Page 1


Ю Р И Й

В О Л К О В


ХУДОЖНИК-БАТАЛИСТ

ЮРИЙ ВОЛКОВ СИМФЕРОПОЛЬ КРП «РИЦ «КРЫМ» 2012


ББК 85.1 В67

ЮРИЙ ВОЛКОВ. ХУДОЖНИК-БАТАЛИСТ – Сімферополь: КРП «РИЦ «Крым», 2012. – 152 с. (російською мовою) ISBN 978-966-2309-05-8

Концепция издания, художественное оформление, макет и компьютерная верстка Издатель «Жерибор», Автор вступительной статьи, каталога и составитель Волкова О.В. Литературный редактор Вальченко Л.Ю.

ISBN 978-966-2309-05-8

© О.В. Волкова, текст, 2010


5


ВОЛКОВ ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ (1921-1991) 6


ХУДОЖНИК, ОПЕРЕДИВШИЙ СВОЕ ВРЕМЯ, ИЛИ НЕПОНЯТЫЙ ГЕНИЙ ЮРИЯ ВОЛКОВА I.

…все будет прощено И свежей станет боль, и новым лес, И, может быть, неведомым друзьям Бог счастье даст, обещанное нам.

У истока явлений Мощней зарождаются ветры.

Леон-Поль Фарг

Жан-Клод Ренар

Юрий Васильевич Волков (1921-1991 гг.) – выдающийся художник реалистического направления в изобразительном искусстве второй половины ХХ века. Человек яркой судьбы, философского склада ума, тонко чувствующий страдания и радости своего народа, познавший в полной мере трагедию Великой Отечественной войны, так и не сумевший изжить ее в своем сердце и памяти, и выплеснувший эту осознанную боль на полотна, ставшие знаковыми в искусстве живописи советского периода. В своих произведениях художник показывает войну как общечеловеческую трагедию, предельно обнажая бесчеловечность зла и высвечивая красоту человеческой души и гармонию мира природы. Его полотна проникнуты глубоким психологизмом и драматизмом. В них отражается человеческая судьба во всем многообразии ее проявлений.

Личность Юрия Васильевича Волкова отличало благородство мыслей и чувств, сформировавшееся под влиянием глубокой веры и благочестия. «Я не видел человека скромнее и честнее», – так говорили многие, знавшие Юрия Васильевича *** Художник родился 26 июня 1921 года в Севастополе в православной семье. Вскоре семья переселяется в Евпаторию. Здесь светло и безмятежно пролетели годы детства и юношества Юры Волкова. С пяти лет он начал рисовать. Отец, мама и старший брат Сережа1 поощряли это увлечение, называя его «любимым делом Юры». Отец – Василий Иванович2 происходил из семьи священника. Он собирал рисунки младшего сына и  очень гордился ими. Работал обыкновенным служащим, но сердце навсегда отдал искусству. Свой дом он украсил репродукциями картин передвижников, которые Юра, как завороженный, любил подолгу рассматривать. Но ангелом-хранителем 7


Юры стала мама3, Галина Николаевна – дочь потомственного почетного гражданина Санкт-Петербурга Корнилова Н.М., медицинская сестра. Она обладала твёрдой волей, была трудолюбива, предана своим детям. Именно маме художник присылал свои письма с фронта, с ней делился сокровенным – мыслями о творчестве, ей доверил бесценный военный реквизит. После войны она помогала сыну строить мастерскую и на летние каникулы забирала к морю его детей, живших с бывшей женой в Москве. Она купила сыну красивое коричневое пальто и шляпу, которые он всегда носил с любовью. Юрий Васильевич нередко вспоминал молящуюся маму. Когда он рисовал, она часто читала Библию вслух, и затем все близкие рассуждали о прочитанном. Эта старинная семейная Библия после смерти матери была похищена, и Юрий Васильевич очень сожалел об этом. Но в его мастерской сохранились еще две книги, которые любила мама: «Христианское учение о нравственности» (Издание книготорговца И.Л. Тузова, Санкт-Петербург, 1890 г.) и Л.Н. Толстой «Мысли на каждый день» (Издание В.М. Саблина в Москве, 1912 г.). Эти сочинения впоследствии он перечитывал не один раз и отмечал сбоку на страницах книг строки, оставившие глубокий след в душе, повлиявшие на формирование его мировоззрения. Вот некоторые из них: «Истинное знание самостоятельно” (Л. Толстой); «Всё живое трепещет мучения, всё живое боится смерти: познай самого себя во всяком живом существе – и не убивай и не причиняй смерти» (буддийская мудрость); «Равенство не может быть осуществлено, как это думают, гражданскими мероприятиями, оно осуществляется только любовью к Богу (Добру, Истине) и к людям» (Л. Толстой); «Именно в наше время состояние мира и мировых событий в высшей степени заставляют нас обращать величайшее внимание на учение Священного Писания о Царствии Божием в его отношении к миру» (из «Христианского учения о нравственности»). Любимой литературой, на которой воспитывались дети в семье Волковых, была, конечно, русская классическая литература. Особенно, произведения Антона Павловича Чехова. 8

II. …а в тени То слитная, то сквозная зеленоватость филлоксеры и веток, И – свет к самым зрачкам, чтобы проникнуть в тайну крыши, и амфоры, и родника, бегущего под смоковницей, И стеклу показать стекло, И того, кто находит источники, и каменщика на корягах морских… Жан-Клод Ренар

В 1938 году Юрий окончил среднюю школу № 2 (ныне ЕУВК «Гимназия имени И. Сельвинского»). Любимый предмет – рисование – вел талантливый педагог, выпускник Санкт-Петербургской Академии художеств Павел Александрович Алипов. На его уроках дети, вдохновляясь яркими и удивительными рассказами о жизни великих художников, увлеченно рисовали, забывая о времени. После уроков юные любители рисования спешили в изостудию. Занятия в ней проводил тоже Павел Александрович. Вместе с Юрием Волковым занимались: Георгий Куриленко (впоследствии член Национального союза художников Украины, Заслуженный художник АР Крым) Юрий Белкин (в будущем мастер пленэрного пейзажа), Владимир Цыгоний, (ставший затем преподавателем изобразительного искусства в Евпатории), Александр Мельников (художник-маринист, Заслуженный врач АР Крым)… Рисунки юного Юрия Волкова были отмечены ярким талантом. Уже в шестнадцать лет на Всесоюзном конкурсе детского творчества в Москве он получает первую премию за многофигурную акварель «Переход Красной армии через Сиваш»4.


А спустя два года, в 1940 году, небольшой живописный пейзаж третьекурсника Волкова «Рысистые матки на водопое» (как лучшую ученическую работу5) преподносят Академику батальной живописи Н.С. Самокишу в  день его восьмидесятилетия от коллектива Крымского художественного училища. В названиях этих работ и в выборе тем чувствуется влияние Академика. В эти годы Н.С. Самокиш жил в Симферополе. Местные газеты нередко писали о нём. Его произведения были выставлены в Симферопольском художественном музее, куда часто после занятий приходил Юрий. Время учебы в училище было одним из самых счастливых периодов в жизни Юрия Волкова. Он учился с удовольствием, радовал близких отличными успехами по живописи, рисунку и удивлял большим количеством талантливо выполненных домашних работ. На втором курсе Юрию необыкновенно повезло. Он получил разрешение от Н.С. Самокиша, Академика батальной живописи, Действительного члена Императорской Академии художеств, на дополнительные уроки по рисованию. Занятия проходили в домашней мастерской, где мэтр писал свои картины. Можно представить волнение Юры, когда он переступал порог этого святилища… Перед началом каждого занятия Николай Семенович просматривал домашние работы ученика, делал замечания, затем, предлагал ему рисовать небольшие бронзовые скульптуры лошадей из своей уникальной коллекции, сам же отходил работать к мольберту. Он так и остался в памяти Юры: сосредоточенно рисующий у мольберта с неизменной курительной трубкой, мудрый, строгий, доброжелательный. Под влиянием Николая Семеновича Самокиша Юрий принимает решение стать баталистом и продолжить учебу в прославленной студии батального искусства им. Митрофана Борисовича Грекова. Галина Николаевна Волкова отсылает в Москву живописные работы сына и рекомендацию Н.С.  Самокиша6, и вскоре Юрий получает приглашение на учебу, но начинается Великая Отечественная война. Она окончательно формирует характер художника..

III. Пыль вилась из-под ног, в клубах света и пыли, Как в туманных плащах они вдаль уходили. Пьер Реверди С первых дней войны Ю. В. Волков на фронте. В октябре 1941 года он получает ранение в левую руку и позже с госпиталем попадает в немецкий плен. Трижды бежит из лагерей для военнопленных, но лишь в 1943 году ему удается вернуться в действующую Красную армию7 сапером. Во фронтовой газете за январь 1944 года можно было прочитать о втором ранении художника. Будучи ранен в голову, он продолжал подносить мины на огневые позиции и, только когда затихли взрывы и окончился бой, обратился в медпункт8. За проявленные мужество и отвагу Юрий Васильевич был награжден орденом «Красной Звезды» (1944 г.) и медалями: «За освобождение Праги» (1945 г.), «За взятие Вены» (1946 г.), «За взятие Будапешта» (1945 г.), «За победу над Германией» (1946г.) и медалью «За отвагу» (1943 г.) Позже, в дневнике художник напишет: «Каким долгим был путь к победе через огонь, ужас, неимоверные тяготы, смерть». Пятого февраля 1945 года Волков получил от командования разрешение выполнять фронтовые зарисовки9 и писать небольшие батальные картины. Сохранились черно-белые фотографии некоторых из этих картин. Рассматривая картины по фотографиям, мы видим, что это талантливые живописные репортажи с места военных действий. Их отличает достоверность, почти документальная точность изображаемых событий и эмоциональный живой динамичный стиль исполнения. Уже в этих маленьких картинах война показана, как трагедия в жизни человека. Одна из этих картин осталась в музее г. Констанца10 в Румынии. Фотографии других в самом конце войны были отосланы Волковым в Москву в студию батального искусства им. Б.М. Грекова, откуда снова пришло приглашение на учебу11. 9


IV. Блажен, кто с золотой поры начальных лет Из дома отчего и города родного Следит, пока живет, как тьма сменяет свет И после холодов жара приходит снова. Анна де Ноай Впечатления войны переполняли Юрия, жажда начать самостоятельную, такую любимую и желанную творческую работу была очень сильной. Поэтому в 1946 году, после демобилизации, он не едет в Москву, а возвращается в родную Евпаторию, где живет уже постоянно. Здесь он женится, здесь у него рождаются сыновья-близнецы: Алексей и Сергей. Здесь в послевоенное время были созданы все его произведения. Первые двадцать лет творчества мастерская12 художника располагалась в его однокомнатной квартире и на крыше дома, в котором он жил по улице Революции 37. Там, на высоте второго этажа, он умело устроил передвижную площадку, которая легко разбиралась. Здесь ему не мешали ни случайные посетители, ни зелень деревьев, ни стены. А, главное – было беспредельное пространство, постановки заливало солнце, а ярко-голубые рефлексы от неба на предметах были ослепительно красивы! Здесь он постигал законы пленэрной живописи. Здесь позировали натурщики, художники Ю. Белкин, К. Кутов, Н. Воронин, А. Сухих... Или он писал с манекена. Создание манекена стало для Волкова целой школой по изучению строения человека. Чтобы самому создать манекен, необходимо было хорошо изучить пластическую анатомию. У брата-хирурга Волков взял «Анатомию человека». По этой книге он штудировал мышцы и кости, а затем, с полным знанием дела, сам сшил из подручного материала копии мышц, выточил копии костей, и вскоре манекен в натуральную величину был готов. Он был выполнен с соблю10

дением всех пропорций человеческого тела, так искусно, что художник мог воспроизвести почти любое движение. Ещё на фронте Ю.В. Волков стал собирать военный реквизит. Этот фронтовой реквизит, пропахший солдатским потом и дымом пожарищ войны, художник привез домой. Без него написать батальное полотно, в котором каждая деталь должна раскрывать историческую правду, было бы невозможно. Это была большая и редкая коллекция различных предметов одежды и оснащения немецкой армии времён Великой Отечественной войны. В неё входили обезвреженные гранаты, патроны и обоймы с патронами, несколько различных видов кобуры, немецкие ремни с пряжками, каски, фляги, сапёрные лопатки, противогазы, рюкзак, сумка, очки, сапоги, офицерские шинели, плащ, эсесовская фуражка с эмблемой… Сохранилось письмо художника к матери, в котором он пишет: «Высылаю немецкую и румынские шинели. Они не очень целые. Мама, не выбрасывай их. Они ещё нужны будут для работы над картинами»13. Интересное свидетельство о мастерской Волкова и его реквизите оставил журналист Б. Случанко, который побывал у него в 1956 году14. «Каждый, кто заходил в мастерскую, невольно мог подумать, что попал в разгромленный немецкий штаб. Навалом лежали шинели, черные немецкие мундиры, каски, тускло блестело серебро офицерских погон, угрожающе темнел ствол автомата…» И манекен, и реквизит художник использовал, когда писал фигуру человека. Но, если необходимо было изобразить характерную голову, он прибегал к другому методу работы. Юрий Волков отбирал из документальных фотографий характерный типаж человека, затем лепил из воска форму его головы, расписывал красками, и рисовал на пленэре в нужном ракурсе. Но все же это было неживое лицо! И художник рисовал в том же ракурсе голову натурщика. Позже, создавая художественный образ, он использовал в работе оба эти этюда.


V. Я слышу гул войны Как в собственном движенье видны Чужие жесты… Бернар Варгафтиг Не прошло и двух лет после демобилизации, как на выставках в художественном музее, в Симферополе, одна за другой появились три батальных картины Ю.В. Волкова «На Сталинградской дороге» (1947 г.), «Не уйти» (1947 г.), «Подвиг пяти Черноморцев» (1948 г.) В марте 1947 года его принимают в члены Союза художников СССР. Юрию Волкову исполняется двадцать шесть лет. Лауреат Сталинской премии писатель П.А. Павленко, видевший все три картины, писал в 1948 году: «Каждое его полотно – это рассказ богатый подробностями, насыщенный переживаниями… Все движется на его полотне, всё живет бурной и страстной жизнью. Он баталист толстовской школы»15. Особый успех выпал на долю картины «Подвиг пяти черноморцев». Огромное полотно впечатляет зрителя суровой правдой о войне. Трагическое и героическое в нем создают единый пронзительно достоверный художественный образ. Эмоционально и документально точно художник изображает кульминационный момент боя, когда ценой своей жизни моряки защищали каждый метр севастопольской земли от наступающих фашистов. Глядя на картину, мы видим, что бой длится уже много часов. Трое матросов тяжело ранены, один – убит. Живые, помогая друг другу, продолжают мужественно отбивать новую атаку танков. Лица, фигуры героев силуэтно выделены на фоне огня. Зритель долго не может оторвать взгляд от них, поэтому не сразу видит пятого матроса, который, взяв бутылки с зажигательной смесью, ползет под фашистский танк, чтобы взорвать его и погибнуть. Ю.В. Волков не идеализиру-

ет героев. Он талантливо пишет своих современников, людей сильных духом, но внешне совершенно обычных, показывает их усталость, наспех перевязанные раны, испачканные землей окровавленные повязки, разорванную одежду. И это производит очень сильное впечатление. Эмоциональное воздействие на зрителя усиливает и батальный пейзаж. За склоненными над пулеметом матросами виден горящий немецкий танк, огненная река течет от него, заливая каменистую почву. Земля побурела от огня и тлеет. На втором плане полотна – небо, все в дыму от взрывов. Рассматривая картину, зритель понимает, что матросы погибнут, но в этот день враг будет остановлен. Картина производит сильное впечатление не только замыслом и сюжетом, но и техникой живописи: люди, огонь, дым, небо – все в ней изображено рукой настоящего Мастера. Правда, написана она была на двух сшитых простынях, большого холста у художника ещё не было. Вскоре картины зажили своей жизнью. Все полотна и, даже эскиз к «Подвигу пяти черноморцев», приобрели музеи Крыма. Но тема Великой Отечественной войны в Крыму продолжает волновать художника.

