратким описанием, указаны дни посещения мо��ковское наследие 20

Один из важнейших исторических памятников Флоренции — палаццо Черки — находится недалеко от площади Синьории. С 2003 года здание арендует Кентский государственный университет, американские студенты приезжают сюда изучать архитектуру, дизайн и социальные науки. Палаццо Черки был перестроен в конце XIV века из дома-башни XIII века. Дома-башни — типичное жилище флорентийских семейных кланов того времени. Во времена частых в Италии междоусобных войн такие дома строились в первую очередь для безопасности, и жили в них вместе с дружинами. Семейство Черки, которому принадлежал дом (и еще много других домов и лоджий в квартале), было одним из самых влиятельных в Флорентийской республике в XIII веке. Черки были успешными коммерсантами и банкирами, а после «Установления справедливости» 1293 года — первой антифеодальной конституции в Европе — получили и политическую власть. Черки стояли во главе партии Белых гвельфов, выступавших за ограничение власти императора Священной Римской империи и за усиление власти папы римского. Им противодействовали гибеллины. Гвельфы делились между собой на умеренных — белых и радикальных — черных. После победы черных в 1302 году партию Белых гвельфов вместе с гибеллинами и всеми их приверженцами выгнали из города. Черки, которые сумели остаться, для безопасности сменили фамилию. Их потомки и достроили палаццо. В XV веке первый этаж сдавали разным предприятиям. В том числе типографии Бернардо Ченнини, где были напечатаны первые во Флоренции книги. В XVI веке великий герцог Козимо I Медичи расположил в палаццо придворную типографию, куда пригласил известного гуманиста и книгопечатника Лоренцо Торрентино родом из Нидерландов. Из этой типографии вышли знаменитые «Жизнеописания» художников эпохи Возрождения, написанные Джорджо Вазари. В 1860-е годы, когда Флоренции в течение шести лет довелось быть столицей Италии, палаццо был частично отреставрирован. В XX веке он перешел в частное владение и долго пустовал, потом сдавался под лавки и конторы. А в 1998 году владелец — богатый миланский адвокат — начал реставрацию и частичную реконструкцию здания под будущего арендатора. На это ушло четыре года. Палаццо Черки — памятник национального значения. Все проекты по реконструкции и реставрации памятников в Италии согласовываются в специальной комиссии — Soprintendènza. Туда нужно предоставить очень подробный план работ. Она рассматривает его в течение четырех-шести месяцев. И если комиссию что-то не устраивает, нужно еще четырешесть месяцев, чтобы утвердить исправленный план. То же самое, если вы просто хотите подвинуть стену на 10 см! «Если бы я мог действовать вне ее контроля, я сделал бы все за год», — говорит Франческо Борки, главный архитектор этого проекта. К слову, в Италии, где сконцентрировалось 40% мирового культурного наследия и где очень внимательный подход к его сохранению, есть свои противоречия. Обществен-

ность выступает резко против коммерческого использования памятников, а власть тем временем старается получить выгоду от «старого»: оно действительно в Италии повсюду. Помещения сдаются и даже продаются под дорогое жилье, гостиницы и рестораны. Реновация палаццо Черки включила в себя укрепление конструкции здания, технический ремонт и художественную реставрацию. Все работы проводились на деньги владельца. Снаружи здание хорошо сохранилось и выглядит как 600 лет назад. В целом его архитектура обычна для своего времени. Во времена Проторенессанса дома уже были меньше похожи на крепости, окна в них стали большими и многочисленными. Общая площадь палаццо 1650 м, потолки от пяти до семи метров. Внутри сохранилась средневековая планировка. На каждом этаже есть большой зал, который использовали для работы или под склады, и маленькое пространство, в котором жили, где теперь сделали туалеты и лестницы. Также в здании сделали лифт. В цокольном этаже расположилась приемная, ресепшн, на первом этаже — конференцзал, на втором — классы и библиотека, на третьем — воркшопы — мастерские с большими столами для работы, на четвертом — учительские, дирекция. Пол на втором этаже вымощен камнями XIII века, сохранились расписанные деревянные потолки. Большую историческую и художественную ценность представляют фрески XIII века, изображающие сцены средневековой жизни, портреты флорентийских семей, гербы. Дворец Черки самый старый из сохранившихся примеров использования руста — необработанных серых камней для отделки цокольного этажа. Эта флорентийская манера применялась чаще для зданий с несколькими входами, так как первые этажи сдавались. У палаццо Черки три входа, и лишь вокруг одного их них сохранились камни оригинального цвета. Материалы для отделки внимательно подбирались, чтобы сохранить аутентичную атмосферу. В итоге пространство получилось удобным и современным. «Все двери мы сделали стеклянными, пол выложен тосканской традиционной плиткой «Котто», лестницы — из металла и серого камня «Пьетра серена», типичного для Флоренции»,– говорит Борки. В 2008 году в соседние два здания прорубили вход, их первые этажи теперь используются под аудитории. Кентский университет подключился на последней стадии работ и занимался в основном обстановкой и светом. Аренда палаццо стоит около 400 тыс. долларов в год, и первые несколько лет затраты не окупались. Но договор заключен на 20 лет, и, очевидно, этот проект можно назвать выгодным для всех сторон.  


приспособление

Руст палаццо Черки самый старый в городе

27

<

Фрески на стенах сохранились фрагментарно, ими занимались профессиональные реставраторы >

Расписанные деревянные потолки, которым тоже более 600 лет <

В Средние века большие залы использовали для работы, и сегодня в них расположили аудитории и мастерские Конференц-зал >

июль 2012

В университете не может не быть библиотеки


ткань города

москва – нью-йорк: концепции роста 28

Вулворт-билдинг

Б

текст Владимира Белоголовского

1913 год 57 этажей 241 метр

Муниципал-билдинг

1915 год 38 этажей 164 метра

Область, в которой прослеживается больше всего точек соприкосновения между такими разными городами, как Москва и Нью-Йорк,— это, пожалуй, архитектура, а точнее — высотное строительство. Именно в стремлении ввысь наиболее ярко проявились амбиции этих двух мегаполисов, хотя и со своими особенностями. Так, силуэт центрального ядра Первопрестольной издавна образуют башни Кремля, звонницы и купола соборов и церквей, каждая деталь которых подчеркивает их вертикальность. В Нью-Йорке, городе гораздо более молодом, шпили церквей доминировали очень недолго. Уже ко второй половине XIX века самыми высокими сооружениями города были офисные здания и опорные башни Бруклинского моста. Именно офисные высотки стали олицетворением энергии и оптимизма Америки, а соревнование в строительстве небоскребов, развернувшееся между Чикаго и Нью-Йорком, привело к возникновению совершенно нового облика современного делового города. Главные отличия силуэтов Москвы и НьюЙорка связаны с разными концепциями планирования этих городов. Планировка Москвы — радиально-кольцевая. Город состоит из улиц, выходящих из центра и оплетенных кольцами бульваров и шоссе. Такой подход изначально предполагает симметричную, комплексную и композиционную систему развития. И если центр занят историческими памятниками, он все больше превращается в охраняемую зону, а новое строительство обречено появляться лишь на периферии. московское наследие 20

NYCDreamin

Erik Hartberg

Mark J. Sanders

1914 год 40 этажей 177 метров

Эквитабл-билдинг

Так, будущие высотки Москвы планируется разместить на большом расстоянии от центра и друг от друга, что снижает их эффективность для значительного увеличения плотности центра со сложной уличной системой культурных и коммерческих образований. С другой стороны, Манхэттен, центральный район Нью-Йорка, где сосредоточено большинство высотных зданий, с 1811 года расчерчен на абстрактно пронумерованные авеню и стриты (в соответствии с демократическими идеями, а не в честь выдающихся личностей), идущие под прямым углом друг к другу. Любопытный факт — прагматичная уличная матрица была нанесена на топографию Манхэттена без учета существующих на местности холмов, оврагов, болот и даже сотен домов, которые, оказавшись в период перепланировки города на проезжей части, были снесены в угоду новому порядку. Таким образом, практически каждый из тысяч одинаковых городских блоков, в свою очередь, разбитый на меньшие участки — лоты, является по-своему центральным и равнозначным плацдармом для нового строительства. Несмотря на разнообразие зданий на каждом участке уличной сетки Манхэттена действует строго организованный порядок хорошо отлаженного механизма, к которому можно пристраиваться и надстраиваться бесконечно — и самыми разными способами. Дороговизна земли, гарантируемая пределами района-острова, изобретение стального каркаса и лифтов — все это способ-

ствовало развитию небоскребостроения на Манхэттене. Но главная причина возникновения высоток остается все той же, по которой и сегодняшние небоскребы в Москве и в Нью-Йорке, давно превысив всякие пределы экономической целесообразности, продолжают безудержный рост вверх: это престиж и символ могущества, которые связаны со статусом самого высокого здания города, страны или мира. В Москве есть своя история подобных европейских и мировых рекордов, а в Нью-Йорке своя: из около шести тысяч высотных зданий 11 на момент окончания их строительства были здесь самыми высокими в мире. В 1913 году одна из таких башен — Вулворт-билдинг — выросла в нижней части Бродвея по проекту Касса Гилберта. Выполненный в готическом стиле, 57-этажный небоскреб достиг высоты 241 метр. Здание, прозванное готическим собором коммерции, наглядно продемонстрировало резкие противоречия, проявившиеся в несоответствии технологического уровня строительства архитектурным формам и стилям, которые были тогда на вооружении у зодчих. Поиск подходящего стиля для супервысоких зданий продолжился. Готические одежды сменились классическими, и всего годом позже в нескольких кварталах от Вулворта был построен 40-этажный небоскреб Муниципал-билдинг по проекту «МакКим, Мид энд Уайт». И опять, несмотря на привлекательность такой архитектуры, налицо явное несоответствие формы и содержания: классические фасады, словно неподъемно тяжелое каменное платье, самым неесте-


ткань города

29 Эмпайр-Стейт-билдинг

1931 год 102 этажа 381 метр Крайслер-билдинг

1930 год 77 этажей 282 метра Башня Шухова

ственным образом монтируются поверх легкого стального каркаса. Другое несоответствие вертикального строительства и исторической архитектуры проявилось своим абсолютным непопаданием в сложившийся исторический масштаб. Так, в 1915 году в Нижнем Манхэттене был построен 38-этажный небоскреб Эквитабл-билдинг с общей площадью, превышающей размер участка в 30 раз. В районе с узкими улочками возникли места, куда никогда не проникает солнце. Скандал из-за столь экстремальной эксплуатации городской территории привел к принятию в 1916 году первого в мире закона о зонировании для ограничения строительства зданий, подобных Эквитабл. По достижении определенной высоты новым зданиям теперь было предписано отступать от красной линии и не выходить за пределы воображаемой диагонали. Подобные решения привнесли более гуманные формы в архитектуру, которые впоследствии стали дополняться площадями с фонтанами и скульптурами, буквально как воздух необходимыми в вертикальных городах. А спустя всего несколько лет уже московские архитекторы предложили ряд авангардных проектов, среди которых выделяются смелые идеи Ладовского, Лисицкого, Мельникова и особенно такие фантастические проекты, как Башня Татлина (1920 год) и конкурсный проект Леонидова для здания Наркомтяжпрома на Красной площади (1929 год). Эти проекты оказались слишком радикальными для реализации. Они значительно опередили свое время. июль 2012

К примеру, в Нью-Йорке в 1920-е и 30-е годы все еще доминировала историческая эстетика в оформлении фасадов высотных зданий. Так, жилые башни вдоль Вестсайда со стороны Центрального парка и офисные высотки на 42-й стрит строились в стиле модного тогда ар-деко. Уникален опыт гиперболоидных башен инженера Владимира Шухова. Разработанные им стальные сетчатые конструкции из прямолинейных стержней и колец жесткости были востребованы для строительства водонапорных башен, маяков, радиомачт и линий высоковольтных передач во многих российских городах. В 1919 году Шухов создал проект радиомачты на Шаболовке в Москве высотой 350 метров, что было бы на 50 метров выше Эйфелевой башни! Однако из-за дороговизны проект Шуховской башни был переработан. Эффектная конструкция была построена в 1922 году высотой всего 160 метров. Тем временем в Нью-Йорке продолжался поиск соответствия формы и содержания при строительстве высотных зданий. Переломный момент в этом направлении отразился в дизайне построенной в 1930 году 77-этажной высотки Крайслер-билдинг с характерной верхушкой, окантовками и другими деталями из хрома — материала, из которого изготовлялись колпаки на дисках колес автомобилей марки «Крайслер». Элементы декора этого здания не только демонстрируют ссылки на эстетику ар-деко, но и празднуют технологичность своего времени. Это первый по-настоящему современный небоскреб Нью-Йорка. Построен-

ный год спустя 102-этажный Эмпайр-Стейтбилдинг на Пятой авеню также указывает на поиск эстетики современности своим выбором строгих форм, подчеркиванием экстремальных пропорций и фантастической верхушкой, которую архитекторы предполагали использовать как аэровокзал для трансатлантических дирижаблей. Эмпайр-Стейт-билдинг, высотой более 380 метров, значительно обогнал своих конкурентов и, как известно, поставил точку в соревновании на самое высокое здание в мире на последующее 30-летие, пока не были построены в Нижнем Манхэттене башни-близнецы Всемирного торгового центра. Однако в Москве, где к началу 1930‑х годов уже завершалась эпоха авангарда, была все же предпринята попытка возвести здание еще более грандиозное. В международном конкурсе 1931 года на здание Дворца Советов выиграл проект Бориса Иофана. Это помпезное сооружение планировалось возвести на высоту 420 метров. В его решении нашли отражение личные пристрастия Иосифа Сталина к образцам архитектуры классики и готики. Несмотря на то что в 1931 году был взорван храм Христа Спасителя, чтобы освободить место для нового коммунистического храма — Дворца Советов, от идеи грандиозного строительства пришлось отказаться по экономическим соображениям. Имперские амбиции такого масштаба не соответствовали тогдашним далеко не безграничным возможностям советского строительного комплекса. После войны начатые конструкции были разобраны, и на

Benjamin Dumas

Labvia

Aleks Stikhin

1922 год 160 метров


ткань города

30

Б

Дворец Советов

1931 год 420 метров

Москва-Сити

2014 год 93 этажа 360 метров

Хёрст-тауэр

Mikhail Podosinnikov

ukiahblue

kitchener.lord

2006 год 46 этажей 182 метра

их месте со временем появился крупнейший в мире круглый плавательный бассейн. А в 1990-е, после отказа от коммунистической идеологии, восстанавливается главный православный храм страны, причем для достижения большей выразительности его центральный купол возносится на большую высоту, чем был в оригинале. В начале 1930-х годов великий Корбюзье, оказавшись на крыше 70-этажного Рокфеллер-центра, надменно заявил, глядя на окружающие его высотки, включая уже построенный тогда Эмпайр-Стейт: «Они очень малы и их слишком много». Между тем так же, как и в Москве, далеко не всем ньюйоркским проектам было суждено осуществиться. Часто амбиции их авторов не соответствовали реальным возможностям. К примеру, в 1960 году выдающийся инженер Бакминстер Фуллер спроектировал стеклянный купол диаметром более 3 км, которым предлагал герметично накрыть центральные районы Манхэттена и создать там контролируемый внутренний климат. Столь фантастический замысел славится как один из самых утопических в истории Нью-Йорка. Среди не начатых или недостроенных по экономическим соображениям башен любопытно здание Хёрст-тауэр в Верхнем Манхэттене. Строительство необычной гибридной высотки растянулось на восемь десятилетий. Это не одно, а два совершенно не похожих друг на друга здания. Сверху — это новая 46-этажная футуристская башня с экспрессивно скошенными углами, придающими плоским фасадам объемную форму из стекла и стали по проекту Нормана Фостера, а снизу — монолитный каменный шестиэтажный цоколь конца 1920-х, выполненный в причудливом эклектическом театральном стиле по проекту Джозефа Урбана. Крыша фостеровской башни плоская. Интересно пофантазировать, какой башня станет лет через пятьдесят, если ее опять решат достраивать? В 1950-е венцом архитектуры сталинского ампира становятся московские высотки — семь из планировавшихся восьми московское наследие 20

в честь 800-летия Москвы, которое отмечалось в 1947 году. От восьмого здания отказались уже после смерти Сталина. Построенные с 1952 по 1957 годы «семь сестер» воспринимаются как единый композиционный комплекс, служащий не только выразительным символом государства, победившего фашизм, но и прекрасным механизмом ориентации в громадном городе. Москва приобрела мощный узнаваемый силуэт и, по признанию многих жителей и туристов, до сих пор именно эти здания являют собой самое ценное из всего, что было построено здесь в XX веке. Идея строительства московских высоток неразрывно связана с американскими небоскребами. Особенно близкими прототипами им послужили башни в Чикаго, Кливленде, Сан-Франциско и, конечно же, упоминавшиеся выше Вулворт-билдинг и Муниципал-билдинг, построенные в Нью-Йорке тридцатью годами ранее. Хотя самое высокое здание из московской семерки — 36-этажный корпус МГУ — своей 240-метровой высотой никак не могло конкурировать ни с Вулворт-билдингом ни, тем более, с Эмпайр-Стейт-билдингом, оно в течение 37 лет оставалось самым высоким зданием в Европе. Главное, благодаря высоткам в Москве удалось создать уникальный, единый по своей стилистике комплекс в масштабах целого города, что практически невозможно в условиях точечного подхода в капиталистическом городе. В Нью-Йорке амбициозные здания возникают не по идеологическим соображениям, а по экономическим. Жесткая городская геометрия, зонирование и различные стимулы для девелоперов способствуют созданию захватывающих высотных комплексов, возможных только в условиях свободного рынка. Модернистские высотки, построенные в Нью-Йорке в середине и начале второй половины XX века по проектам таких выдающихся зодчих, как Буншафт, Гропиус, Корбюзье, Мис и Пей, не имеют аналогов в Москве и скорее сродни неосуществленным проектам советских конструк-

тивистов 1920-х. Тем эффектнее на фоне однообразного московского, преимущественно панельного домостроения тех лет было строительство в 1967 году уникальной Останкинской телебашни высотой 540 метров. Башня в форме перевернутой лилии, опирающейся на десять лепестковопор, оставалась самым высоким сооружением в мире до строительства в Торонто CNTower, поднявшей в 1976 году рекорд высоты всего на 15 метров. Сегодня в Москве и Нью-Йорке одновременно создаются новые высотные комплексы — «Москва-Сити» и разрушенный 11 сентября 2001 года Всемирный торговый центр на месте Граунд-зиро. На участках, где стояли погибшие башни-близнецы, больше никогда ничего не будет построено. На их месте уже функционируют мемориальные бассейны с водопадами. Башня Свободы с официальным названием «Один ВТЦ» строится в непосредственной близости от мемориала и призвана восстановить утраченную вертикальную доминанту Нью-Йорка. Небоскреб будет выше башенблизнецов и станет самым высоким зданием в Северной Америке. Он практически сравняется с Останкинской телебашней, превысив ее всего на метр. В московском проекте, который так и хочется назвать «Манхэттеном на Москве-реке», сразу несколько небоскребов обещают стать самыми высокими в Европе. И несмотря на то что строительство обоих комплексов продвигается медленно, а возведение некоторых их компонентов отменено или отложено до лучших времен, нет никаких сомнений в том, что вертикальное строительство в обоих городах продолжится и амбиции архитекторов и строителей Москвы и Нью-Йорка будут постоянно расти.  

