Page 1


svc.com.ua


«Воркшоп (от англ. workshop — мастерская) — это одна из активных форм обучения, аналогичная тренингам и деловым играм, которые дают возможность активизировать весь потенциал личности, пробудить его любознательность, задействовать эмоции.» Wikipedia


Международный воркшоп во Французском художественном институте региона Бретань Вот уже на протяжении последних четырех лет School of visual communication (SVC, Киев) и Французский художественный институт региона Бретань (EESAB, Ренн) развивают партнёрские отношения и предлагают французским и украинским студентам

совместные образовательные программы. Молодые дизайнеры и художники из Украины вместе с французскими студентами принимают участие в интенсивном воркшопе под руководством преподавателей (EESAB)


Kураторы и преподаватели

Изабель Жего Преподаватель графического дизайна. Училась в Высшей национальной школе декоративных искусств (École nationale supérieure des Arts décoratifs) на специальности визуальной идентификации, обладает соответствующим национальным дипломом (Diplôme national supérieur d’expression plastique).

Кевин Донно Выпускник Школы изящных искусств в Ренн (École des beaux-arts de Rennes), графический дизайнер, сооснователь мастерской — Élise Gay et Kevin Donnot.

Кристина Соломуха Обучалась в Киевском художественнопромышленном техникуме, позже — в Парижской академии изящных искусств (École des beaux-arts de Paris), из которой выпустилась в 1995 году и продолжила обучение в Архитектурной академии Paris-Malaquais (École d’architecture Paris-Malaquais) и Академии изящных искусств в Нант (École des beauxarts de Nantes).

Алевтина Кахидзе Родилась в городе Ждановка Донецкой области, закончила Национальную академию изобразительного искусства в Киеве (2004), получила последипломное образование в академии Ян Ван Эйк (Маастрихт, Нидерланды, 2004 — 2006). Художница, автор рисунков, текстов, инсталляций, перфомансов, дизайнерских объектов.


Содержание 7

О SVC

11

Воркшоп

16

Фотоотчет

18

Методика воркшопов

21

Интервью с куратором


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

«Знания полученные из книг или от своих учителей, сравнимы с путешествием в повозке... Но повозка служит тебе только до тех пор, пока ты движешься по большой проторенной дороге. Как только она кончается , ты вынужден покинуть ее и идти дальше пешком.» Иоханнес Иттен

10


О SVC


School of Visual Communication

2006

основана как школа графического дизайна.

2012

объединяет и развивает три направления: Design, ART и New Media.


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

School of Visual Communication —

профессиональное обучение в сфере дизайна, искусства и новых медиа. На сегодняшний день School of Visual Communication — е д и н с т в е н н а я учебная площадка в Украине, в которой процесс приобретения знаний и навыков синхронизирован с реальными потребностями в творческих специалистах. Цель школы:

Обучение и профессиональная подготовка специалистов в творческих областях используя инновационные учебные программы; Создание условий для эффективного сотрудничества специалистов, работающих в сфере визуальной культуры и визуальных коммуникаций.

Миссия школы:

Идентификация и популяризация украинского дизайна, современного искусства через призму актуальных образовательных процессов; Влияние на развитие профессиональных областей, интеграция украинского дизайна и современного искусства в международную креативную среду; Реализация «запроса» от общества на современную украинскую визуальную культуру и дизайн.

Партнерство: SVC является членом британского профессионального союза British Design & Art Direction (D&AD) и находится в постоянном соотношении и сопоставлении С января 2014 года SVC является своей деятельности официальным партнером London с Международным Education Centre, компании, которая советом ассоциаций выступает коммуникатором между по графическому иностранными студентами и ключевыми европейскими школами. дизайну ICOGRADA.

13


«Дизайн создает культуру. Культура формирует ценности. Ценности определяют будущее.» Роберт Л. Петерс


Международный воркшоп


Европейская высшая школа искусства Бретани (EESAB) была основана в 2010 году. EESAB объединяет четыре художественных школы городов Брест, Лориен, Кимпер и Ренн, где насчитывается почти девять сотен студентов.


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

Проектный обмен между SVC и артшколой EESAB-site de Rennes (Франция) В рамках рабочих обменов между SVC и зарубежными дизайн и арт-школами с 27 октября по 1 ноября 2014 года в нашей школе работала делегация французских студентов из EESAB-site de Rennes.

