Issuu on Google+

http://www.gazeta.lv/story/16590.html

«Красный замок» на ул.Бривибас Если к нам сейчас приезжают гости, то мы обязательно водим их в ресторан «Лидо» на Краста, сопровождая поход фразами вроде «Такого вы нигде больше не увидите» или «Это чисто наше, латышское». Такие «знаковые» места должны быть в любом городе, а если их нет, то их стоит выдумать! К счастью, Рига может похвастаться целым созвездием легендарных кафе и кабаре. Когда-то именно они принесли городу на Двине славу «Северного Парижа». Сегодня наш рассказ о самом знаменитом кабаре «Альгамбра», которое находилось по адресу ул. Бривибас, 25 (теперь 49/53), там, где сегодня возвышается громада бывшего «Ригас Модес».

Гостиница «Франкфурт-на-Майне» в начале ХХ в. История почти любого места вне стен старой Риги всегда начинается после сноса городских укреплений в 1864 году. Это событие было той точкой опоры, с которой и стал переворачиваться мир однотипных деревянных домиков рижских предместий. Вот и на Бривибас (тогдашней Александровской) в 1860-х годах началось строительство. Владельцем одного из свободных участков был купец по фамилии Миксель. Он оборудовал первую гостиницу за пределами Старого города под гордым названием «Франкфурт-на-Майне». Здание выгодно выделялось на фоне унылых классицистических домиков: длинный, в 15 окон фасад, симметрично расположенные ризалиты, вход, акцентированный портиком с балконом, скульптуры, медальоны и высокая балюстрада в стиле неоренессанс производили впечатление настоящего дворца! При первом же взгляде становилось ясно, где находятся комнаты для гостей – на втором этаже. Здесь окна были больше, и каждое украшено резным наличником. На первом этаже располагался ресторан и квартира владельца гостиницы.


Гостиница «Франкфурт-на-Майне» ок. 1880 г. (справа) Всего в гостинице было 15 номеров, однако по данным ревизии 1870-х годов среди них лишь некоторые находились в нормальном виде, остальные же были грязными. К тому же в гостинице был всего лишь один слуга. Но, несмотря на такие просчѐты, гостиницу считали одной из лучших в городе. Правда, и конкуренция у неѐ была ещѐ пока слишком маленькой. Со временем в ресторане гостиницы открыли концертный зал. Большой популярностью пользовался и так называемый «Американский бар». Гостиница привлекала также и своими достаточно низкими ценами. В 1910 в первоклассном «Риме» за номер спрашивали от 2 до 8 рублей в сутки, тогда как во «Франкфуртена-Майне» номер вам обошѐлся бы от 1,5 до 5 рублей. Дешевле всех была только «Виктория»: от 1 до 2 рублей.

Интерьер гостиницы в 1910 г. Такая относительная дешевизна привлекала не только почтенную публику. Вот, что, например, вспоминает начальник рижской полиции начала ХХ века Аркадий Кошко: «В 1905 году на рижском горизонте появилась фигура, быстро обратившая на себя всеобщее внимание. То был граф Рокетти де ля Рокка. Этот «испанский гранд», кстати, прекрасно говоривший по-русски, занял


лучший номер гостиницы «Франкфурт-на-Майне», что помещалась на Александровской улице, и зажил на широкую ногу. Граф был высоким желтолицым брюнетом с черной красиво расчесанной бородой, прекрасно одевался, обладал изящными, несколько развязными манерами, словом, был знатным иностранцем. Он как-то быстро сумел втереться в местное общество, стал появляться в офицерском собрании 29-й Артиллерийской бригады, сделался членом местного клуба и, как говорили, даже пытался записаться в клуб Черноголовых – в это кастовое и фешенебельное учреждение.Граф повел крупную карточную игру и сразу прослыл за чрезвычайно счастливого игрока. Его удачливость в игре стала вскоре притчей во языцех и повела к тому, что ко мне, как к начальнику местного сыскного отделения, стали обращаться почтенные горожане, сыновья которых легкомысленно проигрывали графу крупные суммы».

Гостиница «Франкфурт-на-Майне» в начале ХХ в.

Вскоре, однако, выяснилось, что «граф» на самом деле – карточный шулер по фамилии Раков. Ему опытные рижские сыщики расставили ловушку и арестовали прямо в снятом им номере гостиницы «Франкфурт-на-Майне». Раков, однако, всѐ отрицал, хотя при обыске нашли множество нераспечатанных колод карт, а на дне чемодана карточного шулера – настоящее сокровище: «карта поистине филигранной работы. По виду это был обыкновенный валет пик, но при детальном осмотре этот валет превращался в короля той же масти. Трюк заключался в следующем: был взят валет пик обычного вида и на одной из половин этой карты была искусно наклеена на тончайшей бумаге половина карты короля пик; другая половина короля не была подклеена вовсе и могла свободно сгибаться и разгибаться при помощи тончайшего волоска, подклеенного на сгибе и игравшего роль шарнира; на обратной стороне этой движущейся плоскости было изображение половинного валета. Таким образом, разложенная плоскость давала короля, а сложенная – валета пик». Вот такие чудеса происходили в рижской гостинице!