11


VI. Он оставшись один воскрешает утрату Веер горя и бед развернув тяжело Языком своих ран говорит о мученье Он бросает зерно справедливого мщенья Как возмездие тем кто свершил это зло И как знаменье дня что готовит расплату. Жан Марсенак Вернёмся к более раннему времени и вспомним события декабря 1941 года. Тогда раненый Волков с загноившейся распухшей рукой бежал из немецкого плена и пришёл в оккупированную немцами Евпаторию. Он стал очевидцем трагической высадки Евпаторийского десанта. После подавления десанта в январе 1942 года немецкие оккупанты провели в городе массовые расстрелы мирных жителей. На Красной горке были расстреляны тысячи евпаторийцев. «Василий Корнилович – 71 год, Яков Яровой – 72 года, Федор Бодаков – 72 года, Кондрат Ткаченко – 71 год, Никита Зайцев – 10 лет, Таня Харченко – 3 годика, Люда Таирова – 14 лет, Эмиль Кстанов – 7 лет…» – читаем в «Списке поименно расстрелянных на Красной горке»16. Среди расстрелянных – самый близкий друг Юрия Волкова – двадцатилетний Евгений Катыль. После демобилизации в 1946 году, вернувшись в Евпаторию, художник не раз приходил на Красную горку к месту расстрела евпаторийцев. Он выполнял этюды рва, где были похоронены расстрелянные фашистами люди. Позже, в 1948-1950 годах, Ю.В. Волков создаст графическую композицию «Красная горка», в которой покажет, как фашисты завершают массовый расстрел мирных граждан Евпатории. Рассмотрим это историческое произведение подробнее. На переднем плане изображен ров с расстрелянными людьми. Далее – видим насыпь. На ней, у самого рва – фашисты. Внимание зрителя сразу приковывает немецкий солдат-каратель. 12

Через плечо у него висит пулеметная лента, в руке – парабеллум. Рукава гимнастёрки закатаны до локтей. Видно, что фашист приостановил свою страшную работу лишь на время, так как на машине приехали к месту расстрела генерал и офицеры. Как выразителен образ фашиста-убийцы… Мимика лица и вся фигура говорят о том, что он привык беспрекословно выполнять приказы, но в  его облике уже видны усталость и глухая притуплённость, ведь он долгие часы ходил между трупами по окровавленной земле, стрелял в людей, слышал стоны, крики раненых, их проклятия. Художник изображает ноги фашиста в глубине рва, и у зрителя создается впечатление, что убийца стоит по колено в крови. У ног этого палача лежат расстрелянные люди: маленький ребёнок, подросток, пожилые мужчины… В лицах и позах мужчин передано застывшее страдание, в фигурах детей – беззащитность. Этот контраст бездушной силы и человеческих страданий, найденный Волковым-художником, потрясает до глубины души. На земляном валу, на возвышении, выделен пожилой немецкий генерал – руководитель расстрела, которому ефрейтор докладывает о ходе операции. Его лицо подобно маске. Он бесстрастно смотрит на тысячи трупов перед собой и привычно отдает последние указания. Фигура ефрейтора также выразительна. Он стоит перед генералом навытяжку, во всём его облике виден исполнительный, безжалостный каратель. Справа от этой группы еще один немецкий солдат с жестоким бездушным выражением лица. В его руках автомат. Чёрные круглые стекла очков прикрывают глаза. Они создают у зрителя впечатление пустых глазниц на человеческом черепе. Этот образ олицетворяет смерть. Как символична и красноречива каждая деталь! За спиной генерала виден строй солдат. В их лицах и фигурах – усталость: сегодня они расстреляли и добили тысячи людей. Еще правее от центральных фигур художник изображает двух немецких офицеров с фотоаппаратами. Возможно, это корреспонденты.


VII. Из немецких документальных фотографий мы знаем, что фашисты, привыкшие к злодеяниям, любили фотографироваться на фоне трупов. Один из офицеров готовится сделать снимок, другой – стоит в задумчивости, возможно, его поразило количество расстрелянных. Вся сцена изображена на фоне пустынного пейзажа с зимним небом. Художник передал минуты мёртвой тишины после совершившейся расправы. Но зритель слышит, как в этой тишине ещё звучат стоны и крики умирающих. Фашистский генерал, офицеры, солдаты создают впечатление хищных стервятников, пирующих победу среди мертвых. Так, изображая конкретное историческое событие – массовый расстрел мирных жителей на Красной горке, Ю.В. Волков обличает человеконенавистническую суть фашизма, отвергшего евангельские заповеди любви и пытавшегося утвердить мировое господство и расовое превосходство своей нации. Уникальным в этой композиции является то, что все изображенные фашисты не придуманы. Они имеют документальные прототипы, тщательно отобранные художником среди многих десятков фотографий солдат и офицеров из немецкой и румынской фотохроники17. Отыскав характерный тип, Ю.В. Волков талантливо преображает его в художественный образ, чтобы запечатлеть историческую правду в своем произведении. В советском изобразительном искусстве Ю.В. Волков был одним из первых, кто начал использовать документальные фотографии для  создания высокохудожественных образов. «Красная горка» – графическая композиция. Волков-график не известен зрителю, хотя занимался этим видом искусства в течение всей жизни.

Я вспоминаю прошлое и память Пустынная и залитая тьмою Мне возвращает облик человека Которому оставили враги Лишь жажду проклинать и силу верить Жан Марсенак В 1948-1964г.г. в Крымском издательстве художником было оформлено и проиллюстрировано семь книг о событиях Великой Отечественной войны в Крыму. Сейчас с уверенностью можно сказать, что иллюстрации «Маргарита Александровна»18, «Это вели пленных советских воинов»19, «На Приморском бульваре»20 – одни из лучших в послевоенной книжной графике. Эти произведения перерастают рамки иллюстраций, и по сути дела, являются эскизами для больших батальных картин. Чаще всего так и происходило. Первоначальный замысел картины художник воплощал в иллюстрации, а затем, развивая и углубляя замысел, создавал картину.21 Как монументальное эпическое произведение воспринимается маленькая черно-белая композиция «На Приморском бульваре» – иллюстрация к книге И. Козлова «В городе русской славы». Писатель так описывает события: «На Приморский бульвар гитлеровцы пригнали из лагеря женщин, детей и стариков – около двухсот человек, чтобы прикрыться ими во время бегства из Севастополя. Но черноморцы закрыли выход из бухты. Разъяренные фашисты хотели перестрелять безоружных людей. К счастью, в это время подошла группа гвардейцевавтоматчиков…»22 На иллюстрации мы видим убитых и раненых севастопольцев, потрясенных только что пережитым ужасом. Мы видим, что фашисты цинично пригнали на бульвар многих людей обнаженными. И эти обнаженные фигуры людей вызывают у зрителя чувство оскорбления и боли. 13


В центре произведения изображен матрос-черноморец. Он является главным героем этой графической работы. Его образ сродни могучим былинным богатырям. Могучая сила, справедливый гнев чувствуются в этой фигуре. Он закрывает собой беззащитных людей. Рядом с ним – солдат-пехотинец в упор расстреливает фашистских убийц. На переднем плане – раненый фашист. Возле него обнаженный старик с таким лицом, будто вышел из ада. Старик еще не успел встать с колен. Во всей его фигуре – трагизм и желание отомстить врагу. Схватив в руки камень, он готов нанести удар, но, увидев, что враг ранен, старик не бросает камень. Он опускает руку. Как тонко художник показывает трагедию войны. Ярко и мощно он раскрывает психологизм человеческого страдания, противопоставляя контрастные образы. Он заставляет зрителя задуматься о человеческой жестокости и евангельском милосердии. И в этом видении военных событий художник-философ Ю.В.Волков поднимается до высоты лучших произведений мирового искусства. VIII. Их слезы осушат наши Их кровь прольется по каплям На землю и смоет нашу Окрасив это утро в красный цвет Жан Марсенак В 1951-1957 годах были созданы две живописные картины о разгроме фашистов на мысе Херсонес в Севастополе: «Херсонесский тупик» (1951 г.) и «Расплата» (1956-1957 гг.). В экспозициях эти полотна выделялись глубиной замысла и мастерством пленэрной живописи. В них Юрий Васильевич Волков, художник и мыслитель, дал нравственно-философскую оценку войне, в неожиданном ракурсе раскрыл безумие расовой идеи, духовную несостоятельность насилия, пустоту жизни, лишенной Бога, и неизменно следующее за этим возмездие. 14

На первом полотне изображены фашистские мародеры. Еще не осознавая безнадёжность своего положения, они пытаются спастись и вывезти награбленное добро. На втором, впервые в истории европейской живописи, художник изобразил немецких солдат и генерала, потрясённых разгромом своей армии под Севастополем, переживающих не только физическое, но и моральное поражение. Как виртуозный мастер композиции, на полотне «Херсонесский тупик» Юрий Васильевич Волков показывает лишь последствия бомбёжки отступающей немецкой армии советской авиацией. Ужас, смерть и отчаяние видит зритель в лицах и движениях бывших завоевателей. Композиционным центром в картине является телега с награбленным добром. В ходе бомбежки убита лошадь, погиб немецкий кучер, дорогие вещи высыпались из телеги, образуя роскошный натюрморт. Среди дыма, взрывов, страданий людей на залитой солнцем земле он смотрится противоестественно. Но художник сознательно делает на нем акцент. Он с мастерством выписывает переливающиеся на солнце шелковые и атласные ткани, сверкающую золотую и серебряную посуду, кожаную обувь… Тут же, на переднем плане, убитый немецкий солдат, совсем еще молодой. Справа от него другой, тяжелораненый. На его груди – солдатский медальон. Он пытается приподняться, но встать не может. Широко открытыми, полными ужаса глазами он смотрит в небо, страшась гула возвращающихся советских бомбардировщиков. Рядом с телегой ещё один немецкий солдат, лет пятидесяти. Он сидит, согнувшись, в полной отрешенности – война раздавила его душу. Слишком поздно пришло к нему понимание, что Гитлер их обманул, что никакие идеи и материальные ценности не могут быть равнозначны человеческой жизни. В центре картины, на втором плане, разворачивается действие у забуксовавшей машины с награбленным добром. Возле машины – фашистский офицер и солдат. Ещё недавно они надеялись спастись, но теперь застыли в немом ужасе, видя приближающиеся советские самолеты, несущие под крыльями возмездие. Справа от них немецкие солдаты


принимают отчаянные, но безуспешные попытки сдвинуть с места машину. В ней сидит женщина. Глаза ее полны ужаса. Слева – другая группа фашистов. Они бегут, страх прижимает их к земле. Тщательно продумывая каждую деталь, художник пишет батальный исторический пейзаж. Палящий день, беспощадное огненное солнце жжёт землю. Яркий, обнажающий детали, свет, тёмные холодные тени, горячие рефлексы резко очерчивают формы, позволяя рассмотреть все подробности бегства завоевателей. Важную роль играет пейзаж и в картине «Расплата». Голубое небо, скалы, освещенные солнцем, побережье Черного моря. Природа торжественна и спокойна, но на втором плане, в море, тонущий корабль, на котором должны были спастись отступающие немцы. На полотне темными красками изображены фигуры мертвых и живых немецких солдат. Лица живых исполнены страха, смятения и усталости. Безысходность физическая и духовная разворачивает перед глазами зрителя трагедию судьбы народа-завоевателя. Композиционным центром этой картины является выразительная фигура генерала. Он бездействует, его лицо исполнено горечи, осознания бессмысленности войны и краха всей его жизни. Рядом с генералом полный силы и уверенности солдат. Он ещё готов сражаться и не понял, что битва уже проиграна. С недоумением смотрит он на безмолвного генерала. На переднем плане мы видим ту же фигуру, что и на картине «Херсонесский тупик». Уже не молодой немецкий солдат, опустив голову на руки, сидит, согнувшись, в полной отрешенности. Одна и та же фигура изображена на двух разных картинах. Это знаковый образ у Волковахудожника. Это символ осознания человеком исторической неправды превосходства одного народа над другим, символ осознания совершенного преступления, это трагедия человеческой души.

IX. … В долгих сумерках между деревьями есть подобье порыва Из мрака к преддверию света, разлитого в нас. Жак Реда Не все задуманные картины о событиях Великой Отечественной войны успел написать художник. Осталось много эскизов к этим нерожденным полотнам. Не написан диалог о войне (эскиз «Берлин. 1945»). На эскизе мы видим разрушенный Берлин, пожилую немецкую пару, которая беседует с солдатом-освободителем, знающим горькую цену Победы. Не создана картина «Враги». После боя на огромном поле встретились враги. Один смертельно ранен, он изнемогает от боли и жажды, другой в задумчивости стоит над ним с флягой воды в руках. Не написана картина «Партизанка». На эскизе мы видим пробуждающуюся весеннюю природу, первые нежные распустившиеся листья, голубое небо и юную партизанку, которую фашисты готовятся повесить. В эскизе «Страдания на фоне страданий» Волков-художник поднимает нравственно-философскую проблему человеколюбия и прощения. Он рисует пленных немцев, измученных, оборванных, усталых. Они проходят через советский город, который сами безжалостно и жестоко разрушили. На улицах в горестно-пронзительном молчании застыли жители, те, кому удалось выжить. Они смотрят на пленных. Не написаны картины «Поединок», «Тишина», «Мелодии Дахау», «Он должен говорить», «Пленная Русь». Но художник успел написать батальную анималистическую картину «Красные каски»23. Он не забыл уроки своего учителя, который с таким подлинным мастерством изображал лошадей. В этой многофигурной батальной картине Ю.В. Волков показал себя мастером-анималистом, приемником традиций великого художника Н.С. Самокиша. Изображая 15


на полотне бой, он написал несколько лошадей в сложнейших ракурсах, передал в их огромных выразительных глазах смертельный ужас, который эти животные испытывают во время боя. *** В первый период творчества Юрием Васильевичем Волковым было создано восемь батальных картин и многочисленные графические работы. Рождению каждого произведения предшествовало тщательное изучение исторического материала, работа с десятками редких фотодокументов, поиск необходимого подлинного реквизита и неустанная работа с натурой. X. И все-таки есть подобие отклика В нежных объятиях сна, что любому раскрыты, В недвижном струении камня, в переливах волны, Вросшей в русло свое, в траве, неутомимой и молчаливой…

А как выразительны четыре морских пейзажа в овалах!24 Сколько в них передано солнца и воздуха! Как хорошо прописаны море и небо. Сколько искрящейся радости в лицах людей, как пленэрны и красивы сочетания красок! И это не случайно, ведь художник бесконечно любил природу и считал её источником радости и вдохновения. Море же было им особенно хорошо изучено, оно плескалось почти у самых окон его мастерской. Любовь художника к природе и философский склад ума хорошо раскрываются в коротком письме, которое он написал жене. «Милая Оля! Сейчас час ночи. Я вышел во двор и долго смотрел на ночное небо, думая о Вас. Общее настроение этой картины дополняли сверчки, звук которых, точно со светом звезд, струился откуда-то сверху. Когда я вижу над собой этот беспредельный мир, моё я перестаёт существовать, но это сознание своего ничтожества не угнетает, а как-то исцеляет душу от всего суетного и мелкого. Не знаю, знакомо ли Вам подобное прекрасное чувство. Какие теперь стали люди. Они, где только могут, там и повесят фонарь. Отчего все реже видят звёзды!!! Конец июля 1980 г.»

Жак Реда

***

Рассказать о Юрии Волкове только как о баталисте для биографа означало бы исказить реалии жизни художника. За эти двадцать лет им были написаны жанровые картины, пейзажи, сделаны росписи для Свято-Николаевского собора и Свято-Ильинского греческого храма в Евпатории. В монументальных пейзажах «Чайки над морем» и «Степь» созданы образы величественно прекрасной природы. В морском пейзаже зритель видит мятущихся чаек над прозрачно-зелеными тяжелыми мерно вздымающимися волнами. В пейзаже «Степь» – бескрайнюю весеннюю крымскую степь с травой по пояс, ковылём, ковром цветов, скифскими курганами и маленькой фигурой всадника, затерявшегося в степи.

Жанровых картин Ю.В. Волковым было создано немного. Это: «Кризис прошёл» (1954 г.), «На курорт» (1960 г.), «Дети и море» (1958 г.), «Горячая пора» (1950 г.). Но какие это разные произведения! В первом изображены врачи и медсестра, ежедневно спасающие жизнь человека; во втором – высокомерная дама в золоте и бриллиантах, отправляющаяся на курорт; в третьем – беззаботно отдыхающие на море дети; в четвертом – счастливые мирные труженики, убирающие первый послевоенный урожай. Жанровые картины поражают глубоким и тонким знанием психологии. Любовь Юрия Волкова к человеку, его способность проникнуть во вну-

16


тренний мир собеседника и запечатлеть увиденное в произведении – уникальная особенность дарования художника. XI. И навстречу ей – то, о чем она лишь мечтала: Этот взгляд, это простой Бог, уже забывший О своей могиле, весь полный Чувством счастья, весь Растворяющийся в синеве мира. «Нет – говорит Он,- не прикасайся ко мне», Но даже слово «нет» сияет светом. Ив Бонфуа Юрий Васильевич Волков был многогранным художником. Об этом свидетельствуют и его росписи в Свято-Ильинском греческом храме и в Свято-Николаевском соборе в городе Евпатории. Предыстория создания росписи «Голгофа» («Лунный пейзаж») в СвятоИльинском греческом храме, дает нам возможность ещё раз увидеть красоту и глубину взаимоотношений между матерью и сыном. В середине 50-х годов художник испытывал материальные затруднения25: заказов не было. И тогда Галина Николаевна решила сделать благое дело для храма и помочь сыну. Ничего не сказав Юрию Васильевичу, она отнесла свои сбережения, восемьсот рублей, в Свято-Ильинский греческий храм, и попросила, чтобы батюшка Михаил Севбо26 пригласил её сына выполнить роспись на восточной стене храма, а в оплату за работу добавил те деньги, которые она передала. Вскоре на восточной стене храма началась работа над росписью «Голгофа» («Лунный пейзаж»). 7 июля 1954 года вышло постановление ЦК КПСС о крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах её улучшения. В газетах, журналах, в учебных заведениях и на производстве без устали проводили «глубокую систематическую научно-атеистическую про-