EESAB — Европейская высшая школа искусств состоит из четырех арт-школ, расположенных в четырех городах западной Франции: Бресте, Лорьяне, Кемпере и Ренн. Как одно высшее учебное заведение EESAB появилась в 2010 году, до этого в течение 20 лет эти школы были частью ассоциации, целью которой было продвижение и развитие высших художественных школ в Бретани, а также формирование партнерских отношений с другими французскими культурными учреждениями страны. 17


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

Сегодня EESAB — единственная высшая школа искусств в Бретани и одна из самых престижных во Франции. Каждая арт-школа EESAB имеет свою уникальную историю и структуру. Арт-школа с которой мы сотрудничаем имеет три факультета: Communication (Графический дизайн), Design (Дизайн объектов) и Art (художественный факультет). Все четыре школы объединяются не только формально, но и концептуально: каждые несколько лет они инициируют новую тему, которую можно исследовать вместе, таким образом мотивируя всех — и преподавателей, и студентов — на коммуникацию и работу коллективную. Эта коммуникация не ограничивается только территорией Франции, и регулярно выходит за ее пределы. В этом году EESAB выбрал тему «Extreme territories» («Экстремальные территории»).

Что значит — экстремальная территория? Исследование темы захватывает разные фокусы: кому-то из преподавателей интересно географическое положение самой школы (она находится на берегу моря), и у студентов, впоследствии будет проводиться учебный воркшоп на корабле, кому-то интересно проработать вопросы общей территории города, и это будет иметь урбанистический уклон. Известная художница, преподаватель и куратор этого проекта, Кристина Соломуха, предлагает поднять в этой теме политические и социальные контексты, которые можно наблюдать в сегодняшней Франции, Украине и Грузии. Каким образом будет проходить взаимодействие между участниками этого проекта? В основе проекта лежит коммуникация молодых студентовхудожников из французской школы со своими сверстниками, студентами украинских и грузинских художественных учебных заведений. В процессе исследования будет проходить знакомство с новыми местами и людьми, сбор необходимого материала и анализ полученной информации. 18


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

Французская сторона выбрала шесть студентовхудожников (четвертого и пятого курсов), SVC предложила пять студентов: три с направления «Дизайн», которые работают не только с проектами в сфере графического дизайна, но и имеют опыт творческих экспериментальных проектов, и два – с направления «Современного искусства», которым интересно было бы поработать над этой темой. Во время приезда в Киев у ребят было много мероприятий, исследований, совместных посещений интересных локаций, встреч, диалогов. В течение шести дней, французские студенты и куратор изучали киевскую городскую среду, погружались в атмосферу украинской жизни, выявляли интересующие украинцев вопросы. Делегация посетила мастерские в Национальной академии изобразительного искусства, познакомилась с представителями фонда «Изоляция», побывала на экскурсии в Межигорье, увидела собственными глазами драму кинотеатра «Жовтень», выезжала в индустриальные зоны с арткластерами, а также просто гуляла по Киеву и отыскивала интересные и странные места. А также – общалась, общалась, общалась… Из Киева, для продолжения сбора информации, французы отправились в Грузию, где за последние несколько дней успели посетить два города – Тбилиси и Телави, и приступить к совместной работе со студентами из двух тбилисских учебных заведений –Академии искусств и Центра современного искусства. 19


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

С украинскими участниками, а после возвращения в Ренн и с грузинскими, проект будет развиваться в формате работы в интерактивной среде. Финальным результатом этого трехстороннего коллаборационного проекта должны стать групповые выставки в Ренн (в январе 2015 года), в рамках Французской весны в Украине (ориентировочно, вторая половина апреля 2015 года), и в Грузии.

20


IRINA KUDRYA THE INACCESSIBLE OASIS

MORGAN AZAROFF HEY! HEY! BRIDGE! HEY!

This project tells the story of a long-term battle for the area around a public fountain. In this battle, activists oppose the owner of a local restaurant who places tables around the fountains in the summer, so that the freshness of the fountain is accessible only to its customers.

