Page 1

Тема 3 ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРАВА. СУБЪЕКТЫ ИНФОРМАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ Основными объектами правового регулирования в информационной сфере являются информационные ресурсы в виде массивов документов, производные информационные продукты, формируемые на основе основных информационных ресурсов в соответствии с реальными или прогнозируемыми запросами пользователей. Определяя предмет правовых отношений, стоит отметить, что объект - более конкретное понятие в отрасли права, нежели предмет. «Следует отметить, что и в практике применения права, и в самом нормотворчестве, равно как и в теории, часто происходит подмена понятий «предмет» и «объект» регулирования. Это нарушает точность понимания того, о чем идет речь в конкретных обстоятельствах». Например, гражданин обращается в судебный архив за получением конкретного документа. Архив, соответственно, выдает необходимый документ или его копию. Что в данной ситуации будет предметной областью информационного права, а что объектом информационных правоотношений? В данном случае мы выделяем: 1. Объект правоотношений - конкретный документ; 2. Предмет правового регулирования информационные отношения, возникающие между гражданином и архивом, данные отношения урегулированы законами и подзаконными актами. Таким образом, информацию можно определить как объект, по поводу которого возникают общественные отношения, урегулированные правом. А общественные отношения, возникающие в ходе информационных процессов процессов производства, сбора, обработки, накопления, хранения, поиска, передачи, распространения и потребления информации являются информационными отношениями, которые, в свою очередь, составляют основной предмет информационного права, предмет его правового регулирования. «Предмет регулирования является определяющим критерием отграничения одной отрасли права от другой. Но предмет не был и не становится единственным основанием обособления той ли иной отрасли права. Юридическая наука давно уже отметила необходимость использования дополнительных критериев, среди которых, бесспорно, выделяется метод правового регулирования, осуществляемого государством»18. Метод правового регулирования - совокупность приемов и способов регламентации общественных отношений, воздействия на человеческое поведение. Если предмет отвечает на вопрос, какие отношения регулирует право, то метод как осуществляется это регулирование. Так, административно-правовой (императивный) метод характеризуется созданием правоотношений власти и подчинения. Он характерен, например, для административного, уголовноисполнительного права. Нормы этих отраслей воздействуют на общественную жизнь путем установления властных предписаний, категорических требований, предъявляемых к участникам отношений. В гражданском праве стороны правоотношения выступают как равноправные субъекты, а само правоотношений возникает путем выражения их свободной воли (диспозитивный метод). Кроме того, в правовом регулировании используются и другие методы: поощрительный, рекомендательный, метод гарантий и др. Метод определяется тем, на базе каких юридически значимых актов возникают правоотношения. В административном праве, например, они возникают на основе актов применения права, т.е. принимаемых полномочными органами властных актов индивидуального значения, в гражданском праве - на основе договора, заключаемого между равноправными контрагентами... Метод правового регулирования конкретной отрасли права складывается из указанных компонентов. Различное сочетание таких компонентов создает отраслевой метод. Определяет его специфику, которая отражается на всех институтах и нормах соответствующей отрасли права19. Информационное право по методам правового регулирования является отраслью комплексной, так как сочетает в себе различные методы регулирования. Специфика методов информационного права заключается в сочетании конституционного регулирования, административных способов обеспечения информационной деятельности и гражданско-правовых.


«Если есть отрасль права, то возникает естественный вопрос: деятельность и поведение каких субъектов регулирует эта часть правовой системы? Самый простой ответ на этот вопрос может быть сформулирован следующим образом. Поскольку с информацией связаны все правоотношения, то не может быть какихлибо исключений для отнесения всех видов субъектов права к сфере права информационного»20. Соответственно, к субъектам информационного права можно отнести и физических лиц, и юридических лиц, а также всевозможные общности и объединения - культурные, политические, общественные, хозяйственные и т.д. Задание для самостоятельной работы: 1. Объясните, по каким признакам относят к комплексным отраслям права.

международное

информационное

право

Обязательная литература по теме: 3. учебник. 4. 1997, с. 5. 1999, с.

