Page 1

EX DUS BOSTON' S JEW I SH RUSSI AN FAMI LY MAGAZI NE

MAYJ UNE2018 I YAR SI VAN NO49

GAN I S SHALO RAEL 6 HH 1 7 7 8 OUSE

7 2 2 0 0www. C GI Bo s t o n. o r g

Acti vi ti esi ncl udedai l ys wi

mmi ngi ourheat n edpool ,Ches s , T e nni s ,Dr a m Dance,Cul a, i nar yAr t s ,Fenci n g , C i r c u Robot s , i cs,Soccer,Rock et ry,andt hel i stgoeson!

Jewi sh Themessuch

Журналдлядуши

s wa o sl A

0 2 2 $ s wa o sl A k e rwe e p 9 1

2 $ r e t s i g e r k e e rw r e p mme u s

l l u rf o f k e ewe n to s u rj o

asChal l ahBaki Hebr ews ng, ongs ,mockJewi s h w e d d i n Jewi g , a n s d hhol i daysexpl or eddai l y.

WeeklyFi eld Tri psi

ncl udeav Canobi i s i tt o eLakePar k,Bi l l y B e e z , Connor SkyZoneTr s F ar m, ampol i nePar k,Ov er n i g h t campi ngt r i pandMORE! !

РУССКИЕ СТРАНИЦЫ 1 - 27

ENGLISH PAGES 28 - 40

ИЗДАЁТСЯ SHALOH HOUSE - ЕВРЕЙСКИМ ЦЕНТРОМ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ОБЩИНЫ БОСТОНА 617-787-2200


ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

3


AT HOME SENIOR CARE НАШЕ АГЕНТСТВО ОБСЛУЖИВАЕТ НА ДОМУ как хронически больных, так и временно заболевших.

phone: 617

663-4881

Наш многолетний опыт и профессионализм помогут укрепить и восстановить ваше здоровье! Уже в день Вашего звонка мы обеспечим моментальный сервис!

www.athomeseniorcares.com

ELDERLY HOME CARE

Вам окажут помощь на дому медсестры, физиотерапевты, социальные работники и помощники по уходу. Мы обеспечиваем качественный уход по индивидуальному плану. Мы работаем в тесном контакте с вашими врачами.

1340 Centre St., Suite 208 Newton, MA

Профессиональная помощь на дому! Мы оказываем высококачественную помощь на дому. Мы учитываем Ваши пожелания.

Помощники по дому окажут помощь: при купании и смене одежды, закупке продуктов, приготовлении еды! Обращайтесь к нам! Мы всегда к Вашим услугам.

HELP WANTED

Требуются медсестры, физиотерапевты, помощники по уходу и по дому. А также в офис - медсестра и секретарь.

phone: 617

274-8739

www.athomeseniorcares.com

РУССКОЯЗЫЧНЫЙ ХОСПИС â Áîñòîíå

4

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

в Бостоне


Let My People Know...sm

издатель

Еврейский центр русскоязычной общины Бостона

кто мы Publisher: Editor: Associate Editors: Editorial Director: Business Manager: Design and Layout: Proofreading:

Rabbi Yoseph Y. Zaltzman Ella Vorovitch Rabbi Yisroel Karpilovsky Rabbi Dan Rodkin Rabbi Mendel Zaltzman Ella Vorovitch Batsheva Lubin Larissa Tchoumak Mikhail Khazin

как нас найти Адрес:

Телефон: Факс:

E-mail: Website:

Greater Boston Jewish Russian Center 29 Chestnut Hill Avenue Brighton, MA 02135 617-787-2200 617-787-4693 exodus@shaloh.org www.RussianBoston.org

Exodus Magazine Boston Edition is published monthly by the GREATER BOSTON JEWISH RUSSIAN CENTER September - October, 2017 Volume 5, Number 310 Mail Registration Number 770 Circulation 4,000 Подписка: $ 18 Printed in USA Мнения, высказываемые авторами публикуемых материалов, не обязательно совпадают с мнением редакции. Реклама и объявления в следующий выпуск принимаются до 13 числа текущего месяца.

OT РЕДАКТОРА

ХЛЕБ В ЕВРЕЙСКОЙ ТРАДИЦИИ

Чем отличается еврейская трапеза от простого обеда? Тем, что для трапезы необходим хлеб. С хлеба, а точнее, с ритуального омовения рук и благословения на него начинается трапеза.Труд многих людей вложен в производство хлеба, но не все зависит от человека. Бывают урожайные годы и неурожайные. Благословением на хлеб мы выражаем благодарность Вс-вышнему за пропитание. В Храме был специальный стол из чистого золота, на который каждую Субботу клали двенадцать хлебов особой формы. Ежедневно приносился хлебный дар на жертвенник Храма, а во второй день Песаха евреи приносили омер (примерно 2,2 кг) ячменя нового урожая. Но хлеб упоминается в Танахе не только в связи с Храмом. Хлебом и вином встречал Авраама, пришедшего с войны, Малки-цедек. Для гостей, пришедших навестить Авраама после обрезания, Сара испекла мацу из лучшей муки. Йосиф видел во сне пшеничные снопы, которые он вязал вместе с братьями, а сон пекаря фараона был о корзинах с хлебом. Братья Йосифа пришли закупать зерно в Египет. С хлебом в Танахе часто связаны чудеса. И самое известное из них — ман, который выпадал в пустыне. Позже, когда евреи уже жили в стране Израиль, пророк Элиягу, а затем пророк Элиша накормили многих небольшим количеством хлеба. Не закончились мука и масло у женщины, проявившей милосердие и испекшей хлеб для пророка Элиягу из остатков этих продуктов. Собирала колоски пшеницы моавитянка Рут, перешедшая в еврейство и ставшая впоследствии прабабушкой царя Давида. Не только еврейские бейгелех, но и питы, пиццы, тортильи, фокаччо и все другие виды хлеба мы можем использовать в пищу, если они кoшерны. Среди огромного многообразия видов и сортов хлеба есть два особенных: хала и маца. Многие еврейские женщины пекут халы сами, выполняя важную заповедь Торы отделения халы. В еврейской традиции особое отношение к хлебу. Так, например, в Талмуде сказано: «Тот, кто наступает на хлебные крошки, приxодит к нищете». Рав Моше Кордоверо писал: «Тот, кто выбрасывает хлеб, навлекает на себя нищету, ибо проявляет пренебрежительное отношение к еде». Есть в еврейской традиции понятие «хлеб стыда» - запрет на наслаждение от незаслуженного дара. Агада разъясняет этот принцип на примере следующей притчи. Жил один царь,

СОДЕРЖАНИЕ

имевший абсолютно все. И вот однажды, гуляя вокруг своего дворца, он увидел сидящего на земле бедняка. "Я несчастен, - сказал бедняк, - ибо у меня ничего нет: ни еды, ни одежды, ни крова". "Как замечательно, что я встретил тебя, - сказал царь. - Я давно хотел кого-то наградить, кому-нибудь что-то дать, и у меня не было кому. Я дам тебе все". И царь взял бедняка к себе во дворец и приказал своим слугам давать ему все, что тот попросит. И этот бедняк жил во дворце, и ему давали все, что он просил. Через некоторое время царь пришел к нему и спросил: "Ты получаешь абсолютно все, что пожелаешь. Теперь ты счастлив?" Бедняк ответил: "Отнюдь, я совершенно несчастен. Ибо все, что я получаю здесь, я получаю незаслуженно. В сущности, любое мое действие в жизни потеряло смысл, а все, что я получаю здесь,- это подачки, "хлеб стыда", а он не приносит удовлетворения. «В поте лица своего будешь есть хлеб свой», сказал Вс-вышний Адаму, а значит, каждому из нас. Хлеб означает жизнь. Как сказал старик Капля из повести М.Алексеева «Хлеб – имя существительное», «… все мы существуем, поскольку едим хлеб насущный! Хлеб – имя существительное, а весь остальной продукт – прилагательное!». Каждый день мы читаем молитву «Шма Исраэль», в которой есть такие слова: «И будет так: если послушаетесь Моих повелений, которые даю вам сегодня, чтобы любить Г-спода Б-га вашего, и служить Ему всем сердцем вашим и всей душой вашей, то дам Я дожди земле вашей в срок: дождь после сева и дождь перед жатвой, – и соберешь ты свой хлеб, и вино свое, и масло своих олив, и дам траву на поле твоем для скота твоего, и будешь ты есть досыта». В этом месяце мы отмечаем праздник Шавуот. У него несколько названий: праздник Дарования Торы, праздник недель, праздник первых плодов. Но есть еще одно – праздник жатвы пшеницы. В благодарность Вс-вышнему за урожай в этот день евреи приносили в Храм два хлеба. Два – потому что они символизировали две Скрижали Завета, на которых были написаны Десять Заповедей. Давайте помнить о том, что хлеб – это пропитание для тела, а Тора – пропитание для души. С ува­же­ни­ем, Элла Во­ро­вич

ДЛЯ ДУШИ

6

НОВОСТИ

7

ЕВРЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ 8

НАШИ ИНТЕРВЬЮ

10

НА ТЕМУ ДНЯ

14

ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА 17

JEWISH SOUL

28

MADE YOU THINK

29

JEWISH THOUGHT

30

LIFE ON EARTH

32

ASK THE RABBI

34

PERSPECTIVE

35

SHAVUOT GUIDE

37


ДЛЯ ДУШИ

НА СТЫКЕ НЕБА И ЗЕМЛИ Из трудов Любавичского Ребе Праздник Шавуот называется "временем дарования Торы" и отмечается как годовщина Синайского Откровения, но это не единственное важное событие, связанное с этим днем. Шестого сивана, в Шавуот, скончался царь Давид, псалмопевец и основатель царской династии, которая будет увенчана Мoшиахом. А два с половиной века тому назад к этим событиям прибавилось третье: уход из этого мира основателя хасидизма, рабби Исраэля Баал-Шем-Това. Вера в Б-жественное Провидение не позволяет истолковать совпадение этих трех дат просто как случайность. Тот факт, что эти три события случились в один день, говорит о некой связи между ними. Прежде всего отметим, что сущность Синайского Откровения может быть выражена словами самого царя Давида о том, что в момент дарования Торы небеса встретились с землей: "низшие поднялись к небесам, а небеса опустились к земле". История Давида отмечена двумя важными моментами: во-первых, он был первым царем, который правил всем народом Израиля и основал вечную династию еврейских царей, к которой, в конце концов, вернется власть. Во-вторых, хотя честь воздвигнуть Храм выпала на долю его сына, Шломо, Давид спроектировал Храм и заложил его основы. Обе эти заслуги (царство и Храм) характеризуют деятельность Давида как непрерывное усилие, направленное на то, чтобы возвысить землю и человека и приблизить их ко Вс-вышнему. Баал-Шем-Тов же посвятил жизнь тому, чтобы "опустить небеса", привлечь Б-жественное в мир, приблизить Б-га к людям. Собственно говоря, самая суть учения хасидизма состоит в том, чтобы сделать присутствие Б-га в мире (по Его воле сокрытое от человека) явным, зримым и осязаемым для каждого. Хасидская история рассказывает, как один из мудрецов на долгое время покинул дом и молодую жену, чтобы учиться в Межирече у рабби Дов-Бера – ученика и преемника Баал-Шем-Това. По возвращении на саркастический вопрос тестя: "Чем ты там столько времени занимался?" - он ответил: "Там я узнал, что Б-r есть!" Удивленный и разочарованный тесть позвал кухарку и спросил ее, есть ли Б-г, на что та с уверенностью ответила: "Да, господин мой, Б-г есть". Тесть повернулся к зятю и язвительно заметил: "Стоило ли ради этого покидать дом, ведь даже кухарка верит в Б-га?!". Зять же ответил: "Она верит, что Б-г есть, а я это знаю". Это и есть, в конечном итоге, главное в учении Баал-Шем-Това: превращение Б-га из едва угадываемого в этом мире лжи действующего лица в самую, а точнее, единственно очевидную силу. Именно поэтому история евреев, заключенная между двумя важнейшими вехами - дарованием Торы и приходом Мошиаха - неразрывно связывает первое событие (отмечаемое в праздник Шавуот) с царем Давидом и Баал-Шем-Товом. Именно они сделали больше всего в еврейской истории, чтобы встреча неба и земли состоялась, чтобы "низшие поднялись к небесам, а небеса опустились к земле". Известно, что день смерти праведника отмечается не трауром, а праздником. Для царя Давида и Баал-Шем-Това это - Шавуот. Сокращенное изложение р-на А.Фейгина

4 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 6

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

ru.chabad.com

Псалмы царя Давида Их читают и в самые радостные моменты, и в минуты печали. Все 150 псалмов читают в течение еврейского месяца. Для этого псалмы разделены на 29 или 30 отрывков. Любавичский Ребе неоднократно подчеркивал, что в святых строчках псалмов кроются великие благословения, и поэтому важно каждый день посвящать несколько минут их чтению. Также принято молиться за всех членов семьи. Номер псалма, который мы читаем за близкого человека, зависит от его возраста: количество прожитых лет + 1. Например, сыну исполнилось 10 лет – читается псалом №11, кому-то 52 года – читается №53. Ниже приводится порядок чтения псалмов. P.S. У нас в офисе вы сможете приобрести книгу Псалмов на русском или английском языках. Дата

Еврейская дата

№ Псалма

Дата

Еврейская дата

№ Псалма

1 мая 2 3 4 5

16 17 18 19 20

79-82 83-87 88-89 90-96 97-103

2 3 4 5 6

19 20 21 22 23

90-96 97-103 104-105 106-107 108-112

6

21

104-105

7

24

113-118

7 8

22 23

106-107 108-112

8 9

25 26

119 -1пол. 119 -2пол.

9

24

113-118

10

27

120-134

10

25

119 -1пол.

11

28

135-139

26 119 -2пол. 27 120-134 28 135-139 29 140-150 1 Сивана 1-9 2 10-17 3 18-22 4 23-28 5 29-34 6 35-38 7 39-43 8 44-48 9 49-54 10 55-59 11 60-65 12 66-68 13 69-71 14 72-76 15 77-78

12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

29 30 1 Сивана 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

140-144 145-150 1-9 10-17 18-22 23-28 29-34 35-38 39-43 44-48 49-54 55-59 60-65 66-68 69-71 72-76 77-78 79-82 83-87

11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

16

79-82

1 июля

18

88-89

31 1 июня

17 18

83-87 88-89

2 3

19 20

90-96 97-103


НОВОСТИ НОВОСТЬ, КОТОРУЮ НЕ ОЧЕНЬ РАСПРОСТРАНЯЮТ СМИ:

ПРЕЗИДЕНТ ДОНАЛЬД ТРАМП ПРОВОЗГЛАСИЛ МАЙ “МЕСЯЦЕМ НАСЛЕДИЯ АМЕРИКАНСКОГО ЕВРЕЙСТВА” “В месяц наследия американского еврейства мы отмечаем сам факт существования в нашей стране наследия еврейского народа, созданного благодаря древней вере и традициям. Небольшая группа голландских евреев, иммигрировавшая в Америку в 1654 году в поисках убежища и религиозной свободы, привезла с собой свои семьи, свою религию и свои обычаи, которые передавались из поколения в поколение”, – говорится в заявлении, опубликованном администрацией Белого дома. “Нравственный и этический кодекс еврейского народа заложен в духовном призыве к “тиккун олам” – обязанности совершенствования мира. Благодаря этому призыву, еврейский народ оставил неизгладимый след в американской культуре. Это проявляется в том успехе, которого достигли американские евреи, сочетающие уважение к своему наследию с любовью к своей стране”. В обращении Белого дома используется высказывание на идиш, описывающее Соединенные Штаты как «Di Goldene Medina» или «Золотая страна», – так называли США те, кто бежал сюда от религиозных преследований или в поиске экономических возможностей. В заявлении упоминаются дочь Трампа Иванка и ее муж Джаред Кушнер, являющиеся старшими советниками президента. Иванка Трамп приняла иудаизм, перед тем, как вышла замуж за Кушнера в 2008 году.* “Этот месяц я отмечаю вместе со своей семьей, включая мою дочь Иванку, моего зятя Джареда, внуков и нашу многочисленную семью. Таким образом проявляется глубокая духовная связь, которая связывает и всегда связывала еврейский народ с Соединенными Штатами и основополагающими принципами существования этой страны”, – говорится в заявлении. Мы видим, что вера и оптимизм американских евреев – это то, что действительно делает Америку “золотой страной”, и мы выражаем благодарность от имени американской нации этим великим, сильным, успешным и любящим людям”

ПАРЛАМЕНТ КАНАДЫ УТВЕРДИЛ ЗАКОНОПРОЕКТ О ПРИНЯТИИ МАЯ В КАЧЕСТВЕ МЕСЯЦА ЕВРЕЙСКОГО НАСЛЕДИЯ В парламенте Канады май месяц был законодательно установлен как месяц еврейского наследия. Палата общин единогласно приняла данный законопроект 29 марта. Теперь осталось ждать только королевского решения, для того чтобы закон вступил в силу до начала мая 2018 года. Инициаторами утверждения данного законопроекта в парламенте являются два еврейских депутата. Майкл Левитт представляет интересы евреев в Палате Общин и Линда Фрум – в Сенате. В ходе обсуждения Левитт по достоинству оценил многопартийную поддержку со стороны парламента. Левитт сказал: Месяц канадского еврейского наследия предоставит возможность всем канадцам задуматься и отпраздновать невероятный вклад, который канадские евреи внесли в нашу страну, в общинах по всей Канаде. Проект данного закона был предложен ещё в 2015 году Ирвином Котлером, который вскоре ушел на пенсию. Напоминаем, что в провинции Онтарио май был объявлен месяцем еврейского наследия ещё в 2012 году. Также этот закон подтверждён резолюцией Конгресса и заявлением президента США. Источник: http://newsru.co.il

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 5 ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

7


ЕВРЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ

Путеводитель праздника

ШАВУОТ

Шавуот, как и все еврейские праздники, начинается вечером предыдущего дня (в 2018 году - вечером 19 мая, по окончании Шаббата). Празднование начинают с «выходом звезд», ожидая, чтобы окончились сорок девять полных суток «счета Омера» (дней между Песахом и Шавуотом; вручение Торы произошло ровно через семь недель после исхода из Египта, поэтому день этот называется Шавуот - «Праздник Недель»). Но законы, связанные с праздником, вступают в силу, конечно, с момента захода солнца.

