Page 1

ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ ⁄ ИНТЕРВЬЮ ⁄

ДМИТРИЙ КОРЧАК: МЫ СМОГЛИ ПОКАЗАТЬ ЕВРОПЕ, ЧТО ТАКОЕ НАСТОЯЩИЙ ЧАЙКОВСКИЙ 07.03.2014

Новый концертный сезон осенью этого года в Московской филармонии был наполнен именами оперных знаменитостей, звёздных оркестров, интересными программами. Среди всего этого разнообразия несколько неожиданной показалась афиша концерта «Вечерний звон», намеченного на весну 2014 года. В программе — русская духовная и народная музыка. Исполнители — хор Академии хорового искусства имени В. Попова, солист — Дмитрий Корчак. Концерт посвящается основателю АХИ, профессору В. Попову. Тенор Дмитрий Корчак хоть и редкий гость в Москве, но его появление в столице всегда вызывает отклики в различных изданиях и на телевидении. Меломаны знакомы с концертными программами певца, обычно содержащими произведения европейских композиторов. Обращение тенора, работающего на престижнейших мировых оперных сценах в очень плотном графике, к истокам, к богатой традиции русской духовной и народной музыки, безусловно, заслуживает внимания.

— Вы учились в Академии хорового искусства. Это достаточный фундамент для всей Вашей карьеры? — Фундамент прекрасный, но на фундаменте надлежит ещё и замок построить. Что касается образования, то в Хоровом училище, а затем и в Академии было одно из самых сильных и достойных музыкальных образований. И нельзя забывать, что, кроме практических знаний в широком масштабе, мы получали и практические исполнительские навыки с самого детства. Это многочисленные концерты, гастроли, встречи с большими музыкантами, певцами, дирижёрами. И это был отнюдь не только оперный репертуар, но вся русская, зарубежная музыка кантатно-ораториального жанра, мессы, кантаты, старинные песнопения, произведения современных композиторов, народные песни, духовная музыка. Всё это мы впитывали с детства. — Вы поёте на итальянском, французском, немецком языках с самого начала карьеры. Как получилось так быстро войти в европейскую языковую среду? — К сожалению, это не случается быстро. Для всего необходимы время и продолжительные уроки, как с педагогом, так затем и с репетиторами. Естественно, что, как и вокальная линия, техника пения, так и произношение — неотъемлемая часть исполнения, которая кропотливо изучается. Это требует большого труда и терпения. — В прошлом сезоне Вы с огромным успехом исполнили партию Ленского в опере П. Чайковского «Евгений Онегин» на сцене Венской оперы. Как это выступление повлияло на Вашу дальнейшую карьеру? — На следующий день я проснулся певцом другого уровня. Этот спектакль видели все, и молва разлетелась мгновенно по всему миру. А выступление в таком звёздном составе — с Анной Нетребко и Дмитрием Хворостовским — ещё сильнее подогрело интерес зрителей. Это счастье для любого артиста. Но самое главное — то, что мы смогли нашим русским составом показать Европе, что такое настоящий Чайковский. — На зарубежных сценах Вы трижды исполнили партию Ленского. Менялась ли Ваша трактовка этого образа? — Трактовка всегда меняется. С возрастом приходит понимание многих вещей, нюансов, те или иные ситуации межличностных отношений героев становятся явственнее, определённее. Несомненно, и в вокальном плане партия становится удобнее, технически проще обходить множество острых углов. Музыка Чайковского гениальна, но трудна технически, так как скорее отражает принцип инструментального языка, нежели вокальной фразировки. Если говорить о самой трактовке, то я всегда придерживался мнения, что это очень трогательная и лирическая партия. Вопреки многим представлениям, существующим на Западе, что эта партия написана для крепкого голоса. Не всем крепким голосам удаётся раскрыть все краски образа. Да, она не простая, но именно ключом в открытии принципа для меня является баланс мужского пения при


очень плотном оркестровом аккомпанементе и очень чувственном образе, краски которого меняются постепенно, от лёгкого задорного романтика-поэта до подозрительного ревнивого юноши и, в конце концов, человека, которому уготована смерть. Это всё должна прочувствовать и понять публика. И наверняка именно по этой причине до сих пор эталонным воплощением этого образа является С. Я. Лемешев. В нём было сочетание всего этого, да ещё и каким красавцем он был на сцене! — Есть ли предложения исполнить эту партию в других театрах? — Мы повторим эту постановку в Венской государственной опере и снова с Анной Нетребко. — Оперы Дж. Россини составляют заметную часть в Вашем творческом багаже. Считаете ли Вы себя россиниевским певцом? — Нет, не считаю. Россиниевский певец — это очень узкая специализация. Хотя его оперы написаны в разных стилях, и не только комические, для разных типов голосов. Многие певцы обращаются к музыке этого композитора, особенно молодые артисты, и это правильно. Мне кажется, что сами сюжеты, молодость персонажей, лёгкость оркестра в его комических партитурах как нельзя лучше подходят для начинающих певцов. При этом музыка Россини даёт возможность каждому найти произведение, доступное его вокальному уровню, учитывающее его технические возможности. Его оперный репертуар широк, каждому найдётся в нём место, и исполнение его музыки поможет технически совершенствовать голос.