паганду». Церкви закрывались, превращались в склады и спортзалы, а иногда и разрушались. Когда труд художника уже подходил к завершению, нашлись «доброжелатели», которые отправили в Киев письмо о том, что член Союза художников СССР Ю.В. Волков проигнорировал постановление ЦК КПСС и работает над росписью стены в Свято-Ильинском греческом храме. Для вынесения вердикта в Евпаторию из Киева прибыла авторитетная комиссия во главе с Народным художником СССР М.Г. Дерегус. Войдя в храм, и внимательно рассмотрев готовую роспись Ю.В. Волкова, Народный художник СССР М.Г. Дерегус смело и твёрдо сказал: «За такое произведение не исключать из Союза художников надо, а принимать в члены Союза художников»27. Недаром прихожане этого храма до сих пор вспоминают с трепетом роспись «Голгофа» («Лунный пейзаж»). Но Волков все же был наказан: его кандидатуру, выдвинутую на присвоение почётного звания «Заслуженный деятель искусств УССР», отклонили.28 Спустя короткое время храм закрыли и начали использовать под склад, а в 1962 году его превратили в спортивный зал. Роспись «Голгофа» («Лунный пейзаж») была навсегда потеряна. Очевидцы рассказывали, как власти дали распоряжение ее закрасить, и рабочие покрыли роспись масляной краской, но она не хотела «умирать» и проступала сквозь краску. Тогда, чтобы уничтожить её окончательно, роспись покрыли горячей свежегашеной известью.29 Все эти события болью отозвались в сердце художника, но не сломили его. В 1963-1966 годах он выполнил в технике энкаустика росписи для Свято-Николаевского собора: пять фигур святых в простенках между окнами на барабане купола и три фигуры – на центральном клиросе. Работать приходилось на большой высоте. Это был очень тяжелый и кропотливый труд, но художник старался сделать его так, чтобы росписи сохранились надолго. Примечательно, что, нуждаясь материально, Волков не взял за эту работу деньги, а попросил у совета собора выдать ему три списанные парчовые ризы священника и шелковую скатерть.30 Эти красивые ткани были ему нужны: он уже начал работу над исторической картиной 17


«Приезд русского посла А. Ладыженского в Бахчисарай в 1614 г.31 Росписи Ю. В. Волкова в Свято-Николаевском соборе сохранились до сих пор. Позже, на втором ярусе этого собора, протоиереем Георгием Куницыным было найдено распятие Иисуса Христа – безгрешного Сына Божьего, выполненное маслом. Сейчас оно находится в Свято-Ильинском греческом храме и открыто для почитания верующим. Божественный лик распятого Христа исполнен страдания, очи подняты к небу и обращены с мольбой к Богу Отцу. Прекрасно, легкими тенями и полутонами выписана фигура Христа и драпировка. Создавая этот образ, художник часто смотрел на распятие, находившееся в изголовье над кроватью матери. За полгода до смерти Ю.В. Волков вновь обращается к образу Иисуса Христа. Он рисует эскиз, где на переднем плане – на фоне фигур и лиц людей – римские легионеры поднимают крест, с только что распятым Иисусом Христом. Все лица обращены к Сыну Божьему и одновременно к зрителю. Но и этому эскизу не суждено было воплотиться. XII. Никогда Я не стану рабом И любовь мою не оскверню Никогда Пьер Эммануэль Возвращаясь к теме Юрия Волкова-баталиста, следует отметить существование разных точек зрения на его творчество. Современники мастера, журналисты, искусствоведы, отмечая несомненный талант художника, в то же время необоснованно критиковали его: кто технику живописи, которой он владел безупречно, кто его умение предельно ёмко, осязаемо, виртуозно-легко лепить форму, кто излишний драматизм картин, кто философское мировоззрение художника. 18

Вот характерные образцы критики того времени: «Симферопольский художник Ю. Волков выставил интересное полотно на тему разгрома фашистской армии в Крыму – «Херсонесский тупик». Некоторые детали картины превосходно нарисованы и написаны. Зрители подолгу останавливаются у этого произведения, вызывающего много мыслей и воспоминаний. Снижает действенность картины её передний план. Автор напрасно увлекся некоторой натуралистичностью», – пишет в газете «Правда» (15.12.1951 г.) Народный художник СССР Н.Н. Жуков. З.С. Молоденкова, сотрудница областного управления отдела культуры, сообщала в письме Юрию Васильевичу: «Оказывается они (коллеги художника) подняли вокруг картины («Расплата», 1957 г.) гнусный шум. Говорили, что ты «богомаз», что это не искусство, что в картине пессимизм, что врагов жалко! Довели они своё шипение до обкома, дошло это и до секретаря обкома. Первого февраля (1957 г.) в обкоме было закрытое совещание по идеологическим вопросам… Секретарь обкома Чирва Н.В. говорил о тебе и твоей картине: «Не зря художники наши «ведущие» так зашумели вокруг картины Волкова. Утопить захотели, конкурента почуяли. Но такие художники, как Волков, нам нужны…» Письмо было написано 3 февраля 1957 года и сейчас хранится в краеведческом музее г. Евпатории. В статье Я.Козина, напечатанной в журнале «Крым» № 8 за 1952 г. (стр. 219), мы читаем: «На областной выставке произведений Крымских художников…особенно следует остановиться на картине одного из талантливейших художников Крыма – Юрия Волкова «Херсонесский тупик». С большой силой показывает Волков позорный конец гитлеровской армии, её разгром. Но есть в картине существенный недостаток. Слишком натуралистично написаны трупы врагов на переднем плане. Не понятно, зачем понадобилось Волкову с такой тщательностью выписывать их». М. Черейская так же отмечает недостатки картины «Херсонесский тупик» в газете «Красный Крым» (11.11.1951 г.): «Однако излишний


физиологизм наносит большой ущерб произведению. Тщательно выписанные отвратительные трупы гитлеровцев и умирающий фашист на переднем плане не только не усиливают воздействия картины (как должно быть по замыслу автора), а, наоборот, ослабляют его, мешают восприятию…» Мучительные переживания и тяжелые раздумья рождала у художника эта критика. Много тревоги у Ю.В. Волкова вызывало и то, что его последняя большая батальная картина «Не забудем» («Один из многих», 1960 г.), представленная в Москве на Всесоюзной выставке, оставалась в экспозиции только три дня, и по указанию чиновников свыше была снята. Художник получил от Министерства культуры УССР за нее деньги, и больше никогда ее не видел. «Почему сняли картину с экспозиции? Почему я не могу найти её», – не раз спрашивал себя Волков. Сейчас мы понимаем, почему картину сняли с экспозиции в Москве. Она не только раскрывала беззаветное мужество и бессмертный подвиг Красной Армии, остановившей наступление фашистов на Восток и вынудившей их начать отступление, но и показывала страшную цену победы в битве под Сталинградом. Ведь художник-фронтовик знал, что немцы и их союзники потеряли 1,5 миллиона убитыми, пленными и ранеными. Красная Армия потеряла более 1,1 миллиона человек. Как мог художник, чьим художественным кредо была правда, изобразить иначе страшное лицо войны? Все, что произошло с этой картиной, характеризует состояние искусства 60-х годов в Советском Союзе . Злоключения с картиной «Не забудем» («Один из многих») начались уже в Симферополе32. Картина с трудом прошла первый тур отбора и была предложена Крымским жюри для показа в Киеве на Всеукраинской выставке. Художник решил везти её в Киев сам. Придя за картиной в Союз художников, он еле отыскал её, заставленную беспорядочно мебелью. В Киеве жюри отобрало картину для показа на Всеукраинской выставке, однако рекомендовало художнику переписать небо: написать утреннюю зарю, которая внесет в картину оптимистическую ноту.

Вскоре картину выставили в экспозиции, и художник переписывал небо прямо в выставочном зале. Любители живописи тепло приняли картину Волкова, а журналисты подарили негатив сфотографированного полотна, будто предчувствовали его дальнейшую нелегкую судьбу. Выставка закрылась. Наступил ответственный момент выбора лучших работ украинских художников для экспозиции в Москве на Всесоюзной выставке. К приезду гостей из Москвы киевское жюри уже провело предварительный отбор. Работа Юрия Васильевича Волкова была отклонена для показа столичной комиссии, и стояла лицевой стороной к стене. Однако высокое жюри попросило показать отклонённые работы. Картина Ю.В. Волкова выделалась среди них большим размером, поэтому её посмотрели одной из первых и, вопреки мнению киевлян, отобрали для экспозиции в столице. Учитель из Москвы Л. Апарников, видевший её в Манеже, писал33: «Долго стоял я перед большим полотном евпаторийского художника Юрия Волкова «Не забудем» («Один из многих». 1960), которое экспонируется на выставке «Советская Украина» в Москве. Это произведение произвело на меня сильное впечатление своей правдивостью, яркостью и подлинной взволнованностью. Многие посетители выставки задерживаются у этого полотна, в котором мастер вдохновенно и правдиво рассказал о ненависти советских людей к войне, об их стремлении жить в мире со всеми народами. В то же время полотно, как бы говорит, что советский человек никогда не забудет злодеяний фашистов, что наш народ всегда готов отразить любое нападение врага и разгромить его…» Через три дня картина бесследно исчезла… Вскоре в дневнике Юрия Васильевича Волкова появляется запись: «При любой власти создаются произведения искусства, восхваляющие эту власть, но имеют подлинную ценность и не теряют своего значения в дальнейшем только те произведения, которые говорят правду об этой власти». И ещё: «Жизнь человека очень коротка, а мир – огромен, беспределен, разнообразен, противоречив, прекрасен, жесток, сложен. И  познать человеку этот мир, разобраться в нём помогают писатели, 19


художники, артисты и все те, кто связан с творчеством в разнообразных областях искусства. И, если, в своих произведениях эти люди искажают жизнь, говорят о ней неправду, то, они обедняют человека умственно, духовно и эстетически. Настоящая живопись не может подделываться под моду, стиль…, так как она изображает саму правду жизни через реалистическое восприятие этой жизни художником». XIII. Эту снежинку Опустившуюся мне на ладонь, я хочу Сделать вечной. Превратив мою жизнь, мое тепло, Мое прошлое и все, чем я живу сейчас, В одно краткое мгновение: вот в это Мгновение, не знающее границ. Ив Бонфуа Наступает новый период в творческой жизни художника. Он все чаще задумывается над проблемой конкуренции живописи и технических средств отображения жизни: кино, телевидении, фотографии, о перспективах развития школы современного реалистического изобразительного искусства. «В конце ХХ века, в связи с колоссальным техническим скачком в области изобразительных средств, таких, как цветное кино, цветная фотография, цветное телевидение, живопись теряет к себе интерес. Она умирает ещё и потому, что техническая сторона её явно в упадке… Должно обязательно появиться искусство технической виртуозности… На совершенство технической виртуозности будет затрачиваться большой изобретательский труд, может, и вся жизнь», – писал он в своем дневнике. «В наше время, – читаем мы дальше, – искусству живописи тяжело как никогда. Многие художники занимаются только тем, что разваливают 20

реалистическое искусство своими видениями, течениями. И как трудно сейчас не утратить умение и мастерство старых мастеров, а ещё труднее сделать хотя бы маленький, настоящий шаг вперёд в усовершенствовании техники реалистического мастерства». И ещё: «Во имя сохранения реализма в живописи и графике сейчас необходимо противопоставление их фотографии, но не только в документальной точности передачи натуры, а в лёгкости, виртуозности исполнения одновременно с нужной обобщенностью и деталировкой. Мир прекрасен как в общем, так и в деталях. Сейчас художник будет интересен, если будет казаться, что он с лёгкостью может сделать то, что для фотографии представляется невозможным. Эта техника не лёгкая, вся строится на приёмах и фактурах, знании законов света, цвета – оптического смешения тонов. В жизни все меняется, и в искусстве изменение должно происходить только в целях совершенства высшего мастерства, а не в сторону упадка профессионализма, отсутствия мастерства». С 1966 года Ю.В. Волков начинает колоссальную работу по исследованию новых возможностей техники реалистического изобразительного искусства. Работая на износ, он уставал так, что не было сил дойти до кровати. В течение 25 лет он провёл многочисленные эксперименты по усовершенствованию техники масляной живописи, акварели, туши, угля, темперы, пастели, не получая за это ни копейки.34 Результаты работы сохранились в десятках папок. Каждый раз, заканчивая изучение какой-либо техники, художник выполнял итоговую работу, в которой полностью раскрывал возможности изученной техники. Иногда он выполнял несколько итоговых работ. Так рождались серии: «Море», «Снег», «Ночь», «Травы»… Все итоговые работы маленького размера. Большая часть из них – пейзажи. Но природа изображена в них по-новому. Если раньше художник писал развернутый пейзаж «Чайки над морем», «Степь», – то теперь его интересует какой-то фрагмент жизни природы, какое-то особое поэтическое состояние, очень сложное со стороны технического исполнения. В новой технике написаны: море – на его бегущих волнах блеском драгоценностей Востока сияют блики яркого полуденного солнца; сне-


жинки – они летят, подобно лебяжьему пуху, подхваченному ветром; ночное небо – все в звёздах без конца и края; жара – огненным маревом, лежащая над степью… Эти маленькие пейзажи относятся к высшим достижениям современной пленэрной живописи. В них успешно соединились законы передачи света, цвета, воздушной среды, совершенная форма и виртуозная техника исполнения. Интересны находки Юрия Волкова в матовой живописи. Им изобретен состав, которым можно покрывать хорошо высушенное полотно, написанное маслом и имеющее блестящую поверхность. Блеск красок искажает форму, и мешает зрителю правильно воспринимать произведение. После покрытия его составом Волкова, картина сохраняет цветовую насыщенность, а блеск красок исчезает. Много сделано Юрием Васильевичем в изучении новых возможностей графической техники туши и угля. Его рисунки тушью отличаются отточенной выразительностью формы, совершенством и разнообразием техники исполнения. Рисуя тушью, художник мог в одной работе одновременно использовать разные инструменты: стальные и птичьи перья, кисть, палочку, фетр или растр, скребок, стальное перо, кисть. Это позволяло получить и сопоставить богатство фактур, делало работу выразительной, сложной, живой. Уголь – любимый материал художников. Он позволяет лепить большую форму, работать в стиле наброска. Но лишь единицы пробовали использовать его в небольшом размере, тем более в миниатюре, когда нужно живо и естественно передать сотни деталей, разные фактуры, и одновременно динамику жизни природы. В серии работ «Море», выполненной углем, Ю.В. Волков достигает высокого мастерства. Используя фактуру бумаги, резинки, растушевки, разную мягкость угля, он рисует по памяти пейзажи, сложные, как сама морская стихия. Они легко выполнены, в них сочетаются экспромт и продуманная общая форма. Своими исследованиями в области новой техники реалистического станкового искусства Ю.В.Волков доказал, что школа реалистического

искусства жива; она требует от современного художника разработки новых технических приёмов, которые значительно расширят художественно- изобразительные возможности этого направления и помогут достичь виртуозного мастерства в живописи и графике. В дневнике Юрий Васильевич Волков писал, что выполнить эту миссию может лишь художник, самозабвенно любящий искусство и жизнь. Но главным он считал соединение высокого мастерства и возможностей реалистического искусства с идеей любви, противостоящей злу в обществе, с идеей духовного преображения и обожения человека. Только тогда, писал он, реалистическая школа изобразительного искусства не умрет, а поднимется на новую ступень развития. *** Помимо исследований техники изобразительного искусства Юрий Васильевич экспериментирует с керамикой, изучает новые возможности применения цемента в архитектуре. В керамике для передачи сложной формы художник использует каркас, который в современной технике керамики тогда почти не применялся. Он добивается красивого цветового решения: его образцы керамики по тонким сочетаниям цвета напоминают природные камни. Выразительны его находки для использования цемента в декоративном оформлении фасадов зданий. *** Как много дел было начато Юрием Васильевичем Волковым, как много проведено исследований в разных областях и видах искусства, как много сделано интересных наблюдений, неожиданных открытий, но чтобы довести все исследования до завершения, нужны были преданные ученики или вторая жизнь…

21


XIV. В нас бушевали странные сады Сплетенные из влаги света крыльев И мир нам не в чем было упрекнуть когда вокруг нарциссом диким пахло Когда жестокая недолговечность почек Еще прозрачной дымкою была Туманами рождающихся листьев Прильнувшими доверчиво к тебе Люк Беримон Когда читаешь очерк о жизни и творчестве талантливого человека – Мастера, всегда чувствуешь некую недосказанность, прикровенность, всегда хочется коснуться тайны его личной жизни. Юрий Васильевич Волков хотел, но не успел написать серию картин о женщине, о любви. Он нарисовал эскизы. В них много грусти, поэзии, восхищения тонким духовным миром женщины. В дневнике он писал: «Я стараюсь, чтобы в искусстве всё было настоящее, не фальшивое, так же я хочу, чтобы было и в жизни, и в любви». «Природа щедра. Она наделила стольких женщин неотразимой красотой, что каждой из них хочется сказать, что она самая прекрасная в мире». «Если у тебя есть женщина, люби в ней не только тело, но и душу». Ю.В. Волков был очень красив внешне. Его красота, одухотворенная талантом, чистотой душевных помыслов и духовных исканий привлекала к себе многих женщин. Глубокий след в жизни художника оставили его две спутницы жизни. Это бесконечно любимая мама – Галина Николаевна. В последние годы жизни она тяжело болела, не вставала с постели, и сын бережно ухаживал за ней. Она умерла у него на руках. Вторая жена художника – Ирина Сергеевна Дубровина, рано ушедшая из жизни от тяжелой болезни. После её смерти ещё долго рассказывали35 один эпизод из их совместной жизни. Ирина Сергеевна была тогда уже очень больна, и ей требовалось постоянное наблюдение. У Юрия Васильевича, который в это время ухаживал за женой, случился ин22

фаркт. Его положили в кардиологическое отделение местной городской больницы. Стояла поздняя холодная промозглая осень. Спустя всего несколько дней после начала лечения Юрий Васильевич стал умолять врача отпустить его домой, так как там осталась в одиночестве его больная беспомощная жена. Художника не отпустили. И тогда холодной глубокой ночью он ушёл из больницы домой… в одном белье. «Когда я постучался, и Ира открыла мне дверь, в её глазах были испуг и изумление», – вспоминал он. Третья жена – Ольга Васильевна Волкова, с которой художник прожил последние 10 лет жизни, стала хранительницей его наследия. Он не умел лгать, приспосабливаться, искусство не стало для него средством обогащения, но стало языком выражения его мыслей, чувств, нравственно-философских исканий. В его дневнике можно прочитать запись: «В жизни надо делать то, что улучшит твою жизнь и жизнь других, но не в сторону материальных благ, а сделает жизнь духовно богаче, красивее и уменьшит то количество зла и жестокости, которых в нашем ХХ веке слишком много». XV. Солнце снимет свой шлем, И слеза упадет меж его неподвижных ступней. И больше никто не услышит, как посох слепого поэта Касается каменных плит у опустевших дверей, — Посох, который ощупывал путь, всех нас ведя за собою… Жак Реда Юрий Васильевич Волков, несомненно, является одним из самых ярких явлений в жизни реалистического искусства ХХ века. Произведения живописи и графики, созданные им, опередили своё время. Тема войны, основная в его творчестве, помогла художнику дать ответ на вопросы, много столетий тревожащие сознание человечества. Какое


значение имеет смерть в человеческой жизни; равнозначны ли смерть праведника и смерть убийцы; что такое бессмертие, обретенное в смерти, и не является ли жизнь, лишенная любви и сочувствия к ближнему, истинной смертью. В своих картинах средствами живописи художник дает определение понятиям духовной и физической смерти; он отвечает на вопрос, что важнее в системе человеческих ценностей: раскаяние преступника или прощение его жертвой; он говорит о любви и воле Бога в жизни природы и человека. Обращаясь в своих полотнах к вечным проблемам человеческого бытия, Юрий Васильевич Волков достигает совершенства в их художественном решении. Мастер реалистического письма – он понятен человеку любой национальности и любого возраста. Его картины всегда будут волновать душу человека. В них живет правда, которая обращает зрителя к Богу, заставляет задуматься о смысле жизни, о высоком предназначении художника и его искусства. Размышления художника о современном реалистическом искусстве оставленные в его дневнике и отдельных записках, его исследования новых возможностей техники изобразительного искусства очень важны сегодня для развития школы реалистического направления. XVI. Или это пророчество синих дроздов – Все дальше уводит взгляд, За пределы какой-либо памяти, Навстречу грядущему чуду. Жан-Клод Ренар Умер Юрий Васильевич Волков 25 января 1991 г. Прощаясь с жизнью, он плакал… *** В память о художнике Евпаторийской детской художественной школе в 1999 году присвоено имя Юрия Васильевича Волкова36.