Шавуот имеет статус «праздника из Торы» – Йом-Тов; в этот день запрещено все то, что, с точки зрения законов субботы, считается работой (кроме варки еды и перенесения огня). Праздник Шавуот мы отмечаем 6-7 Сивана (в 2018 году – 19-21 мая) в честь величайшего события в истории человечества – Синайского Откровения. В этот день в 2448 году от сотворения мира (1312 г. до н.э.) сыны Израиля получили от Вс-вышнего Тору и Десять Заповедей - морально-этическую основу всей нашей цивилизации. Праздник Шавуот выражает глубокую идею о том, что физическое освобождение от рабства и даже завоевание политической свободы не имеют особого значения до тех пор, пока не достигнута свобода духовная, основанная на признании единственной власти - власти Вс-вышнего и Его заветов. В сидуре (молитвеннике) Шавуот называется «временем Дарования Торы нашей». На вопрос, почему его не называют «временем принятия Торы нашей», мудрецы отвечают, что лишь Дарование Торы можно отмечать как знаменательный момент, произошедший некогда в прошлом, тогда как принятие Торы - вечный процесс, не ограниченный ни временем, ни пространством. Название Шавуот, которое дано этому празднику в Торе, буквально означает «недели», и это обусловлено тем, что его отмечают после отсчета семи недель, начиная со второго дня Песаха. В Талмуде употребляется также название Ацерет («завершающий праздник»), выражающее идею о том, что день дарования нам Торы неразрывно связан с днем нашего освобождения из рабства. Шавуот, как и другие наши праздники, тесно связан со Страной Израиля. Это подчеркивается двумя другими его названиями: Хаг-гакацир - «праздник жатвы» и Йом-габикурим - «день первых плодов», ибо он совпадает с началом жатвы пшеницы и сбором плодов, которые приносили в Иерусалимский Храм в качестве благодарственной жертвы.

6 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 8

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

Когда существовал Храм, евреи в Шавуот совершали восхождение в Иерусалим и приносили бикурим – первые плоды урожая. Сегодня, когда Храм еще не восстановлен и мы не можем отпраздновать Шавуот так, как это предписывается Торой, главное для нас – это попытаться вновь пережить Дарование Торы, ощутить его как событие нашей жизни. В первую ночь праздника принято не спать, а изучать Тору. Этот обычай носит название Тикун - в дословном переводе «исправление (мира)». Мудрецы Каббалы указывают распорядок занятий на всю ночь праздника Шавуот, который включает чтение отрывков из Письменной Торы, Устной Торы, книги Зогар, а также изучение 613 заповедей. Обычай устраивать Тикун основан на словах из Зогар, главной книги Каббалы, восхваляющих тех, кто не спит ночью в Шавуот, предвкушая час получения Торы. У наших отцов существовал обычай начинать учить маленьких детей Торе именно в Шавуот. Рано утром детей вели в синагогу, как сказано в Писании: «И было на третий день, при наступлении утра...» (Исход 19:16). Приносили табличку, на которой написаны буквы алфавита и несколько отдельных стихов. Например: «Моше заповедал нам Тору, наследие общины Яакова» (Второзаконие 33:4). Учитель читал каждую букву, а ребенок повторял за ним. Учитель клал на табличку немного меда, а ребенок слизывал мед с букв. Пекли специальный медовый пирог, на котором были написаны стихи из Торы, и после окончания урока детям давали его съесть. И для взрослых, ранее не учивших Тору, самый лучший способ отпраздновать Шавуот приступить к ее изучению.

БЛАГОСЛОВЕНИЯ Накануне праздника, зажигая праздничные свечи, произносят следующие благословения: Борух Ато А-дой-ной Э-лой-эйну Мелех Оойлом Ашер Кидшону Бмицвойсов Вцивону Леадлик Нейр Шел Йойм Тойв. “Благословен Ты, Б-г, Всесильный наш, Владыка вселенной, освятивший нас Своими законами и заповедавший нам зажигать свечи в честь праздника”. Борух Ато А-дой-ной Э-лой-эйну Мелех Оойлом Шеэхейону Вкиймону Вэигиону Лизман Азе. “Благословен Ты, Б-г, Всесильный наш, Владыка вселенной, который даровал нам жизнь и поддерживал ее в нас и дал нам дожить до сего времени”.

ПРАЗДНИЧНАЯ ТРАПЕЗА Вечером с наступлением праздника устраивают большую трапезу. Перед ней делают кидуш (освящение над бокалом вина). Днем также устраивают праздничную трапезу с кидушем.


Р-н Александр Фейгин

Заметки на полях Декалога В этот день принято есть молочную пищу - в память о том, что когда евреи получили Тору, законы о кошерном мясе и о разделении мясного и молочного были трудны и непривычны для них и они некоторое время ели только молочную пищу. С тех пор, отдавая дань прошлому, на Шавуот перед обедом едят что-либо молочное и лишь затем в отдельной посуде подают праздничные мясные блюда. При этом следует помнить и соблюдать законы, разделяющие мясной и молочный стол.

Чтение Десяти Заповедей Главное событие праздника - это, безусловно, слушание Десяти Заповедей во время чтения свитка Торы сразу же после утренней молитвы. Все присутствующие при этом встают, заново переживая тот благоговейный трепет, который первый раз евреи испытали у горы Синай. В этот момент важно не понимание священного языка и смысла заповедей, а сам факт присутствия и участия в происходящем. Поэтому все евреи - мужчины, женщины и дети (включая младенцев) - должны быть в эти минуты в синагоге и, как три тысячи лет тому назад, слышать слова Десяти Заповедей, вне зависимости от того, понимают они священный язык или нет. Ведь их души способны воспринять святость происходящего!

Изкор Во второй день праздника Шавуот (так же, как и в ЙомКипур, Шмини-Ацерет и в последний день праздника Песах) после чтения Торы, те, у кого умер кто-то из родителей, читают поминальную молитву Изкор за души умерших родственников и дают обещание сделать пожертвование в их заслугу.

Десять Заповедей – возможно, самый известный и цитируемый текст в истории человечества. Все присягают на верность ему, все цитируют знакомые слова ("не убий", "не укради"), но мало кто может вспомнить сходу все десять. Сегодня же подумаем о другом: о том, что остается незамеченным в тексте Декалога. Итак, первая заповедь. А чего она, собственно говоря, требует от человека? "Я – Г-сподь..." – это, скорее, констатация факта, так представляются, а не приказывают. Именно так и считал дон Ицхак Абарбанель ("...не стану держать язык за зубами: "Я – Г-сподь" не является заповедью и не предписывает ни веру, ни деяние, а служит введением к повелениям и запретам"). А Рамбам считал эти слова первой заповедью, но в "Книге заповедей" он толкует начало Декалога как заповедь о вере, а в других книгах – как заповедь знать, что Б-г существует. Еще один вопрос связан с первой заповедью. Он был задан рабби Аврагаму ибнЭзре: "Спросил меня рабби Йегуда Алеви: "Почему сказано: 'Я – Г-сподь Б-г твой, который вывел тебя из земли египетской', – а не 'который создал и небо, и землю, и человека'?"" Стоит прислушаться к ответу мудреца: человеку порой проще поверить, понять сложную идею, если доказательство основано не на вселенских, высоких материях, а на важных событиях в его собственной биографии, в истории его народа. Вторая заповедь в наше время представляется анахронизмом: ну кто же верит в нескольких богов, хорошо бы хоть в одного поверить. "Акедат-Ицхак" пишет об ином, более глубоком понимании многобожия: "...великое язычество, ныне чрезвычайно распространенное в мире, это сосредоточение всех мыслей и усилий на том, чтобы преуспеть в делах и нажить побольше денег и славы, которые стали для людей могучими богами, в них верят, на них полагаются, ради

поклонения им отрекаются от истинного Б-га и оставляют Тору Его". Третья заповедь обычно толкуется как запрет клясться понапрасну или без нужды произносить Имя Вс-вышнего. Если первое особенных вопросов не вызывает, то второе стоит обдумать всерьез: а почему, собственно говоря, нельзя произносить Имя всуе? Интересное толкование этого запрета связано со словами Талмуда "мир управляется по своим законам", то есть для объяснения природных феноменов нет никакой необходимости привлекать Б-жественное вмешательство "всуе". Интересно, с позиций ученого, изложил эту мысль профессор А. Воронель, написав, что привлекать Б-га для объяснения явлений, которые могут быть описаны в естественнонаучных терминах, означает нарушать заповедь "не поминай Имя Вс-вышнего всуе". Отметим, что нет в этом толковании атеистической попытки "вытеснить" Вс-вышнего из материального мира. Напротив, этот подход позволяет видеть Вс-вышнего во всем сущем, ведь гиматрия слова атева ("природа") равна сумме букв в Имени "Элоким". И природа, и ее законы – лишь проявления воли Вс-вышнего. Можно было бы продолжить разбор заповедей, но цель этой публикации состояла лишь в том, чтобы читатель почувствовал, как далеки мы от подлинного знания и понимания важнейших текстов Торы, как много усилий, интеллектуальных и эмоциональных, нужно приложить, чтобы самый известный в мире текст раскрылся по-новому. И, вместе с этим, как всегда в иудаизме, требуется простое действие. Таков наш традиционный подход: прочти и сразу же начинай исполнять, а понимание, знание, глубина постижения придут с годами. Точнее, понимание будет все более глубоким, но никогда не станет полным и даже не приблизится к полноте.  Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 7 ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

9


НАШИ ИНТЕРВЬЮ

Елена Касимова

САГА О ДЕТСКОМ ДОМЕ

Пожелтевшие листочки старых, очень старых – периода 30-х годов прошлого века фотографий... Застывшие моменты скольких жизней, историй и судеб скрываются за ними... Несколько месяцев назад ко мне обратился человек, который поведал необыкновенную историю об эвакуации воспитанников Каунасского еврейского детского дома в первые дни войны. Реувен Блюм – красивый пожилой человек, четко и размеренно рассказывал о своем детстве, проведенном в детском доме, который содержала еврейская община Каунаса. Рассказывал о том, как героический воспитатель этого детского дома - молодой человек примерно 30 лет, преодолевая всевозможные препятствия, чудом сумел вывезти своих воспитанников в тыл страны, тем самым сохранив жизни еврейских сирот. К моему горькому сожалению, Реувен умер, не дождавшись публикации своего рассказа... Памяти Реувена Блюма и других воспитанников Каунасского детского дома посвящается эта статья. Реувен Блюм в молодые годы.

ГРУСТНОЕ НАЧАЛО - Я родился в Каунасе в декабре 1930 года на 8-й день Хануки. Совсем не помню себя в кругу семьи в первые годы моей жизни. Мои детские воспоминания начинаются прямо с пребывания в детском доме. Мама рассказывала, что мне не было и трех лет, когда умер отец, так что я его совсем не помню, видел только фотографии. Мне с трудом удалось раздобыть (как говорится, «по блату») из архива фотографии моих родителей. - Как Вы оказались в детдоме? После смерти отца мама осталась вдовой с двумя маленькими детьми: мной и моей сестрой, старше меня на шесть лет. Мама не могла своими силами содержать семью, и тогда она по ходатайству еврейской общины отправила меня в еврейский детский дом. Всего этого я не помню, я уже говорил, что осознавать самого себя я начал только в детском доме. - Сестру тоже отдали в этот детдом? - Сестра попала в детдом для девочек. Оба детских дома находились в Каунасе. Мы

8 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 10

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

с сестрой встречались по Субботам, а иногда к нам приходила мама и отводила нас к бабушке. В то время вместе с бабушкой еще жили три наших тети с детьми. - Большая семья. - Большая семья, ютившаяся в крошечном домике. Жили впроголодь. Вы даже не можете представить той ужасающей бедности. Впрочем, наша семья нe была исключением: основная часть евреев жила в ужасной бедности.

В ДЕТСКОМ ДОМЕ В нашем детдоме было несколько возрастных групп детей: малыши от рождения до 2-х лет располагались на третьем этаже, на втором находились спальни для детей постарше – от 3-х до 7 лет. Мальчики и девочки в возрасте 3-х–4-х лет содержались вместе в одной группе. Начиная с 4-х лет, мальчиков и девочек уже помещали в раздельные спальни, но в групповых комнатах до достижения 5-летнего возраста они находились еще вместе.

Очень хорошо помню нашу замечательную воспитательницу, которая обладала удивительным талантом рассказывать истории: забывая обо всем на свете, мы завороженно слушали ее. Будучи уже в старшей руппе, я старался прибегать в ее младшую группу, чтобы послушать, как она читает или рассказывает. В этом детдоме я пробыл до 6 с лишним лет. Учиться в школе начал, когда мне еще не было и 6 лет. Деревянное двухэтажное здание начальной школы находилось на холме в центре города, в районе, который назывался «Зеленая гора». После окончания начальной школы в 1936 году меня перевели в другой детский дом, где находились уже только мальчики. - И все это были еврейские детские дома? - Конечно. Позже я узнал, что эти детские дома не были государственными, а находились на полном обеспечении еврейской общины. Остается только удивляться, как еврейская община могла содержать три детских дома (дошкольный, школьный для мальчиков и детский дом для девочек) и дополнительно


еврейские школы?! При этом государство не вкладывало ни копейки!

водившиеся в собственной школе – в классах с 1-го по 5-й (в этой школе я Между окончил прочим, первые здание два класодного из са). После них до занятий Лето 1938 года. Воспитанники Каунасского еврейского детского дома на даче сих пор был обед, в пригороде Каунаса Лампеджай. существудалее по ет, в нем расписанию сейчас дня наступал находится ных условий содержания детей-сирот, коточас отдыха: музыкальная школа... Через много лет, уже рые были созданы в каунасских еврейских мы переодевались и спали (час или два, - не живя в Торонто, мне довелось встретиться с дошкольном и школьном детских домах. помню). Затем, примерно в 4 часа дня, нас одним из бывших воспитанников нашего детприводили в столовую, где уже был накрыт В школьном детдоме мы тоже были расдома, который находился там раньше меня полдник: кисель, компот, кусочек пирога или пределены на 3 – 4 возрастных группы. - в 20-х годах прошлого века. Кроме того, у халы с вареньем. меня есть друг, который тогда был со мной Всегда уделялось большое внимание, в детдоме. Сейчас ему 92 года, он живет в В пригороде Каунаса – Лампеджае у детчтобы дети содержались в чистоте – нас Израиле, и мы часто говорим по телефону. ского дома было свое владение – большая регулярно водили в баню. Постельное белье дача, куда воспитанников ежегодно вывозили менялось раз в неделю. К кровати каждого - На каком языке Вы с ним разговарина все лето. Там все было великолепно оборебенка был привязан мешочек с чистой ваете? рудовано: вместительная столовая, спальни, пижамой, и при этом строго следили, чтобы - На идиш, конечно! Идиш для меня родбольшой двор. перед сном мы обязательно переодевались. ной язык, на котором я говорю с рождения. Каждый предмет одежды из гигиенических У меня сохранились фотографии - свидеЗанятия в нашей школе проходили на иврите, соображений был пронумерован, чтобы тельства того, как мы замечательно проводино между собой мы все говорили на идиш. одежда одного ребенка не могла случайно ли время на даче. В детдоме в Каунасе была попасть к другому. Я до сих пор хорошо До прихода советской власти воспитание своя синагога, в которой 13-летние мальчипомню номер своего комплекта – 50. в детдоме базировалось на основе еврейских ки молились вместе со взрослыми. На даче традиций. С первого класса мы получали в Лампеджае тоже была синагога. Кроме Каждый год перед Песахом приходистрогое религиозное образование: покрыванаших мальчиков, в эту синагогу приходили ли портные, чтобы снять с воспитанников ли голову, носили цицис, знали все молитвы, также окрестные дачники-евреи. мерки, и перед праздником у нас уже были в столовой омывали руки, говорили брохи новые костюмы и шапки. Я, конечно, не знаю (благословения) на еду. названия ткани, но одежда смотрелась очень ОБРЕТЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНОкрасиво. Перед Ханукой нам всегда выдавали Через один дом от нашего находилось новую обувь. здание, в котором располагалась еврейская СТИ школа «Талмуд Тора». Вот там занятия проУтром после подъема мы шли в умывальПотом наступало время работы в мастерводились на идиш. При советской власти ные комнаты, затем с нами проводили физзаских, располагавшихся в большом подваеврейской общины как таковой уже не стало, рядку. В этом доме была большая столовая, ле дома. Первый класс работал с бумагой и вот тогда уже эти детские дома перешли где столы были распределены по группам. и картоном – вырезали и клеили фигурки, под юрисдикцию государства, нашу школу На завтрак нам давали хлеб с маслом, иногда коробочки и другие предметы. Второй класс закрыли и объединили ее с «Талмуд Торой». вареное яицо или кусочек сыра и напиток из уже переходил на фанеру и заканчивал легцикория - заменитель кофе (в Каунасе была ким деревом. Старшие ребята работали с фабрика, производящая цикорий). деревом и металлом, изучали слесарное УСЛОВИЯ ДЕТДОМА дело. После пятого класса (примерно в 15 Я был одним из самых слабых детей (таких лет) ребят направляли на работу на фабрики - Как Вам жилось в детском доме? При в доме было трое), у которых вес был меньше или крупные мастерские. Проработав там той нищете, которая была у Вас дома, нормы. И несмотря на трудности с продуктадва года и достигнув совершеннолетия, они наверное, в детдоме было еще хуже… ми, нам ежедневно выдавали дополнительуже овладевали специальностью. В Каунасе ное питание: стакан сливок и добавочный - Хочу подчеркнуть, что я побывал во мнобыл еврейский техникум, который называлкусочек масла или яйцо. гих детдомах и во время войны, и после ся «Орт». Такого рода учебное заведение неё, но нигде не видел таких необыкновенПозавтракав, мы шли на занятия, проЭ К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 9 ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

11


НАШИ ИНТЕРВЬЮ

было только у евреев, у литовцев не было ничего подобного! Здание этого техникума было построено по самым современным на то время стандартам. Оно до сих пор сохранилось на улице Йонава у реки Нярис. Там учились очень способные мальчики, которые получали техническое образование с уклоном в практическую сторону. После окончания техникума выходили квалифицированные электрики, слесари, маляры и т.д. Я помню двух очень способных ребят, одного из которых – его звали Цалек – направили учиться в йешиву, а второму, Арону, дали возможность окончить гимназию за пределами детского дома, и потом он работал служащим в Еврейском национальном банке.

