Page 1


Легендарные

имена

В.И. Никитин

Богдан Александрович

фон Глазенап

г. Николаев Издательство Ирины Гудым 2010


УДК 94 (47+57) "1810/1898" ББК 63.3 (2) 5-8 Г 16

Никитин В.И.

Г 16 Богдан Александрович фон Глазенап: Очерк. — Николаев: Издательство Ирины Гудым, 2010. — 56 с.: илл. Немногим известно имя Богдана Александровича фон Глазенапа. Но это имя навсегда вписано в историю города Николаева, историю бывшей Российской империи. Один из приближенных к императорскому дому, но скромный, интеллигентный, с государственным мышлением моряк, пребывающий на разных высоких должностях, Б.А. фон Глазенап всегда ответственно относился к порученному ему делу. В то время, когда жизнь в городе после Крымской войны и обороны Севастополя (1854–1856 гг.) стала угасать, Б.А. фон Глазенап за десять лет своего правления в должности Главного командира порта и военного губернатора города (1860–1871 гг.) сумел создать такие условия для бурного развития и дальнейшего расцвета Николаева, как ни один из николаевских губернаторов. Собранные автором очерка материалы являются наиболее полными биографическими данными о жизни и деятельности Б.А. фон Глазенапа.

УДК 94 (47+57) "1810/1898" ББК 63.3 (2) 5-8

Автор выражает благодарность Пинигину Г. И. — директору, Аслановой Т. А. — библиотекарю, Маврокордато Е. Е. — секретарю Николаевской астрономической обсерватории, оказавшим помощь в изучении материалов биографии Б.А. Глазенапа. © Никитин В.И., 2010 © Издательство Ирины Гудым, 2010


К

огда-то в городе Николаеве существовала одна из центральных улиц с названием Глазенаповская (ныне — улица декабристов). Странное какое-то название… И как оно появилось в городе? И чему или кому это название было посвящено? Оказывается, улица была названа в честь Богдана александровича фон Глазенапа. И кто же он такой, Б. а. фон Глазенап, и какое он имеет отношение к городу Николаеву? Фамилия Глазенап принадлежала к дворянскому роду прибалтийских немцев и отмечена в различных энциклопедических словарях, а частица «фон» перед немецкой фамилией указывает на дворянское происхождение. В 1811 г. герой нашего повествования родился в военной семье, нарекли его именем Готлиб, то есть любящий Бога. а со временем это имя переиначили на российский лад и стали Готлиба именовать Богданом, то есть Богом данным. родители его по3


святили себя службе в российской армии и  флоте. А  пример и  влияние родственников сказалось в том, что во  время получения образования в Морском кадетском корпусе с родным братом Владимиром уже в  тринадцать лет он был произведен в гардемарины. Гардемарин  — это самый первый чин в  российском флоте, который давался воспитанникам морских училищ высшего класса, каким являлся кадетский корпус. Суровые просторы Балтийского моря, очевидно, привлекали Парусное судно «Св. Андрей» подростка, и  уже в  1824–1825  гг. Богдан Глазенап плавал на  парусном судне «Св. Андрей» до  острова Исландия и  обратно, а  также крейсировал на  корабле «Сысой Великий». Это была морская практика, во  время которой приходилось изучать в море элементы устройства корабля, его ходовые особенности, такелаж, морские навигационные приборы, команды типа: «Поднять паруса!», «С реев долой!», «Расцветиться флагами!» — и  многое другое, связанное с мореплаванием. Романтика морских путешествий, труд во имя «веры, царя и Отечества», как тогда выражались, переполняли юношу, и он, покоряясь своей судьбе, до конца дней своих верой и правдой служил морю и Отечеству. А судьба у него была нелегкая. А судьба бросала его в такие испытания, что современному молодому человеку это может показаться выдумкой или плодом фантазии. Однако факты, зафиксированные в  документах и  воспоминаниях, дают наглядное представление о том, что судьба выковала в Богдане Александровиче незаурядную личность. 4


Да и, кроме того, будучи гардемарином, а позже — мичманом, испытал на  себе все трудности морской службы. К  примеру, неоднократно, следуя командам: «марсовые, к вантам!»*, «пошел по  марсам!»** и  «пошел по  реям!», необходимо было в течение каких-нибудь нескольких минут преодолевая страх, эти злополучные ванты, которые раскачивались под тяжестью десятков тел таких же гардемаринов, как и он сам. А корабельные мачты доходили порой до двух десятков метров в высоту, и  когда случалось, что кто-нибудь по  неосторожности оступался при карабканьи по  вантам, то  о  палубу разбивался насмерть. А когда судно попадало в шторм, то море играло с ним, как с  игрушкой. Парусник швыряло из  стороны в  сторону, то  он взлетал на  гребень волны, то  его низвергало вниз, и  палуба как бы уходила из-под ног. Каждая деталь судна скрипела и трещала, паруса, если их вовремя не  убрать, хлопали и  лопались, у  некоторых матросов открывалась так называемая «морская болезнь», иных по  неосторожности могло волнами сбросить за  борт, мачты ломались, как спички… Словом, всем мореплавателям суждено было пройти испытание на  прочность. Видимо, поэтому и  родилось со  временем такое выражение, как «раньше суда были деревянные, да матросы стальные». После окончания учебы в кадетском корпусе Богдан Глазенап получает звание мичмана и вскоре отправляется на шлюпе «Сенявин» (шлюп  — военный трехмачтовый корабль времен парусного флота) в кругосветное плавание под командованием капитан-лейтенанта Ф. П. Литке. Три года этот юноша-мичман бороздил моря и  океаны, и  только в  семнадцать лет он с  экспедицией Ф. П. Литке вернулся домой. Но  зато сколько впечатлений, о  которых теперь можно только догадываться! Экспедиция Ф. П. Литке считает*  Ванты — на парусных судах — снасти стоячего такелажа или толстые веревки, которые держат мачту с боков, в том числе и веревочные лестницы. ** Марсы — дощатые или решетчатые площадки у вершины мачты.

5


Шлюп «Сенявин». Худ. Е. В. Войшвилло, Б. М. Стародубцев. 1986 г.

ся наиболее плодотворной в истории мореплавания. Ею были открыты 12 островов в Каролинском архипелаге, исследованы побережье Берингова моря и  ряд островов, собраны богатые научные материалы по океанографии, этнографии и ботанике, составлен атлас из 50 карт и планов. Здесь, к слову сказать, Ф. П. Литке вспоминает: «…Поутру [1828  г.?  — Авт.] приступили мы к  описным работам: с баркасом байдаркой отправился я в сопровождении мичмана Глазенапа и Постельса в южную половину пролива… Проведя довольно покойно холодную ночь, отправились мы поутру [1 августа 1828 г.? — Авт.] к западу вдоль южной стороны острова и в 1 миле от мыса Пагелян нашли хорошую гавань, названную по имени моего помощника мичмана Глазенапа, ее описывавшего…». (Литке Ф. П. Путешествие вокруг света на  военной шлюбе «Сенявин» 1826–1829. — М: Гос. изд-во географ. лит-ры, 1948. — С. 202–203).

Все это происходило в районе Камчатки, конечной цели исследовательской экспедиции Ф. П. Литке. 6


За участие в этой экспедиции в 1829 г. Богдан Глазенап был удостоен ордена Св. Анны 3‑й степени и тогда  же назначен адъютантом — сначала при дежурном генерале, а  затем при начальнике Главного морского штаба. В 1830 г. некоторые промышленно развитые города Центральной Европы охватила волна революционных выступлений народных масс против монархов и их политики. В ту пору часть Польши под назваАдмирал Ф.П. Литке нием Царство Польское входила в  состав Российской империи. Здесь наместником российского императора являлся великий князь Константин Павлович. В конце 1830 г. на него уже покушались польские патриоты, желающие восстановления своей родины после ее разделов. В июле 1831 г. после получения звания лейтенанта двадцатилетний Богдан Глазенап был направлен в  главную квартиру действующей в  Царстве Польском армии. Ему пришлось тут увидеть все ужасы подавления восстания и почувствовать дыхание смерти на  каждом шагу. В  особенности это проявилось при взятии и  освобождении Варшавы от  восставших. Тем не  менее он тотчас  же был награжден орденом Св. Владимира  4‑й степени с  бантом,  золотой саблей с  надписью: «За храбрость» и др. наградами. С 16  мая 1834  г. Богдан Глазенап назначается адъютантом к начальнику Главного морского штаба князю А. С. Меншикову. Исполняя его приказы, он часто посещает страны Балтии, такие, например, как Пруссия, Дания. Свободно владея немецким и  французским языками, он своим добросовестным отношением к  службе, порядочностью и  незаурядными способностями обращает на  себя внимание членов императорской фамилии. 7


22 сентября 1837  г. Богдан Глазенап был произведен в  капитан-лейтенанты. Вскорости ему пришлось сопровождать Николая І и  его брата, великого князя Михаила Павловича, на пароходе «Северная Звезда» из Одессы в Севастополь, Ялту, Керчь, Геленджик и к берегам Абхазии. За семь лет судовой морской службы Богдан фон Глазенап был неоднократно отмечен наградами, подарками и повышениями в звании. Со стороны императорской семьи благосклонно был встречен поднесенный императору экземпляр перевода с  французского языка книги «Правила и  руководство для начальника, механика и  управляющаго машиною на пароходе» Г. Жанвье. В те времена дворяне составляли своеобразную элиту государства, как, скажем, шляхта в  Польше или казацкая старшина в  Украине. И, естественно, на  дворянство Российской империи не  мог не  опираться императорский дом, опекая и поощряя деятельных и полезных государству людей, каким, как представлялось окружению императора, являлся молодой фон Глазенап. Швеция, Голландия, Польша, Пруссия… Эти государства, их морские порты посещал в молодые годы Богдан фон Глазенап. После того, как он общался и  ходил с  императором и  его наследником в  Стокгольм (Швеция), в  Щецин (Польша) и Ревель (Эстляндия, ныне — Таллинн, Эстония), в 1838 г. получил должность флигель-адъютанта, которую сам император назначил ему для выполнения при нем адъютантских полномочий. В 1839  и  1840  гг. был командирован в  город Николаев. В эти годы Главным командиром Черноморского флота и портов на Черном море был вице-адмирал М. П. Лазарев. И на его флагманском корабле «Силистрия» и  пароходах «Колхида» и «Северная Звезда» вместе с ним ходил к абхазским берегам, где руководил высадкой десантов при укреплениях Субаши, Шахе и  Туапсе и  командовал военными операциями морских полубатальонов с кораблей эскадры. 8


Действия парохода «Колхида». Худ. А.П. Боголюбов, 1853 г.