1970.

23


1 Волков Сергей Васильевич (1919-1996 гг.). Участник Великой Отечественной войны. Награжден орденами и медалями. Хирург. Позже хирург-изобретатель. 2 Волков Василий Иванович (1893-? гг.). Сын священника, репрессированного в сталинское время.

Окончил 3 курса университета Св. Владимира в Киеве. Был служащим. Родители художника развелись, когда он был подростком. 3 Как глубоко верующего мудрого человека характеризует Г.Н. Волкову письмо к подруге Н.Е. Ка-

тыль, написанное в 1944 г. «Что делать, когда нас оставляет здоровье, радость, привязанности, способность к труду, свежесть чувства, когда нам кажется, что солнце холодеет, а жизнь, как будто теряет свои прелести? Как быть, когда нет никакой надежды? Окаменеть?! Ответ один — исполнение христианского долга. Заглянешь в свою совесть и, если она спокойна, чувствуешь себя на своём месте и говоришь: «Будь, что будет». Не борьба за существование, а исполнение Закона Бога — есть сущность жизни. Если только стремиться к его исполнению, не чувствуешь смятение, а чувствуешь примирённость с жизнью при всех обстоятельствах. Исполнение этого Закона требует от нас усилий, и эти усилия вознаграждаются радостной жизнью. Это поняла моя душа в период тяжелейших испытаний и полного одиночества. И этим я хочу поделиться с Вами, дорогая Нина Евгеньевна. Будьте добры, не падайте духом и ищите в страданиях их значение для Вашего духовного роста». АСХ. 4 Письмо центрального дома художественного воспитания. 11.11.1937 г. ЕКМ. АСХ. 5 Письмо Волкова Ю.В. Волковой Г.Н. 1940 г. АСХ. 6 Письмо Волкова Ю.В. Волковой Г.Н. 27.04.1946 г. АСХ. 7 Письмо Кузьминой Л.П. Волковой Г.Н. 12.09.1944 г. АСХ. Автобиография художника. Личное дело. Стр. 4А. Военный билет НО № 0951224.

8 Газета была передана Волковым Ю.В. писателю Павленко П.А. После смерти писателя газета затерялась. В настоящее время ведется поиск. Копии наградных листов от 04.01.1944г., от 21.12.1945г. АСХ. 9 Удостоверение НКО СССР политотдела 2-го гвардейского механизированного Николаевского

корпуса. 05.02.1945 г. ЕКМ. Читая наградной лист от 21.12.1945 года, можно отметить, что в 1943 году художник получил первую премию за графический рисунок для фронтовой газеты. Позже, вероятно с февраля 1945 года, он стал художником клуба 2-й гвардейской механизированной Николаевско-Будапештской Краснознамённой ордена Суворова дивизии. 10 Письмо Волкова Ю.В. Волковой Г.Н. 04.12.1945 г. АСХ. 11 Письмо Волкова Ю.В. Волковой Г.Н. 11.04.1946 г. АСХ.

бесценная находка. Он подобрал все журналы и привёз в Евпаторию. Этот документальный материал Волков использовал при создании картин «Херсонесский тупик», «Расплата», графической композиции «Красная горка»… В настоящее время страницы этих журналов хранятся в ЕКМ и АСХ. 18 Кузнецов А., Панюшкин Н. Повесть о молодых подпольщиках. - Симферополь: Крым, 1964. Стр. 296. 19 Там же. Стр. 64. 20 Козлов И. В городе русской славы. - Симферополь: Крым, 1950. Стр. 226. 21 Там же. Стр. 170. 22 Там же. Стр 226. 23 Груббе В. По улицам Евпатории. - Симферополь: Таврия, 1987. Стр. 85-87. 24 Пейзажи: «Семья на берегу Черного моря»,»Радость жизни», «Отдых у моря»,

«У евпаторийского побережья».

25 Преображенская А. Новое слово о художнике Волкове. - Газета «Евпаторийская здравница»,

26.06.1977.

26 Киселевский Б. Горько от этого слова. - Газета «Евпаторийская здравница», 29.07.1977. 27 Воспоминания Волковой О. Этот рассказ я неоднократно слышала от секретаря Крымской

организации Союза художников СССР А.Г. Финкельштейн в 1978 году.

28 1. Личное дело художника листы, 6/2, 6/3 «О выдвижении Волкова на присуждение почетного

звания «Заслуженный деятель искусств УССР». Звание не было присуждено. 2. Решением общего собрания Крымской организации Союза художников СССР от 06.04.1988 г. Волков Ю.В. был выдвинут на присвоение почетного звания Заслуженный художник УССР. Звание не было присвоено. 29 Воспоминания Волковой О. Этот рассказ слышала от прихожан церкви Пророка Илии весной 1991 года. 30 Трудовое соглашение об оплате за работу в соборе Святителя Николая от 15.11.1966 г. ЕКМ. 31 Бахревский В. Мученик совершенства. - Журнал «Брега Тавриды», 1994, № 3. 32 Воспоминания Волковой О. Этот рассказ слышала от Волкова Ю.В. и Заслуженного художника

АР Крым Куриленко Г.Н. 33 Апарников Л. Картина Волкова в Москве. Сохранилась газета. 1960 г. Название и дата газеты

12 Мастерскую художник так и не успел достроить. См. В. Бахревский. Мученик совершенства.

не сохранились. АСХ.

13 Письмо Волкова Ю.В. Волковой Г.Н. 07.05.1945 г. АСХ. 14 Терентьев Л. Херсонесский тупик. - Газета «Трибуна». 2002, № 6.

низацию союза художников СССР. 05.08.1990 г. 3. Бахревский В. Мученик совершенства. - Журнал «Брега Тавриды», 1994. № 3.

Журнал «Брега Тавриды». 1994, № 3.

15 Павленко П.А. У картины Волкова. - Журнал «Крым». 1948, № 2 16 Бубенин С. Красная горка. – Евпатория, 2006.

17 Из воспоминаний Волковой О. «Ю.В. Волков неоднократно рассказывал, как однажды, после

боя, когда всё затихло, он пошёл выполнять зарисовки (см. примечание 9). Вскоре увидел лежащего на земле навзничь мертвого немецкого солдата, возле которого рассыпалась стопка разорванных журналов с немецкой и румынской документальной фотохроникой. Для художника это была

24

34 1. Запись в трудовой книжке от 10.1980 г. 2. Письмо Евпаторийского оргбюро в Крымскую орга-

35 Воспоминания Волковой О. Этот рассказ слышала от Волкова Ю.В., художницы Дерен Е.А. 36 Желая сохранить наследие художника для будущих поколений его жена Волкова О.В. безвоз-

мездно передала в краеведческий музей Евпатории 96 произведений мужа и реквизит времён Великой Отечественной войны. Позже она безвозмездно передала ещё 6 произведений в художественный музей Симферополя.


Семейное фото. 1939.

1939. 1931.

25


1939.

После художественного совета. 1974. Художники: А.Е. Шмаков, Ю.В. Белкин, Ю.В. Волков, Н.Я. Дудченко.

26

1946.


1950. 1979.

Ю.В. Волков с Чингизом. 1979.

27


Во дворе мастерской. 1982.

28


Нет у меня ничего своего кроме, может быть, этой тайны… Жан Оризе Так повелось с давних времен, что радость и боль, жизненные и профессиональные наблюдения, сокровенные переживания, тревожащие душу и разум, человек доверяет дневнику. Благодаря этому молчаливому хранителю размышлений и чувств лучших людей разных эпох сегодня мы узнаем о времени, нравах, о тайнах мастерства, о жизни общества и его духовном состоянии более полнокровную правду, чем из учебников истории. Дневниковые записи Юрий Васильевич Волков вел в течение всей жизни. Большая часть заметок художника была написана на разрозненных листках и лишь небольшая – в отдельной тетради. Иногда Юрий Васильевич отмечал сделанную запись датой, но, чаще всего – нет. Поэтому для восстановления дневника потребовалась долгая и кропотливая исследовательская работа. Сегодня впервые публикуется весь дневник художника. Читатель найдет здесь афоризмы, притчи, рассуждения о проблемах изобразительного искусства, о духовном мире человека, о состоянии общества, о значении и роли художника в формировании общественного сознания. Что же заставило художника обращаться к дневниковым записям? Произведения Юрия Васильевича Волкова опередили своё время, современники воспринимали их неоднозначно. Правда жизни, к которой стремился мастер в своих полотнах, была глубоко истинна и полнокровна, его нравственно-философские идеи взрывали устоявшиеся штампы социального мышления и были непонятны в социалистическом государстве, где в этот период времени велась активная атеистическая пропаганда и отсутствовала свобода творчества. Художник часто сталкивался с критическим отношением к своим работам.

Экспериментальная работа Юрия Васильевича по усовершенствованию техники изобразительного искусства воспринималась большинством из его ближайшего окружения как чудачество… В одиночестве художник мучительно искал ответы на вопросы: в чем смысл жизни, в чем предназначение творчества, какой должна быть школа реалистического искусства ХХ века. Его размышления и ответы оппонентам остались в строках дневника. Писать дневник побуждало и то, что в течение девятнадцати лет Юрий Васильевич Волков был председателем художественного совета Евпаторийских художественных мастерских. Ему приходилось оценивать работы, представленные на совет с точки зрения эстетики, нравственности, духовности и мастерства исполнения. Анализируя работы коллег, художник не был голословным, а часто брал в руки кисть, карандаш, стэк – любой инструмент и показывал, как можно исполнить работу на более высоком уровне. Всей своей жизнью подвижника, глубокими знаниями, мастерством, он доказывал, что у изобразительного искусства высокая духовная миссия. После художественных советов Юрий Васильевич приходил домой усталый, взволнованный, не спал ночами. А через какое-то время в дневнике появлялись новые записи. Так рождался этот дневник, выстраданный жизнью подвижника и воина; дневник, который сохранил новому поколению поиск духовных исканий Мастера, его творческие открытия, его любовь к жизни и к Богу.

29


1. 2. 3. 4. 5.

6. 7. 8. 9. 10. 11.

ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА ЖИЗНИ

К ИМПРЕССИОНИЗМУ

Не пересыпай. Спи 7-8 часов. Больше двигайся. Движение – жизнь. Не переедай. Ешь растительную пищу, не ешь трупы животных. Не кури, не пей спиртного часто и много. Имей ясную цель в жизни и любимую работу. В работе будь требователен, прежде всего, к себе. Не старайся получить за работу больше, чем она этого стоит. Не гневайся. Не поддавайся жизненной суете. Не трать трудом заработанные деньги на ненужные приобретения. Больше будь на природе, она источник радости. Если у тебя есть женщина, люби в ней не только тело, но и душу. Старайся во всём говорить правду, хотя это не всегда выгодно. Люби всех животных, в них куда меньше пороков, чем в иных людях. У животных нам, людям, многому надо учиться. Считай другом того, кто понимает твою цель жизни, твои поступки, разделяет твои мысли, поддерживает тебя в трудный час, но не того, кто в дружбе на первое место ставит материальную выгоду.

Краски сами не светятся. Передача художником света, воздуха условна, ограничена, и для успешного достижения этого оптического эффекта появился импрессионизм. Его сущность – передача световых и цветовых спектральных оптических явлений, которые воспринимает глаз в натуре от цвета, света, воздуха. Но успешно применять импрессионистическую технику могут те художники, которые постигли законы света, цвета, воздушной среды. Однако импрессионизм, как самоцель в живописи, пагубно влияет на рисунок, на форму, он её разрушает. У русских художников-передвижников искусство всегда было глубоко тематическим, форма всегда имела первостепенное значение. Поэтому, применение импрессионистических приёмов было в меру и не в ущерб форме и рисунку. Такую живопись передвижники называли пленэрной.

О ПЛАКАТЕ Плакат, несомненно, один из нужных видов самостоятельного искусства. Но плакатность в живописи и скульптуре стала теперь, как бы элементом «правды» о современной жизни и человеке. Это глубокое заблуждение, а проще сказать – ложное видение художником окружающей его жизни. Август 1977 г. Если в художественно-производственных мастерских не считают главным повседневное повышение мастерства, а заботятся только о финансовых оборотах, то можно смело сказать, что подобная система для истинного искусства порочна. Август 1977 г. 30

Июнь 1978 г. Грабитель считается нехорошим человеком. Его конечная цель – забрать не принадлежащее ему. А как относиться к людям, которые посредством разных хитростей достигают той же цели, что и грабитель, но при этом остаются не уличёнными, не предстают перед судом? Подобные дельцы сейчас не редкость в искусстве. 28 августа 1978 г. О СВОИХ ЗНАНИЯХ Знания мне стоили дорого – приобретал я их своим опытом, годами, а теперь раздаю в какие-то минуты и часы и поэтому хочу, чтобы мне хотя бы «спасибо» сказали. 20 февраля 1979 г. О МАТОВОЙ ЖИВОПИСИ Рембрандту было легче, он писал масляно-лаковыми красками, получая блестящую поверхность картины. Теперь надо оставить то же свя-


зующее красок, но получить матовую поверхность картины. Наконец я закончил свой многолетний труд о матовой живописи. 4 августа 1979 г. О ПОДРАЖАНИИ В МАСТЕРСТВЕ Я никогда не подражал в технике даже тем художникам, которые меня восхищали, да просто потому, что не знал, как это сделано. Я прилежно учился передавать природу у самой природы во всём её многообразии, и, если выходило похоже, как у какого-нибудь большого мастера, значит, я был на правильном пути, и это меня ободряло. 9 августа 1979 г. Не впасть в натурализм, не впасть в другую крайность, превратив натуру в безжизненную условную форму. Я работал над передачей натуры во всём многообразии её жизненных форм. 10 августа 1979 г. ФОТОГРАФИЯ И ХУДОЖНИК-ЖИВОПИСЕЦ С изобретением фотоаппарата появилась возможность фиксировать большой жизненный материал, знакомить с ним зрителя. Теперь можно запечатлеть жизнь во всех её проявлениях. Можно подняться над заснеженными неприступными скалами и опуститься на дно морское, запечатлев сказочную красоту неизвестного доселе мира, можно зафиксировать всё, что видит глаз и даже то, что он не улавливает. В связи с этим у художников наблюдается некоторая растерянность, пессимизм. Однако не стоит отчаиваться. Время диктует, чтобы не отстать от жизни, от эрудированного искушённого зрителя, художник должен пользоваться фотографией, как информацией, колоссальный поток которой расширит жизненный опыт художника. Но тут для него таится опасность: собирание бесконечного количества тем, поступающих с  конвейера информации, может задавить творческую инициативу.

