Page 1

EXODUS BOSTON' S

JEW I SH RUSSI AN FAMI LY MAGAZI NE

J UL Y AUGUST2018 TAMMUZ ELUL5778 NO50

Журналдлядуши

Sh a l o hH o us e PRES C H O O Ac L c ept ! i nga ges1 . 5t o5

 War m, c a r i ng, exper I i enc eds ndi v t i a dua ff l a t t e n t i o n  Hot , k os her , nut r i t i ousmea  Homeye l s

nv i r onmentwi t s h uper l a t i v e e duc a t i  Enr o n i c hmentc l a s s es–mus da i nc c , e, gy m , a r t , c hes  Summe s a n d mor e rc ampopt i onal heat – o n eds s i t e wi mmi ngpool  Tr ,fiel d i l t i r nguals i p s . t aff–( Engl i s h, Hebr ew, Rus s i a n)

y ea r sol d

Cal l usTODAY t or egi s t e r f or Sept em

ber2018 Ongoi ngr egi s t r at i ont oal ourpr l es c hoolc l as s es .

6

17787T ui 2200 t i ona sl owa s$ 2 5 0perwee kf orf ul l t i me

hool c s e r p h s wi e J r u O ed l l a c n e e b ng s i h t ha t s e tb ” ! ma henex heMa t “ s ddi oaYi t

РУССКИЕСТ Р АНИЦЫ1 31

E NGL I S HP AGE S32 44

ИЗДАЁТ СЯSHAL OHHOUSEЕВРЕЙСКИМЦЕНТРОМРУССКОЯЗЫЧНОЙОБЩИНЫБОСТ ОНА| 617 787 2200


ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

3


Let My People Know...sm

издатель

Еврейский центр русскоязычной общины Бостона

кто мы Publisher: Editor: Associate Editors: Editorial Director: Business Manager: Design and Layout:

Rabbi Yoseph Y. Zaltzman Ella Vorovitch Rabbi Yisroel Karpilovsky Rabbi Dan Rodkin Rabbi Mendel Zaltzman Ella Vorovitch Irene Lipsker

Proofreading:

Larissa Tchoumak Mikhail Khazin

как нас найти Адрес:

Телефон:

E-mail: Website:

Greater Boston Jewish Russian Center 29 Chestnut Hill Avenue Brighton, MA 02135 617-787-2200 617-787-4693 exodus@shaloh.org www.RussianBoston.org

Exodus Magazine Boston Edition is published monthly by the GREATER BOSTON JEWISH RUSSIAN CENTER September - October, 2017 Volume 5, Number 310 Mail Registration Number 770 Circulation 4,000 Подписка: $ 18 Printed in USA Мнения, высказываемые авторами публикуемых материалов, не обязательно совпадают с мнением редакции. Реклама и объявления в следующий выпуск принимаются до 13 числа текущего месяца.

Синагога и еврейская школа благодарит благотворительный фонд Памяти Михаила Рудяка за щедрую поддержку

OT РЕДАКТОРА

ДО СТА ДВАДЦАТИ! Мидраш рассказывает, что до времен Авраама, Ицхака и Яакова все люди выглядели молодыми, не испытывали страданий и не болели до самой смерти. Но Авраам попросил у Вс-вышнего признаков старости – седину и морщины, Ицхак – страданий, а Яаков – болезни. У каждого были свои аргументы: внешние признаки старости – чтобы люди могли отличить отца от сына, страдания – чтобы смягчить Небесный Суд после смерти, болезни – чтобы успеть привести в порядок дела. Вс-вышний принял их аргументы, и Авраам постарел, Ицхак прожил остаток своих дней в мучительной слепоте, а Яаков был первым человеком, который заболел перед смертью. Эти же свойства приобрели и все последующие поколения. Седина и морщины тактично сообщают нам о том, что приближается старость. С какого возраста она начинается? На этот счет разные мнения, одно из них: 60 – 75 лет – пожилой возраст, старость – 75 – 90 лет, свыше 90 – долгожительство. При этом возрастные рамки все время отодвигаются. Но старость – это еще и философский вопрос. Есть молодые люди, которые, несмотря на возраст, считают себя стариками. И есть пожилые, которые ведут активный образ жизни. Все наши праотцы – Авраам, Ицхак и Яаков, праматерь Сара, Моше, Мирьям, и многие другие герои Танаха прожили долгую и плодотворную жизнь. Тора рассматривает долголетие как благословение. Долголетие считается наградой за выполнение определенных заповедей, в том числе за выполнение заповеди «Чти отца твоего и мать твою». Говорят: «Старость не радость». Физические недомогания, изменение образа жизни и распорядка дня, сужение круга общения, чувство одиночества, ощущение своей ненужности и другие проблемы не приносят радости. «Осень жизни», как красиво называют старость, вносит свои коррективы, с которыми невозможно не считаться. И тем не менее, старость можно и нужно сделать счастливой. Психологи считают, что источником счастливой и долгой старости является семья. Благополучие своих близких, их успехи, радость общения с ними позволяют забыть о собственном возрасте и недомоганиях. Имея массу свободного времени, многие пожилые люди начинают рисовать, писать стихи, потому что «осень жизни»

СОДЕРЖАНИЕ

– это не менее креативный возраст, чем юность и зрелость. Седьмой Любавичский Ребе Менахем-Мендл Шнеерсон был против самой идеи отхода от дел, против ухода на пенсию. Его жизнь – яркий пример активного долголетия. В день своего 70-летия Ребе получил тысячи писем с добрыми пожеланиями со всех концов света. Он не принял советов и рекомендаций уйти на заслуженный отдых, так, как это делают большинство людей. А на фарбренгене в день своего 80-летия Ребе лично вручил каждому из присутствовавших – а было 10 000 мужчин, женщин и детей – подарок: специальное издание «Тании». В 1980 году, будучи уверенным в том, что изучение Торы даст пожилым людям интерес к жизни, Ребе основал всемирную сеть учебных центров для пенсионеров. С 20 апреля 1986 г. (11 нисана 5746 г. — в свой день рождения) Ребе ввел обычай каждое воскресенье давать доллар каждому, кто к нему приходил, и делать его, таким образом, «посланцем для исполнения заповеди». Тысячи людей выстраивались в очередь, чтобы получить благословение Ребе, и он находил в себе силы стоять по 8-10 часов подряд каждое воскресение, чтобы благословить и вручить каждому доллар. А ведь ему было тогда 84 года! Многие хранят эти банкноты – благословения от Ребе. Всю свою жизнь Ребе работал. И рекомендовал работать всем, невзирая на возраст. Но даже если человек оставил работу, то, по его словам, этот период может стать одним из самых продуктивных в его долгой жизни. «Быть может, из всех людей именно пожилые являются теми, кто больше всего нуждается в полной смысла жизни. И они лучше всех могут научить нас вести такую жизнь»,- говорил Ребе. В связи с этим вспоминается история: Сидят двое в очереди в ожидании суда после смерти. Вызывают одного из них. «А почему не меня? Я же впереди!». — «Сначала те, кто старше». — «Но я же намного старше! Я его на руках носил». — «Э, у нас другой возраст: он жил полной жизнью, а у тебя, даже если хорошо поскрести, больше двух годочков не наберется». Здоровья всем и активного долголетия! С ува­же­ни­ем, Элла Во­ро­вич

ДЛЯ ДУШИ 6 ЕВРЕЙСКИЙ КАЛЕНДАРЬ 7 НА ТЕМУ ДНЯ 8 ХАСИДСКИЙ КАЛЕНДАРЬ 11 НАШИ ИНТЕРВЬЮ 13 ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА 15 НЕ ЗАБУДЬ 19 JEWISH SOUL 30 MADE YOU THINK 31 LIFE ON EARTH 32 JEWISH THOUGHT 35 ASK THE RABBI 37 38 PERSPECTIVE THE 3 WEEKS GUIDE

41


�HOME

SENIOR CARE,INC

AT HOME SENIOR CARE HAWE ArEHTCTBO 06CJ1Y>KIIIBAET HA .QOMY KaK xpoH1,11.1ecK1,1 6onbHblX,

TaK 1,1 epeMeHHO 3a6oneew1,1x.

phone: 617

663-4881

BaM OKa)l(yr noMOI..L\b Ha AOMY M8AC8CTpbl, q::>11131110TepaneBTbl, co1...1111anbHbl8 pa60THIIIKIII Ill nOMOI..L\HIIIKIII no YXOAY- Mbl o6ecne'-llllBaeM Ka'-leCTBeHHbllll YXOA no IIIHAIIIBIIIAyanbHOMY nnaHy. Mb1 pa6oraeM B TeCHOM KOHTaKTe C BaWIIIMIII spa'-laMIII.

Haw MHoroneTHl/1111 OnblT 111 npocpecc1110Han1113M noMoryr yKpenlllTb III BOCCTaHOBIIITb sawe 3AOPOBbe! Y)l(e s A8Hb Bawero 3BOHKa Mbl o6ecne'-ll/lM MOM8HTafibHbllll ceps111c!

1340 Centre St., Suite 208 Newton, MA

www.athomeseniorcares.com

ELDERLY HOME CARE npoc1JeccMOH811bH8H nOMOI.Llb Ha AOMy! Mbl OKa3blBaeM BblCOKOKa"leCTBeHHYIO nOMO�b Ha AOMy. Mbl Y"IMTblBaeM BawM no>KenaHMSI.

noMOW,Hlt1Klt1 no ,QOMY OKa>Ky TnoMOW, b: np111Kyn aHl/1111 111 cMeHe o,Qe>K,Qbl, 3aKynKe npo,qyKTOB, np111roroBneH111111 e,Qbl! 06palJ.laMrecb K HaM! Mbl ecerAa K BawMM ycnyraM.

HELP WANTED

Tpe6yt0TCs:I M9AC9CTpbl, Q)ll131110TepaneBTbl, nOMo1..4H111K111 no yxOAY 111 no AOMy. A raK)l(e B O¢111c - MeAcecrpa 111 ceKperapb.

phone: 617 274-8739 www.athomeseniorcares.com

PYCCKO.H3blqff bIH XOCDHC �

8 EocmoHe

ALLIA.CE Hospice & Palllatlve Care

617 .663.4881

Phone: Fax: 888.580.6161 1340 Centre St. Suite 208, Newton, MA

xocm,1c (HOSPICE) - 06ECnEYl.1BAET KOM<l>OPT xocm,1c (HOSPICE) YCnYr"1 nPEAOCTABnSIIOTCSI

1.1 HAl.1nYYWEE KAYECTBO >Kl.13Hl.1 AnSI nlOAEl.1, KOTOPblE CTAnKl.1BAIOTCSI C HEl.13nEYl.1MblMl.1 60nE3HSIMl.1, A TAK>KE AnSI l.1X CEMEl.1.

BE3AE, rAE 6bl Hl,1 nPO>K"1BAn nAU"1EHT - B YACTHOM AOME, AOME nPECTAPEnblX, 6OnbH"1UE, LONG-TERM CARE YYEPE>KAEHl,11,1 1,1n1,1 RETIREMENT COMMUNITY.

ALLIANCE HOSPICE AND PALLIATIVE CARE nPE.QOCTABmlET cnE.QYIOl.l.U•1E CEPBl>1Cbl:

· Comprehensive Holistic Care · Nursing Services (upon assessment we provide) Pain Control and Symptom Management All Medications Related to Hospice Diagnosis Medical Supplies Home Medical Equipment (Hospital Bed, Oxygen, etc.) · Physical and Occupational Therapy

· · · · · · · · · ·

Speech Therapy Dietary Services Audiology Services Spiritual Counseling Social Services Assistance with Personal Care and Other Activities Respite Care for Caregivers Bereavement Support Care for Patients at Various Facilities Volunteer Assistance and Coordination of Community Resources


ДЛЯ ДУШИ

МОШЕ ПРОТИВ АНГЕЛОВ Из трудов Любавичского Ребе Рассказывается в Талмуде, что когда поднялся Моше на гору Синай получать Тору, ангелы воспротивились этому, утверждая, что Тора должна быть дана им, а не людям. Тогда Вс-вышний повелел Моше ответить на их претензию, и Моше сказал им, что написано в Торе: "Я, Б-г Вс-сильный ваш, который вывел вас из Египта". "Разве вы спускались в Египет? Разве были вы порабощены фараоном?" - отмел он их претензии. Моше также привел разные законы из Торы и спросил: "Разве вы ведете дела меж собой? Есть разве у вас отец и мать? Дурное начало разве есть у вас?" Претензия ангелов, на самом деле, была очень существенной и основывалась на законах самой Торы. Они исходили из закона "бар-мецра" (преимущественное право ближайших соседей на приобретение имущества пeред другими покупателями). Человек, желающий продать свое поле, должен отдать предпочтение владельцу ближайшего поля, и этому соседу разрешено даже изъять (перекупить насильно) поле у покупателя, даже если оно уже ему продано. Ангелы утверждали, что они, пребывая Свыше, являются "соседями" Торы, поэтому она должна была быть дана им, а не – людям. Ответ Моше ангелам также был дан, исходя из нюансов закона "бар-мецра". Преимущественное право соседа действует только в том случае, если покупатель намерен использовать землю для обработки и выращивания каких-либо растений на ней, но если он хочет построить на этом поле дом, то сосед не имеет права забрать у него эту землю. Таковым был ответ Моше: предназначение Торы – "построить дом", "создать для Вс-вышнего жилище в нижних мирах". Поэтому нет у ангелов никакого преимущества перед людьми, так как люди нуждаются в Торе для "строительства", и ангелы не в силах забрать ее у них. Однако, ангелы все еще могут выдвигать претензию, что они тоже хотят Тору для того, чтобы сделать "жилище" Творцу - жилище в верхних мирах, и в таком случае, есть у них право получить Тору. На это ответил Моше, что в верхних мирах невозможно сделать жилище Вс-вышнему, его можно создать только в нашем мире, именно в самом нижнем из миров. На это и намекал Моше, говоря: "Разве вы спускались в Египет? Разве вы ведете дела меж собой? Есть разве у вас отец и мать? Дурное начало разве есть у вас?" Жилище Б-гу можно построить только в этом мире - там, где есть борьба с "Египтом" и противоборство с дурным началом и где ведутся повседневные дела. Тем, что привносят святость божественности именно в этот, нижний мир, и строят жилище Вс-вышнему. Истина заключается в том, что в верхних мирах раскрывается не более чем отсвет Б-жественного, однако здесь, в нижнем мире, внутри материального творения, сокрыта бесконечная сила самого Творца. Эта сила раскрывается и находит свое проявление именно тогда, когда еврей борется с дурным началом и преодолевает трудности этого мира - именно тогда материальный мир трансформируется, превращаясь в жилище Вс-вышнего. На это намекают слова Моше: "Отец и мать есть у вас?" Отец и мать символизируют силу рождения, раскрытия новой жизни, создания нового творения. Эта сила – сила самого Создателя, в чьих силах творить нечто из ничего – сокрыта в материальном, и когда евреи занимаи исполнением 4ются | Э изучением К СО Д У С | Торы С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 ее заповедей в этом физическом 6

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

мире, используя его объекты, они, раскрывая Б-жественный потенциал материальных предметов, совершают "порождение" и формируют из этого мира жилище для самой сущности Творца. ru.chabad.com

Псалмы царя Давида Их читают и в самые радостные моменты, и в минуты печали. Все 150 псалмов читают в течение еврейского месяца. Для этого псалмы разделены на 29 или 30 отрывков. Любавичский Ребе неоднократно подчеркивал, что в святых строчках псалмов кроются великие благословения, и поэтому важно каждый день посвящать несколько минут их чтению. Также принято молиться за всех членов семьи. Номер псалма, который мы читаем за близкого человека, зависит от его возраста: количество прожитых лет + 1. Например, сыну исполнилось 10 лет – читается псалом №11, кому-то 52 года – читается №53. Ниже приводится порядок чтения псалмов. P.S. У нас в офисе вы сможете приобрести книгу Псалмов на русском или английском языках. Дата

Еврейская дата

№ Псалма

Дата

Еврейская дата

№ Псалма

1 июня 2 3 4 5

18 19 20 21 22

88-89 90-96 97-103 104-105 106-107

3 4 5 6 7

20 21 22 23 24

97-103 104-105 106-107 108-112 113-118

6

23

108-112

8

25

119 -1пол.

7 8

24 25

113-118 119 -1пол.

9 10

26 27

119 -2пол. 120-134

9

26

119 -2пол.

11

28

135-139

10

27

120-134

12

29

140-144

11

28

135-139

13

1 Ава

1-9

12

29

140-144

14

2

10-17

13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

30 1 Тамуза 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

145-150 1-9 10-17 18-22 23-28 29-34 35-38 39-43 44-48 49-54 55-59 60-65 66-68 69-71 72-76 77-78 79-82

15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

18-22 23-28 29-34 35-38 39-43 44-48 49-54 55-59 60-65 66-68 69-71 72-76 77-78 79-82 83-87 88-89 90-96

30

17

83-87

1 Августа

20

97-103

1 июля 2

18 19

88-89 90-96

2 3

21 22

104-105 106-107


ЕВРЕЙСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

Законы трех недель траура Три траурные недели - от 17 Тамуза до 9 Ава - отмечены особыми обычаями:

1.

В эти дни не устраивают свадьбы. Разрешено совершать помолвки и устраивать по этому поводу трапезы, но только до 1 Ава (в этом году 24 июля).

2. Не слушают музыку и не играют на

музыкальных инструментах. Евреймузыкант ради заработка имеет право играть для неевреев - до 1 Ава.

3.

Начиная с 1 Ава не едят мяса и не пьют вина. Исключение составляют Субботние трапезы и трапезы, которые устраивают в честь исполнения заповеди.

4. Не произносят благословения “Шеэ-

хеяну” (специальное благословение для особых радостных событий) даже в Субботу, поэтому не покупают и не надевают новую одежду и обувь.

5. Не стригутся сами и не стригут коголибо, даже маленьких детей.

6. В последнюю перед 9 Ава неделю

не стригут ногти. Однако это разрешено женщине, которая готовится к посещению миквы, и моэлю перед совершением обрезания.

7.

В течение всех этих дней не бьют детей, даже за тяжелый проступок.

С началом месяца Ав вступают в силу дополнительные ограничения. В эти дни не строят зданий, предназначаемых для развлечений, а частное строительство продолжают лишь в случае острой необходимости. Не переезжают на новую квартиру. Если еврей ведет тяжбу с неевреем и предстоит судебное разбирательство, он должен постараться, чтобы суд отложили до окончания месяца ав или, в крайнем случае, до 11 Ава. С 1 по 9 Ава не едят мясо и даже блюда, приготовленные на мясном соусе или бульоне. Тот, кому необходимо есть мясо по состоянию здоровья (например, роженицы), все же должен отказаться от этого, по крайней мере, начиная с 7 Ава. С 1 по 9 Ава не стирают одежду и не надевают чистую, пусть и выстиранную заранее (в честь Субботы разрешается переодеться в чистое белье и праздничную одежду). Не покупают и не шьют новую одежду, даже у портного-нееврея. В эти дни не моются даже холодной водой. Тому, кто в течение всего года моется ежедневно, разрешается мыться и в эти дни - даже горячей водой и с мылом. В течение трех недель между 17 Тамуза и 9 Ава принято, в дополнение к обычным ежедневным урокам изучения Торы, изучать также книги, описывающие Иерусалимский Храм: главы 40-43 из книги пророка Йехезкеля, трактат Мишны “Мидот” и главу “Законы о Храме” из кодекса “Мишнэ Тора” Рамбама. Этот обычай имеет глубокий внутренний смысл: восстанавливая Храм в душе, мысленно строя его заново, изучая мельчайшие подробности его внутреннего устройства и внешнего вида, мы тем самым приближаем его реальное восстановление. Кроме того, читая о Храме, мы начинаем острее чувствовать тяготу нашего нынешнего положения, думать о приходе Мaшиаха как о нашей главной потребности и единственном выходе. Принято в период между 1 и 9 Ава заканчивать изучение какого-либо трактата Талмуда. В честь этого события (Сиюм) устраивают трапезу.

Обязанность помнить о разрушении Храма 1. После разрушения Второго Храма мудрецы Торы постановили, что даже в самые радостные минуты своей жизни еврей обязан каким-либо образом выразить, что ничто не может заставить нас забыть об этой страшной катастрофе. Сказано в Тегилим (Псалмах) (137:5,6): «Если я забуду тебя, Иерусалим, пусть отсохнет правая рука моя! Пусть прилипнет язык мой к нёбу, если не буду помнить о тебе, если не вознесу Иерусалим во главу веселья моего!» 2. Пo установлению мудрецов, следует оставить на стене напротив входной двери неоштукатуренный квадрат размером локоть на локоть (48х48 см) - чтобы всякий раз, увидев его, вспоминать о разрушенном Храме. 3. Устраивая трапезу - даже в честь исполнения заповеди, - следует ставить на стол только ту дорогую и красивую посуду, которая нужна для трапезы, но не для украшения стола. 4. Женщина не должна надевать сразу все свои украшения - от каких-то она обязана отказываться в знак скорби по разрушенному Храму. 5. При заключении брака в ходе веселья по поводу создания новой еврейской семьи особое внимание уделяют некоторым обычаям, напоминающим об Иерусалиме. Во время помолвки (ворт, на идише) принято разбивать тарелку. То же самое делают после составления и оглашения брачного договора (тнаим, на иврите). Фату, которой невеста закрывает лицо, не украшают золотыми или серебряными нитями. Наконец, стоя под свадебным балдахином, жених разбивает ногой стеклянный стакан. 6. Мудрецы запретили сопровождать трапезу пением или игрой на музыкальных инструментах. Исключение делается для Субботних и праздничных трапез, во время которых поют змирот (см. выше, 78:22), а также трапез в честь исполнения заповеди (например, на свадьбе). 7. Наши мудрецы говорят: «Не любуйся охотой, плясками или весельем неевреев. А услышав их радостные голоса, вспомни о разрушенном Иерусалиме и молись о нем Вс-вышнему...». Не только в забавах неевреев запретили нам мудрецы принимать участие, но и в такого же рода развлечениях, которые устраивают евреи. И еще сказали мудрецы: «Живя в этом мире, человек не имеет права смеяться во весь голос, даже празднуя исполнение заповеди, пока Вс-вышний не пошлет окончательное и полное Избавление: «Тогда смеяться мы будем в полный голос» (Тегилим, 126:2)».