Интерьеры номеров гостиницы после перестройки 1920х годов

Ресторан гостиницы после перестройки 1920х годов


Время шло, и старая гостиница уже не могла конкурировать с фешенебельными отелями в центре города. К тому же и обстановка не способствовала развитию туризма. Гостиница прозябала, пока в середине 1920-х годов еѐ не приобрели К. Варе и Ф. Бергфельд. Эти два ресторатора уже смогли зарекомендовать себя отличными коммерсантами в Юрмале и вот теперь пробовали свои силы в Риге. Гостиница была полностью отреставрирована. Ресторан, салоны и номера были обставлены новой и модной мебелью так, чтобы «всякий, даже самый избалованный гость мог чувствовать себя уютно и комфортно». Были устроены новые ванные комнаты и утеплено всѐ здание. Таким образом, гостиница стала одной из самых комфортабельных в Риге. В гостинице была устроена библиотека, комната с радиоприѐмником, удобные салоны для встреч, а ресторан гостиницы славился замечательной русской и французской кухней. Но настоящей визитной карточкой заведения стало кабаре-дансинг-бар «Альгамбра», расположившееся на первом этаже здания в той его части, что была ближе к центру города. Владельцем заведения был Георг Берзиньш.

Вход в ресторан «Альгамбра» с улицы Бривибас


Интерьер «Альгамбры», 1924 г. Слово «Альгамбра» в переводе с арабского означает «красная». Однако непосредственно к рижскому ресторану это не имеет никакого отношения. Свое название бар-кабаре получил в честь знаменитого лондонского кабаре «Alhambra Theatre». Интерьеры были отделаны в восточном вкусе по проектам немецкого инженера-архитектора Курта Бетге. Всѐ пространство ресторана было разделено на два этажа: на первом находился танцпол и столики, которые стояли как непосредственно у танцпола, так и в специальных лоджиях. На втором этаже были устроены отдельные кабинеты-сепаре. Всѐ от лепнины и светильников до искусной резьбы и мебели было выполнено в восточном стиле. Родилась прекрасная традиция: five o'clock в «Альгамбре», участники такого чаепития могли остаться на вечернюю программу. В кабаре работал свой оркестр «The Alhambra Band», и каждый вечер с 22 до 24 в программу рижского радиофона включали танцевальную музыку прямо из «Альгамбры».

Маскарад в «Алгамбре», 1920-е гг.


Так громко начавшаяся слава кабаре едва не закончилась. Дело в том, что случился настоящий скандал. В прессе появились сведения, что рижский городской голова Адам Криевиньш якобы праздновал в «Альгамбре» заключение концессионного договора между владельцами ресторана и городской управой. Вечеринка затянулась, и уже подвыпившие гости в обществе дам разошлись по кабинетам. В такой неоднозначной обстановке городской глава, якобы, и был заснят депутатом рижской думы Э. Карлсонсом. Оба, правда, позднее этот факт отрицали и, как следствие скандала, владельцы кабаре не получили продления концессионного договора.

Интерьер ресторана «Альгамбра», 1929 г.

Всѐ в том же 1929 году Берзиньш выкупил гостиницу «Франкфурт» и решил поставить всѐ на ещѐ более широкую ногу, т.к. понимал, что простой кабаре-бар не сможет вытянуть всю гостиницу, которая стремительно теряла позиции на фоне растущей конкуренции. Благо «Альгамбра» была уже достаточно известна, и он решил превратить кабаре в нечто совершенно эксклюзивное и для Риги уникальное. Для начала Берзиньш велел переоформить помещения ресторана по проекту архитектора Сергея Антонова. Стены главного зала затянули велюром тѐплых тонов и украсили светлыми деревянными панелями – так родился образ настоящего парижского кафе того времени. Остальные помещения выкрасили в модных тогда золотисто-жѐлтых, светло-серых и коричневых «гаванских» тонах. Весь интерьер приобрѐл черты стиля Арт Деко. Особенно ярко это было видно в применении металлических украшений и различных светильников, расположение которых создавало неповторимую игру света и тени. На ул.Бривибас рижан привлекало сотканное из тонких неоновых трубок слово «Альгамбра» над входом в кабаре. «Альгамбра» считалась заведением первого класса. Посетителей в грязной одежде сюда не пускали. Часто случалось, что месячная зарплата рядового чиновника, а это было около 75 латов, уходила здесь всего за пару часов. Настоящая жизнь в «Альгамбре» начиналась после 10 вечера и продолжалась до 4 часов утра. В основном кутили богатые латыши, евреи, владельцы домов, купцы, спекулянты, маклеры чѐрного рынка и иностранцы. Но и простой чиновник и даже заезжие провинциалы старались хотя бы раз увидеть «настоящую жизнь», хоть за это и приходилось оплатить огромный счѐт в 100, а то и 200 латов.


