Issuu on Google+

Путешествия  Иран

Мас­сив­ные две­ри из по­тем­нев­ше­го де­ре­ва, ис­тер­ший­ся за мно­гие сто­ле­тия по­рог... В зной­ный пол­день в ме­че­ти нико­го нет. Сине-бе­лые узо­ры, по­кры­ваю­щие сте­ны, на­ чи­на­ют дви­гать­ся, скла­ды­вать­ся в сим­во­лы и сло­ва. Иран, как слад­ко­го­ло­сая си­ре­на, ти­хо на­пе­ва­ет чтото на сво­ем язы­ке Марина Миронова

52



INFLIGHT REVIEW 2007 АВГУСТ


Путешествия  Иран

Мас­сив­ные две­ри из по­тем­нев­ше­го де­ре­ва, ис­тер­ший­ся за мно­гие сто­ле­тия по­рог... В зной­ный пол­день в ме­че­ти нико­го нет. Сине-бе­лые узо­ры, по­кры­ваю­щие сте­ны, на­ чи­на­ют дви­гать­ся, скла­ды­вать­ся в сим­во­лы и сло­ва. Иран, как слад­ко­го­ло­сая си­ре­на, ти­хо на­пе­ва­ет чтото на сво­ем язы­ке Марина Миронова

52



INFLIGHT REVIEW 2007 АВГУСТ


В

е­че­ром в Ши­ра­зе солн­це вы­ре­ за­ет си­лу­эты гор и на­клеи­ва­ ет их на го­ри­зонт. Ро­зы пах­нут силь­нее, по­ют со­ло­вьи. Вспо­ ми­на­ют­ся сти­хи зна­менитых ши­раз­цев — Ха­фи­за и Саа­ди. В са­ду за­жи­га­ют­ся фо­на­ри. Ста­ но­вят­ся вид­ны кал­ли­гра­фи­че­ские узо­ры на ку­по­ ле ро­тон­ды. Под ку­по­лом ле­жит от­по­ли­ро­ван­ная до бле­ска мра­мор­ная пли­та. Здесь по­хо­ронен пе­вец Ши­ра­за и гор­дость Пер­ сии — Ха­физ. «В ка­ж­дом до­ме долж­ны быть Ко­ ран и Ха­физ», — го­во­рят иран­цы. Они при­ез­жа­ ют со всех кон­цов стра­ны, что­бы при­коснуть­ся к над­гро­бию по­эта, по­чи­тать сти­хи и оты­скать в них от­ве­ты на все во­про­сы. Ту­ри­сты, вла­дею­ щие фар­си, да­ют монет­ку че­ло­ве­ку с по­пу­га­ем на пле­че. По­пу­гай по­слуш­но вы­тас­ки­ва­ет кон­вер­ тик с ци­та­той из Ха­фи­за. Мож­но при­сесть на про­ гре­тые солн­цем ка­мен­ные сту­пе­ни и про­честь стро­ки, напи­сан­ные поч­ти 700 лет на­зад. Так­сист опуска­ет стек­ла в ма­шине — ве­тер пахнет цве­та­ми и каль­я­ном. Са­мое вре­мя для раз­го­во­ров в чай­ха­не. Чай­ные до­ма на вы­ез­ де из го­ро­да об­ле­пи­ли ска­лу. Все топ­ча­ны за­ня­ ты, чай­хан­щик без уста­ли раз­но­сит чай, та­рел­ ки со сла­до­стя­ми и ме­ня­ет уг­ли в каль­я­нах.Наш во­ди­тель с удо­воль­ст­ви­ем по­тя­ги­ва­ет чай с са­ха­ ром впри­куску, рас­ска­зы­ва­ет об Иране и Ши­ра­зе, о пер­сид­ских по­этах и древних го­ро­дах. Иран­цы мо­гут про­си­жи­вать в чай­ха­нах це­лы­ми дня­ми, и у них все­гда най­дет­ся те­ма для раз­го­во­ра. Внизу вид­ны ог­ни го­ро­да и под­све­чен­ная па­рад­ ная ар­ка — Во­ро­та Ко­ра­на. По ле­ген­де, со­би­ра­ясь в пу­те­ше­ст­вие, нуж­но прой­ти под ар­кой, что­бы до­ ро­га бы­ла лег­кой.