Inspired by the Podilsko-Voskresensky bridge, this song is based on the stucture of the musical bridge AABA that we can nd in jazz or pop music. Presented here as a karaoke video clip with no beginning and nor ending.

TETIANA KUDRYK PHOTOGRAPHIC SERIES

GVANTSA JISHKARIANI UN/FINISHED ONE

Through observation a transformation takes place, turning public spaces into a private spaces and transforming it back into a public spaces again through an intervention.

Incomplete completeness, gives the possibility to nish it in the literal sense or to nish it verbally.

IURII PROGONNYI KIEV. 2000 LEVERS OF INFLUENCE

DAVID KOROSHINADZE POLITICAL ZERO

This work is a research on toponymic (place-name study) changes in Kiev taking the shape of a map of the city. It focuses mainly on the evolution of the political and cultural context of the street names in its contemporary history.

Subjects are sent back to early 90’s. This construction which is cut out from series of photos is a ex-parliament building in Georgia. This work underlines the political confusion and the loss of social codes in Georgia.

ANASTASIIA SYNIEPUPOVA PRIVATE & PUBLIC

ALEXANDRE BARRÉ SHELVES LOGGIAS

Since Russia began an undeclared war against Ukraine, a wave of national symbolic imagery have appeared across the city. Not only do the people place ags on their roofs, they have also started to color in blue and yellow whatever surface could be painted. What happened to the other colors and what are the limits between public and private spaces?

The phenomenon of “ beautifying ” objects and constructions appear in post-soviet countries as a “ do it yourself ” architecture. These new extra living spaces began to grow spontaneously from all kinds of materials, dramatically changing the identity of the cities. Here the shelves are a transcription of those urban forms in the exhibition space.

HANNA SCHERBYNA AN ARTIST’S HOUSE

GABRIELLE DECAZES, LAURE MATHIEU UNBRIDGE

These images captured with a cell phone where made inside a soviet era building, the dormitory of the National Academy of Fine Art and Architecture in Kiev. By law, places in the dormitory are to be guaranteed to all the students who need a place to stay and live. There are 300 apartments in the dormitory and the living conditions comply with sanitary standards. Each room has 2, 3 or 4 beds. There are 2 kitchens and 2 bathrooms on each oor, a laundry room, and 2 separated showers for men and women on the 1st oor.

The video is subtitled with keywords that have been de ned by their links relating to an un nished bridge in Kiev.

GIORGI MAGHRADZE “ ARASHENDA ” (NOT FINISHED YET)

MATHILDE VAVEAU BANALITÉS OBSIDIONALES

“Arashenda” building is located in the suburbs of the city. Named appropriately by the local residents due to its construction not having been terminated after the collapse of the Soviet Union. For the past 20 years people took it to themselves to complete it in a chaotical and spontaneous way. “Arashenda” is a meta- phor of the tendency that has been established in the Georgian politics : chaotic development and control.

Architectural and urban issues re ecting political complexities in Georgia and in Ukraine.

MORGAN AZAROFF, SEARCH AND MATCH, VIDÉO 35 MIN This series of photographs was made at the botanical garden of Tbilissi, Georgia. The video shows the tentative act of their identification.

THOMAS PORTIER “HOW NOT TO LOVE YOU, MY DEAR KYIV?” « Comment ne pas t’aimer, mon Kiev chéri ? »


Методика воркшопа


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

Методическая разработка учебного курса международных обменов. Цель:

Получение практического опыта и навыков взаимодействия в международном кросс-дисциплинарном проекте, направленном на преодоление дисциплинарных ограничений (дизайн + визуальные коммуникации + современное искусство + новые медиа + технологии). Приобретение компетенций в организации, ведении, реализации проекта, в котором каждый из участников занимает активную позицию, находится в диалоге и имеет возможность как авторской реализации проекта так и проектной групповой работы.

Формат работы:

Исследование визуальной среды с погружением в городской контекст страны пребывания. Реализация творческого проекта с использованием экспериментальных практик. Организация и участие в коллективной выставке.

Вид занятия:

Информативное, навыковое, ресурсное.

Тема и предмет:

Определяется составом участников воркшопа (кураторами и студентами).

Форма проведения:

Исследование, семинар, дискуссия, практика, тестирование, экспериментальная форма, презентация проекта (выставка, конференция).

