Page 1

РУССКИЕ СТРАНИЦЫ 1-30 1

ENGLISH PAGES 31-40

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙHOUSE I 2018 - ЕВРЕЙСКИМ ЦЕНТРОМ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ОБЩИНЫ БОСТОНА 617-787-2200 ИЗДАЁТСЯ SHALOH


Shaloh House Jewish Day School’s

PRE-SCHOOL!

ol scho e r p wish lled e J r Ou een ca st thing ” ! b has next be Mama e “the iddish Y to a

 Warm, caring, highly experienced staff  Individual attention  Hot, kosher, nutritious meals daily (breakfast, lunch and snacks)  Homey environment with superlative education  Enrichment classes – music, dance, gym, art, chess and more  Conveniently located in Brighton Center, just minutes from Brookline and Newton  Summer camp optional – on-site heated swimming pool, field trips, exciting activities  Tri-lingual staff – (English, Hebrew, Russian) Expose your child to native speakers Flexible schedule – part-day, full day, extended day (till 6 pm). Full-day (till 5 pm) as low as $1,350 per month.

Call us TODAY to register for October 2016. There's just a few spots left in Toddler class

Visit us at www.shaloh.org or call 617-787-2200 for a personal tour.

Большие результаты начинаются в маленьких классах See for yourself our extraordinary difference  Winner of New England Math League  Ten gold medals at International Math Olympiad  National Awards in English, Art and Sports

Shaloh House

JEWISH DAY SCHOOL

      

Toddlers – 6th grade

If you would like your child to experience…

A Math and Science program 2-3 years ahead of any public or private school An English program that engages the children in reading, writing, vocabulary and public speaking A history curriculum that is chronological, beginning with Ancient Greece and Rome A conversational Hebrew language program taught by native speakers A differentiated Judaic curriculum to match every child’s background Warm kosher meals served daily

(617) 787-2200 www.Shaloh.org 2

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018


3

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018


Exodus_Layout 1 9/10/2015 11:56 AM Page 4

OT РЕДАКТОРА

ПРАЗДНИК МАЦЫ

OT РЕДАКТОРА

лами его возможностей, удобная уверенность в том, что В еврейской традиции хлеб занимает особое место: он не создан для достижения высот религиозной жизни». без него не обходится ни одна трапеза. Но восемь дней в году (в Израиле семь) ни субботней хале, ни будничноПраздник Песах называется в Торе Хаг амацот – му хлебу нет места в еврейском доме: в дни праздника праздник мацы. Две главные заповеди этого праздника Песах их заменяет маца. На протяжении многих столетий – вкушать мацу и не есть ничего квасного. Заповедь еврейские семьи пекли мацу сами в собственных печах. настолько важна, что испокон веков в еврейских общинах Если такой возможности не было, им помогала еврейская принято собирать деньги «кимха ди-писха», что в перевоДорогие читатели! рил, что жизнь дается человеку для тог о, община. С риском для жизни мацу пекли в лагерях ГУЛАГа, де сдобро. арамейского означает «пасхальная мука», мука для чт обы творить Заповеди и добрые Недельная лава Торы, кот читают в гетто и в глагерях смерти в орую страшные годы Холокоста. мацы. Деньги «кимха предназначены на покупдела надо рассма тривать как ди-писха» самоцель, а перед Рошпекли Ашана, начинается словами: “Вы Варшавском Мацу в Вильнюсском, Каунасском, кувыполнять мацы для их малообеспеченных семей. Рассказывают возможнос ть уже как наг раду. стоитие других сего одня всеЕвропы. пред Б-г ом, Вс-сильным гетто Мацу пекли для детей детского о рабби Леви-Ицхаке из Бердичева, который самолично Именно блока». лагеря Освенцим. В слово советское время периоды это и составляет смысл жизни еврея вашим... Соггласно Каббале, «сего од собирал деньги на «кимха де-писха». Однажды, вернув– творить печь мацу сменялись на ее добро. Выбрать жизнь – значит, ня» вразрешения этом предложении относитсяограничениями к Рош шись из синагоги, где он произнес речь о важности этой жить по Т оре. выпечку, пороймы – полным Попытки евреев в Ашана. В этота день стоим запретом. перед Судом, заповеди, рабби Леви-Ицхак радостно сообщил жене, что нелегальных условиях выпекать к Песаху при- от Рош Ашана до Йом Кипура который взвешивает все наши мацу заслуг и и порой Дни «половина дела уже сделана». водили к судебному процессу. Маца зачастую являлась прегрешения, чтобы вынес ти приго овор на Десять дней трепета, или Десять дней тшувы – Что значит к–Б-гу), половина предметом нападок и наветов на евреев. Но несмотря ни следующий год. Не зря знаком Зодиака, (раскаяния, возвращения этодела дни,сделана? – удивилась жена. на что, маца была во многих еврейских домах. Не зная соответствующим месяцу Тишрей, являются коггда приговор Вс-вышнего на следующий Весы.ничего о Египетском рабстве и об Исходе, о законах го одПесаможет быть–пересмотрен. В какуюпринять сторо- «кимха ди-писха», – Бедняки согласились ха, живя без Торы и заповедей, без синагог и еврейских ну – зависит от нас. объяснил Леви-Ицхак. – Теперь осталось лишь уговорить Несмотря на знали: то, что есть деньвесной Суда –особые не самое школ, евреи дни, когда надо богатых дать деньги. приятное время, Рош Ашана Йом Ких ипур – их деды, Давайт од так, есть мацу. Потому что так и делали отцы, их е встретим Новый, 5776 го Хасидское учение говорит праздники. Любавичский Р ебе об ъясняет , к а к з а п о в е д а н о Т о р о й . И ч т о б ы н е толтом, ь- что квасной хлеб, прадеды. "xoмец", воплощает идеюи гордыни. что мы «устоим», «выстоим», то есть будем ко праздничный стол с яблоками медом, Большой и пышный Изготовленная из Тмуки воды, маца называетподобен важному, довольному собой человеку, а оправданы на Суде. только Ус стная ора иго оворит: гранатами ихлеб головой рыбы, но и слушание ся «хлеб бедности нашей». Она напоминает рабстве в синаг маца ог символизирует “Коггда может выстоять еврейский народ?нам ошофара е, и тшува, искромность. молитва, иМы можем и должны Египте простом хлебе, который гордиться и своим народом, но при Коггдаевреев все — ввмес те. Тирос тинку сломает даже являлся цдока.ихПотому что, каксвоими сказаноуспехами в Иерусалим пищей. Не готовясь к Исходу заранее, они взяли с собой этом помнить, что своим трудом мы только развиваем то, малый ребенок. Но пучок стеблей тростника ском Талмуде: «вместе с человеком в Рош только наскоро испеченную мацу. Не зная, что будет завдано свыше. не сломать... Пока еврейский народ не объАшана спит что его онам счас тье». Спит – значит не тра, евреи полностью доверились Вс-вышнему. Эта скудединится, спасения не будет”. И каким же учится, не молится не сидит за празднич Мацаибывает разная, и есть ее- можно круглый год. ная пища насыщала и давала им силы в течение тридцати является главное условие, чтобы мы были ным столом.Но в Песах мы едим именно такую, которую ели предки дней после выхода из Египта. В этом состоит урок для оправданы? Чтобы мы были «все вместе»! Египте: всяких добавок. И это не вопрос Мы все снаши тоим вперед Б-гбез ом.... нас: мы можем и должны сделать все, что в наших силах, вкусовых пристрастий и не дань национальной традиции Вс-вышний предлаг ает нам выбор: чтобы у нас была еда, но при этом знать и верить, что ключ Дай Б-г нам сил и здоровь я в новом – этовсем еврейский закон. Согласно обычаю, не едят мацу в «Смотри, аювЯруках тебеБ-га. сегодня жизнь,каббалистов, к ней предлага находится По мнению го оду, мира итечение благо ополучия. месяца до наступления Песаха, чтобы возникло и добро, ть, икоторый зло, ибо заповедую Я маца и—смер это хлеб, питает веру. желание отведать ее во время праздника. Хорошего о и сладк ого о го ода всем нам, тебе сего одня любить Вс-вышнего, идти путяМаца – это и «хлеб свободы». Шестьсот тысяч мужчин, ми Егсо,ними и соблюда ть заповеди Его...вышли Жизнь Песах – это праздник мацы, праздник весны и время дети, женщины, старики, наисвободу. Они смершли ть предложил я т ебе ебе, благ ословение и нашей свободы. Пусть маца, вкушаемая во время Седера, на призыв свыше, отказавшись от рабской, но приподнимет вашу жизнь С наува новый придаст больше проклять е – жизни избери ж свободы. же жизнь!» Наши мудрецы сказали: «В жениуровень, ем, вычной ради здоровья, сил и веры. Элла Во ро вич поколении еврей из обязан смотреть Ркаждом абби МенахемМендл Коцка го ово- на себя, как будто он сам вышел из Египта». Объясняя эти слова, Ребе Веселого и кoшерного Песаха! говорил, что «в каждой ситуации есть свой Египет – сила, С уважением, покушающаяся на свободу еврея. Но, наверное, самая Элла Ворович большая опасность таится в самом человеке: это убеждение, что определенные достижения находятся за преде-

ХОРОШЕГО И С ЛА ДКОГО ГОД А !

Let My People Know...sm

издатель

Еврейский центр русскоязычной общины Бостона

кто мы Publisher: Editor: Associate Editors: Editorial Director: Business Manager: Design and Layout: Proofreading:

Rabbi Yoseph Y. Zaltzman Ella Vorovitch Rabbi Yisroel Karpilovsky Rabbi Dan Rodkin Rabbi Mendel Zaltzman Ella Vorovitch Batsheva Lubin Larissa Tchoumak Mikhail Khazin

как нас найти Адрес:

Телефон: Факс:

E-mail: Website:

Greater Boston Jewish Russian Center 29 Chestnut Hill Avenue Brighton, MA 02135 617-787-2200 617-787-4693 exodus@shaloh.org www.RussianBoston.org

Exodus Magazine Boston Edition is published monthly by the GREATER BOSTON JEWISH RUSSIAN CENTER April - May 2018 Volume 5, Number 316 Mail Registration Number 770 Circulation 4,000 Подписка: $18 Printed in USA

СОДЕРЖАНИ ИЕ

НА ТЕМУ ДНЯ СОДЕРЖАНИЕ

6

5

ЕврЕйскИй каЛЕнДарь ВОПРОСЫ К РАВВИНУ Р на тЕмУ ДнЯ ДЛЯ ДУШИ ЕВРЕЙСКИЕ знамЕнИтостИ ПРАЗДНИКИ

6

ДЛЯ ДУШИ НА ТЕМУ ДНЯ

10 14

ЛИтЕратУрнаЯ странИЧка ЛИТЕРАТУРН НАЯ СТРАНИЧКА 16 ЕВРЕЙСКИЙ НА ТЕМУ ЕВРЕЙСКИЕ ДНЯ ЛЮБавИЧскИЕ ХасИДЫ в ссср ПРАЗДНИКИ 21 КАЛЕНДАРЬ ЛЮБАВИЧСКИЕ КИЕ ХАСИДЫ В СССР сЕмь законов ноаХа 22,24 ЕВРЕЙСКИЕ НЕ ПРАЗДНИКИ ЗАБУДЬ ПРАЗДНИК 28 СЕМЬ ЗАКОНОВ НОАХА ПЕСАХ 8 нЕ заБУДь НЕ ЗАБУДЬ ИСТОРИЯ ИЗ ЖИЗНИ

25

ИЗРАИЛЬ ОПЕРАЦИЯ МАЦА 13

сделки с Ираном. Нетаньяху

п

Ниже мы при-

Мнения, высказываемые авторами публикуемых материалов, не обязательно совпадают с мнением редакции. Реклама и объявления в следующий выпуск принимаются до 13 числа текущего месяца.

ДЛЯ ДУШИ ДЛЯ ДУШИ

в

28 смотреть на

7 8 12 24

СТРАНИЧКА ЙОРЦАЙТЛИТЕРАТУРНАЯ 25

JEWISH ИЗtHOUgHt ИСТОРИИ И JEWISH SOUL ASK tHE RABBI

43 45

31

HOLIdAy gUIdE LIFE ON EARTH

48

32

CANdLE LIgHtINg gUIdE

этой обширной ядерной программы. И тогда Иран сможет производить обогащ

В ПОИСКАХ 15 ПРАВДЫ НЕ ЗАбуДЬ м

Из ИсторИИ 29 ИЗРАИЛЬ НАШИ ИНТЕРВЬЮ ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА йорЦайт 33 НЕSOUL ЗАБУДЬ JEWISH 40

6

ASK THE RABBI

50

PASSOVER GUIDE

34 37

хотелось бы поговорить с вами о р

именно так он и поступит. Они делали

э

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

4


AT HOME SENIOR CARE НАШЕ АГЕНТСТВО ОБСЛУЖИВАЕТ НА ДОМУ как хронически больных, так и временно заболевших.

phone: 617

663-4881

Наш многолетний опыт и профессионализм помогут укрепить и восстановить ваше здоровье! Уже в день Вашего звонка мы обеспечим моментальный сервис!

www.athomeseniorcares.com

ELDERLY HOME CARE

Вам окажут помощь на дому медсестры, физиотерапевты, социальные работники и помощники по уходу. Мы обеспечиваем качественный уход по индивидуальному плану. Мы работаем в тесном контакте с вашими врачами.

1340 Centre St., Suite 208 Newton, MA

Профессиональная помощь на дому! Мы оказываем высококачественную помощь на дому. Мы учитываем Ваши пожелания.

Помощники по дому окажут помощь: при купании и смене одежды, закупке продуктов, приготовлении еды! Обращайтесь к нам! Мы всегда к Вашим услугам.

HELP WANTED

Требуются медсестры, физиотерапевты, помощники по уходу и по дому. А также в офис - медсестра и секретарь.

phone: 617

274-8739

www.athomeseniorcares.com

РУССКОЯЗЫЧНЫЙ ХОСПИС â Áîñòîíå

в Бостоне

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

5


ДЛЯ ДУШИ

РЕЦЕПТ ЕВРЕЙСКОЙ ДУШИ Из трудов Любавичского Ребе 3320 лет тому назад Вс-вышний повелел нашим предкам в праздник Песах есть мацу – пресный хлеб – и запретил употреблять в пищу xoмец – квасное. Оба эти закона являются заповедями Торы, действующими вплоть до наших дней. В чем же принципиальное отличие мацы от xoмеца? Ведь и первое, и второе создается из муки и воды. Так чем же пресный хлеб "лучше" квасного? И в чем смысл запрета на xoмец? Xoмец делается из теста, которое взошло – то есть поднялось и увеличилось в размерах. В учении хасидизма xoмец символизирует человека высокомерного и эгоистичного. Маца – хлеб из теста, которое не забродило, не поднялось, не выпятило самое себя и сохранило такое состояние после выпечки. Маца намекает на "битуль" – одно из главных качеств, порождаемых в еврее его божественной душой: неощущение собственного существования перед лицом Вс-вышнего. ВОТ Б-Г, А ВОТ ПОРОГ В написании на иврите слова xoмец и маца пишутся почти одинаково. Вся разница между ними заключена в одной букве: j в слове xoмец и v в слове маца. Да и сами эти буквы очень похожи друг на друга. Обе они состоят из трех линий и открыты снизу. К этому небольшому просвету снизу относятся слова Торы "у входа грех лежит" (Брейшит, 4:7), намекающие, что греховность проникает в человека через самые низменные сферы его естества – грубость, лень, зависть и т.п. И лишь когда преступные мысли, поселившись в сознании человека и в его сердце, освоившись на новом месте, начинают воплощаться в жизнь, тогда человек (не дай Б-г) становится грешником на практике. ОРФОГРАФИЯ РАСКАЯНИЯ Неужели у такого человека уже нет шансов вернуться к соблюдению Законов Торы и снова стать "кошерным евреем"? Разумеется, такая возможность у него есть! Но давайте обо всем по порядку. Как мы уже сказали, буква j закрыта со всех сторон, кроме низа, поэтому греховность, войдя снизу, не может просто покинуть человека. Всякий раз, пытаясь выйти вниз, грехи порождают новые грехи. Такая буква указывает нам на xoмец. Обратим внимание на букву v: кроме отверстия внизу, она имеет еще один небольшой просвет в левом верхнем углу. Это и есть дорога к раскаянию – путь наверх, путь к Б-гу. Такая буква намекает нам на мацу. ПУТЬ НАВЕРХ Для еврея, похожего на xoмец, его собственная гордыня становится помехой для покаяния. Ведь первым и обязательным условием для раскаяния является признание ложности и неразумности прежних своих поступков, направленных против Воли Творца. Именно поэтому на иврите "покаяние" и "возращение" – это одно и то же слово. Ведь как может каяться тот, кто всегда прав, а вернуться – тот, кто никуда не уходил?

6

Но для еврея, похожего на мацу, нет никаких препятствий для возращения к Вс-вышнему. Ведь он скромен и поэтому не станет искать оправдания своим ошибкам. А если (не дай Б-г) он согрешит, то незамедлительно и от всего сердца признает свою неправоту, устремившись наверх – к своему Небесному Отцу. Это и есть истинное возращение и раскаяние, которые обеспечивает нам маленькая дырочка в букве v. 4 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

ТЫ СЛУЖИШЬ УКРАШЕНИЕМ СТОЛА Вглядимся же в мацу и увидим эти крошечные дырочки, сквозь которые Всесильный вытащил наших предков из египетского рабства. Смог вытащить, потому что наши предки сами были "мацой" – скромным продуктом, почти не занимающим места. Вытащил из Египта и обязательно вытащит из последнего изгнания весь народ Израиля. Ибо такие евреи не только не портят праздник, но по праву считаются украшением Пасхального стола. (По материалам беседы Ребе в Песах, 5712 (1952) г.) Обработка и перевод Д. Б. Байтмана

Псалмы царя Давида Их читают и в самые радостные моменты, и в минуты печали. Все 150 псалмов читают в течение еврейского месяца. Для этого псалмы разделены на 29 или 30 отрывков. Любавичский Ребе неоднократно подчеркивал, что в святых строчках псалмов кроются великие благословения, и поэтому важно каждый день посвящать несколько минут их чтению. Также принято молиться за всех членов семьи. Номер псалма, который мы читаем за близкого человека, зависит от его возраста: количество прожитых лет + 1. Например, сыну исполнилось 10 лет – читается псалом №11, кому-то 52 года – читается №53. Ниже приводится порядок чтения псалмов. P.S. У нас в офисе вы сможете приобрести книгу Псалмов на русском или английском языках. Дата

Еврейская дата

№ Псалма

Дата

Еврейская дата

№ Псалма

1 марта 2 3 4 5

14 15 16 17 18

72-76 77-78 79-82 83-87 88-89

2 3 4 5 6

17 18 19 20 21

83-87 88-89 90-96 97-103 104-105

6

19

90-96

7

22

106-107

7 8

20 21

97-103 104-105

8 9

23 24

108-112 113-118

9

22

106-107

10

25

119 -1пол.

10

23

108-112

11

26

119 -2пол.

12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 1 мая 2 3

27 28 29 30 1 Ияра 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

120-134 135-139 140-144 145-150 1-9 10-17 18-22 23-28 29-34 35-38 39-43 44-48 49-54 55-59 60-65 66-68 69-71 72-76 77-78 79-82 83-87 88-89

11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 1апреля

24 113-118 25 119 -1пол. 26 119 -2пол. 27 120-134 28 135-139 29 140-150 1 Нисана 1-9 2 10-17 3 18-22 4 23-28 5 29-34 6 35-38 7 39-43 8 44-48 9 49-54 10 55-59 11 60-65 12 66-68 13 69-71 14 72-76 15 77-78 16 79-82


НА ТЕМУ ДНЯ Янки Таубер

БЕЗ ХЛЕБА Х

леб — это жизнь. Конечно, человек может обойтись и без хлеба, полностью исключить его из рациона, однако именно хлеб считается основой пищи и используется в качестве метафоры для обозначения всего, что насыщает наше существование. Как бы то ни было, каждый год на восемь дней и ночей еврейский дом становится территорией, на которой хлеб находится под запретом. На протяжении всего праздника Песах мы не съедаем ни крошки хлеба и полностью очищаем от него свои жилища. Во время Песаха хлеб считается более трефной пищей, чем, например, свинина. Конечно, мы отказывается не от хлеба как такового, а, скорее, от всего, что объединяется понятием «xoмец», то есть от квасного. В Песах мы едим пасхальную версию хлеба — мацу. Маца — это самый настоящий хлеб, сделанный из смеси муки и воды и выпеченный в печи. От хлеба в привычном нам понимании маца отличается тем, что при ее выпекании мы не ждем, когда смесь воды и муки забродит и поднимется. В итоге получается плоский хрустящий хлеб, который затем отправляется на пасхальный стол. Маца — это хлеб, не имеющий ни «тела», ни пористой структуры, ни аромата. Одним словом, это хлеб, не имеющий общепринятых характеристик «хлеба».

Хасидское учение говорит о том, что квасной хлеб олицетворяет эгоизм и стремление человека к величию, а маца символизирует скромность. Следовательно, мацу мы называем «хлебом веры» и «хлебом исцеления». Человек, поглощенный собой и собственной гордыней, не оставляет в своей жизни места для высшей истины. Гордыня заполняет его существование и становится основой всех духовных или физических болезней. С другой стороны, скромная душа открыта вере, а смиренность восстанавливает духовное здоровье человека, нейтрализуя болезненное влияние материальной составляющей жизни. И все же нет ничего более губительного для жизни, полной смысла и пользы, чем чувство собственной важности и самолюбование. В Талмуде приводится история о том, как еврейские мудрецы, определив самомнение как источник всех грехов, решили уничтожить склонность человека к эгоизму в самом его сердце, но в определенный момент осознали, что если доведут это начинание до конца, наш мир фактически закончит свое существование. Именно поэтому природа нашего отношения к хлебу (именно к квасному!) столь парадоксальна. С одной стороны, в течение восьми дней мы отказываемся от хлеба, избегаем его и даже уничтожаем. С другой стороны, в течение всего года мы с удовольствием едим хлеб и радуемся его присутствию в нашей жизни. Когда основой нашей жизни являются эгоизм и личный интерес, все, построенное на этом фундаменте, становится неполноценным, разрушительным и нежизнеспособным. Жизнь должна быть обусловлена признанием того, что мы существуем для служения чему-то более великому, чем мы сами. Мы должны сформировать систему взглядов, включающую в себя признание собственной значимости, уверенность в своих силах и убеждение в нашей способности изменить этот мир, а также радость и удовольствие, приходящие в жизнь, полную поставленных целей и достижением их. Основа этой системы может быть плоской, как маца, но ее структура крепка и прекрасна, как ломоть свежего квасного хлеба. Песах знаменует рождение евреев как народа, саму суть нашего существования. По этой причине Песах — это праздник мацы, время, когда мы прославляем нашу смиренную веру в Творца и наше стремление служить Ему. Эти дни становятся основой всего года, когда хлеб жизни приобретает свою форму и структуру, вкус и аромат.n

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 5

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

7


ЕВРЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ

Краткий пасхальный

ПУТЕВОДИТЕЛЬ Песах, праздник Исхода из Египта, в 2018 году отмечается 30 марта - 7 апреля В дни Песаха мы отмечаем освобождение от рабства – как физического, так и духовного. Сам праздник продолжается неделю, но подготовка к нему начинается обычно задолго до его наступления.