6 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

7


НА ТЕМУ ДНЯ Шейндл Кроль

СТАРОСТЬ – НЕ ПОМЕХА ак прожить 120 лет, до конца дней сохранять ясность ума и даже из могилы управлять детьми, объясняет главный раввин Великобритании лорд Джонатан Сакс.

К

Вспомните, как развивалась карьера Билла Гейтса, Ларри Пейджа, Сергея Брина и Марка Цукерберга – в какой-то момент каждый из них окружил себя более старшими и опытными друзьями и советчиками, которые помогли бизнесменам достичь настоящего успеха.

27 марта 2012 года в Букингемском дворце состоялось празднование бриллиантового юбилея правления королевы Елизаветы II. В ходе церемонии были зачитаны поздравления от многих организаций, было среди них и поздравление от Совета депутатов британских евреев. Президент Совета, госпожа Вивиан Вайнман, включила в свою речь традиционное еврейское пожелание «до 120 лет». Королева удивилась и вопросительно взглянула на мужа, принца Филиппа: им еще не приходилось получать такие поздравления.

Библейское описание последнего месяца жизни Моисея рисует нам его как уже состарившегося, но по-прежнему энергичного и активного лидера, обладающего какой-то невероятной жизненной мудростью и жаждущего спасти от неминуемых ошибок идущее ему на смену поколение. Свои последние дни в этом мире Моисей посвятил молодежи, выступив в новой для себя роли – не освободителя и пророка, а учителя. И под этим именем вошёл в еврейскую историю – Моше Рабейну (рабейну переводится с иврита как «наш учитель»).

Через некоторое время принц Филипп поинтересовался у меня значением этих слов. Я рассказал ему, что столько лет прожил пророк Моисей, причем в библейском тексте сказано, что даже в этом возрасте «зрение его не ослабевало, а силы – не истощались». Вот с тех пор евреи и считают, что 120 лет – это максимально возможный срок продолжительности жизни, и желают всем дожить до этого возраста. А по мере роста продолжительности жизни этот вопрос, как, старея, сохранить силы и молодость, становится особенно актуальным.

Он поведал следующему поколению историю народа и историю Исхода, объяснил фундаментальные законы мироздания и обыденные законы общежития. Говорил о справедливости и помощи неимущим, гостеприимстве и уважительном отношении к работникам. Просил помнить о праотцах, наследниками которых они являются, и вечно хранить союз, заключённый с Творцом. И умер, благословив на смертном одре каждое из колен Израиля. Часто расцвет таланта человека приходится на его молодость: например, композитор Феликс Мендельсон написал свой знаменитый струнный октет в 16 лет, увертюру к комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь» – в 17. Американский режиссер и актер Орсон Уэллс уже в 26 лет снял свой великий шедевр – «Гражданин Кейн».

Самым масштабным проектом на эту тему стало исследование Grant Study, начатое еще в 1938 году. Целью проекта стало изучение жизни 268 бывших студентов Гарварда на протяжении почти 80 лет для выявления факторов, способствующих долгожительству и процветанию. Более 30 лет этим проектом руководил профессор Гарвардской медицинской школы психиатр Джордж Вайлант.

Но бывает и по-другому – когда талант расцветает с годами. Моцарт и Бетховен считались вундеркиндами, но лучшие свои произведения оба создали в уже зрелые годы жизни. Знаменитую картину «Водяные лилии» французский живописец Клод Моне создал в своем саду в Живерни, в Нормандии, уже после 80. Джузеппе Верди написал оперу «Фальстаф» в возрасте 85 лет. Бенджамин Франклин изобрел бифокальную линзу, когда ему было 78. Микеланджело, Тициан, Матисс и Пикассо творили шедевры и после 80. Профессор экономики Чикагского университета Дэвид Галенсон в книге «Молодые гении и старые мастера» приходит к выводу, что концептуальные новаторы реализуют свои таланты в молодости, а экспериментальные новаторы, раз за разом учась на ошибках, достигают совершенства уже в зрелом возрасте. Последний период в жизни Моисея, хоть и не был отмечен великими чудесами и знамениями, в определенном смысле стал главным в жизни пророка – он взрастил все следующие за ним поколения. И показал пример генеративности – как, старея, оставаться молодым. Слова «зрение его не ослабевало, а силы – не истощались» я считал раньше элементами повествования, пока не понял, что первое объясняет второе. Силы Моисея не иссякали, потому что зрение не ослабевало. Это значит, что он смотрел вокруг себя, смотрел вперед на следующие поколения и радовался, какими они растут, и благодаря этому до конца жизни сохранял в душе веру в лучшее, тот самый идеализм, так присущий молодым. В нём и черпал силы. До 120! 

Среди массы аспектов, вскрытых Вайлантом, он особенно выделяет два фактора, которые, к слову, были характерны и для личности Моисея. Первый фактор – это генеративность, то есть заинтересованность в жизни следующего поколения. Профессор психологии Джон Котре определял генеративность как «посвящение всего себя работе настолько, что достигнутое увековечивается». К середине жизни, уже построив карьеру, завоевав определенную репутацию и выстроив свои отношения с окружающими, мы можем погрузиться в стагнацию или же решиться на новый прорыв – посвятить себя другим: обществу и следующему нам на смену поколению. В качестве второго фактора Вайлант называл сохранение у индивидуума смысла жизни. Речь тут идет о мудрости, приходящей к человеку с годами и представляющей самостоятельную ценность. С возрастом мы приобретаем способность беспристрастно размышлять об увиденном, отстраниться от событий и не подпадать под влияние момента, преходящей моды или безумной толпы. Нам нужна эта мудрость – особенно сегодня, в наш динамичный век, когда успех и слава могут прийти к человеку уже в довольно молодом возрасте.

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 7 8

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018


НА ТЕМУ ДНЯ

Симон Джекобсон

СТАРОСТЬ И ОТХОД ОТ ДЕЛ ВОЗРОЖДЕНИЕ И ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА

Годы прибавляют мудрости. Книга Иова, 32:7 Душа никогда не стареет, с годами она только развивается. Ребе Весной 1972 года, накануне своего семидесятилетия, Ребе получил большое количество писем. Некоторые из авторов этих писем рекомендовали Ребе подумать о замедлении темпа его жизни после многих десятилетий активной деятельности, связанной с руководством Любавичским Движением, о том, что настало время ему отдохнуть. Так, по их мнению, поступает большинство пожилых людей. У Ребе, естественно, не было подобных намерений, в день, когда ему исполнилось семьдесят лет, после приема таких знаменитостей, как Ицхак Рабин и Герман вук (последний передал ему послание президента Никсона), он провел специальное собрание. Верный своим правилам, Ребе использовал личный повод, чтобы выступить с обращением по общественно значимому вопросу. Его выступление, продолжительное, эмоциональное, слушали с напряженным вниманием. Ребе говорил о том, что людям его возраста и даже старше не следует уступать традиционному взгляду и отказываться от плодотворного образа жизни. Напротив, они

8 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

должны использовать свои дополнительные годы, накопленный жизненный опыт, приобретенную мудрость и «идти от силы к силе» (Псалмы, 84:8). Он подчеркнул, что отгораживаться от старых людей не только жестоко, но и неразумно, поскольку чем быстрее изменяется мир, тем больше мы нуждаемся в опыте и мудрости наших пожилых родственников и друзей. В 1982 году Ребе проводил аналогичное собрание в день своего рождения, на этот раз восьмидесятого, которое затянулось до трех часов ночи. В поразительной приверженности делу укрепления духа пожилых людей, а также в стремлении подкрепить примером свою теорию Ребе стал раздавать учебные пособия, отпечатанные по этому случаю. На собрании присутствовало несколько тысяч мужчин, женщин и детей, Ребе терпеливо протягивал каждому из них книгу. Свет утренней зари уже струился через окна тонкими лучами...

ОТХОД ОТ ЧЕГО?

Вы интенсивно работали много лет, ваши физические силы иссякают. Не следует ли вам приостановиться? Не пришло ли время получить от жизни награду? Общество решает эту проблему путем освобождения вас от необходимости продолжать трудиться. Но учитываем ли мы, как влияет это «освобождение» на душевное состояние человека? Почему пожилые люди, как правило, чувствуют себя в такой ситуации несчастными? Почему

жизнь начинает казаться им такой пустой? Все мы, если нам повезет, доживем до старости. Должны ли мы ожидать это время с воодушевлением или со страхом? Прежде чем предаться размышлениям о последнем периоде своей жизни, вы должны задать себе основной вопрос, касающийся сущности жизни. Зачем я живу? Ваше отношение к старению и отказу от активной деятельности зависит от вашего ответа на этот вопрос. Вы можете считать, что целью жизни является достижение материальных возможностей, позволяющих жить, не утруждая себя, достаточно комфортно. В этом случае вы могли бы подумать, что испытаете удовлетворение, если будете доживать свои последние годы с максимальными удобствами и рассматривать эти годы как время заслуженного после долгой трудовой жизни покоя. Откуда же в таком случае часто возникающее неотступное чувство неудовлетворенности по поводу праздно проводимых дней? Дело в том, что вы были рождены не для того, чтобы жить исключительно материальными интересами. Ваше предназначение – приносить в физический мир правду и добродетель, Б-жественность в каждое мгновение своей жизни. Это предназначение продолжается на протяжении всего нашего существования. Если бы мы измеряли жизнь с точки зрения ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

9


материальной выгоды и производительности труда, нам неизбежно пришлось бы рассматривать физическую слабость, характерную для пожилого возраста, как помеху. Но человек является в первую очередь духовным существом, чья истинная ценность определяется интеллектуальными, эмоциональными, духовными достижениями. И мы должны признать, что главной силой в жизни служит душа, которая, в отличие от тела, никогда не стареет, а только развивается. И с годами человек не должен снижать своей активности, поскольку в духовном плане он становится все сильнее. К сожалению, общество научило нас оценивать успех с материальной стороны. Предполагается, что миллионер, независимо от своего духовного уровня, стоит выше мудреца, если это бедный человек. Мы должны пересмотреть образ мышления и определять успех, исходя из более возвышенных понятий способности и компетентности, мудрости и жизненного опыта. Необходимо помнить, что предназначение человека – привносить духовность в материальный мир, что путь к подлинному счастью лежит через духовный рост и достижения. А это значит – любить ближнего и всем делиться с ним, находить более глубокий смысл в том, что вы делаете, признавать Б-га во всех своих делах. Это значит – признать главенствующую роль вашей вечной души. И в этом заключено понимание процесса старения. Продуктивность человека является прямым результатом его творческой активности, которая определяется духовной энергией его души. «Каждый человек создан для труда», – говорят наши мудрецы. Однако интенсивный труд принимает разные формы на протяжении разных циклов нашей жизни. В период старения, когда физические силы человека убывают, интенсивность и продуктивность его труда должны выражаться через духовные свершения. Таким образом, если человек определенного возраста (пятидесяти пяти, шестидесяти пяти или семидесяти пяти лет) вдруг объявляет, что «собирается уйти», возникает вопрос: уйти от чего? От амбиций? От творческих способностей? От своей души? Подобное отношение к проблеме свидетельствует о том, что вы просто готовитесь к смерти. А это неприемлемо для человека, который приходит в наш мир с миссией созидателя. Аргумент в пользу отхода от активной деятельности безусловно ошибочен. В этом случае предполагается, что цель жизни состоит в том, чтобы накопить соответствующее богатство, по достижении некоторого почтенного возраста отказаться от производительного труда и наслаждаться своим богатством в заслуженное свободное время. Естественно, что человек может пользоваться плодами своего труда. Но это не означает, что он должен забыть причину, по которой труд был поставлен на первое место. Не должен он также посвящать свою жизнь работе только ради денег, как не должен оставлять мир труда и продуктивности ради мира бездействия, мира, который не подвергает нас испытаниям, изолирует от наших духовных поисков.

ЧЕМ ОБУСЛОВЛЕНО НАШЕ ОТНОШЕНИЕ К СТАРЕНИЮ?

Современное общество иногда заставляет нас забыть об этом. Постоянно прославляется образ юности, ставший для нас символом всего желанного и сильного. Это оказывает очевидное угнетающее действие на пожилых людей и в широком смысле – на общество в целом. Если мы ценим физическую энергию молодых выше умственных способностей и мудрости пожилых, выше духовной активности людей с большим жизненным опытом, то что это говорит о наших критериях в целом? Итак, существуют две диаметрально противоположные точки зрения на старение: «вы стары и немощны, а потому бесполезны»; «вы мудры и опытны, а потому незаменимы». Наши мудрецы считают, что старость – это положительное качество, благословение. Нам предписывают уважать стариков, независимо от их учености и благочестия, поскольку каждый год жизни прибавляет мудрости и опыта, которых, по-видимому, еще нет у самых квалифицированных молодых людей. Идея ухода из активной деятельности основана на той реальности, что общество

бездеятельности, а призывом к тому, что вам следует найти новые, более эффективные средства для свершений.

КАК МОГУТ ПОЖИЛЫЕ ЛЮДИ ПОЛУЧИТЬ ДОСТУП К ОГНЮ СВОИХ ДУШ?

Необходимо помнить, что, независимо от того, каким слабым может стать наше тело, душа наша остается сильной и постоянно нуждающейся в пище. Вы должны питать свою душу, уделяя каждый день особое время для учения и молитвы. При этом вы должны делиться опытом с более молодыми, советовать своим друзьям и знакомым вашего возраста поступать таким же образом. Если вы будете искренни в своей попытке к общению, то более молодой признает справедливость того, что вы хотите сказать, и попытается откликнуться на это. По возможности проводите больше времени с внуками, делитесь с ними опытом своей жизни. Не торопясь, воспитывайте их в духе тех жизненных приоритетов, которые только вы можете передать им. Просто любите их и наслаждайтесь их обществом, позволяйте им любить вас и радоваться общению с вами.

"Помните, что возраст – это достоинство, что возраст – это мудрость." делит жизнь человека на два периода – продуктивный и непродуктивный. Первые двадцать-тридцать лет определяются как время его подготовки к продуктивному периоду. В последующие тридцать-сорок он реализует свою творческую энергию, отдает то, что было в него вложено родителями, которые теперь пребывают в пассивном состоянии. В свою очередь, этот человек начинает вкладывать в еще пассивное молодое поколение. Войдя во второй период своей жизни, он оставляет за собой пору «реальных» свершений. Если побудительный мотив к созиданию у него сохраняется, ему советуют найти какоенибудь безвредное занятие, хобби, способное заполнить ставшее свободным время. Действительно, время становится чем-то таким, что должно быть заполнено. В определенном смысле человек совершает полный круг и возвращается в детство, снова становится лишь потребителем в мире, который формируется уже по инициативе других людей. Человек, выполняющий тяжелую работу, может с тоской вспоминать детство и связанную с ним свободу от обязанностей, от напряженного труда. Однако подобная «свобода» его мало привлекает, он стремится сделать что-то реальное, созидательное. Точно так же обещание «счастливого уединения», отхода от дел оказывается жестоким мифом, ибо мы знаем, что истинное счастье возможно только тогда, когда мы вносим творческий вклад в наш мир. И ослабленное физическое состояние в старости является не приговором к

Смотрите на эту деятельность не только как на возможность заполнить свое свободное время, но и как на средство питать свою душу, омолаживать свой дух. Медицина все настойчивее уверяет нас, что наше физическое здоровье зависит от здоровья духовного. Поэтому не слушайте голоса собственного тела или обескураживающих голосов тех, кто вас окружает. Помните, что возраст – это достоинство, что возраст – это мудрость. Физическая сила может быть эфемерной, а добрые дела вечны. Каждое доброе дело оказывает благотворное влияние на весь мир. Настало время по-новому посмотреть на пожилых людей. По-новому посмотреть на их расставание с работой (уход в отставку, выход на пенсию и т.д.). По-новому посмотреть собственно на сущность жизни. Быть может, из всех людей именно пожилые являются теми, кто больше всего нуждается в полной смысла жизни. И они лучше всех могут научить нас вести такую жизнь. Летом 1980 года, когда Ребе было 78 лет, он призвал организовать центры учения для престарелых. С тех пор во всех уголках мира были созданы сотни подобных центров, названных по предложению Ребе Тиферес Зекеним («Сияние пожилых людей»). В этих центрах пожилые люди каждый день черпают друг у друга мудрость, совместно решают св.ои интеллектуальные проблемы.  Из книги "К жизни, полной смысла"

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 9 10

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018


ХАСИДСКИЙ КАЛЕНДАРЬ

ДЕНЬ РЕБЕ

Л

юбавический Ребе, рабби Менахем-Мендел Шнеерсон, считается наиболее феноменальным еврейским духовным лидером и мыслителем современной эпохи. Сотни томов опубликованных трудов, тысячи посланников по всему миру, несущих собратьям свет его учения, сотни тысяч последователей, миллионы сторонников и почитателей, для которых он был и остается Ребе — Учитель, Наставник, Лидер и пример для подражания. Человек, чьими усилиями всколыхнулась совесть поколения и началось духовное пробуждение евреев. Ребе родился 11 Нисана 5662 года (18 апреля 1902) в городе Николаеве. Его отец рабби Леви-Ицхок Шнеерсон был одним из известнейших раввинов России того времени. Ученый, обладающий глубокими знаниями в Талмуде, еврейском законе, хасидской мысли, стал непримиримым противником новых ветров, принесенных большевиками. Его жена Хана, дочь николаевского раввина Меера-Шлоймо Яновского, была единомышленницей и верным другом своего мужа. Мальчика, первого ребенка в семье, назвали в честь прадедушки, рабби Менахема-Мендла, третьего Любавичского Ребе, широко известного в еврейских кругах своим галахическим трудом «Цемах цедек». Знаменитый родственник отца Любавичский Ребе рабби Рашаб снабдил родителей ребенка серией указаний. Например, мать совершала ритуальные омовения рук «нетилат ядаим» перед каждым кормлением младенца. Когда Менахему-Мендлу было пять лет, родители вынуждены были забрать его из 1 0 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

хедера в связи с его необычайными успехами в учебе и нанять ему учителей для индивидуальных занятий. Учитель из хедера был уверен, что «этот ребенок родился быть великим». У Менахема-Мендла было два брата — Довбер и Исроэл-Арье-Лейб. Судьба Довбера оказалась трагичной. С детства у него были серьезные проблемы со здоровьем, и большую часть времени юноша проводил в больницах. Это скорее всего явилось причиной того, что семья не смогла уехать за границу, когда представилась такая возможность. Когда же рабби Леви-Ицхок был арестован и сослан в Казахстан, где Довбер не мог получать необходимую медицинскую помощь, да и дорога для него представлялась слишком трудной, было решено, что он останется в Днепропетровске. Во время войны он разделил судьбу миллионов евреев — был расстрелян фашистами. Что касается Исроэла-Арье-Лейба, то ему суждено было стать ученым, математиком. Вскоре после революции он уехал в Палестину, а затем переехал в Англию и прожил там до конца жизни. В многочисленных воспоминаниях о детстве Ребе обращает на себя внимание одна деталь — отсутствие сведений о детских играх. Мальчик не играл, он учился. Многие гордятся тем, что были с ним знакомы, но никто не решится назвать себя его другом. По-видимому, у него не было друзей: для детей он был слишком умен, для взрослых — мал. Отец рано понял, что его сын не сможет быть простым «ешива-бохер», студентом ешивы. Мальчику было девять лет, когда он послал свои изыскания в еврейской юрисдикции в детскую газету «Ах», которая выходила тогда в Любавичах. Сочинение вундеркинда опубликовали.

