a product message image
{' '} {' '}
Limited time offer
SAVE % on your upgrade

Page 1


СЛОВО РЕДАКТОРА

учредителЬ Федеральное

государственное бюджетное научное учреждение «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования»

редакционный совет Е. М. Акишина директор Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования», кандидат искусствоведения Л. Л. Алексеева заместитель директора Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования», доктор педагогических наук Дэвид Форрест доктор философии, профессор RMIT University (Австралия) Г. М. Цыпин доктор педагогических наук, профессор Л. В. Школяр доктор педагогических наук, профессор, академик РАО В. Ф. Щербаков пианист, композитор, доцент Государственного музыкальнопедагогического института им. М. М. Ипполитова-Иванова РЕДАКЦИЯ М. Д. Кабалевская главный редактор В. О. Усачёва редактор В. М. Чигарина музыкальный редактор А. П. Граковская дизайн обложки О. Д. Кабалевский, Т. М. Манукина компьютерная верстка

Дорогие читатели!

Как обычно, в четвертом, предновогоднем номере нашего журнала мы поздравляем вас с наступающими праздниками, желаем отдохнуть и с новыми силами вступить в следующий, уже 2020 год! Как же бежит время, но в этом есть и свои положительные стороны — оно несет много интересных событий. 30 декабря исполняется 115 лет со дня рождения Д. Б. Кабалевского. В связи с этим и в Москве, и в других городах прошли конференции, конкурсы и концерты. В частности, одна из таких конференций прошла в Новосибирске — некоторые ее материалы мы предлагаем вашему вниманию. В Институте художественного образования и культурологии Российской академии образования в декабре состоялась IV Международная научно-практическая конференция «Педагогика искусства и современное музыкальное образование: динамика обновления. К 115-летию со дня рождения Д. Б. Кабалевского», а также конкурс детского и учительского творчества, приуроченный к этой же дате. Рубрика «Еще раз о главном» готовит нас к знакомству с материалами конкурса в журналах 2020 года. Не изменяет своей традиции и Ватутинская ДШИ имени Д. Кабалевского, на ее базе снова прошла конференция и конкурс «Прекрасное пробуждает доброе». Непосредственно в день рождения Дмитрия Борисовича в зале имени Н. Я. Мясковского в Московской Консерватории пройдет концерт. А во Франции в сентябре состоялась уникальная премьера — концертное исполнение оперы «Кола Брюньон» на русском языке в том самом городке Кламси, в котором, по сюжету, жил Кола, и более того — исполнение прошло в соборе святого Мартина, на площади перед которым происходят события оперы. В Кламси даже есть дом, в котором якобы и жил Кола Брюньон. А в Везле — маленьком городке, где провел свои последние годы великий Ромен Роллан, прошла научная конференция, посвященная его творчеству и исследованиям истории создания оперы. Хотелось бы также обратить ваше внимание на материалы, которые мы печатаем из номера в номер. Мы считаем, что они не просто интересны для чтения, но и полезны как юным ученикам, так и их педагогам-исследователям. Если кому-либо не удается регулярно выписывать наш журнал, вы можете читать его в электронном виде в архиве журнала на Kabalevsky.ru (Кабалевский.рф). Всегда ваша, главный редактор журнала «Учитель музыки», президент Некоммерческого фонда Д. Б. Кабалевского по содействию развития общего и профессионального музыкального образования, музыкальной культуры, искусства и исполнительства


«Учитель музыки» 2019 | № 4 (47)

Научно-публицистический журнал Выходит 4 раза в год

1

57

Т. А. Копцева, О. Н. Баталова Интеграция музыкальных и художественных видов деятельности дошкольников

Е. М. Акишина К юбилею мастера

60

Педагогические и искусствоведческие исследования

И. Д. Балина, Л. А. Кулешова «И плывут, и растут эти чудные звуки!..» (музыка на уроке литературы)

65

А. М. Сычугов Типовые недочеты в массовой практике музыкального преподавания»

68

И. Е. Михайлов Литературно-музыкальные гостиные «Семь вечеров». Вечер второй

Слово редактора

ЕЩЕ РАЗ О ГЛАВНОМ 4

6

9

13

20

28

В. М. Никифорова Взаимодействие учреждений культуры и образования в музыкальном развитии детей: опыт регионов Л. П. Робустова, А. В. Редькина Меценатство в парадигме нового времени (о взаимодействии Новосибирской государственной консерватории имени М. И. Глинки и благотворительного фонда «Звезды Сибири») Е. С. Медкова Стуктурно-типологический подход с позиций эпохального хронотопа к интерпретации музыки девятнадцатого века. Романтизм, реализм, натурализм, импрессионизм Е. А. Семенова Международная Бахтинская конференция «Уличный театр против театра военных действий» Е. Ф. Командышко Преломление педагогических идей Д. Б. Кабалевского в современном образовании

Из опыта методической работы 35

В. В. Базарнова Музыкальное образование: гармония, теория музыки, сочинение (продолжение)

47

И. В. Широкова Сценарий проведения Новогодней и Рождественской елок в младших классах ДМШ

52

Н. В. Байдина Учитель музыки и практическое музицирование в образовательной школе

НАМ ПИШУТ 74

И. В. Иогансен Переход казаков через Альпы (записки концертного директора-поневоле)

нотная библиотека 33

И. Шварц Элегия (из ф. «Станционный смотритель»)

ДАТЫ И СОБЫТИЯ 73

Опера Кабалевского прозвучала во Франции

79

Календоскоп

Требования к материалам для публикации: Электронная почта редакции — kabalevsky@mail.ru. Статья присылается одним файлом (.doc, .docx). Кроме основного текста файл должен содержать следующее: • ФИО автора/авторов (полностью); • сведения об авторе/авторах (ученая степень, звание — если имеются, должность, место и город работы, телефон, e-mail); • название статьи; • аннотация (4–8 строк); • ключевые слова (5–10 слов); • иллюстративный материал (по желанию). Выходные сведения, переведенные на английский язык, приветствуются, но необязательны. Иллюстративный материал (при наличии в статье) должен быть прислан отдельным файлом/файлами (.jpg, .tiff, .pdf) с разрешением не менее 300 dpi. Надеемся на понимание! С уважением, редакция журнала «Учитель музыки».


«Teacher of music» 2019 | № 4 (47) Scientific-publicistic magazine Published 4 times a year

1

Word of the Editor

52

N. V. Baidina Music teacher and practical playing music in general school

57

T. A. Koptseva, O. N. Batalova Integration of musical and artistic activities of preschool children

60

I. D. Balina, L. A. Kuleshova «And these wonderful sounds float and grow!..» (music in a literature lesson)

65

A. M. Sychugov Typical defects in the mass practice of music teaching

68

I. E. Mikhailov Literary-musical lounges «Seven evenings». Second evening

ONCE AGAIN ABOUT THE ESSENTIALS 4

E. M. Akishina To the jubilee of master

Pedagogical and art criticism research 6

9

13

20

28

V. M. Nikiforova Interaction of institutions of art and education in children’s musical development: experience of regions L. P. Robustova, A. V. Redkina Patronage in a new time paradigm (about the interaction of Novosibirsk conservatory and charitable fund «Siberian Stars») E. S. Medkova Structural-typological approach to the nineteenth century music interpretation from the epoque chronotope positions. Romanticism, realism, naturalism, impressionism

PEOPLE WRITE TO US

E. A. Semenova International scientific and practical conference «Street theatre vs theatre of military actions»

MUSICAL LIBRARY

E. F. Komandyshko Interpretation of pedagogical ideas of D. Kabalevsky in the contemporary education

from the experience of methodical work 35

V. V. Bazarnova Musical education: harmony, music theory, composition (continuation)

47

I. V. Shirokova Scenario of New Year and Christmas performances in junior classes of music school

74

33

I. V. Jogansen Cossacks crossing the Alps (notes of the concert director-involuntarily) I. Schwartz Elegy (from the film «Station warden»)

DATES AND EVENTS 73

Opera of Kabalevsky performed in France

79

Calendoscope

Кабалевский.рф Официальный сайт творческого наследия Дмитрия Борисовича Кабалевского, композитора и дирижера с удивительной судьбой. kabalevsky.ru The official website of the creative heritage of Dmitry Borisovich Kabalevsky, a composer and conductor with an amazing fate.


4

ЕЩЕ РАЗ О ГЛАВНОМ

К ЮБИЛЕЮ МАСТЕРА TO THE jubilee OF MASTER Акишина Екатерина Михайловна Akishina Ekaterina Mikhailovna кандидат искусствоведения, директор Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования» (Москва) candidate of art, director of The Federal State Budget Scientific Institution «Institute of Art Education and Cultural Studies of the Russian Academy of Education» (Moscow) Ключевые слова: музыкально-педагогическая концепция Д. Б Кабалевского, цель музыкального образования, педагогика искусства, конкурс детского и учительского творчества. Keywords: musical and pedagogical concept of D. Kabalevsky, the purpose of music education, pedagogy of art, competition of children's and teachers' creativity. Аннотация. Музыкально-педагогическая концепция Д. Б. Кабалевского — органическая часть его многогранного наследия. В статье подчеркивается, что сформулированная мастером цель музыкального образования в школе и сегодня выступает в качестве стратегии его развития. Раскрывается особенность прошедшего конкурса, посвященного 115-летию Д. Б. Кабалевского, на котором названия произведений композитора стали темами творческих работ в разных номинациях. Annotation. D. B. Kabalevsky's musical and pedagogical concept is an organic part of his multifaceted heritage. The article emphasizes that the goal of music education formulated by the master in the school and today acts as a strategy for its development. The author reveals the peculiarity of the last contest dedicated to the 115th anniversary of D. B. Kabalevsky, at which the names of the composer's works became the themes of creative works in different nominations.

этом году исполняется 115 лет со дня рождения Дмитрия Борисовича Кабалевского. Об уникальности личности Дмитрия Борисовича сказано много, он — выдающийся композитор, музыка которого живет и сегодня, на творчестве которого взрастают новые поколения. Кабалевский — пианист, дирижер, общественный деятель, отстаивавший необходимость всеобщего художественного образования. Дмитрий Борисович — популяризатор музыкального искусства среди широких масс слушателей, автор многих книг и бесед о музыке, адресованных широкой ау-

дитории разных возрастов и интересов. Он — ученый, создатель всемирно признанной музыкальнопедагогической концепции. Почему Дмитрию Борисовичу удалось определить пути развития массового музыкального образования на многие годы вперед? Почему его концепция для учителей музыки стала «путеводной звездой» в мире музыкальной педагогики? Сформулированная им цель формирования музыкальной культуры ребенка как части его духовной культуры воспринимается как стратегия развития музыкального образования на длительную

© Акишина  Е. М., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


5

перспективу. Она позволяет двигаться массовому музыкальному образованию вперед, развивая его идеи на новом уровне, на каждом этапе обновления общества и школы. Кабалевский относился к музыкальному образованию как к искусству, как к концепции, программе, как к отдельным урокам — каждая из этих «дидактических» единиц чудесным образом превращалась в его руках в музыкально-педагогические произведения разных жанров со своим образным строем, драматургией. Поэтому работа по Кабалевскому призывает учителей к творчеству, развивает их как музыкантов и педагогов. Хочется напомнить о значимости научного руководства Кабалевского музыкально-педагогическими исследованиями в нашем институте, непродолжительного по времени (конец 90-х), но очень значимого по сути. Сегодня все идеи Дмитрия Борисовича актуализируются в Новой концепции предметной области «Искусство», принятой в декабре прошлого года. Концепция отражает направленность на непрерывность художественного образования детей и юношества, вариативность содержания и методов музыкального образования, на взаимодействие разных искусств в художественном развитии ребенка. 12 декабря состоялась VI Международная научно-практическая конференция «Педагогика искусства и современное музыкальное образование: динамика обновления. К 115-летию со дня рождения Д. Б. Кабалевского». Юбилейные мероприятия проводились Институтом художественного образования и культурологии РАО совместно с Российской академией образования, Союзом московских композиторов, Фондом Д. Б. Кабалевского и Пермским театром оперы и балета им. П. И. Чайковского. Имя Кабалевского объединило людей разных поколений. В зале Академии акварели и изящных искусств Сергея Андрияки, где проходила конференция и концерт, присутствовали родные и близкие композитора, учителя, методисты, преподаватели училищ и вузов, известные ученые, и начинающие музыканты-исполнители, принимавшие участие в конкурсе детского и учительского творчеств, проводившегося в рамках юбилейных мероприятий. Конкурс был объединен темами — названиями произведений Д. Б. Кабалевского — «Наш край», «Школьные годы», «Реквием», «Народные песни», «Песни утра, весны и мира». К участию в конкурсе были приглашены учащиеся и преподаватели общеобразовательных школ (и их подавляю-

еще раз о главном

щее большинство!), а также учреждений дополнительного образования. Результаты конкурса будут вывешены на сайте института. География конкурса широка: работы были присланы из всех регионов России — от Туруханского края до Волгоградских степей и от Сахалина до Карелии. Участников детского исполнительского конкурса было более 150, исследовательских и методических работ прислано около 70. Отрадно, что в номинации «Музыкальное сочинение» появились участники — 10 учащихся. В номинации «Детский рисунок» более 300. Тема «Наш край» оказалась самой востребованной. Участники конкурса из самых отдаленных уголков нашей страны с большой любовью описывают свои деревни, поселения. Исследуют их историю, рисуют «свои края» и практически все поют песню Дмитрия Борисовича «Наш край». Можно без преувеличения сказать, что эта песня «пошла в народ». Она стала символом их малой родины. Искренность, теплота, сердечность музыки Д. Б. Кабалевского продолжается в стилистике, манере исполнения и сценических образах молодых конкурсантов. В присланных видеороликах все крайне просто, душевно, без внешних эффектов и атрибутов, в противовес звучащей повсеместно массовой музыкальной продукции. На конкурсе звучали произведения и других авторов, как классиков — Моцарта, Глинки, Гречанинова,— так и наших современников — Крылатова, Славкина, Муратова. Лучшие работы в номинациях «Исследовательские работы», «Эссе», «Детский рисунок», «Методические работы» обязательно найдут свое место на страницах следующих выпусков журнала «Учитель музыки». Так что читатели журнала смогут познакомиться с творчеством современных школьников и учителей, вдохновившихся музыкой и педагогическими идеями Дмитрия Борисовича Кабалевского.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

6

О т р е д а к ц и и . С 27 февраля по 2 марта 2019 года в Новосибирске прошли мероприятия интеграционного проекта «Слагаемые музыкального мастерства», посвященного 115-летию со дня рождения Д. Б. Кабалевского. Центральным событием проекта стало проведение Новосибирской государственной консерваторией имени М. И. Глинки (кафедра музыкального образования и просвещения), Новосибирским институтом повышения квалификации и переподготовки работников образования (кафедра ОО «Искусство» и «Технология»), Управлением культуры мэрии города Новосибирска, Высшей школой музыки Республики Саха (Якутия) (институт) имени В. А. Босикова, Магнитогорской государственной консерваторией (академия) имени М. И. Глинки III Всероссийской научно-практической конференции «Взаимодействие учреждений культуры и образования в музыкальном развитии детей». В конференции принимали участие педагогические работники сферы культуры и образования, студенты, аспиранты, научные сотрудники, сотрудники министерств, управлений культуры и образования, а также методических служб. Организаторы конференции любезно предоставили журналу несколько материалов по ее актуальной проблеме.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ УЧРЕЖДЕНИЙ КУЛЬТУРЫ И ОБРАЗОВАНИЯ В МУЗЫКАЛЬНОМ РАЗВИТИИ ДЕТЕЙ: ОПЫТ РЕГИОНОВ Interaction of institutions of art and education in children’s musical development: experience of regions Никифорова Валентина Михайловна Nikiforova Valentina Mikhailovna кандидат искусствоведения, профессор кафедры «Искусство» и «Технология» Новосибирского института повышения квалификации и переподготовки работников образования, доцент кафедры музыкального образования и просвещения Новосибирской государственной консерватории им. М. И. Глинки candidate of art, professor of Novosibirsk institute of qualification improvement and further training of educators, senior lecturer in Novosibirsk state conservatory named after M. I. Glinka Ключевые слова: модели взаимодействия, преемственность, культура, образование. Keywords: models of interaction, continuity, culture, education. Аннотация. В статье представлены обобщения имеющегося в различных регионах традиционного и инновационного опыта взаимодействия учреждений культуры и образования. В качестве моделей представленные образцы в дальнейшем могут стать исходной базой при организации мониторинга и оценки результативности воздействия искусства на мир современного ребенка в процессе эстетического образования и воспитания. Annotation. The author presents generalizations of traditional and innovational experience in the sphere of interaction between art institutions and education. As models these examples could become a basis for monitoring and appreciation of influence of art on the inner world of a contemporary child.

роблема взаимодействия сфер культуры и образования в России не нова. Уже в 1920-е гг. она была в фокусе внимания государственных структур в связи с ее особой социальной значимостью — необходимо-

стью влиять на формирование духовного мира людей. Всеобщее образование и доступность всему народу выдающихся образцов искусства, в частности, музыкального,— наиболее очевидный путь решения сложнейших задач. Но это, в свою оче-

© Никифорова  В. М., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


7

редь, требовало соответствующей теоретической и практической проработки, поиска новых организационных форм и в образовании, и в бытовании искусства. И тот, и другой аспекты нуждались в опоре на научные основы. Неслучайно именно в первые десятилетия появляются фундаментальные труды Б. Асафьева [1], Б. Яворского [6], заложившие основы организации музыкального воспитания и открывшие путь дальнейшим поискам в этом направлении, непосредственно связанным не только с музыкальным, но и с общим образо­ ванием. Пройдя многоэтапный путь развития, музыка в средней общеобразовательной школе (далее СОШ) оставалась предметом, направленным на эстетическое воспитание ребенка. Детские музыкальные школы (ДМШ) были в основном ориентированы на работу с одаренными детьми как потенциальными профессионалами. Неслучайно в 70–80-е гг. XX в. появляется концепция преемственности школа — училище — вуз (ШУВ) [4]. В это же время начинается мощное продвижение идей Д. Б. Кабалевского [2], значение которых как единой концепции музыкального просвещение детей в процессе обучения не утратило своей ценности до настоящего времени. Появление новых школьных программ по музыке на основе ФГОС и программ для ДМШ на основе ФГТ указывают на сближение позиций школьного и музыкального (общеразвивающего) образования. Но это в теории. А на практике и сейчас, как многие годы прежде, школьные учителя и администрация нередко воспринимают ДМШ в качестве источника помех для успешной учебы детей в школе. В борьбе за ребенка обе системы достаточно активны, в то время как при правильной организации взаимодействия можно достичь высоких результатов и в обучении, и в воспитании, и в развитии каждого ребенка, соответственно выстроив целеполагание деятельности и ее организационные формы. Актуальность проблемы взаимодействия учреждений культуры и образования в музыкальном развитии детей на новом историческом рубеже все больше осознается в разных регионах страны, семнадцать из которых представили свои материалы на одноименной конференции 2019 года в Новосибирске. Анализ этих и других данных позволяет сделать некоторые обобщения и выявить как устойчивое сохранение традиций и преемственности, так и появление новых моделей взаимодействия. Это позволит, с одной стороны, зафиксиро-

Педагогические и искусствоведческие исследования

вать имеющийся опыт, с другой — включить проблему взаимодействия в круг изучаемых явлений. Целеполагание этого процесса связано с выявлением наиболее ценных и результативных моделей для внедрения в практику синхронизированной деятельности учреждений культуры и образования в масштабах страны. Отчетливо просматриваются четыре основные модели взаимодействия учреждений культуры и образования. 1. СОШ и профессиональные музыкальные учреждения (филармония, театр, творческие коллективы). Обычно заказчиком является СОШ, создавая на своей территории условия для выступления артистов. Иногда инициатива исходит от профессионалов («школьная филармония», «музыкальные встречи» и т. п.). Мероприятия проводятся на базе школ. 2. Профессиональные учебные заведения (консерватория, музыкальный институт, музыкальный колледж) выстраивают отношения со школой как площадкой для концертной или лекторской практики студентов. По согласованию администраций это может быть событием для всей школы или отдельных классов в соответствии с целями практики и возрастными особенностями слушателей и исполнителей. Эти модели характерны для крупных городов, имеющих соответствующие учреждения. 3. Музыкальная школа — СОШ или музыкальная школа — детский сад. Данная модель наиболее характерна для населенных пунктов, где нет вузов и ссузов музыкального профиля, но встречается и в больших городах в различных вариантах, что зависит от предложений и договоренностей либо администраций, либо отдельных учителей (воспитателей). Это могут быть выступления юных музыкантов в своей СОШ, выступления класса педагога ДМШ или группы исполнителей с тематическим концертом (спектаклем) в разных СОШ. ДМШ на своей территории организует для школьников встречи по типу «музыкальной гостиной» или лекций-концертов. В последние годы появился опыт использования ДМШ как «продленки», куда учащиеся СОШ приходят на занятия по выбору на условиях «школы полного дня».

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

8

4. К числу относительно новых моделей можно отнести вариант «школа в школе», где сама СОШ становится базой ДМШ или образует союз с ДМШ. Так, в Новосибирске уже много лет существуют школы с углубленным изучением предметов художественно-эстетического цикла (ХЭЦ). Среди них есть разные профильные варианты: инструментальное обучение, музыкальный театр, хореография, хоровое и ансамблевое музицирование (как правило, основные трудности у администрации СОШ возникают при оформлении преподавателей через ДМШ или дома творчества, притом, что реальным местом работы является СОШ). Особого внимания заслуживают отдельные концептуальные подходы. Приведем основные из них. В Якутии по инициативе первого президента республики М. Е. Николаева создан образовательный проект «Музыка для всех» [5]. По замыслу, каждый ребенок должен освоить музыкальную грамоту, овладеть каким-либо академическим инструментом (помимо национального, который можно осваивать как дополнительный). Проект энергично внедряется по всей республике, его концепция продолжает углубляться. В Новосибирске родился проект межсетевого взаимодействия общего и дополнительного образования, автором которого является А. В. Бычкова, директор ДШИ «Кантилена», создатель и бессменный руководитель одноименного детского хора, лауреата многих международных сложнейших хоровых конкурсов в десяти странах Европы. Коллектив «Кантилены» является инициатором создания системы взаимодействия с девятью общеобразовательными школами. Одна из СОШ (№ 90) является базовой площадкой, на остальных ведется работа по специально разработанным планам. Дети, проявившие личный интерес к занятиям музыкой, становятся учениками «Кантилены» и участниками сначала подготовительного, а затем и концертного хора. В Обнинске Калужской области на протяжении многих лет велась экспериментальная работа по созданию школы-комплекса СОШ № 6 и ДМШ № 1. Идея состояла в том, что углубленное эстетическое образование будет способствовать развитию личности ребенка за счет обогащения образовательного пространства школы в целом и каждого отдельного урока. В результате интеграция школ в единое целое привела к рождению нового проекта — влияние творческой деятельности ребенка на его интеллект.

Проект получил название «создание духовноинтеллектуального поля на уроках и внеклассных занятиях». Его реализация привела к поиску и внедрению новой системы планирования, совершенствованию методик преподавания на принципах интеграции и межпредметных связей с применением творческих заданий в обеих школах, а также создания новых проектов, в том числе проекта по формированию ценностно-смысловой сферы школьника. Это самоисследование, саморефлексия, самомониторинг, чтобы ребенок мог узнать себя, свои способности, жизненные и мировоззренческие ценности, наметить пути самосовершенствования. Работой школы-комплекса доказано: единство общего и эстетического образования порождает возможности целостного позитивного воздействия на личность учащегося и творческого роста педагогов обеих школ. Подробно опыт школ описан в книге Р. П. Маслевской [3]. Проблема взаимодействия культуры и образования, прошедшая в течение десятилетий немалый путь, остается актуальной. Вероятно, более обстоятельный мониторинг в масштабах России и СНГ может привести к новым открытиям. Несомненно одно: нужны коллегиальные усилия не только для фиксации опыта, но и для выявления серьезных проблем, возникающих при организации межведомственных отношений, и решение их не только на локальном, но и на государственном уровне.

Список литературы: 1. Асафьев Б. В. Избранные статьи о музыкальном просвещении и образовании. — М.; Л., 1973. — 142 с. 2. Кабалевский Д. Б. Воспитание ума и сердца. Книга для учителя. — М.: Просвещение, 1981. — 201 с. 3. Маслевская Р. П. Педагогические искания. — Обнинск, 2017. — 191 с. 4. Никифорова В. М. Методология преемственности музыкально-исторических дисциплин при подготовке музыковеда в системе ШУВ: Автореф. дис. … канд. искусствоведения. — Вильнюс, 1987. — 24 с. 5. Проект «Музыка для всех». — URL: http:// www.muzforall.ru (дата обращения: 01.06.2019). 6. Яворский Б. Статьи. Воспоминания. Переписка. Т. 1. — М., 1972. — 711 с.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


9

Педагогические и искусствоведческие исследования

МЕЦЕНАТСТВО В ПАРАДИГМЕ НОВОГО ВРЕМЕНИ (о взаимодействии Новосибирской государственной консерватории имени М. И. Глинки и благотворительного фонда «Звезды Сибири»)

Patronage in a new time paradigm (about the interaction of Novosibirsk conservatory and charitable fund «Siberian Stars»)

Робустова Людмила Павловна Robustova Lyudmila Pavlovna кандидат искусствоведении, доцент, заведующая кафедрой музыкального образования и просвещения Новосибирской государственной консерватории имени М. И. Глинки candidate of art, senior lecturer, head of music education department in the Novosibirsk conservatory named after M. I. Glinka

Редькина Ангелина Владимировна Redkina Angelina Vladimirovna директор и инициатор создания Благотворительного фонда «Звезды Сибири», кандидат биологических наук director and initiator of charitable fund «Siberian Stars», candidate of biology

Ключевые слова: благотворительный фонд «Звезды Сибири», Новосибирская государственная консерватория имени М. И. Глинки, дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, дети из многодетных семей, музыкальное воспитание и образование, музыкант-профессионал, социальное и культуротворческое значение, меценатство, кафедра духовых и ударных инструментов, кафедра музыкального образования и просвещения. Keywords: charitable fund «Siberian Stars», Novosibirsk state conservatory named after M. I . Glinka, children-orphans, children from large families, music education, professional musician, patronage, department of wind percussion instruments, music education department.