Им­пер­ский го­род В Пер­се­поль нуж­но ехать ра­но ут­ром, по­ ка солн­це не на­гре­ло кам­ни, ска­лы и пе­сок. Празднич­ный го­род пер­сид­ских ца­рей был пол­ но­стью раз­ру­шен Алек­сан­дром Ма­ке­дон­ским. Те­ перь най­ти тень в древних раз­ва­ли­нах прак­ти­че­ ски невоз­мож­но...

Иран­ские

хроники АВГУСТ 2007 INFLIGHT REVIEW

 53


Путешествия  Иран

xxx xx xxxxxx xx xxxxx xxxxx xxxxxx x xxxxx xxx xxx xxxxx xxxxxxxx xxx xxxx xxxxx xxxxx xxxxxxx xxxx

xxx xx xxxxxx xx xxxxx xxxxx xxxxxx x xxxxx xxx xxx xxxxx xxxxxxxx xxx xxxx xxxxx xxxxx xxxxxxx xxxx

По од­ной из вер­сий, го­род был по­ стро­ен для тор­жеств, в пер­вую оче­редь для встре­чи Нав­ру­за — Но­во­го го­да. В осталь­ное вре­мя Пер­се­поль пусто­вал. Да­рий I (Ве­ли­кий) на­чал строи­тель­ст­во в VI ве­ке до н. э., а про­дол­жи­ли его пра­ ви­те­ли с не менее гром­ки­ми име­на­ми: Ксер­ксы I и II, Ар­так­сер­ксы I, II, III. Ка­ж­дая де­таль ком­плек­са рас­счи­та­ на на то, что­бы по­се­ти­тель про­чув­ст­во­ вал тор­же­ст­вен­ность мо­мен­та и скло­ нил го­ло­ву пе­ред ве­ли­чи­ем пер­сид­ских ца­рей. Ту­ри­сты поднима­ют­ся в Пер­се­ поль по па­рад­ной ле­стнице, как и по­чет­ ные гости 2 тыс. лет на­зад. Низ­кие ши­

ро­кие сту­пени сде­ла­ны спе­ци­аль­но для вель­мож в длин­ных празднич­ных оде­ж­ дах. По этой ле­стнице не взбе­жишь вто­ ро­пях, под­хва­тив по­лы пла­тья! С пло­ща­ди на­вер­ху от­кры­ва­ет­ся вид на раз­ру­шен­ный Пер­се­поль. Когдато это бы­ло впе­чат­ляю­щее зре­ли­ще — фа­са­ды двор­цов, га­ле­реи, ко­лон­на­ды. Ныне все превратилось в руины. Взгляд оста­нав­ли­ва­ет­ся на гран­ди­оз­ ных во­ро­тах Ксер­кса, ох­ра­няе­мых ги­ гант­ски­ми кры­ла­ты­ми тва­ря­ми. На са­ мом вер­ху кра­су­ет­ся гор­дая надпись: «Я Ксеркс, ве­ли­кий царь, царь ца­рей, царь всех зе­мель... Мно­же­ст­во пре­крас­

«В ка­ж­дом до­ме долж­ны быть Ко­ран и Ха­физ», — го­во­рят иран­ цы. Они при­ез­жа­ют, что­бы при­ коснуть­ся к над­гро­бию по­эта, по­ чи­тать сти­хи и оты­скать в них от­ве­ты на все во­про­сы.

54

xxx xx xxxxxx xx xxxxx xxxxx xxxxxx x xxxxx xxx xxx xxxxx xxxxxxxx xxx xxxx xxxxx xxxxx xxxxxxx xxxx

ных зда­ний соз­да­но в Пер­сии. Я соз­дал их, и мой отец соз­дал их». К па­рад­но­му за­лу — апа­дане — поднима­ет­ся ле­стница-ис­то­рия. На ба­ рель­е­фах изо­бра­же­ны лю­ди, ве­ду­щие верб­лю­дов, бы­ков, ло­ша­дей, ра­бов, несу­ щие жи­вот­ных и кув­ши­ны с дра­го­цен­ ным со­дер­жи­мым. Бо­гат­ст­ва пер­сид­ ских ца­рей бы­ли бас­но­слов­ны. Когда в 331 г. до н. э. Алек­сандр Ма­ке­дон­ский сжег Пер­се­поль, ве­реницы на­вью­чен­ ных верб­лю­дов по­тя­ну­лись из го­ро­да. Со­глас­но Плу­тар­ху, что­бы увез­ти на­ граб­лен­ное, по­на­до­би­лось 5 тыс. верб­ лю­дов и 20 тыс. му­лов.

