Issuu on Google+

Андрей Павлович Глоба (1888-1964г.г.). Поэт, драматург и переводчик. Печатался с 1915. Автор предисловия к итоговому, посмертному сборнику Глобы "Песни и поэмы" (М., 1969) Сергей Наровчатов – сам человек одаренный, но творчески советской эпохой почти погубленный – писал: "Судя по всему, А. Глоба задавался целью составить нечто вроде песенной антологии всех народов и всех веков". Среди его переложений песен встречаются "Весенняя песня" и "Песня шута" ("из Шекспира"), баллады Гете и "песенки" Карла Михаэля Бельмана, без которых переводчик-песенник, безусловно, обойтись не мог. Переводы – более чем вольные. Вот практически все, что сегодня можно найти в сети об этом поэте, который в 30-е годы был кумиром харьковской интеллектуальной молодежи, включая мою маму. У меня сохранилась книжечка его переводов «Запад», которую мама ухитрилась сохранить во всех трагических перипетиях Войны и эвакуации: бегство из Харькова за 4 дня до его взятия немцами; долгий путь на Восток в теплушке, под бомбами и обстрелами немецких самолетов; жуткий холод и голод в Молотове (сейчас – Пермь) на Урале; суматошный переезд и жизнь в городе Шахты Ростовской области; и, наконец, обустройство в Киеве и мирная жизнь в нем до смерти. Из этого можно себе представить, как дорог был ей этот потрепанный томик – ведь ничего больше у нее не сохранилось от довоенной жизни, кроме него и нескольких фотографий. И еще, я уверен, что она мне напела некоторые из «песенок» Глобы, потому что, увидев текст, я немедленно «вспоминаю» мелодию. Понятно, что мотивы «Застольной» (Ирландской застольной) и «Песни пьяницы» (Шотландской застольной) я знаю, потому что это – Бетховен. Но как иначе мог бы я «вспомнить» мелодии «Сестер-соперниц» и «Прогулки Уллы»? Так или иначе, мне эта книжечка стала очень дорога, и я хочу поделиться ею с вами. Успехов и удовольствия вам. Евгений Шведков. Ноябрь 2013.



West by Andrey Globa