240


бизнес-настроение

девелоперы ценят внимание к деталям и гармонию 31

подготовила Оксана Самборская

Эстетические предпочтения людей, которые строят сегодня в Москве, — это важное социокультурное знание. Опрошенные нами девелоперы продемонстрировали внимание к мельчайшим деталям и любовь к знаменитым памятникам Италии и Англии. Особенно их радует гармония сегодняшнего и минувшего.

Guidje

Галерея Боргезе в Риме

Аркадий Воловник, вице-президент УК «Уникор» по развитию девелоперских проектов

freefotouk

Вокзал Сент-Панкрас в Лондоне

Борис Азаренко, генеральный директор компании Vesper Одно из красивейших сооружений в мире — вокзал Сент-Панкрас в Лондоне. Исторический объект 1868 года постройки, образец неоготической викторианской архитектуры, но в то же время — современный вокзал, оборудованный по последнему слову техники. На мой взгляд, Сент-Панкрас – это блестящий пример бережно и грамотно проведенной реконструкции, которая практически не коснулась исторических деталей вокзала. Над реконструкцией работала команда известного архитектора Джона Макаслана. Подкупает скрупулезность, с которой архитекторы и подрядчики подошли к работе с этим объектом. Они сумели создать современный вокзал, успешный коммерческий проект (там есть и офисы, и привлекательные торговые площади, и отель), при этом не просто сохранив, но и подчеркнув его историческую составляющую. Например, прекрасно выполнено световое оформление комплекса — светильники красиво подсвечивают старую кирпичную кладку. Подобный опыт реконструкции транспортных объектов России просто необходим. Московские вокзалы, которые тоже являются памятниками архитектуры, обладают огромным коммерческим потенциалом. Но оснащение и организация пространства в большинстве из них оставляют желать лучшего. июль 2012

<

В мире есть много интересных зданий, построенных в разных стилях и в разное время. Мне бы хотелось остановиться даже не на здании, а на комплексе, органически сочетающем архитектуру, внутреннее наполнение дома и окружающий ландшафт. Это — Галерея Боргезе (Galleria Borghese) в Риме. Старый римский музей, возникший в XVI веке при кардинале Шипионе Боргезе и перестроенный при Маркантонио Боргезе IV в XVII веке. Дом действительно хороший пример неоклассического стиля, но не шедевр. Гораздо важнее наполнение дома, который отдан картинам и скульптуре. Собрание картин состоит из работ голландских, фламандских, французских, немецких и испанских мастеров, широко представлены картины итальянских художников XVI–XVII веков, в том числе да Винчи, Веронезе, Корреджо, Рафаэля, Тициана, Рени, Чезаре Сесто, Караваджо, Тициана, скульптуры Бернини, Кановы. Дом строился как здание музея. Сегодня совершенно другие требования к музеям — возможность «пропустить» значительные потоки посетителей, организовать хранилища и реставрационные мастерские и другие. А в доброе старое время подход был совершенно иной — собранием произведений искусства должны были любоваться немногие. Поэтому в старых частных музеях картины, скульптуры, полы, стены и потолки создавались вместе, обеспечивая гармоничное восприятие искусства. Так и построена Галерея Боргезе, где для каждой картины и скульптуры найдено свое и только свое место, где декор стен и роспись потолка созданы для обрамления конкретной картины, а паркет подчеркивает красоту стоящей здесь скульптуры. Это все надо впитывать не торопясь, обращая внимание на детали. Каждый зал рассчитан на одного человека, который обойдет скульптуру, посмотрит на картину, обратит внимание на пол и потолок. В Галерею Боргезе не ходят толпой — только маленькими группами и строго по сеансам. Здесь полная противоположность музеям Ватикана. К такому несовременному восприятию музея надо подготовиться. И сделать это можно на вилле Боргезе (Villa Borghese) — в большом ландшафтном парке в природной английской манере, где и расположена галерея. Сад виллы Боргезе был разбит в XVII веке. В самом центре был построен дворец, предназначенный для художественной коллекции,– нынешняя Галерея Боргезе. В конце XVIII века парк был переделан в английский, в котором были созданы «руины» вроде храма Антонина и Фаустины. Тогда же в парке появились Египетские пропилеи и зоосад. Все это осталось и сегодня. Великолепная «увертюра» для удивительного музея. Окончательный облик парку придал в начале XIX века архитектор Луиджи Канина. Сегодня площадь парка — 80 га. Для меня вилла и Галерея Боргезе яркий пример того, как надо строить дома: гармонично, сочетая архитектуру, дизайн и окружение. Естественно, в соответствии с сегодняшним пониманием гармонии.


домашняя обстановка

атлантида допожарной москвы 32

Б

подготовила Яна Миронцева, проектирование Оксаны Веселковой, графика Родиона К итаева

Этот город можно увидеть только тут. К концу XVIII века Москва была городом вельмож, отдыхавших от двора. Они построили несколько сотен дворцов. Из этих сотен немного дошло до нашего времени, пережило Большой московский пожар 1812 года, а потом и перестройки. И все же, практически чудом, до нас дошел дом Демидовых в Гороховском переулке: это была почти окраина, хотя и вполне респектабельная, а потому пожар сюда просто не дошел. Кроме фасада в духе Матвея Казакова (дом построен им самим), с портиком в центре «собранного» объема, мы можем посмотреть на интерьер дома. Тут сохранились так называемые Золотые комнаты Демидовых, названные так по роскоши отделки с позолотой, но также и по ассоциации с Золотыми комнатами Нерона в Риме. Перед нами комнаты с отделкой из резного дерева, лепнины из гипса. Все это роскошно, это стильно, это соответствует некоему условному классицизму, который Казаков придумал для Москвы из причудливой, хотя и изысканной смеси французского и английского классицизма (сам он при этом за границей не был). Это казаковский стиль, это стиль, созданный, чтобы украсить жилище аристократа (к концу столетия никто «не помнил», что Демидовы вышли из заводчиков, они уже вошли в знать).

Стены обивались тканями, ткани покупали дорогие, чаще всего французские с орнаментом, но и русские мануфактуры уже работали вовсю московское наследие 20

Мы видим ряд комнат анфилады, пронизанной дверьми по одной оси. Это не жилые комнаты, это «парадная половина», где жизнь устроена напоказ, где есть и бальный зал, и парадная столовая, и парадная спальня. Но в обычное время здесь принимали гостей, читали книги, говорили, передвигаясь и садясь, как в театре. Это была жизнь напоказ в роскошных интерьерах. Теперь это можно «подглядеть» только здесь. Недаром здесь снято столько костюмных фильмов. Пьер Безухов действительно мог бывать в этом доме, его собственный дом (по-настоящему — дом Талызиных на Воздвиженке, ныне Музей архитектуры) имел почти такие же интерьеры, просто они хуже сохранились. Эти комнаты — маленький фрагмент целой Атлантиды барской «допожарной» Москвы, чудом оставшийся на поверхности.

Общий вид дома Демидовых в Гороховском переулке >

Стенка кровати — «обманка», скрывающая две проходные двери, которые использовались и для слуг, и для выходов в туалет. Казаков использовал тот же принцип, что и при обустройстве маленького придельного иконостаса, который он сделал для собора Нового Иерусалима


домашняя обстановка

33

Кресла сохранились подлинные (широкое — женское для бального платья, узкое — мужское)

На полу — наборный паркет из ценных пород дерева, который набирали на планшет по рисункам архитекторов

Вид сверху на Золотые комнаты

>

Двери — подлинные детали. Полностью соответствуют ансамблю и в стилевом отношении являются одними из самых украшенных элементов. Они важны в самом движении анфилады и привлекают внимание как в открытом, так и в закрытом виде

июль 2012


Б

текст А лександра Фролова

Площадь Яузских ворот располагается на востоке Бульварного кольца. Здесь сходятся Солянка, Яузская улица, Яузский бульвар и Устьинский проезд. К площади примыкает городской сквер с обелиском Пограничникам Отечества. Яузский бульвар выходит на площадь Яузских ворот очень узким отрезком. Такая планировка — памятник самоуправству москвичей. После сноса стен Белого города на их месте планировали разбить бульвары. Создание бульваров растянулось надолго, Яузский бульвар был устроен только в 1823 году. Указ 1775 года должен был зарезервировать под бульвары место бывшей крепостной стены, однако окрестные жители самовольно захватывали части будущих бульваров, строили на них хозяйственные постройки, погреба, кузницы, трактиры. У Яузских ворот бульвар так и не смогли довести до конца, хозяева захваченных участков отстояли свои постройки. Здесь был Дмитрий Донской По этому месту проходила дорога, известная со времён основания города, она шла в сторону Рязани, параллельно берегу Москвы-реки. По ней вышло из Москвы на Дон, навстречу Мамаю, войско Дмитрия Донского в 1380 году. Первой преградой для путника после выезда из Москвы была река Яуза. Устье Яузы: важный пункт транспортной сети, по реке поднимались на судах вверх до Мытищ, волоком переходили в бассейн Клязьмы и могли плыть до Владимира. К XVII–XVIII векам речной путь исчерпал свои возможности, Яуза оказалась перегорожена плотинами многочисленных мельниц. Близ её устья на нашем пути работали знаменитые бани, запечатлённые в колоритных гравюрах конца XVIII столетия. Яузские ворота Белого города Название «Яузские ворота» отсылает нас в конец ХVI века, когда старинную дорогу по приказу Бориса Годунова перегородили мощные каменные укрепления Белого города. Они прошли примерно в 200 метрах от берега Яузы. Стены и башни строил государев мастер Фёдор Конь. Об облике московской крепости мы можем судить по другой постройке Фёдора Коня, сохранившейся до наших дней. Это крепость в Смоленске. На месте пересечения стен с Рязанской дорогой встала воротная башня — Яузские ворота. Она и определила место будущей площади. По правилам фортификации перед стенами было оставлено широкое свободное пространство плацдарма. Военное значение крепости со временем уменьшалось, и плацдарм был застроен. В непосредственной близости от ворот, на современной площади, стояла существовавшая с середины XVI столетия деревянная церковь Николы в Кошелях, а к югу от неё дома прихожан, жителей Кошельной слободы. Кошельники занимались поставками ко двору живой рыбы, выращиваемой в прудах. В середине XVII века жителей слободы переселили к подножию Вшивой горки, а их место занял стрелецкий полк головы Фёдора Васильевича Александрова. Стрельцы участвовали во всех военных кампаниях того времени, в том числе в обороне Симбирска в 1671 году от отрядов Степана Разина, за что и были особо награждены. С 1682 года полк возглавлял полковник, стольник Андрей Иванович Нармацкой. В 1688 году большой пожар уничтожил Cтрелецкую слободу, сгорело 509 стрелецких дворов. Стрелецкий полк прекратил своё существование на рубеже XVII и XVIII веков. Севернее церкви Николы, на месте Серебрянического переулка, расположилась слобода серебряников со своею церковью. К западу от ворот, вдоль Солянки, были жилые кварталы. Между Солянкой и Москвой-рекой раскинулся Васильевский луг. К царствованию Екатерины II стены Белого города сильно обветшали, а местами обвалились. Они требовали постоянного ремонта и ухода, которого не было. Для приведения укреплений в порядок нужны были большие средства. Между тем с военной точки зрения крепость давно устарела. Решено было московский Белый город разобрать. Материал, получившийся после разборки стен, государыня приказала использовать на сооружение нового для Москвы заведения — Воспитательного дома. московское наследие 20

Убежище для младенцев из крепостных кирпичей Целью создания Воспитательного дома было воспитание подкидышей. Любой человек мог прийти в приёмный покой и оставить младенца. Никто не имел права задавать ему никаких вопросов. Попавшие в Воспитательный дом младенцы получали приличное образование, обучались различным ремёслам и выходили в самостоятельную жизнь свободными людьми. Это был опыт воспитания нового человека, свободного от рабского состояния, не отягощённого воспоминаниями о несправедливости общественного устройства. Учреждение Воспитательного дома последовало в 1764 году, место для его строительства было выделено близ Яузских ворот, на Васильевском лугу, на берегу Москвы-реки. Территорию Воспитательного дома с востока завершило Окружное строение, возведённое до 1801 года по проекту И. Д. Жилярди. Скромное по архитектуре, но благодаря своей длине внушительное классическое здание выходит на Устьинский проезд. При строительстве в 1930-х годах Устьинского моста и подсыпке грунта на подходах к нему Окружное строение оказалось ниже уровня тротуара, а его торец, выходивший к Москве-реке, был снесён. Сегодня большое красивое здание, оказавшееся в яме, почти не заметно с площади, его фасады скрыты разросшимися деревьями. Вертикальные акценты изящной площади К началу ХХ века небольшая площадь Яузских ворот имела законченную архитектурную композицию. При подходе со стороны Солянки взгляд прохожего привлекала стоявшая на противоположной стороне площади церковь Николы в Кошелях. Она строилась с 1692 по 1706 годы. Это был кубический пятиглавый храм с деталями московского барокко, с колокольней 1740-х годов, с двумя приделами и оградой. К югу от храма находился треугольный квартал небольших зданий, спускавшихся к Яузе и Москве-реке. Восточнее церкви Николы, на южной стороне Яузской улицы и сейчас высится великолепная барочная колокольня середины XVIII века. Она принадлежит церкви Троицы в Серебряниках и имеет в нижнем ярусе престол во имя Иоанна Предтечи. Архитектор Карл Бланк специально выдвинул колокольню вперёд, на красную линию улицы. Иначе стоящая в переулке, на низком месте Троицкая церковь, загороженная окрестными домами, не была бы видна ни от Яузских ворот, ни из-за Яузы, со стороны Таганки. От Яузских ворот к реке Яузская улица шла вниз с сильным уклоном, поэтому со стороны Яузы площадь воспринималась как находящаяся на горе. При подъезде к площади от Устьинского моста бросались в глаза вертикали храмов Николы в Кошелях и Троицы в Серебряниках. На холме, в глубине и слева, «висела» над площадью красно-белая церковь Петра и Павла, что на Яузе, с изящной колокольней. Въезд на бульвар от Яузских ворот и сейчас фланкируют два дома, две купеческие усадьбы. На углу Солянки находится владение, принадлежавшее купцам Боковым. Главный дом усадьбы, двухэтажный с мезонином, построен между 1806 и 1812 годами. Он сохранил в основном отделку своего фасада и был реставрирован во второй половине ХХ века. При реставрации был восстановлен мезонин, снесённый ещё в 1867 году. За домом, вдоль бульвара, стоял скромный двухэтажный классический корпус, заменённый в наше время более крупным и негармоничным новоделом. Дальше, до Петропавловского переулка, шёл сад, непременный атрибут усадьбы в Москве 200 лет назад. На углу Яузской улицы, напротив дома Боковых стоит изящный двухэтажный дом с портиком над цокольным этажом. Скруглённый угол с балконом приглашает путника повернуть в сторону бульвара. Со стороны Яузской улицы к дому примыкала одноэтажная пристройка, переделанная в последнее время. Это была старинная лавка, сохранявшая свою торговую функцию. В ней был овощной магазин. Далее по Яузской улице до колокольни церкви Троицы в Серебряниках находится большая усадьба, принадлежавшая в XVIII веке деду Н. Н. Гончаровой. Деревянный главный дом усадьбы сгорел в 1812 году, после пожара его не стали восстанавливать, а перекрыли сохранившийся цокольный этаж крышей. Так он простоял почти два столетия и был воссоздан несколько лет назад. Исчез последний зримый след пожара 1812 года в Москве.

© Музей архитектуры им. А. В. Щусева

общественное пространство

памятник самоуправству москвичей 34


общественное пространство Окружное строение Воспитательного дома поставлено по юго-восточной границе гигантского благотворительного заведения

35

Дом купца Бокова. При взгляде со стороны Устьинского моста выглядит как постамент под церковью Петра и Павла

Церковь Петра и Павла, что на Яузе, занимает самую высокую точку рельефа над Яузскими воротами

Колокольня церкви Троицы в Серебряниках. В первом ярусе находится престол Иоанна Предтечи

Освоенный горожанами участок на месте стен Белого города. Из-за захвата этой территории не удалось вывести широкий Яузский бульвар на площадь Яузских ворот

Дом Гончарова. Последний московский дом, восстановленный после пожара 1812 года

Церковь Троицы в Серебряниках. Часто храм называли именем Иоанна Предтечи по посвящению престола в колокольне

План Москвы 1739 года, на котором можно рассмотреть Белый город < Фрагмент плана московской городской канализации, 1907 год >

Церковь Николы в Кошелях. Здесь жили кошельники, а после располагался стрелецкий полк

Высотка на Котельнической набережной С приходом советской власти Яузские ворота стали меняться. Первым изменением стало строительство в 1930 году жилого дома кооператива «Квартирохозяин» на месте сада Боковых, на углу Яузского бульвара и Петропавловского переулка. Пятиэтажный дом с лёгкими полукруглыми балконами на углу хорошо виден с площади. Его автор — архитектор В. Волокишин. В 1930-е годы была снесена церковь Николы в Кошелях, а в 1975 году за ней последовал треугольный квартал к юго-западу от Яузской улицы. На месте квартала разбили сквер с обелиском Пограничникам Отечества. При строительстве нового высокого моста через Яузу Яузскую улицу расширили в два раза и устроили насыпь. Теперь спуск улицы к реке исчез, зато дома нечётной стороны оказались в глубокой траншее, из которой выглядывает верхний этаж здания на углу Серебрянической набережной. Образовалась большая площадь со сквером между Устьинским мостом через Москвуреку и Яузской улицей. По генеральному плану Москвы 1935 года на эту площадь должен был выйти широкий проспект, пробивавшийся со стороны июль 2012

Таганки, вдоль Гончарной улицы. Предполагалось, что он пойдёт дальше, к центру, по трассе Солянки. Гигантские пространства нового проспекта и площади требовали, по мнению архитекторов середины ХХ века, и больших зданий. Разрабатывались проекты монументальных домов с портиками и фронтонами в стиле советской классики, которые должны были заменить застройку нечётной стороны Яузской улицы. В случае реализации этих планов у Яузских ворот не осталось бы ни одного исторического здания, зато возник бы советский классический ансамбль предмостной площади. О размахе этого несостоявшегося ансамбля можно судить по размерам сооружённого в 1930-е годы Устьинского моста и по высотному дому на Котельнической набережной, активно участвующему в существующей панораме площади Яузских ворот. Сегодня Яузские ворота сохранили с начала ХХ века половину своей застройки и приобрели огромный сквер. Но изменения есть. Идёт строительство здания на южном углу Солянки, вскоре новый объект так или иначе впишется в архитектуру площади.  


