Issuu on Google+


Маргарита Корзо

8


100 ненужных советов молодым дирижерам


Roman Kofman

100

Unnecessary Tips for Young Conductors

Kyiv Laurus MMXII


Роман Кофман

100

ненужных советов молодым дирижерам

Киев Laurus MMXII


Кофман, Роман. 100 советов молодому дирижеру. — К.: Laurus, 2012. — 184 c.

В оформлении книжки использован автограф Монодии для фортепиано с оркестром Валентина Сильвестрова (1965)

Все права защищены. Воспроизводить какую-либо часть этого издания в какой-либо форме и каким-либо способом без письменного разрешения правообладателей запрещено.

© Издательство Laurus, 2012 ISBN 978-966-2449-12-9 © Роман Кофман, 2012


Оглавление

Introduction............................................................. 11 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23.

О призвании.............................................................17 О провинциальности............................................17 Как не надоесть оркестру.................................. 19 Об артистичности и «актерстве».................... 21 О комплиментах.................................................... 22 О дружбе с оркестрантами............................... 23 О профсоюзе........................................................... 24 Хвалить ли оркестрантов................................... 25 Еще раз о призвании.......................................... 25 О «двигательной стеснительности»............... 30 О физической скованности............................... 30 О дирижировании «под рояль»....................... 33 О том же.................................................................... 36 Об игровой подоплеке учебного класса........................................................................ 38 О таланте и выдержке......................................... 39 О диктаторстве....................................................... 41 Что значит выучить партитуру?........................ 43 О владении фортепиано.................................... 45 Об абсолютном слухе.......................................... 45 О разметке партитуры......................................... 46 О «банке оркестровых партий»....................... 50 О неопытном оркестре. С чего начать?........ 52 О тактике....................................................................57

–5–


24. 25. 26. 27. 28. 29. 30. 31. 32. 33. 34. 35. 36. 37. 38. 39. 40. 41. 42. 43. 44. 45. 46. 47. 48. 49. 50. 51. 52. 53. 54. 55. 56. 57. 58. 59.

О репертуаре.......................................................... 58 О старинной музыке............................................ 60 О совместимости композиторов..................... 61 Слушать ли чужие записи?................................. 64 Об авторитетах....................................................... 66 Об общении с «великими».................................67 Как планировать репетицию............................ 68 О первом проигрывании.................................... 69 О выполнении плана........................................... 71 О домашних заготовках...................................... 72 О групповых репетициях................................... 73 О том же.................................................................... 74 Остановка оркестра. Для чего?........................ 74 О дирижерских «замечаниях»......................... 75 Об опасных примерах......................................... 76 Шутить ли на репетиции?...................................77 Об образных сравнениях................................... 78 О генеральной репетиции................................. 80 О нюансе piano...................................................... 82 О том же.................................................................... 82 О тактировании...................................................... 83 Тактировать или дирижировать?.................... 85 О смене пульсации............................................... 86 О сложных размерах............................................ 88 Для чего нужен метроном?............................... 91 Об унисонах............................................................. 92 О качественном звучании струнных............. 93 О строгости и милосердии................................ 96 О вмешательстве в технологию........................97 О рассадке в струнной группе......................... 99 О качественном звучании духовой группы...................................................101 О работе над строем..........................................103 О том же..................................................................104 О diminuendo.........................................................106 О crescendo............................................................108 О пользе кротости...............................................110

–6–


60. 61. 62. 63. 64. 65. 66. 67. 68. 69. 70. 71. 72. 73. 74. 75. 76. 77. 78. 79. 80. 81. 82. 83. 84. 85. 86. 87. 88. 89. 90. 91. 92. 93. 94. 95. 96.

О достоинстве оркестрантов..........................111 Немного о дисциплине.....................................113 Об обидах...............................................................114 О статусе «временного» дирижера..............119 О недоученной партитуре...............................119 О собственных ошибках...................................123 О пользе микрофона.........................................125 Надо ли сомневаться?........................................126 Играть ли музыку сверстников?....................128 О сотрудничестве с композитором..............129 О том же..................................................................130 О «концертобоязни»..........................................131 О том же..................................................................132 О нелюбви к репетициям.................................133 Об успехе у публики..........................................134 Компетентна ли публика?................................135 О дирижерском долге.......................................136 Наизусть или по нотам?....................................136 С палочкой или без?..........................................138 О фраке...................................................................139 О stringendo и мускулах...................................140 О внутреннем и внешнем................................141 О forte и мускулах...............................................142 О незнакомой акустике....................................144 Музыка не нравится. Что делать?.................145 О том же..................................................................146 О рецензиях..........................................................147 Что такое аккомпанемент?..............................149 О высокомерии солистов.................................153 О неопытных солистах......................................156 Еще о солистах.....................................................157 О вокалистах.........................................................160 О разнице между певцом и певицей..........161 Еще о вокалистах................................................162 О концертах со звездами.................................162 О проблемах дирижирования оперой.......163 О том же..................................................................164

