Page 1

стр. 8–9

стр. 15

стр. 16

Метаморфозы Европы

«Счастье есть в каждой секунде»

На одну жалобу – десять благодарностей

октябрь 2015

№№ 41–42 (990–991) www.gazetastrela.ru

Правда, которая ранит Почему в обществе неоднозначно восприняли присуждение Нобелевской премии по литературе Светлане Алексиевич? стр. 2–3


2

пульс

самое обсуждаемое

Реакция в блогосфере на главные события в России и в мире

1

топ-

Более ста человек стали жертвами теракта в столице Турции «В Анкаре умер еще один из пострадавших во время теракта. При этом ответственность за него так никто на себя и не взял».

el-murid.livejournal.com/ 2541401.html

2

Александр Лукашенко в пятый раз избран президентом Беларуси «Сплошные концерты самодеятельных коллективов и рекорды – рекордная явка, рекордное число досрочно проголосовавших, рекордное число голосов за Лукашенко».

Выбор редакции

Подлинные голоса истории «За ее многоголосное творчество – памятник страданию и мужеству в наше время» – с такой формулировкой была присуждена Нобелевская премия по литературе белорусской писательнице Светлане Алексиевич. Граждане соседнего с Россией государства неоднозначно отреагировали на событие: кроме аплодисментов, в обсуждениях звучат и откровенные обвинения в адрес соотечественницы, более десяти лет прожившей в странах Западной Европы, к тому же пишущей на русском языке. Впрочем, куда больше претензий в сторону новоявленного нобелевского лауреата полетело как раз из России. Пересказывать их смысл – дело неблагодарное. «Не литература», «политизированное решение», «кто она такая, ее никто не знает» – это если вкратце. Самое показательное, что в качестве иллюстрации к творчеству Алексиевич чаще всего приводятся высказывания из ее интервью последних лет – мысли человека, не приемлющего многих процессов в сегодняшней России. И почти никогда – цитаты из ее произведений, которые недоброжелатели называют то «сборниками интервью», то «инструкциями к утюгу». Складывается впечатление, что всякий, кто сегодня злословит, просто не читал ее книг. А если и читал, то в силу собственной черствости не смог почувствовать, сколько таланта – человеческого и литературного – необходимо для подобной работы. И насколько ее результаты важны для нас, читателей. «Четыре года и «моей» войны. Не раз мне было страшно. Не раз мне было больно. Нет, не буду говорить неправду – этот путь не был мне под силу. Сколько раз я хотела забыть то, что слышала. Хотела и уже не могла», – написала она в своей первой книге «У войны не женское лицо». Ее произведения дают обществу возможность не забывать подлинные голоса истории. Голоса конкретных людей – наши собственные голоса. «А как вы отнеслись к решению Нобелевского комитета?» – спросили мы у своих собеседников.

В художественнодокументальный цикл «Голоса Утопии», который и был удостоен Нобелевской премии, входят такие книги Светланы Алексиевич, как «У войны не женское лицо» (1985), «Последние свидетели» (1985), «Цинковые мальчики» (1989), «Зачарованные смертью» (1993), «Чернобыльская молитва» (1997), «Время секонд хэнд» (2013)

facebook.com/pavel.sheremet.9/posts /854477678004851?pnref=story

3

Сборная России по футболу вышла в финальный турнир Евро-2016 «Одним из главных виновников торжества является сборная Австрии, которая без всякой турнирной мотивации обыграла Швецию на ее поле и тем самым, как когда-то хорваты, вытащила нас на Евро».

sports.ru/tribuna/blogs/fotoblog/ 844542.html?ext=dpd

4

Марина Влади распродает вещи Владимира Высоцкого «Память о человеке не только с его вещами связана – это необъяснимо...»

echo.msk.ru/news/ 1639260-echo.html

5

«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

Водители получат скидку в 50 процентов за быструю уплату штрафов «Конечно, постоянным клиентам карты скидок надо давать».

vk.com/wall-24701002 _126220?reply=126221

ДАТА

Практичные гуманисты 24 октября отмечается День Организации Объединенных Наций. Для большинства ООН – абстрактная структура на политическом олимпе, а Эвальд АЛИЕВ, директор по развитию частной школы «Взмах», отработал там почти 15 лет. – Как вы попали в ООН? – В начале девяностых мне было 25–26 лет, я работал начальником службы связи железной дороги в Азербайджане. Довольно высокая должность, но из-за геополитических процессов все было непросто. В регионе шла война... И вот тогда, в 1993 году, я увидел объявление о вакантном месте руководителя административно-хозяйственного сектора представительства ООН в стране. Меня приняли, через год я сосредоточил в своих руках операционную поддержку всех проектов – от транспор-

та, логистики и аккредитации в стране до дипломатической переписки. Уходил на пенсию с должности заместителя руководителя администрации, занимался проектами в Восточной Европе и странах СНГ. – Чем привлекательна такая работа? – Работа в ООН хороша тем, что там тебе дают полностью реализовать себя. И если ты чувствуешь, что твой потенциал раскрыт не на 100 процентов, можно без страха прийти к руководителю и сказать об этом – тебя передвинут на другую позицию. Среди проектов ООН я не видел неуспешных: если там берутся за что-то, всегда достигают результатов. Все-таки организация работает с огромными финансовыми средствами стран-доноров. У меня в непосредственном управлении находились проекты по разминированию послевоенных территорий в Афганистане, Азербайджане, Боснии и Герцеговине, борьба с наркотрафиком, внедрение инновационных


«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

Николай АЛЕКСАНДРОВ, главный редактор газеты «Брестский курьер» (Беларусь) – Два года назад, когда здесь проходили белорусско-шведские чтения, мы плотно общались со Светланой Алексиевич, да и прежде доводилось это делать. С одной стороны, присуждение ей Нобелевской премии было для нас ожидаемым событием (ее и раньше выдвигали), с другой – радост­ным громом среди ясного неба. Тем более на фоне нынешней, совсем не вдохновляющей, политической и экономической ситуации в стране. Она стопроцентно заслуживает премии хотя бы потому, что работает в таком сложном документально-художественном жанре. Зачинателем его была Софья Федорченко, санитарка, а впоследствии писательница: в 1917 году она выпустила книгу «Народ на войне», это те же окопные разговоры. Были еще Алесь Адамович, Янка Брыль, Владимир Колесник с «Я з вогненнай вёскі». Книги Светланы Алексиевич – это та удивительная правда, которая ранит. Это корябающая, царапающая, бьющая правда – естественно, что у нее и сейчас немало противников. Это сплав мощной художественной энергетики с жестокой и жесткой фотографичностью. Число переводов на иностранные языки еще раз убеждает, что книги Алексиевич востребованы. Они перешли из XX в XXI век, а век не стал лучше. Они будут долго жить и ранить наши души, но эти раны – целебные. Это наш первый нобелевский лауреат, и я рад за всю Беларусь.

опрос

Николай СОЛОДНИКОВ, организатор диалогов «Открытой библиотеки» – Светлана Алексиевич – наш современник. И это поразительно, как в глухонемом мире живет и творит человек с таким тонким слухом и прекрасным голосом. Она обладает главным даром – умением слушать людей. То, что сегодня как явление отсутствует в принципе. Все слушают сами себя, а она – нет. Она, без сомнения, человек мира. Не имеет значения, где она живет и даже на каком языке пишет – она человек европейской культуры и христианского мира. И я очень рад, что нам удалось пригласить Светлану Александровну участвовать в наших сентябрьских «Диалогах» – это была замечательная беседа. Константин ШАВЛОВСКИЙ, кинокритик, редакционный директор журнала «Сеанс», руководитель проекта «Порядок слов» – Я считаю, что Нобелевская премия Светланы Алексиевич абсолютно заслуженная, это талантливый писатель. Ее «Чернобыльскую молитву» надо включить в список школьной литературы – я, кстати, уже давно предлагал это сделать. Поскольку проза у этого автора документальная, а в «Порядке слов» представлен нонфикшен, поэтому, разумеется, книги Алексиевич у нас продавались, продаются и будут продаваться. Не могу сказать конкретно, но, наверное, да, есть некий всплеск интереса среди покупателей. Все-таки не так часто присуждается Нобелевская премия русскоязычному автору! Наталья ЛАВРИНОВИЧ, Вера Кизилова

В социальных сетях

Как вы относитесь к присуждению Нобелевской премии по литературе Светлане Алексиевич?

23% 27%

50%

Опрос на сайте gazetastrela.ru

Не знаю, книг Алексиевич не читал(а)

Не согласен с решением Нобелевского комитета

Считаю премию абсолютно заслуженной

3

пульс

технологий, множество экологических программ и другие. – В опасных местах довелось побывать? – Когда американцы в первый раз вошли в Ирак, в Багдаде был взорван отель, где располагался штаб программы развития ООН. Погибло 13 человек, а Хенрик Колструп остался инвалидом. Он на тот момент был резидентом-координатором программы развития в Ираке. Каким-то чудом я не оказался в числе тех, кто жил в отеле. После этого было решение перебазировать нас в Амман, столицу Иордании. На работу каждый день мы ездили из другой страны. Но сотрудники ООН – не люди в черном, не супергерои, а такие же труженики, как и все, хотя в них сильнее развито гуманистическое начало.

Нина ВАСИЛЕНКО

a-rudakov.livejournal.com/305181.html «Светлана Алексиевич, которая получила Нобелевскую премию по литературе, – конечно, молодец. Прилепин, который брызжет сейчас на нее ядом, просто завидует. Ему Нобелевка не светит. Никогда в жизни он ее не получит и знает это». vz.ru/vote/result/1375/?vote=true «Она настолько неизвестная, что даже плохого сказать особо нечего...» step-to-fly.blogspot.ru/2015/10/blogpost_9.html «Самое большое впечатление на меня произвели афганская и чернобыльская книги. Первая, потому что созвучна настоящему времени, вторая – потому что я не знала и никогда не задумывалась о том, как пострадала Беларусь во время чернобыльской катастрофы. Все ее книги – в моем личном списке книг, обязательных к прочтению». izvestia.ru/news/592832 «Алексиевич – практичная дама, ведь жизнь «за бугром» дорогая, вот она и пишет на востребованные там темы. А кто ты, пропагандист или писатель, – не так уж важно, по крайней мере, для нынешнего Нобелевского комитета». proza.ru/2015/10/09/282 «Просто подумайте, сколько боли приняла на себя эта женщина,

записывая воспоминания, и вы не согласитесь с утверждением, что у нее мрачные тексты. Это не ее тексты. Это боль людей. «У войны не женское лицо» – книга, показы­ вающая мерзость войны, книга – напоминание. Да, присуждение премии Алексиевич – политический жест, но подумайте, на что он указывает». vz.ru/vote/result/1375/?vote=true «Нобелевскую премию по литературе обычно дают за работы давно минувших лет. Я читала «У войны не женское лицо», когда эта работа только что была написана – она входила в школьную программу. Это по-настоящему большой труд. Почитайте, особенно если вы молоды». facebook.com/profile. php?id=100008695293487&fref=nf «А мне любопытно, как плющит «патриотов русского мира» от присуждения Нобелевки Светлане Алексиевич. А стиль! «Особенно востребованы на Западе повествования Алексиевич о страданиях, которые причинила своим гражданам советская власть». «Очернитель действительности». «Такие, как С. Алексиевич, и закладывали мины в фундамент государства». «Сама поехала за длинным евро». «Русофобская агитка» (раньше бы сказали «антисовет­ ская»). В общем, «не таков настоящий писатель». Будто всё Пастернака с Бродским на партхозактивах прорабатывают. Не лечится».

РУНЕТ

Отлеталась, болезная Авиакомпания «Трансаэро», похоже, все же уходит с рынка, причем чуть быстрее, чем предполагал сценарий, – неважно, была бы это покупка акций «Аэрофлотом» или банкротство: Росавиация завершила внеплановую проверку организации и пришла к выводу, что неплатеже­ способность действительно ухудшает состояние безопасности полетов. Первые тревожные звоночки прозвенели, как и положено, 1 сентября. В частности, на форуме вольных путешественников пользователь cckostjan написал: «Отменили рейс в Тель-Авив на сегодня, сообщив за полдня до вылета. Предложили пересадить на ElAl со сменой аэро­ порта с Внуково на Домодедово. Взял паузу на 30 минут сообщить маме (летит она), затем дозвонился в «Трансаэро» – сначала сказали, что все нормально и рейс будет, потом посовещались с кемто и велели ехать в Домодедово и искать представителя авиакомпании. Мрак». Масштаб бедствия, впрочем, гораздо больше. Из интервью, которое 12 октября дал генеральный директор «Аэро­ флота» Виталий Савельев, следует: «Трансаэро» продала 458 тысяч билетов до 25 апреля следующего года, но львиную часть пассажиров перевезут до середины декабря. «Откуда взялась дата 25.04.16, если уже твердо заявлено, что ВСЕ билеты после 15.12.15 аннулированы? – задается вопросом пользователь Андрей. – Что за цифра 458 тысяч? Это коррекция ранее заявленных 600 тысяч? У меня эти цифры вызывают сильные сомнения. Годом ранее «Трансаэро» перевозил более миллиона пассажиров в месяц, а на момент остановки продаж у них продано 458 тысяч билетов за полгода? То есть подавляющее большинст­ во билетов покупается непосредственно перед вылетом?» Тех, кому не повезло обилетиться на даты после 15 декабря, особенно интересует вопрос: вернут им деньги (которые после написания заявления по закону обязаны возвращать в 30-дневный срок) или просто оставят с носом. «Не удивлюсь, если кинут», – отмечает gundjy. Людей нервирует неразбериха и отсутст­ вие информации. «Сейчас по радио передали, что «Аэрофлот» берет на себя обязательства перевезти пассажиров «Трансаэро» до середины зимы, – надеется юзер malinkaya. – Значит, по билетам после 15 декабря тоже. Звонила в «Аэрофлот», ответили, что они такой информацией не владеют, все билеты после 15 декабря подлежат аннуляции!» С середины октября не обслуживается и общий справочный номер компании (8 (800) 555-35-55), теперь звонить предлагают на московский (8 (495) 788-80-80), в случае, конечно, если вы готовы ожидать ответа от получаса до часа. «Так сложилось, что на российском рынке у «Аэрофлота» нет конкурентов», – сказал Савельев. С уходом «Трансаэро» – это, увы, горькая правда – даже объединенные усилия «ЮТэйр» и S7 Airlines не помогут им приблизиться к результату монополиста. А значит, мы и впредь, повторяя слова топ-блогера Ильи Варламова, будем «телефончики выключать» тогда, когда никто в мире этого уже не делает.