общин страны. Я очень хорошо помню, как детей из нашего детдома приводили в числе других евреев на эти праздники. Так протекали мои первые годы жизни в детдоме. Я был одним из лучших учеников и до войны успел получить начальное образование.

Кстати, один из моих родственников тоже входил в организацию «А Шомер А Цаир» и, обученный азам сельского хозяйства, в 30-е годы уехал в Израиль, где применил свои знания и умения на работе в киббуце.

- Какая необыкновенная забота еврейской общины о своих детях-сиротах!

ДЕТСКИЙ ДОМ НА ИСТОРИКО-ПОЛИТИЧЕСКОМ ФОНЕ - После революции в ходе советско-польской войны в апреле 1919 года Вильнюс заняли польские части. Через год – в июле 1920 года – части Красной Армии. Вскоре после поражения в битве за Варшаву отступающая Красная Армия передала город Литве в соответствии с подписанным договором между Советской Россией и Литовской Республикой. Польша также признала суверенитет Литвы над Вильнюсом и Виленским краем. Однако уже в октябре 1920 года польские войска заняли Вильнюс и часть Литвы. В результате этой сложной политической ситуации Вильнюс попал под польское владение, а Литва стала независимой республикой, столицей которой оказался второй по величине и значению литовский город – Каунас. Каунас располагается между двумя холмами на стыке двух рек – Немана и Вилии (по-литовски Нярис). 4-этажное здание нашего детдома находилось в нескольких кварталах от реки Неман. В квартале от нашего детдома находилось здание, в котором в царское время квартировал губернатор Каунаса. Когда Литва стала независимой республикой, это здание стало дворцом президента. На национальные праздники независимости Литвы приглашались представители всех 1 0 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 12

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

социалистическое сионистское движение, целью которого была подготовка еврейской молодежи к переселению в Эрец-Исраэль и к киббуцной жизни). Друзья придерживались традиций, но в меньшей степени. В основном они концентрировались на том, чтобы воспитать в нас национальный дух. Между прочим, в нашем дошкольном детдоме большинство работников были сионистами, только несколько воспитательниц и нянь были коммунистами.

Ученики Талмуд Торы

ЗУНДЛ Теперь настало время рассказать о человеке, которому воспитанники нашего детского дома обязаны жизнью, – о воспитателе по имени Зундл Копенгут. Тогда я был маленький и не знаю подробностей его биографии. Знаю только, что примерно за год-два до начала войны он перешел работать из дошкольного детского дома в школьный. Хорошо помню, что уже ранней весной и летом 41-го года у нас вовсю шли разговоры, что может начаться война. И Зундл в свободное время собирал мальчиков в подвале и учил нас, как надо прятаться, если, не дай Б-г, война все-таки начнется. Где-то он сумел достать противогазы и обучал нас ими пользоваться. - Какой необыкновенный человек! - Я был очень любопытным ребенком, старавшимся во все вникать. Помню, когда я еще был в дошкольном детдоме, Зундл называл меня «политиканом». В нашем детдоме был еще один воспитатель по имени Звулун. Зундл и Звулун были заядлыми сионистами и были членами организации «А Шомер А Цаир» (молодежное

ВОЙНА Летом 41-го года во время одного из занятий я спросил Зундла: «Обычно в мае мы выезжали на дачу, а сейчас уже июнь, а мы все еще в городе. Почему?» Зундл на это ничего не ответил. По правде говоря, многие знали о приближении войны. Одна из воспитательниц-коммунисток – Люба (её муж занимал какую-то должность в правительстве Литвы, а во время войны был командиром партизанского отряда) даже планировала вывезти детей на дачу, чтобы в лесу спрятать детей от бомбежек. Начало войны – несчастный день 22 июня – я помню, как сегодня. Это случилось в ночь с субботы на воскресенье. Надо сказать, что через окна нашего здания был виден республиканский аэродром, находившийся на холме на другом берегу Немана. Над нашим домом почти каждый день летали английские и немецкие пассажирские самолеты. Они летали так низко, что нам были видны их опознавательные знаки, по которым мы определяли, какой стране принадлежит самолет: Англии, Польше или Германии. Мы уже даже знали расписание полетов этих самолетов. Из наших спален была видна верхушка холма на другом берегу реки. И вот рано


утром в воскресенье, часа в 3 – 4 утра, еще только занялся рассвет, раздались взрывы. Мы все подбежали к окнам, выходившим на холм, и увидели вспышки. Мы подумали, что это маневры: с приходом советской власти в Литву в городе было много военных. Нам стало очень весело, мы начали прыгать и играть... Позже утром нас собрал Зундл и сказал, что началась война. Он единственный из всех взрослых остался с нами на все время. В понедельник все воспитатели вдруг исчезли. Остались только директор детского дома – молодая женщина с двумя маленькими детьми, которую совсем недавно назначили на должность (конечно же, она была членом коммунистической партии), и Зундл. Мы услышали, как Зундл горячо спорил с директором, но не поняли, о чем шла речь. Только видели, что она находилась в полной растерянности. Зундл взял на себя управление ситуацией, приказав никому никуда не выходить за пределы дома. Из старших детей он организовал охрану и расставил её у всех ворот и дверей, выходящих на улицу. Позже днем стали приходить родители. Пришла и моя мама. Дело в том, что в Каунасе была еврейская больница, кстати сказать, очень хорошо оборудованная (после войны здание забрали под городскую больницу), в которой в то время лежала мамина двоюродная сестра. В этот день мама ее навещала, а потом пришла ко мне. Судя по всему, мама так и не осознала, какая трагедия обрушилась на нашу семью и на всю страну. Мы проговорили с ней более часа, она пообещала навестить меня завтра и ушла. Больше я ее никогда не видел...

УХОД ИЗ ДОМА В понедельник утром после завтрака Зундл опять нас собрал и объявил, что мы уходим из детского дома. Он принял решение идти на вокзал. Мы все ему очень доверяли и беспрекословно подчинялись. Он стал спорить с директором по поводу того, чтобы нам дали новые ботинки, но она не соглашалась и не хотела давать ключи от кладовых детдома, где хранились продукты и одежда. Тогда он приказал старшим ребятам взломать дверь склада и выдать новые ботинки всем, у кого старые были в плохом состоянии. Он велел скрутить по-солдатски наши байковые одеяла. Приказал взять свежий хлеб, налил в пустые канистры молоко, соорудил мешки с продуктами и раздал их старшим ребятам. Директор во всем ему противоречила и мешала, но он приказал нам слушаться только его. Затем он построил нас во дворе и строем повел на вокзал. Зундл решил вести нас по центральной улице города – проспекту Свободы. Когда мы вышли на проспект, нас ежеминутно стали задерживать какие-то люди с зелеными,

красными и желтыми повязками, и все они приказывали вернуться назад и ждать распоряжений правительства. Но Зундл каким-то образом понял, что люди в зеленых и желтых повязках являлись представителями литовских националистических организаций, и не хотел им подчиниться. Мы прошли два квартала, и он решил свернуть на другую улицу - Кестучо, параллельную центральной, которая тоже вела к вокзалу. Нам очень повезло: свернув на эту улицу, мы оказались рядом с колонной красноармейцев с повозками. - Сколько человек было в колонне детского дома? - Больше ста человек. - Сто детей шло! Не 10, не 20, не 30. Удивительно, как ему удалось спасти такое количество детей! - Может быть, было даже больше. Это были еврейские дети от 7 до 16 лет. Мы пристроились в хвосте колонны красноармейцев, которые тоже двигались в сторону вокзала. Красноармейцы преградили националистическим патрулям доступ к нашей группе и тем самым спасли нас от возвращения домой. Так вместе с ними мы и дошли до железнодорожного вокзала.

ОТЪЕЗД На вокзале Зундл вывел всех нас на перрон, где стояли несколько гражданских составов. Мы подошли к одному эшелону и хотели зайти в вагон, но тут началась страшная суматоха. Зундл дал указание старшим детям занять один из вагонов. В этом вагоне уже расположились несколько семей, но Зундл сказал им, что вагон предназначен для воспитанников детского дома. Его поддержал оказавшийся рядом представитель эшелона, и мы заняли этот вагон. Через несколько часов поезд тронулся в сторону Латвии. Шел он очень медленно, постоянно останавливаясь. Ночью наш эшелон внезапно встал. Зундл вышел узнать, в чем дело. Оказалось, что разбомбили впереди идущий состав, и мы не могли ехать дальше. Вокруг ходили военные, сообщившие, что из Латвии ожидается поезд для эвакуации раненых. И действительно, подошел состав, вокруг которого началась страшная давка: военные грузили раненых, а гражданские штурмом брали вагоны. Мы все оказались разъединены друг от друга, и нам пришлось самостоятельно отвоевывать себе места. Не всем из наших удалось попасть на этот поезд... Состав оказался забитым до отказа. Мы попали в купейный вагон, в котором не только сидеть, но и стоять было невозможно: везде теснились люди. Наконец, поезд тронулся. Он двигался медленно, часто останавливаясь во время бомбежек. Люди выбегали из вагонов, пыта-

ясь спрятаться в кустах или ямах. Многие оказались ранены или убиты, навсегда оставшись в лесу или на полях. В вагонах стало заметно свободнее... Утром мы насчитали, что в нашем вагоне оказалось 20 человек из детдома. На второй день пути состав подошел к большой железнодорожной станции города Даугавпилса. Простояв там несколько часов, мы узнали, что половина вагонов этого поезда идет обратно в Литву. Для нас это было бы гибелью. Когда эшелон начал двигаться, мы узнали, что на наше счастье едем уже по территории Белоруссии. Налеты юнкерсов усиливались, многие беженцы погибли и не вернулись. Свободных мест в вагоне становилось все больше... Оставшись без еды и питья, мы после каждой бомбежки проверяли вещи тех, кто не вернулся, и находили какую-то еду. Только это и помогло нам выжить. По Белоруссии мы ехали почти целую неделю, голодные и невыспавшиеся. Нас постоянно бомбили... Погибло очень много людей, но к большому нашему счастью, группа детдомовцев чудом осталась невредимой. На каждой остановке к поезду подходили женщины и подкармливали нас, как могли: хлебом, молоком, вареной картошкой. Еще через неделю мы оказались в нескольких километрах от районного центра Галич, оттуда воспитанников Каунасского детдома направили в Галичский детский дом. Так, благодаря мужеству и решительности молодого парня, было спасено столько жизней еврейских детей. После войны мне посчастливилось встретиться с Зундлом, но это уже история для другого рассказа.

ПРОЩАНИЕ Работая над этим материалом, я испытывала смешанные чувства. Прежде всего, меня поразил необыкновенный уровень, устройство и распорядок жизни детей в Каунасском еврейском детском доме! Я не могла даже представить, что в 30-е годы прошлого века мог существовать детский дом для еврейских сирот, о которых с таким теплом и любовью заботилась еврейская община Каунаса, делая все возможное, чтобы изыскать для этого средства. И это при том, что в тот период почти всем евреям жилось очень трудно! Но больше всего меня мучает чувство горечи: человек, который поведал эту удивительную историю, ушел из жизни, не дождавшись появления статьи. Простите меня, реб Реувен... 

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 1 ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

13


НА ТЕМУ ДНЯ Шейндл Кроль

ХЛЕБОМ ЕДИНЫ

Х

ала – традиционный хлеб из дрожжевого теста, который в еврейских домах готовят для шаббата и праздников. Но не многие знают, откуда это слово берется и что оно значит. Как ни удивительно, впервые оно появляется еще в библейском тексте и в переводе означает не столько хлеб, сколько действие с ним. «Когда вы придете в страну, в которую я веду вас, и станете есть хлеб той земли, отделяйте приношение Г-споду», – говорится в Священном Писании. Это отделение необходимо совершать с тестом, приготовленным с использованием любого из пяти злаков: пшеница, ячмень, рожь, овес и полба. Таким образом, «отделение халы» стало традиционным процессом приношения в Храм. Во времена существования и Первого, и Второго Иерусалимских Храмов отделенные части шли на нужды священничества. В Святилище Храма прямо напротив золотой меноры стоял обитый листовым золотом стол, на котором находились 12 хлебов, которые стали называть халами. Эти вкуснейшие хлеба заменялись перед каждым шаббатом новыми и символизировали 12 колен Израиля. Хотя сегодня у евреев нет Храма, заповедь отделения халы соблюдается в традиционных семьях и поныне. От теста для выпечки халы принято отделять кусочек размером с небольшое куриное яйцо и сжигать его на конфорке или в духовке. Согласно традиции, в домах на праздничный и субботний стол кладут обычно две халы. Они символизируют двойную порцию мана, выпадавшую накануне шаббата в пустыне, по которой евреи странствовали на протяжении 40 лет после исхода из Египта. Поскольку сбор мана являлся запрещенной в субботу работой, то двойная его порция

1 2 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 14

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

в пятницу позволяла решить эту проблему. Этот аспект и символизируют две халы на субботнем столе. Примечательно, что сейчас у большинства хала ассоциируется с плетеным хлебом, в который по желанию можно добавить изюм или другие сухофрукты. Однако такому внешнему виду хал не так уж и много лет с точки зрения еврейской истории. Впервые такие плетеные халы начали выпекать в начале XV века в еврейских общинах на юге Германии и в Австрии. В те времена большинство евреев в течение недели ели ржаной хлеб, а для шаббата выпекали халы из белой муки высшего сорта. Со временем в тесто для хал начали добавлять яйца и изюм, чтобы сделать их еще вкуснее, а благодаря плетению халы приобрели по-настоящему праздничный вид. Не исключено, что именно в те времена европейцы переняли у евреев традицию выпекания белого сладкого хлеба, который известен как «берчисброд» или «перчисброд». При этом существует множество рецептов халы. Например, в сефардских общинах принято печь простые халы «на воде» – без добавления яиц, сахара или других подсластителей. На различные праздники во многих еврейских общинах принято выпекать халы разных форм и по-особенному украшать их. Например, в период осенних праздников – Рош а-Шана, Суккот, Шмини Ацерет и Симхат Тора – принято выпекать халы круглой формы. Эта форма символизирует цикличность еврейского года, в каждый из которых повторяются одни и те же праздники. А также круглые халы своей формой, напоминающей корону, как бы намекают на величие Творца. К субботе, предшествующей Йом Кипуру – самому святому дню в году – в ряде общин принято украшать халы символическими лестницами из теста. Это символи-

зирует подъем Моисея на гору Синай, а также надежду на то, что наши молитвы достигнут Небес в день Суда. В некоторых общинах принято в эти дни выпекать особые халы – «фейгелах» – в форме «птички». Это является отголоском знаменитого обещания пророка Йешаягу: «Как птицы порхают над птенцами, так Г-сподь Воинств защитит и избавит, пощадит и спасет». И во многих общинах к первой субботе после Песаха выпекают халы в форме ключа, а в отдельных случаях в таких халах запекаются настоящие ключи. Эта традиция призвана напомнить нам, что только у Вс-вышнего есть ключ, которым он может открыть и отворить для нас сокровищницу благополучия. Но как бы мы ни были сейчас счастливы и сыты, мы не должны забывать о горестях и гонениях, которые обрушились на еврейский народ во время Египетского рабства и других катастроф. Именно поэтому, по мнению большинства, халу принято окунать в соль. Однако согласно канонической традиции, эта соль должна напомнить о той соли, которую первосвященники использовали во время приношений в Храме. А также соль символизирует еврейский народ – она никогда не портится и всегда помогает раскрыть вкус любого блюда. Имеют своё значение и другие базовые ингредиенты традиционной халы – их ассоциируют с духовными сферами. Например, вода – это символ Торы, дрожжи – это наша способность к росту и расширению границ, яйца – символ начала новой жизни, а мука – символ достатка и надежд на лучшее. И хоть сейчас у нас нет возможности ощутить святость Храма, но мы всегда можем воссоздать святость царящей в нем атмосферы. Дом каждого еврея может стать Храмом в миниатюре – «малым Храмом». А золотой стол с 12 хлебами заменит праздничный стол с двумя халами.


ОТДЕЛЕНИЕ

ХАЛЫ

«От начатков теста вашего возносите лепешку в приношение… От начатков теста вашего возносите Б-гу приношение во все поколения ваши» (Бемидбар, 15:20-21).

К

огда еврейский народ пришел в Страну Израиля, одной из первых жертв, которую евреи должны были приносить, было пожертвование для коаним (священников), обслуживающих Иерусалимский Храм, порции теста - «первой и лучшей». Эта пожертвованная пища и звалась хала, и от этого слова произошло название субботнего хлеба. Со времен разрушения Храма мы не можем приносить эту жертву. Но в память об этом и в ожидании грядущего возрождения Третьего Храма, мы и сейчас выполняем заповедь отделения халы. Aфрашат хала (отделение халы) одна из трех заповедей, данных исключительно еврейской женщине. Как акерет абаит (хозяйка дома), женщина не только физически кормит семью, но, соблюдая эту заповедь, выполняет и духовную миссию. Aфрашат хала воплощает идею, что вся наша пища действительно исходит из рук Б-га. Мы не можем использовать тесто, пока не отделили халу, и точно так же из всех наших средств к существованию всегда следует уделить из «первого и лучшего» для добровольного милосердного дара. Соблюдая заповедь отделения халы, как говорят наши мудрецы, мы «сделаем благословенным свой дом». Женщина, от которой столько зависит в формировании системы ценностей и взглядов ее семьи, несет благословение своему дому, выполняя эту заповедь, укрепляет веру всех, кто ее окружает. Заповедь отделения халы символизирует внутреннюю суть кашрута, выражая возвышение физического и земного начал до царства святости. Еврейские женщины традиционно сами пекут халы в канун субботы, дорожа возможностью исполнить эту заповедь. Перед отделением халы многие женщины кладут несколько монет в пушку (благотворительную кружку), предназначенную нуждающимся евреям, в особенности — изучающим Тору в Израиле. Отделить халу нетрудно, но знание соотношений компонентов и других описанных ниже правил необходимо. Не всякое тесто требует отделения халы. Следующие параграфы познакомят вас с правилами отделения халы.

