Page 1

радуга

ИСТИНА СДЕЛАЕТ ВАС СВОБОДНЫМИ. (ИН 8,32) Свобода и ответственность Блаженны свободные, ибо себя найдут Пасхальная вигилия – в Литургии 8 чтений напоминают наше освобождение


радуга 2005 №1

СОДЕРЖАНИЕ: Вступительное Слово

1

Отплыви на глубину Свобода и ответственность

2

Свобода в Библии Иисус – Человек свободен

6

СКАЖИ «ДА». Мария - ответ свободного человека Богу

10

У истока… Молитва, Текст из Отцов Церкви Блудный сын

14 15

Икона: Сошествие в ад

18

Мастерская Психологическое развитие человека

20

Катехитическая дидактикапедагогика Христа

23 Блаженны свободные, ибо себя найдут 26 Пасхальная свеча

30

Литургия Тема обретенной свободы в литургии Навечерия Пасхи В воде возрожденные

32 34

Cложные вопросы… Ответы на вопросы подростков

37

Всего понемногу… Анализ книги : Властелин Колец

39


Почему этот номер посвящен теме свободы? Что может иметься в виду? Всегда ли свобода приближает человека к Богу? Сейчас, когда государственные гонения за веру давно прекратились, мы по-прежнему видим вокруг себя очень мало истинно верующих людей. Более того, из приходского опыта мы знаем, что часть наших детей по окончании воскресных школ куда-то исчезают из Церкви. Такой ли свободы мы от них ждали? Одним словом, у нас есть и теоретические, и практические основания посмотреть на тему свободы как можно шире. Богочеловечество дает нам совершенно новую почву для постановки и принципиального решения вопроса о свободе. «Человек находит свое полное и окончательное определение в своем личном единстве с Божеством, как и Божество вполне и окончательно проявляется лишь в своем личном единстве с человеком, при этом необходимость перестает быть неволей, а свобода перестает быть произволом», – это написал Владимир Соловьев. Как христиане мы, безусловно, согласны с мыслью великого философа. Но наша цель как практических работников Церкви – разобраться, правильно ли мы понимаем человека, когда он идет к своей высшей цели, то есть – к единению с Богом: понимаем ли мы те проблемы, которые его действительно беспокоят и, соответственно, делаем ли все возможное, чтобы помочь людям на пути спасения. Обращаясь к читателям газеты «КоммерсантЪ» в день Рождества 2004 года, представитель Святого Престола в РФ архиеп. Антонио Меннини, в частности, сказал: «Верующие разных христианских конфессий и разных религий… проповедуют, что каждый человек получает в дар от Творца свое уникальное достоинство; что каждый из нас является субъектом неотъемлемых прав и свобод; что служить ближнему – значит возрастать в человечности». Другими словами, свобода во Христе – это возрастание в человечности, это взращивание более гуманного, более счастливого мира. Мы все хотим этого для себя и для наших близких. Но мы также хотим понять, почему есть люди, не осознающие смысла свободы, и, по сути, бегущие от нее. Их много вокруг, они часть нашего с вами общества. Чтобы лучше помочь им, давайте еще раз спросим себя: что такое свобода... Свящ. Игорь Чабанов 1


Отплыви на глубину

Свящ. Хосе М. Вегас,cmf

СВОБОДА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ — 1. Положительные и отрицательные аспекты современного понимания свободы Современная западная культура сделала свободу своим знаменем. В жестокой многовековой битве постепенно человеческая свобода постепенно отвоевывала себе все больше пространства: развитие науки и техники помогало покорить природу, усиление и расширение демократии, гарантирующей личные свободы, побеждало политическую и социальную тиранию. То, что свобода крепла в борьбе против ее попирания и ограничения, постепенно устраняя препятствия, мешающие ее развитию, во многом обусловило тот смысл, который мы вкладываем в это слово. Личная свобода понимается как отсутствие внешнего принуждения, социального и физического, как условие самостоятельного принятия решений человеком. Такая форма восприятия свободы в основном негативна, во всяком случае, недостаточна, и порой ведет к выводам, которые, в свою очередь, заставляют относиться к ней с недоверием. Например, свободу путают с безответственностью и субъективной прихотью: быть свободным – значит не иметь обязательств, ни перед кем ни за что не отвечать, и, в конце концов, делать то, что хочется (возможно, с единственным условием – не нарушать границ чужой свободы). Так во имя свободы оправдываются поступки и поведение, нравственный смысл которых совершен2

но – неприемлем. Критика и неприятие такой формы свободы как безответственности и каприза часто выливаются в неприятие самой свободы, в страх перед ней. Например, говорят, что «свобода сама по себе хороша, но люди не умеют ею пользоваться». Таким образом, чтобы сохранить определенные нравственные принципы, некоторые люди пытаются оправдать те формы социального контроля, которые убивают истинную свободу. Мне хотелось бы предложить свою точку зрения, противостоящую как такому узкому и ограниченному пониманию свободы, так и попыткам отрицать ее во имя каких бы то ни было принципов - как бы возвышенны они ни были. Отказаться от свободы – то же самое, что отказаться от человеческого достоинства, и любой идеал, нравственный или религиозный, ничего не стоит, если он не принят человеком свободно. Отрицая или ограничивая свободу, мы уничтожаем эти идеалы. Свобода – это риск, и на него необходимо идти. Но вместе с тем важно правильно понимать ее, уметь избежать такого толкования, ограниченность и неточность которого выхолащивает самую суть свободы, делая ее почти невозможной. Правильное понимание того, что есть человеческая свобода, позволяет нам постичь, что она не противоречит ни долгу, ни ответственности, но, напротив, обязательно подразумевает их.


ОСНОВА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДОСТОИНСТВА

2. Свобода как способ бытия человека на свете (онтологическая свобода)

Представим себе, что какие-то инопланетяне прилетели на нашу планету, чтобы изучить поведение ее обитателей, и, приземлившись, например, в африканской саванне, встретили стадо зебр и решили, что они – единственные жители Земли. Всего несколько месяцев наблюдения позволят им с уверенностью говорить о том, каково поведение зебр в целом. И неважно, произошло бы это в ХХ веке до нашей эры или в нашем, XXI веке. Неважно также, какое именно стадо попалось бы в их поле зрения. Зебры, как и все остальные животные, всегда ведут себя более или менее одинаково. Если же, напротив, они встретились бы с людьми, все было бы совершенно по-другому. Например, если бы, изучив африканских охотников на зебр, наши пришельцы отправились к себе с убеждением, что люди в целом – это существа, живущие племенами и охотящиеся на зебр, их представления о человеческом роде были бы, мягко говоря, неполны и неточны. Чтобы познать человека, нужно познакомиться со всей историей человечества, которая являет собой ошеломляющее многообразие форм жизни, социальной и семейной организации, культур, обычаев, профессий и т.д. и т.п. Иначе говоря, человек, в отличие от животных, не приговорен к одной-единствен-

ной форме жизни; он открыт множеству различных форм. Это не столько свобода, сколько то, что можно было бы назвать свободным состоянием человека. Его природа открыта, она способна воплощаться в практически неисчислимом множестве форм. Именно это в философии называют «онтологической свободой». 3. Свободная воля (психологическая свобода)

Открытость человеческой природы приводит к тому, что для решения своих проблем человек не может полагаться только на инстинкты и врожденные способности, а должен с помощью разума открывать заключенные в той или иной ситуации возможности и выбирать из них наилучшую с его точки зрения. То есть человек, помимо инстинктов и врожденных способностей, которые очень слабо определяют его поведение, обладает свободной волей, позволяющей ему самоопределяться. В философии это называется «психологической свободой» или «свободным произволением». Чтобы человек мог воспользоваться этой свободой, существует негативное условие: отсутствие принуждения (физического, психологического, социального и политического), поэтому такой вид свободы называют «негативной 3


Отплыви на глубину

свободой» или «свободой от принуждения». Осуществлению такой свободы может помешать именно та или иная форма принуждения. Поскольку принуждение существовало в истории и по-прежнему существует в самых разнообразных формах, его устранение необходимо для того, чтобы стало возможным реальное осуществление свободы, свободы воли, суть которой в возможности хотеть или не хотеть, а также хотеть того или иного (свобода выбора). Итак, в свободе воли как раз и состоит то, что мы называем человеческим достоинством, ибо отнять эту свободу нельзя. Можно помешать ее реализации прямым принуждением (физическим, психологическим или политическим), можно также пытаться воздействовать на нее, например, посредством увещаний; но ее невозможно предопределить. Никто не может хотеть вместо другого, никто чужой не может хотеть вместо самого человека; никто не может «хотеть» волеизъявлений другого. Можно желать, чтобы другой хотел того или иного, но невозможно захотеть этого вместо него. Вопреки воле человека можно сделать все: можно, опьянив наркотиками или алкоголем, загипнотизировав, запугав, убив, заставить человека сделать или, наоборот, не делать чего-то. Нельзя только заставить хотеть, потому что невозможно хотеть насильно. Это основа человеческого достоинства, потому что благодаря свободной воле человека можно определить как «цель в себе»: человек не может быть только средством, потому что именно он своей волей делает своей целью всякую возможную реальность. Его можно только заставить стать чистым средством при помощи другой воли, но это уже есть посягательство на его достоинство. 4. Свобода как самоосвобождение (нравственная свобода) Наконец, существует еще высший уровень свободы, которым, в отличие от других, человек не обладает с самого начала, 4

но который можно обрести. Его называют «нравственной свободой», суть которой – в способности самому до определенной степени освобождаться от своих потребностей и склонностей ради более высоких ценностей, для которых эти потребности и склонности являются препятствием. Это достигается путем воспитания и аскетической практики. Такая свобода есть предмет завоевания и достигается в процессе подлинного освобождения. 5. Свобода: дар и задача. Ограничения человеческой свободы Итак, мы видим, что от свободы нельзя отказаться, так как она – часть природы человека. Но в то же время она есть дар, задача и завоевание. Эти два аспекта свободы становятся понятны, когда мы размышляем о границах свободы. Ведь, несмотря на абсолютную реальность и неотчуждаемость свободы, она все же ограничена. Во-первых, потому, что мы сами не можем дать себе свободу. Человек может выбирать многое, но он не может выбирать, быть ему свободным или нет. Во-вторых, потому что ограничен наш выбор: мы далеко не всегда можем выбрать все, что угодно (хотя иногда этого очень хочется). И оказывается, чтобы желать, нужно не только иметь выбор – он также должен об-


Отплыви на глубину

ладать определенными качествами, очень по-разному привлекающими или отталкивающими нас. То есть, для того, чтобы хотеть чего-то, нашей свободной воле нужны мотивы, потому что если бы все возможности были индифферентны, они не могли бы вызывать желания, и человек, с одной стороны, не мог бы ничего не желать, а с другой – не мог бы ничего выбрать. Те качества, которые побуждают нас к выбору, и которые мы открываем в мире, – это ценности. Некоторые из них чего-то требуют от нас, другие просто привлекают, даже искушают нас; иногда они сталкиваются между собой, и мы должны выбрать. Однако ценности и их иерархия отнюдь не лишают человека свободы: напротив это они мотивируют его желания и тем самым делают возможным свободный выбор. Значит, ценности не навязывают себя. Они побуждают, не вынуждая - как бы сильно ни было исходящее от них требование (или соблазн). То, что совсем невозможно, – это желать без мотивов, выбирать из числа совершенно равноценных возможностей или же абсолютно по собственному произволу. Если так происходит, речь идет не о свободе человека, а о неразумном капризе, возможном знаке безумия, требующем объяснения специалистов по патологии. Было бы абсурдно полагать, что человек тем свободнее, чем менее мотивированы

Отплыви на глубину

его поступки, то есть чем более безумно он ведет себя. 6. Свобода и ответственность Теперь понятно, что человеческая свобода – свобода ответственная. Если человек действует, как ему вздумается, он изменяет себе. Если же он действует в силу истинных нравственных мотиваций, то его поведение сообразуется с ценностями и требованиями, которые предъявляет к нему ситуация. Этот зрелый и свободный ответ иногда предполагает отказ от некоторых субъективных склонностей, которые, если остаться глухим к голосу ценностей, становятся капризом и препятствуют настоящей зрелости и истинной свободе человека. Итак, мы видим, что, вопреки еще одному предрассудку нашей культуры, свобода и долг не только не противоречат друг другу, но и неотделимы друг от друга. Только свободное существо является субъектом долга. Тот, кто не обладает свободой, потому что он не человек, или же не обладает достаточной зрелостью, - ничего не должен, потому что не может ни обещать, ни благодарить, ни просить прощения, ни отвечать за что бы то ни было. По-настоящему свободен лишь тот, кто может в разных формах ощутить бремя долга, которое есть то же самое, что дар свободы.