Ольга КОВРОВА


4

собеседник

«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

Александр БОРОВСКИЙ: «Все видят себя в искусстве, мало кто – искусство в себе» Наталья ЛАВРИНОВИЧ law@gazetastrela.ru

–Я

бы начал с того, что сейчас, честно говоря, положение современного искусства в обществе – не лучшее. Мы переживали период «весны», период всеобщего интереса, период героический, романтический – все это было 15, 20 лет назад, когда собирались толпы посмотреть на инсталляцию Ханса Шульта, сменившую ленинский броневик: таксисты до сих пор помнят этот мраморный «Форд-Мондео» и очереди к нему. Нынешнее современное искусство вовлечено в несвойственный ему политический контекст – это такой мальчик для битья. Слева говорят: «Недостаточно боретесь, не так много перформансов, которые содержат критический посыл». Справа – причем не со стороны консерваторов, а просто правых маргиналов – происходят бесконечные нападки, как в «Манеже»: попытки чтото зачеркнуть, погубить во славу собственных обид. – Мы в этом эксклюзивны? – То же творится и на Западе. Есть такой английско-индийский художник Аниш Капур: уж такие абстрактные формы, казалось бы, – и то на них рисуют гадости в Версале. Сейчас такое время – повышенной возбужденности. И эта возбужденность – нездоровая и противопоказанная искусству. На него смотрит с опаской начальство: оно думает, что теперь это только Петр Павленский, только протест. С восторгом – все те маргиналы, что хотят утвердиться за счет антихудожественных акций.

«Когда общество было здорово?» – Что же остается делать отде­ лу новейших течений и в Москве, и в Питере (а ведь у нас первый такой отдел в России)?

– Просто продолжать работать. Раньше при словах «современное искусство» все расплывались в улыбке, а сейчас у людей, принимающих решения, губы слегка поджимаются, потому что они ждут какого-то подвоха. Нет подвоха, современное искусство и не такое переживало. И использовать его в чисто практических целях пытались все: Ленин, Сталин, Пол Пот, Пиночет, левые, правые – все хотели его положить в карман. Но оно живет само по себе, это признак развитой культуры и государственности, признак многомерности общества. Пиотровский абсолютно прав, когда говорит, что современное искусство – для сложного человека. А желание забрызгать, обидеться или использовать в борьбе – как раз для одномерного. – Михаил Борисович Пиотров­ ский недавно опубликовал откры­ тое письмо, в котором последняя фраза была – «Наше общество больно». Вы с этим согласны? – А когда оно было здорово? Я живу уже много лет и что-то не помню такого. Во времена Брежнева был анабиоз, но мы были молодые, веселые и плевали на это общество. Перестройка – период надежд: появилась сеть отделов новейших течений в музеях, во многих городах – ГЦСИ, «АртСтрелки». Сейчас время холодка, не до того. Но и это пройдет, а искусство останется. Без него культура, опирающаяся только на традиционные ценности, – ничто. Наивно считать, что эти традиционные русские ценности суть домострой. Не в меньшей степени это и авангард прошлого века (Толстой, Скрябин и Малевич), иначе это была бы культура дикой провинции. – Вы, когда комментируете историю с «Манежем», нигде не называете фамилии Энтео. Это намеренно? – Намеренно. Я не хочу этих шавок лишний раз пропагандировать, умножать маргинальность – они для этого и рабо-

галина попова

Занимая третий десяток лет пост заведующего отделом новейших течений Русского музея, Боровский удивительным образом умудряется не коснеть: то с другом, художником Анатолием Белкиным, на лошадях поднимется на «Аврору», то расскажет историю искусств с древнейших до нынешних времен от лица (вернее, морд) таксы и дворняги. К Боровскому бегут, отчаявшись обрести истину в споре: Александр Давидович – лакмусовая бумажка, честь и совесть арт-пространства.

тают. Все они вышли из рукава какой-то шинели силовиков или рясы, но это не значит, что они имеют отношение к государст­ ву, к церкви. К сожалению, в нашей истории провокаторы были всегда, вспомните Гапона. Вот это более мелкого пошиба, но провокаторы. И называть их по именам… Лучше уж я Гапона вспомню, у того хоть судьба была интересная. Эти умненькие, все понимают, посылают вместо себя оглашенных дев, смотрят, чтобы не было мужиков покрепче в помещениях, чтобы по голове не получить, – ушлые таракашки. Я не верю в то, что это голос народа, голос общества. – А вот прогремевшая история со скульптурой Мефистофеля: вы ходили на Лахтинскую, на Мар­ сово поле? – Я не хожу на митинги, мне некогда: лучше напишу и выскажусь в прессе. Такие протесты – необходимая часть жизни общества, но ни к чему они не приводят: легче

снова восстановить Мефистофеля, чем принять закон, строго наказывающий вандалов, а это был обыкновенный вандализм. Такой же отвратительный, как и по отношению к Капуру. Но. На другой день после инцидента в Версале министр культуры Франции сказала: мы найдем того, кто это сделал, ему грозит семь лет тюрьмы и минимум 100 тысяч евро штрафа. А у нас начинаются заигрывания с вандалами, потому что эта колода – из одного рукава.

«Национализм смешон – есть прививка» – Что касается отношений РПЦ с действительностью, в том числе с художественной, есть ощуще­ ние, что это проблема как раз «п». Отец Алексий Уминский недавно говорил, что православным нын­ че может называться кто угодно: бывают православные атеисты, православные коммунисты…

У меня нет чернобелого восприятия действительности. Сейчас, правда, немного больше серого. Это неприятно, но не трагично. – ...православные фашисты. Я не считаю себя специалистом в этой области. Все-таки православие всегда было у нас государственной религией. Я замечаю по своей материнской линии (это старые ганзейские дворяне, которые перешли на русскую службу еще в XVIII веке): родня разделилась на две части – одна сохранила протестантизм, другая


«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

обрела православие. И генералов среди православных было больше. Как были преференции у официальной религии, так они и остались. Церковь состоит из людей. Многие из них были комсомольцами, служили в органах – не с иной же планеты появились. Церковь, как и армия, и полиция, – есть срез всего общества. Впрочем, теологические вопросы не для меня, и родители были такие же. – Расскажите о них чуть под­ робнее. – Отец мой – художник, он известный график, иллюстратор классики: Тургенева, Гончарова и так далее. Пришел солдатиком в Академию художеств из абсолютно нищей среды: буквально – в детстве голодал. Был красив, увлек маму. Та – совершенно другого круга, генеральская кровь. Получилась чудесная семья категорически разных людей: мама – музыковед, работала в филармонии всю жизнь. С XVIII века среди наших родст­ венников было очень много забавных персонажей. Я помню, как нашелся двоюродный дед: после смерти Сталина он вернулся из Италии, был одним из лидеров движения Сопротивления в Риме. Появлялись родственники – кавказские генерал-губернаторы: когда бабушка была девушкой, ее ловил ГубЧК всего Северного Кавказа. Ее спасли горцы – два года, пока шла Гражданская война, она жила в ауле. Поэтому мне всегда смешны национализмы, антисемитизмы, антикавказские настроения – есть прививка. У бабушки был хороший критерий: чтобы считаться русским, надо что-то сделать для России. Только когда отец стал известным иллюстратором, когда – по мнению тещи – он много сделал для отечественной книжной графики, она стала считать его своим, русским.

«Старперы, которых надо гнать» – Вы 26 лет здесь, в музее, на одной и той же должности. – Страшно подумать. – Существует профессиональ­ ное выгорание? Есть рецепты, как бороться с тем, что замыли­ вается глаз? – Каждое новое поколение считает людей, добившихся некоего положения, старперами, которых надо гнать. Мне повезло: я знал и организацию советского официального искусства, и нового, знал Запад больше, чем другие. Поэтому совершенно спокойно чувствую себя и сейчас. Замыливается – да. Но, к сожалению, по моему мнению, пик и в мировом искусстве, и в нашем был в 80-е, 90-е, 2000-е годы. Нынче особых имен, которые бы перевернули восприятие, просто нет: думаю, с любым глазом я был бы способен их заметить. Что касается профессионального выгорания… Я больше себя

5

собеседник ценю как писателя, как автора работ об искусстве, нежели как администратора. Я много пишу, мне это нравится, даже года с два как перешел на сказки. – Как вы к ним пришли? Что это за сказки? – В нашей искусствоведческой деятельности много достижений, но много и прорех. Все так увлеклись гламуром, венецианскими биеннале, интеграцией в мировой художественный процесс (часто условной), что напрочь забыли о той публике, что была еще в 80-е годы: такой русской, интеллигентной, ИТР-ской публике, ходившей на все неофициальные выставки. Которая не очень, может быть, понимала, чем Глазунов отличается от Кабакова, но ходила. Для нее перестали писать: и журналы закрылись, и авторы стали творить на псевдоконцептуальном, псевдофилософском, заимствованном у французского экзистенциализма арго. Который прочесть абсолютно невозможно даже профессионалу. Объяснить, чем один художник отличается от другого, могут очень мало людей в нашей стране. Каждый школьник скажет: «Я работаю в дискурсе феминизма». Этого мало мне! В дискурсе феминизма и Кусама, и Джуди Чикаго, и Назаренко – совершенно разные художницы. Объясните мне, чем дискурс одной отличается от другой, а этому и не учат, и не хотят учиться. Проще сказать: «Я изучаю искусство 30-х годов, сталинское». Гораздо проще мыслить залпом «Катюши». Понять, как оно связано с ар-деко, какие у него свои нюансы, чисто пластические, намного сложнее. Сейчас говорят: если ты не знаешь, что такое дискурс или прямая репрезентация, – нефиг тебе ходить в музей. А это совершенно неправильно, потому что музей для всех и искусство для всех. И во многом уроды, громящие скульптуры, – следствие того, что родители бросили их на самотек в этом плане. Я за хорошую литературу, люди тянутся к ней. Мне стало важно рассказать о художественном процессе простыми словами, я написал книгу «История искусства для собак». Там и интрига, и собаки с характером, и пародия на наш искусствоведческий дискурс. Я начал писать сказки, чтобы работать с языком, да и просто потому, что интересно. – Вы издали четыре сказки, но, насколько мне известно, их больше. – Больше, да. Почти все были изданы в «Амфоре», сейчас хочу в Москве распространяться, да и на Западе тоже. Нынче издательствам трудно живется, они на такой литературе почти ничего не зарабатывают. Как и авторам: если в 80-е годы человек публиковал сказку, он мог на нее жить и выпивать год, а сейчас это история для собственного удовольствия или самовыражения.

К слову

Девочка на тираннозавре стала мэмом – Мы все вместе в музее, перед Мраморным дворцом, сделали сад скульптур – маленький, но люди ходят, – рассказывает Александр Давидович. – Китайская девочка на тираннозавре даже стала мэмом: посетители снимают, всем интересно. А ведь начиналось с того, что писали гневные письма: вы позорите императора Александра III! Недавно прошел по «своему» Таврическому парку, там чудесная выставка на открытом воздухе – «Древолюция»: совершенно европейские архитектурные объекты из дерева. Может быть, этих имен не знают. Не догадываются, что это подражание «Архстоянию», великому скульптору и архитектору Саше Бродскому. Но, с другой стороны, люди сидят на этих объектах, дети ползают – течет нормальная жизнь. Вот так искусство в городе и должно существовать: какие-то граффити интересные, театр на улицах и так далее. Без этого город будет пуст – «город привычных лиц», как писал Бёлль. Я всегда очень тщательно выбираю иллюстраторов: в «Листике и Ластике» это был Николай Копейкин, в «Спилунгоне», еще не изданной сказке, – удивительный график Олег Яхнин.

«Ездить много, но ненадолго» – В Венеции я жил не в самом парадном, более рабочем районе. Там плавают механизированные баржи, грузят мусор. И низкие мосты: все капитаны барж нагибаются, проезжая под ними. Я придумал сказку о долговязом капитане (spilungone), который бился головой, когда забывал ее наклонить. – Вы долго жили в Венеции? – Да нет, две недели. Я вообще предпочитаю ездить много, но ненадолго. – Есть любимые направле­ ния? – В 90-е годы я любил по несколько раз в год приезжать в Нью-Йорк. Сейчас это скорее Италия или Лондон. У меня нет жажды экзотики, я люблю «удобные» страны. С удовольствием езжу по России: мы с друзьями из Русского музея каждый год впятером-вшестером отправляемся по стране. – Что-нибудь стало открове­ нием? – Весь центр России, весь Север. Какие музеи в провинции – в Саратове, Твери, Казани! Еще с 1918 года туда посылали авангард. Там везде сложности: с одной стороны, церковь забирает здания, с другой – рядом просвещеннейшие олигархи, помогающие сохранять коллекции. – Любите ли вы передвигаться по стране поездами? – Да, и больше, чем самолетами. В основном между Питером, Москвой и Нижним Новгородом я передвигаюсь на «Сапсане». – Ездите в бизнес-классе? – В бизнесе, конечно. (Смеется.) Надо сказать, я недемократичный человек, не буду врать, что ючусь на подножке. – А давние свои поездки пом­ ните? – Еще отец рассказывал: когда он стал студентом и заработал

первые деньги (а он много зарабатывал, но все тратил), то сразу купил место в купе, на «Красную стрелу». По тем временам – это как сейчас на частном самолете полететь. А спустя пару десятков лет и я с однокашниками гонял в «Красной стреле»: помню этот чудесный чай в подстаканнике. Недавно мой друг, художник Толя Белкин, подарил мне такой же подстаканник, из тех времен.

