Issuu on Google+

http://vesti.lv/society/theme/report/78100.html

Нью–Йорк глазами рижской пенсионерки 19.07.2013 07:30 РУТА ВАСИЛЬЕВА

Известная латвийская журналистка Людмила Петровна Анисимова, сколько себя помнит, всегда была легка на подъем. Будучи студенткой истфака Ленинградского университета, окончила курсы экскурсоводов и еще тогда объездила почти весь Советский Союз. Вернувшись после учебы в Ригу, работая в экскурсионном бюро, газетах и журналах, выкраивала время для туристических поездок. Для нее всегда главным был не комфортный отель, а новые места и впечатления. Тематические экскурсии С открытием границ Людмила побывала во всех местах, о которых грезила с юности, которые хорошо представляла себе по произведениям любимых писателей и художников. Париж Виктора Гюго и Ремарка, Бунина и Довлатова, Рим античных богов и Цезаря, Барселона Переса–Реверте и «Клуба Дюма», каталонский Фигейрос с домом–музеем Сальвадора Дали, Амстердам с «Ночным дозором» великого Рембрандта, Осло Ибсена… Несмотря на то, что лишних денег не было никогда, сбылась мечта посидеть в маленьком кафе на набережной Дуная в Будапеште и послушать нестареющие мелодии Имре Кальмана, посмотреть на Венецию глазами любимой современной писательницы Дины Рубиной, побывать в Берлине Карла Маркса и Фридриха Энгельса, походить, смеется Людмила, «по следам Владимира Путина» и даже погулять по Иерусалиму, вспоминая «Мастера и Маргариту» Булгакова. Людмила уверена, что мечты сбываются. Если действительно чего–то очень хочешь, счастливый случай придет. Главное — иметь терпение и дождаться. В этом году звезды сошлись так, что она, рижская пенсионерка, побывала в Нью–Йорке. Город контрастов В Америке Людмила была дважды. Впервые — двадцать лет назад, в разгар перестройки. Каким–то чудом удалось получить визу и навестить своих родственников за океаном. Тогда,


в голодные перестроечные годы, когда многие продукты и товары первой необходимости рижане получали по талонам, в Нью–Йорке она была потрясена изобилием в магазинах. Конечно, пользуясь случаем, хотелось побывать везде и всюду: на знаменитом Бродвее и настоящем американском мюзикле, в Метрополитен–опере и Музее современного искусства, увидеть ночной Нью–Йорк, сходить на экскурсию, концерт, в «Макдональдс», в конце концов… Тогда город поразил ее воображение гигантскими небоскребами и торговыми центрами, которых у нас еще не было. В этот раз ее пребывание в Нью–Йорке прошло по более спокойной программе, и самым большим откровением стало необыкновенно доброжелательное отношение американцев на улице, в магазине, в метро… «Лучше фальшивые улыбки, чем откровенная грубость» — Про американские улыбки мы обычно говорим с иронией, мол, они не настоящие, а фальшивые, — рассказывает Людмила. — Но за три недели моего пребывания в Америке я ни разу не почувствовала какого–либо пренебрежения или грубости в свой адрес, улыбчивые и приветливые американцы совершенно искренне приходили мне на помощь. Очень трудно было общаться в первые дни: я абсолютно не понимала их американский английский. Заплутав в метро, я буквально на пальцах объяснялась со служащим, но весь его вид говорил о том, что он безумно рад помочь мне: он буквально за руку довел меня до автомата, где мне нужно было купить билет. И сделал это совершенно непринужденно. Прочитав инструкцию, а письменный язык, я слава богу, понимаю хорошо, удивилась, что автомат обслуживает пассажиров и на русском языке. Но тут появилась проблема с моей расчетной карточкой — ну не дает автомат билета и все… Я не на шутку разволновалась. Проходящая мимо молодая девушка тут же решила мне помочь, сияя лучезарной улыбкой. Мало того, девушка вытащила из сумочки свою карточку, расплатилась ею в автомате и вручила мне нужный билет на четыре поездки в метро. Пожелав мне счастливого дня и хорошего настроения, молодая американка послала мне воздушный поцелуй и исчезла в толпе. Я была потрясена. …Заметив, что позади меня идет мамочка с коляской, я чуть–чуть посторонилась, уступив ей дорогу, и в ответ услышала столько благодарных слов, как будто я совершила подвиг. Впрочем, в Америке я каждый день совершала подвиг, потому что постоянно слышала в свой