— Вы востребованы на Западе, но родина — Москва, Рязань — тоже появляется в Вашем графике. Только ли работа зовёт Вас в родные места? — С Россией меня связывает всё — это моя родина, семья, родные, друзья, педагоги, школа, зрители. Будет лишним говорить, что в моём графике так мало свободных дней, чтобы просто приехать в Россию, отдохнуть и встретиться с друзьями. Хотя это и крайне сложно, но я регулярно приезжаю с концертами в Россию и считаю это своим долгом. Хотел бы надеяться, что в скором времени география моих выступлений выйдет за рамки только Москвы и Санкт-Петербурга и я вновь окажусь с выступлениями в других чудных уголках нашей страны. — На Ваш взгляд, меняется ли что-либо в культурной жизни России? — Мне трудно сказать, что меняется конкретно: я редкий гость, и моё мнение вряд ли может быть объективным. Но одно могу сказать точно и с уверенностью: Россия богата талантами. Люди очень одарены самой природой. Многие с огромным внутренним желанием изменить свою жизнь трудом и терпением достигают необыкновенных результатов. Даже на оперном олимпе огромное количество примеров наших певцов с феноменальной карьерой. Почти в каждом хорошем театре ведущие партии исполняются нашими соотечественниками. Я очень верю в богатейшую культуру нашей страны, но мы должны, как я уже говорил, научиться беречь наше прошлое, нашу историю и передать всё будущим поколениям, не напортив и не уничтожив то, что бережно было сохранено для нас. — Уже объявлен весенний концерт хора Академии хорового искусства с Вашим участием. В программе — русская духовная и народная музыка. Как Вы, успешный, востребованный на лучших мировых сценах певец, пришли к такому необычному замыслу? — Это как раз моё прошлое и история нашей страны. Духовная хоровая музыка — это вообще неотъемлемая часть православного богослужения. И именно это стало нашей традицией, историей. А обращение к этому жанру наших великих композиторов, таких как Чайковский, Рахманинов, Чесноков, Кастальский, Бортнянский, Львов, Гречанинов и многие другие, подняло жанр православных песнопений до уровня уже не простого обихода, а поистине высочайшего культурного музыкального наследия. Наш народ всегда был очень певучим, и огромный пласт народного пения также выражает собой необыкновенную мелодику, чувственность, горе и радость, печаль и нежность. Действительно, это та музыка, с которой я рос с детства и на протяжении всего студенческого периода. С этой музыкой мы гастролировали с хором и выступали в самых разных уголках мира. Это та музыка, которую мы впитали с молоком матери. Это направление для меня не новое, а наоборот, я как бы оглядываюсь на своё прошлое, с радостью и благоговением жду этого выступления. С хором Академии хорового искусства мы записали CD с этой программой. Диск выйдет через некоторое время, но публика живьём сможет услышать 14 апреля в Москве эту уникальную программу в зале Чайковского. — Можете ли определить главное в подходе к трактовке духовных музыкальных произведений?


— Это сложный вопрос. Я постараюсь сформулировать ответ. Во-первых, духовная музыка, русская и зарубежная, — абсолютно два разных направления. Хоровая зарубежная музыка, тем более с оркестровым сопровождением, как мессы или кантаты, — это в большей степени концертные произведения. Или если взять кантаты Баха для праздников, то эта музыка имела, скорее, прикладной характер в службе. В православной же церкви хор — это неотъемлемая часть богослужения. Благодаря голосу в церкви прихожане погружаются в саму службу и молитву. Музыкальные моменты несут большую смысловую нагрузку. Мне кажется, в духовной музыке надо постараться раскрыть суть молитвы и ситуации, погрузить молящегося в эту атмосферу и при этом не помешать его мыслям. Должно быть ощущение некоего таинства. А когда затем нашими композиторами создаются просто музыкальные шедевры на литургические тексты, это только украшает наше православное богослужение. Беседовала Людмила Краснова Поделиться…

Фрм, дмитрий корчак, февраль 2014  
Фрм, дмитрий корчак, февраль 2014  
Advertisement