«Буйные в музее опасны» – Вы много лет состоите в жюри премии Курехина. Были работы, художники, которые вас поразили? – Да нет, я всех практически знал. Сюрпризов уже давно нет и вряд ли будут. У профессионалов вообще нет сюрпризов: если он случился, значит, ты где-то недоглядел. – Существуют ли ревность и зависть? Ходите вы по залам ка­ кого-то музея и думаете: эх, мне бы такое в коллекцию! – Когда впервые уже здоровым, почти сорокалетним мужиком побывал в Штатах (до этого меня не пускали за границу), я попал в музей MoMA и чуть не заплакал. Когда я увидел все это, увидел вертолет, который, как образец дизайна, был подвешен в пространстве… Мы должны были доказывать, что современное искусство имеет право на существование, а здесь оно уже состарилось, оно уже классика! Я очень люблю западные музеи: это огромные деньги и масштабные работы. В самом захудалом городишке есть музей современного искусства, и желтый школьный автобус туда регулярно привозит детишек – это прекрасно. Надо сказать, что экспозиция «Музей Людвига в Русском музее» – абсолютно европейская. Но я не вижу миллионов посетителей: многие из моих коллег-москвичей здесь не были. У нашего народа удивительные культурные амбиции, есть масса людей, которые хотят свои выставки делать: так приди сперва сюда, посмотри! Все видят себя в

искусстве, мало кто – искусство в себе. Ко мне тоже относится, это общая беда. – Как сейчас формируются кол­ лекции отечественных музеев? – Очень слабо: бывает, министерство дает какие-то суммы на современное искусство, но в основном все строится на личных отношениях, дарах и так далее. У нас огромные лакуны в послевоенном искусстве: в советские времена не покупался андеграунд, считался социально неблизким. И до сих пор все художники тех лет, что котируются на мировом рынке (Кабаков, Янкилевский, Булатов), представлены у нас одиночными вещами. Вообще феномен: шестидесятники продолжают оставаться самой сильной группой современного искусства, хотя не должны бы уже, все на покой ушли, столько молодых девушек их закопали бы с удовольствием и своего друга Тютькина вывели в мировые лидеры. А вот же – не получается. Так совпало: масштаб художника, энергия сопротивления режиму и времени, привычка к самостоятельной жизни без гламура – это все в них было заложено действительностью и очень пригодилось сейчас. – Можно ли творцу прожить своим трудом? – По моему опыту, в Штатах из тысячи художников своим трудом живут 15 человек. Все остальные вынуждены преподавать, работать официантами, промграфиками и прочая. Вариант будущего – это и транснациональные художники, и локальные. Мы должны учиться ценить последних. – У вас есть какой-нибудь лю­ бимый экспонат? – Нет. – И не должно быть такого? – Я считаю, что в моей профессии не должно быть ни любимого экспоната, ни любимого периода. Если я люблю – очень – двух-трех художников, то это мое личное дело. Все-таки взгляд профессионала – объективный, он обязан в любом находить какие-то смыслы. А настоящих буйных мало – и это, видимо, хорошо: буйные в музее опасны.


6

ОБЩЕСТВО Жорж БАНЮ, театральный критик, историк театра, неоднократный лауреат премии французской критики «За лучшую книгу года»

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ

Ничего, кроме правды Ксюша Валова, студентка-филолог из Барнаула, разговаривает со своими докторами на одном языке – видимо, «наследственность» сказывается. Врачи немного удивляются, насколько строго их 25-летняя пациентка следит, чтобы ей говорили правду и ничего, кроме правды. Но, услышав пару раз: «Кажется, мне что-то недоговаривают», они принимают предложенные правила взаимоотношений – так легче всем. Недавно Ксюша вздохнула: «Может, надо было в медицину пойти?»

«Важно то, что мы – люди» О чем меня спрашивают, когда узнают, что я из Франции? Об отношении к России. О мигрантах. О том, насколько близко к реальности все то, что написано в книге Мишеля Уэльбека «Покорность». (Роман о том, как в 2022 году к власти в стране приходит мусульманский лидер, устанавливаются законы шариата, зато исчезают преступность и безработица... – Прим. ред.) Отвечаю я так. «Покорность» – это политическая фантастика. Во Франции много разных сообществ, объединений. Поведение некоторых беспокоит общество в целом, в особенности после террористических атак. Возникают такие книги-версии. Однако Уэльбек выбрал жанр антиутопии, подобно Джорджу Оруэллу. А мы помним, что многое из его произведений воплотилось в реальность. Как обычный гражданин я считаю, что лучше бояться, чем говорить: «Нет проблем, все спокойно». Да, повторю: лучше испугаться и сделать хоть какието шаги, чем успокаивать себя и твердить: «Все хорошо», потому что все не хорошо. По поводу ситуации с мигрантами – я сам задаюсь вопросами, потому что хочу рассматривать эту проблему в комплексе. Вот, например, чего я не понимаю: почему богатые, действительно очень богатые арабские страны не принимают бедных беженцев одной с ними веры к себе? Почему эти страны готовы платить за футбольные стадионы во Франции, но не хотят платить за мигрантов? Почему в какой-то момент ктото может сказать: «Завтра два миллиона человек покинут одну страну и переберутся в другую, в твою»? Как такое вообще может произойти? Более того, ведь мигранты не хотят только уехать из своей воюющей страны, им хочется в Германию и Англию, им не хочется в Румынию, потому что это слишком бедная страна! Что до отношения французов к России – я вне политики и могу сказать лишь о том, какие разговоры ведутся на бытовом уровне. Тревога поднялась после событий на Украине, хотя во Франции по-прежнему много друзей вашей страны. Но ни то, ни другое не так важно. Важно то, что мы – люди и боимся войны. После долгого мира это особенно страшно.

«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

Лада ДАВЫДОВА info@gazetastrela.ru

удивлялись и родные, и враКошелек чи. Мама девушки Анна Геннадьевна рассказыКон + 7 (905) 9 тактный телефон: вает: «Когда у дочери медициной история была 88 мама Ксюш -07-68 (Анна Геннад были осложнения такая... Ставить цели и ьев и). л ечение Ксе Пожертвовать ден на, с кишечником, ей добиваться Ксюша умеьги на нии Валов о по ссылке на две недели нала еще в раннем детстве. А advita.ru/K й онлайн можно са йте AdVita Valova1.p значили внутрив выпускном классе изумила воспользо . Если вы хотите для hp на ваться сист венное питание: всех родственников и знакоперевода ем MoneyGram только капельмых. Казалось, жизненный , «Контакт» ами Western Union, «Сбербанк , «Мигом», Бли ница – ни кусочпуть девушки предопределен: «А обращайте ц», «Юнистрим» и та нелик», ка нормальной мама – врач, дядя – врач, одна сь, пожалуй к далее – ста, на указанном еды. Однажды бабушка – врач, вторая – меду выше тел прямую по ефону. она не выдержала: сестра, а дед без малого 30 лет «Как хочется ветчины, был ректором медицинского колбаски! Выйди, пожалуйста, вернулась в вуз, университета в Барнауле. Но из палаты – я поплачу...» Своих прекрасно выдержала выпускКсения попросила: «Не толслез Ксюша никогда не показы- ные экзамены, защитила дипкайте меня в медицину!» – и вает и другим расслабляться не лом. Но вдруг в начале мая 2015 записалась на подготовительдает. Если у меня или у бабушки года появилась геморрагическая ные курсы Алтайского госуплаксивое настроение, лучше ей сыпь. Срочно сдала анализы – дарственного педагогического на глаза не появляться и даже рецидив... Назначенное по месуниверситета. Она с легкостью не звонить – разговаривать не ту жительства лечение не дало поступила в Лингвистический будет. Суровость эта, конечно, результата: на фоне проведения институт этого вуза, причем на несколько напускная, навер- химиотерапии случился повторотделение переводчиков, куда ное, так проще с бедами справ- ный рецидив. Это однозначное был самый большой конкурс. ляться. Ксюша – благодарная показание к пересадке костного Училась вдохновенно, была оддевочка, за своих всегда стоит мозга. Сейчас девушка находитной из лучших в группе. Но в горой, очень жалеет пациентов, ся в Петербурге, в клинике Севе2011 году, в начале пятого курса, которых родственники редко ро-Западного федерального меначались проблемы со здоровьдицинского исследовательского навещают». ем, а затем прозвучал зловещий Наконец, Ксюша вышла в центра им. В. А. Алмазова, где диагноз – «острый лимфобласт­ ремиссию, в 2014 году ее сняли ее стараются вывести в ремисный лейкоз». Академический с протокола лечения. Девушка сию. Одновременно идет поиск отпуск затянулся на три года. совместимого неродственного кстати донора костного мозга. Искать пришлось за рубежом – в российских базах для девушки подВ книгах Сюзанны Бернер Ротраут почти нет текста, они целиком вырезаны из ходящих доноров не нашлось. бумаги. На мастер-классе в рамках фестиваля «Бумократия», который пройдет Поиск донора за границей 24 и 25 октября в петербургской «Мастерской Аникушина» (Вяземский пер., 8), можстоит 18 тысяч евро, доставка но будет вслед за художницей создать свой бумажный город. стволовых клеток для переЛева Невская, преподаватель «Мастерской творческих ИЗОбретений», предлагает сделать садки в Петербург – 2500 евро. бумажную чудо-сову, которую разрешат забрать домой. Вместе с Ириной Ванеевой гости «БуПолностью такую сумму семье мократии» изготовят почтовые открытки в технике коллажа. И это лишь малая толика занятий, девушки не осилить, 6 тысяч которыми не первый год может похвастать фестиваль. Нынче он проводится совместно с Музеевро, которые позволили заем городской скульптуры. Все вырученные от «Бумократии» средства передадут фонду AdVita. пустить процесс поиска доноФестиваль работает оба дня с 12.00 до 20.00, билеты в предварительной продаже стоят ра, родные Ксении собрали с 200–300 рублей. огромным трудом.

С

Чтобы не потерять форму, все это время девушка смотрела фильмы и читала только по-английски, особенно полюбила Диккенса, мечтала, как станет знаменитым переводчиком художественной литературы. Когда у Ксюши диагностировали лейкоз и началась «химия» со всеми сопутствующими этой терапии «радостями», кто-то подсунул девушке роман Даниэлы Стил «Удар молнии». В этой книжке у героини также обнаруживают онкологическое заболевание. Роман Ксения бросила не дочитав. «Чушь какая – впадать в истерику изза того, что выпали волосы», – заявила девушка и выложила на странице в соцсети свою фотографию – смотрите, я по пустякам не комплексую. На фоне того, что пришлось пережить девушке, потеря волос – действительно сущая ерунда. Лечение сопровождалось тяжелейшими осложнениями. Из-за сепсиса несколько раз приходилось откачивать из плевральной полости по несколько литров жидкости. Вспышка опоясывающего герпеса вызывала мучительные боли. Мужеству Ксюши


«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

идеи

7

ОБЩЕСТВО

Чайник вместо вазы

Недавно закрылся первый полноценный цветочно-полевой сезон, во время которого москвичам, кажется, сумели доказать, что калина, золотарник, подсолнух, камыш, облепиха, флокс, дербенник, расторопша – это красиво и серьезно. Вера КИЗИЛОВА vera@gazetastrela.ru

И

скусствовед Соня Асеева уже несколько лет, с небольшим перерывом, развивает в Москве проект по продаже букетов из полевых цветов. Его название – «Велоцветочница» – родилось от первого «магазина», бюджетного и мобильного, – велосипеда с тележкой. Этой весной букеты начали продаваться на стационарной основе – в кафе «Циферблат». Когда знакомишься с этой идеей, сразу думаешь, почему никто, хотя бы на волне проблем с цветочным импортом, не занялся таким бизнесом? Растения для будущих букетов Асеевой продают пенсионерыдачники, ботанический сад и даже Тимирязевская сельхозакадемия. Причем одни поставщики выращивают их специально, а другие только рады избавиться от сорняков. Однако «неблагородные» наборы настолько успешно конкурируют с классическими розами и тюльпанами, что про «велоцветочницу» написали в Forbes. «После публикации ничего не изменилось, – смеется Соня. – Возможно, это и вызвало некий всплеск, но ничего глобального. Как

было много желающих получить букет, так и осталось много». Трогательных историй «велоцветочница» знает множество, они случались чуть ли не каждый день. Кто-то встречал в аэропорту сестру, которая любит колокольчики, кто-то заказывал букеты для самого себя (а кто сказал, что цветы можно дарить только другим?). – Однажды пришел парень, – рассказывает Асеева, – хотел встретить с поезда свою девушку, которую не видел несколько лет. Она, как оказалось, обожает люпины. В магазинах их, конечно, не купишь, а он мечтал ее порадовать. Мы искали эти цветы по всей Тимирязевской академии и нашли! Целую охапку собрали и сделали букет. Очень переживали, потому что было видно, как это важно для человека... Увы, доходы в таком бизнесе прогнозировать сложно, а, например, с октября до следующей весны вообще приходится делать перерыв и мечтать о собственной теплице, полной сорных, но таких романтичных растений... – В сентябре еще нам привозили цветы – выяснилось, что осень богата не только ягодами и ветками с разноцветными листьями. Потом мы закрыли сезон аукци-

оном последних букетов, а все холодное время планируем отдыхать и заниматься мозговым штурмом. Нужно постараться придумать, как нормализовать логистику и увеличить масштаб цветочных оборотов. Возможно, что-то мы будем выращивать сами, но не откажемся от идеи сотрудничества с садоводами, влюбленными в цветы и мечтающими, чтобы их увидел весь свет. Выбор вдохновленных пенсионеров в качестве основных поставщиков и наше волонтерство в ботанических садах делают

проект социальным, и хочется, чтобы он таким и оставался. Никаких флористов, пластиковых упаковок и ярлыков «шикарный» – это принципиальная позиция Сони. Что называется, «лакшери – это не». А вот бабушкин сад и хипстерский чайник вместо вазы – это да и еще раз да! Немного летней свободы для каменного города. Сейчас она сохранилась только на фотографиях, но на следующий год, возможно, не попрощается с нами и в холода.