Художник должен собирать только тот материал, который очень сильно волнует его, как человека, гражданина. Художник может писать так же с фотографии, как с натуры. Но изобразительное ремесло и знание должны быть на высоком уровне. Нужно кистью уметь лепить форму, объём, хорошо рисовать, знать законы света, цвета, воздушной среды и многое, многое другое. Фотоматериал плюс высокое мастерство дадут возможность более глубоко раскрыть тему, а это значит, что живописец-художник нужен в наш век, он скажет людям своё слово. 18 октября 1979 г. В наше время, так называемые деловые «художники и скульпторы» любят говорить: «Время – деньги». Но им и невдомек, что для истинного художника главное – не затраченное время, а возможность воплотить в произведении глубокие мысли и чувства, волнующие людей, а такой труд деньгами не измеришь. 24 февраля 1980 г. В настоящее время задачей первостепенной важности является нравственное духовное совершенствование человека. И немалая доля в решении её принадлежит искусству. Но только глубокое, правдивое отображение жизни в искусстве, воспитывает людей и очень важно, когда художник в совершенстве владеет техникой. 21 апреля 1980 г. О ПОТРЕБИТЕЛЬСТВЕ Есть две категории людей. Первая – их мало – это люди, которые очень много трудятся во имя общего блага. Созданные ими подлинные ценности, материальные и духовные, определяют их цель и смысл жизни. Вторая категория людей – их много – тоже трудятся, но в основном для достижения собственных материальных благ. Цель их жизни – использовать всё то, что создал гений первой категории людей: накопить ценности и пользоваться ими. 31


И чем изворотливей в приобретении этих ценностей человек из второй категории, тем он в нашем страшном мире признаётся более преуспевающим. 13 июня 1980 г.

деешь настоящим мастерством, твоё творчество ни от кого не будет зависеть. Всё, что будет сделано, найдёт своё место и оценку, потому, что оно будет настоящим искусством. 4 октября 1980 г.

О ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ

ОБ УЧЕНИКЕ

В общем-то, все люди не совершенны. Только одни не хотят этого за собой признать и не пытаются что-то в своей греховной сущности изменить. А другие – видят своё несовершенство, мучаются этим сознанием и только то и делают, что сдерживаются и борются со своими недостатками, пытаясь и надеясь сделаться совершенней. 31 июля 1980 г.

Рецепты, как овладеть мастерством, не даются. Но можно учить и направлять на правильный путь познания, где учащийся сам должен получить положительные результаты. Тогда это будет его, и будет цениться, и принесёт ему удовлетворение, радость, веру в себя.

Совершенствование мастерства возможно при глубоком изучении жизни. Художник должен быть постоянным учеником самой жизни, и как только он посчитал себя мастером и заключил, что учиться у жизни ему нечему, движение вперёд прекратилось, мастерству грозит упадок. Ещё более опасно высокое мнение о себе для молодого начинающего художника. 29 августа 1980 г. Двадцатый век – это век всё возрастающего зла. И говорить об этом с беспощадной правдой необходимо и языком изобразительного искусства.

10 октября 1980 г. О ЦЕЛИ ЖИЗНИ И ПРОФЕССИИ В жизни надо делать то, что улучшит твою и других жизнь не в сторону материальных благ, которых уже достаточно, а сделает жизнь духовно богаче, красивее и уменьшит то количество зла и жестокости, которых в нашем двадцатом веке слишком много. 1 ноября 1980 г. ОБ ОТНОШЕНИИ К ЖИВОТНЫМ

3 сентября 1980 г.

Подобрав голодную кошку или собаку, мы накормим её и уверены, что сделали добро. Но мало думаем о том, что мясо, которое мы ей дали, – есть вопиющее варварство и узаконенная несправедливость по отношению к другим животным, которых человек убивает.

СТАРАЯ ИСТИНА

2 ноября 1980 г.

Чтобы твоё творчество стало настоящим искусством независимо от того, большой у тебя талант или средний, не надо бороться за выгодные заказы. Надо только искренне любить до самозабвения своё дело, которое должно стать смыслом жизни. Но ради этого надо многим жертвовать, необходимо бескорыстно и много трудиться. И когда ты овла-

Массовое потребительство граничащее с обывательством – характерная черта нашего времени.

32

7 ноября 1980 г.


О ЖИВОПИСИ И ФОТОГРАФИИ В настоящее время фотография, кино и телевидение – мощные виды искусства, характеризующие жизнь. А ещё не так давно живопись отображала жизнь во всех её проявлениях. Живописью занимались люди в основном только по призванию. Они имели не только большой талант, но и в совершенстве владели мастерством. Сейчас же есть тенденция сделать живопись занятием массового развлечения, украшательства, наживы и политической пропаганды. 7 ноября 1980 г. О ТАКТИЧНОСТИ Нетактично умирающему человеку жаловаться, что у тебя что-то болит. Нетактично рассказывать о своей маленькой нужде собеседнику, у которого не только нужда, но большое горе. 7 ноября 1980 г. Зарабатывая на жизнь, художник-профессионал постоянно должен предъявлять к себе высокие требования, отчего совершенство его мастерства растёт. У нас же в художественно-производственных мастерских, где, в сущности, только и есть основной заработок, делают производственную работу на массово-потребительском уровне, что убивает талант художника. 25 ноября 1980 г.

Лень – это отсутствие воли заставить себя заняться неприятным, неинтересным делом. 4 декабря 1980 г. УЧИСЬ СТОЛЬКО, СКОЛЬКО ТРЕБУЕТ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ РАЗВИТИИ ТВОЯ ПРИРОДНАЯ ОДАРЁННОСТЬ Если ты в душе художник и по-настоящему любишь искусство, живую красоту, восхищаешься всем тем, что тебя окружает, что есть сама жизнь, и ты хочешь об этом сказать людям доходчивыми понятными средствами, учись столько, сколько требует для развития этого твоя природная одарённость. И если на это уйдут многие годы, считай, что они ушли не зря. Так как в настоящем реалистическом искусстве, как самом трудном, но самом нужном, лучше оставить после себя маленькую золотую крупицу настоящего искусства и мастерства, чем кучу художественного навоза, который оставляют недоучки, дилетанты и лженоваторы. Есть великие гении – редкий дар природы. Наследие их творчества – это целые золотые слитки и глыбы. Они быстро, смолоду, порой даже с детства становились великими мастерами. Когда они успевали учиться? Наверно они сами не смогли бы ответить на этот вопрос. 8 мая 1981 г.

ФАЛЬШИВОЕ МАСТЕРСТВО

КОГДА ХУДОЖНИК ВИДИТ ТЕМУ В САМОЙ ЖИЗНИ

Куда полезней для ученика показать в добросовестном старании своё неумение, чем это же неумение маскировать показным эффектом наглого фальшивого мастерства. 3 декабря 1980 г.

Когда художника волнует глубокая жизненная тема, и он увидел суть её в сопоставлении жизненных фактов, без всякой с его стороны надуманности, театральности, символики, аллегории или плакатности, тогда художнику требуется только реалистическое изображение. И я глубоко убеждён, что всякие искания стилей – это безразличие, равнодушие к жизни или неумение передать жизнь через глубину жизненного факта. Так как раскрытие темы через жизненный факт, я бы сказал через его документальность, правду, передача убедительного жизненного

О ЛЕНИ Лень – это нежелание, откладывание на потом занятия неинтересным делом и отсутствие воли побороть это нежелание. Или еще короче.

33


впечатления требуют от художника совершенного реалистического мастерства. Я не представляю панораму «Бородино» художника Рубо, выполненную в каком-нибудь другом стиле изображения, кроме реалистического. Не представляю в другом стиле картины Репина: «Запорожцы», «Бурлаки на Волге», «Крестный ход», картину Крамского «Неутешное горе», Архипова – «На плоту», Веласкеса – «Портрет римского папы Иннокентия Х», Пластова – «Фашист пролетел», «Смерть дерева». И так бесконечное количество произведений, созданных великими мастерами, которые изображали правду самой жизни, её противоречия, её смысл и красоту. 28 июня 1981 г. ЕЩЁ О ЖИВОТНЫХ И ЛЮДЯХ Почему крысу каждый человек готов убить, даже тот, кто от неё никогда не видел зла, а только потому, что она, крыса, хочет есть и потому грызёт. Но почему люди мирятся со злодеями, шкурниками, ворами, ловкачами, карьеристами, властолюбцами, стяжателями и так далее, которые причиняют вред и зло человеческому обществу в тысячи и миллионы раз больше, чем крысы. И если бы им в человеческом обществе была объявлена война, жизнь людей стала бы идеальной. Но, видимо, человечество и даже самая лучшая часть его никогда не объявит этим негодяям войну, так как каждый человек в самом себе несёт какую-то долю этих пороков. 7 августа 1981 г. О ПАЛИТРЕ ХУДОЖНИКА Взглянув на палитру работающего художника и увидев, как идёт смешивание красок, где и как они выдавливаются и сколько места отведено для смешивания, можно точно, безошибочно определить уровень грамотности и понимания художником живописи масляными красками. Палитра – это, как бы первый холст, где художник прово34

дит первый, очень важный, требующий большого внимания процесс работы. Это смешивание и заготовка нужных переходных тонов для перенесения их на холст, где художник из них лепит форму, уже не думая о смесях. Размер палитры и её площадь должны отвечать количеству заготовленных смешанных тонов и масштабу самой работы. При такой профессиональной системе работы масляными красками художник пишет быстро с изображением множества тончайших живописных нюансов, которые он может легко определить и системно накладывать на изображаемую форму, и которые вдобавок ещё смешиваются на холсте, наслаиваются один на другой и так далее. Главное то, что тут не расходуется излишнее внимание и напряжение на бесконечную заготовку и искание цвета для каждого отдельного мазка, создающего живописную форму. В технике акварели без заготовки тонов работа немыслима, как и в декоративных крупных росписях, где краски заготавливаются в банках (их называют колера), а вот в станковой живописи, работе с натуры над портретом, пейзажем или картиной это стало необязательно. Это, прежде всего, говорит о техническом упадке, отсутствии элементарного мастерства и правил работы масляными красками. 22 сентября 1981 г. О ВИДЕНИИ ЖИЗНИ Сейчас в наш век, многие художники стремятся найти, так сказать, своё «видение натуры» упрощая, стилизуя, декорируя, деформируя окружающий изображаемый мир. Я же люблю всё, что меня окружает, таким, какое оно есть и поэтому стремлюсь изобразить его таким во всём многообразии и неповторимости. Вот уже много лет пытаюсь передать жизнь с предельной технической выразительностью и мастерством, конечно, насколько позволяет моя изобретательность, способности и чувство художника. 21 декабря 1981 г. (закончил море)


Страсть к искусству и творчеству несовместима со страстью к наживе и деньгам. 15 февраля 1982 г. Будем учиться делать не красивые пейзажи или рисунки-картинки, а ставить перед собой задачи чисто практического значения в освоении живописи, как науки, чтобы уметь передавать свет, воздух, цвет, объём и многое другое, что заключается в умении рисовать и писать красками. Только освоив всё это, можно думать о каком-то своём стиле или своём видении натуры. Только тогда это будет убедительно и сможет дойти до зрителя то, что хотел выразить и сказать автор языком искусства живописи. Апрель 1982 г. В наше время искусству живописи тяжело, как никогда. Многие художники занимаются только тем, что разваливают реалистическое искусство своими видениями, течениями. И как трудно сейчас не утратить умение и мастерство старых мастеров, а ещё труднее сделать хотя бы маленький, настоящий шаг вперёд в усовершенствовании техники реалистического мастерства живописи. 20 апреля 1982 г. Как ни печально, но большинство после пятидесяти лет заботятся о сытом желудке больше, чем о душе. 22 сентября 1982 г. Свинья на откорме рада даваемому ей корму, но она не предполагает, что чем больше она его съест, тем быстрей приблизит свою смерть. Так и художник-живописец, который незаслуженно получает деньги и похвалы за свои несовершенные работы, приближает свой талант к гибели, не развивает его. Ибо талант может развиваться только при самокритичном отношении к сделанному, неудовлетворении собой, при

повседневном упорном труде над совершенствованием средств выражении, при сравнении своего умения с самыми высокими образцами настоящего искусства наших предшественников и с самой жизнью, её правдой. 22 сентября 1982 г. Жизнь человека очень коротка, а мир – огромен, беспределен, разнообразен, противоречив, прекрасен, жесток, сложен, и познать, разобраться в нём, его увидеть людям помогают писатели, художники, артисты и все те, кто связан с творчеством в разнообразных областях искусства. И если в своих произведениях эти люди искажают жизнь, говорят о ней неправду, то они обедняют человека умственно, духовно и эстетически. Настоящая живопись не может подделываться под моду, стиль… так как она изображает саму жизнь, правду жизни через реалистическое восприятие этой жизни художником. 13 мая 1984 г. К ЖИВОПИСИ Блеск поверхности красочного слоя и бороздки от кисти – враги живописи. Они убивают тонкие световые и цветовые отношения. Сильное разжижение краски – враг техники. Не соединишь мягко тон в тон, не наслоишь краску одну на другую, не создашь нужную фактуру. Вывод. Надо вязкое, густое связующее. Необходимы ровная поверхность в мазке красочного слоя без бороздок от волосков кисти. О ТЕХНИКЕ ЖИВОПИСИ Всякий виртуозный технический приём может быть превращён в руках невежды, дельца или малоодарённого художника в одно грубое ремесло, не имеющее в себе и капли искусства.

35


ЕЩЁ О ТЕХНИКЕ ЖИВОПИСИ И МАСТЕРСТВЕ Если фокусник-профессионал показывает сложный фокус, но все в зале знают его секрет, работа фокусника не вызовет восторга. Это относится и к художнику, если все знают его технический секрет мастерства, – это обесценивает произведение, делает обыденным. СУДИ О ЖИВОПИСИ ТАК Этот кусок живописи мне нравится не потому, что в нём есть какофония цвета приятная моему глазу и моим вкусам, а потому, что эта утрированная красочность усиливает световые, цветовые или воздушные эффекты живой натуры. О РЕАЛИЗМЕ В ИСКУССТВЕ Почему я работаю в стиле реализм? Да потому, что реализм есть изображение самой жизни, а произведения великих мастеров-реалистов действуют на меня так убедительно и сильно, как сама жизнь. К РИСУНКУ Если рисовальщик применяет резинку, чтобы стереть только ошибки, – это одно. Но, если рисунок выполняется посредством стирания из расчёта, чтобы получить объём и светотень, то это – совсем другое. Резинка тут уже инструмент и должна быть совершенна и многообразна по форме и по своим качествам. В ИСКУССТВЕ НЕЛЬЗЯ БЫТЬ ТИХЕНЬКИМ Сейчас, если ты стоишь за правду и настоящее искусство, ты против наглости, хамства и ловкачества, нельзя быть тихеньким. Испачкал бумажки или холстик и уже на выставку. И невдомёк, что выставка – это разговор со зрителем о большом, серьёзном, и разговор этот должен быть понятен и доходчив. 36

Иногда слышишь, как автор говорит о своей картине: «Подумаешь! Что я на века делаю?» Но надо знать, сейчас сделано столько посредственного, что ещё одной плохой картины, даже на один день, не нужно. Если художник выражает нужную тему изобразительным языком понятным только ему одному, то он подобен «писателю», который хочет поделиться мыслью, но не умеет эту мысль изложить в понятной литературной форме. Возникает вопрос, зачем такой писатель нужен? В ЗАЩИТУ ЦЕМЕНТА И ГИПСА Цемент и гипс – это материалы, которые встречаются на каждом шагу, и люди перестали ценить и замечать их возможности. Эти материалы в скульптуре подобны углю в графике, которого тоже везде много, но в умелых руках художника при умелом использовании его свойств можно создать графический шедевр. О ДЕТАЛИ В ПЕРЕДАЧЕ ФОРМЫ Любые формы разных материалов состоят из деталей, которые характеризуют материалы. Будь-то камень, песок, древесная кора, вода, облака или солнечный блик на воде, это бесконечное многообразие фактур живого мира. Деталь необходима при передаче разницы характерных фактур материалов. К тому же она и живописна, красива, она делает картину живой. Но, к сожалению, в современной плоскостно-декоративной живописи деталь почти исключена. Всё многообразие фактур природы сводится к фактурным мазкам по зернистому холсту или ко вторым пропискам по фактурным однообразным мазкам подмалёвка. Но самое отрицательное в технологии живописного мастерства, когда нет мастерства, а есть одна дилетантская усидчивость, когда деталь выписана как будто очень усидчивым художником маленькой, да ещё остренькой кистью. От чего деталь всегда выглядит не вписанной, дробящей основную форму, придает форме не свежесть, а замученность.