3


Отплыви на глубину

СВОБОДА В БИБЛИИ,

Свящ. П.Дюмулен

ИИСУС – ЧЕЛОВЕК СВОБОДЕН Бог, Будучи Бесконечно Свободным, Желает Свободы Тех, Кого Любит. Именно свобода дает нам возможность выбирать, а значит, брать на себя ответственность. Именно она ставит человека выше других созданий. Зачем нужны были бы все миры, если бы не было глаз, которые восхищались бы ими, сердца, которое благодарило бы за них, и свободной, разумной души, способной вступать в полное любви общение со своим Творцом? Творение и свобода Свобода – неотъемлемая часть человеческой природы. Именно в ней суть данного первому человеку запрета вкушать от древа познания добра и зла. Запрет дает ему свободу слушаться Того, Кто запрещает, или выказать Ему недоверие, иначе говоря, – любить или согрешить. Недаром речь идет не о «древе добра и зла», а о «древе познания добра и зла». В библейской терминологии знать некую реальность – значит иметь глубокий опыт близости к ней: Адам «познал» свою жену, и родился Каин. «Познание добра и зла» не есть благо, потому что рождает в самой глубине сердца двойственность, альтернативу добру. Зло, как только оно «познано», вносит в душу смерть (Рим 5,12; 6,23). Вот почему изначально данная человеку свобода не была свободой выбора «между добром и злом»; это была свобода отвергнуть или пожелать «познания» зла, этого яда, отравившего неопытную душу. Первородный грех предшествует актуальному греху, он парализует свободу, незаметно внося в сердце человека некий запретный вкус, зависимость, которую можно сравнить с алкогольной или наркотической. Только «не знавший греха» (2 Кор 5,21) не причастен этому рабству. Поэтому Он Один смог стать источником примирения с Богом. 6


История спасения как история освобождения История спасения – это процесс освобождения человеческого сердца. Авраам должен покинуть родную землю, чтобы свободно ответить на Божий призыв. Исход из Египта под водительством Моисея кладет основание Народа Божия: «Я иду избавить его (Мой народ)», – говорит Бог Моисею (см. Исх 3,8). Дав народу перейти через Чермное Море, Бог «искупает» его и «ведет милостью Своею» (Исх 15, 13). С этих пор псалмы и Премудрость воспевают Бога как «Избавителя» (2 Цар 22,2; Пс 18,3; 144,2; Прем 19,9). Шесть веков спустя Исаия будет говорить о возвращении из Вавилонского плена как о втором освобождении, которое воспроизводит это главное основополагающее событие Исхода: «И возвратятся избавленные Господом, придут на Сион с радостным восклицанием » (35,10; 51,11). Творить волю Божию – значит тоже освобождать: «Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо» (Ис 58, 6). В конце концов предназначение Мессии – в том, чтобы «проповедовать пленным освобождение» (Ис 61,1), как сказал Иисус в Своей «программе» – цитируя Писание в синагоге Назарета. Он Сам являл эту силу освобождения, «развязывая» тех, кого связала болезнь или бес (см. Лк 13,15-16). Свобода Христа – источник освобождения человека «Благословен Господь Бог Израиля, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему» (Лк 1,68). В момент Сретения Анна «говорила о Нем всем, ожидавшим избавления в Иерусалиме» (Лк 2,38). Именно благодаря Своей полной и высшей свободе Христос может освобождать. Он свободен от власти человеческих пристрастий, идей, стереотипов и даже смерти. Эта свобода – основа Евангелия: в момент искушений, которые предшествовали началу общественного служения Христа, Он свободно отвечает диаволу: «Не искушай Господа Бога твоего»… «И, окончив все искушение, диавол отошел от Него…», – продолжает Лука (4,13). В отношениях с народом Иисус тоже несомненно свободен: «Но Он, пройдя посреди них, удалился» (Лк 4, 30). Сколько раз народ «удерживал Его, чтобы не уходил от них» (Лк 4,42), однако Иисус, «узнав, что хотят…взять Его и сделать царем, …удалился» (Ин 6,15). Эта свобода по отношению к людям – плод свободы перед лицом искушений. Она стоит на двух основаниях: послушании Отцу и собственной власти Христа. Всякая человеческая свобода имеет в основе своей послушание и собственное решение, потому что она – не независимость, а полное и свободное принятие воли Отца, продиктованное сыновней любовью. Христос свободен, потому что любит Отца: «Моя пища есть творить волю Пославшего Меня» (Ин 4,34); «Я всегда делаю то, что Ему угодно» (Ин 8,29); «Eсли Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин 8,35-36). Но свобода предполагает и внутреннюю силу, позволяющую человеку хранить верность: именно ее Марк называет «властью» Иисуса. Греческое слово 7


Отплыви на глубину

«exousia» означает то, что выходит из самой глубины личности, из сути человека. То есть Иисус «учил как человек, имеющий авторитет» по самой Своей сущности. «Со властью» повелевал Он «и духам нечистым» (Мк 1,22-27). «От Него исходила сила» (Лк 6,19). Высшего своего проявления эта свобода Иисуса достигла в Гефсиманском саду: «Не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк 22,42). Это сознательное подчинение Своей воли воле Отца является знамением свободы, которая сильнее смерти: «Никто не отнимает ее (жизнь) у Меня; но Я Сам отдаю ее» (Ин 10,18). Эта же свобода сияет в воскресении. Лазарь выходит из гроба, «обвитый пеленами» (Ин 11,44), Иисус же оставляет пелены лежащими на своем месте (см. Ин 20,8). Никто, в том числе Мария Магдалина, не может отныне удержать Того (Ин 20,17), Кому «дана всякая власть на небе и на земле» (Мф 28,18). Благовестие Апостолов – следствие всесилия этой свободы: «Итак, идите, научите все народы…» (Мф 28, 19). Их служение, вдохновляемое силой Духа, отличается «дерзновением» (parresia), которому ничто не в состоянии воспрепятствовать (Деян 9,27-28; 14,3; 19,8; 1 Тим 2,2; 2 Кор 3,12; 7,4…). Синонимы освобождения В Новом Завете это освобождение называется разными словами. Искупление – это избавление: греческое слово «apolutrosis», которое, как правило, переводят как «искупление», имеет отнюдь не только коммерческий, меркантильный смысл, как если бы речь шла об уплате выкупа… Выкупа кому? Богу Отцу или дьяволу? Нет, в Боге и Его делах все бескорыстно, все есть преизбыток любви. Искупление в библейском смысле слова означает возвращение свободы рабу. Чаще всего это достигалось уплатой выкупа, но причиной освобождения могло стать и хорошее поведение раба или совершенный им подвиг. «Сын Человеческий для того пришел, чтобы … отдать жизнь Свою во искупление многих» (Мк 10,45). В своих посланиях к Римлянам и к Галатам святой Павел называет это освобождение «оправданием». Оправдать – значит не только представить человека праведным перед Богом, не вменяя ему больше его грехов, что было бы просто обманом; это значит посредством дара Святого Духа высвободить в нем силы жизни. Этот же процесс называют новой жизнью, примирением. Приняв от Св. Павла благовествование, Филимон был «спасен», и каким-то образом «должен» Павлу. Именно в силу этого «долга» Павел просит его освободить Онисима, который «уже не раб, но выше раба, брат возлюбленный» (Флм 16), «как мое сердце» (12-й стих). Такая просьба показывает, что Христос сделал, «искупив» людей Своей кровью: Он освободил их, а значит, спас. Универсальность освобождения Итак, Христос полностью освобождает всех, бывших рабами греха, раздавленных силой смерти, от которой сами неспособны были освободиться: «Но ныне, когда вы осво8


бодились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная» (Рим 6,22). «Где Дух Господень, там свобода» (2 Кор 3,17). Поскольку человек – единственное, кроме ангелов, разумное существо, то его рабство означает и рабство всей твари. Tолько он обладает способностью свободно ответить на свое призвание к любви и привести весь мир в состояние гармонии. Если же он остается рабом, весь мир погружается в бездну ненависти и эгоизма. Поэтому вся вселенная ожидает этого освобождения человеческого сердца: «Тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих…в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Рим 8,19-21). «Познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин 8,32; 8,36) В Евангелии от Иоанна о познании истины говорится как о ключе к освобождению. Это «познание», освобождающее от гибельного «познания добра и зла» – новый Исход вослед за Христом, «Путем, Истиной и Жизнью» (Ин 14, 6) по велению Духа, «наставляющего на всякую истину» (Ин 16, 3). «Спаситель наш Бог… хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим 2,4). Именно опыт истины, сообразующей жизнь с тем, во что человек верит, возвращает ему свободу любить. Эта глубочайшая истина – состояние, в котором человек «пребывает», «знание», приходящее на смену первородному греху, новый вкус жизни. Оно побуждает человека отказаться от лжи – порождения диавола, «человекоубийцы от начала» (Ин 8,44). Такова «воля» Божия, потому что ложь есть рабство, препятствующее Его освобождающему действию: «Я спасал их, а они ложь говорили на Меня. И не взывали ко Мне сердцем своим … стали как неверный лук…» (Ос 7,13-15). «Стойте в свободе, которую даровал нам Христос» (Гал 5,1) Освободиться – значит стать рабом Христу (1 Кор 7,22). Возвращенная свобода это не возможность делать все, что вздумается, и жить по воле своих страстей. Она есть принесение своей жизни в дар Богу и братьям, как это сделал Христос. Свобода – это стремление к любви и ответственности, которую она несет в себе, ибо только любовь освобождает. Святой Павел пишет: «К свободе призваны вы, братья, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти; но любовью служите друг другу» (Гал 5,13-16). Ему вторят и другие Апостолы: «Будьте свободны, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии» (1 Петр 2,16). «(Обольстители) обещают…свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб» (2 Петр 2,19). «Так говорите и так поступайте, как имеющие быть судимы по закону свободы. Ибо суд без милости не оказавшему милости; милость превозносится над судом» (Иак 2,12-13 ). 9


Отплыви на глубину

СКАЖИ «ДА».

Мария - ответ свободного человека Богу

Ощути свободу, скажи «да» Мы ощущаем в себе тяготение к высокому, настоящее желание быть искренними и добрыми, вести жизнь, угодную Богу. Однако чувствуем мы и тягу к падению. Нами движут чувства, эмоции, тяжелые мысли. В каком-то смысле мы не властны над собой, внутри нас как будто живет два разных человека. Апостол Павел выразил это ощущение так: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которое не хочу, делаю» (Рим. 7,19). У свободы много измерений, но самое главное в ней – это даруемая Богом чудесная возможность распоряжаться своей жизнью. Свобода, как говорит отец Иосиф Кентених, – это сила, преодолевающая тягу к падению, именно она позволяет всем сердцем сказать «ДА» всему, что истинно и хорошо, глубоко прочувствовав это свое решение. Сказать «ДА» Богу и тем самым обрести жизнь. «Раньше, когда я еще не встретилась со Христом, я пыталась жить как свободный человек. Свобода была для меня самым главным – началом и концом. Я держалась свободно, даже свободнее, чем другие люди. Я жила исключительно так, как сама хотела», – пишет Татьяна Горичева. 10

Впоследствии она поймет, что мы свободны только в той степени, в которой не подчиняемся нашей воле, а пользуемся ею, чтобы подчиняться Богу. Ощущение подлинной свободы было подарено Татьяне Горичевой в тот момент, когда любовь Христа коснулась ее сердца и преобразила его. «Я поняла, что только любовь делает меня безграничной, смелой и зрелой – та любовь, которую я ощутила в своем сердце, лишь обретя Христа. Теперь свобода для меня – это раскрытие моей абсолютной личности, раскрытие иконы Христа во мне. Это раскрытие – путь к свободе». Задумаемся об этом поглубже. Важно знать, что нас любят Мы чувствуем себя свободными тогда, когда знаем, что любимы. Я могу быть собой, а не пытаться подстроиться под ожидания окружающих. Каждый человек мечтает обрести любовь, которая позволит ему жить в свободе. Бог дарит ее нам. Мы свободны в той мере, в которой мы живем Его любовью, насколько жив Он в нашей жизни. «Если


Отплыви на глубину

Бог за нас, кто против нас?» (Рим 8,31) – спрашивает апостол Павел. Свобода прорастает тогда, когда мы чувствуем себя любимыми и поэтому можем обрести уверенность, тогда, когда мы сознаем собственную ценность и относимся к себе с уважением. Кардинал Суэпенс сказал: «Бог сочиняет необычные сюжеты человеческих жизней, которые остаются во власти Его непредсказуемости и внимают шепоту благодати… Мир подобен картине Рембрандта, игре света и тени. Бог приходит не как Вседержитель, отбирающий у человека его свободу, но как нежная Любовь, надеющаяся на свободную взаимность». Величие нашего призвания к свободному ответу на любовь Божию Быть призванным к свободе значит быть призванным к любви. Любовь возможна лишь там, где есть свобода. Мы не можем заставить кого-то полюбить нас. Бог создал нас свободными потому, что Он хочет быть любимым нами, хочет, чтобы мы сами выбрали Его и решились на жизнь с Ним. «Неисчерпаемая тайна Бога состоит в том, что Бог – это Любящий, который хочет быть любимым. Сотворивший нас, ожидает нашего ответа на Его любовь. Бог не только говорит: ты – сын Мой возлюбленный, Бог одновременно спрашивает: любишь ли ты Меня? Он предоставляет нам бесчисленные возможности ответить «да». Это и есть суть духовной жизни: она – в возможности всей душой, всем сердцем, искренне сказать «да» Богу. Рождение и взросление, оставление родительского дома и выбор профессии, принесение обетов, карьера, отдых, молитва и игра, болезнь и выздоровление, даже жизнь и смерть – везде звучит вопрос Бога: любишь ли ты Меня? И на каждом этапе нашей жизни мы выбираем – ответить «ДА» или «НЕТ». (Х. Ноувен).