Длительность воркшопа:

Неделя (7 дней)

Необходимый уровень подготовки:

Практик, профессионал, эксперт.

23


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

Краткое описание содержания занятия:

На начальном этапе — брейншторминг (или презентация готовых тем), интересных для группы, с последующим отбором 3-5 тем, для последующей их практической реализации мини-группами.

Учебный инструментарий:

 Канцтовары  Компьютерный класс  Книги  Проектор

 Художественный

 Материал

 Мастерские

 Другое

Содержание учебного мероприятия:

_______________________________________________ _______________________________________________ _______________________________________________

Время:

_____________________

Какую мотивацию формирует или использует занятие/воркшоп?

_______________________________________________ _______________________________________________ _______________________________________________

Зачем студентам знать, понимать, уметь делать?

_______________________________________________ _______________________________________________ _______________________________________________

Через какое практическое действие происходит обучение?

_______________________________________________ _______________________________________________ _______________________________________________ _______________________________________________

Как проверить эффективность проведенного воркшопа?

_______________________________________________ _______________________________________________ _______________________________________________

Описание навыков и ключевой компетенции, которые формируются во время воркшопа:

_______________________________________________ _______________________________________________ _______________________________________________ _______________________________________________

24


Интервью с куратором


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

Кристина Соломуха: «Для современного художника выставка неотделима от его произведения»

АЛИНА САНДУЛЯК 27.01.2015

С 29 января по 13 февраля во французском городе Ренн показывают коллаборативный художественный проект, созданный французскими, украинскими и грузинскими студентами художественных учебных заведений: Европейской высшей школы искусств EESAB-site de Rennes, киевской Школы Визуальных Коммуникаций и тбилисских Академии искусств и Центра современного искусства. Проект курируется художницей Алевтиной Кахидзе с украинской стороны и куратором в TRAM (Transform Art Module) Аной Рябошенко с грузинской. Предложение познакомить молодых художников из разных стран и дать им возможность поработать вместе подала художница, куратор и преподаватель Кристина Соломуха, которая с 2015 также является одним из приглашенных кураторов на направление «Современное искусство» при Школе Визуальных Коммуникаций и которой интересно провести свою серию проектов с участием украинских студентов.

Архивы: публикации ART UKRAINE 26

Кристина Соломуха родилась в Украине, но с 17 лет живет и работает во Франции. Окончив академию искусств в Париже, она начала работать как художник с разными медиа – инсталляцией, рисунком, объектом, видео. Уже около десяти лет преподает в Европейской высшей школе искусств в городе Ренн EESAB-site de Rennes. О том, как устроены художественное образование и система искусства во Франции, своих художественных, кураторских и педагогических практиках, а также о коллаборативном проекте Украина-Франция-Грузия, Кристина Соломуха рассказала в интервью для ArtUkraine. - Вы уже давно живете и работаете во Франции, там же получили и художественное образование. Расскажите, пожалуйста, о нем. Что вы изучали и какие были методы?  - После трех лет обучения в Киевском художественнопромышленном техникуме в 1989 году я переехала жить во Францию и поступила в художественную школу в Париже École Nationale Supérieure des Beaux-Arts, где отучилась 5 лет. Потом я получила постдиплом в Нанте, а затем, чтобы завершить образование, я еще поучилась на архитектурном факультете в Париже (École Nationale Supérieure d’Architecture Paris-Malaquais).    Школами во Франции называют учебные заведения, которые по уровню соответствуют академиям. Всего таких художественных школ в стране приблизительно 50.


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

3303,74 euros including taxes

Mudboots (2013)

Amphibious колла (2013)