Его интересовала не только Тора, но и светские науки. Отец разрешил ему изучать науки в свободное от изучения Торы время, которое занимало у него 18 часов в день. Тем не менее маленький Менахем-Мендл в течение шести месяцев экстерном закончил местную гимназию, получив золотую медаль и государственный аттестат. В 1923 году молодой человек отправился в Ростов на, вероятно, самую важную встречу в своей жизни. Он поехал познакомиться с рабби Иосефом-Ицхоком Шнеерсоном, Любавичским Ребе. В 1927 году вместе с семьей Ребе он покинул Россию, а в 1929-м в Варшаве женился на дочери Ребе ХаеМусе. Из Варшавы молодожены переехали в Берлин. Следующий период жизни Ребе представляется наименее освещенным биографами. Сначала это учеба в берлинском университете — до 1933 года. С приходом в Германии к власти нацистов студент Шнеерсон вынужден покинуть Гейдельбергский университет, где он изучал математику и одновременно философию. Его бывший тогда соученик, впоследствии знаменитый раввин Иосеф-Дов Соловейчик вспоминает: «Это был не обычный студент. Я сразу обратил на него внимание. Молодой человек с бородой все время на лекциях читал какую-то маленькую книгу на иврите. Вскоре я узнал, что этот студент — зять Любавичского Ребе». В 1933 году супруги переехали из Германии во Францию, в Париж. Учеба продолжалась в Сорбонне, на факультете судостроения, здесь он и получил диплом. В 1941 году после серии приключений и ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

11


поистине детективных обстоятельств чете Шнеерсонов удалось бежать из оккупированной Франции в США, к тому времени там уже обосновался Ребе рабби Иосеф-Ицхок. В Америке рабби Менахем-Мендл рассчитывал заниматься своей профессиональной деятельностью, судостроением. Некоторое время он действительно работал на военной базе, принимал участие в конструировании подводных лодок. Секретарь Ребе рассказывает, что до конца жизни Ребе получал причитающиеся ему выплаты за нововведения в области судостроения. Но знаменитый тесть настоял на том, чтобы его зять возглавил две крупнейшие любавичские организации — Мерказ Леиньяней Хинух, штаб образовательных учреждений Хабада, благотворительную организацию Махане Исраэль и издательство Кегот. После смерти в 1950 году шестого Любавичского Ребе рабби Иосефа-Ицхока Шнеерсона, естественно, встал вопрос о его преемнике. Перед хасидами стоял выбор между двумя зятьями Ребе. Рабби Шмарья Гурарий, муж старшей дочери, возглавлял любавичскую ешиву. Он провел все годы рядом с тестем и готов был стать его продолжателем. Рабби Менахем-Мендл, напротив, не стремился возложить на себя столь большую ответственность. Кроме того, он представлял новое поколение: выпускник Сорбонны, ученый, владеющий несколькими европейскими языками. Ребе Иосеф-Ицхок не оставил по этому поводу четких указаний. Правда, несколько раз он намекал, что в качестве своего преемника предпочел бы младшего зятя. Будущий Ребе был категорически против предложения занять место тестя. Он даже как-то в сердцах сказал досаждавшим ему хасидам, что вынужден будет уехать в неизвестном направлении, чтобы избавиться от «абсурдных предложений». Но в одном он не мог отказать евреям — в совете и поддержке. И к нему, и к старшему зятю стекались хасиды с вопросами и просьбами. Это стало хорошим экзаменом для претендентов, хотя, как уже отмечалось, один из них им не был. После очередного совета Ребе рабби Шмарья заявил, что сам хочет стать хасидом шурина и просит его принять на себя обязанности Ребе. Но и этого Ребе было недостаточно. Так или иначе, в первую годовщину со дня ухода Ребе рабби Иосефа-Ицхока из этого мира его младший зять фактически стал новым Ребе. За время своего руководства рабби Менахему-Мендлу Шнеерсону удалось приблизить к еврейству больше людей, чем всем религиозным руководителям нынешнего поколения вместе взятым. Его методы были совершенно новаторскими, ранее невиданными в еврейских организациях. Ребе использовал, кажется, все возможно12

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

сти, технологии, прессу, общественное влияние, чтобы добиться того, чего он добился.

не может, не имеет права покинуть корабль, пока его не покинут все пассажиры»…

Обескровленное, казалось, умирающее хасидское движение превратилось в мощную силу, влияние которой ощущают миллионы людей. Ребе построил невиданную сеть филиалов Хабада во всем мире. Тысячи его последователей разъехались во все уголки земли, и, как выразился один из крупнейших израильских раввинов: «Куда бы вы ни приехали, вы встретите две вещи — кока-колу и Хабад. И даже там, где нет кока-колы, есть Хабад».

Ребе был последовательным противником передачи территорий «в обмен на мир». Во время переговоров накануне подписания мирного соглашения между Израилем и Египтом Менахем Бегин, тогда премьерминистр еврейского государства, получил аудиенцию у Ребе. Ребе ему сказал: «Еврей должен однозначно и четко заявлять о правах еврейского народа на святую землю, что это право основано на Б-жественной Торе, в которую верят и народы мира».

Многих всегда интересовало, почему Ребе не переезжает жить в Израиль. Этот вопрос был очевиден в связи с тем, что любовь Ребе к стране Израиля, его постоянный интерес к происходящим там событиям были общеизвестны.

После подписания договора Ребе не скрывал своего разочарования: «Сколько можно повторять одни и те же ошибки? У меня не возникает никаких сомнений в необходимости поиска мирного решения, однако я уверен и в том, что путь уступок не есть путь мира».

Этот вопрос задавали не раз и самому Ребе. Однажды он ответил так: «Я знаю, некоторые говорят, что нетрудно, сидя на Истерн-парквей, рассуждать о единстве

Ребе добивался того, чтобы в Израиле существовали максимальные льготы для многодетных семей. «Страна, которая выкладыва-

«Я на западе, а сердце мое на востоке». Вся наша вера связана со страной Израиля. Иерусалима. Но у каждого еврея есть удел на земле Израиля. Как говорил рабби Иегуда А-леви: «Я на западе, а сердце мое на востоке». Вся наша вера связана со страной Израиля. Другой вопрос, почему не все отправляются туда жить. Но этот вопрос не имеет никакого отношения к первому, ведь не раз и не два израильтяне приходят к нам, евреям диаспоры, и просят помочь решить какие-то вопросы с таким-то сенатором или повлиять на такого-то правительственного чиновника, чтобы он стал лучше относиться к Государству Израиль». «Если к нам приходит тот или иной хасид и просит разрешения уехать в Израиль и при этом он не занимает никакой должности ни в сфере образования, ни в раввинстве, мы говорим ему: «Езжай» и благословляем его пожеланием хорошего устройства. Но проблема начинается тогда, когда ехать хотят люди, на плечах которых существуют еврейские общины диаспоры, и очевидно, что с их отъездом все развалится. Тогда мы ему говорим: «Бери пример с капитана корабля в штормящем море. Он

ет десятки тысяч долларов на каждого репатрианта, не может не поддерживать программы увеличения рождаемости у жителей Израиля». Если попытаться в нескольких словах описать главное послание Ребе миру, наверное это будет ответственность еврейского народа за каждого еврея. Кем бы он ни был и в каком бы духовном состоянии ни находился. Нет такого, о ком можно было бы сказать, что он «ноль», «фарфален», «пропащий». Мы не имеем права оставить без внимания ни одного человека. Именно для этого Ребе построил империю Хабада, посылая своих эмиссаров даже в такие места, где было всего несколько евреев. Источник: http://www.kolel.ru/library/article_ cdo/aid/548851 Предоставлено проектом: http://www. chabad.org

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 1


НАШИ ИНТЕРВЬЮ

Елена Касимова

«А ГУТЭ БАЛАБОСТЭ КЭН ОЛ МАХУН!» – «ХОРОШАЯ ХОЗЯЙКА МОЖЕТ ДЕЛАТЬ ВСЕ!»

ПРЕАМБУЛА Все началось с моей любви к еврейским рассказам о чудесном – майсам. Пытаясь отыскать в сети неизвестные еще для меня майсы, я натолкнулась на статью Аркадия Шульмана «О майсе народной замолвите слово». Оказалось, что Аркадий – редактор еврейского международного журнала «Мишпоха», издающегося в Беларуси. Конечно же, я заинтересовалась информацией об этом издании и, «листая» его электронные страницы, открыла новое для себя имя писателя Марата Баскина, автора «Кулинарного романа в рецептах». Фрагменты этого романа публиковались в журнале «Мишпоха». Эти миниатюры просто заворожили меня: прочтете сами – поймете, о чем я. Затем я нашла другие рассказы Марата и, проведя несколько часов за чтением его произведений, оторвалась от компьютера законченной поклонницей его писательского дара. Разыскать Марата Баскина оказалось не очень сложным делом – всего лишь письмо в редакцию белорусского журнала – и интервью началось. - Марат, читая Ваши рассказы, погружаешься в особую атмосферу еврейского местечка (даже если все происходит в советское время), на сердце становится тепло, глаза увлажняются. Уверена, что так чувствует любой еврей, даже если он жил в большом городе, а не в Краснополье, которое, судя по рассказам о Вашем детстве, было своеобразным музеем еврейского местечка советского образца. Вам повезло вырасти в мощном еврейском окружении. Расскажите, пожалуйста, о своей семье, соблюдались ли у Вас традиции, где и чему Вы учились, приходилось ли Вам сталкиваться с проявлениями антисемитизма?

СОВЕТСКОЕ ЕВРЕЙСКОЕ МЕСТЕЧКО - Родился я в маленьком местечке Краснополье, в Беларуси. Родился сразу после войны, когда стали возвращаться в местечко оставшиеся в живых евреи: кто с фронта, кто из эвакуации. Раненный на войне, папа из госпиталя приехал в родное местечко, но увидел, что от его дома не осталось даже камня на камне. Мамин же родительский дом, куда

1 2 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

Марат Баскин она вернулась из эвакуации, сохранился, и все в нем сохранилось благодаря тому, что во время оккупации там поселилась женщина с маленькими детьми из ближайшей деревни. Голод войны погнал ее в еврейское местечко. Кстати, после войны она стала другом нашей семьи. Женившись, папа пошел в мамин дом «в приймы» («в приймах» - означает пойти жить в другую семью). Бабушка, мамина мама, единственная, кто в семье всю жизнь соблюдала кошер. А какой кошер мог быть в то время? И поэтому она ела в основном супы да каши. А нам она готовила все. Очень часто бабушка постилась. Постилась даже каждый раз, когда я сдавал экзамен в институте. Правда, честно скажу, что до пятерок я не дотягивал даже с бабушкиными постами. Дома бабушка говорила на идиш, а писать и читать вообще не могла ни на каком языке. В местечке же все говорили на смеси белорусского, русского и идиш, и слова как-то

органично переходили из одного языка в другой. До войны мое Краснополье было оживленным еврейским местечком, а после нее превратилось в поселок, где осталось совсем немного евреев. Еврейские праздники соблюдались за закрытыми окнами, как и во всех еврейских домах в те времена. А в нашей уличной ребятне все были друзьями: и евреи, и белорусы, и русские. Мне повезло в жизни на друзей - и белорусов, и русских, и евреев! И когда я стал писать рассказы из жизни евреев, мои друзья, белорусские писатели, первыми поддержали меня. Учился я в белорусской школе, потому что она была ближе к дому, а русская находилась на другом конце местечка. Первая прочитанная мною книжка и первый написанный мной рассказ были на белорусском языке. Я и сейчас люблю этот певучий язык. И хотя писать начал уже в школе, после ее ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

13


евреи. Эти люди мне очень интересны, ... потому, что через них я могу выразить то, что важно для всех нас: писателей и читателей во всем мире: любовь и предательство, надежды и разочарования». У меня нет другого ответа. Я всем и всюду Шарж М.Белопольского всегда говорил и говорю, что я окончания я, следуя тому же принципу - что еврей! И я всегда ближе к дому, поступил в Могилевский машипишу о евреях и буду писать о них всегда. ностроительный институт. В это же время мои рассказы и сказки стали публиковать в КРАСНОПОЛЬЕ – МОЙ СПАбелорусских журналах и газетах. И, как говорят в Беларуси, «пайшло»!

САТЕЛЬНЫЙ КРУГ

БУДУ

- Вернемся к Вашей биографии. Как и когда вы уехали в Америку? Где работали? Как cкладывалась жизнь?

- Несмотря на то, что всегда были евреи, отступавшие от традиционного уклада, до ХХ столетия не особенно возникал вопрос: «Что означает быть евреем?»

- Уже больше двадцати пяти лет, как я в Америке. Уехал, как и многие евреи, в начале девяностых. Когда ездил на интервью в американское посольство в Москву, запомнились слова моего четырехлетнего сына, впервые увидевшего Кремль:

ВСЕГДА ПИШУ И ПИСАТЬ О ЕВРЕЯХ!

В жизни еврейского местечка все было предопределено и органично: рождение, Брис, хедер, кошер, Суббота и праздники, Бар Мицва, Хупа и опять рождение, - обычное течение еврейской жизни. Понятно, что это очень упрощенная схема. В чем, по-Вашему, заключается сущность еврейства в наше время? - Мой отец говорил, что быть евреем это значит быть добрым, честным, справедливым. Ко всем! И не забывать об этом никогда! Простое правило! Но его не просто исполнять! На похожий вопрос лауреат Нобелевской премии Башевис-Зингер ответил так: «Когда я сажусь писать, я не говорю себе: «Вот сейчас я буду писать еврейский рассказ». Как француз, приступающий к строительству дома во Франции, не говорит: «Вот я буду строить французский дом». Он просто строит дом для себя, своей жены, своих детей. Так и я, садясь писать, пишу о людях. Но так как евреев я знаю лучше, чем других людей, то мои герои и все население моих произведений – 14

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

- Это комкомпартия? Теперь, вспоминая это, мы смеемся. А что такое комкомпартия он не знает. И слава Б-гу! В Америке у меня было все: радости и печали, поиски и находки, потери и обретения, растерянность и уверенность. Все это можно отыскать в жизни героев моих рассказов, жизни разной и одинаковой, как и в любом уголке мира. Всюду есть свои Счастливцевы и Несчастливцевы. Работал во множестве мест, как говорят, не хватит пальцев, чтобы их пересчитать. И каждая работа была очень нелегкой и далекой от литературного труда - мне было не до литературы: надо было зарабатывать на хлеб насущный. Но все-таки я сумел не оставить литературу, а главное - остаться в ней. В Беларуси я писал на белорусском языке. Здесь стал писать на русском языке. Но на своем особенном русском языке: мои герои заговорили на языке местечка - смеси идиш, белорусского и русского языков. Как шутят мои друзья, я пишу на еврейском диалекте русского языка.

Первый мой рассказ, написанный в Америке, был не об Америке, а о Краснополье. Память дала мне спасительный шанс остаться в литературе, когда я растерянно вглядывался в совершенно непонятный мне на первых порах мир. Тот Баскин, который был там, и тот, который здесь, это совершенно разные писатели. Правда, честно скажу, что многое в том прежнем Баскине мне нравится и теперь. Но здесь я нашел свой язык. И сейчас мой читатель узнает меня, если даже не увидит имя автора. Сначала, это было непривычно для редакторов журналов. Но я не отступал. И сейчас, если бы я написал иначе, они потребовали бы, чтобы написанное было именно на этой своеобразной смеси языков. И ведь рассказы нашли читателя! И еврейского, и русского, и белорусского, и американского. Моя повесть и рассказ, переведенные на английский язык, были опубликованы в американских литературных журналах. Это были для меня радостные минуты, ибо я долго шел к ним.

СОЗДАНИЕ «КУЛИНАРНОГО РОМАНА» - Сначала я узнала о Вас, как об авторе «Кулинарных рассказов». Как возникла идея создания этого цикла? Расскажите, пожалуйста, об этой Вашей книге. - Как я сам себе говорю, некоторые в моем возрасте пишут мемуары, а я пишу кулинарные рассказы. Писались они долго. Лет пять. Сначала я просто написал рассказик, как бабушка пекла мацу. В те времена, это было подвигом. Пекли ночью в доме местного ребе. Ребе он был номинальным, ибо после революции настоящего ребе в местечке не было, и портной Зусл возложил на себя обязанности ребе, так как в Риге у него был какой-то родственник, который присылал ему каждый год самодельные еврейские календари – набор фотографий, и краснопольские евреи по ним могли знать время еврейских праздников. Еще у него были единственные в местечке Тора и Сидур, без обложки и сильно обгоревшие по бокам. Он хранил их в большом сундуке и вынимал не очень часто: как говорила моя бабушка, молился Зусл по памяти. Дело в том, что напротив его дома жил местный участковый, и Зусл боялся, что милиционеры, приходившие в гости к соседу, могут застать его за чтением еврейских книг и конфисковать их, оставив местных евреев без святых источников. С этим участковым Зусл старался дружить. Он подгонял ему по размеру милицейскую форму, которая на нем почему-то всегда плохо сидела. Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 3


НАШИ ИНТЕРВЬЮ

Начав писать рассказ о выпечке мацы, я как бы оказался в том времени. И оно уже меня не отпустило.

«ХЕЙМИШЕ» БАБУШКИ

Время от времени я прекращал писать эти рассказы, но потом непременно возвращался к ним. И оживали бабушкины вкусности - простая еврейская еда нашего местечка, нашей семьи. Одни блюда были для нас ежедневными, другие появлялись только на праздники, а третьи, как диковинки, однажды возникнув, исчезали.

А нашим читателям мы предлагаем несколько глав из книги Марата Баскина «Кулинарный роман в рецептах». Думаю, яркий образ бабушки Марата каждому из нас напомнит наших собственных еврейских бабушек, всегда приговаривавших:

Описывая бабушкину кухню, я вспоминал нашу нелегкую жизнь – жизнь еврейского местечка со своими радостями и своими проблемами. И как сама жизнь, иные рассказы веселые, а иные – грустные. Периодически возвращаясь к новеллам о том, как готовила моя бабушка, я превратил их в кулинарный роман. - Где можно найти эту замечательную книгу? - Книга еще не вышла. Когда и где она выйдет, пока сам не знаю. Я ее закончил буквально в конце прошлого года, и в настоящее время рассказы-главы из нее бродят по разным журналам. Так что обложка книги пока только в моем воображении. - И как Вы ее себе представляете? - Хочется увидеть книжку большую, красочную, с моими любимыми картофлэнэ латкес на обложке. Их очень часто делали в нашей семье. Когда я чувствовал запах латкес (а бабушка обычно начинала готовить рано утром, когда все еще спали), я выбирался из кровати (точнее, я спал не на кровати, а на «козлах», как называли у нас самодельное сооружение с матрасом из сена) и бежал на кухню, чтобы получить от бабушки первую латку. - В Вашей семье только бабушка так замечательно готовила? Не может быть, чтобы ее искусство не передалось другим членам семьи! - В нашей мишпохе все любили готовить: и бабушка, и мама, и папа, и моя жена. Скромно замечу, и я тоже. Только дедушка не готовил. Но он был главным оценщиком блюд.

КУХНЯ

«Эс, майн кинд, эс».

И, определившись с тем, что делать раньше, бабушка брала колобок и начинала натирать его на самой мелкой терке. Работа эта нелегкая и небыстрая. Бабушка как-то дала мне натереть колобок, и рука моя очень быстро устала. Образовавшиеся зернышки бабушка рассыпала в один слой на противне и отправляла сушиться в негорячую печку. И там они, подсыхая, превращались в фарфелах.

ФАРФЕЛАХ И МАНДЕЛАХ

Натирая колобок, бабушка всегда рассказывала мне майсу, и чаще всего это была майса про фарфелах и манделах.

Когда бабушка готовила бульон, она обязательно делала и фарфелах, и манделах. У нас в доме были любители и того и другого. Бабушка, дедушка и мама ели бульон с фарфелах, а я с папой — с манделах. И бабушка шутила по этому поводу, называя нас «фуйлэрами» - лентяями. Ибо готовить манделах проще и легче, чем фарфелах. Подготовка была одинаковой, а разница в приготовлении заключалась лишь в завершающей стадии, как говорила бабушка, смешивая еврейские и белорусские слова: «Швэр ун лайхт, розны смак ин майл» («Легко и тяжело, разные блюда в рот привело»).

– Давно это было. Засватали краснопольского бохера Аврома, сына Пини-сапожника, за пропойскую мэйдэлэ Хаю Злату. Отгуляли хасэнэ в ихнем Пропойске, и приехала Хая в Краснополье. День на печке пролежала, два пролежала — пора и за работу браться. Сделала швигер бульон и попросила невестку к бульону что-нибудь приготовить. И что, ты думаешь, она сделала? Манделах! Рива Доба ей и так, и эдак намекает, что все в доме фарфелах любят. А невестка все время только манделах делает. У них, оказывается, в Пропойске, другого не делали. И чем, ты думаешь, все это закончилось?

Вначале бабушка просеивала в миску два стакана муки, бросала щепотку соли и, перемешивая муку с солью, собирала в горку. Сделав на вершине горочки углубление, вбивала туда два яйца. Мне, в то время осваивавшему необыкновенные путешествия героев Жюля Верна, мучной вулкан представлялся чем-то вроде африканского Килиманджаро, а разбитые яйца — лавой, вытекающей из разгулявшегося вулкана. Но существовал этот вулкан совсем недолго, ибо, разбив яйца, бабушка тут же начинала размешивать тесто, превращая его в большой тугой колобок. Сделав колобок, бабушка оставляла его на столе подсыхать. Возвращались мы к нему через полчаса.

– Научилась Хая Злата фарфелах делать, – говорю я.

– Вос мир фирст махун: фарфелах ор манделах? – спрашивала бабушка. И тут же отвечала: – А гутэ балабостэ фирст махт фарфелах!

– Сорока сказала, ворона послушала, –махнула рукой бабушка. – Вернулась Хая Злата назад в Пропойск. – А Авром? — спросил я. – А Авром вместе с ней уехал! – осуждающе сказала бабушка. – И ест там манделах! – И я люблю манделах, – обеспокоенно заметил я. – Не волнуйся: мы будем сейчас их делать, – успокоила меня бабушка, – а гутэ балабостэ кэн ол махун! Делать манделах – это не работа, а шпил. Для фарфелах бабушка использовала две трети колобка, а из оставшегося куска делала манделах. Оставшееся тесто она раскатыва-

- Какова дальнейшая судьба этой удивительной неизданной книги? - Последние рассказы-рецепты, повествуя о нашей жизни в Америке, охватили и американскую кухню. Написано уже больше сотни глав этого романа, и я, было, несколько раз ставил заключительную точку. Но роман до сих пор не отпускает меня, и точка неожиданно превращается в многоточие, и опять вспоминается гешмак, о котором я еще не написал. «Кулинарный роман» – не просто сборник кулинарных историй, это роман о нашей непростой и нелегкой жизни. - Спасибо, Марат, за Ваш замечательный рассказ.

1 4 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

15


Раввин Овадия Иссаков

ла на тонкие жгуты и нарезала их на кусочки. Эти кусочки она укладывала на второй противень и отправляла его вдогонку за первым в печку. Кусочки, подсыхая, превращались в манделах. И фарфелах, и манделах бабушка подсушивала. Но для меня, прежде чем положить манделах в бульон, подогревала их на подсолнечном масле.