Учитесь свободе у Марии Вся история человечества и наш личный жизненный путь – это путь поиска свободы, даже борьбы за свободу, свободу внешнюю и, в еще большей степени, свободу внутреннюю. Этот путь мы проходим с Марией, Матерью Божией: ибо тайна Ее сердца – это тайна любви и свободы. В Марии мы словно во внутреннем зеркале видим, к какому величию мы как свободные люди призваны Богом. Когда Бог призывает Марию стать матерью Его Сына, она проявляет себя как поистине свободный человек. Обратимся же к сцене Благовещения, внимательнее вчитавшись в рассказ евангелиста Луки. Оставайтесь открытыми Бог посылает к Марии Своего ангела. Кто же встречает его? Мария – Дева. Это значит, что она непорочна, совершенно открыта для воли Божией. В глубине души каждого человека, даже семейного, всегда живет «дева», т.е. он принадлежит Богу, он есть и остается дитем Божиим. То же можно сказать и о Марии. Она не принадлежит никому, кроме Бога. Мария – Дева в физическом, и еще более – в духовном смысле. Все Ее существо поет о Боге. Она чутка и сосредоточенна. Несчетное множество художников писали Марию

11


Отплыви на глубину

в момент Благовещения. Очень часто она изображается молящейся или размышляющей со Священным Писанием в руках. Мария – женщина, которая все свое внимание обращает к Богу и всегда молится, всегда прислушивается к воле Божией, – даже во время работы или отдыха. Она живет очень близко к Отцу и свободна от раздражающего треска своего «Я». «Благодатная», так называет ее ангел. Это значит: ты бесконечно любима и исполнена Божией любовью. Мария живет так же, как любая еврейская девушка того времени, она знает традиции своего народа. Она знает писания своих отцов, а молитвы и псалмы Избранного Народа стали ее глубоко личной молитвой. Как можно усомниться, что любимым занятием Марии было размышление о бесчисленных знамениях любви Божией, данные Им ее народу и ей лично? Более чем у других в ней развито ощущение светлого следа Божьей любви, которая пронизывает всю ее жизнь. Эта близость к Богу слышится в ее Песни («Величит душа моя Господа…»). Мария сознает любовь к себе. И эта любовь открывает ей сердце. Мария – женщина блаженного упования на исполнение обетований Божиих, женщина, ожидающая прихода Мессии. Она хранит в сердце боль тоски о мире, о любви, о спасении, о Мессии, даже когда исполнение обетований еще незримо. Мария уповает на Бога, верит, что Он может вмешаться и начать все заново. Она уповает на то, что Бог исполнит все заветные желания. Она сохраняет свое сердце свободным и чистым, чтобы оно могло при12

нять всесилие Бога. Подражать Марии – значит быть открытым и позволить всем своим желаниям и стремлениям преобразиться в одно большое стремление к Богу. Размышляйте и повинуйтесь Мария испугана приветствием ангела, Она думает, что оно означает. Она слышит призыв Бога и переспрашивает, ибо не понимает его. Божественную весть невозможно запланировать, ее нельзя предсказать. Такие вести принципиально отличаются от любой нашей фантазии. Мария пугается. И все же она не впадает в панику, она реагирует не бездумно, она размышляет. И


Отплыви на глубину

Мария проявляет удивительное чувство реальности. «Как это должно произойти?» Каждое истинно свободное решение должно быть ответственным – в том числе, перед судом разума. Бог уважает свободу своих созданий. Он не пытается застать Марию врасплох, а начинает с Ней свободный диалог о любви. Мария получает ответ на свой вопрос: «для Бога нет ничего невозможного» (Лк 1, 37). Конечно, Она знала это и раньше. На свой конкретный вопрос она получает не конкретный, но очень глубокий ответ, ибо он указывает на Бога. Делая этот серьезный жизненный выбор, Мария полагается именно на Него. В этой сцене Богородица предстает перед нами как человек, раскрывший все свои духовные способности: • разум – Она размышляет; • воля – Она не колеблется, а принимает четкое решение в пользу Бога; • сердце – Она всей душой полагается на Бога. Принимайте решение Мария покоряется, Она повинуется. Примечательно, что Она говорит не «Да, я хочу…», а «да будет мне по слову твоему». Она не пассивна, но и не активна. Ее позиция – как раз между этими двумя полюсами. Бог активен, инициатива исходит от Него. Мария, напротив, «позволяет» Богу, действовать в Ней и через Нее. Всеми своими силами Мария вторит Богу. Она предает себя воле Бога, Его любви. В поступке Марии мы находим ответ на наш вопрос о том, что есть свободный человек, раба Господня, слуга Божий. Несколько позже апостол Павел будет называть себя очень по-разному: раб, слуга Иисуса Христа (сравните, напр. Рим 1,1). Быть свободным значит жить для Бога. Никогда мы, люди, не обретаем большего величия и не созидаем себя лучше, чем когда мы пользуемся своей свободой, чтобы служить Богу – одному Богу – и позволяем Ему действовать в нас и через нас.

Оставайтесь последовательными Мария не знает, какие именно следствия будет иметь ее поступок. Это прыжок в объятия Божии, полный готовности непременно идти по предназначенному Им пути. Свобода – это способность принимать решения и исполнять их, так учит о. Кентених. Мария решилась, и последовательно претворяет в жизнь то, чему Она однажды сказала «ДА». Она остается верной своему «ДА» вплоть до креста своего Сына. Так она растет с каждым шагом, идя за своим Сыном к еще большей свободе, еще большей любви и еще большему счастью. Ищите близости к Марии Наша жизнь – борьба за свободу: часто напряженная, ознаменованная поражениями, и, тем не менее, бесконечно прекрасная и богатая. Лучший путь, позволяющий нам расти в свободе детей Божиих, состоит в том, чтобы искать близости к Марии. Тогда мы сможем стать чем-то похожими на нее. Если мы любим ее, мы уподобляемся ей. В нас растет радость, которая превыше всякого удовольствия, какое только может предложить мир. Эта радость наполняет нас, если мы, как Мария, в нашей повседневной жизни день за днем говорим «ДА» тому, что хорошо, тому, чего желает Бог, – даже когда Его слова еле различимы. В этом – жизнь. 13


У истока ...

МОЛИТВА

О, Бессмертный Свет – и вновь родившийся для смертного! Бесплотная Высота – и Плотоносец ради спасения от гибели смертных! Для Тебя живу, для Тебя говорю я – одушевленная пред Тобою жертва, единственное приношение от всех моих стяжаний. Для Тебя связывал я свой язык, для Тебя и разрешаю слово. Но, молюсь: соделай, чтобы то и другой было свято, чтобы я говорил угодное Тебе и не мыслил непозволительного; чтобы, отринув грязь, источил жемчуг, из песка извлек золото, из колючих тернов – розу, оставив солому, собрал с колосьев пшеницу. Принося Тебе, Христос, начатки ума моего, язык мой сложил первую песнь. В сей день Великий Христос воззван от мертвых, к которым приложился. В сей день отразил Он жало смерти, сокрушил мрачные затворы унылого ада, даровал свободу душам. В сей день, воспрянув из гроба, явился Он людям, для которых родился, умер и разбужен из мертвых, - чтобы мы, возрожденные и избежавшие смерти, восхищены были с Тобою, восходящим. В сей день светозарный и великий ангельский лик исполнился радости, воспевая победную песнь. В сей день и я, разрешив уста от молчания, громко возглашаю хвалы Тебе; став гуслями, песнословлю Тебя. Уму разверз я сокровенное ума и Слову – слово; а делом, если угодно, разверзну и Великому Духу! Святитель ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВ, архиепископ Константинопольский († 389 или 390 )

ТЕКСТЫ ИЗ ОТЦОВ ЦЕРКВИ

Бог дал нам свободный произвол, чтобы мы были вместе и господственными и ответственными в своих действиях.

Св. Василий Великий

Добрый, если и служит, свободен, а злой, хотя бы царствовал, есть раб, и при том такой, у которого не один господин, а столько господ, сколько пороков. Св. Августин

Тот истинно свободен, кто живет для Христа: он стоит выше всех бедствий. Если он сам не захочет себе сделать зла, то другой никогда не будет в состоянии сделать ему это.

Св. Иоанн Златоуст

Бог дал свободу человеку, которого создал по образу Своему, чтобы он властвовал над желанием, что Бог имеет по самой Своей природе. Св. Ефрем Сирин

Свободен только тот, кто стяжал свободу внутреннюю, равно и раб только тот, кто покорствует бессмысленным страстям. Св. Иоанн Златоуст

14


свящ. Иакинф Дестивелль ОР

ПРИТЧА О БЛУДНОМ СЫНЕ Лк 15, 11-32

Возвращение блудного сына - пример обращения к Богу. Читая этот евангельский рассказ, мы можем шаг за шагом следовать за младшим сыном и обратить внимание на парадоксальность этого процесса обращения: обращение предстает перед нами не столько как собственно обращение к Богу, сколько постижение, что Бог с самого начала обращен к нам. Однако нельзя свести этот текст лишь к его морали. Lectio divina призвана искать в Писании не только нравственный, но и духовный, и эсхатологический смысл. Притча о блудном сыне, которую можно иначе назвать «притчей милосердии отца», – это описание образа Триединого Бога, приглашающего нас на пир Агнца.


Три этапа обращения Возвращение сына состоит из трех фаз. Обращение к Богу – процесс, который всегда требует времени и постепенности. Первая фаза – осознание сыном своей бедности. Проведя сколькото времени вдали от отчего крова, сын, говорит Христос, «начал нуждаться». Процесс этого осознания проходит в два этапа. Сначала, по словам Евангелия, сын «пришел в себя». Ведь грех уводит нас от себя. Не осознав собственную бедность, обратиться невозможно; нет обращения к Богу без предварительного возвращения к себе. Второй этап этого осознания– надежда на улучшение условий своей жизни: «сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода», – говорит себе сын. Все это может показаться очень корыстным: причина возвращения сына – хлеб. На самом деле, было бы ошибочно думать, что мотив нашего стремления обратиться к Богу – только наша любовь к Нему; глубоко заблуждается тот, кто полагает, что наши надежды становятся чистыми, обращаясь к Богу. Нам надо осознать, что наше обращение часто корыстно. Только Бог, – не мы, – Он один может сделать наши желания более христианскими. Осознание своих грехов, которое можно назвать также «сокрушением» (в нравственном богословии, attritio), является первым этапом нашего возвращения к Богу. Вторая фаза обращения сына – действие. Она, как и первая, состоит из двух этапов. Первый этап – решение. Сын думает: «встану, и пойду к отцу моему». В самом деле, ясность осознания нашей бедности, надежда на улучшение положения были бы вредны и даже губительны, если бы они не побуждали к конкретному решению. Второй этап действия сына – устное признание. «Отче! я согрешил (…) и уже недостоин называться сыном твоим». Итак, обращение к себе благодаря устной исповеди наших грехов позволяет изгнать лукового. Поистине – грехи, как привидения в кино, испаряются при свете. Осознание бедности, переход к действию… Теперь пришел черед третьей и самой важной фазы обращения блудного сына. Пока сын еще в пути, и «когда он был еще далеко», – говорит евангелист, – он понимает, что отец в своем милосердии выходит ему навстречу. Отец, по свидетельству Евангелия, «увидел его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его». Вот парадокс обращения: обращение к Богу это не столько поиск Бога, сколько осознание того, что Бог ищет нас. С тех пор как согрешил Адам, подобно блудному сыну потребовавший своей части имения, Бог непрестанно ищет заблудшую овцу. Вспомните: сразу после падения Бог воззвал к Адаму и спросил у него: «Где ты?». Притча о блудном сыне – объяснение первого грехопадения. 16


У истока ...