–7–


97. О сотрудничестве с хормейстером...............166 98. Об отношениях с режиссером........................168 99. О том же..................................................................170 100. Сколько месяцев в году?..................................172 Coda..........................................................................177 Кофман о Кофмане............................................181

–8–


Что нужно нам, — того не знаем мы, Что ж знаем мы, — того для нас не надо. Гете

...я чую все, с чем свидеться пришлось, И вспоминаю наизусть и всуе. И не рисую я, и не пою, И не вожу смычком черноголосым: Я только в жизнь впиваюсь... Мандельштам

–9–


– 10 –


Introduction

Шутить с профессором надо осторожно. Лучше вообще этого не делать. Еще безопаснее  — внимать шуткам самого профессора и похохатывать. Но похохатывать следует также сдержанно: открыто смеясь, мы будто ставим себя на одинаковую с профессором платформу возможностей — не все это любят. Когда мой профессор торжественно вручил мне свежий, пахнущий типографской краской том «Вопросы дирижирования» с авторской надписью, черт, который, как известно, не дремлет, дернул меня за язык. — Ах, профессор, «Вопросы дирижирования» и я мог бы написать. А вот кто напишет «Ответы дирижирования»? Профессор промолчал, но очки его недовольно сверкнули. Мне стало стыдно. Мне стыдно до сих пор. Давно оказавшись в ситуации, когда приходится самому отвечать на вопросы, я вынужден признать, что в дирижерском деле вопросов намного больше, чем ответов. Притом ответы чаще всего обтекаемы, расплывчаты, с большой долей – 11 –


допуска, и чем совет более конкретен, тем далее отстоит он от зыбкого, многовариантного, труднообъяснимого процесса дирижирования, в котором объективное и субъективное смешано в неподвластных математическому анализу пропорциях. Тем не менее, вопросы не иссякают, и на них приходится отвечать. Забавно, что студенты, лишь недавно приступившие к занятиям, задают вопросы гораздо реже, нежели те, кто уже ступил на профессиональную стезю, общаются с оркестром и, соответственно, уже хлебнули лиха. С тех пор, как я занялся дирижерской педагогикой, то есть начал обу­ чать тому, чему научить нельзя, передо мной прошла длинная череда молодых людей, алчущих признания и славы на каменистой дороге дирижерского искусства. Среди них были талантливые и не очень, настойчивые и слабохарактерные, самонадеянные и скромные, брюнеты и блондины, и даже один рыжий. Многие из них сделали так называемую карьеру — то ли выступают с различными оркестрами, то ли возглавляют свой собственный; у них-то и возникали самые интересные вопросы. Я, кстати, заметил, что блондины задавали вопросы преимущественно технического и теоретического свойства, брюнетов же волновали проблемы интерпретации и выразительных средств. Впрочем, я, кажется, ступил на территорию смежных наук и поэтому умолкаю (возможно, на пороге крупного открытия). Рыжий, кстати, не задал ни одного вопроса... – 12 –


О чем спрашивали начинающие дирижеры? Обо всем. Были вопросы наивные. Случались и такие, ответить на которые я не мог. Например: «Как надо дирижировать?» Я честно отвечал: «Не знаю. Зато точно знаю, как не надо дирижировать, и обязуюсь вас от этого предостеречь». Не мог я ответить на вопросы вроде: «Что такое талант?», «Сколько часов в день надо заниматься?», «Я не люблю Вагнера — как быть?»... Некоторые вопросы повторялись многократно, это наталкивало на мысль составить нечто вроде специализированного справочника для начинающих, но само предположение о том, что в сферу музыки будет вброшено нечто вроде книги рецептов вкусной и здоровой пищи, устава армейской службы или энциклопедии для рожениц — казалось мне кощунственным. Кроме того, хорошо известно, что ни одна война не выиграна благодаря неукоснительному следованию параграфам воинского искусства, а самым гениальным творениям человека сопутствовало нарушение всяческих канонов и привычных представлений. Поэтому я лишь попытался вспомнить то, о чем меня спрашивали чаще обычного мои ученики и слушатели мастер-классов, и то, как я пытался отвечать, не претендуя никоим образом на исчерпывающее знание или истину в последней инстанции. Мой скромный опыт подсказывал мне доброжелательные ответы с уклоном на то, чего не надо делать в том или ином случае — чтобы с меньшими потерями времени и нервных клеток добиться результата. – 13 –