богатое внутреннее содержание

реставраторы, достойные награды

36

текст Маши Седовой, фотографии Ивана Ерофеева

Б

Высотка в высотке: здание МГУ на потолке парадного зала Чугунный гепард в парадном холле

Люстра, попавшая в Книгу рекордов Гиннесса как самая длинная в мире > Холл главного входа гостиницы >>

Высотные здания Москвы — семь сталинских высоток должны были окружать так и не возведённый Дворец Советов по проекту Бориса Иофана. В двух из семи находятся гостиницы. Одна из них расположена на станции метро «Красные ворота» и называется гостиница «Ленинградская». Это  объект культурного наследия, получивший награду на конкурсе «Московская реставрация» в ноябре 2011 года за лучшее сохранение интерьеров и фасадов здания. Строительство гостиницы длилось на протяжении 1949– 1954 годов. Среди всех высоток она отличается самой скромной высотой, которая составляет 136 метров. В сравнении с другими высотками — это довольно скромные размеры. Здание имеет утонченный интерьер, в нем архитекторы Л. Поляков и А. Борецкий перемешали древнерусскую архитектуру, народные мотивы, готику, также использованы стилизованные элементы московского барокко. Главное украшение — парадный холл с массивными люстрами и кессонированным потолком. На постаментах стоят статуи гепардов, держащих щиты, на которых должен быть чейнибудь герб, одна из люстр в боковых лестницах освещает семь этажей. Портал лифтового холла, напоминающий портал древнерусских палат, отделан шокшинским кварцитом, который добывают на Онежском озере. С 2008 года гостиница получила название «Хилтон Москва Ленинградская», в ней 243 номера, а также обязамосковское наследие 20

тельные в любой современной пятизвездочной гостинице магазины, салоны красоты, рестораны и бассейн. В 2005 году в отеле началась масштабная реставрация, но, несмотря на капитальный ремонт во всем здании, сохранился первоначальный образ и интерьер. Мы узнали у представителя гостиницы Стетланы, что было сделано и как «Ленинградская» зажила новой жизнью. «Главные зоны объекта, в которых проводилась тщательная реставрационная работа, — это холл, лобби. Крутящуюся дверь демонтировали и возили в мастерскую, люстры чистили, некоторые прямо не снимая, на лесах, чтобы не повредить. Потолок, скульптуры и люстры были одного цвета. Все было покрыто многолетней копотью. Ну, сами понимаете, холл, люди, курение и т. д. В холле расположено два барельефа, один посвящен Ледовому побоищу, а другой Куликовской битве. Говорят, что был еще барельеф, изображающий Георгия Победоносца, но нам не удалось его обнаружить, скорее всего, он давно утерян. По бокам холла расположены два зала, раньше в одном был ресторан, в другом казино, сейчас в одном ресторан так и остался, а другой, кажется, отдан под различные мероприятия и иногда пустует. В них сохранилась удивительная живопись. Полотно на потолке изображает высотное здание на Воробьевых горах, МГУ. Эта перекличка одной высотки с другой очень интересна. Живопись реставраторы чистили; она все равно осталась темной, но сделали все, что смогли. Она очень красивая».


реставраторы, достойные награды

37

Барельеф с изображением Дмитрия Донского << Главный ресторан гостиницы < Портал лифтового холла, выполненный из шокшинского кварцита >

Кессонированный потолок парадного холла < Светильник в лобби

Сергей Никитин, искусствовед, руководитель проекта «Москультпрог», в одном из наших предыдущих номеров выбрал гостиницу «Ленинградская» лучшим объектом, получившим приз на конкурсе «Московская реставрация» в 2011 году. Мы попросили Сергея рассказать подробнее, чем же для него так интересна и дорога эта сталинская высотка.

июль 2012

Гостиница «Ленинградская» — мой любимый объект из реставрированных в последние годы, она вообще один из моих любимых архитектурных объектов в Москве. Первые мои впечатления сложились ещё в детстве, тогда мы устраивали семейные обеды в ресторане гостиницы. И этот имперский стиль интерьеров меня поражал. Позже, когда я вырос и стал изучать советскую архитектуру и интересоваться ею всерьез, я заметил, что именно в «Ленинградской» эта имперская архитектура, с ее золотом, кессонами, пафосной живописью, сочетается с некой инфантильностью. Да и вся Комсомольская площадь — это такое удивительное в Москве место: эти три вокзала, вечные странствующие люди; оно еще требует серьезных градостроительных доработок, и хорошо, что там есть уже обновленный кусочек в виде «Ленинградской». Когда ее закрывали на реставрацию, было очень тревожно, в это время изнутри уже разрушали другую сталинскую высотку, гостиницу «Украина». Я туда когда первый раз попал после реставрации, шел с ощущением, знаете, как будто в твою

>

квартиру проникли воры и ты туда осторожно заходишь. Но прошло несколько лет, и теперь я вожу туда друзей и знакомых, показываю, какой может быть современная реставрация и как придать современную функцию зданию. В этом смысле «Хилтон» очень посодействовал, насколько я знаю, и постарался сохранить дух той «Ленинградской», добавив современные решения. Я бы посоветовал издать целую книгу-путеводитель по «Ленинградской» и рассказать, какой она была, какая у этого здания удивительная история. Это образец современной реставрации.

Ванная комната посольского номера стилизована под эпоху 50-х годов


дворянская синагога 38

культовые сооружения

Б

текст Марии Трошиной, фотографии Ивана Ерофеева

Идя по Большой Бронной, нельзя не заметить здание, напоминающее издали крепость. При приближении крепостные стены вдруг сменяются необычным стеклянным фасадом, сквозь который внутри можно разглядеть совсем другое здание в мавританском стиле. Крепость оказала��ь реликварием, вместилищем памяти о синагоге, которая существовала здесь с конца XIX века. Современная архитектура непривычна нам в культовых постройках, но синагога всегда средоточие не только религиозной жизни, она — центр жизни для евреев вообще, и потому современная архитектура уместна, а в случае синагоги на Большой Бронной позволяет сохранить то, что было, и создать развернутое высказывание о дне сегодняшнем. История синагоги на Большой Бронной началась задолго до ее строительства. Еще в 1872 году известный железнодорожный подрядчик, промышленник, банкир и меценат Лазарь Соломонович Поляков, возглавлявший в то время правление еврейской московской общины, получил разрешение московского генерал-губернатора на размещение в его доме, который находился в его собственной усадьбе на Тверском бульваре, «молитвенного учреждения с количеством прихожан до 40 семейств». Однако это была действительно «домашняя» молельня, а требовалось отдельное здание, где могли бы разместиться различные службы. С этой целью в начале 1880-х годов он приобрел и присоединил к своей обширной усадьбе несколько соседних участков от дома №2 на Большой Бронной до Богословского переулка и уже в 1883 году подал прошение в Строительное отделение о приспособлении жилого дома, «состоящего в Арбатской части 2 участка на Бронной улице №5», под домашнюю синагогу, где позволялось молиться только самому Полякову, его членам семьи и домочадцам. Для переделки существующего дома Лазарь Соломонович пригласил московского архитектора М. Н. Чичагова, который сохранил прежние очертания и сделал фасад в мавританском стиле, барабан со шлемовидной главой и звезду Давида. Фасад мог быть и классическим, и готическим, каким угодно — все позволено в отсутствие канона, и обычно архитектура синагоги следует местным традициям, будь то Польша, Италия или Франция. Поэтому мавританский стиль был скорее связан со вкусом заказчика (Поляков был тесно связан с Персией и даже

Новый фасад синагоги

Кладка разных времен

Семья последнего раввина, репрессированного в 1930-е годы >

был послом Персии в Москве) и со своеобразной интерпретацией Чичаговым архитектуры Востока. Это было первое здание в Москве, построенное как синагогальное. Уже готовая к открытию в 1891 году Хоральная синагога в Спасоглинищевском переулке (участок земли также был куплен на деньги Полякова) практически сразу же была закрыта — новый московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович начал свое правление с выселения еврейского населения из столицы. Поэтому в период с 1892 по 1906 год синагога на Большой Бронной фактически была главной синагогой Москвы. Неприкосновенность Лазаря Соломоновича была связана с его финансовой деятельностью. Он возглавлял правления нескольких крупнейших банков того времени, а в 1897 году был возведен в потомственное дворянство, что было большой редкостью для евреев. В 1914 году он умер, а синагога продолжала действовать и после революции, вплоть до 1938 года. Затем молитвенный зал переоборудовали в концертный для коллективов художественной самодеятельности, а спустя время здание передали Совету профсоюзов. В своем первоначальном архитектурном виде синагога просуществовала до 1950-х годов прошлого века, пока здание не было перестроено в ДК по типовому проекту архитектора И. В. Жолтовского: полностью лишившись исторического фасада, в 1952 году она превратилась в Дом народного творчества имени Н. К. Крупской. В пояснительной записке к проекту реконструкции было написано: «Ввиду несответствия существующей культовой архитектуры (бывшее здание синагоги) назначению здания и необходимости получить добавочную площадь, предполагается продлить здание в сторону улицы, спрямив запады фасадной стены, что дает возможность получить ряд добавочных помещений и заново решить фасад...» Только в 1991 году синагога была возвращена верующим. Реконструкция, начавшаяся в 2003 году, включает в себя восстановление прежней синагоги и ее расширение. О том, как это было и чем теперь живет синагога на Большой Бронной, мы поговорили с автором реконструкции, архитектором Сергеем Эстриным и с хранителем памяти синагоги Светланой Анатольевной Богдановой.

Книжный магазин в старой части синагоги < В молельне

московское наследие 20

>


культовые сооружения Сергей Эстрин, архитектор, автор проекта реконструкции Как вы начали работать над проектом? Когда наконец-то добились передачи синагоги общине и возобновили работу, то, конечно, хотелось вернуть то, что было утрачено, и расширить ее. В 2004 году специалистами Центра историко-градостроительных исследований был выполнен проект восстановления исторического фасада синагоги. Борис Пастернак нашел всю документацию на проект Чичагова. Что касается расширения, то первоначальный проект был похож на гайку. Кроме того, возникали ассоциации с советской архитектурой. Один из спонсоров синагоги был в гостях у нашего заказчика. Он пожаловался хозяину, что представленный архитекторами проект кажется ему скучным. Так у нас появился этот заказ. Программа была прописана? Раввин синагоги Исаак Абрамович Коган знал, чего он хотел, на какое количество людей, какие функции должны быть, и если по ходу дела что-то возникало, то мы вносили коррективы. Что касается самой архитектуры, то ее мы придумывали сами. Мы сделали макет — раввину понравилось. Проект включал существующее здание, а новое, словно ладони, обхватывало его. С какими трудностями вы столкнулись в процессе работы? Старое здание было очень сложно сохранить — стены просто рассыпались. Хотелось оставить больше открытых старых стен, они были очень живописными. В одном месте оставили часть стены, где видна кладка разных периодов, начиная с дома 1735 года, Светлана Богданова, хранитель памяти синагоги Расскажите, какие находки были сделаны в период реконструкции? В 2003 году, когда рабочие стали копать, они нашли небольшой керамический осколок. Хорошо, что они принесли все нашему раввину и он понял, что это часть чего-то ценного. И действительно, по кусочкам мы собрали табличку со словами на иврите «И благословит тебя Г-сподь, и будет тебя беречь». Исаак Абрамович воспринимает это как послание потомкам, и теперь это символ нашей синагоги. Еще одной значимой находкой стал «Арон ха-кодеш» — священный шкаф, где хранятся свитки. При реконструкции нашли его разобранным по частям. Это чудо, что он сохранился. Предположительно, он времени Полякова, во всяком случае, есть старинные фотографии, где можно его

который Поляков перестроил под синагогу. Мы хотели сохранить и старые окна с рамами, чтобы открывался вид во внутреннее пространство, но не удалось. Основной задачей стало строительство большого молельного зала над старым. Нельзя было нагружать стены, но нам так удалось поставить колонны, что верхний зал стоит, а старый зал сохранен полностью. Была проведена большая работа по сохранению фундамента. Исторический фасад, видимый с улицы, пришлось делать заново. Сначала мы хотели его «состарить», но потом решили — пусть сам старится. В самой старой части практически ничего не трогали, где-то добавили инженерные системы, переложили пол. Зал молельни восстановлен по фотографиям того времени, в процессе реконструкции обнаружили подземный ход, который сейчас заложен со стороны банка, стоящего на территории бывшей усадьбы Полякова. Осталось ли что-то от постройки советского времени? В кабинете раввина сохранилось окно дома культуры, который окружал синагогу. Только на витраже теперь дом Любавичского ребе в Бруклине, который здесь очень почитается. Какие символы воплощены в новой архитектуре? Для синагоги нет никаких особенных канонов, поэтому мы не были ограничены в выборе художественных средств. Стены имитируют иерусалимский камень, теплый, приятной фактуры. Ограда сделана в виде разворачивающегося свитка торы, колонны, держащие витраж главного фасада, согнули, как ребра огромного корабля. Хотелось что-

увидеть, и теперь он снова стоит в Малом молельном зале. У вас два музейных зала. Чему они посвящены? В нашей экспозиции зала Героизма рассказывается о Лазаре Полякове и семье Поляковых, которые внесли большой вклад в российскую культуру. Часть посвящена истории репрессий, не только советского времени, но и царских времен. Мы чтим память последнего раввина нашей синагоги и московского раввина. Именно после их расстрела синагога была закрыта. Современная история синагоги тоже небезоблачна. Вы можете увидеть искореженную взрывом ограду: в 1999 году сын раввина, которому тогда было 12 лет, во время детского праздника обнаружил бомбу за книгами. Взорвали ее уже во дворе, стекла из соседних домов повылетали. Как вы собирали свою коллекцию? Все экспонаты — семейные реликвии, ко-

Главная святыня синагоги — шкаф для свитков Главный вход

июль 2012

<

>

39 то от пустыни — и мы предложили сделать деревянный потолок песочного цвета. Фонари на столбах сделаны шарами с переплетениями — при определенном ракурсе это звезды Давида. Как связаны старое и новое? Мы хотели, чтобы это был целый город, где все сосуществует одновременно: историческое и современное, площади и улицы, различные функции, не только религиозные, но и общественные. И это было достаточно трудно: общая площадь здания всего 3500 квадратных метров, и было необходимо сделать два больших зала. Была идея впустить улицу внутрь здания, потому что участок маленький, и как-то связать все с историей места. Мощение улицы продолжено в интерьере до самых стен старой синагоги. На первых порах в главном холле росли деревья, так как большой витраж пропускает достаточно света для этого. И главное, что синагогу Полякова видно с улицы, особенно красиво вечером, когда она подсвечивается. Работы до сих пор ведутся? Очень важно было, чтобы синагога все время работала. Когда построили новую часть, то туда перенесли всю службу, потом вернули назад. Этот проект не закончен — все еще строится, это такая жизнь здания. Мы начали в 2004 году, а потолок в верхнем зале только сейчас доделывают. Появляются деньги — можно что-то сделать. Надо сказать, что с самого начала здесь были неуместны невероятные решения, которые делаешь для частного заказчика, — слишком дорого, да и ни к чему. Многие вещи в интерьерах не спроектированы — это подарки. Будет праздник, кто-то что-то решит подарить, и это будет в интерьере.

торые приносят к нам люди. Это старинные еврейские книги и вещи, необходимые при совершении религиозных обрядов: свитки на выделанной коже, ритуальные ножи для разделки птицы и мяса, перо-кульмус, которым сойфер-переписчик пишет текст, и многое другое, связанное с историей евреев в России. Наш зал Памяти посвящен тому, как евреи сопротивлялись во время Второй мировой войны. Отдельная экспозиция посвящена Собибор — единственному удачному лагерному восстанию за все годы Второй мировой войны. Это трагическая история, известная во всем мире,– о ней сняты фильмы, написаны книги, но в России почему-то до последнего времени о ней не говорят. Сейчас мы собираем подписи, чтобы Александр Печерский, один из руководителей восстания, который жил в Ростове-на-Дону, пусть и посмертно, но получил награду за свой подвиг у себя на родине, в России.  

Терраса для праздника Суккот


маршрут с историей

московский старый город 40

Б

текст Григория Охотина, фотографии Ивана Ерофеева

Палаты Гранатного двора >

В России время не имеет значения, и Москва XVII века от века XXI почти не отличима: то, что в России вечно, то и избежало в эти века разрушения. Храмы, административные здания, а также жилища олигархов и чиновников — это все, что выстояло за столетия и доступно современному москвичу. Да и доступно вполне условно: в сохранившихся памятниках архитектуры по-прежнему располагаются преимущественно непонятные организации, и сегодня простой москвич, как, вероятно, и три-четыре столетия назад, на эти здания может только взглянуть. Зато посмотреть действительно есть на что: построек XVII века в Москве много. Более того, это тот редкий случай, когда их становится только больше: многие памятники XVII века раньше скрывались под фасадами невзрачных зданий. Самые известные новоявленные памятники XVII века — это Красные и Белые палаты на стрелке Пречистенки и Остоженки. В 70-х годах, перед приездом в СССР Никсона, их собирались сносить, тогда они выглядели как вполне обычные жилые особняки. Для москвича моего поколения эти палаты уже вписаны в каждодневную жизнь, и, собственно, на них редко кто обращает внимание — в моем детстве, например, основной смысл этого пространства заключался в бубликах и кулебяках, которые всегда продавали на этом островке. Вокруг Энгельса расположена полукруглая скамейка, на которой круглосуточно распиваются алкогольные напитки, а сама площадка стала притяжением для голубей — находиться тут, на самом деле, не всегда приятно. В десяти минутах пешком, в Большом Афанасьевском переулке, палаты XVII века появились буквально вчера. На фоне чудовищного новостроя стоят палаты Зиновьевых, на которых свежая белая краска еще блестит, а лестницу укладывали месяц назад на моих глазах.