Соотношение муки и жидких компонентов для отделения халы В отношении отделения халы существует три возможности: отделять халу с благословением, отделять халу без благословения и не отделять халу вообще. Должна ли быть отделена хала, зависит от типа и количества муки, а также от состава жидких компонентов теста. Халу отделяют, если мука сделана из одного из следующих пяти видов злаков или их сочетания — пшеница, рожь, ячмень, овес, полба. Иные виды муки - рисовая, соевая, кукурузная, гречишная, если их использовать без примеси пяти упомянутых, не требуют отделения халы. Если вы используете смесь, включающую муку из «пяти злаков», проконсультируйтесь с раввином о том, как отделять халу. От количества муки также зависит, отделять ли халу, и если отделять, то с благословением или без (см. ниже). Для того, чтобы отделить халу с благословением, более половины всей добавляемой в тесто жидкости должно состоять из воды. Если же более половины добавляемой жидкости состоит не из воды (масла, яиц, меда и т.д.), хала отделяется без благословения. Приведенные ниже мерки в граммах установлены выдающимся раби АвраамомХаимом-Ноахом, благословенна его память. А. Не отделять халу, если вес муки меньше 1230 г (2 фунта 11 унций). Б. Отделять халу без благословения, если вес муки между 1230 г и 1666.6 г (между 2 фунтами 11 унций и 3 фунтами 11 унций). В. Отделять халу с благословением, если вес муки 1666.6 г и более.

Как отделять халу Халу отделяют, когда мука и жидкость хоро-

шо перемешаны, тесто еще не разделено для будущих изделий и не сформовано. Прежде чем отделить кусочек теста, говорят благословение: «БАРУХ АТА АДО-НАЙ ЭЛО-ГЭЙНУ МЕЛЕХ Г’АОЛАМ АШЕР КИДШАНУ БЕМИЦВОТАВ ВЕЦИВАНУ ЛЕ’ГАФРИШ ХАЛА» «Благословен Ты, Г-сподь, Б-г наш, Царь Вселенной, освятивший нас Своими заповедями и повелевший нам отделять халу.» Отделяют небольшой кусочек, кезаит, т.е. «размером с оливу». Это примерно 1 унция теста. Отделяя халу, говорят: «Арэй зэ хала» (Это хала). В наше время, когда мы не можем отдать халу коаним и не можем воспользоваться ею сами, наиболее распространенный обычай — сжигать ее отдельно (например, в кусочке алюминиевой фольги). Ее нужно сжигать в печи, но не одновременно с выпечкой хлеба или кексов или приготовлением в печи другой еды. Во время замешивания теста некоторые женщины читают отрывки из "Теилим" и молятся за тех, кому необходимо спасение. По традиции отделение халы считается верным средством для облегчения родов и для здоровья мамы и малыша. Некоторые женщины стараются как можно чаще исполнять заповедь отделения халы на девятом месяце беременности. Мудрецы говорят, что исполнение этой заповеди приносит в дом благословение и достаток. Примечание: Хотя отделение халы — одна из трех заповедей, данных исключительно женщинам, при необходимости любой чело-

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 3 ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

15


НА ТЕМУ ДНЯ век, после того, как он прошел Бар-мицву или Бат-мицву, может отделить халу.

Отделение халы после выпечки В следующих случаях халу отделяют после выпечки: • Если консистенция теста перед выпечкой слишком жидкая, халу отделите с благословением после выпечки. Это относится к тесту для многих кексов. • Если человек забыл отделить халу до выпечки. Весь выпеченный хлеб сложить вместе, в один сосуд, и покрыть его, чтобы это было – как «одно тесто». Хала тогда берется с благословением от одного из хлебов. • Если человек забыл отделить халу и вспомнил об этом только в субботу или праздник. Нельзя отделять халу в субботу и праздник (исключение разбирается ниже). Однако есть разница в использовании хлеба и кексов в субботу и праздник в Израиле и вне его. В Израиле вообще нельзя пользоваться выпеченными без отделения халы хлебами, пока не кончится суббота или праздник. Вне Израиля выпеченными без отделения халы хлебами в субботу и праздник можно воспользоваться следующим образом: от каждого хлеба отделяют небольшую часть с самого начала, а затем, после субботы или праздника, из каждой оставшейся части вынимают маленький кусочек, так исполняя требование об отделении халы. При этом говорится благословение. Если тесто готовится, а не только печется в праздник, то халу можно отделять обычным образом. Это относится и к Земле Израиля, и к другим местам.

Отделение халы при выпечке кексов, пирогов и тортов. Правила отделения халы действительны, когда вы готовите достаточное количество теста для изготовления изделий иных, чем хала и хлеб. Типы и соотношения муки и жидкости такие же, как для хлеба и халы. Если вода составляет меньшую часть требуемой по рецепту жидкости, даже если муки больше, чем 1666,6 г, хала отделяется без благословения.

1 4 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 16

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

КАК ИСПЕЧЬ ХАЛУ? Самый вкусный рецепт Халы

ИНГРЕДИЕНТЫ: - 2.5 кг муки; - 3 ст. ложки соли; - 2 стакана сахара плюс 1 ст. ложка сахара; - 4 упаковки дрожжей или 7 ч. ложек дрожжей; - 1 стакан растительного масла; - 4 ст. горячей воды плюс 1/2 стакана теплой воды для дрожжей; - 3 яйца; - Кунжут или мак - по желанию, для украшения халы. ПРОЦЕСС ПРИГОТОВЛЕНИЯ:

Налить в небольшую миску 1/2 стакана теплой (не горячей воды), последовательно добавить столовую ложку сахара и дрожжи. Оставить на 5 минут, пока не начнет расти. В большой миске перемешать яйца и готовую опару. В другой миске перемешать горячую воду с сахаром, солью и маслом. Затем насыпать муки к яйцам, постепенно добавляя смесь воды и масла. Замесить тесто до такого состояния, чтобы оно само отлипало от рук, и дать ему подойти, накрыв полотенцем или поставив в теплое место. Когда тесто поднимется, отделить халу! Разделить тесто на 4-6 частей и из каждой сплести "косичку". Накрыть полотенцем и оставить на полчаса. Взболтать яйцо и смазать им каждую халу. Для украшения можно также сверху посыпать кунжутом или маком. Поставить в нагретую до средней температуры (350) духовку на 20-30 минут (время зависит от конкретной духовки), пока корочка не станет золотой, а тесто не пропечется. Если халы подгорают снизу и плохо пропекаются, под противень с ними можно поставить миску с водой и периодически ее менять. Шаббат Шалом и приятного аппетита!


ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА

Рассказы о необычном Яков Шехтер

ПРИ СВЕЧАХ

Есть истории, которые лучше всего рассказывать субботним вечером. Семья собралась за праздничным столом, потрескивают, догорая, свечи в тяжелых серебряных подсвечниках. Первый голод утолен, потихоньку подкрадывается сытость, а вместе с ней и усталость, набравшаяся за неделю. Наступает время повествования об удивительных происшествиях. Вот одно из них. Три еврейских купца, Аврум, Ицхок и Янкив возвращались в Гродно из Москвы. Вы спросите, зачем уезжать так далеко от родных мест? Ответ прост: что делать человеку с размахом в маленьком Гродно, центре крохотной губернии медвежьего угла огромной России? Во второй столице империи совсем другой размах, сделки исчисляются не сотнями рублей, а тысячами, десятками тысяч. Но и глаз нужен острый, чинные московские купцы с золотыми крестами на груди и праведноблагообразными физиономиями обдерут как липку, только зазевайся. А ты не зевай, взялся за купеческое дело, держи ухо востро!

Аврум, Ицхок и Янкив не зевали, поэтому и возвращались домой с большой прибылью. Дабы не привлекать внимания лихих людишек, они наняли самую простую подводу, надели старую, потертую одежонку и зарылись в сено, точно бедняки, перебирающиеся из одного города в другой в поисках поденной работы. Возчик тоже имел вид самый простецкий, сидя на козлах в поношенном зипуне и засаленном треухе, он точно дремал. Трудно было догадаться, что на самом деле он тот еще хват, один из самых удалых московских ямщиков. Под сеном, только руку протяни, лежали два заряженных пистоля, снаряженное ружье, острая сабелька и кистень. Еще три ружья были спрятаны возле купцов, так что лихим людишкам, ежели они решили бы сунуться, пришлось бы несладко. До Рош-а-Шана оставалось около двух недель, поэтому путники не спешили. Субботу решили провести в еврейском местечке, неподалеку от Витебска, а оттуда до Гродно пятьсот верст – несколько дней пути, и дома. Дожди пошли неожиданно рано. В бесконечных полях стало сыро и пусто. Промозглый свет с трудом пробивался сквозь низкие облака.

Лошади с трудом тянули телегу по грязи, в которую превратилась дорога. Купцы не могли дождаться, когда прибудут в местечко, сходят в баню, сладко захмелеют за субботним столом и лягут спать на чистые простыни.

Но дорога все длилась и длилась, лошади постепенно замедляли шаг, пока не встали совсем. – Шабаш, приехали! – вскричал возница, привставая на козлах. – Дальше ходу нет. Купцы сгрудились за его спиной, невесело озирая сплошное болото впереди. А ведь до местечка оставалось каких-нибудь пару верст. – Может, как-то пробьемся? – спросил Аврум. – Ты же лошадей только вожжами охаживаешь, всыпь им кнутом пару горячих, сразу вытянут. – Я своих лошадок кнутом сроду не жаловал, – раздраженно ответил возница. – Они у меня умные, лучше иных людей соображают. Коли встали посреди дороги, значит – пути нету. – И что ж делать будем? – воскликнул Ицхок. – До субботы совсем немного осталось, где дневать, неужто в чистом поле?

Вид села вызывал уныние. Вдоль полосы грязи, называемой улицей, тянулись темные деревянные домишки под исхлестанными дождем, почерневшими соломенными крышами. Единственным каменным зданием была церковь, когда-то белая, а сейчас словно захватанная грязными пальцами. Возница остановил телегу возле большой избы. – Тут мельничиха живет. У нее чисто, вам понравится. Есть и постоялый двор, но туда не советую. Там шумно, грязно, много водки и постоянные драки. На стук дверь медленно отворилась. За порогом стояла старуха, в видавшем виде шлафроке. – Чего надобно, касатики? – спросила она хриплым голосом. – До воскресенья переночевать пустите? Мы заплатим, сколько скажете, столько и заплатим. – Ну, ночевать не беда, место есть. А вот кормить мне вас нечем. – Да нам и не надо, у нас своя еда.

– Сейчас оглобли завернем, – буркнул возница, спрыгивая в грязь. – Верстах в пяти отсюда есть большое село. Там и пошабашите.

– Тогда заходите. О плате с сыном моим условитесь. Он сейчас на мельнице, будет поздно. Не волнуйтесь, много не возьмем.

– А евреи живут в том селе? – спросил Янкив.

Путники договорились с возницей встретиться утром в воскресенье, выходить из дома мельничихи никто не собирался. Возничий отправился на постоялый двор, а Аврум, Ицхок и Янкив стали устраиваться на ночлег.

– Сроду там явреи не живали. Одни православные. – Давай тогда в другое место, – распорядился Аврум. – Чтоб евреи в нем были. А то, как мы без синагоги в субботу, да без еды горячей? – Оно, конечно можно, – ответил возница, взяв лошадей под уздцы и начиная плавный поворот. – Только засветло не доберемся. Верст тридцать отмахать надо. Ежли хотите, с моей стороны полное пожалуйста. Путники переглянулись. – Вот попали, так попали, – сказал Ицхок. – Причем на пустом месте. Что делать будем? – Делать особенно нечего, – ответил Янкив. – Отыскать в русском селе дом почище, да и засубботничать. Еда у нас есть, как-нибудь управимся.

Большую часть избы занимала горница с русской печкой в углу. Рядом стоял большой стол, скамейки, и широкая лавка у стены, с застеленной постелью, видимо кровать сына мельничихи. Сама хозяйка сразу ушла за печь и по кряхтению путники поняли, что она улеглась. Гостям мельничиха отвела узкую комнату с одним окном, прикрытым занавеской с вышитыми на ней красными петухами. В комнате были два топчана с продавленными тюфяками, на которых с трудом, но можно было устроиться. Спасибо, что не под открытым небом! Приведя себя в порядок, приготовив вещи и припасы к субботе, Аврум, Ицхок и Янкив вышли в большую комнату, освещенную двумя жировы-

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 5 ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

17


ми лампами, явным символом зажиточности. Отвернувшись от висевших в красном углу икон, они приготовились к молитве, но тут их внимание отвлекло совершенно неожиданное зрелище. Мельничиха, шаркая, вышла из-за печи, открыла заслонку и сунула внутрь две лучины. Когда те вспыхнули, она прикрыла левой рукой глаза и произнесла благословение на субботние свечи. Когда лучины, треща, догорели, мельничиха бросила остатки в печь, прикрыла заслонку и, шаркая, двинулась к лежанке. – Бобале! – вскричал на идиш Янкив, – бобале, что это значит? Ты еврейка? – Да, а вы разве тоже? – с трудом подбирая слова, ответила на идиш мельничиха. – Мы еврейские купцы из Гродно. Разве не видно? – Не видно, ингермоны, не видно. Я уж столько лет евреев в глаза не видела, забыла, как выглядят. – Ну, какие мы ингермоны, – усмехнулся Ицхок. – У моего старшего внука скоро бар-мицва, а ты, бобале, меня молодым человеком кличешь. – Так вы из Гродно, – продолжила мельничиха, не обращая внимания на слова Ицхока. – А вот скажите – габай «холодной» синагоги реб Мотке еще жив? – Лет пятнадцать, как умер, – ответил Аврум. – А ты его знала? – Как не знать?! Когда женщины начинали слишком громко переговариваться, он поднимался к нам и ка-а-ак ударял своей палкой об пол. Ох, до чего же мы его боялись! А навес над лестницей на женскую половину сделали, в конце концов, или нет? – Нет, бобале, так и не сделали. Обещают в следующем году начать. – О-хо-хо, о-хо-хонюшки, Мошиах раньше придет. А как там Зуся-молочник? – Зуся-молочник, – удивился Янкив. – Его уже почитай лет сорок, как нет. Никто и не помнит, что жил такой человек на свете, только родственники. Так ты его знала, бобале? Вместо ответа мельничиха тяжело вздохнула. – Ты, я вижу, бобале, тоже из Гродно, – сказал Янкив. – Такие подробности может знать только местный житель. – Отчего умер Зуся-молочник, расскажите? – попросила мельничиха. – От горя, бобале, от горя, – ответил Янкив.– Жена у него пропала. Вышла из дому и сгинула. Говорят, редкой красоты была женщина, вот ее русские казаки и похитили. Тогда Польшу делили, в Гродно квартировал полк этих бандитов. Зуся ходил и к полковнику, и к генералу, те обещали помочь, но ничего не сделали. Через месяц полк отбыл, а с ним и все следы Златы. Сгинула бесследно, оставила Зусю с годовалым малышом на руках. Он очень

1 6 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 18

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

горевал и спустя полгода умер, а мальчика воспитала сестра Златы. – Так ты даже имя ее помнишь, – не скрывая волнения, воскликнула мельничиха. – Откуда? – Как же мне не помнить, – ответил Янкив. – Этот мальчик – мой отец! Мельничиха зашаталась, словно у нее подкосились ноги и, чтобы не упасть, ухватилась за край печи.

Еврейские книгив каждый еврейский дом

– Ингале, – хрипло прошептала она, не сводя глаз с Янкива. – Ты мой внук, ингале. Злата – это я. Она в изнеможении опустилась на лавку и прикрыла глаз. Аврум отыскал в сенях кадушку и принес полную чашку воды. Злата сделала несколько глотков и пришла в себя. – О-хо-хо, о-хо-хонюшки, – повторяла она, раскачиваясь. Аврум, Ицхок и Янкив в замешательстве молчали, не зная, как реагировать на слова мельничихи. Они были слишком неожиданны и невероятны, чтобы поверить в них сразу. – А дело так было, – мешая русские и еврейские слова, начала старуха. – Меня похитил полковой есаул Николай Голубов. Как он потом мне сказывал, все об этом знали, все отговаривали, да он ничего не мог с собой поделать. Взял отпуск, посадил меня, связанную, в карету и увез в свое имение возле Нижне-Чирской станицы. Что он со мной по дороге делал, лучше не вспоминать. А в доме своем посадил под замок, на хлеб и воду. Через неделю пришел в мою темницу и говорит: – Вот твой выбор, красава, или веру православную примешь и за меня замуж пойдешь, или с голоду кончишься. Мое, – говорит, – сердце к тебе прикипело, жить без тебя не могу. Но или ты со мной будешь, или в могилу ляжешь, третьего не дано. Только знай, когда помрешь, я на фронт вернусь и на самые пики полезу, чтобы смерть свою найти и к тебе присоединиться. И много еще слово сладких сказывал, под конец на колени передо мной пал. Говорит, две жизни в твоих руках, моя и твоя. Как решишь, так и будет. Только знай, мне без тебя по земле не ходить. Я совсем молодая была, двадцать только исполнилось. Спервоначалу отказала ему наотрез, а потом еще два дня поголодала, поплакала и согласилась. Венчали нас в церкви, только при родственниках. Они хмурые были, недовольные, взглядами казалось, жгли меня насквозь. Прожили мы неделю, а потом муж в армию вернулся. Через месяц я поняла, что понесла, а через три пришло известие, что Николай погиб. В поместье я осталась вроде как хозяйкой, только никто меня не слушался. За три недели до родов приехал из Ростова брат Николая, привез адвоката. Бумаги мне показали, мол, имение заложено, нужно огромные деньги за него возвращать. Или

ЛАГ-БАОМЕР 33-й день отсчета Омера - это праздничный день еврейского календаря, отмечающий годовщину кончины великого мудреца и каббалиста рабби Шимона бар Йохая, автора книги Зогар. В этот день устраивают пикники и прочие увеселения, жгут костры и стреляют из лука.

ШАВУОТ Праздник Шавуот мы отмечаем в честь величайшего события в истории человечества – Синайского Откровения. В этот день в 2448 году от сотворения мира (1312 г. до н.э.) Вс-вышний даровал евреям Тору и Десять Заповедей - морально-этическую основу всей человеческой цивилизации.