И.Л. Бачило, В.Н. Лопатин, М.А.Федотов. Информационное право, Санкт-Петербург, Юридический центр Пресс, 2001, с. 84-108. В.А. Копылов. Информационное право: Учебное пособие. - М.: Юристъ, 21-57. М.М. Рассолов. Информационное право. Учебное пособие. Москва, Юристъ, 41-51. Тема 4 МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАКТИКА ОБЕСПЕЧЕНИЯ СВОБОДЫ ИНФОРМАЦИИ

Право думать, иметь собственное мнение и выражать его является основным правом всех людей и неотъемлемой частью человеческого достоинства. В 70-е и 80-е годы коммунистические режимы, правые диктатуры придерживались мнения, что свободный поток информации может дестабилизировать ситуацию во многих странах, что свобода печати стоит на пути прогресса и является роскошью, свободой для имущих. Однако если бы это было действительно так, то авторитарные режимы никогда не потерпели бы крах, напротив, страны с таким стилем правления стали бы гармонично развивающимися государствами. Но факты свидетельствуют об обратном: свобода информации является не препятствием, а непременным условием для справедливой системы правления и устойчивого развития государства. «Свобода массовой информации является не антиподом, а одной из важнейших гарантий и информационной безопасности, поскольку, во-первых, она обеспечивает доступ граждан к полной, всесторонней и достоверной информации, во-вторых, защищает общественное и индивидуальное сознание от воздействия пропаганды и других форм манипулирования, в-третьих, стимулирует накопление, обновление и передачу информации внутри социальной системы. И в этом смысле информационная безопасность должна рассматриваться как связующее звено между политикой обеспечения национальной безопасности и политикой развития информационной инфраструктуры свободного общества»21. Развитие современных демократий немыслимо без свободы слова. Две великие буржуазные революции во Франции и Америке, а также положения о свободе печати во многих просвещенных монархиях в Европе XVIII века свидетельствовали о понимании того, что свобода публицистической деятельности является частью прав человека и гражданских прав. Становление свободы мнений и прессы в западной цивилизации было процессом длительным, проходившим подчас в жесткой борьбе. Еще до изобретения книгопечатания в XV веке католическая церковь подвергала цензуре все сочинения, боясь их неуправляемого влияния. Поистине эпохальное изобретение Йоганнеса Гутенберга (изобретение печатного станка с подвижными металлическими литерами) впервые позволило распространять в народе листовки и сочинения в большом количестве. Лишь в XVIII веке под влиянием просвещения в большинстве стран Европы против цензуры выступили представители буржуазии. В конечном итоге в 1695 г. Англия стала первым современным государством, упразднившим цензуру. Еще в