В 1841, 1842 и  1843  годах соответственно командовал бригом* «Казарский», корветом** «Львица» и фрегатом*** «Екатерина», плавая из  Кронштадта в  Голландию, в  Балтийском море, а также в Финском и Ботническом заливах. Император и  его окружение доверяли Богдану фон Глазенапу все более ответственные задания, и  вот 1  января 1844 г., после производства в капитаны 2-го ранга, отличие, в  качестве наблюдателя его направляют в  Лондон, где со*  Бриг — двухмачтовое парусное судно водоизмещением до 250 тонн с высокой задней частью (кормой). **  Корвет  — небольшое парусное трехмачтовое военное судно, орудия которого расположены на  верхней палубе; предназначался для разведывательной и посыльной служб. ***  Фрегат — военное парусное трехмачтовое судно, обладающее большой скоростью хода.

9


оружаются две металлические канонерские и одна десантная лодки. В 1845–1846 гг. в отряде кораблей вице-адмирала Ф. П. Литке, давнишнего своего знакомого и  руководителя кругосветного плавания, фон Глазенап на корвете «Князь Варшавский» совершил переход из Кронштадта в Средиземное море, где корабли отряда посещали прибрежные порты. 1 июля 1846 г. после возвращения кораблей из Средиземноморского похода фон Глазенапа вновь повышают. Он становится капитаном 1-го ранга и назначается (скорее всего, с подачи Ф. П. Литке) делопроизводителем Морского ученого комитета, а годом позже — постоянным членом этого комитета. 15  марта 1848  г. вышла в  свет первая книжка «Морского сборника». К ее появлению был причастен председатель Морского ученого комитета Ф. П. Литке, который явился и  первым руководителем, и главным составителем программы этого сборника. А  непосредственным редактором сборника был назначен член Морского комитета Б. А. фон Глазенап, который издал первый том «Морского сборника», состоящий из десяти книжек объемом в 64 страницы. Издание в 1848 и последующие годы массовыми тиражами книжек «Морского сборника» явилось значительным событием в жизни морского ведомства. Стоит взять в руки хоть один том сборника, как сразу ощущаешь дух того времени, дух людей и событий, давно канувших в Лету*. Морскую навигацию 1849  г. Богдан фон Глазенап провел в плаваниях по Балтийскому морю на разных кораблях, в том числе — впервые входивших в  состав морского флота пароходо-фрегатах. И уже тогда, да и ранее, он часто слышал слова песни «Морская служба», которую распевали матросы на разных парусниках и пароходах: *  Лета — в древнегреческой мифологии — река забвения в подземном царстве, вода которой заставляла души умерших забыть прошлую жизнь; кануть в Лету — быть забытым, навсегда исчезнуть.

10


«То ли дело наша служба! Летом по морю гуляй. Наш девиз: надежда, дружба! Моряк, лишь дело свое знай. Шторм иль буря, нет препоны, Ветер воет… Мы его Равнодушно слышим стоны; Не боимся ничего. Нам не страшен пушек гром, Мы под всеми парусами Смело все на смерть идем, Говоря: Никола* с нами!».

В следующем году Богдан Александрович фон Глазенап назначается членом Комитета по пересмотру морских узаконений согласно требованиям времени. А  затем в  должности начальника штаба 3‑й флотской дивизии на  кораблях эскадры вице-адмирала Епанчина плавал у  берегов Дании и  в  Северном, или, как его раньше называли, Немецком море. А 8 апреля 1851 г. его назначают «исправлять должность директора Морского кадетского корпуса». В  этом военноучебном заведении воспитывалась военная морская элита, которая в  течение нескольких лет проходила подготовку на получение звания гардемарина и мичмана. Морскому кадетскому корпусу уделяли значительное внимание и  всячески покровительствовали российские монархи. 15  декабря 1852  г. корпус торжественно отпраздновал столетие своего существования. Император Николай І пожаловал корпусу новое знамя. При торжествах присутствовали все члены императорской семьи, представители высшего морского начальства и  руководители корпуса, знаменщик и  по  одному унтер-офицеру и кадету от каждой роты.

*  Св. Николай — в  православии  — покровитель моряков и  мореплавателейпутешественников.

11


Иконостас церкви Морского кадетского корпуса, 1855 г. 12


В этот день многие корпусные офицеры получили Высочайшие награды; директор корпуса Б. А. фон Глазенап — чин контрадмирала с зачислением в свиту Его Величества. В 3 часа в Зимнем дворце был обеденный стол, к которому были приглашены все находившиеся в столице бывшие воспитанники корпуса. Число приглашенных доходило до  1200  человек. На  другой день в  корпусе был дан блестящий бал для кадетов и их родственников. Б. А. фон Глазенап оставался директором корпуса до марта 1855 года. Опираясь на  исторические факты тех лет, можно утверждать, что английские корабли близко подходили к  берегам Финляндии (в те времена — провинция Российской империи) с попыткой высадить десанты на побережье или островах. Оборона же побережья Ботнического и Финского заливов на всем протяжении от  Санкт-Петербурга до  реки Торнео, на  севере Финляндии, была поручена так называемой шхерной* морской флотилии под руководством вице-адмирала Епанчина. А  начальником штаба при нем был назначен Свиты Его Величества контр-адмирал Б. А. фон Глазенап к лету 1854 г., когда особенно активными стали нападения англичан. Директору Морского кадетского корпуса с  выпускниками, пришлось принимать участие в  ряде боевых действий. Оборона таких финских городов, как Або, Экснес, Бьернеборг, фортов на  островах и  мелких рыбацких поселков показала, как писал сам Б. А. Глазенап: «…на  лице каждого из  солдат видна самоуверенность, доверие к  начальникам, ежеминутная готовность встретиться с  врагом». И  еще: «Воспитанники учебного рабочего экипажа, находящиеся на  гребной флотилии, отличаются прекрасным поведением и  знанием своего дела. Они принесли нам пользу при обучении команд *  Шхеры — небольшие скалистые острова и полуострова с сильно изрезанными берегами, образующими множество заливов и бухт, расположенных в областях прежнего оледенения (Карелия, Финляндия, Скандинавия…).

13


действию артиллерии и во  многом облегчили этот труд» (МС. — СПб., 1854. — № 9. — С. 39). Как сообщалось в  сентябрьском номере «Морского сборника» за 1854 год: «…Государь Император, получив донесения об  этой первой встрече Русских канонерских лодок с  английскими пароходами, Всемилостивейше повелеть соизволил: Офицерам объявить Его Императорскаго Величества благоволение. Его Величество соизволил пожаловать: Воспитаннику Кондукторских рот Яковлеву знак отличия военного ордена, нижним чинам, особо отличившимся, двенадцать знаков военного ордена, а всем нижним чинам по рублю». Все попытки англичан высадиться на побережье Финляндии или захватить плацдармы на  островах Ботнического или Финского заливов закончились провалом. После такого поражения, получив многочисленные пробоины в кораблях от российских снарядов береговой артиллерии, англичане больше не  смели пытаться приближаться к финским берегам и островам. 12  марта 1855  г. Богдан Александрович фон Глазенап назначается «временно управляющим Гидрографическим департаментом Морского министерства». Пока на  постоянную должность директора этого департамента подбиралась соответствующая кандидатура, Богдану фон Глазенапу пришлось руководить им всего несколько месяцев. В  обязанности служащих департамента входило производство съемок и  промеров глубин, составление карт и  атласов для безопасности плавания, устройство и  надлежащее содержание маяков, бакенов, вех и  др. предостерегающих знаков, снабжение судов навигационными приборами и  др. В  ведении департамента состояли морские обсерватории в  Кронштадте и  Николаеве, сигнальные станции в  Николаеве, Богдановке, Парутино, Очакове и Аджиголе. Даже в  этот короткий промежуток времени своего директорства Б. А. Глазенап успел зарекомендовать себя настоящим руководителем. И  после того, как он оставил эту должность 14


и был переведен военно-морским атташе в  Швецию, Норвегию и Данию, из Стокгольма он сообщает в Гидрографический департамент о  том, что рефлекторы на  лампах балтийских маяков выделены лучше шведских. И  на  маяках норвежских, шведских и прусских жгут сурепное* масло, а что касается усиления света в  лампах балтийских маяков, то  можно было  бы ввести употребление подсолнечного или конопляного масла. Казалось бы, стоило ли обращать внимание на такую мелочь, как использование масел в лампах маяков? Но от этого зависела безопасность судоходства на море, да и душа Б. А. Глазенапа была душой моряка и, естественно, беспокоилась обо всем, что было связано с мореплаванием. Убедившись лишний раз в том, что Б. А. фон Глазенап справляется с руководящими должностями со всей ответственностью, высокое начальство приказом от 21 октября 1857 года сообщило: «…назначаются: непременный член Морскаго Ученаго Комитета, Свиты Его Императорскаго Величества, Контр-Адмирал Фон Глазенап  — Главным Командиром Архангельскаго порта и Архангельским Военным Губернатором, с оставлением в Свите Его Величества, вместо Адмирала Хрущова, который увольняется от сих должностей с оставлением в должности члена Адмиралтейств-Совета…» (МС. — СПб., 1857. — № 11. — С. V). Новые испытания выпали на долю Б. А. Глазенапа. Суровая природа края, где зима с  обильными снегопадами и  редкими метелями с  температурой до  минус 13°–15°С в  январе нехотя уступает теплым дням, где таяние снегов и  льда с  разливами рек превращается в настоящее бедствие — все это приходилось преодолевать. Как замечал главный командир Архангельского порта в  «Кратком очерке Архангельского порта и  его деятельности в  1859  году», «…некоторая часть строений и  заведений Архангельского порта по причине давней постройки пришла *  Сурепа, сурепка — растение с тонким корнем (в отличие от репы), из семян которого добывается масло.