Фактура, деталь должны получаться как бы сами собой, механически во время письма. Многообразие фактур зависит от подвижности краски, от формы и свойств кисти и других инструментов, от разной густоты и толщины красочного слоя, вплоть до его полной просушки и обработки по сухому. Это результат большой наблюдательности, практики и изобретательности. Слово живопись сейчас на деле должно выражать глубокий смысл. Нужно писать живое, а не всё то, что преобразовано человеком, то есть искалечено, изуродовано и является диссонансом живой красоте природы. Человек при жизни находится, как бы между двумя бесконечностями времени. Одна та, что была до его появления, а другая та, которая будет после его смерти. Обе эти бесконечности человек всегда пытается понять. Реалистическое искусство переживает явный упадок, его разлагают разными видениями, течениями, условностями. Словоблуды разных мастей способствуют этому. Во имя сохранения реализма в живописи и графике сейчас необходимо противопоставление их фотографии, но не только в документальной точности передачи натуры, а в лёгкости, виртуозности исполнения одновременно с нужной обобщённостью и деталировкой. Мир прекрасен, как в общем, так и в детали. Сейчас художник будет интересен, если будет казаться, что он с лёгкостью может сделать то, что для фотографии представляется невозможным. Это техника не лёгкая, вся строится на приёмах и фактурах, знании законов света, цвета – оптического смешения тонов. В жизни всё меняется, и в искусстве изменение должно происходить только в целях совершенства высшего мастерства, а не в сторону упадка профессионализма, отсутствия мастерства. Когда машины полностью вытеснят ручной производительный труд человека и останется людям только управлять машинами, огромные

массы людей не будут видеть в труде творческого стимула. Увеличится число людей паразитов-потребителей. Надо в жизни быть богатым тем, что не надо прятать за замком, и тем, что имеет большую ценность, чем имущество и деньги. При любой власти создаются произведения искусства, восхваляющие эту власть, но имеют подлинную ценность и не теряют своего значения в дальнейшем только те произведения, которые говорят правду об этой власти. В каждом человеке природа заложила как бы два противоположных начала, которые борются между собой: звериное и человеческое. Но нередко звериного в человеке больше и оно сильней, чем голос духа, разума, и тогда дух отсутствует, а разум подчиняется и работает на зверя-человека. И что характерно, разум зверя-человека более энергичен, ибо инстинкты животных сильны, неутомимы, беспокойны. Умный зверь опасен. И кто может сказать, насколько опасен человеко-зверь?! У одного хозяина во дворе развелись в огромном количестве кошки и собаки. Выбиваясь из сил, он кормил их и строил будки для жилья. Но они всё время дрались. Стоял неимоверный писк и рёв. Везде были нечистоты и вонь. Хозяин видел всю беду не в том, что животных развелось много, и они не вмещаются уже во дворе, а в том, что кошка и собака не живут в мире, и, если бы они не дрались, всё было бы прекрасно. Не похож ли этот маленький вымысел на жизнь современных людей на земле? ОБ ИСКУССТВЕ Сейчас могут успешно работать в области изобразительного искусства люди, не имеющие таланта, даже призвания, нужно лишь изобретать и производить бесконечное количество продукции оригинальной в своей антихудожественности, в связи с этим и появилось такое количество «талантов»- сорняков, претендующих на место в настоящем искусстве. 37


ОБ ИСКУССТВЕ Кино – мощный вид изобразительного искусства, отнявший у живописи её тело, венец славы, божественное чародейство, но в то же время бессильный уничтожить её живую душу, несущую людям мысль, чувства, красоту. И глубоко заблуждается тот, кто внешне меняет облик живописи, стараясь этим спасти её от гибели, и не замечает её многогранной живой души, которая должна сейчас проявиться в полной жизненной силе. Взгляд оптимиста, так же как и взгляд пессимиста, даёт неправильную оценку жизни нашего века. Нужен пристальный беспристрастный взгляд. Что бы страшное ни случилось на земле по воле людей, жизнь никогда не прекратится. Она будет только изуродована. Люди обезображивают землю так же, как обезображивает вирус красивый плод.

движений, над тонкостью колорита. Воспеваем живую красоту природы, так действующую на человеческие чувства. Показываем жизнь с тех сторон, которые многие не замечают, и многое, многое другое. — Чепуха, – отвечает вошедший. — Позвольте, кто вы такой? – пытаются возразить маэстро. — Я – молодое новое поколение. Я этого всего не чувствую. А потому оно мне не нужно. — Так что же нам прикажете делать? — Учиться работать. Я для этого и принёс банку с краской, кисть, молоток и лом. В искусстве уродливом, не настоящем, где художнику не нужно иметь мастерства, накопленного веками, нет учителей и нет авторитетов, каждый тешит себя сознанием своего величия, а отсюда заносчивость, наглость, дерзкие бездумные заключения о настоящем большом искусстве, о его мастерах. КАКИХ ЛЮДЕЙ ПОМНЯТ?

Всё в природе подчинено одному закону: сильный пожирает слабого. Человек с этой точки зрения явление самое страшное, так как в достижении своих жизненных сибаритских целей он не только подчинил всё живое, но многое совсем уничтожил, как среди фауны, так и флоры. Он жестоко угнетает, и даже уничтожает, миллионы подобных себе. Тут в ход идут не когти и зубы, а достижения человеческого разума. Представим, что в храм искусства, где трудились веками и трудятся накопившие опыт мастерства художники и скульпторы, входит здоровенный детина с молотком, ломом, банкой краски и кистью и жизнерадостным громким голосом спрашивает: — Что вы тут делаете? — Мы создаём произведения, – отвечают маэстро, – работаем над передачей тонкости психологии человека, его душевных переживаний, изображением красоты молодого человеческого тела, его линий, гармонии 38

В деревне живут два человека. Один деловой хозяин, как считают люди. Он разводит в хозяйстве свиней, гусей, уток, кур, кроликов. Всё это живое он убивает, делает колбасы, продает, сам ест много и живёт в достатке. А другой человек тоже много трудится, он выращивает новый сорт пшеницы, но в селе над ним подсмеиваются, и его труд серьёзным не считают. В доме у него бедность, недостаток, но он не прекращает своего дела. Оба эти человека умирают. Случилась засуха, но люди не голодали, используя новый сорт пшеницы, и добрым словом поминая человека. Если хочешь сделать людей лучше, сделай лучше себя. Личная ответственность – это твоя совесть по отношению ко всему, чем ты пользуешься.


Всякое знание даёт понять величину незнания.

Если ты пожалел кусок хлеба голодной собаке, ты также его пожалеешь и голодному человеку.

Иные люди незаслуженно хвалят, они же первые и обругают. ГЛАЗАМИ ХУДОЖНИКА Природа щедра. Она наделила стольких женщин неотразимой красотой, что каждой из них хочется сказать, что она самая прекрасная в мире. Материалист острей чувствует свою старость и умирание. Мысли в нас, точно облака в небе, то светлые, лёгкие, плывущие в голубом безбрежном просторе, то тяжёлые и тёмные, закрывающие весь горизонт. Мало таланта, мало даже фантазии: нужен ум – источник идей и предвидения, нужна сильная личность, которая, опираясь на себя могла бы властно приковать взоры всех. Вот что нужно, чтобы иметь право называться художником. Настоящий художник должен изображать то, ради чего люди живут, к чему они стремятся, что составляет радость и цель их жизни. Он должен изображать и то, из-за чего они страдают, то есть плохое и гадкое, чтобы это плохое можно было увидеть и сделать жизнь человека красивей и чище. В НАШЕ ВРЕМЯ Чтобы быть живописцем-реалистом, нужно не только отлично владеть мастерством, но и уметь создавать произведения в неблагоприятных для искусства условиях. Рождение и смерть – это как бы круг. Человек пришёл из вечности и уйдёт в вечность.

По сравнению с окружающей нас вселенной жизнь комара и жизнь человека равнозначны. Если тебе почему-то тяжело, то посмотри в глубину неба, и твоё горе покажется тебе слишком ничтожно. Когда молодость уходит, прелесть молодости в других особенно ощутима. Быть чутким к другому человеку – значит, себя видеть в других. О ЖИВОТНЫХ Если бы животные умели говорить и рассуждать, как человек, они назвали бы людей самыми коварными и опасными хищниками и объявили бы им войну. Истинно достойны уважения те люди, которые видели мало радости в жизни, но в их душах нет злобы и зависти к счастливым. Не верь слепо в одну голую идею, а верь в хорошего человека, от которого она исходит и который претворяет её в жизнь. Почему происходит обезличивание настоящего искусства и откровенное оболванивание зрителя? Почему никто не возмутится? До каких пределов дойдёт эта наглая ложь? Люди прекрасно знают, каких высот достигло искусство живописи и  чего это стоило. Знают, что таланты рождаются редко. Они также знают, что одного таланта мало. Сколько труда, упорства, духовных и физических сил надо отдать настоящему художнику! Какого высоко39


го мастерства надо достичь, а оно приобретается годами, а нередко трудом всей жизни, только для того, чтобы убедительно сказать правду простым понятным языком искусства. И неужели, это теперь никому не нужно и в этом нет потребности? Что происходит с людьми? Этот вопрос, наконец, надо задать зрителю. Ведь искусство не для тех, кто его создаёт. А для тех людей, кто хочет приобрести настоящие духовные ценности, а не фальшивые. Почему подобное творится только в изобразительном искусстве? Почему какая-то бездарная мазня, не достойная, даже детского уровня изображения, может сейчас печататься и соперничать с работами настоящих мастеров? Эта мазня, в которой отсутствует и доля какого-то искусства, так же серьезно разбирается, обсуждается и признается новым шагом в искусстве. Почему происходит обезличивание настоящего искусства и откровенное оболванивание зрителя? Почему никто не возмутится? До каких пределов дойдет эта наглая ложь?

Старик. 1960. к., м.

40


РЕПРОДУКЦИИ


42


стр. 42. Не уйти. Эскиз. 1947. х., м. 75х100 стр. 43. Не уйти. 1947. х., м. 75х100

Не уйти. Фрагмент. 1947. х., м. 75х100

Подвиг пяти черноморцев. Эскиз. 1947.

Подвиг пяти черноморцев. Эскиз. 1947.

стр. 46. Подвиг пяти черноморцев. 1948. х., м. 200х300 стр. 47. Подвиг пяти черноморцев. 1948. х., м. 200х300. фрагмент

45


Дети наши. 1950-1960. б., кар. граф. 20х27

На Приморском бульваре. Иллюстрация. 1950. бум., акв.

11 дзот. 1954. х., м. 135х200

48


Красная горка. 1950-1960. б., кар. граф. 38,3х43

49


Фронтовой друг. 1944. б., кар. граф. 30х21 Фронтовой друг. 1944. б., кар. граф. 30х21 От смерти. Эскиз. 1950-1960. б., ретушь. 14,5х20 Листовка. Эскиз. 1980. б., ретушь, уголь. 29х20

Эксперимент. 1950-1960. б., акв.

50


51


Голова солдата. 1960-1980

стр. 53. Картина не сохранилась. 1945.

52


53


Скрипач. 1980. б., тушь, ретушь. 18,5х9 Маргарита Александровна. Иллюстрация. 1964. б., акв.

Эксперимент. 1964. к., м.

54


55


Картина не сохранилась. 1945.

Голова красноармейца. 1960-1980. к., м. м.ж. 15х13

56


Картина не сохранилась. 1945.

Пленный. 1980. б., ретушь. 25х12

Картина не сохранилась. 1945.

57


Иллюстрация. 1949. б., акв.

Бегущий солдат. 1950. к., м. 32х22,5

Убитый (этюд с манекена). 1950. к., м. 31х41,5

58


Раненый. 1950. к., м. 34,5х44

Бегущий солдат. 1950. к., м. 32х22,5

59


Этюд фигуры. 1956. к., м. 27х36

Голова немецкого офицера. 1950. к., м. 21,5х17

Херсонесский тупик. 1951. х., м. 161х251 стр. 62, 63. Херсонесский тупик. 1951. х., м. 161х251 (фрагмент)

60


63


Мужчина, сидящий в море. 1956. к., м. 22х29 Работа над картиной «Расплата». 1956-1957. Фрагмент картона к картине «Расплата». 1956-1957. к., уголь. Не сохранился.

64


65


Фрагмент.

«Расплата». 1956-1957. х., м. 61х200


Солдат. 1958-1959. х., м. 55,5х40,3 Не забудем (Один из многих). Эскиз. 1958-1959. х., м. 45,5х77 Не забудем (Один из многих). Эскиз. 1958-1959. х., м. 45,5х77

Не забудем (Один из многих). 1-ый вариант. 1958-1959. х., м. 45,5х77

Бескозырка. 1958-1959. к., м. 18,5х30

Убитый матрос. 1958-1959. к., м. 23х33

68


69


Не забудем (Один из многих). 1960. х., м. 123х200. Местонахождение не известно.

70


Во имя нации. Эскиз. 1950-1960. б., кар. граф. 32х23

Красная горка. Эскиз. 1950-1960. б., тушь. 19,6х28,5

Поединок. Эскиз. 1950-1960. б., уголь, ретушь. 15х27

71


72


Гибель Грозного. Эскиз. 1960. б., акв. тушь. 13,8х22,2

В лодке. Эскиз к картине «Керченский десант». 1960-1970. к., м. 39х47

Горящий город. 1960-1970 к., м. 34х44,5

Этюд. 1960-1970. к., м. Этюд. 1960-1970. к., м.

73


Берлин 1945. Эскиз. 1950-1960. б., тушь. 15х17,5

Берлин 1945. 1950-1960. б., ретушь. 23х26,5

74


Враги. Эскиз. 1950-1960. б., уголь, ретушь. 21х32

Голова солдата. Этюд. 1950-1960. х., м. 38,5х30

Беженцы. Эскиз. 1950-1960. б., уголь, ретушь. 12х20,8

75


Это вели пленных советских воинов. Эскиз. 1964. б., акв., ретушь. 12х18,2

Мелодии Дахау. 1980. б., тушь, ретушь. 23,5х11

76


Партизанка (Когда умирают молодыми). Эскиз. 1950-1970. б., кар., пастель. 33х20

Он должен говорить. 1950-1960. б., тушь. 5,5х11,2

77


Убитый. 1960. б., акв. ретушь. 36х28

стр. 79 Красные каски. 1960-1962. х., м. 118х200

Испуганная лошадь. 1960. б., акв. ретушь. 29х39

78


79


Красные каски. 1960-1962. х., м. 118х200 Фрагменты.

80


82


На родной улице. Эскиз. 1950-1960. б., акв. 13,6х21

Прикрываясь мирным населением. Подготовительный рисунок к эскизу картины «На родной улице». 1950-1960. б., кар. граф. 20х32

Голова немецкого солдата. 1950. к., м. 8,5х12

Подготовительный рисунок к эскизу картины «На родной улице». 1950-1960. б., кар. граф. 20х32

83


Рыжеволосая. Этюд. 1960. к., м. 32х25,5

Пальчики. Этюд 1960. к., м. 12х22

На курорт. 1960. к., м. 59х35

84


Смеющийся мужчина. 1960. б., темпера. 13,7х11,3

Женский портрет. 1950. х., м. 43,5х36,5

85


86


Кризис прошёл. Эскиз. 1953. б., кар. граф. 17х12

стр. 86 Горячая пора. 1950. х., м. 125х160

В палате. 1953. б., кар. граф. 18х22

87


Кира в жёлтом. Этюд. 1953. х., м. 28х36,5 Рука. Этюд. 1953. х., м. 19,5х28,5

Голова медсестры. Этюд. 1953. х., м. 17,5х12,5

88


Манекен. Этюд. 1953. к., м. 27х43

Медсестра со спины. Этюд. 1953. к., м. 56,7х39,5

89


Манекен. Этюд. 1953. к., м. 27х43 Голова медсестры. Этюд к картине «Первый шаг». 1954. к., м. 26х20 Этюд няни в белом халате к картине «Первый шаг». 1954. к., м. 40х30 Кира. Этюд. 1953. к., м. 31х22,5

Кризис прошёл. Эскиз. 1953. к., м. 46х59

90


91


92


Кризис прошёл. 1954. х., м. 115х162

Соскучилась. Эскиз. 1960-1970. б., уголь. 20,5х30

Барыня. Эскиз. 1950-1960. б., тушь. 12х16,2

93


94


Дети и море. 1958. х., м. 178х314

Серый день. Море. 1960-1970. к., м. 13х18

Всё золотое от заходящего солнца. 1960-1970. к., м. 14х11

95


Отдых у моря. 1965. х., м. 110х110

У евпаторийского побережья. 1965. х., м. 110х110

Семья на берегу Чёрного моря. 1965. х., м. 110х110

96

Радость жизни. 1965. х., м. 110х110


Облака. 1978. к., м. м., ж. скобление. 21х17,7

Облако над степью. 1970-1980. к., м. м., ж. 24х18

Вечерние огни. Море. 1970-1980. к., м. м. ж. 10х27

97


Степь. 1952. х., м. 100х350 Морская пена. Лодка. 1950-1960. б., акв. 12х26 Заходящее солнце. Облака. 1960-1979. к., м. м. ж. 12х16,5 После шторма. Этюд. 1960-1970. к., м. 12,7х20,7 Ветренно. 1960-1970. к., м. 21х11,4

98


99


Море. Пена. 1989. б., пастель, растушёвка. 30х26,5 Утро в горах. 1980. к., м. м., ж. 37,7х24,8

100


Море. Облака. Этюд. 1960-1970. к., м. м., ж. 22,2х16

Эксперимент. Облака. 1970. к., м. Рождение Кара-Дага. Эскиз. 1988. б., пастель. 14,5х19,5

101


Розовые облака над крышами. 1970. к., м. 16х11

Море. Вечер. 1960-1970. к., м. 10,5х17,5

Евпатория. Набережная. 1950-1960. б., м. 29х42,5

Пена у скал. 1986. б., пастель. 17х25,7

102


103


Картон. Приезд русского посла А. Ладыженского в Бахчисарай. 1964-1966. б., тонир. уголь, ретушь. 59х103

104


Африканская женщина с ребёнком. Набросок. 1960-1970. б., перо, тушь. 33х23

Продажа невольников в Евпатории. Эскиз. 1960-1970. б., уголь, ретушь. 16,5х19,5

105


Пурга. 1970-1980. б., акв. 13,7х18,4

Зима. Одинокое деревцо. 1970-1980. б., акв. 16х12,5

Зима. Лошадка. к., м. 13,5х16,5

106


Тающий снег. 1970-1980. б., уголь. 31х18,5

Светлые веточки. 1960-1970. б., тушь, кар., шлипер. 15,5х19

107


Эксперимент. Снег.