ПОДГОТОВКА К ПРАЗДНИКУ

Все, что подверглось брожению, вроде заквашенного теста, называется xoмец. И его запрещено не только употреблять, но и хранить в своих владениях на протяжении всех дней праздника Песах. Под этот запрет попадают такие продукты, как хлеб, печенье, макароны, водка, виски, пиво и тому подобное. Единственный хлебный продукт, разрешенный в Песах, – это маца, которую изготавливают с тщательным соблюдением всех

предписаний еврейского закона. В первые два пасхальных вечера есть мацу является обязанностью. Запрет на употребление xoмцa наступает утром, еще накануне праздника. По закону, xoмец в дни Песаха запрещен в любом количестве, поэтому нельзя употреблять никакие продукты, смеси и напитки, если они содержат хотя бы частичку xoмцa. Нельзя не только есть, но и пользоваться продуктами, содержащими xoмец, например, мучным клейстером. Самый надежный способ избежать невольного нарушения запрета - приобретать для Песаха продукты с надписью Kosher for Passover и печатью раввина. К празднику можно купить вино, коньяк и напитки из винограда, любые мясные и молочные продукты, многочисленные приправы и безалкогольные напитки при условии, что на них стоит печать раввина и отметка Kosher for Passover. Посуда, обычно употребляемая весь год, впитывает xoмец, и, естественно, ее нельзя использовать на Песах без специальной очистки. Лучше всего приобрести отдельную пасхальную посуду. Если же у вас нет специальной посуды на Песах, вы можете очистить повседневную по особому предписанию. Чтобы избежать ошибки, обратитесь к раввину. Следует, однако, помнить, что очищение (кошерование) лучше провести за несколько дней до Песаха, а не в канун его.

ПРОДАЖА XOМЦА

Перед Песахом уполномочивают местного раввина продать нееврею запасы продуктов, содержащих xoмец, которыми запрещено владеть в дни Песаха, но уничтожение которых нежелательно, а также посуду, которой пользуются в течение всего года. Все эти вещи складывают дома в отдельном месте и закрывают на все дни праздника. Продающий подписывает документ, уполномочивающий раввина совершить продажу. На основании этого документа раввин продает нееврею все означенные продукты и предметы. После восьми дней праздника Песах раввин откупает все проданное. Только в этом случае они могут снова пользоваться после Песаха продуктами и посудой, которые были проданы на дни праздника. Если у вас нет возможности обратиться к раввину, чтобы продать ваш xoмец, вы можете воспользоваться нашей онлайн формой, заполнив ее не позднее раннего утра 30 апреля, 2018 г.

ПОИСКИ И СЖИГАНИЕ XOМЦА

За день до праздника (в 2018 г. - 29 марта), с наступлением вечера проводят символическую процедуру поиска xoмцa. Поиск по традиции осуществляет глава семьи, держа в руках зажженную восковую свечу и пером птицы подбирая всякие завалявшиеся крошки. Обычно к этому времени уже весь xoмец собран, а все необходимое для еды в этот вечер и на следующее утро (канун праздника) убрано в спе-

8

6 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018


циальное место. Поэтому в разных, заранее известных, местах обычно оставляют десять твердых крошек xoмцa (каждая завернута в бумагу) с тем, чтобы поиск оказался небезуспешным. Перед началом поиска хозяин произносит специальное благословение: БОРУХ АТО А-ДОЙ-НОЙ Э-ЛОЙЭЙНУ МЭЛЭХ ООЙЛОМ АШЕР КИДЭШОНУ БЭМИЦВООЙСОВ ВЭЦИВОНУ АЛ БИУР ХОМЭЙЦ. “Благословен Ты, Г-сподь, Б-г наш, Владыка вселенной, освятивший нас Своими заповедями и повелевший нам уничтожить xoмец”. Должны быть обследованы все жилые помещения, куда в течение года мог быть занесен xoмец. Обыскивают также кладовки, погреба, чердаки, гаражи и автомобили. Следует тщательно проверить все потаенные места: дыры, трещины, узкие пространства между тяжелой мебелью, стенами и полом, щели в полу и стенах и т.п. Сразу после окончания “поиска” необходимо отречься в сердце своем от оставшихся ненайденными частиц xoмцa и произнести: “Все непресное и квасное, находящееся в каком-либо принадлежащем мне месте, чего я не приметил и не устранил, и неизвестное мне, пусть будет считаться как ничто и никому не принадлежащее, как земная пыль”. Найденный во время поиска xoмец (вместе с пером и остатком свечки) следует положить в деревянную ложку, завернуть в бумагу, завязать и положить в надежном месте и на виду так, чтобы, с одной стороны, он не был утерян, а с другой - не был забыт и сожжен назавтра утром.

КАНУН ПЕСАХА

В канун Песаха (30 марта, 2018 г.) разрешается есть xoмец только в течение первой трети дня. О точном времени следует справиться в календаре. После окончания времени, когда можно есть xoмец, в течение еще одного часа можно продавать его неевреям и/или уничтожить. В день накануне праздника, примерно через час после окончания срока, до которого разрешено есть xoмец, остатки завтрака и пакетик с крошками, припрятанный со вчерашнего вечера, сжигают на костре. При этом хозяин мысленно полностью отказывается от каких-либо прав на xoмец, который может найтись после обряда его уничтожения, и произносит: “Все непресное и квасное, находящееся в каком-либо принадлежащем мне месте, видимое мною и невидимое, замеченное мною и незамеченное, устраненное мною и не устраненное, пусть будет считаться как ничто и никому не принадлежащее, как земная пыль”. К концу вышеозначенного часа никакого

xoмца не должно остаться в еврейском владении. Xoмец, найденный после этого, уже нельзя продавать, и он подлежит немедленному уничтожению. По традиции, первенцы-мужчины постятся в канун праздника. Если старший сын не достиг еще совершеннолетия, поститься должен его отец. Т.к. этот пост носит лишь характер памятного, то участие в трапезе, посвященной какому-то религиозному торжеству, освобождает первенцев от поста. Обычно в синагогах приурочивают к этому дню торжества, посвященные окончанию какого-либо трактата Талмуда, и приглашают первенцев принять в них участие.

СЕДЕР

Пасхальный Седер - наиболее торжественный и значительный среди всех еврей-ских обрядов. Его проводят в первый и во второй вечер праздника (30 и 31 марта 2018г.), в Израиле – только в первый. Обычаи Седера содержат в себе глубокий смысл. Каждый еврей должен осознавать, что обы-чаи эти священны и выполнять их нужно, не пренебрегая никакими, даже мельчайшими деталями. Основные заповеди и обычаи Седера: •рассказывать о выходе из Египта; •есть Mацу; •есть Mарор (горькую зелень); •выпить четыре бокала вина или виноградного сока; •есть мацу вместе с Mарором («Kорех»); •закончить трапезу Mацой («Aфикоман»); Нельзя начинать Седер раньше выхода звезд, однако стоит заранее накрыть стол и подготовить все необходимое. Древнееврейское слово «седер» означает «порядок». Седер – это особо установленный порядок действий, чтения молитв, еды и питья за праздничным столом. Для проведения седера необходимо иметь: 1) Мацу – три целые мацы (предпочтительно круглые, изготовленные вручную, т. н. «Mаца-шмура»). 2) Вино – по четыре бокала для каждого члена семьи. О величине бокала существуют

разные мнения: одни считают, что в нем должно быть не менее 86 г., другие считают минимальной дозой 150 г. Каждый бокал следует стараться выпить полностью, по крайней мере – более половины. Вино рекомендуется выбрать по возможности наилучшее и предпочтительно красное – в память о крови еврейских младенцев, зарезанных фараоном. 3) Мясо («Зроа») – небольшой кусок мяса с костью (обычно кусочек куриного горлышка), пропеченный на огне. Он символизирует Пасхальное жертвоприношение. 4) Яйцо, сваренное вкрутую. Оно символизирует второе праздничное жертвоприношение, совершавшееся в каждый из трех основных праздников. Обычно заготовляют несколько яиц, но для обряда достаточно одного. 5) Марор – тертый хрен и салат. Салат нужно очень тщательно проверить, нет ли между листьями червячков салатного цвета. 6) Харосет – смесь из тертых яблок и молотых орехов, перемешанных с вином до тестообразного состояния, внешне напоминающая глину, – в память о порабощении евреев, которых заставляли работать, изготовляя кирпичи из глины. 7) Карпас – лук или очищенная вареная картофелина. 8) Хазерет – тертый хрен и салат. Чистое белое полотенце складывается втрое, а в складках закладываются все три Mацы (каждая Mаца отдельно) или же Mаца прокладывается и прикрывается салфетками. Последние 6 предметов располагаются поверх Mацы в виде двух треугольников, обращенных вершинами к сидящему за столом хозяину дома. Вершинами верхнего треугольника являются Зроа, Яйцо и Марор, в нижнем треугольнике – Харосет, Карпас и Хазерет. Это называется Kеара. Отдельно следует приготовить в блюдце или специальном сосуде соленую воду.

ДНИ ПРАЗДНИКА

Праздник Песах продолжается восемь дней (в Израиле - семь). На третий день (в Израиле - на второй) начинаются т.н. “будни праздника” - полупраздничные дни, называемые Хол-Амоэд. Заключительные два дня седьмой и восьмой - являются праздничными (в Израиле – только последнний день). В эти дни, как и в первые два дня, запрещена любая работа, и огонь зажигать можно лишь от уже горящего огня. На восьмой день праздника во время утренней молитвы произносят поминальную молитву Изкор. По хасидской традиции, заведенной еще Баал-Шем-Товом, в последний день Песаха устраивают специальную “трапезу Мошиаха” - едят мацу и пьют четыре бокала вина.n Э К СО Д С | С Е Н ТЯ Б Р Ь I2 2018 012 | 7 9 ЭКСОДУС I УАПРЕЛЬ - МАЙ


ЕВРЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ

1. «Кадеш»

(освяти) – приказание произнести молитву Кидуш, освящающую праздник и состоящую из трех благословений: на вино, на праздник и шеэхейону – традиционное благословение на новые события, новые плоды и т. п. После этого выпивают первый из четырех бокалов вина. Каждый участник седера пьет свой бокал вина полулежа, опираясь на левую руку.

2.«Урхац» (умой) – все участники седера моют руки, но не произносят при этом обыч-

ного при омовении рук благословения, и снова садятся за стол. Глава семьи, ведущий седер, не встает: все необходимое для мытья рук ему подносят.

3.«Карпас»

– кусочек лука или картофелины, который лежит на кеаре, едят, предварительно обмакнув в соленую воду и произнеся соответствующее благословение для овощей.

4.«Яхац»

(раздели) – из кеары извлекается средняя маца, она делится на две части, после чего меньшую часть возвращают на место, а большую заворачивают в полотенце (или салфетку) и припрятывают для Афикоман, который съедают в конце трапезы.

5.«Магид»

(рассказывай) – начинается сказание об Исходе из Египта. Ведущий седер приоткрывает мацу и провозглашает: «Это скудный хлеб, который ели наши предки, выходя из Египта...». И тут же вновь наполняют бокалы. Затем слово предоставляется младшему, который задает традиционные четыре вопроса. Дальнейший рассказ – ответ на эти вопросы. В конце «Магида» все выпивают второй бокал вина, опять же полулежа, опираясь на левую руку.

6. «Рахца» (омовение) – снова все моют руки, но теперь произносят обычное в таких случаях благословение.

ПЕСАХ СЕДЕР

7–8. «Моци-маца»

ОТМЕЧАЮТСЯ 15 ЭТАПОВ СЕДЕРА, КОТОРЫЕ ОБЫЧНО ПРОВОЗГЛАШАЮТСЯ ВЕДУЩИМ СЕДЕР:

– взяв в руки три мацы, включая сломанную между двумя целыми, произносят благословение на хлеб. Затем, положив нижнюю мацу обратно на блюдо и держа верхнюю и сломанную, произносят специальное благословение на мацу. Затем, отломив от верхней и средней мацы куски по меньшей мере величиною с казаит (половина круглой мацы или одна квадратная маца), нужно полулежа, опираясь на левый бок, съесть оба куска вместе.

9. «Марор»

(горькое) – все участники седера берут комок растертого хрена с салатом (размером по меньшей мере с треть яйца), обмакивают в харосет, затем его стряхивают и произносят специальное благословение. Едят, ни на что не опираясь.

10. «Корех»

(сверни) – все участники седера делают своеобразный сэндвич из двух кусков мацы (для этого берется нижняя маца), прокладывая между ними хазерет (хрен и салат). Хазерет обмакивают в харосет и произносят памятные слова о мудреце Хиллеле – «Кен осо Хиллел...». Едят, опираясь на левую руку.

11. «Шулхан орех» (накрой на стол) – это собственно трапеза, в которой

каждая хозяйка может продемонстрировать свою изобретательность. За едой можно пить вино, но это не засчитывается в число четырех бокалов.

12. «Цафун» – после того как еда закончена, должен быть съеден афикоман – при-

прятанный кусок мацы. Каждый съедает кусок размером по меньшей мере с казаит, полулежа, опершись на левую руку. В первую ночь седера афикоман необходимо съесть до полуночи. После афикомана ничего нельзя ни есть, ни пить (за исключением двух оставшихся бокалов вина).

13. «Берах» (благословение) – наполняют третий из четырех бокалов вина и произносят застольную молитву, после чего вино выпивают.

14. «Халлел»

(хвала) – после наполнения четвертого бокала вина произносят при открытой двери короткую молитву «Шефох», а затем специальную хвалебную молитву «Халлел». В конце седера пьют четвертый бокал вина, не забыв произнести благословения до и после питья.

В БУДУЩЕМ ГОДУ – В ИЕРУСАЛИМЕ! 810| Э КЭКСОДУС СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

15. «Нирца» (удовлетворение) – после окончания правильно проведенного седера можно быть уверенным, что он был одобрен Вс-вышним.


ПРОДАЖА ХАМЕЦ

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

11


НЕ ЗАБУДЬ

ПЕСАХ

В ВАРШАВСКОМ ГЕТТО

П

еред Вами фрагмент из мемуаров Рахель Ойрбах, рассказывающий о событиях, происходивших в Варшавском гетто во время Песаха в 1943 году: «В ту ночь, ночь на вторник, в первую ночь восстания, люди еще сидели за Пасхальным столом. Где-то там, в глубинах бункеров, в пустых квартирах, посещаемых только урывками в последний раз сидели евреи за накрытыми столами. Читали Агаду. И издевательства, причиненные нам египетским фараоном, слились воедино с теми, которые причинял нам злодей Гитлер. Подобно мудрецам из Бней-Брака, вспоминали варшавские евреи чудеса Исхода из Египта и говорили о восстании. Восхваляли действия молодых бойцов с улиц Мила, Заменхоф, Налевки и Самотше. Подобно фараону и его армии, в конце концов злодей будет истреблен... Тоска по избавлению была безмерна. Старый напев, древние слова... Они знали, что им суждено умереть на пороге избавления. Они пели и плакали. Старики и молодые мысленно влились в ряды своих предков, воевавших за свободу». А вот фрагмент из книги «Между падающих стен» — воспоминания Тувии Божковского — одного из руководителей восстания: «К вечеру того же дня, 19 апреля 1943 года, я заглянул в дом №4 по улице Кута, чтобы достать электрический фонарик для нашей группы. Случайно я оказался в квартире раввина Майзеля. Едва переступив порог, я вспомнил, что сегодня Песах, ночь первого седера. В доме царил хаос. Постель разбросана, стулья перевернуты, на полу валяются вещи, оконные стекла разбиты вдребезги. Днем, пока жильцы скрывались в подвале, все в квартире было перевернуто. И только стол посреди комнаты странно выделялся своим праздничным убранством. Красное вино в стаканах напоминало кровь евреев, погибших в день праздника свободы. Пасхальная Агада читалась под аккомпанемент выстрелов и взрывов, раздававшихся всю ночь в гетто. Временами комнату и лица сидящих за столом освещали отблески пламени, поднимавшегося из горевших вокруг домов. Когда дошли до “Шфох аматха”, раввин и вся его семья зарыдали. Это был плач обреченных, смирившихся со смертью, но охваченных

12

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

ужасом в момент ее приближения. В голосе раввина слышалась печаль о тех, кто не дожил до первого седера, и тихая мольба о том, чтобы Г-сподь дал сидящим здесь дожить до второго седера. Настроение то поднимается, то падает вместе с усилением и ослаблением стрельбы. На какое-то мгновение вспыхнула надежда, и раввин сказал: может произойти чудо, как тогда в Египте. Но уже в следующие минуты нас вновь охватило отчаяние, и мы ясно представили себе, что наше поколение — это “поколение пустыни”, на долю которого выпал тяжкий жребий — погибнуть всем до единого. Чем больше раввин углублялся в чтение Агады, тем сильнее его охватывало чувство безысходности. Он сопоставлял тогдашнее избавление и сегодняшнее уничтожение, и не мог не думать о приговоре Небес, вынесенном в наши дни. Уставший от сидения в подвале, оглушенный взрывами, подавленный и испуганный известиями о происходившем в гетто, раввин вел седер лишь по привычке, следуя традиции и выполняя религиозное предписание. О приподнятом, праздничном настроении не могло быть и речи. Он отложил Агаду, опустил голову, время от времени подымая ее для того, чтобы поговорить со мной. Надеясь услышать от меня слова утешения, раввин расспрашивал о боевой организации, о первом дне восстания и о наших планах на завтра. Провожая меня, раввин дал мне несколько пачек мацы для моих товарищей и пожелал удачи. “Я стар и слаб, — сказал он, — но вы, молодые, не сдавайтесь, боритесь. И да пребудет с вами Б-г!” Вернувшись к товарищам, я как будто пришел из другого мира. Меня согрело тепло дружеской поддержки, я вновь попал

в атмосферу, где нет места слезам, несмотря ни на что. Какая сила духа! Она не дает отчаянию овладеть тобой, зовет на бой с врагом». Пасхальный седер 1943 года был последним седером в Варшавском гетто. Но не первым и не единственным. Сохранилось несколько свидетельств о праздновании Песаха в разных гетто. Даже в ужасных условиях концентрационных лагерей евреи пытались любым способом достать мацу к Песаху. Но это не всегда удавалось. Когда еврею грозит смерть, ему позволяется, даже вменяется в обязанность есть все, что угодно, лишь бы выжить, даже если это будет хомец. В одном из лагерей группа евреев поступила так. Они решили справить пасхальный седер, используя хлеб. Собравшись тайно, они прочитали по памяти Агаду, вспоминая историю Исхода евреев из Египта. Когда пришло время съесть мацу, они взяли хлеб и произнесли импровизированную молитву: «Господин Вселенной, Ты хорошо знаешь, насколько сильно наше желание исполнить то, что надлежит сегодня, — съесть мацу. Но Ты не дал нам такой возможности. И Ты не только не позволил нам исполнить заповедь, обязывающую в Песах съесть мацу, но даже принуждаешь нас есть хомец. Иначе мы погибнем. Поэтому хотя мы не можем выполнить эту мицву, мы исполним более важную заповедь — сохранить жизнь. И мы произносим благословение: .амоци лехем мин .аарец — “Выводящий хлеб из земли”». Восстание в Варшавском гетто было первым массовым народным восстанием против нацистов в Европе. Восстания вспыхивали тогда, когда приближался или наступал день ликвидации гетто и, следовательно, узникам все равно нечего было терять. 19 апреля 1943 г., когда гитлеровцы вошли в гетто, чтобы приступить к его ликвидации и депортации жителей в Треблинку, их встретил огонь из ружей и пистолетов, в них полетели гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Немцы отступили, акция не состоялась. После 12 дней ожесточенных боев, когда повстанцы, вооруженные пистолетами, гранатами, топорами и ножами, сражались против танков, орудий и самолетов, горящее гетто пало. Всех оставшихся в живых немцы расстреляли. Боевые организации в гетто не ставили себе целью освобождение — было совершенно ясно, что эта задача им не по силам. Они боролись за свое человеческое достоинство. n

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 9


ИСТОРИЯ ИЗ ЖИЗНИ Ефим Шмидт

Операция «Маца»

В

секретной операции «Маца» активно участвовали десять человек. Выпекали мацу в русской печи на кухне трое коммунистов: Фроим Арьев, Меер Шмидт и Абрам Лехт. Шла вторая послевоенная весна, и воинский быт ещё ощущался и проявлялся всегда и во всём. Поэтому не удивительно, что этой ударной группой командовал гвардии старший лейтенант Лехт, или попросту дядя Абраша. В непосредственном его подчинении находились гвардии старшина Шмидт, или попросту мой папа, и инвалид второй группы Арьев, или попросту дядя Федя и по совместительству – папа Сёмы и Лёни. Следует быть справедливым: главенство дяди Абраши определялось не столь его высоким воинским званием, сколь природной активностью, умением и расторопностью. Папа старался всё делать основательно, но не спеша. Поэтому он и оказался пока на вторых ролях. И старший по возрасту дядя Федя был менее активен не в силу каких-то особых черт характера, а из-за своей инвалидности – почти парализованной правой руки и ноги, что заставляло его часто присаживаться на кухонный топчан. Раскатывали мацу женщины – четверо беспартийных: тётя Сима-большая, исполняющая в обыденной жизни роль моей мамы, тётя Роза – верная спутница жизни дяди Феди и мама Сёмы и Лёни, тётя Поля – преданная дочь, сестра и всем нам, детям, общая мама, и тётя Сима-маленькая – жена дяди Абраши и уже по внешнему виду обещавшая вскоре стать матерью ещё одного нашего братика или сестрички. Женщины работали в проходной комнате, где обычно устраивали все трапезы, игры взрослых в карты, домино или лото и просто вели вечерние разговоры «по душам». Эта же комната являлась спальней бабы Суры и тёти Поли. Две зоны основных действий этого вечера разделял коридорчик. Связь между ними осуществляли комсомолец Семён Арьев и пионер Фима Шмидт – в простонародье Фитя. Лёня, родной братик Сёмы, в столь позднее время уже мирно посапывал в кровати. Я со старшим братом носился туда-сюда, перемещая подносы с мацой из комнаты в кухню. Технология производства позволяла нам подольше задерживаться на кухне, и наши навострённые ушки жадно воспринимали то, что надолго врезалось в память. Общее командование, обеспечение кошерности приготовления и выпечки мацы осуществлял дед Арье – отец дяди Феди, дедушка Сёмы и Лёни, активист подпольной синагоги города Каменец-Подольский, прекрасный специалист-кровельщик. Секретность операции обеспечивали плотно закрытые ставни во всех комнатах и позднее вечернее время её проведения. А необходимость секретности определялась простыми жизненными обстоятельствами: узнай кто-нибудь, что в доме выпекается маца, все участники этого действа были бы обвинены “в подрыве устоев советской власти и в насаждении буржуазного национализма”. Современная молодёжь, прочтя последние строки, недоумённо пожмет плечами и вопросительно посмотрит на автора: “Ну и что?..” О, лучше не спрашивать!.. Но я скажу – не для того, чтобы напугать кого-то, а для ясности происходящего. Трое коммунистов были бы исключены из партии, лишены работы и, скорее всего, были бы осуждены на немалые сроки. Комсомольцу грозило исключение из комсомола и из школы и потеря надежды на получение когда-нибудь более-менее приличного образования. Наверное, то же касалось и пионера. Одних этих кар было бы достаточно, чтобы окончательно добить всех женщин, ещё не отошедших от ужасов войны и потерь.