15


уже в ветхость, чему много способствует ежегодный весенний разлив реки при вскрытии от льда, когда вода поднимается на значительную высоту и затопляет как адмиралтейство, так и все окрестныя места… однако вредныя последствия сырости, остающиеся на  долгое время в  зданиях, чрезвычайно чувствительны при вообще холодном климате здешняго края… впрочем, наводнение, как одна из  физических невыгод Архангельского порта, на  будущее время может быть устранена возведением вокруг всего Адмиралтейства и  Соломбальского селения земляных насыпей по  берегам Двины, Кузнечихи и  Курьей речки…» (МС. — СПб., 1860. — № 8. — С. 89–123). В этом очерке Б. А. Глазенап упоминает о  посещении Архангельска генерал-адмиралом* морского ведомства великим князем Константином Павловичем, который, осматривая Адмиралтейство и портовые сооружения, да и сам город, слушал, внимая, военного губернатора о том, что надо бы сделать для улучшения деятельности Архангельска. Разумеется, еще раньше Императорским домом, да и морским ведомством, видимо, была замечена и  отмечена у  такого незаурядного, далекого от  политики моряка, каким являлся Б. А. Глазенап, необычная его способность мыслить по-государственному. Для такой империи, как Россия, он был очень ценным человеком, находящимся на  государственной службе. И поэтому с его мнением считались, но зато направляли в  места, где требовался, как сейчас принято говорить, ХОЗЯИН. Генерал-адмирал, разумеется, об  этом посещении Архангельска довел до  сведения морское ведомство, и  в  начале 1860 г. в мартовском выпуске «Морского сборника» в рубрике «Официальные статьи и известия» появился опубликованный *  Генерал-адмирал  — необычное сочетание этих слов обозначает: главный начальник всего флота в  государстве; морской чин первого (высшего) класса в Российской империи.

16


«Отчет директора канцелярии Морского министерства действительного статского советника графа Толстого за 1859  год», где в пункте третьем сказано: «…об устройстве Архангельского порта. Главный Командир порта, согласно данным ему Его Императорским Высочеством Генерал-Адмиралом указаниям представил соображения о  различных улучшениях, которые необходимо было сделать в Архангельском порте и Адмиралтействе. Все предположения Генерал-Адъютанта Глазенапа были приводимы в исполнение постепенно. Одним из улучшений для Архангельского края было учреждение в Соломбальском селении приходскаго училища. Находящееся в Архангельске селение Соломбала, в  котором числится около 11000  жителей, ощущало большую потребность в учебном заведении, которое соответствовало бы нуждам населения, состоящее преимущественно из  отставных и  служащих нижних чинов и  мастеровых Морскаго ведомства. Люди эти частию доверяли обучение детей своих ненадежным полуграмотным солдатам, частию посылали их в Архангельское Приходское училище, отстоящее от  Соломбальского селения на  значительном разстоянии, что сопряжено было с  важными неудобствами, особенно при суровости местного климата. Вследствие сего Главный Командир Архангельскаго порта ходатайствовал об учреждении в Соломбальском селении особаго приходскаго училища для детей означенных лиц, с целью образования, из  них потом способных учеников по  разным портовым мастерствам. Означенное ходатайство Г-а. Глазенапа удостоилось Высочайшего утверждения и 7 июня 1859 года было открыто помянутое училище, в  котором через три дня после открытия оказалось уже 150 учеников». При посещении генерал-адмиралом Архангельска Богдан Александрович фон Глазенап не  мог не  обратить внимания 17


Его Императорского Высочества на некоторые проблемы с  продовольствием. Дело в  том, что «существовавшие на  поставку провианта условия для Архангельского порта изменены и  составлены по  образцу, утвержденному журналом Адмиралтейств-Совета* 19 апреля 1858 г. ». Неизвестно, что это за  условия и  как они изменены и  по  какому образцу, тем не  менее «благоприятствовавшие в 1857 году в Архангельском порте обстоятельства хлебной торговле, при совершенном неурожае и  весьма ограниченном хлебопашестве этой губернии, соделались причиною, что за отпуском хлеба за границу, почти не осталось его для местной продажи и  до  половины января месяца 1858  года не имелось в виду подвоза для вольной продажи из соседственных губерний. В  этом положении местной хлебной торговли, возродилась между жителями нужда в приобретении хлеба для собственного продовольствия, не  только теми, которые затрудняются в средствах к покупке, но и теми, которые имели на  то  возможность. В  особенности государственные крестьяне, не  имея ни  своего хлеба, ни  общественных запасов, поставлены были в  крайне затруднительное положение; а  потому Архангельский Гражданский Губернатор просил г.  Главного Командира Архангельского порта отпустить заимообразно в  распоряжении его, губернатора, из  провиантских магазинов Морскаго ведомства ржаной муки 20000 пудов. Такое крайне затруднительное положение государственных крестьян Архангельской губернии, требовавшее немедленной помощи, вынудило контр-адмирала Глазенапа разрешить отпуск из  запаса Адмиралтейских провиантских магазинов заимообразно 20 т. пуд. ржаной муки, которой состояло в магазинах для продовольствия морских команд по 1 июля 1859 года. * Адмиралтейств-Совет  — совет, учрежденный при Морском министерстве для обсуждения дел, касающихся флота и  всего, относящегося к  морскому ведомству.

18


Упомянутая мука 20 т. пуд. окончательно возвращена в магазины в  октябре 1858  года» (МС. — СПб., 1859. — №  5. — С. 78–79). В связи с такой обстановкой в Архангельском крае «по всеподданнейшему докладу Его Императорскаго Высочества Генерал-Адмирала, в  следствие ходатайства г.  Главнаго Командира Архангельскаго порта, в 10 день марта 1858 года Высочайше повелено: по случаю возвышения в Архангельске цен на  хлеб и  прочие жизненные припасы, отпускать в  1858  году 20  чиновникам Архангельскаго порта, в  виде пособия, казенный провиант каждому на  два деньщика, с  отнесением сего расхода на  остатки по Архангельскому порту» («МС. — СПб., 1859. — № 5. — Май. — С. 62–82). В июне 1858 г. Архангельск посетил император Александр II, который после этого побывал в Соловецком монастыре. Как сообщал контр-адмирал Б. Глазенап в  своей записке, опубликованной в  июльском номере «Морского сборника» за  1858  г., жители Архангельского края многочисленными толпами с  криками «ура!» встречали императора и, как свидетельствует Б. А. Глазенап, «Государь Император заметно был доволен этими всеобщими выражениями любви и благодарности и  при отъезде приказал сказать спасибо всем Архангельцам за  радушный прием»… и, кроме того, «Государь Император приказал предоставить пароход «Гремящий» для поездки жителей Архангельска в Соловецкий монастырь. Сегодня пароход этот отправился туда при совершенном штиле и прекрасной погоде; на нем поместилось двести тридцать пассажиров всех сословий. Кроме того, Его Величество приказать соизволил все портовые команды уволить на три дня от работ, что исполняется со вчерашнего дня». Во время посещения Архангельска император своим распоряжением от 21 июня повысил в должности Б. А. Глазенапа, который с этого времени стал именоваться генерал-адъютантом. 19


Работники Архангельского адмиралтейства за время правления Б. А. Глазенапа приложили немало усилий для того, чтобы построить и  спустить на  воду такие суда, как фрегат «Пересвет» (при спуске на  воду присутствовал император Александр  II), транспорт «Ока», пароход «Соломбала», землечерпательное судно, шхуна «Ломоносов»; вместо разобранной шхуны «Полярная звезда» по  рекомендации генерал-адмирала построить новую, а также разные гребные суда (баркасы, катера, вельботы, ялы и др.). Здесь нельзя не  упомянуть о  благотворительной деятельности Богдана Александровича и  Эмилии Антоновны Глазенап. Дело в  том, что в  1848  г. в  Соломбале, сопредельном с Архангельском селении, находился Константиновский детский приют для призреваемых* девочек. До  1  июля 1859  г. приют состоял в  ведении Архангельского попечительства детских приютов, а с 1 июля по распоряжению императрицы Александры Федоровны приют перешел в ведомство главного командира Архангельского порта. Приют содержался за счет сбора со  шкиперов купеческих кораблей, приходящих в Архангельский порт, пожертвований Компании, развозящей балласт с  купеческих суден, а  также билетов Санкт-Петербургской Сохранной казны, Государственного коммерческого банка и Архангельского Приказа общественного призрения, иногда — за счет частных пожертвований. Покровителями приюта стали заведующий приютом главный командир Архангельского порта генерал-адъютант Б. А. Глазенап, попечительницей приюта  — супруга генерал-адъютанта, Эмилия Антоновна Глазенап. Кроме того, в штате приюта была помощница попечительницы, директор и  почетный старшина (оба  — местные купцы), законоучитель, делопроизводитель, каз­­начей и две смотрительницы. А также — врач, медицинский инспектор Архангельского порта коллежский советник Виль*  Призреть  — устаревшее слово, обозначающее приютить, пристроить, дать приют и пропитание; забота о неимущих, престарелых, больных.

20


гельм Густавович Гиргерсон, который затем был переведен (возможно, не без помощи Б. А. Глазенапа) в г. Николаев, где в 1863 г. получил чин статского советника и  с  1872  г. стал главным доктором Николаевского морского госпиталя и начальником медицинской части Черноморского флота и портов. В заключение своей службы в Архангельске Б. А. Глазенап написал довольно объективную, с  экономическими обоснованиями статью «О  преобразовании рабочих сил Архангельского порта», опубликованную в февральском «Морском сборнике» за 1860 г. В этой статье он подает положение о мастеровых командах порта со  своими объяснениями и  предложениями. 1 февраля Б. А. Глазенап неожиданно получает назначение в  г. Николаев на  должность главного командира порта и  военного губернатора города. Верховное морское командование, опираясь на  опыт его руководства Архангельским портом и  городом в  целом, решило, что пора оживить омертвевший после Крымской войны и  обороны Севастополя (1854–1856  гг.) г.  Николаев, где жизнь едва-едва теплилась. Достаточно назвать число жителей города до  начала правления нового военного губернатора (37590 человек) и после окончания его (около 50000 человек), чтобы понять всю трагедию города, который постепенно умирал. Вся его инфраструктура*, все судостроительные верфи и  эллинги были мертвы. Работы не  было. Лишь мелкие ремесленные мастерские продолжали существовать, да значительный военно-морской штат (разные чины) продолжал содержаться за  счет поддержки государства. Наблюдался отток населения из  города, что угрожало потерей такого стратегически важного для империи пункта. Поэтому сюда и был *  Инфраструктура  — составные части общего устройства экономической или политической жизни; например, в экономическую инфраструктуру входят транспорт и связь, образование и профобучение, жилье и коммунальное хозяйство, от состояния которых зависит общественное производство.