Летящий снег. 1970-1980. б., акв. 16х16,7

108


Последние листья. Летящий снежок. б. акв. 15х31,5

109


Крестьянин. Мелкий летящий снег. 1970-1980. б., тушь, палочка. 24х17

Летящий снежок. 1970-1980. б., акв. 11,6х20,5

110


Два крестьянина. 1960-1970. б., тушь. перо, палочка. 18х11,5

Узники. Эскиз. 1980. б., акв., тушь. 15,5х15 У воронки. Пить. 1970. б., тушь, перо, кисть. 12х21

111


Лошадка. 1960-1970. б., тушь, палочка. 20х18

Монголо-татарин. б., тушь, кисть, перо. 27,5х21

112


Море и камни. 1960-1970. б., тушь. палочка, кисть. 11,5х15,5

Девочка и монголо-татарин. б., тушь, кисть. 16,5х24,5

Старик и море. 1960-1970. б., тушь, перо, кисть. 12х10,2

113


Казак. б., тушь, кисть, перо. 32х17 В плен. б., тушь, палочка, кисть. 8х9,5

Лошадка. 1960-1970. б., тушь, палочка. 10,5х13

Голова лошади. 1960-1970. б., тушь. перо. 15х14,2

В. бою. б., тушь. кисть. 13х9


Любопытный. 1960-1970. б., тушь, перо, кисть. 15,6х8

Мужчина в полосатой одежде. 1960-1970. б., тушь, кисть, лопатка. 20,4х13,5

116


Казак с саблей. 1960-1970. б., тушь, кисть. 25х29

Бегущая лошадь. 1960-1970. б., тушь. палочка, кисть. 14х27

Молодая женщина. 1960-1970. б., тушь. перо, кисть. 20х7

117


Цветущее дерево. 1960-1970. б., тушь. перо, кисть. 17,5х14

Старик. 1960-1970. б., тушь, перо, кисть. 22х10 Надменный. 1960-1970. б., тушь. 24,5х15,6

118

Мужская фигура. 1960-1970. б., тушь, перо. 19х12


119


Море. Шторм. 1990-1991. б., тушь, перо, растр, проскребка. 27х42

120


Море. 1991. б., тушь, перо, растр, проскребка. 21х31

Море. 1991. б., тушь, перо, растр, проскребка. 19,5х29

Волна. 1991. б., тушь, перо, растр, проскребка. 15х27


Белая ночь. 1960-1970. к., м. 22х12,4

Утро. 1960-1970. к., м. 16,8х8,7

Звёздная ночь. 1960-1970. к., м. 11,5х9

Ночь. 1960-1970. б., темпера. 20х13,6

Лунная ночь. В дозоре. 1960-1970. б., м. 17,5х19

123


Море. Прозрачное дно. 1960-1985. к., м. 18,5х22 Солнечные блики. 1960-1985. к., м. м. ж. 16х31,6


Волна. 1960-1985. к., м. 14,5х24

Море. Рябь. 1960-1985. к., м. 22х37,7

125


Море. Прозрачное дно. 1960-1985. к., м. 18,5х22 Море. Прозрачное дно. 1960-1985. к., м. м. ж. 18х28

Море. Прозрачное дно. Камешки. 1960-1985. к., м. м. ж. 9х21

126


Море. Прозрачное дно. 1960-1985. к., м. 18х28 Море. Прозрачное дно. 1960-1985. к., м. 18х28


Первые листочки. 1960-1970. к., м. 12х10 Маки. 1960-1970. к., м. м.,ж. 36,5х27

В степи. 1970-1980. к., м. м.,ж. 25х23

128


Сухие травы. 1960-1970. б., м. м.,ж. 20,5х29

129


Головка. Ветер. 1979. б., уголь. 20,5х17


Шторм. 1989. б., уголь, растушёвка. 24,5х37 Морская пена в солнечных зайчиках. 1989. б., уголь, растушёвка. 25х23,5 Буря. Этюд. 1986-1988. б., прес. уголь, растушёвка. 24,5х37

131


132


Море. 1989. б., темпера. 12х37

Шторм. 1987. б., уголь, растушёвка. 12х18

Голова старухи. 1984. б., уголь, растушёвка. 22х12

Камни. 1982. б., уголь, растушёвка, ретушь. 15х12

133


Буря. 1986-1988. б., прес. уголь, растушёвка. 24,5х37

Мужская голова. 1981. б., уголь, растушёвка. 18х11,5 Буря. 1989. б., уголь, растушёвка. 27х24,5

Половодье. 1979. б., уголь. 30х41


Ураган. Пена возле камней. 1987. б., прес. уголь, растушёвка. 37х24,5 Голова старухи. 1980. б., уголь, растушёвка. 29х21

135


Распятый Христос. Фрагмент. 1963-1966. х., м.

Пророк Илья. Эскиз. б. кар. граф. 24х19 Пророк Илья. Эскиз. б. кар. граф. 19,5х15,5


Распятый Христос. 1963-1966. б., кар. граф. 49,5х33


Св. Григорий Богослов. Подготовительный рисунок. 1963-1964. б., кар. 28,5х21

Св. Василий Великий. Подготовительный рисунок. 1963-1964. б., кар. 28х19

Св. Иоанн Златоуст. Подготовительный рисунок. 1963-1964. б., кар. 27,5х19

Св. Григорий Богослов. 1963-1964. энкаустика. Св. Василий Великий. 1963-1964. энкаустика. Св. Иоанн Златоуст. 1963-1964. энкаустика.

138


139


Голова одинокого старика. Набросок к эскизу «В чём счастье?» 1960-1970. б., уголь. 14,5х10 В чём счастье? Эскиз. 1960-1970. б., уголь. 26х15

140


Молодёжь. 1950-1970. б., кар. 20,5х28

Супруги. Эскиз. 1960-1970. Эскиз. б., ретушь. 14х20,5

Освобождение. 1980. б., тушь. 11х33

141


142


Море. Летний дождь. 1960. к., м. 11х10 Чайки над морем. 1952. х., м. 100х250

143


Старый конюх. 1960. б., гуашь. 22х25

Земля. 1970. к., м. 22х33

144

Смеющаяся девочка. 1947-1948. к., м. 10х10


КАТАЛОГ ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ акв. б. граф. к. кар. м. уг. м.ж. ЕКМ СХМ СХМ им. М.П. Крошицкого СМЧФ с.с. АСХ

акварель бумага графитный картон карандаш масло уголь матовая живопись Евпаторийский краеведческий музей Симферопольский художественный музей Севастопольский художественный музей им. М.П. Крошицкого Севастопольский музей Черноморского флота собственность семьи Архив семьи художника

Жеребёнок. 1938. б., кар. граф. 19х27 ЕКМ *** На этюдах. 1938. к., м. 13,5х18 с.с. *** Фронтовой друг. 1944. б., кар. граф. 21х30 с.с *** Фронтовой друг. 1944. б., кар. граф. 21х30 с.с *** На сталинградской дороге. 1947. х., м. 122х218 СХМ им. М.П. Крошицкого *** Не уйти. 1947. х., м. 100х75 СХМ *** Подвиг пяти черноморцев. 1948. х., м. 200х300 СХМ *** Мама за работой. 1949. б., кар. граф. 29,5х47,5 ЕКМ *** Новосёлы на уборке урожая. 1950. х., м. 60х80 СХМ им. М.П. Крошицкого *** Красная горка. 1948-1950. б., кар. граф. 42х55 ЕКМ *** Горячая пора. 1950. х., м. 125х160 СХМ *** Этюд фигуры матери к картине «Горячая пора». 1950 к., м. 27х39 с.с. *** Херсонесский тупик. 1951. х., м. 161х251 СХМ ЭТЮДЫ К КАРТИНЕ «ХЕРСОНЕССКИЙ ТУПИК». 1950 Немецкий солдат. к., м. 19х16 ЕКМ Склонённая голова. х., м. 22,5х13 ЕКМ Каска. Шинель. х., м. 21х29 ЕКМ Голова немецкого солдата. к., м. 22х21 ЕКМ

145


Награбленное добро. к., м., акв. 35х44,5 Собственность Волкова А.Ю.

Рука. Этюд. х., м. 19,5х28,5 ЕКМ

Портрет А. Опойковой. х., м. 43,5х36,5 ЕКМ

Голова медсестры. Этюд. х., м. 12,5х17,5 ЕКМ

Раненый. к., м 44х34,5 с.с.

Голова врача. Этюд. к., м. 12,5х17,5 ЕКМ

Убитый. (Этюд с манекена). к., м. 45,5х35,5 с.с.

Кризис прошёл. Этюд. к., м. 35,5х56,7 ЕКМ *** Голова медсестры. Этюд к картине «Первый шаг». 1954 К., м. 20х26 с.с.

Убитый на фоне моря. (Этюд с манекена). к., м. 41,5х31 с.с. Голова немецкого офицера. к., м. 17х21,5 с.с. Голова убитого немецкого солдата. к., м. 29х22 с.с. Этюд с чемоданом. к., м. 31х20 с.с. Бегущий солдат. к., м. 32х22,5 с.с. *** Степь. 1952. х., м. 350х100 ЕКМ *** Чайка над морем. 1952. х., м. 250х100 ЕКМ *** Кризис прошёл. Эскиз. 1953. к., м. 46х59 ЕКМ

Этюд няни в белом халате к картине «Первый шаг». 1954 К., м. 30х40 с.с. *** 11 дзот. 1955. х., м. СМЧФ *** Расплата. 1956-1957. х., м. 61х200 СМЧФ ЭТЮДЫ К КАРТИНЕ «РАСПЛАТА». 1956 Голова раненного. к., м. 15х13 с.с. Мужчина, сидящий в море. к., м. 22х29 с.с.

Кризис прошёл. 1954. х., м. 115х162 СХМ

Голова немецкого солдата. к., м. 8,5х12 ЕКМ

РИСУНКИ И ЭТЮДЫ К КАРТИНЕ «КРИЗИС ПРОШЁЛ». 1953

Этюд фигуры. к., м. 27х35 с.с.

В палате. б., кар. граф. 18х22 ЕКМ

Этюд одежды. к., м. 22х32 с.с. *** На курорт. 1960. к., м. 59х35 ЕКМ

Манекен. Этюд. к., м. 27х43 ЕКМ

ЭТЮДЫ К КАРТИНЕ «НА КУРОРТ». 1960

Кира. Этюд. к., м. 22,5х31 ЕКМ

Рыжеволосая. к., м. 25,5х32 ЕКМ

Кира в жёлтом. Этюд.х., м. 29х36,5 ЕКМ

Пальчики. к., м. 22х12 с.с.

Медсестра со спины. Этюд. к., м. 39,5х56,7 ЕКМ

Неприбранный столик. к., м. Собственность Волкова А.Ю.

Кризис прошёл. Эскиз. б., кар. граф. 12х17 ЕКМ

146

*** Красные каски. 1960-1962. х., м. 200х118 ЕКМ ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ РИСУНКИ К КАРТИНЕ «КРАСНЫЕ КАСКИ». 1960 Убитый. б., акв., ретушь. 28х36 ЕКМ Испуганная лошадь. б., акв., ретушь. 29х39 ЕКМ Всадник. б., кар. граф. 28,7х31 с.с. *** Не забудем (Один из многих). Эскиз. 1958-1959. х., м. 45,5х77 ЕКМ Не забудем (Один из многих). 1960. х., м. 123х200 Местонахождение не известно ЭТЮДЫ К КАРТИНЕ «НЕ ЗАБУДЕМ» («ОДИН ИЗ МНОГИХ»). 1958-1959 Солдат. х., м. 40,3х55,5 ЕКМ Бескозырка. к., м. 18,5х30 ЕКМ Убитый матрос. к., м. 22х33 ЕКМ *** Дети и море. 1958. х., м. 314х178 ЕКМ *** Семья на берегу Чёрного моря. 1965. х., м. Около 110х110 Санаторий «Фемида». Евпатория Радость жизни. 1965. х., м. Около 110х110 Санаторий «Фемида». Евпатория Отдых у моря. 1965. х., м. Около 110х110 Санаторий «Фемида». Евпатория У евпаторийского побережья. 1965. х., м. Около 110х110 Санаторий «Фемида». Евпатория *** Распятый Христос. 1963-1966 х., наклеенный на дерево, м. Около 130 Церковь св. пророка Ильи. Евпатория


ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ РИСУНКИ К РОСПИСИ «РАСПЯТЫЙ ХРИСТОС» Распятый Христос. 1963-1966. б., кар. граф. 33х49,5 ЕКМ Распятый Христос. 1963-1966. б., кар. граф. 72х59,5 Детская художественная школа им. Ю.В. Волкова. Евпатория *** Голгофа (Лунный пейзаж). Около 1954-1956 Роспись на стене. Около 900х300 Уничтожена в 1962 г. *** Восемь фигур святых. 1963-1966. Энкаустика. Центральный клирос. Простенки между окнами на барабане купола собора святителя Николая. Евпатория

*** Матрос Кошка. Эскиз. 1955. к., м. 31х44 с.с. *** Моя мастерская. Рисунок. 1959. б., ретушь. 13х22 ЕКМ ЭСКИЗЫ И ЗАРИСОВКИ К НЕОСУЩЕСТВЛЁННЫМ КАРТИНАМ О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ. 1950-1960 На родной улице. Эскиз. б., акв. 13,6х21 ЕКМ Красная горка. Эскиз. б., тушь. 19,6х28,5 ЕКМ

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ РИСУНКИ К ФИГУРАМ СВЯТЫХ. 1963-1966

Дети наши. Рисунок. б., кар. граф. 27х20 ЕКМ

Св. Иоан Златоуст. б., кар. 19х27,5 ЕКМ

Прикрываясь мирным населением. Рисунок. б., кар. граф. 20х32 с.с.

Св. Григорий Богослов. б., кар. 28,5х21 ЕКМ Св. Василий Великий. б., кар. 19х28 ЕКМ Две руки. б., уг. 18,5х22 ЕКМ Рука. б., кар. 21х13 ЕКМ Ноги. б., кар. 20,5х26 ЕКМ Рука с палкой. б., кар. 28х13,5 ЕКМ Рука с палкой. б., кар. 25х18,5 ЕКМ *** Пророк Илья. Эскиз. б., кар. граф. 19х24 ЕКМ Пророк Илья. Эскиз. б., кар. граф. 19,5х15,5 ЕКМ *** Картон. Приезд русского посла А. Ладыженского в Бахчисарай в 1614 г. 1964-1966 б. тонированная, уг., ретушь. 59х103 с.с.

Поединок. Эскиз. Б., ут., ретушь 15х27 с.с. Враги. Эскиз. Б., уг., ретушь. 34х20,5 с.с. Это вели пленных советских воинов. Эскиз к картине «Пленная Русь». 1964. б., акв., ретушь. 18,2х12 с.с.

Партизанка (Когда умирают молодыми). Эскиз. 1950-1970 Б., кар., пастель. 33х20 ЕКМ Во имя нации. Эскиз. б., кар. граф. 23х32 ЕКМ Вьётся в тесной печурке огонь. Эскиз. б., уг., пастель. 20х25,3 ЕКМ Пленные немецкие солдаты (Страдания на фоне страданий). Эскиз. б., уг. 16х36 ЕКМ Враги. Эскиз. б., уг., ретушь. 32х21 с.с. Берлин. 1945. б., ретушь. 23х26,5 ЕКМ Берлин. 1945. Эскиз. б., ретушь 17,5х15 с.с. Барыня. Эскиз. б., тушь, кисть, перо. 12х16,2 с.с. Гибель «Грозного». Эскиз. б., гуашь, ретушь, акв. 22,2х14 с.с. Он должен говорить. Эскиз. б., тушь, проскрёбка. 11,2х5,5 с.с. Беженцы. Эскиз. б., уг., ретушь. 20,8х12 с.с. После войны. Эскиз. б., кар. граф. 19,5х14 с.с.

От смерти. Эскиз. б., ретушь 21,5х14,5 ЕКМ

Тревожно. Эскиз. б., кар. граф. 26х16 с.с.

1942. Эскиз. б., ретушь. 20х14,5 ЕКМ

Тишина. Эскиз. 1970-1980. б., уг., ретушь., акв. 30х30 с.с.

Голова солдата. Этюд к картине «1942». х., м. 38,5х30 ЕКМ

Херсонесская трагедия. Эскиз. б., уг., ретушь. 19х14 с.с.

У воронки. Пить. 1970. б., тушь, кисть, перо. 21х12 с.с.

Мелодии Дахау. Рисунок. 1980. б., тушь, ретушь. 23,5х11 с.с.

Победители. 1950-1970. б., тушь. 14,5х32 ЕКМ

Скрипач. Рисунок. 1980. б., тушь, ретушь. 18,5х9 с.с.

Атака. 1950-1970. б., тушь. 11х38,5 ЕКМ

Узники. Эскиз. 1980. б., акв., тушь. 15х15,5 с.с.

Танк в дыму. 1950-1970. б., тушь. 13х32 ЕКМ

Листовка. Эскиз. 1980. б., ретушь, уг. 29х20 с.с.

147


Освобождение. Рисунок. 1980. б., тушь. 11х33 с.с.

Моё окно. Эскиз. б., темпера. 16х16,5 ЕКМ

Пушкин на Кавказе. Эскиз. б., тушь. 7,5х8,5 с.с.

Пленный. Рисунок. 1980. б., ретушь. 12х25 с.с. *** В лодке. Эскиз к картине «Керченский десант».1960-1970 к., м. 39х47 ЕКМ

В чём счастье? Эскиз. б., уг. 15х26 ЕКМ

Рождение Карадага. Эскиз. 1988. б., пастель. 19,5х14,5 с.с.

Голова одинокого старика. Набросок к эскизу «В чём счастье». б., уг. 14,5х10 ЕКМ

ЭТЮДЫ С НАТУРЫ

ЭТЮДЫ К КАРТИНЕ «КЕРЧЕНСКИЙ ДЕСАНТ». 1960-1970

Старый конюх. Эскиз. б., гуашь. 20,3х16,2 ЕКМ

Солдат. к., м. 27х37,5 с.с.

Скиф. Эскиз. 1980. б., пастель. 17,5х13 с.с.