1 0 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

Если моим молодым современникам всё это кажется нереальным и надуманным, то участники описываемых событий – советские люди образца 1947 года – обо всём были хорошо осведомлены. И несмотря на всё это, можно было только удивляться жизнерадостному настроению, царящему на кухне и в комнате. Дядя Абраша разместил в печи очередные раскатанные листы мацы, запечатал вход жестяной крышкой, смахнул движением руки пот со лба, зачерпнул алюминиевой кружкой воду из бачка и жадно выпил. – Ладно, дед Арье, – продолжая ранее начатую дискуссию, обратился он к старейшему, - вот они (кивок в мою и Сёмину сторону) будут через двадцать лет помнить наши традиции?.. Печь мацу, восхвалять бога за наше спасение?.. – Шлимазл, а куда они денутся?.. Дед Арье вместе с Абрашей присели на топчан. – Не смешите, – упорствовал дядя, – они уже сейчас не знают, почему именно «маца», от кого и как спасались евреи... – Знаем! – обиженно прервал старшего Сёма. – Что ты знаешь? – Теперь огонь красноречия обрушился на племянника. – Ты умеешь говорить, читать по-еврейски?.. Пусть Б-г продлит на долгие здоровые годы жизнь бабы Суры и деда Арье!.. Кроме них, вы ни с кем не перекидываетесь словечком на родном языке... Да и родной для вас – русский... – И украинский, – пропищал я не очень громко. – Держите меня – «щырый украинець!» – рассмеялся дядя Федя. – А что он тебе ещё может сказать?.. – Мой каштановый чубчик никому не давал покоя – дядя Абраша таки добрался до него. – Сёмэлэ ещё немного говорит по-еврейски. А ты?.. – Я даже песни пою по-еврейски, – со смехом я увернулся от щипка. – Песни?.. Что-то я не помню... – Сам меня учил! – По настоянию тёти Розы после войны мы, мелюзга, всех своих тёть и дядь начали величать на “ты”. – Чему же я тебя научил?.. – «Машкы», например. Спеть?.. – Я тебе спою! – отец дотянулся до моего хохолка на макушке. – А ты находишь чему учить... – Я его специально не учил, – оправдывался дядя Абраша. – Пусть затыкает уши, когда дядя поёт стоящие песни. – А мы можем другую! – Сёма стал рядом со мной. – Рыжий, давай!.. В доме, среди своих, просить меня два раза не приходилось – особенно петь песни. Чуть вразнобой мы с братом затянули: Афн припычикл брэнт а фаерл, Ун ин штибл ис эйс, Ун дэр рэбэ лэрнт клейны киндэрлах Комэц алеф, бейс... Исконные певцы – дядя Федя и дядя Абраша – тут же нас поддержали. И нехитрая детская еврейская песня звонко разлилась по дому. Раздался хлопок двери, и тут же на кухню с округлившимся животиком вкатилась тётя Сима. – Сумасшедшие! – её расширенные от страха глаза смотрели на мужа. А дядя Абраша, прервав песню, с распростёртыми объятиями шёл навстречу жене. – Сымалы, дорогая!.. Я его разбудил?.. Дядя стал на колени и прижался ухом к её животику. – Ой, он таки поёт!.. – Ненормальный!.. – тётя Сима пыталась оторвать голову мужа от себя. – Она... Она!

– Фитькалы! – выразительным жестом дядя подзывал меня. – Послушай!.. Кто?.. Я приложился ухом к животику тёти и тут же влюбленным взглядом посмотрел ей в лицо: – Она! – Даже ребёнку ясно! – тётя прижала меня к себе. – Нужен нам в семье второй “антыкалы”. – И снова досталось моему чубчику, но уже от женской руки. ...Между Симой и Абрашей шёл спор: кто родится? Абраша хотел сына, Сима – дочь. А мы, все племянники, очень хотели сестричку. Поэтому моя приверженность не вызывала сомнений. А на “антыкалы” я уже давно не обижался. Забегая вперёд, скажу: тётя Сима надежды племянников оправдала. Наша сестричка Клавочка, а теперь уже Клавдия Аврумовна – дай ей Б-г здоровья до 120-ти лет! – в этом году будет справлять своё 60-летие. И пока, должен сказать, она нас совсем не разочаровала... – На вашу художественную самодеятельность, – кипятилась тётя Сима, – сейчас сбежится весь горком партии!.. – Ну и что?.. Мы их угостим мацой, ни дна им, ни покрышки! – засмеялся дед Арье. Пререкания оборвала команда дяди Феди: – Абраша, вынимай из печи! Работа закипела с новой силой... В один из последующих перерывов мы были втянуты в очередную дискуссию. Первенствовал и здесь дядя Абраша. – С какой самой большой трудностью встретились евреи при исходе из Египта? – пытал он Сёму и меня. – Ну, наверно, переход через море... – Сынок, – вмешался дядя Федя, – какая же здесь трудность?.. Бог раздвинул воды моря, дал евреям пройти и сомкнул снова воды перед войском египтян. – Федя, ты не прав, – вмешался знаток Талмуда мой папа. – Нашёлся смельчак, который, не боясь, шагнул в воду, увлекая за собой остальных евреев... Лишь после этого Б-г сотворил чудо. – Во, малышня, слушайте, что говорит умный человек!.. Нечего сидеть у моря и ждать погоды!.. Как поётся в песне?.. “Броня крепка, и танки наши быстры..” Вперёд, хлопцы, вперёд!.. Кстати, Миша, тебя же на праздник Пейсах ранило?.. – Нет, – погрузился в воспоминания папа, - немного позже. В Пейсах в горах Кавказа мы ели кукурузу и конское мясо без соли... Все орудийные расчеты остались без гужевого транспорта... А мешки с кукурузой нам ночью сбрасывали с самолётов... Большинство доставалось фрицам... – Будешь делать операцию?.. – Дядя Абраша недавно вернулся в отчий дом и о многих подробностях жизни родных был ещё не осведомлён. – Врачи говорят по-разному... Одни твердят, что малейшая неосторожность при извлечении третьего осколка может привести к параличу руки... Не трогай несчастье, пока молчит!.. – А ещё три осколка застряли в капюшоне плащпалатки?.. – Да... Я его откинул с головы перед самым взрывом мины... – Везунчик!.. Впрочем, и мне повезло однажды в Пейсах... – Дядя, расскажи!.. – заканючил Сёма. Я спопугайничал – искренне и заинтересованно. Дядя Абраша не стал ломаться. – Мы были подтянуты к передовой перед наступлением. К вечеру несколько офицеров двух соседних батальонов сошлись в блиндаже комбата. Среди нас оказался капитан «СМЕРШа». – Дядя пояснил нам: – «СМЕРШ» (“Смерть шпионам”) – нехорошая организация, лучше не вспоминать!.. Так вот, выпили

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

13


по-коммунистически – не каждому по возможности, а каждому по потребности... – Абраша!.. – снова укоризненно осадил шурина дядя Федя. – Дети ж... – Понял!.. А вы?.. – мы автоматически утвердительно закивали головами. – Порядок!.. Так вот, под настроение один из офицеров и ляпни: “А ведь сегодня, братцы, пасха!.. Не мешало бы куличей и крашенок!..” А я возьми и поддержи его: “А на нашу Пасху пекли мацу!..” Тут “смершевец” и навострился: “Когда это и где, лейтенант Лехт, вы вашу мацу на крови пекли?..” Хмель с меня ещё не слетел. “Маца, – говорю, – товарищ капитан, делается только из чистой муки и воды.” “Сам замешивал?” – спрашивает капитан. И тут пинок кирзового сапога под столиком меня окончательно отрезвил. “Никак нет, товарищ капитан, не пробовал. До революции мал был, а подрос – завертела наша комсомольская действительность...”. И вдруг начался фашистский артналёт. Мы все – из блиндажа, на свои посты. Один “смершевец” остался на месте. Там его и накрыло прямым попаданием... – А ты говоришь – Б-га нет! – прервал рассказ дед Арье. – Во-первых, я по этому поводу ничего не говорю... Но сомнения есть. Если он существует, как же мог ваш Б-г допустить все эти несчастья?.. – Войну прошёл, а ни черта не понимаешь!..Давай, мацу вынимай!.. ...Где-то к часу ночи всё было сделано. Изготовленную мацу упаковали во вновь сшитые из чистых белых простынь мешки и разместили на завалинке русской печи – как раз над топкой. Занавесками прикрыли место хранения и начали укладываться спать. Сёма и я заняли наше привычное место на топчане в кухне. Уснули, как говорится, не успев прислонить голову к подушке. Но вскоре меня начал душить кашель – я и до этого был немного простужен. Окончательно проснулся, когда почувствовал, что Сёма сполз с топчана и куда-то направился. Услышал звук откидываемого засова, скрип наружных дверей. Глаза что-то резало, мешало раскрыться векам... И вдруг потянуло свежим воздухом. Глазам и горлу стало легче. Через несколько мгновений осознал, что кухня наполнена дымом. И тут за занавеской что-то блеснуло, вспыхнуло. Сполз с топчана, бросился к завалинке и рванул вниз занавеску. Над мешками с мацой взметались языки пламени. С криком “Пожар!.. Пожар!..” ворвался в комнату. Кто-то меня оттеснил и вбежал в кухню, кто-то выпихивал на улицу, на свежий воздух. Последовательность дальнейших событий восстанавливал уже по рассказам. Оказалось, что в этой ситуации самым быстрым и проворным проявил себя папа. Первым вбежав на кухню, он сорвал занавески, увидел пламя и ухватился за оказавшийся под ногами сосуд с жидкостью. Это было ...помойное ведро. С вечера оно заполнялось остатками обеда-ужина, водой из-под вымытой посуды и прочим... Ловкое движение руки – и содержимое ведра опустилось на часть бушующего пламени. Второе ведро, стоящее неподалёку, но уже с чистой водой, обрушил на завалинку дядя Абраша. А дальше в ход пошла вода из стоящего в углу у входа в кухню большого бачка. В считанные минуты пламя было погашено. Постепенно рассеивался заполнивший кухню, коридор и уже заползавший в комнаты едкий дым. Мы с Сёмой сидели на корточках, прислонившись к кирпичной стене дома, и молчали. Над нами раскинулся бескрайний шатёр звёзд, где-то невдалеке, в глубине двора, невестились белым убранством вишни и яблони, и ночная тишина отдавалась гулким звоном в ушах. Вскоре мы начали различать голоса, идущие из открытых дверей дома. Показалось, что кто-то плачет. Мы вбежали в комнату. Слух нас не обманул. Сима-маленькая сидела на скамейке у стола, плечи её вздрагивали от всхлипываний, дядя Абраша сидел рядом, прижимая к себе жену, а мама в свете пламени керосиновой лампы отсчитывала из бутылочки капли в стакан с водой. Через некоторое время испуг и нервное напряже-

14

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

ние сменились наигранным оживлением. – Сымалы, – дядя Абраша нежно поглаживал округлый животик жены, – с ней всё будет в порядке! – он уже соглашался на дочку. – Просто её первым острым воспоминанием будет, наверно, ловкость нашего шурина... Все сидели на скамейках по обе стороны стола, прижавшись друг к другу, ещё, видимо, не осознавая ту недавнюю смертельную опасность, которая чудом пронеслась над их головами. Но привычная в таких случаях потребность человека к теплу продолжала всех держать в тесной близости. Только баба Сура, откинувшись на поднятые у изголовья подушки, полусидела в кровати. Шутку Абраши прервал взрыв хохота. – Хохмач! – папино лицо озарила добрая улыбка. – Он ещё смеётся! – наигранно возмутилась тётя Роза. – Куда теперь негодную мацу незаметно деть?.. - Заставим мальчиков потанцевать на ней «РиоРиту» – пусть из неё снова муку сделают... - А потом из этой муки снова мацу печь?.. Мой наивный вопрос заставил громко смеяться даже Симу-маленькую. – Сима, – обратилась она сквозь смех к маме, – он у нас таки умный!.. – Конечно, не быть же Пасхе без мацы! – Киндэрлах, а таки! – подала с кровати голос баба Сура. Короткая реплика заставила всех поостыть. Денег на покупку новой муки дома не было. С трудом тянули от зарплаты к зарплате. Не пухнуть с голода помогали только огородные запасы. Для всех маца давно стала данью национальной традиции. Обеспечить семью на все дни праздника мацой было нереально. Да и на работе почти что у каждого находились “доброжелатели” – коллеги, которые в пасхальные дни подсовывали евреям “xoмец”. Ходила даже по этому поводу поговорка: “Проверяют на вшивость”. Но вот где взять мацу для двух стариков: для бабы Суры и деда Арье – озадачило всех. Тягостное раздумье продолжалось недолго. Когда и как Сима и Абраша пришли к общему соглашению, никто не заметил, но дядя подсел к бабе Суре на кровать, взял её натруженные руки в свои и негромко сказал: – Не волнуйся, мама, для вас маца будет!.. У нас есть деньги... Мы знали, о каких деньгах идёт речь. Симе и Абраше нужно было обустраивать своё гнездо после недавнего возвращения в родной город. Да и ожидаемый ребёнок требовал немалых затрат. Никто не успел возразить Абраше. - Маца будет! – хлопнул ладонью по столу дед Арье. – Это вам говорю я! Теперь все головы повернулись к нему. Нарушил молчание дядя Федя: – О чём ты говоришь, папа?.. – Я говорю о маце, сынок!.. А точнее – о муке для мацы... – Ты знаешь, где её взять?.. – Считай, что она у тебя дома...

На деда Арье посыпались вопросы со всех сторон. Он долго молчал, слушал, загадочно улыбался какойто грустной улыбкой и, наконец, ответил: – Вы знаете церковь на польских фольварках?.. Её священник – отец... В гробу я его видел после нашей сделки!.. В общем, он меня попросил перекрыть крышу – всю. От самой колокольни... Работа тяжёлая... Требует хороших рук и головы... Но не поэтому я пока не дал согласия. Слава Б-гу, и первое, и второе у меня есть. Не лежит у меня сердце к этому... – Дед Арье хотел вставить перчёное словцо, но, видимо, вспомнил о присутствии «мелюзги». В сердцах хмыкнул и продолжил: – Говорят, он с немчурой сотрудничал... – Его б давно замели! – прервал отца дядя Федя. – Не говори, сын!.. Сколько их – шуцманских гадов – рядом с нами ходят!.. Короче!.. Завтра утром буду у него. К вечеру ждите два мешка белой муки! – Папа! – Тётя Роза отрицательно покачала головой. – Это опасная работа. Не надо рисковать!.. Придумаем что-нибудь другое... Её поддержали все женщины. – Ша! – утихомирил всех дед Арье. – А залезть на наш маленький сарайчик не опасно?.. Не умеешь – так всё опасно. Я такие церкви перекрывал... Умения хватит, а там – как Б-г решит! – А не хотите ли вы какое-то время быть поближе к нему, чтоб поговорить по душам?.. – не удержался от грустной шутки дядя Абраша. Дед Арье в задумчивости почесал бороду: – И это не помешает... Eсть парочка вопросов. ...К вечеру мука была дома. И снова закипела работа. Только трудились все более сосредоточенно и насупленно.В один из перерывов дядя Абраша не выдержал: – Что я вам скажу, товарищи-хаверым: и жизнь хороша, и жить хорошо! Так, кажется? Кто сказал?.. – Маяковский! – просиял Сёма при упоминании имени любимого поэта. – Мальчик, это я сказал!.. А вот что скажет мой ребёнок в мои годы? Будет ли он знать, что такое маца, что такое Пейсах, вообще что такое слово «еврей»? Будет ли он знать, как мы жили, о чём думали, что делали, над чем смеялись, почему плакали? Где корни его жизни? И нужно ли будет нашим детям, детям наших детей, их внукам знать что-нибудь об этих корнях? Фитькалы, ты младший из здесь присутствующих. Тебе по человеческим законам дольше нас всех жить. Что ты ответишь мне?.. Я молчал. Я не имел ответов на все эти вопросы. Я не уверен до конца, что знаю эти ответы и теперь, на склоне лет. Но книга воспоминаний «Корни», написанная моим старшим братом Сёмой, живущим с семьёй в Израиле, напомнила и мне о нашей ответственности перед памятью родителей, обострила чувство ответственности перед настоящим и будущим наших детей и внуков. Это заставило меня вновь взяться за перо и с позиций прожитых лет по-новому осмыслить прошлые мгновения, мгновения, мгновения... жизни.n

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 1


НАШИ ИНТЕРВЬЮ

Елена Касимова

В ПОИСКАХ ПРАВДЫ ЧАСТЬ II

Единственное освобождение человека, единственное освобождение мира происходит, когда Единственнный наверху обращается вниз, указывая нам: – Делайте это. Делая, вы соединяетесь со Мной. И тогда нет ни низа, ни верха. Есть только Единственный.

РАВВИН-ХУДОЖНИК «Картины Овадии Иссакова, написанные на еврейские темы, поражают яркими и сочными красками. Сам художник считает, что все следует делать с радостью, и его живописные полотна — наглядное тому подтверждение. В буклете «Овадия», посвященном творчеству художника, он пересказывает притчу, которую услышал на хасидском фарбренгене. «Один еврей спросил у Ребе: «Зачем Вс-вышний дал людям Тору и заповеди? Ведь люди делают все не идеально: кто-то на молитву придет не вовремя, у кого-то тфиллин не на нужном месте… Уж лучше дать Тору ангелам. Они все исполнят, как положено. Ведь Тора и заповеди — это самое сокровенное, что есть у Вс-вышнего». Ребе ответил: «В чем заключается различие между фотографией и живописью? На первый взгляд фотография точнее и подробнее передает действительность. Так почему же различие так заметно? Художник — не фотограф: то, что видит, он пропускает через себя, осмысляя зрительные ассоциации и эмоции. И только потом, когда все уже продумано и пережито, он переносит образы на холст. В его изображении это уже гораздо больше, чем просто механическая передача увиденного». Рабби Овадия комментирует эту притчу: «Какое отношение этот рассказ имеет к служению Вс-вышнему? К служению Вс-вышнему надо подходить творчески, как художник, а не как фотограф. Тогда будет этому и цена, и качество». Журнал «Алеф», 2002 год. - Я оказался перед сложным выбором: с одной стороны, всей душой чувствовал, что мое место в йешиве, а с другой, - как я мог оставить искусство?! Когда мы не знаем, как поступить, надо обратиться к раввину. Я пошел к Рош йешивы (главе йешивы), и он мне сказал: «Знаешь, у нас на чердаке есть небольшая комната. Правда, она захламлена всяким старьем, но, если ее расчистить, получится замечательная мастерская. Живопись – твое призвание, ты должен ему следовать, одно другому не мешает». 1 2 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

Через два года занятий в московской йешиве я продолжил свое образование в Израиле в городе Кирьят Малахи у известного хасида реб Мотла Козлинера, отец которого был секретарем Шестого Любавичского Ребе. Там-то мы и встретились с рабби Давидом Давидовым.

ДВА ТОВАРИЩА - Хочу напомнить читателям, что рабби Давид Давидов – раввин горско-еврейской общины Канады. Именно он является организатором приезда рабби Овадии в Северную Америку. - Рабби Давид, значит, Вы с рабби Овадия товарищи по йешиве? Рабби Давид Давидов: Не совсем так, в йешиву Кирьят Малахи я приехал просто провести там Шаббат. Рабби Овадия: А для меня это было началом моего пребывания в йешиве, и, чтобы меня поддержать, мне сказали, что

есть такой же парень, как и я – горский еврей, и что не стоит переживать. - Рабби Давид, какими судьбами рабби Овадия оказался в Северной Америке? Рабби Давид Давидов: Я пригласил рабби Овадию (взяв на себя все расходы, связанные с поездкой), потому что он является нашей гордостью. - Что Вы под этим подразумеваете? Рабби Давид Давидов: Я имею в виду несколько моментов. Его приближение к еврейству доказывает, что можно стать евреем, соблюдающим традиции, и даже раввином, и вместе с тем быть профессиональным художником. Кстати, рабби Овадия – не просто раввин, он еще и шохет: режет кошерным образом для евреев кур и баранов; он также и моэль: делает обрезания; он еще и софер: пишет святой текст Торы на пергаменте для Свитка. Причем рабби Овадия не просто наслаждается красотой еврейской жизни со своей семьей, - он посвящает все свое время, чтобы евреи вокруг тоже вернулись к своим

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

15


корням. И надо понимать, что город, в котором он осуществляет свое послание – Дербент – нельзя сравнить с Торонто, Нью-Йорком или Сан-Франциско. Не говоря о том, с какими трудностями там связано добывание кошерных продуктов (пусть он сам об этом расскажет), жить в таком непростом регионе, каждую минуту своей жизни посвящать тому, чтобы научить евреев всему, чему научился сам, да еще и получить за это пулю в грудь, - для этого нужно обладать истинным мужеством!

РАССТРЕЛЯННОЕ ЕВРЕЙСТВО

Обложка к буклету «Овадия»

кова стало первым покушением на жизнь раввина не только в Дагестане, но и во всей России. - Рабби Овадия, расскажите, пожалуйста, об этом ужасном событии. Где это случилось?