24 октября в Петербурге, в Ботаническом саду Петра Великого для посетителей откроется выставка орхидей и бромелиевых. Вплоть до 8 ноября петербуржцам и гостям города предоставится возможность из промозглой питерской осени перенестись в сказочное лето, атмосферу которого создадут уникальные растения: многие из них можно встретить только в дикой природе. Как всегда, гвоздем программы будут миниатюрные и драгоценные орхидеи. Выставка проходит не первый год, ее можно назвать традиционной и порекомендовать всем любителям прекрасного, в том числе и школьникам как один из вариантов экскурсий на каникулах. Кстати, для маленьких гостей в Ботаническом саду работает образовательный проект «Березовая роща»: уже четыре месяца он проводит развивающие занятия. Взрослым тоже не дают скучать: предлагают необычные экскурсии и мастер-классы, устраивают квесты и чаепития. Так, во время праздника клена, 11 октября, здесь действовала текстильная выставка с экопринтами на ткани и бумаге, в литературной гостиной читали стихи и наносили их на кленовый лист, бегали участники «профильного» квеста, открывали творческий центр сада с мастер-классом по икебане, делали селфи в специальном пространстве для фотосессий, учились крутить бутоньерки из цветов и фонарики из осенних листьев.

РЕКЛАМА

в тему


8

«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

маршруты

В чистом поле Мы стали путешествовать, когда моей дочери исполнилось пять лет и я поняла, что ее можно взять с собой. До этого я работала как сумасшедшая: в основном в общепите, в ресторанах и кафе, на разных должностях. Я была мамой-одиночкой – и трудиться нужно было много. В какой-то момент стало ясно, что деньги все равно не накапливаются, взяла дочь и уехала с ней на полгода: Китай, Филиппины, Малайзия, Индия. Если бы я пришла к этой мысли раньше – мы бы уехали раньше. Когда вы отправляетесь в такое длительное путешествие, мой вам совет: обязательно сделайте расширенную медицинскую страховку, хотя бы на ребенка. Неплохо, если есть связь со своим педиатром, чтобы в сложных ситуациях всегда можно было позвонить, проконсультироваться. Мы, если болеем в поездках, просто ходим к местным врачам. А главный совет – ничего не бойтесь. Все страхи у нас в голове. Меня часто спрашивают, сколько стран мы объехали с дочкой за эти семь лет. Я подсчитываю и каждый раз забываю: навскидку – от сорока. Два года назад мы с ней проехали через всю Центральную Америку, США, Юго-Восточную Азию, практически всю Европу. Я веду два паблика в соцсети «ВКонтакте»: «Опыт путешествий» и Elly and Mom, где можно взглянуть на мир глазами и взрослого, и ребенка. Мы остановились на семейном обучении для Эльвиры, и два раза в год она сдает экзамены. Поэтому на недавнем фестивале «Путевое дело» я рассказывала о том, что знаю: как продолжать путешествовать с детьми, если они выросли и надо ходить в школу. Моя тема – «Дистанционное обучение и зимовка на Шри-Ланке». Не буду говорить, что этот процесс столь уж безоблачный: нужна большая воля, умение систематизировать информацию, часто переступать через себя и так далее. Но нам очень подходит. Эту зиму мы проведем в СанктПетербурге: нужно осмотреться, ведь в ближайшее время мы собираемся строить дом. Когда много путешествуешь, начинаешь скучать по родным краям. Это правда. И чем взрослее становишься, тем сильнее скучаешь. С большой долей вероятности это будет дом в Псковской области. Теперь я замужняя дама, есть надежные, сильные руки – вместе справимся. К слову, этим летом мы с мужем заехали в его родную деревню под Красноярском. Называется она Чистое Поле, и, когда его спрашивают, где он родился, он честно отвечает: «В Чистом Поле».

СВОИМИ ГЛАЗАМИ

Метаморфозы Европы

ФОТО АВТОРа

Наталья ИГУМНОВА, организатор и гид авторских путешествий по Юго-Восточной Азии

Как известно, жизнь – это театр, а театральное действие не застраховано от экспромтов. В традиционном летнем спектакле на Лазурном Берегу нынче ставились совершенно новые сцены. То же самое происходило во всей Европе. Мы оказались в роли зрителей. Чем закончится пьеса? Кто и как будет режиссировать финал? Пока эти вопросы остаются открытыми. Марина ЕРМОЛЕНКО info@gazetastrela.ru

С

огласно древнегреческому мифу Зевс-громовержец, очарованный прелестью Европы, дочери царя Агенора, превратился в быка, завладел вниманием юной красавицы и унес ее на остров Крит, где в положенный срок у пары родились дети. Современная Европа гораздо старше своей легендарной тезки, но остается привлекательной, несмотря на почтенный возраст, и количество желающих

связать с ней свои судьбы постоянно растет. Особенно ярко эта тенденция проявилась нынешним летом.

Ничто не вечно под лимоном В августе друзья пригласили меня погостить в прекрасной французской Ментоне. При встрече в аэропорту сообщили последние новости – мол, на Лазурный Берег высадились сирийские беженцы. Слухи о переселенцах будоражили воображение местных жителей

и отпускников. Больше всего разговоров было о разбитом на рубеже Италии и Франции палаточном лагере. Неудивительно, ведь на фоне благополучноспокойной и сдержанно-нарядной Ривьеры он выглядел как наспех поставленная на добротный костюмчик заплатка. От центра города до итальянской границы, где обосновались беженцы, чуть больше километра. Этого расстояния хватит лишь на короткую прогулку. Тем не менее в пути можно освежиться купанием в море и побаловать себя кофе с

горячими круассанами. За последние сто лет Ментона окончательно освоилась со статусом популярного курорта, получила титул «Лимонный рай» и обзавелась традицией проведения ежегодных цитрусовых фестивалей. Все эти годы узкая полоса между Средиземным морем и Альпами старательно обживалась, но почти не менялась: яхтсмены швартовали лодки к аккуратным причалам порта Ментон-Гараван, официанты в многочисленных кафе и ресторанах подавали фуа-гра, отпускники днем лежали на

исторический ракурс Респектабельная Ривьера впервые столкнулась с визитерами новой формации. Раньше сюда приезжали в основном те, кто бежал от болезней и дурного климата. Некоторым даже удавалось оттянуть объявленную врачами дату смерти. Например, известный английский иллюстратор Обри Бердслей, с дет­ ства страдавший туберкулезом, благодаря лечебному воздуху отыграл у неблагосклонной судьбы целый год, хотя и дотянул всего лишь до собственного 25-летия. От чахотки здесь лечились и подданные российской короны. В 1880 году в Ментоне открылся туберкулезный санаторий «Русский дом», где поправляли здоровье, к примеру, участники Русско-японской войны. Многие больные

приезжали частным образом. Кому-то удавалось исцелиться и задержаться в «Лимонном раю» надолго, кто-то умирал молодым. Сейчас местное кладбище изобилует русскими могилами прошлого века, хотя и других национальностей среди ушедшей братии хватает. На надгробиях есть трогательные, хотя порой и спорные, надписи – в том духе, что умереть в молодости хорошо, поскольку «пошлость не успеет тебя коснуться». В эпитафиях выражается много надежд на встречу с ушедшими в перспективе, обозначаемой крайне туманно – как некий светлый день или радостное утро. На этом лирическом фоне некоторые прощальные послания кажутся излишне лаконичными, например: «Сожалею» или даже так – «Оревуар!».


«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

По сведениям ООН, Сирию в течение нынешнего лета ежедневно покидали около пяти тысяч человек, а в Еврокомиссии подсчитали, что в ближайшие три года в Европу приедут еще пять миллионов. Пока обитатели Старого Света пытаются справиться с ситуацией, политики делят места для беженцев, а простые люди делятся с ними едой и одеждой. Потихоньку дела идут – скажем, принято решение о распределении 120 тысяч переселенцев между странами ЕС. Например, богатая Норвегия примет 8 тысяч беженцев, а маленький Кипр – всего 140, но каждому беженцу ЕС выделит 6 тысяч евро.

Танцы на границе

ФОТО АВТОРа

К концу лета парапеты набережной, тоннельные сооружения и деревья в районе границы были увешаны многочисленными импровизированными транспарантами: кто-то наспех мастерил их из дешевых простыней и полотенец. Лозунги писали на нескольких языках, в том числе английском, французском и арабском. Большая часть призывов носила абстрактно-гуманистический характер и представляла собой вариации на тему «Европа – для всех». Хватало и относительно новых предложений: «Нет границ, нет наций». Появились и недвусмыс-

ленные предостережения: «Мы не уйдем!». При этом не возникло ощущения, что транспаранты кому-то мешают. Ни представители властей, ни обычные граждане их не трогали. Словом, европейская толерантность оказалась на высоте. В то же время количество полицейских на границе заметно выросло, причем с обеих сторон. Беженцы взяли за правило ежедневно выходить из палаток и собираться на газоне рядом с автозаправкой и кафе. К ним сразу же подходили любопытные туристы и журналисты. Энергичные итальянкиволонтеры организовывали досуг новоприбывших: учили скандировать лозунги на английском, делали зарядку и даже танцевали. В качестве музыкального сопровождения использовались самодельные барабаны и сковородки с поварешками. Обилие физических упражнений легко объяснялось языковым барьером. Общаться приходилось жестами, поскольку приезжим европейские языки неведомы, а местные не говорят по-арабски. Выяснилось,

Руки вместо слов: итальянки-волонтеры учат беженцев, как правильно требовать питьевой воды

что снимать беженцев на камеру тоже затруднительно: почти все перед съемкой дружно закрывали лица масками из тряпок. Кстати, большую часть прибывших на Лазурный Берег составляли молодые мужчины в возрасте от 20 до 30 лет, женщины по­падались в толпе лишь изредка, а маленьких детей не было вообще.

Лесные пожары Через месяц после появления беженцев в горах рядом с итало-французской границей начались лесные пожары, в том числе вблизи скоростной автомобильной трассы, тянущейся вдоль побережья от Марселя до Генуи. Причины чрезвычайных ситуаций официально не объявлялись, но местные жители не исключали возможность того, что поджоги и появление пришельцев с Востока связаны между собой. Впрочем, были и другие версии. Поговаривали, например, о том, что поджечь лес могли и сами пожарники – с целью дополнительного заработка. Пожары в горах каждый раз полностью меняли облик обычно беззаботной Ментоны. Небо моментально заволакивало дымом, повсюду распространялся запах гари. Прибывала специальная авиационная бригада из Марселя. Самолеты тоннами забирали морскую воду и сбрасывали ее на пылающие деревья. Им помогали вертолетчики и полицейские. Однако жизнь в городке не останавливалась ни на минуту. Купальщики продолжали плескаться в море. Прибрежные рестораны бесперебойно обслуживали посетителей. Время от времени и те, и другие отвлекались от устриц и омаров на фотографирование. Однако настроение аборигенов и туристов изменилось: первые начали подумывать чуть ли не о продаже собственных домов, вторые – о досрочном завершении отпусков. Нашей компании тоже как-то пришлось обедать под аккомпанемент вертолетных моторов и полицейских сирен. Официант подошел, чтобы принять заказ на аперитив. Мои вконец расстроенные друзья попросили принести что-нибудь покрепче, а я сказала, что завтра лечу домой, в Петербург, поэтому мне можно подать шампанское – как обычно.

ВАГОН СВ

Михаил ПОРЕЧЕНКОВ:

«Бывает, живу в поездах»

галина попова

цифры

пляжах, а вечером неспешно гуляли по набережной. Мысль о том, что когда-то сюда прибудут беженцы с Востока, казалась невероятной, тем не менее в конце-концов именно это и произошло. Претендентов на житье-бытье в Европе пока оставили на территории Италии, во Францию никого из прибывших так и не пустили.

9

маршруты

Чем популярнее артист, тем больше времени он проводит в дороге. Прямым доказательством этому правилу можно назвать Михаила Пореченкова. Наталья ЛАВРИНОВИЧ law@gazetastrela.ru

–Я

люблю путешествовать и делаю это довольно часто, – сказал он. – Бывает, живу

в поездах. – Есть какие-то любимые составы? – Водка плюс апельсиновый сок. (Смеется.) Мне нравятся большие купе с умывальником в отдельной комнате – ими можно путешествовать бесконечно. – Многие жалуются на то, что им плохо спится в поездах. – Я сплю везде. Мне все равно: на взлете, на посадке, тронулись, остановились. Мне нужно ровно 20 секунд, чтобы заснуть, от момента, когда я закрываю глаза. – Помните свою первую поездку по же­ лезной дороге? – Я помню, там не было платформы, меня передавали с рук на руки – в Опочке, Псковской области. Это был проходящий поезд, и меня так «выбрасывали». Дядя брал меня на руки, сажал на мотоцикл и мы ехали в деревню. – В которой вы провели первые пять лет жизни? – Да, какое-то время я там провел. Запах железной дороги я знаю хорошо. – Вы за 25 лет сменили массу мест: Пе­ тербург, Псковская область, Варшава, Таллин, Москва, снова Петербург. Какие из них вспоминаете с особым теплом? А какие хотели бы забыть? – Когда я приезжаю в деревни Долосец и Антипово Псковской губернии, где родился мой папа, где часто бывал я, то понимаю, что все, меня окружающее, – оно родное. Это сложное чувство. Здесь я пас коров; здесь – сейчас повернем – будут расти грибы, тридцать с лишним лет назад я их там собирал; здесь мы жгли костер. Столько связано воспоминаний с этим местом, хотя в планетарном масштабе его вообще нет! Вот это для меня страна, родина, жизнь, любовь, рассвет, туман. Просто озеро стало чуть меньше – или я чуть повыше. – В каких театральных работах вы сей­ час заняты? – В «Крейцеровой сонате», в «Трамвае «Желание».

– Если попросить выбрать пару самых дорогих для вас ролей, это что будет? – Все. Я давно не делаю того, что мне не нравится. Все работы – как дети: есть более удачливые, менее, а этот болеет часто. Есть картины, которые публика восприняла как проходные, но для меня, по сумме усилий, они очень дороги. В каждую работу вложен труд, силы, нервы, здоровье. Скажем, в «Исаеве» мне больше всего нравится мой герой, граф Воронцов, – а ведь это роль, за которую меня убивали, топтали, плевали. Мне нравится Поддубный: это образ, потребовавший физических и моральных лишений, сопряженный с травмами, – и хотя бы потому он мне ценен. – Сейчас вы снимаетесь в новом фильме, где у вас очень непривычное амплуа. Чем вам интересна роль в «Тени»? – Мне прежде такого никто не предлагал. – Вы на съемках шутили, что ваше ам­ плуа… – Узколобый дебил, да-да. По большей части я снимаюсь в экшенах, играю людей взрослых, сильно не рефлексирующих, понимающих, что делать через минуту. А здесь – человек сомневающийся, который не может до конца понять себя, потерявший все… При внешнем благополучии он является полностью разрушенной личностью. Как он цепляется за эту жизнь, получится ли у него – об этом разговор. – Есть ощущение, что вы сознатель­ но в последние годы примеряете другие, разные роли. Для меня явился большим откровением ваш «Небесный суд». – С Аленой (Алена Званцова, режиссер 4-серийного фильма. – Прим. авт.) мы давно знакомы. Она предложила работу, сценарий замечательный – чего же отказываться? А «примеряю» я или «не примеряю»… Я – артист, который пять лет учился, и смею надеяться, кое-что понимаю в этой профессии. В каждой новой роли вопрос лишь в том, творческая это история или нет, интересно мне лично или нет. Если интересно – я это делаю. Нет – отказываюсь: этих фильмов со мной вы никогда не увидите, кто-то другой играет. И таких много.