Смерть ца­рей Пер­се­поль­ские гри­фо­ны пе­ре­ста­ют от­бра­сы­вать тень, древний го­род ста­но­ вит­ся пло­ским, как шах­мат­ная доска. Солн­це в зените, хо­чет­ся пить, но вме­ сто то­го, что­бы от­дох­нуть в тенистых са­дах Ши­ра­за, мы едем в На­кше-Рус­ там, где за­хо­ронены древние ца­ри.



INFLIGHT REVIEW 2007 АВГУСТ


Путешествия  Иран

xxx xx xxxxxx xx xxxxx xxxxx xxxxxx x xxxxx xxx xxx xxxxx xxxxxxxx xxx xxxx xxxxx

xxx xx xxxxxx xx xxxxx xxxxx xxxxxx x xxxxx xxx xxx xxxxx xxxxxxxx xxx xxxx xxxxx xxxxx xxxxxxx xxxx

Ми­ры Ис­фа­ха­на

Сокровищница

Зеркальные мечети Ме­че­ти, ин­кру­сти­ро­ван­ные внут­ри ку­соч­ка­ми зеркал, есть во мно­гих иран­ских го­ро­дах. Од­на из са­мых впе­чат­ляю­щих — мав­зо­лей Шах-Ше­ раг — на­хо­дит­ся в Ши­ра­зе. Ми­риа­ды

56

Гробницы Да­рия, Ксер­кса, Ар­так­сер­кса и Да­ рия II вы­руб­ле­ны в от­вес­ной ска­ле. Со­глас­но зо­роа­ст­рий­ской ре­ли­гии, ко­то­рую ис­по­ве­до­ва­ ли ца­ри ди­на­стии Ахе­менидов, те­ло умер­ше­го не долж­но оск­вер­нить ни зем­лю, ни во­ду, ни воз­ дух, ни огонь. Мерт­вых сво­зи­ли в спе­ци­аль­ные мес­та и остав­ля­ли на рас­тер­за­ние пти­цам. На­про­тив ска­лы сто­ит зда­ние — па­рал­ле­ле­пи­ пед с мно­же­ст­вом сле­пых око­шек. Кру­тая ка­мен­ ная ле­стница ве­дет к един­ст­вен­ной две­ри, рас­ по­ло­жен­ной вы­со­ко над зем­лей. Все внут­ренние сте­ны обуг­ле­ны. На­зна­чение этой башни до сих пор неиз­вест­но. Воз­мож­но, мно­го со­тен лет на­зад здесь под­дер­жи­ва­ли пла­мя (огонь — сим­вол бо­ га зо­роа­ст­рий­цев, Аху­ра­маз­ды). Ар­хи­тек­тур­ный стиль удив­ля­ет сво­ей со­вре­мен­но­стью: здание по­ хо­же на ино­планет­ный мо­но­лит из «Косми­че­ской одис­сеи 2001» Стен­ли Куб­ри­ка.

зеркаль­ных оскол­ков соз­да­ют неопи­ суе­мый эф­фект мер­цания и глу­би­ны. Под­све­чен­ные зе­ле­ны­ми, бе­лы­ми и синими лам­па­ми сте­ны и ку­пол на­по­ ми­на­ют чер­тог Снеж­ной ко­ро­ле­вы.