- Это произошло в Дербенте, городе, раввином которого я являюсь, выполняя миссию посланника Любавичского Ребе. Летом 2013 Раввин Овадия Иссаков, посланец движегода я возвращался домой со шхиты. Было ния ХАБАД в Дербенте, был тяжело ранен в уже поздно - 1 час ночи. Заехав в ворота результате покушения. Неизвестный выстредвора, в котором находился мой дом и еще лил в него с близкого расстояния, когда он дома трех семей, я увидел, что во двор зашел подходил к своекакой-то человек. му дому. Первую Я подумал, что он операцию раввину пришел к соседям сделали в местной в гости и задербольнице, после жался. Мы оказачего его отправили лись друг против на дальнейшее лечедруга. Было очень ние в Израиль. темно, кроме того, его лицо скрывал Российские прабольшой козырек воохранительные кепки. Тут он подорганы считают, что нял голову и улыбнападение на равнулся. В его руке вина связано с его блеснул серебрипрофессиональной стый пистолет, деятельностью. и он выстрелил. Следственный комиЗвука не было тет возбудил уголовслышно, я вообще ное дело по факту решил, что это покушения. шутка, но, прилоНападение на жив к груди руку, Иссакова возмутило увидел кровь. Я еврейскую общину закричал. В эту России. Руководиминуту к дому тель департаменсоседей подъехата общественных ла машина. Мой связей Федерации крик и шум подъеврейских общин езжающего автоРоссии Борух Горин Рабби Давид Давидов мобиля спугнули заявил «Русской его, и он убежал. Я службе новостей», как-то подполз к дверям своего дома, поничто до сих пор в Дагестане евреи не подвермая, что жена и дети спят. Ногами я стал стугались никаким угрозам, но теперь ситуация чать в металлические ворота, на звук выскоизменилась. По его словам, необходимо причили соседи – два брата, которые принимали нять новые меры для обеспечения безопасучастие в наших еврейских программах, а ности. позже стали студентами московской йешивы. Горин отметил, что нападение на ИссаВ это время они находились дома на канику-

16

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

лах. Мне просто повезло, что они поздно засиделись, беседуя друг с другом. Я им сказал, что в меня стреляли. Второе мое везение заключалось в том, что прямо напротив нашего двора находилось центральное отделение дербентской «Скорой помощи», куда братья тут же побежали. На шум вышли другие соседи, меня положили на носилки, и я услышал, как женщины говорили друг другу: «Смотрите, сколько крови он потерял...» Я и не заметил, что лежал уже в луже крови. - Сумели найти преступника, или преступление осталось безнаказанным? - Напротив нашего дома находится магазин одежды для невест, на котором установлена камера наблюдения. По внешнему виду удалось определить стрелявшего, а позже и найти его, но при задержании он был уничтожен. Оказалось, что он совершил в Дербенте 12 взрывов: в супермаркете, также взрыву подвергся человек, обучавший солдат ОМОНа. Телохранители, которые меня сейчас охраняют, характеризуют его как профессионала-подрывника. Он убил нескольких полицейских. Его интересовали оживленные места и известные люди. А до этого на праздник Суккот он подложил бомбу к стене синагоги со стороны женской миквы и взорвал ее. После оказания первой помощи в Дербенте меня отправили на лечение в Израиль. Там я имел возможность остаться, но все-таки решил вернуться продолжать свою миссию.

ЗАСЫПАННЫЕ КОЛОДЦЫ - Я выросла в Баку и знаю, что в семьях горских евреев традиции соблюдались гораздо больше, чем в ашкеназских. Если спросить горских женщин, каждая скажет, что у ее бабушки на Песах была отдельная посуда, другой фартук, а одна из моих горских подруг рассказывала, что ее бабушка к Песаху шила новые тряпочки для хозяйства. Как же получается, что в наши дни среди ашкеназских евреев встретишь соблюдающих кашрут и Субботу чаще, чем среди горских? - Ответ на это можно найти в Торе. Наш праотец Авраам выкапывал колодцы, которые были жизненно необходимы в пустынной местности. Так вот, он колодцы копал, а филистимляне их обратно закапывали. Авраам совершал доброе дело, а филистимляне разрушали его. Это зависит от направления духовного света: он может спускаться сверху Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 3


НАШИ ИНТЕРВЬЮ

на какую-то вещь, место или человека, а может подниматься вверх. Авраам, выкапывая колодцы, принимал свет сверху. В горской общине во времена наших дедушек и бабушек происходило то же самое: духовный свет проистекал на большую часть горских евреев сверху вниз. Но этот свет ушел, как только ушли из жизни праведные бабушки и дедушки, после которых оставались только фотографии, куда все тычут пальцами: «У меня была такая необыкновенная бабушка или такой особенный дедушка». Другая ситуация была с нашим праотцом Йицхаком: он не копал новые колодцы, – он раскапывал ранее выкопанные Авраамом и засыпанные позже филистимлянами. Духовный свет поменял направление: теперь он исходил от самого Йицхака и направлялся снизу вверх. Наши прабабушки и прадедушки, как и Авраам, копали колодцы – соблюдали традиции. Они делали большое дело, но их работа оказалась недолговечной. Пришли филистимляне – коммунисты, насмешники – и закопали колодцы. Теперь наша задача - заново начать раскопки. И эта работа ведется сейчас очень интенсивно. Каждый из нас, когда уже нет наших бабушек и дедушек, должен сам раскопать свой семейный колодец. Тогда мы обязательно доберемся до живительной воды, и будет у нас – «Беэр Маим Хаим» - «Кладезь живой воды». - Рабби, Вы не просто раввин, Вы еще и поэт!

НАЙТИ БАШЕРТ БАШЕРТ (идиш) - найти свою половину для заключения брака. «Шер» означает «вырезать», т.е. партнер как бы уже зеранее «вырезан», поскольку, согласно Талмуду, за сорок дней до рождения ребенка Б-жественный голос провозглашает: «Дочь такого-то предназначена для сына такого-то!» - Расскажите, пожалуйста, о своей семье. Где и как Вы нашли свою жену? - Моя жена ашкеназская еврейка, она родом из Днепропетровска. Вообще религиозному парню нелегко найти правильный шидух – пoдходящую невесту. В Москве я обратился к раввину Берлу Лазару за помощью. Мне казалось, что я должен поехать в Нью-Йорк, в «Севен Севенти» - Центральную Любавичскую синагогу и искать невесту именно там. Она должна была воспитана в

1 4 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

Рабби Овадия Иссаков

соответствии с любавичскими ценностями. Но Берл Лазар сказал: «Мне кажется, тебя что-то ждет в Днепропетровске». Не послушав Лазара, я все-таки поехал в «Севен Севенти». Вернувшись, я рассказал ему, что был в Нью-Йорке у Ребе по вопросу шидуха. На что Берл Лазар разочарованно протянул: «А я думал, ты поехал в Днепропетровск...» Меня очень обидела такая его реакция: ведь я же был у самого Ребе! Через несколько месяцев кто-то сказал, что для меня может быть шидух в Уфе, и я направился туда. К тому времени моя будущая жена заканчивала обучение в еврейском учебном заведении Днепропетровска для девушек «Бейт Хана», и ее с подругой направили в Уфу на практику помогать в еврейской школе. В Уфе я с ней и встретился. Когда я узнал, что она из Днепропетровска, я понял, что от своего предназначения уйти невозможно: я уже и в Нью-Йорк ездил, и к Ребе на Охель ходил, куда-то в Уфу отправился, 4 часа туда летел на самолете... Приехал в Башкаркостан, и именно там она меня ждала. Когда меня в Москве все поздравляли, рабби Лазар спросил: «Кто невеста?» Надо было видеть его взгляд, которым он меня одарил, когда я сказал, что невеста из Днепропетровска. - Наверное, он знал, что и как должно быть. - Скорее всего, у раввинов есть некое внутреннее чувство, к которому надо прислушиваться.

ЧУДО С «МАТЕРНОЙ» = ЧУДУ ХАНУКИ В течение года после свадьбы я учился в Колеле в Москве (Колель – это своеобразная аспирантура иудаизма, уроки, на которых

взрослые мужчины, преимущественно женатые, занимаются изучением Торы). За это время у нас с женой родился сын. Ровно через год после свадьбы мы уехали в Дербент. До этого мы с женой приезжали туда на Песах, чтобы познакомиться с общиной. Дербент ко времени нашего приезда представлял место с полностью засыпанными колодцами, и о кошерных продуктах нельзя было даже и мечтать. Так случилось, что наш сын Даниэль Хаим через два месяца после рождения отказался от материнского молока. Мы столкнулись с серьезной проблемой: надо было ехать в Дербент, а мы не могли достать кошерную детскую молочную смесь «Матерна», приготовленную из молока «халав Исраэль» («халав Исраэль» - «еврейское молоко» - означает молоко, за производством которого наблюдает еврей, соблюдающий Субботу). В Москве был человек, который для еврейской общины привозил из Израиля эту детскую смесь и сам распространял ее. По каким-то причинам он перестал это делать, и «Матерну» стало невозможно достать. Даже когда я был в кабинете у рабби Лазара, чтобы попрощаться с ним перед отъездом, я слышал, как он спрашивал кого-то по телефону о «Матерне» и получил отрицательный ответ. Мы с женой взяли последние оставшиеся у нас 5 – 6 банок смеси и уехали в Дербент. На новом месте жену постоянно беспокоил вопрос обеспечения ребенку питания. Я говорю: «Да-да, конечно», - звоню одному, другому, третьему – нет «Матерны». Все обещают: «Вот-вот будет», - но все безрезультатно. И тут жена мне сказала: «А что ты вообще думаешь? Когда у нас кончится запас смеси, мы будем кормить сына некошерным продуктом?» - «Ма питом - с какой стати наш ребенок будет кушать некошерный продукт?», - вопросом на вопрос ответил я. «И как ты собираешься решать проблему?» продолжила жена. Я сказал: «Когда останется последняя банка, ты мне сообщишь об этом, я возьму билет в Москву, оттуда в Израиль (а тогда еще был визовый режим, то есть надо было открывать визу) и привезу 2 чемодана «Матерны». Жену как-то не очень вдохновил такой план, она молча взяла коляску с ребенком и пошла гулять. Через 15 минут прибегает взволнованная и говорит, что она шла и уви-

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

17


дела аптеку с ее именем (жену зовут Мирьям, а аптека на мусульманский лад называлась «Марьям»). Ей стало интересно, и она туда зашла. Видит... в Дербенте (!) на полке аптеки стоит банка «Матерны», ХАЛАВ ИСРАЭЛЬ! Я, на ходу хватая плащ, побежал в аптеку. Там спросил хозяина, указав на банку молочной смеси: «Скажите, Вы постоянно продаете этот продукт?» «Не-ет, что Вы, наша знакомая из Махачкалы была на экскурсии в Израиле, привезла «Матерну» своему малышу, а он не захотел ее есть. Знакомая попросила продать банку хоть за какую-нибудь цену». Я сказал аптекарю: «Позвоните, пожалуйста, своей знакомой и спросите, может, у них остались банки «Матерны»? В результате мы купили 8 банок необходимого для нас продукта. Получается, что Ребе, послав нас с женой с миссией в Дербент, все заранее подготовил. Это нас очень поддержало и воодушевило на дальнейшую работу. - Для Вас эти 8 банок были как чудо 8 дней Хануки: ты думаешь, что масла у тебя хватит только на один день, но нужно все равно зажигать святой свет, а дальше Вс-вышний поможет. - Совершенно верно.

«ЧЕЛОВЕК ГОДА» На одном из фарбренгенов я рассказал эту историю отцу рабби Берла Лазара, рабби Мойше Лазару. Он внимательно ее выслушал и сказал: «Я тебе обещаю, что эту историю узнает весь мир». И действительно, когда мне вручали премию «Человек года», я рассказал эту историю с «Матерной». - Кто Вам присудил эту премию? - Ее присуждают ежегодно на праздник Ханука. - Где? - Присуждение премии «Человек года» проходит в Москве в Кремле. Я получил премию в номинации «За проявленное мужество». Между прочим, в прошлом году премией в этой же номинации наградили очень интересного человека - Аркадия Вайспапира. Он является членом легендарной «девятки» восставших в германском лагере смерти «Собибор». Это было единственное успешное восстание узников нацистских концлагерей. До своей кончины в январе 2018 года Аркадий Вайспапир был одним из последних живых участников восстания. Его сын принял в Кремле эту почетную награду для своего отца (тогда Аркадий был еще жив).

РАССКАЖИ О ЧУДЕ - Мудрецы говорят, что нужно рассказывать о чудесах и знамениях Вс-вышнего. Вот я и рассказывал везде историю с банками «Матерны». Знаете, когда тебя что-то по-настоящему трогает, хочется поделиться

18

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

со всеми. А ведь 8 банок – это еще не все: ребенку было только полгода, дальше ему тоже надо что-то есть. И тут я встретил известного адвоката – Михоэля Барбулина, у него несколько своих адвокатских контор и в Москве, и в Израиле. Я ему, как и многим другим, рассказал про мои уже ставшие знаменитыми 8 банок «Матерны». Обычно люди на эту историю реагировали очень эмоционально, а Михоэль выслушал ее совершенно индифферентно, без всякого выражения на лице. А потом спросил: «А что ты будешь делать дальше: «Матерна» же заканчивается?» Я, как и всякий раз, когда рассказываю эту историю, нахожусь под впечатлением идеи произошедшего чуда, говорю: «Ну какая разница, ты меня, видимо, не понял…» А он скучно так отвечает: «Нет, просто я 1-2 раза в месяц езжу из Москвы в Израиль и мог бы привозить тебе «Матерну». Я буду оставлять ее в синагоге, а потом переправлять в Дербент». Можете представить мое изумление?! Мои постоянные рассказы об этой истории в конце концов сделали свое дело: мой сын был обеспечен кошерным питанием! Я до сих пор помню, когда я в первый раз поехал за «Матерной» в Москву: обычная московская липкая слякоть, подхожу к машине Михоэла, он открывает багажник, там чемодан, а в нем сложенные рядами заветные банки!

ВРЕМЯ РАСКАПЫВАТЬ КОЛОДЦЫ - Какова была еврейская жизнь в Дербенте, когда Вы туда приехали? - В то время еврейская жизнь Дербента являлась прекрасной иллюстрацией того, о чем мы с Вами говорили: нужно было начинать раскапывать колодцы. Мы оказались в таком городе, что буквально не знали, с чего начинать. Нам сказали, что мэр города не рекомендует даже входить в ветхое строение синагоги, так как оно находилось в аварийном состоянии. За год до этого я приезжал в Дербент с двумя ребятами из «Севен Севенти» проводить праздник Пурим в городской синагоге. От наших громких выкриков и пения осыпалась старая саманная штукатурка. Единственными посетителями этой синагоги были 10 старичков, которые приходили почитать Кадиш и между молитвами «Минха» и «Маарив» неспешно обсудить новости. Это и была вся еврейская жизнь города. Мы с женой не знали, сможем ли привести молодежь и как это сделать? В такой ситуации история с «Матерной» послужила для нас знаком, что у нас все получится. И действительно, история с банками имела необыкновенное продолжение. Мой старший брат возглавлял в Москве кошерный магазин. Он и стал отправлять для меня «Матерну» в Дербент. Для этого я все время ходил на автостанцию договариваться с

автобусными водителями. Я, понятное дело, резко отличался по виду от окружающих, и водители не упускали момента взять с меня больше, чем с других. Допустим, если обычно провезти коробку стоило 300 рублей, с меня они брали 500. Я их просил, спорил, пытаясь что-то доказать. У меня постоянно было неприятное состояние зависимости от жалости других людей, когда я все время должен о чем-то их просить: то мне этрог задержали, а уже скоро праздник Суккот, то Ханукии должны прислать, и я иду их встречать… И вдруг меня посетила мысль: Ребе всегда говорил о том, что нужно действовать выше возможностей своей природы. И я подумал: «Я все время прошу о том, чтобы мне присылали в Дербент все необходимое. А не сделать ли наоборот: не начать ли мне отправлять что-то ИЗ ДЕРБЕНТА?!» Я спросил у брата: «Где ты берешь кошерное мясо для твоего магазина? У нас есть хорошее мясо, и я мог бы вам его посылать». Оказалось, что в Москве мясо стоило гораздо дороже, чем наше, даже учитывая все расходы. Так у нас наладилась система: он отправлял мне «Матерну», а я ему – мясо. Дальше мы организовали доставку кошерного мяса соседним общинам: в Пятигорске, в Нальчике, в Ростове. Помню, как мы боялись покупать первую морозильную камеру, так как не были уверены в успехе воплощения нашей идеи. Но на практике оказалось, что как только морозильник заполнялся, он очень быстро опустошался – такая сильная, слава Б-гу, потребность евреев в кошерном мясе. Мы только успевали паковать и запечатывать коробки с мясом, которые шли и в Кубу (еврейская слобода в Азербайджане), и в Баку. Кстати, я приезжал в Баку, когда у них еще не было своего шохета, и резал для общины баранов. Наше мясо мы отправляли и в Москву, и даже кто-то отвозил его в Израиль. Крошечная община, состоявшая из 10 старичков, вышла на совершенно другой уровень: мы организовали программу «Старз», в которой принимали участие 26 девушек и 26 парней. Среди них были двое братьев, спасшие мне жизнь, когда в меня стрелял террорист. Вернувшись после излечения из Израиля, мы справили свадьбу старшему брату: он женился на религиозной девочке из Махачкалы, которая в Москве окончила институт для девушек «Махон Хамеш». На Хупу приехали многие раввины, в том числе глава института «Махон Хамеш» раввин Авраам Бекерман. Это было очень символично: настоящее традиционное еврейское торжество – Хупа, проведенная по всем правилам в Дербенте, бывшем городе засыпанных колодцев, – послужило мощным импульсом развития еврейской общины города, в котором колодцы интенсивно раскапываются. - Рабби, большое спасибо за Ваш удивительный рассказ. Я желаю, чтобы свет, исходящий от Вас к людям, возвращался бы новыми еврейскими душами, новыми людьми, которые будут приходить к еврейству.n Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 5


ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА

Рассказы о необычном Яков Шехтер

КОРОЛЬ ЛИМНЫ

М

ордехай оторвался от борьбы с врагом, и перевел недоумевающий взгляд на Хану. – Что случилось?

Элимелеху приснился страшный сон. Разбойники окружают его обоз, рубят топорами возниц, никого не жалея, его самого хватают, ведут к атаману. Деньги, рычит атаман, давай деньги. У Элимелеха уже все отобрали, но атаман не унимается, грозит пыткой, муками. Элимелех выворачивает карманы, мол пусто, его сбивают ударом по голове на землю, двое хватают за руки, а третий, уперев колено в грудь, выкалывает глаза, просовывает конский волос и начинает изнутри пилить переносицу. О, Боже! Элимелех поднялся из постели, омыл руки и долго стоял у окна, прижимая лоб к холодному стеклу. Переносица ныла, а привидевшееся выпукло и четко стояло перед мысленным взором, не желая уходить. Элимелех ушел в свой кабинет, зажег лампу и до рассвета читал псалмы, пытаясь успокоиться. Для чего Вс-вышний посылает человеку такой сон, что хочет сказать, на что намекнуть? Это не было простое наваждение, обыкновенный ночной морок, навеянный плохой едой или дурным вечерним настроением. Сон был слишком ярким, запомнился целиком, в самых мельчайших деталях. Стоило прикрыть глаза, и харя атамана со зверино оскаленным ртом тут же вставала перед глазами. И переносица ныла, не переставая, словно и в самом деле кто-то пытался пилить ее изнутри. О, Боже! В Лимне, селе в ста верстах от Львова, Элимелеха называли сокращенно Мелех, то есть, король. Он и в самом деле чувствовал себя королем, единоличным владельцем крупного торгового дела, большого дома на центральной улице, роскошного выезда. Не один барчук из соседних поместий с завистью оглядывал ухоженных, лоснящихся коней, запряженных в покрытую блестящим

1 6 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

лаком коляску, на которой Мелех выезжал вместе с женой и двумя дочерьми. Шли годы, и с годами дела шли все лучше и лучше. Мелех не боялся надвигающейся старости, вернее, он просто не замечал ее приближения. В его жизни ничего не менялось, память была по-прежнему цепкой, зрение острым, ну, разве что ходить стало тяжелее. Он уже не бегал вприпрыжку, как в давешние годы, а вышагивал степенно и чинно, что, впрочем, и подобает солидному купцу. Своих дочерей, Гони и Риву, он удачно выдал замуж за хороших парней, детей состоятельных родителей. И приданое положил за ними более чем щедрое. Чуть не все состояние Мелеха ушло на это приданое. А для чего пожилому человеку деньги? Пусть они лягут в фундамент счастья дочерей, их детей, его, Мелеха, внуков. И хоть от одних и тех же родителей были сестры, а получились совсем разные. Вс-вышний одарил Гони разумом, а Риву наградил сердцем. И счастливы, поэтому, они были по-разному. Внуки росли, внучки хорошели, не за горами виднелись их свадьбы, а Мелех по-прежнему занимался торговыми делами, и по-прежнему богател. И вот этот сон, посреди спокойного благополучия! К чему, для чего, за что? Когда окончательно рассвело, Мелех постарался выкинуть из головы дурные мысли. Чему быть, того не миновать. Зачем тревожиться о бедах, которые еще не наступили? Доберемся до реки, подумаем о броде. С той ночи, с того сна покатилось, полетело вверх тормашками благополучие и покой короля Лимны. Сначала умерла жена. Внезапно, посреди завтрака. Вдруг замерла, с чашкой в руках, словно подавившись, окинула Мелеха удивленным взглядом, и повалилась лицом в салат. Несколько недель после похорон Мелех ходил сам не свой. Хупу им поставили, когда ему было шестнадцать, а ей чуть меньше.