Аннотация. Статья раскрывает концептуальные основы деятельности Благотворительного фонда «Звезды Сибири», который помогает обучающимся в Новосибирской консерватории одаренным детям из социально незащищенных групп. В статье подчеркнута социальная значимость этого взаимодействия, его гуманистический и культуротворческий смысл. Annotation. The article describes conceptional bases of charitable fund activity, which helps talented children from unprotected groups, who study in the Novosibirsk conservatory, and also underlines the social importance of this interaction. © Робустова  Л. П., Редькина  А. В., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

10

редставляя настоящую тему в контексте конференции, авторы статьи ставили перед собой задачу показать существующие на современном этапе процессы взаимодействия, идущие, если можно так выразиться, от «третьих лиц». Говоря это, мы имеем в виду организации, которые напрямую не принадлежат к учреждениям культуры и образования, но чей вклад в общее дело имеет важное культуротворческое и воспитательно-образовательное значение. Их преимущественно посредническая деятельность обусловлена идейными и концептуальными установками общественного «звучания», которые важны абсолютно для всех взаимодействующих сторон, включая вышеназванные учреждения и конкретных людей, на которых направлена адресная помощь. Речь идет о деятельности благотворительного фонда «Звезды Сибири», который с осени 2014 г. осуществляет сотрудничество с Новосибирской государственной консерваторией им. М. И. Глинки по линии музыкального развития детей-сирот, а также детей, оставшихся без попечения родителей, и детей из многодетных семей. Все они учатся в секторе педагогической практики, существующем при кафедре музыкального образования и просвещения, или в Колледже НГК. Данная целевая аудитория стала основой для начала благородных дел и свершений, которые осуществляются все эти годы. Содержание благотворительной деятельности разнообразно и связано с конкретными потребностями детей, в чей мир уже вошла или только входит музыка, которая будет составной частью их профессиональной жизни. Развивая и укрупняя наши совместные действия, мы их анализируем, оцениваем результативность и эффективность процессов музыкального развития детей в профессиональном, личностном плане и с общественно значимых позиций. Говоря это, мы понимаем, что музыкант-артист созревает в классе, но растет на эстраде, что определяет стратегию и тактику наших совместных дел и действий. Разумеется, деятельность Фонда имеет не только художественно-эстетический профиль, но и сугубо деловой, требующий соблюдения юридических и правовых норм законодательства и финансовой отчетности. Данные параметры представляют, если можно так выразиться, «глубинную часть айсберга», которая на поверхности не видна, но именно она создает базовую основу всей благотворительной деятельности, которая необходима для материальной поддержки различного рода мероприятий и начинаний. Безусловно и

другое — все финансовые издержки должны заранее планироваться и быть аргументированными, а их целесообразность обосновываться предполагаемой установкой на достижение в процессе учебно-творческой деятельности детей художественно-эстетического результата и его реальной необходимости. В этом также заключен смысл успешности обоюдного развития как подопечных, так и самого Благотворительного фонда, его общественно значимых позиций. Поясняя изложенное выше, отметим, что при отсутствии должной рефлексии финансовые издержки могут быть напрасными, если они не имеют реально планируемого художественно-эстетического и воспитательно-образовательного результата. «Вкладывание в никуда» не может иметь целевой смысл не только с точки зрения деловой прагматики, но и в субъективно-личностном плане, включая эмоциональную реакцию на неудачи со стороны широкого круга заинтересованных лиц. В связи со сказанным важно точно знать и понимать те цели и задачи, какие мы ставим и на что рассчитываем, на какие конкретно модели деятельности наших подопечных. Мы также должны задаваться вопросом: адекватны ли они их устремлениям и возможностям в целом и на перспективу? Поэтому диагностика детей по задаткам и способностям, мониторинг и мотивация их в направлении достижения результатов в музыкально-художественном развитии также являются базовыми условиями для разнообразной поддержки, которую осуществляет Фонд. Важнейшим показателем результативности деятельности является участие в конкурсах — неотъемлемое условие подготовки музыканта-профессионала. Поэтому установка на успешность выступления для наших подопечных должна быть вполне достижимой реальностью и повседневным учебно-методическим требованием в классной и домашней работе. Еще одно условие, которое должны осуществлять и культивировать в себе подопечные,— это умение делиться с другими своими успехами и достижениями в музыкально-художественной сфере, быть открытыми обществу и людям, отдавать им то, что сами приобрели благодаря поддержке других — учителей, образовательного учреждения, Фонда. И всегда помнить слова нашего великого соотечественника, писателя, мыслителя и педагога Льва Николаевича Толстого: чтобы поверить в добро, надо начать его делать. Поэтому в учебной деятельности подопечных всячески привет-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


11

ствуются выступления в неакадемических концертах — благотворительных, просветительских или приуроченных к какому-либо событию. Таков алгоритм деятельностного развития, который программирует не только результативность учебного процесса подопечных детей, но и составляет стратегию и тактику для повседневной работы самого Фонда, успех которого напрямую сопряжен с успехами детей. И чем они выше, тем выше дальнейшие возможности самого благотворительного учреждения в его взаимодействии с Новосибирской консерваторией, учебно-воспитательной работе которой по «выращиванию» музыкальных талантов Фонд планирует уделять внимание в перспективе. Таким образом, доброе не только должно порождать доброе, но и вечное, если говорить о высоких образцах культуры — общей и музыкальной, которую мы стремимся привить и реализовать в умах, душах и сердцах подопечных. Еще один стратегический интерес Фонда, который он культивирует со дня своего основания, связан с обучением детей на духовых инструмента. В этом отношении была проведена большая работа, связанная с отбором среди социально незащищенных групп, о которых мы уже говорили, детей, способных к обучению на этих инструментах. Однако наш учебный результат пока невелик в количественном отношении, хотя подопечные, которые продолжают учиться, делают заметные шаги в отношении профессионального и творческого роста. Поэтому новой образовательно-воспитательной целью становится привлечение всех желающих обучаться у студентов кафедры духовых и ударных инструментов под консультативным контролем специалистов Новосибирской консерватории. Поставленную цель, при поддержке деканата и заведующих кафедрами духовых и ударных инструментов и музыкального образования и просвещения консерватории, необходимо реализовывать на высоком профессиональном уровне. В настоящее время Фонд сделал еще один шаг в направлении поддержки студентов, обучающихся на кафедре духовых и ударных инструментов. Недавно он поддержал специальными поощрительными вознаграждениями выступления студентов Новосибирской консерватории, ставших лауреатами и дипломантами Всероссийского музыкального конкурса им. Д. Б. Кабалевского, проходившего в Новосибирске с 11 по 14 мая 2019 г. Более подробную информацию об этом событии, имена и фамилии победителей, а также их руководителей можно по-

Педагогические и искусствоведческие исследования

черпнуть на главной странице сайта Новосибирской консерватории [9]. Современные планы Фонда расширяются и при всей неизменности избранных ранее позиций постепенно модифицируются. Мы совершенствуем старые и строим новые программы, в частности, по линии поддержки студентов НГК — победителей всероссийских и международных конкурсов, которые проходят в стенах Новосибирской консерватории. Есть и другие творческие проекты, которые направлены на активизацию культурных процессов среди молодых и юных музыкантов всех специальностей. В процессе воспитательно-образовательных и культуротворческих задач Фонда есть еще одна немаловажная сторона, определяющая его общественный статус,— это открытость и прозрачность нашей совместной деятельности. Периодически информацию о многих совместных мероприятиях находят на сайте НГК, начиная с 2017 года [5–9]. Однако самые подробные сведения по всем направлениям деятельности Благотворительного фонда «Звезды Сибири», включая структурную организацию и финансовую отчетность, можно найти именно на его сайтах [1, 2]. Там же размещена Благотворительная программа Фонда, которую мы посчитали необходимым разместить в полном виде в Приложении к настоящей статье. Публикация настоящего документа будет способствовать более полным представлениям о концептуальных основах деятельности благотворительной организации. Помимо отмеченного на сайте Фонда имеется интересная информация о прошедшем в марте 2019 г. Благотворительном концерте в Москве. Знаменательно, что подопечные Фонда выступили в пространстве Мультимедиа Арт-музея с известным в стране коллективом — Московским ансамблем современной музыки. Подробный репортаж об этом событии размещен также на сайте НГК [8]. В заключение также следует сказать, что «финансовым активатором» взаимодействия Фонда и консерватории выступает исключительно бизнес, благодаря которому осуществляются спонсорские пожертвования от организаций и частных лиц. На эти средства реализуются разнообразные благотворительные творческие программы, а также поддерживается сама деятельность Фонда как юридического лица. Обращают на себя внимание культуротворческий, моральный, этический, эстетический, социально-психологический и психолого-педаго-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

12

гический аспекты деятельности Фонда, которые синхронизируют свою деятельность с интересами консерватории. Более того, сегодня наши действия тесно связаны, неотделимы друг от друга и представляют собой интегрированное взаимодействие, составляющее содержательную сущность всех без исключения благотворительных проектов. Они имеют всецело созидательный смысл и направлены на благо человека — ребенка — общества. Только в такой консолидации дел и явлений видится сверхзадача совместной культуротворческой деятельности, а также благополучие всех и каждого, на кого она направлена. Заметим, что сегодня в лексиконе людей все чаще и чаще встречаются слова меценат, спонсор, благотворитель, благополучатель, волонтер. Они как нельзя лучше отражают установки нового времени, когда коммерция и бизнес в некоторых случаях являются не только финансовым, но и социальным гуманистически ориентированным фундаментом развития современного общества, включая культуру, в том числе и музыкальную. Меценатство как явление, о котором идет речь, имеет глубокие корни, и оправдало себя во времени. История гласит, что Меценат был реальной личностью [4]. Затем имя стало нарицательным и положило начало системному явлению под названием меценатство, которое к деятельности нашего Благотворительного фонда имеет самое непосредственное отношение. Говоря о меценатстве как о современном для отечественной культуры явлении, мы также помним неоценимый исторический вклад русских меценатов — предпринимателей Саввы Морозова, братьев Третьяковых, Саввы Мамонтова и других. Их деятельность имела системный характер и отражала определенную гражданскую позицию, к которой вполне применимо слово «патриотизм»,— лучшее, что только может быть в человеке и его деятельности. «Оценивая любого деятеля в любой области, мы раньше всего ставим вопрос: чему он служит, каким идеалам и жизненным целям (курсив наш. — Л. Р., А. Р.), а уже потом — хорошо ли он служит»,— писал известный отечественный музыковед Ю. Келдыш [3, с. 75]. Ему по-своему вторит Мигель де Сервантес, говоря о том, что «богатство не в самом обладании богатством, а в умении пользоваться им» [10]. Добавим от себя, что, в том числе, на общее благо. Диалог поколений, эпох, людей рождает сходные идеи и установки на культуру, общество,

жизнь. Мы также думаем, что служить высшим гуманистическим целям — нравственный долг каждого из нас. Эти цели должны составлять культуротворческую парадигму любого дела, особенно имеющего масштабное общественное звучание, а во многом и судьбоносное для культуры, общества и человека.

Список литературы: 1. Благотворительный фонд «Звезды Сибири». — URL: https://web.facebook.com/fondzvezdisibiri/?_rdc= 1&_rdr (дата обращения: 15.02.2019). 2. Звезды Сибири: Благотворительный фонд. — URL: https://fondzvezdisibiri.ru/ (дата обращения: 16.02.2019). 3. Келдыш Ю. Критика и журналистика. Избранные статьи. — М.: Сов. композитор, 1963. — 354 с. 4. Меценат // Экономический словарь. — URL: https://dic.academic.ru/dic.nsf/econ_dict/18490 (дата обращения: 11.06.2019). 5. Новосибирская государственная консерватория имени М. И. Глинки. — URL: www.nsglinka.ru (дата обращения: 22.04.2019). 6. Робустова Л. П. Благотворительный концерт кафедры музыкального образования и просвещения. — URL: http://www.nsglinka.ru/blagotvoritelnyj-kontsert-kafedrymuzykalnogo-obrazovaniya-i-prosveshheniya/ (дата обращения: 21.10.2017). 7. Робустова Л. П. Благотворительный концерт в контексте учебно-творческого взаимодействия Новосибирской государственной консерватории имени М. И. Глинки и Благотворительного фонда «Звезды Сибири». — URL: http://www.nsglinka.ru/blagotvoritelnyj-kontsert-v-konteksteuchebno-tvorcheskogo-vzaimodejstviya/ (дата обращения: 06.11.2017). 8. Робустова Л. П. Благотворительный концерт «От классики в современность. Голоса стихий». — URL: http://www.nsglinka.ru/blagotvoritelnyj-kontsert-ot-klassikiv-sovremennost-golosa-stihij/#more-9696 (дата обращения: 28.03.2019). 9. Робустова Л. П. Юбилей Д. Б. Кабалевского в Новосибирской консерватории. — URL: http://www.nsglinka. ru/yubilej-d-b-kabalevskogo-v-novosibirskoj-konservatorii/ (дата обращения: 03.06.2019). 10. Сервантес М. Цитата. — URL: https://ru.citaty. net/tsitaty/474713-migel-de-servantes-bogatstvo-ne-vsamom-obladanii-bogatstvom-a-v-u/ (дата обращения: 11.06.2019).

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


13

Педагогические и искусствоведческие исследования

Стуктурно-типологический подход с позиций эпохального хронотопа к интерпретации музыки девятнадцатого века. РОМАНТИЗМ, РЕАЛИЗМ, НАТУРАЛИЗМ, ИМПРЕССИОНИЗМ1 Structural-typological approach to the nineteenth century music interpretation from the Epoque chronotope positions. romanticism, realism, naturalism, impressionism Медкова Елена Стояновна Medkova Elena Stoyanova кандидат педагогических наук, искусствовед, доцент ИИЯ РУДН, методист по научно-исследовательской работе Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования» (Москва) candidate of pedagogical sciences, art critic, associate professor of the UFL RUFP, research methodologist of The Federal State Budget Scientific Institution «Institute of Art Education and Cultural Studies of the Russian Academy of Education» (Moscow) Ключевые слова: романтизм, реализм, натурализм, импрессионизм, структурно-типологический анализ, хронотоп, мифологические структуры, базовые эпохальные характеристики музыки, единая методика анализа всех видов искусства. Keywords: romanticism, realism, naturalism, impressionism, structural-typological analysis, the chronotope, the mythological structures underlying mythic features of the music, a uni-fied method for analysis of all types of art. Аннотация. В статье на основе структурно-типологических подходов реализована методика анализа всех видов искусства, в том числе и музыки, с позиций параметров пространственно-временных эпохальных моделей. Она входит в цикл статей, которые печатаются в журнале «Учитель музыки». Автором выявлены общие структурные характеристики основных направлений искусства и музыки девятнадцатого века — романтизма, реализма, натурализма и импрессионизма, а также специфика каждого из направлений в рамках общей картины свертывающейся трехмерной картины мира. Annotation. Based on structural typological approaches, the article implements a methodology for analyzing all types of art, including music, from the standpoint of parameters of spatio-temporal epochal models. The article is part of a series of articles that are published in the journal «Teacher of Music» from the end of 2017 until the beginning of 2019. The author reveals the general structural characteristics of the main directions of art and music of the nineteenth century — romanticism, realism, naturalism and impressionism, as well as the specificity of each of the directions within the framework of the general picture of a coagulating three-dimensional picture of the world.  Соответствующие результаты получены в рамках выполнения государственного задания Минобрнауки России (номер для публикаций: 27.8975.2017/8.9). 1

П р о д о л ж е н и е . Начало см. в журнале «Учитель музыки» № 4 за 2017 год, №№ 1–4 за 2018 год, № 1, 2 за 2019 год. © Медкова  Е. С., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

14

Человек, Голодный далью чисел и пространства, Был пьян безверьем — злейшею из вер, А вкруг него металось и кишело Охваченное спазмой вещество. Творец и раб сведенных корчей тварей, Им выявленных логикой числа Из косности материи, он мыслил Вселенную как черный негатив <…> М. Волошин, «Космос»

изнь как таковая является центральным понятием искусства всего ХIХ века, любого направления, включая такие диаметрально противоположные как романтизм и реализм. Степень жизненной достоверности и естественности становится мерилом истинности произведения искусства любого вида искусства, в том числе такого абстрактного как музыка. Соотношение действительности и искусства меняются настолько, что жизнь начинает воссоздавать себя в искусстве в естественных, понятных и доступных формах, диктовать искусству формы, сюжеты и весь характер художественного творчества. Рост суверенности микромира человека коренным образом изменил соотношение макро и микрокосма в пользу последнего. Если раньше макромир космических структур был образцом для микромира человека, то в ХIХ веке микромир внутренней душевной организации человека становится эталоном для макрокосмических структур бытия, а макрокосм реализуется только через субъективность человека. Можно сказать, что весь ХIХ века проходит под знаком Человека. Это касается и романтизма с его культом сверхчеловека, и таких направлений как

Романтическое бегство в иные исторические эпохи. Царицыно, В. Баженов, М. Казаков, 1776 г.

реализма, натурализма, импрессионизма, в которых человек самостийно решился отсечь все сущности, лежащие вне его непосредственного опыта. Романтическая и реалистическая доктрина отличаются способом подходов к интерпретации срединного земного мира. Романтизм при оценке реальности исходил из идеалистической модели «двоемирия», в которой «бесконечное» (божественно-мистического) явлено в «конечном» (жизненно-реальном) намеком и постигается только душой человека на интуитивном иррациональном уровне (йенские романтики Ф. и А. Шлегель, Л. Тик, Г. Вакенродер, Новалис, близкий им Ф. В. И. Шеллинг). Реализм исходил из философии позитивизма (О. Конт, Г. Спенсер), признававшего единственно существующим реальный мир, отрицавшего метафизику с ее онтологическими вопросами о происхождении бытия и сосредотачивающегося на конкретных вопросах устройства и функционирования общества. Романтики открыли бесконечность духовного мира человека. Они выдвинули идею безусловного господства субъективного начала над объективными условиями и создали концепцию романтического «сверхчеловека» — субъекта, вмещающего весь мир, повелевающего стихиями, противостоящего стихиям и пропускающего их через себя. Так, например, Й. Г. Фихте провозгласил «человеческое «Я» «единственной реальностью, всемогущей творческой силой, все создающей и совпадающей, в конечном счете, с самосознанием всего человечества». Реалисты сделали акцент на человеке как члена социума, видели в нем продукт общества и творца общества, включая все его исторические формы. Более частные варианты материалистических концепций в искусстве, натурализм и импрессионизм, выделили, соответственно, физиологию и сенсорику ощущений и впечатлений в качестве источника формирования концепции человека. Отказ или виртуализация верхних этажей мироздания уже сами по себе связаны с процессами хаотизации и утраты света трансцендентальных небес в картине мира. К тому же сосредоточенность на земном мире и человеке выявила ряд отрицательных деструктивных моментов в трехмерной, основанной на идеологии христианства, модели мировидения. Оценивая христианство, которое отказалось от амбивалентности архетипа Бога, К. Г. Юнг пришел к выводу, что «Значимость божественного «света» необыкновенно возросла благодаря развитию чувственных ценностей, а тьма, якобы олицетворяемая дьяволом, локализовалась в человеке. Движение в этом направлении развивалось ускоренными тем-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


15

пами по той причине, что христианство, напуганное манихейским дуализмом, любыми способами стремилось сохранить свой монотеизм. Но так как отрицать реальность тьмы и зла было невозможно, оставался один — единственный выход — возложить ответственность за все это на человека. Даже дьяволу здесь практически уже не было места, поскольку данная метафизическая фигура, являвшаяся неотъемлемой частью божества, была интроецированна в человека, который сделался подлинным носителем misterium iniquitati (тайна бремени) этой жизни: все лучшее от Бога, все плохое от человека. … Человек пришел к выводу, что мир тьмы был, таким образом, уничтожен навсегда, но все забывают, какой это яд для человеческой души. Ведь получилось так, что человек сам превратился в дьявола, ибо дьявол — это половина архетипа, чье всевластие даже неверующих заставляет восклицать «О Господи!» когда надо и не надо» [8, 238–239]. Отрицание всего, что не есть земной мир, обнуление нравственных ценностей верхнего уровня трехчастной космической структуры, ставка на душу человека и идентификацию человека с архетипом Бога, по мысли Юнга «приводит к ужасным последствиям». В душе «сверхчеловека» (Ф. Ницше), для которого Бог мертв, Юнг увидел ужас человека, «который сам разрывается на две части, пытаясь заключить божественный порядок в узкие рамки живой души индивида» [8, 238–239]. «Неустойчивость и расщепленность человеческого сознания» сверхчеловека при том, что душа человека в принципе «отнюдь не однородное целое, и ее можно сравнить с кипящим котлом противоречивых порывов, запретов, аффектов» [8, 238–239] приводит к разрушению всех структур мироздания, открывает двери хаосу, воссоздает инверсионный, черный или теневой негатив Вселенной. Парадоксальную формулу раскола души романтического героя, определяющего местоположение творимой им вселенной вывел Г. Гачев в числовых и пространственных категориях конечного и бесконечного. «Между 1 и 2 может уместиться бесконечное множество чисел, но это не открытый ряд чисел (как 1, 2, 3), а именно замкнутый. И число-то = замок. И если 3 появляется, то не как после двоицы в ряд встающее, но как вклинивание между стен 1–2, как расщепляющее бродило… Итак, раскол и мятежное движение совершается не через двоицу, а через появление третьего, который встает не рядом, не вслед, а вклинивается между парой и превращает ее в антиномию, расщепляя, образуя сомнение = двускладчатость, двустворчатость. Если середина в эллин-

Педагогические и искусствоведческие исследования

стве — средний термин, ладный центр, примирение, то здесь опосредствованье — отрицательность, источник зла, движения, борьбы» [1, 259–260]. Конечность двоицы, ограничивая бесконечность стенами своего дуализма, канализирует ее в вовнутрь, создает «открытость в глубину и высоту… превращение внутри замкнутой формы — есть зона бесконечности возможностей … здесь воля людей штурмует невозможное, невероятное,— трансцензус!» [1, 259–260]. В целом вырисовываются три основные составляющие художественной картины мира всего XIX века — хаосоподобный нестабильный мир, потерявший покой и целостность человек, теневое двойничество мироздания. Так или иначе, все эти составляющие мы находим не только в романтических, но и в реалистических произведениях. Разница состоит в том, что в реалистических произведениях источником стихийности мира становится непредсказуемость исторических и социальных процессов, роль человека снижена, вплоть до образа «маленького» человека, теневые структуры мира объясняются социальными причинами. В натурализме источником хаоса становится физиология человека. Импрессионизм, отказываясь от структуры мироздания, вообще постепенно лишает таковой и человека, растворяя его в его же мимолетных впечатлениях. Утрата категории трансцендентальной вечности и гарантированного ею бессмертия осложнила в мировидении людей ХIХ века соотношения в оппозиции жизни/смерти. Как писал М. Фуко, «с того момента, когда признаки и структуры начинают все более погружаться в глубину жизни, устремляясь к ее постоянно ускользающему, бесконечно удаленному, но тем не менее властвующему средоточию, основным образом природы становится животное с его таинственным костяком, скрытыми органами и незримыми функциями, с той недоступной наблюдению внутренней силой, которая и поддерживает его жизнь. Существование животного держится на грани между жизнью и смертью. Смерть осаждает животное извне, она угрожает ему также и изнутри, поскольку только живой организм может умереть, только жизнь позволяет смерти подкрадываться к живому … именно животное оказывается носителем той самой смерти, которой и сам он подчинен, именно в нем жизнь постоянно поглощает самое себя. … Перенося свою самую тайную сущность из растения в животное, жизнь покидает табличное пространство порядка и возвращается в дикое состояние. Жизнь оказывается смертоносной … Она убивает потому, что она живет» [6, 236–303].

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

16

Тип. Трехмерная модель в состоянии свертывания по вертикали и по горизонтали к нижним и внутренним хаотизированным уровням мироздания. Верхние трансцендентные этажи утрачивают онтологичность и виртуализируются (романтизм) или полностью аннулируются (реализм, натурализм, импрессионизм). Земной мир «темной» материи, лишенный божественной осененности, оказывается во власти деструктивных сил хаоса. В качестве первопричины, как деструкции, так и постоянных усилий по сохранению структуры мироздания выступает человек. В целом микрокосм человека поглощает своей субъективностью макрокосм вселенной. Мерность. В пространственной модели романтизма бесконечность существует в рамках конечного. В центре вселенной находится сверхчеловек, чья душа вмещает в себя вселенную. Пространство души расширяется до бесконечности. Бесконечность ограничивается конечными рамками бесконечной, открытой в трансцендентальное, душой человека («Все, что мир тебе дает,/Все, что в сердце не увянет,/Все твоим навеки станет,/Все и вся в тебя войдет/От пучин и до высот». — Х. де Эспронседа, «Мир-дьявол»). Соответственно, вечность содержится в мгновении жизни человека. Восхождение в вечность происходит через пиковые мгновения жизни. Субъективизация времени и пространства делает возможной связь любых, сколь угодно удаленных точек мира и исторических эпох. Связь топосов и временных лакун осуществляется на основе логики парадокса («романтическая ирония»). Романтиче-

Реализм. Отказ от метафизики сверхъестественного. Отсечение всех сущностей, лежащих вне чувственного опыта человека. Художник как организатор социального универсума. «Здравствуйте, господин Курбе», Г. Курбе, 1854 г.

ский хронотоп пограничен с хаосом. Это определяет такие его характеристики как инверсионность, разорванность, нестабильность, изменчивость, переходность, смешение внутреннего и внешнего, верха и низа и пр. В модели реализма пространство свертывается в совокупное тело человеческого социума, в модели натурализма — до единичного человеческого тела, а в модели импрессионизма — до сведений, полученных от органов чувств. В первом случае конечность конкретного социума выходит в бесконечность посредством линейной исторической связи времен (историзм реализма). Во втором и третьем случае категория бесконечности отсутствует, т. к. пространство ограничивается размерами тела и его сенсорикой. Во всех трех случаях главенствует линейная модель течения времени с акцентом на конец. В качестве психологической защиты актуализируется настоящее время, что парадоксально распространяется и на прошлое, которое переживается как конкретика настоящего. В натурализме время равно конечности жизни тела. В импрессионизме оно свертывается до мгновения сиюминутного восприятия. Непредсказуемость и конфликтность естественно-жизненных, исторических и биологических закономерностей реализуется в подчеркнутой неправильности, асимметричности, фрагментарности хронотопа. Общей тенденцией в изменении хронотопа от романтизма к импрессионизму является свертывание и упрощение структур пространства и времени. Динамика Времени, однолинейно направленная к разрушению космоса и к Ничто Хаоса, размывает пространственные структуры. Торжество временной стихии является временным в виду его сворачивания в точку небытия. Геометрическим символом хронотопа XIX века можно считать воронку или ее плоскостную проекцию — спираль. Ориентация. В центре мироздания XIX века стоит «сверхчеловек» (романтизм), человек социальный (реализм), человек биологический (натурализм), человек ощущающий (импрессионизм). Внешний мир реализуется через субъективность соответствующего типа человека, главной отличительной чертой которого является дуализм и отсутствие целостности. Раздвоенность человека XIX века превращает целостность переживания жизни в недостижимую цель. Утрата целостности высвобождает теневые структуры личности человека. Как писал К. Г. Юнг, «В новые времена … волк в овечьей шкуре шепчет на ухо каждому, что зло есть не что иное, как неосознанное добро и эффективный ин-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


17

струмент прогресса» [8, 238–239]. При условии, что высшей этической ценностью считается сама жизнь во всей ее земной полноте и сложности нравственные критерии двоятся. Прежде замкнутый цикл жизнь/смерть/жизнь оказывается оборванным на смерти, что ослабляет позиции жизни. В романтизме складывается парадоксальное сцепление концептов гибель/бессмертие: «Все, все, что гибелью грозит,/Для сердца смертного таит/Неизъяснимы наслажденья — /Бессмертья, может быть, залог!/И счастлив тот, кто средь волненья/Их обретать и ведать мог» (А. С. Пушкин, «Пир во время чумы»). В другом варианте романтической философии, в оппозиции жизнь/смерть Жизнь заменяется Любовью, как духовном преодолении смерти. Реализм ищет преодоление смерти в истории социума, что не решает проблемы индивидуальной смерти. Натурализм скован ужасом перед смертью. В импрессионизме принцип жить мгновением «здесь и сейчас» исключает смерть как таковую из реальности жизни. Общим является в целом пессимистическая концепция жизни. Идеальный мир недостижим для романтиков, добро и справедливость невозможны в прагматическом мире реализма, выход за пределы телесности закрыт для натурализма, солнечный мир мгновения импрессионистов — эфемерен. Способы познания мира не позволяют воссоздать целостность жизни в силу того, что они разнесены по разным художественным системам: иррациональная интуиция духовного прозрения — удел романтизма, позитивное научное знание — реализма, биологический интуитивизм — натурализма, сенсорное ощущение — импрессионизма. Музыка. Унаследованный романтиками от классицизма универсальный язык «абсолютной музыки», обладающий неисчерпаемым потенциалом к синтаксической и композиционной комбинаторике, был наиболее пригоден для выражения тончайших чувств и мыслей, высот духовности и кипения страстей, разнообразнейших событий и даже житейских обстоятельств человеческой жизни. Абстрактность музыки позволяла наиболее адекватно воплотить поэтическую субъективность, бесплотность и бестелесность духовной жизни. Музыка, уже познавшая динамику временного развития, была, как ни один другой вид искусства готова воплотить стихийную динамику романтического образа мира как инверсионного жизненного потока, устремленного в никуда бесконечности и деструкции. Главным агентом деструкции в музыке становится субъектность человека и стихия его чувств.

Педагогические и искусствоведческие исследования

Немецкий писатель-романтик, В. Г. Ваккенродер, писал: «кто верит в какую-либо систему, тот выгнал из своего сердца всеобъемлющую любовь» (В. Г. Ваккенродер, «Сердечные излияния монаха, любящего искусство»). Любовь в мировоззрении романтиков изначально стихийна и отсюда деструктивна. Занимая в оппозиции жизнь/смерть место жизни она своей хаотизирующей родственностью смерти оказалась более слабым звеном. В конечном счете, философия XIX века пришла к идее взаимного притяжения Эроса и Танатоса [4; 5]. Интравертная парадоксальность ситуации состояла в том, что разрушительный призрак смерти нависал над всей музыкой романтиков, несмотря на то, что наибольшее развитие получили любовные по тематике жанры — романс, опера, ноктюрны, инструментальные «песни без слов», Libesträume. Романтическая и «веристская» опера XIX века посвящена исследованию гибельности Любви во всех ее аспектах. Даже заявленная в «Летучем голландце» Р. Вагнера тема искупление через женскую любовь приводит к смерти всех героев. Смерть несет любовь в «Тристане и Изольде» и в тетралогии Р. Вагнера «Кольцо Нибелунга», в операх Дж. Верди «Риголетто», «Трубадур», «Травиата». Трагедия любви является основной темой опер «Тоска» и «Мадам Баттерфляй» реалиста Дж. Пуччини. Патологическая страсть, требующая жертв, изображена в опере «Саломея» Р. Штрауса. Ярким примером «24-частного микрокосма … на альфу и омегу искусства ХIХ века: Любовь и Смерть» [2, 249] является цикл Прелюдий ор. 28 Ф. Шопена. Его программа, сохраненная в воспоминаниях учеников композитора В. фон Ленца и г-жи Калержи, содержит такие темы как «Примирение», «Предчувствие смерти», «Ты как цветок», «Погребальный звон», «Польская танцовщица (восхитительное воспоминание)», «Отчаяние»,

Натурализм. «Выдача жалованья жнецам», Л. Лермит, 1882 г.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

18

«Видение», «Потеря», «Страх», «Ад», «Сцена на площади Нотр-Дам (она сказала мне: люблю тебя..)», «Самоубийство», «Истинное счастье», «Воскресение», «Прекрасная лодочка», «Буря». Программу этого цикла можно соотнести с подобной же образностью живописи К. Г. Фридриха, в которой Любовь преодолевает конечные рамки земного бытия, в котором властвует несущее смерть Время и устремляется под парусами Надежды в бесконечность к все тому же «небесному берегу вдалеке», оставляя позади гибнущую в Буре землю. Любовь при всей ее разрушительности оказывается единственной силой способной разомкнуть замкнутые створы смерти и между смертью и смертью возжечь пламя жизни. Изображения Смерти в качестве онтологическижизненной проблемы до эпохи романтизма в музыке не было. Как пишет А. Кудряшов, «музыка романтической эпохи чаще всего представляет Смерть как иконический знак — неизбежное для всякого живого существа личностно обусловленное эмоционально-непосредственное переживание, причем весьма разнообразно. Первоначально к ней относились со священным трепетом, мажорной и хоральной торжественностью, словно потустороннему божеству — древнегреческому Аиду (песнь «К смерти» Ф. Шуберта); позже — скорбно-смятенно (финал 2-й фортепианной Сонаты Ф. Шопена и 6-й Симфонии П. Чайковского), успокоительно, мистически-просветленно (поздние сочинения И. Брамса), а иногда — саркастически-издевательски, в связи со злой пересемантизации танцевальных жанров («Чардаш смерти» Ф. Листа, «Песни и пляски» М. Мусоргского» [2, 235]. С темой Смерти сопряжено появление демонических образов в музыке примером чему являются «Мефисто-вальс», этюд «Дикая охота», «Фауст-симфония» Ф. Листа, финал «Шабаш ведьм» «Фантастической симфонии» Г. Берлиоза, в которой представлен образ черной мессы, гротескнопародирующий христианскую обедню. Перевернутый демонический мир представлен в «Юмореске» Р. Шумана, по признанию автора «самого грустного» из его произведений». Согласно свойственной романтизму иронии юмор понимается Шуманом как «дурная бесконечность разнообразия всего конечного (отдельно взятых сторон бытия), или «отрицательная бесконечность», «возвышенное наоборот» в терминах Жан-Поля, духовного учителя композитора. Источником такого юмора, согласно тому же Жан-Полю, можно считать дьявола, которого «как настоящий вывернутый наизнанку бо-

жественный мир, как огромную тень мира, которая именно потому и рисует очертания самого мира, легко можно представить себе величайшим юмористом» [2, 277]. Порождение романтизма, ночные пьесы или ноктюрны Ф. Шопена и др., обозначают в более мягкой форме законный «лунный топос» Тьмы. Инверсионное восприятие романтиков трактовало тьму ночи как квинтэссенцию истинного знания тайн мира, а в постоянстве звездного небосвода видели «истинное небо» (Новалис) не заслоненное обманчивыми и непостоянными дневными видениями. Обособившийся из сонатно-симфонической формы жанр интермеццо (поздние работы И. Брамса), музыки «между чем-то и чем-то», «между двумя мирами», представляет «драгоценнейшее для любого романтика состояние переходности, в моменты которого перед его внутренним взглядом начинает сиять свет Истины» [2, 277]. Тотальное свертывание вселенной до точки проклятого кольца представлено в последней части «Гибель богов» тетралогии Р. Вагнера «Кольцо Нибелунга». Хаотизация мира на уровне музыкального языка нашла выражение в таких характеристиках романтической музыки как незавершенность, изменчивость, «неправильность» и асимметричность, неожиданность пространственных, временных и эмоциональных скачков, непредсказуемость переходов и их направленности. В музыке появились открытые в тональном и тематическом отношении формы. Например, В. Холопова отмечает в музыкальных произведениях романтиков «децентрализованное единство» с равнозначностью главной и побочной тем, «стремление к сквозной и необратимой линии образов, по схеме a, b, c, d… без возвращения к начальному «а», а благодаря этому и «характерное … расхождение между музыкальной драматургией и музыкальной композицией, по прежнему сохранившей принцип репризности (сквозной принцип АВС на равных сочетался с репризным АВА или АВА'), формулирует следующие особенности их внутренней логики … приподнятый характер музыки; сквозное образное развитие; разомкнутая драматургия; главная кульминация — в конце; трансформация репризы, метод тематической трансформации вообще; введение контрастных эпизодов в центре» [7, 349– 350] (баллада «Лесной царь» Ф. Шуберта, фортепианные баллады Ф. Шопена, симфонические прелюды Ф. Листа). Открытая сквозная форма могла выражаться на уровне лирического произведения в наличии переходящих из произведения в произведение сквозных интервально-интонационных знаков «одинокой души» (чистые квинты или ундецимы в

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


19

минорных мазурках, ноктюрнах, вальсах Ф. Шопена), а на уровне большой формы — в виде системы лейтмотивов (оперы Р. Вагнера). Инверсионность музыкальной формы нашла проявление: в применении в экспозиции неэкспозиционных в классическом смысле гармоний с опорой не на тонику, а на субдоминанту и, соответственно использование тоники как опоры в «переходных» серединных частях (II часть «Венского карнавала» Р. Шумана); в сакрализации композиционного центра, как философской метафоры вечного, скрытого за завесой призрачных жизненных видений (использование хоральной формы как центральной в обрамлении демонических крайних разделов в Сонате h-moll Ф. Листа); в резких переходах от одного жанра к другому, т. н. полижанровость, символизирующая в рамках одного произведения субъективную парадоксальность музыкального пространства (прием введения контрастного бытового жанра, «мазурочной «второй середины» у Ф. Шопена в Ноктюрне cismoll или различных жанровых наклонений в рамках одного жанра, «вальса в вальсе» — медитативно-хорального и динамично-подвижного в Скерцо b-moll Ф. Шопена); в «расширение тональности» за счет хроматических («Тристан и Изольда», Р. Вагнер) и остро диссонантных гармоний и сверхнапряженной инструментовки (одноактные оперы Р. Штрауса «Саломея» и «Электра»); пересемантизации жанров («Чардаш смерти» Ф. Листа, «черная месса» в финале «Фантастической симфонии» Г. Берлиоза как зеркальное отражение христианской). Показательно в этом отношении и возрастание роли периферийных до того компонентов музыкального текста, таких как фактура, которая вступает в противоречие с ведущей мелодией. Об этом, характеризуя в целом образ романтической музыки, писал В. Медушевский: «У И. С. Баха страстная мелодия умеряется фактурным окружением — разумным и гармоническим миропорядком. Горняя красота призывает человека к высшему покою, просветляет чувство, убеждает без насилия и поднимает над страданием. В музыке романтиков беснуется фактура — беснуется мир, разметанный в клочья бурей, из космоса ставший хаосом. А мужественная, патетически-декламационного склада мелодия властно, как дикого коня, усмиряет хаос. Человек — сильный, демонический, повелевающий стихиями — пытается занять место в центре беспокойного мироздания, своей волей скрепить его разваливающиеся устои. Но неуютность фактуры — неуютность мира — оборачивается внутренним беспокойством, скрытой тревогой, подобно тени, следующей за героем» [3, 115].