10

спорт Сергей ПОДУШКИН, журналист

ПЕРСОНА

Сергей НАУМОВ: «Судейство – это хобби» Говорят, что талантливый человек талантлив во всем. Видимо, это про Сергея Наумова. Занимался спортом – добрался до олимпийских медалей. Пришел на телевидение – стал известным комментатором. Начал судить – и два месяца назад провел финал чемпионата мира в Казани. А еще с ним очень интересно разговаривать. Это ведь тоже особый талант.

станислав левшин

Все зависит от Квята Опасения не оправдались: второй в истории Гран-при России на «Сочи Автодроме» прошел при полных трибунах. И если год назад аншлаг можно было объяснить эффектом новизны, то сейчас реализация 55 тысяч отнюдь не дешевых билетов, пожалуй, действительно вызвана возрастающим интересом к гонкам «Ф-1» в стране. Благодаря удачным выступлениям российского пилота Даниила Квята. Конечно, организаторы этапа в Олимпийском парке заслуживают похвалы за конкурсы, шоу, концерты, аттракционы – в столице зимних Игр2014 можно приятно провести время даже не слишком хорошо знакомым с тонкостями «королевы автоспорта» зрителям. И ставка на массовую аудиторию, а вовсе не на продвинутых фанатов «Ф-1», которых в России не так и много, вполне логична и оправданна. Вот только такой спортивный туризм, безусловно, невозможен без проявлений патриотизма. Большинство зрителей не слишком хорошо разбираются в нюансах, не интересуются проблемами моторов «Хонда» или «Рено», не загружают голову закулисными интригами «Формулы-1» и вряд ли могут перечислить всех пилотов. Они приезжают в Сочи под незамысловатым девизом «Вперед, Россия!». Чтобы хорошо провести время и обязательно поддержать своего парня. То есть Квята, который в нынешнем сезоне выступает за «Ред Булл». Молодой, талантливый и уже довольно успешный – несколько месяцев назад на Гран-при Венгрии Даниил показал лучший результат среди россиян в истории «Ф-1», заняв второе место. По мнению экспертов, Квят обладает чемпионским потенциалом, способен выигрывать гонки и даже титулы. Что, само собой, гарантирует аншлаги на российском этапе и впредь. Тем более что с 2016-го Гран-при России будет проходить в майские праздники, а с 2017 года – еще и в ночное время при искусственном освещении, что только добавит интереса. Но есть и повод для беспокойства. В последние недели не умолкают разговоры об уходе команды «Ред Булл» из «Формулы-1». А это нервирует не только самого Квята, но и организаторов Гран-при. Ведь если карьера Даниила вдруг оборвется на взлете, то российская гонка рискует разделить печальную судьбу Гранпри Турции, Кореи и Индии, бесславно исчезнувших из календаря, в том числе и из-за отсутствия местных героев и, как следствие, падения интереса публики. Так что сейчас перспективы «Формулы-1» в России в первую очередь зависят от будущего Квята. Надеемся, светлого.

«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

Игорь чеботареВ info@gazetastrela.ru

«Олимпиада уже идет. Приезжай!» – Сергей, по справочникам ваша ва­ терпольная карьера продолжалась до 1996 года, а на телевидение вы пришли в 1995-м. Что-то не сходится, или так все и было на самом деле? – В 1988 году я в составе сборной СССР выиграл бронзу Олимпиады в Сеуле… А потом страна начала разваливаться, все рушилось. И где-то в 1991 году по каналам «Совинтерспорта» – единственной в те времена организации, при помощи которой спортсмены могли заключать контракты с зарубежными клубами, – появился вариант уехать в Италию. Итальянский чемпионат был в те годы сильнейшим в Европе, клубам там, если не ошибаюсь, тогда разрешалось иметь в составе по два легионера – и одним из них стал я. Отыграл в Италии до 1995 года, завоевал в этот период еще одну олимпийскую бронзу в Барселоне-92… А потом решил возвращаться домой, несмотря на то что имел на руках готовый контракт еще на год. – Мысли остаться в Италии насовсем не возникало? Все-таки шли те самые 90-е, которые называют «лихими»… – В Италии я действительно уже освоился, выучил язык. Даже сейчас могу спокойно говорить по-итальянски – не знаю, как там насчет акцента, но у них и без меня в каждом регионе свой акцент. (Улыбается.) Но у меня сын в те годы серьезно

занимался хоккеем, а в Италии делать это было сложно. Пока мы жили в Риме – еще можно было как-то находить возможность и возить его на тренировки. А после смены клуба стало трудно. Словом, мы приняли решение возвращаться в Россию. – И как возник вариант с телевидени­ ем? – Неслучайно, так как моим первым высшим образованием был именно журфак МГУ. Это уже потом я получил второе высшее – физкультурное – образование. Подумал: почему бы не попробовать себя в журналистике? И позвонил Алексею Буркову, с которым когда-то вместе играл и который к тому времени руководил спортивной редакцией на НТВ. Он сказал: «Приходи». И очень скоро я уже стал редактором спортивных новостей на канале, начал выходить в эфир в утренних новостных выпусках. – Со стороны все выглядит исключитель­ но гладко. Прямо из бассейна – и в эфир. Неужели не возникло никаких сложностей при такой резкой смене деятельности? – А вы знаете, на самом деле так гладко все и было. Какие-то мелкие шероховатости иногда возникали. Например, однажды я готовил видеоряд под текст Юлии Бордовских, ориентируясь на свой темп речи, который в то время был очень быстрым. Это уже потом я понял, что скорость речи нужно ограничивать. Но Юлия, читая новости, просто не успевала за картинкой. Как-то выпуталась из положения, выходит вся красная из студии и говорит: «Сережа, что ты со мной сделал?» С опытом у меня все это прошло. – Тем не менее вскоре вы вернулись в бассейн…

– Да, я уже говорил, что уезжал из Италии, имея на руках готовый контракт на следующий сезон. Зарплата у редактора на НТВ была существенно меньше, чем у ватерполиста в Италии. Словом, мы посовещались дома и решили, что еще один год можно поиграть. Объяснил все Буркову, договорились созвониться с ним после моего возвращения – и я уехал. А летом 1996-го я вернулся уже окончательно. И буквально на следующий день после прилета звонок от него: «Ну, ты где? Обещал же позвонить!» Я ему объясняю, что вернулся только накануне, а он говорит: «Ты что? У нас же Олимпиада идет. Комментировать некому. Приезжай!» И так я вновь оказался на НТВ.

«Судейство судейством, но моя работа – телевидение» – А как в вашей жизни появилось еще и ватерпольное судейство? – Где-то в начале 2000-х я окончательно понял, что основная работа у меня будет связана с телевидением и что тренерская деятельность по второму моему образованию не для меня. Совсем расставаться с водным поло не хотелось, а в каком качест­ ве можно было найти себе применение? Только судьи. И я пришел в федерацию, сказав, что хотел бы попробовать. Там только обрадовались, я начал обслуживать матчи национального чемпионата. Стало получаться, потом съездил на экзамены в международные организации FINA и LEN, сдал их и получил возможность обслуживать международные игры…


– Экзамены по правилам или по «фи­ зике»? – Ну, к физической подготовке у ватерпольных судей особых требований нет – мы все-таки по бортику ходим. (Улыбается.) Хотя я, конечно, без труда мог бы сдать любые тесты. Ведь порой, когда я приезжал на соревнования уже в качестве комментатора, тренеры при необходимости подключали меня к тренировкам сборной. Забавно, что однажды был такой случай и на турнире даже не по водному поло, а… по гандболу. Дело было в 2005 году на чемпионате мира в Тунисе, когда в сборной России случилась целая эпидемия травм и не набиралось народа даже для полноценной тренировки. Тогда главный тренер Анатолий Драчев, с которым мы были давно знакомы, и попросил меня позаниматься с командой. Виды спорта-то в чем-то похожи… Сначала я в воротах играл, но потом отбил один бросок, и Драчев мне говорит: «Ладно, давай ты в поле поиграешь – крайнего…» Так что в комментаторской жизни всякое бывает. – Но мы все-таки вернемся к судейству. В этом году вы судили финал чемпионата мира в Казани – наверное, это своеоб­ разный пик для арбитра. Выше может быть только финал Олимпиады. Сколь­ ко занял путь от начинающего судьи до этого финала? – (Задумывается.) Я сейчас даже и не скажу. Начал я судить после Олимпиады в Сиднее в 2000 году. Или уже после Афин… Не помню. Но в любом случае получается больше десяти лет. Хотя уже в 2007-м у меня был опыт матча за третье место на чемпионате мира. А потом – да, финал в Казани в этом году. А вот Олимпиады пока судить не приходилось – посмотрим, как будет будущим летом в Рио. – Между 2007-м и 2015-м целых восемь лет… – Да, многие коллеги смеялись, что я выполнял в это время для них всю «черную работу». Мне постоянно доставались самые трудные и «конфликтные» матчи – вроде Сербии против Хорватии или Испании с Италией. А на финалы ставили других арбитров. Но тут уж, как говорится, не мне искать причины. – Футбольные или хоккейные арбитры – профессионалы, и для большинства из них судейство – основной вид деятель­ ности. А в водном поло это… – …хобби. Конечно, судейство оплачивается, но это вовсе не те деньги, которые позволяли бы арбитрам обеспечивать себя. Некоторые из коллег по этому поводу даже иронизируют, но, мне кажется, ко всему нужно относиться с пониманием. Был бы уровень популярности у водного поло такой же, как у футбола с хоккеем, – были бы и другие деньги. А ведь на некоторых матчах в нашем виде спорта на трибунах тихо, как на кладбище. Вопрос тут в уровне развития игры в целом. – И какие профессии в обычной жизни наиболее популярны у ваших коллег по судейству? – Очень разные. Есть те, кто занимается каким-то бизнесом, есть врачи. Многие работают в водном поло – тренируют детей в спортивных школах или юношеские команды. – А бывает у кого-то такое, что судья вынужден отказываться от работы на чемпионате мира или на Олимпиаде изза того, что его не отпустили с основной работы? – Бывает – и нередко. Хотя почему у кого-то? (Улыбается.) У меня самого была

11

спорт именно такая ситуация с Олимпиадой в Лондоне. Уже было официальное приглашение, я был в списке судей, которые должны обслуживать Игры. Но незадолго до отъезда стало известно, что от НТВ на Олимпиаду поедет большая группа корреспондентов и кому-то нужно оставаться на канале для работы на новостных выпусках и блоках «саммари» с Игр. Мне не сказали прямо, но дали понять, что если я поеду судить Олимпиаду, то есть вероятность, что после возвращения придется искать другую работу. Словом, судейст­ во судейством, но моя работа – все-таки на телевидении. И пришлось направить официальное письмо в международную федерацию с извинениями и просьбой включить в список на Олимпиаду другого арбитра от России.

«Будущее гораздо важнее» – С 1 ноября в России на базе семейст­ ва каналов НТВ начнет функциони­ ровать новый общедоступный спор­ тивный канал «Матч ТВ». Что об этом думаете? – В России некоторое время назад уже была попытка создать общедоступный канал на базе ВГТРК, но в таком виде она просуществовала не так долго. Основная проблема в том, что покупка прав на трансляцию рейтинговых событий (например, тех же западных футбольных чемпионатов) стоит дорого и в данном случае коммерчески невыгодна. А что показывать еще? Да, биатлон, который пользуется популярностью, волейбол, у которого очень влиятельные кураторы, хоккей… Но на полноценный канал всего этого не хватало. В итоге постепенно сетка вещания сместилась в сторону тех самых боевиков и сериалов, и канал перестал быть спортивным. В случае с «Матч ТВ» значительная часть проблемы решена заранее, так как права на многие события уже куплены НТВ-ПЛЮС и это создает совсем другую ситуацию. – А есть желание принять участие в этом процессе? – Знаете, я сейчас, помимо всего прочего, очень плотно занят на канале «Конный мир», который был запущен в мае на НТВ-ПЛЮС. А если учесть, что до этого никогда не был связан с этим самым конным миром, то многое приходится узнавать на ходу, ездить по ипподромам, скачкам, тратить на это массу времени. У нас ведь многие привыкли воспринимать конный спорт только через призму олимпийских дисциплин – выездки, конкура и троеборья. А наш канал посвящен не этому, а как раз скачкам на ипподромах и бегам… Так что пришлось нырнуть в совершенно незнакомую тему фактически с головой. – Наверное, раз так, то и по телевизору теперь смотрите уже не футбол с водным поло, а скачки и бега? – А телевизор я, если честно, почти и не смотрю. Даже никогда не пересматриваю ни свои репортажи, ни записи матчей, которые судил. Конечно, если есть какието эпизоды, в которых ты, как говорится, «накосячил», то тебе о них обязательно скажут. И тогда нужно понять природу этих ошибок, чтобы больше их не совершать. А вообще, в жизни, на мой взгляд, нужно как можно реже оглядываться на прошлое. Будущее гораздо важнее. (Полный вариант интервью читайте на сайте gazetastrela.ru)

активный отдых

Оставаться в седле «Чем бы заняться в межсезонье?» – размышляют любители активного отдыха, составляя планы на выходной день. Велосипед уже убран в кладовку, а лыжи доставать еще рановато. Отличным решением вопроса может стать верховая езда. Елена КУРАКИНА info@gazetastrela.ru

З

олотая осень – идеальное время для конных прогулок. Поклонники верховой езды очень ценят этот период и стараются не упускать возможность прокатиться по еще не размокшим от дождей грунтовым дорожкам и сфотографироваться на фоне красочных пейзажей.