Ис­фа­хан — ар­хи­тек­тур­ное чу­до ша­ха Аб­ба­са, пре­вра­тив­ше­го го­род в сто­ли­цу мо­гу­ще­ст­вен­ной им­пе­рии. В цен­тре Ис­фа­ха­на — уникаль­ная пло­ щадь Мей­да­не-Шах. По уз­кой ули­це при­бли­жа­ем­ ся к пло­ща­ди: еще несколь­ко ша­гов — и от­кры­ва­ ет­ся про­стран­ст­во, ко­то­рое невоз­мож­но оки­нуть взгля­дом. Циф­ры из спра­вочника и дан­ные о том, что пло­щадь вто­рая по ве­ли­чине в ми­ре, не го­ во­рят ров­ным сче­том ни о чем — нуж­но все уви­ деть свои­ми гла­за­ми. Про­сто­та и со­вер­шен­ная кра­со­та пря­мых линий, оже­ре­лье ароч­ных га­ле­ рей, чис­тые крас­ки ку­по­лов ме­че­тей... До­ми­нан­та ан­самб­ля — ме­четь Има­ма (на­ча­ ло XVII в.) со ста­лак­ти­то­вым по­тол­ком ай­ва­на (роскош­но ук­ра­шен­ное по­ме­щение, од­ной сто­ро­ ной вы­хо­дя­щее во двор, дру­гой — в свя­щен­ные по­ме­щения), узор­ча­ты­ми ме­тал­ли­че­ски­ми пла­сти­ на­ми на створ­ках две­рей, цве­точ­ны­ми узо­ра­ми, вее­ром рас­хо­дя­щи­ми­ся из цен­тра ку­по­ла. Че­ты­ре ай­ва­на за­мы­ка­ют пря­мо­угольник внут­ реннего дво­ра с бас­сей­ном в цен­тре. Ка­ж­дая дверь ве­дет в ри­ту­аль­ное по­ме­щение, увен­чан­ное распис­ным ку­по­лом. Ты­ся­чи ри­сун­ков по­кры­ва­ ют об­ли­цо­ван­ные плит­ка­ми сте­ны.



INFLIGHT REVIEW 2007 АВГУСТ


Путешествия  Иран Бад­гир — древний кон­ди­цио­нер. По­то­ки воз­ ду­ха че­рез от­вер­стия на стен­ках по­сту­па­ют вниз, к ре­зер­ву­ару с во­дой.

xxx xx xxxxxx xx xxxxx xxxxx xxxxxx x xxxxx xxx xxx xxxxx xxxxxxxx xxx xxxx xxxxx xxxxx xxxxxxx xxxx

xxx xx xxxxxx xx xxxxx xxxxx xxxxxx x xxxxx xxx xxx xxxxx xxxxxxxx xxx xxxx xxxxx xxxxx xxxxxxx xxxx

Осто­рож­но вхо­дим в глав­ное свя­ти­ли­ще ме­че­ ти. Зал 50‑мет­ро­вой вы­со­ты ук­ра­шен кал­ли­гра­ фи­че­ским пись­мом и на­полнен цве­том. По­яв­ля­ет­ ся же­лание за­про­ки­нуть го­ло­ву, рас­ки­нуть ру­ки и мед­лен­но кру­жить­ся, как вер­тя­щий­ся дер­виш. От на­ва­ж­де­ния спа­са­ют вез­де­су­щие иран­ские школьницы. Они гром­ко хло­па­ют в ла­до­ши, вы­ зы­вая 12‑крат­ное эхо — гор­дость ме­че­ти. Их сме­ ня­ет груп­па юно­шей. Учи­тель ста­но­вит­ся в цен­ тре за­ла, за­кры­ва­ет гла­за и на­рас­пев про­из­но­сит хва­лу Ал­ла­ху. Око­ло по­лу­ча­са в ме­че­ти зву­чит чу­ дес­ный чис­тый го­лос. Это не за­уныв­ный мо­тив, несу­щий­ся из ре­про­дук­то­ров, а жи­вая мо­лит­ ва. Ду­ша об­ре­та­ет кры­лья...

Ба­зар­ная жизнь Ес­ли ме­четь — это вдох, то ба­зар — вы­дох. Бес­чис­лен­ные лав­ки спря­та­ны в длин­ных кры­тых га­ле­ре­ях из вы­щерб­ лен­но­го кир­пи­ча. Га­ле­реи пу­та­ют­ся и спле­та­ют­ся в узел­ки, как на из­нан­ке ков­ров. Ка­че­ст­во ков­ра оп­ре­де­ля­ет­ся по ко­ли­че­ст­ву узел­ков на квад­рат­ный сан­ти­метр. Ка­че­ст­во ба­за­ра — по чис­лу же­ла­ний на ми­ну­ту вре­мени. Ис­фа­хан­ский ба­зар — один из луч­ших в Иране. Спе­циа­ли­сты по мед­ной ут­ва­ри что есть сил бьют по ог­ром­но­му кот­лу мо­лот­ка­ми, при­да­вая из­де­лию нуж­ную фор­му. Все устав­ле­но уша­та­ми, та­за­ми, ва­за­ми, ко­тел­ка­ми, под­свечника­ми, са­мо­ва­ра­ми и об­ря­до­вы­ми ча­ша­ми. Мас­тер по роспи­си эма­лей сгор­бил­

