Issuu on Google+

faces

Данила Антоновский: Соучредитель Chop-Chop, Meatball company

«Это же просто котлетки, а оборачивать их в слишком модную обертку было ошибкой»

  1 8 

Данила Антоновский — выпускник ис торического фак ультета МГУ, успешный пиарщик, позже — с тарший ре дак тор отде ла моды российского ж урна ла GQ, а вскоре и шеф-ре дак тор Conde Nast Digital — подразде ления Издате льского дома Conde Nast. Но сейчас его имя популярно и за пре де лами издате льского де ла.

З аписала : И нна С ослов с к а я

f e b r u a r y ' 1 4   |   A i r p o r t m a g a z i n e ® 

В 2011, оставив журналистику, регулярные публикации в Vogue, Tatler и «Сноб», он вместе с двумя друзьями  — Алексеем Ермиловым и Евгением Мурушкиным открыл первый московский салон Chop-Chop. При этом подчеркивая, что это не салоны красоты, а мужская парикмахерская барбершоп — место, где быстро, аккуратно и, что самое главное, модно подстригут и побреют лучшие мастера города, пока вы «попиваете бесплатный холодный виски и листаете свежий номер Men's Health». За пару лет существования бренда парикмахерские Chop-Chop открылись в двух десятках городов от Санкт-Петербурга до Астаны, от Риги до Харькова. «Мы — очень про Нью-Йорк, а из этого сочетания получаются крутые вещи», — говорит Данила. Летом 2013 команда Антоновский-Ермилов-Мурушкин открыли новый модный проект Meatball Company в духе бруклинских закусочных «фаст-фуд». Несмотря на то, что области, в которых ребята делают проекты, довольно далеки друг от друга, почерк узнается без труда — все они мгновенно становятся популярными и успешными. Мы поговорили с Данилой о том, как на сэкономленные на завтраках деньги открыть самое модное место в Москве, достичь компромисса в работе с друзьями и раз и навсегда забыть об офисных буднях.

ы довольно долго работал в издательском деле, прежде чем уйти в бизнес. Писал о моде, о том, почему тренч круче куртки, почему брюки нужно подворачивать. Не планируешь издать книгу советов Данилы Антоновского «Как правильно носить двубортные пиджаки, чтобы выглядеть как наследник британского престола, а не как человек, который только что убил наследника престола и стянул с него костюм»? Нет-нет, не планирую. Тут было бы недостаточно материала, чтобы написать книгу. Вернее, может и достаточно, но пришлось бы размазывать. Да и не чувствую я в себе готовности этой теме посвятить год жизни. Что послужило мотивацией в тот момент, когда ты решил уйти с поста шеф-редактора Conde Nast Digital и заняться собственным бизнесом? Чего хотелось больше — денег, славы, самостоятельности или того и другого? Я просто устал от творческого распорядка. С самого начала мне претила концепция ежедневного прихода на работу. Но первые несколько лет все это уравновешивалось с тем удовольствием, которое я от этой самой работы получал. Но спустя шесть лет сложно получать то же самое удовольствие, что и в первый день работы. Удовлетворение снизилось, плюсы отошли на второй план, а на первый вышли минусы, которых было только один — офисная работа. Поэтому, произведя какие-то расчеты в своей голове, я понял, что у меня в жизни есть другие цели. А эта работа меня к моим целям приблизит с меньшей эффективностью, чем та, которой я занимаюсь сейчас. Как вообще возникла идея Сhop-Сhop? Надоело писать о моде, захотелось создавать ее своими руками? Chop-Сhop я делаю с двумя ребятами — Лешей Ермиловым и Женей Мурушкиным. В течение двух лет у них была своя татуировочная студия, которую они захотели развивать. Сделать ее более официальной и менее камерной, домашней. Но тату-бизнес довольно неоднозначная штука — ее сложно масштабировать. Поэтому они стали думать над тем, что бы это могло быть еще. И первым, что стояло в логической цепочке таких услуг, были стрижки. На тот момент в 2011 году было совершенно понятно, что, во-первых, в Москве не было мужской парикмахерской, а во-вторых, никто из парикмахеров в столице не мог делать нам такие стрижки, которые мы хотели. Плюс, к тому времени ребята тоже устали от офисов и таким образом мы в целях совпали и все очень быстро сделали, чему я до сих пор удивляюсь. Я помню, что примерно в двадцатых числах июня мы стояли в одном из московских баров и говорили, что вот неплохо было бы сделать такой проект. А уже в конце августа мы открылись. Как для Москвы, так и для любого другого города, двухмесячный промежуток времени между теоретическим разговором и уже реально работающим заведением — это невероятно быстро.