Храм Власия в Староконюшенной слободе

московское наследие 20

Памятник архитектуры со стеклопакетами, камерами видеонаблюдения и новомодным стеклянным заборчиком у тротуара выглядит как минимум странно, но, вероятно, примерно такое же впечатление было у моих родителей от вдруг появившихся Красных и Белых палат. Если посмотреть на фотографии развалин, которые здесь были раньше, и на тот многоэтажный жилой дом, возведение которого и вскрыло наличие этих палат, понимаешь, что сам факт подобной реставрации — чудо. Какое непубличное пространство будет в этом новом памятнике XVII века, неизвестно — здание выставлено на продажу. А вот буквально за два дома от палат Зиновьевых по тому же Б. Афанасьевскому переулку, в доме 20, находится жёлтый особняк, в котором располагается некая Международная топливно-энергетическая ассоциация (справочники говорят, что это дом XVIII века, но гуляющему созерцателю легко будет спутать его с классическими палатами — как и сделал я). Храм Священномученика Власия (Гагаринский, 20) много раз достраивался, но его основа принадлежит XVII веку. Церковь окружена белокаменным забором, и осматривать ее лучше во время утрени или вечерни — тогда калитка открыта и можно подобраться к центральной части церкви, собственно и построенной в XVII веке, и увидеть на стенах наличники и разноцветную роспись. Доносящееся сквозь окна церковное пение усиливает связь времен — в отличие от палат, в церквях сегодня, к счастью, идет та же самая жизнь, что и в XVII веке. В одном из Пречистенских переулков — Чертольском — есть еще одно напоминание о XVII веке: белокаменные палаты, отреставрированные в 90-е. Палаты — это громко сказано, речь идет о двухэтажном особняке, повернутом к самому Чертольскому задом: это такой большой белый квадрат без окон и дверей, вход в который заслонен обычной совковой школой. Но этой своей неприкаянностью


маршрут с историей Красные палаты Головина

41

>

Новые палаты XVII века: палаты Зиновьевых

Храм Вознесения Господня на Никитской, прямо напротив Консерватории <

и невписанностью Чертольские палаты играют какую-то особенную роль в Пречистенских переулках. Э, что тут особенного, палаты XVII века? Да вот они, тут и там, притулились и не замечаешь их давно. Чтобы добраться до следующего квартала, несущего хоть какие-то остатки XVII века, придется перейти Новый Арбат, в самом начале которого стоит церковь Симеона Столпника (Поварская, 5). Сама она не вызывает у меня никаких специальных эмоций, но в контексте Нового Арбата ее существование — яркое свидетельство надругательства над городом, совершенного советской властью в 60-е годы. Стоит сравнить вид на эту церковь из Б. Афанасьевского переулка и уже с самого Нового Арбата: из переулков храм предстает в должном контексте, на Новом Арбате эта церковь — нечто совершенно случайное. А вот храм преподобного Феодора Студита (Большая Никитская, 29) — место очень интимное и бережно хранящее свою историю. Большинство людей эту церковь видели только краем глаза, например, покупая сигареты и пиво в легендарном ларьке на Никитском бульваре, и зря. Внутри огороженного сквера — памятник Александру Суворову, который был прихожанином этого храма, там же захоронены его близкие. В самой церкви, что для Москвы редкость, стоит коробка с женскими платками для забывчивых прихожанок и туристок. Палаты Гранатного двора (Спиридоновка, 3/5) — здание очень красивое, которое можно рассмотреть с самых разных углов, но издалека: палаты огорожены железным (слава Богу, прозрачным) забором, и в не менее симпатичный сквер зайти невозможно. Сегодня Гранатный двор производит впечатление частного владения, а интернет сообщает, что по этому адресу расположено некое Объединение декораторов интерьеров. Крайне странное и вычурное здание цвета крем-брюле июль 2012

Музей матрешки

>

сохранилось в Леонтьевском переулке, сейчас тут ни много ни мало Музей матрешки (Леонтьевский, 7) и какие-то государственные структуры. Вообще-то это здание XIX века, но справочники утверждают, что основанием для него послужили все-таки палаты XVII века. На меня эти палаты всегда производят какое-то неловкое и неприятное ощущение — возможно, из-за матрешек, а может быть, как раз из-за своей окраски. Прямо напротив консерватории ютится храм Вознесения Господня на Никитской (Вознесенский, 2). Церковь такая маленькая, что весной и летом само здание почти не видно из-за цветущего сада. Тут же, на углу Брюсова переулка и Никитской, стоят палаты Арасланова, хотя в действительности этот чиновник жил тут, скорее всего, уже только в XVIII веке. Внутрь палат встроен дом XIX века, и вокруг этих зданий всегда трется множество охранников и дорогих машин. Учитывая еще и то, что все здания XVII века выпирают за линию домов, то есть в буквальном смысле наступают тебе на пятки, этот дом всегда хочется обойти стороной.  

Церковь Симеона Столпника на Новом Арбате


Арбат без акцента вид на жительство

42

Б

текст Владимира Седова, круговая панорама Москвы сделана фотографической фирмой «Шерер и Набгольц» с храма Христа Спасителя в 1867 году; современная панорама с той же точки — в 2009 году. Все материалы предоставлены фондом «Московское время»

Перед нами район Арбата. Ничего более московского по духу и легендарности просто не может быть. Это целые кварталы дворянских особняков и целый лес церквей над ними, церквей разных времен, но в основном — XVII и XVIII веков. Сочетание невысокого, но красивого с высоким и красивым давало основную прелесть Москвы, что видно и на панораме. Заметим, что в правой части панорамы количество церквей снижается: район этот был менее престижным, чуть более простонародным, церкви здесь

распределялись по слободам (то есть их плотность слабела: одной церкви было достаточно для большой слободы, тогда как на Арбате и в примыкавших переулках количество приходов зашкаливало). К церквам и их колокольням присоединялись каланчи над полицейскими домами (их на этом секторе панорамы две). Соответственно исключительности того, что было, предстает и исключительность того, что стало. Воспетый Осоргиным, Зайцевым и Окуджавой Арбат (понимаемый

не как улица, а как район) исчез безвозвратно. Среди домов возвышается одна только церковь Афанасия и Кирилла Александрийских, но сам глагол «возвышаться» к ситуации не подходит. Какие-то памятники где-то сохранились, но отыскать их можно только на карте, никак не в панораме. Всю ситуацию сейчас пока еще определяет гигантский и подчеркнуто модернистский (хотя и постаревший) Новый Арбат.

утраченные «вертикальные акценты» (памятники сохранились)

3 Церковь Спаса на Песках

4 Церковь Девяти мучеников Кизических

5 Церковь Иоанна Предтечи на Пресне

6 Церковь Филиппа Апостола в Москве

7 Церковь Симеона Столпника на Поварской

8 Церковь Большое Вознесение

Церковь Афанасия и Кирилла Александрийских >

Церковь Николая на Арбате Церковь Рождества Богородицы в Кудрине

>

сохранившиеся «вертикальные акценты»

1 Губернская гимназия Первая мужская гимназия московское наследие 20

2 Церковь Афанасия и Кирилла Александрийских


вид на жительство 10 3

9

5

16

4 2

43

12

13

14

7

15

11

17

6

18 1

утраченные памятники

9 Церковь Введения во храм в бывшем Новинском монастыре

10 Церковь Иоанна Предтечи в Кречетниках

11 Церковь Николы на Песках

12 Церковь Николая на Арбате

13 Церковь Рождества Богородицы в Кудрине

14 Пресненская полицейская часть

15 Церковь Бориса и Глеба на Поварской

16 Церковь Георгия на Всполье

17 Арбатский полицейский дом

18 Церковь Ржевской Божией Матери

2

1

июль 2012

8


минувшее

эти номера больше не обслуживаются 44

Б

текст Элиши Зинде, графика Михаила Симакова

Сто лет тому назад в Москве было полсотни гостиниц и огромное количество меблированных комнат и подворий (четкой грани между этими категориями не существовало, но обычно в гостинице было больше дополнительных услуг, выше цена и короче время проживания). До наших дней дожили «Балчуг»  1  (одно время звавшийся «Новомосковской»), «Будапешт»  6  (ранее — «Ампир», «Аврора», «Элит», «Россия»), «Метрополь»  2  ,«Националь»  3 («Национальная»), «Савой»  5  ,находящаяся на реконструкции «Центральная»  50  ,(в прошлом — «Люкс-отель»). Всё. От других остались только здания, используемые в других целях, или не сохранилось даже зданий. То же здание, другой профиль Очень много зданий бывших гостиниц в настоящее время используется по-другому, в других целях. Чаще всего — на первом этаже магазины, рестораны, на остальных — офисы или квартиры («Англия»  8  на углу Тверской и Мамоновского переулка, «Городская большая»  13  , «Торговая»  20  , «Чижовское подворье»  21  , «Шереметевское подворье»  22  на Никольской, «Марсель»  17  ,на углу Столешникова и Петровки, «Петровская»  18   на углу Петровки и Страстного бульвара). Под офисами — бывшая «Калязинская»  14   на углу Черкасских переулков и открывшаяся за год до Первой мировой гостиница «Деловой двор» 18 в здании на площади Варварских Ворот, которое москвичи-старожилы помнят как Министерство черной металлургии. Здание на Раушской набережной с вывеской «Судостроительный банк» раньше украшала вывеска гостиницы «Мамонтовская»  16 .  Два гостиничных здания достались театрам. «Славянский базар»  19  — Камерному музыкальному театру Покровского, «Эрмитаж»  23  — «Школе современной пьесы». «Альпийская роза»  7  (Пушечная ул., 4) принадлежит Творческому союзу цирковых деятелей России (который, впрочем, уже несколько лет работает не там). Институт востоковедения РАН размещается в бывшем «Берлине»  10 . Городская психотерапевтическая поликлиника и Московский центр права — в бывшей «Большой Сибирской»  11 . В комплекс зданий администрации президента РФ на Старой площади входит бывшая гостиница «Боярский двор» (д. 8)  12 . На проверенном месте В начале Тверской, где сейчас «Ритц Карлтон», а ранее был многоэтажный уродец «Интурист», еще раньше находились гостиницы «Флоренция»  49  и «Франция».  46 Во «Франции» во время приездов в Мо  скву всегда останавливался Н. А. Некрасов, не изменив привычке после переезда гостиницы с Петровки на Тверскую (первое здамосковское наследие 20

ние тоже не сохранилось). Еще одним знаменитым постояльцем «Франции» на Тверской был Александр Блок. Бывшее здание усадьбы Салтыковых на Большой Бронной в обозримом будущем будет перестроено в гостиницу. До 1917 года часть здания занимала небольшая гостиница Семена Андреевича Барашкова  9  .В промежутке было всякое, например, библиотека имени Некрасова. Отель «Арарат Парк Хаятт», построенный в 2002 году на Неглинной улице, занимает место, где с 70-х годов XIX века находилось здание гостиницы «Европа»   48 с рестораном (с 1937-го по 1974 год — го  стиница «Армения» и ресторан «Арарат»). В 1878 году в «Европе» дважды останавливался Ф. М. Достоевский. Уже в советское время, в 1934 году в гостинице поселился чешский писатель-коммунист Юлиус Фучик, но вскоре съехал в более престижную «Новомосковскую». Евгений Рейн в стихотворных воспоминаниях об Иосифе Бродском «Гости и тосты „Арарата“» писал: «Год шестьдесят второй. Москва и святки, Мы вместе в ресторане „Арарат“, Что на Неглинной был в те времена. Его уже преследовали.  Он в Москву приехал, чтобы уберечься». В 1980 году находившийся в аварийном состоянии дом был разобран. Пропали без следа Некоторые гостиницы не оставили особого следа в истории. Как, например, «Декаданс»  28  , стоявшая на углу Петровки и Столешникова; «Русь»  42   на задворках Большого театра; «Гранд-Отель»  27   на Рождественском бульваре; «Мининское подворье»,  35   вскользь упомянутое Андреем Платоновым в «Счастливой Москве», и соседствовавшее с ним «Купеческое подворье»  32  . Или расположенные рядом с вокзалами Каланчевки «Железнодорожная»  30  и «Северная»  44  , «Москва»  36   и «Неаполь»  38  , а также находившаяся у Курского вокзала гостиница Ивана Яковлевича Фокина  45  . Скорее «нумерами», чем гостиницами, были по сути «Белый медведь»  24   при Сандуновских банях и «Спорт»  43   близ ипподрома. Немецкая Лубянка На том месте, где сейчас стоит дом 7/9 по Большой Лубянке, раньше была гостиница «Билло»  25  . Она же — Hotel Billo Moscau. Дореволюционный путеводитель отмечает ее в числе «гостиниц специально для иностранцев». Весь персонал владел немецким и французским, гостям были доступны свежие европейские газеты, ресторан специализировался на европейской кухне, к услугам гостей был большой выбор вин

(французских) и пива (немецкого). Свидетельствует Владимир Гиляровский: «Были еще немецкие рестораны, вроде „Альпийской розы“ на Софийке, „Билло“ на Большой Лубянке… но они не типичны для Москвы, хотя кормили в них хорошо и подавалось кружками настоящее пильзенское пиво». Антон Павлович Чехов, знаток и ценитель хорошего пива и вина, на рубеже XIX–XX веков заносит в записную книжку: «Против Billо дроздовское пиво, винный магазин». Построенное в 1868 году трехэтажное здание принадлежало Глафире Александровне Поповой, вдове «чайного короля» России, купца первой гильдии Константина Попова. Первым арендатором стал ЭдуардФридрих (Эдуард Федорович) Билло де Васси, чья жена Минна владела популярным фотоателье по соседству. В числе управляющих гостиницей побывали также председатель Московского общества циклистов (велосипедистов) Людвиг Витгофнер и виноторговец Леонтий Бауэр. И наконец, у руля встали два подданных Германии — Василий (Вильгельм) Вельдеман и Павел (Пауль) Бухгольц. Самыми знаменитыми постояльцами гостиницы были гастролировавшие в Москве Гектор Берлиоз, Рихард Вагнер, Ференц Лист. К. С. Станиславский в книге «Моя жизнь в искусстве» вспоминает о том, как на гастроли приехала «восходящая звезда, прекрасная скрипачка З.,— немочка, сентиментальная, белокурая, талантливая молоденькая девушка», которую ему пытались сосватать. «Меня стали приглашать на интимные музыкальные собрания с ужином, устраиваемые компо��иторами и музыкантами в одной из гостиниц (Билло), где обыкновенно останавливались все приезжие музыканты, в том числе и молодая знаменитость». У гостиницы был дополнительный жилой корпус, буквально за углом от «старого», в Варсонофьевском переулке, и нежилой, здание бывших палат Хованских (XVII века), к которому сделали пристройку в псевдорусском стиле, разместив в ней кегельбанклуб и пивной ресторан. Ресторан гостиницы «Билло» служил местом встреч коллекционеров. Так, здесь собирались члены Московского общества собирателей почтовых знаков, как отмечала газета «Московский листок», «22 человека, из которых только один был русский, а остальные немцы и евреи». Здесь же проходили заседания кружка московских аквариумистов под руководством Н. Ф. Золотницкого, чью книгу «Аквариум любителя» переиздают до сих пор. Конец гостинице положила Первая мировая война — бизнес под управлением подданных врага закрыли, в здании рас-

Т

ТК

Л

ЕН

И

43

Здание сохранилось, в нем по-прежнему гостиница 1. Балчугъ 2. Метрополь 3. Нацiональная 4. Россiя (позднее Будапешт) 5. Савой 6. Будапешт Здание сохранилось, как гостиница не используется 7. Альпiйская Роза 8. Англiя 9. Барашковъ Сем. Андр. 10. Берлинъ 11. Большая Сибирская 12. Боярский дворъ 13. Городская большая 14. Калязинская 15. Дѣловой дворъ 16. Мамонтовская 17. Марсель 18. Петровская 19. Славянскiй базаръ 20. Торговая 21. Чижовское подворье 22. Шереметевское подворье   23. Эрмитаж 24. Бѣлый медвѣдь Здание не сохранилось 25. Билло 26. Версаль 27. Грандъ-Отель 28. Декадансъ 29. Дрезденъ 30. Желѣзнодорожная 31. Континенталь 32. Купеческое подворье 33. Левада 34. Лоскутная 35. Мининское подворье

Н

ГР

А

Д

С

К

И

Й

П

Р-

Т


минувшее «Лоскутная»-литературная Гораздо больше, чем «Версаль», понравилась Бунину другая московская гостиница — «Лоскутная»  34  . Читаем в «Генрихе»: «Большой и несколько запущенный вестибюль, просторный лифт и пестроглазый, в ржавых веснушках мальчик Вася, вежливо стоявший в своем мундирчике, пока лифт медленно тянулся вверх, вдруг стало жалко всё это, давно знакомое, привычное». Список постояльцев гостиницы читается как оглавление учебника по русской литературе. Из письма Ф. М. Достоевского жене (1880 год): «Лавров сказал, что самая лучшая и комфортная гостиница в Москве — „Лоскутная“ (на Тверской, сейчас близ площади, где Иверская Божия матерь)… В „Лоскутной“ всё занято, но мне отыскали № в 3 р., очень порядочно меблированный, но окнами выходящий во двор и в стену, так что думаю, что завтра будет темно». Н. С. Лесков писал Л. Н. Толстому в 1887 году: «Я выезжаю в Москву завтра, 19 апреля, и остановлюсь в Лоскутной гостинице». Сам Лев Николаевич в гостинице тоже бывал. В 1884 году А. П. Чехов в письме Н. А. Лейкину вспоминает «стихи, которые Вы читали мне и брату в Лоскутной гостинице». В «Книге о жизни» К. С. Пау-

«Версаль» на Дмитровке В 1998 году, при прокладке коллектора под Большой Дмитровкой начал разрушаться дом № 13, в части которого до революции находилась гостиница «Версаль»  26  . К настоящему времени от надземной части здания, построенного после пожара 1812 года, почти ничего не осталось. Зато «дешевая и скверная» гостиница «Версаль» живет в коротеньком рассказике И. А. Бунина «Казимир Станиславович». В советское время гостиница была переименована в «Спартак», а потом закрылась, ресторан гостиницы преобразовался в пивную «Ладья» (в народе — «Яма»), увековеченную в фильме «Берегись автомобиля». Бок о бок с «Версалем» в какой-то момент вдруг появился конкурент с похожим названием — «Централь», но он не сумел заработать даже ругани великих. Здание тоже не сохранилось.

41 ТВ ЕР

Р

27

23

18

УЛ

11

ЛЬ ВА Р

13

БУ

14

21

34

ЫЙ

19

Ц

ДН

июль 2012

22

НИ

.

РУ

50. Люксъ-отель

3

2

С МЯ

УЛ

ОП

31

48

Я КА

СТ

Здание сохранилось, гостиница реконструируется

25

ЧИ

48. Европа 49. Флоренцiя

КА

По данному адресу существует гостиница, но здание не историческое

5

РОВ

39

30

ЦО

ПЕ Т

42

49 36. Москва 37. Московская большая 38. Неаполь 39. Парижъ 40. Пассажъ 41. Россiя 42. Русь 43. Спортъ 44. Сѣверная 45. Фокинъ Ив. Як. 46. Францiя   47. Централь

7

ЛЬ

УЛ .

46

6

44

КО

А

29

37

Е

Ц

40

10

24

ВО

И

26

17

О

УЛ

47

33

4

28

«Взгляд лениво скользил по конторскому объявлению на стене: “Пробывши три часа, считается за сутки”».

Д

Я

50

«Во сне все время чувствовал он смрад железного умывальника, стоявшего возле самого его лица».

38

36 К ИЙ Б УЛ ЬВ А Р

«Он шатался, поднимаясь по лестнице “Версаля”, однако без ошибки пошел к своему номеру по длинному вонючему туннелю коридора, где только в самом начале сонно коптила лампочка».

А

Р ОЖ Д ЕС Т ВЕ НС

А

9

РА

ЬВА

И. А. Бунин «Казимир Станиславович»

1

С

СТ

СК

8

Н СТ

Б УЛ ОЙ

стовского читаем: «Я проводил Карелиных до Лоскутной гостиницы. Они затащили меня к себе, чтобы согреться и выпить кофе. В большом двойном номере было темно от тяжелых занавесей и ковров». Ася Тургенева пишет в мемуарах о встрече с будущим мужем: «Осенью 1905 года в Лоскутной гостинице в Москве, у моей тети Марии Алексеевны Олениной-д`Альгейм, Андрей Белый читал, вернее, пел и пел все выше свои стихи». Гостиница, построенная в 70-е годы XIX века, стояла в начале Тверской (это начало было ближе к Кремлю, чем сейчас), на углу с Лоскутным и Обжорным переулками. Хозяином был купец первой гильдии Максим Ефимович Попов, а управляющим — его старший сын Алексей. После революции сначала переименована в «Красный флот», затем стала общежитием «5-й Дом Советов». Здание разрушено при строительстве гостиницы «Москва»  36  . Во время этой же стройки и при расширении улицы Горького–Тверской исчезли также гостиницы «Дрезден»,  29   «Континенталь»  31   (с трактиром Тестова), «Левада»  33  , «Париж»  39  , «Пассаж»  40  , «Россия»  41   (маленькая тезка огромной гостиницы на Петровских линиях).  