адрес добрые слова. Даже если я нечаянно наступала кому–то на ногу или слегка касалась в толпе чужого плеча, мне первой говорили «извините» и приветливо улыбались. Один день я посвятила походу по «дамским музеям», была на шопинге в огромном торговом центре. В три часа дня за мной должен был заехать мой дядя. Кризис в Америке все же чувствуется: многие магазины работают «на сейлах», идут сплошные распродажи, но торговые залы полупустые. Поэтому, увидев в одном из бутиков очередь у кассы, я слегка удивилась. Качественная одежда известного бренда распродавалась по двум ценам — 8 и 5 долларов. Не припоминаю таких цен, пусть и в скидочные дни, в рижских бутиках. Я поддалась соблазну и пошла примерять одежду. Очередь у кассы не уменьшалась. Я испугалась, успею ли оплатить покупки до трех часов. А часов–то у меня нет. Через стеклянную витрину увидела, что напротив находится часовой магазин. Недолго думая, пошла туда узнать точное время. Возвращаюсь к кассе, а ко мне подходят юноша и девушка в форме охранников и, сияя белозубыми улыбками, вежливо спрашивают, нет ли у меня проблем. Я честно отвечаю: проблема одна — узнать, который час. Парень вежливо сообщает мне точное время, оба извиняются, что побеспокоили меня, и желают мне удачного дня. Чуть позже я с ужасом понимаю, что совершила правонарушение: вышла с неоплаченной покупкой из торгового зала, там нет таких пищалок на выходе, как у нас, только камеры. Тем не менее меня не схватили как злостную воровку, не нагрубили, не подняли шума, наоборот, извинились. Я представляю, как бы это все происходило у нас… На кассе, кстати, свои правила. Кассирша здоровается с тобой так, как будто ты очень важный клиент, интересуется, как дела, внимательно рассматривает твою покупку, отмечает твой правильный выбор и хороший вкус, аккуратно раскладывает все по пакетикам, пробивает чек, с лучезарной улыбкой сообщает, что будет очень рада увидеть тебя еще раз, желает всяческих благ, что–то шутит, улыбается, благодарит за покупку. И такое отношение к клиенту везде! Да, это американский сервис, но скажу честно, лично мне было приятно. У меня даже родился слоган: «Лучше фальшивые улыбки, чем откровенная грубость!».