21


направлен Б. А. фон Глазенап — чтобы устранить брешь в государственной политике. А накануне своего нового назначения Богдан Александрович Глазенап узнал, что 27 января в империи появился документ под названием «Общее образование управления морским ведомством и управления портового». Исходя из статей этого документа, управление Николаевским портом должно осуществляться главным командиром, который подчинялся генерал-адмиралу и  штат которого состоял из  секретариата главного командира, штаба, кораблестроительной, артиллерийской, комиссариатской, гидрографической, строительной и  медицинской части, портового казначейства, комиссии военного суда, архива и  канцелярии. Большинство этих структурных образований подчинялись главному командиру порта, и только лишь гидрографическая и медицинская части — соответствующим управлениям Морского министерства. …Надо было приниматься за  работу. И  Б. А. Глазенап одним из первых распоряжений назначает проверку разных учреждений города, как, например, Николаевского городового комитета, насчет жертвуемых сумм для выдачи пособий, результатом проверки которого явился документ следующего содержания: «Управление Николаевского военного губернатора. Канцелярия. 11 ноября 1860 г. № 3369. Николаевъ. Николаевской городской Думе. Получив рапорт Г. Капитана 1 ранга Лукьянова от 7‑го текущего ноября за № 5‑м, что по рассмотрении им совместно с  столоначальником Канцелярии моей коллежским секретарем Сущенком шнуровых книг Николаевского городового Комитета за 1860 год о жертвуемых суммах, принадлежащих к  ним документов и  предписаний или разрешений на  основании которых произведены выдачи пособий разным лицам, обнаружены подлоги, и  что, кроме того, при разсмотрении дел Комитета о  выдаче пособий замечены таковые  же под22


Постановления и распоряжения правительства. № 283. В СПб.  1 февраля , 1860. Морской сборник: СПб., 1860. — Т. XLVI. — № 3. — Март  23


логи и в  1859  году, — я  признал нужным, для производства следствия по  настоящему предмету, заключающему в  себе обстоятельства значительной важности в  учреждаемую под председательством Г. Лукьянова комиссию назначить членами коллежского секретаря Сущенко и со стороны граждан купца Иконникова. О чем даю знать Городской Думе для извещения Г. Иконникова о таковом назначении. Генерал-Адъютант Глазенап Правитель канцелярии Благовещенский» (ГАНО. — Ф. 222. — Оп. 1. — Д. 650. — Л. 1). Этот документ освещает лишь одну из  сторон деятельности комиссии, которая была создана по  инициативе Б. А. Глазенапа и  которую возглавлял адмирал П. М. Юхарин. Как отмечал Г. Н. Ге: «И никогда еще в Николаеве никакое учреждение не работало так разумно и горячо, как эта… комиссия. Изследовав положение вещей за  прошлое и  настоящее время, комиссия составила замечательный доклад, в котором изложила и свой проект необходимого переустройства городского управления. Но не пришлось адмиралу Глазенапу осуществлять этого проекта, потому что в то время правительство уже вырабатывало новое Городовое Положение для всей империи…» (Ге  Г. Н. Исторический очерк столетняго существования города Николаева… — С. 34). К сожалению, о  содержании переустройства городского управления ничего не известно. В «Морском сборнике» за  ноябрь 1860  г. в  «Известиях из  портов» сообщалось: «Николаев: Предполагается учредить специальное морское училище для приходящих, достаточно уже приготовившихся в элементарных науках в других училищах. — Приступлено к  мощению улиц. — Засаживаются близ города в степи до 70000 дерев акации, клена и дуба. Во  всех этих полезных нововведениях выказывается со  стороны купечества и мещан живейшее участие и содействие». 24


В те времена на юге империи для тех, кто занимался земледелием, настоящим бедствием являлись налеты огромных туч саранчи, которая, опустившись на землю, пожирала все на своем пути. Для борьбы с саранчой в городе был создан комитет, который действовал с 27 января 1860 г. по 3 июня 1861 г. Приближалось время, когда народы империи ожидали от Александра  II решительных реформ. На  сей счет начиная с  1857  г. был учрежден секретный комитет, задачей которого являлось рассмотрение предложений и  постановлений о  крепостном праве. В  течение нескольких лет ряд высоких сановников, входивших в  этот комитет, тормозили дело, но  решительность императора и  влияние нового председателя комитета великого князя Константина Николаевича ускорили дело. И наконец 19 февраля 1861 года император Александр II объявил своим манифестом об  освобождении 22  миллионов крестьянского населения от крепостной зависимости. Как сообщали вскоре официальные источники, «черноморския адмиралтейския поселяне освобождены от  крепостной зависимости николаевского адмиралтейства и, согласно их желанию, причислены к  сословию николаевских мещан, а населенные ими деревни обращены в пригороды Николаева, с  предоставлением всех принадлежащих им земель в  вечное и  потомственное пользование пригородных обществ. Слишком 7500  поселян с  их семействами благословляют государя за  нынешнее свое благоденствие и  столь щедрое устройство их быта в награду за многолетние труды их и отцов их на черноморских верфях» (МС. — СПб., 1863. — № 3. — С. 37). Само собой разумеется, что освобождение адмиралтейских поселян не  обошлось без участия представителя императорской власти — Главного командира Николаевского порта и военного губернатора города. Поле этого последовали приказы по морскому ведомству. «№  69. С.-Петербург, 8  мая 1862. Приказ Е. И. В. Генерал-адмирала. По  случаю увольнения из  морского ведомст25


ва по Высочайшему повелению от 15‑го июля 1861 г. поселян черноморских адмиралтейских поселений, положенное при Николаевском порте управление этими селениями, состоящее из  управляющего селениями и  его помощника (он  же и  делопроизводитель), упраздняется» (МС. — СПб., 1862. — №  7. — С. 12). И в завершение: «Высочайшия награды Всемилостивейше пожалованы: в день 17‑й апреля 1862 г. …Медалями. Участвовавшим в  трудах по  освобождению черноморских адмиралтейских поселян из  крепостной зависимости адмиралтейства, всемилостивейше пожалованы золотые и  серебряные медали, Высочайше утвержденныя 17  апреля 1861 года в память приведения к окончанию положения об устройстве крестьян и дворовых людей, вышедших из крепостной зависимости. Золотыя: …Главному командиру Николаевского порта, генерал-адъютанту вице-адмиралу Глазенапу. Заведывавшему морской частию в  Николаеве и  бывшему Николаевскому военному губернатору Свиты Его Величества контр-адмиралу Бутакову. …Бывшему председателю комиссии об увольнении черноморских адмиралтейских поселян, уволенному от службы полному генералу Кумани…» (МС. — СПб., 1862. — № 5. — С. 13–14). Пока в верхах империи решался вопрос о наградах по случаю освобождения крестьян от  крепостничества, в  г. Николаеве купечество составило записку, которую подали Б. А. Глазенапу, а тот, в свою очередь, — генерал-адмиралу великому князю Константину Николаевичу, в июне 1861 г. В записке излагалась мысль об открытии в Николаеве коммерческого порта и  указывалось на  ту огромную выгоду, которую извлекло бы купечество и производители от этого. В записке, в частности, говорилось: 26


«Несколько лет тому назад, в Николаеве была незначительная торговля произведениями края. Большинство купцов занималось подрядами* для морского и сухопутного ведомств, а прочие собирали привозный хлеб, отправляя в Одессу или отдавая его на  месте для поставок в  казну. Окрестные поля обрабатывались без пособия усовершенствованных орудий и  вообще застой в  торговле мало возбуждал к  производительному труду. Этому еще более способствовало и  то  обстоятельство, что хлебороднейшие земли на  значительное пространство от  Николаева были занимаемы военными и  адмиралтейскими поселянами, обязанными тогда преимущественно военными работами. В  последнее время, вследствие развития торговли и промышленных сил в государстве, многое изменилось в этом отношении и  в  нашем крае. Отпускная торговля через Одессу с того времени увеличилась в Николаеве в пять раз, а ценность на все возвысилась, из чего заключить можно, что производители взялись за дело и ожидают более существенных способов, чтобы дать правильное направление своей деятельности. Несмотря на  быстрое улучшение, условия сбыта местных продуктов в Николаеве еще не дожили до того развития, как в  Одессе, Бердянске, Таганроге и  др. городах, не  представляющих такого удобства и  выгодного приюта мореходным судам, как Николаев». Далее Б. А. Глазенап указывал на  то, что отправка из  Николаева дешевле, и приводил расчет цены по записке купечества. В заключение он представлял, что с прекращением подрядов следует оживить местную торговлю открытием порта. А в это время официальные органы зафиксировали такой перечень работ в  городе: в области кораблестроения в адмиралтействе построен и окончательно отделан двухпушечный *  Подряд  — обязательство выполнить по  заказу определенную работу за  соответствующую оплату или доставить что-либо, а также работа, производимая по такому обязательству.