Но эта третья фаза возвращения сына имеет и другое, очень важное значение. У блудного сына были ложные представления об отце. Он думал, что отец больше не примет его, уже не признает его своим сыном «Я уже недостоин называться сыном твоим, – хотел он сказать ему, – прими меня в число наемников твоих». Можно сравнить эту фразу с теми неправильными представлениями о Господе, которые обнаруживает раб из притчи о талантах, говоря: «Я боялся тебя, потому что ты человек жестокий». Блудный сын, обнаружив любовь ожидающего его отца, пожалел о том, что был неверен. Это сожаление уже не о собственной бедности и грехах, как в начале, а о нанесенной отцу ране: «я согрешил против неба и пред тобою». Это сожаление, которое можно назвать «раскаянием» (в нравственным богословии, contritio), – является знаком нашего возвращения к любви Господней. Это была третья, завершающая, фаза обращения сына.

Приглашение на пир Агнца Итак, опираясь на пример блудного сына, мы можем сказать, что каждое обращение к Богу состоит из трех этапов: сокрушение, действие и раскаяние. Однако было бы ошибкой толковать эту притчу только с точки зрения морали. На самом деле, она имеет не столько нравственный, сколько духовный смысл. Возвращение блудного сына – это не просто пример для всех грешников. Оно гораздо больше рассказывает нам о Боге, нежели о нас, описывает подлинный образ Бога-Троицы. Рембрандт, изображая этот евангельский сюжет, хорошо понял, что суть притчи не только в ее морали. Его творение – это не просто произведение искусства, жанровая сцена, это подлинная икона Троицы. Руки Отца, в самом центре картины, светлее всего вокруг и лежат на плечах сына. Часто говорится о том, что они – символ Святого Духа, возрождающего сына. Не случайно картину Рембрандта часто сравнивают с «Троицей» Андрея Рублева, на которой изображено посещение тремя ангелами Авраама. Одно из сходств между этой ветхозаветной Троицей и притчей о блудном сыне, – теленок, которым Авраам угощает своих гостей, а отец – своего сына. Этот теленок, конечно, является символом Евхаристии, символом пасхального пира, то есть, символом нашего общения с самой Троицей. Картина «Возвращение блудного сына», как и рублевская Троица, - это приглашение войти в святая святых божественной жизни, в таинство старше-го сына, которому отец сказал: «Сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое». Обратиться к Богу значит, прежде всего, ответить на приглашение самой Троицы на пир Агнца. 17


У истока ...

Инокиня Ксения (Вернер)

Иконография Пасхи –

СОШЕСТВИЕ ВО АД Пасха – величайший и самый древний христианский праздник, который называется еще «праздников праздник (??) ». В каком-то смысле все другие праздники ведут к нему, являются как бы приготовлением к нему. Пасха Христова, вершина церковного года, особенно ярко проявляет смысл и цель христианской жизни. Человек создан для вечной жизни. Апостол Павел называет воскресшего Христа «Первенцем из мертвых», указывая на то, что за Христом последуем и мы (Рим 8,29; 1 Кор 15,20-28). Согласно древней восточнохристианской традиции само Воскресение Христово на иконах не изображается; оно остается неизобразимым таинством. Вместо «Воскресения Христова» праздничные иконы показывают его «Сошествие во Ад». Откуда же появился этот сюжет, какая у него литературная основа? Отзвуки представления о том, что после крестной смерти и погребения Христос сошел в область «теней и смерти», разбросаны по всему Священному Писанию (см. Иов 38,17, Ос 13,14, Деян 2,22-24; 29-32 со ссылкой на Пс 15,10 LXX; 1 Петр 3,18-21; Еф 4,9). Главные идеи, связаные с «сошествием во ад», встречаются уже у церковных авторов II-III вв., но основной источник иконографии – апокрифическое «Евангелие от Никодима» (гл. 17-24). В этом памятнике, датируемом началом V века и имевшем, вероятно, древнесирийское происхождение, рассказывается следующее: Иоанн Креститель, Предтеча Христов и на этом пути, возвещает «заключенным» в аду о скором пришествии Мессии и их освобождении. (Для древних христиан ад не был местом мучения нераскаянных душ, каковое значение это слово приняло впоследствии, а местом пребывания усопших). Внемлющие про18

поведи Предтечи – праведники Ветхого Завета: праотцы, пророки, цари. Каждый из них по-своему прообразует Христа в разных его аспектах: Авель – невинного Страдальца, Ной – Праведника среди неправедных, Захария – Первосвященника, Моисей – Пророка, Давид – Царя, Соломон – Царя и Премудрость Божию. Обратимся теперь к иконографии, мозаике монастыря Дафни (близ Афин), конца XI века. Какие представления связаны с этой иконой? Что, и какими средствами она рассказывает нам об учении Церкви о Пасхе? Образ наглядно выражает слова тропаря – пасхального гимна: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ [т.е. «попирая ее ногами» в знак победы над ней], и сущим во гробех живот даровав». В центре композиции иконы – Христос с огромным крестом, «оружием мира» и «знамением победы» над смертью. Энергичным порывом он высвобождает Адама из гроба. За Адамом – Ева, с воздетыми в молении руками, в полной самоотдаче она обращена ко Спасителю. Слева от него – цари Соломон и Давид, а справа – праотцы, праведники и пророки. Под ногами Спасителя – фигура крепко сложенного седовласого мужа в цепях. Фигура, олицетворяющая «побежденного врага», заимствована из античного искусства времён империи. В контексте композиции поверженного мужа считают обычно олицетворением ада, хотя он может олицетворять также смерть и диавола – как бы все «вражьи силы», противоборствующие Богу и человеку. Седые волосы символизируют древность «врага» («древнего змея, называемого диаволом и сатаною», ср. Откр 12,9; 20,2); крепость сложения подчеркивает его изначальную силу, а оковы, связывающие его, – знак


его бессилия после победы Христа над ним. Ключ к такому пониманию фигуры усматривается в двух деталях: поверженный враг пытается удержать Адама за пяту, тогда как Христос, освобождая праотца, поражает своего противника (Крестом) в голову. Обе детали непосредственно отсылают к первому мессианскому пророчеству Священного Писания: «Вражду положу между тобою и между женой, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт 3,15). Слово Божие, обращенное к змею – первовиновнику грехопадения – указывает, прежде всего, на последствие непослушания Адама: «змей» будет жалить его в «пяту», т.е. Адам становится смертным.

В нем также содержится прикрытое обетование о грящущем Мессии, сыне Матери-Девы («семени жены»), который окончательно победит «змея», поражая его в голову (образ средоточия власти). Именно так толковали это место святые Отцы Церкви. Итак, соединяя начало с завершением – протологию с эсхатологией,– иконография мозаики рассказывает нам главные моменты учения Церкви о спасении человека: Христос именно для того пришел в мир, пострадал, умер и воскрес из мертвых, чтобы вывести человечество (в лице Адама и Евы) из области греха и смерти. При этом персонажи события «восстанавливают» всю Священную историю от начала до конца: грехопадение первородителей, обетование о Христе-Спасителе, подтверждаемое в пророчествах, Его крестная смерть (символизируемая крестом в правой руке Спасителя), и Воскресение – залог нашего воскресения. Композиция вписана в сень славы – символ благодати. Золотой фон последней перекликается со светоносной одеждой Христа, который есть «путь, истина и жизнь» (Ин 14,6): завершая свой земной путь сошествием в «преисподнюю земли», Он прокладывает путь человеку, созданному для общения с Богом, в вечное блаженство.

19


Мастерская

Данный обзор открывает в журнале «РАДУГА» цикл заметок о развитии человека, об особенностях личности, познания, деятельности и переживаний в разные возрастные периоды. Эта рубрика призвана дать также педагогические рекомендации по обучению для разного возраста. Мы надеемся, что эти знания будут полезны всем, кто трудится в области катехизации.

ПОРТРЕТ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНИКА

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ

(7–11 ЛЕТ)

Младший школьный возраст – очень значимое время в жизни человека и очень трудное время. Начало обучения в школе, как правило, радует первоклассника, так как это новый жизненный статус, который представляется ребенку заманчивым. В то же время учение – это и новые обязанности, существенно ограничивающие свободу ученика, как в школе, так и после нее, и множество не всегда приятных переживаний. Довольно скоро, часто уже в первом классе, отношение к школе проходит через серьезный кризис. Как любой кризис развития он может иметь благоприятный исход, когда ученик приспособится к школе, учителю, классу – «научится учиться», либо неблагоприятный исход – неприязнь к процессу учения, которую не всегда удается преодолеть. Эта неприязнь не позволяет ребенку эффективно использовать свои способности, он начинает плохо учиться, что, естественно, дополнительно ухудшает его школьную ситуацию. В целом, благоприятный вариант выхода из кризиса развивает такие черты характера, как эффективность, предприимчивость, компетентность, – при неблагоприятном прохождении этого кризиса ребенок испытывает ощущение неполноценности, становится инертным. Ученик, посещающий воскресную школу, естественно, попадает в ситуацию учения дважды. Чтобы не обострять переживания ребенка, необходимо создать в воскресной школе теплую, радостную атмосферу. Эта атмосфера должна полностью отличаться от обычной школы, в ней не может быть места принудительности, скуке. В воскресной школе каждого ученика должны ждать как друга, интересоваться его жизнью. Успешное


Мастерская

обучение в воскресной школе невозможно без удовлетворения потребностей ребенка. В первую очередь это потребности в общении, самостоятельности, справедливости, ответственности, поощрении, творчестве и игре. При планировании встречи следует учитывать, что ученики этого возраста могут удерживать внимание на одном и том же виде деятельности не более 10 минут. Проявлению самостоятельности и творчества может способствовать проигрывание ситуаций, обсуждения, рисунки, сочинение стихов, совместный труд и тому подобное. Интеллектуальное развитие в этом возрасте проходит путь от конкретного и буквального мышления к абстрактному; интерес только к настоящему моменту, только к тому, что имеет непосредственное отношение к жизни ребенка, уступает место интересу к прошлому и к жизни других людей. Учитывая эти особенности детей, педагог призван иллюстрировать все, с чем он знакомит воспитанников, близкими и понятными им примерами из жизни. Такой подход к преподаванию станет реализацией на практике антропологического подхода к катехизации. В этом возрасте у человека впервые появляется целый ряд особенностей: произвольность психических процессов (памяти, мышления, внимания), логичность мышления, понимание причинно-следственных связей, познавательное отношение к действительности, внутреннее планирование действий, рефлексия – обращенность сознания на себя, на свой внутренний мир, складываются основные черты характера. Религиозное развитие ребенка в этом возрасте, как правило, носит черты авторитарно-моральной религиозности с преобладанием внешних черт. Религиозность ребенка зависит от авторитета и примера значимых людей. Интеллектуальное развитие может порождать сомнения в наивных детских представлениях о Боге. Характерное для школьника стремление к познанию позволяет разворачивать на этом этапе интенсивную катехизацию, дающую возможность углубить и выразить религиозные убеждения. Что означают эти психологические особенности для самого ребенка и для тех, кто призван его воспитывать? Некоторые из этих качеств обеспечивают возможность пре1 В воскресной школе катехитические занятия принимают форму встреч, что предполагает не только встречу с катехизатора с учениками для передачи знаний, но и встречу воспитанников с Богом.