58

xxx xx xxxxxx xx xxxxx xxxxx xxxxxx x xxxxx xxx xxx xxxxx xxxxxxxx xxx xxxx xxxxx xxxxx xxxxxxx xxxx

ся над изящ­ным кув­шин­чи­ком. Мед­ную по­су­ду по­кры­ва­ют эма­лью, на ко­то­рую вруч­ную на­но­ сят узо­ры фан­та­сти­че­ской кра­со­ты. Прой­ти ми­ мо вит­ри­ны с би­рю­зо­во-неж­ны­ми та­рел­ка­ми невоз­мож­но. На ба­за­ре есть все: ла­ки­ро­ван­ные шка­тул­ки, ис­кусные миниа­тю­ры, тра­ди­ци­он­ная кал­ли­гра­ фия, ке­ра­ми­ка, юве­лир­ные ук­ра­шения, и конеч­ но, раз­но­об­раз­ные ков­ры. Про­дав­цы ков­ров — са­мые по­чи­тае­мые лю­ди на ба­за­ре (и са­мые лю­бо­пыт­ные). При­гла­ше­ния вы­пить чаю сле­ду­ ют од­но за дру­гим. На­конец, мы сда­ем­ся обая­ тель­но­му Саи­ду, про­дав­цу ков­ров с бо­ро­дой фли­бу­сть­е­ра. В лав­ке си­дят на ков­рах, смот­рят на ков­ры, пьют чай за сто­лом, по­кры­тым ков­ром; все раз­ го­во­ры так или ина­че то­же сво­дят­ся к ков­рам. Неуди­ви­тель­но, ведь ков­ро­тка­че­ст­во раз­ви­то в Иране с давних вре­мен. В раз­гар бе­се­ды в ма­га­зин вхо­дит лю­бо­пыт­ ный пер­со­наж: бе­лая пу­ши­стая бо­ро­да, бе­лая ша­ поч­ка, бе­лые сво­бод­ные оде­ж­ды и мяг­кие та­поч­ ки с ост­ры­ми но­са­ми. В ру­ках — мед­ная мис­ка и со­лид­ная трость с тя­же­лым на­бал­дашником. На паль­цах свер­ка­ют пер­стни с кам­ня­ми, че­рез пле­чо ви­сит цвет­ная ков­ро­вая сум­ка. Са­ид поч­ти­тель­но уса­жи­ва­ет его и го­во­рит: «Это су­фий. Вы мо­же­те за­дать ему во­про­сы». На­ стоя­щий су­фий?! Все важ­ное тут же за­бы­ва­ет­ся, и мы роб­ко об­ра­ща­ем­ся к муд­ре­цу лишь с од­ной прось­бой — сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся. На про­щание су­фий неожи­дан­но зыч­но гар­ка­ет «ау­фи­дер­зейн!» и рас­тво­ря­ет­ся в шум­ном люд­ском по­то­ке.



INFLIGHT REVIEW 2007 АВГУСТ


Путешествия  Иран

ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх

ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ

ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх

Жи­вая во­да На границе двух ве­ли­ких иран­ских пустынь, Деш­те-Ке­вир и Деш­те-Лут, сто­ит го­род Йезд. Его по­строи­ли не менее 2 тыс. лет на­зад как «порт» на границе пес­ча­ных мо­рей. Здесь оста­нав­ли­ва­ лись ка­ра­ва­ны из Ки­тая, Ин­дии, Стам­бу­ла и Ев­ ро­пы. Йезд был од­ним из пунк­тов Ве­ли­ко­го шел­ ко­во­го пу­ти. Но­чью ве­тер при­но­сит из пустыни в го­род пе­сок, и на ули­цах об­ра­зу­ют­ся на­стоя­ щие бар­ха­ны. Днем солн­це опа­ли­ва­ет сте­ны и ли­ ца немно­го­чис­лен­ных ту­ри­стов. Йезд пол­но­стью со­от­вет­ст­ву­ет на­шим пред­став­лениям о Восто­ке, без по­пра­вок на со­вре­мен­ность. Ста­рик-во­ди­тель оста­нав­ли­ва­ет ма­ши­ну воз­ле глу­хой гли­но­бит­ной сте­ны. «Отель — там», — ука­ зы­ва­ет он ру­кой в сто­ро­ну уз­ко­го пе­ре­ул­ка, где ав­ то­мо­би­лю не про­ехать. Вы­ско­чив из ста­ро­го раз­ ва­ли­ваю­ще­го­ся на час­ти «сит­рое­на», ак­ку­рат­но при­ла­жи­ва­ем двер­цы на ме­сто. Очер­тания ми­на­