В день прилета в Ригу в родном аэропорту мне нужно было пройти паспортный контроль. Я не очень хорошо вижу вдаль, поэтому немного переступила желтую линию, чтобы получше рассмотреть надпись на одном из окошек, куда мне надо было встать в очередь. Строгая работница в очень грубой форме сделала мне замечание. Никаких объяснений и уж тем более извинений не последовало. В первые дни после Америки меня просто коробили неприветливые лица обслуживающего персонала — в магазине, в кафе, да и обычные люди выглядели хмурыми и злыми. Ехала домой в автобусе с двумя тяжелыми сумками. У стоящей в проходе женщины спрашиваю: «Вы будете выходить?» Ноль внимания, даже не поворачивается. Понимаю, что не на том языке спросила. Повторяю вопрос на латышском. В ответ хамоватое: «А что, я вам мешаю?» Центральный парк Нью–Йорка 20 лет назад я не побывала в Центральном парке Нью–Йорка. Родственники сказали тогда: «Опасно». Я всю жизнь зачитывалась детективами про Ниро Вульфа, во многих из них преступления совершались именно в Центральном парке. На этот раз я решила обязательно увидеть этот парк своими глазами. Нью–Йорк был раскален тридцатипятиградусной жарой, парк показался настоящим раем: пруды, озера, фонтаны, мосты, замки, тенистые аллеи, белки, черепахи, птицы. Тысячи людей отдыхают на траве, там же можно устраивать пикники, взять лодку напрокат или велосипед… Непередаваемая рукотворная красота в самом центре урбанистического мегаполиса. Меня поразили две вещи: несмотря на жару, люди совершают пробежки, играют в бейсбол и баскетбол, отжимаются. И — вежливость велосипедистов. Их очень много, но только ты собираешься пересечь аллею, перейти дорогу, они уже останавливаются, пропускают тебя… Парк бесплатный, а в Метрополитен–музей, который находится на территории парка, на знаменитой «Музейной миле», надо покупать билет. Пенсионерам, кстати, хорошая скидка. Американские хот–доги, которые продают на каждом углу, мне не понравились. Кофе хуже, чем в Риге. К счастью, мой кузен варил мне дома отличный кофе. Американские пирожные мне тоже не понравились, долго выбирала в кондитерской в центре Манхэттена, там был огромный выбор и все — красивые. На вкус оказались никакие. Друзья возили меня в свои любимые рестораны — греческий и армянский. Порции в греческом огромные, как наших пять. Ела ростбиф, с полкило мяса наверное, зелень, а стоит всего восемь долларов. В армянском ресторане были такие вкусные хачапури и шашлыки, которых я не ела даже на Кавказе! Русские американцы обычно едут покупать русскую еду на Брайтон–Бич. Чего там только нет! Огурцы соленые, капуста квашеная, пирожки, беляши, пельмени, русский квас, раки к пиву, грузди, опята, закусон «Хреновина», водок несметное количество.


Купила на пробу вяленую колбасу «Цыганскую», вкус обалденный. В Ригу привезла «Медвежью колбасу». Есть русские магазины и в Нью–Джерси, где живут мои родственники, там дешевле. Я насчитала в одном русском магазине, кстати, 16 сортов черного хлеба, были рижские шпроты и балтийская селедка. Мои родственники, несмотря на то, что с 1946 года живут и работают в Америке, остались русскими душой. Дядя уже на пенсии, всю жизнь проработал рабочим на заводе «Форд», его пенсию, к слову сказать, не сравнить с моей. Дядя ежедневно смотрит российское телевидение, покупает продукты в русском магазине, тетя прекрасно готовит русские блюда — борщ, голубцы, блинчики. Ее коронное сладкое блюдо называется «Мазурка», этот пирог она печет по старинному рецепту своей бабушки, которая была родом из семьи православного священника. По воскресеньям они ходят в церковь Св. Михаила, там уже много лет собирается русская община, на службу приезжают внуки и правнуки, которые говорят с акцентом, но русские корни стараются не забывать. «Добро пожаловать на Брайтон–Бич!»

Русская речь слышится отовсюду на Брайтон–Бич, где я тоже успела побывать. Первое впечатление было, что я попала в Одессу. Представьте себе картинку: на втором этаже на балконе стоит толстая тетка, внизу группа людей, которые на всю улицу ведут с ней беседу. Молодой мужчина с характерным одесским акцентом кричит тетке на балконе: «Она сказала, что ей нужен мужчина 55–57 лет, а мне еще только 47, я ей не подхожу, видите ли!» И все громко хохочут. На Брайтоне шумно и тесно, вокруг старые здания, магазины, склады и вывески на двух языках: «Покупай, наслаждайся, расслабляйся». Но чуть дальше к океану — роскошные виллы тех выходцев из СССР, которые нашли свое дело и хорошо зарабатывают. В идеальном состоянии знаменитая дощатая набережная Брайтон–Бич, на которой прогуливаются, наблюдая за русской экзотикой, туристы со всего мира. В прибрежный ресторан «Татьяна» не пробиться, все места всегда заняты… Америка — квинтэссенция общества потребления. Меня, как и 20 лет назад, поразило это немыслимое изобилие и еды, и одежды, и машин. Но это изобилие, пожалуй,


пугает. Потому что знаешь, как много всего выбрасывается, сжигается… Пусть будет всего много, но, как говорил мой любимый Райкин, пусть чего–то не хватает!


New york vesti www