27


пароход «Алушта», для механической и машинной мастерских выписаны три новых механизма, при гидрографических работах в Черном море, на реке Ингул в зиму 1860–1861 года произведен подробный промер по  льду и  промеры севастопольского рейда, глубин Одесской гавани и Днепра, а  в  астрономической обсерватории проводились испытания различных инструментов (навигационных приборов?) как для русских, так и  для иностранных судов. В  течение 1861  года выстроено и  заселено значительное число домов. (МС. — СПб., 1863. — № 3. — С. 7–30). Но для крупномасштабного развития города, по представлению Б. А. Глазенапа, все это было не то. Необходимо было приложить максимум усилий для того, чтобы в  городе появился коммерческий порт. И Б. А. Глазенап отправился в  столицу империи за  разрешением открыть порт для заграничной торговли. Но  не  такто легко было пробиться в  чиновничьих верхах, где предложение об открытии такого порта было встречено прохладно. Чиновники таких ведомств, как министерства финансов, иностранных дел и  морского, всячески изворачивались, дабы объяснить, что Николаев — город без перспективы, поэтому, дескать, нет смысла заниматься его развитием. Но Б. А. Глазенап, проявляя настойчивость, доказывал необходимость открытия такого порта, ссылаясь на  увеличение объема торговых операций в городе, рост населения края, необходимость расширения рынков сбыта сельскохозяйственной продукции, выгодное размещение города и др. Как уже указывалось выше, объяснения, изложенные в  записке купечества, были представлены на  рассмотрение генерал-адмиралу великому князю Константину Николаевичу. И, естественно, особой нужды убеждать Его императорское высочество не  было необходимости. Генерал-адмирал все прекрасно понимал. И наконец долгожданное: «Господин Николаевский военный губернатор телеграммою от 17‑го те28


кущего апреля [1862 г.] по  приказанию Его императорского высочества сообщил… что 10‑го апреля состоялось Высочайшее повеление открыть Николаевский порт с 1‑го июня сего года для иностранных судов и учредить в нем таможню 1‑го класса…» (ГАНО. — Ф. 222. — Оп. 1 — Д. 865. — Л. 6). И вскоре в  «Корреспонденции из  портов», опубликованной в  «Морском сборнике», сообщалось: «1  июня 1862… в  этот знаменательный для города день, согласно Высочайшего повеления, открыт в Николаеве коммерческий порт для входа иностранных судов; после обедни происходило освящение пристани на Поповой балке, в присутствии николаевского военного губернатора и  др. начальников и  многих  — почетных лиц города при многочисленном стечении народа…» (МС. — СПб., 1862. — № 8. — С. 70). А из  управления Николаевского военного губернатора 3  июля 1862  г. в  Городскую думу были направлены своеобразные соображения губернатора за  его подписью и  подписью правителя канцелярии Благовещенского следующего содержания: «Управление Николаевскаго военнаго губернатора. Канцелярия. 3 июля 1862 года. № 2186. Николаевъ. Николаевской Городской Думе. Предлагаю Городской Думе объявить, с получения сего обществу гг. купцов, подавших — ко мне прошение от прошлого июня, что вполне сочувствуя их намерению развить возникшую с  открытием Николаевского порта заграничную торговлю, я  вместе с  этим обращаюсь в Русское общество Пароходства и торговли и присоединяю к просьбе их свое ходатайство об учреждении прямого сообщения между Николаевом и Константинополем, а также о заведении парохода для буксировки судов по р. Бугу. Что же относится до образования особенного Комитета при Думе из  лиц, избранных обществом для изыскания способов к  развитию заграничной торговли Николаева с иностранными портами, то, не взирая на то удовольствие, которое доставило мне это предложение, свидетельствующее 29


о пробудившейся потребности к  умственной деятельности и серьезному обсуждению торговых вопросов в здешнем купеческом сословии, я полагал отложить на время это намерение. Главнейшая причина этому, как сами податели просьбы весьма скоро убедятся, заключается в том, что с предстоящим открытием в  Николаеве различных комиссий и  комитетов (разрешенных по моим представлениям Министерством Внутренних Дел или им самим учреждаемым) например: Комиссия для составления соображений относительно улучшения общественнаго управления в г. Николаеве и особенно Статистического Комитета, значительная доля занятий по  благоустройству и благосостоянию города должна и без того падать на обязанность образованнейшаго здешняго купечества. Впрочем, ежели  бы кем-либо из  лиц, заслуживающих уважения в  здешнем купеческом обществе, поданы были мне отдельно основательные и дельные проекты, касающиеся городского благоустройства или исключительно предметов местной торговли, то  нет сомнения, они будут приняты мною с благодарностью. При этом не  излишне считаю присовокупить, что мне казалось  бы всего естественнее, предварительно каких-либо других распоряжений касающихся развития здесь иностранной торговли, учредить прежде всего коммерческую биржу по примеру др. портов Черного моря и согласно во всем с существующими на  этот предмет постановлениями» (ГАНО. — Ф. 222. — Оп. 1. — Д. 865. — Л. 20–21). В этом послании Городской думе — весь Б. А. Глазенап: ему уже видятся и  учреждение прямого сообщения между Николаевом и  Константинополем, и  разные комиссии и  комитеты, и  Статистический комитет, который вскоре был образован и заработал, и коммерческая биржа, и др. Последняя уже появится и начнет действовать с полной отдачей, как только хлебные потоки хлынут через Николаевский торговый порт. И  неспроста Б. А. Глазенап в  своих пожеланиях опирается на местное купечество, ибо сознает, что местное купечество — 30


единственный слой общества, который создает условия для развития города, для развития края. Пока что. Он понимал, что местные ремесленники, объединенные в ремесленную управу, — это всего лишь кустари, создающие мелкотоварное производство. а для восстановления и расширения настоящей промышленности города необходимы специалисты, профессионалы своего дела. С благословения императора Б. а. Глазенап идет «…на расформирование штурманской роты и 2-го учебного экипажа… и на учреждение портовой ремесленной школы на следующих основаниях: 31


…Для детей нижних чинов морского ведомства и вообще рабочих учредить в  Николаевском порте ремесленную школу… …Школу поместить в  одном из  зданий морского ведомства в  Николаеве; на  устройство и  содержание ея обратить суммы, остающиеся за  упразднением на  вышеизложенных основаниях штурманской роты и 2‑го учебного экипажа… Росписание издержек по устройству и содержанию школы, должно быть составлено главным командиром Николаевского порта и  представлено на утверждение Управляющего Морским министерством». Далее следует «Положение о  ремесленной школе в  Николаевском порте», в  котором отмечается, что «ремесленная школа разделяется на  три отделения: малолетнее, среднее и  старшее… Классные занятия… по  два часа, практически не  более четырех часов…». Кроме основных предметов (чтение, русский язык, арифметика) в  среднем и  старших отделениях должны изучаться геометрия, черчение, основы физики и механики в применении к адмиралтейским мастерствам. А  «способнейшие и  благонравные ученики среднего отделения назначаются директором поочередно указателями (наставниками.  — Авт.) в  малолетнее отделение, а  ученики старшего отделения  — в  среднее… За  труды свои указатели получают денежное вознаграждение… Положение это приводится в  исполнение в  виде опыта на  три года. Все подробности устройства ремесленной школы… предоставляется установить главному командиру с  тем, чтобы он к  окончании 3‑х летнего срока представил в Морское министерство проект окончательного устава школы» (МС. — СПб., 1862. — № 8. — С. 41–44). Одновременно с открытием коммерческого порта в районе Поповой балки (р-н совр. Ялт.  — Авт.) изыскивалась возможность открытия в этом месте и таможни. Из канцелярии Николаевского военного губернатора еще 13  апреля 1862  г. Городской думе было направлено предписание «приискать 32


заблаговременно помещение для таможни, а также принять надлежащие меры к учреждению по р. Бугу таможенного надзора для предупреждения контрабанднаго промысла. Начальник Одесскаго таможеннаго округа, вследствие предписания Департамента Внешней Торговли о  доставлении сведений по  сему предмету, объяснил, что самою удобною местностью как для помещения Николаевской таможни, так и для отправления ея действий, оказывается находящаяся у так называемой Поповой балки, где по распоряжению Г-на Николаевскаго Военнаго Губернатора сооружена на  Буге обширная пристань, близ которой находится принадлежащий городу дом с подвалами и что дом этот может быть уступлен для помещения самой таможни, и  для пакгауза* и  устройства квартиры управляющаго. Городское начальство изъявило готовность пристроить к  дому необходимые здания и  отдавать оныя, а равно небольшия строения против означеннаго дома для помещения досмотрщиков и  инвалидов в  наем таможенному ведомству за сходную цену…» (ГАНО. — Ф. 222. — Оп. 1. — Д. 865. — Л. 3–4). Так что одновременно с  открытием коммерческого порта 1  июня 1862  г. была открыта и  начала свою деятельность и таможня. В течение июня с  начала открытия порта пришло из-за границы только два норвежских судна. Но начало было положено, и в дальнейшем все это резко оживило торговые отношения с  иностранными государствами. Так город Николаев стал постепенно превращаться в  крупный торговый и  коммерческо-промышленный пункт на юге Российской империи со всеми основными необходимыми учреждениями. Оживление работ в коммерческом порту и развитие городской инфраструктуры вызвали резкий рост населения, а вместе с тем и рост доходов, идущих в городскую казну. Населе*  Пакгауз — закрытое складское помещение для хранения грузов при портах, таможнях, железнодорожных станциях и т. д.

33


ние Николаева в это время превышало по своей численности население многих губернских городов. Здесь нельзя не  отметить, что в  начале шестидесятых годов  XIX  века с  началом правления Б. А. Глазенапа «…город разделен на  три части: Одесскую – от  западной переправы через Буг до  соборной церкви; Московскую  — от  соборной церкви до  трехэтажных казарм против Адмиралтейства, и Адмиралтейскую — от сих казарм до городской стены. Первые две части населены преимущественно чиновниками, купечеством и  мещанами; тут все присутственныя городския и адмиралтейския места, гостиный двор, всех родов мелочныя лавки, аптеки, гостиницы, главная торговая или базарная площадь, мясныя, лесныя и рыбныя ряды. Адмиралтейская часть заселена нижними чинами морского ведомства и отставными — и слывет в простом народе под названием Слободки» (Кумани Н. Н. Николаев// МС. — СПб., 1861. — № 9. — С. 134). Проживающие в городе купцы, оценив обстановку с открытием торгового порта, развили и усилили свою деятельность. И их имена сразу же замелькали в разного рода отчетах, в особенности морского ведомства, с которым они поддерживали коммерческие отношения. Купцы Иконников, Вильскер, Воронцов, Рафалович, Акунин, Диковский*  — эти имена наиболее часто встречались в финансовых документах морского ведомства по поводу закупок у них продовольственных и промышленных товаров. А вот перечень цен на  продовольствие в  июне 1862  г., представляющий определенный интерес: пуд (16  кг) ржаной муки — 65 коп., пуд пшеничной муки –1 руб. 20 коп., пуд сена и соломы — 25 коп. и 10 коп., мяса пуд — 2 руб., пуд хлеба ржаного — 1 руб. 70 коп., пуд хлеба пшеничного — 2 руб. 40 коп., сала фунт (409,5 г) — 10 коп., масла фунт — 13 коп., коровьего масла фунт — 20 коп., рыбы свежей фунт — 6 коп. (ГАНО. — Ф. 222. — Оп. 1. — Д. 832. — Л. 10). *  К сожалению, в источнике (МС. — СПб., 1863. — № 6. — С. 258–3045), из которого взяты эти имена, инициалы купцов отсутствуют.