Mind The Gap Fountaine (2008) 27


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

В парижской школе были разные мастерские (ателье) художников, скульпторов, графиков и так далее, к которым студенты записывались и приходили несколько раз в неделю. Это такая академическая система, которая сейчас, наверное, осталась уже только в Париже: сама модель с мастерскими давно себя изжила. Эта система предполагает, что у вас есть художникзвезда, к которому все записываются. В других французских школах и академиях сегодня вы редко встретите такой подход – художественное образование теперь работает через учебные программы, детально и всесторонне прописанные, нацеленные на результат. В Парижской школе я получила хорошую теоретическую базу: у нас было много лекций по истории искусства, в частности искусства 20 века и современного, психологии искусства, эстетике, философии. Если сказать в общем, то нас учили, как вписать искусство в его эпоху, в историю, когда это искусство производится. Уже более десяти лет я преподаю в EESAB-site de Rennes – Европейской высшей школе искусств в городе Ренн, которая входит в структуру из трех других художественных школ региона Бретань. Модель, по которой функционирует наша школа – это разработка учебных программ, где молодые люди могут получить ключи к пониманию современного искусства и современного мира. У нас три факультета: Communication (Графический дизайн), Design (Дизайн объектов) и Art (художественный факультет). Все четыре школы из года в год подымают вопрос, как мы можем объединиться, и что у нас может быть общего: мы проговариваем разные темы и затем вместе или по обмену работаем над общими проектами. Потому как предметы изучения в школе – это что-то, что изменяется все время, а также коммуникация. - Учите ли вы молодых художников также практической стороне, или вы делаете акцент больше на теории? Какой ваш педагогический подход? - Мой подход заключается в том, что студент обязательно должен производить какие-то формы. Потому что, обсуждение художественной работы и конечный 28

результат – абсолютно разные вещи. Когда проект в голове, это одно. Когда он в процессе подготовки и сталкивается с различными сложностями (техническими, логистическими), он может значительно трансформироваться. Поэтому в школе, где я сейчас преподаю, является обязательным заданием сделать проект, дать какую-то форму своим размышлениям. Первое обсуждение всегда устное, а на второе я прошу принести какие-то наработки, черновики – «материальные доказательства» проекта, как я это называю. Также, в начале моей преподавательской работы в École Supérieure d’Art et de Design в Реймсе я преподавала методологию проекта – анализ дизайнерского, архитектурного и художественного проектов. Нужно понимать, что все объекты вокруг нас имеют свой сценарий. Например, сценарий стула – это объект, на который может сесть человек. Но второй сценарий – этот стул не должен занимать много места, он должен быть компактным. То есть это предмет, на котором студенты узнавали, как писать сценарии объектов и пространств, и как их реализовывать. Это также очень важное знание для художника. На сегодняшний день у меня достаточно большой преподавательский стаж: я преподавала в школах дизайна и архитектуры, делала короткие воркшопы, вела курсы и мастер-классы в Женеве, США, Корее, Франции. Но нужно сказать, что все это были довольно разные подходы и типы преподавания. - Параллельно с педагогической деятельностью, вы также являетесь художником и куратором. Расскажите о ваших художественных и кураторских практиках. - Кураторство является частью моей художественной работы. Меня интересует не только производство моих собственных проектов, но и коллаборативная работа с другими художниками, а также современное понятие «выставки» – что такое выставка, какие её составляющие элементы, что такое выставочное пространство, как объекты взаимодействуют в этом пространстве и какими могут быть подходы к реализации выставки. Меня интересует эксперимент


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

во всех перечисленных мной ранее отраслях – художественной, кураторской, педагогической. Уже три года я работаю практически только вместе с художником Пауло Кoделупи (Paolo Codeluppi). У нас различные формы совместной художественной практики: первый вариант, мы делаем общие работы, второй – обсуждаем общую концепцию, но каждый работает отдельно. Но когда мы приступаем к выставке это всегда один целостный объект. В нашей последней коллаборативной выставке нас интересует контакт с публикой на перформативном уровне. В определенные дни мы приходили в экспозицию и представляли выставку, рассказывая о скрытых смыслах наших работ. Мы это называем «перформированный объект». Еще одна из моих кураторскохудожественных работ – это проект с куратором Эльфи Тюрьпан (Elfi Turpin). Сначала она просто курировала мои выставки и писала к ним тексты, потом мы решили поэкспериментировать – сделать проект, в котором не было разделения ролей на куратора и художника. Вместе мы подготовили и работы, и выставку, и даже текст написали сообща. Идея проекта заключалась в том, что мы изучили такое понятие как 1 %. Когда во Франции строится любое государственное учреждение – больница, дорога, школа и т.д. – то 1% бюджета должен быть отдан художнику для того, чтобы он что-то сделал в этом публичном пространстве. Существует конкурс, договоры, много бюрократии. - То есть государство поддерживает искусство на законодательном уровне и такими способами? - Да, это прописано в законе Франции. В Германии идет 2%. Во Франции же сейчас выделяется все меньше бюджета на социальные инициативы. К примеру, по сравнению с 1995 годом, сегодня государственных грантов для художников осталось 10% и бюджет в них копеечный. Музеи вынуждены подымать стоимость за вход, и так далее. Но я бы все равно не жаловалась – французское государство так или иначе поддерживает развитие культуры и искусства.