ЭЙСИК-ФЛЕЙШ

дешевым. Как говорил папа, почти даром. В это почти даром входил и его труд, и я видел, как после этой разделки он тяжело дышал. В этот же день бабушка готовила эйсикфлейш. Она брала большой чугунок, крошила в него две-три луковицы, наливала ложку подсолнечного масла и, взяв кусок жирной телятины с полкилограмма весом - так называемую грудинку, резала на довольно большие куски. Подвинув чугунок прямо к огню, бабушка держала его там, пока мясо чуть-

нет необходимости. Кэзлаткес – это латкес из творога. Звучит почти что, как «козлятки». Когда мне в детстве мама рассказывала сказку о волке и семерых козлятах, то со словами козы про козлятушек-ребятушек, мне всегда слышалось «кэзлаткэс». Я представлял, что коза обещает своим козляткам сырники за хорошее поведение. А уж за сырники можно быть послушным! Сырники всегда делала мама. Бабушка говорила, что это: «А киндэрэшэ эсун ун зис муст махн а мамэ!» - «Это детская еда, и готовить её должна мама!» А она, бабушка, к этому блюду не имеет никакого отношения! Кстати, когда бабушка готовила, мама уходила из кухни, а когда готовила мама, уходила бабушка. Потому что бабушкин принцип гласил: «Цвэй балэбостн ин кух, эс ви цвай гон ин крусадне!» - «Две хозяйки на кухне, это как два петуха в курятнике!»

Эйсик-флейш, или кисло-сладкое мясо, у нас в местечке делали из телятины. Мясных магазинов в местечке, конечно, не было. И в базарные дни, сложившись вместе, несколько семей покупали или теленка, или овечку. Сорт мяса зависел от сезона: зимой покупали телят, а в остальное время — овечек. Папа всегда покупал вместе с братьями — Левой и Файвом. В день ярмарки они засветло шли на базар, чтобы был выбор: и пожирнее, и подешевле. Разделкой мяса всегда занимался папа. Он вообще на нашей улице был за шойхета, резника. И все соседи-евреи приходили к нему с курами, гусями, утками. Он никогда никому не отказывал и как настоящий шойхет всем в этом деле помогал. Теленка папа разделывал у нас во дворе: снимал кожу, резал на ровные куски мясо, подготавливал ножки для холодца и все это разделял на три равные части. В дележке я всегда принимал участие: на каждую часть клал бумажку с цифрой, потом такие же бумажки отдавал Файве, тот отправлял их в свою шапку и, вытаскивая их, спрашивал меня, стоявшего к нему спиной, кому эта часть. Я называл. Поделив мясо, папа растягивал телячью кожу на деревянную рамку для просушки. И Лева относил ее заготовителю вместе с рамкой. Кроме кожи, сдавали также и желудок, который назывался сычуг, но его надо было вначале высушить, ибо принимался он на вес. Папа аккуратно его обрабатывал, потом прищепками крепил к проволоке и подвешивал под стрехой сарая. Через пару дней Лева сдавал заготовителю и его. И тогда подсчитывали, во сколько обошлось мясо. После всех этих дел мясо оказывалось очень 16

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

чуть прожарится вместе с луком, покроется розовой корочкой. Потом бабушка наливала в чугунок воду, примерно на три пальца выше уровня мяса, и отправляла чугунок опять в печку, но уже подальше от огня. Пока мясо тушилось, она мыла два стакана сушеных слив, чистила две морковки и нарезала ее кружочками. Через час бабушка отправляла все приготовленное в чугунок, продолжая дальше тушить мясо. Когда соус выкипал до уровня мяса, бабушка приступала к, как она говорила, главному делу: вкладывала в чугунок мякоть целой буханки ржаного хлеба. Корки складывались в хлебницу и оставлялись к обеду. Хлебную мякоть она крошила и, мешая ложкой, медленно растворяла ее в соусе. Соус густел, темнел, обволакивал мясо. Закончив растворять мякоть, бабушка деревянной ложкой пробовала соус и на свой вкус добавляла соль, сахар, уксус. Потом клала один лавровый листок и несколько горошин душистого перца, отставляла чугунок подальше от огня, почти на припечке, у печной заслонки, давая блюду дойти, как она говорила. Мясо получалось нежным-нежным, буквально таяло во рту. Я ел его всегда с корками, оставшимися от хлеба. Макал их в соус, и меня охватывало неописуемое счастье, которое можно ощутить только в детстве, когда счастлив буквально от всего…

КЭЗЛАТКЭС КИ.

ИЛИ СЫРНИ-

Кэзлаткэс – так называются сырники на идиш. «Кэз» – означает сыр, творог. А латкес... объяснянять, что такое латкес, думаю,

Сырники мама делала из домашнего творога. Ибо другого творога у нас не было. Все было домашнее, свое. В большой красной миске она растирала деревянной ложкой чашку творога с двумя столовыми ложками сахара и щепоткой соли. Потом разбивала одно яйцо и вмешивала его в творог. И только после этого добавляла две столовых ложки муки. Добавляла потихоньку, превращая содержимое миски в однородную массу. Потом руками лепила из них небольшие шарики, обваливала их в муке, ладонями придавала им плоскую форму и жарила в сковородке на керогазе. Жарила мама сырники на растительном масле, предварительно разогрев его: сначала на одной стороне, потом на другой. Я любил наблюдать за тем, как беленькие кружочки превращались в желтенькие. Жарила их мама на небольшом огне, и кроме того, что поворачивала их, еще ставила их вертикально, как колесики, прижавши, друг к другу, чтобы сырники обжарились и по ободку. Выложив колесики на тарелку, мама поливала их сметаной или ягодным киселем. И я приступал к завтраку! Сырники мама готовила в основном для меня. Но, когда наступал Швуэс, еврейский молочный праздник, как говорила бабушка, сырники готовили для всех. Мама напекала сырников как на маланьину свадьбу. В самой большой миске сырников было с горкой. Ее ставили посреди стола, а рядом располагалась тарелочка со сметаной. И начинался праздник для всех! Жена моя готовит сырники немножко по другому рецепту. Для теста она берет два яйца, а сахара она кладет всего одну ложку, а для сладости сырников добавляет в тесто две столовых ложки изюма и немножко ванили. А весь процесс тот же. Сырники получаются очень вкусные. Дочка ее племянницы всегда в восторге от маминых сырников. И часто звонит с просьбой их приготовить. И, когда жена иногда в шутку предлагает ей попросить ее маму сделать сырники, она решительно обрывает такое предложение: «У нее такие вкусные сырники не получатся!»  Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 5


ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА

Рассказы о необычном Яков Шехтер

СПАСТИ ПРАВЕДНИКА В родном Лежайске Мотке именовали «борода на ножках». Вс-вышний одарил его небольшим ростом и бурной растительностью. Голову по хасидскому обычаю Мотке остригал почти наголо, кроме пейсов, разумеется, а вот бороду не трогал вообще. Росла она бурно, завиваясь в жестяные колечки, и остановилась, лишь добравшись до пояса. А поскольку пояс у Мотке располагался совсем невысоко, людям, щедро оделенным статью, с высоты виделась густая борода, плывущая над самой землей. Мотке зарабатывал на жизнь плотницким ремеслом. Руки у него были хорошие, и заказов, хвала Вс-вышнему, хватало. Он мог даже выбирать, кому-то отказывать, а кого-то пропускать без очереди. Тех, кто не умел удержаться от смеха, войдя в его мастерскую, Мотке выгонял без всякой жалости, каким бы выгодным ни был заказ. Не рассмеяться при виде бороды с рубанком, вырастающей из кучи желтой стружки, было действительно трудно. Однако жители Лежайска, и поляки, и евреи, знали о нервном поведении Мотке и старались обойтись без шуток и многозначительных улыбок. Своей жизнью и жизнью всей своей семьи Мотке был обязан Зееву Жаботинскому. В 1936 году Мотке поехал в Люблин, обновить плотницкий инструмент, и случайно оказался на его выступлении. Честно говоря, хасиду Бобовского ребе нечего было делать на таком собрании, но так уж получилось. Видимо у Вс-вышнего были свои планы на Мотке, и поэтому Он подсунул ему старого приятеля, жившего теперь в Люблине, от которого не было никакой возможности отвязаться. Приятель и затащил его в клуб «Бейтара», где выступал заморский гость. Слова Жаботинского сразили Мотке. Он никогда еще не слышал столь умело и точно выстроенной речи, где холодные доводы разума перемежались эмоциональными выбросами. – Если вы не ликвидируете диаспору, диаспора ликвидирует вас, – взывал Жаботинский. Мотке был старым подписчиком газеты «Идишер арбайтер» (Еврейский рабочий) выпускавшейся партией «Агудас Исроль», которую поддерживал Бобовский ребе. В передовицах на чем свет кляли Жаботинсокого, «врага евреев», желающего изгнать их из Польши. Но на поверку

1 6 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

этот «враг» выглядел куда убедительнее своих оппонентов.

– А ребе? Куда ты будешь ездить на осенние праздники? – сделала она ход конем.

– Темная туча нависла над Европой! – почти кричал Жаботинский. – Нет спасения, нет защитника, только немедленная эвакуация. Бегите в Палестину, оставляйте без жалости свои дома, свои пожитки. Речь не идет о «лучше или хуже», вопрос стоит – погибнуть или остаться в живых!

Теперь пришел черед Мотке презрительно фыркать. Бобовский ребе занимал в иерархии ценностей Шейны далеко не первое место. И хоть от Лежайска до Бобова рукой подать, чтобы вырваться на день-другой к ребе Мотке каждый раз приходилось пускать в ход тяжелую артиллерию со всем имеющимся боезапасом.

Некоторые слушали зачарованно, кое-кто иронически улыбался, однако многие глядели равнодушно, словно на паяца в базарном балагане. Только не Мотке. Магия слов Жаботинского перевернула его сердце, и он стал смотреть на события в Польше и соседней Германии его глазами.

– Сейчас ты о ребе вспомнила?! Что тебе ребе? – наконец выдавил он из себя. – А тебе что? – тут же парировал Шейна. – Раз ты считаешь себя хасидом, напиши своему наставнику. Посмотрим, как ответит умный старый еврей.

Поначалу родственники и друзья пробовали уговорить обезумевшего плотника выбросить из головы идею переезда в Палестину, но быстро отступили. Мотке, словно заколдованный, не слушал ни габая, ни раввина, ни солидных, уважаемых членов еврейской общины Лежайска.

Мотке только рукой махнул. Назвать праведника умным старым евреем могла только базарная торговка. Впрочем, Шейна таковой и являлась, поэтому обижаться было не на кого, а возражать некому.

Наконец Шейна, жена Мотке, высвободила время от многочисленных домашних и базарных дел, и взялась за мужа. Шейна по праву считалась одной из лучших торговок рыбой в Лежайске и выдержать натиск ее базарного красноречия было совсем непросто.

Они были женаты так долго, и так прочно приросли друг к другу, что уже не воспринимали себя раздельно. Разговор с женой представлялся Мотке подобием внутреннего монолога, словно одна часть его сознания спорила с другой.

– Ты что, газеты совсем не читаешь? – с нескрываемой иронией спросила она. – Этим сионистам в Палестине самим есть нечего. Ну, кто тебя там ждет, кому ты там нужен?

В те годы женились очень рано, так было принято в Лежайске, да и Бобовский ребе всячески способствовал ранним бракам своих хасидов.

– На руки найдутся муки, – с достоинством ответил Мотке. – Плотники везде нужны, особенно, где дома строят. А в Палестине их строят, и еще как. Ты что, сама газет не читаешь? – А как же мы бросим могилы? – зашла с другой стороны Шейна. – Родители, бабушки, дедушки, всех оставим тут? – Мошиах уже в дверях! – запальчиво возразил Мотке. – Ото-то откроется, и мертвые взойдут на Святую Землю. А ты уже там, здравствуйте, дорогие. Шейна презрительно фыркнула, сразу не сообразив, чем можно отразить столь демагогический выпад.

– Меньше грязи прилипнет, – объяснял ребе доброхотам, ратующим за прогресс, образование и женитьбу после приобретения специальности. Под хупой шестнадцатилетняя Шейна стояла, раскачиваясь от волнения. Ростом она была чуть выше семнадцатилетнего жениха и походила на молодое деревце, трепещущее под порывами ветра. Мотке смотрел на хрупкий стан невесты с замиранием сердца от мысли, что скоро сможет его обнять, и с опаской: уж больно субтильной выглядела его будущая супруга. После первых родов Шейна заметно раздалась, а после вторых крупно увеличилась. Третьих Бог не дал, но Шейна со своим объемистым животиком постоянно выглядела, будто на пятом или шестом месяце беременности. Если бы Мотке ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

17


– Но опалубка стояла под углом!– возразил Мотке. – Колонна тоже выйдет кривой. Разве это красиво?

Поэтому советом жены Мотке не пренебрег и тут же написал Бобовскому ребе. Вопреки ожиданиям Шейны тот, почемуто, не стал возражать, а напротив, дал свое благословение на переезд в Эрец Исроэль. После этого Мотке совсем закусил удила и понесся к своей цели, точно призовой скакун на ипподроме.

Мотке отряхнул брюки и повернулся, чтобы уйти, как вдруг перед ним возник сухощавый человек, в сером костюме и такой же серой, франтовато сдвинутой набок шляпе.

Шейна надеялась, что спасение придет от иноверцев, и английское посольство откажет ее мужу в прошении, ведь шифскарту на всю семью получить практически невозможно. Увы, гои и на сей раз подвели, спустя три месяца после подачи прошения Мотке ворвался в дом, приплясывая и подпрыгивая, размахивая конвертом с толстыми печатями и внушительным гербом. Ровно через год после выступления Жаботинского в Люблине, Мотке, плотно окруженный домочадцами, ступил на Святую землею. Это его и спасло. Почти все евреи Лежайска, рассудительные раввины, умудренные знатоки Торы, важные комментаторы международных событий, зажиточные торговцы, учителя, водоносы, столяры, портные, нищие, кухарки, белошвейки, уличные торговки все, все, все несколько лет спустя были безжалостно расстреляны и зарыты в общей могиле. Работа нашлась сразу и не где-нибудь, а в самом Тель-Авиве. Чиновник на бирже труда заполнил бланк, порылся в картотеке и протянул Мотке направление. – Плотником на стройку годится? Строительство не государственное, частное, но плотник он ведь везде плотник, не так ли? – Еще как! – вскричал Мотке и рассыпался в благодарностях. Правда лицо чиновника показалось ему слегка зловещим, но он отбросил свои подозрения и вспомнил о них только в конце первого дня работы. Распорядитель поручил ему закончить опалубку для колонны. Половина работы была уже сделана, оставалось только догнать доски до верха и окончательно закрепить те, которые в основании. Мотке обошел опалубку и критически хмыкнул. Тот, кто ее устанавливал, был явно кривым на один глаз или неумехой. Опалубка стояла под углом, небольшим, градусов пять-шесть, но с учетом высоты колонны разница между верхом и низом должна была получиться ощутимой. Недолго думая Мотке взялся разбирать уже сделанное. Спустя час от опалубки не осталось и следа, Мотке отер лоб и решил немного передохнуть перед возведением новой. И тут на него орлом налетел распорядитель. – Ты что натворил? – заорал он. – День 18

работы пошел насмарку!

спросили, любит ли он свою жену, он бы, скорее всего, на несколько мгновений замер от непонимания вопроса. Любит ли человек свою ногу, или руку, или голову? Любит ли он свое сердце? Шейна давно стала частью его самого, его организма, его способа осознания действительности.

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

– Много ты понимаешь! – не успокаивался распорядитель. – Давай, вали отсюда, мне самоуправщики на стройке не нужны.

– Одну минуточку, – произнес человек. Его идиш больше напоминал немецкий, но Мотке все-таки понимал смысл слов. – Так вы разрушили эту опалубку потому, что она стояла немного под углом?

Еврейские книгив каждый еврейский дом

– Да, именно так. – А вы можете построить ее прямо, точно под девяносто градусов? – Ну, абсолютно точно не берусь, но на глаз не отличите. – Приступайте, – велел человек, смотря через распорядителя работ, так, словно его вообще не существовало. Мотке работал без обеденного перерыва, взмок от пота от кепки до носков, но к концу дня опалубка была завершена. Человек в серой шляпе принимал работу вместе с распорядителем. Вернее, тот стоял и смотрел, как человек обходит опалубку с разных сторон, приседает на корточки, прикладывает ладонь к носу, на глаз определяя угол. – Отлично! – воскликнул он, сдвигая шляпу на затылок. – Мне такие люди нужны, вы приняты. – Ладно, – с кислым видом произнес распорядитель. – Завтра с утра приходи. Но если вздумаешь ломать или переделывать, спроси сначала меня, понял? – Понял, – кивнул Мотке. Когда начальство покинуло стройку, другие рабочие, весь день наблюдавшие за Мотке, подошли с поздравлениями. – Ты первый, кто угодил нашему сумасшедшему! Оказалось, что человек в сером костюме и шляпе – архитектор из Берлина, Александр Леви, и что он дерется с прорабами и рабочими, требуя абсолютно точного выполнения всех его предписаний. – Ему, видите ли, надо, чтобы солнечные лучи на закате преломлялись ровно на стыке стен, – объяснили рабочие. – Поэтому мы должны из кожи вон вылезть, но возвести эти стены точно так, как он нарисовал. Доброго слова от него не услышишь, одни претензии. Просто сумасшедший, тут же не Берлин, тут Восток. 

ТРИ НЕДЕЛИ ТРАУРА Пост 17 Тамуза Пост 9 Ава (Тиша-Бэав) Три недели в году, в период между постами 17 Тамуза и 9 Ава, мы справляем траур по разрушенному Храму и по изгнанию, физическому и духовному, в котором мы до сих пор находимся.

ДЕНЬ 3 ТАМУЗА посвящен выдающемуся лидеру нашего поколения, Любавичскому Ребе, Рабби Менахему Менделу Шнеерсону. Его великие и святые дела, его самоотверженное руководство еврейским народом, его беспрецедентные деяния по подготовке всего человечества к приходу Мошиаха.

ДЛЯ ДЕТЕЙ ПРАЗДНИКИ ЭТО ПРЕКРАСНО!

Продолжение в следующем номере

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 7


НЕ ЗАБУДЬ Алексей Викторов

Евреи Траяна Поповича «Черновицкая мэрия по моему приказу принимала все просьбы и обращения евреев. Черновицких евреев именовали “народом Траяна”. Я же просто хотел создать нечто вроде морального оплота для порядочных людей, который в будущем мог бы доказать, что далеко не все румыны были проводниками зла». Это строки из книги «Признание совести», которую румынский адвокат Траян Попович написал незадолго до своей смерти в 1946 году. С 1941 по 1942 годы этот мужественный человек занимал пост мэра Черновцов. Меньше года проработал он на этой должности – потом его сместили по обвинению в помощи евреям. Но за это время Траян Попович спас жизни более 20 тысяч человек. Он стал первым румыном, признанным Праведником народов мира. Траян Попович родился в 1892 году в небольшом селении, расположенном в австро-венгерской части Буковины. Многие представители его рода были священнослужителями. Дед по отцу, например, прославился тем, что в 1777 году, будучи священником местной церкви, отказался приносить присягу Австрийской империи. Отец Траяна, впрочем, решил отойти от духовенства, преуспев в портняжном ремесле. В поисках новых клиентов он и перевез всю семью в Черновцы. В городе Траян закончил гимназию и поступил на юридический факультет Черновицкого университета. Правда, завершать обучение ему пришлось уже после Первой мировой войны: он ушел добровольцем на фронт в первые же дни всеобщей мобилизации. На полях сражений и произошло его знакомство с будущим верховным главнокомандующим румынских войск Йоном Антонеску. В то время Антонеску был еще капитаном, под командованием которого Траян и прослужил всю войну. Антонеску сразу отметил смелого и морально устойчивого солдата, с воодушевлением рассказывавшего истории о родных Черновцах. Видимо, эти истории и вспомнил Антонеску, став при поддержке Гитлера кондукэтором Румынии и выбирая главу Черновцов. К началу Второй мировой войны Траян Попович стал доктором правоведения и занимался адвокатской практикой в родных Черновцах. С приходом в город Красной армии он предпочел перебраться в Бухарест, но в июле 1941-го, когда румынские войска отвоевали Черновцы, вернулся обратно. Тогда-то ему и предложили должность мэра. Траян Попович легко согла-

стит, чтобы часть вверенного ему населения была помещена за колючую проволоку. В противном случае он грозился подать в отставку. Как расскажет потом в своей книге сам Попович, губернатор думал недолго. «Повремените с отставкой, господин Попович. Я ценю вашу работу, – сказал Колотеску. – Если вы покинете меня, то я останусь совсем один среди фанатично настроенных людей. Думаю, что никто не сможет заменить вас». Попович же ответил так: «Я остаюсь, господин губернатор. Но лишь потому, что не могу бросить тех, для кого являюсь единственной надеждой». Но через несколько месяцев последовал куда более жесткий приказ – депортировать всех черновицких евреев в Транснистрию. После долгих уговоров губернатор разрешил Поповичу оставить в городе лишь 200 евреев. «Я вернулся в ратушу, где в моем кабинете уже находились руководители еврейской общины, – вспоминал Попович. – Никогда не забуду, как они на меня смотрели. Они ждали чуда, благой вести. А что я мог сказать им? Уже полным ходом шла подготовка к загрузке евреев в специальные вагоны. Медлить было нельзя, и я отправился в Бухарест, на прием к Антонеску». сился, потому что на тот момент не имел ничего против сотрудничества с властью. «Поначалу я не был противником Антонеску, – рассказывал Попович позже. – Как многие другие в Румынии, я верил в миф о сильном человеке, честном, энергичном и полном благородных намерений, о лидере, который спасет ущербную страну». Не успел Траян принять пост мэра, как к нему в канцелярию потянулись еврейские жители города. Они жаловались на набиравшие силу нацистские законы, направленные против евреев. Вникая в каждую просьбу, Попович делал все, чтобы помочь. Приказ о создании гетто он получил от губернатора региона генерала Коло-

К моменту встречи Антонеску уже изучил докладную Поповича, где тот просил прекратить депортацию евреев из Черновцов по экономическим соображениям. «Давно не виделись, но ты совсем не изменился. Все воюешь с ветряными мельницами? Я ведь помню, что томик Сервантеса всегда был с тобой. И не надоело тебе?» – такими словами, по воспоминаниям Поповича, встретил его кондукэтор. Беседа длилась долго: Траян без устали убеждал Антонеску, что из Черновцов и так выдворено очень много евреев, а те же, что остались, обладают профессиями, жизненно необходимыми для благополучия города. Конечно, с его стороны это была уловка, попытка хоть как-то оправдать свое желание помочь евреям. И, конечно, Антонеску это понимал. Однако, по воспоминаниям Поповича, в итоге Антонеску сказал: «Ну что ж, Траян, поскольку возможность получения тобой взятки от евреев приходится исключить, я выполню твою просьбу. И знаешь почему? Потому что Румынии нужны не только такие, как я, но и такие чертовы идеалисты, как ты». Траяну Поповичу разрешили оставить в городе 20 тысяч евреев. Он же сделал все, чтобы спасенных было еще больше – выдавал листки трудоспособности и старикам, и больным, и тем, кто ничего не умел. Такое «злоупотребление» стоило ему работы. Нашлись «доброжелатели», которые донесли на него. Траяна Поповича обвинили в выдаче разрешений большему количеству людей, чем было позволено, и сместили с поста мэра весной 1942 года. Он вернулся в Бухарест, где дождался конца войны. Живыми дождались в Черновцах конца войны и почти все «евреи Траяна».