34


В такие цены трудно поверить, но исторические факты остаются неумолимыми, от них никуда не деться. С открытием коммерческого порта и таможни, как видим, год 1862  явился знаменательным для города. А  в  остальном неизвестный автор, опубликовавший свою корреспонденцию в  «Морском сборнике», характеризовал жизнь в городе так: «…между прочим, город строится не  на  шутку; повсюду сложено много камня; огромные промежутки между домами пополняются новыми и по большей части весьма красивыми зданиями. …В скором времени Николаеву предстоит украситься монументом адмирала Грейга… и вот почему Высочайшее разрешение о  воздвигнутии в  Николаеве монумента Грейгу принято здесь всеми сословиями с  живейшим участием. Составленный по этому предмету комитет из лиц служащих и почетных граждан города, приступил уже к своим занятиям. Другой комитет, статистический, открыл свои занятия в …июне месяце; секретарем комитета избран капитан-лейтенант Зарудный. Кроме того, в  скором времени откроет свои действия вновь учрежденный тюремный комитет, цель которого попечение о  несчастных преступниках, …заслуживающих сострадания и  участия… Жизнь в  городе идет по-прежнему: танцовальные вечера по воскресеньям в морском собрании; музыка на  бульваре да кой-когда наезжают… антрепренеры и  занимают публику хождением по  канатам, фейерверками и проч. …Общество морских инженер-механиков стало заседать… …По движению судов… представляется следующее: в  конце июня возвратился от  восточных берегов Черного моря винтовой корвет «Кречет»… По приходе корвета в Николаев, был сделан ему смотр… контр-адмиралом Дюгамелем, причем корвет под парами уходил к  Богдановке, где стрелял в  цель ядрами. Корвет этот во время последней кампании деятельно 35


занимался преследованием контрабанды у восточного берега и истребил много кочерм* по всему берегу; …Императорская яхта «Тигр» только что возвратилась из  Константинополя, куда отвозила Его Императорское Высочество Принца Ольденбургского… Пароход «Тамань» отправился по портам с начальником гидрографической части; пароход «Сулин», плавая между Николаевом, Одессой и Херсоном, в последнее время, перевез из Херсона в Богоявленск чудотворную икону Кашперовской Божией Матери, которая принесена в  Николаев 1  июля и  пробудет до  1  августа. Винтовая шхуна «Абин» отправилась с  кадетами штурманскаго училища по портам. В адмиралтействе корветы «Зубр», «Вепрь», «Ястреб» и  транспорт «Воин» готовятся к  плаванию…» (МС. — СПб., 1862. — № 8. — С. 71–76). А вот еще некоторые свидетельства жизни города того времени: «…А дома себе строятся да строятся целыми кварталами; экипажи, лошади великолепныя и  все от  того, что торговля идет правильная… Настоящий зимний сезон ознаменовался… многими хорошими деяниями, в том числе и учреждением городового собрания, которое поместилось в центре города… В собрании этом ежедневно собирается большое общество для чтения газет и журналов; к обеду и к вечеру побеседовать и поиграть в карты; по пятницам устраивались танцовальные вечера, было два, три бала и один вечер «дамския беседы с музыкою», который… нисколько не отличался от обыкновенных танцовальных вечеров. Несмотря на  недавность учреждения, в  собрании этом в  настоящее время более 300  членов, тогда как в николаевском благородном собрании только 180 членов. Причин тут много… и  то, что городское собрание находится в центре и открыто с 10 час. утра до поздней ночи, а благородное — только в дни танцовальных вечеров и просто вечеров… *  Кочерма, кочмара, коча  — турецкое одномачтовое каботажное судно с  веслами и парусами.

36


Кроме обыкновенных вечеров в обоих собраниях и театра с  плохими… актерами, много развлечений доставляло женское благотворительное общество, которое… выказывало особенную деятельность в  пользу бедных; так, было устроено два концерта, лотерея, два танцоЗакладная доска корвета вальных вечера, маскарад «Память Меркурия» и 4 спектакля… Статистический комитет, основанный 1 июля 1862 г. «...предполагает в феврале месяце произвести всеобщую перепись народонаселения города, чрез посредство своих членов и  доверенных лиц, приглашенных к содействию…». В типографии штаба отпечатана брошюрка «Собрание сведений, относящихся к  обсуждению вопроса об  учреждении николаевскаго городскаго общественнаго банка». В предисловии брошюры… сказано: «Господин военный губернатор признав нужным передать на  обсуждение николаевскаго городскаго общества вопрос: предстоит  ли в  интересах развития торговли и  промышленности, надобность в  учреждении городского общественного банка, или, как было доселе, существования городового комитета удовлетворяет нуждам города…» (МС. — СПб., 1863. — С. 98–108). В конце 1863 г. император Александр II по пути в свою резиденцию в  Крыму проездом останавливался в  Николаеве. Вот как описывает это посещение города императором официальный источник: «…17  сентября вечером Николаев был иллюминирован; значительные толпы народа у  моста, у  собора, по Адмиральской улице и у дворца ожидали прибытия в  Николаев Государя Императора. Громкое оглушительное «ура!» возвестило о въезде Его Величества; больше полусотни 37


конных болгар из Терновки и густые толпы народа провожали Государя до  дворца, где Его Величество был встречен николаевским военным губернатором и  всеми начальниками частей и  команд. Тут  же находились херсонский губернатор гражданский и  многие генералы, приехавшие нарочно в  Николаев по случаю приезда Его Величества. На другой день в 9 час. в зале дворца, Государь милостиво принимал всех  гг. генералов, штаб и  обер-офицеров и  гражданских чиновников, находившихся в Николаеве. Тут же имели счастие представиться Его Величеству и граждане города, поднесшие хлеб-соль, и депутация от болгар. Затем Его Величество отправился в  собор, где по  отслужению короткого молебствия, был поднесен Его Величеству изящный образ Покрова Пресвятой Богородицы, который и  был принят благосклонно. Из  собора Его Величество отправился на адмиралтейскую площадь, где изволили сделать смотр белостокскому и  таганрогскому пехотным полкам, по  окончании котораго несколько раз милостиво благодарил начальников и  солдат. Проехав затем в  экипаже по  адмиралтейству, Его Величество отправился на  Попову балку, где ожидали катера, на которых Государь изволил переехать на правую сторону Буга для осмотра батарей; осмотрев батареи правого берега, Константиновскую и  батареи левого берега у  Широкой балки, Государь Император изволил сесть на Императорскую яхту «Тигр», на  которой в  ½ 1‑го часа пополудни отправился в  Ливадию при благоприятной погоде. При подняИмператорская яхта «Тигр» 38


Линейный корабль «Император Александр I» 39


тии на «Тигре» штандарта*, со  всех стоявших судов произведен был салют; батареи также салютовали, и это были первые выстрелы с николаевских батарей. Императорскую яхту «Тигр» сопровождали пароходы «Казбек», «Турок» и  шхуна «Псезуапе». Скоро «Тигр» скрылся из  виду. Толпы стали расходиться…» (МС. — СПб., 1863. — № 10. — С. 87–89). Для города появление императора явилось своеобразным праздничным событием. Уже во  времена правления городом Б. А. Глазенапа «Новороссийский календарь», издававшийся в Одессе, публикует состав штата при управлении порта: канцелярии, штаба главного командира, гидрографической, медицинской, строительной, артиллерийской и  комиссариатской** частей, казначейства, портового архива, конторы морского госпиталя, комиссии военного суда, учрежденного при Николаевском порте, и конторы порта. А во второй половине 60‑х годов в том же «Новороссийском календаре» уже добавляется раздел «Управление Николаевских училищ», где отмечено, что над всеми учебными заведениями их попечителем является генерал-адъютант вице-адмирал Б. А. Глазенап. Среди них значится Николаевская гимназия, Николаевское уездное училище, Мариинское 1‑разрядное училище, годовое девичье приходское училище. Здесь  же добавлен раздел «Управление Николаевского военного губернатора», в  котором дается перечень городских государственных и  общественных организаций, среди которых названы с  количеством штата такие, как городовой общественный банк, попечительский комитет о тюрьмах, го*  Штандарт  — в  русском флоте: флаг, означающий присутствие императора на корабле. **  Комиссариатская часть — департамент Военного министерства, ведающий снабжением войск;

40


Здание Мариинской гимназии. Архитектор Е. А. Штукенберг

родовой комитет, городская полиция, квартирная комиссия, городовой магистрат*, сиротский суд**, городской словесный суд***, Городская дума, пригородные думы. А что касается появления новых учебных заведений, то, помимо уже существующих в городе, стали появляться и другие. Вот как, например, сообщает «Морской сборник» о  появлении в  городе гимназии: «…С 7‑го по  15  августа в  одной из  зал нового здания гимназии (бывшия казармы учебного экипажа) производились приемные экзамены… …Надо было видеть довольные, торжествующие лица этой толпы родителей... слышать эти обоюдные поздравления, * Магистрат — выборное городское управление, ведавшее судебно-административными и податными делами города. **  Сиротский суд  — учреждение, заведующее опекою над лицами городских сословий. ***  Словесный суд — учреждение для разборки спорных торговых, в особенности ярмарочных, вексельных и др. дел. Суд разбирал также споры между хозяевами и наемными работниками, между хозяевами и приказчиками.