- А что художники делают на этот 1% бюджета? - Разное. От банально-скучных мозаик до очень прогрессивных проектов. Все зависит от жюри, людей, которые этим занимаются, мэрии. Например, вокруг Парижа была построена трамвайная ветка, был проведен конкурс и десять художников сделали свои проекты, которые установлены по линии трамвая. - И это всегда работает? - Да, зачастую. Иногда, правда, деньги пропадают. Но сейчас у нас все более строго с этим, так что в принципе контроль стал лучше. Но в Париже, скажем, наверное, будет сложнее осуществить этот закон, потому что уже до этапа конкурса в столице известно, какой художник получит этот 1%... Но бывают и хорошие сюрпризы. Во Франции не крадут деньги в таких огромных количествах, как в Украине, у нас существуют проблемы на другом уровне. Например, у мэра какого-то французского города есть друг или зять художник, и он настолько хорош, что будет делать роспись на новой школе. Так вот наш с Эльфи проект как раз и поднимал тему такого рода коррупционерства. Так как я являюсь частью художественной среды, я очень критично отношусь к таким вещам, и нам был интересен принцип, по которому отбираются художники в таких конкурсах. Мы взяли все конкурсные документы (они есть в свободном доступе в интернете) и решили реализовать этот 1% в микроварианте. Проект состоялся в одной из комнат студии наших друзей архитекторов: комнату нужно было убрать, а за один процент от бюджета уборки мы пригласим художников, которые что-то сделают в этом убранном пространстве. Конкурсные документы мы расписали немного по-своему – например, посоветовали всем художникам давать нам взятки в виде кофе, ветчины, или сыра. С одной стороны, это были ироничные приписки, а с другой – очень критичные, так как основа была реалистичной. Мы пригласили десять художников, которые уже когда-то работали с 1%, а в жюри были выбраны люди, которые также уже сталкивались с этим механизмом. Один архитектор был и конкурсантом, и в жюри 29


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

(он конечно же проголосовал за свою собственную кандидатуру). По первому же голосованию нами было выбрано 4 проекта, то есть 4% вместо 1%. На инаугурации был перформанс, где один из художников в песенной форме озвучил все, что происходило во время проведения конкурса – как нас подкупали, как конкурсанты были и председателями жюри и так далее. - Довольно критический проект, который поднимает тему функционирования системы современного искусства. Кроме такой государственной поддержки, у вас есть частные институции? Как художники во Франции взаимодействуют с институализированной арт-системой? - Частные институции есть, но у нас меценатство и спонсорство менее развито, чем, скажем, в Германии, Бельгии и других странах. Это отчасти зависит от того, что 30 лет назад социалистическое правительство и особенно министр культуры Жак Лёнг (Jack Lang)  придумали очень хорошую систему региональных фондов FRAC (Fonds Regional d’Art Contemporain), которые занимаются современным искусством, а также сделали много для модернизации художественного образования и помощи молодым художникам. Где выставляться – это уже выбор всегда только художника: мы выставляемся там, где можем. Но важно, чтобы смысл работы не отрицал то, как эта работа показана. Во Франции мало кто из художников полностью живет за счет своего творчества. Могу рассказать, как живу я: большая часть моего бюджета – это зарплата в художественной школе, где я преподаю, другая часть – зарубежные и французские гранты и стипендии, и третья часть – продажа работ. Во Франции довольно таки развиты государственные (региональные и больших городов) и частные коллекции, которые постоянно пополняются работами современных, ныне живущих художников. Если это какие-то перформативные проекты, то покупаются либо финальные объекты этого проекта, либо же сам проект полностью реконструируется в полном размере в музейном или архивном пространстве с видеодокументацией оригинального события. 30