1644-м английский поэт Джон Мильтон выступил в памфлете «Areopagitica», первым в истории и по сей день самым убедительным обличением цензуры: «Убить человека - значит уничтожить существо, наделенное разумом; подвергать гонениям хорошую книгу - значит уничтожать сам разум». Но до США идея отмены цензуры дошла быстрее, чем до Европейского материка: американская Декларация независимости 1776 г. опиралась на вечные неотъемлемые права человека - прежде всего на свободу самовыражения личности. В том же году штат Вирджиния провозгласил в своей конституции свободу печати «одним из величайших оплотов свободы». Американская конституция 1791 г. взяла свободу слова и печати под конституционную защиту - так англосаксонский мир сбросил с себя оковы цензуры. И чем же по сей день по праву гордятся жители США? Первой поправкой к Конституции, которая гласит, что правительство не вправе издавать законы, ограничивающие свободу слова. «Часто можно слышать, что само существование Первой поправки резко отличает Соединенные Штаты от других западных демократий и тоталитарных обществ. В Соединенных Штатах письменная Конституция препятствует конгрессу - и, в расширительном понимании, всем правительственным чиновникам - ограничивать свободу слова и печати. Однако текст Первой поправки понимался и истолковывался с разной степенью строгости в различные эпохи истории страны. Практически в самый момент своего появления Первая поправка не помешала конгрессу США ввести в действие закон о призывах к мятежу 1798 года, который запрещал «лживые, скандальные и злонамеренные письменные произведения против правительства Соединенных Штатов или президента Соединенных Штатов»22. К таким изменениям, как в США, остальные страны Европы созрели несколько позже: во время революции 1789 г. цензура пала во Франции. «Декларация прав человека и гражданина провозгласила свободу печати, не признав ее разве только за противниками революции. 11-я статья Декларации прав человека и гражданина провозгласила право на «свободное выражение мыслей и мнений» в формулировке, весьма сходной с мильтоновской. Однако после поражения революции цензура была введена вновь»23. Однако в полном объеме свобода печати была легализована во Франции лишь в 1872 г. «В Германии свободу печати впервые ввел законом датчанин - король Христиан VII: в 1770 г. в подвластных ему герцогствах Шлезвиг и Гольштейн. Призывы к свободе прессы стали развиваться и в других княжествах, но лишь в немногих - например, Веймаре и Мекленбурге - эти призывы были услышаны. В остальных княжествах сохранялась практика запретов. Но идею свободы невозможно подавлять долго: в начале XIX в. поборниками свободы печати стали прежде всего писатели «Молодой Германии» во главе с Генрихом Гейне и Людвигом Берне. Впрочем, право на свободное выражение мнения было провозглашено только после первой немецкой революции 1848 г. в новой имперской конституции. А сохранялось оно так же недолго, как недолог был и успех движения Паульскирхе (Политические беспорядки вследствие «мартовских восстаний» по всей Германии, первый немецкий парламент в церкви Паульскирхе), - без малого год. Свобода прессы была введена во всей Германской империи лишь после вступления в силу «имперского закона о печати в 1874 г., допускавшего, однако, возможности ее ограничения. И этими возможностями не преминули воспользоваться, причем не только во время Первой мировой войны. После крушения Германской империи в 1919 г. свободу мнений и прессы гарантировала Веймарская конституция. Всего на 15 лет. Уже через 5 дней после «захвата власти» Гитлером в 1933 г. национал-социалисты начали атаку на свободную печать. Через 3 недели они использовали поджог рейхстага как предлог для запрета всей социал-демократической и коммунистической прессы. Одновременно начались жестокие преследования «подозрительных» журналистов и издателей, а печатным органам запретили заниматься публицистической деятельностью. После Второй мировой войны с 1945 по 1949 г. западные оккупационные власти выдавали разрешения на издания печатной продукции... Иначе дело обстояло в Восточной Германии: с 1949 по 1989 гг. все средства массовой информации направлялись и контролировались Социалистической Единой Партией Германии (СЕПГ). Пресса использовалась как средство пропаганды»24. Сегодня Германия - одна из наиболее прогрессивных европейских стран, гарантирующих свободу самовыражения и действительно выполняющая свои обязательства в плане информационной открытости.


В России в обществе впервые заговорили о гласности во времена правления Александра II. После революции 17-го года судьба свободы печати была решена. «Декрет СНК РСФСР о печати от 27 октября (9 ноября) 1917 г., носивший характер откровенной политической репрессии (на основании этого акта до конца года были закрыты 92 газеты), содержал обещание: «Когда новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены; для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону». Однако обещанный декретом нормативный акт смог появиться лишь в 1990 г. В середине 60-х годов велась подготовка довольно демократичного по тем временам проекта закона о печати. Осенью 1968 г. в ходе его обсуждения на заседании политбюро ЦК КПСС решающей стала реплика тогдашнего идеолога, М.А. Суслова: «Известно, что между отменой цензуры в Чехословакии и вводом советских танков прошло всего несколько месяцев. Я хочу знать, если мы примем этот закон, то кто будет вводить танки к нам?»25. После, в разные годы, были подготовлены проекты закона о печати (в 1976 г., 1987 г.), базировавшиеся на нормах, в основе которых лежало право государства контролировать прессу. «...Впрочем, начиная с середины июля 1988 г., альтернативу официальному проекту составил инициативный авторский проект, разработанный тремя ученымиюристами Ю.М. Батуриным, М.А. Федотовым и В.Л. Энтиным. Концептуальная основа авторского проекта была принципиально иной: безусловное запрещение цензуры, признание за гражданами и трудовыми коллективами права учреждать СМИ, обеспечение профессиональной и экономической независимости редакций, детальная регламентация осуществления права на информацию и статуса журналиста, защита источников доверительной информации и т.д.»26. Данный проект лег в основу Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации», который был принят 12 июня 1990 года. 27 декабря 1991 г. на смену союзному Закону о печати пришел Закон РФ «О средствах массовой информации», «ставший средством его конкретизации и дальнейшей демократизации»27 и отвечающий до сегодняшнего дня всем стандартам информационной открытости международного сообщества. Задание для самостоятельной работы: Изучите историю развития свободы слова в Европе исторические факторы способствовали развитию свободы слова?