41


как бы с великим… праздником, раздававшиеся в зале, чтобы вполне понять и  оценить высокое значение для Николаева вновь открытой гимназии. …20 августа происходило освящение церкви и здания гимназии. После молебствия, совершенного в зале, генерал-адъютант Глазенап Б. А. поздравил всех с  совершившимся торжеством, и  тогда все наперерыв друг перед другом спешили принести ему свою душевную, искреннюю благодарность. Затем присутствующие были приглашены директором на пирог… после торжественных с воодушевлением принятых тостов за Государя и Великаго Князя Генерал-Адмирала, провозглашены были тосты за  почетного попечителя, попечителя округа, его помощника, директора, воспитателей и грядущих воспитанников…» (МС. — СПб., 1863. — № 11. — С 44–45). Любопытно отметить и такой факт: «…Пока вопрос о преобразовании Николаевской гимназии в  реальную или классическую обсуждался по  инстанциям, в  положении Николаевской гимназии среди др. учебных заведений Одесского учебного округа произошла перемена: Николаевская гимназия из  Одесского учебного округа перешла в  ведение генерал-адъютанта Глазенапа, которому на основании Высочайшего соизволения от  8  марта 1865  г. были представлены на  все время нахождения в  его должности все права и  обязанности, присвоенныя попечителю учебного округа, а равно и сопряженную с званием попечителя ответственность. …педсовет гимназии постановил, «испросив согласие генерал-адъютанта Глазенапа на  постановку его портрета в  библиотечном зале ходатайствовать перед попечителем округа о  разрешении привести в  исполнение это желание педсовета». 11  июля 1871  г. в  присутствии самого Глазенапа, его супруги и всех членов педсовета, желание педсовета было приведено в исполнение» (Матвеев Н. К. 50‑летие Николаевской Александровской гимназии. — Николаев, 1913. — С. 17–31). 42


Здание Александровской гимназии

В свою очередь, общество купцов и мещан города обратилось к  местным властям с  таким ходатайством об  открытии женской гимназии: «Общество купцов и  мещан г.  Николаева в  собрании по  общественным делам, имело между прочим разсуждение, что при учреждении в  г. Николаеве гимназии для малолетних детей мужескаго пола, была высказана неоднократно мысль об  учреждении таковой  же гимназии для детей женскаго пола и  что г-н  николаевский военный губернатор, принимая живейшее участие в скорейшем открытии этой гимназии, исходатайствовал у высшего начальства разрешение на  отдачу учебному ведомству под помещение той гимназии казеннаго, весьма обширнаго здания. Так, всегдашняя заботливость его превосходительства о благе граждан, побуждает нас заявить нашу душевную благодарность г-ну генерал-адъютанту Глазенапу за все благия намерения и труды его для пользы города и общества и покорнейше просить его превосходительство Богдана Александровича не оставить дальнейшим своим ходатайством о  скорейшем открытии в  г.  Николаеве женской гимназии и  тем доставить нам, а  в  особенности беднейшему классу жителей, возможность к образованию наших дочерей. …чтобы на  покрытие могущего быть по  содержанию гимназии дефицита, было ассигновано ежегодно  — по  тысячи 43


пятисот рублей серебром из жертвуемых процентов, взыскиваемых при займе капиталов, хранящихся в  николаевском городовом комитете; в случае же недостатка и этой гарантии, покрытие дефицита принимаем пополнением на собственныя наши средства» (МС. — СПб., 1863. — № 11. — С. 46–47). Вместо женской гимназии, как предполагалось, 26  июля 1863 г. было открыто женское училище 1‑го разряда, которое через несколько лет было-таки преобразовано в Мариинскую женскую гимназию. «…Училище открыто… в  присутствии Его Превосходительства Г. Военного Губернатора г.  Николаева Богдана Александровича Глазенапа, супруги Его Емилии Антоновны и многих генерал-штаб и  обер офицеров особо для этого приглашенных. Торжество это сопровождалось молебствием, совершенным по  этому случаю священником Николаем Лисневским, провозглашением многом освящением воды и  окроплением его комнат, назначенных для классов. …Попечительный Совет на  основании положения о  женских училищах, избрал попечительницею училища Ея превосходительство Емилию Антоновну Глазенап, которая по  представлению Г. Военного Губернатора Высочайше утверждена Государынею Императрицею в  этом звании…» (ГАНО. — Ф. 120. — Оп. 1. — Д. 1. — Л. 1–4). К слову сказать, Э. А. Глазенап являлась также попечительницей Николаевского благотворительного общества и  инициатором создания приюта Благотворительного общества для убогих, престарелых и найденышей, а также, наряду с инициативами Богдана Александровича, школ грамотности, число которых к концу службы Б. А. Глазенапа в г. Николаеве возросло до девятнадцати. Таким образом, по  числу учебных заведений г.  Николаев не имел себе равных среди городов Северного Причерноморья. Здесь, кстати, следует привести воспоминания, характеризующие Э. А. Глазенап, небезызвестного в  прошлом хирурга 44


Н. И. Пирогова, который окончил Дерптский университет и был знаком с  семьей Б. А. Глазенапа. Он так вспоминает об Эмилии Глазенап: «…При этом-то случае я  познакомился и  с  сестрою Моллера, Эмилиею Антоновною Глазенап. В этот год скончался старик Моллер, министр, — и  Э. А., очень любившая отца, впала в  нервно-истерическое состояние, заставившее ее поминутно, без всякой видимой причины, плакать; сверх этого, это особа от  роду необыкновенно впечатлительная и  притом увлекающаяся донельзя и  рассеянна. Примеры ея увлечений и  рассеянности встречались на  каждом шагу. То  вдруг при самом обыкновенном разговоре она вскакивала и  вскрикивала «нет, нет, c'est  imposible, c'est plus gu'imposibl!»**, то  восхищалась также неожиданно какимнибудь выражением. Э. А. Глазенап страстно любила музыку, сама играла и пела; но в пение она вкладывала, увлекаясь, столько чувства, что искусство ея казалось для постороннего человека чемто напускным, неестественным, пересоленным. Так во  всем. Брат ея* мне рассказывал, что Эмилия Антоновна однажды на большом домашнем концерте, стоя за стулом пианиста, до того увлеклась гармониею, что забывшись, начала пальцами водить по голове артиста, потом зацепилась чем-то за  длинные волосы и, к  ужасу всех присутствующих, обнажила его плешивую голову. Приподнятый с  головы парик висел на крючке платья Эмилии Антоновны. Прибыв вместе с  больным еще братом в Ревель, Эмилия Антоновна хотела полечить и себя от несносной истерической тоски; муж, капитан-лейтенант Богдан Александрович Глазенап, был где-то при флоте за границею. Я ей посоветовал морския купанья и как можно более движения на чистом воздухе. *  Федор Моллер — сын бывшего морского министра, сначала военный адъютант Паскевича, потом художник, его сестра — Э. А. Глазенап. **  Это невозможно, это в высшей степени не возможно! (фр.)

45


А между приезжими я считался знатоком по части ревельских прогулок, и действительно, я исходил пешком все ближния окрестности и знал все хотя сколько-нибудь живописныя места. Таким образом, мы и  составляли ежедневно trio (Э. А. Глазенап, Федор Моллер и я) для прогулок за городом… Прогулки приносили очевидную пользу: истерические припадки и  грустное настроение духа прошли; а  между тем ревельские и  петербургские сплетники и  сплетницы подсмеивались над нашими прогулками, называя их в  насмешку «ботаническими экскурсиями доктора Пирогова и Глазенап». Это глупое хихиканье дошло и до двора. В то время проезжала через Ревель одна из княгинь; встретив Богдана Александровича на пароходе, она обратилась с усмешкой к нему и спрашивала: слышал ли он, что его жена занимается ботаническими экскурсиями с доктором Пироговым? Хорошо, что Богдан Александрович знал отлично нравы и обычаи жены, и потому, нисколько не сконфузясь, отвечал какой-то шуткой. Семейство Глазенап (муж и жена) оставались долго нашими добрыми приятелями все время, пока мы жили в  СанктПетербурге; потом пространство разделило нас. Архангельск, где Глазенап был губернатором, и Одесса или Киев, где я был попечителем, потом Германия, где я  жил четыре года, Николаев, где Глазенап был военным губернатором; наконец, Подольская губерния (мое имение) и  Петербург, где Глазенап и теперь еще… служит, — это все такая даль, такие расстояния, что давно уже, лет 15, мы не видались». При всем необычном своем поведении Э.А. Глазенап являлась женщиной благородной, которая проявлялаа вездесущую заботу о ближнем: достаточно известна ее деятельность на ниве благотворительности как в Архангельске, так и в Николаеве. В городе со временем появляются: Акционерное общество по  постройке железной дороги Знаменка – Николаев, учреждение «Общество сбережения и  приобретения» (потребительское общество), общественный и государственный банки 46


и ссудо-сберегательная касса при госбанке. В  январе 1868  г. открываются Южно-Славянский Пансион для выходцев с Балкан (болгар, сербов, черногорцев и др.), первый детский сад, Николаевский ракетный завод, а также учреждено общество николаевских лоцманов. При Б. А. фон Глазенапе была предпринята попытка учредить в Николаеве университет. Но эта попытка осталась безрезультатной: правительственные чиновники в  сговоре с  купечеством Одессы перехватили эту инициативу. 25  августа 1862  г. вышел приказ управляющего Морским министерством о  том, что «назначается лейтенант Егор Павловский адъютантом штаба главного командира Николаевскаго порта, с  зачислением по  флоту» (МС. — СПб., 1862. — № 10. — С. 58). Но вскоре он становится помощником начальника гидрографической части в  Николаевском порту и  награждается в октябре 1863 г. орденом Св. Анны 3‑й степени (МС. — СПб., 1863. — № 12. — С. 43). Е. С. Павловский, будучи учеником Б. А. Глазенапа и  его адъютантом, часто поневоле общался со  своим руководителем и  вполне допустимо, что Б. А. Глазенап порекомендовал ему уйти в отставку и основать городскую газету. В 1865 г. в Николаеве выходит первая газета — «Николаевский вестник», основанная Е. С. Павловским при поддержке морского ведомства, орган военно-морской администрации на Черном море. Единственная в империи редакция газеты издавала и безплатно рассылала своим подписчикам в виде приложения «Таблицы восхождения, захождения и видов Луны». Все суда многих флотилий в  век, когда еще не  было радионавигации, не имели хронометров — хранителей точного времени, при помощи которых можно было определить свое местонахождение в  открытом море. А  «Таблицы» позволяли — хотя бы с некоторой точностью — узнавать время суток, особенно ночью, и  как-то определять место, где судно нахо47