- Украинские коллекционеры, к сожалению, не обладают таким образным мышлением, а у музеев нет финансовой возможности приобретать такие работы. - Одна из больших проблем в Украине, как мне кажется, это проблема информации и образования. Если у людей есть ключи к пониманию, информация и желание узнать, они могут понять, что происходит в современном мире, в том числе художественном. Если же у них есть только информация, что в 18 веке делались натюрморты, то эти натюрморты они и будут покупать. Поэтому без должного образования, сдвигов в понимании не случится. Для меня было удивлением, в 1997 году когда знакомый берлинский галерейщик на Документе в Касселе водил коллекционеров по всей выставке и рассказывал не только о своих художниках, но и о тех, которых представляют другие галереи. Очень много обычных людей приходят смотреть выставку и задавать вопросы. Они не боятся не понимать. Поэтому нужно делать различные образовательные программы, чтобы информация могла свободно циркулировать в обществе. - Затрагивая еще тему функционирования художественной системы, расскажите, как во Франции выстраиваются условия труда для художника? - Во Франции Министерство культуры выделяет неплохой бюджет на искусство, хоть он и уменьшается с каждым годом. Центры современного искусства зачастую работают с художниками на условиях гонорара. К примеру, не так давно нас с Пауло пригласили сделать выставку и резиденцию в новом Центре современного искусства Le 116 под Парижем, и выделили бюджет в 2 тысячи евро на продукцию и около 500 евро на человека за участие. Но бывают и другие варианты, когда, например, куратор говорит «У нас есть такая-то сумма для тебя и столько-то на продукцию. Ты согласен, если на продукцию мы отдадим всю сумму?». Часто художники соглашаются, но могут и отказаться, если финансовое положение не позволяет. И это нормально, конфликта не возникнет.


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

- Если художник начинает задавать неудобные вопросы с помощью своего искусства, как это встречается широкой публикой и художественным сообществом? Какого уровня профессиональная критика имеет место быть? - Я приведу такой пример. Как вы знаете, во Франции легализировали однополый брак. После этого консервативнорелигиозные организации начали проводить протесты, причем не только против однополых браков, но и против абортов. На ярмарке современного искусства FIAC американский художник Пол Маккарти показал скульптуру «Дерево», по форме напоминающую сексуальную игрушку. Конечно же, все это было согласовано с мэрией города – огромная надувная скульптура была установлена на фешенебельной площади. И тут же начались выступления консервативно настроенных людей, которые в своих твиттерах стали писать «Какой ужас, на площади выставили гигантский анальный плаг». Пресса отреагировала мгновенно: появилась статья с явно саркастическим замечанием, что заметили в скульптуре сексуальную игрушку именно религиозные общины и консерваторы, к чему бы это. Два дня спустя, однако, кто-то все-равно обрезал крепление, скульптура упала и ее пришлось демонтировать. Вот вам пример обсуждений таких ситуаций – это были социально-политические издания, с миллионной аудиторией. И если художник захочет сделать работу о том, как Саркози дружил с Кадафи или какой-то министр продавал оружие, мне сложно представить, что его выставку могут закрыть. А если это и случится, то тут же на следующее утро в прессе появятся многочисленные критические статьи. (Интервью было сделано до трагических событий в Париже, поэтому мы не коснулись этих актуальных новостей, а также религиозных вопросов – прим.ред.). - А как часто во Франции можно встретить сочетание художника и куратора в одном лице? - Довольно часто. Думаю, это связано с тем, что когда мы в мастерской делаем работу, на этом она не заканчивается. Привнося проект в пространство, художник начинает работать и с ним, вписывать