Сорок лет вместе, каждый день, каждую ночь. Он уже и помыслить себя не мог отдельно, без жены. Ее постоянное, неизменное, тесное присутствие казалось таким же естественным и необходимым как дыхание, или небо над головой. И вот, ее не стало… За что? Чем провинилась перед Вс-вышним эта женщина, чем так разгневала Судью Праведного, что Он отрезал ее от жизни одним быстрым движением, словно кончик огурца. Кто может дать ответ? И существует ли он вообще? Привыкнуть к этому, поменять шкуру, походку и способ совместно обдумывать все решения казалось невозможным. Но за первый месяц одиночества Мелех приловчился и спустя два полностью вернулся к жизни. Калечной, убогой, но все-таки жизни. Беда не приходит одна. Смерть жены открыла дверь, и несчастья, словно зеленые навозные мухи, ворвались в дом короля. Пожары, кражи, подставы, обманы, разбойные нападения потянулись сплошной вереницей. Не прошло и года, как в одно ненастное утро Мелех понял, что полностью разорен. От былого богатства не осталось ничего: товары, склады, дом, утварь, даже драгоценности покойной жены – все, все унесло потоком бедствий. За свою долгую деловую жизнь Мелех не раз бывал на грани разорения и два раза даже переступал его черту, но всякий раз возвращался. С его опытом, сметкой и главное связями, это было трудно, но вполне реально. И хотя сейчас дело зашло дальше, чем когдалибо, Мелех не утратил присутствия духа, а только с большей тщательностью принялся озираться по сторонам в поисках спасительной сделки. И был с ним Бог, пришла возможность, жирная, точно наваристый чолнт. Осталось лишь добыть восемьсот червонцев и закрутить в обратную сторону колесо удачи. Мелех не сомневался, что быстро добудет нужную

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

19


20

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018


ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

21


сумму, и был страшно удивлен, когда бывшие партнеры, старые друзья и хорошие знакомые под разными предлогами отказались ссудить его деньгами. Он никак не мог взять в толк, что происходит, пока один из приятелей, видимо пожалев состарившегося короля, выложил все, как есть. – Дряхлый ты конь, кто на тебя поставит? Отбегал ты свое, пора на отдых. Мелех ничего не понял. Он чувствовал себя точно так же, как десять, двадцать, тридцать лет назад: полным сил и куража. Но приятель не согласился. – К зеркалу, к зеркалу подойди. По привычке религиозных евреев Мелех действительно избегал смотреться в зеркало. Не мужское это занятие, себя изучать, оно больше пристало невестам на выданье да молодящимся вдовам. Но на сей раз, он решил последовать совету приятеля. У Мелеха было маленькое круглое зеркальце из полированного металла, которое он использовал для проверки накладывания головного тфиллина. Из глубины холодной блестящей поверхности на него глянул седой старик. «Неужели этот морщинистый дед – я?» – с удивлением подумал Мелех. Его представление о себе никак не вязалось с тем, что показало зеркало. Постояв еще несколько минут, он понял, почему никто не дает ему денег. Старик из зеркала мог помереть в любую минуту, протянуть ноги от боли и безысходности, начертанных на его лице. И тогда он пошел к дочерям. Мелех намеренно не хотел их тревожить, ведь у каждой были большие семьи, и дел невпроворот. Дочери растили его внуков, продолжение Мелеха на этой суетливой земле, и отрывать от них по кусочку он ни за что не хотел. Однако деваться было некуда. О, лучше бы он воздержался от этого шага. Лучше бы до смерти заблуждался, думая, что уж кто-кто, а дети его всегда поддержат. Увы, ни Гони, ни Рива не дали ему ни гроша. Гони выложила весь список расходов и доходов, доказав, что она сама еле сводит концы с концами. А Рива со слезами на глазах объявила любимому папочке, что денег нет. Нет и все. Да, он понял, да, он согласился поискать другой выход, да, разумеется, деньгами распоряжаются мужья и говорить надо с ними, но, вернувшись в каморку, где теперь жил и усевшись за пустой, голодный стол, он заплакал, прижимая пальцами саднящую переносицу. На следующий день группа хасидов отправлялась в Садигуру, к ребе Исроэлю, Ружинеру. Еще год назад Мелех нанимал балагулу с большой телегой, запряженной двумя битюгами, усаживал в нее десяток хасидов, а сам гордо возглавлял процес-

22

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

сию, развалившись в своей крытой лаком коляске. Теперь же его взяли из милости, по старой памяти потому, что заплатить за проезд он не мог. – Значит, никто в тебя уже не верит, – подвел итог Ружинер, выслушав прерываемый горестными вздохами рассказ бывшего короля Лимны. – Ладно, ладно. Я дам тебе письмо для моих хасидов во Львове. Они помогут. И вот еще что, как только вернешься в Лимну, немедленно отыщи богобоязненную, добродетельную вдову и женись. Плохо человеку быть одному. – Ребе, кому я нужен, старик без гроша за душой? – А вот это уже не твои расчеты. Ты делай то, что тебе полагается делать, а не решай за того Того, Кто устраивает браки. И было, хасиды в три дня собрали пятьсот червонцев, а габай центральной синагоги Лимны, услышав, что Мелех хочет жениться, тут же предложил достойную женщину. Дальше все как-то само собой сложилось, спустя две недели Мелех был уже женатым человеком. Он перебрался в скромный, но уютный домик жены, она вручила ему свои сбережения, триста червонцев, и пошло, затрещало, двинулось в обратную сторону колесо фортуны. Не прошло и полгода, как Мелех выкупил свой дом, лошадей, обстановку, драгоценности и вернулся к прежнему образу жизни, только с другой женой. И если честно, с Крейной ему было и проще, и легче, и спокойнее, чем с предыдущей супругой да упокоится та в мире. Узнав, что отец вернулся к прежнему богатству, дочери наперебой стали уговаривать Мелеха развестись с Крейной. – Посуди сам, – убеждала Гони. – Ты уже не молод, разве не разумнее будет продать дом, свернуть дело и перебраться жить ко мне? Провести спокойную старость под моей неусыпной заботой, не думать ни о чем, кроме ежедневной страницы Талмуда? Далась тебе эта чужая женщина? Дай ей денег и отправь восвояси! – Папочка, – вторила Рива. – Чем плохо тебе будет у меня, рядом с внуками и внучками, а вскорости с правнуками и правнучками. Под силу ли незнакомой женщине заменить тепло семьи, свет домашнего очага? Она, возможно, и хорошая, но мы то лучше! Поначалу Мелех и слышать об этом не хотел. – Крейна моя жена, то есть часть моего тела, моей души. Разве я могу выбросить ее из своей жизни, точно использованную тряпку? Мягкая вода точит самый твердый камень, а от постоянного повторе-ния даже глу-

пость начинает казаться мудрым изречением. Нет, пока Мелех вовсе не собирался дать развод Крейне, но в плотине его сопро-тивления возникла небольшая, однако, с каждым днем растущая щель. Осенью, сразу после завершения праздников, выпала ему дорога по де-лам в Садигуру. « Всевышний посылает меня к ребе Исроэлю, – решил Мелех. – По его совету я женился, по его совету и поступлю дальше. Сделаю, как ребе скажет. Конечно, главные вещи в своей жизни человек должен решать сам, но если можно посоветоваться с праведником, зачем упус-кать такую возможность? » Дело, по которому он отправился в Садигуру, на первый взгляд, каза-лось невсамделишным, даже надуманным. При обычном стечении об-стоятельств он бы просто написал несколько писем или, в крайнем слу-чае, отрядил доверенного работника. Мелех использовал это дело, как повод для поездки к ребе, боясь признаться себе самому, насколько слова дочерей завладели его мыслями. – А может, они правы? – думал Мелех. – Семейное тепло, забота близких, у этого нет подмены. Он вспоминал маленьких, сладких девочек Риву и Гони, как танцевал с ними по субботам, возвращаясь вечером из синагоги. Гимн «Шолом алейхем», здравствуйте ангелы, он начинал чинно, как и полагается. Но девочки уже приплясывали возле его ног, обхватывали его коленки и быстро сбивали строгое песнопение на веселую плясовую. Ух, как кружились они посреди комнаты, как бегали друг за другом вокруг стола. – Свечи, свечи не опрокиньте, – улыбаясь, повторяла ныне покойная жена. – Но почему? – спрашивал себя Мелех, – почему эти девочки не захо-тели мне помочь в тяжелую минуту? Ведь почти все, чем они сейчас владеют, нажито с помощью приданого, денег полученных от меня! Неужели нельзя было вспомнить, откуда все пришло, и поделиться? Вместо Гони и Ривы он вспоминал сам. Как ходил гулять с девочка-ми и как они спорили, кому держаться за его правую руку, а кому за левую. И как привозил им подарки, возвращаясь из поездок, и как они, ахали от восторга, разворачивая пакеты. Воспоминания всесильны, они способны до неузнаваемости расцве-тить серую реальность. И чем больше вспоминал Мелех, тем мягче становилось его сердце. Пустяшное дело нежданно-негаданно принесло солидный барыш, и к ребе Исроэлю Мелех сумел попасть лишь на третий день своего пре-бывания в Садигуре.

Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 | 1 7


ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА

– Сделай вот что, – сказал Ружинер, выслушав сомнения и страхи Мелеха. – Напиши жене и дочерям три письма. Мол, опять не повезло, полностью разорился, даже заложил одежду. Нет денег на обратный путь, пусть вышлют как можно быстрее. И подождем ответов. Мелех вышел от ребе слегка обескураженный. Он-то рассчитывал, что цадик заглянет за границу реальности и даст точный ответ, как по-ступить. Предложенную им проверку Мелех мог вполне придумать сам. «Мог бы то мог, – сказал он себе, вернувшись на постоялый двор, – только никогда бы не решился на такой фокус. Однако если праведник велит, нужно выполнять». Три письма вечерней почтой ушли во Львов, чтобы оттуда попасть в Лимны, а Мелех отправился в бейс мидраш, открыл Талмуд и несколь-ко дней провел, наслаждаясь учением. Боже, как славно было сидеть над открытой книгой. Сказал Рав, воз-разил Шмуэль, Абайе и Рова, рабби Йоханан и Реш-Локиш. Так ра-достно и спокойно он провел целую неделю, что даже стал задумы-ваться, не бросить ли ему, в самом деле, свои торговые дела и остаток жизни провести в бейс мидраше. Хватит, поработал! Пора подумать о душе и вечности. Три ответных письма прибыли в один день. Прежде, чем их открыть, Мелех прочитал всю книгу псалмов, омыл руки и чуть дрожащими пальцами, разрезал конверты. – Досточтимый и уважаемый отец, – писала Гони. – Как ты помнишь, через два месяца состоится свадьба твоей старшей внучки. Мы выдаем ее замуж за сына большого богача из Ровно и чтобы не ударить в грязь лицом перед будущими родственниками были вынуждены войти в большие расходы. Увы, но сейчас я могу послать тебе только малень-кую сумму для пропитания. Даст Бог, дела наладятся, тогда сможем вернуться к этому разговору. Со всех точек зрения тебе лучше оста-ваться в Садигуре, рядом с праведником. – Любимый папочка! – отвечала Рива. – Я так рыдала над твоим письмом, что бумага размокла от моих слез. Что за жестокая судьба, что за безжалостная фортуна?! С первой же возможностью я вышлю тебе старую одежду моего мужа, ты с ним одного роста и она тебе, вне всякого сомнения, придется впору. Думая о твоем будущем, я абсо-лютно убеждена, что тебе ни к чему возвращаться в Лимны к этой чу-жой женщине, а куда правильнее поселиться в Садигуре возле цадика и посвятить себя учебе. – Мой дорогой муж, – сообщала Крейна. – Я продала свои серьги и выслала тебе деньги. Их хватит на дорогу и одежду. Возвращайся ско-рее, с нетерпением жду от тебя добрых вестей.

1 8 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

Все было ясно. Более чем ясно. Тем же вечером Мелех отправился в Лимны, предварительно произведя кое-какую покупку. По дороге он обменялся одеждой с балагулой и подошел к дому Ривы в поношенном полушубке и потрепанной шапке. Начать он решил именно с Ривы, же-лая поглядеть, какое воздействие окажет на его чувствительную дочь вид обнищавшего отца. В дом его не пустили. Дверь открыл плечистый малый с недобрым лицом. – Чего надо? – вместо приветствия спросил он. – Хозяйку повидать. – Станет хозяйка со всяким нищебродом беседовать. Иди за угол, там вход на кухню, попроси хорошенько, авось покормят. – Я не голоден, – ответил Мелех, берясь за дверную руку. – Я отец Ривы, немедленно пропусти меня в дом. – Отец Ривы!– передразнил его слуга. – А ну, пошел вон, наглый попрошайка! Он хотел захлопнуть дверь перед носом у Мелеха, но тот крепко дер-жался за ручку, не давая сдвинуть дверь с места. Слуга крякнул и ко-ротко ткнул Мелеха кулаком в нос. От удара тот отшатнулся, упал и скатился по ступенькам крыльца на дорогу. Хорошо еще, что полушу-бок смягчил падение, и уберег Мелеха от пары сломанных ребер. Удар пришелся прямо в переносицу, и на белый снег закапала, за-струилась горячая кровь Мелеха, бывшего короля Лимны. К Гони он уже не пошел, кое-как утерся и поехал домой. Увидев мужа в перепач-канном кровью, потертом полушубке, Крейна бросилась его обнимать. – Ничего, ничего, – шептала она, гладя мужа по спине. – Все от Все-вышнего. И все еще устроится. А если не устроится, проживем как-нибудь. Бог не без милости, еврей не без доли. Мелех едва удержался от слез. Эта чужая женщина прошла все про-верки, а его любимые дочки с треском провалились. Сняв полушубок, он достал из-за пазухи футляр, покрытый синим бархатом, и протянул жене. Та вопросительно подняла брови. – Бери, это тебе. Крена раскрыла футляр. На бархате переливались всеми цветами ра-дуги золотые серьги с бриллиантами. Через два дня, узнав, что отец вовсе не разорился, а наоборот, еще круче идет в гору, Гони и Рива, как ни в чем не бывало, заявились в гости. Мелех скрепился, сделав вид, будто ничего не случилось, и при-нялся рассказывать о ребе Исроэле. Обманутые его спокойствием, Гони и Рива, как только Крейна отправилась на кухню

принести закуски, тут же взялись за старое. Мелех не сдержался и поднял голос. И что вы думаете, нимало не стесняясь, дочери ответили ему тем же. Прибежавшая на крики Крейна, застыла в дверях, от изумления прикрыв рот рукой. Расстались нехорошо, плохо расстались и с той поры отношения между Мелехом и до-черьми сильно охладели. Пролетело полгода. Все было хорошо, успешно и правильно. Он жил с доброй, богобоязненной женщиной, которая искренне о нем заботи-лась, дела шли прекрасно, бессовестные дочери пытались вымолить прощения. И все-таки … Он так и не полюбил Крейну. Несмотря на все ее достоинства, не-смотря на заботу и преданность. Покойная жена прочно заняла в его сердце место, куда могла проникнуть женщина и даже мертвой не пус-кала туда посторонних. Крейна не сумела возместить Мелеху того, чего он ожидал от доче-рей. Вернее, никто на свете не мог дать ему то, что могли бы дать эти две неблагодарные свиньи. И чем дальше уходило время, с тем боль-шей отчетливостью Мелех понимал: к прошлому нет возврата, и его отношения с детьми навсегда останутся такими, как сейчас. Это был настоящий удар от Всевышнего. Беспощадный, безжалост-ный удар прямо в сердце. Только кровь от этого удара не затихла, как после кулака слуги Ривы, а сочилась не переставая, каждый день. «Что я не так сделал? – без конца размышлял Мелех. – Ведь не может справедливый Господь просто так наслать на человека беду?! Чего я не заметил, упустил, не исправил в воспитании девочек? Меня словно ослепили, и какие-то важные вещи, мимо которых, по своей слепоте я прошел, возвращаются теперь, уже в качестве наказания». Он никогда не предполагал, что будет так страдать из-за дочерей. В его жизни всегда главным был заработок, семью-то ведь надо кормить, потом долг перед Богом, синагога, учеба, выполнение ритуалов, а уже потом семья. И вот теперь всемогущий Бог безмолвно стоял в стороне, наблюдая, как исходит кровью сердце бывшего короля Лимны. Сладкие, ласковые девочки из далекого прошлого приходили к нему во снах, спорили, кому какая достанется ручка, и танцевали вместе с ним вокруг субботнего стола. С каждым днем переносица болела все сильнее и сильнее, а сердце по ночам стучало так громко, что Мелех, боясь разбудить Крейну, тихонь-ко вылезал из кровати, шел на кухню, и, упершись лбом в холодное стекло, стоял до рассвета, уставив в темноту невидящие глаза. n

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

23


ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА

– Сделай вот что, – сказал Ружинер, выслушав сомнения и страхи Мелеха. – Напиши жене и дочерям три письма. Мол, опять не повезло, полностью разорился, даже заложил одежду. Нет денег на обратный путь, пусть вышлют как можно быстрее. И подождем ответов.

Семен Рудяк Мелех вышел от ребе слегка обескураженный. Он-то рассчитывал, что цадик заглянет за границу реальности и даст точный ответ, как по-ступить. Предложенную им проверку Мелех мог вполне придумать сам.

Все было ясно. Более чем ясно. Тем же вечером Мелех отправился в Лимны, предварительно произведя кое-какую покупку. По дороге он обменялся одеждой с балагулой и подошел к дому Ривы в поношенном полушубке и потрепанной шапке. Начать он решил именно с Ривы, же-лая поглядеть, какое воздействие окажет на его чувствительную дочь вид обнищавшего отца.

ДЯДЯ МИША

«Мог бы то мог, – сказал он себе, вернувшись на постоялый двор, – только никогда бы не решился на такой фокус. Однако если н, кажется, никому не был праведник велит, нужно выполнять». братом отца или матери, то Три письма есть вечерней почтой ушли во Львов, дядей в общепринятом понимании, все амалыши чтобы оттуда попасть в но Лимны, Мелех его “дядя Миша”, отправилсяназывали в бейс мидраш, открыл Талдолжно быть, потому, лицо наслаждаясь у него было муд и несколь-ко днейчто провел, по-взрослому заросшим, хотя и безбородым. учением. Почтения в этом обращении не было Боже, какИбо славно над открыникакого. всебыло мы, сидеть мальчишки, ему той книгой. Сказал “,Рав, воз-разил Шмуэль, почему-то “тыкали считая его “своим в АбайеЭтому прекрасно и Рова, рабби Йоханан и Реш-Локиш. доску”. способствовали его доброта, мягкость и общительность. Ноцелую наша Так ра-достно и спокойно он провел мама его иначе, чемстал Мейлах не называлане и неделю, что даже задумы-ваться, всегда только с иронией. бросить ли ему, в самом деле, свои торговые дела- испросил остаток жизни провести -в дядя бейс - Мама, я  её однажды, мидраше. Хватит, поработал! Пора подуМиша хороший? мать о душе и вечности. - Слишком хороший, - сказала мама. - Таких царей, наверно,письма никогда не былов (Мейлах на Три ответных прибыли один день. иврите - царь). Прежде, чем их открыть, Мелех прочитал всю книгу псалмов, омыл руки и чуть дроА мы, пацаны, его любили  просто потому, что он не пальцами, был такой,разрезал как все, конверты. и потому, что жащими он, несомненно, любил нас. В городке не – Досточтимый и уважаемый отец, – писала было человека, подобного ему, чтоб к нему Гони. было – Какобратиться ты помнишь, через два месяца можно свободно по любому вопросу и свадьба рассчитывать его участие, состоится твоей на старшей внучки. получить ответ в шуточной Мы выдаем ее непременно замуж за сына большого оправе, лучше воспринималось и богача изчто Ровно и чтобы не ударить в грязь запоминалось  лицом перед будущими родственниками были войти вя большие расходы. Это вынуждены потом, когда уже имел, с чем я был уверен в его Увы,сравнивать, но сейчас я могу послать тебе только поразительном сходстве с великолепным малень-кую сумму для пропитания. Даст детским Львом Бог, делапоэтом наладятся, тогдаКвитко, сможемкоторого вернутьзнал. Добрейшей души человек, затейник и ся к этому разговору. Со всех точек зрения фантазер, завсегдатай детских площадок в тебе лучше оста-ваться Садигуре, рядом парках Киева, которого  вобожали  знавшие с праведником. его дети, а заодно и ставшие совершенно кошерными, любимыми  даже – Любимый папочка! – отвечала Рива. –Я поросята  вместе с АнныВанными (строки так рыдала над твоим письмом, что бумага “АннаВанна наш отряд хочет видеть поросят” размокла от моих слез. Что за жестокая знала, пожалуй, вся детвора России). судьба, что за безжалостная фортуна?! С И, саможесобой,  его, не правильного, к первой возможностью я вышлю тебе тому же ещё еврея, люто невзлюбили старую одежду мужа, ты с ним одного палачи орденамоего Малюты Скуратова с роста и она тебе, вне всякого Лубянки, выбившие из него  сомнения, по “делу придется впору. Думая о твоем будущем, Антифашистского  комитета”  оговорыя абсо-лютно что тебе ини просто к чему признания на убеждена, близких друзей близких, после вкоторых уже не мог и возвращаться Лимны кон этой чу-жой женнещине, хотел аостаться в живых, принял  пулю в куда правильнее поселиться в затылок со своей улыбкой. Садигуре возлепокорной цадика идетской посвятить себя И, должно быть, даже с облегчением... учебе. А наш дядя Миша стихов не писал, но – Мой муж,разбивая – сообщала знал их  дорогой множество, их Крейна. цитатно – Я продала свои серьги и выслала тебе и иронично на куски, потчуя нас ими в деньги. Их хватит на дорогу и одежду. Возкаждом подвернувшемся случае. вращайся ско-рее, с нетерпением жду от К тому же  он отлично играл в шашки: тебя добрых вестей. тремя дамками в считанные секунды ловил

О

нашу одну и блестяще играл в “поддавки”-

1 8 | Э К СО Д У С | С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2

24

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

В дом его не пустили. Дверь открыл плечистый малый с недобрым лицом. – Чего надо? – вместо приветствия спросил он. – Хозяйку повидать.