Прокат, аренда или… Разовые занятия в прокате удобны для тех, кто выбирается на конные прогулки лишь изредка, а также для тех, кто любит разнообразие и старается каждый раз посещать новые места. Но, если вы уже определились с выбором конного клуба и планируете регулярные визиты, можно немного сэкономить, купив абонемент. В этом случае стоимость одного занятия обойдется несколько дешевле, но в то же время нужно помнить, что абонемент всегда ограничен по времени (обычно предлагается абонемент на месяц, куда входят 4–8 занятий). Тот, кто решительно настроен заниматься минимум по 2–3 раза в неделю, может попробовать взять лошадь в аренду (она при этом останется стоять в той же конюшне, но ее не будут отдавать в прокатные смены). Иногда это получается выгоднее, чем оплачивать отдельные занятия или даже абонемент. Но самым важным моментом в этом случае является не столько финансовая выгода, сколько возможность постоянно тренироваться на понравившейся вам лошади. К тому же аренда – это отличная «репетиция» для тех, кто впоследствии сам хочет стать владельцем животного.

…коневладение? Впервые приобретая лошадь, трудно представить, чем в итоге может обернуться эта рискованная затея. Здесь никогда нельзя ориентироваться только на стоимость самой лошади. Регулярная оплата постоя (место в деннике + сено + корма + работа конюха), ветеринара, коваля, витаминных и лекарственных препаратов, берейтора, одежды и амуниции – все это, надо сказать, «влетает в копеечку». К тому

же нужно помнить, что нельзя просто оплатить постой и со спокойной душой оставить животное в конюшне, изредка приезжая, чтобы лихо прокатиться по окрестностям. Это не автомобиль, который может стоять в гараже, не требуя особого внимания. Необходимо постоянно следить за состоянием здоровья питомца, своевременно делать прививки и регулярно давать нагрузку, чтобы лошадь не застаивалась и не теряла форму. Вам предстоит изучить море специализированной литературы и обойти множество конных магазинов. Да и вообще приобретение лошади способно в корне изменить весь образ жизни. Так, например, случилось с Натальей Лукьяновой – хозяйкой арабо-латвийской кобылы по имени Планида.

Планида такая «Поучаствовав в добром деле и выкупив лошадь «с колбасы», я на тот момент абсолютно не могла всерьез оценить масштабов «бедствия», – признается Наталья. – Я была счастлива и просто сияла от восторга! Мечта, которая жила в моем сердце 20 лет, осуществилась! Но я даже не представляла, что будет впереди! Я закупала тонны литературы, штудировала интернет-страницы различных конных сайтов. Но этому надо учиться всю жизнь, и до сих пор я продолжаю узнавать что-то новое». После завершения рабочего дня Наталья ехала не домой, а в конюшню, чтобы угостить Планиду морковкой и устроить ей разминочную прогулку по дорожкам Токсовского лесопарка. А через несколько лет вообще сменила работу и устроилась в магазин по продаже снаряжения для всадника и лошади. Когда туда приходили молодые коневладельцы и начинали прицениваться, Наталья говорила им: «Лошадь – это ипотека. Причем пожизненная!» «Друзья иной раз ерничают: «Ну, скажи, сколько ты уже денег на нее потратила?» – продолжает Наталья. – На что я, шутя, отвечаю: «Не было бы лошади, наверное, «хаммер» бы себе уже купила!» Но вместе с этим вы получаете бесконечное счастье общения. После работы перенастраиваете голову и восстанавливаетесь эмоционально, погружаетесь в новый мир, где царит атмосфера единого чувства большой любви к этим животным!»

фото автора

«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru


12

«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

КУЛЬТУРА Галина КОВЗЕЛЬ, певица, организатор праздника романса «Петербургская осень»

Когда душа просит лирики Сегодня романс любим всеми, его поют артисты эстрады, театра и кино, рок-певцы и авторы-исполнители. В Петербурге эти произведения занимают свою, особую, нишу. Наверное, питерская архитектура сама навевает романсовые настроения. Раньше этот жанр воспринимался как академический. А творения Рахманинова, Чайковского, Глинки, Булахова чаще звучали в филармонических залах. Сегодня лирический вид искусства вышел на эстраду, в крупные концертные залы, его поют не только под рояль и гитару, но и с большим оркестром. Романс – это откровение, исповедь исполнителя. И он имеет богатейшую историю, став с середины XIX века одним из любимейших жанров в России. Мало того, вся русская эстрада началась именно с романса! Его любили Александр Вертинский, Анастасия Вяльцева, Варя Панина, Юрий Морфесси. После революции романс назвали искусством буржуазной культуры – и многие лучшие исполнители были вынуждены бежать за границу. Лирическая песня стала запрещенным жанром, звучавшим только в тесном кругу, в коммуналках на кухне. Но время изменилось, все вернулось на круги своя: возвратились Александр Вертинский, Алла Баянова. Но настоящему возрождению нашего искусства мы обязаны Валерию Агафонову – выдающемуся петербургскому артисту, которого называют эталоном исполнительского мастерства в этом жанре. Забытый романс собирали по крупицам: искали старые ноты, записи, слушали то, что напевали бабушки… Большой толчок реинкарнации жанра дали песни из кинофильмов, которые приобрели огромную популярность в народе, – это были произведения Соловьева-Седого, Фрадкина, Баснера, Петрова, Шварца. Сегодня мы называем романсом теплую, душевную песню. И именно душевность делает его понятным и близким широкому зрителю, в том числе молодому. Наш конкурс «Весна романса» открыл много новых имен. Теперь наши лауреаты выступают с сольными концертами в лучших концерт­ных залах страны: Елена Ваенга, Зара, Лариса Луста, Сергей Зыков, Евгений Южин, Альберт Жалилов. В наше прагматичное время душа просит лирики, сентиментальности. И, конечно же, молодым людям сегодня нужны сильные, высокие чувства, которые пробуждает настоящее искусство.

личность

Екатерина МАКСИМОВА: «Детский театр – бесконечное хулиганство!» Она мечтала быть актрисой, а стала режиссером. Но прежде поработала следователем. Училась мастерству у петербургского педагога Вениамина Фильштинского на Моховой, но получила диплом в Москве об окончании Щукинского театрального училища. Рано потеряла отца, рано вышла замуж и совсем не рано стала мамой... Елена ДОБРЯКОВА info@gazetastrela.ru

С

читает, что в копилке жизни пригождается любое умение, испытание, знание, главное – не согнуться под обстоятельствами, а жить играючи. Вероятно, поэтому Екатерина Максимова, успевшая о себе заявить в БДТ, в театре им. Ленсовета, в лаборатории ON.TEATР, обожает детский театр, где можно дать волю фантазии, смелым поворотам и парадоксальным решениям. Только что в ТЮЗе им. А. А. Брянцева она осуществила постановку «Чудеса в Моми-доме», придумав пьесу, на написание которой ее вдохновили произведения известной финской сказочницы Туве Янссон. В этом же театре Екатерина несколько лет назад выпустила «Денискины рассказы» и «Тома Сойера».

«В каждом человеке остается ребенок до конца дней» – Екатерина, если вы так много ставите детских спек­ таклей, значит ли это, что вы сами чувствуете себя ребенком и вам интересна игра как та­ ковая? – Наверное, в каждом человеке остается жить ребенок до конца дней, только кто-то это игровое начало активно использует, а кто-то в себе подавляет. Детский театр мне интересен потому, что именно он позволяет бесконечное хулиганст­ во, свободу и бесшабашность. И это все очень хорошо ложится на нынешнюю труппу ТЮЗа. Несмотря на трудности, которые здесь встречаются (прежде всего это касается технических и финансовых возможностей), я, пожалуй, люблю в Петербурге этот театр больше всех.

– Но ведь наверняка, работая для детей, от зауми приходит­ ся освобождаться, делая над собой усилия. Вот вы только что прилетели из Канска, где во взрослом театре ставили Чехова. Вы должны мгновен­ но перестроиться. Это ведь непросто? – Я не чувствую возраста в принципе. Мне легко с детьми,

легко с теми, кто работает для детей, и легко ставить для людей, которых ты понимаешь. Я много преподаю и молодежи, и детям, умею со всеми разговаривать на равных. Мы с семилетней дочкой Настей часто обсуждаем разные моменты моей работы. И дочь невольно подсказывает мне какие-то ходы, решения. Когда я гото-

досье

Екатерина МАКСИМОВА Родилась в семье инженеров в Петербурге. В 1995-м с отличием окончила среднюю специальную школу милиции, в 1998 году – Петербургскую академию МВД, работала следователем, сотрудником паспортновизовой службы. В 2001 году поступила в Петербургскую театральную академию на курс В. Фильштинского, но окончила в 2007 году Театральный институт имени Бориса Щукина в Москве. Пропуском к получению диплома стал спектакль 2005

года «Ночевала тучка золотая», который взял все возможные премии на Между­ народном межвузовском конкурсе молодых режиссеров в столице. Основатель и художественный руководитель театра «ТОК. Команда Максимовой». Много спектаклей ставит в российских театрах. Самые известные работы Максимовой: «Где-то и около» по пьесе А. Яблонской в лаборатории ON.TEATР и в БДТ, «Время женщин» в БДТ, где она выступила вторым режис-

сером в партнерстве с Г. Тростянецким, «Лодочник» в театре им. Ленсовета, «Лететь…» по сказкам С. Козлова в Томском ТЮЗе, «Том Сойер» и «Денискины рассказы» в Санкт-Петербургском ТЮЗе (постановка была отмечена премией «Бронзовый лев Петербурга» как лучший детский спектакль). Драматург Ксения Драгунская назвала эту работу Екатерины Максимовой «удивительно легкой, веселой, настоящим цирковым представлением, но со смыслом».


вилась к постановке о чудесах в Моми-доме, дочку очень развеселило слово «Моми-дом». В итоге оно и вошло в название спектакля. А Настя дальше продолжила ряд: моми-коляска, моми-кровать, моми-стол. Принцип приставки «моми» стал ключом к материалу.

«Абсолютно все ребенок может постичь через игру» – Какой главной идеей вы на­ грузили спектакль? Речь ведь идет об идеальной семье, тогда в чем же конфликт? – Наш герой – обыкновенный ребенок в обыкновенной семье, которому хочется играть и не хочется выполнять скучные однообразные ежедневные дела – умываться, переодеваться, спать и так далее. Ему совершенно справедливо кажется, что все замечания, которые он слышит от мамы и папы, занудны, бесполезны и малоинтересны. И вот, оставшись один дома, он придумывает себе свой мир – идеальный, с идеальной семьей. У него все хорошо до той поры, пока он не сталкивается с реальной опасностью. И тогда понимает, что его настоящие, невыдуманные родители – самые лучшие и любимые. Мысль актуальна и для детей, и для взрослых: абсолютно все ребенок может постичь только через игру – преодолеть страхи, опасности, научиться каким-то важным правилам в жизни, человеческим взаимоотношениям. – Наши подростки захвачены сегодня компьютерными игра­ ми. Возможно, через них они тоже чему-то учатся? – Не стоит тешить себя иллюзиями, что на экране монитора дети проходят школу жизни. Нет, кроме каких-то физических реакций и некоторой доли логического мышления, эти игры вряд ли что-то дают. Задачи довольно однотипны, мотивации примитивны – убить как можно больше виртуальных врагов, чтобы достичь цели. А главное, там нет живой энергии, которую дети получают в игре друг с другом или со взрослыми, способными научить их играть… Просто часто взрослым не до того: они занимаются работой, карьерой, личной жизнью, и компьютерные игры – это своего рода «отвлекающий маневр», заменитель живого общения. – Театр может помочь отор­ вать подростка от экрана, по­ будить к фантазии? – Еще как! Часто после спектакля «Денискины рассказы» сегодняшние дети просят купить им такой же пластмассовый меч, о котором мечтал Дениска из 60-х. И играют в самые обыкновенные, но не менее эмоциональные игры, если включить воображение. Актеры со сво-

КУЛЬТУРА ей искренней природой игры, конечно же, способны побуждать юных зрителей к развитию фантазии. Я вообще уверена, что не дети виноваты в том, что их жизнь в основном заполнена компьютерным общением. Взрослым, мне кажется, необходимо уделять им больше времени, учить играм, смотреть с ними хорошие мультфильмы. Моя дочь, несмотря на разницу поколений, обожает «Ежика в тумане», «Сказку сказок», «Кота Леопольда».

событие

«Выручали только запасы гречки на балконе...» – Как у вас самой складыва­ лись отношения с родителями? – Папу я потеряла, когда мне было 8 лет. Он погиб в результате обыкновенного преступного нападения. И мама воспитывала меня одна. До определенного момента в маме был заключен весь мой мир. Время было очень жестокое, голодное: конец 80-х – начало 90-х. Маму тогда уволили с работы – и было очень тяжело. Я думала, что нужно бросать школу и где-то искать работу. Мы натурально голодали, нас выручали оставшиеся где-то на балконе у бабушки запасы гречки. Потом мама с головой бросилась в бизнес, чтобы как-то выжить. Приходила поздно. А когда я ей что-то рассказывала, она от усталости засыпала. Мне казалось, что я ее просто теряю – как родного человека, как друга. Это время пришлось на мой переходный возраст. Отношения позже восстановились, но было непросто. Так что я прошла свои университеты. – Вы девушка с характером! – Еще с каким! Благодаря ему возникла в моей судьбе и школа милиции. Хотя это вовсе не было моей мечтой. Я мечтала о театральном институте. Училась в специализированном классе. Хотела поступать на режиссерский. Хотя втайне думала об актерской профессии, но режиссура казалась мне значительнее и серьезнее. Но педагоги убедили – девочка, 16 лет, без жизненного опыта – нет шансов. И потому я решила поступить пока на истфак. Не хватило одного балла – и я со своей серебряной медалью оказалась не у дел. И чтобы не расстраивать маму, пошла туда, куда еще успевала поступить в это лето, – в школу милиции. – Вы жалеете о чем-то в жиз­ ни? – Нет и нет! Все испытания, которые подкидывает судьба, только в плюс. И даже работа следователем здорово пригодилась, потому что очень похожа на режиссуру. Понять мотивы человеческих поступков и исследовать предлагаемые обстоятельства – и там, и там драматургия.