Солдат. к., м. 27х36,5 с.с. Горящий город. к., м. 44,5х34 с.с. ЭСКИЗЫ И НАБРОСКИ К НЕОСУЩЕСТВЛЕНЫНМ КАРТИНАМ. 1960-1970 Молодёжь. Эскиз. б., кар. 28х20,5 ЕКМ Случайный взгляд. Эскиз. б., акв. 20х14 ЕКМ Супруги. Эскиз. б., кар. 14х20,5 ЕКМ Когда бывает поздно. Эскиз. б., кар. 18,5х15,5 ЕКМ Понравилась Эскиз. б., кар. 20,5х29 ЕКМ Девушка с причала. Рисунок. б., уг. 34х12 ЕКМ Пенсионеры. Эскиз. б., кар. 29х21,5 ЕКМ

В автобусе. Эскиз. б., уг., ретушь. 20,5х23 с.с. Бесконечные ссоры. Эскиз. б., кар. 20,5х14,3 с.с. Плохие вести. Эскиз. б., уг., ретушь 23,5х31 с.с. Нет вестей. Эскиз. б., кар. 19х23 с.с. Тарханкут. Эскиз. 1987. б., уг., ретушь. 24Х11 с.с. По рукам. Эскиз. б., кар. 28,5х20 с.с. Семья. Эскиз. б., уг., ретушь. 20х27 с.с. Юность. Набросок. б., ретушь, уг. 20х17,2 с.с. Караван идёт в Евпаторию. Эскиз. б., акв. 6,5х15,5 с.с. Продажа невольников в Евпатории. Эскиз. б., уг., ретушь 16,5х19,5 с.с.

Евпатория. Набережная. 1950-1960. б., м. 29х42,5 ЕКМ Светлые облака над крышами. 1960-1970. к., м. 15,5х21,5 ЕКМ После шторма. 1960-1970. к., м. 12,7х20,7 ЕКМ Руины. 1960. к., м. 22х31 ЕКМ Руины. 1960. к., м. 13,5х17,5 ЕКМ Серый день. Море. 1970. к., м. 13х18 ЕКМ Заходящее солнце. Облако. 1979. к., м., м.ж. 12х16,5 ЕКМ Камни. 1970. х., м. 14,7х23 ЕКМ Вечерние огни. Море. 1970-1980. к., м., м.ж. 27х10 СХМ Море. После грозы. 1970. к., м. 12,7х15 СХМ Розовые облака над крышами. 1970. к., м. 11х16 ЕКМ Облако над степью. 1970-1980. к., м., м.ж. 18х24 ЕКМ Ветрено. 1960-1970. к., м. 11,4х21 с.с.

Замёрзли. Рисунок. б., кар. 9х13 ЕКМ

Африканская женщина с ребёнком. Набросок. б., перо, тушь. 23х33 с.с.

Соскучилась. Эскиз. б., уг. 20,5х30 ЕКМ

Шторм в Евпатории. Рисунок. б., кар. 21х14 с.с.

До завтра. Эскиз. б., кар. 14,5х8,5 ЕКМ

Море бушует. Эскиз. б., кар. 19.5х29 с.с.

Всё золотое от заходящего солнца. 1960-1970. к., м. 11х14 с.с.

Одна. Эскиз. б., ретушь, уг. 17,5х29 ЕКМ

Осенний ветер. Эскиз. б., тушь, гуашь. 18х11 с.с.

Облака. 1980. к., м., м.ж., скобление. 15х21 с.с.

148

Небо с облаками. 1960-1970. к., м. 19х21,4 с.с. Море. Вечер. 1960-1970. к., м. 17,4х10,6 с.с.


Одуванчики. 1950-1983. к., м., 32х22 с.с.

Бегущие лошади. б., тушь, палочка, кисть. 14х27 ЕКМ

Старик. б., тушь, сухая кисть. 16х18,5 с.с.

Волна в пене. 1985. к., м. 14х24 с.с.

Два крестьянина. б., тушь, кисть, палочка, перо. 11,5х18 ЕКМ

Голодный ребёнок. б., тушь, фетр. 27х12. с.с.

Море и камни. б., тушь, палочка, кисть, перо. 11,5х15,5 ЕКМ

Монгол. б., тушь, кисть. Перо. 26х12 с.с.

Монголо-татарин. б., тушь, кисть, перо. 27,5х21 ЕКМ

Море. 1991. б., тушь, перо, растр, проскрёбка. 19,5х29 ЕКМ

Казак. б., тушь, кисть, перо. 32х17 ЕКМ

Море. Шторм. 1990-1991. б., тушь, перо, растр, проскребка. 27х42 ЕКМ

Пасмурный день. Закат. 1979. к., м., м.ж. 17,5х10,5 с.с. Последние лучи. Поле. 1960-1979. к., м., м.ж. 33х22 с.с. Лето. 1960-1980. х., м., м.ж. 23х17,2 с.с. Елочки. 1960-1980. к., м., м.ж. 15,5х22,5 с.с. Море. Облака. 1960-1979. к., м., м.ж. 22,2х16 с.с. Вечер. 1960. х., м. 20,5х15 с.с. ЭКСПЕРИМЕНТЫ. ТУШЬ. 1960-1970 Лошадка. б., тушь., палочка. 18х20 ЕКМ Мужская голова. б., тушь, перо. 13,5х9 ЕКМ Сидящий мужчина. б., тушь, перо. 11,5х11 ЕКМ Надменный. б., тушь, кисть. 15,6х24,8 ЕКМ Мужчина в полосатой одежде. б., тушь, кисть, лопатка. 13,5х20,4 ЕКМ

Девочка и монголо-татарин. б., тушь, кисть, перо. 24,5х15,6 ЕКМ Казак с саблей. б., тушь, кисть. 29х25. ЕКМ Одинокая женщина. б., тушь, перо. 7х13 с.с. Голова лошади. б., тушь, перо. 14,2х15 с.с. Женская головка. б., тушь, перо. 6,2х13,2 с.с. Мужской портрет. б., тушь, перо. 19х12 с.с. Мужчина в чалме. б., тушь, перо, лопатка. 17х21 с.с.

Голова старухи. 1980. б., уг., растушёвка. 21х29 ЕКМ Мужская голова. 1981. б., прессуголь, растушёвка.18х11,5 ЕКМ

Ураган. Пена возле камней. 1987 б., прессуголь, растушёвка. 24,5х37 ЕКМ

Мужское лицо с яркими бликами. б., тушь, сухая кисть, темпера. 10х14. с.с.

Лошадка. б., тушь, палочка. 13х10,5 ЕКМ

УГОЛЬ

Деревья. б., тушь, перо, сухая кисть. 20х28 с.с.

Старик и море. б., тушь, перо, кисть. 10,2х12 ЕКМ

Мужская фигура. б., тушь, перо. 17,5х25 ЕКМ

Буря. 1989. б., тушь, перо, растр. 14х18,5 с.с.

Камни. 1982. б., уг., растушёвка, ретушь. 12х15 ЕКМ

Мужская голова в капюшоне. б., тушь, перо. 13,3х11 с.с.

Цветущее деревцо. б., тушь, перо, кисть. 17,5х14 ЕКМ

Буря. Лунный блеск. 1991 б., тушь, перо, растр, кисть. 30х23,5 с.с.

Отступление. б., тушь, перо, темпера. 28,5х14 с.с.

Молодая женщина. б., тушь, перо, кисть. 17х20 ЕКМ

Любопытный. б., тушь, перо, кисть. 8х15,6 ЕКМ

Море. 1991. б., тушь, перо, растр. 21х31 ЕКМ

Мужской портрет. б., тушь, кисть, фетр. 11х14 с.с. Хмурый мужчина. б., тушь, кисть, палочка. 13х17 с.с. Мужчина, кричащий от боли и ужаса. б., тушь, фетр. 17,5х17 с.с.

Морская пена в солнечных зайчиках. 1989 б., уг., растушёвка. 25х23,5 ЕКМ Буря. 1989. б., уг., растушёвка. 24,5х27 ЕКМ Пена возле камней. 1990. б., уг., растушёвка. 23х35,8 ЕКМ Половодье. 1979. б., уг. 30х41 ЕКМ Головка. Ветер. 1979. б., уг. 17х20,5 СХМ

149


Буря. 1986-1988. б., прессуголь, растушёвка. 37х24,5 с.с. АКВАРЕЛЬ Кони. б., акв. 29,5х21 ЕКМ Морская пена. Лодка. б. тонированная, акв. 12х22 ЕКМ Морской прибой. б., акв. 16х22 ЕКМ Светлые веточки. б., акв., кар. 15,5х19 ЕКМ Веточки. б., акв. 11,7х17 с.с. СЕРИЯ «СНЕГ». 1970-1980 Зимнее деревцо. б., уг. 14,5х22 ЕКМ Тающий снег. б., уг. 18,5х31 ЕКМ Крестьянин. Мелкий летящий снег. б., тушь, палочка. 17х24 с.с. Пурга. б., акв, ретушь. 13,7х18,4 ЕКМ

МАСЛО. СЕРИЯ «МОРЕ». 1960-1985 Море. Прозрачное дно. к., м. 18х28 ЕКМ Море. Прозрачное дно. к., м., м.ж. 18х28 ЕКМ Прозрачное дно. Солнечные зайчики. к., м., м.ж. 22х32 ЕКМ Море. Ветер. Солнечные блики в полдень. к., м., м.ж. 38х25 с.с. Море. Прозрачное дно. Камешки. к., м., м.ж. 9х21 с.с.

Раненый. 1956-1957 к., м. 11х21 СХМ Автопортрет. 1960. к., м. 5х8 с.с. Мужчина в белой накидке. 1962. к., м. 9х12,3 Частная коллекция Смеющийся мужчина. 1960. б., темпера. 11,3х13,7 с.с. Голова красноармейца. 1960-1980. к., м., м.ж. 13х15 с.с. СЕРИЯ «ДЕРЕВЬЯ, ТРАВЫ, ЦВЕТЫ». 1960-1980

Море. Прозрачное дно. к., м. 22х18,5 с.с.

В степи. к., м., м.ж. 27,3х36,6 ЕКМ

Море. Прозрачное дно. Солнечные зайчики. к., м., м.ж. 17х17 с.с.

В степи. к., м., м.ж. 23х25 ЕКМ

Солнечные зайчики. к., м., м.ж. 18х24 ЕКМ Солнечные блики. к., м., м.ж. 16х31,6 ЕКМ Море. Рябь. к., м. 22х37,7 ЕКМ Море. к., м., м.ж. 12,8х17,8 ЕКМ СЕРИЯ «НОЧЬ». 1950-1970

Утро в горах. к., м., м.ж. 24,8х37,7 ЕКМ Маки. к., м., м.ж. 27х36,5 ЕКМ Сухие травы. Камыши. б., м., м.ж. 20,5х29 СХМ Весна. Первые листочки. к., м., м.ж. 15,5х17,4 с.с. ПАСТЕЛЬ Море. 1982-1983. б., пастель. 11,7х17,7 ЕКМ

Последние листья. Летящий снежок. б., акв. 15х31,5 ЕКМ

Белая ночь. к., м. 21х12,4 ЕКМ

Летящий снежок. б., акв. 16х20,5 ЕКМ

Лунная ночь. В дозоре. б., м. 17,5х19 ЕКМ

Летящий за ветром снег. б., акв. 14х18,4 ЕКМ

Звездная ночь. к., м. 9х11,5 ЕКМ

Зима. Одинокое деревцо. б., акв. 12,5х16 с.с.

Утро. к., м. 8,7х16,8 с.с.

Снежок. х., м., м.ж. 28х29 ЕКМ

Ночь. б., темпера 13,6х20 с.с.

КЕРАМИКА. ЦЕМЕНТ. 1960-1980

Зима. Лошадка. к., м. 13,5х16,5 ЕКМ

СЕРИЯ «ГОЛОВА»

Сталинград. к., м. 15,4х27,3 Частная коллекция

Смеющаяся девочка. 1947-1948. к., м. 10х10 ЕКМ

Различные фактуры в керамике. Восстановительный обжиг. Каркас.

150

Море. Пена. 1989. б., пастель, растушёвка. 30х26,5 ЕКМ Ураган. 1987. б., темпера, пастель. 25х36,5 ЕКМ Море. 1989. б., темпера. 10х31 ЕКМ

Эксперименты хранятся в ЕКМ.


ЛИТЕРАТУРА Каркас с цветком. Пластичность глины. Роспись по керамике. Браслет с задымлением. Нос. Лепка с задымлением. Старуха. Оттиск формы. Керамика с медью. Керамика с алюминием. Керамика с резанной проволокой. Цемент со стеклом. Цемент с керамикой. Цемент с проволокой. Цветной цемент с керамикой. Роспись цемента (по светлому тёмным). Резьба по цементу. Кричащий мужчина (отлив). КНИЖНАЯ ГРАФИКА Битва за Крым. – Симферополь: Крымиздат, 1948. Павленко П. Степное солнце. – Симферополь: Крымиздат, 1949. Юнга Е. Кирюша из Севастополя. – Симферополь: Крымиздат, 1949. Козлов И. В городе русской славы. – Симферополь: Крымиздат, 1950. Стаднюк И. Сердце солдата. – Симферополь: Крымиздат, 1954. Кучер В. Черноморцы. – Симферополь: Крымиздат, 1954. Кузнецов А., Панюшкин Н. Повесть о молодых подпольщиках. – Симферополь: Крымиздат, 1964.

1. Александрова Т. Нравственность вне политики. - Газета «Меценат», 11.09.2002. 2. Бахревский В. Мученик совершенства. - Журнал «Брега Тавриды», 1994. № 3 3. Бачинская Л. …Век всё возрастающего зла. Сборник. Материалы искусствоведческой конференции «Крымский пейзаж в изобразительном искусстве XVIII – начале XXI вв». - Симферополь: Бизнес-Информ, 2009. 4. Бубенин С. Красная горка. – Евпатория, 2006. 5. Беличко Ю. Бессмертный подвиг народный. – К.: Мистецтво, 1975. 6. Беличко Ю. Героика народного подвига. – К.: Мистецтво, 1970. 7. Владов В. У художника Волкова. - Газета «Советская здравница», 19.07.1959. 8. Волкова О. Судьба художника. - Газета «Евпаторийская здравница, 08.05.1991. 9. Волкова О. Правда самой жизни. - Газета «Крымская правда», 17.08.1991. 10. Груббе В. По улицам Евпатории. – Симферополь: Таврия, 1987. 11. Жуков Н. Полнее и ярче отражать нашу советскую жизнь. - Газета «Правда», 15.12.1951. 12. История городов и сел Украинской ССР. Крымская область. – К.: Академия наук УССР, 1974. 13. Кузнецов А., Панюшкин Н. Повесть о молодых подпольщиках. - Симферополь: Крым, 1964. 14. Козин Я. На областной выставке произведений крымских художников. - Журнал «Крым», 1952, № 8. 15. Козлов И. В городе русской славы. – Симферополь: Крым, 1950. 16. Киселевский Б. Горько от этого слова. - Газета «Евпаторийская здравница», 29.07.1997. 17. Павленко П. У картины Волкова «Подвиг пяти». - Журнал «Крым», 1948, № 2. 18. Преображенская А. Новое слово о художнике Волкове. - Газета «Евпаторийская здравница», 26.06.1997. 19. Преображенская А. Былое свидетельство очевидца. - Вестник Евпаторийского благочиния, 01.01.2002. 20. Полканов А. Н.С. Самокиш. - Симферополь: Крым,1960. 21. Супрунюк Г. Скажи себе правду.- «Крымская газета», 26.12.1996. 22. Справочник атеиста. – К.: Наукова думка, 1986. 23. Терентьева Н., Терентьев Л. Две пропажи художника Волкова. - Газета «Евпаторийская здравница», 27.06.2002. 24. Терентьев Л. Херсонесский тупик. - Газета «Трибуна», 2002, № 6. 25. Тарасенко Д. Путеводитель для школьников. - Симферополь: Бизнес-Информ, 2006. 26. Черейская М. О работах крымских художников. - Газета «Красный Крым», 01.12.1951.

27. Шагурин Н. Талантливая картина. - Газета «Крымская правда», 01.06.1948. 28. Шалугина О. Пейзаж в творчестве евпаторийского художника Ю.В. Волкова. Сборник Материалы искусствоведческой конференции «Крымский пейзаж» в изобразительном искусстве XVIII-начала XXI вв»- Симферополь: Бизнес-информ, 2009. 29. Шефов Н. Битвы России. – М.: АСТ, 2004. 30. Ярмаш Г. В пути. - Газета «Крымская правда». 28.08.1960.

151


ЮРИЙ ВОЛКОВ. ХУДОЖНИК-БАТАЛИСТ АЛЬБОМ КРП «РИЦ «Крым» Свидетельство о внесении в Государственный реестр субъектов издательской деятельности ДК № 3423 от 11.03.09г. Концепция издания, художественное оформление, макет и компьютерная верстка Издатель «Жерибор», ЧП Жерибор Д.В. Свидетельство о внесении в Государственный реестр субъектов издательской деятельности КМ 047 от 08.12.2008 тел.: +38 066 0089062; www.jeribor.com; e-mail: v12black@mail.ru Автор вступительной статьи, каталога и составитель Волкова О.В. Литературный редактор Вальченко Л.Ю. Подписано в печать 04.07.2012. Формат 64х90/8. Бумага мелованая, матовая. Печать офсетная. Физич. печ. л. 19. Усл. печ. л. 19. Гарнитура AdonisC. Тираж 500 экз.


"Юрий Волков - художник-баталист"  

"Юрий Волков - художник-баталист"

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you