теску уже в августе 1941-го. И наотрез отказался его выполнять. Попович заявил, что не допу-

Через год после окончания войны Траян Попович умер, к счастью, успев дописать свою книгу воспоминаний. Через 23 года после смерти он был признан Праведником народов мира. jewish.ru

1 8 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

19


Гиперреальность Америки Борис Гулько Замечательный психолог Сабина Шпильрейн (кто только из великих не присваивал себе её идеи!) открыла деструктивный феномен в психике: стремление к смерти – «танатос» (у греков он вроде демона смерти). Зигмунд Фрейд, включив «танатос» в свою теорию бессознательного, пояснял: «…целью всякой жизни является смерть». Разрешение напряжения в неживой материи перед возникновением в ней жизни «стремится уравновеситься: это… стремление возвратиться к неживому». Карл Меннингер рассмотрел многие формы саморазрушительного поведения человека, и в каждом из них усмотрел наличие влечения к смерти. Этот же феномен – стремление к смерти – присущ и другим организмам – культурам, обществам, народам, цивилизациям. Основатель французской социологической школы Эмиль Дюркгейм отметил: «Каждое общество в известный исторический момент имеет определенную склонность к самоубийству». Жан Бордийяр объяснил механизм стремления общества к смерти, описав присущий обществу феномен, названный им «гиперреальность». В гиперреальности утрачивается чувство реальности. Определяют гиперреальность и являются продуктами её, по Бордийяру, «симулякры», нечто не существующее в объективной реальности, но симулирующие её. Гиперреальность действует на настоящую реальность разрушающим образом и стремится подменить её. Бордийяр полагал, что сегодняшний поток информации уничтожает реальность, обволакивая её создаваемым ей огромным количеством симулякров, которые и формируют гиперреальность, замещающую собой подлинную реальность. Процесс подмены реальности гиперреальностью определяет продвижение общества к смерти. Современное Западное общество, движимое танатос, следует своим великим предшественникам: античным Афинам и Риму. Механизмами умирания тех были, последовательно: 1) принятие гомосексуализма за норму; 2) крах института семьи; 3) демографическое вырождение; 4) заселение их стран пришельцами. Греческий географ и историк Страбо описывал Грецию на переломе прошлой и новой эр: «Земля полностью покинута… Римские солдаты занимают брошенные дома; Афины заселены статуями».

20

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

Рим прошёл по пути греков несколько столетий спустя. Ввиду депопуляции в римскую армию стали набирать иностранных наёмников. В 376 году император Валент разрешил, по гуманитарными соображениям, вестготам переправиться через Дунай и поселиться на территории империи. За это пришельцы обещали служить в армии Валента. 34 года спустя, 24 августа 410 года, вестготы под водительством Алариха захватили и разграбили Рим. Западные страны сейчас – в четвёртой, заключительной стадии описанного процесса умирания – заселения их земель чужаками с иной, отличной от аборигенов идеологией. США несколько отстают от западноевропейских стран относительно демографического вырождения. Так в 2014 году, последнем, о котором опубликованы данные, в США приходилось 1,86 ребёнка на женщину. Это уже заметно ниже уровня воспроизводства населения, но всё ещё много выше, чем в странах Европы.

США было детищем переселенцев-протестантов. Идеологией нового общества являлся «американский сионизм», он же американизм, основанный на учении ТАНАХа. Созданную на этой основе цивилизацию стало принято называть в последние десятилетия иудео-христианской. Гиперреальность, разрушающую реальность американизма, составляют ныне многочисленные симулякры левых идеологий: социализма, мультикультурализма, политкорректности, феминизма, чёрного расизма, «равенства браков», антисионизма, «борьбы с исламофобией» и другие. Сегодня эти симулякры уже доминируют в американской культуре, в СМИ, в университетах и колледжах. Происходит, как в древнем Риме, активное заселение Соединённых Штатов носителями отличных от американизма идей, в большой степени нелегальными. В стране уже 8 лет пропрезидентствовал ненавистник американизма


Барак Хусейн Обама. Полу-кениец, получавший в Индонезии волей его матери исламское образование (в его школе было и отделение для христиан), социалист, он провозгласил, что США – более не христианская страна, а одна из крупнейших в мире мусульманских. В ноябре 2016 года американизм неожиданно обрёл шанс выжить. Стал президентом его адепт Дональд Трамп. Трампа можно считать первым еврейским президентом США. По наиболее адекватному в сегодняшней Америке определению: еврей – это человек, у которого внуки евреи. По этой дефиниции Трамп, в отличие от подавляющего большинства нерелигиозных американцев из рождённых еврейками – еврей. Это соображение важно, поскольку евреи среди смертных представляют вечность, вечный народ. Американцы, желавшие при возникновении стать новой версией народа ТАНАХа, претендовали на положение «почти избранного народа», как назвал их Линкольн. И президент-еврей, с его девизом вернуть Америке её былое величие, символизирует возобновление этой претензии. Создатели американской гиперреальности – обуреваемая танатос элита (в сегодняшнем США это работники СМИ, развлекатели, включая актёров), поставляющая симулякры, обрушивают на президента валы ненависти. Ведь Трамп вознамерился остановить убыстрявшееся при президентстве Обамы умирание американизма. Селебрити от ярости потеряли рассудок. Актёр Де Ниро, певичка Мадонна, взойдя на трибуну, изливали свои эмоции относительно президента матерными тирадами. Мадонна ещё призывала взорвать Белый Дом. Особенно ненавистен президент основной массе американских журналистов – злобной, невежественной, но чрезвычайно прогрессивной (это глобальный симулякр американской гиперреальности) массе. Очень удручает работников телекамеры и клавиатуры компьютера манера Трампа отвечать на их лживые новости через Твиттер. Это разрушает многочисленные создаваемые СМИ симулякры. «Пусть Трамп прекратит посылать твиттеры» – на разные голоса взывает журналистская братия. Возможно, многочисленной и шумной толпе творцов симулякров, как прогрессивных, так и неоконсерваторов, составляющих небезупречную с психиатрической точки зрения общность

«Только не Трамп», удалось бы затравить президента. Но Трамп сверхъестественно, почти необъяснимо удачлив. Хилая все 8 лет президентства Обамы экономика вдруг расцвела. Отмечена самая высокая в истории занятость среди афроамериканцев и латинос. Сейчас в американской экономике больше вакансий, чем ищущих работу. Успехи сопутствуют Трампу и во внешней политике. Развлекатель Билл Мар, из рождённых еврейкой, размечтался в своей популярной программе на HBO: «Вот бы нам хорошую тяжёлую рецессию. Может, удалось бы скинуть Трампа. Демократия важнее экономического благополучия». «Демократия» для Мара и прочих прогрессивистов – это тоже симулякр. Он означает их диктатуру.

Потом, правда, выяснилось, что девочку никто с её матерью Сандрой не разлучал. Более того, оказалось, что Сандра – многократная нарушительница эмигрантских законов. А девочку она умыкнула без согласия отца. Обычный симулякр. Дав страстям побурлить, симулякрам попузыриться, Трамп издал президентский указ об объединении родителей с детьми. Не уверен, что детям, а это в основном тинэйджеры, будет лучше в заключении со взрослыми. Но поднимать истерику против объединения семей бойцам гиперреальности сейчас уже неловко. Чтобы показать заботу о задержанных детях, Трамп отправил посетить их первую леди Мелани. Здесь медиа удалось родить лишь один симулякр – что-то про жакет Мелани.

Самой насущной задачей для спасения американской цивилизации, стоящей перед Трампом, является прекращение нелегальной эмиграции через мексиканскую границу. Но для тружеников гиперреальности, стремящихся к смерти американизма, такая эмиграция тоже необыкновенно важна. Она дала бы возможность превратить США в подобие Мексики, Гондураса или Сомали. Поэтому последняя какофония прогрессивистов в политике и в медиа по поводу задерживаемых на мексиканской границе нелегалов превосходила по интенсивности все их прошлые истерики. Поводом послужило отделение при задержании детей нелегалов от их родителей.

Результаты создания удручённой стремлением к смерти своего общества элиты гиперреальности вокруг проблемы нелегальной эмиграции неоднозначны. Опрос, проведённый 17-19 июня совместно Economist/YouGov показал, что 2/3 из 1500 опрошенных поддерживают задержание нелегально пересекающих границу, но только 20% предпочли бы продолжение относительно них политики Обамы. Большинство американцев – среди республиканцев это 74%, считают верным рассматривать нелегалов как преступников. 80% республиканцев поддерживают строительство стены вдоль границы с Мексикой, и 62% - за депортацию из страны всех нелегалов.

Симулякры плодились как пузыри в кипящей воде. В ход пошли фотографии, сделанные в каденцию Обамы – закон о содержании детей отдельно был принят давно, и раньше никого не волновал. На CNN заявили, что следование Трампа закону о защите границы подобно Холокосту, в Washington Post написали, что оно равносильно рабству, на MSNBC и CNBC его уподобили расизму. А редактор левого сайта Daily Beast почему-то обвинил Трампа в плохом содержании детей в центрах задержания в годы президетства Обамы

Борьба за и против переселения в США миллионов носителей иных цивилизаций будет продолжаться. Элиты США опьянены стремлением к смерти их цивилизации и готовы на всё, чтобы удовлетворить свой танатос. Но сейчас появилась надежда, что эти элиты постепенно растают, а американизм сохранится. За 8 лет правления Трампа, в случае если у него хватит сил и решимости продолжать ту же политику, что сейчас, и успех будет сопутствовать ему, родится новая элита. Граждане, избравшие Трампа, поддерживают своего президента.

Чтобы сильнее повлиять на чадолюбивую публику – («Поможем детям! Будем помнить, что дети – цветы жизни» – изъяснялся Остап Бендер, агитируя за «Союз меча и орала»), медиа распространила фото плачущей двухлетней Янелы из Гондураса. Журнал Тайм поместил фото девочки, вместе с Трампом, на обложку.

Грядут непростые времена.

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

21


22

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018


ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

23


Two-Time US Chess Champion Boris Gulko delights Chess Enthusiasts Gulko was Guest of Honor at the Michael Rudyak Chess Festival at Shaloh House Jewish Day School/Russian-Jewish Center

Chess enthusiasts of multiple races, nationalities and faiths converged at Shaloh House Jewish Day School/Jewish-Russian Center for a rare chance to compete against international Grandmaster Boris Gulko, the only person to have won national championships in both the Soviet Union (1977) and the United States (1994, 1999). The Chess Festival June 3rd was sponsored by the Michael Rudyak Family Foundation in memory Michael Rudyak, a prominent Russian builder who loved chess and who passed away at the early age of 47. The family foundation champions educational causes in Russia and locally. The Chess Festival included tournaments for children and adults at beginner, intermediate and advanced levels. Many lucky participants got to play Grandmaster Gulko, one of only a few people in the world with a winning record against legendary Russian champion Garry Kasparov. Prize winners at both the adult and children’s levels came from diverse nationalities. “Chess unites people,” Rabbi Dan Rodkin,

24

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

head of Shaloh House, said. “If only we could resolve world problems as easily as a chess match!” Shaloh House champions chess, Rabbi Rodkin said. It’s taught in afterschool classes, and Shaloh students have taken first place in the New England Chess Championship for elementary grades in past years. Rabbi Rodkin, a lifelong chess player, said chess has a positive effect on children, both mentally and socially. In countries where chess is offered in schools, students are better able to recognize complex patterns, excel in math and science and do better in standardized tests. It even helps children advance socially and gain responsibility, Rabbi Rodkin said. “Chess has a lot in common with core values because through chess a child learns to be responsible for his or her own actions. As we know, a simple pawn that makes it to the far side of the board can become the queen, the most powerful player of all. It’s very instructive for little kids to learn that through perseverance they can become successful.”

Shaloh House students have won multiple national and international awards in math, chess, science, poetry and the arts. Shaloh House runs a popular preschool as well as a K-6 elementary school which offers a rich, academically advanced curriculum. For more information, call 617-787-2200, or visit www.shaloh.org.


Exodus_Layout 1 9/10/2015 11:56 AM Page 37

  

     

   

ʳʨʤ ʚʘʖ ʗʤʡʲʮʞʫ ʠʩʡʲʨʩʦʣʤ ʤʝʚʤʦʤʘʞʨʛʡʲʣʱʫ ʠʤʢʥʡʛʠʧʖ  ʠʤʨ ʤʦʱʛ ʣʖʫʤʚʵʨ ʧ ʵ ʘ ʥʖʦʠʤʘʤʟ ʝ ʤʣʛ ʧ 

4"-& 4)035 4"-& 163$)"4& 3&/5 ."/"(&.&/5

ʍʖʦʡʝ  ʆʞʘʛʦ   ʘʛʡʞʠʤʡʛʥʣʤʟ ʳʠʤʡʤʙ ʞʛʟ  ʦʵʚʤʢ ʦʛʠʖ ʃʖʮ ʘʱʧʤʠʤʥʦʤʪʛʧʧʞʤʣʖʡʲʣʱʟ ʢʛʚʞʬʞʣʧʠʞʟ ʞ  ʠʩʡʲʨ ʩʦʣʤ ʦʖʝ ʘʡʛʠʖʨ ʛʡʲʣʱʟ ʥʛʦʧ ʤʣʖʡ ʧ ʤʝ ʚʖʧ ʨ  ʚʡʵ ɸʖʧ  ʢʖʠʧ ʞʢʖʡʲʣʤ ʠʤʢʪʤʦʨ ʣʱʛ ʩʧ ʡʤʘʞʵ ʥʤʧ ʛʯʛʣʞʵ

ʂʱ   ʧ ʤʥʦʤʘʤʜʚʖʛʢ ʣʖ ʘʞʝ ʞʨ ʱ ʠ ʘʦʖʭʩ  ʧ  ʥʛʦʛʘʤʚʭʞʠʤʢ

  ʥʦʛʚʤʧ ʨ ʖʘʡʵʛʢ ʫ  ʦʖʝ ʤʘʤʛ ʥʤʡʣʤʬʛʣʣʤʛ ʥʞʨ ʖʣʞʛ  ʥʦʤʘʤʚʞʢ ʝ ʖʣʵʨ ʞʵ ʥʤ ʦʖʝ ʘʞʨ ʞʴ ʥʖʢʵʨ ʞ  ʤʠʖʝ ʱʘʖʛʢ̓ ʧ ʤʬʞʖʡʲʣʩ ʴ ʥʤʢʤʯʲ  ʉ ʣʖʧ  ʦʖʗʤʨ ʖʴʨ    ʪʞʝ ʞʤʨ ʛʦʖʥʛʘʨ ʱ  ʫ ʞʦʤʥʦʖʠʨ ʤʦ  ʢʛʚʧ ʛʧ ʨ ʦʱ  ʥʖʦʞʠʢʖʫ ʛʦ  ʥʤʚʞʖʨ ʦʞʧ ʨ  ʚʤʠʨ ʤʦ ʖʩ ʚʞʤʡʤʙ  ʥʦʤʘʛʦʵʛʨ  ʞ ʘʱʥʞʧ ʱʘʖʛʨ  ʧ ʡʩ ʫ ʤʘʱF ʖʥʥʖʦʖʨ ʱ

ʈʤʡʲʠʤ ʩ  ʣʖʧ    ʧ ʩ ʥʛʦʘʤʚʤʡʛʭʛʗʣʞʬʖ ʧ  ʗʖʧ ʧ ʛʟʣʤʢ ʚʡʵ ʘʤʚʣʤʟ ʨ ʛʦʖʥʞʞ  ʪʞʝ ʞʤʨ ʛʦʖʥʛʘʨ ʞʭʛʧ ʠʞʟ ʠʤʢʥʡʛʠʧ  ʧ  ʘʤʚʤʡʛʭʛʗʣʞʬʛʟ  ʠʤʣʬʛʦʨ ʣʱʟ ʞ ʠʞʣʤʝ ʖʡʱ  ʗʞʗʡʞʤʨ ʛʠʖ  ʠʤʢʥʲʴʨ ʛʦʣʱʛ ʠʡʖʧ ʧ ʱ  ʥʖʦʠ ʝ ʞʢʣʞʟ ʧ ʖʚ ʣʖ ʧ ʤʗʧ ʨ ʘʛʣʣʤʟ ʨ ʛʦʦʞʨ ʤʦʞʞ  ʘ ʨ ʤʢ ʭʞʧ ʡʛ ʞ ʥʤʚ ʠʦʱʮʛʟ  ʘʛʡʞʠʤʡʛʥʣʱʟ ʥʦʤʧ ʨ ʤʦʣʱʟ ʤʗʛʚʛʣʣʱʟ ʝ ʖʡ  ʤʨ ʚʛʡʲʣʱʛ ʠʤʢʣʖʨ ʱ ʚʡʵ̓ ʤʨ ʚʱʫ ʖ

  

* HPS  5BLTJ S

 # PLFS

Š Š  S BLTJU J

!IPU DPN NB MJ

ЭКСОДУС | СЕНТЯБРь – ОКТЯБРь | 2015 37

36 | ЭКСОДУС | СЕНТЯБРь – ОКТЯБРь 2015 ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

25


Exodus_Layout 1 9/10/2015 11:56 AM Page 38

  

 

   

ʛʡʲʣʱʫ

4"-& 4)035 4"-& 163$)"4& 3&/5 ."/"(&.&/5

ʣʛ ʧ  ʘʛʦ   ʞ  ʵ ɸʖʧ  ʵ

ʭʞʠʤʢ

 ʦʤʘʤʚʞʢ  ʥʤʢʤʯʲ  ʚʧ ʛʧ ʨ ʦʱ  ʦʵʛʨ  ʞ

ʵ ʘʤʚʣʤʟ ʭʛʗʣʞʬʛʟ  ʛ ʠʡʖʧ ʧ ʱ   ʭʞʧ ʡʛ ʞ ʱʟ ʝ ʖʡ 

  

* HPS  5BLTJ S

 # PLFS

Š Š  S BLTJU J

!IPU DPN NB MJ

СЕНТЯБРь ОКТЯБРь 2015 2638 | ЭКСОДУС ЭКСОДУС | |ИЮЛЬ - АВГУСТ – | 2018


%:/".0 ' F OD J OH  $F OU F S 64 ' " NF NCF S  $M VC

 )PNFS  4U  /FXU PO $FOU FS ."  F OU S B OD F  G S PN ' VS CF S  O

1      $     &   EZ OB NP G F OD J OH D F OU F S !HNB J M  D PN

%ZOBNP 'FOD J OH $FOU FS  J T  QS PVE U P PòFS   /BU J POBM  M FWFM  D PNQFU J U J WF ZPVU I QS PHS BN  "EVM U  G F OD J OH B OE öU OF T T  ' F OD J OH G PS  G VO  i .VT L F U F F S T w  i 1J S B U F T w       B OE i + F EJ w      1S J W B U F  M F T T POT  G PS  B M M  B HF T "M M  Z PVU I D M B T T F T  B S F  G PD VT F E PO QPT U VS B M  B OE G VOD U J POB M  T U S F OHU I  D PPS EJ OB U J PO  B HJ M J U Z  B OE QIZ T J D B M  D POöEF OD F   $M B T T F T  B S F  PQF O G PS  NPOU IM Z  B OE Z F B S M Z  F OS PM M NF OU 