Педагогические и искусствоведческие исследования

Слом и субъективизация временных структур в музыке романтиков проявляется в свободном использовании ими музыкальных форм прошлых эпох, в качестве семантически нагруженных знаков выражения собственного текста. Например, И. Брамс в своей 1-й Симфонии использовал аллюзии на тему Голгофы из «Страстей по Матфею» И. С. Баха и «Гимн радости» Л. Бетховена для передачи своего «субъективно-выстраданного мучительного творческого пути к первой своей Симфонии, к которой он шел, слыша за собой, по собственному признанию, «шаги гиганта» — Л. Бетховена» [3, 253]. Список литературы: 1. Гачев Г. Д. Национальные образы мира. Эллада, Германия, Франция: опыт экзистенциональной культурологии. — М.: Логос, 2008. 2. Кудряшов А. Ю. Теория музыкального содержания. Художественные идеи европейской музыки ХVII– ХХ вв. — СПб.: Издательство «ПЛАНЕТА МУЗЫКИ»; Издательство «Лань», 2010. 3. Медушевский В. Интонационная форма музыки: Исследование. — М.: Издательство: Композитор, 1993. 4. Фрейд З. Влечения и их судьбы // Фрейд З. Психология бессознательного. Перевод с нем. А. М. Боковикова. — М.: Просвещение, 2006. 5. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия // Фрейд З. Психология бессознательного. Перевод с нем. А. М. Боковикова. — М.: Просвещение, 2006. 6. Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук — СПб.: Издательство A-cad, 1994. 7. Холопова В. Н. Формы музыкальных произведений. — СПб.: «Лань», 2001. 8. Юнг К. Г. Душа и миф. Шесть архетипов. — М.: АСТ, Мн.: Харвест, 2005.

Импрессионизм. Растворение человеческой личности в безличности окружающего пространства. «Площадь Согласия», Э. Дега, 1875 г.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

20

МЕЖДУНАРОДНАЯ БАХТИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «УЛИЧНЫЙ ТЕАТР ПРОТИВ ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ» INTERNATIONAL SCIENTIFIC AND PRACTICAL CONFERENCE «STREET THEATRE VS THEATRE OF MILITARY ACTIONS» Семенова Елена Александровна Semenova Elena Aleksandrovna кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования» candidate of pedagogical sciences, senior research fellow of The Federal State Budget Scientific Institution «Institute of Art Education and Cultural Studies of the Russian Academy of Education»

Ключевые слова: Бахтин, конференция, уличный театр, поступок, карнавал, актер. Keywords: Bakhtin, conference, street theatre, deed, carnival, actor. Аннотация. В статье дается обзор Международной бахтинской конференция «Уличный театр против театра военных действий», проходившей с 16 по 18 октября 2019 года в Москве. Конференция была посвящена осмыслению карнавально-игрового потенциала науки, культуры, театрального искусства сквозь призму работ философа. Автор считает, что темы карнавал и революция, карнавал и политики, обсуждаемые на данной конференции, стали всего лишь поводом подойти к осмыслению и артикуляции идеи о миротворческой миссии уличного театра в современном информационном мире. Делается вывод, что данная конференция послужила площадкой для конструктивного, демократичного диалога, в ходе которого удалось устранить многие терминологические неточности, в частности возникающие вследствие вульгаризации и необоснованно-расширительного толкования бахтинских понятий. Annotation. This article presents an overview of the International Bakhtin conference «street theatre vs theatre of military actions», dedicated to the understanding of the carnival-playing potential of science, culture, theatre art, through the prism of M. M. Bakhtin's creativity. The author comes to the conclusion that the themes of carnival and revolution, carnival and politics, discussed at this conference, were only an occasion to approach the understanding and articulation of the idea of the peacekeeping mission of street theatre in the modern information world. It is concluded that this conference served as a platform for a constructive, democratic dialogue, during which it was possible to eliminate many terminological inaccuracies, in particular, arising from the vulgarization and unreasonably broad interpretation of the Bakhtin concepts. © Семенова  Е. А., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


21 16 по 18 октября 2019 года в Москве прошла трехдневная Международная бахтинская конференция «Уличный театр против театра военных действий», приуроченная к празднованию Года Театра в России и посвященная осмыслению карнавально-игрового потенциала науки, культуры, театрального искусства сквозь призму работ М. М. Бахтина. Можно сказать, данная конференция, проведенная накануне 125-летия со дня рождения М. М. Бахтина (17 ноября 2020 года), вносит свою скромную лепту в попытки переосмыслить масштаб влияния его идей на научный, и художественный мир, которое, при всех положительных моментах и его безусловной значимости, до сих пор остается дискуссионным и подвергается критическому анализу в теории и практике. Существует устойчивое мнение, что сами работы Бахтина дают множество поводов для того, чтобы либо чрезмерно упрощать концепцию карнавальной культуры, либо неоправданно расширять, усложнять, или политизировать ее. Как представляется, на данной конференции была озвучена одна из исторически повторяющихся тенденций: ускользание разгадки «карнавальной утопии» Бахтина как иной, несоизмеримо высшей, по сравнению с игрой актера, сообщаемой личности карнавальной степени свободы. В одной из своих статей Д. Шеппард ставит своего рода «диагноз» оформившимся к 90-м годам XX века научным рефлексиям карнавальной концепции М. М. Бахтина, отмечая, что несмотря на то, что по качественному уровню книга Бахтина была бесспорным бестселлером, это ничтожно мало отразилось в количественном отношении, а именно в понимании природы карнавала и карнавализации. Такие новаторские для научного мира понятия как «“карнавальная инверсия иерархий”, “веселая относительность” и “мениппова сатира”» использовались преимущественно для того, чтобы «описать основное занятие оппозиционно настроенной части советских литераторов: более или менее явный вызов властям и авторитарным структурам» [6]. Эта проблема «ускользания карнавала» обнаружилась во всей полноте уже во второй половине 60-х годов в научной и художественной среде, когда, по воспоминаниям театрального художника, редактора журнала «КУКАРТ», театроведа, культуролога И. П. Уваровой, воодушевление бахтинским видением карнавальной культуры было столь велико, что «художники писали групповые портреты на карнавальную тему, изображали себя и своих друзей в своей мастерской, в застолье и в масках», однако, карнавального «веселья <…> не получалось» [5]. В наши дни, как и в 60-е годы, прослеживается схожая тенденция: с одной стороны, в России на-

Педагогические и искусствоведческие исследования

блюдается всплеск уличной театральной культуры; интерес к карнавальной эстетике. Примером этого может служить и факт того, что в рамках Всероссийского театрального марафона СТД РФ под эгидой Года театра, в Сочи, участники организованного Российским союзом уличных театров и артистов (РСУТиА) уличного шествия шли с транспарантами «Карнавализация», «Год уличного театра», «Бахтин жив», что является безусловным свидетельством стремления членов союза своевременно обратить внимание на историю и самобытность развития российского уличного театра, имеющего отношение к карнавальной культуре; на назревшую потребность в его теоретическом осмыслении посредством категорий М. М. Бахтина. С другой стороны, остается проблема, возникшая вследствие вступления России в FECC (Федерацию европейских карнавальных городов), что приводит к ориентации на европейскую эстетику, утрате собственной самобытности российского уличного театра. Сегодня уместно прислушаться к вопросу И. П. Уваровой о том, что если легендарный шестидесятник, режиссер, театральный художник, основатель известного уличного театра «Bread and Puppet» Питер Шуман «причислял себя к Мятежникам папье-маше, картона и мусора, имеющих “слегка идиотский и несерьезный вид”, обладая терпимостью, свойственной только сумасшедшим, видя свою миссию в том, чтобы противостоять “трубе смерти”, видеть, как “маленькая закваска ржаной буханки” борется с большим белым хлебом, который символизирует Америку и властью денег, то какую позицию сегодня выражает современный уличный театр?» [3, с. 45]. В силу того, что у организаторов конференции было на момент проведения мероприятия свое представление об уличном театре и его перспективах, объясним и тот миротворческий пафос уличного театра, ставший центром проблематики данной конференции. В фокусе тем конференции оказались проявления карнавального человеческого духа, «карнавал», который «не является ни “политической”, ни “революционной” стратегией» (см. рис. 1) [4, с. 325].

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)

Рис. 1. Афиша конференции.


Педагогические и искусствоведческие исследования

22

Своевременность нынешней бахтинской конференции в том, что она продиктована не возможностью, а острой потребностью практиков разобраться в процессах и проблемах развития современного уличного театра в России, в котором, с одной стороны, самодеятельность в области данного вида искусства питает профессионализм, с другой стороны, оглушительное «незнание» и дилетантизм заводит в тупик развитие этого направления искусства. Учредителем конференции выступило старейшее научно-исследовательское учреждение в системе Российской академии образования (РАО) осуществляющее фундаментальные и прикладные научные исследования по вопросам художественно-эстетического воспитания, художественной одаренности — научный институт ФГБНУ «Институт художественного образования и культурологии РАО». Институт ведет свою историю с момента открытия в 1929 году Опытной станции художественного воспитания Наркомпроса РСФСР, которая в последующем была преобразована в Центральный Дом художественного воспитания детей (ЦДХВД). Соучредитель конференции — Некоммерческое партнерство «Театр ЭКС» — уличный театр (худ. рук. Юрий Берладин). С 2017 года театр сотрудничает с институтом в качестве инновационной площадки, на которой реализуются различные образовательные, культурно-просветительские, научные проекты. С 2017 по 2019 гг. «Театр ЭКС» являлся соорганизатором и партнером многих совместно организованных с институтом мероприятий, среди которых региональный научно-практический семинар «Уличный театр против театра военных действий» (2–4 июля 2017 г.; 10–12 июня 2018 г., деревня Крест, Тверская область) а также ряд бахтинских Международных круглых столов (2017–2019 гг). В силу того, что организаторами конференции выступают, с одной стороны — теоретически исследующий вопросы творчества, искусства, художественной одаренности научный институт, а с другой — представитель уличной театральной субкультуры, коллектив, чьи поиски уже много лет пролегают в области верификации концептов Бахтина в практической работе актеров уличного театра, то первостепенными для обсуждения в рамках мероприятий конференции стали темы, связанные с осмыслением творческого потенциала личности, художественно-эстетического развития сквозь призму идей Бахтина. Возможно, именно по причине той самой бахтинской авантюрности идеи обратиться к работам Бахтина в ракурсе исследований уличного театра и названия, ею заинтересовались самые различные деятели науки, культуры, искусства и образования.

Конференцию поддержали такие организации как НП «Культурно-просветительский центр “Булгаковский Дом”», Центральная научная библиотека Союза театральных деятелей РФ, МАНО «Ночные Волки», в 2017 году выступившая одним из партнеров Международного круглого стола «Проблема хронотопа в современных научных исследованиях», организованного «ИХОиК РАО» (19–20 апреля, Москва). В работе конференции приняли участие ведущие психологии, филологии, социологи, искусствоведы, культурологи, бахтиноведы из городов России (Москва, Санкт-Петербург, Тольятти, Екатеринбург, Омск, Орел), ближнего и дальнего зарубежья (Костанай, Киев, Нью-Мексико, Бухарест, Лондон, Беер-Шева, Минск, Вассенаар), представители уличного и драматического театра, общественных организаций. Всего более 50 человек. Все три дня конференции проходили на площадках официальных партнеров конференции. В первый день конференции (16 октября) в байкцентре «Sexton» мотоклуба «Ночные Волки» прошло пленарное заседание, посвященное вопросам развития и трансформации современного театра, развлекательно-зрелищных форм и театрального образования. Предлагалось обратиться к проблемам современного театрализованного политического дискурса; осмыслить миссию уличного театра в цифровом мире; познакомиться с экспериментальными формами современных перформативных практик; уделить внимание важности идей М. М. Бахтина о философии поступка в теории и практике современного театра и театрального образования. Высказывались мнения, что обращение к методологии М. М. Бахтина при осмыслении процессов в современной уличной российской культуре и таким его концептам, как карнавализация, полифония, вненаходимость, событие-бытие, диалогизм, гротескное тело и др., поможет устранить многие терминологические неточности, разночтения и восполнить понятийные пробелы, возникшие, в том числе, вследствие необоснованно-расширительного толкования бахтинского понятия «карнавализация» и отождествления карнавала и зрелища, карнавала и уличного театра, карнавала и революции. Последняя тема «карнавал и революция» является широко обсуждаемой и дискуссионной в российском и зарубежном бахтиноведении. Данной темы касались К. Хиршкоп, К. Хампри, М. Гардинер, М. Д. Бристоль, Б. Гройс, П. Стеллибрас, А. Уайт и др. К. Эмерсон считает, что в Европе особенно популярны те «аспекты бахтинского творчества», в которых карнавал можно интерпретировать как «перманентную революцию и <…> как поле сражения» [6; 7]. С приветствием к участникам конференции обратилась член-корреспондент Российской академии

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


23 образования, доктор педагогических наук, заведующая лабораторией литературы и театра ФГБНУ «Институт художественного образования и культурологии РАО» Любовь Григорьевна Савенкова, обратив внимание на многолетнее сотрудничество Института художественного образования и культурологии РАО с НП «Театр ЭКС» и коллективом МАНО «Ночные Волки», которые в очередной раз поддержали инициативу провести бахтинскую конференцию. Поприветствовала гостей конференции зам. председателя оргкомитета конференции Е. А. Семенова, выразив признательность коллективу «Театр ЭКС» за поддержку данной инициативы. С приветственным словом выступил президент мотоклуба «Ночные Волки» Александр Сергеевич Залдастанов, поблагодарив за очередную возможность участвовать в бахтинской конференции и вести диалог с представителями академической науки и уличного театра, в котором затрагиваются очень глубокие вопросы, далеко не огранивающиеся темой уличного театра и карнавала. Началось пленарное заседание с глобальной, остро актуальной темы, касающейся этических вопросов поступка и его философии. Открыл его заведующий кафедрой общегуманитарных и социальных дисциплин, профессор Института современного искусства, главный научный сотрудник Института кино и телевидения, профессор Российского государственного социального университета, доктор искусствоведения, профессор Григорий Рафаэльевич Консон, выступив с докладов на тему «Наукометрия vs Академический лейбл: современная российская модель и опыт зарубежных стран — гуманитарные и общественные науки (на примере изучения исследовательской деятельности некоторых университетов России, Великобритании, США)». Докладчик отметил минусы и плюсы развития современной российской науки. С одной стороны, использование наукометрических инструментов позитивно влияет на российскую науку, с другой стороны, это же во многом и нивелирует ее, приводя к попаданию качественных статей российских авторов в зарубежные «хищнические, мусорные журналы» [3, с. 23–24; 66–67]. Тематика философии поступка в современном мира была также отражена в докладе «Театр пространственного развития против театра военных действий» председателя Экспертного Совета центра Пространственного Развития «Волга-Эксперт», члена Комиссии по вопросам патриотического и духовно-нравственного воспитания детей и молодежи Совета при Президенте РФ по Межнациональным отношениям Алексея Евгеньевича Вайца, высказавшего мысль о том, что «театр сегодня может вернуть нас к групповому взаимодействию в социуме, а оттуда уже и к ансамблевости с ее социальной дина-

Педагогические и искусствоведческие исследования

микой спонтанности» [3, с. 25, 67], к пространству смыслов. Тема «Философия поступка М. М. Бахтина в теории и практике современного театра и театрального образования» была предаставлена докладами Берладина Ю. А., Семеновой Е. А. и Д. Маккоу. Е. А. Семенова в своем выступлении «Верификация концептов М. М. Бахтина в лабораторной работе с актерами в условиях съезда «Смехотворец» поделилась собственными результатами верификации таких концептов Бахтина, приведя аргументы в пользу продуктивности попытки реанимировать творческий потенциал личности актера с помощью обращения к феномену русского ряженья, фольклорного театра, балагана, уличного театра» [3, с. 25; 67–68]. В этот день прозвучал доклад преподавателя кафедры драмы, театра и танца Лондонского Королевского университета Холлоуэй Дика Маккоу, который представил свою книгу «Бахтин и театр: Диалоги со Станиславским, Мейерхольдом и Гротовским», изданную в 2016 году. Эта книга — первое фундаментальное исследование, посвященное анализу потенциала теорий и идей Бахтина в театральной теории и практики, мало известное российским исследователям [3, с. 25–26; 68]. Тема «Хлеба и зрелищ: проблемы современного театрализованного политического дискурса» была представлена докладами В. С. Собкина; А. Э. Грефа, Е. А. Слонимской, Д. С. Пенской; Л. Г. Николаенко, Э. Вирири. Владимир Самуилович Собкин, доктор психологических наук, профессор, академик РАО, руководитель Центра социологии образования, ФГБНУ «Институт управления образование Российской академии образования» в своем докладе «Место СМИ в театрализации массового поведения» подчеркнул, что не случайно всем участникам конференции был подарен сборник научных статей, посвященный 125-летию со дня рождения О. Мандельштама, выпущенный под грифом Общественной академии эстетики и свободных искусств (много лет президентом Общественной академии эстетики и свободных искусств был Юрий Борев) [2], процитировав строки из стихотворения И. Мандельштама «За гремучую доблесть грядущих веков…»: Уведи меня в ночь, где течет Енисей И сосна до звезды достает, Потому что не волк я по крови своей И меня только равный убьет. В. С. Собкин отметил, что для Мандельштама, как и для Бахтина важен не столько моральный, сколько нравственный закон, что вне нравственных категорий бессмысленно обсуждать поступок и хроноп, который выступает ценностно-ориентированным пространством, наполненным смыслами [3,

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

24

с. 26, 68–69]. Далее В. С. Собкин с этих же позиций обратился к пониманию драматического и уличного театра, задавшись не праздным вопросом: «Где в уличном театре вешалка? Где он начинается?». В выступлении представителей театра «Бродячий Вертеп», худрука театра А. Э. Грефа и актрисы Е. А. Слонимской «Традиционный театр Петрушки и политическое высказывание» прозвучал парадоксальный вывод о сущности Петрушки, который, с одной стороны, аполитичен, с другой стороны, его «интуитивная свобода ставит его в ряд неистребимых оппозиционеров» [3, с. 27, 69]. В содержательном докладе кандидата философских наук Л. Г. Николаенко «Социально-политические смыслы современного карнавала» прозвучала та самая, выше упомянутая нами широко обсуждаемая, острая тема, связанная с рассмотрением карнавала в жестких дуальных оппозициях серьезной борьбы. Докладчик предложил обратить внимание на карнавал, основой которого является «классовая оппозиция между «верхами и низами», определив карнавализацию, как социальный протест, в котором затруднено «осуществление действительных демократических идей» [3, с. 28, 70]. Внимания заслуживает, с нашей точки зрения, и наметившаяся линия размышлений докладчика относительно ложного отождествления современных политических процессов с категориями карнавальной культуры. В стендовом докладе Э. Вирири «Диалогическая диверсия: политико-театральное высказывание на карнавале во время демонстраций в Зимбабве» представлен взгляд на карнавал, как подрывную силу, нарушающую социальные иерархии. Карнавальный акт рассматривается в качестве стратегии освобождения на примере правления бывшего президента Роберта Мугабе [3, с. 28, 70]. Экспериментальным формам современных перформативных практик и уличного театра был посвящен доклад «Социальная ответственность театра и современные практики»» доцента кафедры социокультурного развития территории Екатеринбургской

 Рис. 2. Байк-шоу.

академии современного искусства Ольги Алексеевны Стаиной, в котором озвучивались актульные вопросы: «Что понимать под социальным театром?» или «Прикладным театром»?» [3, c. 30, 72]. Доклад «Некоторые актуальные катализаторы карнавальных переворотов в практике современного европейского уличного театра» представила на конференции художественный руководитель театра «Странствующие куклы господина Пэжо» (СанктПетербург) Анна Шишкина. В процессе показа фото и видео презентации докладчица познакомила участников конференции с различными формами уличного театра, в том числе с творчеством словенского театра «Ljud», французского театра «КаКуеt», российским театром «Странствующие куклы господина Пэжо» и др. Уличный театр «Театр ЭКС» показал два документальных фильма из своего архива (реж. А. Михайлова и П. Попов). Режиссер, художественный руководитель уличного театра «СоЛу» (СанктПетербург) Мария Плаксина презентовала свой фестиваль уличных искусства «Улитка». В стендовом докладе А. Ю. Павлова «Метаязык улично-площадного театра как один из способов профессиональной социализации студентоврежиссеров» доказывается, устойчивый интерес к улично-площадному театру в России, позволяет говорить о необходимости введения спецкурсов «Режиссура улично-площадного театра» для студентов-режиссеров театрализованных представлений и праздников. Анна Владимировна Комарова выступила в своем сообщении затронула педагогическую сторону проблемы поиска смыслов, героев и идеалов молодым поколением. В качестве примере современного воплощения философии поступка, изложенной в работах М. М. Бахтина, была приведена театрализованная, зрелищная деятельность мотоклуба «Ночные Волки». Доклад предварял показ президента мотоклуба «Ночные Волки» Александр Сергеевич Залдастанов отрывков из своего фильма. Завершил-

Рис. 3. Театр ЭКС. 

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


25 ся первый день конференции показом участникам конференции зрелищных фрагментов из байк-шоу и новогодних сказок для детей на уличной площадке байк-центра (рис. 2) и уличным представлением Театра ЭКС (рис. 3). Второй день (17 октября) конференции проходил в теплой, уютной, располагающей к анализу и дискуссии, атмосфере Центральной научной библиотеки Союза театральных деятелей Российской Федерации. В этот день состоялось два мероприятия: Всероссийский (с Международным участием) семинар «Карнавально-игровой потенциал личности в цифровую эпоху» и первый день Международного круглого стола «Актуальность идей М. М. Бахтина в современном информационном обществе». В своем приветственном слове заместитель директора по связям с общественностью Центральной научной библиотеки Союза театральных деятелей Российской Федерации Людмила Юрьевна Сидоренко, кандидат культурологии познакомила участников конференции с историей библиотеки, с ее уникальными фондами. На семинаре обсуждались такие вопросы как карнавальный архетип художника в цифровую эпоху; влияние информационно-коммуникативных образовательных технологий на выявление карнавально-игрового потенциала личности и развитие художественной одаренности; роль генеративных компьютерных искусств в профессионально-творческом развитии личности; детско-юношеская интернет аддикция: риски, прогнозы, решения; отцы и дети: проблемы цифрового неравенства. С докладами о художественном, творческом развитии личности в контексте идей М. М. Бахтина выступили сотрудники института художественного образования и культурологии РАО. Открылся семинар докладом главного научного сотрудника института, член-корреспондента РАО, доктора педагогических наук Любови Григорьевны Савенковой «Многоголосье культуры в мире и образование» в котором раскрывались проблемы художественного образования и эстетического воспитания детей и молодежи в ракурсе идей М. М. Бахтина и Б. П. Юсова. Доктор педагогических наук, профессор, главный научный сотрудник института Елена Филипповна Командышко в докладе «Событийные коммуникации как механизм общекультурного развития личности» через бахтинские категории «событие» и «со-бытие» раскрыла понятие «событийные коммуникации», подчеркнув их значимость для ценностно-смысловых ориентиров современных подростков и молодежи. Сотрудник лаборатории музыки и изобразительного искусства института «ИХОиК РАО», кандидат искусствоведения Елена Николаевна Пирязева проанализировала с позиции карнавализации «Гимны» Карл-

Педагогические и искусствоведческие исследования

хайнца Штокхаузена. Старший научный сотрудник института лаборатории литературы и театра института, кандидат педагогических наук Е. А. Семенова, заострила внимание на возможностях, которые дают идеи М. М. Бахтина для постижения природы художественной одаренности и карнавального потенциала личности в норме и патологии, обратившись к рассмотрению таких пограничных диагнозов как булимия, анорексия, гебефрения и кликушество. Тема доклада кандидата философских наук, доцента кафедры философии КГУ им. А. Байтурсынова Юрия Яковлевича Бондаренко «СМИ в мире сталкивающихся хронопа» во многом пересекалась с темой доклада В. С. Собкина. Бондаренко также затронул тему хронотопа, СМИ и карнавализаци, отметив, что миф тогда связан с декарнавализацией культуры, когда границы стираются, вследствие чего становится непонятно, что карнавально переворачивать. В подобной ситуации возникает проблема хронотопа, когда сталкиваются различные точки зрения, догадки, доводы и ценностное пространство-время. Наблюдается столкновение хронотопов. В связи с этим, возрастает театральность, постановочность и инсценировка. Стираются границы между доводами и гипотезами. Со-бытие, а не совместное бытие выступает как факт создания бытия. В докладе «Театр и зритель: интерес населения к искусству на примере опросов общественного мнения в Украине» Ольги Витальевны Христофоровой и Константина Константиновича Ляшева (Украинский Гуманитарный фонд, Киев), обращалось внимание, что уличный театр, который не ждет, когда к нему придет зритель, а сам приходит к нему, интересен как деконструктивная практика и может выполнять функцию информационной локализации (культурной повестки). С. Траусан-Мату обратился к одной из часто обсуждаемых тем — игровым, коммуникативным возможностям искусственного интеллекта, задав актуальные вопросы о том, можем ли мы говорить о карнавале в социальной сети, учитывая, что для Бахтина первостепенное значение в карнавале имеет его телесное воплощение? Могут ли «онлайнкарнавалы» полностью заменить карнавалы «лицом к лицу»? Также, кроме прослушанных научных докладов, участники семинара познакомились с деятельностью творческой лабораторией, фольклорным театров «Окрутники» (НКО «Окрута»), занимающейся реконструкцией русского традиционного ряжения, карнавала. В этот же день проходил первый день международного бахтинского круглого стола, на котором обсуждался ряд тем: феномен личности М. М. Бахтина; архивы, люди, воспоминания; значение трудов

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

26

М. М. Бахтина в современном междисциплинарном знании; актуальность наследия М. М. Бахтина в современной науке, культуре, искусстве, образовании, политике; проблемы современной медиакультуры сквозь призму идей М. М. Бахтина. В центре внимания докладчиков Валерии Олеговны Усачевой и Валентины Викторовны Ломанович было творчество выдающейся пианистки М. В. Юдиной, близкого друга М. М. Бахтина. Старший научный сотрудник лаборатории музыки и изобразительного искусства «ИХОиК РАО», кандидат педагогических наук композитор В. И. Усачева заострила внимание на особенности «трехголосия» Бахтина, Юдиной и Бетховена, в котором философия, религия, мифология и музыка проявились в определенных пропорциях к их коренной одаренности — науке, педагогике и музыкальному исполнительству, сочинению музыки. Эта коренная одаренность в сочетании с их поразительным универсализмом помогает нам событийствовать в их бытии, благодаря переинтонированию их поступков в музыкальное пространство-время — в сущее музыкальных сочинений и их «материализацию» в воспринимаемых нами звуковых колебаниях. Во второй части своего доклада В. О. Усачева блестяще продемонстировала, как это играть «поюдински» — с огромной убежденностью и силой, сыграв Сонату № 31 Л. ван Бетховена. Педагог, музыкант В. В. Ломанович (Вассенаар, Нидерланды) рассмотрела в своем докладе невельский бахтинский круг и оказанное им влияние на особенности музыкальной интерпретации произведений И. С. Баха Марии Вениаминовны Юдиной, изящно сопроводив свой доклад игрой на рояле. Доктор философских наук Лейла Петровна Печко в докладе «“Модели мира” и выразительность бытия в эстетическом видении М. М. Бахтина» обратилась к значимости локальных моделей мира М. М. Бахтина, которые позволяют увидеть модели эстетической деятельности человека. В докладе Мириам Н. Торрес и Дебасмиты Ройховдхери (Нью-Мехико, США) «Неожиданные недостатки «цифровой революции»: угрожающая медиа грамотность сквозь призму диалогикодемократических коммуникаций Бахтина» диалогическая коммуникация Бахтина рассматривалась «как конститутивное определяющее качество человека, являясь противоядием от бандитизма цифровых коммуникаций» [3, с. 47, 86]. Третий день конференции проходил в символическом месте — Культурно-просветительском центре “Булгаковский Дом”». С приветственным словом к участникам конференции обратился директор музей Н. Б. Голубев, подчеркнув, что и Булгаков, и Бахтин, несмотря на тяжелую болезнь, пытались вести диалог в Большом времени. По-