.Б .Л УБ ЯН КА

положился городской госпиталь №997 для больных и раненных воинов. В 1918 году здание заняла ВЧК. В настоящее время на этом месте — административное здание ФСБ. От гостиницы сохранились лишь палаты XVII века, но с улицы их не видно, а во двор попасть невозможно.

45

20

12

45

32 15

35

16 1


пустое место

один фасад остался 46

Б

подготовила Яна Миронцева

Фасад здания в Большом Гнездниковском переулке, дом 3/5, строение 2, решено проработать <>

Вид на район Гнездниковских переулков с дома Нирнзее, 1915–1917 годы >

ДКН

ДКН

План Москвы, Тверская часть, 1901 год; отмечен дом Тарновского <

2

ДКН

1

Вид Тверского бульвара с колокольни Страстного монастыря, 1888 год >>

московское наследие 20

великий драматург Алесандр Николаевич Островский, знаменитый актер Михаил Семенович Щепкин и композитор Петр Ильич Чайковский. Будучи объектом наследия, дом Тарновского, к сожалению, до уничтожения не был порядочно исследован. Предполагается, что в его основании лежат палаты XVIII века, — есть данные, что по крайней мере подвал и первый этаж дома были построены до 1800 года. Теперь этого не проверишь.

Современный фасад исторического дома

>

ДКН

Собственный дом драматурга Константина Августовича Тарновского был расположен в Большом Гнездниковском переулке, по современной нумерации — дом 3/5, строение 2. Это был центральный дом городской усадьбы — ценный исторический и культурный объект. За время жизни он использовался и под жилые, и под казенные цели. Константин Тарновский теперь прочно забыт, а в XIX веке считался успешным драматургом — написал и перевел с французского более 150 пьес — и гостеприимным хозяином; много писал о театре; занимал официальные посты секретаря дирекции Императорских театров, был инспектором репертуара. Его хорошими приятелями были


пустое место В ходе реставрации к небольшому зданию было пристроено 15638 квадратных метров, в том числе и под землей <>

Мосгорнаследие информировало, что такие работы на памятниках запрещены

<

Реконструкцию исторического здания сопровождал разрушительный пожар >

4 июль 2012

5

47


лужи, горы, «золотые мозги» крути педали

48

Б

Маршрут №3

15 км

текст, фотографии, графика А лександра Васина

Лужники — Бородинский мост — р. Сетунь — Воробьевы горы —  Смотровая площадка — водохранилище — эскалатор — дом Горбачёва 0 км Станция метро «Воробьевы горы»

лужский (до революции Николаевский), выстроенные в 1905–1907 годах по проекту Л. Д. Проскурякова и А. Н. Померанцева, в 2000–2001 перемещены один на 2 км ниже по течению, другой на 2,5 км выше. Оба моста, воздушной конструкцией которых так восхищался В. Г. Шухов, упакованы в стекло, сделаны пешеходными и переименованы: Андреевский в Пушкинский, а Краснолужский в мост Богдана Хмельницкого. На месте старого Андреевского моста расположен новый мост, тоже Андреевский, а на месте Краснолужского теперь стоит Лужнецкий (Новокраснолужский), на котором почему-то висит табличка от старого моста. А еще Пушкинский мост изредка называют Лужковским, в честь переместившего его Ю. М. Лужкова. Ну как тут не запутаться?

1

как будто специально создана для любителей велопрогулок. Расположенная прямо над рекой, на мосту, она имеет выходы на обе стороны реки — к Воробьевым горам и к «Лужникам». Открытая в 1959 году как «Ленинские горы», станция долго ремонтировалась и вновь открылась только в 2002 году, уже под нынешним названием. Перепад высот, крутой поворот реки, веками подмывающей гористый левый берег, создают метафизическую атмосферу движения: мосты, дворцы, храмы, стадионы перемещаются тут с места на место. Одно из последних перемещений: два железнодорожных моста — Андреевский (до революции Сергиевский) и КрасноМаршрут №3 москва -

Бородинский мост

сити

Дорогомиловский мост

7

Мост Богдана Хмельницкого

ан

сп

о

рт

но

е

к

о

гор парк

Андреевский ж/д мост + Новоандреевский а/м мост л

ь

ц

о

н

ж

а

а

я

н

я

вороб ь ев ы гор ы

5

9

4

М 10

2

3

М

11 15

14

12

13

парк дворца пионеров

московское наследие 20

сад

тр

еж

ре

ули

ье

ер

вск а я набе

ыгина ц а ко с

бье

лу ж аб нецк а я н

ро

Большая спортивная арена

ет

й

во

тр

ы

6

8

Пушкинский мост

Новый Краснолужский ж/д мост + Бережковский а/м мост

ь

нескучн

сетун

ь кого

москва

Крымский мост

Метромост

8 км От метро по Лужнецкой набережной мы

двигаемся против течения Москвы-реки. Слева, за рекой Андреевский монастырь 2 (Андреевская наб.) и «Золотые мозги» — здание Президиума Академии наук 3 (Ленинский просп., д. 32а). Справа стадионы, спортплощадки, подстриженные кустарники. Нынешние парадные «Лужники», открытые в 1956 году, совсем не те, что были раньше, заливаемые водой низкие берега, попросту лужи. Достопримечательность «Лужников» — крабы. Первый — двадцативосьминогий спорткомплекс «Дружба» 4 (Лужнецкая наб., д. 24, стр. 5), построенный для Олимпиады 1980 года. Второй краб спрятался в скульптуре Веры Мухиной «Юноша с сомом» 5 . Другое название этой скульптуры — На Лужнецкой набережной можно встретить раритетные люки Аллегорические скульптуры «Земля» и «Море»

<


крути педали «Море», она вместе с «Землей» стоит в начале аллеи перед главной спортивной ареной. Еще через некоторое время вам попадутся бронзовые футболисты Старостин и Яшин — ими любоваться ни в коем случае не стоит. По набережной можно катиться до «Москвы-Сити» и даже дальше, но мы переправимся через реку по Бородинскому мосту. Оказавшись на правом берегу, мы движемся обратно, по течению Москвы, пересекаем устье Сетуни 6 и оказываемся у подножия Воробьевых гор.

11 км История гор уходит в далекое прошлое.

В XV веке здесь была деревня Воробьево, принадлежавшая вначале попу Воробью, потом Софье Витовтовне, вдове князя Василия I, потом Ивану III и его потомкам. Тут стоял дворец Ивана Грозного, стеклянный завод Петра I. В 1817 году был заложен храм Христа Спасителя, который в итоге оказался на Волхонке 7 , а в 1920 году состоялась закладка грандиозного Красного стадиона,

вместо которого потом построили стадион в «Лужниках». В 1949–1953 годах на Воробьевых горах сооружен комплекс МГУ 8 . Название «Ленинские горы» возникло в 1924 году и просуществовало до 1991-го. Можно сразу въехать в парк и по тенистой набережной двинуться в сторону Андреевского монастыря, но тем, кто еще не устал, стоит взобраться по Воробьевскому шоссе к смотровой площадке. Не доезжая до вершины полкилометра, на обрыве можно заметить кирпичные развалины 9 . Это остатки знаменитого в начале ХХ века ресторана Крынкина, у которого была собственная пристань и моторный катер, доставлявший клиентов к подножию Воробьевых гор. Далее мы увидим храм Троицы Живоначальной 10 (ул. Косыгина, д. 30), возведенный в 1813 году на месте деревянного храма XV века, а рядом место сбора мотоциклистов. Смотровая площадка 11  очень популярна, но все равно, на ней стоит оказаться, чтобы осмотреть город, как это делали завоеватели Москвы: в 1591 году крымский хан Казы-Гирей, в 1612 году — польский гетман Хоткевич, в 1812 году — Наполеон. А еще здесь есть киоски с едой, где можно немного подкрепиться.

12 км Продолжим наш путь по шоссе, кото-

Велосипедист на Николаевском мосту. Снимок сделан инженером В. Г. Шуховым Президиум Академии наук < Угол сплошного забора на Воробьевском шоссе <<

Спорткомплекс «Дружба» Разрушенный эскалатор <

рое с 1981 года именуется улицей Косыгина, в честь жившего здесь председателя Совета министров СССР. Рядом с домом Косыгина  13 (ул. Косыгина, д.8) находится дом Горбачёва 12 (ул. Косыгина, д. 10), в котором первый президент СССР жил с 1986 по 1991 год. Первый храм Христа Спасителя, возводившийся по проекту Карла (в православии Александра) Витберга в 1817–1825 годах, должен был находиться на другой стороне улицы, как раз напротив Косыгинского дома. Ныне это место окружено неприступным забором — тут расположен Воробьевский резервуар «Мосводоканала»  14 . Прослеживается странная закономерность: Витбергов храм поглотило подземное водохранилище, Тоновский храм поглотил бассейн «Москва». Что будет с нынешним? Витберг не достроил свой главный (и единственный) храм, стройка была прекращена после смерти Александра I. А через два года на заброшенной стройплощадке (в ее нижней части) пятнадцатилетний Герцен с четырнадцатилетним Огаревым клялись не щадя жизни бороться за народ. Символично, что камни для Витбергова храма по Москве-реке возили из села Васильевского, принадлежащего отцу Герцена.

Наполеон смотрел на горящую Москву в 1812 году с вершины Воробьёвых гор

Ресторан Крынкина в начале XX века. Вид со стороны Лужников

«Золотые мозги» на Президиуме РАН не солнечные батареи, как принято думать, а кондиционная система. Говорят, что конструкцию нарисовал президент Академии наук М. В. Келдыш, большой поклонник космической темы

15 км Перед самым Метромостом мы снова

подъедем к обрыву. Там за хлипким забором, за который легко пробраться, колоссальное зрелище — уходящий далеко вниз остов эскалатора, действовавшего в 1959– 1983 годах 15 . Конструкция напоминает дом будущего с лесами на террасах. Двигаемся еще немного по улице Косыгина и по асфальту сворачиваем налево. Здесь можно расслабиться и бессистемно прокатиться по дорожкам и экологическим тропам мимо прудов, беседок и информационных щитов. Постепенно спускаясь вниз, мы в итоге оказываемся на Воробьевской набережной, по которой можно проследовать в метро (для входа в метро необходим велочехол). При желании путешествие можно продолжить в сторону Нескучного сада и парка Горького. июль 2012

49

Запыхавшиеся Герцен с Огаревым добежали не до верха Воробьёвых гор, а только до середины — стройка храмового комплекса велась и там. Теперь в этом месте стоит монумент


перестройка советского мифа 50

жизнь в памятнике

Б

текст Марии Трошиной, фотографии Ивана Ерофеева

Любой посетитель ресторана может полюбоваться отличным видом на Москву < Во внутреннем дворике — зелено, тихо и спокойно >

Младшая из «семи сестер» — гостиница «Украина» — в этом году празднует свой 55-й день рождения. Вторая по высоте из сталинских высоток, на момент строительства она была самой крупной и высокой гостиницей Европы. При проектировании этого здания встретились два очень разных архитектора — Аркадий Мордвинов и Вячеслав Олтаржевский. Первый был «придворным» зодчим — именно ему принадлежит слава создателя архитектуры соцреализма и мастера стиля, называемого теперь «сталинским». Мордвинов — автор масштабной застройки улицы Горького и знаменитого поточно-скоростного метода строительства жилых домов. Он же создатель печально известного Всероссийского общества пролетарских архитекторов, активно критиковавшего авангардную архитектуру 1920-х. Второй — почти антипод первому: блистательное образование — училище живописи, ваяния и зодчества, Венская академия художеств у самого Отто Вагнера — знаменитого архитектора Венского сецессиона, московское наследие 20

работа с Рербегом и ряд замечательных дореволюционных построек. К моменту начала строительства гостиницы Вячеслав Олтаржевский — «враг народа», пусть уже и бывший. В лагере, куда он попал за «вредительство» при строительстве ВСХВ (ВДНХ-ВВЦ), работал главным архитектором Воркуты. Правда, говорят, что не генплан Всесоюзной выставки, автором которого он был, причина гонений, а его бурная творческая деятельность в США (с 1924-го по 1934 год), где он изучал практику строительства американских небоскребов. И именно его опыт высотного строительства, полученный за это время, понадобился власти после войны для воплощения своих амбициозных планов по строительству московского кольца небоскребов и гигантского Дворца Советов. Уже в 1947 году Олтаржевский входит в комитет по высотному строительству и становится соавтором Гостиничного здания в Дорогомилово (так должен был называться отель). Нельзя сказать, что Мордвинов, занимавшийся в основном жилищным строительством,

был не знаком с практикой строительства небоскребов: еще в 1934 году он участвовал с Душкиным в проекте грандиозного Дворца Радио на Миусской площади. В начале 1950-х тандем Мордвинов–Олтаржевский разработал проект исключительной для того времени гостиницы высотой 209 метров, на 1000 с лишним номеров, с уникальным техническим оснащением и инженерным оборудованием. Помимо собственно гостиничной части комплекс включал в себя жилую: в боковых крыльях и сейчас можно найти старожилов, живущих здесь с момента постройки, прогуливающихся во внутреннем дворике и рассказывающих о знаменитых жильцах — режиссере Герасимове, актере Борисе Бабочкине, поэте Евтушенко и многих других. Начало строительства в 1953 году совпало со смертью Сталина — сама жизнь внесла коррективы в судьбу гостиницы. Новое название, «Украина», она получила уже при Хрущеве в честь его родины. Строительство продолжалось до 1957 года и, возможно, продлилось бы дольше, но стояла


жизнь в памятнике Говорят, что люстры сохранились от прежней «Украины» Библиотека —  место для работы и отдыха

Золоченые детали —  примета новодела в стиле лакшери 

<

51

<

Звезды в полу — привет из советской жизни >

>

Звезда прямо за стеклом ресторана

>

Плафон холла «Праздник труда и урожая на хлебосольной Украине» <

задача открыть ее ко Всемирному фестивалю молодёжи и студентов, которая и была выполнена. Роскошь гостиницы, ее интерьеров с великолепной отделкой натуральным камнем и деревом, всегда была притягательна для посетителей. Блеск гостиницы мог быть еще ярче, если бы не печальная история другой высотки — гостиницы «Ленинградской», открывшейся на пару лет раньше: ее автор Леонид Поляков был раскритикован «за излишнее украшательство». Борьба с излишествами коснулась и строящейся «Украины» — только сейчас, после реконструкции, можно увидеть плафонную роспись вестибюля такой, какой она была задумана при Сталине. За советский период своего существования «Украина» видела немало звезд и политиков разных масштабов, пользуясь, несмотря на свой всего лишь трехзвездный статус, неизменной популярностью, в том числе и у простых командированных. Но к началу 1990-х оборудование гостиницы устарело и была необходима рекониюль 2012

струкция. В 2005 году был полностью отреставрирован фасад здания, объявленного памятником истории и культуры. До самого начала в 2007 году полномасштабной реновации под отель «Рэдиссон Ройал» (гостиница теперь имеет два названия) в «Украине» сохранялось хоть изрядно поблекшее, но все же подлинное внутреннее убранство, включая столярку, мебель, росписи. Что же касается того, что сейчас можно увидеть внутри гостиницы, — возможно, так она виделась в мечтах о процветающем будущем ее строителям и вдохновителям. Кроме картин мастеров живописи сталинского времени, висевших раньше в номерах, ничего от подлинных интерьеров не осталось. Действительно уникальным экспонатом, на который могут полюбоваться все желающие, является диорама, выполненная для Национальной выставки 1977 года в США и купленная специально для «Украины-Рэдиссон», где можно увидеть исторический центр Москвы и его окрестности в масштабе 1:75 — так, как он выглядел в 1977 году.

Знакомый всем фасад «Украины» со звездами, серпами и молотами в обрамлении венков и шпиль прежние, но внутри полностью перестроены первый и второй этажи, номера расширены в соответствии с новым статусом пятизвездной гостиницы «Рэдиссон Ройал». В 2007 году была утрачена одна из башен — она просто упала, и теперь на ее месте стоит копия. Перед авторами реконструкции стояла задача воссоздать дух сталинской архитектуры и поддержать миф о благоденствии, знакомый нам по фильмам советского времени, через создание новой декорации: богатой, но, увы, всего лишь декорации, лишенной обаяния подлинности. В соответствии с замыслом все интерьеры выдержаны в «классическом» стиле, а соцреалистическое настроение создают многочисленные скульптуры 1950–60-х годов, живопись и, конечно, сама легенда о младшей из «семи сестер».


жизнь в памятнике

52 В Колонном зале готовят модный показ Библиотека оснащена по последнему слову техники

<

Ресторан иранской кухни с восточным интерьером <

>

Никита, администратор бизнес-центра Инна, старший администратор бизнес-центра и библиотекарь Имеет значение, что это историческое здание?

Инна: Выбор места был не случаен. Я работаю с открытия после реновации.

Очень интересное место, связанное со Сталиным, Хрущевым. Мы наблюдали весь процесс изнутри и участвовали в нем. Для вас это больше «Рэдиссон» или «Украина»? Никита: Для меня — все-таки «Украина». Я попал сюда случайно. По специальности я международник-регионовед и мечтал работать в другой сталинской высотке — в Министерстве иностранных дел, но не сложилось. Я живу рядом с «Украиной», весь процесс реновации наблюдал. Когда узнал, что здесь набирают сотрудников, решил попробовать и влюбился в это место. Помогает ли вам ваше образование? Никита: Очень. Это все же бизнес-отель, и люди приезжают серьезные. А образование дало представление об особенностях и специфике разных стран. При налаживании контакта бывает приятно что-то угадать, чтобы гостям пребывание у нас запомнилось. Какое у вас самое любимое место в гостинице? Инна: Библиотека. Не каждый может похвастаться таким рабочим местом, где есть возможность открыть книгу и почитать. Пусть 20 минут в день. Наша коллекция уникальна. Есть и собрание сочинений Ленина и, естественно, советская энциклопедия, и философская библиотека. Никита: Мне сложно выбрать. Испытываешь уже неподдельный восторг от того, когда утром идешь на работу и подходишь к зданию — к этому колоссу (это вторая по высоте из сталинских высоток), от того, что здесь работаешь. Наблюдать все эти картины, статуи — удовольствие. Часто приезжают гости и говорят, что дух места сохранился, несмотря на полную реновацию. Вы помните свое первое впечатление? Никита: Первое, что запомнилось из гостиницы, — огромное количество мрамора, настоящий дворец. Многие путают сталинские высотки, но какая колоссальная разница внутри! Я много раз был в Министерстве иностранных дел, это совсем другая история. московское наследие 20

Б

Что обычно спрашивают постояльцы? Инна: Почему у вас картины, откуда они, в основном интересуются историей про Сталина. И тогда, и сейчас сталинские высотки передают свое время, какая мощная страна была тогда. А вам не кажется, что сталинское время было довольно страшным периодом, где гостиницы — витрина, прикрывающая не очень приятную действительность, а «Украина» — часть этой истории? Инна: Мощь здания, наш центральный холл передает величие того времени, но все же главное — это люди. Именно поэтому здесь очень строгий отбор персонала, который работает по принципу «мы доставляем удовольствие». Это соединено в отеле в одно целое — люди и интерьеры с картинами, скульптурами. При этом себя не чувствуешь как в музее, здесь все очень живое. Никита: Мне кажется, здесь сработал «эффект кувшина», когда такой мощный прекрасный сосуд был наполнен людьми. Уют и благополучие создаются людьми. Та колоссальная работа, которая здесь проводилась по набору сотрудников, позволила сочетать помпезность здания с теплом гостеприимства. За счет этого удалось преодолеть то негативное, что было в сталинское время, но сохранить дух. Инна: Мой свекор останавливался в этой гостинице в советское время, в 1970-х, и несмотря на живность (не секрет, что тогда тараканы были не редкостью), это была очень престижная гостиница. Для него это было значительное событие — он приехал из Сибири и попал сюда. И после этого ведь она еще долго продержалась до реконструкции! А какой был ресторан на первом этаже! Туда ходил мой папа за котлетами. Это было доступно. В то время было престижно прогулять зарплату в ресторане гостиницы «Украина». И сейчас можно прийти и попробовать наш чудесный завтрак, второго такого вы не найдете нигде.