и

США.

Какие

Обязательная литература по теме: 1. М.А. Федотов. Правовые основы журналистики. Труды по интеллектуальной собственности. Т. 4, 2001, с. 4-22. 2. Монро Прайс. Телевидение, телекоммуникации и переходный период: право, общество и национальная идентичность. Издательство Московского университета, 2000, с. 170-193. 3. Майкл Скэммелл. Цензура и ее история, http:// www.hrights.ru/text/b4/Chapter5.htm. Тема 5 ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ СВОБОДЫ САМОВЫРАЖЕНИЯ Свобода слова есть необходимое условие развития демократического общества. Свобода слова позволяет мирно сосуществовать различным точкам зрения в обществе, помогает разрешать споры, не прибегая к насилию, позволяет каждому участвовать в управлении государством. Свобода самовыражения включает возможность каждой личности: - иметь собственные убеждения и свободно выражать их; - запрашивать и получать необходимую информацию из различных источников;


- общаться и обсуждать в свободной дискуссии различные стороны по тому или иному вопросу; - свободно обмениваться информацией по любому предмету. «Для установления истины в процессе свободного обмена мнений, или, как иногда говорят на «бирже идей», требуется еще одно важное условие: любое, какое бы ни было почитаемое мнение должно подвергаться сомнению без какихлибо ограничений. Именно правовая система страны должна защищать свободный обмен всевозможных мнений и воззрений - свободную, здоровую, открытую гласность»28. Норм права, гарантирующих свободу самовыражения, достаточно много, однако существуют наиболее значимые международные правовые акты, которые необходимо знать: • Всеобщая декларация прав человека (статья 19) - утверждена 10 декабря 1948 года на Генеральной Ассамблеи ООН; • Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) (статья 19); • Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (принята в Риме, 4 ноября 1950 г.) (статья 10). Многие европейские государства переняли принципы, заложенные в указанных документах, и использовали их за основу в национальных правовых законодательных актах. Институт свободы слова и массовой информации в России закреплен в Конституции (статья 29) и занимает одно из центральных мест в жизни российского общества. Свобода слова в демократическом обществе имеет достаточно широкие границы, но она не безгранична и предполагает ряд ограничений в интересах общества, государства, защиты прав других лиц, налагает обязанности и ответственность, ею нельзя злоупотреблять, как и другими правами. В международных актах и в Конституции РФ содержится ряд ограничений, соблюдение которых необходимо при осуществлении права на свободу самовыражения. Согласно п. 3 ст. 55 Конституции РФ «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Статья 19 Международного пакта о гражданских и политических правах устанавливает, что свобода «искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи» не безгранична и, соответственно, «налагает особые обязанности и особую ответственность». Право на самовыражение «может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми: а) для уважения прав и репутации других лиц; б) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения». Похожие ограничительные положения предусматривает статья 10 Европейской конвенции. Согласно части 2 статьи 10 право на свободу самовыражения «может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия». Таким образом, необходимость ограничения свободы информации обусловлена необходимостью соблюдения иных прав и свобод граждан, безопасности государства, общественного спокойствия и других приоритетных ценностей. Однако важно понимать, что ограничительные основания в правоприменительном процессе должны толковаться только ограничительно, и вмешательство со стороны государства в реализацию свободы самовыражения вовсе не обязательно, а лишь возможно в необходимых случаях. Но в практике государств, наоборот, очень часто преобладает тенденция толковать такие