                  )FBE $PBD I "M FY ,VT ILPW

                    "M FY S FD FJ WFE B # "  J O QIZT J D BM  FEVD BU J PO BOE D PBD IJ OH G FOD J OH XJ U I                      )F S FD FJ W FE B O . "  J O 1IZ T J D B M  5IFS B QZ  XJ U I IPOPS T  G S PN                     /B U J POB M  6OJ W FS T J U Z  PG  6L S B J OF G PS  1IZ T J D B M  & EVD B U J PO B OE 4 QPS U   "M FY             "M FY  BM T P  IPM ET  B %PD U PS BU F /661&4  "#% J O 1IZT J D BM  5S BJ OJ OH  BOE 4QPS U                      "M FY  IB T  CFFO G FOD J OH G PS  PW FS   Z FB S T  U S B J OJ OH B U  B  T QFD J B M J [ FE G FOD J OH T D IPPM  J O U IF 6L S B J OF G S PN D IJ M EIPPE J OD M VEJ OH 6QQFS  4 QFD J B M J [ FE 4 QPS U  )J HI 4 D IPPM  PG  0M Z NQJ D  3FT FS W FT   "M FY  J T  D VS S FOU M Z  U IF IFB E D PB D I PG  U IF 56' 54  6OJ W FS T J U Z  .FO T  $M VC ' FOD J OH 5FB N B OE S VOT  B  G FOD J OH QS PHS B N B U  4 IB M PI )PVT F + FXJ T I %B Z  4 D IPPM  4 PM PNPO 4 D IFD IU FS  %B Z  T D IPPM  B OE #FB W FS  $PVOU S Z  %B Z  )J HI 4 D IPPM   "M FY  J T  NB S S J FE B OE IB T  G PVS  CFB VU J G VM  CPZ T  

$PBD I &WB + FM M J T PO

&WB IBT  CFFO G FOD J OH G PS  T FWFOU FFO Z FBS T   4IF FBS OFE IFS  öS T U  " S BU J OH BU   BOE IBT  IFM E U PQ  S BOL J OHT  J O U IF Z PVU I  D BEFU  BOE K VOJ PS  OBU J POBM  T U BOEJ OHT   4IF G FOD FE G PS  U IF 4U BOG PS E 6OJ WFS T J U Z  WBS T J U Z  G FOD J OH U FBN  $"  &WB XBT  B G PVS  U J NF 8FT U FS O 3FHJ POBM  $IBNQJ PO  4IF J T  B U IS FF U J NF "M M  "NFS J D BO  

%ZOBNP T U VEFOU T   S FT VM U T 

  8PS M E $IB NQJ PO  7F U   5 F B N #VM HB S J B  0D U PCF S  

  /B U J POB M  5 F B N NF NCF S  /B U J POB M  S B OL  

  4 F OJ PS  OB U J POB M  U PQ  

)J HI 4D IPPM  4U BU F $IBNQJ POT   4BCFS  .FO J OEJ WJ EVBM      U FBN   4BCFS    8PNFO OE J OEJ WJ EVBM  BOE U FBN      /VNF S PVT  + VOJ PS  0M Z NQJ D  RVB M J öF S T   /VNF S PVT  HPM E  T J M W F S  B OE CS PO[ F  J O 3F HJ POB M  :PVU I $J S D VJ U  B OE 4 VQF S  :PVU I $J S D VJ U  B HF  D B U F HPS J F T  :  :  :

  /F X & OHM B OE %J W J T J PO  HPM E   T J M W F S  B OE  CS PO[ F  :  CPZ T  B OE HJ S M T

  /VNF S PVT  OB U J POB M M Z  S B U F E G F OD F S T   %Z OB NP T  T U VEF OU T  IB W F  HPU U F O B D D F QU F E U P )B S W B S E  5 6' 5 4  6."4 4  "NIF S T U

 /:6  (B OOPO 6OJ W F S T J U Z  F U D          

ЭКСОДУС | СЕНТЯБРь – ОКТЯБРь | 2015 39 ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

27


С прискорбием сообщаем что ушли из жизни

Nariman Berkovich Naum Froyman Miron Peskin

28

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018


ОТМЕЧАЕМ ЙОРЦАЙТ ( ) Годовщину Смерти

Antonovsky Ykhym

21 Elul

1 September

Ilinskiy

Lydia

26 Elul

6 September

Raynis

Zalik

27 Elul

7 September

Aronchik

Sonya

19 Elul

30 August

Ioffe

Elena

15 Elul

26 August

Rosenzweig Iosif

16 Elul

27 August

Ayzman

Nina

16 Elul

27 August

Itzkina

Dyna

15 Av

27 July

Rozenbleet

Dora Isakovna 5 Av

17 July

Babayan

Perlya

5 Av

17 July

Ivanov

Frima

12 Av

24 July

Rubnich

Avraham

18 Av

30 July

Tzilya

12 Elul

23 August

Katsman

Vladimir

28 Av

9 August

Rutnitsky

Solomon

22 Av

3 August

Berim

Azril

27 Av

8 August

Kelrikh

Edward

1 Elul

12 August

Shaenzon

Meir

1 Elul

12 August

Berim

Sara

30 Av

11 August

Kevlina

Malki Toibe

20 Elul

31 August

Shlafer

Moisey

2 Elul

13 August

Berkolayko

Abram

1 Elul

12 August

Khanukaev

Yurri

2 Elul

13 August

Shleifer

Basya

12 Elul

23 August

Besher

Marina

13 Elul

24 August

Khiger

Roza

5 Elul

16 August

Shpits

Sheindl

11 Av

23 July

Besher

Shlomo

8 Av

20 July

Khomsky

Iosif

22 Elul

2 September

Shteyngardt Yakov

20 Elul

31 August

Bitman

Rosa

26 Elul

6 September

Kirnos

Luba

7 Elul

18 August

Sirota

Aleksandr

21 Av

2 August

Breger

Sima

8 Elul

19 August

Knyazhitskaya

Elizabeta

20 Av

1 August

Sokol

Vladimir

10 Av

22 July

Breytman

Eduard

23 Elul

3 September

Kolchinskaya Anna

25 Elul

5 September

Sokolovsky

Efim

21 Av

2 August

Bronshtein

Aron

2 Elul

13 August

Kozlenko

Yakov

1 Av

13 July

Sokotskaya

Zhanna

15 Elul

26 August

Bruk

Mark

15 Elul

26 August

Kushner

Sara

6 Av

18 July

Sonkin

Grigory

9 Av

21 July

Cutler

Joan

27 Elul

7 September

Lantsman

Vladimir

1 Elul

12 August

Spektorova

Leah

10 Av

22 July

Dvoskina

Klara

7 Av

19 July

Lapido

Rosa

9 Elul

20 August

Spivak

Anna

15 Av

27 July

Elfant

Oleg

27 Elul

7 September

Lavinovskaya Yuliya

1 Av

13 July

Stolerman

Yefim

3 Av

15 July

Epstein

Danil

25 Elul

5 September

Levenson

Sofia

20 Elul

31 August

Suharev

Isay

18 Av

30 July

Eventova

Sarra

8 Elul, 5772

19 August

Lirman

Natan

6 Av

18 July

Taksir

Grisha

10 Elul

21 August

Fabrikant

Perla

7 Av

19 July

Lisnevskaya Sara

14 Elul

25 August

Tandetnik

Fanya

18 Av

30 July

Forgang

Chuma

20 Elul

31 August

Makhlis

Shlima

19 Elul

30 August

Trell

Andrey

22 Elul

2 September

Frechtman

Rosa

22 Elul

2 September

Mariaskina

Sara

14 Elul

25 August

Tuzman

Roza

22 Elul

2 September

Freydlin

Michael

14 Elul

25 August

Milyavskaya Rochel Leah

18 Av

30 July

Tuzman

Yakov

17 Av

29 July

Freyman

Yisroel Noach

26 Av

7 August

Milyavsky

Raya

26 Av

7 August

Vikhman

Chaya

20 Av

1 August

Gafanovich

Shloyma

2 Elul

13 August

Mints

Israel

24 Elul

4 September

Vilk

Lipa

15 Elul

26 August

Gart

Sofia

22 Av

3 August

Mitnik

Mickael

12 Elul

23 August

Vilph

Mickael

2 Av

14 July

Geifman

Lidia

21 Av

2 August

Mochan

Solomon

19 Elul

30 August

Vinokur

Emanuil

11 Av

23 July

Gershov

Vladimir

27 Elul

7 September

Nisenzon

Nellya

2 Av

14 July

Voshchin

Roza

21 Av

2 August

Glik

Evgeniy

11 Av

23 July

Ozerskiy

Yakov

9 Elul

20 August

Vulikh

Aleksander

4 Av

16 July

Gluskin

David

24 Elul

4 September

Petrovskiy

Mark

13 Av

25 July

Zaborovsky

Luba

26 Elul

6 September

Goldberg

Issaak

6 Elul

17 August

Pimsler

Anita

7 Elul

18 August

Zaika

Israel

27 Av

8 August

Goldin

Rebbeka

7 Elul

18 August

Pischik

Brocha

8 Av

20 July

Zandelis

Yakovas

16 Elul

27 August

Gorenshteyn Boris

18 Elul

29 August

Pivovarov

Sonia

4 Elul

15 August

Zaretskaya

Roza

23 Av

4 August

Gots

Vera

10 Av

22 July

Pivovarova

Maya

28 Elul

8 September

Zeitin

Yecheved

6 Av

18 July

Green

Arthur

7 Av

19 July

Poilin

Mikhail

23 Elul

3 September

Zelmanova

Masa

17 Elul

28 August

Groysman

Ilya

18 Av

30 July

Prozument

Boris

26 Elul

6 September

Zhelezniak

Genya

7 Elul

18 August

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

29


jewish soul

A Rebbe’s Devotion From the Rebbe’s correspondences

I

n the course of his allotted life span on this earth my father-in-law had seen, and contended with, many different worlds. But whether it was under Czarist Russia or under Soviet Russia, during the two World Wars or during their aftermaths, in the Old World or in the New — he was always the indefatigable Jewish leader dedicated heart and soul to the spiritual and material wellbeing of our people. Exemplifying a pattern of leadership which is the heritage of his illustrious ancestors the Old Rebbe, author of the Tanya and Code of Jewish law, my father-in-law was as vitally concerned with the child as with the advanced Yeshivah students and his love for his disciples and followers to whom he expounded the inner secrets of the Torah was only matched by his love for his fellow Jew in some distant country, deprived of the most elementary educational facilities. Jewish education was his primary concern, and the same spirit of dedication permeated his emissaries who pioneered in many an educational field under his inspiring initiative and guidance. This work truly expressed the unity of our people through the Torah which is the unifying force uniting the one people by means of the one Torah to the One G‑d. * * *

I

n response to your letter of 28 Menachem Av in which you describe your situation and quote what my revered father-inlaw, the Rebbe, wrote you: To arrange study sessions in your home and to endeavor to increase the number of friends who take part in these studies. You also write that you are involved in gathering children together for Shabbos parties and, at times [hold similar gatherings] during the week as well. Even now you have a set schedule of study sessions. Nevertheless, [you write that] you do not feel any satisfaction from this and feel that you are lacking something and you ask my opinion about the above. In my opinion, what you are lacking is  kabbalas ol, acceptance of G‑d’s yoke, which is the foundation and source of all Divine service. Attaining kabbalas ol does not require special or deep meditation, merely to

30

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

picture for yourself that the King of kings, the Holy One, blessed be He, created His world and blew into your nostrils a living soul, the soul that gives life to your body. And He is standing above you, observing you, watching, and examining your innards and heart and all your deeds and words. “All of your steps are counted.” (See Tanya, ch. 42.) In order to make this service easier for you, G‑d gave you the advantage of being a chassid; i.e., that your soul is an element of the collective soul of a tzaddik. If there is anything lacking in the individual soul, through the appropriate bonding, all that is lacking is drawn down from the general soul. When he accepted his position, the Rebbe made an explicit condition that [his leadership] would be [characterized by] kindness and mercy. From then until the present, he is involved in ongoing service, drawing down to all his disciples, chassidim, and those bound to him, strength and vitality in their Divine service which includes both service between man and G‑d and between man and his fellowman. In addition, the Rebbe personally chose you and charged you with a specific mission. As is known, even according to the revealed realm of Torah law, “an agent is considered as the principal.”  As such, it is understood that [by

charging you with] this mission, the Rebbe imparted his powers to you. When a person fulfills the commandment of a sage or a king, even if he does not know the inner rationale for it or comprehend the greatness of this matter, he should be immeasurably happy in [fulfilling the command], because by doing so, he becomes one and bonds himself with the essence of the wise man or the king. Despite your possession of all the above positive virtues, you complain that [your activities] do not provide you with satisfaction and that you do not feel vitality; on the contrary, you only feel that you are lacking something. If you will listen to me, abandon [this tendency for] excessive complaints stemming from self-concern, [preoccupation with] what you lack, and what you have. Contemplate the good portion that has been granted you as one of the students of our my revered father-in-law, the Rebbe, and one of those who is bound to him. Rejoice with great joy in this lot and draw down this happiness in actual activities that fulfill the will of the principal. The power to accomplish this has been granted to you. All that is lacking is the will. When you surrender your will to the will of our Rebbe who communicates to you G‑d’s will, this will be a medium to draw down vitality in all your activities which fulfill the will of my revered father-in-law, the Rebbe. With blessings for a good and sweet new year and awaiting good news from you; that you have added strength to your Divine service both with yourself and with others, and that you fulfill the charge: “Serve G‑d with joy.” EM


made you think

The Pursuit of Truth Adin Even Israel (Steinsaltz)

R

ather than explaining what the Talmud is, I would like to clarify why this book is so important for the Jews. People who open this book, often cannot figure out what it is all about, and cannot comprehend why we Jews are so immersed in it, what it is that we find so interesting about it. Some 150 years ago – this is a true story – a certain German prince wanted to know what the Talmud is. He asked a certain rabbi to invite him to a yeshiva and teach him one page of Gemara. Thus, for a few days this prince sat and studied the first page of Bava Kamma. He found it very interesting and thought-provoking, but there was one thing that he could not understand. At the very end of the page, it says that the problem they were dealing with throughout has no practical meaning whatsoever, that it is merely theoretical. What is the point of such a book? He asked, Who needs it? I do not know what the rabbi’s reply to that prince was. But if I were there, I would tell him that the main question of the Talmud is not “What do I need to do next?”; for that, there are other books. When I want to know what steps I should take in order to cook a certain dish, I refer to the cookbook; and in order to know what my next action should be, I open a book of Jewish Law or any other sort of practical book. But in the Talmud we have something that will not necessarily be of any tangible benefit to me today, tomorrow, or ever. It is a value in its own right, something that gives me no respite. For in the very final analysis, what I want to know is – Where is the truth. And indeed, the central, all-encompassing question in the entire Talmud is, Where is the truth – as far as any human being can attain it. For certain people – and hopefully, for Jews more than for others – the pursuit of truth is an inner need. We cannot go to sleep until we find out what truth is. For us, truth is not a trivial matter such as what is the length of my trousers; it is something that we cannot live without. And in this sense, it is deeply connected to our philosophy and to our faith. The first sentence in Maimonides’ great halachic work is a good summary of this issue. He says there that there is one level

which is the highest, and there is nothing higher than it: God alone is truth; nothing else can be called truth. The search for truth, then, is the search for the Divine essence within this world. This is what we are really looking for. I wish to conclude with another story, about a certain tzaddik – righteous person and leader of a chassidic group – who lived in the city of Bershad, in the Ukraine. (This city still exists, but no Jews live there today.) The most important thing in this man’s life and worship of God was truth. He was loyal to the truth to such an extent that when, for instance, he would enter his home while outside it would be pouring, and someone would ask him: Is it raining outside? He would reply: I don’t know; but a moment before I entered the house, it was. The very last problem that he encountered in his life was as follows: a certain Jew was accused of some serious offense, and if he were to be found guilty, he would have had to

suffer grave punishment. The judge said that if this rabbi, who never told a lie in his life, would attest to that person’s innocence, he would release him. Consequently, the rabbi was torn between two considerations. On the one hand, how could he say something that was not 100% true? On the other, how could he be an agent in bringing harm to a person’s life? He asked God to solve this dilemma for him. That night, he died. What would any one of you do when faced with a similar situation? That is food for thought. It may not be exactly a Talmudic problem; but this, in a sense, is what the Talmud is all about. EM

Rabbi Adin Steinsaltz is internationally regarded as one of the leading rabbis of this century. The author of many books, he is best known for his monumental translation of and commentary on the Talmud. To learn more visit his website, steinsaltz.org.

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

31


life on earth

The Rebbe's Big Idea Tzvi Freeman

T

he two young men were earnest and determined. As one sat me down at the head of the boardroom table, I heard the door’s bolt lock slide tight. Before the videographer could hastily snap a mike to my lapel, they had already begun their interrogation. Okay, I had been warned. But I figured I wouldn’t be the first. Which meant I would only have to ask what the others had said and then mercilessly dissect their views to demonstrate how they had got it all wrong. Alas, they informed me, I was their first captive. If I wanted to get out of there, I would have to actually say something meaningful. Theirs was a simple question: What exactly was the Rebbe’s message to the world, and why is it so important? This is something I’m supposed to know. Only that it hadn’t been put this way before. It was always in terms of what the Rebbe had to say to world Jewry. Or about spirituality. Or leadership. The question here was different: On a platform to the global community, how is the Rebbe relevant? What is his message? How is it unique? “Do more good deeds and acts of kindness!” wasn’t going to work. Before I do this, I said, I want to talk about where we are right now. We moderns are supposed to have a metaconception of our own selves within history. Yet most of us have a very skewed view of where we are right now. Those who speak about the past are horridly pessimistic about the future. Those who speak about the future are blithely oblivious to the past. But real progress comes from building a future that synthesizes past with present. If you don’t know where you are and how you got there, how can you know whether you’re moving forward or backward? So, let’s try to frame our current situation within the big picture of time. Without a doubt, there is something very unique about our times. In a way, our times are tied more with the future than with the past. In the post–World War II era, humanity was handed its own destiny in a way that was never before imaginable. For the first time in history, open war between the major powers would have meant the end of the human race. We could no longer play careless games

32

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

of war for territory, nor could we recklessly dump our refuse wherever we wished. A world of independent parts had fused into a single organism, a playing field of empires into a global shtetl. We became the stewards of our own planet, and of our very survival. Before World War II, very few took notice of crises and catastrophes on the other side of the planet that did not directly affect their own nation. Five million Chinese died of earthquakes, famine and disease between the world wars, and hardly anyone batted an eyelid for them. Even hunger and malnutrition in our own lands went widely unnoticed. In Europe and America, 30 percent of the population suffered malnutrition, yet academics wrote no studies and the media took no interest. The Second World War was a turning point in human consciousness. As the Rebbe himself noted, it was a war of two ideologies, two propositions for the destiny of humankind. One side represented a kind of worship of the state, in which the good of the whole trumped

and trampled the rights of the individual. The other represented the supreme value of the individual, to which society and governance must be subservient. That battle continued after 1945. In the postwar era, the West took the precedence of the individual all the way. If the goal was the greatest material benefit for the most people, then that strategy worked, stupendously. The opposite failed, and is currently undergoing its metamorphosis. We discovered something that works. Not so much an economic or political system, but a groundwork of values. How do I know that? Take a look at our disastrous attempts to impose democracy and open commerce upon nations that do not have these values. But to what degree have we ourselves assimilated these values? Do they make sense to us? Are we willing to face up to their origins and to their uniqueness? Do we at all comprehend who we moderns are within the big picture of time?


life on earth

Here’s a list: Six Big Ideas that have changed the world and which everyone takes for granted—but would sound bizarre to anyone outside our culture: The rights of the individual supersede the benefit of the state. The value of all human life, including children, women and even foreigners, cannot be measured. Every child in the African jungle must have access to the entire corpus of human knowledge at his or her fingertips. There is purpose to this life; there is meaning to this universe. The world is made better not through war, power, conquest, enslavement and domination of the superior over the inferior, but through understanding, compassion, and lending a helping hand. All the world needs is love. We’re going to make this a better world. Those outsiders actually make a lot of sense. They would argue: Do the math: Does it make sense that a single individual should take precedence over a conglomeration of such individuals? What makes human life invaluable? Can you demonstrate that for me in a laboratory? How can you expect to govern people if you don’t control their information? Other than getting the most you can out of it, what sort of purpose and meaning could you see in such a crummy world as this? Who gave it purpose? Within what context does it have meaning? If love is all we need, why did we make war for all those centuries? What took us so long? We couldn’t have been that stupid. For most of history, life was about getting to another world. Now it’s about making this world into another world. Who made the switch? Behind all these arguments lies a certain cognitive dissonance. These ideas contain, admittedly, an underlying theme that is counterintuitive. Take that last one: “Making the world a better place.” Sounds so normal, doesn’t it? To us, within our anomaly of a culture. But the intuition that drove the human mind for millennia shakes its head in bewilderment and asks, “What do you people want? Heaven or earth? The spiritual or the material? The

transcendental or the temporal? If heaven, then why are you so concerned with this world? If earth, then enjoy it while you can! On what basis has all human life in this world become sacred?” Social historians agree. They call us bobos: At one time, you were a bourgeoisie or a bohemian, and ne’er the twain could meet. Today, we are convinced we can have it all. That’s not called an answer. That's called a fantasy. And fantasyland is not forever. Eventually, we will wake up to its incongruities. Worse, we will attempt to resolve them with simple human reason. Once that happens, everything crumbles. For those who were stirred by the dread of a silent spring, for those who rode the freedom rides in Alabama, and for those who know personally the survivors of Hitler’s ultimate remedy for the human race, truth should need no lawyer. But what happens when there are no fascists, no racists, and corporate America has gone verdant green—and then our kids ask, “Daddy, Mommy, what makes all people equal?” What do we say right now, when the message of much of today’s intelligentsia can be reduced to the luminous brilliance of “There is no depth. What you see is all you get. The majesty of this universe and the magnificence of life that inhabits it all got here by accident. There is nothing beyond this fleeting material existence; your very sense of self is an epiphenomenon of biochemistry.” And I’m supposed to fret about the fate of the panda and the blue whale? No wonder the environmental movement has fallen off the radar screen of big politics. In short, we’re left with great ideas that somewhat resemble bagels: chewy on the outside, hollow on the inside. The Big Question: Is that a sustainable diet? Maybe yes. Maybe we’ll continue to spiral upward in economic growth, environmental stewardship and global peace, just because its nicer that way. Let’s be positive. But then, if we can get this far so totally clueless, imagine if we actually knew what we were doing. Imagine if we really got why it works, where it comes from and what it’s all about—imagine what an amazing world we could build together. To me, that’s a bigger ouch. It’s one thing to

say you might lose what you’ve got. It’s another to say you could be winning the jackpot. The key to sustainability, like I said, is to build our future through an organic synthesis of the present with the past. You gotta know where you’re coming from. These values didn’t pop out of nowhere. Neither were they the product of reasoned arguments—that came afterwards. In fact, reason was quite often on the other side, with the fascists, the Nazis, the communists, the totalitarians, the racists and the nihilists. These ideas, in very simplified terms, started becoming popular in Europe mostly when people started reading the Bible in the vernacular. Only once they became accepted (mainly because they somehow actually work) did secularists jump in for the ride, often hijacking the wagon. That history is for another essay. Or several. Or we will fight it out in the reader comments. What’s of urgent, burning importance right now is this: The modern mind thirsts for an inner soul that can breathe life into this magnificent body of ideas. And the Rebbe was a modern visionary grounded in the authentic roots of these values. And he provided just such a breath of life. We need only to inhale. No, a chassidic grand rabbi in a black fedora citing endless Talmudic and Kabbalistic passages doesn’t look the part for a modern visionary. Looks are deceiving. After all, he also sat in the lecture halls of modernity, at the University of Berlin and at the Sorbonne. Perhaps it was there that he developed this synthesized worldview, a view that lifted him above the conflict of modernity and tradition. Perhaps he was just timeless from the get-go. Let me speak for myself: Coming from a background of radical politics, I turned to spirituality in the early ’70s. There was a lot of haze back then, but I recall a moment of clarity, a voice inside me uttering, “Spiritual enlightenment has gotta have a lot more to do with real life down on earth than these gurus are letting on.” And it was afterwards that I discovered the Rebbe. The Rebbe had a certain vision, a very radical vision, of heaven, earth and the human being. Radical, but somehow completely grounded in the same tradition in which all these crazy modern values are rooted. Radical, but totally pragmatic and down here on earth.