Логотип «Альгамбры» «Альгамбра» в первую очередь была дансинг-баром– кабаре, а посему на первом месте в меню заведения стояли алкогольные и освежительные напитки. От пива и водки, до изысканных коктейлей. В летнее время, когда кабаре перемещалось ещѐ и в сад гостиницы, все алкогольные напитки предлагали по сниженным ценам. Изюминкой заведения считался коктейль с немецкорусским названием «Шорле-Морле». В переводе с немецкого «шорле» – это сок или вино, разбавленный минеральной водой. В «Альгамбре» предлагали такой коктейль как с красным, так и белым вином. Но, поскольку гости в кабаре оставались подолгу, в меню кабаре были включены и горячие и холодные блюда: от бульона и лѐгких салатов до шницелей и запечѐнного лосося. Здесь можно было отменно позавтракать, пообедать и поужинать. Что интересно, в ассортименте всегда было много молочных продуктов: кефир, ряженка, сметана, мороженое. Конечно же, было и кофе и вкуснейшие пироги и торты. Но всѐ-таки изюминкой ресторана стало вовсе не его новое убранство и не достаточно дорогая кухня, а неповторимая программа кабаре. Берзиньш позаботился о том, чтобы здесь выступали исполнители со всей Европы. Благо у него для этого теперь были все возможности: артистов можно было разместить в собственной гостинице!

Артисты, выступавшие в «Альгамбре» в 1930-е гг. Фотографии из программок кабаре «Любимцы публики Бабби и Элис, прозванная венгерской Марлен Дитрих; эротическиакробатический дуэт Варга и Юри; музыка и юмор на колѐсах Эриха Адамса; мисс Европа 1935 Ля бель Смарро» – вот лишь маленькая толика тех имѐн, что выступали здесь. Об интернациональном характере выступлений прекрасно говорит такая афиша: «Звезда парижского «Мюзик Холла», известная венгерская шансонье Мариэтта ван Энн. 10 песен на десяти языках в десяти платьях».


Оскар Строк В кабаре «Альгамбра» началась и карьера знаменитого Оскара Строка. Он играл в «Альгамбре» в отдельном кабинете для избранных. В его репертуаре были пьесы Шопена, Листа, Чайковского, Шумана, в то время как в главном зале играли в основном танцевальную музыку, которая нравилась основной публике заведения. Здесь же, в стенах «Альгамбры», впервые прозвучали танго «Чѐрные глаза» и «Голубые глаза», принесшие славу композитору и титул «короля танго». Правда, Берзиньш оказался здесь не слишком прозорливым и не купил у Строка эти произведения, хотя потом и жалел об этом. У владельца «Альгамбры» со Строком были вообще очень сложные, порой натянутые отношения, но именно кабаре Берзиня Строк обязан многим своим знакомствам, которые вывели его в свет. Певица Надежда Плевицкая – любимица императора Николая Второго, оказавшись на гастролях в Риге и познакомившись с Оскаром Строком на обеде в кабаре «Альгамбра» – потом не раз говорила: «Рига – не Петербург и не Париж, но какие здесь музыканты! Просто чудо какое-то этот Строк!».

Алла Баянова Фотография из программок кабаре


Здесь выступала известная румынская и советская исполнительница романсов Алла Баянова. Еѐ гастроли в 1935 году были анонсированы всеми ведущими рижскими газетами. В Ригу девятнадцатилетняя певица приехала вместе со своей мамой, которая сопровождала еѐ на всех гастролях. Певица исполнила в Риге несколько цыганских и французских романсов. Несмотря на столь скромный репертуар, Баянова запомнилась рижской публике и приезжала сюда на гастроли вплоть до конца 1930-х годов. Практически все еѐ выступления проходили в «Альгамбре».

Эдди Рознер

В октябре 1938 года в Ригу приехал известный джазовый трубач, скрипач, дирижер, композитор и аранжировщик Эдди Рознер. Этот блестящий импровизатор был прозван «белым Армстронгом». Он автор многочисленных песен, вальсов, танго, музыкальных композиций и аранжировок. Уже много позже, в 1954 году при Мосэстраде Рознер создал Эстрадный оркестр, наряду с многочисленными выступлениями снимавшийся в кинокомедии «Карнавальная ночь», фильмах «Мы из джаза» и «Зимний вечер в Гаграх». В Риге Рознер выступал именно в «Альгамбре», где концерты с участием его оркестра, конечно же, были гвоздѐм программы!


Строительство здания «Ригас Модес» на месте гостиницы «Франкфурт-на-Майне» в 1970-е гг.

Яркая жизнь «Альгамбры» продлилась вплоть до начала Второй мировой войны в сентябре 1939 года. Однако до июля 1940 года кабаре не закрывалось и продолжало свою насыщенную жизнь. После начала войны кабаре оказалось никому не нужным и вместе с маленькой, неконкурентоспособной гостиницей заведения были закрыты. Помещения были переоборудованы. Здесь постоянно менялись съемщики, так что уже теперь никто и не помнит, а что же здесь было после войны? Конец зданию кабаре и гостиницы «Франкфурт-на-Майне» настал в 1970-х годах, года на этом месте было построено многоэтажное здание «Ригас модес». Теперь здесь остановка общественного транспорта «ул. Гертрудес». Как ни странно, но к ней «приклеилось» название «Ригас модес», а ведь могла бы остановка называться и «кабаре «Альгамбра»…



Alhambra