этому изучать их наследие возможно только через диалог, который в контексте деятельности театрамузея «Булгаковский день» приобретает мистическую окраску. Наверное, не случайно и то, что на этом круглом столе произошла встреча представителей двух театров: театра «Русский стиль» имени М. М. Бахтина и музея-театра «Булгаковский Дом». И Бахтин, и Булгаков по-особенному относились к котам. По иронии судьбы, коллаж, который И. П. УвароваДаниэль и Ю. М. Даниэль подарили М. М. Бахтину, оказался в музее М. А. Булгакова в Киеве, где и хранится по сей день. Докладчики обращались к вопросам истории развития театра, философии языка, анализу литературных произведений, поэзии и драматургии. Эсфирь Иосифовна Гуткина, кандидат педагогических наук, ассоциированный член Психологического института Российской академии образования представила доклад «Проблема лирического сюжета в ракурсе эстетики М. М. Бахтина», обратилась к мало разработанной теме — теории лирического творчества М. М. Бахтина, «которая позволяет трактовать лирический сюжет как один из аспектов диалога, идущего в процессе лирического творчества между поэтом и его героем» [3, c. 41]. Сергей Владимирович Сандлер, доктор философии, совместный редактор научного журнала Language Under Discussion, исследователь и переводчик трудов М. М. Бахтина (на английский и иврит) (Беер-Шева, Израиль) в онлайн-докладе «Философия поступка и философия языка» обратился к ранней этике и эстетике Бахтина, которая «повлияла на его более позднюю философию языка», доказывая, что «ранняя философия Бахтина требовала радикального пересмотра некоторых из самых древних и стойких постулатов философии языка» [3, c. 43]. Сергей Владимирович Быков, доктор психологических наук, профессор кафедры психологии управления факультета психологии Самарской гуманитарной академии, филиал в г. Тольятти в докладе «Формула “не-алиби в бытии” Михаила Бахтина в философии литературы обэриутов» предложил «анализ точек соприкосновения в эстетической философии Бахтина и философии литературы группы ОБЭРИУ» [3, с. 43]. В работе второго дня круглого стола приняла участие делегация из города Орла, где родился М. М. Бахтин (В. И. Симоненко, Н. А. Меркурьева, А. Ю. Титов, Н. А. Чистюхин). Главный режиссер, художественный руководитель Орловского муниципального драматического театра «Русский стиль им. М. М. Бахтина», Заслуженный артист России В. И. Симоненко выступил с сообщением «Карнавальное мышление в точке дра-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


27 матической интеграции: режиссерская концепция постановочного замысла и решения спектакля по пьесе Н. Эрдмана “Самоубийца”» поставив «вопрос о явном диалогическом конфликте между теоретическими рассуждениями о структурообразующем начале пьесы Николая Эрдмана и ее сценическом воплощении в контексте теории карнавала М. М. Бахтина» [3, с. 43]. Наталья Алексеевна Меркурьева посвятила свой доклад «Разрешение драматического конфликта “я” — “другой” в философской повести М. Пришвина “Кладовая солнца”» анализу работ М. М. Пришвина, в которых присутствует архитектоника ответственности М. М. Бахтина. Николай Андреевич Хренов, доктор философских наук, профессор Всероссийского государственного института кинематографии им. С. А. Герасимова, главный научный сотрудник Государственного института искусствознания, в своем докладе обратился к периодам кризиса театра, его реабилитации через архаические формы коммуникации [3, с. 28–29]. Александр Юрьевич Титов, как руководитель исследовательской лаборатории «Бахтинский методологический семинар», поделился перспективами и планами в связи с планируемым открытием в Орле научно-исследовательского бахтинского центра, подчеркнув в своем выступлении религиозный аспект работ М. М. Бахтина. Игорь Николаевич Чистюхин в своем докладе «Карнавальная депривация нравственного иммунитета: к вопросу о религиозной апостасии М. М. Бахтина» обращается к термину «Депривация», который, по мнению докладчика, позволяет понять механизм амбивалентности как некоего баланса высокого и низового начал нравственной природы человека» [3, с. 46]. Завершился данный круглый стол, и вся конференция показом фото материалов из личного архива Ирины Павловны Уваровой о Питере Шумане и его легендарном уличном театре «Bread and Puppet». Презентацию подготовила Е. А. Семенова. В дискуссии на круглом столе приняли участие Ю. Я. Бондаренко, В. В. Ломанович, А. Ю. Зарецкая, Л. Г. Николаенко, Н. Л. Васильев, А. Э. Греф. Можно увидеть нечто общее в миротворческом взгляде на наследие Бахтина, присутствующем на этой конференции и конференцией «Бахтин в постреволюционную эпоху», проходившей в Шанхае с 6 по 10 сентября 2017 года, на которой, как отмечает С. А. Дубровская «“революционный” Бахтин в постреволюционную эпоху воспринимался прежде всего, как возможность разговора не столько на тему “Бахтин и революция”, сколько в границах осмысления революционного значения идей русского мыслителя для второй половины XX–XXI вв.» [1,

Педагогические и искусствоведческие исследования

с. 180]. На конференции «Уличный театр против театра военных действий» темы карнавал и революция, карнавал и политика были всего лишь поводом подойти к миротворческой миссии уличного театра в современном информационном обществе. Есть надежда, что данная конференция стала площадкой для конструктивного, демократичного диалога, в ходе которого удалось устранить многие терминологические неточности, возникающие вследствие вульгаризации и необоснованно-расширительного толкования и упрощения бахтинских понятий; прояснять этимологические моменты, архетипические, аутентичные, мимикрирующие и заимствованные элементы Российского уличного театра.

Список литературы: 1. Дубровская С. А. Международная бахтинская конференция в Шанхае // REGIONOLOGY, Vol. 26, N. 1 2018. C. 179–183. 2. К 125-летию со дня рождения Осипа Мандельштама. Общественная академия эстетики и свободных искусств; Комиссия «Искусство и духовная жизнь общества» Научного Совета Российской академии наук. Том. Выпуск 18. М.: Общественная академия эстетики и свободных искусств. 344 с. 3. Материалы международной научно-практической конференции «Уличный театр против театра военных действий». (16–18 октября 2019, Москва). / Программа и тезисы. Под ред. Е. А. Семеновой. Москва, 2019. 91 с. 4. Семенова Е. А. Карнавализация: научное понятие и живая реальность. Проблема Хронотопа в современных научных исследованиях: Международный круглый стол, посвященный М. М. Бахтину (Москва, 19–20 апреля 2017 года, Москва): Сборник докладов и статей. /Редактор-составитель сборника Е. А. Семенова. Москва: ФГБНУ «ИХОиК РАО». 2017. С. 315–332. 5. Уварова-Даниэль И. П. Немногое, что память сохранила о Михаиле Михайловиче Бахтине // журнал «Звезда» № 7. 2012. [Электронный ресурс]: URL: https://magazines.gorky.media/zvezda/2012/7/nemnogoechto-pamyat-sohranila.html (дата обращения 15.10.2019). 6. Шеппард Д. «Общаясь с мирами иными…»: противоположные взгляды на карнавал в новейших российских и западных бахтиноведческих исследованиях (Переводчик: Юрченко Т. Г.) // Михаил Бахтин: pro et contra. В 2 т. Том 2. Издательство Русского Христианского гуманитарного института 2002. С. 443–458. 7. Emerson C. Preface to Mikhail K. Ryklin. «Bodies of terror» In New literary history. Baltimore, 1993. Vol. 24. N 1. P. 45–49.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

28

ПРЕЛОМЛЕНИЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИДЕЙ Д. Б. КАБАЛЕВСКОГО В СОВРЕМЕННОМ ОБРАЗОВАНИИ Interpretation of pedagogical ideas of D. Kabalevsky in the contemporary education Командышко Елена Филипповна Komandyshko Elena Filippovna доктор педагогических наук, главный научный сотрудник Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования» (Москва) doctor of education, leading researcher of The Federal State Budget Scientific Institution «Institute of Art Education and Cultural Studies of the Russian Academy of Education» (Moscow) Ключевые слова: культурологическое образование, музыкальная грамотность, эстетико-педагогические ситуации. Keywords: culturological education, music competence, aestetical-pedagogical situations. Аннотация. Содержание статьи раскрывает особенности педагогических идей Д. Б. Кабалевского как потенциал культурологического образования школьников на современном этапе. Автор статьи рассматривает проблему приобщения обучающихся детей к искусству на разных учебных предметах гуманитарного цикла в условиях применения эстетико-педагогических ситуаций: 1) творческой атмосферы процесса обучения; 2) появления эмоционального переживания на разных этапах урока; 3) занимательно-проблематизирующего изложения материала; 4) стимулирования творческой активности и проявления мотивов самовыражения; 5) установления устойчивых связей выразительных средств музыки с внешне наблюдаемыми и субъективно переживаемыми сторонами жизни. Annotation. The article deals with the special features of pedagogical ideas of D. Kabalevsky as a potential for a culturological education of school-children at the contemporary period. Author regards problem of acquainting schoolchildren with art on different subjects of humanitarian cycle In different situations, such as artistic atmosphere of education, emotional feelings, self-expression, establishing of links between music and life.

настоящее время культурологическое образование в общей школе, включая методологические основы, содержание, технологии обучения и нормы оценивания трансформируется с учетом взаимосвязи традиций отечественного образования и мирового педагогического опыта.

Тенденция к возрастающей роли культуры и искусства в становлении общекультурных компетенций школьника с очевидностью проявляется в процессе разработки пакета государственных документов (образовательных стандартов, концепций, учебных программ и т. д.), в которых проектируется новая культуротворческая модель непрерывного

© Командышко  Е. Ф., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


29

культурологического образования с вариативными возможностями ее практической реализации. Всем известно крылатое выражение: «Все возвращается на круги своя». Вот так и с поисками педагогических путей художественного и культурологического развития современных школьников в XXI веке вспомнилась актуальная проблема второй половины XX века, которая была связана с внедрением новой программы по музыке Д. Б. Кабалевского и реализацией его педагогической идеи музыкального воспитания детей и юношества. Д. Б. Кабалевский считал главным не обучать школьников музыкальной (нотной) грамоте, а формировать музыкальную грамотность детей как способность воспринимать музыку в качестве живого образного искусства, как особое «чувство музыки», заставляющее воспринимать ее эмоционально, отличая в ней хорошее от плохого, на слух определять характер музыки и ощущать внутреннюю связь между ее характером и манерой исполнения и т. д. «Искусство и наука,— постоянно подчеркивал Д. Б. Кабалевский,— не заменяя друг друга, составляют две коренные основы, на которых держится духовная культура человека» (Из обращения к Президенту Академии педагогических наук В. М. Хвостову и Министру просвещения М. А. Прокофьеву, 1969 г.) [1]. Хочу заметить, прошло немало лет с написания данного обращения министру просвещения СССР, но проблема задуманного Д. Б. Кабалевским еще в 60-е годы прошлого века обретает особую актуальность в настоящее время. Д. Б. Кабалевскому удалось разрешить противоречия, существующие в организации деятельности учащихся по всем ранее действующим программам по музыке для общеобразовательной школы, через переосмысление отдельных видов деятельности в контексте воспитания духовной культуры учащихся и развития культуры восприятия. Для урока искусства в концепции Д. Б. Кабалевского становится характерным создание художественно-педагогического сценария, подобного режиссерскому, а не широко распространенное планирование с раздельным указанием задач воспитания, развития, обучения. Такой педагогический прием Д. Б. Кабалевского в построении драматургии урока музыки послужит взаимообогащению предметов художественного цикла в рамках единой педагогики искусства. Воплощение данного приема невозможно без педагогической импровизации, которая предполагает нешаблонные действия учителя в каждой конкретной

Педагогические и искусствоведческие исследования

своеобразной, неповторимой педагогической ситуации. Следует отметить, что в 80-е гг. прошлого века идеи Д. Б. Кабалевского получили широкий общественный резонанс благодаря своему универсальному, обобщенному и, вместе с тем, концентрированному характеру, позволяющему в настоящее время решать задачи не только музыкального, но и культурологического образования обучающихся в разных учебных заведениях общего и дополнительного образования. Метод эмоциональной драматургии, разработанный в рамках системы Д. Б. Кабалевского, в настоящее время является важным организующим звеном в создании эстетико-педагогических ситуаций культурологического образования (в условиях освоения разных предметов гуманитарного цикла: музыки, литературы, истории, мировой художественной культуры и др.). При этом нужно не только знакомить с музыкальными произведениями, но, как отмечал Д. Б. Кабалевский, «показывать музыку в ее связях с другими искусствами, с историей человеческого общества, раскрывать ее многообразные жизненные связи, словом, говорить о музыке как о большой, важной и ценной части жизни» [2, с. 6]. Осмысление музыкально-педагогического творчества Д. Б. Кабалевского с современных позиций начала XXI века, выявление идей, общезначимых для нового направления педагогического знания, по мнению исследователей, позволяет поднять на качественно новый уровень теорию и практику не только музыкального, но и шире — художественного образования в целом [4, с. 95]. В настоящее время культурологическое образование школьников на материале произведений искусства давно рассматривается учеными как важная составляющая часть современного образования. Однако на фоне сложившейся ситуации в воспитании обучающихся, когда отсутствуют предметы художественно-эстетического цикла в старшем звене школы, возникает множество вопросов, решение которых связано с реализацией культурологического образования детей. В сложившейся ситуации хотелось бы понять: Кто будет осуществлять данный процесс художественного и культурологического образования? Следует признать,— для этого нужны подготовленные педагогические кадры. Ведь увидеть, услышать, прочитать произведение — еще не значит понять автора, о «полноценном» и «адекватном» восприятии искусства мы говорим именно потому,

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

30

что существует и восприятие ущербное, «неадекватное». И оно, увы, преобладает. Хочу подчеркнуть, что нельзя решать проблемы художественного и культурологического образования подрастающего поколения односторонне, без учета роли и значения педагогического потенциала всех видов искусства, и особенно, музыкального. К пониманию и оценке искусства необходимо готовить школьников, этим нужно последовательно и серьезно заниматься. При этом следует учитывать и возрастные особенности, и, конечно же, художественные интересы и потребности современных школьников. На мой взгляд, решение проблем художественного и культурологического образования детей и юношества заключается в профессиональной подготовке педагога, который и должен заинтересовать обучающихся, привлечь их внимание к произведениям искусства. А это может быть не только учитель музыки, но и учитель истории, литературы, изобразительного искусства. Проблема видится как раз в качестве преподнесенного учебного материала детям, в готовности применения определенных педагогических приемов обучения. Это, своего рода, «высший пилотаж» учителя, умеющего выстроить драматургию урока, владеющего не только своим предметом, но и «языком искусства», способного к раскрытию художественного образа, элементов художественной выразительности в условиях организуемых на уроке эстетико-педагогических ситуаций. Я считаю, что в настоящее время особое внимание следует обратить на основные механизмы, осуществляющие реализацию педагогических условий взаимодействия учащихся с искусством в процессе освоения разных учебных дисциплин. И, прежде всего, это применение методики эстетико-педагогических ситуаций как особого элемента активизации процессов художественного восприятия. На примере личного педагогического опыта были выделены разновидности эстетико-педагогических ситуаций [3, с. 10]. Среди них ситуации: 1) создания творческой атмосферы процесса обучения; 2) появления эмоционального переживания на разных этапах урока; 3) занимательно-проблематизирующего изложения материала; 4) стимулирования творческой активности и проявления мотивов самовыражения;

5) установления устойчивых связей выразительных средств музыки с внешне наблюдаемыми и субъективно переживаемыми сторонами жизни и др. 1. Ситуации создания творческой атмосферы процесса обучения. Приведем пример в создании фантастических путешествий, которые можно осуществить на примере восприятия музыки эпохи романтизма, привлекая внимание детей к причудливому миру фантазии и человеческих размышлений. Среди фортепианных пьес романтиков особое место занимают «Фантастические пьесы» Шумана. Как известно, фантазия является ключевым понятием романтизма. Музыкант-романтик изначально пишет музыку не по определенным канонам и правилам, а погружаясь мысленно в игру воображения. Называя фортепианный цикл «Фантастическими пьесами», Шуман раскрывает мир фантазии, в котором оживают «причудливые образы», «сновидения», «порывы». Вначале они производят впечатление фантасмагории, но затем начинают слышаться новые интонации, они быстро сменяют друг друга и мелькают, словно карнавальные маски. Одно из знаменитых произведений Шумана так и называется «Карнавал», в нем композитор передает яркие музыкальные образы. В восприятии музыкального произведения ощущается невероятная фантазия композитора! По сути, многие произведения Шумана можно назвать «фантастическими». Но почему именно эти пьесы так названы самим автором? Продолжая фантастическое путешествие с обучающимися, мы подводим их к восприятию двух пьес под названием «Порыв» и «Отчего?». В музыке отчетливо прослеживаются границы, между которыми как бы странствует герой. Пьеса «Отчего?» выражает загадочность, тяготение к чемуто. Но к чему? Отчего? Мелодия пьесы как будто растворяется в природном ландшафте и буквально передает ощущение таинственных глубин. Пьеса «Порыв» данное состояние природы нарушает, появляются грохочущие интонации. Новые мотивы как бы повторяют вопрос: Отчего? Так, постепенно, в результате полученных впечатлений, ощущений, восприятия музыки, у обучающихся накапливается эмоциональный, эстетико-художественный опыт. Ученики обнаруживают многозначность средств музыкальной выразительности и, в особенности, широкие возможности му-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


31

зыкального интонирования в передаче эмоционального состояния личности. 2. Ситуации эмоционального переживания на разных этапах постижения исторических событий. Чрезвычайно важная составляющая организации эстетико-педагогических ситуаций — событийность. Школа всегда откликается на то или иное событие. Конечно же, творческий учитель обязательно будет подбирать и музыку, и произведения изобразительного искусства, и кинофильмы, которые отображают конкретное историческое событие. Д. Б. Кабалевский особое внимание в создании готовности к восприятию произведений искусства уделял вступлению на уроке, то есть непосредственному погружению учеников в круг учебных вопросов. Потому начало урока должно быть основано на эмоциональной зарисовке, которая имеет свой лейт-мотив, эпиграф и другие приемы и способы введения школьников в атмосферу творчества, размышлений и переживаний. Следует помнить, что эмоциональные переживания пронизывают всю человеческую жизнь, и каждое новое событие невольно заставляет человека переживать, подключая те или иные механизмы восприятия и закрепления впечатления. К примеру, подготовка учащихся к освоению исторических событий и развития художественной культуры XIX века может состоять не из привычного вступительного слова учителя о могучем подъеме отечественной культуры, порожденном событиями Отечественной войны 1812 года и движением декабристов, а с вопросов к ученикам: «Какими они были, молодые люди XIX века? Какой смысл вкладывали в такое понятие как «честь» и «достоинство»? Стихи Марины Цветаевой, к которым обращает внимание учитель, дают яркую образную характеристику молодым людям XIX века. Далее исполняется учителем романс композитора Андрея Петрова на стихи Цветаевой из кинофильма «О бедном гусаре замолвите слово»: Вы, чьи широкие шинели напоминали паруса Чьи шпоры весело звенели, и голоса, и голоса… И чьи глаза, как бриллианты на сердце вырезали след — Очаровательные франты минувших лет!

Педагогические и искусствоведческие исследования

Одним ожесточеньем воли вы брали сердце и скалу. Цари на каждом бранном поле, и на балу, и на балу. Вам все вершины были малы, и мягок самый черствый хлеб. О, молодые генералы своих судеб!… Мы считаем, что от успеха проведенного учителем вступления, от его детальной подготовки, зависит в целом успех проведения урока. Таким образом, создавая условия для «погружения» учащихся в «эпоху» и анализируя особенности выразительных средств музыкальных произведений, учитель оказывается перед необходимостью органичного включения в состав педагогического воздействия образных средств обучения. 3. Педагогические ситуации занимательнопроблематизирующего изложения материала. Как известно, диалоговый стиль преподавания, корректное сопоставление разных точек зрения, демократические, вариативные методы педагогической работы — все это должно широко использоваться педагогом в процессе работы с современными школьниками. Рассмотрим детали, на которых акцентирует внимание учитель, к примеру, на внеурочном занятии по теме: «Взгляд молодежи на проблемы современного общества». Уже во вступительной части занятия педагог может начать разговор о том, что сегодняшней молодежи достаются в наследство не только достижения предшествующих поколений, но и проблемы, порожденные их деятельностью. Эти проблемы находили отражение в стихах и песнях многих авторов XX века. А можно начать занятие иначе, задавая учащимся лишь один вопрос: «Почему до сих пор сменяющиеся поколения молодых людей поют и слушают песни В. Высоцкого?… Видимо, есть в этих остающихся и нестареющих песнях какой-то секрет, который важно понять каждому». После небольшой дискуссии — знакомство с интервью, в котором Высоцкий говорил: «В песнях моих есть много фантазии, много вымысла, а самое главное — во всех вещах есть мой взгляд на мир, на проблемы, на людей, на события, о которых идет речь. Мой и только мой собственный взгляд…». Так учитель подводит учащихся к рассуждениям о том, что Высоцкий через песню высказал свой взгляд на все, что его окружало, давал оценку всему, что происходило, что ценил он в людях, а что не принимал,

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Педагогические и искусствоведческие исследования

32

что не любил…». Далее звучит песня В. Высоцкого «Я не люблю». Обращая внимание на жизненную позицию автора, выделяем из каждой строчки: «не люблю фатального исхода», «холодного цинизма», «когда стреляют в спину», «ненавижу сплетни в виде версий», «уверенности сытой», «насилье и бессилье», «когда я трушу», «когда невинных бьют…» и т. д. Подумаем, нужны ли дополнительные разъяснения ученикам? 4. Ситуации установления устойчивых связей выразительных средств музыки с внешне наблюдаемыми и субъективно переживаемыми сторонами жизни. К примеру, исследуя с учениками ритмическую основу искусства, учитель отмечает, что чувство ритма, данное человеку самой природой, в человеческой деятельности проявляется сложно и опосредованно. Под ритмическими явлениями подразумеваются явления периодические, закономерные, повторяющиеся, образующие определенные фазы и циклы развития. При этом рассказ учителя о том, что основные ритмы природы возникли на основе продолжительности вращения Земли вокруг Солнца и звезд, существования земных суток, смены времен года и пр., должен сопровождаться музыкальным фоном, способствующим включению воображения школьников (к примеру, музыка Jean-Michel Jarre). Далее необходимо напомнить, что ритмы природы наложили существенный отпечаток на организм человека — комплекс биоритмов, которые организуют его функционирование на уровне сложной системы (это позволит синтезировать знания обучающихся не только в области астрономии, но и биологии). Особенно это очевидно на уровне искусства, и, в частности, музыки, где ритм выступает уже не как природная категория, а как категория эстетическая. Термин «ритм» известен в музыке с античных времен. В переводе с греческого он означает «текучий», что само по себе связывает ритм с движением. Ритм, выражаясь образно, снабжает мелодию «энергетической базой», необходимой для ее существования и развития. В то же время энергия ритма и сама содержит образно-эмоциональное начало. Особенно это свойство ритма проявляется в танцевальной народной музыке. Ритм лезгинки, полонеза, мазурки, хабанеры и пр. воплощает в себе наиболее устойчивый комплекс признаков, свойственных той или иной национальной культуре, за-

крепляет их и помогает безошибочному узнаванию. (К такому заключению подводит педагог своих обучающихся, когда в работе используется возможность сопоставления национальных танцевальных ритмов). Следует отметить, что важным аспектом необходимых изменений процесса культурологического образования детей является организация эстетикопедагогических ситуаций, в условиях которых обучающиеся могут приобретать опыт культурно-познавательной и художественно-творческой деятельности. Таким образом, преломление концептуальных идей музыкального воспитания Д. Б. Кабалевского при организации эстетико-педагогических ситуаций способствует развитию общей культуры обучающихся, что делает их субъектом жизнедеятельности, реализует жизненные и творческие стратегии, расширяет возможности освоения искусства не только на уроках музыки, но и в разных предметных областях современного образования.

Список литературы: 1. Из обращения к Президенту АПН Хворостову В. М. и Министру просвещения СССР Прокофьеву М. А., 1969. 2. Кабалевский Д. Б. «Ровесники»: беседы о музыке для юношества. Переизд. — М.: Музыка», 1987. — 126 с. 3. Командышко Е. Ф. Универсальная модель творческого развития учащейся молодежи: методические рекомендации. — М.: Изд-во «ИХО РАО», 2011. — 56 с. 4. Красильникова М. С., Критская Е. Д. Концептуальные идеи Д. Б. Кабалевского: из прошлого в будущее / Научные школы в педагогике искусства. Часть 1. Под ред. Л. Г. Савенковой. — М.: «ИХО РАО», 2008. — С. 93–104.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


33

нотная библиотека

Элегия

(из фильма «Станционный смотритель») Переложение для фортепиано Л. Качеровской

Музык а И. Ш ва рца

Все произведения, представленные в журнале «Учитель музыки», печатаются с образовательными целями. Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


нотная библиотека

34

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


35

из опыта методической работы

МУЗЫКАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: ГАРМОНИЯ, ТЕОРИЯ МУЗЫКИ, СОЧИНЕНИЕ Musical education: harmony, music theory, composition Базарнова Валерия Владимировна Bazarnova Valeria Vladimirovna заслуженный учитель Российской Федерации, преподаватель Академического музыкального училища при Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского (Москва) honored teacher of the Russian Federation, teacher of the Academic music college at the Moscow state conservatory P. I. Tchaikovsky (Moscow)

Ключевые слова: романс, диатоника, хроматизм, модальность. Keywords: romance, diatonic, chromatism, modality. Аннотация. В статье речь идет о создании на протяжении XIX века новых музыкальных образовательных заведений в Европе, подчеркивается роль появления консерваторий и новых музыкальных учебников в России. В статье упоминаются самые значительные труды в области теории музыки западно-европейских исследователей конца XIX — начала XX века, называются новые термины, важные для определения особенностей гармонии и организации музыкальной системы. Особое внимание в статье уделяется жанру романсу, рассматривается его роль в любительском музицировании и в творчестве крупнейших русских композиторов. Annotation. The article tells us about the establishing of new music educational institutions in Europe during the XIXth century, focusing on the role of new conservatories and new music text-books in Russia. The article mentions the most significant works in the field of music theory of Western European researchers of the late XIX — early XX century, called new terms important for determining the features of harmony and organization of the musical system. The article pays special attention to the genre of romance, considers its role in Amateur music making and in the works of the largest Russian composers

ожет возникнуть вопрос: почему я остановилась на жанре романса? Романс и в виде развернутого драматизированного и даже театрализованного действа и в виде скромного индивидуального высказывания естественнее всего сближает музыкальное образование, изучение законов музыкального языка с каждодневной жизнью учащихся, с желанием по-

делиться со своими товарищами, со школьниками своего класса, с родственниками и близкими людьми тем, что тебе нравится, привлекает тебя своей красотой и выразительностью. Это, конечно, может быть и фортепианное произведение, выученное в классе специальности. Но именно пение романсов, особенно известных слушателям, побуждает их присоединиться к исполнению и порождает стремление,

П р о д о л ж е н и е . Начало см. в журнале «Учитель музыки» № 4 за 2018 год и №№ 1, 2, 3 за 2019 год. © Базарнова  В. В., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

36

а потом и умение совместного музицирования. К этому привел меня многолетний опыт преподавания теории, сольфеджио и гармонии на теоретическом отделении Академического музыкального училища при Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского. После названного в конце предыдущей статьи шедевра великого гения русской музыки я была вынуждена остановиться, чтобы напомнить о значении русского романса XIX — начала XX века для выработки характеристичности музыкального языка, так необходимого в самом демократичном жанре — опере. В творениях русских композиторов мы сталкиваемся с бесконечным разнообразием жанров романсов, различием музыкальных характеров, с яркостью масштабных, значительных обобщающих образов. Именно в романсах многие композиторы создавали тот утонченной музыкальный язык, который стал необходимым для создания таких разнохарактерных оперных образов, как почти бытовые соло Вани и Антониды, воинственная песня Сабинина и трагичнейший образ всей русской музыки — прощание с жизнью Сусанина. Это и романтичные, заставляющие вслушиваться и подчиняться романсы Демона, легкомысленные, соблазняющие игривостью и необычностью интонаций призывы восточной красавицы из оперы Бородина, холодность и отстраненность увлекающего наивного Германа рассказа Томского, бесшабашная песня пьяного монаха Варлаама и гнусящие реплики его спутника, нестерпимо горькие рыдания княгини Ярославны и, наконец, убеждающие подлинностью, живой страстью и искренностью незабываемые монологи главных действующих лиц русских опер XIX века. Я думаю, не будет преувеличением считать романсы Чайковского, Римского-Корсакова, Мусоргского и многих других русских композиторов их своеобразной творческой лабораторией, готовившей крупные оперные формы и масштабные оперные образы. Не случайно, я думаю, профессор Консерватории, один из лучших преподавателей курсов Истории музыки и Музыкальной литературы Екатерина Михайловна Царева, показывает учащимся Училища прежде всего именно романсы Чайковского, и только после их детального изучения обращается к операм, симфониям и другим его произведениям. В творчестве русских авторов романсов мы также слышим новые черты музыкального языка. Это и переменные ладовые структуры, и диатонические разновидности мажора и минора, и красочные мажоро-минорные соотношения аккордов и тональностей,