ре­тов Пят­нич­ной ме­че­ти дро­жат в ма­ре­ве, слы­ шен го­лос му­эд­зи­на. Йезд — объ­ект, ох­ра­няе­мый ЮНЕСКО. Ста­рые до­ма раз­ру­шать нель­зя, по­это­ му но­вые зда­ния стро­ят на ок­раи­нах. Центр со­ хра­нен та­ким, ка­ким был в Средние ве­ка. Кру­тая ле­стница ве­дет ку­да-то вниз, где сра­ зу ста­но­вит­ся про­хладнее. За глу­хи­ми сте­на­ми скрыт оа­зис оте­ля: боль­шой двор с фон­та­ном по­ се­ре­дине, мно­же­ст­во рас­тений в кад­ках, топ­ча­ны, ок­на с цвет­ны­ми за­на­вес­ка­ми. Йезд ве­дет двой­ную жизнь. «Внешний го­род» боль­шую часть дня ка­жет­ся вы­мер­шим: пус­ тые ули­цы, глу­хие гли­но­бит­ные сте­ны, не от­ бра­сы­ваю­щие тени, ста­рин­ные две­ри с за­со­ва­ми и фи­гур­ны­ми за­клеп­ка­ми. Дву­цвет­ный мир тер­ ра­ко­ты и би­рю­зы. На глав­ную ма­ги­ст­раль пе­рио­ ди­че­ски «вы­па­да­ют» ту­ри­сты, за­блу­див­шие­ся в пе­ре­ул­ках Ста­ро­го го­ро­да. «Внут­ренний го­род» пе­ре­жи­ва­ет жа­ру в про­ хла­де неви­ди­мых с ули­цы дво­ров, где рас­тут апель­си­но­вые де­ре­вья, жур­чат фон­та­ны, свет иг­ ра­ет в цвет­ных вит­ра­жах окон, в кув­ши­не сто­ит ле­дя­ной дуг (ки­сло­мо­лоч­ный на­пи­ток со све­жей мя­той). По­ме­щения для днев­но­го от­ды­ха, над ко­ то­ры­ми рас­ки­ну­лись вы­со­кие шат­ры, на­хо­дят­ся на глу­бине несколь­ких мет­ров. Од­на из при­мет та­ко­го «оа­зи­са» — бад­гир, вы­со­кая пря­мо­уголь­ ная баш­ня на кры­ше шат­ра. Бад­гир — древний

Люди

Иран­цы Все пер­во­на­чаль­ные неудоб­ст­ва, свя­зан­ные с по­гру­жением в иную сре­ду, за­бы­ва­ют­ся, когда вы бли­же уз­нае­те жи­те­лей Ира­на. Они дру­же­люб­ны, от­кры­ты для об­щения, лю­бо­пыт­

60

ны, но при этом веж­ли­ вы и ис­полнены досто­ ин­ст­ва. Иран­цы гор­дят­ ся древ­ней пер­сид­ской куль­ту­рой. Welcome to Iran — са­ мая час­тая фра­за, ад­ ре­со­ван­ная ино­стран­цу



на ули­це. Ее про­из­но­сят про­хо­жие, во­ди­те­ли, школьники, де­ти, де­вуш­ ки в хид­жа­бах. В Иране прак­ти­че­ски нет пре­ступ­но­сти. Мно­ гие ев­ро­пей­цы пу­те­ше­ ст­ву­ют в оди­ноч­ку и ут­ вер­жда­ют, что чув­ст­ ву­ют се­бя здесь безо­ паснее, чем в сво­ей бла­го­по­луч­ной стра­не.