21


Мастерская

одолеть все трудности обучения, развить способности. Для морального развития крайне важна способность планировать, которая существенно увеличивает внутреннюю свободу ребенка. Развитию этой способности может способствовать и педагог, предлагая ученикам самим составлять и обсуждая с ними планы подготовки праздника или чего-либо, что группа будет делать вместе. Рефлексия, возникающая в этом возрасте, является и потребностью ребенка, и мучительным процессом зарождения самооценки. Развитие рефлексии уменьшает импульсивность поведения, ребенок реже совершает поступки, смысл которых он не может объяснить ни себе, ни взрослым. Для формирования самооценки ему необходима помощь взрослых – компетентная и доброжелательная. Считаю своим долгом напомнить, что негативная оценка ребенка (да и человека любого возраста) совершенно недопустима, если мы высказываемся о нем в целом: оценке подлежат только действия и поступки. В нравственном плане дети в этом возрасте способны к раскаянию, к осознанию выбора между добром и злом. При этом все нравственные поучения должны быть конкретны, применимы к жизни ребенка. По мере того, как растет знакомство с жизненными правилами, возникает и сравнение правил с жизнью, их «проверка» – желание нарушить правило. Слово «послушный» в этом возрасте уже не означает «хороший». Также, обычно, дети лучше чувствуют понятие «мое», чем «чужое». Это возраст, когда мир целостен, воспринимается в единстве. Развивается способность ребенка видеть в другом человеке учителя. Задачами воспитания в воскресной школе для этого возраста могут быть названы формирование совести, умение выбирать добро. Ребенку нравится следовать чьему-то примеру. Исходя из этого, школьник, знакомящийся со словом Божьим, участвующий в литургии, а также в какой-либо групповой христианской деятельности, может удовлетворить потребность в следовании идеалу, сделав своим жизненным образцом Иисуса Христа. Таким образом, возраст 7–10 лет может стать временем движения к нравственной свободе, временем развития важнейших жизненных ценностей, временем возрастания веры. Но этот же период может породить развитие чувства неполноценности, неверную самооценку, неумение общаться, эгоизм, слабоволие и жестокость.


Мастерская

Педагогика Иисуса как основа

катехитической методики Всю жизнь Иисус учил. Какие же

педагогические методы Он использовал, чтобы донести до слушателей Свою основную мысль? Именно на этот вопрос мы постараемся ответить в данном исследовании. Наша цель – понять педагогику Иисуса, для Которого вопрос о том, «как» учить всегда важнее того, «чему» и «почему». В первой части нашего исследования мы постараемся понять педагогические методы Иисуса, поскольку именно они, как нам кажется, лучше всего подходят для современного религиозного образования. Педагогика Иисуса – это призыв к учителям задуматься о том, как лучше всего говорить о Боге в наше время. В следующих статьях мы предложим вам живые примеры такой педагогики.

Педагогика желания Слушатели, внимавшие словам Иисуса Назарянина, называли Его «Рабби», то есть «Учитель». Он стал Учителем, ибо учил. Иисус есть Тот, Кто «призвал людей изменить свою жизнь, обратиться, наполнить свою жизнь новым смыслом, ибо Бог ныне пришел к ним и положил начало творению нового мира на новых основаниях» .

В качестве примера можно вспомнить учеников, шедших в Эммаус , самарянку или других библейских персонажей: после встречи со словом Христа каждый из них уже сам становится источником жизни и слова. Каждый учитель для воплощения своего педагогического плана выбирает (или принимает) определенный способ действия. Так, для Иисуса Его «способ действия» – использование каждой встречи с людьми, потому что главное для Него – именно человек . Каждая встреча с людьми становится для Иисуса оказией к благовествованию. Иисус в пути (Мк 5,25-34), Он проходит через Самарию (Ин 4,1-42), после Воскресения идет вместе с учениками (Лк 24,13-35) и присоединяется к ним в тайне преломления хлеба.

1 J. LANDIER, F. PECRIAUX, D. PIZIVIN, Avec Marc. Pour accompagner une lecture de l’Evangile de Marc, Paris, Les Editions ouvrières, 1980, p.81. 2 В качестве иллюстрации к нашему исследованию мы обращаемся к текстам о самарянке из Ин 4,1-42, женщине из Мк 5,25-34 и учениках, шедших в Эммаус из Лк 24,13-35. 3 Ср. B. CHEVALLEY, La pédagogie de Jésus, Paris, Desclée, 1992, p.73. 4 B. SESBOUE, Pédagogie du Christ. Eléments de chris-tologie fondamentale, Paris, Cerf, 1994, p.36. 5 Ср. B. CHEVALLEY, op. cit., p. 140.

23


Мастерская

Для Иисуса все начинается со встречи, и эта встреча становится началом общения и дружбы, благодаря которым Он дает узнать Себя и дарует нам Свою спасительную весть. «Он никогда не говорит о Своей природе «в лоб», напрямую.. Такой способ передачи знаний, даже будучи правильно понят, оставался бы абстрактным и никогда не смог бы стать источником живого узнавания. Понять Иисуса можно только в личном общении с Ним» . Даже вера, которую обычно считают сутью Иисусовой проповеди, на самом деле призвана во встрече с Ним пробудить жажду Бога, она не имеет ничего общего с доверчивым принятием библейского откровения, религиозных норм и обязанностей (такая природа веры хорошо прослеживается в эпизодах с самарянкой и с шедшими в Эммаус учениками). Иисус предлагает эксперимент: строить отношения с Богом на основе стремления к Нему. Он выходит навстречу ожиданиям и желаниям тех, с кем общается. Его язык меняется в зависимости от того, к кому Он обращается, Он учитывает их опыт, их ожидания и надежды. Иисус помогает собеседникам узнать «тайны Царствия Божия». «Царствие Божие также объект желания, а не познания. Иисус действует так, чтобы человек возжаждал Царствия Божия. (...) Он пробуждает желание Царствия в каждом собеседнике и никогда не утоляет возникающее в нем чувство неполноты. Он прекрасный педагог, и потому не утоляет ту жажду, которую Сам вызвал в слушателях» . Иисус исходит из конкретной реальности, в которой живет каждый человек (женщина, страдавшая кровотечением, любовь и жизненный опыт самарянки, воспоминания учеников на пути в Эммаус), и ведет его к желанию познать Его тайну. Мы видим, как Своим вопросом Он приглашает несчастную женщину заговорить и рассказать «всю правду», помогая 5 6

B. CHEVALLEY, op. cit., p. 30. A. THAYSE, Luc. L’Evangile revisité, Bruxelles, Racine/Lumen Vitae, 1997, p.231.

24


Мастерская

ей постичь, Кто Тот Иисус, о Котором она слышала (Мк 5,27). Мы встречаемся также с самарянкой, которой интересно узнать, Кто этот иудей, заговоривший с иноплеменницей. Мы наблюдаем за учениками, которые хотят получше узнать шедшего с ними незнакомца и приглашают его остаться. Они хотят узнать Иисуса, потому что Он Сам заронил в них это желание. «Заставляя учеников стремиться к познанию Его в тайне Писания, Христос не скрывает ни собственной природы, ни природы Отца. Напротив, Он в последний раз раскрывает ученикам то, что всю жизнь было главным в Его отношениях с ними и с Отцом: особое присутствие и особая оставленность, которая не имеет ничего общего с безразличием, но выражает смирение, немой призыв, желание быть обретенным и узнанным. Подобно встрече с Закхеем, беседа на пути в Эммаус – это объединение двух стремлений. Открытие порождает желание говорить о нём, возвещать его» . Тот, кто хочет познать Иисуса, сначала рождается, а затем растет, развивается и созревает. Это желание приводит человека к встрече с Иисусом, встрече, которая дарит ему новое рождение, ибо раньше он был одинок, оторван от социума, а Иисус вернул ему жизнь, вновь включив его в жизнь общества. Познавая Бога, человек рождается заново, чтобы возрастать в вере благодаря тому, что осмеливается свидетельствовать. Глубочайшая жажда Бога – желание, порой смешанное с сомнением, – помогает таким людям возрастать в доверии и в вере. Они становятся подлинными свидетелями Христа для других людей. Встреча с Иисусом открывает перед нами новый этап пути, становится переходным состоянием, и в то же время призывом уверовать, открыть для себя жизнь, следуя за Христом. Это этап запечатления Слова, в котором они стремятся обрести язык, выражающий желание сердца, язык,

который раскрывает всю личность. В этой встрече с Иисусом, которая обогащает наш опыт, очень важны индивидуальные переживания каждого человека и Самого Иисуса, ведь мы осмеливаемся выйти навстречу друг другу, решаемся на новые отношения. Иисус также принимает наш опыт, ведет нас и, обращаясь к нам, пробуждает в нас жажду знаний. Он постоянно находится рядом с нами и постоянно слушает. Он свидетельствует о Своей близости и в то же время подчеркивает Свое отличие. Этот пример педагогики желания показывает учителю, что желание рождается и растет благодаря эффекту присутствияотсутствия, близости-расстояния, единства-разделения. Иисус приходит, чтобы объяснить ученикам Писание, и исчезает, чтобы дать им самим выйти на сцену. Так же и любой преподаватель призван осознать, что его задача – сопровождать, но главное действующее лицо – это ученик. Нужно пробудить в учениках стремление получить знания, которыми мы обладаем, и пойти навстречу этому желанию. Такое педагогическое взаимодействие может открыть перед каждым из нас возможность жить с этой жаждой и углублять свое общение с другими людьми. Итак, мы увидели, что Иисус предлагает нам эксперимент: возжаждать Бога. «Похоже, что Евангелие – это перечисление условий такого эксперимента, и самое важное из этих условий – разглядеть во Христе личность, которая поможет нам постичь себя. Секрет педагогики Галилеянина состоит именно в принятии предложенного Им образа нас самих. Он постоянно окликает и подбадривает нас на узком пути возмужания, обретения способности быть самими собой, чтобы в свою очередь нести Бога другим людям» . Предлагаем вашему вниманию продолжение статьи Николеты Мартиан о педагогике Иисуса

B. CHEVALLEY, op. cit., p.143.

25


Мастерская

Свящ. Давид де Фрутос, cmf

Блаженны свободные, ибо себя найдут

Блаженны те, кто обретет свободу, – ведь Бог любит каждого из нас таким, каков он есть. Только развитие нашей способности выбирать может дать нам подлинное бытие, позволить нам обрести себя. Может быть, это слишком самонадеянно – пытаться перефразировать Иисуса из Назарета, но мне кажется, что за текстом Евангелия очень явно ощущаются дух и стремление, выраженные в заголовке этой статьи. Попробуем же задуматься о том, насколько наша свобода созвучна тому, что несет в себе весть Иисуса.

Несколько слов о свободе

Очень часто наша неуверенность в себе и отсутствие внутренней цельности заставляют нас хотеть, чтобы люди, так или иначе нам порученные (дети, ученики, катехумены…), стали нашим продолжением – осуществили бы то, чего не удалось достичь нам. Кроме того, чтобы убедиться в собственной состоятельности, мы хотим, чтобы эти люди подражали нашим достижениям. Мы убеждены, что то, что хорошо для нас, должно быть хорошо и для них. Мы проецируем свои успехи и неудачи на других, особенно – на самых слабых из них, стремясь таким образом заполнить пустоту, которую мы не сумели заполнить иначе (в случае неудач) или чтобы подтвердить ценность наших завоеваний (в случае успеха). Очень часто нам не хватает подлинного сознания того, что стремление к самореализации, которое есть в каждом из нас, разделяют с нами все представители рода человеческого. Основной опыт Иисуса из Назарета – спасение, которое Он предлагает, – имеет глубоко личностный характер: тот, кто становится сопричастным этому замыслу, призван всем своим существом принять его. Призыв Христа носит вселенский характер, но наш ответ на него всегда глубоко личен. Как можно открыться Богу, не имея подлинного и изначального опыта свободы? Мы оказываемся не слишком умелыми, когда нам нужно подняться над репро26


Мастерская

дуктивной функцией воспитания. Мы призваны более ясно осознать, что другой аспект этого воспитания – его преображающая роль – состоит не столько в обеспечении социальной эволюции, сколько в поддержании евангельского духа. Весть Иисуса революционна, она не может оставить все как есть. Христос прекрасно знал, что только активное и творческое участие человека в Его служении позволит нам дать подлинный ответ на наши вопросы, поможет решить многие личные и общественные проблемы. Иисус не дает ответов, Он спрашивает и ждет ответа каждого из нас. Сменяющие друг друга поколения стремятся повторять ответы своих предшественников, однако, если мы учтем, что только свобода дает нам возможность сформировать собственную жизненную позицию, станет ясно, что мы как катехизаторы призваны пробуждать и активизировать силы, которые побуждают детей и подростков двигаться к этой свободе.