и даже черты модальности [9, 10, 11]. Приведу в качестве примера произведение конца XIX века, созданное в 1895–96 годах. Это удивительный своей программной направленностью, свойственной всегда его автору, романс Милия Алексеевича Балакирева на стихи Михаила Юрьевича Лермонтова «Когда волнуется желтеющая нива…» (см. Приложение). По своей гармонической структуре он близок приведенному в предыдущем номере журнала романсу Чайковского — тот же Фа мажор, отклонения в родственные миноры, параллельная переменность. Но романс Балакирева посвящен более значимому образу, в нем нет тех несколько легковесных, измельченных оборотов, которые разнообразили и делали не совсем привычным для эпохи и автора его общий настрой. Романс Балакирева спокойно лиричен, отдельные музыкальные фразы в нем более протяженны и завершены, в нем нет недосказанности дорийско-миксолидийской переменности. Стремление округлить, укрупнить построения побуждают автора музыки как бы импровизационно изменять начала и завершения всех четырех куплетов. Так, между каденциями первого и второго построения образуется вполне воспринимаемая на расстоянии функциональная связь тоники и натуральной доминанты (ре минор — ля минор), объединяющая два построения в единое целое. Напротив, сходные по тональности начала первого и второго куплетов немного различаются мелодическими оборотами и их ритмом, а каденции в первом и третьем куплетах в одной и той же тональности — в ре миноре, в параллели Фа мажора — существенно изменены на протяжении трех тактов. В целом, отклонения в соль минор, ре минор, До мажор, ля минор, при всей их краткости и наличии прерванных хроматических оборотов и дезальтераций, достаточно ясно выявляют окраску каждой тональности в системе родственных миноров и мажоров, в непрерывном движении мягкого, естественного дуновения того ветерка, который оживляет прекрасную картину мира и позволяет поэту поверить в счастье на земле… И естественным продолжением этого органичного, живого, разнообразного рассказа о красоте нашей планеты звучат отклонения в далекие и такие романтически значимые тональности Ре-бемоль мажор и Соль-бемоль мажор (вспоминаем так хорошо знакомые нам и, несомненно, самому Милию Алексеевичу Ноктюрны Ф. Шопена, Утешения Ф. Листа) — носители особой лирической наполненности и неземной красоты! И после этого посещения надзвездного пространства, где можно увидеть Бога, после утончен-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


37

ной лирики, скользящих хроматизмов предыдущих куплетов и этих ярчайших сопоставлений мажоров терцового и секундового, с минимальным намеком на тритоновое, соотношений (Фа мажор — Ребемоль мажор, Соль-бемоль мажор — Фа мажор, представленный доминантой), после всех этих сияний и утонченностей звучит казалось бы совсем другая музыка — чисто диатоническое, сплошь консонантное последование трезвучий разных ступеней Фа мажора, мелодически нисходящее к тонике через трезвучия IV — III — II ступеней. Это гимническое, чистое, неземное звучание и неожиданно и, одновременно, подготовлено отклонениями во все эти миноры в трех первых построениях и, прежде всего нарастающей тенденцией и логикой усложнений и новизны музыкальных средств, и служит естественным и неизбежным молитвенным славословием и красавице Земле и Тому, кто в небе. Удивительно совершенство большинства романсов русских композиторов XIX — начала XX века! Им как правило присущи удивительная точность и ясность построения, выразительно выявленные краски тональностей, логичность и естественность функциональных связей, направленность тяготений, совершенство, выразительность и формообразующая роль фактуры. Обратимся к созданному несколько раньше только что рассмотренного романса, ко всем известному, часто звучащему в концертах, изучаемому в ДМШ шедевру Александра Порфирьевича Бородина, к трагической элегии «Для берегов Отчизны дальной» (1881) на слова Пушкина. Романс начинается с речитации на концентрирующей минорную окраску третьей ступени минора, на которой неторопливо вызревает первая малосекундовая интонация ламенто, предвосхищающая грядущие потоки слез. Стоит предложить учащимся внимательно прислушаться к линии баса, сразу же добавляющего к первой малосекундовой интонации еще две малые секунды, подчеркнутые, обостренные пунктирным ритмом, присущим обычно жанрам траурных процессий. Выразительные интонации малых секунд внедряются в виде задержаний и в средние голоса музыкальной ткани, обостряя окраску аккордов и добавляя к звучанию вертикалей дополнительные мелодические акценты. Общая мелодизация фактуры захватывает и бас, распевающий в виде восходящей гаммы знаменитую романсовую лирическую сексту от V до III ступени. Удивительно спокойно, естественно разворачивается мелодическая линия, охватывая постепенно диапазон до полутора октав и затрагивая

из опыта методической работы

отклонения в родственные тональности, в том числе и мажорные, оттеняющие общий трагический колорит звучания. Венчает эту трагическую повесть брошенная без разрешения, теперь уже хроматическая малая секунда с фа-дубль-диезом, с четвертой повышенной ступенью, подчеркнуто разрывающая живые, тональные связи, и соединение почти в едином, предельно жестком звучании всех малых секунд тональности, всех острых тяготений совместно с их разрешениями. Мы помним подобные звучания в симфонических фресках Бетховена и нас удивляет подобный смелый штрих в романсе. Что это — четкая мысль ученого, собравшего все подобные (малосекундовые) звучания, или объединяющая интуиция художника, нашедшего обобщающее в новом ярком облике? В любом случае мы благодарны Бородину за катарсис после прослушивания этого трагического романса, также, как и за незабываемые страницы «Князя Игоря», и за мощь его симфоний! А теперь мы можем еще раз обратиться к уже названным ранее романсам Чайковского, вспомнив, кстати, что все творчество Чайковского диалогично, что он никогда не говорит в пустоту, его высказывания всегда слышат и на них отвечают. Эта живая человеческая речь звучит также и в романсах его ученика Сергея Ивановича Танеева (1856–1915), удивительно органичных по фактурному совершенству, единству и развитию [8]. Назову прежде всего романсы конца XIX — начала XX века, изданные в 1905 году под опусом 17. Это романсы на тексты К. Д. Бальмонта из П. Б. Шелли: очаровательный в своем неприхотливом изяществе романс «Мечты в одиночестве вянут…», ор. 17 № 2.; совершенный и единый, благодаря имитационному единству мелодии и фактуры, несмотря на смену размера и полиритмию средней части «…Пусть отзвучит», ор. 17 № 3; пронизанный с первой до последней интонации октавными зовами и ниспадающими плавными, многократно вторящими друг другу линиями романс ор. 17 № 8 «В дымке невидимке» (см. Пример 1, 2), на слова Афанасия Фета; романс ор. 17 № 10 «Люди спят» на слова этого же поэта. Более сложны и изысканны по гармоническому языку, по тональному плану, по опорности, почти тоникальности диссонирующих аккордов, Танеевские романсы 1908 года на тексты поэтов — современников композитора или поэтов уже XX века, в частности «Отсветы», ор. 26 № 3 на слова Мориса Метерлинка (1862–1942, Нобелевская премия 1911 года) в переводе Эллиса, романс «Сталактиты» ор. 26 № 6 на текст Франсуа Армана Сюлли-Прюдома (1839– 1907, Нобелевская премия 1901 года).

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

38

Пример 1

Пример 2

Еще раньше, в 90-е годы XIX века о выработке новых черт музыкальной декламации в своих циклах романсов 90-х годов, в частности, в цикле 1898 года «Поэту» ор. 45 писал Николай Андреевич Римский-Корсаков (1844–1908) [6]. Нельзя не вспомнить «Октаву» (см. Пример 3) на слова А. Майкова, с удивительно постепенным и спокойным развитием гармонии от чистой диатоники через отклонения в родственные миноры к тональности III низкой ступени с возвращением в сферу Фа мажора при помощи энгармонизма малого мажорного септаккорда. Возможно лучшим, самым органичным на текст Алексея Константиновича Толстого «Не ветер, вея с высоты…» явился именно романс Римского-Корсакова. В романсе же «Эхо» на слова Пушкина композитор создает миниатюрное сценическое действо с различной интонационной характеристикой решительного, активного автора и лиричной по-

ющей девы, и звуками громов. А до чего прекрасны Пушкинские воспоминания Востока в «На холмах Грузии…» или в незабываемой, гениально развернутой в динамичную крупную форму элегии «Редеет облаков», совершенной и по развитию тонального и гармонического плана, и по динамике фактурного оформления, и по яркости и драматичности кульминации! О новизне гармонии романсов и, особенно, опер этого великого русского композитора мы так хорошо знаем и помним, что даже странно об этом говорить. В характеристике героев и массовых сценах своих опер, композитор обратился и к разного рода переменности, и к окраске диатонических фригийских, дорийских ладов, и к искусственным ладам в сценах Подводного царства в «Садко» (1896), в обрисовке Кащеева царства и образа Кащеевны (1902), в сценах Додона, Звездочета и Шемахан-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


39

ской царицы в опере «Золотой Пример 3 петушок» (1909). В 1908 году родился французский композитор Оливье Мессиан, который эти искусственные ладовые структуры — найденную еще в середине XIX века Глинкой в «Руслане» целотоновую гамму, в звукоряде которой так гордо звучала у Римского-Корсакова дочь Кащея, и уменьшенный лад, или гамму тон-полутон так называемую «гамму Римского-Корсакова»,— включил в свою систему «Ладов ограниченной транспозиции» (1944) [7]. Римский-Корсаков не только первым составил эти гаммы, но и нашел им на редкость естественное применение. Искусственно придуманные, не созданные природой, не имеющие живых, жизненных истоков эти языковые образования самим своим характером и смыслом отвечают на философский вопрос сказки о возможности вечной жизни, бессмертия. Как современно этот вопрос зазвучал бы теперь, в дни создания роботов (привет андроиду Федору, летящему на МКС)! И опять более ста лет отделяет объяснения и даже постановку подобных вопросов от их появления в языке искусства! Вернемся к гармонии и процессам обучения. Всего около ста лет назад в трактате Рамо были точно сформулированы понятия обращения аккордов, тональности, роли основного баса, доминантовой и субдоминантовой функции аккордов, отклонений, связи родственных тональностей [1, 2]. В основе явственного ощущения централизованной тональности лежало соотношение основных, контрастных по направленности тяготений функций доминанты и субдоминанты, что проявлялось и в соотношении родственных тональностей, и в выборе тональностей отклонений. Периферия лада и тональности не была еще освоена, нюансы, оттенки соотношений аккордов разных побочных ступеней не получили еще своего объяснения, еще не было сформулировано понятие переменных ладовых функций, тоничности, тоникальности, модальности… [9, 11].

из опыта методической работы

Через 14 лет после «Практического курса гармонии» Чайковского, в 1886 году, свой «Практический учебник гармонии» выпускает Н. А. Римский-Корсаков. Ему мы обязаны четкостью централизованной тональности (выделение на первом этапе трех главных трезвучий), разнообразием возможностей их соединений, и, прежде всего, первой в истории систематизацией родства тональностей, наиболее «экономной», ясной, методически целесообразной, скорее всего лучшей и в наши дни, особенно удобной для учебного процесса. До конца XIX века в России, как и в Европе, выходит много новых учебных работ по гармонии. Это труды А. С. Аренского, Г. Э. Конюса, М. М. Ипполитова-Иванова, Н. М. Ладухина, Ю. Н. Тюлина [2] и многих других. В работе российского теоретика Ю. В. Курдюмова «Классификация гармонических соединений» автор поднимает

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

40

вопрос о тяготениях, о центростремительном напряжении гармонической энергии, проявляющемся в стремлении уменьшенного трезвучия в тонику. Ранее упоминалось об организации гармонии на основе лада и ритма. Понятия лада, его главных ступеней, теория фундаментального баса, основы тяготения тонов рассматривались в трудах выпускника Парижской и директора Брюссельской консерваторий, организатора исторических концертов, издателя первого во Франции музыкального журнала, исследователя различных видов тональной организации Франсуа Жозефа Фетиса (1784–1871), его современника кантора Томасшуле, директора Томаскирхе и Лейпцигского университета, автора переведенного на многие языки, в том числе на русский, оцененного во всем мире, Учебника гармонии, в котором заходит речь не только о высотной организации, но и о голосоведении — Эрнста Фридриха Эдуарда Рихтера (1808–1879). Соотечественник Фетиса Франсуа Огюст Геварт (1828–1908), директор Парижской оперы и Бельгийской консерватории, автор известного труда по инструментовке, по которому студенты разных консерваторий мира учились более ста лет, создатель исследования «История и теория музыки античности» в конце жизни издает фундаментальный «Трактат о гармонии», в котором рассматривает полную музыкальную систему из 30ти квинтовых шагов (с энгармонизмом — 12 звуков), системы диатоническую (7 звуков) и хроматическую (11 квинтовых шагов), три вида минорной гаммы, «смешанный» («оминоренный») мажор (впоследствии получивший название мажоро-минора, но впервые описанный Гевартом), вводит понятия хроматического по существу или по положению интервала или аккорда, формулирует, хотя не очень удачно решает, вопрос родства тональностей [4, 5]. Многие из авторов трудов по гармонии говорят в конце XIX века о «тональных тяготениях», опираются на новые исследования и находки крупнейшего немецкого физика, физиолога, акустика, открывшего причину тембра звука различных инструментов, причину резонанса Германа Гельмгольца (1821– 1894) [1, 3]. К началу XX века можно говорить о полном освоении всех отдельных элементов теории Рамо, и самую значительную точку в этом поставил профессор консерваторий, академий, университетов и исследовательских институтов Лейпцига, Геттингена, Висбадена, Гамбурга, Рима и Флоренции — Хуго Риман (1849–1919). Опираясь в основном на кульминационную точку в развитии цельности, организованности, самодостаточности музыкального

языка — творчество Венских классиков,— Риман исследовал все стороны и явления средств музыкальной выразительности, выделяя ритм и гармонию в качестве основы построения формы, а мелодию, динамику и агогику считая самыми действенными из выразительных возможностей музыки. Помимо трудов, посвященных отдельным разделам теории музыки Риман систематизировал все стороны музыкознания, считая историю музыки естественным процессом совершенствования и смены стилей, жанров и форм. И в конце нашего протяженного обзора теоретического музыкознания конца XVIII — начала XIX века выразим благодарность Гуго Риману за столь тяжелый в составлении и столь нужный музыкантам всего мира «Musiklexikon», выпущенный в 1882 году и регулярно переиздающийся до наших дней на разных языках мира. Список литературы: 1. Шевалье Л. История учений о гармонии. — Москва, 1932. 2. Берков В. О. Гармония. — Музыкальная энциклопедия в 6 т. — Москва: Советская энциклопедия, 1973–1982. 3. Брянцева В. Н. (Рамо); Бронсин Е. Ф. (Сетис); Леонтьева О. Т. (Гельмгольц); Ямпольский И. М. (Геварт); Соловьева Т. М. (Риман). — Музыкальная энциклопедия в 6 т. Москва: Советская энциклопедия, 1973–1982. 4. Gevaert F.-A. Traité d’harmonie théorique et practique. En 2 vol. P.; Brux., 1905–1907. 5. Катуар Г. Л. Теоретический курс гармонии. — Ч. 1, 2. — Москва, 1924–25. 6. Кандинский А. История русской музыки. Том 2. Вторая половина XIX века. Книга вторая: Н. А. РимскийКорсаков. — Москва: Издательство «Музыка», 1979. 7. Мессиан О. Техника моего музыкального языка / Пер. с франц. и коммент. М. Чебуркиной. Науч. редакция Ю. Холопова. — Москва: Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина. — 1994 (1995). 8. Танеев С. И. Дневники. В 3 кн. — Москва: Музыка, 1981–1985. 9. Тюлин Ю. Н. Учение о гармонии. — Москва—Ленинград, 1937. 10. Дыбовский И. И., Евсеев С. В. Соколов В. В., Способин И. В. Учебник гармонии. — Москва, 1973. 11. Григорьев С. С. Теоретический курс гармонии. — Москва, 1981.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


41

из опыта методической работы Приложение

Наталии Тертиевне Корибут-Дашкевич

Когда волнуется желтеющая нива… С л о в а М. Л ерм онтов а

Музык а М. Балаки ре ва

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

42

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


43

из опыта методической работы

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

44

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


45

из опыта методической работы

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

46

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


47

из опыта методической работы

Сценарий проведения Новогодней и Рождественской ЕЛОК в младших классах ДМШ Scenario of New Year and Christmas performances in junior classes of MUSIC SCHOOL Широкова Ирина Владимировна Shirokova Irina Vladimirovna преподаватель МБУК ДО «ДхорШ № 1» г. Екатеринбурга teacher of MBUK DO «Children's choral school № 1» in Ekaterinburg

Ключевые слова: сценарий, школьный праздник, Рождество. Keywords: scenario, school holiday, Christmas. Аннотация. Данный материал обобщает практический опыт работы автора с учащимися младших классов детской хоровой школы. Сценарий позволяет охватить два любимых детских праздника (Новый год и Рождество Христово) в рамках одного мероприятия, а также гармонично сочетает в себе необходимые элементы учебного процесса и решает некоторые педагогические задачи в форме концерта-игры. Annotation. The article summarizes the author’s practical experience with junior pupils in a children's choral school. The scenario allows you to cover two favourite children's holidays (New Year and Christmas) as part of one event, and also harmoniously combines the necessary elements of the educational process and solves some pedagogical tasks in the form of a concert-game.

звестно, что адаптация к учебному процессу для детей младшего школьного возраста часто связана с элементами игры: вспоминаются сказки, применяются разного рода поощрения, устраиваются театрализованные сценки и прочее. Необходимость плавного введения в учебный процесс зачастую приводит к изменению традиционных форм контрольных мероприятий, таких как академический концерт, контрольный урок, открытый урок и другие. На основании изложенного выше, заметим, что приводимый нами сценарий способен заменить академический концерт либо открытый урок (согласно учебного плана учреждения). Таким образом, детям предлагается концерт-игра на тему зимних праздников.

Следует сказать, что без любимых ребятами праздников — Нового года и Рождества Христова — не обходится ни одно учебное заведение, студия или кружок. Данный сценарий может быть использован для проведения соответствующего мероприятия: — в группах раннего эстетического развития, — в младших классах ДМШ и ДШИ, — в церковно-приходских школах, — в музыкальных кружках и студиях. Кроме того, работа представляет собой адаптированный вариант для разных возрастов и уровней подготовки обучающихся, разных программ обучения. Сценарий концерта рассчитан на активное участие всех присутствующих детей, их выступление. Программа разработана с учетом возрастных осо-

© Широкова  И. В., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

48

бенностей детей, их восприятия, знаний, умений, навыков, приобретенных в процессе обучения на уроках вокала. Рассматриваемый сценарий позволяет также решить некоторые педагогические задачи. Например, возможность вовлечения застенчивых, замкнутых учеников в общее дело, помощь в проявлении себя, раскрытии личности. Так, перед проведением праздника украшается зал, дети распеваются, репетируют некоторые сложные места исполняемых произведений. Преподаватель может попросить помочь развесить шарики, посоветоваться о правильности, красоте развески — дети охотно соглашаются, что ведет к снятию напряжения при общении с преподавателем и сверстниками, уменьшению эстрадного волнения, последующему улучшению усвоения необходимых знаний, умений, навыков. Нотный материал в нашей работе подобран с учетом разных возрастов и уровней подготовки обучающихся, а также различной технической оснащенности, наличием либо отсутствием концертмейстера. Ведущим может быть один преподаватель. В данном случае — вокала. Следовательно, рассматриваемая работа позволяет выполнить многоплановые задачи по гармоничному воспитанию учащихся. Сочетание эстрадных и классических номеров помогает поддержать интерес к мероприятию, учит слушать музыку разных стилей и направлений, позволяет учиться друг у друга и знакомит с новыми произведениями. Самые простые костюмы также помогают раскрепостить детей. Так, для номера про Медведя исполнителем/исполнительницей может быть использована вязаная шапочка и варежки. В руках, по возможности, оказывается плюшевый мишка и, в зависимости от смысла песни, иллюстрирует слова действиями. Как видим, здесь работают два приема: психологический — прием раскрепощения и художественный — представление художественных образов. Все это дает ученику возможность «прожить» произведение самому, донести смысл до слушателя, повысить заинтересованность в пении данной конкретной песни. Известно, что начинать мероприятие либо концерт всегда трудно, поэтому открывает «елку» преподаватель. Затем следуют два общих номера, где к участию приглашаются все присутствующие, что содействует к привлечению самых робких учащихся. Две песни «про елочку», использующиеся вначале, знакомы большинству россиян и с удовольствием исполняются детьми. Таким образом, в происходящее вовлекаются все находящиеся в зале

и первые шаги самых младших учащихся поддерживаются. Далее следует общая песня всех малышей «Маленькой елочке». Это обеспечивает уверенность исполнения и положительный эмоциональный уровень первого выступления. После начинается соло самой подвинутой маленькой ученицы. В зависимости от настроения ребенка песня исполняется целиком девочкой, либо с помощью преподавателя. Заранее определяются возможные варианты развития событий и проговариваются с ребенком. Девочке помогает сценический образ, придуманный с ее участием на предшествовавших занятиях. В данном случае может быть использована кастрюлька из пластмассы и искусственные овощи-ягоды с поварешкой. Следовательно, девочка во время пения переключает внимание с зала на свою игру, сопровождавшую пение, что способствует снижению волнения ученицы. Простая косынка из розовой ткани довершает превращение в популярную мультипликационную героиню сериала «Маша и медведь». Шутливый характер песен, положительный настрой передается присутствующим в зале и заражает совместной игрой «в концерт». Если говорить о старших учащихся, подобная работа — это возможность получить необходимый опыт выступлений, репетиций перед более важными концертами и конкурсами, а также — стимул выучить дополнительный репертуар, заинтересовать пением отстающих учеников. «Игра в концерт» порой воспринимается обучающимися и как поощрение будущих заслуг. Итак, часто первое выступление в школе приходится на праздник, и ребенок впервые выходит из привычного круга: педагог-ребенок-класс. Сгладить возможные трудности первых шагов на сцене, первых выступлений на публике поможет предложенная форма концерта. Пояснения, приглашения к выступлению в сценарии представлены в виде небольших простых стихов, напоминающих детские стишки-рифмовки, что существенно помогает «окунуться в знакомую среду» и лучше воспринять нечто новое. Имена детей, указанные в стихах, при желании легко меняются с учетом рифмы. Работа предполагает две формы участия: пассивную и активную (пассивная — это слушание песен других, участие в общем хороводе, наблюдение; активная — отгадывание загадок и ответы на вопросы, выступление, обсуждение впечатлений), однако рассчитана на постепенное введение всех

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


49

присутствующих в активный творческий процесс. Для младших, или недавно начавших заниматься, целесообразнее участие в ансамбле, небольшом хоре, разбивание песни на куплеты и пение по очереди с преподавателем, либо в унисон с ним. Возможен и соревновательный подход: пение одной песни разными исполнителями поочередно с последующей положительной оценкой всех участников. Все это значительно снижает эстрадное волнение, помогает добиться положительных эмоций в процессе выступления, почувствовать себя более самостоятельным и уверенным, не оглядываться на преподавателя. Разбивание большой прежде задачи на маленькие кусочки кажется не столь тяжелой и значительной, нежели пение песни целиком перед зрителями. Реквизит, как уже говорилось, допускается минимальный. В песне «Снежинки спускаются с неба» могут быть вырезаны из бумаги одна-две снежинки и подвешены за нитки на кисти ребенка. Сама елочка может быть любого вида и размера, в том числе стилизованная, сделанная из подручных материалов. Произведение «Белые кораблики» поется со сложенным из бумаги корабликом в руках, который движется согласно музыке, что помогает удержать внимание ребенка на мелодии и песне в целом. Участие в концерте преподавателя, его собственное выступление вносит большой вклад в общее дело создания и проведения концерта: с одной стороны — помогает почувствовать ребятам единство с ними, разделить сложные сценические задачи, с другой стороны — это возможность показать более высокий уровень исполнительского мастерства, до которого воспитанникам нужно еще расти, и, конечно — просто доставляет эстетическое наслаждение слушателям. Сценарий включает в себя 16 номеров. Количество выступающих: 5–13 человек. Возможно исполнение 2–3 номеров одним ребенком. Возраст детей: 6–10 лет. Хронометраж: 45 минут. СЦЕНАРИЙ Ведущий. Здравствуйте! Встретились два праздника В начале января, Чтоб сейчас увиделись Ты и он, и я! (обращаясь ко всем) Сказка начинается, Гирлянда зажигается. Один из родителей,— по договоренности,— включает огоньки.

из опыта методической работы

Ведущий. Если в сумке есть смартфоны, А в кармане — телефоны Мы дадим им отдохнуть, Ну а сами — дружно в путь! Ведущий садится за фортепиано, звучит музыка «Вальса» П. И. Чайковского из «Детского альбома», а знакомая мелодия превращается в песню (№ 1).

Снег пушистый кружится, летит, Сыплет пухом серебристым. В небе звездочка ярко горит, Греет сердце светом чистым. Припев. Близко вечер святой С песнею простой, С песнею простой. Вместе праздник большой Встретим всей душой, Встретим всей душой. Весть о радости, мире, любви Слышат люди в это время. Зло теряет оковы свои, Разногласий тает бремя. Припев. Ведущий. Как мы встретим Рождество? Добрыми делами! И сердечной теплотой Делимся мы с вами! У нас праздник долгожданный! Что за гостья к нам пришла? Величава, высока Выше Вики, выше Леры Так нарядна, так густа! Подойдем к иголочкам, Споем песню елочке! (обращаясь ко всем) Ну, ребята, дружно в круг! Дети встают с Ведущим вокруг елки, водят хоровод и, без сопровождения, хором исполняют произведение «В лесу родилась елочка» (№ 2). Все рассаживаются по местам.

Ведущий. Интересны малышам Разные игрушки, А на деревце зеленом Шарики, хлопушки! Пусть посмотрят малыши И расскажут дома,

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

50

Ведущий. А в обед пришел Медведь Свою песенку пропеть.

Что увидели сейчас, Что им незнакомо. Ведущий приглашает самых маленьких участников выйти вместе вперед и дружно пропеть «Маленькая елочка» (№ 3).

Ведущий. Очень любит елку нашу Девочка в костюме «Маши». Варит сладкое варенье, Поднимает настроенье — Для веселой детворы Без костюма нет игры. «Песня про варенье» из м/ф «Маша и Медведь» (№ 4).

Ведущий. Папа мне помочь готов В каждом деле трудном. Я на праздник Рождества Одеваюсь с другом. Погляди, каков костюм! Только что в нем толку, Если не найти никак Длинную иголку? Песню нужно спеть «про гнома» И пришить заплатку, Тогда будет колпачок Гнома самым ярким. Папа мне помочь готов В каждом деле трудном, Он дает мне карандаш И я вижу чудо: — К грифелю привяжем нить, Вот и вся иголка. Будет завтра петь сынок Звонче птиц на елке! Ученик выступает с детской песней Г. Струве «Пестрый колпачок» (№ 5).

Ведущий. За окном метель и вьюга — В комнате тепло, Как приятно сказку слушать — На душе светло. Ученица поет песню Золушки «Добрый жук» (№ 6).

Ведущий. Прилетела спозаранку К снежной елочке зарянка! Ученик знакомит слушателей с «Лесной песней» Э. Грига (№ 7).

Сольный номер «Почему Медведь зимой спит» (№ 8).

Ведущий. (таинственно) А в лесу, тем временем, ягодка созрела. Я сама не видела — в школе песни пела, Лишь Милана ту историю хорошенько знает, Что за ягодка на вкус на снегу сверкает! Ученица радует детей и родителей произведением Я. Дубравина «Снеженика» (№ 9).

Ведущий. Дети, любите загадки? Дружно поиграйте: Расскажите, подскажите, Просто угадайте! Что за белые кораблики Летом дождик дарят, а зимою лес, Пригорки снегом засыпают? (облака) Ученик исполняет песню про «Белые кораблики» (№ 10).

Ведущий. Милые ребята, угадайте, Что за маленькие братья Дружат с лошадьми? Распевают нотки Звонкие свои? Круглые, литые Все из серебра И летит вслед песня Эхом, в край села… (Бубенцы) Ученик поет «Рождественскую песню» (№ 11).

Ведущий. (с вырезанной из бумаги снежинкой в руках, показывает) Вот снежинка так снежинка!

Круглая, резная! Ну-ка Влада, выходи-ка, Весели всех в зале!

Снежинка отдается ребенку, начинается номер «Снежинки» (№ 12).

Ведущий. Кто ответит: Месяцы у зимы какие? Снежные, суровые Или молодые? Знаем мы декабрь, январь И февраль, конечно… Мчатся, словно кони, В песенке известной.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


51

Сольное выступление ученика с песней «Три белых коня» (№ 13).

Ведущий. И хоть зябнем мы в мороз, Ветер щиплет красный нос — Думаю, что зрители дружно согласятся,— Что совсем уж без зимы Грустно нам остаться! Ведущий вызывает 3–4 учеников, и хором, либо поочередно, по одному куплету, дети поют «Кабы не было зимы», причем припев исполняется всем ансамблем (№ 14).

Ведущий. Погаснут огни на елочке, Придет пора задремать, Приснится мне колыбельная, Постараюсь о ней рассказать. Мелодия будет знакомая — Словно хочет мама обнять, Потому что слова немудреные Любит милая мне напевать. Начинается колыбельная «Спи, моя радость, усни» (№ 15).

Ведущий. Славить станем Рождество Тихой ночью лунной — Лес наряжен в торжество Покрывалом чудным. Песню знают наизусть Взрослые и дети — Гимн звучит в родных домах И на всей планете.

из опыта методической работы

В работе использованы музыкальные произведения: 1. П. И. Чайковский. «Детский альбом», пьеса «Вальс». 2. Л. Бекман, слова Р. Кудашевой. «В лесу родилась елочка». 3. М. Красев, слова З. Александровой. «Елочка». 4. В. Богатырев, слова В. Жук. «Песенка про варенье» (из м/ф «Маша и Медведь»). 5. Г. Струве, слова Н. Соловьевой. «Пестрый колпачок». 6. А. Спадавеккиа, слова Е. Шварца. «Добрый жук» (песенка-танец из к/ф «Золушка»). 7. Э. Григ, слова Кр. Винтера в пер. А. Ефременкова. «Лесная песнь». 8. Л. Книппер, слова А. Коваленкова. «Почему медведь зимой спит». 9. Я. Дубравин, слова М. Пляцковского. «Снеженика». 10. В. Шаинский, слова Л. Яхнина. «Белые кораблики». 11. Дж. Пайпертон, слова Дж. Пайпертон в пер. В. Зубковой. «Рождественская песенка». 12. В. Шаинский, слова А. Внукова. «Снежинки». 13. Е. Крылатов, слова Л. Дербенева. «Три белых коня» (из т/ф «Чародеи»). 14. Е. Крылатов, слова Ю. Энтина. «Кабы не было зимы» (из м/ф «Зима в Простоквашино»). 15. В. А. Моцарт — Б. Флисс, слова Ф. Готтер в пер. С. Свириденко. «Колыбельная». 16. Ф. Грубер, слова Й. Мора. «Тихая ночь».