Сознательно опускаю бесчисленное множество проблем, связанных с техникой дирижирования, то есть постановки рук и их движений, — все это многократно описано в десятках пособий с применением диаграмм, графиков и других новейших достижений геометрии и биофизики. Не буду касаться и вопросов интерпретации. Эта чувствительная и необъятная те­ ма затронута многими великими мастера­ми дирижирования в их великолепных книгах, которые дают богатую, подробную (иногда слишком подробную), пеструю и подчас противоречивую картину различных взглядов на крупные, мелкие и мельчайшие проблемы интерпретации. Мои беседы — с теми, кто уже прошел «боевое крещение» живым оркестром и, хотя в первых схватках не погиб, уже имеет шрамы и легкие ранения.

– 14 –


– 15 –


– 16 –


— Как преодолеть равнодушие оркестра? Меня раздражает безучастность музыкантов на репетициях, и я не знаю, что с этим делать.

1

— Как часто это происходит? — Честно говоря, почти всегда... — Давно ли вы занимаетесь дирижированием? — Почти четыре года. — Боюсь, что вам надо поменять профессию. Вы молоды, у вас еще есть время... — Но мой профессор говорил, что у меня хорошая техника, точные руки и выразительный жест. — Прекрасно! Есть редкая и, видимо, хорошо оплачиваемая профессия — сурдопереводчик! — Я руковожу небольшим провинциальным оркестром в течение двух лет и, судя по всему, смогу работать с ним, пока не надоест. Есть ли смысл держаться за него? — Естественно, надо стремиться ввысь, но, пока у вас не появился реальный шанс «взлететь», работайте так, как будто бы вся ваша – 17 –

2


жизнь посвящена именно этому оркестру. Кстати, он провинциален географически или творчески?

— Разве это не связано? — Не всегда. Ничем не примечательный немецкий городок Бамберг имеет симфонический оркестр, не уступающий многим русским оркестрам с громкими столичными именами, а то и превосходящий их. В то же время музыканты симфонического оркестра из Новосибирска  — города, отдаленного от центра Европы на несколько тысяч километров  — в семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века выходили на сцены некоторых европейских столиц с вполне обоснованным чувством превосходства. Давно стал притчей во языцех провинциальный дух музыкальных учебных заведений Вены, которая двести лет назад была центром притяжения жаждущих приобщиться к таинствам музыкальной культуры. Так что не в географии дело. Скажем так: приближенность к крупным центрам с разветвленной культурной инфраструктурой, ко средоточию административных и финансовых институтов облегчает, но не гарантирует избавление от провинциального привкуса в мышлении и творчестве.

— Я не могу сказать, что мой оркестр провинциален творчески: я не замечаю рутинного мышления у оркестрантов; им интересны новые веяния в репертуарной политике; да и вокруг оркестра установилась атмосфера вполне живой, не «нафталинной» заинтересованности горожан. – 18 –


— Тогда постарайтесь извлечь из этой ситуации максимум пользы для себя, для своего профессионального роста. Расширяйте свой репертуар, совершенствуйте дирижерскую технику, постигайте секреты успешного взаимодействия руководителя с коллективом... Я думаю, что новая работа сама найдет вас — как раз тогда, когда нынешняя вам надоест... Позаботьтесь только, чтобы еще до этого не надоесть оркестру!