игру, которую, очевидно, сам придумал, как – Станет хозяйка со всяким нищебродом бы для тех, кто плохо играл в шашки, потому беседовать. Иди за угол, там вход на кухню, что они бесшабашно теряют “материал”, что попроси хорошенько, авось покормят. в поддавках  является достоинством... На самом же деле “поддавки” были еще более – Я не голоден, – ответил Мелех, берясь за сложны и... поразительно комбинационные. дверную руку. – Я отец Ривы, немедленно    Играли, пропусти меня в кстати, дом. на интерес, точнее, в “ щелбаны”- щелчки по лбу оттянутым – Отец Ривы!– передразнил слуга. –А указательным пальцем, его почти всегда ну, пошел вон, наглый болезненными, кроме щелбанов дяди Миши, - мягких и даже смешливых, “сдобных”, как попрошайка! мы их называли из-за пухлости (пампушки, на местном наречии) пальцев дяди Миши. Он хотел захлопнуть дверь перед носом у Но главной особенностью дяди Миши Мелеха, но тот крепко дер-жался за ручку, был не гуманитарный ум, а математический: не давая сдвинуть дверь с места. Слуга его четыре класса приходской школы крякнул и ко-ротко ткнул Мелеха кулаком не препятствовали его великолепным, в нос. От удара тот отшатнулся, упал и как бы играючи, доказательствам любой скатился по ступенькамгеометрии, крыльца наидорогу. теоремы эвклидовой полной Хорошо еще, чтоего полушу-бок смягчил падезагадкой было знание  звездного неба ние, и уберег Мелеха от пары и религиозных календарей. Длясломанных нас, детей, впечатления от его устного счёта были ребер. непревзойденными… Его показательный Удар пришелся прямо в переносицу, и на устный счет с почти мгновенным умножением белый снег закапала, горячая и четырехзначных чиселза-струилась неизменно изумлял ошеломлял (2789 он множил на 8744 ровно кровь Мелеха, бывшего короля Лимны. К столько сколько я это утерся писал, и но Гони он времени, уже не пошел, кое-как как это домой. у него получалось, онв толком не знал поехал Увидев мужа перепач-кансам, а мы и подавно, хотя выведать секреты ном кровью, потертом полушубке, Крейна пытались многократно). бросилась его обнимать. И я в ту пору, да и затем,  никогда не – Ничего, людей ничего,нашего – шептала она, гладя мужа понимал городка, надменно по спине. – Всеосмеивающих от Все-вышнего. И всеМишу, еще осуждавших, дядю потому чтоА он был, видите ли,проживем не такой устроится. если не устроится, как все, потому был неподобающе как-нибудь. Бог не что без милости, еврей не бессребреником, и особенно за  его без доли. бедность, неумение зарабатывать деньги. И “чудак” самим от безобидным среди Мелех едвабыло удержался слез. Эта чужая всех ругательств, он удостаивался женщина прошла которых все про-верки, а его городской молвой... любимые дочки с треском провалились. Сняв полушубок, достал из-за пазухи   Думаю, егооносуждали за обладание тем, чегопокрытый всем другим небархатом, было дано. футляр, синим и протянул жене.поверить, Та вопросительно брови. Трудно но дядя подняла Миша был всего лишь – Бери,искусным это тебе. переплетчиком, при том, что библиотек у жителей городка было “раз, два и обчелся а городская  библиотека, Крена раскрыла“,футляр. На бархате перекажется, если бы не подшивки “Правды “, не ливались всеми цветами ра-дуги золотые смогла, по бедности, и мышей прокормить. серьги с бриллиантами. Поэтому “быть разборчивым в харчах два дня, узнав, чтопереплетал отец вовсе ...так не “Через не приходилось, и он разорился, а наоборот, еще круче идет называемые “амбарные книги” колхозов ви. гору, Гони и Рива, какотчеты, ни в чем не был бывапредприятий, годовые а когда без заказов, привелв вгости. идеальный нашу ло, заявились Мелехпорядок скрепился, (дедовскую) подшивки “Нивы и “с сделав вид, библиотеку, будто ничего не случилось, делом Бейлиса и  великолепные, кожаных при-нялся рассказывать о ребе вИсроэле. переплётах, церковные и синагогальные Обманутые его спокойствием, Гони и Рива, молитвенники, которые, таясь, унес из как только Крейна отправилась на кухню

принести закуски, тут же взялись за старое. Мелех не сдержался и поднял голос. И что вы думаете, нимало не стесняясь, дочери ответили ему тем же. Прибежавшая на крики Крейна, застыла в дверях, от изумления прикрыв рот рукой. Расстались нехорошо, плохо расстались и с той поры отношения между Мелехом и до-черьми сильно охладели. Пролетело полгода. Все было хорошо, успешно и правильно. Он жил с доброй, богобоязненной женщиной, которая искренне о нем заботи-лась, дела шли прекрасно, бессовестные дочери пытались вымолить прощения. И все-таки … развалин уничтоженных церквей и синагоги, Он так и не полюбил Крейну. взор Несмотря на единственно привлекавших строений, все ее достоинства, не-смотря некогда украшавших городок. на заботу и преданность. Покойная жена прочно заняла   Переплетное мастерство дяди Миши в замечательно его сердце место, куда глаз, могланопроникнуть радовало с кошельком женщина и даже мертвой не пус-кала туда никогда не дружило... посторонних. Я спросил маму:” Почему такой “головастый “дядя Миша стал всеготого, лишь Крейна не сумела возместить Мелеху переплётчиком?” чего он ожидал от доче-рей. Вернее, никто на -свете не мог А дать то, что могли бы Как почему? кем?ему Раввином? Из четырёх дать эти двегородка неблагодарные свиньи. И чем раввинов - трое были не при деле. дальше уходило тем боль-шей Врачами в средевремя, иудеевс могли стать  тогда только умныеМелех дети купцов первой гильдии, отчетливостью понимал: к прошлому а возврата, математиками-Эйлерами стать нет и его отношениямогли с детьми только евреи Германии, (здесь я неправ: навсегда останутся такими, как сейчас. неподалёку, в девяти километрах от нашего городка, в маленьком селении родился Это был настоящий удар от Всевышнего. создатель синхрофазотрона  Беспощадный, безжалост-ный Герш удар Будкер, прямо местечкового парикмахера, который, в сын сердце. Только кровь от этого удара не как водится, первым узнавал все новости затихла, как после кулака слуги Ривы, а от своих клиентов, но вряд ли кроме как сочилась немог переставая, каждый день. генетикой помочь сыну. «Что я не так без конца разПоэтому детисделал? городка– обычно осваивали мышлял – Ведь несоседей, может которым спраремеслоМелех. отцов или добрых несостоятельные  платили обычно ведливый Господь ученики просто так наслать на услугамибеду?! по дому: помогали детям, человека Чегоубирали, я не заметил, упустил, были простов“на посылках”.девочек? Меня не исправил воспитании словно ослепили, и какие-тоЗахар, важные вещи, в Его сосед, переплётчик - открыл  мимо поещё своей слепоте я но прошел, Мишекоторых, не только один талант, и выдал за него свою бесприданницу и молчальницувозвращаются теперь, уже в качестве накадочь, которая, несмотря на свои сорок зания». килограмм, в кратчайшие сроки сделала егоникогда отцом не трех полноценных Он предполагал, что мальчиков будет так с отменным, непривередливым аппетитом страдать из-за дочерей. В его жизни всег- и жизнелюбием да главным былтоже. заработок, семью-то ведь надо кормить, потом долг перед Богом, Шесть огромных трехкилограммовых синагога, выполнение а хлебов изучеба, доступной дешевойритуалов, ржаной муки, на потом опаре семья. без дрожжей, Сима мастерски уже И вот теперь всемогущий выпекала еженедельно в русской домашней Бог безмолвно стоял в стороне, наблюдая, печи. Изысканного вкусабывшего подовый хлеб с как исходит кровью сердце короля избытком не только насыщал ее четырех Лимны. мужиков, а полностью решал  самый сложный,ласковые по тем временам, питания, Сладкие, девочки вопрос из далекого точнее, насыщения. Этот хлеб ели не только прошлого приходили к нему во снах, спос удовольствием, но и просто с солью, с рили, кому какая достанется ручка, и танцеподсолнечным маслом, с сахаром, с арбузом, вали вместес свишнями, ним вокруг субботнего стола. яблоком, с тюлькой - без хлеба не ели ничего! С каждым днем переносица болела все сильнее сильнее, а сердцеСиму по ночам стуМама иупорно называла - “четверть курицы”, очевидно, за росточек. Но без чало так громко, что Мелех, боясь разбуобычной иронии, а с необычным для мамы дить Крейну, тихонь-ко вылезал из кровати, восхищением. шел на кухню, и, упершись лбом в холодное стекло, стоял до рассвета, уставив ввсех темноИменно огромного восхищения была тудостойна невидящие глаза. n тщедушная Симочка, маленькая молчаливо, без единой жалобы сносившая Продолжение на странице 30


Ушел из жизни перкрасный, умный, добрый человек, человек поразительной активности и воли к жизни

GDAL VAYNSHTEYN Глубокие соболезнования всем близким и родным.

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

25


ОТМЕЧАЕМ ЙОРЦАЙТ (ГОДОВЩИНУ СМЕРТИ) Abramishvili

Shalva

9 Nisan

25 March

Abramova

Faina

8 Nisan

24 March

Aleksandrovich Lev

11 Nisan

27 March

Baramov

Michael

26 Iyar

11 May

Belenky

Zinoviy

2 Iyar

17 April

Bernstein

Sara

18 Nisan

3 April

Blank

Galina

16 Iyar

1 May

Borok

Chana

28 Iyar

13 May

Breger

Yakov

16 Nisan

1 April

Broverman

Betya

3 Nisan

19 March

Bryanskaya

Berta

17 Iyar

2 May

Bryanskiy

David

19 Iyar

4 May

Bulkina

Perlya

21 Iyar

6 May

Burban

Yankel

26 Iyar

11 May

Burdman

Dora

25 Iyar

10 May

Burdman

Rakhil

8 Nisan

24 March

Busler

Yakov

28 Iyar

13 May

Chernin

Arkadiy

11 Iyar

26 April

Chesin

Chaim

21 Nisan

6 April

Davidovich

Isak

20 Nisan

5 April

Derzhavets

Ilya

29 Iyar

14 May

Dobrushkina

Margarita

25 Nisan

10 April

Donde

Ella

20 Iyar

5 May

Dukhovniy

Avram

1 Nisan

17 March

Elfant

Roza

22 Nisan

7 April

Entov

Vladimir

6 Nisan

22 March

Fabrikant

Joshua

6 Iyar

21 April

Feldman

Zina

15 Nisan

31 March

Fish

Stella

25 Nisan

10 April

Fishman

Iosef

9 Iyar

24 April

Frantsuzov

Igor

28 Nisan

13 April

Freydina

Maria

27 Iyar

12 May

Freyman

Riva

4 Iyar

19 April

Frid

Chaim

30 Nisan

15 April

Fridman

Maria

3 Iyar

18 April

Furman

Lipa

14 Nisan

30 March

Gafanovich

Lev

22 Iyar

7 May

Galper

Sarra

3 Nisan

19 March

Gann

Rae

17 Nisan

2 April

Gimelfarb

Bronya

12 Iyar

27 April

Ginzburg-Katina Vera

7 Iyar

22 April

Gitterman

Efim

1 Nisan

17 March

Gorohovskaya

Inna

10 Iyar

25 April

Guralnik

Boris

11 Iyar

26 April

Gurevich

Chaya

9 Nisan

25 March

Haiut

Yoheved

16 Nisan

1 April

Ilina

Faina

25 Iyar

10 May

26

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

Ioffe

Lazer

1 Nisan

17 March

Kapitanovskaya Tatiana

22 Nisan

7 April

Karpovsky

Maria

26 Nisan

11 April

Kelman

Milana

19 Nisan

4 April

Ketslakh

Leonard

29 Iyar

14 May

Klebanov

Valeriya

26 Nisan

11 April

Kniznik

Sonya

4 Iyar

19 April

Kogan

Fanya

15 Nisan

31 March

Konevsky

Favel

24 Nisan

9 April

Kosorukova

Maria

19 Nisan

4 April

Kostrak

Mindel

30 Nisan

15 April

Kravets

Bronya

1 Nisan

17 March

Lebedinskaya

Faina

1 Nisan

17 March

Leshchinskaya Lyubov

11 Nisan

27 March

Levenshteyn

Boris

13 Iyar

28 April

Levin

Yosif

17 Iyar

2 May

Levitas

Shifra

9 Iyar

24 April

Levy

Michael

20 Nisan

5 April

Loiberg

Eliezer

24 Iyar

9 May

Loiberg

Mikhael

5 Nisan

21 March

Luban

Aleksander 2 Nisan

18 March

Manuylenko

Naum

13 Nisan

29 March

Margolin

Tatyana

30 Adar I

17 March

Mashalova

Musya

3 Iyar

18 April

Minster

Mikhail

8 Iyar

23 April

Mirochnik

Tanya

27 Nisan

12 April

Monisov

Yakov

27 Nisan

12 April

Ornstein

Tila

3 Iyar

18 April

Pekney

Berta

22 Iyar

7 May

Perlin

Alexander

4 Iyar

19 April

Pevzner

Faina

7 Nisan

23 March

Pinkhasov

Dora

1 Nisan

17 March

Pinsky

Aaron

9 Iyar

24 April

Povolotsky

Faina

2 Iyar

17 April

Rapoport

Shlomo

25 Adar

22 March

Raskin

Liza Kigel

30 Nisan

15 April

Raskin

Mikhail

10 Iyar

25 April

Raskin

Yakov

1 Iyar

16 April

Rodkin

Solomon

14 Nisan

30 March

Rosenzweig

Ruvim

4 Iyar

19 April

Rozhnyatovskaya Feyga

4 Nisan

20 March

Rubinshtein

Tsilya

2 Nisan

18 March

Rudaya

Esfir

11 Iyar

26 April

Rudyak

Michael

17 Iyar

2 May

Rutnitskky

Fania

28 Iyar

13 May

Sandler

Manya

17 Nisan

2 April

Savelski

Chaim

27 Nisan

12 April

Schmartz

Leva

29 Iyar

14 May

Shaenzon

Chava

7 Nisan

23 March

Shafirovich

Abram

26 Iyar

11 May

Shapiro

Avitai

7 Nisan

23 March

Sheiman

Mark

23 Nisan

8 April

Sheyn

Boris

10 Nisan

26 March

Sheyn

Yakov

30 Adar I

17 March

Shimanov

Zachar

18 Iyar

3 May

Shmukler

Fanya

4 Nisan

20 March

Shmukler

Mikhail

25 Nisan

10 April

Shmuylovich

Yan

15 Nisan

31 March

Shnayder

Dora

29 Nisan

14 April

Shpilberg

Samuel

10 Iyar

25 April

Shpits

Moishe

6 Nisan

22 March

Shrayber

Leonid

21 Nisan

6 April

Shrayber

Roza

21 Iyar

6 May

Shwarts

Aleksandra 25 Iyar

10 May

Sirota

Yosif

2 Nisan

18 March

Solomyanskiy

Aron

16 Nisan

1 April

Solovey

Yuriy

8 Nisan

24 March

Sonkina

Raisa

30 Nisan

15 April

Staroselskiy

Vladimir

10 Iyar

25 April

Staroselsky

Suasanna

16 Iyar

1 May

Stolerman

Aleksandra 8 Nisan

24 March

Sulla

Esther

4 Nisan

20 March

Svirskoy

Maya

7 Nisan

23 March

Talalayevsky

Betya

23 Nisan

8 April

Temkin

Ilya

28 Nisan

13 April

Tonkonogii

Leonid

17 Iyar

2 May

Trokhman

Sonya

20 Nisan

5 April

Tsesler

Lyubov

11 Nisan

27 March

Turchin

Gedaliya

10 Iyar

25 April

Turetskaya

Ida

23 Nisan

8 April

Vainbrum

Boris

1 Iyar

16 April

Vasershteyn

Moissey

14 Iyar

29 April

Vikhman

Gita

14 Nisan

30 March

Vinokur

Emma

23 Iyar

8 May

Vizen

Alexander

21 Iyar

6 May

Vladimirskiy

Mikhail

12 Nisan

28 March

Volpert

Yevgeniy

7 Iyar

22 April

Wolf

Yevgenia

13 Iyar

28 April

Yeremova

Chana

22 Nisan

7 April

Zadova

Anna

13 Nisan

29 March

Zaretskaya

Chana

29 Nisan

14 April

Zeitin

Rachel

17 Iyar

2 May


uage Classes

English as a Second Lang

Intensive English Program for Adults

Summer Programs for

Teenagers

S A S I V T N E D U ST ES S S A L C L L A SM l l Schoo g a n o i t a Intern nced Learnin of Adva n Street e 20 Lind MA 02132 , Allston

Start ! Today 855-595-5885

info@isalusa.com www.isalusa.com ЭКСОДУС | СЕНТЯБРь – ОКТЯБРь | 2015 37

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

27


  

 

   

ʱʫ

4"-& 4)035 4"-& 163$)"4& 3&/5 ."/"(&.&/5

 ʞʢ ʯʲ  ʦʱ  ʞ

  

* HPS  5BLTJ S

ʤʟ ʬʛʟ  ʧ ʱ  ʛ ʞ ʡ 

#S PLFS  

Š Š  J U BLTJ S !IPU NBJ M  DPN

28

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

38 | ЭКСОДУС | СЕНТЯБРь – ОКТЯБРь 2015


%:/".0 ' F OD J OH  $F OU F S 64 ' " NF NCF S  $M VC

 )PNFS  4U  /FXU PO $FOU FS ."  F OU S B OD F  G S PN ' VS CF S  O

1      $     &   EZ OB NP G F OD J OH D F OU F S !HNB J M  D PN

%ZOBNP 'FOD J OH $FOU FS  J T  QS PVE U P PòFS   /BU J POBM  M FWFM  D PNQFU J U J WF ZPVU I QS PHS BN  "EVM U  G F OD J OH B OE öU OF T T  ' F OD J OH G PS  G VO  i .VT L F U F F S T w  i 1J S B U F T w       B OE i + F EJ w      1S J W B U F  M F T T POT  G PS  B M M  B HF T "M M  Z PVU I D M B T T F T  B S F  G PD VT F E PO QPT U VS B M  B OE G VOD U J POB M  T U S F OHU I  D PPS EJ OB U J PO  B HJ M J U Z  B OE QIZ T J D B M  D POöEF OD F   $M B T T F T  B S F  PQF O G PS  NPOU IM Z  B OE Z F B S M Z  F OS PM M NF OU 

                  )FBE $PBD I "M FY ,VT ILPW

                    "M FY S FD FJ WFE B # "  J O QIZT J D BM  FEVD BU J PO BOE D PBD IJ OH G FOD J OH XJ U I                      )F S FD FJ W FE B O . "  J O 1IZ T J D B M  5IFS B QZ  XJ U I IPOPS T  G S PN                     /B U J POB M  6OJ W FS T J U Z  PG  6L S B J OF G PS  1IZ T J D B M  & EVD B U J PO B OE 4 QPS U   "M FY             "M FY  BM T P  IPM ET  B %PD U PS BU F /661&4  "#% J O 1IZT J D BM  5S BJ OJ OH  BOE 4QPS U                      "M FY  IB T  CFFO G FOD J OH G PS  PW FS   Z FB S T  U S B J OJ OH B U  B  T QFD J B M J [ FE G FOD J OH T D IPPM  J O U IF 6L S B J OF G S PN D IJ M EIPPE J OD M VEJ OH 6QQFS  4 QFD J B M J [ FE 4 QPS U  )J HI 4 D IPPM  PG  0M Z NQJ D  3FT FS W FT   "M FY  J T  D VS S FOU M Z  U IF IFB E D PB D I PG  U IF 56' 54  6OJ W FS T J U Z  .FO T  $M VC ' FOD J OH 5FB N B OE S VOT  B  G FOD J OH QS PHS B N B U  4 IB M PI )PVT F + FXJ T I %B Z  4 D IPPM  4 PM PNPO 4 D IFD IU FS  %B Z  T D IPPM  B OE #FB W FS  $PVOU S Z  %B Z  )J HI 4 D IPPM   "M FY  J T  NB S S J FE B OE IB T  G PVS  CFB VU J G VM  CPZ T  

$PBD I &WB + FM M J T PO

&WB IBT  CFFO G FOD J OH G PS  T FWFOU FFO Z FBS T   4IF FBS OFE IFS  öS T U  " S BU J OH BU   BOE IBT  IFM E U PQ  S BOL J OHT  J O U IF Z PVU I  D BEFU  BOE K VOJ PS  OBU J POBM  T U BOEJ OHT   4IF G FOD FE G PS  U IF 4U BOG PS E 6OJ WFS T J U Z  WBS T J U Z  G FOD J OH U FBN  $"  &WB XBT  B G PVS  U J NF 8FT U FS O 3FHJ POBM  $IBNQJ PO  4IF J T  B U IS FF U J NF "M M  "NFS J D BO  

%ZOBNP T U VEFOU T   S FT VM U T 

  8PS M E $IB NQJ PO  7F U   5 F B N #VM HB S J B  0D U PCF S  

  /B U J POB M  5 F B N NF NCF S  /B U J POB M  S B OL  

  4 F OJ PS  OB U J POB M  U PQ  

)J HI 4D IPPM  4U BU F $IBNQJ POT   4BCFS  .FO J OEJ WJ EVBM      U FBN   4BCFS    8PNFO OE J OEJ WJ EVBM  BOE U FBN      /VNF S PVT  + VOJ PS  0M Z NQJ D  RVB M J öF S T   /VNF S PVT  HPM E  T J M W F S  B OE CS PO[ F  J O 3F HJ POB M  :PVU I $J S D VJ U  B OE 4 VQF S  :PVU I $J S D VJ U  B HF  D B U F HPS J F T  :  :  :

  /F X & OHM B OE %J W J T J PO  HPM E   T J M W F S  B OE  CS PO[ F  :  CPZ T  B OE HJ S M T

  /VNF S PVT  OB U J POB M M Z  S B U F E G F OD F S T   %Z OB NP T  T U VEF OU T  IB W F  HPU U F O B D D F QU F E U P )B S W B S E  5 6' 5 4  6."4 4  "NIF S T U

 /:6  (B OOPO 6OJ W F S T J U Z  F U D          

ЭКСОДУС | СЕНТЯБРь | 2015 29 39 ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ– -ОКТЯБРь МАЙ I 2018


ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЧКА

Все было ясно. Более чем ясно. Тем же вечером Мелех отправился в Лимны, предожидании в приемной казавшемся варительно произведяНКВД, кое-какую покупку. вечностью. По дороге он обменялся одеждой с балагук дому - лой Выи подошел спросили обоРивы мнев поношенном товарища полушубке потрепанной шапке. Начать он майора? Я ки нему, товарищ старшина, польстил встревоженный решил именно с Ривы, Миша же-лаяочкастому поглядеть, младшему сержанту, окажет который у какое воздействие на дежурил его чувствикоммутатора. тельную дочь вид обнищавшего отца. - Ты же, кажется, на финской войне был, что дом егопутаешься? не пустили. Дверь открыл плечиж вВлычках стый малый с недобрым лицом. “Всё знают, собаки”, - подумал неспокойно, – Чего надо? – вместо приветствия спросил а вслух сказал: он. - Война с финнами кончилась раньше, чем я научился обмотки накручивать… Может, – Хозяйку повидать. поэтому. – Станет хозяйка со всяким нищебродом - Лившиц! Велено в седьмую, третья беседовать. Иди за угол, там вход на кухню, направо! попроси хорошенько, авось покормят. - Ты от страха прибежал без вызова, редко Я не голоден, – ответил Мелех, кто– на это решается, - встретил егоберясь хозяинза дверную руку. – Я -отец Ривы, немедленно огромного кабинета, захотел ускорить свои неприятности, Лившиц? пропусти меня в дом. Говорят, ты веселый человек, ну-ка, рассмеши с утра, объясни, Отец Ривы!– передразнил его Смелей… слуга. – А что–мы вчера ночью видели у тебя? ну, пошел вон, наглый - Товарищ майор, говорят, в Америке многим мальчикам, и не только иудеям, делают попрошайка! обрезание сразу же после родов,  прямо в больницах… Он хотел захлопнуть дверь перед носом у Мелеха, но тот крепко дер-жался за ручку, - Ну, спасибо, подсказал, а то по разнарядке не давая сдвинуть дверь с места. мы должны вас сослать, и не знали куда.Слуга Так и ко-ротко Мелеха кулаком ты крякнул в Америку захотел?ткнул А ближе не хочешь? в нос. От тотМожет, отшатнулся, упал и Караганда не удара устроит? Биробиджан? И лесоповалам тоже требуется классный скатился по ступенькам крыльца на дорогу. Три ответных письма прибыли в один день. Хорошо еще, чтоВыбрал? полушу-бок смягчил падеПрежде, чем их открыть, Мелех прочитал переплетчик...Ну? ние, и уберег Мелеха от пары сломанных всю книгу псалмов, омыл руки и чуть дро- - Не хочу никуда. Я хочу быть с мальчиками, ЭПИЛОГ ребер. с Симой… Что с ними будет? жащими пальцами, разрезал конверты. Был роковой сороковой, - канун войны с Не твоя забота, прямо Лившиц, товарищ Сталин пришелся в переносицу, и на – Досточтимый и уважаемый отец, – писала - Удар гитлеровской Германией, нашим вчерашним детей любит! белый снег закапала, за-струилась горячая Гони. – Как ты помнишь, через два месяца соратником,  не разлей-вода другом и бывшего короля Лимны. состоитсяо свадьба внучки. - кровь А Симу,Мелеха, - вырвалось у несчастного, - тожеК союзником, которомтвоей знатьстаршей нам только Гони он уже не пошел, кое-как утерся и любит? Мы выдаем ее замуж за сына большого следовало, согласно прессе и радио, что поехал домой. Увидев мужа в перепач-канони богача строят из тоже социализм, но ударить германский, Ровно и чтобы не в грязь Старший лейтенант, сидящий за соседним ном кровью, потертом полушубке, Крейна “национальный”, национал-социализм, в лицом перед будущими родственниками столом, хихикнул. котором арийцамвойти (евреям, само собой, бросилась его обнимать. были не вынуждены в большие расходы. в первую очередь) просто места нет;  - Ты, что ли, Лившиц, ее любишь? Трахать Увы, но сейчас я могу послать тебе только –ее Ничего, ничего, – шептала гладялет… мужа нам внушали, что передел Европы - акт ты любишь! Четыре пацанаона, за семь малень-кую сумму для пропитания. Даст по спине. – Все от Все-вышнего. И все исторической справедливости, - и    совсем Спасём мы твою Симу, разлучим с тобой…еще и Бог, дела наладятся, вернуть- спасём. Всё, ты задержан до выяснения коене следовало знать,  атогда мы сможем и не знали, устроится. А если не устроится, проживем к этому  разговору. всех точек зрения каких обстоятельств… что ся бегущие  к нам    с   Со “освобожденных” как-нибудь. Бог не без милости, еврей не тебе лучше оста-ваться в Садигуре, рядом территорий  Польши, Буковины, Бессарабии, - без За доли. что? Товарищ майор, Сима  - святая Венгрии, Молдавии - люди бежали от пока с праведником. женщина, это я плохой, я неудачник, детей не еще первых Бабьих яров, майданеков и Мелех едва удержался от слез. Эта чужая – Любимыйкоторые папочка! –уже отвечала Рива. – Я рожал, не кормил, не уберёг… Не разлучайте, освенциемов, создавались женщина прошла все про-верки, а его так рыдала над твоим письмом, что бумага товарищ майор, Сима без меня погибнет и в поверженной Польше, в упивающейся любимые дочки с треском провалились. дети тоже. Сжальтесь! победами где размоклаи отфюрером моих слез.Германии, Что за жестокая Сняв полушубок, он достал из-за пазухи уже  морили расстреливали, душили С Дядя Миша так волновался, судьба, голодом, что за безжалостная фортуна?! что даже не футляр, покрытый синим бархатом, и протяи жгли, особенно успешно - еврейских детей, первой же возможностью я вышлю тебе заметил, - вышедший из кабинета майор нул жене. Та вопросительно подняла брови. матерей, стариков, всех.  старую одежду моего мужа, ты с ним одного не слышит его шёпота, а присутствующий И вроста этой очереди на немыслимо и она тебе, вне всякогожестокую сомнения, лейтенантик, – Бери, это хотя тебе.явно  был растроган, не значил ничего... смерть, скрывая от нас страшную правду и придется впору. Думая о твоем будущем, На бархате перелишив возможности эвакуации, оставили я абсо-лютно убеждена, что тебе ни к чему - Крена Ну, раскрыла что футляр. лейтенант... раскис, ливались всеми цветами золотые евреев тысяч и тысяч местечек, городков поверил, возвращаться в Лимны к этой чу-жой жен- врага не распознал,  ужера-дуги (около двух миллионов населения) бывшей серьги с бриллиантами. щине, а куда правильнее поселиться в забавлялся  возвратившийся начальник. черты оседлости Белоруссии, Украины, на Симе женишься, сделаем, ха-ха, Садигуре цадикагде и их посвятить себя Может, Через два дня, узнав, что отец вовсе не России, где онивозле проживали, исправные комсомольскую свадьбу... рукиучебе. и умные головы шили, тачали, стригли, разорился, а наоборот, еще круче идет в “Боже Гони праведный, куда смотришь ковали, столярили, учили, лечили и… слепо и Рива, как ни втычем не быва– Мой дорогой муж, – сообщала Крейна. ?!” гору, в неописуемом ужасе взмолился про верили обильной и смертельно губительной ло, заявились в гости. Мелех скрепился, Миша, когда “добрый” лейтенантик лжи.– Я продала свои серьги и выслала тебе себя  сделав вид, будто ничего не случилось, и деньги. Их хватит на дорогу и одежду. Воз- заржал, восторгаясь садистским остроумием. при-нялся рассказывать о ребе Исроэле. Новращайся это произойдёт несколько позже, а ско-рее, с нетерпением жду от ИОбманутые вслух сказал: наутро после той злосчастной ночи дядя его спокойствием, Гони и Рива, тебя добрых вестей. Миша почем зря ругал Симу в получасовом как только Крейна на кухню - А можно, я вам всю отправилась полку папок красиво

– Сделай вот что, – сказал Продолжение с страницы 24 Ружинер, выслушав сомнения и страхи Мелеха. – Напиши огромные материнства, хронического жене итяготы дочерям три письма. Мол, опять безденежья и вечной тревоги за мужа,даже с не повезло, полностью разорился, его более чем опасным правдолюбием, заложил одежду. Нет денег на обратный за которое жестоко поплатились, исчезая, путь, пусть вышлют как можно быстрее. И очень многие... подождем ответов.   А вскоре беда, дежурившая    в Мелеху вышел от ребе слегка обескураженгородке каждого порога, дождалась своего у домишки дядичто Миши: ный.часа Он-то рассчитывал, цадикночью, заглянет когда там собралось десять мужчин, за границу реальности и даст точный ответ, чтобы в великой тайне из-за как совершить по-ступить. Предложенную им проверку жестоких (хотя сам. на самом Мелех преследований мог вполне придумать деле по иудаизму это требовало открытости и «Мог праздничности)  обрядон себе, обрезания бы то мог, – сказал вернувноворожденного четырех-килограммового шись на постоялый двор, – только никогда Ильи (вот какой был хлеб у Симы!), в бы не решился на такой фокус. Однако если разгар события явились два энкаведиста, праведник велит, нужно выполнять». нетерпеливо разрешили завершить процедуру и в заключение забрали собой Три письма вечерней почтой ушлис во Львов, заезжего, очень старенького “специалиста”чтобы оттуда попасть в Лимны, а Мелех волонтера-миссионера, а хозяину отправился в бейс мидраш, открыл Талпообещали побеседовать с ним назавтра. муд и несколь-ко дней провел, наслаждаясь - Сима, что с нами будет? - спросил насмерть учением. напуганный и растерянный “дядя” Миша. Ты почему спокойна?! Боже, как славно было сидеть над открытой книгой. Сказал Рав, воз-разил Шмуэль, - Я не спокойна и думаю, что назавтра, Абайе и Рова, рабби Йоханан и Реш-Локиш. а скоро уже утро,  ты пойдешь к ним сам и Так ра-достно спокойно он провел скажешь, что это яи во всем виновата, я целую всё устроила. Они-таки бандиты, но за то, что не неделю, что даже стал задумы-ваться, мы хотим быть евреями, Бог деле, не должен нас бросить ли ему, в самом свои торгонаказать! Нас испасут наши мальчики, Миша, вые дела остаток жизни провести в бейс я знаю, вот увидишь! мидраше. Хватит, поработал! Пора подумать о душе и вечности.

| Э К СО Д У С I |АПРЕЛЬ С Е Н ТЯ Б Р Ь 2 0 1 2 30 1 8ЭКСОДУС - МАЙ I 2018

принести закуски, тут же взялись за старое. Мелех нетоварищ сдержался и поднял голос. И что переплету, майор!? вы думаете, нимало не стесняясь, доче- Переплетешь! начнешь... ри ответили емуСегодня тем же.и Прибежавшая на крики Крейна, застыла в дверях, от изум- Я сейчас домой сбегаю за инструментом и Симу заодно успокою. ления прикрыв рот рукой. Расстались нехорошо, плохо расстались и ссам тойуспокойся… поры отно- Не надо её успокаивать, шения между Мелехом и до-черьми сильно Совсем сбрендил, кто тебе, контрику, эти охладели. папки читать даст? Там знаешь, сколько жизней в  этих бумажках? Отдохни, лучше Пролетелобудешь. полгода. Все было хорошо, соображать успешно и правильно. Он жил с доброй, Он это не мне, он, кажется, лейтенанта учит, богобоязненной женщиной, которая - догадался “контрик”, но как я выберусь из искренне о нем заботи-лась, дела шли преэтой мышеловки? красно, бессовестные дочери пытались Похоже, майор прочитал его мысли: вымолить прощения. И все-таки …

-Он Останешься здесь до Несмотря выяснения так и не полюбил Крейну. на обстоятельств. все ее достоинства, не-смотря на заботу и преданность. Покойная жена прочно заняла «Обстоятельства” выяснились через пять в его которая сердце место, куда моглаопричникам, проникнуть дней, понадобилась чтобы собрать Симу и детейне (а пус-кала им в помощь, женщина и даже мертвой туда в посторонних. качестве великой милости, сестру Симы) и отправить их  и ещё несколько таких же преступников в «места не столь отдаленные», Крейна не сумела возместить Мелеху того, к якобы их там дляВернее, обустройства чего оножидавшему ожидал от доче-рей. никто Мише... Там, пожалуй, морозы невзгод на свете не мог дать ему то, чтоимогли бы ы дать основательно,  фундаментально  лечат эти две неблагодарные свиньи. И чем инфицированных религией  (опиумом для дальшелюдей. уходило время, с тем боль-шей народа) отчетливостью Мелех понимал: к прошлому Но об этом ви другое время, вс детьми другом нет возврата, его отношения рассказе.  навсегда останутся такими, как сейчас. И в заключение несколько Это был настоящий от Всевышнего. заключительных слов оудар Мише. Беспощадный, безжалост-ный удар прямо Узнав после освобождения из удара объятий в сердце. Только кровь от этого не чекистов о судьбе семьи, он совсем пал затихла, как после кулака слуги Ривы, а духом, замкнулся настолько, что нас, сочилась не переставая, каждый день. мальчишек, перестал замечать, отказывался от«Что помощи продавать, я не и таксочувствия, сделал? – стал без конца разточнее, мышлялраздавать  Мелех. –свой Ведьничтожный не может скарб, спрачтобы уехать поскорее вослед Симе с детьми, ведливый Господь просто так наслать на но даже завершив все - уехать не мог, так как человека беду?! Чего я непаспорт. заметил, упустил, ему долго не возвращали не исправил в воспитании девочек? Меня   Нашаослепили, мама после встречи ним словно и какие-то важныес вещи, неожиданно попросила при любой мимо которых, по своей слепоте я прошел, возможности наблюдать за ним, не спускать возвращаются теперь, уже в качестве накаглаз, он может с собой что -то сделать…И мы, зания». как могли, следили за ним, заходили домой, благо, дом не замыкался, и однажды в Он никогда не предполагал, что будет так люльке Ильи я обнаружил обрывок записки: страдать из-за дочерей. В его жизни всег  “Простите менязаработок, все, я больше не могу да главным был семью-то ведь помочь моим детям и себе не могу, я хочу надо кормить, потом долг перед не Богом, больше жить”. Мама, прочитав это, велела синагога, учеба, выполнение ритуалов, а ночевать у Миши. Я боялся уснуть до утра. уже потом семья. И вот теперь всемогущий Утром дядя Миша вышел из дому, сказал - за Бог безмолвно стоялвернулся в стороне, наблюдая, паспортом, но вскоре и отрешенно как исходит кровью сердце бывшего короля сказал: для полного счастья нам не хватало Лимны. войны... Всех зовут в военкомат. - Ваша власть не от девочки Бога, онаиз от далекого дьявола. Сладкие, ласковые Если вопреки вам нашик дети хоть прошлого приходили нему выживут, во снах, споодин изкому них,какая - будет непременно зачищена рили, достанется ручка, и танцевся грязь и сзло, которыми вы обильно вали вместе ним вокруг субботнего стола. залили эту Землю. С каждым слова Миши днем переносица болела все Последние уже слышал только сильнее и сильнее, а сердце по ночам ступришедший за ним, арестованным, солдатик так громко, что Мелех, боясь разбус чало красными погонами... дить Крейну, тихонь-ко вылезал из кровати, ...Прошло очень много лет, было время всё шел на кухню, лбом в холодное обдумать, но я и, такупершись и не смог этого никогда стекло, стоял до рассвета, уставив в темнопонять. ту невидящие глаза. n Кому эти простые, добрые люди перешли дорогу, чтобы их так жестоко отбросить в сторону пропасти?


jewish soul

A TAle

of

Two PAssovers

From the Rebbe’s teachings

T

he Torah tells us that in the second year after the exodus from Egypt, G-d commanded the Jews to celebrate Passover in the desert. When Moses communicated this command to the people, he was approached by several Jews who were ritually impure. “Why should we be deprived?” they demanded. “Why can’t we offer the Passover sacrifice together with the Jewish people?” They knew that they were ritually impure, and they knew that a person who is ritually impure is not allowed to bring a sacrifice. But they did not want to be left out. They appreciated that offering the sacrifice involved a deeply moving spiritual experience, and they wanted to be part of it. With sincere feeling, they approached Moses and asked him to allow them to participate. Moses recognized that their request was genuine and brought it before G-d. G-d replied, telling Moses to institute a second Passover. One month after the first Passover sacrifice, anyone who was impure, on a distant journey, or otherwise prevented from bringing the sacrifice was given a second chance. On the fourteenth of the Hebrew month of Iyar, such a person could offer a Passover sacrifice. This teaches us that nothing is ever lost, that there is always an opportunity to correct our situation. Even a person who feels distant from G-d, or impure need not despair. G-d is sensitive to his sincere requests, and will create a special opportunity for him to draw close. The way in which the holiday was instituted shows us the importance of making demands of G-d. When one feels a sincere spiritual desire, one should insist to be given an opportunity for spiritual expression. Given the significance of Pesach Sheni (the second Passover), one might ask: Why was it instituted a full month after Passover, in the month of Iyar? Wouldn’t it have been better to atone for our deficiencies at the earliest opportunity, in Nissan? We can answer this question by comparing the spiritual characteristics of Nissan and Iyar. Nissan is the month of revelation, the month during which G-d revealed His greatness and redeemed the Jewish

people despite their inadequacies. Iyar, by contrast, is the month of individual endeavor, a quality that is exemplified by the mitzvah of the counting of the Omer. The theme of Iyar, self-refinement initiated by the individual himself, is in keeping with the nature of Pesach Sheni, the festival in which an individual who was not motivated by Passover is given an additional opportunity to elevate himself. The different stages of divine service represented by Pesach Rishon (the first Passover) and Pesach Sheni are reflected in one of the legal differences between them. On Passover, all traces of chametz must be obliterated; on Pesach Sheni, although we eat matzah, one may have chametz in one’s possession. On Passover, hoisted aloft by the divinely initiated revelations of the month of Nissan, we strive to reach new heights of spiritual freedom by stepping beyond the limits of our own personalities. This necessitates leaving behind our chametz, i.e., our egotism. Then comes the month of Iyar, with its demand for individual spiritual homework. On Pesach Sheni, accordingly, we concentrate on rectifying and upgrading our current levels of conduct. And since in this kind

of service we have to deal with all the current components of our natures, the possession of chametz on Pesach Sheni is permitted. Passover lasts seven days (and eight in the Diaspora), while Pesach Sheni is celebrated for only one day. A week represents the cycle of change that governs our material world. The spiritual experience of Passover requires a full week, because it encompasses the entire cycle of growth and change, which must take place within the framework of our worldly existence. In light of this, we can explain why the mitzvah of Pesach Sheni came about in response to the sincere request of individuals who were impure. One of the goals of Judaism is to draw holiness—downward, so to speak—into the world. A more important goal, however, is to elevate the world and the worldly aspects of man, to transform all aspects of our being, and bring to the surface the essential G-dliness within us. The institution of Pesach Sheni was prompted by the heartfelt desires of those who, despite their impurity, protested, “Why should we be prevented from bringing the offering of G-d?” The mitzvah was given not as a commandment from above, but as an expression of man’s inner need to establish a bond with G-d. This need exists in potential in every Jewish heart. Man’s plea for “one more chance” reflects the mode of divine service called teshuvah (repentance; lit., “return”). For everyone, even a person who is “on a distant path,” possesses a divine potential which always seeks to realize itself. EM

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

31


life on earth

we’ve GoT eDucATion All wronG Tzvi Freeman

T

hey say the Haggadah never ends. That makes sense, because the Haggadah is the classic Jewish guide to education, and education never ends. It seems it’s telling us we’re doing it all wrong. Here’s evidence: How do we test, monitor and measure the success of our students? By asking questions, right? (Like I just did.) And indeed, the average middle-grade teacher asks around 400 questions a day. That’s about two per minute. After 14 and a half years, that’s a million questions. The average student, however, generally only asks two or three questions a week—most commonly, “Can I go to the bathroom?” In high school, not much better, with about ten questions a day. Compare that to preschool kids, who ask an average of 100 questions a day. Some will tell you that’s the Socratic method. We’re attempting to elicit intelligence from students by battering them with questions they never thought of asking. But the Haggadah does the opposite. Rather than evaluating children by their ability to answer, it identifies them in four categories by their ability to ask. That turns everything around. For one thing, from a child’s correct answers, you often know very little. Maybe he simply has a good memory. Maybe he’s good at guessing what you want to hear. At very best, a child’s answers only tell us what that child knows. But the child’s questions provide a window into the child’s mind and soul. A child’s questions tell us who that child is. Every child is on a critical mission to make sense of things, to find the meaning behind everything, to put the pieces together. But each child sees a different world, through different eyes. So each child discovers that meaning in his or her particular way. So that only once we know what this child is looking for, and how he is looking for it, only then we can assist him to find it. And that is education—assisting the child on his or her particular journey of discovering meaning. Let’s start from the beginning: The

32

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

Haggadah is designed to incite questions. How does it do that? By breaking the routine. Generally, a festive Jewish meal begins with a blessing on the wine. We then all proceed to wash our hands, return to the table, and say a blessing on the bread. On the Seder night, we also start with the wine. And then the hand-washing. And we return to the table. And then we take small vegetable and dip it in some sort of liquid, and eat it. Why the change? You’ll hear all sorts of reasons, but there’s one definitive answer cited in the Code of Jewish Law: We do it so that someone will ask a question. And if they ask, what do we answer? We answer that they got it right. They asked a question. Which means that the question is of prime value, even when there is no answer. As the ancient rabbis said, “Even though we have no answer for this question, once the child is asking, he will ask more questions.” And why is that important? Because, to those ancient rabbis, it’s obvious that you

can’t teach a child a thing until the child has a question. Passing by a ninth grade classroom in a yeshiva, I hear the teacher lecturing: “Okay, so the ultimate reason for the creation of all things is…” The diligent students take notes. The rest stare into empty space. The teacher may as well be speaking about the average rainfall in Indonesia. You can’t teach a thing until you have first awakened a question. A question creates a vacuum, a space in the brain to fit new knowledge. Just like a car is useless if you live in a big city where there’s no place to park it, and a meal goes in the trash if there’s no one to eat it, so the most satisfying answer in the world is meaningless to the child who never had the question. He has no place in his skull to store it. It’s just a distraction and confusion for his mind from its true quest—to find meaning. Yes, in case the child has no questions, we provide some, in the form of the Ma Nishtana—”Why is this night different from all other nights?”


life on earth

But that’s Plan B. Plan A is that the children will ask questions of their own. And you, the parent, will wrack your brains finding answers for them. That brings us to another vital lesson from the Haggadah: We don’t answer the question. We answer the child. “The wise child—what does he say?” Rabbi Yosef Yitzchak of Lubavitch would point out that in Hebrew, with just a slight change in punctuation, those words can read quite differently: “The wise child—what is he? He says…” Through the question, we see the child. And that is who we answer. The wise child articulates his question. He's obviously thought it through well and knows exactly what he's looking for. If he's wise, why does he ask? Why doesn't he just have faith, like a good religious boy, and accept all his parents and teachers tell him? He asks because he has faith. Like a scientist who believes that there will always be an explanation if we will just dig a little further, he believes that there will always be meaning, and deeper meaning, and yet deeper. His mind is not fettered by faith, but driven by it. And his faith, in turn, is enriched by his questions. As I'm writing, something neat Rabbi Avraham Altein just pointed out: If there are no children to ask, no guests, nobody, the halacha is that you have to ask the question to yourself. According to Maimonides, even if the children have asked the questions, the parents must also ask. Hold on—the Seder is not about pretending. If you know the answer, how can you ask a question? And if you don't know the answer, who will answer? But that's just the point: You know the answer, but you have to revisit the darkness of “I don’t know”—as though you never knew. Because last year’s answer no longer satisfies you. That’s how you get to a new light. And that’s what it means to be wise. Which all explains why the Wise Child often ends up getting all the attention, while the others are left out.