жизнь в памятнике Лестница, ведущая на этаж конференццентра

53 Центральный холл гостиницы <

<

Светлана Вебер, PR-менеджер гостиницы

Лена, менеджер лобби-бара Я здесь работаю с февраля этого года. Мне здесь очень нравится атмосфера, это монументальное здание с богатой историей. Диорама с историческим центром Москвы тоже создает свой колорит. Я работаю в лобби-баре и поэтому вся работа связана с людьми, не только постояльцами, но и теми, кто встречается здесь по бизнесу. Какие вопросы задают гости? Много вопросов по реконструкции, ведь с момента открытия обновленного отеля прошло всего два года. Сейчас открывается много пятизвездочных гостиниц в Москве, и история гостиницы «Украина» — это наше преимущество. Ваше любимое место в гостинице? Мне очень нравится диорама. Не знаю почему, но я очень спокойно там себя чувствую. июль 2012

Расскажите немного об изменениях при ремонте и модернизации. До модернизации в гостинице было 1000 номеров. Площадь комнат была небольшая, около 15 квадратных метров. Сейчас в отеле 538 номеров, включая апарт-отель. Номера очень различаются по площади, хотя оснащены одинаково превосходно. Прежде инфраструктура отеля располагалась на первом этаже. Перед закрытием на ремонт оснащение гостиницы соответствовало четырем звездам по международной классификации. Гостиница декорирована в классическом стиле, сохранены узнаваемые детали из советского наследия: живописный плафон, хрустальные люстры, коллекция картин русских художников. Собрание скульптуры 1950-х искали специально ��ля украшения интерьеров и сохранения особой атмосферы. Второй этаж полностью переделали: теперь здесь четыре переговорные комнаты, зал для пресс-конференции, банкетный и колонный залы, библиотека и бизнес-центр. У нас регулярно устраивают фэшн-съемки, презентации, показы мод — всех привлекает роскошь интерьеров и удобная инфраструктура. В процессе реновации родилась идея сделать библиотеку, где бы гости могли уединиться и почитать. Название гостиницы «Украина» — историческое, известное всем, а второе название «Рэдиссон Ройал» — то, под которым гостиница сейчас выступает на рынке. Насколько гостиница открыта для людей? Во-первых, у нас действуют восемь ресторанов, а также вэлнес-центр, доступные для горожан. Потом, можно прийти посмотреть экспозицию-диораму «Москва — столица СССР» 1977 года и послушать аудиоэкскурсию. Есть четыре с половиной килограмма нашей живописи — большой увесистый фолиант, где собраны все картины, сохранившиеся еще от старой «Украины». Их по-прежнему можно увидеть в каждом номере, коридорах и холлах. Кто из постояльцев произвел на вас впечатление? Фрэнсис Форд Коппола — очень простой, доброжелательный, очень вдохновляющий. Одри Тоту — она очень улыбчивая, всем сотрудникам она говорила «бонжур» и улыбалась. Зинедин Зидан — он потрясающий, олицетворение мужского обаяния. И конечно, Софи Лорен. Она останавливалась здесь и раньше с Марчелло Мастроянни, когда снимался фильм «Подсолнухи». Она выглядит просто потрясающе, это настоящая женщина. О постояльцах можно рассказывать бесконечно. Закари Куинто оставил в своем «Твиттере» отзыв о пребывании здесь, он настоящий мачо. Наши звезды стараются дистанцироваться, а западные открытые, часто устраивают раздачу подписей. Трудно было попасть сюда? Я сама из Челябинской области, училась в Москве, работала в пиаре уже несколько лет. Когда я узнала, что гостиница открывается и есть вакансии, прилетела сюда на крыльях. Ждала с замиранием сердца звонка по поводу собеседования, хотя у меня было много предложений. Конкуренция была очень высокая, но я смогла, как мне тогда казалось, сделать невозможное. И теперь, когда я работаю здесь, я могу сказать, что жизнь удалась!


жизнь в памятнике

54 Итальянский ресторан на верхней террасе

Б Еда за деньги. Вид  из окна — бесплатно

>

<

В искусственно состаренных зеркалах отражаются звезды >

Мария, менеджер по работе с гостями Что входит в ваши обязанности? В наши обязанности входит работа с гостями, мы работаем с пожеланиями гостей, готовим номера, проводим экскурсии по отелю, как для русских, так и для иностранных гостей. К сожалению, нашу работу иногда не замечают, но в этом она и состоит — сделать пребывание в нашей гостинице максимально комфортным. Естественно, все жалобы — тоже наша компетенция. Что для вас самое интересное в работе? Самое интересное — это положительные эмоции гостей, которыми они с нами делятся. Насколько важно для посетителей то, что гостиница находится в историческом здании? Для 90 процентов наших клиентов это определяющий фактор. Множество гостей останавливалось в гостинице раньше. И для них это в первую очередь «Украина», а не «Рэдиссон Ройал». Это наше достояние. Люди возвращаются сюда снова и снова. Какие изменения они отмечают? Многое изменилось, изменились интерьеры, изменилось обслуживание. Отель класса люкс — единственный в Москве, те, кому важен сервис, выбирают наш отель. Их привлекают и история, и улыбки персонала, и высококлассный сервис на всех уровнях. Все мы делаем одно дело, и главное, что мы делаем его хорошо. А для вас имеет значение история здания? Я работала раньше в сетевом отеле. Фундаментальность и значимость этого здания сыграла определяющую роль в выборе. Мы работаем в одной из самых известных высоток Москвы. Это здание изначально строилось под гостиницу, и с момента своего открытия она была известна во всем мире. У многих, работающих здесь, возникает ощущение соприкосновения с историей. Подходя к зданию, видишь могущество и его монументальность. Это дает стимул как для внутреннего развития, так и для внесения своего вклада в развитие гостиничного бизнеса Москвы в целом. А что вы знаете про историю отеля? История этого здания уникальна. На сегодняшний день один из самых ценных исторических экспонатов — диорама. Из интерьеров гостиницы сохранились люстры и плафон центрального холла. Мифов, связанных с «Украиной», очень много. Расскажу одну историю. Как известно многим, строительство высоток в Москве было связано с военнопленными. Один немец работал прорабом. Со свойственной немцам педантичностью он докладывал обо всех недочетах и недостатках при строительстве. Вполне естественно, что его строители не любили. И когда был построен 29-й этаж, его сбросили с высотки. Теперь его призрак бродит по коридорам. И наши служащие, и те, кто работал в старой гостинице, говорят, что видели его. московское наследие 20

Ирина, официантка лобби-бара Вы давно здесь работаете? Я работаю здесь полтора года, здесь очень приятная обстановка. Дружный коллектив, хорошее отношение как со стороны посетителей, так и со стороны руководства. Для ваших клиентов история здания имеет значение? Об этом очень часто спрашивают. Мне кажется, многие сюда приходят из-за истории, а не только выпить чашечку кофе. А для вас? Конечно. Специально для персонала здесь проводят экскурсии, чтобы мы могли ответить на вопросы клиентов, где что находится. Показывают номерной фонд, библиотеку, все рестораны — это специальный тренинг, очень увлекательный и интересный.


жизнь в памятнике Коллекция скульптуры — особая гордость владельцев гостиницы Сервис гостиницы на высоте

55 Одна из комнат гостиницы <

<

>

Александр Бреусов, служба приема гостей, разносчик багажа Как давно вы работаете в гостинице? Я работаю с сентября 2011 года, скоро будет год, в общем, это недолго. Меня все устраивает, здесь очень красиво, интересные люди приходят сюда. Хороший коллектив. Что определило ваш выбор работы? Я не могу сказать точно, меня сюда привел друг. Мне всего двадцать лет. Я хотел начать работать и пришел сюда зарабатывать. Я студент, и меня устраивает график — два дня через два. Влияет ли на вашу работу место? Бесспорно. Во-первых, это настроение, с каким ты идешь на работу, «Украина» — это не просто обычная гостиница, которая была построена пять лет назад, сама ее история завораживает. Ходишь здесь и думаешь, как здесь все было до реконструкции, какие люди здесь были, как проходила жизнь. Вот сегодня пришел человек, немного растерянный, все рассматривал — он останавливался здесь очень давно, — я с удовольствием его провел, показал обновленную гостиницу. А что вы показываете гостям? В первую очередь я показываю диораму 1977 года. Рассказываю, что и где находится, где какие рестораны, бутики... Ориентируем наших гостей в пространстве, ведь фактически мы первые, кто встречает гостей. Есть ли здесь потаенные места? В гостевых зонах таких мест гораздо меньше. А вот в служебных помещениях легко заплутать. В первое время я, когда шел на работу, приходил за час и шел до своего места минут 15. Даже звонил ребятам, чтобы они меня где-то встретили и проводили. Что особенно интересно вам в работе? Здесь в принципе интересно. Здесь останавливалась Софи Лорен. Я лично носил багаж команды «Реал Мадрид», даже в газете отразился. Видел Зидана, Кристиана Роналду, публика здесь необыкновенная часто бывает. Ваша будущая профессия связана с гостиничным бизнесом? Нет, я учусь на четвертом курсе в Московском государственном строительном университете, на кафедре ПГС (промышленного и гражданского строительства — прим. ред.) Тогда интересно услышать ваше профессиональное мнение о строительстве и реновации. Здание построено очень давно, и его сильно преобразили — количество номеров уменьшилось, но увеличили их площадь, много нововведений, новые технологии используются. С точки зрения строительства все здесь в порядке. Вы бы хотели здесь работать и после окончания института? Я не связывал свое будущее с гостиничным бизнесом. Я с 13 лет работал на стройке, и мне это действительно нравится. Хотелось бы занимать какуюто техническую должность, следить за техническим состоянием гостиницы — я бы, наверное, пошел работать в инженерную службу гостиницы. июль 2012

Еспер Хенриксен, генеральный менеджер отеля На московском рынке много пятизвездочных отелей. И у наших потенциальных клиентов большой выбор гостиниц, очень легко потеряться. Мы предлагаем не только лучшее обслуживание, красивые интерьеры, комфортабельные комнаты, но также и расположение в историческом здании. Приезжающие в столицу знают о знаменитых высотках — «семи сестрах», об их истории, и, когда мы можем им предложить остановиться в одной из них, они говорят — да, я очень хочу остановиться именно у вас, я знаю об этом месте! Даже я, когда был маленьким, слышал об этих удивительных сооружениях в Москве. Если вы знаете о Москве, вы не можете не знать о них, ��ни — часть московского ландшафта. Что вы можете сказать про сегодняшний день гостиницы? 55 лет совсем небольшой срок по сравнению с историей Москвы и историей России, но советский период кажется чем-то уже очень далеким, так как сейчас очень динамичная жизнь. Это историческое здание, но важно то, что мы очень быстро развиваемся, у нас молодая команда. Важно то, что мы делаем сейчас, то, что станет историей. Вы можете увидеть, как изменился отель после реновации, вы увидите мрамор, дерево — это все превосходно сделано, и мы надеемся, что будем отмечать столетие в этих интерьерах. Вы здесь не только работаете, но и живете. Как вы себя чувствуете в роли жильца? Это непередаваемые ощущения. У меня из окна открывается восхитительный вид на Москву, на Белый дом. Быть частью истории, частью этого здания, чувствовать, что это твой дом, — это незабываемо, это останется со мной на всю жизнь. Чем бы вам хотелось остаться в истории гостиницы? Моя цель здесь — улучшение сервиса обслуживания. Моя миссия — работать с персоналом, чтобы гостиница оставалась в памяти людей не только как историческое здание, но и как место, где приятно останавливаться, где каждый мог бы почувствовать себя как дома. Поэтому мне бы хотелось, чтобы то время, которое я здесь работаю, запомнилось людям как время, когда сервис гостиницы был на мировом уровне. Ведь именно комфортность пребывания останется в памяти у наших постояльцев. Что вас наиболее впечатлило за время работы? В первый день, когда я сюда попал, мне показывали всю гостиницу, в том числе бомбоубежище под зданием. Меня поразил контраст между убранством самой гостиницы и этим помещением и то, что это было сделано в начале 1950-х для людей и людьми, живущими тогда. Еще мне всегда очень интересно встречать людей, которые здесь останавливались когда-то. Однажды я разговаривал с американцем, сыном дипломата, он был здесь совсем маленьким мальчиком через некоторое время после открытия и вернулся, чтобы вновь увидеть это место, — и он не узнал его. У каждого из этих людей есть свои взаимоотношения с этим зданием. Это очень интересно.  


деталь

Б

Иван Ерофеев

56

журнал «Московское наследие» №20

Правое колесо третьей (ведущей) колесной пары паровоза серии Эр (Э реконструированный) из коллекции музея «Российских железных дорог» на Рижском вокзале

Учредитель  Департамент культурного наследия города Москвы Руководитель проекта Александр Кибовский

Э («эхо», «эшак») — самый удачный в истории паровоз: он рекордсмен мира по длительности выпуска: его делали с перерывами с 1911 по 1957 год, причем не только на отечественных заводах, но и (по заказу Ленина) в Германии и Швеции, — а также по количеству: свыше 11 тысяч штук

Консультант проекта Николай Ефимов Координатор проекта Николай Переслегин Благодарность Юлия Хасия Елена Кашина Лариса Герасимова

Научный консультант Владимир Седов, доктор искусствоведения

Адрес редакции 115035, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 19 +7 (495) 637 40 43, +7 (495) 637 42 17

Главный редактор Яна Миронцева

Блог mosnasledie.tumblr.com

Выпускающий редактор Рената Серебрякова

Издатель Николай Черепанов, ООО «Юник Медиа Ателье»

Дизайнеры Наталья Жукова Екатерина Даугель-Дауге Иван Величко Иван Васин Фоторедактор Иван Ерофеев Цветокорректор Максим Гудков Корректор Наталья Дзергач

Печать ОАО «Можайский полиграфический комбинат» Тираж 10 000 экз. Свидетельство о регистрации средства массовой информации выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия ПИ № ФС77-26667 от 18 декабря 2006 г. © Департамент культурного наследия города Москвы, 2012 Перепечатка материалов журнала невозможна без письменного разрешения редакции

Адреса распространения журнала

Книжные магазины: Республика ул. 1-я Тверская-Ямская, д. 10; ул. Мясницкая, д. 24/7, стр. 1 Кафе, рестораны, клубы: Жан-Жак Цветной б-р, д. 24. кор. 1; ул. Льва Толстого, д. 18 Б; ул. Верхняя Радищевская, д. 15, стр. 2 * Бонтемпи Никитский б-р, д. 8а, стр.1 * Проект ОГИ Потаповский пер., д. 8/12, стр. 2 * Хача-пури Украинский б-р, д. 7; Большой Гнездниковский пер., д. 10; * Correas ул. Садовническая, д. 82, стр. 2; ул. Большая Ордынка, д. 40, стр. 2; ул. Тимура Фрунзе, д. 11 * Маяк ул. Большая Никитская, д. 19 * Бискотти

московское наследие 20

ул. Мясницкая, д. 24/7; ул. Пятницкая, д. 6/1 * Мастерская Театральный пр-д, д. 3, к. 3 * ДеФакТо ул. Большая Лубянка, д. 30/2 * Рагу ул. Большая Грузинская, д. 69 * Сквот-кафе ул. Рождественка, д. 12/1

Музеи: Центральный дом художника ул. Крымский Вал, д. 10/14 * Государственный исторический музей Красная пл., д. 1 * Московский планетарий ул. СадоваяКудринская, д. 5, стр. 1

Арт-площадки: Винзавод 4-й Сыромят­ нический пер., д. 1, стр. 6 * Стрелка Берсеневская наб., д. 14, стр. 5А * Art Play (Британская школа дизайна) ул. Нижняя Сыромятническая, д. 10 * Московский архитектурный институт ул. Рождественка, д. 11 * Фабрика Переведеновский пер., д. 18 * Ого-город Большой Афанасьевский пер, д. 36

Органы государственной власти: Правительство Москвы ул. Тверская, д. 13, под. 5 * Департамент культурного наследия города Москвы ул. Пятницкая, д. 19; ул. Пречистенка, д. 3/1


официальный взгляд

посещение памятников

57

Попасть в здания, признанные памятниками истории и архитектуры, бывает непросто. Но можно, даже если памятник — не музей. Закон нам гарантирует такую возможность, — объясняет глава правового управления департамента к ульт урного наследия города Москвы Ольга Решетникова в интервью, которое она дала обозревателю «Московского наследия» Ирине Мак

— Какова у нас правоприменительная практика в отношении посещения памятников архитектуры и истории? Речь не о музеях, а об особняках и усадьбах, находящихся в частной собственности. Обязаны ли их владельцы пускать к себе? Безусловно. Конституция Российской Федерации, статья 44-я, часть 2-я, гласит: «Каждый имеет право на доступ к культурным ценностям». Это право прописано и в 52-й статье 73-го федерального закона, по которой одним из требований, предъявляемых к владельцу здания, является обеспечение доступа к нему, «условия которого устанавливаются собственником по согласованию с соответствующим органом». Это условие включено в охранное обязательство. А право на посещение мы реализуем по согласованию с собственником дважды в год, 18 апреля и 18 мая — в День всемирного исторического и культурного наследия и Международный день музеев. По данной теме у нас не было судебных споров. Другой вопрос, что нужен закон, определяющий механизм реализации этого права. — 18 мая и 18 апреля пускают далеко не во все памятники, есть дома приемов и офисы крупных компаний, которые не открываются для публики никогда. Во-первых, существуют режимные объекты, речь идет о зданиях, находящихся под охраной ФСО, или секретных объектах. Понятно, что пускать туда всех подряд не будут никогда. И даже если это просто офис или банк: представьте себе, люди работают и тут же экскурсанты гуляют по кабинетам. Все-таки доступ должен осуществляться на взаимовыгодных паритетных началах, не мешая функционировать бизнесу. С другой стороны, реализация этого доступа требует больших, прежде всего, организационных усилий. Поэтому мы всегда благодарны тем, кто готов открывать двери для посетителей, в частности, посольствам. — Пару лет назад резиденцию посла Австралии открыли на три дня, и посмотреть этот особняк, одно из главных творений> Шехтеля, пришли сотни людей — у ограды с утра до вечера стояла очередь. Но этому было объяснение: здание закрывалось на реставрацию. Понятно, что не каждое посольство и не каждый год готово пускать к себе, потому что в посольствах все зависит от их внутренних мероприятий. Может быть, посольство нельзя открыть в данный конкретный момент, но его откроют через год. Иногда при подписании охранного обязательства режимные организации уточняют, что готовы пускать экскурсантов, например, при июль 2012