дилось в этот момент, даже без часов, когда на небе не было солнца. В «Таблице» указывалось время вечернего и  утреннего восхода и  захода Луны, времена образования новолуний, полнолуний, начало ущербов, степени яркости  — только для акватории северозападного угла Черного моря, то есть для нужд местного плавания. Составил эту «Таблицу» директор Николаевской астрономической обсерЕ. С. Павловский ватории Карл Христофорович Кнорре, который также предложил «Таблицу восхождения и  захождения Солнца», тоже для этих мест и для этих же целей. Ценность этих таблиц состоит в  том, что, когда еще не  было навигационных приборов и  на  Черном море не  существовало службы оповещения мореплавателей об  опасностях, не  было штормовых предупреждений, — эти таблицы спасли жизни многим морякам. Они были первыми навигационными документами гуманного направления (Новороссийский календарь на 1848 год. — Одесса, 1847. — С. 43–48). В г. Николаеве проживали достойные люди, которых император «Высочайше повелеть соизволил»… пригласить на государственную службу. В  город доставлялись письма-распоряжения под грифом «Циркулярно» Николаевскому военному губернатору из  столицы империи через управление Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора (отдел «Дипломатическая канцелярия») для исполнения. Вот пример: «Государь император Высочайше повелеть соизволил: признавать Матвея Ковацевича вице-консулом Северо-Германского Союза в Мариуполе». Или  же: «…признавать Фердинанда Корадини турецким консулом в  Феодосии и Мустафу-Ремзи-Эфенди турецким консулом в  Таганроге…» (ГАНО. — Ф. 230. — Оп. 1. — Д. 7068. — Л. 6, 10). 48


В сентябре 1864 г. городское общество избрало Богдана Александровича фон Глазенапа первым гражданином города. Но  так как он состоял в  свите Его Императорского Величества и  находился в  это время в  резиденции императора в  Ливадии (Крым), то отправил оттуда телеграмму «Исправляющему должность Градскаго Главы» такого содержания: «С душевною радостию получил депешу вашу об  избрании меня городским обществом первым гражданином города Николаева. Искренно благодарен за  сделанную мне честь. Ожидаю с  нетерпением присылки приговора, чтоб ходатайствовать о  разрешении принять это почетное звание, которое на  всю жизнь связывает меня с  искренно любимым Николаевом и  его гражданами. Генерал-Адъютант Глазенап» (ГАНО. — Ф.  222. — Оп.  1. — Д. 1050. — Л. 2). Б. А. Глазенап был человеком прогрессивных взглядов и, видимо, он интересовался некоторыми достижениями науки и техники, они, очевидно, были ему известны. Ибо, возможно, не  без его участия и  содействия в  1868  г. в  Николаеве открывается городское телеграфное отделение, которое возглавил статский советник Глаголев. Но это было несколько позже. Все более оживленно каждый Божий день начинал свою жизнь город. С открытием на  юге империи коммерческого порта основная жизнь города сосредоточивалась в  этом месте. Сюда со многих губерний хлынули золотые хлебные потоки. У причалов порта и на рейде с каждым годом увеличивалось число иностранных кораблей с различными грузами. Из окрестных сел и  далеко за  их пределами в  порт ринулись те, кто остро нуждался в  заработке,  — безработные. Некоторые навсегда оседали в городе или в его окрестностях. Город разрастался. Нельзя не  отметить тот факт, что жители города с  глубоким уважением, признательностью и  благодарностью относились к Б. А. Глазенапу. Он чем мог помогал многим горожанам. И об этом свидетельствуют документы тех лет. 49


Личность Б. А. Глазенапа — не  из  рядовых. Недаром судьба, испытав его во многих ситуациях, постоянно его возвеличивала. Но он оставался скромным слугой тех, кому служил. По своему вероисповеданию Главный командир Николаевского порта и  военный губернатор города был лютеранином, и  вот какую красноречивую характеристику дает ему пастор лютеранской церкви г.  Николаева Феофил Мейер: «Непосредственно после выборов 1862  года новый приходской совет предложил присутствующему губернатору и  генерал-адъютанту вице-адмиралу Богдану фон Глазенапу взять на  себя почетное покровительство над церковью. Принять оною должность он выразил согласие. Надлежит подчеркнуть, что на протяжении всего периода своего губернаторства в городе и порту адмирал, невзирая на многочисленные свои обязанности, все  же находил время посещать кирху и  временами даже принимал участие в  заседаниях приходского совета, когда должны были обсуждаться особо важные предметы. В остальных случаях его голос и мнение запрашивали в письменном виде. Производит очень приятное впечатление читать, как этот высокопоставленный сановник под всеми документами [церковными?] ставил подпись «прихожанин Глазенап». Это явно свидетельствует о том, что наряду со всеми титулами, носить которые он имел полное право, и с высокими должностями, им занимаемыми, для него, по-видимому, было немаловажным именовать себя чадом евангелическолютеранской церкви…». Учитывая заслуги Б. А. Глазенапа в  возрождении города, Городская дума 25  февраля 1865  г. вынесла решение о  присвоении ему звания почетного гражданина (ГАНО. —  Ф.Р.  5830. — Оп. 1. — Д. 72. — Л. 6). О Богдане Александровиче фон Глазенапе и  его правлении в  г. Николаеве можно рассказывать много, но  после того, как он вырвал город из  полусонного застоя и  оживил его, 26  апреля 1871  г. его отзывают в  столицу империи  — 50


Санкт-Петербург — с назначением на  высокую должность члена Адмиралтейств-Совета и Александровского комитета о раненых. При этом в  последние десять лет жизни последовали награды в  виде орденов и  аренды земли до  2500  рублей в  год на 12 лет, в 1877 г. назначен почетным членом Николаевской морской академии. 28  сентября 1882  г. в  г. Николаеве улица Молдаванская была переименована в улицу Глазенаповскую. В последний год своей жизни Б. А. фон Глазенап отправился на лечение в германский город Висбаден, где и скончался в 1892 году. А в ноябре того же года в помещении Городской думы Николаева была отслужена панихида по  усопшему почетному гражданину города, бывшему Николаевскому военному губернатору генерал-адъютанту, адмиралу Богдану Александровичу Глазенапу (ГАНО. — Ф. 230. — Оп. 1. — Д. 13147. — Л. 218). Богдан Александрович фон Глазенап был награжден многими как отечественными, так и  иностранными орденами. Отечественные: орден Св. Владимира 3‑й степени (1849  г.); Св. Анны 1‑й (1856  г.), 2‑й (1839  г.) и  3‑й степени (1829  г.); Св. Станислава 1‑й (1855  г.) и  2‑й (1835  г.) степени; Белого Орла (1866  г.), Св. Александра Невского (1877  г.). Иностранные: прусский орден Красного Орла (1838 г.), шведский орден Меча — дважды (1838 и 1850 г.), нидерландские ордена Льва 3‑й степени (1841 г.) и Дубовой Короны (1857 г.), неаполитанский орден Св. Франциска (1846  г.), французский орден Почетного легиона (1846 г.) и датский орден Данеброга (1850 г.). Б. А. Глазенап в  «Морском сборнике» поместил несколько уже упоминавшихся статей, а  также несколько официальных его донесений и  отчетов. Им  же выполнен разбор сочинений, представленных на  соискание Демидовской премии. Являлся действительным членом Географического общества и  действительным членом Одесского общества истории и древностей.


1

2

3

4

7

5

8

6

9


10

11.

12

13

11

14

15

16

17


18

19

20

Некоторые ордена и отличия, которыми был награжден Б.а. фон Глазенап 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20.

Орден Св. анны 3-й степени Орден Св. Владимира 4-й степени Фрагмент сабли с надписью: «За храбрость» Польский знак отличия за военные достоинства 4-й степени Орден Св. Георгия 4 класса Прусский орден Св. Иоанна Иерусалимского Орден Св. Станислава 2-й степени Шведский орден меча (2 раза) Прусский орден Красного Орла Французский орден Почетного легиона датский орден данеброга (2 раза) Нидерландский орден Льва 3-й степени Орден Св. анны 2-й степени Орден Св. Владимира 3-й степени Орден Св. Станислава с мечами Жетон «В память 50-летия освобождения крестьян» Орден Св. анны 1-й степени Нидерландский орден дубовой Короны Орден Св. александра Невского Орден Белого Орла


Литература 1. Ге Г. Н. Исторический очерк столетняго существования города Николаева при устье Ингула (1790–1890). — Николаев: русская типо-литография, 1890. — С. 31–68. 2. Зубов Б. Н. развитие кораблестроения на юге россии. — Калининград: Кн. изд-во, 1990. — С. 233–236. 3. Крючков Ю. С. История Николаева от основания до наших дней. — Николаев: Возможности Киммерии, 1996. — С. 115–124. 4. Левченко Лариса. Історія миколаївського і Севастопольського військового губернаторства (1805–1900): Навчальний посібник. — миколаїв: Вид-во мдГУ ім. Петра могили, 2006. — С. 80–91, 110, 115, 153–157, 220–222. 5. Литке Ф. П. Путешествие вокруг света на военном шлюпе «Сенявин» 1826–1829. — м.: Гос. изд-во географич. лит-ры, 1948. — С. 202–203. 6. макареев м., рыжонок Г. Черноморский флот в биографиях командующих. 1783–2004. — Севастополь: Изд-во «мир», 2004. — Т. 1. — С. 97–99. 7. матвеев Н. К. 50-летие Николаевской александровской мужской гимназии. — Николаев, 1913. — С. 17–31. 8. морской сборник. — СПб., 1848–1892 гг. — Статьи Б. а. фон Глазенапа и о нем. 9. Общий морской список. — СПб., 1897. — Ч. IХ. — С. 587–588. 10. Пирогов Н. И. Сочинения. — СПб., 1887. — Т. 1. — С. 494–495.

Список сокращений ГаНО — Государственный архив Николаевской области. д. — дело. е. И.В. — его Императорское Высочество. Л. — лист, листы. мдГУ — миколаївський державний гуманітарний університет. мС. — морской сборник. Оп. — опись. СПб. — Санкт-Петербург. Ф. — фонд. Фр. — фонд радянський.


Науково-популярне видання

Л е г е н д а р ні і м е н а

Нікітін Василь Іванович

Богдан Олександрович фон Глазенап (російською мовою)

* Коректор Наталя Кочеткова Комп’ютерна верстка Максим Романченко

Підп. до друку 19.08.2010 р. Формат 60×841/16. Папір офсет. Гарн. Octava. Друк офсет. Ум. друк. арк. 3,5. Наклад 500 прим. Зам. № 55.

Видавець і виготовлювач Гудим І. О. 54030, м. Миколаїв, вул. Адміральська, 20 Тел.: (0512) 37-37-18 (0512) 37-27-00 irina.gudym@gmail.com gydim.nikportal.net Свідоцтво суб’єкта видавничої справи МК № 3 від 14.05.02


Легендарные имена. Фон Глазенап  
Легендарные имена. Фон Глазенап  
Advertisement