Суть свободы

Три главных составляющих свободы помогут нам избежать путаницы с другими, более «легкими» ее вариантами. Все три они нераздельны, в противном случае свобода превратится в свое жалкое подобие. Рассмотрение этих трех составляющих, трех аспектов свободы, может стать очень полезным для нас как катехизаторов. Первое: свобода – это структура, которая отличает нас от животных и дает нам возможность подняться над инстинктами и преодолеть биологическую предопределенность. То, как мы воспитываем наших детей, должно давать им возможность поставить под вопрос культурное наследие человека, ценность которого мы часто считаем бесспорной. Нашим ориентиром при ответе на эти вопросы, должно быть то, что возвышает человека и помогает осуществлению замысла очеловечивания человека, явленного нам Иисусом из Назарета. Что касается социальной свободы, подразумевающей отсутствие соответствующих ограничений и притеснений, нашей задачей должно стать пробуждение у наших воспитанников критического взгляда на общество, которое порождает и завоевывает свободу. Мы призваны также воспитать в них умение ценить те социальные завоевания, которые сегодня совершенно бесспорны: равенство, уважение к личному достоинству, право участия в выборах и политической жизни, отказ от дискриминации… Если говорить о свободе как автономии, нашей задачей должно быть воспитание людей зрелых и неза27


Мастерская

висимых, способных определить свои жизненные идеалы и сообразовывать с ними всю свою жизнь и свои действия. Это значит, что мы призваны дать воспитанникам возможность личного самоопределения, принятия решений, выбора… Только развитие всех трех этих составляющих свободы позволят нам обрести подлинную и полную свободу. Исключение даже от одной из них станет непреодолимым препятствием к достижению нами полноты нашего человеческого бытия.

Близость к Иисусу из Назарета

Достаточно даже беглого взгляда на Евангелие, чтобы почувствовать, насколько поведение Иисуса было выражением Его абсолютной свободы. Сначала это была свобода от устоявшихся социальных норм. Иисус умел по-новому взглянуть на кровные узы, закон которых считался непреложным, и тем самым перенести акцент с биологической их стороны на экзистенциальную. С собственной семьей Его связывает вовсе не то, что он кормился материнской грудью, а личное участие Его Матери в общем с Ним замысле, принятие ею предложенного Им спасения. Это была свобода также от религиозных и политических норм, сочетавшаяся с готовностью принять последствия такого поведения, которые может повлечь за собой реакция на него внешних властей, зачастую весьма некомпетентные. Иисус погибает во многом из-за Своего отказа признать религиозную и политическую власть, которые исходила не от Отца и даже противоречила Его замыслу. Христос использовал Свою свободу для утверждения истины, а не в частных интересах кого бы то ни было. Главным критерием и ориентиром этой истины была ценность каждой человеческой личности. Иисус умел подняться над социальными предрассудками: он входит в дома грешников, беседует с самарянами, общается с теми, кого общество считает недостойными своего внимания или изгоями: женщинами, детьми, вдовами, прокаженными, бесноватыми… Однако наилучшее свидетельство Его свободы – это способность Иисуса идти до конца в осуществлении Своего замысла. До того конца, который сам положит конец смерти. Последовательность Его поведения, самопожертвование ради исполнения того, для чего Он пришел в мир, ради всего, что следует из Его идеалов и т.д., красноречиво говорят об этой свободе.

Некоторые педагогические ориентиры для работы катехизаторов

Как удовлетворить эту необходимость воспитания свободы на основе тех же принципов, которыми мы руководствуемся в нашей миссии евангелизации? Ниже я расскажу о некоторых вещах, которые являются необходимым, но не достаточным условием для выполнения этой задачи. Недостаточным, потому что мы можем поощрять, предоставлять возможности, использовать те или иные методы, которые помогут воспитанникам пробудиться, но не можем быть свободными вместо других людей. Это уже задача самих катехуменов. Когда мы как воспитатели сталкиваемся с новой группой, мы, как правило, проходим путь от восприятия этих людей как некой безликой массы до признания индивидуальностей такой силы и величины, что наша задача начинает казаться нам невозможной, потому что мы чувствуем себя неспособными ответить на такое многообразие лиц и потребностей. Уже давно педагогика приняла принцип педоцентризма (когда ребенок является центром и осью воспитания) как главную движущую силу воспитательного процесса, и критерий главенства ребенка в этом процессе стал обязательным. Такой подход требует уважения 28


Мастерская

к личностным особенностям каждого ребенка, а без свободы его личностное самовыражение невозможно. Этими принципами обусловлены некоторые правила, которые могут помочь нам в нашей воспитательской практике. Форма катехитической встречи: Важно, чтобы наша работа по планированию катехизации была достаточно гибкой и давала возможность по ходу дела вносить изменения в занятие, сообразовывать воспитательный процесс с реальными потребностями наших воспитанников; Мы призваны создать детям условия для самовыражения, мне хочется сказать даже радикальнее – для самовыражения, свободного от всяких ограничений, – обнаружения своих мыслей, стремлений, беспокойства, надежды… Это нужно предусмотреть заранее. Нам необходимо использовать виды деятельности, предоставляющие простор для творчества, не загонять детей в слишком узкие рамки, когда у воспитанников возникает ощущение, что они не могут привнести в занятие ничего своего. Крайне желательно дать ребятам возможность участвовать в планировании некоторых частей катехезы.

Содержание встречи:

Нужно выявлять темы и виды деятельности, наиболее любимые учениками, и учитывать эти пристрастия в дальнейшем планировании. Мы призваны взращивать в катехуменах критические способности, позволяющие им составлять собственное мнение и противостоять возможным попыткам манипуляции. Мы сможем добиться этого, если сможем включить в свою деятельность те элементы окружающей действительности, которые вынуждают учеников занять личную позицию. То же самое следует сказать и о тех сторонах и явлениях жизни, которые порождают привязанности и зависимость: употребление наркотиков, средства массовой информации, новые технологии и пр. Важно, чтобы катехизатор помогал детям видеть те аспекты своей жизни, которые требуют более осознанного использования личной свободы. Нужно искать смысл жизни, который позволит ощутить закономерности человеческих действий. Для этого совершенно необходимо ясно видеть евангельские горизонты спасения. Использование личной свободы требует определенной дистанции по отношению к своим непосредственным интересам, известного самоотречения и жертвы. Этого невозможно достичь, если не воспитывать в детях способность делать над собой усилие, дисциплинировать себя. Система ценностей – это своего рода основание таких усилий, потому что именно ценности позволяют человеку последовательно использовать свою свободу для достижения своих идеалов. Мы призваны давать воспитанникам возможность приобрести опыт формирования и выражения личной позиции и осуществления своего личностного выбора. О свободе интересно размышлять потому, что это понятие столь открыто, широко и иногда абстрактно, что позволяет сказать о себе очень многое без опасения ошибиться. Но именно свобода является побуждающим фактором в нашей работе воспитателей, взращивающих личности, а не только идеи и понятия. Да поможет нам Бог осуществить нашу свободу. 29


Мастерская

ПАСХАЛЬНАЯ СВЕЧА В период от Пасхи до Вознесения эта свеча каждую Евхаристию горит возле алтаря. Ее свет озаряет всю нашу христианскую жизнь.

Свет, источник всякого света (Ин 8,12)

Свеча зажигается от пасхального огня, возвещающего Воскресение. От этой свечи весь год зажигаются свечи, вручаемые принимающим крещение. Пасхальная свеча – это символ присутствия среди нас Воскресшего, Источника всякого света, Который ведет нас от тьмы к свету.

Обычно Пасхальная свеча - это свеча из белого воска (литургический цвет Воскресения). На ней можно увидеть: Буквы А и Ω – альфа и омега: первая и последняя буквы греческого алфавита, которые символизируют Христа – начало и конец всего. Указание на текущий год – 2005 – время, прошедшее от Рождества Иисуса. Инкрустация из пяти «зерен» ладана, напоминающая пять ран Христа и ароматы, принесенные женщинами к гробу. Свет имеет множество функций: он освещает, позволяет увидеть, ведет, сияет, очищает. Когда люди делятся светом друг с другом, его становится не меньше, а больше.

В Библии свет символизирует присутствие Бога. 30


Мастерская

Ветхозаветные прообразы пасхального света: 1. Неопалимая Купина (Исх 3,1-20) Она не сгорает. Это огонь любви, который подобен тому, каким пылали идущие в Эммаус ученики. Глядя на это пламя, Моисей слышит имя Бога: «Я Тот, Который есмь». Часто Христос изображается посреди пламени.

2. Столп огненный (Исх 13-14) Когда иудеи покидают Египет, Господь, указывая путь, идет с ними в столпе огненном. Они освобождены от рабства. Это библейское повествование всегда читается во время Навечерия Пасхи, потому что оно напоминает нам о том, как Бог ведет людей к свободе от греха.

3. Звезда волхвов (Мф 2,1-12) Звезда ведет волхвов сначала в Иерусалим, потом в Вифлеем. Эта звезда воссияла во тьме и привела их к Христу – исполнению их надежд и ожиданий. Иисус – звезда (Откр 22,16). Он ведет людей в их исканиях, освещает им поиск истины и правды.

31


Мастерская

Беседа с катехезируемыми 4. Благоразумные девы (Мф 25,1-13) Притча Иисуса. Кто жених? Что это за ночь? Масло – это премудрость, бодрствование, таинства, добрые дела, вера. Только это масло поможет нам дождаться Иисуса – Жениха.

1. Спросить, какие библейские тексты о свете они помнят. Что в этих текстах говорится о свете? 2. Почему Иисус – Свет миру? (Ин 8,12) Что это значит? 3. Можно разделить катехизируемых на 4 группы. Каждая группа берет себе один отрывок из Библии и старается понять его смысл. Катехизируемые вместе раскрашивают одну картинку (в своей группе). Показывают ее другим группам. 4. Делаем подсвечник из картона, в его основании помещаем 4 картинки на тему света. Необходимые материалы: картон (чтобы наклеить картинки), клей, ножницы, карандаши, цилиндрический подсвечник. 5. Встреча завершается молитвой вокруг свечи. В этой молитве мы используем прочитанные ранее тексты. На время молитвы пасхальную свечу нужно поставить на подсвечник, прочитать один или два текста, зажечь свечи для катехизируемых от главной свечи. Затем можно спеть Аллилуйя и песни о свете.

32


литургия

свящ. Николай Дубинин, OFMConv.

Тема обретенной свободы в литургии Навечерия Пасхи Для христианина пасхальная ночь – событие всегда исключительное и уникальное. Не случайно Навечерие Пасхи считается кульминацией всего литургического года, ведь эта ночь вводит верующего в тайну, которая налагает свой неизгладимый отпечаток и продолжается во всей его жизни, преображая и изменяя ее. Празднуя Пасху, мы вместе со Христом погружаемся в ночь смерти, чтобы затем с Ним восстать в день, не знающий захода. Эта святая пасхальная ночь полна сияния и не сравнима ни с какой другой ночью, потому что Христос воскрес! Вся богатая символика литургии Пасхальной ночи, все тексты и молитвы Навечерия устремлены к основной его теме: присутствию среди нас Воскресшего Христа, Который ведет людей из тьмы к свету, от рабства к свободе, от греха к святости, от смерти к жизни. Хотя саму по себе тему свободы нельзя назвать основной, она все же имеет в литургии пасхальной ночи отнюдь не второстепенное значение. Ведь Пасха по сути своей является праздником освобождения, дарованного Богом своему народу. В Ветхом Завете установление этого праздника связано с освобождением ведомого Моисеем еврейского народа из египетского рабства. «Это ночь бдения Господу за изведение их из земли Египетской; эта самая ночь – бдение Господу у всех сынов Израилевых в роды их» (Исх 12, 42). Для христиан еврейская Пасха является прообразом Пасхи Христовой, а освобождение избранного народа от египетского ига – предвоз-

вещением духовного освобождения от рабства греха. «Пророки многое прорекли о тайне Пасхи, Которая есть Христос, – говорит древнехристианский апологет Мелитон Сардийский в пасхальной проповеди, – Приведенный подобно агнцу и закланный как овца, Он избавил нас, как если бы извел из Египта; от рабства греху, как бы от руки фараона. Души наши исполнил Он Духа Своего, и члены тела нашего ознаменовал Кровию Своею. Он посрамил смерть и оставил диавола безутешным, как некогда Моисей фараона. Это Он уязвил неправду, неправедность же лишил потомства, как Моисей некогда – Египет» . Бог Сам вел Свой народ на его долгом пути из Египта через пустыню в землю обетованную: «Господь шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью. Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью от лица народа» (Исх 13, 21-22). Литургия Света, которая открывает Навечерие Пасхи, явственно отсылает нас к этим событиям. Если в приходе не поскупились и позаботились о том, чтобы пасхальная свеча была соответствующих размеров и сделана из воска, она действительно походит на огненный столп. Символизирует же она воскресшего Христа, победившего смерть и зло и ведущего Свой народ. Как некогда древний Израиль шел к земле свободы за огненным столпом, сорок лет освещавшим и согревавшим его ночи в пустыне, так христианская община, совершив сорокадневный путь Великого поста, идет навстре 33