галина попова

«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

Елена ХАРЛАМОВА elena@gazetastrela.ru

«Т

ело человека», как было написано одним из посетителей в книге отзывов, оказалась «очень жизненной выставкой». В зале представлено более 500 экспонатов: скелетов и челюстей, ампутированных конечностей и заспиртованных уродцев. Но главное, что произвело на меня наиболее сильное впечатление, – это «ее величество болезнь» (в виде карцином, сарком и прочих раковых опухолей, вырезанных у смертельно больных пациентов). Вспомнилась еще одна запись в книге отзывов: «Посмотрев на экспонаты, я точно не буду курить. Никогда». И этому автору я почему-то верю. – Как вы относитесь к акциям протеста? – спросила я организатора выставки Ольгу Данилову. – К нам протестующие не приходили. Но, вообще, меня удивляет такое восприятие научно-по­ пулярной экспозиции. Мы же не делаем из идеи шоу, лавры Гюнтера фон Хагенса, посадившего скелет играть в шахматы, нас точно не интересуют. – Он хотел спровоцировать зрителей, а какова ваша цель? – Показать, какое сложное и хрупкое у нас строение. Мы живем столько лет в одном и том же теле и часто даже не знаем, как оно устроено. Мы показываем посетителю это строение, а также даем возможность сравнить норму с патологией. Демонст­ рируем, что может случиться, если не заботиться о своем здоровье. – Как создавалась экспозиция? – Заведующий кафедрой нормальной анатомии Военно-медицинской академии имени Кирова, профессор Иван Гайворонский собирал эту коллекцию более 30 лет. Экспонаты, которые посетители иногда называют мумиями, созданы им при помощи самой современной технологии полимерного бальзамирования – это трудоемкий и очень длительный процесс, который (в зависимости от размера экспоната) может занимать от нескольких месяцев до года. – Они не снятся вам по ночам? И как вообще реагируют посетители на коллекцию Гайворон­ ского?

13

«Очень жизненная выставка» Шумиха вокруг этой экспозиции началась еще до ее открытия: активисты православного движения «Народный Собор» заявили, что она оскорбляет чувства верующих и наносит посетителям «серьезный психологический вред». А если так, становится вдвойне интересно составить собственное представление о мероприятии, вызвавшем столь бурную реакцию… – Для особо впечатлительных граждан у нас припасен нашатырь. Но обычно даже школьники реагируют на увиденное совершенно спокойно. – Что ждет выставку потом? – Во-первых, в своем зале мы будем проводить курсы первой помощи, во-вторых, демонстрировать научно-познавательные фильмы. Ну и наконец, планируем создать на базе выставки постоянный анатомический музей. Я считаю, что мы делаем очень нужное дело. Многим же как кажется: «Ай, подумаешь, пачка сигарет – ничего страшного!» На нашей выставке такие люди своими глазами увидят, какой след эта, казалось бы, безобидная пачка оставляет на бронхах. И у детей эта картинка точно впечатается в мозг. Во всяком случае, большинство подростков после экскурсии заявляют: «Сигареты? Ни за что!»

На мой взгляд, даже самый придирчивый критик вряд ли сможет обвинить выставку в чем-то крамольном. По залам чинно расхаживают школьники, аспиранты Военно-медицинской академии проводят для них экскурсии – нормальный анатомический «музей», в задачи которого входит просвещение. С чего такой шум? С тем же успехом можно встать с транспарантами возле Кунсткамеры, требуя ее закрытия: двухголовые телята – ведь тоже зрелище не для слабонервных…


14

ДВЕ СТОЛИЦЫ Фабрицио ФАТУЧЧИ, шеф-повар

Персональная национальная кухня Будучи профессиональным шефповаром вот уже 30 лет, я с уверенностью могу сказать, что еда – это не ингредиенты, не рецепт. Еда – это люди, которые ее готовят. Через еду вы можете рассказывать свою историю, выражать свои чувства, настроение. В противном случае мы говорим о фастфуде. Конечно, речь не идет о качестве продуктов и соблюдении технологии их обработки – это не обсуждается. Но именно настроение шеф-повара, с моей точки зрения, является определяющим фактором для вкуса того или иного блюда. Я представляю в Петербурге не просто итальянскую кухню, хотя я сам итальянец, я вырос на итальянских рецептах, на блюдах моей матери и бабушки. Но при этом моя кухня – персональная, живая. К примеру, одно из моих фирменных блюд, которое пользуется большой популярностью, – ризотто со свеклой, хотя это сочетание совершенно не типично для традиционной итальянской кухни. В свое время я был первым в Петербурге, кто стал делать пасту карбонара по-римски, с яйцами, сыром и ветчиной из свиных щечек. Этот рецепт стал нашей гордостью, и сегодня в меню практически всех итальянских ресторанов Петербурга обязательно есть карбонара по-римски. И ее обязательно надо готовить с душой. Уже в Петербурге я получил диплом психолога, и в качестве зачетной работы поставил такой эксперимент. Однажды утром я создал неблагоприятную психологическую обстановку у себя на кухне – пришел рано утром, выражал недовольство и делал замечания, всячески придирался к су-шефу, который должен был приготовить в тот день пасту карбонара для моего научного руководителя. В результате повар оказался настолько расстроен, что перепутал соль с сахаром, передержал яйца на огне (а для карбонары это критично). На следующий день я пригласил профессора снова, а предварительно провел беседу с работником кухни, который так неудачно приготовил пасту накануне. Я похвалил его усердие в присутствии остальных служащих, поговорил о перспективах совмест­ ной работы, пообещал привезти продукты для новых рецептов. На следующий день те, кто пробовали приготовленную этим работником пасту (в том числе и мой профессор), признавались, что такой превосходной карбонары они не ели в своей жизни даже в Италии!

«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

эксперимент

«Летящая женщина», которая поет …Когда она запела, я едва не выронила бокал: в анонсе было написано «Музыка и вино», но кто же знал, что так буквально. Что сама совладелица известнейшей винодельни Donnafugata Хосе Ралло встанет к микрофону и исполнит несколько композиций, подбирая их к напиткам. Не выронила еще и потому, что в бокале переливалось Mille e una nottе, а вино с 94 баллами по Паркеру не роняют. Наталья ЛАВРИНОВИЧ law@gazetastrela.ru

–К

огда и почему вам пришла в голову идея петь? – (Смеется.) Когда я родилась. Сперва я пела в хоре, потом встретила будущего мужа (он перкуссионист по профессии), и мы решили объединить наши страсти. И шаг за шагом я нащупала связь между ритмом и вкусом. Если у вас живое фруктовое вино типа Lighea – к нему идеальна самба. Если это такое великое медитативное красное, как Mille e una nottе, оптимальны джазовые баллады. – Вы не думали о карьере певицы? – Нет. Это всегда было только хобби. Петь – это сложно. – А выглядит так, будто для вас – легко. – Любой перформанс – это сильные эмоции. – Вы помните ваш первый бокал? Что это было? – Белое Donnafugata, очень ароматное, и мне было девятнадцать. Я стала заниматься вином не потому, что этому посвятили жизнь мои родители: я вообще пришла на виног-

радник после семи лет отсутст­ вия дома, когда искала себя, путешествовала. И не жду, что дети продолжат традицию: это должен быть их собственный выбор – в удовольствие.

Prio – это радость – Как вам этот год с точки зрения урожая? – Очень хороший. В июле на Сицилии были высокие температуры, но к вечеру воздух свежел до +18 °C: получатся отлично структурированные красные вина с насыщенным ароматом. – Можете рассказать о но­ винках? – Последнее вино, которое мы представили на рынке, удивительно интересное. Из винограда аутентичного островного сорта «катаратто». Оно называется Prio – в переводе с сицилийского диалекта это «радость». Мы были счастливы работать с исконным сырьем и планируем делать то же и впредь. – В чем секрет успеха? – Секрет в том, что мы постоянно экспериментируем. Важно всегда быть open-minded. А еще у нас команда из очень молодых людей.

– Сколько человек занято на производстве? – Около 70. У нас три точки: винодельня в Контесса-Энтеллина, завод и погреба в Марсала и земли на острове Пантеллерия. В Contessa Entellina два экспериментальных виноградника с 19 различными сортами ягод, а на Пантеллерии только вида «зибиббо» – 33 разновидности. Из этих тридцати трех биотипов мы ищем самые ароматные. Сейчас вино хранится в среднем 14–15 лет, мы же думаем над тем, как увеличить этот срок до 20–25 лет.

Держать марку – затратно – Кто ваши основные кон­ куренты? – В первую очередь итальянские производители. Но есть хорошие марки и в Австралии, и в США, и в Чили, и в Китае. Во всем мире компании конкурируют между собой даже в том, что касается винограда: у кого лучший «шардоне», у кого «каберне» и так далее. Сицилийские винодельни сейчас активно продвигают себя как Sicilian DOC, и мы являемся частью этой группы.

– В Китае есть виноградни­ ки? – Есть. Лично мне их вино не очень нравится, оно непривычно на вкус. Но я уверена, что китайцы будут работать над ним: они используют лучшие территории, технологии, приглашают французских и итальянских консультантов. – Вы присутствуете в соцсе­ тях? – Мы есть в «Инстаграме», «Фейсбуке», «Твиттере». Постим новости про жизнь Donnafugata, ведем дневники для фанатов и любим публиковать их снимки – например, люди на лыжах с бокалом нашего вина! – Важен ли для вас русский рынок? – Он входит в пятерку важнейших. Русский потребитель любит Donnafugata – и Mille e una nottе, и Ben Rye, все топовые вина. Мы надеемся, что 2016-й будет хорошим годом, несмотря на кризис. – Какие основные ошибки профессии вы можете назвать? – Главное – не делать плохого вина. (И уж точно не выставлять его на продажу.) Вы должны держать марку. Это очень затратно, но нужно стараться всегда быть идеальными.

в тему История виноделия в семье Ралло насчитывает около 160 лет, хотя сам бренд Donnafugata был создан сравнительно недавно, в 1983 году. С итальянского Donnafugata переводится как «летящая женщина» – так звали героиню новеллы Джузеппе Томази «Леопард»: спасаясь от преследований войск Наполеона, она обосновалась на Сицилии, там, где сейчас находятся виноградники компании. По словам Хосе Ралло, их красные вина отлично сочетаются с дичью, в частности с блюдами из

лося. Неудивительно потому, что Viking Line, в чьем новом сезонном меню Pure Nordic Taste несколько таких позиций, выбрала компанию стратегическим партнером на всю осень и зиму. Pure Nordic Taste предлагается гостям паромов второй год и меняется от сезона к сезону. В этот раз специальное меню придумали Маарит Ювонен и Ханна Суонпяа: в корпоративном соревновании поваров барышни обошли два десятка претендентов, а их блюда признали лучшими из более чем 70 заявок.


«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

15

ДВЕ СТОЛИЦЫ Москва

гость

«Счастье есть в каждой секунде»

21 ок

тябр

явБ

КЗ ский » кт-П етер бург состо ) ится конц Нин е р т о Кат амад и гру зе ппы Insig ht «Окт

(Сан

ябрь

Нино Катамадзе – это сложная, умная и какая-то очень нездешняя музыка. Под нее, лирическую и душевную, так хорошо думается, что можно сказать – это настоящий саундтрек к осени. Накануне концерта мы связались с Нино, позвонив ей в Батуми. Елена ХАРЛАМОВА elena@gazetastrela.ru

–К

акая погода в Питере? – начала разговор она. – Прохладно, сумрачно, хожу в пальто и в сапогах. В общем, нор­ мальная питерская осень. – Значит, у вас время для любви. А у нас +24 °C, виноград, молодое вино… – Погода на зависть. Но мы ждем вас к нам. Будут ли какие-то сюрпризы на вашем концерте? – Сюрпризы на концерте бывают разные: бывают тональные, а бывают атональные. Я надеюсь, наши будут удачными и после концерта у зрителей останется чувство прекрасного удивления. На сцене весь вечер вместе со мной выступают моя любимая группа Insight, ансамбль Georgian Brass и грузинский хор «Швидкаца», название которого переводится как «семь мужиков». Обожаю их! Они так сладко и влюбленно поют… Еще с нами будет мой близкий друг – дирижер и аранжировщик Николас Рачвели. То есть на сцене разом окажутся 25–26 музыкантов, которые привезут вам солнце и теплоту Грузии. – Вы говорите, что концерт должен вы­ зывать приятное удивление у зрителей.

А что вызывает приятное удивление у вас? – Как хорошо вы спросили. Могу честно сказать, я очень редко включаю голову на сцене. Поэтому вряд ли сумею разложить все по полочкам, но эмоционально-теплое чувство остается, когда нам удается хорошо провести концерт. Люди подарили нам свое ценное время, пришли на наше выступление – и мы сумели их согреть. Зрители хлопают, не жалея ладоней, и нам радостно, когда получается подарить им чуточку Грузии, чуточку сердца... – Вы меняете репертуар в зависимости от того, в какой город приезжаете? – Конечно! Но я отталкиваюсь скорее не от города, а от зала. Бывают залы такие маленькие, что в них просто не может поместиться какая-то музыка. Или наоборот – предлагается большое, открытое пространство, и ему нужно больше энергии, больше сил. Я стараюсь создать гармонию между зрителями и музыкой. – Я недавно говорила с Константином Райкиным. Он коллекционирует одеколо­ ны, и каждый спектакль у него ассоцииру­ ется с каким-то особым запахом… – Как я его понимаю! На меня ароматы тоже производят очень сильное впечатление. И иногда я не могу находиться в пространстве, где царит немузыкальный, негармоничный запах. Я, бывает, запоминаю запах кулис, людей, сцены… Но больше в памяти остаются даже не ароматы, а тишина. Тишина между композициями: я иногда именно по ней запоминаю города. Еще впечатываются люди, которых встречаю, – много, много разных образов, и они, в конце концов, превращаются в мелодии… – Музыканты часто ув­ лекаются еще чем-то: рису­ ют, пишут стихи. А есть ли подобные увлечения у вас? – Конечно, есть, дорогая! Я очень люблю рисовать. И чутьчуть умею это делать… Но, как ни жаль, у меня совсем нет на это времени! Музыка требует,

чтобы я посвятила ей все! Хотя на работы настоящих художников я все равно безумно люблю смотреть. Я живу в полудеревянном доме в центре города, у меня огромные окна, в них светит солнце. Я вижу, как оно встает и как садится… Я могла бы рисовать или готовить обеды своей обожаемой семье. Но я все время посвящаю музыке. Я просто не могу ею не заниматься! – Театральные артисты обычно мечтают о ролях, о Гамлете или Бланш из «Трам­ вая «Желание». А у вас, как у музыканта, какая творческая мечта? – У меня не только творческая, у меня вполне человеческая мечта – быть матерью. Тем более когда растет совершенно уникальный сын. Наверное, то же самое могла бы сказать любая мама – все же любят своих детей! Я мечтаю быть с ним, утром провожать в школу, вечером просто разговаривать. У него совершенно фантастическое восприятие мира, музыки, цвета, слов. Главное, чего я хочу на самом деле, – быть мамой. – А еще детей не планируете? – Много! Я бы хотела много. Но не знаю – Бог дает ответы не на все наши вопросы. – А вообще вы довольны своей жизнью? – Я иногда шучу, что давно вышла из возраста, когда можно было быть недовольной. Музыка, да и вообще любое творческое дело, развивается так параллельно со всей остальной жизнью, что иногда ты даже удивляешься: а есть ли у тебя что-то, кроме нее? Лично у меня нет ни времени, ни желания оценивать, довольна я или недовольна, правильно я живу или нет. Самое главное для меня – постоянно двигаться хоть чутьчуть вперед, чтобы мой голос, мои произведения соответствовали XXI веку. Несмотря на сложный график, когда я не успеваю ни присматривать за своим здоровьем, ни сидеть на диете, чтобы выглядеть, как девочка, у меня есть другие радости. Жизнь подарила мне прекрасного сына, вокруг меня столько добрейших, хороших людей, что иногда я даже не понимаю, что такое плохой человек? А счастье, если приглядеться, есть в каждой секунде.

19

октября

Центральный дом журналиста (основная сцена) – творческий вечер Александра Домогарова

«Каждая новая роль, – говорит Александр, – это как роды. А роды вообще проходят нелегко, я имею в виду физиологию. Идет время накопления, когда за репетиционный период ты начинаешь жить этим персонажем. Появляется совсем другой опыт, потому что тебя бросало из огня да в полымя. Хотя я сам не раз по своей воле кидался в крайности, потому что очень хотел сыграть такой диапазон – от Сирано до Джекила».

20

октября

 еатр Et Cetera Т п/р А. Калягина – спектакль «Шейлок»

Шейлока, еврея-ростовщика, который в качестве платы за просроченный вексель требует фунт человеческого мяса, играет один из самых обаятельных артистов современного театра – Александр Калягин. А роль благородного венецианского купца Антонио исполняет Виктор Вержбицкий. Их герои – антагонисты во всем: в религии, в мировоззрении, в выборе духовных ценностей. Постановщик Роберт Стуруа, один из самых извест­ ных интерпретаторов Шекспира, перенес действие в современность.

25

октября

 еатр «Русская песня» – Т спектакль «Все как у людей...»

Недалеко от Парижа, в загородном доме, перестроенном из бывшей фермы, неожиданно встречаются люди, которым лучше бы никогда и не знать друг о друге. Маленькая невинная ложь хозяина дома возрастает в геометрической прогрессии, превращая всех участников затеянной им вечеринки в отъявленных лжецов. И уже непонятно – кто муж, кто жена, кто любовница… Интригующий клубок, конечно же, распутается, но для этого героям пьесы придется преодолеть немало препятствий. В ролях: Геннадий Хазанов, Галина Петрова, Борис Дьяченко, Инга Оболдина и другие.

санкт-петербург

23

октября

Концертный зал «Колизей» – спектакль «Императрица» В российской истории, пожалуй, одна из самых занимательных и глубоких линий отводится той самой императрице, чья стойкость и воля до

сих пор являют собой символ настоящего правителя. В ролях: Людмила Чурсина, Аристарх Ливанов и другие.

Молодежный театр на Фонтанке – спектакль «Поздняя любовь»

Людмила, скромная дочь бедного адвоката, влюбляется в Николая, человека азартного,

любящего рискнуть, и порой безрассудного. Чтобы спасти его, юная барышня готова совершить самые невероятные и не всегда благовидные поступки. Это спектакль о чести и достоинстве, о нравственных заповедях и душевных муках. Но прежде всего о любви, которая бывает смешной и трагической, выдуманной и настоящей, а для кого-то – уже и поздней.

В ролях: Эмилия Спивак, Ирина Полянская и другие.

29

октября

БКЗ «Октябрьский» – концерт «Праздник романса»

Живой звук, сопровождение эстрадно-симфонического ор-

кестра, возможность в одном концерте услышать именитых артистов ежегодно привлекают на эти концерты тысячи слушателей. В этом году на сцену выйдут ведущие артисты: Лариса Луста, Сергей Рогожин, Ирина Крутова, Андрей Косинский, Галина Ковзель, Алена Петровская, Сергей Зыков, Альберт Жалилов и другие.


16

«СТРЕЛА» №№ 41–42 (990–991) октябрь 2015 www.gazetastrela.ru

ПАССАЖИР новости

СЕРВИС

Внутренняя стабильность

На одну жалобу – десять благодарностей

Ирина СЕРЕГИНА irina@gazetastrela.ru

–П

о сравнению с аналогичным периодом 2014 года пассажиропоток в наших поездах дальнего следования, увы, снизился из-за общей экономической и политической ситуации, – констатирует он. – Мы вынуждены были отменить все составы в сообщении с Украиной и следовавшие по ее территории в Крым. Ощутимо сократился поток на действующих международных маршрутах: к примеру, «Лев Толстой» сообщением Москва – Хельсинки потерял 20 процентов объемов. Такие потери не смог восполнить даже существенный рост пассажиропотока в направлении российских курортов. В частности, в сообщении между СанктПетербургом и Адлером зафиксирован рост на 17 процентов, Новороссийском – на 11 процентов, Ейском – на 32 процента. Общий же результат таков: если за лето 2014-го мы перевезли 4 миллиона 158 тысяч человек, то в 2015-м – лишь 3 миллиона 960 тысяч. Из достижений филиала стоит отметить, что впервые этим летом пассажирам были предложены мультимодальные перевозки. Смешанный – железнодорожно-автобусный – вариант, когда билеты на оба вида транспорта оформляются в одной кассе, заменил собой упраздненные на ряде

убыточных направлений беспересадочные вагоны. К примеру, из Москвы до Колчаново пассажиры едут поездом, а далее – до Тихвина или Пикалево – автобусом. Или до Великих Лук – поездом, а оттуда до Себежа – автобусом. В летнем сезоне были введены беспересадочные вагоны на новых направлениях – из Мурманска до Белгорода и Смоленска, из Петрозаводска до Белгорода, из Костомукши до Анапы. Филиал получил от пассажиров немало откликов. Соотношение благодарностей и жалоб по вопросам приобретения билетов составляет 10:1, а в сфере обслуживания в поездах – 45:1. Что касается жалоб, то большинство посвящено сокращению режима работы касс на малодеятельных участках. Мера эта вынужденная (нелогично содержать кассы там, где в сутки продается менее 50 билетов) и обусловлена тем, что уже более 40 процентов проездных документов оформляется через интернет. Появилась и новая категория жалоб – на пассажиров, которые курят в поездах, несмотря на законодательный запрет. К сожалению, работники поездных бригад не обладают правом административного воздействия и могут лишь вызвать полицию. А та не всегда может прибыть на место оперативно. В этом году филиал завел в АСУ «Экспресс-3» базу данных на всех нарушителей общественного порядка. Когда такой пассажир-нарушитель в следующий раз приобретет билет, сведе-

иван куртов

Закончился сезон массовых пассажирских перевозок, и его итоги мы попросили подвести начальника Северо-Западного филиала Федеральной пассажирской компании Станислава ЗОТИНА.

ния об этом поступят к бригаде, с которой он поедет. Что же касается ближайших перспектив, то до конца года в Санкт-Петербург прибудут с Тверского вагоностроительного завода 34 новых двухэтажных вагона. Так что вскоре на линию Санкт-Петербург – Москва выйдет второй двухэтажный поезд.

в тему Хорошей новостью сезона стал запуск поезда сообщением Москва – Санкт-Петербург – Таллин. Эстонский перевозчик отказался от своих убыточных составов, связывавших столицу страны с двумя российскими. Новый поезд, разумно соединивший два в одном без увеличения стоимости проезда, понравился пассажирам. В сентябре, после реновации составов, он получил статус фирменного и имя – «Балтийский экспресс». Также хорошие отзывы имеют железнодорожники от пассажиров и о новом двухэтажном поезде сообщением Санкт-Петербург – Москва.

вопрос – ответ – Правда ли, что скидка на проезд в высокоскоростных поездах сообщением Москва – Санкт-Петербург, предоставляемая владельцу дорожной карты «Две столицы», распространяется не только на него, но и на едущих вместе с ним пассажиров?

Евгений Давыдов, Санкт-Петербург

– Да, предлагаемая компанией «РЖД» каждому владельцу дорожной карты «Две столицы» скидка в 50 процентов на проезд в поездах «Сапсан» предоставляется не только ему самому, но и максимум трем следующим с ним пассажирам. Правда, при соблюдении одного-единственного условия – оформления всех проездных документов в одном заказе. Услугой могут воспользоваться пассажиры «Сапсанов» сообщением Москва – Санкт-Петербург утреннего отправления (с 05.30 до 08.00) по пятницам, субботам и воскре-

16+ ИЗДАТЕЛЬ ООО «Издательский дом «ОМ-Экспресс» УПРАВЛЯЮЩАЯ КОМПАНИЯ ООО «Медиа Партнер» Шеф-редактор ИД «ОМ-Экспресс» Валерий Авилов

Редакция Главный редактор Владимир Юринов Ответственный редактор Наталья Лавринович Журналисты: Ирина Верховная, Гульсара Гильмутдинова, Вероника Зубанова, Елена Толщихина Дизайнер Яна Рыбак Верстка Анастасия Ангелик Корректура Ника Зорина

сеньям и дневного (с 15.00 до 16.00) – с понедельника по четверг в период с 1 октября по 12 декабря 2015 года. Стоимость карты «Две столицы» составляет 3 тысячи рублей, срок ее действия – 6 месяцев. – Слышала краем уха, что железнодорожники проводят какую-то акцию под названием «Навестите матерей!». Что это за акция?

Инна Павлова, Санкт-Петербург

– Держатели дорожных или электронных карт «Школьная» и «Молодежная» могут совершить поездку на любом из поездов «Сапсан», отправляющихся в период с 27 по 30 ноября из Москвы и Санкт-Петербурга, со скидкой в 70 процентов. Компания «РЖД» проводит эту акцию в рамках празднования Дня матери, который в нынешнем году отмечается 29 ноября.

ДИРЕКЦИЯ Генеральный директор Александр Жужукало Заместитель технического директора Оксана Лазарева Отдел рекламы: тел.: (812) 458-78-72 руководитель Элеонора Сорокина (812) 458-78-72, e-mail: soroka@gazetastrela.ru менеджер спецпроектов Евстолия Чувашева тел.: (812) 458-80-45, e-mail: eva@om-express.ru Отдел доставки Зоя Березкина тел.: (812) 436-91-34

Стоимость внутрироссий­ ских железнодорожных билетов выросла за год в среднем всего лишь на 4,4 процента. Таковы результаты исследования, полученные интернетсервисом tutu.ru. «В сегменте зарубежных железнодорожных перевозок заметно резкое повышение, а вот билеты на поезда, курсирующие по нашей стране, выросли в цене незначительно, – говорится в нем. – При этом средний чек на железнодорожную поездку в страны бывшего СССР вырос на 18 процентов, а в страны дальнего зарубежья – на 39 процентов». Самыми популярными у россиян пунктами прибытия в период с января до сентября 2015 года оказались Санкт-Петербург, Нижний Новгород и Казань. Помимо них, в десятку вошли Москва, Ярославль, Воронеж, Саратов, Владимир, Белгород и Курск. Из зарубежных пунктов прибытия самыми востребованными стали Минск и Брест.

Цветовая навигация На станциях Малого кольца Московской железной дороги пассажиры будут ориентироваться с помощью так называемой цветовой навигации. Об этом журналистам сообщил заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин. Каждая станция кольца будет иметь свой цвет. При этом те, которые пересекаются со станциями метро, будут повторять цвет линии метрополитена. Это позволит пассажирам лучше ориентироваться. Движение поездов по Малому кольцу будет запущено в 2016 году.

Для начала – подарок За регистрацию в программе «РЖД Бонус» компания «РЖД» дарит каждому по 500 баллов. Эта программа дает пассажирам возможность накапливать баллы за совершенные поездки в поездах, курсирующих по территории РФ и за ее пределами. Полученные баллы можно обменять на премиальные поездки.

Издание зарегистрировано Федеральной Адрес редакции: службой по надзору в сфере связи, 190031, Санкт-Петербург, информационных технологий и массовых наб. реки Фонтанки, 117 коммуникаций (Роскомнадзор) Рег. № ПИ №ФС77-61317 от 07.04.2015 г. тел.: 457-15-32, 418-34-95 (доб.107) Выдано ООО «Издательский дом «ОМ-Экспресс» факс: 314-25-73 Выходит с декабря 1994 года Газета отпечатана Адрес издателя: 191036, Санкт-Петербург, в ООО «Типографский комплекс «Девиз», Загородный пр., д. 10, лит. А, пом. 4-Н 199178, Санкт-Петербург, В. О., 17-я линия, д. 60, лит. А, пом. 4Н e-mail: strela@om-express.ru Заказ № ТД- 6066. Тираж 50 000 экземпляров gazetastrela.ru Номер подписан 13.10.2015 г. в 17.00 Цена свободная За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несет

Распространяется в пассажирских поездах формирования Октябрьской железной дороги. Материалы, помеченные РЕКЛАМА, публикуются на правах рекламы. Рекламируемые товары и услуги имеют необходимые сертификаты и лицензии.

Стрела №41-42  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you