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

33


life on earth

Listen for the central messages. Read them more than once: If you are looking for the ultimate experience of the divine and the transcendental, it is not up in heaven, not in mystic union, not in religious ecstasy, not even in total enlightenment. It is here, in this impossible paradox of the struggle of life; here, in the very physicality of this earth. Within each of us breathes a spark of the Creator of all things, a spark that entered this world with a unique mission. All that exists is here only for that mission. Therefore, the power of any individual for good is limitless, and nothing can stand in our way. If a single, tiny atom can begin a chain reaction to destroy the entire world, all the more so can one individual turn the entire world around for the good. Two ideas, iterated in a hundred thousand different forms over forty years: The world is worth the investment. And it’s all up to you. With deep roots. This is the essence of the revelation at Sinai: G‑d came down to earth, to us small people. These are the first two chapters of Genesis: First G‑d creates all, repeating with each creation that “He saw it was good.” Then the creation of the primal human being, man and woman, in the divine image, brought to life by the Creator’s breath. Genesis is a sublime, majestic and inspiring narrative. But the modern mind needs it all spelled out. So here is the Rebbe’s version (according to my feeble understanding): In the beginning, there was heaven and earth. Earth pulled you down, heaven pulled you up. If you wanted heaven, you had to let go of earth. If you wanted earth, you had to let go of heaven. But, the biblical narrative is telling us, that is precisely where G‑d is found—in that impossibility. Do both, and there you will find Him. Not by negotiating a compromise. By embracing the very wonder that these opposites bond in conjugal harmony to create our world. Where body meets soul, spirit meets matter, sacred meets profane, miracle meets nature, being meets non-being, faith meets intellect, infinite meets finite—in every binary opposite, that wonder itself is a window on the quintessence of being we call G‑d. The intuitive human mind adores neat binary compartments. The Rebbe shunned them. He pierced the barriers between all of those

34

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

divisions, turned them on their head, and showed us a whole new world. A world in which G‑d is here now, here in darkness as He is in light, in matter as He is in spirit—and yet more so. Because what greater paradox could there be than the very nature of this material world? Look around you: Pattern married with chaos to create the beauty of nature. Mind married with matter to create the wonder of life. The infinite married with the finite to allow for inexhaustible speculation, science and wonder. The Creator’s omnipresence married with His absence to create the paradox of free choice. An amazing world. And we are privileged to be its stewards. This is the Rebbe’s messianic idea that has been so misunderstood, so distorted. Years back, I attempted to paraphrase it: This world was not created for some apocalyptic finale; its magnificence was not formed to dissipate into ionized gas. Each thing was formed for the glory of its Maker, who stands forever. Only the darkness must wind itself to its end, and it must be robbed of the treasures it holds. For the most precious things of this world are held in darkness. That is why we must struggle with the darkness now and not run from it. All the torment it gives us, all our toil to overcome it, to tame it and to dig out the diamonds it conceals, all is with meaning and purpose. For each obstacle that meets us on our uphill battle, each was made for the glory of its Maker. And here, closer to the Rebbe’s (Yiddish) words: We must know that this world is not a dark, sinister jungle, but a garden. And not just any garden, but G‑d’s own pleasure garden, full of beauty, wonderful fruits and fragrances, a place where G‑d desires to be with all His essence. If the taste to us is bitter, it is only because we must first peel away the outer shell to find the fruit inside. The hard part here is that all this requires a sense of that which transcends us. Not a big god in the sky. Not a ghost-in-the machine god who gives life to something called matter. Rather, a sense that the core reality of all things itself cares. Think of our investment in this global shtetl and our concern for the biosphere within which

it delicately nests. To care for this world, you need to value this world. Not for what you can squeeze out of it, nor for the promise of a sugary treat in heaven. You need to care for this world for its intrinsic value and out of a sense of responsibility, of purpose and of meaning. Responsibility, purpose, meaning—all of that demands a context which transcends my own personal welfare and subjective experience. It’s certainly not to myself that I am responsible. It’s ludicrous to think that I can provide the universe with meaning. Without a higher context, there cannot be meaning. Without the sublime, the mysterious and the all-encompassing, there cannot be purpose. And unless we are answerable to a single voice that transcends us all, we can never work together. There you go—another paradox: The essencecore of reality cares, desires, and pleads with us who are one with it. Within which lies the most excruciating yet vital paradox, the one that lies behind all in which we believe: There is nothing else but Him, yet it is all up to us. Within our subjective experience and human reason, there is no resolution to these incongruities. Because we did not make this world. In the view from Above, there is no paradox. There is only One. That’s all that’s missing from those crazy ideas we have embraced—that higher context. From up there, it all makes sense. As the Rebbe would so often reiterate: Without that, there is no stability or sustainability to this world. With it, we can open our eyes and see the divine here now. We, the entire world. Now, today. Well, truthfully, my interrogators didn’t get quite all that out of me. But their question sparked something, and the pistons of my brain have been running on that spark ever since. If it weren’t for deadlines, this essay would never have been finished. Now the spark’s out there. But it’s still burning inside. EM

Tzvi Freeman is the author of a number of highly original renditions of Kabbalah and Chassidic teachings, including the universally acclaimed Bringing Heaven Down to Earth. Tzvi’s books are available online at Chabad.org.


jewish thought

The Ultimate Stand Simon Jacobson

F

ollowing the Six-Day War in 1967, the Rebbe, delivered a historical talk that was as sweeping as it was fascinating, identifying just such an event that generated an historical shift; one that would dramatically affect the future course of the world in which we live. I was a mere 9 year old at the time, but reading his words today sends a resonating shudder up your spine, striking you with a sudden clarity – like a flashbulb going off in a dark room – which illuminates the events of the entire 20th century and beyond. The defining event the Rebbe identified in 1967 was the liberation of his father-in-law, the Rebbe Yosef Yitzchak from death and imprisonment by the Soviet authorities forty years earlier today, in 1927. At first glance this liberation may not seem like a major event. One man saved amongst millions who perished is hardly a great miracle. True, he was a leader, but when it comes to life and death every soul is equally precious. The Rebbe’s freedom seemingly pales in comparison to the events that would come – both the tragedy of six-million Jews killed in the Holocaust and the miracle of millions more who were saved, the return to Israel and the general renaissance of Jewish life. Indeed, the events after 1927 were so earth shattering that it would seem to overshadow the Rebbe’s liberation. The 20th century – like no other century – brought to the fore both the worst and best in the human condition. No century was bloodier and no century was more productive. Never had more people been killed. Hundreds of millions of lives annihilated. Hundreds of millions more shattered and uprooted, with unimaginable suffering and loss. Yet in the same short century we also witnessed unprecedented growth, prosperity and freedom. Miracles of the highest order. Life expectancy rose by 30 years. Major advances in medicine and technology have revolutionized every aspect of life. The 20th century captured the stark battle between good and evil. Some men stooped to depths inferior to beasts. Other rose to heights superior to angels. Usually in history ups and downs of such magnitude spread over centuries. Here, in the span of several decades, all of history’s roller coasters came together, encapsulated in one

century. For the Jewish people in particular – whose history has always mirrored the history of the world – the 20th century’s extremes marked their lowest and highest point: From the brink of unparalleled destruction to the threshold of unprecedented prosperity – the Jews underwent the greatest transformation ever recorded, all in just a period of several years. From almost total decimation by Stalin and Hitler, they achieved miraculous rebirth and renaissance. No where was the miracle more apparent than in Israel. Attacked by five surrounding Arab armies, the small country of Israel won the 1948 war. Till this day no one can understand how a small country of several million can survive and thrive surrounded by countries numbering hundreds of millions sworn to Israel’s destruction. The epitome of Israel’s miracle came in the 1967 Six-Day War. Fledgling Israel was surrounded from all three sides and in a mere six days Israel triumphed and tripled in size. The unprecedented victory of a tiny country over the overwhelming Arab countries stunned the world. The miracle became the source of unparalleled Jewish euphoria and pride. Religious and secular alike, believers and cynics, could not contain their tears when

touching the stones of the newly reclaimed Western Wall. Thus, the Jewish story of the 20th century mirrors the global story: One hundred years of untold misery, as well as unprecedented growth and prosperity. [Historically, both evil and good have always first affected Jews, signaling what would come next to the world. Hatred and genocide first attacks the Jews, then the rest of the world]. How did one century yield such diametrically opposed extremes? Volumes have been written tracing the roots of the collapse of the world order in the 20th century – the two World Wars and the ensuing massive upheavals that have reshaped literally every corner of the globe. Less discussed, if at all, are the roots of the positive events of this century. In many ways these roots are far more mysterious, especially considering the contrast that amidst such enormous devastation should also emerge amazing achievements. How is it possible that the same world that produced such evil should also bring so much good? The only way to understand the 20th century, and for that matter any historical period, is in perspective: to look at a longer series of events that have contributed to shape the present and the future. Events, especially global ones, are never what they seem. Every major event is part of a series of previous events that together, accumulate to create a bigger picture. Forty years ago the Rebbe identified the defining positive moment of the 20th century as the 1927 liberation of his father-in-law. Though at the time it may not have been noticed, but today we can see that it was an event that would pave the way and chart the course of the subsequent enormous miracles and developments that would follow decades later. The 1927 arrest and liberation of the Rebbe Yosef Yitzchak was not a private or personal matter. It represented a colossal confrontation between good and evil, between spirit and matter. Why did the Communists arrest the Rebbe? Why did they see him as a threat? They gave many excuses – he was a counter-revolutionary, religious commitment undermined devotion to the Party, religion is the opiate of the masses.

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

35


But the true, underlying reason was their war against spiritual freedom. As the psalmist writes: “Why do nations gather in rage and scheme…[they] rise up… against G-d and His anointed” (Psalms 2:1-2). The Rebbe was arrested for his spiritual activities to emancipate and build the spiritual lives of Jews throughout the Soviet Union. Broadly – this was a battle for spiritual freedom for people all over the world. When the Bolsheviks and Communists came to power they abolished everything religious, with particular focus on persecuting the Jews and their infrastructures. They methodically closed down synagogues, schools and all aspects of institutional Judaism. But the Rebbe defied their actions, and did everything in his power to keep the flame alive – through a wide network of underground activities. In 1927 things finally came to a head. The Rebbe was arrested by the Communists, namely agents of the GPU and the Yevsektzia (“Jewish Section” of the Communist Party) for his activities to preserve Judaism throughout the Soviet empire and sentenced to death. Miraculously, the Soviets, who did not hesitate to shoot millions without due process, commuted his sentence to exile and, subsequently, released him completely – 80 years ago today. The Soviet opposition to the Rebbe and his activities represented the battle of all fascist forces against personal freedom and expression, which the Rebbe stood up for. And his liberation – by the same authorities that arrested him – manifests the dominance of spirituality, to the point that it transformed (for the moment) the enemy into an ally. Thus the arrest and battle with the Rebbe Yosef Yitzchak was not his personal affair; it was not an isolated event. It represented the formidable forces of one of the most powerful countries in the world rising up against the freedom of the human spirit. No small matter. The stakes were never higher. The consequences never greater. Who ever would win this battle, would determine the future course of history. At the time the Rebbe’s efforts could have been seen as futile; one man standing up to the formidable Soviet Union, a nation of over 180 million people, led by the all-powerful, psychopath Stalin. But as he boldly told his captors: “we will see who will prevail, you

or I…” When they pointed a gun to his head threatening him with his life, he calmly, unflinchingly said: “this toy can frighten someone who has one world and many gods; not one who has on G-d and many worlds”. At the time, the Rebbe’s stubbornness seemed for naught. Yet, today in retrospect we see that his efforts have lived on, while Stalin, and the entire Soviet Union have collapsed. He had the wisdom and determination, and above all, the vision – that rare power that few people are blessed with – a vision that overrode the immediate dark events of his time, and gave him the strength to stand up to the great Soviet Union. The significance of the Rebbe’s stand can be appreciated 40 year later, during the Six-Day war, where the same thing took place: The same Soviet Union that waged war against the Jewish soul in 1927 and on, now armed Egypt to wage war against the Jews in Israel. And just as the entire situation was miraculously reversed in 1927, so too in 1967 the Soviet weapons that were directed at Israel and Jerusalem were conquered, and those same weapons were “turned around” and became part of Israel’s arsenal in its war against its enemies. The uncanny similarity between these two events – 40 years apart – demonstrates the true and far reaching implications of the Rebbe’s stand against the Soviet Union: He was not just defying them in 1927; he was declaring for the ages, for generations to come, that the spirit of the Jewish people will not be broken. His staunch commitment broke open the door and brought on the reversal of fortunes, both in his time (in 1927) and 40 years later (in 1967). Indeed, forty years allows us to appreciate the deeper meaning of events that transpired back in 1927. We now understand that the Rebbe, back then, recognized that at the heart of his battle with the Soviet leaders lay the essence of all battles: The battle between matter and spirit, between higher purpose and brute power. His victory then opened up the door that would help overcome all the challenges of the 20th century: All the battles between good and evil in the 20th century are essentially a war against spirit – the human soul and the Divine plan; an assault on the inalienable spiritual rights of every human being. continued on page 40

36

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

future tense

MOSHIACH MUSINGS

In the World to Come, every Jewish soul that ever lived will be resurrected. There are two reasons why every soul will be resurrected: "Even the empty ones amongst you [Israel] are filled with mitzvot as a pomegranate [is filled with seeds]"— Talmud, Berachot 57a. The soul of every Jew is a "veritable portion of G‑d," and as such is eternal and indestructible. Our Sages, in fact, have enumerated several egregious sins which can cause a person to lose their portion in the World to Come (in the final chapter of Tractate Sanhedrin), yet, the Rebbe explains, this does not contradict the aforementioned principle that all will be resurrected: An individual who does teshuvah (repentance) reclaims his portion in the World to Come, no matter the gravity of the sins he may have committed. This is true even if the individual only did teshuvah in his heart and the regret did not impact his future behavior. The prayers, charity, and mitzvot performed by progeny have the ability to earn for the undeserving antecedents a portion in the World to Come. To a lesser degree, the good deeds of nonrelatives done on behalf of a deceased individual can also benefit the soul. If the person suffers indignities after his death, this too, can atone for his sins, and gain him a share in the World to Come. For example, the Talmud says that King Jeroboam, a brazen idolater who incited the population to follow his G‑dless ways, and certainly deserved to be excluded from the World to Come, will nevertheless arise when the time of resurrection arrives. Why? Because many years after he died his remains were ignominiously burned in fire. Those few (if any) whom are not covered by any of these possibilities will still arise—but in a different body.


ask the rabbi

Jewish Mysticism by Rabbi Dan Rodkin

Q

What is exactly is Chassidus, and how does it differ from Kabbalah and other forms of mysticism from the East and around the world?

Chassidus is the inner dimension of Torah explored and taught by the Chassidic masters. Chassidus teaches you how to see the soul of a thing rather than its body; its inner essence rather than its external manifestations. Chassidism is a movement within Judaism founded by Rabbi Yisrael Ba'al Shem Tov (5458 – 5520 [1698-1760 CE]). Its purpose is to awaken the Jewish People to its own inner self through the study of the inner dimension of the Torah, which explores the inner dimensions of creation and Creator, thus preparing the way for the advent of Moshiach. Chassidus is inwardly based upon the ancient doctrinal tradition of Kabbalah. Outwardly it gives new emphasis to the simple and joyful service of God, particularly through prayer and acts of loving-kindness. In Chassidic thought, the abstract and often impenetrable formulae of classical Kabbalah are recast into the psychological terms of human experience, making it understandable and accessible to the average person. By using the individual’s own inner experience as an allegorical model for understanding the deepest mysteries of the universe, Chassidus both elevates the consciousness of the ordinary Jew as well as expands the conceptual territory of Kabbalistic thought. Indeed, the classical tradition of Kabbalah can be considered superficial relative to that of Chassidus. By focusing upon immediate experience, Chassidus identifies aspects of Divinity that the highly formal and abstract system of Kabbalistic induction leaves unexplored. Another way of explaining the differing emphases of Kabbalah and Chassidus is to say that Kabbalah focuses on the "vessels" (kelim) of Creation while Chassidus deals with the "lights"(orot) that fill these vessels. This distinction is apparent even in the names attached to these two mystical traditions: The word Kabbalah in Hebrew is derived from the root kabal,

"to serve as a receptacle or vessel," while the word Chassidus is constructed from the root chessed, "lovingkindness," an attribute often referred to symbolically as the light of day. The Ba'al Shem Tov brought Kabbalistic thought to its historical apex, both in terms of its conceptual refinement and its degree of influence upon the lives of the Jewish populace. It has been said that where Kabbalah is the "soul of the Torah," Chassidus is "the soul within the soul." The body of Torah (Talmud, Jewish Law, etc.) teaches you the what and how of Judaism, the soul of (and especially the soul of the soul of) Torah illuminates the why and what for. There are many wise spiritual teachings from peoples in every part of the globe. In their practice, people find transcendence of the material world, enlightenment and serenity. The focus of Kabbalah is not on serenity. Neither is it on transcendental enlightenment. It provides those as well, but as a means, not as a goal. The goal of Kabbalah is inspired action. Whatever wisdom the Kabbalist gains, whatever state of ecstasy or mystic union to which he or she ascends, the end result will always be an act of beauty in the physical world. To turn it the other way around: Many teachers will tell you to do good deeds and acts of kindness because that is one stone along the path to higher consciousness. The Kabbalist will tell you that in the moment of that good deed, you are there already. The act itself is your goal, to which a higher consciousness must lead you. To the Kabbalist, the ultimate paradise is here now, because the Infinite Light is here now, and more than any spiritual realm, this is where the Infinite Light yearns to be discovered. Our job is to peel away the husk to reveal that light within each physical artifact of our world. To enlighten not only ourselves, but every living being, and even the inert matter of our world. EM

Rabbi Dan Rodkin is the Executive Director of the Greater Boston Jewish Russian Center. You can Ask the Rabbi at rabbi@shaloh.org.

?

got questions?