Мастерская

чу Пасхе, ведомая светом Христовым. Этот дивный пасхальный свет озаряет всю землю, и в Провозглашении Пасхи мы слышим призыв: «Наполняемый сиянием вечного Царя, весь мир да познает свое избавление от мрака!». В тексте этого прекрасного древнего гимна еще раз подчеркивается исключительный характер пасхальной ночи как ночи освобождения: «Это ночь, в которую некогда отцов наших, сынов Израиля, Ты вывел из Египта и перевел через Красное море сухими стопами. Это ночь, когда тьму греховную рассеял столп света. Это ночь, которая ныне во всем мире верующих во Христа, освобожденных от мирских пороков и тьмы греховной, возвращает к благодати и собирает в общение святых. Это ночь, когда, разрушив узы смерти, Христос от ада взошел победителем». Повествование о переходе через Красное море звучит в третьем чтении Литургии Слова. Глубинный смысл этого события для истории спасения помогает раскрыть молитва, произносимая после этого чтения: «Боже, светом Нового Завета ты открываешь смысл древних чудес, ибо в Красном море явился образ священных вод крещения, и народ, избавленный от рабства, стал прообразом тайны Христовой Церкви…». Чрезвычайно выразительно в этом контексте звучит фрагмент «Поучений» св. Иоанна Златоуста: «Сыны Израиля видели чудеса. И ты также узришь их, и даже большие и прекраснейшие тех, что видели иудеи, бежавшие из Египта. Ты не видел фараона, тонущего со всем войском его, но видел диавола и силы его во всеоружии, тонущими в волнах. Они перешли через море, ты выведен из смерти. Они были изведены из Египта, ты – вырван из рабства греху. Евреи оставили инородное пленение, ты – много более печальную неволю греха» . Рабство греху заключается не только и не столько в том, что человек «вынужден» совершать порочные поступки: «человек-безБога», по большому счету, свободен в своем поведении. Но перед преданным лишь 34

собственным силам и разуму человеком, обремененным первородным грехом, неизбежно возникает трагическая перспектива непреодолимой смерти, а значит – жизни без надежды и поэтому, в конечном счете, лишенной смысла. Участие в Пасхальной тайне, то есть – соединение со Христом в Его смерти и воскресении благодаря крещению, освобождает человека из этой неволи: смерть не является больше окончательным безысходным предназначением, но становится смертью, которая однажды преобразится в жизнь вечную, явленную нам Иисусом Христом. Именно это мы слышим в чтении из Апостола: «Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху; ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти» (Рим 6, 4-9). Таким образом, Литургия Слова подготавливает верующих к живому и сознательному участию в Литургии Крещения, когда совершающееся в таинстве Крещения погребение со Христом в смерть духовно возрождает людей, становящихся новыми членами Церкви. Для нас же благодаря обновлению крещальных обетов обновляется и наша близость ко Христу, дающая нам свободу чад Божиих. Однако вершиной богослужения является четвертая часть Навечерия Пасхи – Евхаристическая Литургия. В ней Христос призывает верующих, возрожденных в водах крещения, к трапезе, которую Он Сам уготовал Своей смертью и воскресением. Это – тот момент, к которому нас подготавлива


Мастерская

ли все тексты, жесты и символы Навечерия: мы вкушаем Пищу, без которой Новая Жизнь осталась бы недостижимой мечтой. Замечательная традиция Восточной Церкви завершать Литургию Навечерия крестным ходом, принятая также во многих католических приходах России, является, пожалуй, одним из лучших способов сделать зримыми плоды Пасхальной ночи. Озаренные светом Воскресшего Христа, обновленные участием в Его пасхальной тайне, укрепленные Евхаристией как залогом вечной жизни, христиане стремятся

поделиться своим ликованием с миром и дать собственное свидетельство о великих дарах, полученных нами от Господа и обновленных этой святой пасхальной ночью. Необычайно сильно и выразительно звучат слова заключительной молитвы крестного хода, в которой вновь слышится слово «свобода»: «Боже, Ты Пасхальной Жертвой Христа даровал Своему народу спасение. Ниспошли ему обилие Твоих даров, чтобы он достиг полной свободы и радости жизни вечной, которую Ты позволяешь ему вкушать на земле».

свящ. Николай Дубинин OFMConv

В воде возрожденные Пасхальное богослужение для молодежи в воспоминание крещения

Вода очищает, освежает, орошает, но может иметь и разрушительную силу. Христос являет Себя как живую воду для людей. Воспоминая в этом богослужении историю воды, мы, возобновляем в памяти и нашу личную историю спасения. Крещеные в водах спасения, мы призваны с отвагой давать свидетельство нашей веры, чтобы и другие могли быть возрождены в воде, которую дарует нам Христос. Это богослужение лучше всего совершать на открытом воздухе, на берегу реки, пруда, озера или другого водоема. Если же оно совершается в помещении, необходимо подготовить достаточно большую (и по мере возможности красивую) емкость, до половины наполненную водой, украшенную цветами. Кроме того, нужна вторая емкость с водой, а также один или несколько кувшинов либо других предметов, которыми удобно зачерпывать воду.

Схема богослужения 1. Входное песнопение В качестве входного песнопения можно исполнить «Когда креститься в Иордане» (Сборник церковных песнопений, № 133), «Славьте Господа, ибо Он благ» Г. Гселя (там же, № 361), либо другую подходящую песню.

2. Начальные обряды Как в начальных обрядах Мессы. 3. Сотворение воды 1 Чтец: Быт 1,1-2.9-10 Следует фрагмент песни «Благослови, душа моя, Бога» (Сборник церковных песнопений, № 281, куплеты 1, 3 и 4) 35


Если исполнение этого песнопения представляет сложность, вместо этого можно прочитать Пс 103, 5-6.8-11. Предстоятель: О, море, простор молчания, и вы, горы, дар мира, ведите нас к Создателю! 3. Весть о живой воде 1 Чтец: Ис 41, 17-18 2 Чтец: Ис 55, 1.3.10-11 Песня: «Как олени к воде весною, всей душой к Тебе стремлюсь…» либо другое подходящее песнопение. 4. Иисус – живая вода Священник или диакон: Ин 4, 10.14 Все поют «Аллилуйя». Священник или диакон: Ин 7,37-39а Все поют «Аллилуйя». Предстоятель: Господи Иисусе Христе, Ты – Живая Вода, снизошедшая с небес, оживляющая и питающая наши иссохшие души! Тебе, умершему ради нас и воскресшему, открывшему нам источник спасения, хвала и слава во веки веков! Все: Аминь. 5. Дар воды: сила в единстве Один из участников богослужения зачерпывает воду из второй емкости и говорит: Одна капля воды – ничто, но множество капель – это моря, это реки и озера, потоки воды, орошающей землю, укрепляющей нежные ростки и дающей растениям силу цвести и приносить плоды. Затем он выливает зачерпнутую воду в 36

водоем (или в первую емкость). Вслед за ним этот жест повторяет каждый участник. Обряд может сопровождаться пением канона или другого песнопения. В завершение Предстоятель произносит молитву: Дух Святой животворящий, источник любви и общения, даруй на единство, дабы мы воистину были Святой Церковью Божией, празднуя в воспоминание о нашем крещении Пасхальную тайну Господа нашего Иисуса Христа, живущего и царствующего во веки веков. Все: Аминь. 6. Вода нашего спасения в Церкви Чтец: Рим 6, 3-6.11 Краткая проповедь 7. Обновление крещальных обетов Как в литургии Навечерия Пасхи 8. Свидетельствовать о крещении жизнью Предстоятель напоминает о том, что вода – это символ крещения как великого дара, но в то же время и задания свидетельствовать перед людьми; затем приглашает участников богослужения, в знак подтверждения готовности к христианскому свидетельству, совершить символический жест. Сначала сам предстоятель, а за все остальные подходят к водоему (или емкости), погружают руки в воду, а затем омывают лоб и глаза. Во время обряда исполняется песнопение «Крещенья чистая вода» (Сборник церковных песнопений, № 253) либо другое подходящее песнопение. В завершение предстоятель говорит: Господь да обновит в нас благодать


Сложные вопросы…

Мы попросили свящ. Вадима Шайкевича помочь нам ответить на вопросы подростков

крещения к жизни вечной. Все: Аминь. Затем предстоятель окропляет всех участников богослужения. 9. Отче наш Предстоятель: В день нашего крещения мы получили молитву, в которой Иисус Христос учит нас называть Бога Отцом. С радостью и упованием детей Божиих воззвовем вместе: Все: Отче наш… 10. Молитва благодарения Предстоятель приглашает участников богослужения к спонтанной молитве благодарения. После каждой интенции можно петь «Аллилуйя» либо не слишком длинный канон. 11. Заключительная молитва Предстоятель: Помолимся. Боже, Благой Отче, источник живой воды для каждого творения, ничто не может остановить поток Твоих даров: наполни нас Твоим духом щедрости. Господи Иисусе Христе, предивный дар благодати и любви, дающий миру все благое и необходимое, сподобь нас праздновать Твою и нашу Пасху. Непрестанно подавай нам Твой дар, Твой дух Воскресения, который живет и действует в нас ныне. И да будет так во веки веков. Все: Аминь. 12. Заключительные обряды Благословение и отпуст, как в Чине Мессы. Заключительное пасхальное песнопение.

Очень трудно отвечать на такие вопросы. Когда я слышу их и начинаю отвечать, мне самому хочется, в свою очередь, о многом расспросить собеседника. Чаще всего я спрашиваю его: «А почему Вы задаете мне этот вопрос? Ведь на самом деле проблема в чем-то другом…» Это, как мне кажется, лучшее подтверждение тому, что в катехизации неизбежен диалог, что настоящий контакт возможен только с участием двух сторон. Церковь мешает мне быть свободным, поэтому я ухожу. Она запрещает, только запрещает (вопрос четырнадцатилетнего подростка). Церковь помогает нам найти путь к счастью: она ни к чему нас не принуждает. Церковь не заставляет, не давит, а показывает и направляет. Семья родителей тоже стесняет человека. Чтобы повзрослеть, ему нужно в какой-то момент уйти из нее и зажить своей жизнью. Может быть, источник так раздражающих вас запретов – не Церковь, а Бог? Может быть, это Он велит нам делать то, чего мы не хотим, и запрещает то, что нравится? На самом деле, Церковь не столько запрещает, сколько предостерегает: этот путь может увести вас от Бога, остерегайтесь его. Слава Богу, у Церкви нет средств (сейчас) заставить человека жить по-христиански: я имею в виду инквизицию, политическую власть и т.п. Есть тут теоретическая проблема: что такое свобода? Ведь, если я абсолютно сво37


Сложные вопросы…

боден, то я тем самым ограничиваю свободу другого человека. Например, я свободен включать ночью громкую музыку. Получается – у моих соседей нет свободы спать спокойно… Банальный пример, но удачный. Есть свобода от и свобода для. Есть свобода от греха, от зла, от страха, от зависимости, от родителей, от милиции; и есть свобода любить, полностью отдавать себя, заниматься истинным творчеством и т.д. Я могу испытывать несвободу, потому что у меня нет денег снять квартиру и жить самостоятельно. Или же я могу испытывать несвободу от того, что такая ситуация убивает меня, что я постоянно ругаюсь с родителями, что я вижу свою зависимость от денег, что не могу любить! Вы свободны выбрать любой жизненный путь, но помните: вам никогда не удастся обрести свободу от тех, кто находится рядом с вами, и в то же время сохранить близость с ними. Особенно с Богом.

ды, – это все знают! Бог сделал человека свободным, но человек – это не Бог, он творение, над ним есть Бог. Значит ли это, что человек несвободен? Подумайте над этим богословским вопросом.

Если человек свободен, почему он обязан делать некоторые вещи, например – учиться?

Как быть, если я вынужден поступать не так, как я хочу?

Если человек не хочет учиться, то никто не заставит его сделать это: он будет только делать вид, что учится. Но быть свободным не значит быть рабом самого себя, своей лени или сиюминутных желаний. Быть свободным – значит принимать решения и быть потом последовательным и ответственным. Человек свободен всегда, но, пока он мал, его свободой распоряжаются другие, чтобы помочь ему стать более свободным впоследствии. Если кто-то в детстве не ходил в школу, потом у него будет меньше свободы для нормальной работы. Если кто-то с усилием учился иностранным языкам, то потом у него действительно оказывается больше свобо38

Как сделать выбор из разных талантов? Чем нужно руководствоваться при выборе? Это зависит от того, о каких талантах идет речь. В принципе, главное – искать Божьей воли. Очень важно понять своё призвание. Конечно, сразу же приходят в голову две вещи. Каждый человек сталкивается с необходимостью выбрать себе профессию и выбрать себе семью – найти женщину или мужчину своей жизни. Но оставим пока разговор о призвании. Если есть таланты, надо прежде всего познать их. Затем – развивать всякие таланты, – ведь нет таланта без труда. Видеть свои способности очень важно, потому что это Бог дал нам их, и именно в них проявляется Его замысел нашей жизни.