INFLIGHT REVIEW 2007 АВГУСТ


Путешествия  Иран

ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх

ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх

ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх ХХХ ххх ХХХХ хххх

кон­ди­цио­нер. Воз­душ­ные по­то­ки улав­ли­ва­ют­ся че­рез от­вер­стия в сте­нах и по­сту­па­ют вниз, в по­ ме­щение, где уст­ро­ен ре­зер­ву­ар с ле­дя­ной во­дой. Чем вы­ше бад­гир, тем ин­тен­сив­нее цир­ку­ля­ция воз­ду­ха и, сле­до­ва­тель­но, бо­га­че его вла­де­лец. Са­ мый вы­со­кий кон­ди­цио­нер (33 м) при­над­ле­жал быв­ше­му пра­ви­те­лю Йез­да. По­лу­ден­ное солн­це па­лит нещад­но. Две фи­гур­ ки впол­за­ют на неболь­шой холм, увен­чан­ный ка­ мен­ной баш­ней. На вер­ши­не хол­ма пусто и очень жар­ко. У под­но­жия несколь­ко по­лу­раз­ру­шен­ных по­ме­щений, пустой ре­зер­ву­ар для во­ды и без­дей­ ст­вую­щий бад­гир. Му­ча­ет жа­ж­да, но до ма­ши­ны, где мы оста­ви­ли бу­тыл­ки с во­дой, да­ле­ко. Неожи­дан­но по­яв­ля­ет­ся ста­рик-зо­роа­ст­ри­ец, слу­жи­ тель со­вре­мен­но­го клад­би­ ща, рас­по­ло­жен­но­го непо­

да­ле­ку. Он мол­ча при­гла­ша­ет в дом и на­ли­ва­ет хо­лод­ной во­ды в же­лез­ную круж­ку. Ка­жет­ся, нет ниче­го вкуснее. Дол­го­ждан­ная во­да опь­я­ня­ет, как ви­но. Ве­че­ром «внешний» Йезд ожи­ва­ет, на ули­цу вы­сы­па­ют де­ти и взрослые. Мель­ка­ют раз­ве­ваю­ щие­ся на вет­ру чер­ные на­кид­ки жен­щин. В чай­ ха­нах на­ли­ва­ют чай с шаф­ра­ном. За­пах ис­пе­ чен­ных в тан­ды­ре ле­пе­шек за­став­ля­ет ноз­д­ри тре­пе­тать. По­следний ве­чер в Ира­не. С вы­со­ты по­лу­то­ра ты­сяч мет­ров ви­ден весь Те­ге­ран. В ожи­дании за­ ка­та пьем оче­ред­ной чайник чая. Внезап­но тем­ неет, из-за скло­на го­ры по­яв­ля­ет­ся гро­мад­ная ту­ча, слыш­ны рас­ка­ты гро­ма. Ве­тер сры­ва­ет с го­ ло­вы пла­ток. Тем­ное об­ла­ко до­ж­дя на­кры­ва­ет го­род. Про­па­ли ули­цы, ба­зар, двор­цы, ку­по­ла ме­че­ тей, буд­то и не су­ще­ст­во­ва­ли во­все...

~Tips-head x xxxx xx

Жен­щи­ны, муж­чи­ны Жен­щи­нам нуж­но по­ сто­ян­но но­сить пла­ток, при­кры­ваю­щий во­ло­сы и шею, длин­ные брю­ки или юб­ку до пят. По­верх брюк обя­за­тель­но непрозрачное ман­то с длин­ ным ру­ка­вом — ру­баш­

62

ка или плащ до се­ре­ди­ ны бе­дер. В неко­то­рые пуб­лич­ ные мес­та женщин мо­ гут не пустить. В аэ­ро­ пор­ту и в ме­че­тях жен­ щи­ны и муж­чи­ны поль­зу­ ют­ся раз­ны­ми вхо­да­ми.

В ав­то­бус жен­щи­ны са­ дят­ся в зад­нюю дверь, муж­чи­ны — в пе­ред­нюю. В мет­ро есть сме­шан­ные и жен­ские ва­го­ны. Ес­ли муж­чи­на и жен­ щи­на пу­те­ше­ст­ву­ют вме­ сте, — они род­ст­венники,



по­это­му на все во­про­ сы луч­ше от­ве­чать, что вы муж и жена. Не сто­ ит про­яв­лять на пуб­ ли­ке пыл­ких чувств, но дер­жать­ся за ру­ки не воз­бра­ня­ет­ся. Для муж­чин ис­клю­че­ ны шор­ты, при­вет­ст­ву­ ет­ся бо­ро­да. Ал­ко­голь и свинина за­пре­ще­ны за­ко­ном.

INFLIGHT REVIEW 2007 АВГУСТ


Иранские хроники