Исполняется самый известный Рождественский гимн «Тихая ночь» (№ 16). Допускается пение всех учащихся вместе с преподавателем.

Ведущий. Еще раз поздравляем всех-всех с Новым годом и Рождеством Христовым! До свидания! Далее возможно вручение подарков участникам концерта (небольших, символических — карманные календари, мандарины, конфеты и пр.), фотографирование на память, обмен впечатлениями.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

52

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ И ПРАКТИЧЕСКОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЕ Music teacher and practical playing music in general school Байдина Наталья Владимировна Baidina Natalya Vladimirovna учитель музыки МБОУ «СОШ № 9 с углубленным изучением английского языка» Ново-Савиновского района г. Казани music teacher in MBOU «General school № 9 with profound learning of english language» of Novo-Savino region in Kazan

Ключевые слова: учитель музыки, музицирование, музыкальные способности, урок музыки. Keywords: music teacher, playing music, music capabilities, music lesson. Аннотация. Автор, прослеживая путь становления себя как педагога-музыканта, характеризует его этапы, повлиявшие на характер и особенности своей многолетней педагогической работы. Определив основу своей деятельности как инструментальное музицирование — на свирели, элементарном орфовском инструментарии, блокфлейте, синтезаторе — педагог делится своими методическими находками и достижениями, анализирует степень и особенности музыкального развития своих учеников. Уделяет большое значение репертуару на каждом году обучения и ансамблевому исполнительству. Annotation. The author, looking through his way as a musician-teacher, characterises stages, influenced special features of his work for many years. Underlying his main activity as instrumental playing, this pedagogue shares his methodological discoveries and achievements, analyse levels of his students’ musical development. Also author pays attention to the repertoire for every educational year and ensemble playing.

бретение профессии — процесс сложный, многоступенчатый. Об этом говорит весь мой педагогический опыт, стаж которого насчитывает уже 37-й учебный год, причем все они прошли в общеобразовательной школе: сначала работала учителем начальных классов, а потом, по настоянию родителей учеников своего класса, поступила в Казанский педагогический институт на музыкально-педагогический факультет, чтобы у этих же детей быть классным руководителем и учителем музыки. Казань — один из старейших и очень красивый город, отметивший в 2005 году 1000-летие; многонациональный и очень музыкальный: Татарский © Байдина  Н. В., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


53

Академический государственный театр оперы и балета имени Мусы Джалиля, Большой концертный зал имени Салиха Сайдашева, Татарская государственная филармония имени Габдуллы Тукая, Казанская государственная консерватория имени Назиба Жиганова — эти и многие другие учреждения культуры создают особое звучание столицы Татарстана. Поэтому не надо было долго думать, какую педагогическую направленность выбрать, к тому же с детства посчастливилось учиться у замечательных педагогов, которые были не только высочайшими профессионалами, но главное, это были яркие, незаурядные, человечные личности. И при этом самым слабым звеном в общеобразовательных школах, в которых довелось учиться, были уроки пения, как их тогда называли. Их практически и не было. Так, в сочетании внемузыкального пространства в общеобразовательной школе и накала работы в музыкальной школе, проходило становление убеждений в необходимости вернуться в школьные стены учителем. В 1960-е годы для поступления в музыкальные школы был огромный конкурс, дававший возможность тщательного отбора детей с хорошими данными; поэтому редкий ребенок обучался серьезно музыке. Тех же, кому посчастливилось поступить, преподаватели максимально нагружали, чтобы получился в результате Музыкант, культурный и воспитанный человек. Пройдя такую школу и осознавая ценность музыкального опыта, поняла, что элитарное образование — это прекрасно, но есть и нечто большее — тысячи и миллионы детей, лишенные счастья приобщения к искусству звуков. Научить детей понимать, любить музыку, уметь в ней разбираться, отличать настоящее искусство от суррогата; получать удовольствие от слушания и исполнения музыки, отзываться на нее всей душой — вот круг задач, которые всегда хотелось решать в общеобразовательной школе как системе образования без специального отбора. Это не высокие слова, это кредо, которому следую и по сей день. В педагогическом училище судьба свела меня с удивительным Человеком, директором училища — Шаумяном Измайловичем Нафиговым, который убеждал нас, что артистичность, музыкальность, сильный характер, работоспособность, талантливость (это его слова!), искренняя любовь к детям позволят нам совершить «культурную революцию», выполнить миссию — поднять престиж предмета «Музыка», увлечь искусством детей, их родителей, коллег.

из опыта методической работы

Насколько значима личность педагога и руководителя для начинающего учителя осознавалось не раз. Хотелось бы вспомнить директора гимназии № 75 — Тамару Алексеевну Сафроненко: учителя математики с душой романтика. 1995–2001 годы! Это были золотые годы в гимназии эстетического развития: по два урока музыки в неделю в начальных классах! Более того, все классы с литерой «А» — это были музыкальный классы, в которых каждый ученик являлся учащимся музыкальной школы № 4, которая была с нами по соседству. В результате на уроке дети чисто пели трехголосные произведения, играли на скрипках, кларнетах, домрах, балалайках, саксофонах, флейтах, баянах и других инструментах! Этот сказочный сон был явью… Разве это не счастье, когда подходишь к школе, а отовсюду слышна Музыка? Тогда мне казалось, что в этой школе учились самые талантливые дети, которые хотели и любили петь, выступать, сочинять стихи о композиторах и музыкантах, создавать, импровизировать собственную музыку… Не менее насыщенной была музыкальная жизнь и в гимназии № 18 подмосковного города Королева, в которой проработала три счастливейших года. Именно здесь, на курсах усовершенствования учителей, я узнала о чудесной свирели Э. Я. Смеловой. Музицирование на свирели началось с малого: купила две свирели — для себя и своей тогда третьеклассницы дочери, в выходные дни стали разбираться, как играть и даже не заметили, что переиграли все мелодии из буклета «Свирель поет» Э. Я. Смеловой. Именно дочка подсказала идею: «А почему бы нам на уроках музыки всем не научиться играть? Было бы здорово!» Убедила родителей, купили свирели, и началось… С этого момента я поняла, как интересно и здорово, когда дети играют на уроке Моцарта, Бетховена, старинную и современную музыку. Ученики бегут на урок, обижаются, если не даешь новое произведение! Так я заново полюбила свою профессию, и продолжаю ее любить по сей день! Вернулась в Казань. Опять нашла «своего» директора — Ларису Александровну Николаеву, которая, поверив в меня, предоставила отдельный кабинет, отремонтировала его, и он получился таким светлым, эстетичным: на стенах настоящие картины, бра для особой камерности на определенных уроках. И опять посчастливилось: администрация выделила по два урока в неделю в начальной школе. Закупили на каждую парту по синтезатору (можно одновременно играть в три руки!), приобрели орф-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

54

инструменты, а затем уже свирели и блокфлейты. Сделано было в первые годы работы в новой школе столько, что даже трагическая гибель директора не могла уже остановить начатую работу. Так на протяжении уже пятнадцати лет и играем на уроках музыки: с 1 по 3 классы — на свирелях, в 3 классе подключаем синтезаторы, с 4 по 8 класс играем на блокфлейтах. Разумеется, перечислены основные инструменты, но включаем в работу и деревянные ложки (начальные классы), орф-инструменты (металлофоны, ксилофоны). Дети привозят из разных стран духовые и ударные инструменты народов мира, и у нас уж собрана большая коллекция! На вопрос, сколько же за эти годы школьников начали играть на музыкальных инструментах, ответить, пожалуй, невозможно: легче сказать, сколько не научилось — такого в практике пока еще не было! Наблюдения показывают, что у детей к четвертому классу существенно развивается музыкальных слух: чисто интонируя, они неплохо начинают выстраивать простейшее двухголосие, на распевке держат трехголосный аккорд. Конечно же, прекрасно вырабатывается чувство ритма, что позволяет исполнять (как вокально, так и инструментально) более сложные музыкальные произведения. В нашей школе никто не называет теперь «Музыку» второстепенным предметом. Кто-то даже предложил (в шутку) расширить текст вывески-названия школы на более верное: «…с углубленным изучением английского языка и музыки»! Значительно повлияло на работоспособность ребят введение со второго класса обязательной формы контроля в виде зачета: это повысило чувство ответственности, отношение к выполнению домашнего задания стало серьезным. Те, кто работает на оценку «5» (и даже «5+»), обязательно участвуют в концертах, конкурсах. Все это очень стимулирует их творческую деятельность. Цифровая запись, с которой мы начинаем, всем доступна и даже при переходе на блокфлейты ее можно применять. Нотная же запись также нужна, особенно когда мы музицируем на синтезаторах. И начинаем с начальной школы: каждый ученик знает, какой цифре соответствует какой звук и какой нотой он обозначается. Полностью на общепринятую нотацию целесообразно переходить в средних классах: в более раннем возрасте этот шаг может замедлить процесс накопления исполнительского репертуара, ведь не каждый ребенок может быстро справиться с теоретическими премудростями. Большой репертуарный список позволяет детям нашей школы участвовать в самых престижных го-

родских, региональных и всероссийских фестивалях и конкурсах. И при этом завоевывать награды. Например, на Казанском фестивале общеобразовательных учреждений «Большая перемена» мы получили дипломы лауреатов и специальный приз от мэрии города Казани; дипломами отмечается и участие в районном фестивале детского творчества. С 2012 по 2015 годы наш сводный коллектив «Вистл» — постоянный участник Московского и Всероссийского фестиваля «Свирель поет» в городе Москве. О нашем коллективе напечатана заметка в детском музыкальном журнале «Мифасолькины» (№ 1, 2015 г., стр. 8) Ансамбль «Вистл» приглашают выступать на курсах повышения учителей музыки г. Казани и республики Татарстан. Стараюсь брать разновозрастные группы, чтобы показать динамику развития уровня исполнения на свирелях и блокфлейтах. За последние годы сложилась система работы в школе по практическому музицированию. С первого класса начинаем работать с детьми по пособию Э. Я. Смеловой «Свирель поет»; включаю дополнительно новые мелодии, как русских народных песен, так и татарских (живем-то в Татарстане!), небольшие жанровые мелодии (марши, вальсы, польки) и, конечно, мелодии из мультфильмов и кино. Во втором классе программа усложняется, чаще играем на два голоса. Появляются в репертуаре классические произведения: «Сурок» Л. Бетховена, «Коровка божья» И. Брамса и др. Дети с удовольствием играют замечательные колыбельные мелодии: «Колыбельную Медведицы» Е. Крылатова, «Сонную песенку» Р. Паулса, «Спят усталые игрушки» А. И. Островского, «Колыбельную» Б. Флисса и др. В третьем классе часто исполняем песни, которые поем. Пробуем играть на три голоса, например, «Снежную песенку» Д.Л. Львова-Кломпанейца. Немало исполняем красивых татарских песен «Ту-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


55

ган тел» («Родной язык»), «Әнисә», «Сандугач (Соловей)» и др. Существенно пополняем репертуар мелодиями Моцарта, Гайдна, Бетховена, Чайковского (из «Детского альбома») и т. д. В четвертом классе переходим на блокфлейты. Поэтому в первой четверти играем в основном знакомые произведения, но на другом инструменте. Изучая в первом полугодии музыку своего народа, исполняем русские и татарские мелодии разных жанров. Одни из самых любимых — «Тонкая рябина» (на 2 голоса), «То не ветер ветку клонит» (на 2 голоса), «Ой, да не вечер» (на 2 голоса), М. Глинка «Ты, соловушка, умолкни» (на 2 голоса), «Попевка» Г. Свиридова. С интересом разучиваем Гимн России и Татарстана. Во втором полугодии, путешествуя по мировой музыкальной карте, играем музыку народов мира (как народную, так и композиторскую). Самые любимые у ребят мелодии — это белорусская народная песня «Реченька» (на 2 голоса»), «Грезы любви» Ф. Листа (основной мотив), чешская «Полька», популярная неаполитанская песня «Santa Lucia», грузинская народная песня «Сулико» (на 3 голоса), «Анданте» А. И. Хачатуряна, «Yellow Submarine» Д. Леннона и П. Маккартни и др. В пятом классе разучиваем еще более сложные, но не менее прекрасные произведения: «Осень» П. И. Чайковского, «Вокализ» (главная мелодия) С. В. Рахманинова, «Жаворонок» М. Глинки, «Серенада Трубадура» Г. И. Гладкова, «Ave Verum Corpus» В. А. Моцарта, «Ave, Маria» Дж. Каччини (на 2 голоса), «Memory» Э. Л. Уэббера и др. Шестиклассники с удовольствием исполняют песни «В горнице» и «Зорька алая» А. С. Морозова, «Старый клен» А. Н. Пахмутовой и, конечно, только многоголосно! Недавно разучивали песню «Smile» Чарли Чаплина и пьесу «Одиночество» башкирского композитора Нура Даутова. В репертуаре шестиклассников (как и других классов) есть песни военных лет и о войне. В 3-й четверти разучивали хоровое произведение «Следопытский костер» Я. Дубравина. Во время вокализа часть ребят исполняет на блокфлейтах проигрыши на 3 голоса. Самое сложное, пожалуй, произведение в 6-м классе — это трехголосное изложение «Вечерней звезды» Р. Шумана, но учащиеся исполняют его с большим интересом. Для седьмых классов предлагаю играть в течение учебного года следующие произведения: «Дороги» (на два голоса) А. Новикова, «Can't Help Falling In Love» (на два голоса) Э. Пресли, «Жди меня» из оперы «А зори здесь тихие» К. Мол-

из опыта методической работы

чанова, Песня из к/ф «Ромео и Джульетта» Н. Рота, композицию «Song From» популярного дуэта «Secret Garden». А восьмиклассникам предлагаю исполнять в учебном году замечательные мелодии: «Журавлиная песня» (на 2 голоса) К. Молчанова, группы «The Beatles» — «Michelle», «Yesterday»; «Moon River»Г. Манчини; композиции из рок-оперы Эндрю Ллойд Уэббера «Иисус Христос — суперзвезда» («Песня апостолов», Ария Магдалины), песни из репертуара Джо Дассена, Эдит Пиаф, «Историю любви» Ф. Лея. К уроку по опере «Риголетто» Дж. Верди не только слушаем, но исполняем на блокфлейтах Песенку Герцога. Старшеклассники с интересом отнеслись к песням «We Are The World» Майкла Джексона, «Танцы на стеклах» М. Фадеева. Большое внимание уделяем исполнению военнопатриотического репертуара: М. Блантер «Катюша», К. Листов «В землянке», А. Новиков «Эх, дороги», Д. Тухманов «День победы», Л. Афанасьев «Гляжу в озера синие» и др. Это, конечно, не полный список произведений, которые мы исполняем на уроках и в концертных программах. Каждый год репертуар обновляется, так как появляются определенные темы, юбилейные даты композиторов и т. п. Если говорить о трудностях по инструментальному музицированию, то можно отметить, что были они только в начале работы. Нужно было «заразить» учеников и убедить родителей в необходимости приобретения инструментов. Но приглашения родителей на уроки, школьные концерты убедительнее всего доказывали правильность избранного пути. Ведь всех детей точно вокально интонировать научить невозможно, а вот чисто исполнять на свирелях, блок-флейтах — реально: это очевидный факт и приводит эта работа к состоянию осознания успеха каждым ребенком! Самое «горячее время» — первая четверть в первых классах. Хожу на родительские собрания, объясняю, призываю. С 2014–2015 учебного года начала проводить раз в месяц мастер-классы для родителей первоклассников, на которых обучаю всех желающих исполнительским навыкам, дыхательным упражнениям, ритмическим рисункам, алгоритму разучивания пьесы на свирелях и, непосредственно, исполнению мелодий. У родителей восторг, да и их дети после обучения играют гораздо лучше, чище, так как мамы и папы понимают, на что дома надо обратить внимание. Такая педагогика сотрудничества приносит хорошие плоды. Интересно родите-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

56

лям, интересно учителю — значит, будет интересно и детям! С первых лет работы сложилась традиция: в конце учебного года восьмиклассники пишут мне письма, в которых делятся накопленными за годы учебы впечатлениями, пожеланиями. Большая коллекция таких посланий помогает в работе: отдельные высказывания зачитываю «новобранцам» и их родителям. Это, в своем роде, передача «музыкальной эстафеты». Думаю, чтобы начать возрождение музицирования на уроках музыки в общеобразовательных школах нашей страны, необходимо готовить новые педагогические кадры. Надо в педагогических вузах на музыкальных факультетах вводить в обязательном порядке практикум для студентов по музицированию, как можно больше обучить игре на различных музыкальных инструментах, которые можно использовать в дальнейшей практике. Заинтересовать сначала студентов, показать реальный способ, как сделать урок музыки именно музыкальным (а не только искусствоведческим), чтобы не только красиво говорить о музыке, а заниматься ею. Реальность этого пути подтверждается опытом руководства педагогической практикой студентов нашего Педагогического университета. Пока студенты ходят на уроки и готовятся сами их проводить, обучаю всех игре на свирелях и блокфлейтах. Результат потрясающий: кое-кто из студентов начинает осознавать, что работать в школах интересно, так как они увидели путь, по которому следует идти. А главное — можно не бояться работать в школах только тогда, когда ты многое умеешь сам и готов дальше совершенствоваться. Учителей музыки старшего поколения сложнее убедить в необходимости музицирования. Легче всего работать по старинке: распел учеников, попел песенку, послушал музыку, проанализировал, дал задание выучить слова песни… Да, конечно, это хлопотно, уходит много времени, сил, особенно в начале этой деятельности. Но когда собрана коллекция уроков и схем мелодий, ее гораздо проще пополнять с каждым годом. В 2014–2015 учебном году удалось в Казани (во время обучающего семинара по апробации новой программы «Музыка») увлечь нескольких преподавателей казанских и республиканских школ активно использовать на уроках музицирование на свирелях, курае или блокфлейтах (теперь в 20 школах). Следующим шагом стало создание сообщества учителей музыки, стремящихся к музицированию, на сайте Электронного образования в Республике

Татарстан, где помещаю для коллег необходимую информацию, цифровые схемы мелодий, отвечаю на вопросы, которые возникают у них в работе, помогаю в приобретении инструментов и т.д. Удобным для профессиональной деятельности явилось создание персонального сайта. Это стало прекрасным способом организовать индивидуальную работу с учениками, проводить параллельно работу и с одаренными детьми, и с теми, кто по какимто причинам отстает от программы. Здесь есть возможность разместить материал к урокам, схемы мелодий для музицирования, вокальный репертуар по четвертям, аудиозаписи музыкальных произведений и многое другое, что позволяет расширить рамки урока. Большой мечтой моей является организация в нашем городе Фестиваля свирельной музыки. А, может быть, и не только свирельной, ведь в нашей республике популярен курай, правда, единицы учителей в общеобразовательных школах используют возможности этого национального инструмента, хотя в Татарстане, и, особенно в Башкортостане, проводятся республиканские праздники и конкурсы кураистов. Положительный результат включения свирели в процесс всеобщего образования — налицо. Следовательно, нельзя останавливаться на достигнутом не только в рамках нашей школы: надо делиться собственными находками, наработками, опытом. Ведь, как известно уже тысячелетия: «Дорогу осилит идущий!» Список литературы: 1. Музыкальный журнал для детей младшего и среднего школьного возраста «Мифасолькины». № 1, 2015. С. 8. 2. Смелова Э. Я. Свирель поет. Буклет. — М.: Б. и., б.г. — 16 с. 3. Сообщество «Свирель поет». Автор: Байдина Наталья Владимировна. URL: https://edu.tatar.ru/ (Дата создания: 18 октября 2014).

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


57

из опыта методической работы

Интеграция музыкальных и художественных видов деятельности дошкольников1 Integration of musical and artistic activities of preschool children Копцева Татьяна Анатольевна Koptseva Tatyana Anatolyevna кандидат педагогических наук, доцент, старший научный сотрудник Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования» (Москва) candidate of pedagogical sciences, associate professor, senior researcher of The Federal State Budget Scientific Institution «Institute of Art Education and Cultural Studies of the Russian Academy of Education» (Moscow)

Баталова Ольга Николаевна Batalova Olga Nikolaevna музыкальный руководитель ГБОУ Школа «Дмитровский» (Москва) music director of GBOU School «Dmitrovsky» (Moscow)

Ключевые слова: интеграция, дошкольники, музыка, изобразительное искусство, П. И. Чайковский, виды творческой деятельности, творческий образовательный проект. Keywords: integration, preschoolers, music, art, P. I. Tchaikovsky, types of creative activity, creative educational project. Аннотация. В статье анализируется опыт работы с дошкольниками, основанный на интеграции музыкальных и художественных видов творческой деятельности. На примере приобщения детей подготовительной группы детского сада к творчеству П. И. Чайковского обосновывается эффективность арт-технологий как средства изменения эмоционального состояния ребенка, как формы творческой деятельности и как метод творческого развития детей. Интеграция музыкальных и художественных видов деятельности дошкольников позволяет прожить разные ролевые ситуации: «Я-слушатель», «Я-художник», «Я-актер» и др., обеспечивая деятельное «неравнодушное» освоение художественной культуры средствами искусства. Annotation. The article analyzes the experience of working with preschoolers based on the integration of musical and artistic types of creative activity. On the example of introducing children of the preparatory group of the kindergarten to the work of P. I. Tchaikovsky substantiates the effectiveness of art technologies as a means of changing the emotional state of a child, as a form of creative activity and as a method of creative development of children. The integration of musical and artistic activities of preschoolers allows you to live different role-playing situations: “I am a listener”, “I am an artist”, “I am an actor”, etc., providing an active “indifferent” development of artistic culture by means of art.  Соответствующие результаты получены в рамках выполнения государственного задания Министерства просвещения РФ (номер для публикаций: 115031940009). 1

© Копцева  Т. А., Баталова  О. Н., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

58

овременное понимание модернизации образовательного процесса связано с активным использованием образных средств искусства в образовательных целях (Акишина Е. М., Алексеева Л. Л., Красильникова М. С., Усачева В. О. и др.). Термин «художественное образование» вбирает в себя все его составляющие компоненты: обучение, воспитание, развитие, рефлексию [1, 5]. Богослов Григорий Низианзин писал: «Образовать человека, существо самое непостоянное и самое сложное из всех, есть искусство из искусств». Я. А. Коменский обосновал необходимость разработки «методов искусства» (эмоциональночувственного постижения жизни) и «методов науки» (рационально-логического постижения жизни). В их гармонии он видел целостность образовательного процесса и суть «естественного» способа обучения и воспитания. Мир дошкольного детства — это мир игры. В основу реализации творческого образовательного проекта «Образы детства в музыке П. И. Чайковского» была положена художественно-творческая игра, как вид интегративной деятельности, помогающий ребенку в интересной и увлекательной для него форме приобщиться к искусству и стать участником творческого действия. Игровую технологию иногда называют арт-технологией, обладающей терапевтическим действием, поскольку основным формой воздействия на детей являются выразительные средства разных искусств. Искусству принадлежит роль естественного проводника переживаний, образных сравнений, возвышенных чувств, что особенно важно в дошкольном детстве. Арт-терапия — это наиболее естественная форма изменения эмоционального состояния, которой многие люди пользуются, чтобы снять психические напряжения, успокоится, сосредоточится, в увлекательной форме приобщиться к образному и метафоричному миру искусства.

В московском детском саду создана благоприятная творческая атмосфера, основанная на органичном сотворческом взаимодействии музыкального руководителя с воспитателями и детьми. При реализации образовательного проекта «Образы детства в музыке П. И. Чайковского» особое игровое художественное пространство способствовало обобщению представлений детей о музыке Чайковского, развитию их образной речи в высказываниях о музыке, отражению накопленных музыкальных впечатлений в различных видах детского творчества (музыкально-двигательного, творческого, изобразительного). Комплексный подход в решении художественной задачи по утверждению Е. А. Флериной — это путь обогащения духовной культуры ребенка, средство гармонического развития личности [2]. Для погружения в образный мир музыкальных произведений композитора Чайковского были приглашены учащиеся московской музыкально-хоровой школы № 106, которые дали концерт из произведений композиторов. Дети с интересом погрузились в игровую ситуацию «Я-слушатель». На занятиях по слушанию музыки они увлеченно отгадывали музыкальные загадки, высказывались о музыке. Обогащению опыта творческой деятельности способствовало знакомство с разными вариантами художественного оформления книг и альбомов. Расширению представлений детей о деятельности художников-иллюстраторов осуществлялось в процессе чтения стихов В. Берестова и сравнения разных иллюстраций к его стихам, а также на занятиях по познавательно-речевому развитию и во время чтения книги Н. Ставцевой «Приключения Маши» (иллюстратор С. Ульяновский) и просмотра мультфильма «Детский альбом» (режиссер И. Ковалевская). С особым интересом дети подготовительной группы погрузились в игровую ситуацию «Я-исполнитель». Они играли на детских музыкальных инструментах «Камаринскую», «Немецкую песенку» П. И. Чайковского. С большим эмо-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


59 циональным подъемом воплощали в творческом движении «картинки» из «Детского альбома» («Марш деревянных солдатиков», «Игра в лошадки», «Новая кукла»). Театрализация — это вид творческой деятельности, в который вовлечены все дети группы, каждому находится роль по душе и по индивидуальным возможностям. Особый интерес у дошкольников вызвала театрализация пьес «Камаринская», «Баба Яга». Будучи в игровых ситуациях «Я-актер», «Я-танцор», они раскрепощались, наполнялись положительными эмоциями, проживали «праздничное» настроение, несмотря на то, что как настоящие актеры неоднократно репетировали свои роли. Занятия по изобразительной деятельности детей под руководством воспитателя О. Н. Фоминой обеспечили подготовку дошкольников к воплощению в рисунках музыкального образа, способствовали созданию мотивированного стремления создать альбом по мотивам прослушанных музыкальных произведений Чайковского. Игровая ситуация «Я-художник» — это творческий труд по созданию художественного произведения после прослушивания пьес «Камаринская», «Баба Яга» и театрализаций («Марш деревянных солдатиков», «Игра в лошадки», «Новая кукла»). Решая образную задачу, юные художники находили адекватные выразительные средства для достижения замысла в аппликации, конструировании и изобразительной деятельности. Несмотря на «сопротивление художественного материала» (А. В. Фаворский) юные художники с нетерпением ждали очередных занятий, выражая готовность к новым творческим действиям. Благодаря взаимопроникновению образных средств разных искусств, удалось развить у юных художников способности и желания выражать свое отношение к музыке, к процессу и результату творческой деятельности, находить адекватные замыслу средства художественного выражения. Этот опыт педагогической работы нашел отражение в разного рода публикациях [3, 4], а также способствовал победе юных художников на международном конкурсе детского рисунка «Я вижу мир», организованного ФГБНУ «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования» и в участии ежегодном образовательном проекте «Передвижная выставка детского рисунка» (с 2009 г. по 2019 г.) Вывод: художественно-творческая игра в слушателей, актеров, художников, артистов, исполнителей и т.п. стала эффективным методом эстетического воспитания дошкольников. Арт-технология как со-

из опыта методической работы

вокупность средств искусств и методов художественно-творческой деятельности для достижения педагогической цели — это прекрасный инструмент разрешения и профилактики различных социокультурных проблем. Дети проявили себя как дружный коллектив, помогали друг другу в достижении общего творческого замысла. Интеграция музыкальных и художественных видов деятельности дошкольников, применение комплексного метода обучения, творческих импровизаций и арт-технологий в дошкольном образовании способствовали не только разрешению конфликтов, стрессовых ситуаций и негативных болезненных переживаний, но и содействовали развитию детской наблюдательности, сопряженной с обогащением впечатлений, формированием эстетического отношения к художественному труду, способствовали приобщению к искусству в разных его формах и видах, к пониманию и прочувствованию образного строя музыкальных произведений Петра Ильича Чайковского. Список литературы: 1. Алексеева Л. Л. Современные тенденции и приоритеты модернизации художественного образования: глава в монографию / Л. Л. Алексеева // Модернизация художественного образования: проблемы и решения. Коллективная монография [Эл. изд.] // Руководитель проекта Е. М. Акишина; научный редактор и составитель Л. Л. Алексеева. — М.: ФГБНУ «ИХОиК РАО», 2019. — 421 с./ 9,4 Мб. — С. 31–51 / 1,04 п. л. / 0,49 Мб. Регистрационное свидетельство ФГУП НТЦ «Информрегистр» № 58784 от 17 июня 2019 г. ISBN 978-5-905451-67-6. 2. Копцева Т. А. Е. А. Флерина — первая женщина доктор педагогических наук // Родство душ / Сб. статей / Сост. академик РАО В. П. Демин / Т. А. Копцева. — М.: ФГБНУ «ИХОиК РАО», 2019. — С. 74–120. 3. Копцева Т. А. Готовимся к школе. Сказки про маленького художника. Маленький художник и мир музыки. Тетрадь для детей старшего дошкольного возраста. В 5-и ч. Ч. 5 / Т. А. Копцева. — Смоленск: Ассоциация ХХI век, 2019. — 64 с.: ил. — (Ступеньки детства). —ISBN 9785-418-01472-6 (ч. 5). 4. Копцева Т. А, Фомина О. Н. Сотворческая изобразительная деятельность дошкольников и взрослых: образовательный проект «Праздники народов мира» [Текст] / Т. А. Копцева, О. Н. Фомина // Искусство в школе. — 2019. — № 2. — С. 34-39. — 0,3 п. л. ISSN 0859-4956. 5. Модернизация художественного образования: проблемы и решения. Коллективная монография // Руководитель проекта Е. М. Акишина; научный редактор и составитель Л. Л. Алексеева. — М.: ФГБНУ «ИХОиК РАО», 2019. — 9,4 Мб. (19,89 п. л./421 с.). Регистрационное свидетельство ФГУП НТЦ «Информрегистр» № 58784 от 17 июня 2019 г. ISBN 978-5-905451-67-6.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

60

«И плывут, и растут эти чудные звуки!..» (музыка на уроке литературы)

«And these wonderful sounds float and grow!..» (music in a literature lesson)

Балина Ирина Дмитриевна Balina Irina Dmitrievna учитель русского языка и литературы, МБОУ «Череповская основная школа» (Хиславичский район, Смоленская область) teacher of Russian language and literature, MBOU «Cherepovo Basic School» (Khislavichi district, Smolensk region)

Кулешова Людмила Александровна Kuleshova Lyudmila Aleksandrovna директор МБОУ «Череповская основная школа» (Хиславичский район, Смоленская область) director of MBOU «Cherepovo Basic School» (Khislavichi district, Smolensk region)

Ключевые слова: эстетическая культура учащихся, музыка, литература, урок литературы, диалог искусств, образовательное пространство, Я. П. Полонский. Keywords: aesthetic culture of students, music, literature, literature lesson, dialogue of arts, educational space, J. P. Polonsky.