основания расширительно. И Россия в этом отношении, к сожалению, не является счастливым исключением. Статья 29 Конституции России гласит: «1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова. (...) 3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений и отказу от них. 4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. (...) 5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается». Однако гарантии Высшего закона государства - Конституции РФ зачастую остаются лишь декларативным посылом. В последнее время довольно распространенными стали иски о защите чести, достоинства и деловой репутации, предъявляемые к СМИ. В качестве истцов в подавляющем большинстве выступают не рядовые граждане, а лица, обремененные властью и влиянием. Таким образом, иски о защите чести и достоинства часто становятся одной из форм давления на средства массовой информации. В этой связи важное и необходимое условие существование свободы информации реальное соблюдение государствами Европы, США всех гарантированных правом принципов свободы информации. Кроме того, во всех спорных, конфликтных ситуациях государство в лице правосудия должно соблюдать баланс между осуществлением свободы слова и ее ограничением в целях защиты прав и свобод граждан, безопасности государства, общественного спокойствия и других общечеловеческих ценностей. Задание для самостоятельной работы: 1. Проанализируйте статью 19 Всеобщей декларации прав человека, статью 19 еждународного пакта о гражданских и политических правах, статью 10 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека и ответьте на следующие вопросы: 2. Из каких правовых составляющих состоит свобода самовыражения? 3. Какие существуют законные ограничения свободы информации? Обязательная литература по теме: 1. М.А. Федотов. Правовые основы журналистики. Труды по интеллектуальной собственности. Т. 4, 2001, с. 34-44. 2. Современное право средств массовой информации в США. М., 1997, с. 11. Тема 6 ОРГАН, ГАРАНТИРУЮЩИЙ МЕЖДУНАРОДНУЮ ЗАЩИТУ СВОБОДЫ ВЫРАЖЕНИЯ МНЕНИЙ, ЕВОРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В СТРАСБУРГЕ Еще четыре года назад мало кто в России знал о деятельности Европейского суда в Страсбурге, тем более мало кто верил в реальную возможность обращаться в этот международный орган. Но в 1996 году Россия вступила в Совет Европы, в 1998 году, 5 мая, ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Согласно статье 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», Российская Федерация приняла юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. Таким образом, в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации Конвенция и прецедентная практика Европейского суда стали составной частью правовой системы России. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая в Риме 4 ноября 1950 г., предусмотрела особый механизм защиты провозглашенных в ней основополагающих прав человека. Таким механизмом является Европейский суд по правам человека.


Европейский суд - юрисдикционный орган, созданный и действующий в рамках Совета Европы, но ни одно государство Совета Европы не может каким-то образом влиять на его деятельность. По статистике Секретариата Европейского суда на январь 2002 года было зарегистрировано около 5200 жалоб, из них около 2500 жалоб было рассмотрено на предмет приемлемости. По данным на конец мая 2002 года 4 жалобы по обращениям против Российской Федерации были признаны приемлемыми и было вынесено одно постановление, согласно которому РФ была признана нарушителем прав человека. К настоящему времени Европейскую конвенцию ратифицировали 44 государства - члены СЕ. Количество судей в Суде равно количеству государств - членов Конвенции. То есть каждое государство представлено одним судьей. Но такое положение вовсе не значит, что судья является «представителем» своего государства, он участвует в работе Суда «в личном качестве», и его деятельность не имеет целью представление и защиту интересов своего государства. Система «одно государство - один судья» создана для наилучшего и эффективного понимания специфики правовой системы государства-участника при разрешении каждого конкретного дела. Стоит заметить, что не всегда кандидатом в судьи и, соответственно, избранным судьей является гражданин представившего его государства. Например, с 1980 г. и по 1998 г. судьей от Княжества Лихтенштейн был канадский судья Р. Макдональд, а с 1998 г. - швейцарец Л. Кафлиш. Нынешний председатель Суда Люциус Вильдхабер также швейцарец (избранный от Швейцарии), и в Суде работают два судьи одного гражданства.21 сентября 1999 года был избран судья от Российской Федерации, Анатолий Александрович Ковлер, 19 октября 1999 года принесший присягу и приступивший к исполнению своих обязанностей. Судьи Европейского суда, как и все судьи государств-участников, в своей деятельности руководствуются принципами трех Н - независимость, несменяемость и неприкосновенность. Независимость базируется на невмешательстве какого-либо органа Совета Европы в деятельность Суда в целом и судей в отдельности. Несменяемость означает, что никто, ни государство, чьим гражданином является судья, ни любой орган Совета Европы не могут заменить судью вне установленного порядка. Неприкосновенность судьи основывается на привилегиях и иммунитете Совета Европы, предусмотренных в статье 40 Устава Совета Европы и прочих соглашениях, заключенных на ее основе. «Шестой Протокол к Генеральному соглашению о привилегиях и иммунитете Совета Европы устанавливает: - при исполнении своих функций и в период поездок, осуществляемых в целях выполнения этих функций, судья не подлежит личному аресту и задержанию, равно как и его личный багаж, а в том, что касается таможенного контроля, пользуется такими же льготами, как и главы дипломатических миссий; - документы Суда, имеющие отношение к деятельности Суда, являются неприкосновенными, а его официальная переписка не подлежит аресту или цензуре; - для обеспечения судье полной свободы слова и полной независимости при исполнении своих служебных обязанностей он пользуется судебным иммунитетом в отношении сказанного, написанного или совершенного им при исполнении этих обязанностей, и этот иммунитет он сохраняет и после прекращения его полномочий. В то же время достаточно принципиальный характер имеет указание на то, что привилегии и иммунитет предоставляются судьям не для их личной пользы, а с целью обеспечить независимое осуществление их функций»29. Начав свою деятельность в 1959 г., Европейский суд к концу 1998 г. рассмотрел более тысячи дел, подавляющее большинство которых носит индивидуальный характер. Вообще сама возможность гражданина обращаться в международный орган стала принципиальным отличием Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и созданного на ее основе Европейского суда от других международных документов и органов. Европейский суд призван обеспечивать неукоснительное соблюдение и исполнение норм Конвенции государствами-участниками. Право толкования Европейской конвенции по правам человека принадлежит Европейскому суду. Организация Европейского суда.