ДЛЯ ДЕТЕЙ ШАВУОТ


ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА

я беру на себя рассчитываться с долгами или подпишу отступную бумагу, что распоряжаться всем станет брат Николая, а я буду только жить на всем готовом да еще тысячу рублей получу. И они мне для моей же пользы и пользы будущего ребеночка очень советуют подписать и жить спокойно. Что я в этом понимала, подписала, как ученые люди советовали. Деньги мне дали, а на следующий день погнали вон. Мол, никаких у тебя прав нет больше в имении оставаться, а новый хозяин жидовскую морду не хочет у себя терпеть. Отступные, мол, получила, а теперь убирайся. Обманули меня ученые люди, обвели простодушную девчонку вокруг пальца. Да и что я тогда понимала, и мутило очень, совсем ведь на сносях была. Приютила меня добрая старушка, кормилица Николая. Когда меня выгнали, я перед воротами усадьбы встала, будто вкопанная. Живот огромный, идти мешает, переваливаюсь, точно утка. Стою и реву в три ручья. Она меня за руку взяла и отвела к себе в домишко. Там я мальчика своего и родила. Кормилица его очень привечала, говорила, вылитый Николаша в младенчестве. Его так и окрестили Николаем, в честь погибшего на войне отца. Деньги у меня были, мы с мальчиком и прожили у кормилицы полтора года. А потом, как-то в воскресенье вернулась она из церкви и говорит, лучше тебе уехать, Надя. Меня при крещении Надеждой назвали, и Николай поспешил документы справить на Надежду Голубеву. Тебя, Надя тут не любят, и сыночка твоего тоже. Люди у нас грубые, жестокие люди. Как бы несчастья какого не случилось. Уезжай от греха. Я и сама давно о том подумывала. Только куда податься, не знала. Как я в Гродно заявлюсь, крещеная, с мамзером? Кто меня примет, кто простит? Но деваться-то некуда, попрощалась я с кормилицей, поблагодарила за все и поехала. А по дороге случай вышел, мальчик мой стукнулся о борт телеги плечиком, и в плач. Плачет и ручонки ко мне тянет, мама, мама – спаси. И я вдруг поняла, что ни одной родной души у этой дитятки нет на всем белом свете, и в Гродно его не примут, заклюют его евреи, затюкают. Обняла я своего мальчика, к груди прижала, он и затих, успокоился. Я и говорю кучеру, заворачивай в первое же село, там остановимся, там жить будем. Деньги у меня еще были, много денег по крестьянским меркам. Документы выправлены на Надежду Голубеву, православную, русскую. Купила я мельницу и стала сама всем заправлять. Ох, и злая я была на людей и на Бога. Не могла Ему простить то, что Он со мной сделал. А людей просто ненавидела, не верила никому. Так и жила, растила Николашу, на хлеб зарабатывала. Многие мужики ко мне сватов засылали, да я никого видеть не хотела. Хватило с меня мужицкой ласки до самой смерти. Евреи в наших местах не встречаются, и я потихоньку все забыла: и обычаи, и язык, и веру. Одно

только осталось, свечи перед субботой.

осторожно спросил Янкив.

А потом и это ушло, брала две лучины, зажигала, говорила броху, ждала, пока прогорят, да и все тут. А вы... вы сердце старое мое разбередили! Вспомнила я того мальчика, что в Гродно остался. Больше сорока лет не вспоминала, а сейчас вспомнила. Тошно мне, тошно! Вся жизнь прошла на чужбине, среди чужих людей, в чужой вере. За что Бог меня наказал, чем я перед Ним провинилась?

– Может, и говорила чего, только я не очень прислушивался. У матушки последнее время голова замутилась, несла какие-то басни про жидов. Ох, простите, не хотел вас обидеть, про евреев!

Злата забилась в рыданиях. Аврум, Ицхок и Янкив молча стояли, не зная, что делать, чем утешить бедолагу. Прошло несколько минут, и Злата начал кашлять. Все сильнее и сильнее, с надрывом, с хрипом, с бульканьем. Янкив подал ей чашку с водой, но та отвела ее. Затем схватила себя за горло обеими руками, словно пытаясь унять кашель. Получилось. Злата тяжело дышала, приходя в себя, затем прикрыла глаза правой рукой и ясным голосом произнесла. – Шма Исроэль, Ад-ной Эл-кейну Ад-ной Эход! – Бабушка, выпей воды, – снова предложил Янкив. Злата отрицательно покрутила головой. – Тошно мне, тошно. Полежу немного, может, отпустит. А вы молитесь, только погромче. Давно я молитву еврейскую не слыхала. Она прошаркала через горницу, легла на постель сына и свернулась калачиком. Путники приступили к молитве. Молились долго, тщательно произнося каждое слово. – Бабушка, – сказал Янкив, выкладывая на чистую тряпицу остатки хлеба. – Присаживайся к столу, кидуш делать будем. Злата не ответила. Янкив снова позвал. Опять без ответа. Он подошел и наклонился над старухой. Та уже не дышала. – Я схожу за Николаем, – вызвался Янкив. – Как ни крути – все-таки родной дядя. Суббота распахнула над ним звездный купол. Луна светила с такой яростью, будто это была ее последняя ночь. Во дворе мельницы, трещали факела, роняя на землю огненные капли, крестьяне тащили мешки с мукой и зерном, шумно вздыхали лошади, громогласно вспоминал чью-то мать приказчик. – Ох, матушка, как не вовремя, как не вовремя! – сокрушенно воскликнул сын Златы, сбрасывая осыпанный мукой зипун. – Впрочем, а когда это бывает вовремя? Янкив отказался сесть в телегу из-за субботы и Николаша пошел вместе с ним, меся ногами жирную грязь. От мельницы до дома Златы путь неблизкий и по дороге Николаша выспрашивал подробности смерти матери. – Как лето кончилось, – грустно произнес он, когда Янкив замолк, – матушка совсем стала плохая. Раньше все по дому хлопотала, с утра до вечера не присядет, а тут целыми днями за печкой, даже еду перестала готовить.

– Ничего, ничего, – буркнул Янкив. Он хотел еще что-то добавить, но тут Николаша вдруг замер на месте и звучно хлопнул себя ладонью по лбу. – Святые угодники, совсем из головы вон! Я же на Троицу с попом поругался! Вдрызг, наотмашь! Он теперь, чтоб матушку похоронить безбожную цену заломит! Обдерет, как липку, без всякого христианского милосердия. – Мы в воскресенье рано утром отправляемся в дорогу, – вкрадчиво произнес Янкив. – Можем тело вашей матушки отвезти в соседнюю деревню и похоронить там. – Серьезно? – с явным облегчением вскричал Николаша. – Оченно меня обяжете. А деньги я дам, рубликов десять, а то и пятнадцать, больше оно не стоит. Пошлите мне весточку, где матушку упокоят, и я, как запарка на мельнице кончится, приеду, помолюсь. А через год памятник справлю, не просто крест, а красивое чтонибудь, добротное. В субботу утром солнце выкатило яркое, точно в июле. Грязь подсыхала прямо на глазах и спустя сутки, воскресным утром, дорога из болота снова превратилась в обычный проселок. До деревни, где жили евреи, добрались за час, Аврум, Ицхок и Янкив отыскали старосту «Хевра Кадиша», похоронного братства, и к полудню Злата легла на еврейском кладбище, дожидаться прихода Мошиаха и воскресения мертвых. И вновь потянулись пустые поля, солнце скрылось за тучами, тяжелое, оловянное небо тускло взирало на телегу и путников, забившихся в сено. Навалился холод, еще не успевшая до конца облететь листва подмерзала прямо на ветках, жестяно трепеща под налетающим промозглым ветром. Говорить не хотелось, мысли о трагической судьбе Златы не выходили из головы. Для чего Вс-вышний привел путников в ее дом? Почему раскрылась давно забытая тайна? Что они должны понять, выучить и взять с собой в дальнейшую жизнь? – Как хотите, – сказал Янкив, – но после Рош-аШоне я сразу отправляюсь к ребе в Дынов. Эту историю надо растолковать. Ребе был уже стар, кисти его рук, лежащих на подлокотниках кресла, мелко подрагивали. Выслушав Янкива, он лишь грустно улыбнулся, затем прикрыл веки и долго пребывал в молчании. Глаза, под опущенными веками, не ребе что-то переставая двигались, словно рассматривал. – Почему Вс-вышний уготовил твоей бабушке такую участь, я от-крыть не могу, – наконец произнес ребе Цви-Элимелех, подняв глаза на Янкива. – Не имею права. Но из этой истории ты можешь понять, сколь велика сила заповеди субботних свечей. Ведь именно благодаря ей Злата удостоилась раскаяться перед смертью и быть похороненной на еврейском кладбище. 

– А она про Гродно ничего не рассказывала? –

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 7 ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

19


Exodus_Layout 1 9/10/2015 11:56 AM Page 37

  

     

   

ʳʨʤ ʚʘʖ ʗʤʡʲʮʞʫ ʠʩʡʲʨʩʦʣʤ ʤʝʚʤʦʤʘʞʨʛʡʲʣʱʫ ʠʤʢʥʡʛʠʧʖ  ʠʤʨ ʤʦʱʛ ʣʖʫʤʚʵʨ ʧ ʵ ʘ ʥʖʦʠʤʘʤʟ ʝ ʤʣʛ ʧ 

4"-& 4)035 4"-& 163$)"4& 3&/5 ."/"(&.&/5

ʍʖʦʡʝ  ʆʞʘʛʦ   ʘʛʡʞʠʤʡʛʥʣʤʟ ʳʠʤʡʤʙ ʞʛʟ  ʦʵʚʤʢ ʦʛʠʖ ʃʖʮ ʘʱʧʤʠʤʥʦʤʪʛʧʧʞʤʣʖʡʲʣʱʟ ʢʛʚʞʬʞʣʧʠʞʟ ʞ  ʠʩʡʲʨ ʩʦʣʤ ʦʖʝ ʘʡʛʠʖʨ ʛʡʲʣʱʟ ʥʛʦʧ ʤʣʖʡ ʧ ʤʝ ʚʖʧ ʨ  ʚʡʵ ɸʖʧ  ʢʖʠʧ ʞʢʖʡʲʣʤ ʠʤʢʪʤʦʨ ʣʱʛ ʩʧ ʡʤʘʞʵ ʥʤʧ ʛʯʛʣʞʵ

ʂʱ   ʧ ʤʥʦʤʘʤʜʚʖʛʢ ʣʖ ʘʞʝ ʞʨ ʱ ʠ ʘʦʖʭʩ  ʧ  ʥʛʦʛʘʤʚʭʞʠʤʢ

  ʥʦʛʚʤʧ ʨ ʖʘʡʵʛʢ ʫ  ʦʖʝ ʤʘʤʛ ʥʤʡʣʤʬʛʣʣʤʛ ʥʞʨ ʖʣʞʛ  ʥʦʤʘʤʚʞʢ ʝ ʖʣʵʨ ʞʵ ʥʤ ʦʖʝ ʘʞʨ ʞʴ ʥʖʢʵʨ ʞ  ʤʠʖʝ ʱʘʖʛʢ̓ ʧ ʤʬʞʖʡʲʣʩ ʴ ʥʤʢʤʯʲ  ʉ ʣʖʧ  ʦʖʗʤʨ ʖʴʨ    ʪʞʝ ʞʤʨ ʛʦʖʥʛʘʨ ʱ  ʫ ʞʦʤʥʦʖʠʨ ʤʦ  ʢʛʚʧ ʛʧ ʨ ʦʱ  ʥʖʦʞʠʢʖʫ ʛʦ  ʥʤʚʞʖʨ ʦʞʧ ʨ  ʚʤʠʨ ʤʦ ʖʩ ʚʞʤʡʤʙ  ʥʦʤʘʛʦʵʛʨ  ʞ ʘʱʥʞʧ ʱʘʖʛʨ  ʧ ʡʩ ʫ ʤʘʱF ʖʥʥʖʦʖʨ ʱ

ʈʤʡʲʠʤ ʩ  ʣʖʧ    ʧ ʩ ʥʛʦʘʤʚʤʡʛʭʛʗʣʞʬʖ ʧ  ʗʖʧ ʧ ʛʟʣʤʢ ʚʡʵ ʘʤʚʣʤʟ ʨ ʛʦʖʥʞʞ  ʪʞʝ ʞʤʨ ʛʦʖʥʛʘʨ ʞʭʛʧ ʠʞʟ ʠʤʢʥʡʛʠʧ  ʧ  ʘʤʚʤʡʛʭʛʗʣʞʬʛʟ  ʠʤʣʬʛʦʨ ʣʱʟ ʞ ʠʞʣʤʝ ʖʡʱ  ʗʞʗʡʞʤʨ ʛʠʖ  ʠʤʢʥʲʴʨ ʛʦʣʱʛ ʠʡʖʧ ʧ ʱ  ʥʖʦʠ ʝ ʞʢʣʞʟ ʧ ʖʚ ʣʖ ʧ ʤʗʧ ʨ ʘʛʣʣʤʟ ʨ ʛʦʦʞʨ ʤʦʞʞ  ʘ ʨ ʤʢ ʭʞʧ ʡʛ ʞ ʥʤʚ ʠʦʱʮʛʟ  ʘʛʡʞʠʤʡʛʥʣʱʟ ʥʦʤʧ ʨ ʤʦʣʱʟ ʤʗʛʚʛʣʣʱʟ ʝ ʖʡ  ʤʨ ʚʛʡʲʣʱʛ ʠʤʢʣʖʨ ʱ ʚʡʵ̓ ʤʨ ʚʱʫ ʖ

  

* HPS  5BLTJ S

 # PLFS

Š Š  S BLTJU J

!IPU DPN NB MJ

ЭКСОДУС | СЕНТЯБРь – ОКТЯБРь | 2015 37

36 | ЭКСОДУС | СЕНТЯБРь – ОКТЯБРь 2015 22

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018


Exodus_Layout 1 9/10/2015 11:56 AM Page 38

  

 

   

ʛʡʲʣʱʫ

4"-& 4)035 4"-& 163$)"4& 3&/5 ."/"(&.&/5

ʣʛ ʧ  ʘʛʦ   ʞ  ʵ ɸʖʧ  ʵ

ʭʞʠʤʢ

 ʦʤʘʤʚʞʢ  ʥʤʢʤʯʲ  ʚʧ ʛʧ ʨ ʦʱ  ʦʵʛʨ  ʞ

ʵ ʘʤʚʣʤʟ ʭʛʗʣʞʬʛʟ  ʛ ʠʡʖʧ ʧ ʱ   ʭʞʧ ʡʛ ʞ ʱʟ ʝ ʖʡ 

  

* HPS  5BLTJ S

 # PLFS

Š Š  S BLTJU J

!IPU DPN NB MJ

38 | ЭКСОДУС | СЕНТЯБРь – ОКТЯБРь 2015

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

23


%:/".0 ' F OD J OH  $F OU F S 64 ' " NF NCF S  $M VC

 )PNFS  4U  /FXU PO $FOU FS ."  F OU S B OD F  G S PN ' VS CF S  O

1      $     &   EZ OB NP G F OD J OH D F OU F S !HNB J M  D PN

%ZOBNP 'FOD J OH $FOU FS  J T  QS PVE U P PòFS   /BU J POBM  M FWFM  D PNQFU J U J WF ZPVU I QS PHS BN  "EVM U  G F OD J OH B OE öU OF T T  ' F OD J OH G PS  G VO  i .VT L F U F F S T w  i 1J S B U F T w       B OE i + F EJ w      1S J W B U F  M F T T POT  G PS  B M M  B HF T "M M  Z PVU I D M B T T F T  B S F  G PD VT F E PO QPT U VS B M  B OE G VOD U J POB M  T U S F OHU I  D PPS EJ OB U J PO  B HJ M J U Z  B OE QIZ T J D B M  D POöEF OD F   $M B T T F T  B S F  PQF O G PS  NPOU IM Z  B OE Z F B S M Z  F OS PM M NF OU 

                  )FBE $PBD I "M FY ,VT ILPW

                    "M FY S FD FJ WFE B # "  J O QIZT J D BM  FEVD BU J PO BOE D PBD IJ OH G FOD J OH XJ U I                      )F S FD FJ W FE B O . "  J O 1IZ T J D B M  5IFS B QZ  XJ U I IPOPS T  G S PN                     /B U J POB M  6OJ W FS T J U Z  PG  6L S B J OF G PS  1IZ T J D B M  & EVD B U J PO B OE 4 QPS U   "M FY             "M FY  BM T P  IPM ET  B %PD U PS BU F /661&4  "#% J O 1IZT J D BM  5S BJ OJ OH  BOE 4QPS U                      "M FY  IB T  CFFO G FOD J OH G PS  PW FS   Z FB S T  U S B J OJ OH B U  B  T QFD J B M J [ FE G FOD J OH T D IPPM  J O U IF 6L S B J OF G S PN D IJ M EIPPE J OD M VEJ OH 6QQFS  4 QFD J B M J [ FE 4 QPS U  )J HI 4 D IPPM  PG  0M Z NQJ D  3FT FS W FT   "M FY  J T  D VS S FOU M Z  U IF IFB E D PB D I PG  U IF 56' 54  6OJ W FS T J U Z  .FO T  $M VC ' FOD J OH 5FB N B OE S VOT  B  G FOD J OH QS PHS B N B U  4 IB M PI )PVT F + FXJ T I %B Z  4 D IPPM  4 PM PNPO 4 D IFD IU FS  %B Z  T D IPPM  B OE #FB W FS  $PVOU S Z  %B Z  )J HI 4 D IPPM   "M FY  J T  NB S S J FE B OE IB T  G PVS  CFB VU J G VM  CPZ T  

$PBD I &WB + FM M J T PO

&WB IBT  CFFO G FOD J OH G PS  T FWFOU FFO Z FBS T   4IF FBS OFE IFS  öS T U  " S BU J OH BU   BOE IBT  IFM E U PQ  S BOL J OHT  J O U IF Z PVU I  D BEFU  BOE K VOJ PS  OBU J POBM  T U BOEJ OHT   4IF G FOD FE G PS  U IF 4U BOG PS E 6OJ WFS T J U Z  WBS T J U Z  G FOD J OH U FBN  $"  &WB XBT  B G PVS  U J NF 8FT U FS O 3FHJ POBM  $IBNQJ PO  4IF J T  B U IS FF U J NF "M M  "NFS J D BO  