Некоторые обстоятельства лучше изменить. Если я сам влез в ситуацию, которая ведет меня к греху, то потом остается только бежать. Иногда приходится мужественно действовать вопреки обстоятельствам и слушаться более Бога, чем людей. Это очень общий ответ, потому что и вопрос – слишком общий. Важно определить: чего я хочу? А чего хочет Бог? В чем моя несвобода, почему я не чувствую себя свободным в этой ситуации? Кто заставляет меня поступать так, а не иначе? Почему я не могу прямо сказать, что не хочу чего-то делать? Видите, у меня самого больше вопросов, чем ответов. Свящ. Вадим Шайкевич


Всего понемногу…

Анализ книги :

ВЛАСТЕЛИН КОЛЕЦ ««Властелин колец» – книга глубоко религиозная и католическая. «…Религиозный элемент в буквальном смысле составляет ткань истории и символики книги» (Дж. Р. Толкиен, Letters, 142). В нас живет мир, которого мы не знаем. Целая вселенная, выразить которую могут только символ, сказка или чудесная повесть. В книге «Властелин колец» Толкиен, дав слово своей душе, открыл и передал читателям лучшее, что в ней есть… Для человека, который старается жить по Евангелию, очевидно, что ценности, на которые опирается эта книга, рождены истинно христианским видением мира и человека, хотя автор нигде не говорит прямо об историческом Откровении. И у него есть на это причины: ведь действие романа происходит в дохристианскую эпоху. И все же в героях живет что-то вроде а-исторического христианства. Всемогущий никогда не называется, но Он вездесущ, потому что «повсюду чувствуется присутствие некоей веры, источника которой верующие сами не видят; она подобна свету, исходящему от невидимого светильника» (Letter 328). Провидение, бесконечно уважающее свободу людей, зовет и ведет тех, кто защищает Жизнь. Более того, эта незримая Сила воодушевляет каждого героя и соединяет их между собой. «Властелин колец» рассказывает о борьбе мрака со светом, борьбе, кажущейся на земле неравной. Но даже если Тьме удается на какое-то время объять Свет, она все же бессильна погасить его. Поистине, «свет проникает в самое сердце тьмы, но его собственная тайна остается сокровенной» (2,6) . Поэтому о Князе тьмы говорится: «Он не настолько могуществен, чтобы не ощущать страха. Сомнение гложет его неустанно» (5,2). Постижение этой истины позволяет Сэму обрести глубочайший мир в самый разгар драмы: «Сэм увидел, как сквозь легкие облака…просвечивает белая мерцающая звезда. Созерцая ее в этом покинутом краю, он почувствовал, как… к нему вдруг вернулась надежда… в конце концов, Тень ничтожна и недолговечна, а у него отныне навсегда есть свет и великая красота, которых ей никогда не угасить…» (6,2). Именно из этой внутренней ясности – отражения вечной красоты – рождаются добродетели, которые проявляют герои романа. Потребовалось бы слишком много времени, чтобы перечислить здесь все ценности, воплощенные во «Властелине колец». Ценности, более чем человечные: дружба, мужество, самопожертвование, надежда, смирение… Но и это еще не все. Третий том этой большой «саги» описывает сцены, за которыми явно прослеживается католическая вера их автора. Я хотел бы вспомнить некоторые из них. В одном эпизоде Глава вражеского войска приближается, чтобы пожрать умирающего короля Теодена. И вдруг перед ним вырастает одинокий всадник: «Убирайся, гнусный повелитель падали!»…«Помешать мне, несчастный безумец? Никому из живущих людей (мужчин – men) это не по силам!», - отвечает Князь Тьмы. – «Но я и не мужчина! Ты видишь перед собой женщину (woman)»! – восклицает воин. Он приподнимает «забрало своей тайны» и из-за него появляется лицо благородной Эовин! «Она даже не дрогнула, эта дева Рогиррима, прекрасная и наводящая ужас. Она нанесла быстрый, умелый и смертельный удар и отрубленная голова тяжело, как камень, покатилась на землю… И тотчас же мрак рассеялся. Яркий свет озарил Эовин, и ее волосы заблестели в лучах восходящего солнца» (5,6). 1

Ср. с символикой света у святого Иоанна, особенно: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин 1,15).

39


Всего понемногу…

Разве, читая этот эпизод, мы не вспоминаем Деву Марию, Непорочную и торжествующую, «Жену, облеченную в солнце» и «попирающую голову змия» ? На протяжении всего своего изнурительного путешествия к Горе Судьбы Сэм и Фродо – герои, на которых возложена миссия уничтожить Кольцо Власти, не могут найти пищи. У них ничего не остается, кроме Лембаса, хлеба эльфов. И изо дня в день несколько крошек этого хлеба дают им силы идти до конца, потому что «в нем была сила, без которой они давно бы уже легли умирать». Как напоминает образ этого насущного хлеба образ другого Хлеба Жизни - Евхаристии! «Добро и зло не меняются с ходом времени, и они одни и те же для эльфов, карликов и людей» (3,2). «Никакой страх, никакая договоренность не должны помешать нам следовать за светом», – пишет сам Толкиен. Смирение, свобода и благодать – такова нравственная основа этих исканий. Именно благодаря сознанию своей малости существо открывается силе благодати: «Я чувствую себя таким маленьким», – признается Фродо. Спасительное смирение неотделимо от свободы. «Я не навязываю вам это бремя, но если вы добровольно примете его, вы сделаете правильный выбор», – говорит Властелин Эльфов Фродо (2,10). В последний момент Фродо, изможденный, чувствует, что ему не хватает сил, чтобы совершить последнюю жертву, выпустив Кольцо Власти: «Я пришел, – сказал он. – Но я не хочу делать то, ради чего я пришел. Я не совершу этого» (6,3). Но в этот миг ему на помощь приходит другая форма благодати. На всем своем пути он щадил отвратительного Горлума, как учил мудрый Гэндальф: «Жалость и милосердие не дают наносить удары без необходимости» (1,2). И именно благодаря этому милосердию мир оказывается спасенным. В решающий момент разъяренный Горлум бросается на Фродо и вырывает у него Кольцо. Но, обезумев от своей победы, он сам бросается в огненную бездну, уничтожив тем самым злосчастный предмет. Именно это Толкиен называет «высшей действенностью прощения обид» (Letters, 191) Какое замечательное понимание сути благодати и свободы воли! Никто в этой повести не живет для себя. Герои составляют своего рода «братство», в котором каждый готов пожертвовать собой. Каждое сознательное существо, как бы мало оно ни было, ответственно за весь мир, но способность исполнить свою миссию оно получает от других. Такое участие каждого верующего в искуплении мира можно назвать «общением святых». Одни благие намерения здесь не ценятся: «Имеет значение то, чем мы являемся, а не то, чем хотели бы стать и не то, что желаем сделать» (Letters, 40). Вся борьба героев была бы тщетной, если бы со смертью все заканчивалось. «Действительной темой (моего рассказа) являются Смерть и Бессмертие: тайна любви к миру, живущей в сердце человеческого рода, судьба которого – покинуть его и, как кажется, потерять...» (Letters, 186). В самый трагический момент повествования Арвенa, Королева Эльфов, наконец, взывает к «Единому». Чувствуя близость смерти, она восклицает: «Если Эльфы говорят правду, и это и есть дар Единого людям, то принимать его горько!». А Король Арагорн отвечает ей, прежде чем умереть: «Так только кажется. Но не позволим этому последнему испытанию привести нас, отказавшихся от Тени и Кольца, в отчаяние. Мы можем уйти в печали, но не в отчаянии. Видишь, мы не навсегда связаны с кругами этого мира, а за их пределами существует нечто большее, чем воспоминание. Прощай!»… и он погрузился в сон. И тогда на лице его засияла чудная красота…» (Приложение). Есть в книге и другие намеки, говорящие о существовании мира, выходящего за рамки земной жизни. Толкиен не мог идти дальше, говоря о существах, не знавших Откровения Христова. Но те, кому оно открыто, кто уже созерцает торжество вечности, исполнены «блаженного упования», подобного тому, которое позволило Гэндальфу довести до конца свое «Братство Кольца». «Пиппин бросил удивленный взгляд на лицо того, кто был рядом, услышав радостный смех. Сначала он увидел на лице мудреца только морщины, оставленные заботами и печалями; но, приглядевшись внимательнее, он заметил идущую из глубины огромную радость, целый поток ликования, достаточный, чтобы озарить собою все королевство, если только дать ему излиться» (5,1). Я желаю читателям «Властелина колец» вслед за героями ощутить эту радость и это ликование.

40


Журнал издается Катехитической Комиссией Конференций Епископов РФ

Дорогие читатели! У вас в руках очередной номер катехетического бюллетеня. Редакция постаралась учесть ваши замечания и пожелания. Изменился не только внешний вид - появились и новые рубрики. Как и прежде, на страницах журнала мы будем предлагать вашему вниманию конкретные материалы, которые можно использовать в работе, а также те, что смогут послужить пищей для ваших размышлений, помогут вашему духовному и интеллектуальному росту. Как и прежде, мы рассмотрим наиболее важные для катехуменов богословские вопросы, представим различные катехитические методы и поговорим об особенностях катехизации людей разного возраста: детей, молодежи, взрослых и семей. В этом номере мы открываем также новую рубрику, в которой будем обсуждать и рекомендовать для использования, в частности в катехизации, те или иные книги, фильмы и спектакли. Без нашего взаимодействия журнал не состоится. Зная ваши проблемы, мы будем вместе искать пути их решения, и поэтому я приглашаю вас к сотрудничеству. Рубрика «Трудные вопросы» не может существовать сама по себе, без вашего участия. Ценными будут и ваши размышления о практическом использовании материалов, предложенных на страницах рубрики «Мастерская». В современном мире очень важно личное свидетельство. Мы приглашаем вас преодолеть внутренний барьер и поделиться на страницах журнала своим опытом, успехами и неудачами, радостью и разочарованием. Наша задача – вместе, в диалоге, искать ответа на возникающие вопросы. Я буду благодарен вам за все ваши замечания, впечатления и предложения, которые помогут дальнейшему развитию журнала. Давайте создавать его вместе!

Свящ. Хосе М. Вегас,cmf

Программа журнала 1-й номер посвящен 2-й номер посвящен 3-й номер посвящен 4-й номер посвящен жизни и надежды

« Радуга» на 2005 г. теме свободы теме Библии в катехизации теме Виртуального мира теме Евхаристии, источнику

Адрес редакции: 191011, Санкт-Петербург, Невский пр. 32/34 тел.\факс 812\571 58 96 Е-mail: katechein@peterlink.ru Журнал издается Катехитической Комиссией Главный редактор: Х.М. Вегас Редакционный совет: с. Д. Антонув, свящ. П. Юрковский, д. В. Дегтярев, с.Т. Канакри, с.И. Станьска, с. М.Стецка. Переводчики: Ю. Куркина, Н. Ермилова Дизайнер: Е. Мануилова Редактор: М. Касьяненко Технический редактор: В. Кабак Корректор: С. Минин Отпечатано в типографии Салезианского Центра “Дон Боско”, Гатчина.

Тираж: 500 экз. Подписка на год (4 номера) стоит: 150 руб. 3 экземпляра подписки стоит 400 руб


радуга 2005 N5

Не давай, человек, свободы какомулибо чувству своему, чтобы не дойти до невозможности снова возвратиться к свободе. Св. Исаак Сирин

Он так восхотел: «Сотворим человека по нашему образу и подобию», – сказал Он. Этот образ Божий, его подобие – это наша свобода. Но, сотворив нас столь удивительным образом, он к тому же одарил нас способностью знать, что мы противимся своему Создателю. Можно ли сомневаться, что, подарив нам эту удивительную силу, как будто идущую вразрез с мировым порядком, он не восхотел дать ей должное направление, не восхотел просветить нас, как мы должны ее использовать? Слову Всевышнего внимало сначала всё человечество, олицетворенное в одном человеке, в котором заключались все грядущие поколения; впоследствии Он просветил отдельных избранников, дабы они хранили истину на земле, и наконец, признал достойным одного из нас быть облеченным божественным авторитетом, быть посвященным во все его сокровенности, так что он стал с ним одно, и возложил на него поручение сообщить нам все, что нам доступно из божественной тайны». Петр Чаадаев. (Сокольники, 30 июня)

Истина сделает вас свободным  

2005 № 1