— Мне не кажется, что такая угроза существует. Но если уж на то пошло — как ее предотвратить? — Жизнь оркестра не должна быть монотонной. А делают ее монотонной: однообразные программы, обилие второсортных солистов, отсутствие интересных гастролей и... наличие за пультом одного и того же дирижера. Психология музыкантов в провинциальных (в творческом смысле) оркестрах такова, что какое-то, довольно длительное, время монотонность оркестрового бытия их вполне устраивает. Ничего удивительного: если для дирижера репетиционный и концертный залы — место, где он отдает искусству все душевные и физические силы, где происходят события, которые оправдывают самое его существование, то для большинства оркестрантов (даже в самых великих оркестрах), при всей их преданности музыке, профессиональной гордости и бескорыстии, оркестр все-таки немного «служба»... Но в какой-то момент творческий огонек, который может тлеть, но никогда не гаснет в

– 19 –

3


душе самого инертного оркестранта, начинает подогревать его самолюбие. Однообразие оркестровой жизни, невысокий уровень ее «энергетического потенциала», отсутствие раздражителей само становится раздражителем для оркестра. А поскольку именно вы являетесь ключевой фигурой творческого процесса, одновременно его организатором и символом, то можете надоесть оркестру гораздо раньше, чем он надоест вам. Учтите при этом, что повернуть события вспять не удастся. Процесс разочарования в дирижере необратим: нежнейшие, утонченные, вдохновенные артисты оркестра превращаются в жестких, категоричных и неумолимых прокуроров. Мне приходилось слышать от музыкантов оркестра, во главе которого стоял дирижер поистине с мировым именем, суждения о своем шефе, не все из которых можно произносить при детях. Самые мягкие из них: «он вообще не музыкант» и «мы не можем дождаться, когда наконец (!) истечет его контракт»... И это говорилось на ...третьем году сотрудничества с маэстро. Я надеюсь, что творческая сторона ваших отношений с оркестром будет увлекательной. И все же — чтобы не надоесть оркестру — не маячьте постоянно за пультом. Не превращайтесь в обязательный портрет на стене. Приглашайте дирижеров «со стороны»  — и как можно чаще. Одно условие: приглашенные дирижеры должны быть сильнее вас. Вас не должно смущать это обстоятельство: оркестр подрастет, да и вы подучитесь. – 20 –


Будьте уверены, оркестр по достоинству оценит вашу позицию, и однажды, встав после долгого перерыва за пульт, вы, возможно, услышите негромкое: «Слава Богу, наконец-то!» — Меня упрекают в излишней экзальтированности, дирижировании «на публику», едва ли не в актерстве. Эти обвинения приводят меня в отчаяние. Мне себя не изменить — ведь я все делаю искренне... — По поводу излишней экзальтированности — могу согласиться с вашими критиками: иногда ваши эмоции перехлестывают через край. Не обижайтесь, но я в таких случаях говорю: «Не будьте более талантливым, чем композитор!» Думаю, что со временем внешние проявления ваших чувств станут более гармоничными... Но актерства в вашем дирижировании я не заметил. А если бы оно и просматривалось — тут, собственно, надо разобраться в терминологии. Если вы интересуетесь социальной психологией (дирижеру это весьма полезно), то заметили, что в последние десятилетия вырос интерес к такой категории, как игра. Ее изучение увлекло людей, далеких от игры «как способа умственного и физического воспитания детей» или игры как объекта внимания математиков и кибернетиков. Знаменитый армянский художник Мартирос Сарьян вопрошал: «Творчество  — что это, как не дерзновенность? Как не игра?» Homo sapiens — «человек разумный» — мне нравится меньше, чем homo ludens — «человек играющий». В пособиях по дирижирова– 21 –

4


нию исследуются многие составные этого увлекательного занятия, но трудно найти даже упоминание — позитивное или ругательное — о каких-либо признаках «актерского» в действиях дирижера. Правда, говорят об артистичности, при этом подразумевается особая пластичность художественной натуры, вдохновенность, интенсивная направленность исполнительской энергии на слушателя. Актерский элемент дирижирования стыдливо замалчивается. А разве творческий процесс, который совершается на глазах десятков, сотен, а то и тысяч людей — то ли на репетиции, то ли на концерте, — не предусматривает частицы актерского в действиях дирижера? Ведь именно умение творить в состоянии эмоциональной и психической раскрепощенности, не замечая направленных на тебя внимательных глаз, и является прерогативой талантливых актеров! Но вот что, действительно, противно и неприемлемо — это намеренное актерство. Если заметите в себе зародыши этой гадости  — принимайте срочно хирургические меры.