Первоначально юрисдикционный орган Совета Европы состоял из трех органов, которые несли ответственность за обеспечение соблюдения обязательств, принятых на себя государствами-участниками: Европейской комиссии по правам человека, Европейского суда по правам человека и Комитета министров Совета Европы. Согласно ранее действовавшей системе все жалобы, поданные индивидуальными заявителями или государствами-участниками Конвенции, становились предметом предварительного рассмотрения Европейской комиссии по правам человека. Европейская комиссия решала вопрос о приемлемости жалобы, создавала досье дела, и ее доклад и выводы имели огромное значение для Суда. Далее доклад Комиссии по итогам рассмотрения жалобы направлялся в Комитет министров. После этого дело предавалось Комиссией в суд. «Если в течение трех месяцев с даты направления доклада Комитету министров дело в Суд передано не было, то Комитет сам решал вопрос, имело ли место нарушение Конвенции; любое такое решение было обязательным для государства-участника»30. С 1 ноября 1998 г., при вступлении в силу Протокола № 11, было произведено слияние Европейской комиссии по правам человека с Европейским судом по правам человека, действующим на постоянной основе. Теперь Суд работает постоянно, не в виде сессионных заседаний, как это было до реорганизации, формирует «судебное досье» по каждому принятому к рассмотрению делу и, что самое важное, - в настоящее время Суд самостоятельно решает вопрос о приемлемости жалобы. В результате реформирования Европейского суда увеличилась пропускная способность Суда и значительно сократились сроки рассмотрения дел. Произведенное реформирование также существенно изменило процедуру обращения с жалобой на нарушение провозглашенных Конвенцией прав, обязательство по соблюдению которых принимает каждое ратифицирующее ее государство. Европейский суд по правам человека рассматривает как межгосударственные, так и индивидуальные жалобы, порядок их принятия и последующего прохождения практически ничем не отличается, кроме того, что к межгосударственным делам не применяются критерии приемлемости. Механизм прохождения дела. Прохождение жалобы начинается с момента поступления в Суд. Жалоба должна отвечать определенным критериям уже на первоначальном этапе. Однако, как правило, индивидуальные жалобы составляются без помощи юристов, и потому часто содержат процессуальные ошибки. Случается, что жалоба не соответствует определенной форме, не отвечает на все предварительные вопросы, но при этом явно содержит указания на нарушения права, гарантированного Конвенцией. В таких случаях заявителю направят официальный формуляр обращения в Суд, содержащий все обязательные вопросы, а также, если есть такая необходимость, приложат к нему дополнительные вопросы, помогающие уточнить обстоятельства дела и аргументацию заявителя. Таким образом, заявителю предоставляется еще одна возможность направить полноценную жалобу в Суд. «В результате этой процедуры создается так называемое предварительное (или временное) досье, и только тогда, когда оно содержит все необходимые исходные материалы, обращение регистрируется и получает порядковый номер. ... Разумеется, не всякое обращение в Суд превращается в зарегистрированную жалобу. Оно может быть отклонено и ранее, если оно не подпадает под компетенцию Суда (например, просьба пересмотреть приговор, вынесенный в национальных судах), или явно не отвечает требованиям, предъявляемым к жалобе (например, анонимные обращения). После регистрации жалоба поступает в одну из четырех секций Суда и передается для изучения одному из судей этой секции. Поскольку о факте регистрации и передачи в секцию сообщается заявителям, то нередко у них и даже у адвокатов создается ошибочное представление, что дел принято к рассмотрению по существу... В феврале 1999 г. «Независимая газета» выступила с сенсационным заявлением: «Легитимность Лужкова в качестве мэра столицы России подвергнута сомнению на международном уровне». Основанием для этого послужила жалоба двух