деталь

58

Правое колесо третьей (ведущей) колесной пары паровоза серии Эр (Э реконструированный) из коллекции музея «Российских железных дорог» на Рижском вокзале Э («эхо», «эшак») — самый удачный в истории паровоз: он рекордсмен мира по длительности выпуска: его делали с перерывами с 1911 по 1957 год, причем не только на отечественных заводах, но и (по заказу Ленина) в Германии и Швеции, — а также по количеству: свыше 11 тысяч штук

Адреса распространения журнала

московское наследие 20

Б

официальный взгляд

A

предъявлении паспорта или тех, кто записался на экскурсию не меньше чем за неделю до посещения. Сами мы не требуем паспорта, но таково условие собственника, и на него имеет смысл пойти, ведь он не отказывает нам в принципе. — Москвичей обычно волнуют не только собственно памятники, но и территории вокруг них, в прежние времена общедоступные и даже проходные. Недавно я шла мимо здания МИИГАиКа, построенного Матвеем Казаковым, — раньше можно было к нему подойти, а теперь шлагбаум и охранник со зверским выражением лица. Это совсем другая история — мы должны обеспечить доступ к памятникам, а не на их территорию, которая призвана только обеспечит�� сохранность объекта и не более того. Здесь же дело не в памятнике. Давайте рассмотрим такую ситуацию: рядом с тем местом, где я живу, огородили территорию вокруг некоего жилого дома, к которому я не могу попасть из-за охранника. Спрашивается, я что, не могу пройти по городской земле? А у них оформленная аренда земли, и по границе землеотвода установлен забор. Или другие примеры, в Московской области: ставят забор, перегораживая подход к озеру, лесу, реке... — Что противозаконно. Но это не имеет отношение к памятникам. Эта проблема находится на стыке земельного и градостроительного законодательства и пока четко не урегулирована. Землепользователь имеет право на отвод земли, и тут он руководствуется следующей логикой: почему, если я ставлю забор на своем дачном участке за городом, я не могу поставить забор в Москве? Интересы посетителей вступают в противоречие с интересами собственника, который рассуждает, как я предполагаю, следующим образом: если я владею не памятником, а обычным зданием, Научный консультант Адрес редакции журнал значит, я могу огородить и землю, необходимую для его эксплуатации, Владимир Седов, 115035, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 19 «Московское наследие» доктор искусствоведения +7 (495) 637то 40должен 43, +7 (495) 637 42 17 и никого на нее не пускать. А если у меня памятник, пускать? №20 — По-моему, вполне логично, что владение памятником накладывает неГлавный редактор Учредитель  Блог которые обременения. Но земельное и архитектурное законодательства Яна Миронцева Департамент культурного mosnasledie.tumblr.com не запрещают ставить забор. И если дважды в год собственники открынаследия города Москвы вают двери, кВыпускающий ним нет претензий. Нигде не написано, что они должны редактор Издатель Рената Серебрякова пускать к себе людей круглосуточно и в течение всего года. Руководитель проекта Николай Черепанов, Александр Кибовский ООО «Юник Медиа Ателье»пере— Другой пример — сквер перед особняком Морозовой в Хохловском Дизайнеры улке, который нынешние собственники здания все время порываются Наталья Жукова Консультант проекта Печать закрыть, несмотря наДаугель-Дауге его общедоступный городской статус. И только Екатерина Николай Ефимов ОАО «Можайский регулярные сходки возмущенных жителей и периодические публикаИван Величко полиграфический комбинат» Иванвынуждают Васин ции на эту тему их открывать ворота. Если сквер общедоКоординатор проекта Николай Переслегин ступный, а не прилегающая к памятнику территория, Тираж тогда этот вопрос, Фоторедактор 10 департамента. 000 экз. к сожалению, не находится в ведении нашего Это прероИван Ерофеев Благодарность гатива органов местного самоуправления, префектуры и управы: почему Юлия Хасия Свидетельство о регистрации перекрывается доступ на городскую территорию? Цветокорректор Елена Кашина средства массовой информации Максим Гудков тем, что происходит в нашем городе, в наЛариса Герасимова — Когда мы не удовлетворяемся выдано Федеральной службой по надзору на за соблюдением шей стране, мы волей-неволей обращаем внимание заграницу. В саКорректор законодательства в сфере памятмых разных областях и, конечно, в том, что касается открытости Наталья Дзергач ников. Там они часто более доступны, чем умассовых нас. Нокоммуникаций в западных странах и охране культурного наследия действуют другие механизмы. Например, ПИ во Франции в реставрацию № ФС77-26667 старинных замков, в которых живут наследники исторических владельот 18 декабря 2006 г. цев или, может быть, новые собственники, вкладывает средства государДепартамент культурного ство. За это собственник должен обеспечить © туристический показ своего наследия города Москвы, 2012 замка. И хотя владельцы сами живут там, закрыты у них только личные помещения, остальные доступны. Потратив половину необходимых Перепечатка материалов журнала средств на восстановление и спасение замка, государство выставляет невозможна без письменного разрешения редакции условие, чтобы замок был открыт для посещения, например, три дня в неделю и привлекал туристов как музейный объект. — В Москве проблема возникает иногда даже не с тем, чтобы зайти в какойКнижные магазины: Республика ул. Мясницкая, д. 24/7; ул. Пятницкая, д. 6/1 Музеи: Центральный дом художника ул. 1-я Тверская-Ямская, д. 10; ул.то Мясницкая, пр-д, д. 3, к. 3 * ул. Крымский Вал, д. 10/14 * Государственный особняк, но чтобы Театральный просто посмотреть на него. Вид портит забор. Я не * Мастерская д. 24/7, стр. 1 ДеФакТо ул. Большая Лубянка, д. 30/2 * Рагу исторический музей Красная пл., д. 1 * об изящных кованых оградах, а о глухих заборах в центре города. На Возул. Большая Грузинская, д. 69 * Сквот-кафе Московский планетарий ул. СадоваяКафе, рестораны, клубы: Жан-Жак ул. Рождественка, д. 12/1 Кудринская, д. 5, стр. 1 движенке классическую усадьбу по соседству с Морозовским особняком Цветной б-р, д. 24. кор. 1; ул. Льва Толстого, д. 18 Б; ул. Верхняя Радищевская, д. 15, Винзавод 4-й Сыромят­ Органы государственной власти: заслоняют отАрт-площадки: улицы высоченные щиты, установленные внутри старинстр. 2 * Бонтемпи Никитский б-р, д. 8а, стр.1 нический пер., д. 1, стр. 6 * Стрелка Правительство Москвы ул. Тверская, ной ограды. Памятника не видно совсем. Если это объект, подлежащий Проект ОГИ Потаповский пер., д. 8/12, Берсеневская наб., д. 14, стр. 5А Art Play д. 13, под. 5 Департамент культурного * * * стр. 2 * Хача-пури Украинский б-р, д. 7; (Британская школа дизайна) ул. Нижняя наследия города Москвы ул. Пятницкая, д. 19; ФСО,Сыромятническая, то да, радид. 10 обеспечения безопасности ставятся такие заБольшой Гнездниковский пер., охране д. 10; * Correas ул. Пречистенка, д. 3/1 * Московский ул. Садовническая, д. 82, стр. 2; боры. ул. Большая архитектурный институт ул. Рождественка, К сожалению, это отражается на облике города, но это вне нашей Ордынка, д. 40, стр. 2; ул. Тимура Фрунзе, д. 11 * д. 11 * Фабрика Переведеновский пер., д. 18 * Маяк ул. Большая Никитская, д. 19 Ого-город Большой Афанасьевский пер, д. 36 компетенции. * Бискотти московское наследие 20

Иван Ерофеев

58


59

официальный взгляд

59

— А даже если памятник виден, бывает, что его не дают сфотографировать. Вы наставляете объектив на какой-нибудь живописный купеческий особняк, а оттуда выскакивает чоповец с воплем: «Не снимать!» Это инициатива владельцев здания, причем совершенно незаконная. У нас даже на Красной площади вроде бы недавно разрешили фотографировать. — Разве нельзя было? Формально было запрещено, поскольку площадь находится в ведении ФСО. Режимные объекты, в том числе учреждения, подведомственные органам уголовно-исполнительной системы, то есть, тюрьмы, фотографировать нельзя и сейчас. А в советские времена, как мне еще рассказывал мой папа, увлекавшийся фотографией, не позволяли снимать даже важные городские магистрали, например, Кутузовский проспект. Хотя Красную площадь, конечно, все снимали, но сегодня, судя по сообщениям прессы, разрешили делать это официально. В любом случае, в законодательстве на этот счет запретов нет. И если речь не идет о режимных объектах, фотографировать и снимать на видео на улицах Москвы можно все.

Конституция Российской Федерации

Федеральный закон об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации

статья 44, часть 2 Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям.

cтатья 7 Права граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия 1. Гражданам Российской Федерации гарантируется сохранность объектов культурного наследия в интересах настоящего и будущего поколений многонационального народа Российской Федерации в соответствии с настоящим Федеральным законом. 2. Каждый имеет право на доступ к объектам культурного наследия в порядке, установленном пунктом 3 статьи 52 настоящего Федерального закона. 3. Каждый имеет право на беспрепятственное получение информации об объекте культурного наследия в порядке, установленномнастоящим Федеральным законом, в пределах данных, содержащихся в едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации.

июль 2012

cтатья 52 Осуществление права пользования объектом культурного наследия, включенным в реестр, земельным участком или водным объектом, в пределах которых располагается объект археологического наследия, и права пользования выявленным объектом культурного наследия (в редакции 2008 года) 3. Объект культурного наследия, включенный в реестр, используется с обязательным выполнением следующих требований: обеспечение неизменности облика и интерьера объекта культурного наследия в соответствии с особенностями данного объекта, послужившими основанием для вк лючения объекта культурного наследия в реестр и являющимися предметом охраны данного объекта, описанным в его паспорте; согласование в порядке, установленном пунктом 4 статьи 35 настоящего Федерального закона, осуществления проектирования ипроведения землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ на территории объекта культурного наследия либо на земельном участке или водном объекте, в пределах которых располагается объект археологического наследия; обеспечение режима содержания земель историко-культурного назначения; обеспечение доступа к объекту культурного наследия, условия которого устанавливаются собственником объекта культурного наследия по согласованию с соответствующим органом охраны объектов культурного наследия.


деталь

60

Б

архитектура и традиции

A

город на реке Моско текст Ирины Седовой

«Изумленная Европа», открывшая в правление Ивана III огромную империю на своих восточных границах, с неутомимой любознательностью изучала на протяжении веков Россию с ее столицей. О России и Москве писали профессионалы и люди свободных профессий, военные, разведчики и авантюристы, дипломаты и торговцы, писатели, художники. Произведения этого жанра, получившего название «Россика», дают возможность глазами людей различного социального статуса и разных эпох увидеть огромную страну. Из всей многообразной литературы о России нас интересуют описания Москвы, так как всем иностранцам она всегда казалась «фантастическим» городом.

Правое колесо третьей (ведущей) колесной пары паровоза серии Эр (Э реконструированный) из коллекции музея «Российских железных дорог» на Рижском вокзале Э («эхо», «эшак») — самый удачный в истории паровоз: он рекордсмен мира по длительности выпуска: его делали с перерывами с 1911 по 1957 год, причем не только на отечественных заводах, но и (по заказу Ленина) в Германии и Швеции, — а также по количеству: свыше 11 тысяч штук

московское наследие 20

Итальянский дипломат Амброджо Контарини Научный консультант журнал Одни из ранних — описания дипломата Амброджо КонВладимир Седов, «Московское наследие» доктор искусствоведения тарини, который по дороге из Персии в Венецию пробыл четыре месяца №20 в Москве; к сожалению, они очень скупы. Посольство «вступило» в город редактор 26 сентября 1476Учредитель  года. Описание города можноГлавный привести целиком: «Город Яна Миронцева Департамент культурного Москва расположен на небольшом холме; он весь деревянный, как замок, так наследия города Москвы и остальной город. Через него протекает река, называемая Моско. На одной Выпускающий редактор Рената Серебрякова стороне ее находится замок и часть города, на другой — остальная часть гоРуководитель проекта Александр Кибовский рода. На реке много мостов, по которым переходят с одного берега на другой. Дизайнеры Это столица, т. е. место пребывания самого великого князя. Вокруг города Наталья Жукова Консультант проекта большие леса, их вообще очень много». Контарини «подружился» Екатерина Даугель-Дауге с АриНиколай Ефимов стотелем Фиораванти, болонским архитектором, Успенского Иванстроителем Величко Иван Васинвремя провел в его собора, прибывшим в Москву в 1475 году, и некоторое Координатор проекта Николай Переслегин доме в Московском Кремле около великокняжеского дворца. Итальянский Фоторедактор дипломат оставил нам портрет 35-летнего Ивана III, был представлен его Иван Ерофеев Благодарность семье, второй жене, византийской принцессе Софье Палеолог, отметил, что Юлия Хасия «русские очень красивые, как мужчины, так и женщины, но вообще это наЦветокорректор Елена Кашина Максим Гудков род грубый», и 21 января 1477 года покинул Москву. Лариса Герасимова Корректор Немецкий дипломат Сигизмунд Герберштейн Наталья Дзергач Посол императора Максимилиана Сигизмунд Герберштейн, автор «Записок о московитских делах», посетил Москву в период правления Василия III, он был здесь дважды в 1517 и 1526 годах и в ходе своих дипломатических игр внимательно изучил историю, обычаи, быт и нравы России и русских. Это одно из первых подробных описаний города. «Самый город деревянный и довольно обширен, а издали он кажется еще обширнее, чем есть на самом деле, ибо большую прибавку к городу делают пространные сады и дворы при каждом доме… Невдалеке от города находится несколько монастырей, каждый из которых, если на него смотреть издали, представляется чем-то вроде отдельного города. Обширное протяжение города производит то, что он не заключен ни в какие опреКнижные магазины: Республика ул. Мясницкая, д. 24/7; ул. Пятницкая, д. 6/1 Адреса ул. 1-я Тверская-Ямская, д. 10; ул.достаточно Мясницкая, Театральный пр-д, д. 3, к. 3 расраспространенияграницы деленные и не укреплен ни стеною, ни рвом, ни * Мастерская * д. 24/7, стр. 1 ДеФакТо ул. Большая Лубянка, д. 30/2 * Рагу журнала катами. Однако в некоторых местах улицы запираются положенными ул. Большая Грузинская, д. 69 * Сквот-кафепоКафе, рестораны, клубы: Жан-Жак ул. Рождественка, д. 12/1 перек бревнами… Его омывает Москва, в которую перед самым городом Цветной б-р, д. 24. кор. 1; ул. Льва Толстого, д. 18 Б; ул. Верхняя Радищевская, д. 15, ее высоких Арт-площадки: Винзавод 4-й Сыромят­ впадает река Яуза, через которую из-за берегов не везде можно стр. 2 * Бонтемпи Никитский б-р, д. 8а, стр.1 нический пер., д. 1, стр. 6 * Стрелка перейти вброд. На ней выстроено много мельниц для общего пользования Проект ОГИ Потаповский пер., д. 8/12, Берсеневская наб., д. 14, стр. 5А Art Play * * стр. 2 * Хача-пури Украинский б-р, д. 7; (Британская школа дизайна) ул. Нижняя граждан. Этот столь обширный и пространный город в достаточной Большой Гнездниковский пер., д. 10; * Correas Сыромятническая, д. 10 * Московский мере д. 82, стр. 2; ул. Большая архитектурный институт ул. Рождественка, грязен, почему ул. наСадовническая, площадях, улицах и других более людных местах поОрдынка, д. 40, стр. 2; ул. Тимура Фрунзе, д. 11 * д. 11 * Фабрика Переведеновский пер., д. 18 * ул. Большая Никитская, Ого-город Большой Афанасьевский пер, д. 36 всюду устроеныМаяк мостки. В городед. 19 есть крепость, выстроенная из кирпича, * Бискотти московское наследие 20

Адрес редакции Контарини. 115035, г.Амброджо Москва, ул. Пятницкая, д. 19 +7 (495) 637 40 43, о +7 (495) 637 Рассказ путеше-42 17

ствии в Москву

Блог в 1476–1477 гг.// mosnasledie.tumblr.com

Россия XV–XVII вв. глазами иностранцев. Издатель Лениздат. Николай Черепанов,1986 ООО «Юник Медиа Ателье» с. 17–30 Печать ОАО «Можайский полиграфический комбинат» Тираж 10 000 экз. Свидетельство о регистрации средства массовой информации выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций Сигизмунд Гербери охране культурного наследия штейн. ПИ № ФС77-26667 Записки о московитот 18 декабря 2006 г.

ских делах//Россия

© Департамент культурного XV–XVII вв. глазами наследия города Москвы, 2012

иностранцев. Лениздат. 1986 журнала Перепечатка материалов с. 31–150 невозможна без письменного разрешения редакции

Музеи: Центральный дом художника ул. Крымский Вал, д. 10/14 * Государственный исторический музей Красная пл., д. 1 * Московский планетарий ул. СадоваяКудринская, д. 5, стр. 1 Органы государственной власти: Правительство Москвы ул. Тверская, д. 13, под. 5 * Департамент культурного наследия города Москвы ул. Пятницкая, д. 19; ул. Пречистенка, д. 3/1

Иван Ерофеев

60


архитектура и традиции

61

которую с одной стороны омывает река Москва, с другой Неглинная. Неглинная же вытекает из каких-то болот и перед городом, около высшей части крепости, до такой степени запружена, что разливается в виде пруда; вытекая отсюда, она наполняет рвы крепости, на которых находятся мельницы, и наконец, как я уже сказал, под самой крепостью соединяется с рекой Москвой. Крепость же настолько велика, что, кроме весьма обширных и великолепно выстроенных из камня хором государевых, в ней находятся палаты митрополита, а также братьев государевых, вельмож и других весьма многих лиц. К тому же в крепости много церквей, так что своей обширностью почти как бы напоминает вид города… Укрепления и башни этой крепости вместе с дворцом государя выстроены из кирпича на италийский лад итальянскими архитекторами, которых государь за большие деньги вызвал из Италии. В этой крепости много церквей; почти все они деревянные, за исключением, однако, двух, более замечательных, которые выстроены из кирпича: одна из них посвящена Святой Деве, другая Святому Михаилу [Успенский и Архангельский соборы]. В храме Святой Девы похоронены тела двух архиепископов, которые были виновниками того, что государи перенесли сюда столицу своей державы и устроили здесь метрополию, — и за это главным образом они причислены к лику святых. В другом храме погребают усопших государей. В нашу бытность было также выстроено много храмов из камня».