ASK THE RABBI: * rabbi@shaloh.org - fax: 617.787.4693 % 617.787.2200

iRabbi ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

37


perspectives

Gaza and Psychological Asymmetry Dr. Irwin J. Mansdorf

W

hy are those who see themselves as sympathetic to Israel frustrated with the coverage of the current Gaza demonstrations? For supporters of Israel, the situation is rather simple: A terrorist regime is organizing as much of its citizenry as possible under the guise of a peaceful demonstration, to taunt, provoke, and provide cover for others to violently attack Israeli soldiers and attempt to infiltrate into Israel proper for carrying out terror attacks. Years of building attack tunnels, launching rockets, and attempting to breach the fence countless times serve as the backdrop to what is taking place now. But for critics of Israel and supporters of the Palestinians, what is taking place is nothing less than a massacre, a denial of rights and oppression in continuing a cruel blockade and quashing the hopes of people who simply have the desire to return to their original homes and to live a better life. How can people witnessing the same events have such grossly divergent views of what they are seeing? The “psychological asymmetry” common in the war against Israel by self-described Palestinian and Arab resistance organizations has been outlined before. So has the use of nonviolence as a psychological strategy against Israel. This “asymmetry” refers to the clear military advantage of Israel and the subsequent psychological disadvantage precisely owing to that superiority. The events of the last few weeks are clear examples of this form of psychological warfare and, in an age of microwave news and instant tweets, how the psychological asymmetry between Israel and Hamas is again being used to supplement and mask a terror approach to fighting Israel that includes, as part of its strategy, the use of civilian casualties to publicize grievances and attack Israel. The Dilemma of the Powerful Party Causing the deaths of innocent human beings is universally condemned in Western circles. It is considered illegal, and by extension, immoral under the Rome Statute. While it is easy to understand “why” innocent civilians may be harmed, it is equally hard to argue that any unarmed civilian “deserves” to be

38

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

killed and wounded simply because of their presence in a war zone. Israel, as the stronger and controlling party in the conflict with Hamas, is seen as having greater responsibility. Consequently, the weaker party is given “slack” and not seen in the same light. Moreover, civilians of the weaker party are doubly endowed with special status, first owing to their position of being victims of an oppressive occupation and secondly, as victims of an oppressive regime. Thus, they are absolved of guilt, absolved of responsibility, and certainly absolved of blame. So where does that leave the “blame game” when these victims are harmed? While arguments can certainly be made that Hamas is ultimately responsible for exploiting their citizens and placing them in harm’s way, these arguments ultimately hold no water when up against what is seen as an inviolable principle of never harming unarmed civilians. While many of the casualties in Gaza are terror operatives, not all are. It is these “innocent” victims that are seen as Israel’s, not Hamas’ responsibility. Those supporting and appreciative of Israel’s position understand the principle of protecting innocent, unarmed Gaza civilians, but also likely understand that these civilians

are exploited by their government. This is not the view of those who have an intersectional view of all victimhood, a view that not only absolves victims of blame but also assigns blame to whatever powerful party is most in control of the situation. As noted by Jonathan Haidt, “[In intersectionality] the binary dimensions of oppression are said to be interlocking and overlapping…They must all come together to fight their common enemy, the group that sits at the top of the pyramid of oppression. This is why a perceived slight against one victim group calls forth protest from all victim groups. This is why so many campus groups now align against Israel. Intersectionality is like NATO for social-justice activists.” When Ideology

and

Reporting Interface

This results in a rather simplistic and basic view of “right vs. wrong” and “strong vs. weak” where it is the quantity of victimhood and not the quality of the victim’s actual behavior that determines moral correctness. Accordingly, this tweet by CNN correspondent Sulome Anderson would make perfect sense: I condemn the deaths of all civilians. But they have to actually die first, and there have


perspectives

Middle East Predictions Daniel Pipes

been zero Israeli casualties. If the numbers show more Palestinian Arab victims than Israeli victims, the power imbalance is displayed for all to see and further supports the “powerful” party’s (Israel) responsibility and, by extension, guilt. Further highlighting the disparate relationship are images that show one side in what is seen as a civil struggle, with people in civilian clothes carrying no serious weapons other than makeshift slingshots and incendiary kites versus a well-armed and formal military on the other side. The differences between these images are made even starker when the weaker and clearly unarmed civilians are presented (as in this New York Times video) absorbing incoming tear gas and live fire and carrying out the wounded and dead, in direct and “live” contrast to the Israeli side engaged in a very “proper” celebration of the opening of an embassy; seemingly impervious to the suffering of the innocent. That the “facts” tell a different story is irrelevant to the power of psychologically coloring reality. So when headlines state “Israel Kills Dozens at Gaza Border as U.S. Embassy Opens in Jerusalem” there is an implication of absolute symmetry between the two events, with the headline further implying an active, offensive, not reactive nor defensive motive to the Israel side. The Ultimate Loss of Objectivity All this is not lost on Hamas, who have been aware of their position and using psychological asymmetry time and again over the years. Dealing with this is not as simple as it seems, and explaining, describing, and providing evidence in counterarguments may help when dealing with those for whom the interpretation of events is based more on logic and less on emotion. But for those for whom ideology trumps all, providing post-hoc explanations of the events in Gaza based on the actual events is not likely to be effective. EM Irwin J. (Yitzchak) Mansdorf, PhD., is a clinical psychologist and a fellow at the Jerusalem Center for Public Affairs. He directs the Center's Israel-Arab studies program for university students.

After

pulling out of the Iran deal,

Trump

stated his hope for a new agreement with

Tehran that prohibits its acquiring nuclear arms, ends its missile development, and stops its aggression in the Middle East. Will the Iranian regime accept these conditions? Is a compromise possible? Iranian leaders will not accept these terms and no compromise is possible. But Tehran may maintain the terms of the Joint Comprehensive Plan of Action to keep the Europeans happy and to continue with trade. What about regime change in Iran? It is inevitable, I just do not know when. As in Tunisia, a single spark – perhaps a petty government aggression or a bakery without bread – could set it off. For this counterrevolution to succeed, however, a leadership with ideas must emerge. Does Tehran want to rule Iraq and are political forces there strong enough to prevent this?

Yes and no. Stealing Iraq from American control has high priority for Tehran because this has economic and military importance, as well as great symbolism. Iraqi institutions are too weak to hold off this predation. What do you make of the Saudi reforms led by Crown Prince Mohammad bin Salman? Will he succeed, or will a backlash topple him? The reforms are genuine, deep, and extensive, amounting to a revolution. Should MbS

succeed, Saudi Arabia will be a very different country, somewhat like the United Arab Emirates. Whether he will succeed is beyond my competence to predict, as it depends on too many factors, such as intra-relations in the royal family, that I know too little about. Is a political solution possible in Syria? If so, what would it look like? One day, certainly, the Syrian civil wars will come to an end and normal life will resume. The country once called Syria will not be unitary again but will be divided up into spheres of influence and ethnic enclaves. Few will miss the old Syria, a violent and failed state throughout its 65 years, 1946-2011. Erdogan's moves in the Balkans, Greece, Sudan, Syria, Iraq, and Qatar point to Turkish expansionism; where do you see him and Turkey heading after he presumably wins the June 24 elections and attains yet greater powers? Daniel Pipes: Those formal new powers are irrelevant, for Erdogan already informally enjoys them. I predict that he, a brilliant politician within Turkey's boundaries who wrongly supposes he is equally brilliant at international politics, will make terrible mistakes (such as: invade a Greek island or use violence to prevent drilling for gas in Cypriot waters) that will lead to his loss of power. EM Mr. Pipes (DanielPipes.org,@DanielPipes) is president of the Middle East Forum.

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

39


continued from page 36

Being a battle against spirit, the Rebbe understood how high the stakes were. This was not just a short term battle, but whoever would be victorious would define forever the dominance of spirit over matter, of faith over self-interest. He understood that every redemption is rooted in an event that breaks through boundaries. At the time it may not appear very remarkable. But in time, as new doors open and new opportunities emerge, we can then appreciate in retrospect the early events that led us, that pioneered, that introduced the revolution. Once the fruits bloom, we can then appreciate the seeds planted years earlier. All great achievements begin as a planted seed. Without drama, the seed lays silently in the ground, slowly being nourished, until the sapling breaks through the ground, and one day grows into a mighty tree. How amazing it is to trace the great trees in our lives to their early roots and seeds. The Exodus from Egypt is a good example: Though many, far greater events followed the Exodus (the revelation at Sinai, building the Temple, the miracles in the wilderness), we always remember the Exodus. Even the Ten Commandments open up with “I am you G-d who took you out of Egypt”, because the Egyptian Exodus broke open all the boundaries, paving the way for all the events that would follow. In mystical terms: Life consists of two dimensions – times of revelation and blessing, when things are going well, and times of deprivation and darkness. History too – as so vividly experienced in the 20th century – has times of light and times of great darkness. Even the darkness is another form of Divine truth, but it is concealed. What is the purpose of dark and difficult times? That we not succumb to the challenges of darkness, but we stand strong and recognize that this is simply a “test” to see if we can recognize the concealed “hand inside the glove”. This strength of spirit ultimately has the power to overcome the challenge and reveal how the “enemy” actually turns around and becomes a force for good. This was the miracle of 1927. The Rebbe Yosef Yitzchak was not intimidated by the formidable enemy. He knew and understood that, as difficult as it may be, now the time has come to take a stand. To demonstrate that we are not afraid, we are not backing down. At the time it may have seemed as an act in futility. What could he expect to gain and win? Why not pick himself and all the Jews and move away from the accursed Soviet Union? But as a true leader, the Rebbe knew that, as much as we detest the challenge, there come times when the “darkness” of the Divine concealment shows its ugly head and does all it can to eradicate hope, faith and strength to forge ahead. And in such time, it is critical to stand strong and not retreat. By doing so, you actually break the back of

40

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

the “concealment” and not only does it cease to resist, but it actually becomes an asset, an ally that helps appreciate the revelation. Like an example that a teacher gives his student, which initially may conceal the concept, but once the student understand the concept via the example, the example itself becomes an extension that supports the idea. At the time this “breakthrough” was not yet visible. The Rebbe was freed and ultimately left the Soviet Union and ended up coming to the United States. But the darkness of the times would only intensify. Stalin began his reign of terror, killing millions. The Nazis would annihilate millions more. But the seed of redemption was born in 1927. It would take close to two decades before the dawn would break, and life could begin to be rebuilt. And the dawn did indeed break. Slowly broken people, who miraculously survived, began to miraculously rebuild their lives. After the darkness of World War II and the Holocaust few believed that life could ever be rejuvenated. The worst in man had unleashed its fury on other men. How could the world survive that? How could young children, left alone with no family, home or country, ever expect to rebuild their lives? Yet, rebuild they did. And how? Within a few years, communities began to spring up over Europe, Australia, South America, the United States and Canada. And of course, a major influx began rebuilding their lives in Israel. And finally, in 1967, the miraculous victory in the Six-Day war, transforming Soviet weapons to assets, consummated the 1927 miracle. Within a few more years, rebirth turned into renaissance. The key is to always recognize the Divine Hand behind these events, to perceive that the Soviet authorities in 1927 and the Soviet tanks in 1967 are just a “tool”, an example, to express the Divine power to transform the liability into an asset, the evil into good. By recognizing the hand of G-d in all events of the world, we actually access the Divine power that lies even in the negative experiences, and reveal them, so that the enemy is actually reversed into an asset. Where did all this strength come from? When did this process begin? Retracing the steps of the 20th century, from the miraculous renaissance back into the darkness of the 30’s and 40’s, suddenly the miracle that happened in 1927 looms large: It is the first spiritual victory of the century. And not just the first – it took place in the belly of the beast. It thus was the “door opener” of events to follow. Like a small ray of light in the pitch-darkness that would descend on humanity in all its horrible forms. In 1927 – in the infancy of the 20th century tyrannies, before the worst would come – the seed was planted, and redemption born. And just like the Egyptians chased the Hebrews out of their land, the Soviets did the same with the

Rebbe, with his family and belongings. But the miracle of 1927 can only be appreciated 40 years later, in the victory of the Six-Day War in 1967 over Egypt and the other Arab countries. Just as the miracle of the Egyptian exodus could only be appreciated 40 years later as they were ready to enter the Promised Land. And even more appreciated now – with another 40 years of experience, as we stand in midst of unprecedented prosperity and freedom in 2007. The Rebbe’s determination, his spiritual fortitude, pioneered the way – it opened up a new channel – that would give us all the power to overcome the darkness that was yet to come. He took a stand against all odds, and his effort will forever ring in the annals of history. Recognizing the roots of the renaissance following the World Wars is not a mere academic exercise. It teaches us that behind all our growth and progress lies an invisible hand – behind it lays the unwavering power of the spirit, which rises above matter. 80 years ago the Rebbe Yosef Yitzchak demonstrated how the power of the soul can overcome and reverse the strongest forces of the material. Something we can now appreciate – 40 and 80 years later. In every battle, a stand must be taken. Every victory in battle begins with the first stand that is taken against the enemy. And this first stand goes down as the benchmark, the milestone that turns the tide. The liberation event that happened 80 years ago today marked the first stand against the atrocities of the 20th century – both in the Soviet Union and in Europe. And this first stand opened the door and paved the way making it easier for all of us to achieve spiritual conquest, the victory of quality over quantity, of the few over the many, of eternal faith over temporary power, of spirit over matter. Yes, because of the stand taken by the Rebbe Yosef Yitzchak eight decades ago we now each have the power of our successes and prosperity. No period in time stands in a vacuum. Every event in our lives and in the world at large is a result of preceding events, and should not be taken for granted. By appreciating the stand taken by the Rebbe in 1927 and following in his footsteps – which we can do today without oppression – we can better understand the world in which we live today, both our unprecedented prosperity and technological advances, as well as the unique challenges that we face. Moreover, this can help us understand and prepare for the future. The challenge and question today is this: In our times of freedom and prosperity can we and do we appreciate the power of our souls, and how it carries the secret of our future successes? EM Rabbi Simon Jacobson is the author of Toward a Meaningful Life: The Wisdom of the Rebbe and the director of the Meaningful Life Center (meaningfullife.org).


i n o t c u r t Des

The Weeks The 17th of Tammuz — July 1, 2018 Because the 17th of Tammuz falls on Shabbat, the fast and associated customs are deferred by one day to the 18th of Tammuz (Sunday, July 1). We refrain from eating or drinking from 3:09am to 9:00pm. Special prayers and Torah readings are also recited.

The Three Weeks – July 1 to July 22, 2018 During the entire Three Weeks, it is customary to refrain from: • Conducting weddings. (Engagement parties — without music — are allowed until Rosh Chodesh Av.) • Playing musical instruments or listening to music. • Reciting the Shehecheyanu blessing. Thus, we do not wear new clothing or eat fruit which we have not yet eaten this season so that we will not be required to recite Shehecheyanu. • Getting a haircut or shaving. Many Sephardic communities permit haircuts and shaving until the week of Tisha b'Av (in other words, until Saturday night before the 9th of Av).

The Nine Days — July 13 to July 22, 2018 During the Nine Days preceding the 9th of Av, in addition to the above restrictions it is customary to also refrain from: • Eating meat or drinking wine (except for Shabbat, or a celebration such as a Brit Milah or Bar Mitzvah) • Washing clothes or wearing freshly laundered clothing (except for babies) • Swimming or bathe for pleasure • Remodeling or expanding a home • Planting trees that do not produce fruit • Buy or make new clothing (unless for the purpose of a mitzvah) • Cutting nails during the week of Tisha b'Av

Tisha b’Av, the 9th of Av — July 21 - 22, 2018 The 9th of Av is deferred one day due to Shabbat. Beginning from the end of Shabbat until dusk on Sunday evening, (9:04pm on July 21 until 8:47pm on July 22) we refrain from the following: • Eating or drinking • Wearing leather footwear, or footwear that contains any leather (even if it is only a leather sole) • Sitting on a normal-height chair until midday (1:10pm on July 26) • Bathing or wash oneself, even one’s hands, unless necessary. When preparing food — for children, or for the post-fast meal — one may wash the food, even if it also, incidentally, washes the hands. When ritually washing the hands in the morning, the water should be poured on the fingers only until the knuckle joints. • Applying ointment, lotions or creams. It is permissible, however, to bathe a baby and apply ointments to his skin. • Engaging in marital relations or any form of intimacy. • Sending gifts, or even greetimg another with the customary "hello" or "how are you doing?"

& RENEWAL • Engaging in outings, trips or similar pleasurable activities. • Wearing fine festive clothing. • Studying Torah. It is, however, permitted — and encouraged — to study sections of the Torah which discuss the laws of mourning, the destruction of the Temples, and the tragedies which befell the Jewish people throughout our history. This prohibition actually begins at midday of the day before Tisha b'Av.

Night of the 9th of Av (evening on July 21, 2018) • In the synagogue, the curtain is removed from the Ark and the lights are dimmed. After the evening prayers, the book of Lamentations (Eichah) is read, followed by the recitation of a few brief kinot (elegies)

Morning of the 9th of Av (July 22, 2018) • When ritually washing the hands in the morning, pour water on your fingers only until the knuckle joints. While your fingers are still moist, you may wipe your eyes with them. It is not permitted to rinse out one’s mouth until after the fast. • Considering that we don’t wear leather footwear on this day, the blessing “Who provided me with all my needs,” which primarily thanks G‑d for providing us with shoes, is omitted from the morning blessings. • Tallit and tefillin are not worn until later in the day (see below) • Depending on one’s custom, there are minor changes in the morning prayer liturgy • After the morning prayers, it is customary to read the kinot elegies. • Work is permitted on Tisha B’Av, but discouraged, so as not to distract from the mourning. If one must work, it should preferably begin after midday. • It is customary to give extra charity on every fast day.

Afternoon of the 9th of Av (July 22, 2018) • It is customary to wait until midday before starting the food preparations for the post-fast meal. The intensity of the mourning lessens in the afternoon, as is evident from the relaxing of certain restrictions. • After midday (12:50pm), it is once again permitted to sit on chairs and benches of regular height. • In the synagogue, the Ark’s curtain is restored to its place before the afternoon prayers. • Men don their tallit and tefillin for the afternoon prayers. Before starting the afternoon prayers, it is customary to say those prayers omitted from the conclusion of the morning services. • Depending on one’s custom, there are minor changes in the afternoon prayer liturgy

After Tisha B’Av • Fast ends at 8:47pm. • Before breaking the fast, one should perform netilat yadayim, this time covering the entire hand with water, but without reciting the blessing.

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

41


AV/Elul SHABBAT & YOM TOV

CANDLE LIGHTING AV

Bracha for Shabbat Candle Lighting:

Baruch a-ta A-do-nay Elo-hei-nu me-lech ha-o-lam a-sher ki-dee-sha-nu bi-mitz-vo-tav vi-tzi-va-noo li-had-leek ner shel Sha-bbat ko-desh.

42

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

Friday, July 13 – 8:03 pm (Bracha for Shabbat) Friday, July 20 – 7:58 pm (Bracha for Shabbat) Friday, July 27 – 7:52 pm (Bracha for Shabbat) Friday, August 3 – 7:44 pm (Bracha for Shabbat) Friday, August 10 – 7:35 pm (Bracha for Shabbat)

ELUL

Friday, August 17 – 7:25 pm (Bracha for Shabbat) Friday, August 24 – 7:14 pm (Bracha for Shabbat) Friday, August 31 –7:02 pm (Bracha for Shabbat) Friday, September 7 –6:50 pm (Bracha for Shabbat)


Shaloh House wins $25,000 grant to work with Jewish teens By S.Y. Gutfreund Shaloh House Jewish Day School in Brighton received a $25,000 grant to create Teen Groups for Jewish children ages 13-16 for this summer and year-round. The Rabbi Abraham Halbfinger-Charlesview Foundation grant is be used for multiple purposes including fun, meaning and Jewish education. The top goal is to guide these teens in making proper life-choices, Shaloh House Director Rabbi Dan Rodkin said. “Young teen years are a very volatile time,” Rabbi Rodkin said. “These children are testing their environment and are faced with many decisions of how to proceed in life. Our programs are designed to help them recognize their own strengths and the power of their own decisions. And - at the same time - we are nourishing their need for lots of fun as well as meaning,” he said.

The events so far have attracted an impressive variety of Jewish girls of very different affiliations. Of the 16 girls who “Painting and Paninis” June 3rd, nine came from public schools and seven from various Jewish day schools. “We’re thrilled with the diversity,” teencoordinator Shulamis Yehudis Gutfreund said. “The girls had a wonderful time from start to finish and learned a lot about themselves too.” The grant money is being used to create a richer Counselor-in-Training program for Shaloh House’s summer camp Gan Israel. The remainder of the funds are being used for year-round monthly programs, with separate events for girls and boys. For more information about how to get your teen involved call Shaloh House at 617-787-2200. Teens Rivka Feldman, 12, of Brighton, Sara Yanovsky, 14, of Newton, and Gabriella Chiquiar-Rabinovich, 13, of Brookline relax after swimming at a pool party for teens earlier this month.

Color Me Meaningful Ellie Risman, 13, of Burlington, adds finishing touches to a painting she created during the debut event of “Us” - a new group for Jewish girls ages 13-16 run by Shaloh House Jewish Day School in Brighton. Two groups - one for girls and one for boys - each meet twice a month for both fun and meaningful activities. Ellie was one of 16 girls who attended “Painting and Paninis” June 3rd at Shaloh House. Seated next to her is Esti Bleich, 13, of Wellesley. The girls came from all over Greater Boston, from both public schools and Jewish day schools.

Teens Esti Bleich,13, of Wellesley and Shirah Freeman,13, of Sudbury nibble refreshments at “Brunch, Brainstorm and Pool Party” on June 17th at Shaloh House.

ЭКСОДУС | ИЮЛЬ - АВГУСТ | 2018

43


NONï&#x161;º PROFI TORG U. S. POSTAGE PAI D PERMI T#770 BOSTON, MA

SHAL OHSCHOOL OHOL EIT ORAH 29Ches t nutHi l l Av enue Br i ght on, MA02135

GAN I S SHALO RAEL 6 HH 1 7 7 8 OUSE

7 2 2 0 0www. C GI Bo s t o n. o r g

A

cti vi ti esi ncl udedai l ys wi mmi ngi ourheat n edpool ,Ches s , T e n n i s , D r a m Dance,Cul a , i nar yAr t s ,Fenci ng,Ci r cus Robot , i cs,Soccer,Rock et ry,andt hel i stgoeson!

Jewi sh Themessuch

asChal l ahBaki Hebr ng, ews ongs ,mockJewi s h w e d d i n g Jewi ,and s hhol i daysexpl or eddai l y.

WeeklyFi eld Tr

i psi ncl udeav Canobi i s i tt o eLakePar k,Bi l l y B e ez,Connor SkyZoneTr sFar m, ampol i nePar k,Ov e r n i g h t campi ngt r i pandMORE! !

44

s wa o sl A

5 $23 s wa o sl A

k e rwe e p 9 1 2 $ r eweek t s i g e r r e p r e m m u ls l u rf o f k e ewe n to s u rj o

Profile for Rabbi Dan Rodkin

EXodus Boston Summer 5778  

Exodus Boston Summer 5778 bilingual Russian- English

EXodus Boston Summer 5778  

Exodus Boston Summer 5778 bilingual Russian- English

Advertisement

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded