Issuu on Google+

Лев Гасулис

Израиль

НЕВЫМЫШЛЕННЫЕ ИСТОРИИ Глава первая

Я, кажется, берусь за перо! Почитав пару творений Якова из Голливуда или Майями, Торонто, Нью-Йорка, Сингапура… мне вдруг пришла мысль: а не замахнуться ли и мне, так сказать на классику…а? Ведь в музыке и живописи я уже это делал, так что кое какой опыт накоплен!!! …А начнем мы, конечно же, с детства. Родился я в славном городе Риге в 1946 году в свежеиспеченной семье жертв только - что закончившейся войны. Отец мой, вернувшись из армии в родную Ригу обнаружил, что вся его семья погибла; его молодая жена, пятилетняя дочь, братья, сестры, родители,………ВСЕ!!! Позднее он узнал, что от рук латышей из банды Арайса. Матери моей повезло больше - у нее погиб только молодой муж., а семья сумела выжить, кто в эвакуации, а кто в армии. А вот больше всех повезло мне !!! Мои будущие отец и мать, которые были хорошо знакомы, их погибшие жена и муж были братом и сестрой, встретились в Риге в 1945 году и, поплакав на плече, друг у друга, решили начать жизнь заново и поженились. Так что я плод войны и того, что она, подлая, сделала.!!! Родители берегли меня как зеницу ока, ведь у отца погибла дочь, я был единственным ребенком в семье, они окружили меня теплотой и любовью, но не слишком баловали и привили мне добрые качества благородства, честности и порядочности. В дальнейшем эти " ценности" мне часто мешали в жизни. И еще я получил от них любовь к музыке и эстетике, за что премного благодарен.


Папа всю жизнь занимался модой и одеждой, пел в хоре, и всегда носил костюмы, галстуки, платочки, шарфики и, конечно же, шляпы. Швейцарские часы Атлантик, которые достались мне по наследству и до сих пор ходят, были обязательным атрибутом его гардероба. Мать еще до войны работала в известном магазине одежды Levina Modes , на углу Марияс и Матиса,…а после войны на Рижской скупочной базе.…Так что стильные шмотки были у меня с детства. Отмечу что привычку эту, как натуру, я сохранил и по сей день. Дома всегда играла музыка и я с раннего детства проявил большие музыкальные способности, правда занятия фортепиано бросил рано, но в более позднем возрасте увлекся пением и гитарой, с которой я не расстаюсь и по сей день! Она моя лучшая подруга и в радости и в печали! Мать тряслась над моим здоровьем, пичкала меня витаминами, ранними фруктами и овощами и вывозила меня каждое лето на дачу, на Рижское взморье, чтобы я дышал свежим морским воздухом, купался в море и кушал витамины большой ложкой! О детском саду, или не дай бог пионерском лагере, речи быть не могло, меня растила исключительно моя мать и так лет до 12 ти…не работала и посвящала мне почти все свое время. Так бы я и рос маменькиным сынком, если бы не мой двоюродный брат Жора, шалун и проказник, который с раннего детства взял на себя опеку надо мной, видя свое предназначение как миссию и святую обязанность научить меня уму разуму, чтобы я не дай бог не пропал в будущей своей жизни. На протяжении многих лет были в наших отношениях взлеты и падения, но в отношении меня он остался тем же, так что в очередной раз мы не общаемся уже более двух лет, хотя живем в одной стране и на расстоянии 100 км друг от друга. Жора жил в самом центре Риги, на Вейденбаума 39, в одном доме с Петей Нестеренко (Пит Андерсон), учился с ним и с Сашей Булыкиным в одном классе 81-ой школы. В 1953 году я пошел в первый класс 88 –ой семилетней школы, которая находилась на нашей улице и на расстоянии 200 м от дома. Наш класс был особенным и сплоченным! Несмотря на то, что с тех пор прошло 56 лет, мы до сих пор в постоянном контакте с частью из соучеников! Классом старше учились будущие " штатники " Коля Петров (фикса), Изя Димант (солист), Мина Векслер (в будущем жена Мариса, саксофониста из кафе Луна, а затем неплохого пианиста оттуда же, Вовы Бреслава) Димант уже тогда бегал за девочками и при этом умудрялся учиться только на отлично!


Самые приятные воспоминания, конечно же, связаны с летом на даче! Это было настолько хорошо, что до сих пор мы с женой стараемся проводить там пару недель каждые несколько лет – Юрмала, наше беззаботное детство, наша юность и молодость!!! Это время не обходилось без проказника Жоры! Он всегда был рядом со мной, ведь как вы помните, он отвечал за меня " головой" перед всем человечеством! Жорин папа, по кличке "генерал" отсидел срок в Сибири за руководство знаменитой артелью " 9 –е мая " и вернулся в 1954 году по амнистии. Он был кряжистый мужик, лысый как Котовский и пользовался всеобщим уважением. Особенно его любили дети, у него были золотые руки, которыми он всегда что-то мастерил и даже построил нам лодку из двух автобусных камер, обтянутых брезентом, а на них деревянная рама, скамейка и весло для гребца. Когда лодка была готова, состоялся торжественный спуск судна на воду! Мы все ребята, взвалив ее себе на голову, понесли ее к берегу реки Лиелупе, а за нами ватагой бежали все местные, сопровождаемые лаем перепуганных собак. "Генерал" шел поодаль, спокойно покуривая папиросу и не спеша, замыкал шествие. Всем было давно понятно, что нашим испытателем будет, конечно же, Жора! Уверенно усевшись на скамейку и взяв весло в руки, он покачиваясь погреб к середине реки. В воздухе зависла гробовая тишина, даже собаки заткнулись, так как наша лодка явно кренилась в одну сторону, а Жора больше напоминал балансирующего эквилибриста в цирке, чем гребца. В итоге, он не справился с управлением, перевернулся и очутился в воде, смешно размахивая дурацким веслом.… Вдруг, на место происшествия стремительно примчался катер речной милиции! Бравый милиционер в белой форме и фуражке, взяв в руки огромный рупор, заорал: "Убирайся отсюда немедленно со своей Каламбиной "… …Героически толкая судно впереди себя, поплыл наш Жора к берегу, а мы всей ватагой уже ждали его стоя по горло в воде. Генерал, закурив свой Беламор, развернулся и, не сказав ни слова, поперся к даче. Настроение было подавленное, но мы потом долго со смехом вспоминали нашу Каламбину … У" генерала" была американская машина Бьюик – кабриолет с открывающимся верхом! Она была огромная, черная с бежевыми кожаными сидениями, потом ее покрасили в светло-зеленый, салатовый цвет. Поездка на ней была сущим удовольствием и естественно вызывала любопытство и зависть прохожих. А нашим любимым шофером был Сема, старший сын "генерала " по кличке "абараму …", веселый здоровый парень и прекрасный водитель.


Kличка пристала к нему из-за его страсти петь за рулем джазовые мелодии, которые он обожал, издавая звуки на чистом английском, не зная его совершенно! Одним из его коронных номеров была песня из индийского кинофильма " Господин 420 " с Радж Капуром в главной роли. Слова этой песни начинались так: "Абараму..у..у..у..у …абараму…у…", отсюда и кличка. Вторая коронка была самба " Бразил….па да падапа падапа." Сопровождались эти произведения ударами в такт по шикарной обивке Бьюика. Сема тогда служил в армии и приезжал к нам на дачу на американском джипе Виллис, полученном в подарок для Красной армии от благодарных союзников. У Семы был брат Саша и сестра Инна, дети генерала от первого брака. В начале войны наш дядя Миша оказался в эвакуации и, будучи деловым человеком, всегда имел деньги, провизию и карточки на продукты, которыми помогал многим выжить в те суровые годы. Он расхаживал в кожаном пальто и в фетровой шляпе, раскручивая свой бизнес и помогая всем нуждающимся, за что и получил свою кличку " генерал ". Так он встретил семью моей мамы и без памяти влюбился в мамину сестру Раю! Надо отметить, что Рая была очень хороша собой, высокая и стройная, с прекрасным лицом и большая умница, очень напоминала актрису Симону Синьоре. Пока ее муж воевал на фронте, а жена генерала с Семой на руках переживала блокаду в осажденном Ленинграде, тут зарождался роман …и мой братик Жора. После войны Сема с Сашей поселились в Риге, а Инна осталась в Ленинграде со своей мамой. Продолжение полностью зависит от вдохновения автора!


Лев ГасулисFINAL A