Генрих Штаден. Записки немцаопричника. М. 2002

Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию// Россия XV–XVII вв. глазами иностранцев. Лениздат. 1986 с. 287–470

июль 2012

Немецкий наемник Генрих Штаден Циничные и откровенные «Записки немца-опричника» Генриха Штадена о его службе при дворе Ивана IV Грозного и бегстве из России под видом купца в 1576 году, по мнению историков, достоверны в описании города в период опричнины: «Великий князь разделил Москву на две части. [Себе] он взял совсем незначительную часть: город и кремль он оставил земским... Через Москву протекает ручей Неглинная в ��дин фут шириной и глубиной. Ручей этот и был границей опричнины и земщины. На нем великий князь приказал отстроить такой большой двор, какого в русской земле еще и не видывали. Он так дорого обошелся стране, что земские желали, чтобы он сгорел». В «Записках» Штадена мы находим подробное описание опричного двора, территория которого постоянно увеличивалась и дошла в указанный период до реки Неглинной. «Великий князь приказал разломать дворы многих князей, бояр и торговых людей на запад от Кремля на самом высоком месте… очистить четырёхугольную площадь и обвести эту площадь стеной… с тремя воротами: одни выходили на восток, другие — на юг, третьи — на север… Ворота были обиты жестью. На них было два резных разрисованных льва — вместо глаз у них были пристроены зеркала; и еще — резной из дерева черный двуглавый орел с распростертыми крыльями. Один [лев] стоял с раскрытой пастью и смотрел к земщине, другой такой же смотрел во двор. Между этими двумя львами стоял двуглавый черный орел с распростертыми крыльями и грудью в сторону земщины. На этом дворе были выстроены три мощных постройки и над каждой наверху на щипце стоял двуглавый черного цвета орел из дерева, с грудью, обращенной к земщине». Немецкий ученый Адам Олеарий Описание путешествия в Московию немецкого ученого Адама Олеария, посетившего Россию дважды, в 1633–1634 и в 1635–1636 годах, содержит образ узнаваемой Москвы с уже сложившимися ансамблем Кремля и радиально-кольцевой планировкой города: «Жилые строения в городе (за исключением домов бояр и некоторых богатейших купцов и немцев, имеющих на дворах своих каменные дворцы) построены из дерева или из скрещенных и насаженных друг на друга сосновых и еловых балок… Крыши крыты тесом, поверх которого кладут бересту, а иногда дерн. Поэтому-то часто и происходят сильные пожары; не проходит и месяца или даже недели, чтобы несколько домов, а временами, если ветер силен, целые переулки не уничтожались бы огнем… Водою здесь никогда не тушат, а зато немедленно ломают ближайшие к пожару дома, чтобы огонь потерял свою силу и погас… Те, чьи дома погибли от пожара, легко могут обзавестись новыми домами; за Белой стеной на особом рынке стоят много домов… Их можно купить и задешево доставить на место и сложить. Улицы широки, но осе-


деталь

62

Правое колесо третьей (ведущей) колесной пары паровоза серии Эр (Э реконструированный) из коллекции музея «Российских железных дорог» на Рижском вокзале Э («эхо», «эшак») — самый удачный в истории паровоз: он рекордсмен мира по длительности выпуска: его делали с перерывами с 1911 по 1957 год, причем не только на отечественных заводах, но и (по заказу Ленина) в Германии и Швеции, — а также по количеству: свыше 11 тысяч штук

московское наследие 20

Б

архитектура и традиции

нью и в дождливую погоду очень грязны и вязки. Поэтому большинство улиц застлано круглыми бревнами, поставленными рядом, по ним идут, как по мосткам. Почти половину… города занимает великокняжеский замок Кремль, имеющий окружность величиною и шириною в целый город, стройными каменными стенами, окруженными глубоким рвом и снабженными великолепными орудиями и солдатами. Внутри [Кремля] находится много великолепных построек из камня… Посреди кремлевской площади стоит высочайшая колокольня — Иван Великий, которая… обита… позолоченной жестью и полна колоколов… Вне Кремля, в Китай-городе, по правую сторону от больших кремлевских ворот стоит искусно построенная церковь Cвятой Троицы, которую немцы зовут Иерусалимом [собор Василия Блаженного], строитель которой по окончании ее ослеплен был тираном [Иван IV], чтобы уже впредь ничего не строить… Перед Кремлем находится величайшая и лучшая в городе рыночная площадь, которая весь день полна торговцев, мужчин и женщин, рабов и праздношатающихся. Вблизи помоста стоят обыкновенно женщины и торгуют холстом, держа во рту кольца… и предлагая их для продажи… предлагают покупателям еще кое-что иное». Описание других частей города: «Царь-город [Белый город] … в виде полумесяца и окружен крепкой каменной стеной, у них именуемой Белою стеною, посередине через нее протекает река Неглинка. Здесь живет много вельмож и московских князей, детей боярских, знатных граждан, купцов… Третья часть города Москвы называется Скородомом. Это — крайняя часть, с востока, севера, запада окаймляющая Царь-город… река Яуза протекает через нее… В этой части находится Лесной рынок, где можно купить дом [см. выше]… Четвертая часть города — Стрелецкая слобода Научный [современное консультант Заможурнал скворечье] лежит к югу от реки Москвы в сторону татар и окружена оградою Владимир Седов, «Московское наследие» доктор искусствоведения из бревен и деревянными укреплениями. Говорят, что эта часть выстроена №20 Василием [III], отцом тирана Ивана [IV], для иноземных солдат: поляков, Главный редактор Учредитель  литовцев и немцев — и названа по попойкам Налейками [Наливки], от слова Яна Миронцева Департамент культурного “налей“. Внутринаследия и вне окружающих Москву стен находится много церквей, города Москвы монастырей и часовен… более двух тысяч…». Выпускающий редактор Рената Серебрякова НаблюденияРуководитель повседневной жизни москвичей, их быт, ткань утраченной проекта Александр Кибовский городской среды: «порядок» размещения торговли различными товарами Дизайнеры в Китай-городе и других частях, когда каждый знает, «куда ему пойти и где Наталья Жукова Консультант проекта получить то или иное», являются ценнейшим источником для изучения Екатерина Даугель-Дауге Николай Ефимов текущей жизни города первой половины XVII века. Иван Величко Иван Васин ОказавшаясяКоординатор на задворкахпроекта новой столицы России Санкт-Петербурга МоНиколай Переслегин сква, правда, привлекала иностранных путешественников и в XVIII веке, но они не столь интересны, почти стандартны.Фоторедактор

Иван Ерофеев Благодарность Юлия Хасия Французский писатель Стендаль Цветокорректор Елена Кашина Максим Гудков (Анри Бейль), Известный французский писатель Стендаль Лариса Герасимова

который оказался в Москве в качестве участника военной кампании НапоКорректор леона, неожиданно донес до нас поэтический образ Москвы в дни пожаров Наталья Дзергач 1812 года. Здесь приведены отрывки из нескольких его писем, написанных в октябре и ноябре 1812 года. 4 октября: «Я оставил генерала ужинать в Апраксином дворце [Александровское училище на Знаменке]. Выходя… мы заметили, что кроме пожара Китай-города, продолжавшегося уже несколько часов, начинает гореть и возле нас… пожар был очень сильный… пошли осмотреть дом графа Петра Салтыкова [Тверская улица]… решили, что он подойдет его превосходительству… Генерал Керженер… сказал: “Если согласятся дать мне четыре тысячи человек, я берусь в течение шести часов отделить горящие улицы, и пожар остановится“. Эти слова поразили меня. Я сомневаюсь в успехе. Растопчин приказывал поджигать снова и снова… Мы зашли в клуб [Английский клуб Книжные магазины: Республика ул. Мясницкая, д. 24/7; ул. Пятницкая, д. 6/1 Адреса ул. 1-я Тверская-Ямская, д. 10; ул. Мясницкая, Театральный пр-д, д. 3, к. 3 * распространения на Страстном бульваре в здании Екатерининской больницы], обставленный * Мастерская д. 24/7, стр. 1 ДеФакТо ул. Большая Лубянка, д. 30/2 * Рагу журнала во французском духе, величественный и закопченный. В Париже ничего ул. Большая Грузинская, д. 69 *нет Сквот-кафе Кафе, рестораны, клубы: Жан-Жак ул. Рождественка, д. 12/1 похожего в таком роде. После клуба посмотрели соседний дом, обширный Цветной б-р, д. 24. кор. 1; ул. Льва Толстого, Б; ул. Верхняя Радищевская, д. 15, Арт-площадки: Винзавод 4-й Сыромят­ и роскошный, ид. 18 наконец красивый белый четырехугольный дом, который стр. 2 * Бонтемпи Никитский б-р, д. 8а, стр.1 нический пер., д. 1, стр. 6 * Стрелка и решили занять… Наконец мы устроились в этом доме, где, по-видимому, Проект ОГИ Потаповский пер., д. 8/12, Берсеневская наб., д. 14, стр. 5А * * Art Play стр. 2 * Хача-пури Украинский б-р, д. 7; (Британская школа дизайна) ул. Нижняя жил богатый человек, любящий искусство. Комнаты были расположены Большой Гнездниковский пер., д. 10; * Correas Сыромятническая, д. 10 * Московский Садовническая, д. 82, стр. 2; ул. Большая архитектурный институт ул. Рождественка, удобно и полны ул. небольших статуй и картин. Там были прекрасные книги… Ордынка, д. 40, стр. 2; ул. Тимура Фрунзе, д. 11 * д. 11 * Фабрика Переведеновский пер., д. 18 * Маяк ул. Большая Никитская, д. 19 * Бискотти Большой Афанасьевский пер, д. 36 Прошли через великолепную конюшню и через Ого-город сад, который был бы прекрамосковское наследие 20

A Иван Ерофеев

62

Адрес редакции 115035, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 19 +7 (495) 637 40 43, +7 (495) 637 42 17 Блог mosnasledie.tumblr.com Издатель Николай Черепанов, ООО «Юник Медиа Ателье» Печать ОАО «Можайский полиграфический комбинат» Тираж 10 000 экз. Свидетельство о регистрации средства массовой информации выданоСтендаль. Федеральной службой по надзору за соблюдением Собрание сочинений законодательства в сфере в пятнадцати томах. массовых коммуникаций Т. 15. Письма. и охране культурного наследия М. 1959 ПИ № ФС77-26667 от 18 декабр�� 2006 г. © Департамент культурного наследия города Москвы, 2012 Перепечатка материалов журнала невозможна без письменного разрешения редакции Музеи: Центральный дом художника ул. Крымский Вал, д. 10/14 * Государственный исторический музей Красная пл., д. 1 * Московский планетарий ул. СадоваяКудринская, д. 5, стр. 1 Органы государственной власти: Правительство Москвы ул. Тверская, д. 13, под. 5 * Департамент культурного наследия города Москвы ул. Пятницкая, д. 19; ул. Пречистенка, д. 3/1


архитектура и традиции

63

сен, если бы на деревьях этой страны не лежал, на мой взгляд, неизгладимый отпечаток бедности… Мы выехали из города, освещенные самым величественным пожаром в мире, образовавшим огромную пирамиду, основание которой, как у молитвы правоверных, было на земле, а вершина уходила в небо… Зрелище было внушительное, но, чтобы наслаждаться им, нужно быть одному или в обществе умных людей. Русская кампания для меня была испорчена тем, что я совершил ее с людьми, способными своим присутствием уничтожить все величие Колизея и красоту Неаполитанского залива». В Европе не знали этого города. В нем было шестьсот или восемьсот дворцов, каких нет в Париже. Все там было устроено для чистого наслаждения. Там были лепные украшения самых свежих тонов, лучшая английская мебель, изящнейшие псише [большое наклонное зеркало на ножках], прелестные кровати, диваны тысячи оригинальных фасонов. В каждой комнате можно было расположиться четырьмя или пятью различными способами и всегда удобно, все было продумано; величайший комфорт соединился здесь с самым тонким изяществом. Здесь жили тысяча человек, получившие от пятисот тысяч до полутора миллионов ливров годового дохода… Здесь, при деспотическом правительстве, у них остается одно — наслаждение».

Маркиз де Кюстин. Николаевская Россия. М. 1990

июль 2012

Французский путешественник Астольф де Кюстин Астольф де Кюстин, французский путешественник и литератор, автор скандально известной книги «Николаевская Россия» («Россия в 1839 году») в предисловии к французскому изданию написал, что «путешествие [в Россию] полезно для любого европейца. Каждый, близко познакомившийся с царской Россией, будет рад жить в какой угодно другой стране». Свойственные Кюстину восторг в сочетании с насмешкой и злобной критикой постоянно присутствуют в повествовании. Открывшаяся панорама Москвы при подъезде к городу поражает его: «Постарайтесь вообразить картину, которую даже нельзя передать красками, а не то что нашим бедным языком! Игра света, отраженного этим воздушным городом,– настоящая фантасмагория среди бела дня, которая делает Москву единственным городом, не имеющим себе подобного в Европе… Но по мере приближения к городу впечатление от волшебного города постепенно тускнеет… Чем дальше, тем сильнее разочарование… вы… очутились в самой прозаической и тоскливой обстановке на свете, в огромном городе без памятников архитектуры, то есть без единого произведения искусства… И тем не менее в том хаосе штукатурки, кирпича и бревен, который носит название Москвы, две точки неизменно приковывают к себе взоры, это церковь Василия Блаженного и Кремль, тот Кремль, который не удалось взорвать самому Наполеону!.. Знаете ли вы, что такое стены Кремля?.. Стены Кремля — это горный кряж. По сравнению с обычными крепостными оградами его валы то же, что Альпы рядом с нашими холмами. Кремль — Монблан среди крепостей. Если б великан, именуемый Российской империей, имел сердце, я сказал бы, что Кремль сердце этого чудовища… В искусстве нет термина, которым можно было бы охарактеризовать архитектуру Кремля. Стиль его дворцов, тюрем и соборов — не мавританский, не готический, не римский и даже не чисто византийский. У Кремля нет прообраза, он не похож ни на что на свете, на нем лежит отпечаток, если можно так выразиться, архитектуры царского стиля… Я хотел отвлечься от страшного Кремля, притягивавшего меня, как магнит, и осмотрел Сухареву башню… Архитектура здания довольно современного к тому же тяжела и сумрачна. Но византийские своды, массивные лестницы и оригинальные детали создают величественное целое. Византийский стиль вообще продолжает жить в Москве… Мне показали университет, кадетский корпус, Екатерининский и Александровский институты, Вдовий дом и… Воспитательный дом для найденышей. Все эти учреждения огромны и помпезны. Русские страшно гордятся столь большим числом прекрасных общественных зданий, которые можно показывать иностранцам… Общество в Москве приятное… Гостеприимные обычаи древней Азии и изящные манеры цивилизованной Европы назначали здесь друг другу свидание и сделали жизнь легкой и приятной».


деталь

Б

что делать человеку, если он заметил незаконные, с его точки зрения, работы на памятнике архитектуры или в ином историческом здании? сообщить о своих подозрениях по телефону горячей линии*: + ()    ???

64

Правое колесо третьей (ведущей) колесной пары паровоза серии Эр (Э реконструированный) из коллекции музея «Российских железных дорог» на Рижском вокзале Э («эхо», «эшак») — самый удачный в истории паровоз: он рекордсмен мира по длительности выпуска: его делали с перерывами с 1911 по 1957 год, причем не только на отечественных заводах, но и (по заказу Ленина) в Германии и Швеции, — а также по количеству: свыше 11 тысяч штук

журнал «Московское наследие» №20

Учредитель  Департамент культурного наследия города Москвы Руководитель проекта Александр Кибовский Консультант проекта Николай Ефимов Координатор проекта Николай Переслегин Благодарность Юлия Хасия Елена Кашина Лариса Герасимова

A

Адрес редакции 115035, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 19 +7 (495) 637 40 43, +7 (495) 637 42 17

Главный редактор Яна Миронцева

Блог mosnasledie.tumblr.com

Выпускающий редактор Рената Серебрякова

Издатель Николай Черепанов, ООО «Юник Медиа Ателье»

Дизайнеры Наталья Жукова Екатерина Даугель-Дауге Иван Величко Иван Васин Фоторедактор Иван Ерофеев

Печать ОАО «Можайский полиграфический комбинат» Тираж 10 000 экз.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия ПИ № ФС77-26667 от 18 декабря 2006 г.

Цветокорректор Максим Гудков

2

горнаследия открыта для сбора информации о случаях, угрожающих историческому облику Москвы. Это позволяет неравнодушным к судьбе города людям принимать участие в борьбе с нарушениями в области сохранения культурного наследия столицы. Информация, получаемая по каналу горячей линии, используется в целях незамедлительной проверки объекта недвижимости по указанному в обращении адресу

Научный консультант Владимир Седов, доктор искусствоведения

Корректор Наталья Дзергач

1

* горячая линия Мос-

3

© Департамент культурного наследия города Москвы, 2012 Перепечатка материалов журнала

По результатам обращения В случае если есть подозреЕсли по вашемуневозможна сигналу без письменного инспекция Мосгорнасление, что работы на объекте действительно разрешения было уста-редакции дия в рабочем порядке устакультурного наследия проновлено правонарушение, навливает информацию водятся незаконно, сотрудинформация о действиях Книжные магазины: Республика ул. Мясницкая, д. 24/7; ул. Пятницкая, д. 6/1 Музеи: Центральный дом художника Адреса ул. 1-я Тверская-Ямская, д. 10; ул. Мясницкая, пр-д, д. 3, к. 3 * ул. Крымский Вал, д. 10/14 * Государственный распространения по указанному объекту: ники инспекции опера-Театральныйдепартамента культурного * Мастерская д. 24/7, стр. 1 ДеФакТо ул. Большая Лубянка, д. 30/2 * Рагу исторический музей Красная пл., д. 1 * журнала статус памятника (являеттивно выезжают на место наследия города Москвы ул. Большая Грузинская, д. 69 * Сквот-кафе Московский планетарий ул. СадоваяКафе, рестораны, клубы: Жан-Жак ул. Рождественка, д. 12/1 Кудринская, д. 5, стр. 1 ся ли он памятником или для проведения осмотра, появится в новостном разЦветной б-р, д. 24. кор. 1; ул. Льва Толстого, д. 18 Б; ул. Верхняя Радищевская, д. 15, Арт-площадки: Винзавод 4-й Сыромят­ Органысайта государственной власти: ценным градоформируюустановления факта проведеле официального стр. 2 * Бонтемпи Никитский б-р, д. 8а, стр.1 нический пер., д. 1, стр. 6 * Стрелка Правительство Москвы ул. Тверская, щим объектом),*насколько дения работ и последующедепартамента — dkn.mos.ru, Проект ОГИ Потаповский пер., д. 8/12, Берсеневская наб., д. 14, стр. 5А Art Play д. 13, под. 5 * * Департамент культурного стр. 2 * Хача-пури Украинский б-р, д. 7; (Британская школа дизайна) ул. Нижняя наследия города Москвы ул. Пятницкая, д. 19; санкционировано проведего пресечения нарушения. а также в новостях ведуБольшой Гнездниковский пер., д. 10; * Correas Сыромятническая, д. 10 * Московский ул. Пречистенка, д. 3/1 ул. Садовническая, д. 82, стр. 2; ул. Большая архитектурный институт ул. Рождественка, ние работ. щих столичных средств Ордынка, д. 40, стр. 2; ул. Тимура Фрунзе, д. 11 * д. 11 * Фабрика Переведеновский пер., д. 18 * Маяк ул. Большая Никитская, д. 19 * Бискотти Ого-город Большой Афанасьевский пер, д. 36 массовой информации. московское наследие 20

московское наследие 20

Иван Ерофеев

64


московское наследие 20 | культурные интерференции