российских граждан в Европейский суд, в которой оспаривалась законность выборов в Московскую городскую Думу. Газета опубликовала стандартный ответ Суда о регистрации 18 января 1999 г. жалобы «Воронин и Шименков против России» вместе с изложением жалобы, фотографиями заявителей и пространным комментарием, в котором не без удовольствия сообщалось, какие бедствия и «международный скандал» принесет Страсбургский суд мэру Москвы, а равно российским судебным инстанциям, ранее отклонявшим жалобы Воронина и Шименкова. Заявители изображались героями, которые «добились рассмотрения дел в Европейском суде по правам человека». Пришедший вскоре из Страсбурга второй ответ о том, что уже на стадии предварительного рассмотрения жалоба признана неприемлемой, т.е. отклонена, газета не опубликовала. При элементарном ознакомлении с Европейской конвенцией и компетенцией Суда такой результат, прочитав жалобу, нетрудно было предсказать. Если уже на этой первой стадии изучения жалобы судьей она не отклоняется, то в большинстве случаев она передается для решения вопроса о приемлемости в Комитет по фильтражу... Комитет может признать жалобу неприемлемой только путем консенсуса, т.е. единогласного голосования всех трех его членов»31. Если жалоба на стадии рассмотрения в Комитете признается неприемлемой (inadmissible), она отклоняется. Если же жалоба принята к рассмотрению либо вопрос о ее неприемлемости не был решен единогласно, то все сомнения комитета толкуются в пользу заявителя и жалоба передается Палате Европейского суда, состоящей из 7 судей, которые решают вопрос о допустимости этой жалобы и рассматривают дело по существу. Кроме того, судья-докладчик (в секции) вправе сразу же адресовать жалобу для решения вопроса о приемлемости, минуя Комитет по фильтражу. В случае если поднимаются вопросы толкования Конвенции или Протоколов к ней либо имеется вероятность того, что ответ на поставленный перед Палатой вопрос противоречит ранее вынесенному Судом решению, дело может быть передано в Большую Палату (Grand Chamber), состоящую из 17 судей. При решении о приемлемости жалобы Суд обращает внимание на соблюдение следующих правил: 1. Суд рассматривает петиции, направленные от любого лица, неправительственной организации или группы лиц, которые считают, что в отношении их были нарушены права, предусмотренные Европейской конвенцией. Таким образом жалоба принимается к рассмотрению, если в ней говорится именно о нарушении соответствующей статьи Европейской конвенции или Протоколов к ней. В остальных случаях жалобы отклоняются. В Конвенции устанавливаются главным образом гражданские и политические права. 2. Суд рассматривает только те жалобы, которые направлены против государства, подписавшего и ратифицировавшего Конвенцию по правам человека, и которые относятся к событиям, наступившим после ратификации Конвенции этим государством. Суд не может рассматривать жалобы, направленные против частных лиц или негосударственных (в том числе и коммерческих) организаций. Например: Если сам факт нарушения имел место до ратификации Россией Конвенции по правам человека (5 мая 1995 г.), жалоба по этому факту не будет принята к рассмотрению вне зависимости от того, насколько справедливы изложенные в ней требования. 3. Жалоба должна подаваться лицом, признаваемым жертвой нарушения провозглашенного Конвенцией права, в соответствии со ст. 34 Конвенции. 4. В качестве определяющего условия для принятия жалоб к рассмотрению Конвенция формулирует требование об исчерпании всех эффективных внутригосударственных правовых средств защиты вплоть до Верховного суда. При этом, поскольку эффективной мерой защиты признается только такая мера, которая предусматривает возможность начала процедуры защиты непосредственно пострадавшим, независимо от усмотрения каких-либо государственных органов или должностных лиц, для России признано достаточным прохождение двух - первой и кассационной - инстанций. 5. Жалоба должна быть подана в течение 6 месяцев с момента исчерпания всех эффективных внутригосударственных средств правовой защиты (в России - с даты принятия окончательного определения кассационной инстанции). 6. Суд не рассматривает:


- анонимные жалобы; - жалобы, которые являются теми же, что рассмотренные судом ранее (по тому же предмету, основаниям и кругу лиц); - жалобы, которые должны быть предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования; - необоснованные жалобы; - жалобы, представляющие собой злоупотребление правом на подачу петиции. В случае если жалоба признана приемлемой, то материалы по такой жалобе направляются государству-ответчику, которому предлагается высказать свою позицию по жалобе. Согласно ст. 46 Европейской конвенции государства, подписавшие Конвенцию, обязуются выполнять решения Суда. В зависимости от содержания и характера дела Суд может ограничиться констатацией нарушения какой-либо статьи Конвенции и потребовать восстановления нарушенных прав либо, плюс к этому, обязать государство-нарушителя выплатить компенсацию в пользу потерпевшей стороны. Денежная компенсация (just satisfaction) может быть присуждена, если внутреннее законодательство государства не позволяет полностью возместить последствия нарушения (ст. 41 Конвенции). В сумму компенсации обычно включаются понесенные потерпевшим судебные издержки и расходы (costs and expenses), а также, в случае необходимости, возмещение материального ущерба (pecuniary damage) и/или морального (неимущественного (non-pecuniary damage)) вреда. Надзор за исполнением решений государствами осуществляет Комитет министров Совета Европы. За всю многолетнюю практику Европейского суда не зафиксировано ни одного случая неисполнения его решений. Иное, согласно Уставу Совета Европы, может привести к приостановлению членства государства и, в конце концов, в соответствии с решением Комитета министров - к исключению государства из состава Совета Европы. Как уже упоминалось, с момента принятия Федерального закона от 30.03.98 № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» (вступил в действие 5 мая 1998 года), в соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ, Конвенция стала составной частью правовой системы РФ. Практика Европейского суда по правам человека по применению и толкованию Европейской конвенции уникальна по многогранности правоотношений, которые были предметом рассмотрения Суда за последние сорок лет, последовательностью и принципиальностью его позиций и его правоприменительным подходом. Эти позиции и подходы могут и должны быть применены в России путем: - непосредственного внедрения этих норм в национальное законодательство; - применения этих норм Европейским судом при рассмотрении жалоб против России о нарушении прав и свобод человека; - непосредственного применения этих норм национальными судами при разрешении споров о нарушении прав установленных Конвенцией. Задание для самостоятельной работы: 1. В соответствии с каким правовым актом был создан Европейский суд по правам человека? 2. Какие существуют необходимые условия для признания жалобы приемлемой? 3. Какие жалобы не рассматриваются Европейским судом? Обязательная литература по теме: 1. В.А. Туманов. Европейский суд по правам человека. Издательство НОРМА, Москва, 2001. 2. О. Чернышова. Жалобы против России в Европейском суде по правам человека. Журнал «Российская юстиция», № 4, апрель, с. 14-19. 3. А.А. Глашев. Европейский суд по правам человека: порядок подачи и рассмотрения жалоб.

2  

Тема 3 ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРАВА. СУБЪЕКТЫ ИНФОРМАЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ Тема 4 МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАКТИКА ОБЕСПЕЧЕНИЯ СВО...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you