But no, there are three more children in the room. They are also our children. Like the Wicked Child. He’s next in line in expertise at asking questions. After all, he has identified exactly what it is that is bothering him. Problem is, he’s not interested in an answer. But he’s still number two, because something bothers him. The whole Seder bothers him. Which means he's alive and kicking. Which means there’s something there to work with. The Simple Child asks, but he's not sure what he's asking. He's the one that is too often ignored. Since you don’t really get his question (because neither does he), he never gets an answer. In the times we live in, that’s a precarious situation. Because that may one day mean to him that there is no answer. And if so, he will have a different question: “Why am I doing all this if there is no answer?” So the Haggadah instructs you to tell him stories of wonders and miracles. That is his world, that is what he sees. He is in wonderment. Go with it—take that wonderment and nurture it, all the way. Don’t give him any less than the Wise Child, or the Wicked One. And don't demand that he become the Wise Child—lest you push him towards his cynical brother. As for The Child Who Doesn’t Know How To Ask—In illustrated Haggadahs, he’s always a baby with a pacifier in his mouth. But that’s nonsense. I’ll bet he got 100/100 on his Passover Haggadah finals. You know why I think that? Look at the answer we give him: “For the sake of this, G-d did what He did for me when I left Egypt.” That’s a deep answer to an intelligent person. So what does it mean that “he doesn’t know how to ask”? Many of the ideas I’m writing here were sparked years ago by a conversation with an Israeli researcher, a student of renowned educational psychologist, Benjamin Bloom, who visited our school along with many high schools across North America. At each school, the researcher would ask the principal, “Give me your best students, one by one, in a private room.”

When the student would enter, she would just sit there for a minute or two. Then she would ask, “Do you have any questions?” Silence. Then: “I’m visiting from Israel.” More silence. “I’m doing research.” You get the gist of it. But then, she would ask the principal to bring in the troublemakers, one-by-one. They would enter, and immediately break into, “Why am I here? Who are you? What is this all about? Israel? What’s that like?” So this child #4, a bright child who excels in school, why does this child not ask? Why is he not in search of understanding and meaning? What went wrong? My guess? He went to school. There he was rewarded for answering questions just the way the teacher likes. But he was never rewarded for asking the really good ones that might disrupt the class, or the questions that the teacher might not have the answers to. So for this child, “You must open for him.” Open his mouth. Teach him to ask. Teach him that it’s ok to ask. Teach him that it’s even ok to question the most basic assumptions. How? By example. By showing him how you yourself question assumptions. Torah comes to us in a beautiful package, wrapped and tied. The only way to untie those knots and open up its treasures is by asking the right questions whenever and wherever they come to mind, and asking them without fear or shame. How do we get ourselves, our children, other Jews, and everyone else who can benefit, to ask? How can we teach the faith and courage it takes not to fear a good question? If we can find answers to those questions, we will have half of education nailed. EM

Tzvi Freeman is the author of a number of highly original renditions of Kabbalah and Chassidic teachings, including the universally acclaimed Bringing Heaven Down to Earth. Tzvi’s books are available online at Chabad.org.

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

33


ask the rabbi

whAT is The feAsT of moshiAch? by Rabbi Dan Rodkin

Q

I heard about this custom of having a feast at the end of Passover called the Feast of Moshiach? Is this a new phenomenon? Where did this custom come from, and what’s it all about?

The eighth day of Passover is traditionally associated with our hopes for the coming of Moshiach. For this reason, the haftorah read on that day contains many prophecies which refer to the era of the redemption. About two hundred and fifty years ago, the Baal Shem Tov instituted a custom which underlines the connection between the redemption and the eighth day of Passover: on that day he would partake of Moshiach’s Feast, the festive meal of Moshiach. Moshiach’s Feast is intended to deepen our awareness of Moshiach and enable us to integrate it into our thinking processes. The twelfth article of Maimonides' thirteen principles of faith is “I believe with perfect faith in the coming of Moshiach. Even if he delays, I will wait every day for him to come.” Though all believing Jews accept this principle intellectually, for many the concept of Moshiach remains an abstraction. Partaking of Moshiach’s Feast reinforces our belief in this principle, translating our awareness of Moshiach into a meal, a physical experience which leads us to associate this concept with our flesh and blood. The Baal Shem Tov’s linking of our awareness of Moshiach to the physical is significant, because it prepares us for the revelations of the era of the redemption. In that era, the G-dliness that is enclothed within the physical world will be overtly manifest. As the prophet Isaiah declared, “The glory of G-d will be revealed, and all flesh will see it together.” Chassidut explains that the preparations for a revelation must foreshadow the revelation itself. Since, in the era of the redemption, the revelation of G-dliness will find expression even in the physical world, it is fitting that our preparation for these revelations be associated with physical activities such as eating and drinking. That the Baal Shem Tov originated the custom of Moshiach’s Feast is particularly fitting. Once, in the course of his ascent to the heavenly realms on Rosh Hashanah,7 the Baal

34

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

Shem Tov encountered Moshiach and asked him, “When are you coming?” Moshiach replied, “When the wellsprings of your teachings spread outward.” The goal of the Baal Shem Tov’s life was to prepare us for Moshiach, and the institution of Moshiach’s Feast was part of that life’s work. Like many other teachings of the Baal Shem Tov, the custom of conducting Moshiach’s Feast was explained and widely disseminated by the successive rebbes of Chabad. Moreover, in 5666 (1906) the Rebbe Rashab (the fifth Lubavitcher Rebbe) added a new element to Moshiach’s Feast: the drinking of four cups of wine. During the time of the Baal Shem Tov, the main ingredient of Moshiach’s Feast was matzah. The tasteless flatness of matzah symbolizes selfless humility, a desire to transcend oneself. Wine, by contrast, is flavorful and pleasurable, and thus symbolizes the assertiveness of our individual personalities. Combining matzah and wine in Moshiach’s Feast teaches us that self-transcendence does not require that we erase our personal identities. Selftranscendence may be accomplished within each individual’s nature. A person can retain his distinctive character and identity, yet dedicate his life to spreading G-dliness instead of pursuing personal fulfillment. Once he has fundamentally transformed his will, an individual can proceed to a more complete level of service of G-d in which his essential commitment permeates every aspect of his personality. This innovation of the Rebbe Rashab exemplifies the comprehensive contribution of Chabad Chassidut to the legacy of the Baal Shem Tov. The Baal Shem Tov taught each Jew how to reveal his essential G-dly nature and thus rise above his personal identity. Chabad, an acronym for the Hebrew words chochmah, binah and daat (“wisdom, understanding and knowledge”), brings the Baal Shem Tov’s teachings into the realm of the intellect, allowing them to be integrated and applied within each individual’s personal framework. EM Rabbi Dan Rodkin is the Executive Director of the Greater Boston Jewish Russian Center. You can Ask the Rabbi at rabbi@shaloh.org.

?

got questions?

ASK THE RABBI: * rabbi@shaloh.org - fax: 617.787.4693 % 617.787.2200

iRabbi


jewish thought

on The roAD TowArD mATuriTy DovBer Pinson

T

hroughout the month of Nissan, we have the power to convert cynical laughter into positive and holy laughter, and anxious doubt into positive doubt. Israel’s history begins with the Exodus from Egypt. Until then, Jacob’s descendants had laws and various elements of distinctions, but were not yet considered a nation; only when they journeyed from Egypt and received the Torah, with its complete code of conduct, did they become a people with a national goal and collective destiny. The master prophet Ezekiel describes this event, the Exodus from Egypt, as a birth, for it was in fact the birth of the Jewish people. Since Passover was the initiation, the beginning of growth, there is special emphasis on the children: We perform many activities during the Passover Seder only to involve the children, to arouse them to ask questions. In fact, the very idea of asking, inquiring is an indication and an initiatory activity in the art of learning. Children’s asking is therefore a beginning of knowledge, a birth; which then leads to maturity, and eventually, on some level, to answers. In the learning process, one begins at a state of confusion and uncertainty, a state of unknowing, and then advances to clarity and answers. Passover represents this form of liberation as well; a radical shift from a slave—dependency and uncertainty, to the condition of master— able and certain. The objective of Exodus is true freedom, which was reached with the giving of the Torah. The freedom we experience through accepting, receiving and deeply absorbing the Torah is that we align ourselves with the inner reality of all creation, with the Creator’s inner most will. Torah is the blueprint and very foundation of all creation. Integrating the Torah deeply into our lives connects us with the ultimate, unrestricted, uninterrupted flow of creation—its authentic freedom. The essential experience of the giving of the Torah is continuous. The questioning children in the Hagadah represents each of us in an immature state, for questions primarily exist in a confused state of mind—a pre-Torah condition and marred perception of reality. The answer— given by the adults at the Seder table, which in this context represent the spiritually mature—is accessed only after we have gone through the

Exodus and grown to appreciate the subtlety of the Divine will. It is a tale of how we arrive from questions and uncertainty, to answers and clarity. Let us now understand the wise son’s question in the Hagadah of the Seder night. —The Hagadah describes four types of sons who come to the Passover Seder: a wise son; a wicked son; a simpleton, and one who doesn’t know to ask any question. Of all the questions, the wise son’s is most fitting to scrutinize, being that it is a ‘wise’ question. In a matter of speaking, the wise son’s question can reflect a state of pre-giving of the Torah, wherein the answer he receives represents a post-giving of the Torah, postexodus existential reality. Here is the wise son’s question; he asks, “What are the Testimonies, Statutes, and Laws, which G-d our G-d has commanded you?” But is this a wise question? It seems quite simple. Doesn’t he know what the mitzvoth are? What’s more, we must understand why he uses the phrase, “that G-d has commanded you,” as though excluding himself, when he should have said “us,” a more inclusive term. As explained, questions demonstrate spiritual immaturity, a pre-giving of the Torah condition; and from this perspective, the wise son doesn’t understand how man draws down and reveals G-dliness through the physical deeds of mitzvoth: Prior to the giving of the Torah Divine service was a spiritual undertaking, with prayer, study and meditation, activities we find the patriarchs

and the matriarchs involved with, and even when there was some physical act, it was simply to prepare for its spiritual counterpart; this paradigm resonates logically with the wise son. What puzzles him is the new Divine service of action, for what connection is there between physical action, acts that are seemingly void of any spirituality, meaning devoid of ‘ethereal content’ and the spiritual reaction of revelation? Perplexed he asks, “What are these Testimonies, Statutes, and Laws”; and he therefore excludes himself by saying, “which G-d commanded you.” The answer to the wise son’s question is the Exodus from Egypt, culminating with the giving of the Torah. Until that point, the revelation attained through doing mitzvoth was only a manifestation and expression of the creators light, but afterwards a bridge was forged and instilled within us was the incredible ability to draw down and reveal the Essence – the source of the Divine light and expression. To explain: Until the giving of the Torah man reached upward by his own initiative, and the revelation he achieved as a result was therefore only a Divine expression, which was limited and unable to become apparent in the physical world; man’s finite restricted capacity was able to touch and elicit only a ‘restricted’ limited form of revelation – a light that was confined in its spiritual property, disconnected from anything physical. For that reason, man’s Divine service before was only in the spiritual realm. Then came the giving of the Torah, beginning with an

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

35


jewish thought

initiation and later invitation from above, and there was a revelation of the infinite light, as it is limitless, beyond form, but also manifested within the limited. Being that the Essence is transcendent of all expressions, both physical as well as spiritual. With this, a new model was introduced: Now we can draw down and reveal the deepest levels through physical deeds, for the Creator of both the physical and spiritual, chose to be revealed specifically through action oriented mitzvoth. This is what the answer aspires to clarify to the questioning wise son. The wise son also specifies in his question: “What are the Testimonies, Statutes, and Laws.” —These three types of mitzvoth correspond to three types of connection to the Divine, for mitzvoth are cords, openly linking creation with creator, and they therefore trigger three aspects of divine manifestation. Even if he may somewhat comprehend that the actions of the mitzvahs touch the Essence, he has trouble grasping that there are categories and distinctions within the range of mitzvoth themselves; that each individual mitzvah produces a specific manifestation. There are two defining elements in mitzvoth: That they are all the creators will, irrelevant of which mitzvah, and that each individual mitzvah expresses and reveals another element of the Divine. Therefore, the wise son perhaps understands that now there is a new way of serving: pregiving of the Torah life was a spiritual service, and afterward there are physical deeds. But if so, there should be a clear distinction in the outcome of performing mitzvoth—before the spirituallyoriented service inspired revelation, and now, after the giving of the Torah, while the physical Divine service may in fact elicit the highest forces, they should not be in a revealed manner. For how can physical action be the cause of a revelation of the spiritual? And yet, seeing that each mitzvah is distinct from the next, he understands that each causes a variant expression than the other, and thus he is utterly puzzled. Before explaining the flaw and essential spiritual immaturity of his question, let us first probe the nature of the mitzvoth to understand the change that the giving of the Torah brought about, and we can then analyze the details of the

36

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

wise son’s question: There are three types of mitzvoth: EiduthTestimonies, Chukkim-Statutes and MishpatimLaws. Testimonies are mitzvoth testifying to an event, as Passover testifies to the Exodus from Egypt. Statutes, or decrees, are mitzvoth without any apparent rational reason other than being divine commands, such as Kosher dietary laws. Laws are rational mitzvoth, such as, not to kill or steal, and the like. These three distinct mitzvoth characteristics exist in all the three types: each mitzvah is a Testimony, for it testifies to the one who commands the mitzvah. Similarly with Statutes, decrees without any apparent reason; for even Testimonies such as Passover or Shabbat, and even rational Laws such as not to kill or steal, include details that have no seeming rationale, for example, the amount that one who steals must repay. And the same with rational Laws—all mitzvoth, including Statutes, have some element of reason, for even Statutes have a Divine reason, though we don’t necessarily always perceive it. In fact, Maimonides writes concerning Statutes, “It is appropriate to contemplate them, and to the extent that one can rationalize them, he should,” for there are indeed ‘reasons’ even for Statutes. As a mitzvah is a connection that causes a revelation, there are clearly three types of revelation caused by the three types of mitzvoth. The light that permeates creation and its details is easily perceived, whether in a sun rise or set, or the birth of a child, and may be intellectually comprehended;. One therefore performs Laws, rational mitzvoth, to draw down this ‘graspable’ light. To reveal the light that surrounds creation, which is somewhat obvious—for the existence of the permeating light indicates that there is a source, which isn’t as easily perceived—one performs Statutes, which are beyond reason. He subdues and transcends his reason, and thereby elicits that Divine light. However, with the infinite light—the Creators innermost Essence, which is utterly concealed and beyond the realm of creation and intellect— setting aside the intellect does not suffice. This light is beyond its realm to the extent that any manner of relation to the intellect, even to say that it negates it, is absurd. We can only elicit this inconceivable light through performing Testimonies. Just as judicial testimony is needed only for something that is otherwise unknown.

For if something is known or will become known, what need is there for witnesses to testify? Likewise, to reveal spiritual Divine levels that otherwise remain concealed—to reveal this inconceivable, awesome light—we need the Testimony that reveals something new. The wise son’s question now becomes ever more clear: His foremost difficulty is with action-oriented mitzvoth, and from this pregiving of the Torah state he therefore wonders, “What are the Testimonies, Statutes, and Laws?,” meaning, how can one touch Essence through performing Testimonies, and draw down the light through performing Statutes, and then reveal the light to the point of being clearly perceived, through performing Laws— and all of this specifically through performing the mitzvhas in a physical manner. To grasp the answer, he must first comprehend and experience, truly re-experience the going out and shedding of the condition of Egypt: The Exodus, culminating with our receiving the Torah, gave us a new type of mitzvah performance. We no longer perform mitzvoth “from below upward,” seeking out the Divine solely through spirituallyoriented tools such as prayer and study, for now the initial connection is established from Above. The Creator has given us the tools and there are no longer any limitations to our connection; for it isn’t based on human standards, but on the Infinite’s standards. And what’s more, through these mitzvoth the very Essence will become as apparent as ‘rational Law’. This idea of questions and confusion, a preTorah state, followed by answers and certainty, a redemptive, post-Torah state, is continuous throughout all of life’s stages. No matter how high we climb, the next day we should re-experience Torah from anew, as though we encountered it for the very first time this very day. We should always feel as if today we received the Torah, and what we achieved in the past is but an immature, pre-giving of the Torah state compared with what we can now achieve in the present moment. For every day, in fact every moment, offers us new opportunities for growth and spiritual advancement. EM

Rabbi DovBer Pinson is an internationally acclaimed author, teacher and speaker, who heads the Iyyun Institute.


how to

passover MARCH 30 – APRIL 7, 2018

Schedule

Buy & Sell

THURSDAY, MARCH 29 • Search for Chometz after Dusk

• Buy Matzah, Sell Chometz before March 30 - Call (617) 787-2200

FRIDAY, MARCH 30 • Fast of the Firstborn • Eat Chometz until 10:41am • Burn Chometz before 11:45am • Cook for Seders • Light Shabbat and Yom Tov Candles at 6:50pm • First Passover Seder

Se a r c h & De s t r o y

• Search the House for Chometz: Thursday, March 29 after dusk • Stop Eating Chometz: Friday, March 30 before 10:41 am • Burn Chometz: Friday, March 30 before 11:45 am • Consult your Passover Haggadah for accompanying prayers for the above

C o ok Up a S tor m

SHABBAT, MARCH 31 • Shabbat/Holiday services • Light Yom Tov Candles after 7:51pm* • Start Counting the Omer - Day 1 • Second Passover Seder

• Cook for the two Seders (April 10-11) in advance (before 6:50pm on March 30)

L ig h t Up t h e Nig h t

Shabbat & Holiday Candle Lighting each night - see schedule to the right

SUNDAY, APRIL 1 • Yom Tov synagogue services • Count the Omer - Day 2 • Yom Tov ends after 7:53pm

Proceed with Joy

Experience a joyful and meaningful Festival of Freedom

T h e S e d e r P l at e i n g r e d i e n t s

The Three Matzot • Combine intellectual and emotional humility with Divinely inspired faith, and you have the spiritual recipe for matzot. The mixture inspired our ancestors to follow G-d into the desert with such haste that there wasn’t time for the bread that would nourish them rise. The opposite of matzah is Chametz, the epitome of arrogance and self-aggrandizement. Before Passover we remove all physical Chametz and seek to root out the spiritual Chametz from within. Zeroah (Shankbone) • The Pascal Lamb, sacrificed on the eve of the exodus, is represented by the Zeroah. Mystical tradition replaces the shankbone with a chicken neck that is not eaten, as a reminder that although we approach freedom during the Seder, our ultimate freedom is soon to come with the final redemption. Betzah (Egg) • In the days of the Holy Temple a “Festival Offering” was made on Passover. Unable to do this in our current exile, the hard-boiled egg is used as a symbol of our mourning. In some ways, the choice reflects the nature of our people; the hotter the water, the stronger our spirit becomes. Maror (Bitter Herbs) • The bitterness of Egypt is brought to the table with Maror (horseradish). Through it, we realize that the purpose of hardship is only to make us stronger. One and a half ounces are eaten at two intervals during the Seder. Karpas (Vegetable) • Egypt crushed our ancestors’ spirits with endless, senseless, back-breaking drudgery. A raw vegetable, usually an onion or potato, is dipped in saltwater and eaten so we may taste their anguish—and in it realize the potential to rise above our own. Charoset (Paste) • As slaves we used mortar — symbolized by Charoset — to make bricks that formed structures which were erected only to be destroyed. The apple mixed with nuts to make Charoset symbolizes the sweetness of the Jewish women who, knowing Pharaoh would kill their infant if it were male, hid in the apple orchards when giving birth. Chazeret (Romaine Lettuce) • The initial stages of exile were pleasant, yet soon the injustices of slavery became overwhelming. So too is the first taste of Chazeret (a herb, often romaine lettuce) mild, but soon its bitter root becomes dominant. Chazeret is eaten with the Maror, and in the Korech sandwich.

APRIL 2 - 5 • Intermediate Days (Chol HaMoed) • Be merry • Count the Omer - Days 3-5 THURSDAY, APRIL 5 • Light Yom Tov Candles at 6:57pm • Count the Omer - Day 6 • All Night Learning FRIDAY, APRIL 6 • Yom Tov synagogue services • Light Yom Tov Candles at 6:58pm* • Count the Omer - Day 7 SHABBAT, APRIL 7 • Shabbat/Holiday services • Yizkor - memorial services • Count the Omer - Day 8 • Shabbat/Yom Tov ends after 8:00pm * = Light from pre-existing flame.

For more information: (617) 787-2200 | RussianBoston.org

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

37


NISAN/IYAR SHABBAT & YOM TOV CANDLE LIGHTING NISAN Eve of First Day of Passover Friday, March 30– 6:50 pm (Yom Tov Brachot 2 & 3) Bracha for Shabbat candle lighting: Baruch a-ta A-do-nay Elo-hei-nu me-lech ha-o-lam a-sher ki-dee-sha-nu bi-mitz-vo-tav vi-tzi-va-noo li-had-leek ner shel Sha-bbat ko-desh.

Eve of Second Day of Passover Saturday, March 31– after 7:52 pm (Yom Tov Brachot 1 & 3)

Bracha for Yom Tov candle lighting: 1. Baruch a-ta A-do-nay Elo-hei-nu me-lech ha-o-lam a-sher ki-dee-sha-nu bi-mitz-vo-tav vi-tzi-va-noo li-had-leek ner shel Yom Tov.

Eve of Eighth Day of Passover Friday, April 6 – 6:58 pm (Yom Tov Brachot 2 & 3)

2. Bo-ruch a-toh Ado-noi E-lo-hei-nu me-lech ho-olom a-sher ki-de-sha-nu be-mitz-vo-sov ve-tzivo-nu le-had-lik ner shel Sha-bbat vshel Yom Tov.

IYAR Friday, April 20 – 7:14 pm (Bracha for Shabbat) Friday, April 27 – 7:22 pm (Bracha for Shabbat) Friday, May 4 –7:30 pm (Bracha for Shabbat) Friday, May 11 –7:37 pm (Bracha for Shabbat)

3. Bo-ruch a-toh Ado-noi E-lo-hei-nu me-lech ho-olom she-he-che-ya-nu vi-kee-yi-ma-nu vi-hi-gee-an-u liz-man ha-zeh.

38

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

Eve of Seventh Day of Passover Thursday, April 5 – 6:57 pm (Yom Tov Brachot 1 & 3)

Friday, April 13– 7:06 pm (Bracha for Shabbat)


ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

39


40

ЭКСОДУС I АПРЕЛЬ - МАЙ I 2018

Profile for Rabbi Dan Rodkin

Exodus Pesach 5778 Web Resolution  

Exodus Pesach 5778 Web Resolution  

Advertisement

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded

Recommendations could not be loaded