5

— Как воспринимать похвалы оркестрантов? — Похвалы оркестрантов бывают трех видов: искренние, неискренние и очень неискренние. Для правильного их восприятия необходимо обладать хорошей выдержкой, некоторой долей актерского мастерства, чувством юмора и запасом сострадания. Если похвалы уметь расшифровывать, они могут приносить пользу. Например, если – 22 –


вам говорят: «Ах, маэстро, вы были сегодня неподражаемы!»  — значит, концерт прошел неровно. Вы были перевозбуждены и подменяли трезвый расчет внешним эффектом. Похвала вроде: «Спасибо, сегодня было так удобно играть!» означает, что вы были в неплохой форме, н�� вам явно не хватало вдохновения. Если два-три человека воскликнут в унисон: «Браво, маэстро! Наконец-то у нас появился настоящий дирижер!» — постарайтесь впредь этих людей в артистическую не пускать — неделю назад они то же самое объявили другому дирижеру. Однажды я выслушал лестную для меня похвалу, не догадываясь об ее истинной причине. В антракте репетиции в новом для меня оркестре в артистическую зашел один из духовиков, вполне пожилой музыкант. Отечески похлопав меня по плечу, он произнес: «Спасибо вам, маэстро! Наконец-то мы играли Бетховена в старых, настоящих темпах. Эти молодые дирижеры так любят гнать!» Назавтра я узнал, что бедняга недавно перенес операцию и страдал одышкой... Однако в оркестре всегда найдутся одиндва человека, мнение которых для вас может быть крайне полезно. Правда, они не разбрасываются комментариями и редко появляются в артистических. — А можно ли руководителю оркестра дружить с оркестрантами? — И можно и нужно. И не надо стесняться такой дружбы как чего-то запретного. Вы долж– 23 –

6


ны быть независимым и поступать согласно своим убеждениям — в конце концов, только такая позиция вызывает уважение. Лишь одно замечание: вы должны оберегать тех, с кем дружите, от косых обывательских взглядов остальных музыкантов. Увы, в оркестрах также встречаются обыватели (то есть люди, сотканные из пошлости и зависти), хотя их процент, возможно, несколько меньший, чем в других областях жизни (я где-то читал, будто искусство облагораживает человека). Поэтому друзьям — никаких поблажек, никаких привилегий, будьте к ним требовательны не менее, чем к другим оркестрантам. Но и не более. Все показное снижает уровень доверия. Фальшь повредит вам и вашим симпатикам.

7

— Как строить взаимоотношения с профсоюзом оркестрантов? — Постарайтесь работать таким образом, чтобы отношений с профсоюзом у вас не было вообще. Для этого соблюдайте все «правила поведения», смиритесь с ограничением своих прав: смирение — это компенсация, которую вы платите оркестру за почти неограниченную власть над ним, которой пользуетесь, стоя за пультом. В случае разногласий будьте мудрым, удерживайте свой темперамент под контролем: мелкие победы могут обернуться крупным поражением. Идеальный вариант — работать так, чтобы профсоюзу оставалось заниматься лишь новогодними подарками – 24 –


и покупкой цветов для проводов коллег на пенсию. Не знаю, как вам, но мне такой парадиз не встречался... — На репетиции в незнакомом оркестре я похвалил одного из духовиков: гобоист замечательно сыграл соло из второй части скрипичного концерта Брамса. Оркестр ему поаплодировал смычками по пультам и ладошками по коленкам. Но некоторые из его коллег-духовиков, как мне показалось, слегка обиделись и как-то замкнулись (возможно, в группе какие-то сложные отношения). Психологическая ошибка? Нельзя выделять никого из оркестрантов?

8

— Что вы, Бог с вами! Одна из самых сильных страстей земных — каждый человек страстно желает быть ценимыми! Хвалите, выделяйте, радуйтесь успеху не только всего оркестра, но и каждого музыканта в отдельности, корите нерадивых, выгоняйте пьяных, лелейте незаменимых, чувствуйте себя свободным среди свободных людей, не взвешивайте комплимент и упрек на аптекарских весах. Мерило одно: справедливость. — Господин профессор, я «пассивный» участник мастер-класса. Более того, я не обучался дирижированию, но с детства мечтал стать дирижером. У меня высшее музыкальное образование, неплохой слух, память и, говорят, неплохие организаторские способности. Кроме того, я давно собираю симфоническую и оперную фонотеку и примерно знаю лите– 25 –

9


Coda

Я допускаю мысль, что кто-нибудь из читателей все-таки дочитал эту книгу до конца. В этом случае он наверняка ждет объяснений по поводу ее названия. Почему советы — «ненужные»? Ответ кроется в том утверждении, с которого книга начиналась: научить дирижировать нельзя. Я говорю это, находясь в полном сознании, и понимаю, что после этого заявления соответствующие органы могут потребовать от меня возвращения всех денег, выплаченных мне за тридцатилетнюю работу в качестве профессора дирижирования. Повторяю: научить дирижировать нельзя. Однако научиться дирижировать можно — но не благодаря чьим-то советам или прочитанным учебникам. Дирижер учится не в дирижерском классе или в читальном зале библиотеки, — свой первый урок он получает на первой же репетиции с «живым» оркестром, а экзамены сдает на каждом концерте. И принимают экзамены не профессора и доценты, а господин – 177 –