свой объект в окружающую среду. Кстати, даже на школьном уровне работа не заканчивается на решении, каким образом реализовать проект концептуально и технически – студенты должны уметь работать и с выставочным пространством. Считаю, что для современного художника выставка неотделима от его произведения. Просто некоторые художники идут дальше и организовывают выставки самостоятельно. Но я не знаю ни одного художника в своем окружении, который никогда не организовал бы выставку: хоть самую маленькую, для друзей, на книжной этажерке, в мастерской – тоже выставка. - В Украине художники часто становятся кураторами ситуативно, из-за отсутствия профессиональных институций и профессиональных кураторов. Эта тенденция, например, характерна для западной Украины, где в конце 1980-х стали появляться неформальные галереи. - Пять лет назад мои студенты второго курса организовали галерею, потому что в Ренн не было достаточно открытых мест, где бы они могли показывать свои работы. Они долго искали пространство, обращались в мэрию, им отказали, потом кто-то им просто одолжил зал в пользование. Галерею они назвали Standart и делали там очень хорошие экспериментальные проекты. Когда после обучения они разъехались из Ренн, то передали пространство другим студентам, а название забрали с собой. Теперь галерея называется Le Practicable и занимается ею часть студентов, которые сейчас принимают участие в проекте «Экстремальные территории». Выставочный формат: один месяц выделяется на проект художникам, один – студентам нашей школы.  Кроме того, художники, которые делают выставку в этом пространстве, обязательно приходят в школу с лекцией или презентацией своего творчества. Например, у нас проходила биеннале в Ренн, и каждую неделю в Le Practicable проходили перформансы, после которых состоялись лекции для всех студентов школы. Молодые художники, которые занимаются галереей, много общаются между собой, задают вопросы, ищут на них ответы, экспериментируют, пробуют много разных вещей. 31


I n te r n a t i o n a l w o r k s h o p | Ky i v — R e n n e s

- Расскажите, пожалуйста, об этом экспериментальном коллаборативном проекте с французскими, украинскими и грузинскими студентами. В чем его идея? - То, что мы делаем сейчас со студентами — это экспериментальные художественные практики. В этом году наша школа выбрала тему для исследования «Extreme territories» («Экстремальные территории») и я сразу подумала об Украине – в тот момент здесь был Майдан. Также я хотела поехать и в другие страны пост советского пространства, которые переживают экстремальные ситуации, что бы дать французским студентам как можно больше элементов для понимания политической обстановки. Поэтому после Украины, мы со студентами отправились еще и в Грузию. Идея заключалась в следующем: предложить французским студентам встретить их украинских и грузинских сверстников для того, чтобы задать вопрос, каким образом можно делать искусство в такой сложной политической ситуации. Работа должна иметь как почву специфический политический контекст, но не обязательно, чтобы конечный результат был таким специфическополитическим. Каким может быть ответ? Каким может быть искусство? Может ли ответ быть: в такой ситуации искусством мы не занимаемся? Является ли это экстремальным ответом? Подходы могут быть совершено разными. Я предложила Школе Визуальных Коммуникаций поэкспериментировать и познакомить наших студентов. С 27 октября по 1 ноября шесть французских студентов познакомились с пятью студентами ШВК с направления «Современное искусство» и «Дизайн». Больше всего меня в этом проекте интересует живая коммуникация французских студентов с их сверстниками из Украины и Грузии. Во время приезда в Киев у ребят было много мероприятий, исследований, совместных посещений интересных локаций, встреч, диалогов. Также нам устроили визиты в мастерские Национальной академии изобразительного искусства, фонд культурных инициатив «Изоляция», Межигорье, мы выезжала в индустриальные зоны с арткластерами и т.д.  Дальше студенты уже обсуждали свои проекты удаленно через 32

почту и Facebook, обмениваясь знаниями, впечатлениями и артфактами. Выставка откроется 29 января в выставочных залах школы в Ренн, это первый этап, в апреле мы её привезём в Киев в рамках Французской весны, а в сентябре в Contemporary Art Space в Батуми в Грузии. Мы очень благодарны Министерству культуры Грузии и Французскому институту в Киеве, которые оказывают большую поддержку при реализации этого проекта.


Retournez la chaussette! ou La chaussette retournée

Для участия в воркшопе необходимо заполнить заявку, в которой нужно указать вашу мотивацию — почему вы хотите принять участие в этом воркшопе, а также прикрепить ссылку на ваше творческое портфолио. У всех кураторов и преподавателей курса будет доступ к просмотру этих файлов.


SVC г. Киев, ул, Златоустовская 34 тел. 063 743 08 47 info@svc.com.ua

Multipage buklet  

Design and layout of a multipage booklet for School of Visual Communication. The booklet is devoted to methodological development and descri...

Multipage buklet  

Design and layout of a multipage booklet for School of Visual Communication. The booklet is devoted to methodological development and descri...

Advertisement