С самого начала мне претила концепция ежедневного прихода на работу 1 9 

Как ты считаешь, вы сильно рисковали, запуская этот проект? Совершенно не рисковали. Рискуют, например, в Америке, где все очень упорядочено. Если ты немного сходишь с карьерной колеи и уходишь на год-два из офисной работы, то потом тебе очень сложно вернуться. Поэтому люди и размышляют, а имеет ли смысл вообще делать собственный бизнес. У нас вернуться совершенно не сложно. Да и инвестиции были совсем небольшие. Мы использовали свои минимальные сбережения. Деньги, которые мы, грубо говоря, сэкономили на завтраках. (смеется) То есть стартовый капитал был полностью ваш? Первую парикмахерскую мы открыли за 1 млн рублей. В этой сумме не было ни копейки привлеченных денег. И нет до сих пор.


faces

В истории про американскую мечту и своего рода «художественном пособии по предпринимательству», романе «Кофемолка», Михаил Идов писал о том, что уютная кофейня — не занятие для человека, ждущего стабильного вознаграждения за размеренные усилия. Это занятие для любителя самих усилий. И кофе. Именно так. Но у нас в парикмахерских по-другому. Это в большей степени бизнес. В первый год, когда у нас была одна парикмахерская, мы действительно получали от всего этого удовольствие. Но мы не те люди, которые одним этим могут удовлетворяться. Потому что… Потому что хочется денег. (смеется)   2 0 

у нас получилось создать место для мужчин, куда они приходят и чувствуют, что тут все именно для них

На днях вы открыли уже четвертый салон в Москве, а в целом по России и в страны СНГ продано уже больше 20 франшиз Сhop-Сhop. Почему история «только мужские стрижки» — сработала? Chop-Сhop сработал на проблеме. Любой бизнес успешен только тогда, когда он решает какую-то существующую проблему. В Москве действительно не было мужских парикмахерских и было сложно подстричься. Да, тут много салонов, но ты заходишь туда и не чувствуешь, что это парикмахерская, в которой ждут именно тебя. Все слишком расплывчато. А у нас получилось создать место для мужчин, куда они приходят и чувствуют, что тут все именно для них. Бытует мнение, что нельзя смешивать дружбу и бизнес, и есть множество примеров, когда компанию открывают несколько человек, а в итоге остается один. Не боитесь ли вы такого развития событий и того, что ваш бизнес негативно скажется на вашей дружбе? Мы втроем — люди-острова, мы одинаково устроены и крайне самодостаточны. А самодостаточным людям между собой довольно легко выстроить диалог и прийти к компромиссу. Плюс ко всему, у нас скорее дружба, выстроенная на бизнесе, чем бизнес, построенный на дружбе. Наши отношения между собой абсолютно вторичны по сравнению с бизнесом. Поэтому какие-то эмоциональные штуки у нас вообще не присутствуют.

f e b r u a r y ' 1 4   |   A i r p o r t m a g a z i n e ® 

2 1 


faces

Мы втроем — люди–острова, мы одинаково устроены и крайне самодостаточны

  2 2 

В прошлом году вы запустили еще один проект — кафе Meatball Company, но спустя полгода объявили о его закрытии. С чем связано это решение? Все вместе навалилось. Митболы причиняли нам гораздо больше проблем, чем приносили отдачи. В какой-то момент мы поняли, что просто устали с этим всем разбираться. Под проблемами я подразумеваю то, что, во-первых, мы неправильно выбрали помещение. Оно было слишком маленькое, находилось на отшибе, а формат еды — фаст-фуд. Получилась такая нелогичная схема: человеку нужно было специально ехать в наше заведение, чтобы быстро съесть митболы и выйти, потому что он не может там посидеть нормально. Мы поняли, что либо ты делаешь какой-то нормальный ресторан, в котором человек может спокойно посидеть и провести время, либо ты ставишь вот такие небольшие помещения, но около метро, чтобы люди, проходя мимо, могли зайти, поесть и побежать дальше. Здесь было глобальное расхождение между концепцией заведения, местом расположения и физикой помещения. Ну, и во-вторых, мы неправильно выбрали не то чтобы формат,

February' 14 | Airport magazine®

а просто «зациклились» на идее. Накрутили с этим НьюЙорком. Грубо говоря, он был слишком модный для того формата еды, которую там подавали. Это же, по сути, просто котлетки, а оборачивать их в слишком модную обертку было ошибкой. Но мы не закрыли Meatball Company, просто выехали из этого помещения и сейчас ищем другое, чтобы открыться там с учетом всех ошибок, которые мы допустили ранее. Вы занимаетесь огромным количеством дел: the locals — сервис по поиску недвижимости, СhopСhop, митболы, агентство диджитал-брендинга, разрабатываете сайты и прочие проекты в интернете. В планах — расширять поле деятельности или сконцентрироваться на уже существующих проектах? Мы будем концентрировать внимание на уже запущенных проектах. Распыляться особенно не хотелось бы. Мы на митболах почувствовали, как это с��ожно работает. Ресторан и парикмахерская — это абсолютно разные бизнесы, которые сложно делать одинаково эффективно. Сейчас предпочитаем сосредотачиваться на основном — на Сhop-Сhop. Хотя вот, может, еще винный бар откроем. Правила успеха Данилы Антоновского? Все зависит от того, чего именно вы хотите — получить Нобелевскую премию или, может, вырастить какую-то капусту невероятную. Но правило одно: то, чего вы хотите, должно стоять над всей вашей жизнью. Если вы действительно хотите успеха, то будьте готовы к тому, что ради этого придется много чем жертвовать. При этом делать вы должны это совершенно легко. Ни поездок с друзьями по Европе, ни походов в кино. Я утрирую, разумеется. Но все это должно быть вторичным. Успеха добивается тот человек, который этого хочет по-настоящему, и ничего другого для него не существует.

2 3 


Danila Antonovskiy_chop-chop_intreview