%ZOBNP T U VEFOU T   S FT VM U T 

  8PS M E $IB NQJ PO  7F U   5 F B N #VM HB S J B  0D U PCF S  

  /B U J POB M  5 F B N NF NCF S  /B U J POB M  S B OL  

  4 F OJ PS  OB U J POB M  U PQ  

)J HI 4D IPPM  4U BU F $IBNQJ POT   4BCFS  .FO J OEJ WJ EVBM      U FBN   4BCFS    8PNFO OE J OEJ WJ EVBM  BOE U FBN      /VNF S PVT  + VOJ PS  0M Z NQJ D  RVB M J öF S T   /VNF S PVT  HPM E  T J M W F S  B OE CS PO[ F  J O 3F HJ POB M  :PVU I $J S D VJ U  B OE 4 VQF S  :PVU I $J S D VJ U  B HF  D B U F HPS J F T  :  :  :

  /F X & OHM B OE %J W J T J PO  HPM E   T J M W F S  B OE  CS PO[ F  :  CPZ T  B OE HJ S M T

  /VNF S PVT  OB U J POB M M Z  S B U F E G F OD F S T   %Z OB NP T  T U VEF OU T  IB W F  HPU U F O B D D F QU F E U P )B S W B S E  5 6' 5 4  6."4 4  "NIF S T U

 /:6  (B OOPO 6OJ W F S T J U Z  F U D          

ЭКСОДУС | СЕНТЯБРь – ОКТЯБРь | 2015 39 24

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018


Трагедия Сирии Борис Гулько Уже 7 лет мир с недоумением и ужасом наблюдает избиение друг друга жителями Сирии – именно жителями – ибо граждан, воспринимающих Сирию своей страной там, похоже, нет. За годы войны число погибших сирийцев оценивают примерно в полмиллиона, бежавших их страны – более 10 миллионов. Сирийская трагедия несёт груз многих совершённых в её истории ошибок. «Если хочешь понять явление, изучи его первопричину и развитие» – учил Аристотель. Первопричина сирийской трагедии кроется уже в самом создании этого государства. 16 мая 1916 года между странами Антанты Англией, Францией и Российской империей было заключено тайное соглашение о судьбе территорий обречённой на исчезновение Оттоманской империи, носящее имя «соглашения Сайкса-Пико». По нему удовлетворялась многовековая мечта российских правителей о владении проливами Босфор и Дарданеллы, соединяющими Чёрное и Средиземное моря и расположенной на обоих берегах Босфора столицей восточного христианства Константинополем. Россия приобретала также Западную Армению и другие земли. Какой страшный удар по геополитическим интересам своей страны, как называют это ныне, нанёс Октябрьский переворот! Близкая победа в мировой войне – Германия с союзниками продержались после заключения Брестского мира всего 8 месяцев – уплыла из рук России. Потери почти в миллион человек оказались напрасны. Недаром царский генерал, в недавнем российском сериале о Троцком, вместо того, чтобы поставить свою подпись под Брестским договором, пускает себе пулю в лоб. Французам по договору достались земли современных Сирии и Ливана; Англии договор отвёл территории нынешнего Ирака, Иордании, Земли Израиля вокруг Хайфы и Акко. Остальная территория тогдашней Палестины от Средиземного моря до Иордана должна была находиться под международным контролем. Это соглашение нарушало обещание, данное Лоуренсом Аравийским шерифу Мекки Хусейну о создании большого арабского государства. Но кто выполняет международные обещания? Спросите об этом Украину, получившую в Будапеште 5 декабря 1994 года, за отказ её от советского ядерного оружия, гарантии безопасности со стороны США, Великобритании и России. Или Израиль, запустивший в свою страну бандитов ООП за обещание Арафата не заниматься терроризмом. Ирак и Сирия населялись одинаковыми национальными и религиозными группами: арабами – суннитами и шиитами, курдами, христианами из народов, которых арабы

завоевали 7-м веке. Подчёркивает близость населения двух стран то, что Фейсал из династии Хашимитов сначала был королём Сирии, а затем стал королём Ирака. Обе территории со временем обрели независимость. Разница заключалась в том, что в одном государстве – в Ираке, правящее меньшинство арабов-суннитов угнетало большинство – арабов-шиитов, иногда даже травило тех отравляющими газами. В другом – в Сирии, меньшинство арабов-алавитов, шиитского ответвления, угнетало суннитов. И те арабы, и другие притесняли курдов. Вместо того, чтобы создавать государства на территориях с гомогенным этническим и религиозным населением, творцы политики соединили воедино несоединяемое. Были сложены дрова в костёр, который рано или поздно должен был полыхнуть. Французская администрация, правда, отделила от Сирии Ливан с преобладающим там христианским населением. Но исламское меньшинство со временем разрослось в большинство, и ливанская гражданская война между разными фракциями населения вспыхнула первой в череде, потрясающей Ближний Восток. Весной 2003 года США оккупировали Ирак. Доминировавшее тогда «утопическое крыло» республиканской партии, как назвал его социолог Давид Голдман – Буш-младший, Кондолиза Райс, сенатор МакКейн, поставили целью создать в Ираке современное демократическое государство. Это намерение оказалось ошибкой исторического масштаба. Шиитское большинство, получившее от американцев «демократическую» власть, подпало под влияние шиитского Ирана, и Ирак перестал играть роль противовеса главному спонсору мусульманского терроризма в мире. А третируемое суннитское меньшинство, включая служащих иракской армии, распущенных вместе с их оружием, после развала Сирии подыграло усиливавшимся там исламистским организациям Аль-Каиде, АльНустре, прочим. Да и суннитское ИГ в пору его успехов располагалось на территории обоих – и Сирии, и Ирака. Поделить Ирак на три части – суннитскую, шиитскую и курдскую предлагал в ноябре 2006 года будущий вице-президент США, в ту пору ещё сенатор Джо Байден. Этот план был одобрен Сенатом, но «утописты» считали, что уникальный опыт многоконфессиональной и многоэтнической единой Америки может быть распространён и на другие страны. В пору рождения США население её не было разнообразно, и сейчас ещё рано предполагать, что Америка благополучно перенесёт свою всё растущую фрагментарность. Израильский политолог и арабист Мордехай Кейдар предложил разрешить израильские проблемы с враждебным арабским населением

Иудеи и Самарии, разделив это население на 6 или 7 не зависящих друг от друга «эмиратов», создав для каждого арабского клана своё минигосударство внутри арабских городов Дженина, Рамаллы, Шхема и других. Он утверждает, что таким был единственный успешный опыт строительства государства в арабском мире – Арабские Эмираты, объединяющие автономные арабские племена. Подобное решение проблем Сирии запоздало. Слишком много крови уже пролито, слишком много внешних игроков задействовано сейчас в этот конфликт. На суннитской стороне в Сирии сражаются десятки тысяч джихадистов из Китайской провинции Западный Синьцзян, с российского Кавказа, из Западной Европе и других мест. На противной – 80 000 шиитских наемников из Ливана, Афганистана и Пакистана, а также бойцы иранской «революционной гвардии». Пока эти энтузиасты не перебьют друг друга, надеяться на решение сирийской проблемы нереально. Недавно президент Трамп пообещал вывести из Сирии все американские войска. Это оставило бы проблему решения сирийской головоломки в руках России, Саудовской Аравии, прочих игроков. При невозможности составить реальный план действий, сулящих позитивный результат, такой поворот несёт привлекательность. По крайней мере, он предохранит Соединённые Штаты от совершения неверных шагов, что случалось в долгих войнах в Афганистане и в Ираке, и оставит свершение таких шагов другим участникам действия. Намерение Трампа было, по меньшей мере, задержано обвинением Сирийского правительства в применении им химического оружия против повстанцев в пригороде Дамаска Думе. При этом неясно, можно ли считать использовавшийся там хлорин химическим оружием. Чтобы снять сомнения, было объявлено, что в атаке использовался и зарин. Доказательств тому нет. Наверное, кто-то заинтересован в продолжении военной миссии США. На всякий случай США и их союзники при мощной ракетной атаки по Дамаску, в ответ на ту химическую атаку, разрушали лишь пустые здания, стараясь не нарушить баланс сил в сторону воюющих с режимом Асада, Хизбуллой и «Исламскими стражами революции» отрядов суннитских террористов. В сегодняшнем подходе к трагедии Сирии Трампа, похоже, привлекает правило, используемое в медицине: «Доктор, не навреди». Пациент может помереть и сам. Поскольку стороны, которой Америка желала бы успеха, нет, логично пока наблюдать этот конфликт со стороны. ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

25


С прискорбием сообщаем что ушли из жизни Berka Bliner Eugenia Feldman Oleg Rodkin Daniel Livshits Yevgeniya Sheyn

26

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018


ОТМЕЧАЕМ ЙОРЦАЙТ ( ) Годовщину Смерти

Aberson

Ida

26 Sivan 9 June

Kenis

Dvora

7 Sivan

21 May

Reznikov

Iosef

9 Tamuz

22 June

Abramovskiy

Boris

9 Tamuz

22 June

Kesler

Semen

20 Sivan

3 June

Rodkin

Mira

29 Tamuz

12 July

Azimov

Chana

8 Sivan

22 May

Khanchina

Sara

5 Tamuz

18 June

Rosenberg

Anatoliy

16 Tamuz

29 June

Baliner

Yakov

30 Sivan 13 June

Khanukaev

Tatyana

10 Tamuz

23 June

Rosenzweig

Roza

5 Sivan

19 May

Baramova

Manya

19 Sivan 2 June

Khavina

Khassia

7 Sivan

21 May

Rozenman

Semen

16 Tamuz

29 June

Berezovskaya Freida

30 Sivan 13 June

Kiperberg

Mikhael

25 Tamuz

8 July

Rozhnyatovskiy

Shimon

17 Tamuz

30 June

Berkovich

Moses

27 Sivan 10 June

Kipervasser

Efraim

6 Tamuz

19 June

Rukshin

Aleksander 14 Sivan

28 May

Berman

Khana

10 Tamuz 23 June

Klich

Faina

12 Tamuz

25 June

Ryaboy

Misha

21 Tamuz

4 July

Bratslavskaya

Rosa

16 Sivan 30 May

Klimovsky

Mendel

7 Sivan

21 May

Ryftin

Yakov

9 Tamuz

22 June

Broverman

Motel

18 Sivan 1 June

Kogan

Rachil

15 Tamuz

28 June

Sakiryanskaya

Haya

22 Sivan

5 June

Brusilovskiy

Leyzer

17 Sivan 31 May

Komarovskiy

Sucher

23 Tamuz

6 July

Schmartz

Dora

26 Sivan

9 June

Burdman

Eli

13 Tamuz 26 June

Korsunsky

Nessya

28 Sivan

11 June

Shapiro

Eynekh

29 Tamuz

12 July

Cantor

Rose Anne Berlinsky

5 Tamuz

Koungun

Pinchas

24 Sivan

7 June

Shapiro

Klara

15 Tamuz, 5754

28 June

Chokler

Yankel

25 Tamuz 8 July

Kritz

Raiza

13 Sivan

27 May

Shclover

Meir

29 Sivan

12 June

Degtyar

Mikhael

13 Sivan 27 May

Lakhman

Iosef

12 Sivan

26 May

Shclover

Svetlana

26 Tamuz

9 July

Dubinskaya

Tamara

13 Sivan 27 May

Lakirovich

Alexander

5 Tamuz

18 June

Shektman

Riva

10 Sivan

24 May

Duchovniy

Grigory

5 Sivan

Levenson

Isaak

8 Tamuz

21 June

Shifrin

Isaak

19 Sivan

2 June

Elfant

Boris

27 Sivan 10 June

Levin

Lev

4 Sivan

18 May

Shnayder

Fanya

3 Tamuz

16 June

Eskin

Victor

21 Sivan 4 June

Levit

Polina

24 Tamuz

7 July

Shugol

Simon

6 Sivan

20 May

Farfel

Vladimir

27 Sivan 10 June

Levitskaya

Stasya

18 Tamuz

1 July

Shumyachkin

Abram

11 Sivan

25 May

Fayerman

Manya

15 Sivan 29 May

Levkovich

Genrietta

25 Tamuz

8 July

Shusterova

Chasya

24 Tamuz

7 July

Fayn

Leon

27 Tamuz 10 July

Levkovich

Larisa

9 Sivan

23 May

Slavin

Elionora

17 Sivan

31 May

Fayner

Genya

1 Tamuz

14 June

Lichavetsky

Boris

10 Tamuz

23 June

Sobolevsky

Esther

27 Tamuz

10 July

Felberg

Yakov

5 Sivan

19 May

Linkov

Bella

18 Sivan

1 June

Sobolevsky

Ida

20 Tamuz

3 July

Fridlyanskaya Ida

28 Tamuz 11 July

Litvina

Klara

21 Tamuz

4 July

Sokiryanskaya

Raya

29 Tamuz

12 July

Furman

Sura

2 Tamuz

15 June

Lukatskiy

Lev

27 Tamuz

10 July

Soybelis

Berta

7 Tamuz

20 June

Ginis

Yuri

6 Tamuz

19 June

Lukatsky

Matvey

20 Sivan

3 June

Soybelis

Chaim

27 Sivan

10 June

Ginzburg

Esther

11 Tamuz 24 June

Malkin

Rafail

28 Tamuz

11 July

Taksir

Efim

10 Tamuz

23 June

Glikin

Esfir

1 Tamuz

Markevich

Roza

18 Tamuz

1 July

Tandetnitskiy

Alexander

3 Sivan

17 May

Golmshtok

Rosalia

17 Sivan 31 May

Markil

Maria

23 Tamuz

6 July

Tchalych

Katerina

30 Sivan

13 June

Golyak

Yakov

29 Tamuz 12 July

Massarskiy

Arkadiy

8 Sivan

22 May

Temin

Tanya

25 Tamuz

8 July

Gorenshteyn

Moisey Il’ich

29 Tamuz 12 July

Movshits

Basia

16 Tamuz

29 June

Temin

Zelich

23 Tamuz

6 July

Gorlov

Aleksander

3 Sivan

Movshits

Evsey

4 Sivan

18 May

Tendler

Roza

29 Sivan

12 June

Gotkhart

Natan

19 Sivan 2 June

Mozepa

Mariya

3 Tamuz

16 June

Tetelboym

Alexander

18 Sivan

1 June

Greenberg

Semen

17 Tamuz 30 June

Nepomnyazhaya Shifra

24 Tamuz

7 July

Uman

Sima

20 Sivan

3 June

Gruzman

Nina

15 Sivan 29 May

Olenin

Lilia

28 Sivan

11 June

Vayss

Tzilya

9 Tamuz

22 June

Gutkina

Sophia

5 Sivan

19 May

Paren

Volf

20 Tamuz

3 July

Vinogradova

Ella

6 Tamuz

19 June

Hanchina

Sofa

6 Tamuz

19 June

Pavlovsky

Eugenia

29 Tamuz

12 July

Zadov

Aron

19 Sivan

2 June

Itkis

Sofya

27 Tamuz 10 July

Pivovarov

Anatoliy

25 Sivan

8 June

Zak

Genya

29 Sivan

12 June

Itzkin

Meir

27 Sivan 10 June

Polnar

Rakhil

20 Tamuz

3 July

Zaks

Ephraim

23 Tamuz

6 July

Kaufman

Donald

2 Sivan

Polnarev

Rakhel

20 Tamuz

3 July

Zaretsky

Naum

15 Sivan

29 May

Kazdoi

Mendel

19 Tamuz 2 July

Rakhman

Leonid

6 Sivan

20 May

Zaytzev

Aron

29 Sivan

12 June

Rayevskaya

Basya

5 Sivan

19 May

18 June

19 May

14 June

17 May

16 May

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

27


jewish soul

Shavuot Messages From the Rebbe’s correspondences

I

t is self-understood that one of the purposes of your [IDF sailors] visit to the US or to other countries is to gain honor and praise for the settlement in our Holy Land, may it be rebuilt, by serving as an example and a symbol of the development of the lifestyle in our Holy Land. You will present before all [the people] the best of the strengths of our people, that which is most important and most elevated. What do we possess that is most important and most elevated in the eyes of all the nations? From the time that Israel became a nation, i.e., from the time of the Giving of the Torah — the event that we celebrate in the approaching Shavuot holiday to be celebrated in the coming days — Israel was always “the least among the nations”; “the least” in a quantitative sense. Nevertheless, from that very time, the Jews served as an example and a guide for the entire world in a qualitative sense, i.e., in a spiritual sense, through spreading the idea of the oneness of G‑d and through keeping “the path of G‑d, to perform charity and justice,” and the like. From that time until the present, in every generation, [nations] have risen up against us. Despite that, the Children of Israel are alive and exist, while those who rose up against us — Assyria, Babylonia, Greece, and Rome — were ultimately destroyed without leaving any remnant or trace. From all the above, it is clear that the secret of our nation’s existence is not dependent on quantity, but on quality. [We exist] not because of physical power, but because of the eternal spiritual values that our nation internalized and became one with — to quote the verse: “You who cleave to G‑d your L‑rd are all alive today.” This also applies to your visits in every place you go. You desire to present the uniqueness of Jewish life and the fundamental thrust of the Jewish nation. In this manner, it is distinguished and this is its unique positive quality. You must call attention to and emphasize the spiritual powers of the Jewish people, [their ability] to bring out the power of spirit over matter, to recall the wording of our Prophet: “‘Not by might, nor by power,

28

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

Inasmuch as there is no limit to the good and holy, since they are infinite, being derived from the Infinite, may G‑d grant that the entire congregation, under the leadership of, and together with, your esteemed Rabbi Shusterman, advance from strength to strength in all matters of goodness and holiness. This will also widen the channels and vessels to receive and enjoy G‑d's blessings in abundance, materially and spiritually. With prayerful wishes for success, and with the traditional blessing for a happy and inspiring Festival of Receiving the Torah with joy and inwardness.

T

but by My spirit,’ says G‑d, Commander of legions.”