Аннотация. Основными целями изучения литературы являются воспитание основ духовно-эстетического восприятия произведений литературы, чувства слова в художественном тексте и подготовка учащихся к самостоятельному духовно-эстетическому осмыслению художественного текста с опорой на сформировавшуюся культуру чувств. В статье на примере литературно-музыкальной композиции по творчеству Я. П. Полонского рассматривается обучение художественно-эстетическому прочтению художественных произведений в контексте диалога искусств — Слова и Музыки. Annotation. The main aims of literature studying are creation of aesthetical feeling of literature and preparing children for it independent spiritual understanding. On the example of literature-musical composition, dedicated to J. P. Polonsky, the author shows educational process in the context of art dialogue — Word and Music

© Балина  И. Д., Кулешова  Л. А., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


61

вучащее слово шедевров изучаемых литературных произведений играет огромную роль в утверждении начал эстетической культуры учащихся: «Литературе — искусству слова — подвластно все… каждое из произведений синтетических искусств имеет литературную основу. Постижение образного мира и эстетических законов литературы становится «ключом» к пониманию других видов искусств» [15, с. 126–127]. Нельзя не согласиться с авторитетным мнением выдающегося российского ученого, педагога и публициста В. Я. Стоюнина, который полагал, что «из всех искусств поэзия доступнее прочих при образовании общественном; доказывать же, какое важное значение при воспитании имеют искусства нет надобности. Разумеется, ученику необходимо разумно объяснять поэтические красоты и идеалы, в которых он найдет средоточие интересов человеческих и национальных. Искусство практически всегда представляет нам человека и народ; а к пониманию-то их интересов и стремимся мы» [16, с. 51]. Музыка и Слово — две уникальные составляющие современного урока литературы в контексте диалога искусств [7, 8]. Именно тексты литературной и музыкальной классики встраивают сознание учащегося в отечественный культурно-исторический контекст и закладывают основы восприятия мира и традиционных ценностей. Использование литературно-музыкальной композиции при изучении биографии и творческого наследия писателей и поэтов в школьном филологическом учебно-воспитательном процессе является одним из важнейших условий для непосредственного общения учащихся с истинными шедеврами мирового искусства — и реализацией главной задачи — формирования путем активизации слушательских впечатлений подрастающего поколения от Литературы как искусства Слова и Музыки как искусства интонируемого этического смысла [1, 7]. Сельская малокомплектная школа — это полихудожественное образовательное пространство, в которой подчиненная общей цели цепь развивающихся учебно-воспитательных ситуаций нацелена на творческое развитие личности учащегося. Как отмечают исследователи, «объем знаний по искусству, получаемый учащимися на уроках и в рамках внеклассной деятельности, находится в определенной зависимости от эстетической направленности учебно-воспитательного процесса в школе, от творческой заинтересованности и активности препода-

из опыта методической работы

вателей, реализующих федеральный государственный образовательный стандарт в рамках предметных областей «Искусство», «Филология», «Общественно-научные предметы» [9, с. 24]. Современная научно-образовательная практика благодаря ориентации на «принципиально важные вопросы формирования общей культуры и художественно-эстетической среды образования, развития одаренности и художественного творчества и др.» [4, с. 89] помогает обеспечить высокий уровень познавательного интереса, интеграцию теоретического знания с практическим опытом и способствует развитию творческой активности. Диалог искусств — музыки, театра, литературы, изобразительного и хореографического искусства — позволяет сдвинуть границы учебного и внеучебного образовательного пространства школы, предоставляя творчески мотивированным и одаренным ученикам прекрасную возможность проявлять свои таланты и способности на различных мероприятиях: «Художники начинают слышать музыку живописного пространства, музыканты видеть цвета рождающихся звуков или их пластическое выражение. И тут оказываются возможными два пути: 1) обогащение языка одного искусства за счет другого искусства; 2) стремление к синтезу нескольких искусств в одном произведении» [6]. В виду способности раздвигать временные и пространственные рамки литературно-музыкальная композиция как «инновационная форма обучения в области поликультурного развития с учетом социокультурной среды региона» [2] благодаря интеграционной функции художественной культуры создает особое образовательное и социокультурное пространство, которое, как мы отмечали уже в одной из наших предыдущих статей, «позволяет не только пробудить интерес современных учащихся к миру искусства и культуры, но и сформировать творческие потребности в разных способах воплощения познавательно-исследовательских и художественных интересов» [11, с. 144–147]. Литературно-музыкальная композиция, являясь «средством мобилизации интереса как стимула самообразования, средством гармонизации личности, развития способности эмоционального сопереживания как основы для полноценного восприятия искусства и формирования художественно-творческих потенций» [17], на наш взгляд,— это один из множества элементов школьного учебно-воспитательного процесса в контексте диалога искусств, влияющих на систему оценки качества образования

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

62

по предметам искусства в современной школе [3, с. 13–16]. В декабре 2019 года будет отмечаться 200 лет со дня рождения Якова Петровича Полонского — русского поэта и прозаика, чьей творческой индивидуальности в течение долгой (более 50 лет) литературной деятельности были свойственны постоянные духовно-эстетические искания смысла жизни. Урок литературы в контексте диалога искусств «Яков Полонский и музыка», проведенный в рамках литературно-музыкальной композиции, ставил своей целью познакомить учащихся с личностью и творчеством поэта, чья поэзия отличается исповедальностью и психологизмом, и кто, по словам литературоведа Д. С. Мирского, является «самым романтичным из эклектиков середины века» [12, с. 348–351]. Задачи на уроке ставились следующие: образовательные — проконтролировать степень усвоения материала, изученного в предыдущих классах по теме «Поэзия ХIХ века», а также знаний теории литературы по теме «Род и жанр литературного произведения»; проконтролировать степень усвоения следующих умений и навыков: подобрать материал по изученной теме из учебника, дополнительной литературы; составить связный рассказ по предложенной теме; формирование общеучебных умений и навыков — учебно-интеллектуальных и учебно-информационных; воспитательные — продолжить работу над культурным, грамотным построением речи и ее выразительностью; осуществлять нравственное воспитание, обращая внимание на содержание стихов Я. П. Полонского; включить всех в общеобразовательный процесс в контексте диалога искусств, сделав каждого учащегося активным участником урока; развивать интеллектуальные способности, требующие переноса полученных знаний и умений в новую ситуацию. В начале литературно-музыкальной композиции в качестве эпиграфа прозвучало стихотворение Я. П. Полонского «Музыка», посвященное П. И. Чайковскому: И плывут, и растут эти чудные звуки! Захватила меня их волна… Поднялась, подняла и неведомой муки, И блаженства полна… И божественный лик, на мгновенье, Неуловимой сверкнув красотой, Всплыл, как живое виденье Над этой воздушной, кристальной волной, — И отразился,

Яков Петрович Полонский (1819–1898)

И покачнулся, Не то улыбнулся… Не то прослезился… Отличительная особенность поэзии Полонского — внутренняя музыкальность. Трудно назвать другого поэта, чье творчество так привлекало внимание композиторов — Чайковского и Даргомыжского, Танеева и Рахманинова. Народными песнями стали «Песня цыганки» («Мой костер в тумане светит»), «Вызов» («За окном в тени мелькает русая головка…»), «Затворница» («В одной знакомой улице…»). Поэт Яков Полонский — явление в русской литературе уникальное. Его путь в литературу начался на рубеже 30–40-х годов XIX века, когда вся страна была потрясена трагической гибелью А. С. Пушкина и его не менее яркого младшего современника М. Ю. Лермонтова. В обзоре русской литературы за 1842 год критик В. Г. Белинский, к авторитетному мнению которого прислушивалось все просвещенное население России, писал: «Прошлый год был не богат стихами, а будущий — это можно сказать смело — будет еще беднее. Лермонтова уже нет, а другого Лермонтова не предвидится… хоть совсем не пиши стихов. И их, в самом деле, пишут или по крайней мере печатают меньше» [5]. Тем не менее, не смотря на столь мрачное «пророчество» Белинского, русская поэзия обогатилась

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


63

еще одним ярким именем. Яков Петрович Полонский — удивительный лирик, в творчестве которого отразилась история всей русской классической поэзии XIX века: первые стихотворные опыты начинающего поэта заслужили похвалу В. А. Жуковского, а последние его произведения были созданы на заре русского символизма. Поэзия и «поэтика автобиографической прозы» [13, 14] Я. П. Полонского быстро нашла своего благодарного слушателя — и простого обывателя, и тонкого ценителя русской словесности. И. С. Тургенев писал, что в стихах поэта присутствует «смесь простодушной грации, свободной образности языка, на котором еще лежит отблеск пушкинского изящества и какой-то иногда неловкой, но всегда любезной честности и правдивости впечатлений» [18, с. 312]. В продолжение литературно-музыкальной композиции учащимися выразительно прочитаны фрагменты из исследования музыковеда Г. М. Ганиной: Чтец 1. «Поэзия Полонского многолика. Многие стихотворения представляют собой своего рода маленькую исповедь, лирический монолог не только самого автора, но и его героев. Все это, а также лиричность содержания, предельная простота формы, разговорная естественность интонаций объясняет то, что многие композиторы писали музыку на стихи Полонского» [10]. Работая в жанре романса Я. П. Полонский следовал лучшим традициям русской поэзии, но проявил и свою творческую неординарность. Новаторство поэта следует искать не во внешних признаках данного жанра, а в новом внутреннем содержании, которым этот жанр наполнился. Чтец 2. «Музыкальные произведения, написанные на стихи Полонского, отличаются жанровым разнообразием. Это многочисленные романсы, среди которых можно встретить романс бытовой («Моей молоденькой соседке» А. Архангельского), городской («Затворница» Н. Казанли), цыганский («Погадай мне, старуха» Е. Кочубей), элегия («Лебедь» Ф. Боброва), танцевальный («Вальс» Э. Направника), философский («Диссонанс» С. Рахманинова)» [10]. Романсы поэта представляют собой стихи очеркового плана, написанные под явным влияниям «натуральной школы», в которых звучат прозаические, разговорные интонации, мелькают подробности городского быта. Колорит такого романса

из опыта методической работы

вполне соответствует быту городских жителей, облюбованному физиологическим очерком. Чтец 3. «Несколько сочинений написаны в жанре мелодекламации, которая была популярна на рубеже XIX и XX веков и почти не исполняется ныне («Дубок» С. Кашеварова, «Беглый» Вильгушевича, «Что мне она» З. Рейснер-Куманиной). Есть вокальные дуэты («Луч Надежды» Э. Направника), трио («Птичка» П. Воротникова), хоровые сочинения для разных составов, кантаты («Утро» А. Рубинштейна, «В память двухсотой годовщины рождения Петра Великого» П. Чайковского), инструментальный цикл («Кузнечик-музыкант» М. Иванова»)» [10]. Чтец 4. «Внимательно вчитываясь в название стиха, мы замечаем, что некоторые из них напрямую связаны с музыкой («Из вечности музыка вдруг раздалась…», «И плывут, и растут эти чудные звуки…», «Запой, и все в пленительном покое…»). В других живет то неуловимое, трепетное, глубинное ощущение музыкальности, которое подчас притягивает к одному и тому же тексту разных композиторов («За окном в тени мелькает», «Мое сердце — родине», «Молитва», «Птичка» и др.)» [10]. Чтец 5. «По-особому чутко воспринимали интонации поэтических текстов Я. П. Полонского его современники — П. И. Чайковский и С. И. Танеев. Оба композитора дружили с Яковом Петровичем, состояли с ним в переписке. Чайковским написана опера «Черевички» на либретто Полонского, 2 кантаты, 4 романса, которым присущи жанровобытовые черты, эмоциональная открытость. Произведения Танеева (16 романсов и хоры) более сдержанны, философичны. Вокальные сочинения носят названия «стихотворения с музыкой», что подчеркивает пристальное внимание к слову. Среди хоровых произведений Танеева выделяются 12 хоров a capella смешанных голосов op. 27, которые Б. В. Асафьев отметил «как высшее достижение классического стиля русской хоровой музыки» [10]. В качестве музыкального оформления для проведения урока были подобраны фонограммы песен на стихи Я. П. Полонского, положенные на музыку композиторами П. И. Чайковским — «За окном в тени мелькает», «Мой костер в тумане светит», «Ночь (Отчего я люблю…)», «Привет (Привет тебе, привет…)»; С. В. Рахманиновым — «Встреча (Вчера мы встретились…)», «Диссонанс

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

64

(Пусть по воле судеб…)», «Музыка (И плывут, и растут…)»; А. Т. Гречаниновым — «Птичка»; А. С. Даргомыжским — «Вызов (За окном в тени мелькает…)», «Русая головка»; С. И. Танеева — «Маска (В пестроте и многолюдстве…)», «Ангел», «В горах Шотландии (Спишь ли ты, брат мой…)», «В годину утраты», «Свет восходящих звезд», «В дни, когда над сонным морем», «Вечер (Зари догорающей пламя…)», «Зимний путь (Ночь холодная…)», «На корабле (Стихает, ночь темна…)», Ночь в Крыму (Помнишь лунное мерцанье…)», «Последний разговор (Соловей поет в затишье…)». Как видим, Поэзия, как высший род художества, по-своему заключает в себе элементы всех других искусств. Истинный поэт влагает в свое слово нераздельно с его внутренним смыслом и музыкальные звуки, и краски, и пластичные формы.

Список литературы: 1. Акишина Е. М. Музыка как искусство интонируемого этического смысла / Е. М. Акишина // Педагогика искусства: сетевой электронный научный журнал. — 2014. — № 4. URL: http://www.art-education.ru/sites/default/files/ journal_pdf/akishina.pdf (дата обращения 25.10.2019). 2. Акишина Е. М., Гальчук О. В., Печко Л. П. Инновационные формы обучения в области поликультурного развития с учетом социокультурной среды региона / Е. М. Акишина, О. В. Гальчук, Л. П. Печко // Педагогика искусства. — 2018. —№ 4. — С. 241–250. 3. Алексеева Л. Л. О системе оценки качества образования по предметам искусства в современной школе / Л. Л. Алексеева // Музыкальная и художественная культура в образовании: инновационные пути развития: материалы IV международной научно-практической конференции. — Ярославль: РИО ЯГПУ, 2019. — 203 с. — С. 13–16. 4. Алексеева Л. Л. Культура личности, искусство и одаренность в контексте эстетических исканий / Л. Л. Алексеева // Педагогика искусства. — 2018. — № 2. — С. 89–94. 5. Белинский В. Г. Собр. соч.: в 9 т. / В. Г. Белинский. — М.: Худож. лит., 1982. 6. Бобылева А. Театральная утопия А. Аппиа / А. Аппиа // Живое искусство. Сб. статей. Сост., пер., коммент. А. Бобылевой. — М., 1993. 7. Гальчук О. В. Музыка и урок литературы в школе: взаимодействие искусств и интеграция / О. В. Гальчук // Учитель музыки. — 2019. — № 1 (44). — С. 25–28.

8. Гальчук О. В. Современный учащийся — деятельный участник диалога искусств / О. В. Гальчук // Профессиональное образование. Столица. — 2013. — № 3. — С. 47–49. 9. Гальчук О. В. Художественное и культурологическое образование в общеобразовательных организациях / О. В. Гальчук // Педагогика искусства: сетевой электронный научный журнал. — 2019. — № 3. — С. 16–25. 10. Ганина Г. М. Музыка на стихи Якова Петровича Полонского / Г. М. Ганина // Мультимедийный ресурс «Все, чем жила душа моя…». URL: http://info.rounb.ru/ elbibl/el_res/Polonskii_cd/music.htm (дата обращения 20.10.2019). 11. Кулешова Л. А. Предмет «Мировая художественная культура» и процессы формирования местной идентичности / Л. А. Кулешова // Творческое становление детей и молодежи: теория, практика, региональный аспект: сборник докладов по итогам межрегионального междисциплинарного научного кластера «Смоленск: искусство и процессы формирования местной идентичности» (22 июня 2017 г.) и научного семинара «Предикторы творчества» (26 октября 2017 г.). — М.: ФГБНУ «ИХОиК РАО», 2017. — 151 с. — С. 144–147. 12. Мирский Д. С. Поэты-эклектики / Мирский Д. С. // История русской литературы с древнейших времен до 1925 года. Пер. с англ. Р. Зерновой. — London: Overseas Publications Interchange Ltd, 1992. 13. Новокрещенных Е. Г. Поэтика автобиографической прозы русских поэтов второй половины XIX в.: А. А. Григорьева, Я. П. Полонского, А. А. Фета: дисс. кандидата филологических наук / Е. Г. Новокрещенных. — УланУдэ, 2008. 14. Пронина Л. А. Яков Полонский и время. — Рязань: Поверенный, 2004. 15. Смелкова З. С. Литература как вид искусства / З. С. Смелкова. — М., 1997. 16. Стоюнин В. Я. Мысли о наших гимназиях / В. Я. Стоюнин // Избранные педагогические сочинения. — М., 1991. 17. Терентьева Л. М. Литературно-музыкальная композиция как средство эстетического воспитания учащихся / Л. М. Терентьева // Социальная сеть работников образования: Электронный ресурс. URL: https://nsportal.ru/ shkola/literatura/library (дата обращения 25.10.2019). 18. Тургенев И. С. Полное собрание сочинений и писем: в 28 т. — Т. 15. — Корреспонденции. Речи. Предисловия. Открытые письма / И. С. Тургенев. — М.—Л.: Наука, 1964.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


65

из опыта методической работы

Типовые недочЕты в массовой практике музыкального преподавания Typical defects in the mass practice of music teaching Сычугов Андрей Михайлович Sychugov Andrey Mikhailovich заслуженный работник культуры РФ, доцент, заведующий кафедрой музыкального искусства Смоленского государственного института искусств honored worker of culture of the Russian Federation, associate Professor, acting head of the Department of music art Smolensk state Institute of arts

Ключевые слова: учеба, педагог, студент, музыкант, образование. Keywords: study, teacher, student, musician, education. Аннотация. В статье рассматривается учебно-образовательный процесс подготовки музыканта-духовика. Указываются проблемы профессионального музыкального педагогического воспитания, способы их решения. Обозначены этапы личностнопрофессионального становления и развития музыканта. Annotation. The article discusses the educational process of training of the musician-wind-jammer. Identify problems of professional pedagogical education, ways of their solution. Marked the stages of personal and professional formation and development of the musician.

роблема становления музыканта происходит целенаправленно и планомерно, в русле определенной педагогической стратегии, оно затрагивает практически все компоненты и звенья учебно-образовательного процесса — его организацию и содержание, формы и методы преподавания.

Сегодня приходится констатировать ряд серьезных недочетов и изъянов в отечественной системе профессионального музыкального воспитания и образования. Причем говорить приходится о недочетах, прочно укоренившихся в практике преподавания, а потому представляющих особую трудность для преодоления. Надо четко осознавать, в

© Сычугов  А. М., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

66

чем суть этих недочетов, каков их генезис, в чем они выражаются и почему эти негативные явления столь живучи? Обращаясь к практике обучения в музыкальноисполнительских классах (духовые и ударные инструменты), в классах профессиональных учебных заведений высшего звена следует констатировать, что в большинстве своем именно здесь, как правило, и концентрируется весь тот учебно-воспитательный «негатив», о котором пойдет разговор. 1. Обучающиеся музыкальному исполнительству в своей повседневной практике имеют дело с весьма ограниченным числом музыкальных произведений, осваивают минимальный по объему учебно-педагогический репертуар. Это минимизирует профессиональные горизонты учащихся (студентов), затормаживает процессы их развития, гасит познавательные интересы и потребности. 2. Урок в музыкально-исполнительских классах, трансформируясь по сути в тренаж узкоспециальных профессионально-игровых качеств, подчас значительно обедняется по своему содержанию и музыкальному наполнению, отсюда расширение фонда знаний теоретического и обогащающего характера происходит у студентов медленно и малоэффективно; удельный вес музыкально-познавательной стороны обучения оказывается в конечном счете весьма невысоким. Естественно, это не может не отражаться на общем художественно-интеллектуальном и эмоциональном развитии обучающихся. 3. Преподавание в ряде случаев носит ярко выраженный авторитарный характер, ориентирует студента на следование заданному извне интерпретаторскому образцу, не развивая в надлежащей мере самостоятельности, творческой инициативы молодых музыкантов, которые оказываются фактически ограниченными в свободе своих познавательных и поисковых действий; причем эти ограничения касаются не только обучающихся в музыкальных колледжах, но и студентов вузов. Студенты при таком педагогическом методе преподавания в значительной мере оказываются лишенными права на творческий поиск, на использование метода «проб и ошибок», органически присущего творческим профессиям. Научное исследование данной проблемы показывает, что свобода и развитие, в том числе личностно-профессиональное развитие — категории внутренне взаимосвязанные,

дополняющие друг друга. Дефицит свободы, как показывают многочисленные наблюдения, самым отрицательным образом сказываются на общем и профессиональном развитии обучающихся. К сказанному можно добавить, что неоправданные и нелогичные ограничения в свободе входят в явное противоречие с теми психологическими и педагогическими подходами, которые диктует сегодня время, с теми существенными изменениями, которые происходят ныне в сознании и мироощущении современной молодежи. 4. Умения и навыки, формирующиеся в процессе обучения игре на музыкальных инструментах оказываются зачастую узкоспециальными, ограниченными по диапазону действия. Большинство студентов в этих условиях демонстрирует неспособность выйти в практической деятельности за пределы круга отработанных с педагогом музыкальных произведений. В результате возникают серьезные трудности при переносе профессиональных умений и навыков в новые условия. Более того, приходится наблюдать явления отрицательной интерференции профессиональных умений и навыков, когда ранее усвоенные приемы и способы действий, стереотипы мышления создают серьезные помехи в ситуациях, требующих от музыканта принципиально новых подходов к решению неожиданно возникающих в его практике задач. Думается, понятно, что к проблеме личностно-профессионального развития сказанное выше имеет непосредственное отношение — это авторитарный метод преподавания, ограничивающий свободу самостоятельного мышления и действия, тормозящий музыкально-профессиональное развитие, принятие приемлемых решений в новых условиях и т. д. 5. Не используются в должной мере или мало используются потенциальные возможности, представляемые современными техническими средствами обучения, в частности аудио- и видеотехникой. Звукозаписывающие и звукопроизводящие устройства могут выполнять важные информационные контролирующие и обучающие функции. Однако, методика применения ТСО в массовом музыкально-педагогическом обиходе остается неотработанной. Неумение органично «встроить» работу со звукозаписями в учебно-образовательную практику значительно препятствует их эффективному использованию. высказывания Известный пианиста и педагог Я. Зак считал, что «звукозаписи могут существенно помочь учащемуся-музыканту, а мо-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


67

гут — при неумелом, неквалифицированном их применением — принести определенный вред, затормозить творческую инициативу и самостоятельность учащегося. Все зависит от того, как пользоваться звукотехникой в ходе обучения» [1]. И с этим нельзя не согласиться. 6. Cледует назвать еще один фактор, негативно сказывающийся на процессах личностно-профессионального развития молодых специалистов. Большинство преподавателей-музыкантов не ставят своей задачей научить своего воспитанника учиться, учиться самому, полагаясь в первую очередь на самого себя, на свои внутренние ресурсы. Научить учиться — задача особая, во многом специфическая, отличающаяся по своему содержанию от тех профессионально-исполнительских специальных задач, которые возникают в связи с музыкальным исполнением. «По-настоящему и сполна овладеваешь только тем, чему научился сам»,— говорил по этому поводу Сен-Санс [2]. Эта проблема в педагогике не нова. «Учителя только открывают двери, дальше Вы идете сами»,— гласит древняя китайская пословица. Важно как можно раньше научиться самостоятельно, без посторонней и заботливой опеки решать те или иные «производственные» проблемы, ориентироваться в новых и непривычных ситуациях, адаптироваться в них, делая в своей профессии то, чего ранее делать не приходилось. Это, особенно сегодня, совершенно необходимо выпускникам вузов. При нынешнем положении дел на рынке труда ни один выпускник не гарантирован от того, что жизнь не столкнет его с ситуацией, к которой его ранее, в стенах родного учебного заведения не готовили и которую трудно было предвидеть. Отсюда и необходимость перестраиваться, переучиваться, пересматривать весь комплекс профессиональных знаний, умений и навыков, приобретенных в годы учебы. В современных условиях каждый человек реально может столкнуться с вынужденной сменой профессии, что требует подготовленности человека к ситуации профессиональной переориентации, к успешным действиям в условиях динамичного рынка труда. Как за рубежом, так и в России все более уверенно утверждает себя принцип непрерывного образования, «образования через всю жизнь», когда окончание учебного заведения становится фактически началом нового пути, нового этапа личностнопрофессионального становления и развития музыканта.

из опыта методической работы

Учить учиться,— это не только приобщение молодого музыканта к методологии самостоятельной деятельности, инициированные выработки необходимых умений и навыков — это одновременно формирование определенной жизненной и профессиональной позиции у учащегося, студента, ориентированной на самодвижение, саморазвитие, самоактуализацию, это закладка фундаментальных оснований отношения студента к действительности, профессии, к самому себе. Таким образом, указанные выше дефекты в преподавании могут встретиться на различных ступенях системы музыкального образования — от начального вплоть до высшего. Логика подсказывает, что педагогические факторы, связанные с развитием учащихся-музыкантов, с их личностно-профессиональным ростом, имеют сегодня первостепенное значение. Действительно, реалистически оценивая цели и задачи, стоящие перед музыкально-исполнительской педагогикой, нельзя не прийти к выводу, что формирование собственно игровых качеств, музыкально-исполнительских умений и навыков, должно быть не самоцелью, а лишь одной из целей, не более важной, нежели всестороннее и универсальное развитие учащейся молодежи.

Список литературы: 1. Зак Я «О некоторых вопросах воспитания молодых исполнителей» / Я. Зак. Статьи, материалы, воспоминания. — М., Советский Композитор, 1980. 2. Сен-Санс К. История одной комической оперы // Статьи и рецензии композиторов Франции, конец XIX — начало XX в. / сост., пер., вступ. ст. и коммент. А. Бушен. — Л., 1972.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

68

Литературно-музыкальные гостиные «Семь вечеров». Вечер второй Literary-musical lounges «Seven evenings». second Evening Михайлов Илья Евгеньевич Mikhailov Ilya Evgenyevich музыкант-педагог дополнительного музыкального образования и досуговой работы (Москва) musician-teacher of additional music education and leisure hours (Moscow) Ключевые слова: синтез искусств, сценарий, стиль, исполнительство, интерпретация. Keywords: art synthesis, scenario, style, performing, interpretation. Аннотация. Литературно-музыкальная гостиная является активной формой организации учебно-воспитательного процесса в системе основного и дополнительного образования детей и юношества. Синтез искусств как методический принцип остается актуальным и востребованным в учебно-воспитательной практике в наши дни. Музыка, вплетенная в ткань литературного творчества писателя или поэта, доносит до нас эпоху, недосказанную мысль, заставляет задуматься, глубже понять слово, будит чувства, раскрывает душу. Сценарии призваны помочь методистам и музыкантам-педагогам в проведении музыкальных мероприятий в образовательных организациях и учреждениях культуры Все сценарии предполагают развивающий метод обучения и гостиную как форму организации вечера. Annotation. Literary-musical lounge is an active form of educational process in the system of basic and additional education of children and youth. Art synthesis as a methodological principle is topical in our days. Music, plated into the literary creation of a poet or a writer, shows us an epoque, untold thought, force us to think, to understand words, rise feelings. Proposed scenarios have the aim to help methodologists and musicians-teachers to organize events in educational and cultural organizations. All of them presume creative approach to educational method and an lounge as a evening organizing form.