N из восьмого ряда партера и госпожа NN из группы вторых скрипок. От моих учителей я получил множество мудрых советов, но опыт приобретал, эти советы нарушая... Пытаясь объяснить некоторые психологические тонкости профессии, я взял с полки одну тонкую, почти прозрачную книжицу. Но когда я взглянул на ее обложку, оказалось, что автор книжки — я сам. Каждый дирижер, соприкасаясь, набивая синяки, приобретая поклонников и недоброжелателей, пишет свою собственную книгу; но она не может служить инструкцией для других. Все те, кто задавал мне вопросы, забудут мои советы, едва встав за дирижерский пульт. И правильно сделают: дирижеры на чужих ошибках не учатся... В этом мучительная прелесть нашей профессии.

– 178 –


– 179 –


– 180 –


Кофман о Кофмане

Роман Кофман утверждает, что занялся сти­ хосложением раньше, чем музыкой. При этом побудительные мотивы были раз­ ны­ми: музыкой «из-под палки», а сочи­ни­­ тельством — движимый чувством пат­рио­тизма. Первое стихотворение было по­священо освобождению Киева от немецко-фашистских захватчиков; автору было восемь лет, и он не мог тогда предположить, что спустя столько лет «из-под его палки»  — дирижерской — будут играть лучшие не­мецкие оркестры, а пятилетняя работа в качестве главного дирижера Боннского симфонического ор­ кес­тра имени Бетховена и Боннской Оперы завершится вручением ему ордена «Крест за заслуги перед Федеративной Республикой Германией» 1-го класса. Период между стихотворением и первым немецким орденом был заполнен учебой, влюбленностями, скитаниями по одной шестой части земной суши, руководством Киевским камерным оркестром, Сеульским симфоническим оркестром (Южная Корея), – 181 –


Донецким филармоническим оркестром, оркестром Поморской филармонии (Польша) и, наконец, упомянутыми выше коллективами в ФРГ. Попутно Роман Кофман успел воспитать дочь и 36 молодых дирижеров; многие из них возглавляют ныне симфонические и оперные оркестры в Украине, Сербии, Польше, Канаде, ФРГ, Франции и Великобритании. Отвлекаясь от основных занятий, Роман Кофман пробовал себя в оперной режиссуре и композиции, но утверждает, что наибольшее удовлетворение получает от общения со словом. Результат — шесть опубликованных книг поэзии и прозы; притом автор полагает, что пишет лучше, чем дирижирует. Говоря о книге, которую вы держите в руках, Роман Кофман, правда, признается, что давать советы, особенно ненужные, гораздо легче, чем что-либо сделать самому. Оценим скром­ность автора. Он, кстати, и сам заявил: «Я самый скромный из гениальных людей» — в интервью журналу «Вся Европа». Ирония и самоирония, по мнению Романа Кофмана, — подлинный эликсир жизни. Согласившись с этим, откроем книгу, которая, на наш взгляд, будет полезна не только молодым дирижерам, но и всем, кто ценит интеллектуальный продукт и хочет добиться успеха в общении с окружающими с наименьшими потерями с обеих сторон.

– 182 –


Популярне видання

Роман Кофман

100 порад молодому диригенту (російською мовою)

Редактор Світлана Гайдук Техред Майя Притикіна Обкладинка Тетяни Ласкаревської Відповідальний за випуск Микола Климчук

Видавництво «Laurus» ДК № 4240 від 23.12.2011 04114, Київ, вул. Дубровицька, 28 Телефон 0 (44) 581-69-39 laurus.info@yahoo.com Facebook: laurus Livejournal: laurus_books

Підписано до друку 01.04.2012. Формат 84х90/32 Ґарнітура «PT Sans». Папір офсетний. Друк офсетний. Наклад 500 прим. Надруковано у ЗАТ «ВІПОЛ». 03151, Київ-151, вул. Волинська, 60 Свідоцтво про внесення до Державного реєстру ДК № 752 від 27.ХІІ.2001 Зам № 12-292.



Роман Кофман. 100 ненужных советов молодым дирижерам