S

ince everything is by Divine Providence, it is significant that this letter is being written on the second day of Sivan. For, regarding this date, the Alter Rebbe reminds us in his Shulchan Aruch (end of sec. 494) that it was on this day that G‑d told the Jewish people through Moses: "And you shall be unto Me a kingdom of Kohanim and a holy nation." This means that, although the Kohanim have been separated from the midst of the Jewish people and raised, to a special status, the purpose was that they should raise the whole Jewish people to a higher plain of holiness. In a similar sense it is the duty and privilege of the spiritual leader of the congregation, as well as of the lay leaders, to see to it that the high principles and standards of your Rabbi should be emulated by each and every one of the members. This can effectively be accomplished through the synagogue, when the light, warmth and holiness of the synagogue are brought into each member's house and household, and in all affairs and aspects of the daily life.

he universal marriage, [the bond] between the Holy One, blessed be He, and the Jewish people is the holiday of Shavuot. As our Sages comment in the Mechilta, Parshat Yitro (quoted by Rashi in his commentary to the Torah, the beginning of Parshat Berachah), G‑d came out to greet the people as a groom goes out [to greet his bride]. We rule that the Torah was given on 6 Sivan, as the Alter Rebbe writes in his Shulchan Aruch (494:1). Thus the seven days of the wedding celebrations extend until — and including — the twelfth of Sivan. This can be related to the concept that compensation for the Shavuot offerings may be brought until — and including — that date (Chagigah  17a). [A connection can be drawn] to our Sages’ statement (Yoma  4b) that according to the opinion that the Torah was given on 6 Sivan, the days until and including 12 Sivan were distinct — [on them Moses was] set aside [in preparation] — from the days that followed. Thus everyone agrees that these days are included in the seven days of the wedding celebrations of the Groom, the King of kings, the Holy One, blessed be He. Our Sages’ state (Pirkei D’Rabbi Eliezer, the conclusion of ch. 16): “Just as a king’s face shines like the orb of the sun, so, too, the face of a groom shines like the orb of the sun.” Similarly, may it be His will that G‑d shine His countenance upon you, [enabling] all the blessing granted to you by my revered fatherin-law, the Rebbe Shlita, to be fulfilled. EM


made you think

From Freedom to Purpose Adin Even Israel (Steinsaltz)

S

ince the second night of Passover, we have been counting the days of the Omer, which will culminate in the upcoming festival of Shavuot. In a certain way, we cannot help but feel that Shavuot is the completion of the festival of Passover. The Talmudic name for Shavuot – Atzeret – is the name given to the eighth day of Sukkot and alludes to the fact that Shavuot can be defined as the eighth day of Passover (which is, biblically, a seven-day festival). And while the second and eighth days of Sukkot are seven days apart, the amount of time between Passover and Shavuot is seven times that amount, or the 49 days of the Omer. The festivals of Passover and Shavuot are inextricably linked, as the Torah lists no specific date on which Shavuot is to be observed; we are simply told to count 49 days from Passover. But the connection between these two holidays goes far beyond mathematics. Consider the significance of Passover – the commemoration of the Exodus from Egypt. As generations did before us, we observe the essence of Passover when we personally experience the exodus, when we break loose from the yoke of slavery and flee from danger. Sometimes, it is impossible for one to stay where he is – it is urgent that he extricate himself from peril. But even in the intense element of deliverance, his escape – like any other – gives rise to a fundamental question: where does one go from here? The Passover exodus contains a negation of the past and the desire to move away from it, but it does not answer the question of purpose. Deliverance, per se, is no more than casting off one’s shackles. It leads, therefore, to quandaries, questions and confusion. Freedom as a positive concept calls for a personality with a will of its own. A person who escapes from captivity and returns home is indeed free, but a person who flees without knowing where to and without any specific goal in mind has not attained freedom – only the denial of his slavery. Shavuot, which is referred to as “the time of giving of our Torah,” provides the answer to the question raised by the festival of Passover – the ultimate purpose of the Exodus. Passover represents exodus, an escape from; Shavuot is

the movement towards, a route leading to a goal. The giving of the Torah on Mount Sinai is the conclusion of deliverance, that which gives it its fullest meaning. The Torah, when describing the Tablets of the Law, says that the writing was harut al ha-luhot, “graven upon the tablets” (Exodus 32:16). On this verse our Sages comment: “Do not say ‘harut [graven]  al ha-luhot‘ but rather ‘herut  [freedom]  al ha-luhot.’ ” The Tablets of the Law are the very source of the freedom that can only be attained after being redeemed from slavery. This explanation is not a metaphysical rendering of the events; it is explicitly stated in the Torah, in the words of the Almighty to Moses after the revelation in the burning bush. When Moses argues with G‑d about his mission, G‑d replies (Exodus 3:12): “And this shall be the sign for you that I have sent you: when you will have brought forth the people out of Egypt, you shall serve G‑d upon this mountain.” In other words, G‑d’s revelation to the Jewish people at Mount Sinai and their subsequent worship of Him are what infuse meaning into the miracles performed in Egypt. Those miracles, and even the Exodus itself, are an incomplete message. When G‑d tells

Moses that He wants to deliver the Jewish people so that they can worship Him in the desert, it is not a pretext for the Exodus. It is the most real answer, the entire essence of the Exodus itself. Passover, then, is a festival without a clear ending. It receives its spiritual significance from the Torah given seven weeks later, on Shavuot. The gap of time between these two festivals symbolizes the wandering and the search, the transition from a negative reality of physical labor – and nowadays, of spiritual enslavement – to an essential quest for the meaning of that freedom. On Shavuot we receive the answer and come to understand the reason for the Exodus. Only then do these two festivals become one unit at whose core is the Jew searching for his raison d’être. Such a person cannot be content with the mere negation of his existing reality. He must strive to learn his true purpose through the answer that was revealed to us at Mount Sinai. EM Rabbi Adin Steinsaltz is internationally regarded as one of the leading rabbis of this century. The author of many books, he is best known for his monumental translation of and commentary on the Talmud. To learn more visit his website, steinsaltz.org.

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

29


jewish thought

Law

as

Love

Jonathan Sacks

T

here is something unique about the relationship of Jews to the Torah, the way we stand in its presence as if it were a king, dance with it as if it were a bride, listen to it telling our story and study it, as we say in our prayers, as “our life and the length of our days.” There are few more poignant lines of prayer than the one contained in a poem said at Neilah, at the end of Yom Kippur: Ein shiyur rak ha-Torah ha-zot: “Nothing remains,” after the destruction of the Temple and the loss of the land, “but this Torah.” A book, a scroll, was all that stood between Jews and despair. What non-Jews (and sometimes Jews) fail to appreciate is how, in Judaism, Torah represents law as love, and love as law. Torah is not just “revealed legislation” as Moses Mendelssohn described it in the eighteenth century. It represents G‑d’s faith in our ancestors that He entrusted them with the creation of a society that would become a home for His presence and an example to the world. One of the keys as to how this worked is contained in the parsha of Bemidbar, always read before Shavuot, the commemoration of the giving of the Torah. This reminds us how central is the idea of wilderness – the desert, no man’s land – is to Judaism. It is midbar, wilderness, that gives our parsha and the book as a whole its name. It was in the desert that the Israelites made a covenant with G‑d and received the Torah, their constitution as a nation under the sovereignty of G‑d. It is the desert that provides the setting for four of the five books of the Torah, and it was there that the Israelites experienced their most intimate contact with G‑d, who sent them water from a rock, manna from heaven and surrounded them with clouds of glory. What story is being told here? The Torah is telling us three things fundamental to Jewish identity. First is the unique phenomenon that in Judaism the law preceded the land. For every other nation in history the reverse was the case. First came the land, then human settlements, first in small groups, then in villages, towns and cities. Then came forms of order and governance and a legal system: first the land, then the law. The fact that in Judaism the Torah was

30

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

given bemidbar, in the desert, before they had even entered the land, meant that uniquely Jews and Judaism were able to survive, their identity intact, even in exile. Because the law came before the land, even when Jews lost the land they still had the law. This meant that even in exile, Jews were still a nation. G‑d remained their sovereign. The covenant was still in place. Even without a geography, they had an ongoing history. Even before they entered the land, Jews had been given the ability to survive outside the land. Second, there is a tantalizing connection between  midbar, ‘wilderness,’ and davar, ‘word.’ Where other nations found the gods in nature – the rain, the earth, fertility and the seasons of the agricultural year – Jews discovered G‑d in transcendence, beyond

nature, a G‑d who could not be seen but rather heard. In the desert, there is no nature. Instead there is emptiness and silence, a silence in which one can hear the unearthly voice of the One-beyond-the-world. As Edmond Jabès put it: “The word cannot dwell except in the silence of other words. To speak is, accordingly, to lean on a metaphor of the desert.” The historian Eric Voegelin saw this as fundamental to the completely new form of spirituality born in the experience of the Israelites : When we undertake the exodus and wander into the world, in order to found a new society elsewhere, we discover the world as the Desert. The flight leads nowhere, until we stop in order to find our bearings beyond the


jewish thought

world. When the world has become Desert, man is at last in the solitude in which he can hear thunderingly the voice of the spirit that with its urgent whispering has already driven and rescued him from Sheol [the domain of death]. In the Desert G‑d spoke to the leader and his tribes; in the desert, by listening to the voice, by accepting its offer, and by submitting to its command, they had at last reached life and became the people chosen by G‑d. In the silence of the desert Israel became the people for whom the primary religious experience was not seeing but listening and hearing: Shema Yisrael. The G‑d of Israel revealed Himself in speech. Judaism is a religion of holy words, in which the most sacred object is a book, a scroll, a text.

Third, and most remarkable, is the interpretation the prophets gave to those formative years in which the Israelites, having left Egypt and not yet entered the land, were alone with G‑d. Hosea, predicting a second exodus, says in G‑d’s name: . . . I will lead her into the wilderness [says G‑d about the Israelites] and speak tenderly to her . . . There she will respond as in the days of her youth, As in the day she came out of Egypt. Jeremiah says in G‑d’s name: “‘I remember the devotion of your youth, how as a bride you loved me and followed me through the wilderness, through a land not sown.” Shir ha-Shirim, The Song of Songs, contains the line, “Who is this coming up from the wilderness leaning on her beloved?” (8: 5). Common to each of these texts is the idea of the desert as a honeymoon in which G‑d and the people, imagined as bridegroom and bride, were alone together, consummating their union in love. To be sure, in the Torah itself we see the Israelites as a recalcitrant, obstinate people complaining and rebelling against the G‑d. Yet the prophets in retrospect saw things differently. The wilderness was a kind of yichud, an alone-togetherness, in which the people and G‑d bonded in love. Most instructive in this context is the work of anthropologist Arnold Van Gennep who focused attention on the importance of rites of passage. Societies develop rituals to mark the transition from one state to the next – from childhood to adulthood, for example, or from being single to being married – and they involve three stages. The first is separation, a symbolic break with the past. The last is incorporation, re-entering society with a new identity. Between the two comes the crucial stage of transition when, having cast off one identity but not yet donned another, you are remade, reborn, refashioned. Van Gennep used the term liminal, from the Latin word for “threshold,” to describe this transitional state when you are in a kind of no-man’s-land between the old and the new. That is what the wilderness signifies for Israel: liminal space between slavery and

freedom, past and future, exile and return, Egypt and the Promised Land. The desert was the space that made transition and transformation possible. There, in no-man’sland, the Israelites, alone with G‑d and with one another, could cast off one identity and assume another. There they could be reborn, no longer slaves to Pharaoh, instead servants of G‑d, summoned to become “a kingdom of priests and a holy nation.” Seeing the wilderness as the space-between helps us to see the connection between the Israelites in the days of Moses and the ancestor whose name they bore. For it was Jacob among the patriarchs who had his most intense experiences of G‑d in liminal space, between the place he was leaving and the one he was travelling to, alone and at night. It was there, fleeing from his brother Esau but not yet arrived at the house of Laban, that he saw a vision of a ladder stretching from earth to heaven with angels ascending and descending, and there on his return that he fought with a stranger from night until dawn and was given the name Israel. These episodes can now be seen to be prefigurations of what would later happen to his descendants (maaseh avot siman le-banim, “the acts of the fathers are a sign of what would later happen to the children”). The desert thus became the birthplace of a wholly new relationship between G‑d and humankind, a relationship built on covenant, speech and love as concretized in the Torah. Distant from the great centres of civilization, a people found themselves alone with G‑d and there consummated a bond that neither exile nor tragedy could break. That is the moral truth at the beating heart of our faith: that it is not power or politics that link us to G‑d, but love. EM Rabbi Dr. Sir Jonathan Sacks, the former Chief Rabbi of the UK and the Commonwealth and a member of the House of Lords, is a leading academic and respected world expert on Judaism. He is a the author of several books and thousands of articles, appears regularly on television and radio, and speaks at engagements around the world.

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

31


life on earth

Now

is the

Time

for a

Moment

of

Silence

Tzvi Freeman

T

he world has changed. Our needs have changed. Our vision of the future has changed. Schools haven’t been keeping up. If our children are our future, then the way we run our schools reflects our dreams for the future. There was an era when American parents dreamed of their children going to college, earning a good degree and supporting a family with all the good things America could provide. For that, all that was needed was a school that gave your kids that entry pass to college. Principally, your children needed information and the skills to access that information. Today our dreams are different. We want healthy kids, in body, in mind and in spirit. The facts of this century have taught us that both the success of our economy and of our personal sense of wellbeing is not based on smarts alone, but on human integrity, a sense of ethics and a sense of meaning in life. We have learned the hard way that none of those things come naturally, or easily. Most of all, we need respite from the noise. When the Internet opened its floodgates in 1991, pundits described how the information signal-to-noise ratio had just plummeted. Today, without vigilante self-discipline, there is only noise and more noise. Noise cubed, surrounding each of us in all dimensions of our lives. Our children, especially, live within this noise from morning to night. It is their world, frighteningly more than the world of their senses in which they walk. Their primary reality has become a place of utter chaos, where seven billion voices scream out for their attention—and mostly not for anything that will do them any good. The most sensible, most caring, most compassionate thing we can give our children today is respite from that noise. And that doesn’t mean simply a quiet room. They need quiet inside themselves. The noise has entered their minds, and bounces around in there without respite. We need to demonstrate to our children that it is possible for you to stop, be still and allow that gray matter in your skull to reflect on those things most important to you. Not those things the world screams at you about.

32

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

Not the voices that tell you who you must be, what you must enjoy, what you have to buy to be cool—but to a small, still voice inside that asks, “Who am I? What am I doing here? What is this all about?” We need to introduce a daily habit of quietness into American life. And the key place to begin is in our schools. Does it work? Take the testimony of the administration of P.S. 191-The Paul Robeson Elementary School in Brooklyn, N.Y., describing the results of their “Moment of Silence” in school in a 2013 report: When we introduced it several years ago overall student attendance was down, parent participation was low, and student achievement was climbing but not at the rate that everyone was hoping for. Our students required, and still require, a greater need to be listened to. Our students required new ways of dealing with emotions and crisis. Our students needed the time and an outlet that would provide an opportunity to understand the ‘whys’ and ‘hows’ of their experiences. They needed to become more contemplative . . . Since then it has become an ongoing, transformative experience. The Moment of

Silence provided the students an opportunity to become more mindful and reflective of their experiences inside and outside the classroom. The students have become more introspective in their writing and have a greater appreciation, empathy, and understanding of their peers. . . . Students have also gained a greater understanding of educational objectives. More contemplative, more introspective, more empathy. Isn’t this all we want for our children? For our future? People ask: What will a child think about for the minute or two of silence? That’s just the point: Silence creates a question. Noise leaves no room for questions. Now that there is a question, a child can go home and ask Mom and Dad, “What am I supposed to think about?” Effectively, we’re putting moral education back in the hands of those to whom it most belongs—the child’s parents. If the parents believe in G‑d, they can tell their children to talk to G‑d, or to say a little prayer. If they don’t believe in G‑d, they can tell their children to think about all the things in the world that need fixing. Let the parents decide for themselves what values they wish to pass on to their children.


The world has changed. Our needs have changed. Our vision of the future has changed. Schools haven’t been keeping up.

A daily moment of silence doesn’t demand a bill in Congress, or a presidential signature. Those things would be nice, and send a signal throughout the country. The place to start, however, is with your own school. It needs to come from the parents to the administration—and even better, so much better, if it comes from the students themselves. History has shown that the most effective and enduring movements are those that come from the grassroots, from the people who have the greatest investment and the most to gain. And it can begin with each one of us as well. In this crazy, noisy world, take a moment each morning to watch the sun rise, hear the birds sing, pay attention to the rustling of the wind through the leaves of the trees, and ask yourself, “Who am I? What am I doing here? What is this all about?” Your day will be a different day. The kind of day you want most for your children. EM Tzvi Freeman is the author of a number of highly original renditions of Kabbalah and Chassidic teachings, including the universally acclaimed Bringing Heaven Down to Earth. Tzvi’s books are available online at Chabad.org.

future tense

MOSHIACH MUSINGS

A basic tenet of our faith is that “the entire world is filled with His presence” and “there is no place void of Him.” So it’s not that we have to bring G‑d into the material world—He is already there. But G‑d can be in the world without being at home in it. Being “at home” means being in a place that is receptive to your presence, a place devoted to serving your needs and desires. It means being in a place where you are your true, private self, as opposed to the public self you assume in other environments. The material world, in its natural state, is not an environment hospitable to G‑d. If there is one common feature to all things material, it is their intrinsic egocentrism, their placement of the self as the foundation and purpose of existence. With every iota of its mass, the stone proclaims: “I am.” In the tree and in the animal, the preservation and propagation of the self is the focus of every instinct and the aim of every achievement. And who more than the human being has elevated ambition to an art and selfadvancement to an all-consuming ideal? The only thing wrong with all this selfishness is that it blurs the truth of what lies behind it: the truth that creation is not an end in itself, but a product of and vehicle for its Creator. So to make our world a “home” for G‑d, we must transform its very nature. We must recast the very foundations of its identity from a self-oriented entity into something that exists for a purpose that is greater than itself. Every time we take a material object or resource and enlist it in the service of G‑d, we are effecting such a transformation. When we take a piece of leather and make a pair of tefillin out of it, when we take a dollar bill and give it to charity, when we employ our minds to study a chapter of Torah—we are effecting such a transformation. In its initial state the piece of leather proclaimed “I exist”; now it says “I exist to serve my Creator.” A dollar in pocket says “Greed is good”; in the charity box it says “The purpose of life is not to receive, but to give.” The human brain says “Enrich thyself”; the brain studying Torah says “Know thy G‑d.”


ask the rabbi

Why Ruth and Ezekiel on Shavuot? by Rabbi Dan Rodkin

Q

What is the connection between Shavuot and the readings traditionally associated with the holiday - The book of Ruth,which we study,and Ezekiel's vision of the Divine chariot,which is the Haftorah on Shavuot?