Вечер 2. «Утро туманное» В жизни и творчестве Ивана Сергеевича Тургенева литература и музыка слиты неразрывно. Биография русского писателя тесно связана с жизнью знаменитой певицы Полины Виардо. Последняя была сестрой Мануэля Гарсия, педагогические принципы которого оказали влияние на развитие всего вокального искусства той поры. Реализация сценария позволяет приблизить слушателей П р о д о л ж е н и е . Начало см. в журнале «Учитель музыки» № 1 за 2019 год. © Михайлов  И. Е., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


69

к миру итальянского вокала, воспитать вкус к академическому пению. На мультимедийном экране — портрет Ивана Сергеевича Тургенева. Ведущий. В литературном творчестве великого русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева музыка занимала особое место. Иван Сергеевич был очень наблюдательным человеком, все замечал: ни одна, даже самая незначительная, деталь не укрывалась от его глаз. А чуткий слух подсказывал ему исключительные по красоте и точности образы русской земли. Именно отсюда такое богатство литературного творчества писателя, яркость картин природы, чарующие музыкальные эпизоды. Мастер литературного слова вслушивался в богатейшую образную стихию звуков русской природы и окружающей его жизни — это было его творческой потребностью и профессиональной привычкой. Тургеневские образы раскрываются только тем читателям, которые готовы вслушиваться в повествование, оживлять поэтические сравнения, наполняя их личным чувственным содержанием. Чтец. Вдруг донеслись до меня звуки музыки; я прислушался. В городе Л. играли вальс: контрабас гудел отрывисто, скрипка неясно заливалась, флейта свистала бойко». Или музыкальный эпизод из повести «Переписка»: «Капитан корабля давал бал. Веселая музыка долетала до меня редкими приливами; особенно помню я трель маленькой флейты среди глухих возгласов труб; она, казалось, порхала, как бабочка. В исполнении пианиста звучит ноктюрн Дж. Фильда, а в исполнении певицы — романс доглинкинского периода. Ведущий. Голоса природы и музыки сливаются у Тургенева в один звуковой поток. Вчитываешься в его удивительную прозу и не замечаешь, где кончаются слова и начинается музыка, а авторская речь превращается в песню. Чтец. Все дремало, все нежилось вокруг; все как будто глядело вверх, вытянувшись, не шевелясь и выжидая… Чего ждала эта теплая, эта не заснувшая ночь? Звука ждала она; живого голоса ждала эта чуткая тишина — но все молчало. Соловьи давно перестали петь… а внезапное гудение мимолетного жука, легкое чмоканье мелкой рыбы в сажалке за липами на конце сада, сонливый свист встрепенувшейся птички, далекий крик в поле,— до того далекий, что ухо не могло различить, человек ли то прокричал или зверь, или птица,— короткий, быстрый топот по дороге: все эти слабые звуки, эти шелесты только усугубляли тишину… как вдруг раздался в доме аккорд, раздался и покатился волною… раздражительно звонкий воздух от-

из опыта методической работы

прянул эхом… я невольно вздрогнул. Вслед за аккордом раздался женский голос. В исполнении певицы звучит романс П. И. Чайковского «В эту лунную ночь» на стихи Д. Ратгауза. Ведущий. Иван Сергеевич внимательно относился к музыкальной характеристике своих персонажей. В музыке, которая так часто звучит в его романах, повестях и рассказах, писатель видел одно из выразительных средств эмоциональной окраски повествования, а также создания психологически достоверного образа. Многочисленным сценам, в которых музыка выражает одухотворенность и нравственную чистоту героев, противостоят эпизоды пошлого мещанского музицирования. Огромное значение придавал Тургенев характеристике действующих лиц через музыку. Любовью к музыке, способностью глубоко и искренне чувствовать ее наделены персонажи, пользующиеся симпатией автора. И напротив, нелюбовь к музыке для писателя была симптомом духовной ограниченности и бедности чувств. Воистину могучий русский характер! Чтец. Он глубоко вздохнул и запел… Первый звук его голоса был слаб и неровен, и, казалось, не выходил из его груди, но принесся откуда-то издалека, словно залетел случайно в комнату. Странно подействовал этот трепещущий, звенящий звук на всех нас; мы взглянули друг на друга, а жена Николая Ивановича так и выпрямилась. За этим первым звуком последовал другой, более твердый и протяжный, но все еще, видимо, дрожащий, как струна, когда, внезапно прозвенев под сильным пальцем, она колеблется последним, быстро замирающим колебанием, за вторым — третий, и понемногу разгорячаясь и расширяясь, полилась заунывная песнь. «Не одна во поле дороженька пролегла»,— пел он, и всем нам сладко становилось и жутко. Я, признаюсь, редко слыхивал подобный голос: он был слегка разбит и звенел, как надтреснутый; он даже сначала отзывался чем-то болезненным; но в нем была и неподдельная глубокая страсть, и молодость, и сила, и сладость, и какая-то увлекательно-беспечная, грустная скорбь; русская, правдивая, горячая душа звучала и дышала в нем и так и хватала вас за сердце, хватала прямо за его русские струны. В исполнении певца звучит обработки русской народной песни. Ведущий. До конца жизни Иван Сергеевич оставался артистической и увлекающейся натурой. Его письма многочисленным друзьям и собратьям по перу хранят отголоски сильных эмоциональных потрясений, вызванных встречами с музыкой. Музыкальным вкусам Тургенева были чужды умеренность оценок и сдержанность чувств; в каждой строке писателя о том или ином событии музыкальной жизни читается его впечатлительная и страстная душа. Тем не менее,

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


из опыта методической работы

70

писатель всю жизнь оставался верен двум композиторам — Вольфгангу Амадею Моцарту и Людвигу ван Бетховену, отмечая: «Оба колосса, Бетховен и Моцарт, поэты Божьей милостью, и их произведения бессмертны». В исполнении певицы звучит песня В. А. Моцарта. Ведущий. Музыка Моцарта покоряла Тургенева мелодическим богатством, благородством, возвышенной чистотой, естественностью выражения чувств. Писатель отмечал, что мелодия Моцарта льется для меня совершенно естественно, как льется какой-нибудь прекрасный ручей или источник… Моцарт подобен Рафаэлю — красота его мелодий очищает душу и поднимает ее до идеалов совершенства. Иван Сергеевич особенно остро ощущал трагедийное начало моцартовской лирики. Общение с музыкой Бетховена также составляло одну из важнейших потребностей Тургенева. Не только творчество немецкого гения, но и его судьба служили Ивану Сергеевичу образцом высокого служения искусству и человечеству. В исполнении певца звучит песня Л. Бетховена. Ведущий. В 1843 году на гастролях итальянской оперы в Санкт-Петербурге Тургенев познакомился с испанофранцузской певицей Полиной Виардо. На мультимедийном экране высвечивается портрет Полины Виардо. Чтец. Вдруг совершилось что-то необыкновенное… Раздались такие восхитительные, бархатные ноты, каких, казалось, никто никогда не слыхивал… По зале мгновенно пробежала электрическая искра… Сдержанность, соблюдение театральных условий были невозможны: никто не владел собой; восторг уже не мог вместиться в огромной массе людей, жадно ловивших каждый звук, каждое дыхание этой волшебницы, завладевшей так внезапно и всецело всеми чувствами, мыслями, воображением молодых и старых, пылких и холодных, музыкантов и профанов, мужчин и женщин… да! Это была волшебница!.. При повторении арии для всех стало ясно и очевидно, что Виардо не только великая исполнительница, но и гениальная артистка. В исполнении певицы звучит ария Розины из оперы Дж. Россини «Севильский цирюльник». Ведущий. Увлечение необычным талантом певицы вскоре переросло в любовь и долгую дружбу, определившую дальнейшую жизнь Ивана Сергеевича. Памятником этой вдохновенной любви-дружбы, пронесенной Тургеневым через всю жизнь, стало стихотворение в прозе «Стой». Чтец. Стой! Какою я теперь тебя вижу — останься навсегда такою в моей памяти! С губ сорвался последний вдохновенный звук — глаза не блестят и не сверкают — они

меркнут, отягощенные счастьем, блаженным сознанием той красоты, которую удалось тебе выразить, той красоты, во след которой ты словно простираешь твои торжествующие, твои изнеможенные руки! Какой свет, тоньше и чище солнечного света, разлился по всем твоим членам, по малейшим складкам твоей одежды? Какой бог своим ласковым дуновеньем откинул назад твои рассыпанные кудри? Его лобзание горит на твоем, как мрамор, побледневшем челе! Вот она — открытая тайна, тайна поэзии, жизни, любви! Вот оно, вот оно, бессмертие! Другого бессмертия нет — и не надо. В это мгновение ты бессмертна. Оно пройдет — и ты снова щепотка пепла, женщина, дитя… Но что тебе за дело! В это мгновенье — ты стала выше, ты стала вне всего преходящего, временного. Это твое мгновение не кончится никогда. Стой! И дай мне быть участником твоего бессмертия, урони в душу мою отблеск твоей вечности! В исполнении певицы звучит песня «Ave Maria» Ш. Гуно — И. С. Баха. Ведущий. Глубокая музыкальность прозы Тургенева, обилие в ней музыкальных страниц привлекали внимание русских композиторов. Первые попытки вывести героев писателя на оперную сцену были предприняты уже при его жизни. Так, А. Г. Рубинштейн начал работу над оперой по роману «Рудин», а П. И. Чайковский надеялся написать оперу по роману «Накануне». В силу отсутствия достойного либреттиста этим планам не суждено было осуществиться. Создать либретто на сюжет Тургенева, не обесценив его великой прозы, не удалось никому. Возможно, поэтому быстро сошли со сцены оперы «Ася» М. М. ИпполитоваИванова, «Вешние воды» А. Б. Гольденвейзера, «Клара Милич» А. Д. Кастальского, «Песнь торжествующей любви» А. Ю. Симона, балет И. И. Шварца «Накануне». И только один романс А. А. Абазы «Утро туманное» до сих пор пользуется известностью и популярностью. В исполнении певицы и певца звучит романс А. А. Абазы на стихи И. С. Тургенева «Утро туманное». Ведущий. Иван Сергеевич Тургенев признавался, что музыкальные наслаждения для него выше всех других, редко что его может заставить заплакать. «Еще иногда стихи Пушкина до слез тронут, а от музыки часто плачу». Эта страстная любовь к музыке наложила отпечаток на все творчество великого русского писателя, нашу славу и нашу гордость. В исполнении пианиста звучит камерное произведения русского композитора середины XIX века.

(Продолжение следует)

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


73

ДАТЫ И СОБЫТИЯ

ОПЕРА КАБАЛЕВСКОГО ПРОЗВУЧала ВО ФРАНЦИИ OPERA of KABALEVSKY PERFORMED IN FRANCE 2019 году во Франции отметили 100-летие выхода в свет романа «Кола Брюньон» великого французского писателя Ромена Роллана. В связи с этим в октябре в городах Кламси и Везле, в котором жил писатель и где находится его музей, прошел симпозиум, на котором прозвучали в концертном исполнении отрывки из оперы Д. Б. Кабалевского «Мастер из Кламси» как из первой ее редакции, так и из второй. Главный редактор журнала «Учитель музыки» М. Д. Кабалевская стала почетным гостем мероприятия. 11 октября в Везле прошла вводная лекция журналиста, политика и писателя ЖанФрансуа Базена — «Кола Брюньон, бургундец или нивернезец?». Вечером в базилике состоялся концерт гитариста Масанобу Нисигаки, в исполнении которого прозвучала музыка Баха, Берлиоза, Бетховена, Дебюсси. 12 октября в ратуше Кламси прошла конференция «"Кола Брюньон" сегодня» под научным руководством Жана Лакоста с участием Сержа Зенкина, Оливье Анри Боннеро, Паскаля Фотье и других. В медиатеке Франсуа Миттерана представили экспозицию французских и иностранных изданий романа «Кола Брюньон». Выставка организована Филиппом Готеро, директором медиатеки, в сотрудничестве с Научно-художественным обществом Кламси и Музеем искусства и истории Ромена Роллана. 13 октября в Кламси все желающие отправились на литературную прогулку «По следам Кола Брюньона» с Жаном Лакостом. В Музее искусства и истории Ромена Роллана президент Научного общества Ролан Лемуан представил мультимедийный

терминал, на котором все желающие смогли виртуально просматривать издание «Кола Брюньон» с иллюстрациями Габриэля Бело 1921 года. Издание романа, который автор подарил Научно-художественному обществу Класи, было оцифровано благодаря партнерству с l`Imprimerie Laballery. Также в музее представлена экспозиция картин Станислава Соболевского «Мой друг Кола», выставку открывали директор музея ПьерАнтуан Жакин и сам автор картин. Станислав Соболевский регулярно выставляется в музеях и галереях Польши и других стран, преподает живопись в Университете Кракова. В церкви Сен-Мартен 13 октября прозвучали отрывки из оперы Д. Б. Кабалевского «Мастер из Кламси» (1937) в концертном исполнении. Постановка Фандо Эжеа, концертмейстер Елена Сурина, роль Кола Брюньона исполнил Фредерик Альбо (бас-баритон), Селина — Эльвира Стратинская (меццо-сопрано), Жаклин — Анара Хасенова (сопрано). 16 октября в медиатеке Франсуа Миттерана конференцию «"Кола Брюньон" сегодня» продолжило выступление Клодин Гальмар «Кола Брюньон — наследие Клода Тилье». В декабре в кинотеатре «Le Vauban» (г. Аваллон) киноклуб Франсуа Трюффо представляет три лекции Ирины Барбаро о романе «Кола Брюньон», конференцию Жана Лакоста и показ экранизации «Путешествие капитана Фракасса», где действие, как и в романе «Кола Брюньон», также происходит во времена Людовике XIII, и сам роман Теофиля Готье, как и у Ромена Роллана, показывает читателю ту эпоху через призму авторской сатиры.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


74

нам пишут

Переход казаков через Альпы (записки концертного директора-поневоле)

Cossacks crossing the Alps (notes of the concert director-involuntarily)

Иогансен Инга Владимировна Jogansen Inga Vladimirovna композитор, сотрудник Многофункционального учебно-производственного центра звукозаписи и звукорежиссуры Московской консерватории им. П. И. Чайковского composer, worker of Multifunctional educational-production сenter of sound-recording and sound-producer in Moscow state conservatory P. I. Tchaikovsky

Ключевые слова: Черногория, гастроли, казачий фольклор, благотворительный концерт. Keywords: Montenegro, tour, Cossack folklore, charitable concert. Аннотация. Данная статья является приглашением для фольклорных коллективов России на ежегодный благотворительный концерт в русский монастырь в Черногории. Статья знакомит с одним из казачьих коллективов, получивших подобный опыт «гастролей» в этом году и содержит конкретные рекомендации по организации поездки. Статья дает возможность заочно побывать на одном из самых ярких праздников в данной местности! Annotation. This article is an invitation for folk groups of Russia to visit every-year charitable concert in russian monastery in Montenegro. It introduces us to one of Cossack collectives, that received such an experience this year and has many useful recommendations how to organise such visits.

Идея пригласить какую-нибудь фольклорную группу из России в один из Черногорских монастырей для выступления на праздничном концерте начала зреть в моей голове задолго до приезда сюда первого народного коллектива — а именно с того момента, как я озаботилась присутствием (а вернее отсутствием) «русской

темы» в этом монастыре: ведь населяли его исключительно «русскини», а в обители не было никаких намеков на это — монахини давно освоили сербский язык, традиции и обзавелись новыми друзьями, и о России, как-будто начали забывать. Я же все время пыталась этому помешать…

© Иогансен  И. В., 2019 Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


75

С чего все начиналось Зачем это надо было — не знаю, но я то матрешку привезу им в подарок, то самовар (представляете, чего стоило втиснуть его в бокс для измерения ручной клади?). Думала, если не захотят им пользоваться, то хотя бы выставят в трапезной как сувенир, и будет такой русский уголок. Хотела еще для пущего колорита привезти бабку на чайник или сапог, которым раздувают пламя — чтоб совсем уж по-русски было. Но авиакомпания «Победа», слава Богу, ограничила мои фантазии новыми тарифами на провоз багажа. Мечты сбываются Идея сделать монастырь более «русским», а может просто русским, неожиданно для всех реализовалась в августе этого года, когда для участия в праздничных мероприятиях мы пригласили коллектив под названием «Казаки Дона». Денег для приема большой группы ни у кого не было, поэтому вышли из положения так: устроили им что-то вроде гастролей по Черногории, но не за свой счет, а за счет Фестиваля Православного искусства, регулярно проводимого в Черногории в тех же числах, что и монастырский концерт. Перелет группы в страну и выступления фестивали обычно не оплачивают, но размещение, питание и переезды с места на место внутри страны, как правило, организует принимающая сторона. Так, с легкой руки организаторов, 9 августа казаки выступили в городе Бар на концерте, посвященном Косовской Битве в рамках фестиваля сербско-русской дружбы, 11 августа — на открытой сцене Старинной Крепости Канли Кула в городе Герцег-Нови на концерте, посвященном 80-летию

нам пишут

Церковного хора города Герцег-Нови, и в нашем монастыре заодно — 7 и 8 августа. …И при чем здесь церковь? Такая уж традиция в Черногории, да и во всей бывшей Югославии, где стоят православные храмы, делать большой концерт перед днем святого, в честь которого построен монастырь или церковь. А называется такое мероприятие «Славой». Это что-то вроде Престольного праздника в русских церквях, но в сочетании с массовыми гуляниями. На них приглашаются все! Проходят Славы ярко, весело, с национальными песнями-плясками, обычно вечером после Всенощной службы накануне Праздника, и с шумным застольем для всех гостей — утром, после Ли­ тургии. А если помножить все это на умение дружить, ракию, красивый пейзаж, и не за окном — так как все, кроме служб, проходит на открытом воздухе, а также хорошую погоду, то можно понять, почему так популярны они среди местного населения и так притягательны для гостей — таких, как мы — жителей больших городов и холодных во всех смыслах стран. Так и ездят от Славы к Славе весь год местные жители, а мы… им завидуем: где еще встретишь столько свободы, радости, тепла и внимания к себе, только потому что ты — русский? А если еще и петь умеешь!.. «Приезжай к нам на Славу» — обычно приглашают хозяева. Заглянем на Славу и мы Познакомилась я с этими монахинями раньше, чем был сооружен сам монастырь, еще в России.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


нам пишут

76

Так и повадилась каждый год приезжать к ним на Славу. Здание монастыря было построено черногорцами всего несколько лет назад в историческом месте, среди ошеломительных по красоте гор, по которым некогда проходила римская армия, и передано русским для хранения местной святыни — развалин амфитеатра и ристалища, где по преданию приняла мученическую кончину Св. Петка (II век н. э.). Горная дорога к монастырю традиционно утрамбовывалась муниципалитетом лишь за несколько дней до Славы. А в остальное время из-за размывов она представляла из себя скорей отличную трассу для ралли, по которой могли ездить лишь местные шумахеры. Не для всех машин трасса была проходимой, но для всех без исключения — не безопасной. Вероятно поэтому концертные коллективы Черногории редко «доползали» сюда, и несколько лет подряд концерты делались своими силами, больше напоминая самодеятельность. Я каждый раз чувствовала какое-то неудобство перед гостями за это. И мне было до тех пор «обидно за державу», пока не прилетел на выручку наш коллектив. Концерт Этот концерт — событие, ради которого все и затевалось. Он дается в вечер, перед Литургией, и на него съезжаются и местные жители, и духовенство со всей Черногории. Мы боялись, что от песен на незнакомом русском языке публика заскучает и даже хотели сократить программу. Но, во-первых, на казаков пришли посмотреть представители обширной русской диаспоры в Чер-

ногории (сработала реклама), а во-вторых, замечательно была выстроена и великолепно исполнена сама программа — зрелищно, артистично, с гармошкой, танцами и фланкировкой — это искусство владения шашкой. Все и без слов было понятно — одна военная форма чего стоила! Так что час с лишним концерта прошел на одном дыхании! В программе было все, что в России именуется «попсой» вплоть до «Калинки-малинки» и «Подмосковных вечеров» на бис, после оригинальных казачьих песен вроде «Ой ся». Но именно «попса» больше всего нравится местным. Дело в том, что русскому языку в школах Югославии учили на примере этих и подобных песен, и в отличии от нас, они знают все куплеты этих песен, а не только первый. Мне лично очень понравились танцы в исполнении юной танцовщицы Яны Михайленко, которая как раз и продемонстрировала искусство фланкировки. Представьте себе: красивая, черноглазая казачка в традиционном красном платье сначала делает круг, потом, с прямой спиной и в почти военной стойке, одной рукой вращает не такую уж легкую казацкую шашку, другой — упирается в бок для равновесия, затем отдает шашку и делает вращение (на траве!) наподобие балетного фуэте в эффектно развевающейся юбке! Мужественно и женственно одновременно! Мы всех змей распугали, крича «Браво»: настоящая звезда! Красивый ход, подумала я тогда,— отдать мужской танец молоденькой девушке, как символ боевой готовности казаков защищать Родину до последнего человека. Хотя «ход» этот возник не от хорошей жизни, а просто потому, что не хватало танцоров в поездке. Не менее славным, а главное каким-то трогательным и настоящим было выступление певца и баяниста Константина Труфанова, аккомпанировавшего певцам, когда не было фонограммы, и исполнявшего военные песни в лучших традициях этого жанра. И конечно всем, особенно мужской части зрителей, понравился вокальный дуэт двух Андреев — сладкоголосого тенора Андрея Казакова и артистичнейшего баритона Андрея Панкратова (пение в терцию здесь очень приветствуется, учитывая одноголосную природу сербского пения). Ну и наконец, удивительные женщины всех возрастов — голосистые участницы хора, породи-

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


77

стые казачки, благодарность которых окупила все наши страдания и усилия по организации концерта! Хочется низко поклониться вам, дорогие. «Любо вам!», не поскупившимся перелететь Динарские Альпы за свой счет, ради того, чтобы вывести ансамбль «в свет» и продемонстрировать миру свое искусство! Концерт так понравился, что утром, после Литургии, гости потребовали продолжения. И после застолья, прямо в трапезной, мужская часть коллектива дала еще один концерт. Мы были к этому готовы, и сделали отдельную программу застольных песен для мужского дуэта в сопровождении баяна. И это был апофеоз! …Остальная же часть труппы уже отдыхала на побережье Средиземного моря после вечернего концерта, который мы долго-долго еще будем вспоминать… Встреча двух культур Национальные традиции очень сильны на пространстве бывшей Югославии. И это на мой взгляд сильная сторона в культуре этих мест. Здесь сохранено и популярно не только собственно народное творчество, но и производные от него — прежде всего «легкая музыка». Национальный колорит — это то, что отличает массовую культуру Сербии и Черноории от нашей. Лучше эстрады, чем сербскоязычная, я, например, не слышала! Эстрада, джаз и другие направления популярной музыки вобрали в себя и продолжают активно культивировать знаменитые балканские ритмы, необычные для русского уха лады и обработки изумительных по красоте и поэтичности песен и танцев. Трудно представить, что в России добровольно кто-то станет на свадьбах петь или танцевать так, как делали это наши предки в деревнях 100, 200, 300 лет назад. А вот в Сербии и Черногории это возможно, потому что «югославская» культура органично национальная. Почему в России вырождаются народные традиции — вопрос сложный. Но каковы бы ни были причины, налицо человеческая разница между нами: нас будто лишили дома, все стало общим — и нет желания лелеять свою историю, воспоминания, и нет причин собираться вместе для того, чтобы предаваться радости взаимного общения и любви к своей земле, большой и малой Родине. История Балкан, между тем, всегда была наполнена трагедией борьбы за национальную независимость (может это и сплотило людей?). Все, кому

нам пишут

ни лень, начиная от турок и кончая Наполеоном, хотели завоевать их, и часто это удавалось. А Россия, как старший брат, во все времена этой истории была рядом, подставляя плечо братьям славянам, нередко себе в ущерб. Самый неоднозначный пример такой помощи, как известно, привел к мировой войне и, как результат — убийству русского царя, разрушению государственного строя России и потере ее территорий. Военное прошлое Сербии и Черногории задокументировано не только историей, но также и в искусстве — даже в русском классическом искусстве того времени (вспомним «Песни западных славян» Пушкина или «Славянский марш» Чайковского). И конечно же, в народном творчестве этих стран. Несмотря на, казалось бы, экстравертный характер и безудержное веселье, во всех аспектах сербско-черногорской народной музыки — а не только в словах песен, ощущается боль — огромная боль народа, 500 лет сопротивлявшегося насильственной исламизации и рождавшего мучеников веры. Эта боль, как лейтмотив всякий раз пронизывает душу и парадоксальным образом кажется тем сильнее, чем зажигательнее звучит ритм танца или песни, словно именно она, эта боль, вопреки всему, рождает отчаянное желание жить, как в последний день, и любить, как в последний раз. Почему казаки? Все эти особенности истории сформировали характер сербов и черногорцев — мужественного, жизнелюбивого народа, для которого патриотизм — не пустое слово. Но эти же черты свойственны и нашему казачеству. Правда, будучи огромной державой, Россия сравнительно редко проигрывала сражения, и это сообщило казачьему фольклору оптимизм и какоето бесшабашное отношение к жизни и смерти полагавшихся на авось мужиков, которые никогда не знали наперед, что им предстоит — «шашкой махать, или поле пахать». Поэтому, я надеялась, выступление нашего ансамбля удивит публику, воспитанную на монодийных традициях, не только русским многоголосием. Так же,— думала я,— должны были вызвать отклик в душах этих людей, жаждущих реванша за проигранные сражения и чаящих восстановления утраченного величия нации, демонстрация силы такими же, как они, славянскими воинами, уверенными в непобедимости своей армии.

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


нам пишут

78

И интуиция меня не подвела: наши казаки для местных жителей стали олицетворением этой непобедимости. Иначе как объяснить, что после Литургии каждый второй гость и даже священники в облачениях снимали с казаков фуражки, надевали на себя и фотографировались в обнимку с ними — братались, можно сказать! В заключение Надо сказать, что активное присутствие религии в жизни — это еще одна характерная черта этих стран. Исповедовать православную веру открыто не считается здесь зазорным. Религия для сербов и черногорцев — просто часть жизни, такая же естественная, как дыхание или сон. По воскресеньям люди ходят в храм в праздничных одеждах. Недавно в храме я видела пухленькую старушку в летнем брючном костюме розового цвета с рюшами и в шляпке, похожую на зефир — необычно и по-своему красиво. И никто не смотрел на нее косо: на праздник человек пришел — надел все лучшее! Нормальным здесь считается получать богословское образование или устраивать праздники в честь святого — покровителя семьи. Кстати такие праздники тоже называются «Славой», так как «Славы» бывают не только церковные, но и семейные. В этих краях у каждой семьи есть свой святой, а не только личный у каждого человека, имя которого дается при крещении. Такие праздники устраиваются ежегодно, иногда и по два раза в год. А то, что концерт удался, нет никаких сомнений, ибо критерием служат шишки, полученные после всякого хорошего дела, особенно когда оно касается святых мест.

Видно кое-кому с рогами очень не понравилось хорошее начинание и наше, и фестивальное, так так по слухам, на одного из организаторов фестиваля чуть ли ни уголовное дело завели за просербскую (и прорусскую тоже, я думаю) направленность фестиваля на территории Черногории, которая теперь подчиняется законам Евросоюза. Пусть политики делают, что они хотят, но что может помешать нашему искусству творить свою политику — политику дружбы, радости общения и удовольствия от творчества друг друга! P. S. А еще артисты отдохнули на престижном курорте, поездили по святым местам и получили свою порцию славы. Обзавелись так же новыми связями на будущее, так как мероприятия, подобные нашему концерту, собирают представителей духовенства со всей Черногогории, и многие имели возможность не только ознакомиться с творчеством группы, но и пригласить ее к себе — попеть на службах, съездить на экскурсию в свой монастырь или поучаствовать в каком-либо празднике на следующий год. И все это за шесть дней! Конечно много было трудностей и у меня, и у монахинь, и у участников труппы, которые остаются «за кадром» этого повествования. Но, жалею ли я о предпринятых трудах? Если и жалею о чем-то, то о том, что не было у нас на концерте балалаечников и ложкарей, что мало было танцоров и хор не велик. Теперь, когда некоторые тайны нашего концертного дела раскрыты, остается сказать только одно: «Коллеги, заезжайте к нам на Славу, если будете отдыхать где-то рядом — попоем, поиграем, потанцуем и порадуемся жизни так, как умеют только в этих краях — а заодно поддержим честь России!!!»

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


79

ДАТЫ И СОБЫТИЯ

КАЛЕНДОСКОП | декабрь 2019 13 мая родился Исаак Иосифович шварц (1923–2009) Советский и российский композитор. «Я сделаю любую замороченную оркестровку, наплету любых самых многозначительных диссонансных пируэтов… Но по-настоящему самое трудное для каждого композитора и самое большое для него счастье — все этого хотят, пусть не врут, что это им все равно… просто почти никому это не удается, потому что это не придумывается, а сваливается с неба, озаряет… — сочинить свежую, сильную, запоминающуюся мелодию! Все остальное — дело техники»,— Исаак Шварц. Исаак в 12 лет победил на конкурсе молодых дарований и играл в Большом зале Ленинградской филармонии. Так начался его творческий путь. Сам Исаак Иосифович утверждал, что начального академического образования он не получил. В тяжелые для семьи годы репрессий, лишившись отца, всего имущества, будучи высланными с матерью и сестрами в Киргизию, четырнадцатилетний мальчик не оставляет музыку и уже дает уроки детям местных чиновников. В 1938 году он начинает брать уроки композиции у педагога Владимира Фере, пробует свои силы и в качестве импровизатора, работая тапером в кино. Может быть с этого и началось его особое чувство природы кинематографа. Отвоевав в войну сапером, Исаак демобилизовался в 1945 году и при содействии Д. Д. Шостаковича поступил в Ленинградскую консерваторию. Учился в классе композиции у Бориса Арапова, но посещал и класс Д. Д. Шостаковича. В годы студенчества, подвергался критике за формализм, как и Шостакович, но наотрез отказался публично осудить своего наставника. В годы обучения в Шварце проявились все те качества, которые выделяли его среди отечественных композиторов — яркость, драматизм, эмоциональность. В 1954 году им была закончена Симфонии фа минор, принесшая молодому композитору первый заметный успех, а через год его принимают в Союз композиторов СССР. Шварц — автор балетов, симфонических и камерных произведений, но стал знаменит, прежде всего, благодаря музыке, написанной к известным отечественным кинофильмам. В его фильмографии более 110 лент, многие из которых вошли в золотой фонд кинематографа: «Белое солнце пустыни», «Звезда пленительного счастья», «Блондинка за углом», «Братья Карамазовы», «Живой труп», «Дикая собака Динго», «Соломенная шляпка», «Дерсу Узала»… Едва ли не со всеми лучшими отечественными режиссерами успел поработать Исаак Иосифович. Дружба и долголетнее плодотворное сотрудничество с поэтом Булатом Окуджавой, на стихи которого Шварц написал 32 песни и романса сыграли огромную роль в жизни композитора. Считая себя приверженцем традиций романтизма, Шварц подчеркивал, что никогда не работал в модернистском стиле и в экспериментальных жанрах. Всегда предпочитал, если позволял бюджет картины, оркестр, недолюбливал синтезатор, вторгающийся повсеместно в кинематограф. С «насмешливой унылостью» композитор относился к музыковедческим трудам и статьям о себе. «Шварц — необыкновенный человек, интеллигентный, тонко чувствующий. Его высокий интеллект неразрывно связан с духовностью, просто неотделим от нее. Бог одарил его талантом слышать высшие мелодии и выражать их языком ясным и доступным — с помощью музыки. А музыке нас птицы научили»,— Александр Кушнер

Учитель музыки 2019 | № 4 (47)


Свидетельство о регистрации печатного средства массовой информации ПИ ФС77-69246 от 29 марта 2017 г. ISSN 2411-2887. Подписано в печать 20.12.2019 г. Изд. № 47. Тираж 250 экз. Оригинал-макет подготовлен в Федеральном государственном бюджетном научном учреждении «Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования» 119121, Москва, ул. Погодинская, д. 8, корп. 1. Сайт: www.art-education.ru. E-mail: ihorao@mail.ru Адрес для корреспонденции: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 34/18, кв. 40, М. Д. Кабалевской E-mail редакции: markab50@gmail.com, kabalevsky@mail.ru Тираж отпечатан в книжной типографии «Буки Веди» Москва, Партийный пер., д. 1 www.bukivedi.com ВНИМАНИЕ ! Уважаемые читатели и авторы! Мы рады сообщить, что официальный сайт журнала KABALEVSKY.RU (КАБАЛЕВСКИЙ.РФ) заработал. Будем рады вашим замечаниям и предложениям.

Учитель музыки

Учитель музыки


журнал «Учитель музыки»

Главный редактор М. Д. Кабалевская Редактор В. О. Усачёва Музыкальный редактор В. М. Чигарина Дизайн обложки А. П. Граковская Компьютерная верстка О. Д. Кабалевский, Т. М. Манукина

основан в 2007 году выходит 4 раза в год индекс 39773 (по каталогу "Пресса России") почитать issuu.com, edocr.com ru.calameo.com скачать Kabalevsky.ru Кабалевский.рф написать kabalevsky@mail.ru markab50@gmail.com


Profile for Журнал "Учитель музыки"

Учитель музыки № 4 / 2019 (47)  

Учитель музыки № 4 / 2019 (47)  

Advertisement