The Book of Ruth is a profound text recorded by the prophet Samuel, despite the fact that it contains no reference to Jewish laws or philosophies. Among the lessons it teaches us is how profitable is the reward for those who perform kindness. There are several reasons for reading or studying the Book of Ruth on Shavuot: The book of Ruth centers on the personality of Ruth. She in turn was the ancestor of King David, who passed away on Shavuot (and according to some he was also born on this day). Ruth was a convert to Judaism, sincerely entering a covenant with G‑d through the acceptance of His Torah. On Shavuot, the Jewish people en masse entered this covenant with G‑d by willingly accepting His Torah. The connection between Shavuot and conversion is not just homiletic; the conversion steps taken by Ruth, as well as by prospective converts until this very day, are akin, and derived from, the steps the Jewish people took at Sinai in the process of receiving the Torah. The Numerical Value of Ruth is 606. On Shavuot the Jewish people received 606 new commandments in addition to the 7 that were already commanded to Adam and Noah, reaching a total of 613. Shavuot is also known as Chag Hakatzir - The Harvest Festival. The Book of Ruth gives us a picture of the harvest, and how the poor were treated in the harvest season with sympathy and love. Regarding the Haftorah (prophetic reading) of Ezekiel’s vision of the Divine chariot, Rashi, explains that at the giving of the Torah G‑d descended upon Mount Sinai accompanied by myriad angels (and Ezekiel’s vision 34

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

speaks of these angels). Rabbi Nissim ben Reuven of Girona (a 14th century Talmudic scholar known as the Ran) teaches that G‑d descended on Mount Sinai with His chariot. (Obviously, these anthropomorphic terms have to be understood as metaphors. One should not envision swarms of angles flying around etc.) A later commentary by Rabbi Mordecai ben Avraham Yoffe (the author of the Halachic work Levush Malchut) writes that at Sinai, all present “achieved the level of prophecy. All of them, small and great alike, heard the first two commandments from G‑d and without doubt perceived the Divine Chariot just as Ezekiel did.” Similarly, the medieval biblical commentator Rabbi David Kimhi (known as the Radak) writes that “on the day of the giving of the Torah, Israel saw the Chariot as Ezekiel saw it.” In addition, the Zohar Chadash, a collection of Kabbalistic manuscripts discovered after the printing of the Zohar, includes a commentary explaining that Ezekiel’s vision took place on Shavuot. Perhaps one could also see in the content of Ezekiel's prophesies and teachings messages that resonate with the experience at Mount Sinai and the path of Torah in general. Ezekiel taught that the revival of the whole nation could come only through the revival of each individual. Every Jew individually was responsible for his life and conduct and had at the same time a responsibility towards the entire nation. The secret of Redemption lay in absolute loyalty to G‑d and His Torah. EM

Rabbi Dan Rodkin is the Executive Director of the Greater Boston Jewish Russian Center. You can Ask the Rabbi at rabbi@shaloh.org.

?

got questions?

ASK THE RABBI: * rabbi@shaloh.org - fax: 617.787.4693 % 617.787.2200

iRabbi


perspectives

Can We Become Smarter? Simon Jacobson

L

ike water dripping from a faucet, the unconscious mind releases, drop by drop, ideas into the conscious mind. The question is whether we are simply passive recipients of the output of the dripping valve of insight? Can we facilitate the inspirational process? Can we expand the channels and open the valve wider to access more of the collective unconscious? Based on the statement in the Ethics of the Fathers, “turn it and turn it for everything is in it,” Chassidus explains that there are two primary ways to twist and extract deeper levels of the unconscious and expand the channels of consciousness: The first “turn it” is through exertion. The second and even deeper “turn it” is through humility. Let us now explore these two methods. Every mind has a certain defined capacity to understand ideas, comprehend concepts and to process and assimilate information. Each mind has its own unique “personality” – shaped by many factors, including genes, education, social and cultural influences. In psycho-spiritual terms: Every individual mind receives its own particular flow (unique both in quantity and quality) from the “source of wisdom,” the collective unconscious. For some, ideas flow easily; others are not innovators, but excel at developing pre-existing ideas. Some minds are analytical, others instinctive, some have quick minds, others may be slower but more thorough. We have minds that are, deep, broad, creative, visionary, abstract, theoretical and practical. The list goes on. But all these distinctions are based on the mind’s natural (and nurtured) capacity. Animals, for instance, don’t have the ability to go beyond their natural, inherent instincts. How about humans? We have the power to transcend our natural boundaries; to stretch our minds and intellectual horizons, not just quantitatively but qualitatively. We do so through two ways. The first is exertion. Exertion is the difficult process of straining and pushing the mind beyond its natural limits. As Edison said: “Invention is 1% inspiration and 99% perspiration.” By exercising your muscles you not only loosen them up, you develop and expand their possibilities. The same with exercising the mind: Through deep concentration and mental strain,

you force open and widen the channels that allow more of the unconscious to flow into your consciousness. Think of the unconscious as a state of being encased inside an impenetrable, rock-like container. The only way in is to apply strong pressure, to break open the “box” and access what is within. Like pressing an olive or a grape, exertion is necessary to force out the juices locked within. We thus have two forms of comprehension: Wisdom that comes naturally without exertion, and wisdom that comes through exertion. Even though both types of understanding are rooted in the unconscious mind, nevertheless they express two different dimensions of the concealed unconscious. An example of the two is the difference between a white-hot coal and a flint stone. The fire in the coal is hidden, but it exists in the coal. All you need to do is fan the coal and the flame will emerge. In a flint stone no physical fire exists. However by striking it with force, you can release its spark. Because the fire in the coal has substance, it also is limited and finite: At some point the coal will burn out. By contrast the flint stone, not having a flame of substance, can be struck again and again and continuously release sparks. The way to tap the unlimited reservoirs of intellectual energy within the “undefined unconscious” is through pressure and force

(as one strikes the flint stone) – the intellectual exertion applied to comprehend the ideas. The deeper the questions and contradictions, all the more refined and clearer is the resulting comprehension. The more intense the challenge and force applied, the more profound are the ideas that come flowing out of the “hidden essence.” However, as deep as mental exertion may reach, it ultimately has its limits. A second, more powerful, method to enter into the unconscious and beyond is called humility. Humility is the process of getting your egoconsciousness out of the way, thus allowing in the higher state of unconsciousness and reaching the ultimate truth. A fascinating Talmud captures the power of humility in the intellectual pursuit: Three years the school of Shammai and the school of Hillel disputed… Finally a heavenly voice was heard to the effect that both schools expressed the words of the living G‑d, but Halacha (the final ruling) prevails according to the school of Hillel. Now if it be true that both schools expressed the words of the living G‑d, why should the school of Hillel be thus favored? Because the members of the school of Hillel were modest and patient, and would always repeat the words of the school of Shammai. Moreover, they also always gave the school of Shammai precedence when

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

35


perspectives

citing their teachings… From this we learn, that everyone who makes himself humble is raised up by G‑d, and one who is arrogant is humbled by G‑d. He who pursues greatness, the greatness eludes him, and he who avoids greatness is sought by greatness (Eruvin 13b). Modesty is a very powerful virtue. But why is it the factor that determines the law? It would seem that the final ruling should follow the scholar with the better arguments and sharper mind, not necessarily the humbler one? To answer this important question, we must return to the definition of wisdom. What is ultimate wisdom? If true wisdom is only mind based – defined by knowledge and understanding, then of course we would follow the conclusions of the person with the greatest brain power. The true definition of wisdom, however, is something far greater than the mind alone; it is the search for truth. And in the search for truth we need more than a good brain. How does one find truth? Truth can only be found through objectivity. The greatest mind, biased and subjective, will not find truth. “Bias blinds the eyes of the wise and distorts the tongue of the righteous.” On the contrary: the better the mind, the more biased it can become, and the better it hides its tracks, creatively finding every argument to justify its biased position. Humility is the key ingredient to reach an objective result. The school of Shammai may have been brighter, sharper, presenting better arguments. But the school of Hillel was humbler, “modest and patient,” and therefore could be trusted more to arrive at an objective conclusion. Both schools taught the “words of the living G‑d,” as in the name Elokim, both expressed Divine truths and revelations. But only the humbler one was able to reach the Divine Essence. But didn’t the school of Shammai also exert themselves in their academic pursuits, thus reaching beyond their natural intellectual abilities? Indeed they did. However, exertion produced by human effort, driven by the pleasure of the intellectual pursuit for clarity, will only go as far as the pleasure desires, not more. The revealed wisdom will be in direct proportion to the exertion applied. As a product, after all, of human effort, the exertion can only be a strong

36

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

as the person himself. But when the exertion is driven by humility – the profound awe of the Divine that motivates the student to discover the ultimate truth – it is not limited by human effort alone; it actually transforms the student into a channel for a higher wisdom, allowing him to become an extension of higher truth, drawing down entire new dimensions of creativity and wisdom. Mental exertion alone expands the horizons of wisdom, but it still remains an extension of human effort: It is you, the person, who understands a truth outside of yourself. Exertion out of humility essentially sublimates the student into nothing more than a channel for higher wisdom. Humility, and the sensitivity it brings, gets your ego-consciousness out of the way, and allows you to access the most profound truths. It allows you to recognize that Wisdom is not about you; it’s about the idea. It’s not your truth, but global truth. True wisdom – the pursuit of truth – is also universal. If it’s true only under certain conditions and not others, then it is not true at all. Wisdom alone, without humility, can be compartmentalized, and thus limiting its ultimate truth. When you get out of the way and access truth, that truth will permeate you entire being – it will not just be preached but also practiced. To have knowledge affect you this way requires  bittul – total immersion in the pure waters of knowledge. True knowledge is not about you, it’s not about being smart, it’s about the Divine truth of the knowledge and your humble recognition that you are a transparent channel for this knowledge. Without humility this level of wisdom – channeling a seamless truth – is impossible to reach. Because the mind, the best mind, is still only a mind, which does not encompass all of existence. Every entity can never free itself from its own boundaries, as Einstein said: “You can never solve a problem on the level on which it was created.” However, through exertion (pushing yourself beyond your conventional boundaries), and even more so through humility, you step outside of yourself, your mind, your ego, your whole being – and once we step out of the problem we can solve it. Or better put, once we get our own

egos out of the way through humility, the higher truth will emerge through our beings. As we prepare to recreate Sinai during the upcoming holiday of Shavuot, we are struck by the fact that their preparation to receive the Torah was not through diligent study. It was through personal refinement. Why would personal behavior be the ultimate way to prepare to receive the wisdom of Torah? Because ultimate wisdom is about discovering – and experiencing – ultimate truth, and ultimate truth is not about being smart; it’s about being refined – about a truth that encompasses your entire being and transforms your entire person. Compartmentalized truth can hardly be called truth. Truth in the mind is not a complete truth. Truth is a full experience. By humbly refining yourself you become a container that can experience Sinai. Indeed, the Torah was given on Mt. Sinai – the lowest of all the surrounding mountains – to teach us that humility is the key to wisdom. These two elements – exertion and humility – are also hinted to in this week’s Torah portion, always read right before Shavuot: “If you follow [walk in] My statutes and observe My commandments, and do them, I will provide you with rain at the right time, so that the land will bear its crops and the trees of the field will provide fruit.” Rashi explains that “follow My statutes” means to toil in the study of Torah, to exert yourself and vigorously “walk” into the inner recesses of wisdom. “Observe My commandments” refers to the humility in study which brings one to apply the teachings in action, “and do them.” As we approach Sinai we learn the secret of intelligence from Sinai (“Moses received the Torah from Sinai”): “Turn it and turn it” we are told. We must always “comb” wisdom, never suffice with our natural faculties, but always go beyond ourselves. The key to intelligence is: “Turn it” – through mental exertion, and “turn it” again through humility. EM

Rabbi Simon Jacobson is the author of Toward a Meaningful Life: The Wisdom of the Rebbe and the director of the Meaningful Life Center (meaningfullife.org).


YOUR SHAVUOT GUIDE During the course of the two-day Shavuot festival we don’t go to work, drive, write, or switch on or off electric devices. We are permitted to cook or warm food only if the stove is left on from before the festival, so most food should be cooked in advance. This year, because Shavuot is preceded by Shabbat, preparations should be made on Friday, May 18, since no cooking or any preparations are permitted on Shabbat.

18 19 20 21

FRIDAY, MAY 18 (4 SIVAN) | PRE-SHABBAT PREPARATIONS •

It is customary to decorate synagogues and homes with flowers and branches, since Shavuot is also called the “Harvest Festival.” Also, although Mount Sinai was situated in a desert, when the Torah was given the mountain bloomed and sprouted flowers.

Women and girls light Shabbat candles at 7:44pm

Light a 24-hour candle from which to light holiday candles after Shabbat

SATURDAY, MAY 19 (5 SIVAN) | SHAVUOT EVE •

The holiday of Shavuot begins tonight at nighfall.

Women and girls light Yom Tov candles from a pre-existing flame after 8:53pm

Also light a 24-hour candle at this time from which to light tomorrow

After evening prayers, a festive holiday meal, complete with recitation of the holiday kiddush, is enjoyed.

It is customary to stay up all night studying Torah until dawn. The Jewish people did not rise early on the day G-d gave the Torah, and it was necessary for G-d Himself to awaken them. To compensate for this, we have the custom of remaining awake all night, which also shows our excited anticipation of receiving the Torah. If you knew you were going to win the lottery in the morning, would you be able to sleep?

SUNDAY, MAY 20 (6 SIVAN) | FIRST DAY OF SHAVUOT •

Morning services

The Ten Commandments are read from the Torah scroll in synagogue. It is customary for all to attend – men, women and children (even babies). Since we all stood together the first time over 3,000 years ago, we all stand together now and the Torah is given anew each year.

Kiddush and festive meal following services

Dairy Buffet: It is customary to eat dairy during Shavuot. Most people do so as an appetizer or snack before the festival meal today, after kiddush. We then wait at least an hour before beginning the festive meal with meat.

Women and girls light Yom Tov candles from a pre-existing flame after 8:54pm

Those who will be reciting the Yizkor memorial prayer should light a Yizkor candle from a pre-existing flame.

After evening prayers, a festive holiday meal, complete with recitation of the holiday kiddush, is enjoyed.

MONDAY, MAY 21 (7 SIVAN) | SECOND DAY OF SHAVUOT •

Morning services

The Yizkor memorial service is recited (and charity is pledged) for the souls of departed loved ones.

Kiddush and festive meal following services

The Book of Ruth is studied on the second day of Shavuot. Shavuot is the birthday and yahrtzeit (anniversary of passing) of King David, and the Book of Ruth records his ancestry. Also, Ruth was a sincere convert who embraced Judaism with all her heart. On Shavuot all Jews were converts—having accepted the Torah and all of its precepts.

Festival ends at 8:55pm

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

37


NISAN/IYAR SHABBAT & YOM TOV

CANDLE LIGHTING SIVAN Friday, May 18 – 7:44 pm (Bracha for Shabbat)

Bracha for Shabbat Candle Lighting: Baruch a-ta A-do-nay Elo-hei-nu me-lech ha-o-lam a-sher ki-dee-sha-nu bi-mitz-vo-tav vi-tzi-va-noo li-had-leek ner shel Sha-bbat ko-desh.

Bracha for Yom Tov Candle Lighting:

1 Baruch a-ta A-do-nay Elo-hei-nu me-lech ha-o-lam a-sher ki-dee-sha-nu bi-mitz-vo-tav vi-tzi-va-noo li-had-leek ner shel Yom Tov.

2 Bo-ruch a-toh Ado-noi E-lo-hei-nu me-lech ho-olom she-he-che-ya-nu vi-kee-yi-ma-nu vi-hi-gee-an-u liz-man ha-zeh.

38

ЭКСОДУС | МАЙ - ИЮНЬ | 2018

Eve of First Day of Shavuot Saturday, May 19 – Light Candles after 8:53 pm (Yom Tov Brachot 1 & 2) Eve of Second Day of Shavuot Sunday, May 20 - Light Candles after: 8:54 pm (Yom Tov Brachot 1 & 2) Friday, May 25– 7:51 pm (Bracha for Shabbat) Friday, June 1– 7:57 pm (Bracha for Shabbat) Friday, June 8– 8:02 pm (Bracha for Shabbat)

TAMMUS

Friday, June 15 – 8:05 pm (Bracha for Shabbat) Friday, June 22 – 8:07 pm (Bracha for Shabbat) Friday, June 29 –8:07 pm (Bracha for Shabbat) Friday, July 6 –8:06 pm (Bracha for Shabbat)


NON PROFI TORG U. S. POSTAGE PAI D PERMI T#770 BOSTON, MA

SHAL OHSCHOOL OHOL EIT ORAH 29Ches t nutHi l l Av enue Br i ght on, MA02135

Bor i sGul kowasbor ni nEr f ur t ,Eas tGer manyon Febr uar y9,1 947.Heat t endedMos cow Uni ver s i t y, s peci al i zi ngi nps ychol ogyandpubl i s heds ever al ar t i cl esper t ai ni ngt ohi swor ki nt hef i el dofer gonomi cs .I n1 975,Gul kobecameapr of es s i onalches s pl ayerandt henani nt er nat i onalgr andmas t eri n1 976. Hepar t i ci pat edi nei ghtchampi ons hi ppl ayof f s l ocat edi nt heUSSR-wi nni ngt heUSSRChampi ons hi pi n1 977andt heMos cow Champi ons hi pi n1 974 andagai ni n1 981 .Fr om May1 979unt i lMay1 986, Gul kowasaRef us ni k.Hebecameanact i vi s ti nt he s t r uggl ef ori mmi gr at i onr i ght s .

Hewentont hr eehungers t r i kes ,andaf t ermont hs ofnons t opr al l yi ng,hef i nal l yr ecei vedper mi s s i ont o i mmi gr at et oAmer i cawi t hhi swi f e,AnnaAkhs har umova( f or merchampi ons hi phol deri nwomen’ s ches s )i n1 986. Gul ko’ sU. S.ches sachi evement si ncl udewi nni ngt he Uni t edSt at esChampi ons hi pi n1 994and1 999.Hei st he onl ypl ayert ohavewont heChes sChampi ons hi psof bot ht heSovi etUni onandt heUni t edSt at es .Gul ko hasapl usr ecor dagai ns tGar r yKas par ov.

Profile for Rabbi Dan Rodkin

Exodus Boston May 5778 WEB  

Our Shavuot Edition

Exodus Boston May 5778 WEB  

Our Shavuot Edition

Advertisement

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded