Page 1

№5 весна 2008

русское издание

celebrating the machine with a heartbeat

творцы времени художник макс бюссер изобретатель баумгартнер юбиляр фаваз груози богиня магали метрайе ревизионист винсен кауфман король октавио гарсия американец гай бове минималист росс лавгроув гений луи картье а также филип старк марк ньюсон и жак элле

эксклюзив

rolex изнутри

iwc раскрыла

архив

часы как абсолютный символ стиля


СОДЕРЖАНИЕ

Lifestyleпропаганда Звездное домино по правилам de Grisogono, Hotel Martinez для настоящих гедонистов, Анна Нетребко в драгоценном сиянии Chopard, контраст разноцветных камней в коллекции Bvlgari B.zero1, спокойное лето от Giorgio Armani, агрокультура по-тоскански и вилла Il Borghetto, мощный заряд эмоций С1, актуальные драгоценности из Гонконга, мужская премьера Boucheron, грядущее вторжение гибрида Cadillac BRX, драгоценные арт-объекты Tiffany от легендарного архитектора, коллекции Baccarat и французский ужин с русскими особенностями, преображение S.T. Dupont . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

044

REVOLUTION

014

Часы События Люди Пятый юбилейный кубок поло на снегу Mercury Snow Polo Cup 2008, блистательная премьера коллекции Ballet Precieux от Van Cleef & Arpels в Royal Opera House, церемония вручения премии Laureus World Sports Award 2008 в Мариинском театре Санкт-Петербурга, юбилейные торжества de Grisogono в Женеве . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

054


СОДЕРЖАНИЕ

ТЕНДЕНЦИИ PLUS

Оранжевая революция Оранжевый – это цвет энергии, тепла и счастья. Он обостряет чувства и поднимает аппетит. Это цвет природных перемен, втиснувшийся между летней жарой и зимними морозами. Под оранжевым знаменем ходят оптимисты из оптимистов – беззаботные, добродушные и отзывчивые люди. Если хочется выделиться из толпы, нет ничего лучше, как окружить себя этим ярким, жизнерадостным цветом. И этой весной самое время податься в оранжевые. . . . . . . . . . . . . . . . . .

062

Творческая натура Revolution беседует с попзвездой и любителем часов Ронаном Китингом, который, как выяснилось, поговорить о своем увлечении всегда не прочь . . . . . . . . . . .

Чернее ночи Элегантный, благородный, таинственный черный, вбирающий в себя весь видимый спектр, – это и отрицание цвета, и предельное его утверждение. Черный – непреходящий атрибут высокой моды. Черный – цвет прошлого, настоящего и будущего. Он вечен. Заключая в себе бесчисленные и столь противоречивые коннотации, он, подобно хамелеону, меняет оттенки в зависимости от обстоятельств. Черному цвету не грозит забвение, он будет с человечеством до скончания веков. Знакомьтесь –коллекция часов The Hour Glass 2007 Tempus All-Black . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

065

REVOLUTION

018

Материальный мир: керамика На ней едят, и из нее же делают, то чем жуют; ее носят для красоты и вставляют в суставы. Что это такое? – керамика – неметаллический материал, изготавливаемый из порошкообразных субстанций путем нагрева до больших температур. Первые изделия из керамики появились за тысячи лет до нашей эры. Сегодня керамика ассоциируется с миром высоких скоростей и передовых технологий, кроме того, она не боится царапин. Отсюда повальное увлечение керамикой, которое сейчас наблюдается в часовой отрасли . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

068

070


СОДЕРЖАНИЕ

ПРАЙМ ТАЙМ

HM2 – Функция творит форму Любому дизайнеру страшновато начинать с чистого листа, однако «Макс Бюссер и Друзья» решили, что, приступая к любой новой модели, они будут действовать именно так. Их первое детище, «Часовая машина №1» – пример удивительно гармоничного сочетания механизма с корпусом. Выпустив «Часовую машину № 2», «Макс Бюссер и Друзья» вновь произвели на свет чудесный гибрид механики и поэзии, часы, внешность которых напрямую отражает оригинальность их внутреннего устройства . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Двойной удар Часы 103.08 от URWERK с самым твердым корпусом и премьера новой «турбомодели» 202-й серии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

076 081

Желание обладать, умноженное на два Новые часы de Grisogono, две новые модели, выпущенные компанией в юбилейный для марки год, появились и одним своим присутствием сделали наш мир лучше. Почему? Да потому, что часы эти – результат самоотверженного труда, полета творческой фантазии и пренебрежения заскорузлыми устоями и принципами, навязанными нам авторитетами прошлого . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

083

Метаморфоза Maurice Lacroix Выпустив ряд поразительных моделей, Maurice Lacroix зарекомендовала себя как одна из самых технически и эстетически прогрессивных марок в часовом мире . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

086

Игра в открытую Cотрудничество Chanel и Audemars Piguet при создании новой модели J12 является настолько необычным и настолько важным, что не рассказатьть о нем было бы просто невозможно . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Солнечная система в миниатюре Часы Ришара Милля Planetarium-Tellurium – космос на рабочем столе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Возвращение к истокам

REVOLUTION

022

Eberhard сделал себе подарок к 120-летнему юбилею: вспомнил о своей первой любви, хронографе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

090 093 096

совершенное прошлое и совершенное будущее В год празднования своего 140-летнего юбилея компания IWC решила порадовать коллекционеров настоящим изобилием моделей, созданных по образу и подобию архивных и воистину канонических часов этой славной мануфактуры из Шаффхаузена. Да здравствует прошлое! . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

097


СОДЕРЖАНИЕ

ФАБРИКИ ЗВЕЗД

Планета Rolex: Как делают знаменитые часы Revolution допустили в святая святых – на фабрику, где производят часы Rolex. Мы увидели уникальный союз современных технологий и традиционного искусства часовщиков, который дает рождение механическим часам с самым точным ходом . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

110

Ebel: возвращение В чем секрет победоносного возвращения Ebel на часовой олимп? – Продуманная стратегия плюс одна из самых интересных часовых коллекций современности, уходящая корнями в прошлое . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

118

REVOLUTION

024

Кр-р-расота! невероятная сила турбийона Panerai Стремление Panerai создать турбийон вполне понятно – разве можно носить звание подлинной мануфактуры без собственного турбийона? Генеральный директор Panerai Анджело Бонати уверен: если компания заполучила турбийон где-то на стороне, а не создала свой собственный, который бы удовлетворял всем требованиям для хронометров, она попросту потратила время впустую . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

138


СОДЕРЖАНИЕ

ФАБРИКИ ЗВЕЗД

Супер Фрики Выпустив полностью бессмазочный Freak, Ulysse Nardin совершил революцию в использовании кремния . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

144

Нautlence: Бунтарь на бунтаре Часы, сработанные мастерами Hautlence, обосновавшейся в швейцарском Невшателе маленькой коммуны художников, заслуживают того, чтобы их назвали гимном современной молодежи. Потому что именно в этих уникальных творениях, которые носят загадочные названия вроде HL и HLs, молодые, едва разменявшие четвертый десяток лидеры Hautlence выражают симбиоз между неизменными ценностями высокого часового искусства и реалиями сегодняшнего дня . . . . . . . . . . .

156

квентин Тарантино Культовый и знаменитый на весь мир режиссер поделился с Revolution своими мыслями о том, как взаимодействуют часы и самое массовое из искусств – кино . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

180


СОДЕРЖАНИЕ

ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО

Динамика дизайна

REVOLUTION

028

Какое средство самовыражения в наши дни развивается с молниеносной быстротой и открывает все новые и новые творческие горизонты? Где расцветает миллионами красок подлинное искусство? Не на холсте и не в камне, не в силуэтах великолепных зданий, рассекающих небесную синеву, а всего-то на 25 квадратных сантиметрах человеческого запястья. Сегодня механические часы – это уже не просто инструмент для измерения времени, а мощный канал футуристической эстетики, оглушительный динамик, провозглашающий самые насущные культурные запросы общества, и раскаленное горнило, из которого выходит оригинальное творчество. Многие знаменитые художники и дизайнеры, люди, которые изменили облик мира, в котором мы живем, обратились к часам как новой форме творческого самовыражения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

88 ключевых часов, или Великолепные восьмерки Revolution составил список самых важных актов часового творения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

188 204


СОДЕРЖАНИЕ

ДЕМИУРГИ

Вместо вступления: Как дизайнеры спасли швейцарскую часовую промышленность Беседа за круглым столом о роли дизайна в современном производстве часов с четырьмя из наиболее авторитетных часовых дизайнеров: Жеральдом Жента, Джампьеро Бодино, Ксавье Перрену и Октавио Гарсия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

220

Новый король Кто пойдет по стопам легендарного дизайнера Жеральда Жента, который положил начало эпохе роскошных спортивных часов и задал направление всей часовой эстетике на три с лишним десятилетия вперед? Кто вслед за творческим директором группы Richemont Group Джампьеро Бодино будет творить из часов культурные символы мирового масштаба? Кто займет трон короля дизайнеров? По нашему мнению, этим человеком станет Октавио Гарсия, директор по дизайну Audemars Piguet . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

222

REVOLUTION

030

Богиня Выражаясь киношным языком, она прошла путь от наивной дебютантки вроде Элизабет Тейлор в «Национальном бархате» или Грейс Келли в «Окне во двор» до настоящей полноправной богини киноэкрана. В 2001 г. малоизвестная девушка-дизайнер по имени Магали Метрайе работала над новыми спортивными часами Jaeger-LeCoultre под названием Compressor. Им суждено было стать не просто моделью с отчаянно смелым дизайном, а символом обновленного, современного стиля прославленной марки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

226


ДЕМИУРГИ

Первопроходец В 2001 г. Александр Перальди отказался от высокого поста в Cartier и поступил директором по дизайну в Baume & Mercier. Немало людей тогда почесали в затылке: зачем бросать руководящую должность в знаменитейшем доме роскоши ради марки, которая, если уж откровенно, даже не знала точно, есть ли у нее вообще собственное лицо? Но там, где другие побоялись бы ступить даже шаг, Перальди увидел начало интересного пути и почувствовал в себе силы этот путь проторить . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

229

Художник до мозга костей Анри д’Ориньи поступил на работу в Hermès в 1958 г. и за без малого полвека оставил своим преемникам потрясающее творческое наследие. Хотя часовым дизайном д’Ориньи занялся только в 1978 г. по просьбе Жан-Луи Дюма (в тот год было основано часовое подразделение компании − La Montre Hermès) и утверждает, что особой страсти к часам не испытывает, его работы завоевали признание критиков . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

232

Ревизионисты Если вы задавались вопросом, откуда у часов Vacheron Constantin в последние три года взялся цельный, самобытный дизайн – интригующий, чуть игривый, но безупречно чистый, то вот вам ответ. Это Кристиан Селмони, директор по разработке продукции, и Винсен Кауффман, глава дизайнерского подразделения, превратили старейшую в мире мануфактуру в настоящую творческую лабораторию . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

234

Тихий американец В основу компании IWC положена американская смелость мышления и немецко-швейцарская точность, и правильно, что дизайном в IWC заведует Гай Бове, ибо он совмещает в себе оба эти качества. Все детство американца Бове прошло между Соединенными Штатами и Швейцарией – стоит ли удивляться, что в его характере швейцарские черты неразрывно сплелись с американскими? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

237

Новатор Луи Картье

REVOLUTION

032

Он родился в 1875 г., к 23 годам овладел ремеслом ювелира и стал достойным продолжателем дела отца и деда. Он сделал 27 тиар для коронации Эдуарда VII, и в 1902 г. ему за это был дарован титул «короля ювелиров, ювелира королей». Занявшись часами, он стал известен как великий создатель Cartier. Карманные часы и часы-подвески компания выпускала еще с 1853 г., но период настоящего новаторства в часовом искусстве начался только с выходом на сцену Луи Картье . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Идентификация женственности Взгляд на безупречные женские формы, блестящие украшения и часы Cartier через объектив Алекса Страулино . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

244 246


СОДЕРЖАНИЕ

ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА

Если и правда бывает любовь с первого взгляда, то любовь к часам вспыхивает при взгляде на циферблат. Совсем как с людьми: один взгляд – и вас уже связывает безотчетная симпатия. Конечно, иногда за привлекательной внешностью таится вероломство: сколько любителей часов по неопытности теряли голову из-за очаровательной пустышки, у которой в заводном барабане ветер гуляет. Но если выбор удачен, внезапно вспыхнувшая страсть становится первым звеном в цепи открытий, и каждое из них – источник живейшей радости. Все потому, что циферблаты – лучшие из них – это не просто самоценные произведения искусства: в них запечатлелось наслаждение, с каким создатель часов творил эту красоту. Ради этого наслаждения и берутся за создание своих шедевров лучшие мастера часового дела.

Часть I Любовь с первого взгляда: искусство на циферблате . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

ЧАСТЬ II Магнетически притягательные: циферблаты из металла . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

ЧАСТЬ III Испытание огнем: опасное искусство эмалирования . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

ЧАСТЬ IV REVOLUTION

034

Все цвета радуги: драгоценные камни и маркетри . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

ЧАСТЬ V Метаморфозы циферблата: за рамками всех категорий . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

258 260 265 272 278


СОДЕРЖАНИЕ

Время рулить Все главные модели Cadillac в обзоре нашего очень специального корреспондента – Ивана Веснина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

294

ВЫБОР РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

часовая премия Revolution! Эти люди бросаются в пучину своей фантазии и рыщут по -потаенным уголкам своего сознания в поисках самых оригинальных идей. Так на стыке техники и искусства чудесным образом рождаются настоящие шедевры, а их создатели, изобретательные, как Дедал, и находчивые, как Одиссей, навсегда остаются в истории часового дела. Сегодня Revolution называет самых выдающихся деятелей и самые восхитительные модели 2007 года . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

304

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Герр Директор Интервью с Фабианом Кроне, генеральным директором A. Lange & Söhne . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

316

Фаваз Груози и de Grisogono Пятнадцать лет существования фирмы de Grisogono, возможно, кому-то покажутся лишь ничтожной каплей в океане истории. К тому же, поначалу de Grisogono специализировалась на производстве ювелирных изделий, позднее было принято решение о расширении сферы деятельности, и только в 2000 г. компания приступила к выпуску часов. Однако сегодня с уверенностью можно сказать: сокровищница швейцарского часового дела не пустеет в том числе и благодаря творческому гению и смелости Фаваза Груози . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Рождение шедевра REVOLUTION

036

Glashütte Original. Часть третья. Части единого целого . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Эпилог Боль и наслаждение: чего больше в стремлении владеть редкими часами – гедонизма или мазохизма . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

322 332 335


Столешников пер., 14, тел.: (495) 411 7654 Г-ца Marriott Royal, ул. Петровка, 11/20, тел.: (495) 937 1078

ТЦ «Сфера», ул. Н. Арбат, 36/3, тел.: (495) 290 7470 Галерея «Актер», ул. Тверская, 16/2, тел.: (495) 937 5394


ПИСЬМО РЕДАКТОРА

ДА ЗДРАВСТВУЕТ РЕВОЛЮЦИЯ!

REVOLUTION

040

К

тому моменту, как вы прочитаете это письмо редактора, журналу «Революшн» официально исполнится три года, а русскому изданию – год. За «истекший период» мы порядком подросли. Журнал читают – или уже в этом году будут читать – в Сингапуре, Малайзии, США, России, Казахстане, Китае, Гонконге, Италии и Испании. Пользуясь случаем, передаю огромный привет и сердечное спасибо нашим коллегам по всему миру, и спешу поблагодарить наших замечательных партнеров, без которых «Революшн» никогда бы не стал лучшим журналом о часах в мире. Когда мы только взялись за русское издание, цель у нас было простая: стать главным журналом о часах в России, эталоном, вестником новой потребительской культуры. Мы вписали традиционное и славное ремесло в контекст сегодняшнего дня, создав яркий, современный продукт с солидным техническим наполнением. Сегодня мы можем говорить о том, что коренной поворот в сознании читателя к механическим часам можно считать уже обеспеченным… Нет нужды доказывать, что очевидный успех этот имеет величайшее значение для нашего журнала. Этот успех имеет громадное значение для воспитания нового поколения почитателей механических часов. Он вселяет в нашу редакцию дух бодрости и веры в свои силы. Он вооружает нас верой в победу нашего дела. Он подводит к нашему изданию новые резервы. Отсюда задача «Революшн»: закрепить достигнутые успехи и планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперед. От таких успехов у людей нередко начинает кружиться голова, теряется чувство меры, теряется способность понимания действительности, появляется стремление переоценить свои силы, появляются авантюристские попытки «в два счета» разрешить все вопросы. С нами такого не произойдет – мы, засучив рукава, продолжаем трудиться – во славу машин с механическим сердцем!

В этом номере «Революшн» речь пойдет о творчестве в самых разных его проявлениях. Мы расскажем и о творчестве часовых дизайнеров, которые умеют вдохнуть в произведения своих фирм искру эстетического волшебства, и о некоторых компаниях, больших и маленьких, которые сумели подняться над рутиной промышленного производства и перейти в разряд подлинных мастеров, изменив при этом само представление о том, что такое часовое производство. Мы с огромным удовольствием представляем вам несколько исключительных материалов на эту тему, и один из них – уникальный репортаж из цехов «Ролекса». Проникнув на территорию таинственного «Ролекса», мы обнаружили, что эта компания нашла удивительное равновесие между передовыми технологиями и традициями ручного мастерства, что и позволяет ей по-прежнему выпускать самые надежные в мире часы. Впрочем, несправедливо выпячивать какую-то одну статью, пусть и действительно достойную отдельного упоминания. Все материалы номера – про технические достижения «Улисс Нардена», про устремленный в будущее взгляд «Юбло», про красивейшие эмалевые циферблаты «Картье», – всё это увлекательные рассказы о творцах и создателях, гений которых двигает современное часовое производство и делает часы объектом искусства, достойным коллекционирования, как работы знаменитых художников. Я очень надеюсь, что за прошедший год многие из вас пополнили свои коллекции часов новыми шедеврами в том числе и потому, что прочитали о них в нашем журнале. Спасибо вам, не будь вашего пылкого интереса, не было бы и нас. ★

Искренне Ваш, Денис Пешков, главный редактор и издатель


ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР / ИЗДАТЕЛЬ

ДЕНИС ПЕШКОВ D.PESHKOV@REVOLUTION-PRESS.RU

ШЕФ-РЕДАКТОР

ДМИТРИЙ БУЗАДЖИ РЕДАКТОР

ЮЛИЯ САВЕЛЬЕВА КРЕАТИВНЫЙ ДИРЕКТОР

АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВ АВТОРЫ

МАТВЕЙ МЕЖУЕВ ИВАН ПОЛЕТОВ СЕРГЕЙ СЕРГЕЕНКОВ ВЛАДИМИР СТРОКОВ ДМИТРИЙ ГЕРАСИМОВ НИКОЛАЙ ПРОХОРОВ WEI KOH JACK FORSTER ЦВЕТОКОРРЕКТОРЫ

МИХАИЛ ДРАЙ АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВСКИЙ СПЕЦПРОЕКТЫ

МАРИЯ МАЛЬЦЕВА АДМИНИСТРАТОР

АГНЕССА КАЛУГИНА КОММЕРЧЕСКИЙ ОТДЕЛ SALES@REVOLUTION-PRESS.RU

ПОДПИСКА

WWW.PRIME-POST.RU ПО ТЕЛЕФОНУ (495) 787-88-09 В МОСКВЕ И (812) 916-76-92 В САНКТ -ПЕТЕРБУРГЕ ПЕЧАТЬ

ПОЛИГРАФИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПУШКИНСКАЯ ПЛОЩАДЬ НА ОБЛОЖКЕ

ЧАСЫ IWC AQUATIMER AUTOMATIC REVOLUTION РУССКОЕ ИЗДАНИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО О РЕГИСТРАЦИИ СМИ ПИ №ФС77-26592 ВЫДАНО ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБОЙ ПО НАДЗОРУ ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ И ОХРАНЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ 15 ДЕКАБРЯ 2006 ГОДА ООО ФАЙН ЛАЙФ МЕДИА 107082 МОСКВА УЛИЦА БАКУНИНСКАЯ ДОМ 71 СТРОЕНИЕ 10 ТЕЛЕФОН: (495) 775-1435 ПЕРЕПЕЧАТКА И ЛЮБОЕ ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ МАТЕРИАЛОВ И ИЛЛЮСТРАЦИЙ ИЗ НАШЕГО ЖУРНАЛА ВОЗМОЖНЫ ТОЛЬКО С ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ РЕДАКЦИИ МНЕНИЕ ИЗДАТЕЛЕЙ МОЖЕТ НЕ СОВПАДАТЬ С МНЕНИЕМ АВТОРОВ ТИРАЖ ДО 15 000 ЭКЗЕМЛЯРОВ WWW.REVOLUTION-PRESS.RU REVOLUTION PRESS PTE LTD 1 ORCHARD BOULEVARD; #07-01 CAMDEN CENTRE, SINGAPORE 248649; TEL: 65 65350079 MANAGING DIRECTOR DR BRUCE LEE BRUCE@REVOLUTION-PRESS.COM EDITOR-IN-CHIEF WEI KOH WEI@REVOLUTION-PRESS.COM EDITOR USA MATTHEW MORSE MATTHEW@REVOLUTION-PRESS.COM GLOBAL MARKETING MANAGER ALAN TAN ALAN@REVOLUTION-PRESS.COM ЖУРНАЛ ИЗДАЕТСЯ В РОССИИ С РАЗРЕШЕНИЯ REVOLUTION INTERNATIONAL LIMITED 4TH FLOOR, IBL HOUSE, CAUDEN, PORT-LOUIS, MAURITIUS


LIFESTYLE ПРОПАГАНДА

УИКЕНД НА МОРЕ HOTEL MARTINEZ ДЛЯ НАСТОЯЩИХ ГЕДОНИСТОВ

Большой фантазер и затейник Фаваз Груози, глава ювелирно-часового дома de Grisogono, решил поддержать первый турнир «Голливудское домино», который пройдет в предверии 80-й церемонии вручения наград киноакадемии «Оскар» 2008. Впервые узкий избранный круг голливудских знаменитостей соберется в отеле «Беверли Хилз» для того, чтобы сразиться в азартном соревновании. Среди игроков за восемью столами соберутся Деми Мур, Эштон Кратчер, Пенелопа Круз, Шарлиз Терон, Сальма Хайек, Джеймс Блант, Орланло Блум и Хавьер Бардем и другие не менее яркие кинозвезды. Нужно заметить, что игрой в «Мексиканский поезд» – так называют непривычный для россиян вариант игры, Голливуд увлекся стараниями именно мексиканки Сальмы Хайек. Официальный прием и турнир в духе «Ночь в Гаване» 1940-х было решено устроить с целью собрать средсвта для некоммерческой организации «The Art of Elysium», занимающейся благотворительной деятельностью, которая помогает детям с серьезными заболеваниями. Победители турнира к моменту выхода этого номера журнала уже будут известны, известно также и то, что в качестве приза они получат часы de Grisogono из розового зотота Instrumento N°Uno для мужчин и часы из розового золота с бриллиантами Instrumento N°Uno для женщин, в их ограниченной серии со специальной гравировкой «Голливудское домино» на циферблате. Все без исключения участники турнира получат шутливые браслеты «Домино» от de Grisogono в качестве талисманов на удачу.

Этот отель на набережной Круазет всем своим видом демонстрирует роскошь и престижность, чему в немалой степени способствуют Ferrari перед входом, работы Пикассо внутри, сдержанные манеры посетителей частного пляжа и фотографии знаменитостей на стенах ресторана Palme d’Or. Жить здесь недешево, но за ваши деньги вы имеете великолепное обслуживание искренне дружелюбного и эффективного персонала, что не во всех французских отелях deluxe есть обязательно. Большой плюс – все люксы отеля имеют огромные веранды с видом на море, так что выбирайте любой. Что до публики, то в мае это кино-элита, приехавшая на фестиваль, в остальные месяцы – гламурные персонажи европейского или американского или российского происхождения, у которых достаточно денег на отель, но недостаточно на собственную виллу (это не про вас, ваша вилла в другом месте) – отсюда шумное стремление некоторых россиян «обозначить территорию»: громкие беседы про стальной прокат, газовые трубы и прочая производственная чепуха звучат громко и способны вызвать раздражение. Когда вам все это надоест, обязательно отдохните в спа Givenchy, несколько сеансов помогут забыть о суете и скроют отдельные нежелательные последствия гедонистического образа жизни на Ривьере. Еще непременно хотя бы раз закажите столик в Z Plage, а затем, после обеда, пристройтесь в шезлонге на частном пирсе, чтобы расслабиться в компании с бутылкой охлажденного белого вина и поглазеть на окружающих, море и солнце в закате. В пик сезона, то есть когда можно загорать, купаться, гулять по Круазет и наблюдать пенсионерок в легкомысленных нарядах, будьте готовы к очередям – стол в ресторане также трудно заполучить, как «пальмовую ветвь».

www.degrisogono.com

www.hotelmartinez.com

ПО ПРАВИЛАМ DE GRISOGONO

REVOLUTION

044

ЗВЕЗДЫ ИГРАЮТ В ДОМИНО


LIFESTYLE ПРОПАГАНДА

РОМАН С CHOPARD АННА НЕТРЕБКО В ДРАГОЦЕННОМ СИЯНИИ CHOPARD Каролина Шойфеле, со-президент Chopard, не только создает дизайн великолепных драгоценностей и ювелирных часов, но и собирает другую «коллекцию» – не менее блистательных женщин, которые становятся послами марки в широком смыслк этого понятия. Вот уже второй год подряд «лицом» Chopard является знаменитная оперная дива Анна Нетребко. В момент начала этого сотрудничества сама Анна так прокомментировала свое избрание послом ювелирно-часового Дома: «Теперь Chopard будет сиять на лучших сценах мира». Действительно, Нетребко не только снимается в рекламных кампаниях Дома, но и представляет драгоценности и часы Chopard во время своих выступлений и надевает их на выходы в свет, по большей части – высший. Безусловно, жгучая красавица, обладательница «бриллиантового сопрано» и настоящая международная звезда, Анна – одна из лучших персонификаций стиля и роскоши Chopard, на которой прекрасно выглядят и вещи в стиле casual, и украшения high jewellery. www.chopard.com


LIFESTYLE ПРОПАГАНДА

ИГРИВАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ КОНТРАСТ РАЗНОЦВЕТНЫХ КАМНЕЙ В КОЛЛЕКЦИИ B.ZERO1 Итальянский ювелирный Дом Bvlgari представил новую версию одной из своих самых известных коллекций B.zero1. Базовые в этой линии минималистических украшений – спиралевидный элемент и круг с выгравированным лого из белого и желтого золота, мастера Дома оживили разноцветными драгоценными и полудрагоценными камнями. Так, довольно сдержанная геометрическая коллекция стала более интересной, выразительной и даже игривой. Соприкосновение и сопоставление в одной вещи сразу нескольких цветов перидотов, аметистов, голубых топазов, цитринов и гранатов –наилучшим образом выражают живую природу новой интерпретации украшений. Но несмотря на свой более игривый характер, эти простые, динамичные и неформальные по дизайну вещи (также, как и украшения из предыдущей версии B.zero1 2007 года из золота с акцентами белых бриллинтов), уместны и днем, и вечером. www.bulgari.com

ЛЕГКО И НЕПРИНУЖДЕННО СПОКОЙНОЕ ЛЕТО ОТ GIORGIO ARMANI Нынешним сезоном весна-лето 2008 Джорджио Армани возвестил о новой тенденции: ничего лишнего и преходящего. Новая мужская коллекция Giorgio Armani это возврат к строгим формам и точная передача цвета. Здесь вновь преобладают спокойные ритмы, являющие собой воплощение неспешной, полной и одновременно насыщенной жизни. Изящные лацканы, воротник шалькой и четко обозначенные плечи пиджаков и жакетов делают силуэт более аккуратным. К ним прилагаются брюки менее широкие, чем в предыдущих коллекциях, но ни в коем случае не облегающие. Основные цвета, используемые в этой легкой во всех смыслах одежде – приглушенные светлые тона, словно выцветшие на солнце стены; характерный для Armani серовато-бежевый, словно мокрый песок; лабрадоровый зеленый и переливчатый голубой. Туфли представлены все в том же спокойном и непринужденном стиле – мокасины без задников из кожи питона с вырезами по бокам и на носке, и классические теннисные туфли естественных оттенков. В целом, как всегда у Армани, все строго, изысканно, элегантно. www.armani.com

АГРОКУЛЬТУРА ПО-ТОСКАНСКИ ВИЛЛА IL BORGHETTO Регион Тосканы изобилует всякого рода агро-туристичскими предприятиями, многие из которых производят оливковое масло и вина, как традиционные, так и «инновационные». Местные фермеры повсеместно выращивают «каволо неро» – черную капусту и бобы «зольфини», а приготавливаемый из козьего молока сыр «рикотта» и «пекорино» сплошь и рядом используют в «региональных» блюдах. Семья Кавалини купила Il Borghetto, обветшалое поместье, здания которого были построены еще в пятнадцатом веке, в 1982 году. Восстановив одно из строений и сделав его своего рода летней резиденцией семьи, Кавалини всю свою энергию направили на ремонт других построек. Оливковые и фруктовые рощи, ровные ряды цветов свидетельствуют о принадлежности Il Borghetto к агрикультурному истеблишменту, однако уровень комфорта и безупречный дизайн интерьеров гостевых комнат превосходит большинство известных пятизвездочных отелей. Впрочем, не только этим славится этот скромный на вид загородный отель. Местная школа поварского искусства, которую несправедливо называют «кулинарными курсами», способна всякого не-гурмана превратить в ревностного поклонника кастрюль и сковороды. Кроме возможности научиться готовить блюда весеннего и осеннего меню, посетителям Il Borghetto есть чем заняться: прогулки пешком, верхом или на велосипеде по окрестным холмам, теннис, гольф и сладкое ничегонеделание возле бассейна – вот главные составляющие досуга. От Флоренции до Il Borghetto вы можете добраться на машине за 40 минут. www.borghetto.org


LIFESTYLE ПРОПАГАНДА

МОЩНЫЙ ЗАРЯД ЭМОЦИЙ ИЗМЕНИВШИСЬ ПОЛНОСТЬЮ ЗА ГОД С НЕБОЛЬШИМ, CONCORD ВОСХИЩАЕТ И ПОРАЖАЕТ В прошлом «Конкорд» сильно страдал из-за разношерстности своей продукции. Компания пыталась угодить всем, но в итоге только запуталась и потеряла способность к четкому стратегическому мышлению. Вернул эту способность «Конкорду» новый лидер марки – Винсен Перьяр. Это он решил, что «Конкорд» должен переродиться в часовую компанию, исповедующую принцип «абсолютной часовой конструкции», и что для этого «Конкорд» сначала предстоит пройти «деконструкцию». Перьяр стащил локомотив «Конкорда» с рельсов обыденности, поставил его на внедорожные шины и проложил для него особый путь в будущее. Другими словами, «Конкорд» разобрали до голого скелета, оставив в нем только самое настоящее – и так была подготовлена основа для его перерождения. А первый камень в основание прочного, великолепного здания нового «Конкорда» заложили часы С1, имеющие стилистические переклички со старой конкордовской моделью Saratoga. Успех С1, первые поставки которых начались в декабре прошлого года, колоссален. Часы ошеломляют своим видом, а их Создатель Винсен Перьяр – грандиозными планами на будущее. Поклонники всего нового с нетерпением ждут, когда на выставке в Базеле им покажут модель C1 Tourbillon Gravity, с вертикальным турбийоном, который буквально торчит сбоку 47 мм корпуса. www.concord ch

Этот «выносной» вертикальный турбийон специально для Concord разработали специалисты знаменитой BNB

ИЗ БРИЛЛИАНТОВОГО ДРЕВА АКТУАЛЬНЫЕ ДРАГОЦЕННОСТИ ИЗ ГОНКОНГА Украшения новой для Москвы ювелирной марки Diamond Tree, которые теперь представлены в ювелирном доме «Голконда», – это квинтессенция всех самых актуальных тенденций ювелирной моды. Штаб-квартира и мастерские бренда, которые символично был назван «Бриллиантовое дерево», расположены в Гонконге, одном из центров мировой торговли, куда стекаются все мировые веяния, в том числе и в создании украшений. Мастера компании выбирают из них самые интересные и воплощают из в реальные предметы из достойных материалов. Так, в коллекции есть и серьги из жадеита в стиле ар-деко, и коктейльные фантазийные кольца на природные мотивы из белого и желтого золота, аметистов, агатов, топазов и перидотов. Но, пожалуй, самые якрие вещи Diamond Tree – это серьги и кольца с модными нынче черепами из оникса и бриллиантового павэ. Безусловный бестселлер в этой серии – кулон в виде скелета, несущего великолепный опал. Словом, Diamond Tree – это необычные, смелые украшения, в которых могут быть соединены до десятка различных драгоценных камней, золото и экзотическое дерево. www.golconda.ru


Установка блока баланса в механизм Калибр 95

PanoMaticChrono XL. Шедевр часового искусства, объединяющий в себе выразительный дизайн и инновационную технологию. Его автоматический механизм Калибр 95 – настоящий образец точной механики, изготовленный вручную в соответствии с освященными временем традициями часовой школы Glashütte Original. Узнайте о нас больше на www.glashuette-original.com или по телефону +49 35053 46 0.

ИСКУССТВО РЕМЕСЛА РЕМЕСЛО ИСКУССТВА МОСКВА – Магазин „Sublime“ Т. Д. „ГУМ“, Красная площадь, дом 3, тел.: (495) 620-33-11; Louvre, Отель RITZ CARLTON, Тверская ул., 3; Louvre, ТЦ „Петровский Пассаж“, ул. Петровка, 10, тел.: (495) 692-90-47; Louvre, ТЦ „Манеж“, Манежная пл., 1, тел.: (495) 737-85-03; Louvre, ТЦ „СФЕРА“, ул. Новый Арбат, д.36, тел. : (495) 290 74 97; Louvre, ТЦ „Крокус City Mall“, 65 км МКАД, тел.: (495) 727-19-68; Louvre, ТЦ Atrium, Земляной вал 33, тел.: (495) 775-23-45; Louvre, ТЦ „Европейский“, пл. Киевского вокзала, 2, тел.: (495) 229-79-42; Louvre – Тверская, Тверская ул., 15, тел.: (495) 629-16-15; Eurotime SA, Сретенский б-р, 2, тел.: (495) 625-26-21 САНКТ ПЕТЕРБУРГ – Imperial, ул. Маяковского, 1, тел.: (812) 273-51-59; Imperial, Большая Конюшенная ул., 13, тел.: (812) 320-86-99; Imperial, Думская ул., 2, тел.: (812) 715-20-65 ЕКАТЕРИНБУРГ – Kronos Boutique, ул. Горького, 35, тел.: (343) 371-47-49 • КАЛИНИНГРАД – Igens, ул. К.Маркса, 59, тел.: (4012) 95-08-55 • КРАСНОДАР – „Золотой век“, ул. Красная, 42, тел.: (861) 262-60-26 • РОСТОВ-НА-ДОНУ – „Золотой век“, ул. Б.Садовая, 37, тел.: (8632) 67-90-70; „Золотой век“, Будёновский пр., 49, тел.: (8632) 91-09-70 • САМАРА – Alaska, ул. Новосадовая 21, тел.: (846) 334-47-02; Alaska, ул. Ленинградская 58, тел.: (846) 270-43-84 • САРАТОВ – салон ДЭНИС, ул. Вольская, 57А, тел.: (8452) 26 67 71


LIFESTYLE ПРОПАГАНДА

В ЮБИЛЕЙНЫЙ ЧАС МУЖСКАЯ ПРЕМЬЕРА BOUCHERON В год своего 150-летнего юбилея французский ювелирно-часовой Дом Boucheron выпустил особенную часовую коллекцию – собрание мужских часов Reflet XL. Часовая традиция дома, основанного в 1858 году, насчитывает 140 лет, и для создания мужских часов была выбрана запатентованная модель 1947 года. Дизайн оригинальной модели Reflet в ее новой версии почти не изменился: прямоугольный корпус с гильошированным ободком на металлическом браслете или на кожанном ремешке. Сдержанность, утонченность и точность Reflet XL – это и главные отличительные признаки Дома, и тренд завтрашнего дня по Boucheron. Внутри же этого простого и элегантного дизайна – механизм Girard-Perregaux калибра GP-4000 с запасом хода в 40 часов и автоматическим подзаводом, на циферблате всех моделей – открытое окно даты в районе шкалы одного часа. Выпущены эти спокойные и зрелые часы следующими лимитированными сериями: 150 часов в стали с черным циферблатом; 150 часов в стали с серебрянным циферблатом; 150 часов в стали и золоте; 50 часов в золоте; и всего 26 часов в платине. У последних – ободок корпуса усыпан белыми бриллиантами, и ими же выложены римские цифры на циферблате.

ДРАГОЦЕННЫЕ АРТ-ОБЪЕКТЫ ЮВЕЛИРНЫЕ УКРАШЕНИЯ ОТ ЛЕГЕНДАРНОГО АРХИТЕКТОРА По уже сложившейся традиции Tiffany & Co время от времени приглашает для совместной работы самых разных талантливых дизайнеров. Так, появились уже хорошо известные коллекции украшений, созданных для американского ювелирного Дома Эльзой Перетти и Паломой Пикассо. И вот, заключен новый творческий союз, результаты которого уже доступны любителям прекрасного в московских бутиках ювелирного бренда. Новая коллекция Frank Gehry for Tiffany&Co – украшения, придуманные легендарным американским архитектором Фрэнком Гери. 78-х летний мастер – патриарх в своей профессии, обладатель престижнейшей Притцкероской премии, высшей архитектурной награды, автор уникальных авангарднодеконструктивистских объектов по всему миру. Самые известные из них – здание музея Гуггенхайма в Бильбоа, концертный зал Уолта Дисней в Лос-Анжелесе, «Танцующий дом» в Праге и многие другие. По словам самого Гери его всегда интересовала идея создания ювелирных объектов. Так на свет появились сразу четыре коллекции Fish, Torque, Axis и Orchid – геометричные украшения из серебра, из ценных пород дерева и агата и нефрита – необычная интерпретация природных мотивов. www.tiffany.com

www.boucheron.com

ГРЯДУЩЕЕ ВТОРЖЕНИЕ

REVOLUTION

050

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ ВОДОРОДНОЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ ГИБРИД CADILLAC PROVOQ ЯВЛЯЕТ СОБОЙ НА 95% ГОТОВЫЙ К МАССОВОМУ ВЫПУСКУ BRX Если до сих пор европейская экспансия Cadillac протекала нелегко, то вскоре ситуация может резко изменится – на подходе BRX, один из самых соблазнительных «паркетных» кроссоверов в истории! Эта модель вторгается в наимоднейший сектор компактных внедорожников класса Premium, где пока доминирует BMW X3, к которой вот-вот присоединятся Mercedes GLK и Audi Q5. Однако даже в сравнении с лучшими немецкими соперниками Cadillac выглядит исключительно достойно. И дело даже не в сенсационно удачном стиле американского дебютанта – компактным BRX можно назвать только из-за его маркетингового позиционирования. На самом деле автомобиль имеет все признаки «взрослого» SUV. Общая длина BRX превышает 4,5 м, а полноприводные топ-версии модели будут оснащаться 255-сильным 3,6-литровым V6. В то время как BMW

и Mercedes не стесняются экономить на отделке интерьера, Cadillac именно в этой области пошел ва-банк. Без сомнений, BRX будет иметь самый роскошный и модерновый салон в классе – «на все деньги»! Машина базируется на абсолютно новой платформе Theta II – технологической жемчужине от GM, поэтому и ходовые качества самого многообещающего Cadillac должны быть на высоте. Ожидайте красавец-кроссовер в конце 2008-начале 2009 г. www.cadillac.ru


LIFESTYLE ПРОПАГАНДА

ПА ДЕ ДЕ В КАМНЕ ОДА МИРУ ТАНЦА, ВОПЛОЩЕННАЯ В ДРАГОЦЕННЫХ МАТЕРИАЛАХ. В середине 60-х годов прошлого века великий балетмейстер Джордж Баланчин проходил мимо бутика Van Cleef & Arpels в Нью-Йорке и был поражен красотой увиденных в ней драгоценностей. Под этим впечатлением классик американской хореографии создал в 1967 три одноактных балета «Изумруды», «Рубины» и «Бриллианты» под общим названием «Драгоценности», которые с тех пор почитают за честь исполнять лучшие труппы мира. Сегодня уже по мотивам этих балетов ювелирный Дом Van Cleef & Arples представил новую коллекцию Ballet Precieux. Собрание из восьмидесяти украшений под названием «Драгоценный балет» – это те же темы, что и у Баланчина, но к ним еще добвалена одна общая – «Балет». Последняя состоит из шести балерин-брошей из белого золота и платины, запечатленных в разных танцевальных па. Такие броши в виде танцовщиц и фей с крылышками были впервые созданы в Доме в конце 30-х годов и стали его визитной карточкой. Колье, кольца, серьги и браслеты класса haute joaillerie их трех других линий коллекции – это и великолепные камни чистой воды: бриллианты (белые, розовые и даже голубые), бирманские рубины и колумбийские изумруды, вес которых в одном из колье достигает 375,6 карат. И все существующие огранки – от круглой, овальной, грушевидной до барочной и восьмигранной. И, конечно же, фирменная невидимая оправа французского ювелирно-часового Дома. Кстати, есть и в коллекции Ballet Precieux, в линии «Изумруды», единственные часы из из белого золота, изумрудов и бриллиантов.

REVOLUTION

052

www.vancleef-arpels.com

ХРУСТАЛЬНЫЙ ДОМ КОЛЛЕКЦИИ BACCARAT И ФРАНЦУЗСКИЙ УЖИН С РУССКИМИ ОСОБЕННОСТЯМИ В историческом центре Москвы, на Никольской улице, открылся Maison Baccarat – второй торговый дом знаменитой французской марки хрусталя и одновременно ресторан под ее эгидой. Авторством интерьеров этого необычного места стал именитый дизайнер Филипп Старк, который уже оформлял Maison Baccarat в Париже. Оригинальный фасад здания он лишь подчеркнул несколькими светильниками и витринами красного хрусталя, зато внутреннее пространство превратил в великолепное пышное царство торговой марки класса «люкс». На первом этаже представлен весь спектр коллекций Baccarat: от предметов сервировки стола и осветительных приборов до часов и украшений. Здесь при помощи изысканной мебели, разработанной Baccarat, величественного зеркала и гигантского освещенного стола с хрустальным основанием, Старк создал контрастное пространство, в котором выигрышно смотрятся все коллекции. На втором этаже расположена «Хрустальная комната» – элегантный современный ресторан, в котором подают обед и ужин для тех, кто ценит изысканную французскую кухню, вдохновленную русскими особенностями. Управление этим заведением компания Baccarat поручила Давиду Дессо и Давиду Эммерле, представителям нового поколения московских шеф-поваров. Работая с командой из двадцати помощников, они предлагают целый ряд блюд, от простых до самых изысканных. Адрес: Maison Baccarat, Никольская улица, 19-21.


LIFESTYLE ПРОПАГАНДА

ПОДЖИГАТЕЛЬ S.T. DUPONT ПРЕОБРАЖАЕТСЯ Президент S.T.Dupont Ален Крёве с удовольствием демонстрирует всему миру исключительное качество аксессуаров вверенной ему марки с более чем 100-летней историей. Уверенный в себе и своих товарах, он с достойным уважения постоянством поджигает ручки «Дюпон» зажигалками… «Дюпон». В чем фокус, задаемся мы вопросом, и ответ не заставляет долго ждать. «Видите ли, говорит Крёве, при изготовлении корпуса для наших письменных принадлежностей (именно так, не ручек – принадлежностей!) мы используем проверенную веками китайскую технологию, что делает черный лаковый корпус устойчивым даже к такому варварскому отношению. Попробуйте поджечь, скажем, «Монблан» – получите объект, похожий на «текучие» скульптуры Дали». Крёве – человек страсти. Поклонник всего прекрасного и последователь «l’art de vivre», искусства жить, он знает, как добиться успеха

и вкладывает приобретенные знания и опыт в свою новую работу. Получив ответственную должность в компании с историческим прошлым, а заодно и тяжелым наследием неумелого управления менеджеров S.T.Dupont современности, Крёве первым делом сократил тщетные усилия марки в создании собственной линии одежды и сфокусировал внимание на том, в чем компания всегда была сильна – аксессуарах для настоящих денди. Смешно сказать, но до прихода к власти Крёве ныне живущие родственники Симона Тиссо-Дюпона, создателя марки, ничего и слышать не хотели о нынешних Ален Крёве владельцах и тем более участвовать демонстрирует каким бы то ни было образом в текущих преимущества качества своей делах компании. Крёве этот статус кво продукции изменил, проявил интерес к замечательному наследию семейной компании S.T.Dupont и традициям исключительного мастерства специалистов. Ведь правда, нельзя же игнорировать 135 лет, в течение которых высококлассные ювелиры, мастера по отделке лаком и специалисты по производству багажа производили редкие изделия, истинные произведения искусства – все сделанные вручную, пронумерованные и изготовленные во Франции. «Смотрите, говорит нам Крёве, в новой коллекции есть сумки и портфели, выполненные по забытой технологии, когда кожу обрабатывают с использованием алмазной крошки. Мне попался «дюпоновский» портфель, возраст которого вызывал уважение, а выглядел он как новый. Я поговорил с наследниками Тиссо-Дюпона, и они рассказали мне об этом чудесном способе!» Пожалуй, подвергать испытанию огнем эти изделия не стоит, а вот оценить усилия Крёве по модернизации известного бренда и адаптации к требованиям современного потребителя действительно надо. www.st-dupont.com

Известный, но слегка «запылившийся» бренд под руководством Алена Крёве с легкостью адаптировался к требованиям сегодняшнего дня


ЧАСЫ ★ СОБЫТИЯ ★ ЛЮДИ

МОСКВА – МИРОВОЙ ЦЕНТР ПОЛО НА СНЕГУ В СЕРЕДИНЕ ФЕВРАЛЯ В КОННОСПОРТИВНОМ КОМПЛЕКСЕ «ОТРАДА» ПРОШЕЛ ПЯТЫЙ ЮБИЛЕЙНЫЙ КУБОК ПОЛО НА СНЕГУ MERCURY SNOW POLO CUP 2008 Юбилейный Mercury Snow Polo Cup 2008 был отмечен по-настоящему морозной погодой, но суровые условия русской зимы не испугали гостей и участников соревнований – заметные фигуры политики, бизнеса и светского общества Москвы встретились на ставшем традиционным турнире поло на снегу. Mercury Snow Polo Cup 2008 занял достойное место в календаре зимних турниров мирового поло-сообщества наряду с американским Аспеном, австрийским Китцбюэлем французским Межевом, швейцарским Санкт-Морицем и итальянской Кортиной.

Диего Браун (Аргентина), Джейми Ли Харди (Великобритания) На фото слева: Борис Князев и Светлана Силаева Виктор Уако (Перу), Председатель Русского Поло Клуба

Во время увлекательного турнира с особым вниманием публика следила за игрой участника команды Chopard – Анастасии Уако. Всего шесть месяцев после рождения второй дочери Милы, Анастасия не только вернулась в прекрасную физическую форму, но и блестяще выступила в одной команде с супругом. Приятным сюрпризом для участников и гостей турнира стал мастер-класс одного из самых титулованных игроков в поло Джейми Ли Харди. Он продемонстрировал основные типы ударов по мячу. Среди гостей были замечены политик и бизнесмен Евгений Федоров, вице-президент «Альфа-Банка» Александр Гафин, актрисы Ольга Кабо, Марина Могилевская, Елена Захарова, Анна Терехова, Алика Смехова, музыкант Максим Покровский.

REVOLUTION

054

Анастасия Железнова, Ксения Марченкова


ЧАСЫ ★ СОБЫТИЯ ★ ЛЮДИ

Франц Беккенбауэр Ведущий церемонии Кьюба Гудинг-младший и Роже Федерер, получивший награду Спортсмен года – в четвертый раз

Игроки и тренер сборной Южной Африки по регби – лауреаты премии Команда года Легендарный пловец Марк Спитц

СНАЧАЛА СОЧИ, ТЕПЕРЬ ПЕТЕРБУРГ

REVOLUTION

056

ЗВЕЗДЫ СПОРТА, ПОЛИТИКИ И ШОУ-БИЗНЕСА ПОСЕТИЛИ ЦЕРЕМОНИЮ ВРУЧЕНИЯ ПРЕМИИ LAUREUS WORLD SPORTS AWARD В МАРИИНСКОМ ТЕАТРЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

Член Академии спорта Laureus Борис Беккер и гендиректор IWC Жорж Керн

Премия Laureus, учрежденная двумя гигантами индустрии роскоши несколько лет назад, как и работа одноименной Академии спорта, есть явления очень важные, и то, что российский город в жестокой борьбе получил право принимать почетных гостей, есть ничто иное, как факт признания наших способностей организовывать серьезные мероприятия международного уровня. Безусловно, участие в церемонии и торжествах президента Российской Федерации поспособствует развитию инициатив Академии на территории нашей страны. Подробную информацию о деятельности Академии и о том, кто является ее членами и чем они знамениты, кто получил высшую награду и за что, вы можете прочитать на сайте www.laureus.com, мы же ограничимся фотоотчетом с мероприятия, организованного при спонсорской поддержке часовой мануфактуры из Шаффхаузена IWC, Mercedes-Benz и Vodafone.

Обладатель премииLaureus-2007 Елена Исинбаева


ЧАСЫ ★ СОБЫТИЯ ★ ЛЮДИ

Мика Хаккинен и Владимир Путин на церемонии вручения премии

Борис Беккер и Виталий Кличко объявляют победителя в одной из номинаций

Гость церемонии, Илие Настасе и Надя Команечи

Кайл Маклахлан

Берни Экклстоун

Льюис Хамильтон получил награду в категории Прорыв года

Дэннис Хоппер Эдит Хункелер, чемпион по гонкам в инвалидных креслах

Ким Кэттролл

Алина Кабаева

REVOLUTION

057

Виталий Кличко и член Мировой академии спорта Робби Нэш


ЧАСЫ ★ СОБЫТИЯ ★ ЛЮДИ

ЮБИЛЕЙНЫЕ ТОРЖЕСТВА В год празднования 15-летнего юбилея компании Фаваз Груози, основатель и президент марки de Grisogono, решил покаяться и рассказать простым смертным о тех грехах, что питают его художественный дар. Причем рассказать в простой наглядной форме, пригласив 17 января на роскошный ужин в женевский Espace Secheron. Как выяснилось, к созданию часов его подталкивают любопытство, зависть, страсть к роскоши и, простите, обжорство, но не в привычном для нас с вами смысле, а в качестве непрестанного стремления производить весьма экстравагантные и заметные издалека предметы. Среди прочих гостей мероприятия, приуроченного к выпуску новой модели часов Otturatore, греха вкусил ваш покорный слуга. На следующий день всех неправедников пригласили в театр на презентацию великолепных часов Meccanico с цифровой индикацией времени. В рамках события гости насладились чудесно исполненным труппой Мориса Бежара балетом, а также ужином и вокальной программой в исполнении местных (швейцарских) артистов.

Фаваз Груози, Нора Сабри и Флавио Бриаторе Одна из «парящих» платформ, на которых происходили действия во время ужина

Во время праздника эта восхитительная конструкция не раз опускалась с небес практически на головы собравшихся

REVOLUTION

058

Каролина Шойфеле, Фаваз Груози и Виолетта Шойфеле

Модель в украшениях и часах de Grisogono даже женатых гостей наводила на греховные мысли


ЧАСЫ ★ СОБЫТИЯ ★ ЛЮДИ

Презентация коллекции Ballet Precieux в Royal Opera House, Лондон

Станислас де Керкиз, президент Van Cleef & Arpels

VAN CLEEF & ARPELS ДРАГОЦЕННЫЙ БАЛЕТ БАЛАНЧИНА Балет − это искусство, основанное на гармонии и грации, его поэзия и сила могут сравниться только с его выразительностью и точностью, каждое его движение является результатом неустанного труда и терпения. Когда-то украшения Van Cleef & Arpels вдохновили великого хореографа Джорджа Баланчина (урожденного Баланчивадзе), на создание балета, посвященного драгоценным камням. Спустя почти полвека,

REVOLUTION

060

Дама Гейл Ронсон и Жофруа Медингер, директор Van Cleef &Arpels, Лондон

Николя Бос, международный директор по маркетингу Van Cleef & Arpels и Татьяна Иванова, бренд директор Van Cleef & Arpels по странам СНГ

знаменитый ювелирный дом выпустил изумительной красоты коллекцию, посвященную… тому самому балету! Получилась блистательная Ballet Precieux, в которой каждая драгоценность отдает дань уважения необыкновенному искусству, одновременно зачарованному и чарующему. В конце прошлого года этот необыкновенный спектакль специально для избранных клиентов Van Cleef & Arpels исполнили артисты Королевского Балета Лондона – на сцене Royal Opera House. www.vancleef-arpels.com


ТЕНДЕНЦИИ PLUS МОДНЫЙ ЦВЕТ СЕЗОНА

ОРАНЖЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ Будем создавать себе оранжевое настроение. Тем более что оранжевый – это цвет энергии, тепла и счастья. Он обостряет чувства и поднимает аппетит. Это цвет природных перемен, втиснувшийся между летней жарой и зимними морозами. Под оранжевым знаменем ходят оптимисты из оптимистов – беззаботные, добродушные и отзывчивые люди. Умиротворяющие свойства оранжевого даже пригодились в цветовой терапии при лечении физических, эмоциональных и душевных расстройств. В лечебных целях оранжевый цвет используют с незапамятных времен. В древних культурах – индийской, китайской, египетской и греческой – считалось, что вообще любые краски влияют на внутреннее состояние человека. Тогда, например, думали, что оранжевый цвет усиливает чувства и излечивает безумие и депрессию. Цвет пылающего солнца и осенних листьев занимал важное место в палитре Марка Ротко. Многие его картины изображают прямоугольники с размытыми границами, символизирующие человеческое сознание в его чистейшей форме. Догадываясь, что цвет управляет человеческими эмоциями, Ротко создавал такие картины, как «Оранжевый и красный на красном» (1957 г.), вызывавшие у публики целую гамму чувств, начиная от эйфории и заканчивая отвращением. Если хочется выделиться из толпы, нет ничего лучше, как окружить себя этим ярким, жизнерадостным цветом. И этой весной самое время податься в оранжевые.

02

01

ROYAL OAK OFFSHORE VOLCANO ОТ AUDEMARS PIGUET. Если ищешь часы

покрепче, которые тебя не подведут и в кратере вулкана, тогда великолепный «Роял Оук Оффшор Вулкан» от «Одемар Пиге» с корпусом из нержавеющей стали как раз для тебя. Этот хронограф с указателем даты и шкалой текущих секунд сражает наповал всполохами на циферблате цвета горячей лавы. В расплавленную магму окрашены цифры, стрелки, внутренняя кромка ободка и даже нитки, которыми прошит ремешок из крокодиловой кожи Hornback. А черный циферблат со своей «тканой» текстурой отлично оттеняет всю эту красоту.

C1 STEEL CHRONOGRAPH ОТ CONCORD. Тут в оранжевый

окрашены циферблат, стрелка секундомера и точка-указатель на вращающемся диске текущих секунд. Кроме того, стальной хронограф C1 от «Конкорда» сертифицирован Официальным швейцарским институтом по испытанию хронометров (COSC), водонепроницаем до глубины 200 м, имеет систему автоподзавода, а его стрелки и часовые метки покрыты люминесцентным составом «Суперлюминова». Да уж, не хронограф, а прямо-таки мечта гонщика!

03

LAMBORGHINI GALLARDO SUPERLEGGERA. Хочешь

прокатиться с ветерком на шустрой и сверхлегкой «Ламборгини Гайярдо Суперледжере»? У этой соблазнительной оранжевой лошадки впечатляющий набор достоинств: роботизированная коробка передач, шины Pirelli P Zero Corsa, кованые диски Scorpius и легчайший капот из углеволокна и прозрачного поликарбоната. А до 100 км/ч она разгоняется всего за 3,8 с.


ТЕНДЕНЦИИ PLUS

04

SEAMASTER PLANET OCEAN CHRONOGRAPH ОТ OMEGA. Потомок модели «Симастер 300» (1957 г.), хронограф «Симастер Плэнит Оушн» из нержавеющей стали — отличный прибор для подводных приключений. Все показания часов отчетливо видны до глубины 600 м, что неудивительно с таким-то арсеналом: оранжевые арабские цифры, ребристый поворотный ободок со светящейся точкой, контрастные стрелки и часовые метки и фосфоресцирующая секундная стрелка с оранжевым наконечником. Кроме того, в часах есть клапан для стравливания гелия, а задняя стенка корпуса с изображением морского конька и заводная головка сделаны завинчивающимися, так что с водонепроницаемостью у этого хронографа все в порядке.

05

ВИНО VEUVE CLICQUOT LA GRAND DAME (1998 Г.) Чем, как не бокалом вина, отпраздновать приход весны? Идеально подходит к такому случаю удивительно гармоничное и нежное как шелк вино «Вдова Клико Ла Гранд Дам» (1998 г.) из плодов, собранных с восьми виноградников высшей категории, с преобладанием Пино Нуара. Бутылку для сей благородной гранд-дамы и бросающуюся в глаза оранжевую этикетку разработала французский дизайнер Андре Путман.

08

МАТЕРЧАТЫЕ КЕДЫ SAPATU ОТ LOUIS VUITTON.

Надень броские кроссовки в латиноамериканском стиле! Строченый рисунок в духе индейских мокасин, неоново-оранжевая ткань – определенно будет чем пощеголять в городских джунглях.

09

OYSTER MILGAUSS ОТ ROLEX.

Ролексовский «Ойстер Мильгаусс» создан специально для лаборантов, инженеров и ученых. Этот инструмент работает точно и безотказно даже в магнитных полях с индукцией до 1 000 гаусс. И все благодаря конструкции механизма и особой антимагнитной оболочке, защищающей от сильных магнитных полей. Первые экземпляры таких часов появились еще в 50-х. Сегодня «Мильгаусс» щеголяет зеленоватым сапфировым стеклом, оранжевыми цифрами и метками и оранжевой секундной стрелкой в виде молнии.

063

07

граф «Карлос Косте» от «Орис» станет тебе под водой напарником. Эти крупные профессиональные часы для подводного плавания, водонепроницаемые до глубины 1 000 м, выпущены в честь Карлоса Косте, рекордсмена в глубоководном нырянии. Чем же может похвастаться пунктуальный и надежный «Карлос Косте»? А вот чем: поворотным ободком, завинчивающимися кнопками и заводной головкой, гелиевым клапаном для выравнивания давления, а также оранжевым люминесцентным слоем на стрелках и метках, чтобы их было лучше видно. Каждый из 2 000 экземпляров продается в футляре в виде водолазного шлема.

SWISSMAR SIERRA. Пригласи как-нибудь своих друзей на ужин с мясным фондю и приятной беседой. Вечер точно удастся, если у тебя есть оранжевый литой набор для приготовления мясного фондю на 11 порций «Суиссмар Сьерра». Впрочем, с ним отлично выйдет не только мясное, но и сырное или шоколадное фондю.

REVOLUTION

06

CARLOS COSTE CHRONOGRAPH ОТ ORIS, ОГРАНИЧЕННАЯ СЕРИЯ. Титановый хроно-


ТЕНДЕНЦИИ PLUS

11

PORSCHE 911 GT3 RS. Хотя ездить на этой огненнорыжей двухместной машине с кузовом купе разрешено и по обычным дорогам, по всем характеристикам это настоящий гоночный автомобиль. Посудите сами: 6-цилиндровый оппозитный двигатель (объем – 3,6 л), механическая 6-ступенчатая коробка передач, мощность 415 л.с., максимальная скорость 310 км/ч и разгон до 200 км/ч всего за 13,3 с.

12

10

064

культовый дизайн «Биг Пайлот» в корпусе из белого золота унаследовал от самой первой версии 40-го года. Среди военизированных элементов дизайна почти 70-летней давности – крупная ребристая заводная головка, тонкий ободок и фосфоресцирующие стрелки, цифры и метки, которые контрастируют с темным фоном циферблата. Кроме того, эта модель на темно-коричневом клепаном ремешке из крокодиловой кожи может похвастаться указателем даты, 7-дневным запасом хода и самым большим в мире фирменным часовым механизмом с автоподзаводом. Кстати, последний представлен системой «Пеллатон» (Pellaton).

REVOLUTION

13

ЧАСЫ ДЛЯ НАСТОЯЩЕГО ПИЛОТА – BIG PILOT’S WATCH ОТ IWC. Свой

14

КОФЕВАРКА X1 TRIO ОТ FRANCIS FRANCIS! Захоте-

лось чашечку изумительного эспрессо с правильным вкусом, ароматом и консистенцией? Поможет симпатичная стальная кофеварка в стиле ретро «X1 Трио» от «Фрэнсис Фрэнсис!». Она приготовит тебе такой эспрессо, какой ты пожелаешь: обычный, кофе по-американски или эспрессо ристретто.

КОЛЛЕКЦИЯ МУЖСКОЙ ОДЕЖДЫ ОСЕНЬ/ЗИМА 2007/08 ОТ PRADA.

Модные лыжники уже давно закупают у «Прада» снаряжение. А теперь стильным завсегдатаям горнолыжных склонов будет что прикупить и из одежды. Например, этот «лохматый» свитер из первоклассного баскского мохера – когда смотришь на него, кажется, будто попал под дождь оранжевого счастья.

MONACO VINTAGE ОТ TAG HEUER, ОГРАНИЧЕННАЯ СЕРИЯ 4 000 ЭКЗЕМПЛЯРОВ. В 1971 г. новаторские «Монако» прославились на

весь мир после выхода фильма «Ле-Ман» со Стивом Маккуином. Сегодня классика снова заявляет о себе в полный голос – «ТАГ Хойер» представляет миру «Монако Винтаж». Марка уже давно неравнодушна к спортивным хронографам и автогонкам. Вот и сейчас, выпуская «Монако Винтаж», она отдает дань уважения легендарному оранжево-голубому Porsche 917-Gulf K, который выиграл в Ле-Мане заезды 70-го и 71-го годов. Внешний вид часов мгновенно покорит поклонников автогонок: большой квадратный корпус, черный циферблат с двумя отчетливыми полосками, оранжевой и голубой, тот самый логотип Gulf и черный ремешок из крокодиловой кожи, простроченный оранжевыми нитками.


ТЕНДЕНЦИИ PLUS

ТЫ – ТО, ЧТО ТЫ НОСИШЬ:

ШИК БЕЗ КРИКА ПРОТИВ ШАЛЬНЫХ ДЕНЕГ «Глаза – зеркало души». Сей слащавый афоризм мы сдаем в утиль и заменяем его непреложной истиной: «часы – индикатор личности». Подмечать нюансы, которые выдают человека с головой, умеют не только киношные мафиози на допросах своих проштрафившихся подопечных, но и женщины, которым охота знать, чего ожидать от мужчины. Матери им раз и навсегда внушили: первым делом надо смотреть на часы и на обувь. Но сегодня, когда строгих правил уже не осталось и все вокруг ходят в джинсах и спортивных костюмах от кутюр, как показать, что ты – это ты, а не какой-нибудь там заезжий легкоатлет с Украины? Битва за стиль идет на важнейшем, стратегическом участке, известном как запястье. Потому что в современном мире, часы не просто «нюанс», а инструмент самовыражения, рупор скрытой в человеке индивидуальности и вообще – символ мужской состоятельности, по которому зоркий женский глаз составит представление о твоих несметных богатствах. А мы как раз посоветуем, какие часы надеть, чтобы показать всему миру, чтó ты за птица и какого полета. Чтобы продемонстрировать выразительный потенциал механических часов (вот именно – механических, кварц покажет миру только то, что его владелец – бездушная канцелярская крыса), нет лучше способа, как сопоставить противоположные стили. В данном случае речь пойдет о хорошо всем известных и очевидных различиях между роскошью старой и современной.

ШИК БЕЗ КРИКА Да, мы знаем: при правильном воспитании, когда у тебя денег столько, что девать некуда, это как-то даже неловко. И потом, всегда боишься, что вдруг узнают, схватят и увезут. Вот сосед проявил беспечность, его и похитили, а вернулся он без мизинца и не в своем уме. Само собой, только и думаешь, как бы не привлекать к себе лишнего внимания. Беда в том, что сидеть тише воды ниже травы – нелегко. Еще бы: в гараже – «Бентли», плюс особняк на Новорижском шоссе, да еще и новоиспеченный депутат все время приценивается к твоей милой, но чуточку нескромной квартире на Остоженке, которую построил твой папа, знаменитый эксминистр. С другой стороны, мама с папой всегда говорили, что самая рафинированная форма снобизма – это так называемый снобизм наоборот, когда убеждаешь народ, что духовно (если не считать взглядов на личную гигиену) ты один из них. И ты не без наслаждения скрываешь свое богатство от посторонних глаз, носишь стоптанные туфли «Танино Криши» и внутренне гордишься татуировкой в виде черепа и костей, благоразумно размещенной на безволосой ягодице. Но есть одна вещь, которая даже в таком виде однозначно говорит о твоей принадлежности к классу скромных богачей, – часы. И ничто так не веселит твою голубую кровь, как понимающий одобрительный взгляд, направленный на твою, казалось бы, непритязательную «Саксонию» от «А. Ланге унд Зёне» (A. Lange & Söhne Saxonia), которая стоит больше, чем у большинства людей машина. Потому что тебе-то известно, что каждые часы «Ланге» – это венец того, что способны создать человеческие руки. Причем каждые часы собирают дважды, чтобы механизм не только работал, но и был отделан превосходно.

Часы: A. Lange & Söhne Saxonia с автоподзаводом Рубашка из хлопка, шерстяная безрукавка и брюки от Burberry London; Кожаный ремень и бархатные туфли от Loewe


ТЕНДЕНЦИИ PLUS

МОДА НА ТОНКОЕ:

ОДЕВАЙТЕСЬ ПО МОДЕ! Учитесь сочетать модные облегающие костюмы с лучшими моделями сверхтонких часов Рыдайте, мускулистые: ваше время прошло бесследно. Минули дни, когда в моде были квадратные фигуры вроде башен собора Парижской Богоматери с его аркбутанами и контрфорсами. Ушли времена, когда о достоинстве мужчины судили по тому, как он играет мускулами в такт грому пушек в финале увертюры Чайковского «1812 год». Ничего не поделаешь, теперь в моде все тонкое. Идеал человека нового тысячелетия – та самая «бледная немочь», над которой все раньше смеялись. Предмет насмешек мужчин уже не злосчастные французские мимы, а несносные и тоже французские продавцы длинных багетов – они же темные повелители углеводов. Мужчины всего мира обходят стороной тренажерный зал и обучаются хатха-йоге, или, еще того лучше, соблюдают строгую диету из смеси байроновского сплина и восточноевропейского паровозного курения, и все это ради сходства с тощим Стивеном Тайлером, который на каждом углу твердит: «Худоба слаще любой еды». Известнейшие модельеры: Томас Майер из «Боттега Венета», Николя Гескьер из «Баленсьяга» и Стефано Пилати из «Ив Сен Лоран» – создают костюмы столь облегающие и тонкие, что под ними не спрятать даже малую толику лишнего веса – такой беспощадностью до сих пор отличалось лишь женское комбинированное трико. Среди нас немало несчастных крепышей, которые, примерив в магазине новый костюм, испытывали только боль и негодование, потому что зеркало в примерочной показывало что-то вроде сардельки в оболочке, которая вот-вот лопнет. Даже в магазинах «Брукс Бразерс», где вечно продавали безнадежно старомодные наряды, теперь

появилась нашумевшая коллекция Black Fleece, специально разработанная Томом Брауном. Поучается, даже в этом оплоте консерватизма торжественно провозгласили, что совершеннейший представитель мужской половины человечества обладает фигурой того, кто в современном мире занял место Давида Микеланджело, – худосочного мистера Бина. И вот загадка, достойная Бэтмена: зачем, проделав необходимые экзерсисы и добившись идеальной для нынешних облегающих нарядов фигуры, портить впечатление гирей на запястье? Ведь сейчас стремительно возвращаются в моду популярные в начале XX в. сверхтонкие часы от таких компаний, как «Вашерон Константин» (Vacheron Constantin), «Эбель» (Ebel), «Одемар Пиге» (Audemars Piguet) и «Шопар» (Chopard). Только теперь их циферблаты стали еще больше, а их корпуса тонки, как борзая в профиль, – получаются отличные аксессуары, которые лягут даже под самые узкие манжеты.

02 CARTIER TANK LOUIS 2 TIME ZONE В том, что касается роскоши, «Картье» по-прежнему демонстрирует «абсолютный шик». А знаете ли вы, что существует особая коллекция часов Collection Privée Cartier Paris с механизмами собственной разработки? Перед вами один из ее представителей. У этого шедевра с индикацией второго часового пояса тонкая форма, хорошая функциональность и волшебная красота, свойственная всем произведениям «Картье»

PATEK PHILIPPE CALATRAVA Часы Calatrava от «Патек Филиппа» – образчик ненавязчивого обаяния. Из людей с ними мог бы сравниться либо загорелый, худощавый и обходительный Кэри Грант, либо, если брать наших современников, знаменитейший завсегдатай пляжей на озере Комо Джордж Клуни. Как и оба эти актера, часы Calatrava обладают притягательностью, не подвластной времени

CHOPARD L.U.C TECH TWIST

01

Часовщики «Шопара» в совершенстве владеют магией часового дела: им удалось поместить в корпусе поразительно тонких часов двойной барабан и добиться хорошего запаса хода в 65 часов

Часы Chopard L.U.C Tech Twist Пиджак в тонкую полоску, сорочка, брюки и кожаный ремень Loewe; галстук и кожаные ботинки Tods; браслет-шнурок Mont Blanc

03

Cartier Tank Louis 2 Time Zone Сорочка, пиджак и брюки со штрипками Prada; кольцо из белого золота Bvlgari

Patek Philippe Calatrava 5196R Пиджак в тонкую полоску, вязаный джемпер, хлопчатобумажная сорочка и шерстяные брюки Burberry Prorsum; кожаные ботинки Tods; кольцо из белого золота Bvlgari


inner right

ТЕНДЕНЦИИ PLUS

05 IWC PORTUGUESE REGULATOR

04

Эти часы выглядят массивными, но только до тех пор, пока не взглянешь на них сбоку: вся их медвежья громоздкость тут же исчезнет, ведь внутри – плоский и очень красивый калибр 98, старинный механизм карманных часов

06

07

AUDEMARS PIGUET MILLENARY Если на вашем теле совершенно нет жира, единственной округлостью вашей фигуры будет вот эта, напоминающая римский Колизей. Отличительные черты модели – асимметричный дизайн циферблата и калибр 3120, один из лучших механизмов с автоподзаводом в мире

Patek Philippe Calatrava 5196R Пиджак в тонкую полоску, вязаный джемпер, хлопчатобумажная сорочка и шерстяные брюки Burberry Prorsum; кожаные ботинки Tods; кольцо из белого золота Bvlgari

VACHERON CONSTANTIN PATRIMONY CONTEMPORAINE Внутри этих изящных часов пульсирует превосходный сверхтонкий механизм

Часы: IWC Portuguese Regulator Костюм Paul Smith в тонкую полоску и сорочка с китайским воротником; кожаные ботинки со шнурками Tods; серебряное кольцо Mont Blanc

Часы: Vacheron Constantin Patrimony Contemporaine Костюм, хлопчатобумажная сорочка в полоску и ремень Hugo Boss; лакированные туфли Prada; кольцо с бриллиантами Bvlgari

EBEL CLASSIC HEXAGON REGULATOR Удивительной эргономичностью последний из шедевров «Эбель» обязан цельному корпусу с задней крышкой, точно повторяющей форму запястья

Часы: Ebel Classic Hexagon Regulator Твидовый пиджак с бархатным кантом, сорочка в полоску, шелковый галстук и брюки Salvatore Ferragamo; кожаные ботинки Loewe; золотая булавка для галстука Tiffany & Co.


ТЕНДЕНЦИИ PLUS

ШАЛЬНЫЕ ДЕНЬГИ Черт его знает, как так случилось, но жизнь твоя превратилась в один сплошной променад по ковровой дорожке на ступеньки ночного клуба и обратно. Ты так вдохновенно размахивал руками и закатывал глаза в последних телешедеврах Первого канала, что с ходу взял какой-то важный приз зрительских симпатий и награду за лучший танцевальный номер от MTV, а Тимур Бекмамбетов, главный российский режиссер, уже готовит для тебя многомиллионный проект. «Форбс» пишет, что через год-другой твои доходы превысят совокупный заработок Пугачевой и Киркорова за 50 лет. Да чего там – прослышав о тебе, сама Курникова дала отставку своему любимчику Энрике и решила во что бы то ни стало спеть с тобой. Шальных бабок у тебя столько, что на день рождения ты пригласил «Пуссикэт Доллз» в полном составе – повертеть голым задом перед гостями, пока ты, Венгерофф и Федорофф хлещете сорокалетний «Круг» из платиново-бриллиантовых бадеек от «Джейкоба» и прикуриваете «коибы» от банкнот в 500 евро. Твои возможности безграничны, жизнь прекрасна, будущее безоблачно, и тебя так и тянет рассказать об этом всем и каждому. Что ж, человеку, которого журнал «Хелло» назвал «русским Тимберлейком» и «тем, кто вновь вдохнет в музыку живую душу», полагается заявить о себе не как-нибудь, а сногсшибательными часами. Тебе нужен такой механический шедевр, чтобы всем сразу было понятно: вот идет успех в человеческом образе, вот запредельная крутизна на двух ногах. Это должны быть те же самые часы, что у Джей-Зи, Ашера и Канье. А именно – «Роял Оук Оффшор» от «Одемар Пиге» (Audemars Piguet Royal Oak Offshore) с бриллиантами, да такими, чтобы всполохи фотовспышек на их безупречных гранях ослепили бы самих папарацци.

Часы: Audemars Piguet Royal Oak Offshore в ювелирном исполнении Жакет с капюшоном от Energie; Джинсы от G-star; Браслет и цепь от Bottega Veneta; Эксклюзивные кроссовки от Nike


Текст: И-Жан Мунь-Делсаль Фото: Boon Стилист: Junior Lim Прическа: Edward Chong Макияж: Keith Bryant Lee Маникюр: Jessica Chang @ Monsoon Nail Spa Модель: Antoinette, T Models

ТЕНДЕНЦИИ PLUS

Кожа как эбеновое дерево, волосы как вороново крыло, глаза как ночь – какие они? Черные. Элегантный, благородный, таинственный черный, вбирающий в себя весь видимый спектр, – это и отрицание цвета, и предельное его утверждение. У цвета полуночи много оттенков: от серьезного и мрачного до дерзкого и развратного. Черный цвет интимен и скрытен, но умеет при случае выйти на первый план и заявить о себе. Это цвет страха, пустоты и неизвестности, но он же цвет святости и скорби. Для танзанийских и кенийских племен Маасай черный – символ жизни и благополучия, это цвет грозовых туч, которые несут долгожданный дождь. А на Аравийском полуострове до появления ислама черный флаг был знаком войны и мщения. Черный – еще и непреходящий атрибут высокой моды. Достаточно вспомнить о черных бабочках или знаменитых «маленьких черных платьях» Коко Шанель, с которых началась эпоха элегантной, но удобной и практичной женской одежды. Черный цвет – частый гость на палитрах многих художников, взять хотя бы Эдуара Мане. Хотя его и считают одним из представителей раннего импрессионизма (а импрессионисты не признавали черный цвет как несуществующий в природе), но он за черную краску брался охотно и даже выписывал из Испании костюмы актеров и тореадоров, чтобы понять, как наносить черный цвет. Еще можно вспомнить Франсиско Гойю, создавшего прямо на стенах своего дома знаменитую «черную серию» картин., наполненных жутковатой, мрачной символикой. Черный – цвет прошлого, настоящего и будущего. Он вечен. Заключая в себе бесчисленные и столь противоречивые коннотации, он, подобно хамелеону, меняет оттенки в зависимости от обстоятельств. Черному цвету не грозит забвение, он будет с человечеством до скончания веков

De Bethune Big Power All Black Кружевное боди с вязаной вставкой, La Perla

Коллекция The Hour Glass 2007 Tempus All-Black: Семь часов цвета ночи, которые пробуждают потаенные желания Tempus – это грандионый часовой салон, уже дважды организованный компанией The Hour Glass в Сингапуре. В 2007 году специально к открытию этой великолепной выставки достижений точной механики несколько передовых компаний выпустили ограниченные серии «черных часов»


ТЕНДЕНЦИИ PLUS

TAG Heuer Carrera Caliber 360 All Black Кружевное боди, La Perla

Jaeger-LeCoultre Gyrotourbillon All Black

Hublot Big Bang All Black Бикини с аппликацией из стразов, La Perla


ТЕНДЕНЦИИ PLUS

Richard Mille RM016 All Black Кружевное бра, La Perla

Sinn U1 All Black Шелковое бикини со шнуровкой, La Perla

Hublot Bigger Bang All Black Топ с золотым рисунком, La Perla


ТЕНДЕНЦИИ PLUS

Материальный мир:

КЕРАМИКА

Первые в мире часы с керамическим корпусом, изготовленным на станке, – хронограф Da Vinci с автоподзаводом и вечным календарем от компании IWC

Лунный модуль «Орел» космического корабля «Аполлон-11», совершивший 21 июля 1969 г. посадку на Луну, возвращается к командно-служебному модулю «Колумбия»

Текст: Уэй Коу, Дмитрий Бузаджи

REVOLUTION

068

На ней едят, и из нее же делают, то чем жуют; ее носят для красоты и вставляют в суставы. Что это такое? – керамика – неметаллический материал, изготавливаемый из порошкообразных субстанций путем нагрева до больших температур. Первые изделия из керамики появились за тысячи лет до нашей эры. Сегодня керамика ассоциируется с миром высоких скоростей и передовых технологий, кроме того, она не боится царапин. Отсюда повальное увлечение керамикой, которое сейчас наблюдается в часовой отрасли.


ТЕНДЕНЦИИ PLUS

Часы 2007 г. Hublot Bigger Bang All Black с керамическим корпусом и ободком отличались от предшественников характерной матовой отделкой

КЕРАМИКА В АВТОМОТОСПОРТЕ

Керамические детали используются для сопряжения впускного коллектора и головки блока. Кроме того, из керамики изготавливают тормозные диски и колодки. КЕРАМИКА В КОСМОСЕ Благодаря своей феноменальной огнеупорности керамика служит материалом для облицовки космических челноков. КЕРАМИКА НА ВОЙНЕ В 60-х годах прошлого века в Великобритании разработали броню «чобхэм». Эта прочная, но легкая броня состоит из металлических листов с прослойкой из керамических плиток. Своей скоростью и маневренностью боевой танк «M1 Абрамс» во многом обязан этой броне. КЕРАМИКА В ЧАСАХ Керамику (на базе оксида циркония и карбида титана) при изготовлении часовых корпусов впервые начала использовать «Радо» (Rado). Твердый и гипоаллергенный цирконий – это тот самый

У первых керамических часов Panerai, появившихся в 2007 г., корпус изготовлен на станке

материал, из которого делают искусственные алмазы. Так что скоро, вполне возможно, появятся часовые детали из прозрачной керамики. Среди производителей дорогих часов первой к этому материалу обратилась компания IWC, выпустившая в 1986 г. хронограф Da Vinci с автоподзаводом и вечным календарем в керамическом корпусе. В отличие от корпусов «Радо» этот корпус был изготовлен не в пресс-форме, а выточен на станке, что, как утверждают в IWC, обеспечило значительный выигрыш в прочности. Но из-за высокой стоимости станковой обработки компания производство керамических корпусов вскоре прекратила. Впрочем, в 2006 г. IWC вернулась к этой технологии, создав модель Double Chronograph. В 2000 г. ныне покойный директор по дизайну дома «Шанель» (Chanel)

В 2006 г. Chanel сделала первые в мире часы с корпусом и базовой платиной из керамики

Жак Элле (Jacques Helleu) явил миру новый образец роскошных спортивных часов – модель J12, чей корпус и браслет были изготовлены из керамики путем выдавливания в вакуумном прессе. В 2007 г. вышла модель «Юбло» (Hublot) Bigger Bang All Black с керамическим корпусом и ободком. Здесь у керамических деталей впервые появилась матовая текстура, полученная в ходе формовки. В середине 90-х «Панераи» (Panerai) выпускал часы в черных корпусах, но новый директор Анджело Бонати эту традицию прекратил. К черным часам компания снова вернулась только в 2007 г., когда вышел черный Radiomir с керамическим корпусом. «Керамика, – объясняет Бонати, – это единственный материал, из которого можно делать по-настоящему долговечные корпусы черного цвета». ★

Rado первой выпустила часы с керамическим корпусом


Творческая натура Revolution беседует с поп-звездой и любителем часов Ронаном Китингом, который, как выяснилось, поговорить о своем увлечении всегда не прочь

Текст: Уэй Коу, Владимир Строков; фото Universal Music и IWC

ФАНАТ


ФАНАТ

REVOLUTION

071

Р

онану Китингу чертовски трудно не завидовать. Посудите сами: во-первых, наделяя своих любимчиков неземной красотой, в его случае природа особо постаралась. Это-то ладно, на одной красоте далеко не уедешь, если нет других талантов. Но этот гражданин, оказывается, еще и петь умеет! Так что у парня в наличии не только внешние данные, но и вокальные. Кроме всего прочего, Китинг вежлив, общителен и не подвержен звездной болезни. Его живучесть на сцене достойна отдельной награды: многие его ровесники уже давно исписались и почили в бозе, Китинг же крепко стоит на ногах вот уже 15 лет. Кстати, в Великобритании он выпустил подряд целых 30 синглов, которые попали в первую десятку хит-парадов. Это мировой рекорд, здесь он обошел даже Мадонну и Элвиса Пресли. Чего еще сказать о нем хорошего? Китинг – посол доброй воли ООН. Но позвольте, скажете вы, неужели он уже достаточно созрел, чтобы ступить на священную территорию «Революшн»? Ведь сюда пускают отнюдь не мальчиков, здесь место настоящих мужчин, которые знают часовое дело вдоль и поперек. Что смазливый музыкантишка может знать о часах? Много чего. Стоило нам заговорить с ним о часах, как мы возненавидели его еще сильнее: он и тут любому даст сто очков вперед! Но чем больше с ним общаешься, тем больше проникаешься к нему симпатией и уважением. В конце концов, если человек считает «Астральные недели» Ван Моррисона самой совершенной музыкой в истории человечества, а Курта Клауса (Kurt Klaus) из IWC – своим кумиром, то это – наш человек. И не просто наш человек, а человечище. С чего это, скажете вы? Судите сами…


ФАНАТ

КОГДА ВЫ ПОЧУВСТВОВАЛИ ИНТЕРЕС

Когда я еще был маленьким, мои братья работали в Америке. Оттуда они всегда приезжали с какими-нибудь классными часами на руке. С тех пор часы стали для меня символом каких-то собственных достижений, и из-за этого уже тогда я в них влюбился. В общем, часы – эта награда самому себе за то, что ты в жизни чего-то добился. По часам можно многое сказать о человеке. Однажды – мне тогда было 17 – мы гастролировали с «Бойзон» (уже распавшаяся «мальчиковая» группа из Ирландии). Как только мы приехали в Женеву, меня сразу осенило: «Тут же делают лучшие в мире часы! Пойду куплю себе какие-нибудь». К ЧАСАМ?

И С КАКОЙ ИЗ НИХ ВЫ НАЧАЛИ БОЛЕЕ БЛИЗ-

В 2003 г. я купил самую первую версию часов «Биг Пайлот» (Big Pilot) — ту, что с коричневым ремешком и циферблатом в старом стиле. Именно с нее тогда начался очередной бум на крупные «авиационные» часы. Вскоре многочисленные подражатели уже одну за другой выпускали похожие модели. КОЕ ЗНАКОМСТВО С IWC?

КАК ВЫ СОШЛИСЬ С РУКОВОДСТВОМ IWC?

Скорее всего, кто-то из IWC увидел на моей руке «Биг Пайлота» во время концерта. После этого мне предложили встретиться. А через некоторое время я уже стал «другом фирмы». Особенно мне нравится, как в нем сочетаются традиции и современность. Вот «ХарлиДэвидсон» выдерживает свои мотоциклы примерно в том же духе.

ЧЕМ ВАС ПРИВЛЕКАЕТ «БИГ ПАЙЛОТ»?

072

И КАКИЕ ВЫ ВЫБРАЛИ? Это был ролексовский «Сабмаринер» (Submariner) с указателем даты. И, знаете, я не просчитался. Эта покупка сыграла в моей жизни важную роль, потому что именно она открыла для меня мир механических часов. С того момента я стал покупать специализированные журналы, мне хотелось знать про часы все. Мне кажется, мужчина в любом хобби ценит возможность узнать что-то новое, разобраться в устройстве каких-нибудь механизмов.

привлекло разнообразие их моделей. У них были и часы под деловой костюм, например, «Порчугиз» (Portuguese), и водолазные часы вроде «Акватаймера» (Aquatimer). При этом каждая модель поражала своей индивидуальностью.

REVOLUTION

КОГДА В ВАШЕ ПОЛЕ ЗРЕНИЯ ПОПАЛА IWC?

Это было где-то шесть лет назад. Меня

ВАМ НЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО В НАШЕ ВРЕМЯ ПОД РОСКОШЬЮ ПОНИМАЕТСЯ СОВСЕМ НЕ ТО, ЧТО

РАНЬШЕ? Все верно, понятие роскоши меняется. Меня, например, совсем не заводят бриллианты и вообще блестящие вещицы. Когда я иду за часами, я совсем не ищу вычурные часы вроде «Джейкоба» (Jacob). В часах IWC мне нравится сложность конструкции и чистота дизайна этих миниатюрных машин. К тому же, если носишь IWC, люди видят, что в твоей жизни часы занимают не последнее место. КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, В ЧАСАХ СТОИТ ИСПОЛЬЗО-

По-моему, стоит. У IWC есть замечательный черный сплит-хронограф из керамики. Когда люди его впервые видят, обычно их первая реакция: «Ничего себе! А что это?» Внешне хронограф смотрится довольно скромно и непритязательно, но он очень красивый. Да и поломать его практически невозможно. Мне приятно осознавать, что IWC стала первопроходцем в применении керамики. Ее первые керамические часы – это были «Да Винчи» (Da Vinci) – появились в 1986 г. ВАТЬ КЕРАМИКУ?

А КАК ВЕСЕЛЯТСЯ «ДРУЗЬЯ IWC» ПРИ ВСТРЕ-

В «друзья фирмы» IWC помимо меня попали еще Борис Беккер, Тим Джеффрис, Кейт Бланшетт и Орландо Блум. В чем же состоит «фирменная дружба»? Каждый год в Женеве IWC устраивает отличную вечернику. Там-то мы все и встречаемся, потом возвращаемся в гостиницу и за небольшой закуской ЧЕ?


ФАНАТ

ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ О НОВОЙ ВЕРСИИ «ДА ВИНЧИ»? Я с нетерпением ждал ее появления. На часовой ярмарке мне посчастливилось познакомиться с Куртом Клаусом. По-моему, он настоящий часовой гений. А новые «Да Винчи» с вечным календарем – это те часы, которые, надеюсь, когда-нибудь перейдут от меня к моему сыну. НА ВАШ ВЗГЛЯД, ПО СРАВНЕНИЮ С ПРЕДЫДУЩЕЙ, НЕМНОГО БАРОЧНОЙ МОДЕЛЬЮ НОВЫЕ »ДА ВИНЧИ» ЛУЧШЕ? Мне всегда хотелось иметь старые «Да Винчи», но все же я предпочитаю большие часы вроде «Порчугиза» и «Биг Пайлота». Так что, когда вышла обновленная версия, я решил непременно ее купить. Причем я хотел новые «Да Винчи» из серии, посвященной Курту Клаусу. По той простой причине, что в них новое удачно сочетается с чертами оригинальной модели 1985 г. Обновленный дизайн и в целом и в отдельных деталях выглядит очень современно, а на крупном циферблате показания календаря читаются значительно легче. ЧТО В ВЕЧНОМ КАЛЕНДАРЕ IWC ВАС ПРИВЛЕКАЕТ БОЛЬШЕ ВСЕГО? Мне очень нравится, что он синхронизированный и что его можно настроить с помощью одной только заводной головки. КАКИЕ ЧАСЫ У ВАС НА РУКЕ СЕЙЧАС? В последнее время я ношу турбийон «Порчугиз». А это его особая модификация с турбийоном на отметке «9 часов».

СОВ? Хотите верьте, хотите нет, но я постоянно разговариваю о часах, причем с самыми разными людьми. С часов, кстати, началась наша дружба с Орландо Блумом. Мы оказались на одном приеме – его вроде устраивал журнал GQ – я посмотрел на его часы, или он на мои, точно не помню, и мы разговорились. У нас обоих оказались IWC. Кстати, Блум рассказал, что у него есть часы IWC, которые достались ему от деда. ПОЧЕМУ МЕХАНИЧЕСКИЕ ЧАСЫ СЕЙЧАС

Наше поколение во многом возвращается к тем канонам элегантности, которые были приняты в прошлом. А часы и другие аксессуары – одна из лучших возможностей выразить свое «я». Но это не все. Еще мы заново научились чувствовать дух механических часов. Из-за этого, а также благодаря наличию практичных функций вроде индикации второго часового пояса, современный человек просто жить не может без механических часов. СНОВА ВОСТРЕБОВАНЫ?

НАЗОВИТЕ ЧАСЫ, КОТОРЫХ У ВАС НЕТ, НО КОТОРЫЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ ПРИОБРЕСТИ. Довольно интересны зенитовские Defy Stealth. Ну и, наверное, Chronofighter Oversize от «Грагама» (Graham). Не знаю, смог бы я носить часы со спусковым крючком каждый день, но выглядят они, по крайней мере, весьма интересно. Это немного эпатажная модель, и я бы назвал их, скорее, часами для показов – с ними можно появиться на сцене или надеть на фотосессию. КАКИЕ ЧАСЫ У ВАС ЕСТЬ В ДОМАШНЕЙ КОЛ-

Ронан Китинг в часах Da Vinci Perpetual Calendar от IWC (платиновый корпус; ограниченная серия, посвященная Курту Клаусу)

свою модернистскую привлекательность. Сейчас я, например, не прочь приобрести модель «Феррари» от «Панераи», но боюсь, как бы через несколько лет они не «испортились». СТАЛО БЫТЬ, В ПОКЛОННИКИ «ПАНЕРАИ» ВАС ЕЩЕ ЗАПИСЫВАТЬ РАНО? Только поймите меня правильно – я и так поклонник «Панераи». Там делают одну из самых красивых моделей всех времен – простую и элегантную Luminor Marina на коричневом кожаном ремешке. Но «Панераи» по сути минималистская марка, да и самый впечатляющий дизайн всегда у самых простых по виду часов.

ЛЕКЦИИ? Было время, когда я на часах прямотаки помешался, так что коллекция у меня довольно обширная. Несколько часов «Одемар Пиге» (Audemars Piguet). Из них Royal Oak Offshore T3 – мои любимые. Пара-тройка «таг-хойеров» и множество «сабмаринеров» и ролексовских «дейтон» (Daytona). «Панераи» ВЫ УЖЕ ВЫБРАЛИ, КАКИЕ ЧАСЫ ДОСТАНУТСЯ (Panerai) у меня представлен хронографом ВАШИМ ДЕТЯМ? Сыну я отдам «Да Винчи» и часами с индикацией второго часового пос вечным календарем. Старшей дочери – свой яса. Ну и как же я мог обойтись без IWC? Из «Порчугиз». На женщинах эти часы смотрятся них я очень неравнодушен к «Акватаймеру», как-то особенно восхитительно. Еще я привыпущенному в память о Жак-Иве Кусто. Эти метил один «Порчугиз» на цветном ремешке – часы продавались вместе с щепкой от «Калип- его думаю подарить жене. со», корабля Кусто. Я постоянно ношу их.

КОЛЛЕКЦИЯ У МЕНЯ ДОВОЛЬНО ОБШИРНАЯ. НО AUDEMARS PIGUET ROYAL OAK OFFSHORE T3 – МОИ ЛЮБИМЫЕ

ЧТО КРОМЕ ЧАСОВ ПРИНОСИТ ВАМ РАА ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ ОБ УЛЬТРАСОВРЕМЕННЫХ ЧАСАХ? ОНИ ВАМ НРАВЯТСЯ? Вообще, я посматривал на Big Bang. Но, если уж покупаешь такие часы, мне кажется, надо быть уверенным, что со временем они не потеряют

Если не считать семьи, то музыка для меня по-прежнему – самое главное в жизни. За нашим домом у меня есть студия, и ничто меня так не радует, как пойти туда и поработать. Я счастлив, что у меня есть такая возможность и что я занимаюсь любимым делом уже 15 лет. ★ ДОСТЬ?

073

ВАМ НРАВИТСЯ «ПОРЧУГИЗ»? Это очень своеобразная модель, из всех часов под деловой костюм эти, как мне кажется, самые хитовые. Никакая другая деталь не завершит костюм так, как «Порчугиз». У меня самого «Порчугиз» с ручным заводом и циферблатом типа регулятор, а внутри сидит старый добрый механизм от карманных часов. Эта штука довольно большая в диаметре, но при этом невероятно тонкая: часы очень удобно ложатся под манжету рубашки. Какие же они элегантные и красивые! Вы не поверите, сколько людей спрашивают у меня про них. В общем, вещь действительно великолепная!

БЫВАЛО ТАКОЕ, ЧТО У ВАС С КЕМ-НИБУДЬ ЗАВЯЗЫВАЛСЯ РАЗГОВОР ТОЛЬКО ИЗ-ЗА ЧА-

REVOLUTION

говорим о часах, шутим… Все обычно так увлекаются, что разговоры затягиваются допоздна.


прайм-тайм


ПРАЙМ-ТАЙМ

HM2 – ФУНКЦИЯ ТВОРИТ ФОРМУ Макс Бюссер и Horological Machine No.2


ПРАЙМ-ТАЙМ

Любому дизайнеру страшновато начинать с чистого листа, однако «Макс Бюссер и Друзья» (Max Büsser and Friends) решили, что, приступая к любой новой модели, они будут действовать именно так. Их первое детище, «Часовая машина №1» (Horological Machine No. 1), – пример удивительно гармоничного сочетания механизма с корпусом. Выпустив «Часовую машину № 2», «Макс Бюссер и Друзья» вновь произвели на свет чудесный гибрид механики и поэзии, часы, внешность которых напрямую отражает оригинальность их внутреннего устройства. Впрочем, будь «Вторая часовая» объектом исключительно эстетическим, она и то заслуживала бы особого внимания. Эта модель одновременно и продолжает линию HM1, и противопоставляет себя своей предшественнице. «Часовая машина №1» своими двумя окружностями поразительно напоминала живую клетку, запечатленную в процессе деления. Можно

сказать, что деление все-таки произошло, так что в двух половинках HM2 мы видим уже два обособленных часовых мира. Справа – «прыгающий час» и круговая минутная шкала с ретроградной стрелкой. Это циферблат «личного времени», времени как часового устройства, которое мы носим внутри себя. Слева – индикатор лунных фаз, состоящий из двух полукружий, и круговая шкала даты тоже с ретроградной стрелкой. Это уже область вселенского времени, выраженного в движении светил и небесных ритмах календаря. Корпус HM2 необычайно сложен и состоит из ста с лишним частей. В его модульной конструкции заметна явная аллюзия на механические конструкторы, с которыми Бюссер играл в детстве. Но за внешней легкомысленностью скрывается шедевр технической изобретательности. Корпус состоит из двух металлов: титана, без которого сегодня трудно себе представить авиацию и космонавтику, и золота, главного сокровища земных недр. Это еще раз подчеркивает противопоставление внутреннего времени небесному.

REVOLUTION

ЧТО ЕСТЬ ЧАСЫ?

077

СРЕДИ ДРЕВНИХ ЗАГАДОК-КОАНОВ ДЗЕН-БУДДИЗМА ЕСТЬ ТАКАЯ: «КАК СОЙТИ С ВЕРШИНЫ ТРИДЦАТИМЕТРОВОГО ШЕСТА?» НАЗНАЧЕНИЕ ЭТОГО ВОПРОСА – ЗАСТАВИТЬ МОЗГ РАБОТАТЬ И ПОДТОЛКНУТЬ СОЗНАНИЕ К ПРОСВЕТЛЕНИЮ


ПРАЙМ-ТАЙМ

REVOLUTION

078

HOROLOGICAL MACHINE NO.2 – ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

Механизм:

Корпус:

• Осциллятор и передаточный механизм – Girard-Perregaux; индикаторы и усложнения – Жан-Марк Видеррехт/Agenhor. • Частота баланса – 28 800 пк/ч. • Двусторонний ротор автоподзавода из 22-каратного розового золота. • Количество камней – 44. • Количество деталей – 330.

Функции:

• Титан с белым золотом (18 карат) или розовым золотом (18 карат). • В течение трех лет будет выпущено по 125 экземпляров часов в корпусах первого и второго типа. Выпуск ограничен. • Размеры (без заводной головки и ушек): 59 мм × 38 мм × 13 мм. • Водонепроницаемость до 30 м (3 атм). • Количество деталей – 102 (только корпус).

• Левый циферблат: ретроградная дата и двухполушарный индикатор фаз Луны. • Правый циферблат: прыгающий индикатор часа и ретроградный указатель минут.

Сапфировые стекла:

Футляр:

• На лицевой стороне: антибликовая обработка с двух сторон.

• Из алюминия и кожи со встроенным

• На обратной стороне: антибликовая обработка с одной стороны.

Циферблаты: • Серебро и рутений.

Ремешок и застежка: • Ремешок: черная кожа аллигатора, ручная прошивка. • Застежка: складного типа,18-каратное золото и титан.

термометром фирмы Rüeger.


Но внешность HM2 – это не просто оригинальный экзерсис в часовой эстетике, а еще и точное воспроизведение особенностей механизма. Как и механизм предыдущей модели, он был разработан не одним человеком, а группой, и самый значительный вклад в его создание из всех «друзей» внес, пожалуй, Жан-Марк Видеррехт (Jean-Marc Wiederrecht). Пока имя Видеррехта неспециалистам мало что говорит, зато специалисты знают: Видеррехт – один из самых больших новаторов отрасли, и его изобретения можно обнаружить в самых выдающихся часах современной эпохи. На счету его часовой фирмы Agenhor (Atelier Genevois d’horlogerie) невероятное количество усложнений и модулей, а в клиентах числятся почти что все ведущие часовые дома, чьи знаменитые разработки на поверку зачастую оказываются заслугой Видеррехта. Его конек – ретроградные усложнения, и при создании HM2 ему пришлось придумывать, как скоординировать скачок часа с возвратом ретроградной минутной стрелки. По словам самого Видеррехта, это на сегодняшний день едва ли не самая смелая его конструкция. Чтобы обеспечить идеальную синхронизацию между разными индикаторами, было придумано уникальное «связное» устройство в виде приводимого минутным механизмом улиткообразного кулачка, который перещелкивает часовую звездочку. Не менее важную роль играют и зубья с особым профилем, разработанным и запатентованным Видеррехтом. По центру каждого зуба сверху донизу проходит микроскопический асимметричный вырез – получается, что каждый зуб фактически разделен надвое. Благодаря этому вырезу половинки зуба слегка пружинят, а в результате зубья разных колес точнее зацепляются друг с другом и не люфтят. Достигаемый таким образом выигрыш в точности улучшает работу ретроградных индикаторов и прыгающего часа, а также позволяет правильнее устанавливать минутную стрелку заводной головкой.

HM1 КАЗАЛАСЬ ЧЕМ-ТО ВРОДЕ ЧАСОВОГО КОАНА: ШЕДЕВРОМЗАГАДКОЙ, КОТОРЫЙ И ПОРАЖАЛ, И ОДНОВРЕМЕННО СТАВИЛ В ТУПИК. HM2, КАК САМО ПРОСВЕТЛЕНИЕ, – ЭТО ГАРМОНИЧНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ ПРОТИВОРЕЧИЙ, КОТОРОЕ ВВЕРГАЕТ СОЗНАНИЕ В СФЕРУ НЕВЕДОМЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ Однако зубья такой конфигурации на обычном оборудовании – пусть даже машинах с ЧПУ или электроэрозионных станках – изготовить не удастся. Поэтому колеса для механизмов Видеррехта производит компания Mimotech, владеющая технологией рентгеновской литографии «ЛИГА», которая и обеспечивает микронные допуски. В итоге получается отнюдь не бездушный и безликий механизм с индивидуальностью девятивольтовой батарейки, а уникальный структурный компонент HM2, необходимый для того, чтобы выразить заложенное в этой модели особое отношение ко времени. В каждом своем аспекте – от фирменного двустороннего ротора, напоминающего боевой топор персонажа из японских мультфильмов, и мостов такой же формы до опор корпуса, интегрированных со внутренними распорками, поддерживающими колеса, мосты и стопоры, – этот механизм являет собой бесподобный образец цельной концепции и великолепно вписывается в общую эстетику «Часовой машины № 2». ★

Максимилиан Бюссер и его друзья, вместе с которыми он создавал «Часовую машину №2»


LOUP DESIGN

A legacy for tomorrow

Technical and Precious Fine Watchmaking draws its legitimacy from know-how and innovation.

The Fondation de la Haute Horlogerie, through its activities, fosters and 2007 Partner Brands A. Lange & SĂśhne

brings to life

Audemars Piguet

values of

Baume & Mercier Boucheron Chanel

creativity,

Cartier Corum

culture and

Daniel Roth GĂŠrald Genta

tradition.

Girard-Perregaux Greubel Forsey Hublot IWC

Jaeger-LeCoultre JeanRichard Montblanc Panerai Parmigiani Piaget Richard Mille Roger Dubuis Vacheron Constantin Van Cleef & Arpels

WWW.HAUTEHORLOGERIE.ORG


ПРАЙМ-ТАЙМ

ДВОЙНОЙ УДАР

УДАР № 103.8

В этом году 103-я примерила очередную обновку: модификация 103.08 заключена в стальной корпус (первый такой опыт для «УРВЕРКа»), покрытый алюмонитридом титана (TiAlN). Благодаря такому покрытию 103.08 может похвастаться самым твердым на сегодняшний день корпусом в часовой индустрии. К тому же, это первый случай применения нитридного покрытия в высоком часовом искусстве. Хотя слой нитрида очень тонкий (всего 4 микрона), он обеспечивает стальному корпусу сверхпрочную защиту от царапин, ударов, ржавчины и даже от кислот. Сколько же в сверхтвердом нитриде этого самого «сверх»? «Прочность алюмонитрида титана где-то в районе

30–40 ГПа, – говорит профессор Аят Карими из Института физики сложных материалов в Лозанне. – Для сравнения: прочность алмазоподобного углерода 20-25 ГПа». Все познается в сравнении. Вот относительная твердость стали с нитридным покрытием и других материалов (в единицах по Виккерсу): золото – 380, сталь – 600, сталь в нитридной броне – 3500, сапфир – 4000. Приближаясь по твердости к сапфиру, стальной корпус модели 103.08 легче, чем аналогичный золотой или платиновый. «Для разработки своих моделей «УРВЕРК» стремится брать самое лучшее от современных технологий, – говорит Феликс Баумгартнер (Felix Baumgartner), один из основателей «УРВЕРКа». – Сначала мы тщательнейшим образом изучили алюмонитрид и убедились в его необыкновенных свойствах и только потом создали 103.08, наши первые часы в стальном корпусе. Похоже, этот нитрид наделяет самые обычные металлы вроде стали прямо-таки сверхъестественными качествами!» Изначально алюмонитрид разрабатывали как твердый материал для машиностроения: его используют во фрезерных станках и станках с ЧПУ. Но этот материал не обделен и стилем: в зависимости от соотношения титана и алюминия его цвет меняется от нежно-бронзового до неистово-черного, что, конечно, открывает блестящие возможности для дизайнеров. Серия 103.08 не будет ограниченной, и часов хватит всем. Правда, только у первых пятидесяти из них будет кристалл рубленой формы (как на фото). На остальных экземплярах края сапфира будут скругленные, как в серии 103.

REVOLUTION

Текст: Иан Скеллерн, Владимир Строков, Дмитрий Бузаджи

К

лассическая и в то же время безумно современная модель UR 103 принесла «УРВЕРКу» (URWERK) в конце концов немалый успех. Как известно, отличить гений от безумия порой непросто, поэтому никто не мог наверняка предсказать исход всей этой затеи. Но, к счастью для часовой истории, тонкая ручная работа, технические находки и беззаветная преданность часовому делу, скрывающиеся за потрясной ультрасовременной внешностью, моментально покорили ценителей. Благодаря добротному фундаменту из выдающихся технических качеств, оригинального дизайна и новаторской эстетики 103-я модель стала почти легендарной. Мы уже ее видели в самых разных модификациях – будь то модель с гравировкой или c драгоценными камнями – и убедились, что при богатой фантазии и хорошем вкусе сделать из UR 103 можно все что угодно, было бы желание.

081

Часы 103.08 от URWERK с самым твердым корпусом и премьера новой турбомодели 202-й серии


ПРАЙМ-ТАЙМ Трехмерная компьютерная модель часов серии 202-1 в разрезе

ИСТОЧНИКОМ ВДОХНОВЕНИЯ ДЛЯ МОДЕЛИ URWERK 202 СТАЛ МИНУТНЫЙ РЕПЕТИР – ВЕНЕЦ ТВОРЕНИЯ КЛАССИЧЕСКИХ ЧАСОВЫХ МАСТЕРОВ

вращением ротора в нерабочем направлении. Одним словом, турбины, сопряженные с ротором, играют в часовом механизме примерно ту же роль, что амортизаторы в автомобиле. Принцип работы турбин состоит в том, что они нагнетают воздух в маленький резервуар. Воздух всасывается из-под турбин, проходит сквозь них (уровень компрессии задает трехпозиционный переключатель), перетекает под сапфировую крышку, а затем через специальные отверстия попадает в воздушную камеру.

REVOLUTION

082

УДАР № 202

У основателей «УРВЕРКа» Феликса Баумгартнера и Мартина Фрая (Martin Frei) своеобразное отношение к прошлому: они вечно придумывают какие-то футуристические усложнения и механизмы и перетолковывают прошлое на новый лад. Впрочем, традиции они, конечно, уважают, и неудивительно, что последним источником вдохновения для них стал минутный репетир – венец творения классических часовых мастеров. Но не думайте, что «УРВЕРК» ступил на скользкий путь конформизма и опошлил свою 202-ю модель репетирным ползунком или молоточками. Ничего подобного! С репетиром 202-ю роднит – ни за что не догадаетесь! – регулятор. Механизм боя в часах с репетиром работает от особой пружины, подзаводимой нажатием ползунка. В отличие от ходовой пружины, раскручиванием которой руководит спусковой механизм, эта пружина практически предоставлена самой себе. И, дай ей полную волю, она бы высвобождала всю свою энергию так быстро, что вместо мелодичного звона молоточки выдавали бы какофонический сумбур. Чтобы удары все-таки следовали друг за другом с расстановкой, часовщики применяют воздушный тормоз-регулятор (обычно в виде крошечного пропеллера): он вращается, и за счет воздушного трения работа механизма боя замедляется. Все это, конечно, любопытно, скажете вы, но при чем здесь 202-я с автоподзаводом и двумя турбинами (202 Twin-Turbine) – в ней же нет репетира? А вот при чем. В модели 202 установлен отличный механизм «Жирар-Перрего» (Girard-Perregaux) с высокопроизводительной однонаправленной системой автоподзавода. Но «УРВЕРК» умудрился ее улучшить! А все благодаря турбинам, которые, если коротко, защищают систему автоподзавода от износа и ударных нагрузок. Эти турбины (точнее, одна двойная турбина) разработаны все с той же целью – создавать аэродинамическое сопротивление – и являются модификацией традиционного репетирного пропеллера. С их помощью разработчики, во-первых, свели к минимуму вероятность резких вибраций и рывков, которые могут повредить ротору и системе подзавода, а во-вторых, сократили износ системы, вызываемый свободным

КАК РАБОТАЕТ АВТОПОДЗАВОД В КАЖДОМ ИХ ТРЕХ ПОЛОЖЕНИЙ (В ЗАВИСИМОСТИ ОТ АКТИВНОСТИ ВЛАДЕЛЬЦА): ПОЛОЖЕНИЕ 1: Крайне высокая активность – Турбины и ротор полностью заблокированы. ПОЛОЖЕНИЕ 2: Высокая активность – Воздушная камера закрыта, турбины работают медленнее, так как воздух нагнетается в пространство меньшего объема. ПОЛОЖЕНИЕ 3: Нормальная активность – Воздушная камера открыта, турбины вращаются относительно свободно. Форма лопастей турбин рассчитана таким образом, чтобы турбины вращались свободнее, когда ротор вращается в рабочем направлении, и, наоборот, тормозили бы его, когда он вращается в нерабочем направлении. Что касается временной индикации, то 202-я, на первый взгляд, почти не отличается от своей предшественницы – все то же завораживающее кружение часовых сателлитов и хитроумная телескопическая минутная стрелка. Однако в левой части циферблата, там, где у 201-й был индикатор запаса хода, в новой модели находится индикатор фаз Луны. Кроме того, по-новому выглядит индикатор «день-ночь» справа. Но главные отличия видны на задней стороне корпуса. Исчезла панель управления, а ее место заняли черные винты турбин и переключатель режимов компрессии. Корпус 202-й будет изготавливаться из красного золота, белого золота, платины и стали с покрытием из алюмоКомпьютерная нитрида титана. модель часов Так что от винта! ★ URWERK 202


ПРАЙМ-ТАЙМ

СОЛНЕЧНАЯ СИСТЕМА В МИНИАТЮРЕ

Луны и четырех наблюдаемых невооруженным глазом планет, удалось только в 1959 г., когда машину просветили на рентгене. Со временем у многих разных культур появились свои разновидности астрономических машин, которые так или иначе воспроизводили движение небесных тел. В целом их все можно разделить на две большие группы: приборы с ручным приводом и механические. В европейской живописи одно из первых изображений механизма, представляющего движение Солнца, Земли и Луны, находим на портрете Вильгельма Шикарда (1592-1635), немецкого астронома и изобретателя, преподававшего в университете Тюбингена. В руке он держит механизм, своей конфигурацией напоминающий аналогичные приборы конца XVII в., только гораздо меньшего размера. Несмотря на довольно примитивную конструкцию и неточно подобранные передаточные числа, этот аппарат с ручным приводом показывал годовое вращение Земли вокруг Солнца и дневное – вокруг собственной оси в соответствии с коперниканской концепцией. И все-таки первые современные планетарии, судя по всему, появились в Нидерландах. Подтверждением тому служат прекрасные машины, сконструированные знаменитым картографом Виллемом Янсзоном Блау (1571-1638).

REVOLUTION

Текст: Теодор Дил, Дмитрий Бузаджи

С

древнейших времен и до наших дней человек все время пытается запечатлеть и воспроизвести ту часть Вселенной, которую видно на небосводе. Бывает, что эти попытки выражаются в монументальных конструкциях вроде архитектурных моделей или храмов, призванных соединить некое место на земле с каким-нибудь астрономическим явлением. Есть и более скромные по размерам механические модели, изображающие движение планет, Солнца, Луны и разных других космических тел. Одно из первых упоминаний об устройстве такого рода находим у Цицерона, который описал построенную Архимедом (ок. 287-212 до н.э.) модель небесной сферы. Этот прибор до нас не дошел, но позже, между 80-ми и 50-ми годами до н. э., был создан знаменитый «компьютер Антикиферы», который считается первым теллурием – трехмерной моделью, изображающей годовое движение Земли вокруг Солнца и ее суточное вращение вокруг своей оси. «Компьютер Антикиферы» в 1901 г. подняли со дна Средиземного моря вместе с массой стеклянных изделий, бронзовыми статуями и разнообразными артефактами. Однако обнаружить внутри его позеленевшего от времени бронзового корпуса сложнейший механизм, способный показывать движение Солнца,

093

Часы Ришара Милля Planetarium-Tellurium – космос на рабочем столе


ПРАЙМ-ТАЙМ

В XVII в. появились новые, более совершенные типы спусков. Это была уже серьезная предпосылка для создания механического планетария, способного работать без вмешательства человека. Однако для начала предстояло точнее рассчитать передаточные числа колес. Дело в том, что из-за ошибок в расчетах тогдашние планетарии приходилось подстраивать раз в две недели: если, скажем, Земля за восемь

REVOLUTION

094

НЕСМОТРЯ НА ВСЮ СЛОЖНОСТЬ СВОЕЙ КОНСТРУКЦИИ, «ПЛАНЕТАРИЙ-ТЕЛЛУРИЙ» МИЛЛЯ ВПОЛНЕ ПОНЯТНО УСТРОЕН, УДОБЕН В ЭКСПЛУАТАЦИИ, ТОЧЕН И НАДЕЖЕН часов поворачивалась на один лишний градус, то через 15 дней расхождение составляло уже 45 градусов. Возможно, стоит упомянуть, что с XIV в. и примерно до середины XX в. часовое дело во всех своих ипостасях оказывало на бытовую, научную и военную сферу не меньшее влияние, чем в наши дни информационные технологии. Неудивительно поэтому, что Италия, Германия, Япония, Франция, Англия и, наконец, Швейцария соревновались друг с другом за первенство в этой ключевой отрасли. В XXI в. Ришар Милль внес свой вклад в развитие часового планетария. Его новая модель «Планетарий-Теллурий» (PlanetariumTellurium) – это поразительное, почти что невероятное механическое творение, нашпигованное массой точнейших индикаторов и предельно информативное. «Планетарий-Теллурий» задумывался как практичный прибор для каждодневного использования, в котором легко менять часовые пояса и выставлять параметры. Причем Ришар Милль добивался идеального качества изготовления деталей, сборки и отделки. Именно поэтому на создание аппарата ушло более десяти лет.

Среди особенностей «Планетария» – вечный календарь и стопорный хронометровый ход. Благодаря такому типу спуска в сочетании с великолепной колесной системой и барабаном прибор Милля стал самым точным механическим теллурием. Несмотря на всю сложность своей конструкции, «Планетарий-Теллурий» вполне понятно устроен, удобен в эксплуатации, точен и надежен.


ПРАЙМ-ТАЙМ

ходимые для создания «Планетария», были выполнены известным физиком-астрономом. Благодаря этому единственная более-менее заметная погрешность (во вращении Земли вокруг своей оси) составляет всего +1 градус приблизительно за 7,7 года. Остальные погрешности выглядят так – вращение Луны вокруг Земли: + 1 градус за 168 лет; вращение Земли вокруг Солнца: – 1 градус за 2 миллиона лет. Если учесть, что отклонение в 1 градус укладывается в допуски (± 2 градуса), установленные для данного планетария, и гораздо меньше тех ошибок, которыми грешили более ранние модели, то можно сказать, что погрешность во вращении Земли вокруг своей оси вполне приемлема, даже больше того – практически не играет никакой роли. МЕХАНИЗМ Механизм «ПланетарияТеллурия» оснащен хронометровым спуском. Этот вид спуска гораздо эффективнее анкерного, потому что в нем свободный ход балансового колеса в два раза больше. Регулировка частоты колебаний производится с помощью регулировочных винтов. Баланс с изменяемой инерцией – значительно более сложное устройство, чем обычный баланс, зато он работает надежнее и точнее. Саморегулирующаяся ходовая пружина подает на главную передачу относительно постоянный крутящий момент, что принципиально важно для поддержания хронометрической точности хода. ★

095

ПРАКТИЧНОСТЬ Заводится «ПланетарийТеллурий» при помощи системы рычагов, и одного завода хватает на 15 дней. Вечный календарь (впервые установленный на планетарии такого типа) оснащен мгновенным коррекционным устройством и может переводиться как вперед, так и назад. Таким же образом настраивается и сам «Планетарий», если его долго не заводили и он остановился. Этот простой (на взгляд непосвященного) механизм синхронизации связан с механизмом часового пояса, поэтому запустить прибор снова в работу не составляет труда. Раньше представить себе подобное было невозможно, а для настройки планетариев приглашали специалиста по часовому делу и астрономии. Как известно, если механизм с хронометровым ходом остановился, то при следующем заводе он сам по себе не запустится, поэтому баланс «Планетария» оснащен устройством перезапуска.

ТОЧНОСТЬ И НАДЕЖНОСТЬ Многочисленные вычисления, необ-

REVOLUTION

НАГЛЯДНОСТЬ Для начала оговоримся, что по практическим соображениям относительный диаметр Земли в «Планетарии» Милля значительно увеличен. Вообще-то, диаметр Земли должен быть в 109 раз меньше диаметра Солнца, зато на «Земле» у Милля хорошо различимы не только континенты, но даже и страны. Вполне наглядно изображены и другие планеты, хотя их размеры и расстояния между ними не пропорциональны реальным. Вся индикация (дата, уравнение времени, Зодиак) логично устроена, легко считывается и расположена в стороне от того пространства, где изображено движение планет.


ПРАЙМ-ТАЙМ

МЕТАМОРФОЗА MAURICE LACROIX Выпустив ряд поразительных моделей, Maurice Lacroix зарекомендовала себя как одна из самых технически и эстетически прогрессивных марок в часовом мире

Текст: Уэй Коу, Владимир Строков

REVOLUTION

086

Maurice Lacroix Memoire 1


Серж Баррабас, Филипп Мерк и Сандро Реджинелли – три дирижера успеха Maurice Lacroix

Strehler)), покрытого слоем тантала и сражающего наповал своим шармом истребителя-невидимки. Очередной победоносной атакой «Морис Лакруа» стало полное преображение изощренно украшенного фирменного скелетона. Так появился на свет Masterpiece Squelette – иссиня-черный скелетон, насквозь пропитанный эстетикой сверхминимализма и необузданной энергетикой безбашенных коммандос. Но самым смелым проектом «Морис Лакруа» стала новейшая модель «Мемуар 1» (Memoire 1). Все три стрелки этих часов способны мгновенно переключаться с показа текущего времени на отсчет временного промежутка и обратно. В обычном режиме часовая, минутная и секундная стрелки играют свои привычные роли, но стоит нажать на кнопку, встроенную в заводную головку, как – трахтибидох! – часы раскрываются с новой стороны; да что там «с новой стороны» – претерпевают метаморфозу ницшеанских масштабов. Все стрелки прыгают на «12», секундная стрелка становится стрелкой секундомера, а минутная стрелка и часовой индикатор теперь отсчитывают минуты и часы с нуля, как в хронографных накопителях. Все это живет внутри корпуса, сделанного наполовину из сапфира, через который отлично просматривается трехмерность циферблата и стрелок. Если говорить в общих чертах, все индикаторы приводятся в движение особым конусообразным дифференциалом. Часы будут собирать трое часовщиков в мастерской, которую специально для этого подготовили Masterpiece Phase в «Морис Лакруа». de Lune

REVOLUTION

П

еревелись нынче медиумы и экстрасенсы. Уже не осталось ни одной знакомой ясновидящей, которая помогла бы заглянуть в будущее часовой отрасли... Но кое в чем у нас у самих глаз неплохо наметан – фирму, готовую вот-вот стать творческим лидером индустрии, мы угадываем сразу. Это видно по мельчайшим изменениям в скорости. Тут как на велогонке: ничем не выделяющаяся среди других компания многие годы плетется в пелотоне, но вдруг ни с того ни с сего отрывается от толпы и в гордом одиночестве возглавляет гонку. Стремление к славе, неудовлетворенная жажда побед, простое мужское самолюбие, наконец, – вот что питает этот стремительный взлет, вот что отличает мужа от мальчика. Эта затея подчас подводит к грани умственного помешательства и финансового краха, но, если правильно распределить свои силы, впадаешь в такое сладкое опьянение от триумфа, что понимаешь: оно того стоило. Как раз такое одиночное наступление и предприняла «Морис Лакруа» (Maurice Lacroix). Она перестала выпускать дорогие, спокойные, но довольно-таки скучные модели и внезапно ослепила нас донельзя оригинальными и технически безупречными шедеврами. Нужны доказательства? Пожалуйста – возьмите любую из супернавороченных моделей. Например, стальной хронограф «Мастерпис Ле Хронограф» (Masterpiece Le Chronographe) на основе фирменного часового механизма (его разработал Андреас Штрелер (Andreas

087

Я СПРОСИЛ СВОЕГО ТЕХДИРЕКТОРА: «А В ЧАСОВОМ ДЕЛЕ ЕЩЕ МОЖНО ЧТО-НИБУДЬ ИЗОБРЕСТИ?» ОН ОТВЕТИЛ: «НЕТ». «А Я ДОКАЖУ, ЧТО МОЖНО!» – СКАЗАЛ Я ФИЛИПП МЕРК


ПРАЙМ-ТАЙМ

Pontos Decentrique GMT

REVOLUTION

088

Masterpiece Masterchrono

Ума не приложу, где «Морис Лакруа» набралась наглости? Как это она осмелилась без спроса влезть на вершину часовой пирамиды и водрузить там самую яркую техническую новинку года?! «Помнится, когда я впервые приехал на выставку в Базеле, – рассказывает Филипп Мерк (Philippe C. Merk), генеральный директор «Морис Лакруа», – я в первый же день спросил своего техдиректора: «А в часовом деле еще можно что-нибудь изобрести?» Он ответил: «Нет». «А я докажу, что можно!» – сказал я. Тогда мы набрали людей и стали работать совместно с Университетом Невшателя и некоторыми часовыми специалистами. Нам хотелось во что бы то ни стало создать часы, во-первых, сногсшибательные, а во-вторых, с новыми

Pontos Chronographe Valgrandes Pontos Chronographe Valgrandes

интересными функциями, т.е. мы хотели сделать для часовой отрасли что-нибудь действительно полезное. Мне кажется, часы должны быть интуитивно понятны каждому, они должны увлекать, а не пугать своими функциями». Часы «Мемуар 1» – это пока только первая ласточка. В будущем, как нам кажется, «Морис Лакруа» продолжит экспериментировать с этой многофункциональной платформой и выпустит модели с календарем, переключением нескольких часовых поясов и многим другим. Но Мерк достоин похвалы не только за выпуск одних, хотя и знаковых часов; его заслуга в том, что он укрепил свою компанию по всем фронтам. Базовый калибр скелетона, как и «Ле Хронографа», фирма сделала самостоятельно. Параметры этого


МЕХАНИЗМ MÉMOIRE 1

1. Автоматическая система подзавода

Автоматическая система подзавода Mémoire 1 работает в двух направлениях. Благодаря небольшому ротору-эксцентрику она совершенна как с технической, так и с эстетической точек зрения. Заводной барабан оснащен пружиной, обеспечивающей четырехдневный запас хода. Ее энергия передается спуску посредством колесной передачи, зубцы которой обладают самыми эффективными на сегодняшний день профилями, обеспечивающими наиболее оптимальное сцепление без влияющих на точность хода смещений. Необычные формы колес и рычагов, а также цветовое решение механического содержимого, в котором колеса выполнены из более темного металла, добавляют эффектности и без того необычному «домашнему» Калибру ML 128.

2. Спуск

Этот узел укомплектован особым балансовым колесом, работающим со скоростью 28 800 полуколебаний в час (4 герца). Спуск был разработан специально для данного механизма с учетом всех его технических особенностей. Балансовое колесо подчеркивает оптическую легкость и «воздушность» всей регулировочной системы – иллюзия усиливается благодаря колесной оси, изготовленной из прозрачного материала. Кроме того, калибр укомплектован системой точной регулировки, полностью разработанной Maurice Lacroix и сочетающей в себе функциональность и рафинированный дизайн высочайшего уровня.

3. Дизайн механизма

Для механизмов Maurice Lacroix характерно не только высокое техническое исполнение, но и элегантная эстетика. Весь облик сверхсложного Калибра ML 128 свидетельствует о высочайшем профессионализме инженеров Мануфактуры, умело сочетающих старинные ремесленные традиции и ультрасовременные технологии. Каждый механизм Memoire 1 комплектуется двумя небольшими табличками, которые трудно не заметить. На одной из них выгравировано имя часового мастера, собиравшего данный экземпляр Grande Complication, а на второй выбита рекомендуемая дата технического обслуживания.

УСЛОЖНЕНИЯ

1. Механизм Памяти

Механизм Памяти – это сердце Memoire 1. Он представляет собой сложнейший комплекс узлов и деталей, позволяющий выполнять не свойственные ранее механическим хронометрам функции.

2. Различные части Механизма Памяти.

Он состоит из трех основных частей: внизу расположено устройство, обеспечивающее связь между базовым механизмом и модулем усложнения. Затем следует «блок хронографа» со всеми положенными хронографическими функциями. И, наконец, третьим идет так называемый «режимный блок». Он состоит из узла Chrono, промежуточного колеса с двумя рычагами, узла Time и подвижного поддерживающего колеса. Именно этот, самый сложный из всех, блок наделяет механизм памятью и возможностью переключения режимов «время» и «хроно». Смена режимов осуществляется посредством двух рычагов, переключающих циферблатную индикацию текущего времени на показания хронографа. Когда верхний рычаг («Время») переключен на механизм показа времени, то оба рычага находятся в параллельном положении, но остаются разъединенными подвижным несущим колесом. Нижний рычаг («Хроно») включает механизм хронографа, когда верхний рычаг не задействован.

3. Три Механизма Памяти

Mémoire 1 оснащена тремя механизмами памяти – по одному для каждого из указателей (часов, минут и секунд). Механизм запоминания часов расположен в положении «12», минут – в положении «9», секунд – в положении «6». Последний хорошо виден в секторном окне на циферблате.

ДИЗАЙН ЧАСОВ

4. Соединительный (стыковочный) Рычаг

Данный рычаг выполняет функцию традиционного колонного колеса, контролирующего пуск-останов хронографа. Этот компонент позволяет напрямую воздействовать на стопорные рычаги хронографа. После пуска хронографа соединительный рычаг открывает стопорные рычаги, которые разблокируют колесную систему, начинающую отсчитывать интервал времени. При нажатии кнопки «стоп» процесс происходит в обратном порядке, и колесная система останавливается.

5. Молоточный Рычаг

Молоточный рычаг отвечает за сброс показаний. Его форма и различные положения рычажного кольца позволяет эксцентрику хронографа подниматься и опускаться, производя сброс.

6. Высвобождающий (расцепляющий) Рычаг

Основная функция этого рычага состоит в контроле переключения режимов. Он поднимает два кольца, контролирующих три механизма памяти посредством трех запорных конусов и таким образом позволяет переключать режим с “time” на “chrono” и обратно. Высвобождающий (расцепляющий» рычаг состоит из: – кольца запорного конуса с тремя запорными конусами, – кольца с высвобождающей пружиной с интегрированными системами va et vient («пришло и ушло») и tout ou rien («все или ничего»). Система va et vient представляет собой вытянутый участок пружины, включающий индикацию смены режимов. Спуск tout ou rien – это система безопасности, работающая посредством пружины, соединяющей кольцо запорного конуса с высвобождающей пружиной и таким образом контролирующей должное движение всех составляющих, отвечающих за смену режимов.

7. 537 Деталей

Каждый механизм Mémoire 1 состоит из 537 деталей. Эта модель класса Grande Complication является самыми сложными трехстрелочными часами в мире.

При работе над дизайном Mémoire 1 перед специалистами Maurice Lacroix стояла задача найти новый эстетический подход и создать моментально запоминающийся и узнаваемый визуальный образ. Особое внимание при этом было уделено соблюдению краеугольных принципов бренда, как то: ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ, ЧИСТОТА ЛИНИЙ и ПРОСТОТА ФОРМ.

1. Циферблат и Стрелки

Простота указателей потребовала от дизайнеров недюжинных творческих усилий. Невероятно трудно было придумать необычную трехстрелочную индикацию, взаимодействующую с исключительно сложным механизмом. Ключевым элементом стал диск указателя даты. Циферблат Memoire 1 выстроен вокруг этого диска и состоит из двух основных элементов. Первый похож на суповую чашку и включает в себя диски указателей даты и смены режимов. Второй выполнен в форме колокола и закрывает всю нижнюю часть циферблата. Для того, чтобы оставить диск указателя часа видимым, был сделан апертурный вырез, начинающийся в положении «4» и заканчивающийся в положении «8». Центральную часовую стрелку заменили прозрачный диск и треугольный указатель в положении «12». Подобное решение обеспечило лучший боковой обзор секундной стрелки, которая для усиления точности и четкости показаний была спроектирована наклонной. Минутная стрелка и указатель смены режимов было решено скелетонировать.

2. Корпус

Циферблат и все его архитектурные компоненты, равно как и скрытый под ним механизм, помещены в корпус оригинальной конструкции. Его круглая форма свидетельствует о чистоте и простоте бренда, а также, что самое важное, подчеркивает необычность секундной индикации. Специально для этого был создан и так называемый «плавающий рант», открывающий необычный боковой обзор циферблатных красот. Эффект как бы парящих в невесомости элементов циферблата позволил авторам Memoire 1 добиться органично сочетания бескомпромиссной мощи часов и их яркой индивидуальности. Для того, чтобы усилить чистоту геометрических линий корпуса и добавить ей толику благородства, было решено использовать в качестве материала белое золото. Полированные и матированные участки поверхности усиливают контраст между стилем и брутальностью модели.


ПРАЙМ-ТАЙМ

Masterpiece Squelette

Pontos Rectangulaire Chronographe Masterpiece Le Chronographe

089

Masterpiece Masterchrono

часовых компаний. Удачные находки в часовом механизме видны повсюду: так, великолепен яркий контраст между винтом, держащим сердце хронографа, колонное колесо, и самими колонками. Винт при помощи осаждения из паровой фазы покрыт танталом, а колонки блестят отполированной поверхностью. Как известно, «Морис Лакруа» отпустила Роже Федерера в «Ролекс» (Rolex) за солидную сумму. Не этот ли ход конем обеспечил мануфактуру финансами, необходимыми для столь чудесного превращения? «Это была выгодная сделка, но не настолько, – смеется Мерк. – Тех денег, которые нам выплатил «Ролекс», никогда не хватило бы на все то, что вы увидели в этом году и еще увидите в следующем». ★

REVOLUTION

калибра близки к параметрам механизма карманных часов Unitas, но есть и отличия: полностью переделан спуск и архитектура калибра адаптирована под трехчетвертную платину. Потом, в «Ле Хронографе» использованы передовые технологии, например рентгеновская литография «ЛИГА». С ее помощью изготовлено массивное центральное колесо хронографа с 300 зубцами, что позволяет секундной стрелке занимать на циферблате 300 строго определенных позиций. Кроме того, «Морис Лакруа» стала первой за последние десятки лет мануфактурой, изготовившей традиционный хронографный механизм с боковым зацеплением. И за этот шаг она заслуживает похвалы, ведь на такой подвиг вслед за ней не отважилась ни одна из ведущих


ИГРА В ОТКРЫТУЮ Когда в 2005 г. «Шанель» (Chanel) выпустила ограниченным тиражом модель часов J12 с турбийоном, успех был ошеломляющим, причем даже не в коммерческом плане, – по признанию Филиппа Мужно, президента часового и ювелирного подразделения знаменитого Дома, в «Шанель» были рады тому ажиотажу, который вызвало появление этих часов. Что правда, то правда – часы были приняты превосходно, причем всеми без исключения


ПРАЙМ-ТАЙМ

П

Филипп Мужно и Жорж-Анри Мейлан выглядят вполне удовлетворенными

не делать тайны из своих намерений. Что касается «Одемар Пиге», то нам было довольно интересно наладить более тесные связи с индустрией роскоши. В сегменте дорогих часов открытое партнерство − явление, скорее, необычное. Поэтому я считаю, что со стороны «Шанель» было очень любезно объявить во всеуслышание, что они выпускают особый продукт, в котором использован механизм от «Одемар Пиге». Фактически мы вместе представили новые часы, точнее, «Шанель» их представила, а нас пригласили как бы на роль свидетелей». Похоже, что «Одемар Пиге» заинтересована в расширении сферы деятельности и хочет выйти за рамки часового дела, ведь высокое часовое искусство – это только одна из сторон крупной и очень прибыльной индустрии роскоши. Официальное заявление «Шанель» об участии «Одемар Пиге» в проекте, безусловно, идет на пользу компании. Марка «Одемар Пиге» больше ориентирована на мужчин, в то

время как основные клиенты «Шанель» − женщины. Так что сотрудничество в данном случае поможет «Одемар Пиге» пополнить свою клиентуру представителями прекрасной половины человечества. «Одемар Пиге» работает с очень небольшим числом часовых фирм с громкими именами. И все они, за исключением, пожалуй, только «Ришара Милля» (Richard Mille), предпочитают держать свои деловые отношения с «Одемар» в секрете, попросту покупают у них механизмы и все. А ведь гораздо корректнее поступать так, как «Шанель». Механизм, который «Шанель» поставила в новые часы, имеет довольно простую конструкцию, ведь с самого начала переговоров было принято решение, что механизм должен быть простым, без излишних усложнений – в результате получился по-настоящему элегантный продукт безо всяких примесей. Сейчас на рынке огромное количество громоздких, навороченных Так выглядит калибр 3125, часов, а «Шанель» двинуслегка измененный 3120 лась в противоположном Audemars Piguet, знаменитый своей надежностью направлении. Это первый

091

СОТРУДНИЧЕСТВО CHANEL И AUDEMARS PIGUET ЯВЛЯЕТСЯ НАСТОЛЬКО НЕОБЫЧНЫМ И НАСТОЛЬКО ВАЖНЫМ, ЧТО НЕ РАССКАЗАТЬТЬ О НЕМ БЫЛО БЫ ПРОСТО НЕВОЗМОЖНО

REVOLUTION

рошло совсем немного времени, и в «Шанель» решили разработать еще одни часы хорошего технического уровня – следующую версию модели J12, которая закрепила бы стремление «Шанель» обратиться к корням традиционного часового искусства. Довольно быстро в качестве технического партнера «нарисовалась» «Одемар Пиге» (Audemars Piguet). «Для нас эта марка всегда была интересна по многим причинам, – говорит Филипп Мужно (Philippe Mougenot). – Не будучи знакомы лично, мы всегда считали, что у наших компаний много общего: обе фирмы независимы, принадлежат семьям и занимают лидирующие позиции в своих областях. Так что мы пришли к ним и предложили сделать что-нибудь вместе, причем какой-то конкретной идеи у нас на тот момент не было». В «Одемар Пиге» обрадовались затее, обсудили замысел, положенный «Шанель» в основу нового проекта, быстро сообща взялись за работу и в результате создали часы, которые «Шанель» продемонстрирует народу на Базельской выставке этой весной. Часы назвали J12 Caliber 3125, так как за основу был взят калибр 3120 фирмы «Одемар Пиге», которая согласилась внести в него некоторые незначительные изменения эстетического характера – приспособить его конкретно под «Шанель». В часовом бизнесе сотрудничество подобного рода встречается довольно редко. Очень часто известные марки предпочитают не афишировать, что покупают механизмы у сторонних поставщиков. «У нас и в мыслях не было утаивать наши деловые отношения, так как здесь шла речь о двух солидных компаниях, – говорит Мужно. – Наше сотрудничество было настолько необычным и настолько важным, что не упомянуть о нем было бы просто невозможно. Кроме того, открытость лучше отражает дух наших отношений и представляет наше сотрудничество в более выгодном свете, а значит, и положительно сказывается на судьбе проекта». Вот так, ни больше ни меньше. Однако почему «Шанель» все-таки решила открыто заявить об этом своем сотрудничестве? Покупать механизмы у других компаний – это обычное дело, и вовсе не секрет, что «Одемар Пиге» снабжает ими некоторые небезызвестные нам часовые фирмы. Вряд ли «Шанель» нуждается в подобной пиар-поддержке, чтобы повысить свой статус на рынке. У компании достаточно своих ресурсов, и она не нуждается в «помощи» со стороны. В то же время у фирмы «Одемар Пиге» также нет острой необходимости продавать свои механизмы третьим лицам, они и без этого преуспевают. Так что дело тут совершенно в другом, а именно в том, что обе марки представляют собой независимые компании и могут действовать с большой степенью свободы. То есть, чтобы принять решение, им не нужно долго чесать в затылке, говорить, что что-то невозможно, потому что финансовый аналитик не велел, или акции упали, или еще что-нибудь. И «Шанель» и «Одемар Пиге» привыкли делать то, что им нравится, и тогда, когда им нравится. Для двух компаний этот проект стал новым интересным начинанием, и они решили честно об этом рассказать. Не ищите здесь каких-то подвохов, их нет. Просто иногда вопреки финансовой логике кому-то хочется сделать что-то, что не обязательно принесет прибыль, зато доставит огромное эстетическое удовольствие. А что «Одемар Пиге»? Жорж-Анри Мейлан, президент компании, полностью подтверждает наше мнение: «Как правило, часовые фирмы обращаются к «Одемар Пиге» за механизмами, чтобы раскрутить свою собственную марку. Однако компания «Шанель» решила


ПРАЙМ-ТАЙМ

REVOLUTION

092

В ТО ВРЕМЯ КАК БОЛЬШИНСТВО ЧАСОВЫХ КОМПАНИЙ НАОТРЕЗ ОТКАЗАЛИСЬ ОТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЖЕЛТОГО ЗОЛОТА, CHANEL СМЕЛО ИСПОЛЬЗУЕТ ЕГО В НОВОЙ МОДЕЛИ J12 CALIBER 3125 совместный проект двух компаний, но уже сейчас несколько других проектов находится в разработке. Очевидно что «Одемар Пиге» и «Шанель», не хотят останавливаться на одном-единственном продукте, поэтому вполне можно говорить о том, что компании вступили в эру долгосрочного сотрудничества. Говорит Филипп Мужно: «Часы J12, которые мы выпустили в 2000 г., стали первыми часами «Шанель», предназначенными как для женщин, так и для мужчин. Все предыдущие серии часов были посвящены исключительно женщинам. Нам повезло, и первые часы J12 с 38-миллиметровым корпусом из черной керамики получили от потребителей очень хорошие отзывы. После этого мы выпустили

ряд особых версий J12 − черный хронограф, модель «Суперледжера» (Superleggera), а также черные J12 со вторым часовым поясом. Все эти часы были в большей степени ориентированы на мужчин, хотя среди покупателей всегда присутствует доля женщин, предпочитающих носить мужские часы. Так что новая модель специально разрабатывалась для мужской аудитории, но уже сейчас понятно, что женщины тоже проявят к ней интерес». И правда – все больше женщин в наше время интересуются механическими часами. J12 Caliber 3125 как раз представляют собой удачное сочетание известной марки и первоклассного механизма, так что учтены все интересы. ★


ПРАЙМ-ТАЙМ

ЖЕЛАНИЕ ОБЛАДАТЬ, УМНОЖЕННОЕ НА ДВА Не прошло и месяца с тех пор, как я их увидел, но кажется, будто существую рядом с ними уже целую вечность. Я чувствую, что знаю их, как самого себя, хотя ни разу к ним не прикоснулся. Они неуловимы, как соблазнительный зеленый огонек на причале, где живет возлюбленная Великого Гэтсби. И от этого они еще более желанны! Они – живое воплощение дерзости, целеустремленности и неотразимого шарма – и немногим удастся их в этом превзойти. Они проникли в мои сны. Я мечтаю о них наяву. Они подливают адреналин в мою кровь и масло в огонь моих фантазий... Когда-нибудь я все-таки буду ими обладать…

REVOLUTION

083

Они – это новые часы «де Гризогоно» (de Grisogono), две новые модели, выпущенные компанией в юбилейный для марки год. Они появились и одним своим присутствием сделали наш мир лучше. Почему? Да потому, что часы эти – результат самоотверженного труда, полета творческой фантазии и пренебрежения заскорузлыми устоями и принципами, навязанными нам авторитетами прошлого.


ПРАЙМ-ТАЙМ

REVOLUTION

084

ТРИУМФ MECCANICO DG Все те, кто трудится во благо высокого часового искусства, имеют редкую привилегию – свободу выбора. Существующие правила всегда можно пересмотреть, каноны расшатать и двинуться путем смелых преобразований. Фаваз Груози, основатель и президент «де Гризогоно», признается, что идеями для его творений, будь то ювелирные украшения или часы, служат предметы окружающего мира: «Я много путешествую и не раз замечал, как люди наблюдают за цифрами на табло аэропорта, насколько романтично оно выглядит в окружении путешественников, когда цифры и буквы с шуршащим звуком оповещают о прибытии самолета или начале регистрации на рейс. Еще, кажется, в Нью-Йорке есть табло, где, быстро сменяя друг друга, цифры указывают на стремительно увеличивающийся долг страны в пересчете на душу населения – романтики в этом никакой, но мне безумно понравился такой вот метод индикации. Я спросил наших технических специалистов, можно ли принцип действия электронного информационного табло применить в часах. Ответа «нет» я не приемлю, и они взялись за работу». Спустя всего один год готовые экземпляры коллекции «Мекканико дГ» (Meccanico dG) немного уставший, взволнованный и счастливый Фаваз Груози и Рене Дру, директор часового подразделения марки, показали восхищенным ценителям современной точной механики.

Как вы уже догадались, в новых моделях часов «де Гризогоно» есть модуль цифровой индикации, которым управляет механизм, лишенный электроники. И какой механизм! Посмотрите на него – как жаль, что это чудо техники хоть и частично, но все же приходится прятать внутри! Механизм «Мекканико» – настоящий клубок микросистем, объединенных служением времени. Экслюзивно-дегризогоновский, он состоит из более чем 600 деталей и приводит в движение стрелки обычного циферблата и технически оригинальный цифровой дисплей для индикации времени второго часового пояса – синхронизированные подвижные сегменты меняют время с поражающей быстротой. Эти горизонтальные и вертикальные сегменты с нанесенной на одну из сторон краской весят 25 и 10 миллиграммов соответственно, изменение данных сопровождается молниеносным поворотом нужного сегмента на 90 градусов. Как и все механизмы часов «де Гризогоно», калибр «Мекканико дГ» выполнен безупречно. Чернение внутренних деталей давно уже стало фирменным стилем всех часов Груози, и новая модель не исключение. Ручной подзавод обеспечивает запас хода в 35 часов, внушительных размеров корпус (56 × 48 мм) одновременно защищает и украшает сложный механизм, который достанется вам, если сильно поторопитесь, – компания планирует выпустить всего только 177 экземпляров, и я уверен, большинство из них уже знает своих будущих владельцев.


ПРАЙМ-ТАЙМ

de Grisogono Otturatore, урожай юбилейного 2008 года

085

Циферблат Otturatore состоит из двух частей, круглая «крышка» вращается, повинуясь нажатию кнопки, обнажая поочередно четыре усложнения

Подождите, именно о часах я и хочу вам рассказать. С тех пор как мне представили их в первый раз, я не могу забыть своей реакции на увиденное. «Оттураторе» (Otturatore) – это раздевание, противоположное стриптизу: это прелюдия неистовой любви, процесс избавления от одежд, обнажение сути. Часы снабжены огромными кнопками возле заводной головки, и нажатие на них приводит в движение диск циферблата с апертурой, которая являет нам поочередно четыре усложнения, раскрывая содержимое часов, обнажая тело. Пусть кому-то из вас и покажется эта аналогия довольно натянутой, о вкусах не спорят. Бесспорно одно – Фаваз Груози есть мастер и фантазер, а его часы – эмоциональный, любопытный и смелый продукт. Хотите узнать больше? Читайте материал на стр. 322. ★

REVOLUTION

ОБНАЖЕНИЕ OTTURATORE Я не люблю стриптиз в том виде, как он существует в большинстве соответствующих заведений. Ему свойственна заданная ритмами сопровождающей музыки резкость, нечеткая «картинка» из-за тусклого освещения и клубов сигаретного дыма (не знаю, что меня больше раздражает), в нем присутствует безусловная фальшь, характерная для совсем никудышных актеров с жалким набором штампов (хочу – готова – до свиданья, уроды), короче – сплошной негатив и никакой творческой мысли… «Куда же ты отправился в поиске потока творческого сознания и, вообще, о чем ты?! – должен спросить читатель. – Какой стриптиз, про часы давай!»


ПРАЙМ-ТАЙМ

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ

REVOLUTION

096

Ф

ирма «Эберхард и Ко.» (Eberhard & Co.) известна, главным образом, знаменитым хронографом Chrono 4 с четырьмя индикаторами, расположенными в ряд; этот хронограф появился в 2001 г. и стал одним из многих технических достижений за долгую историю этой фирмы. Не менее знаменита их модель 1997 г. 8-Day, которая стала одними из первых современных наручных часов с большим запасом хода. Совсем недавно появились Scafodat 500, массивные часы профессионального уровня для подводного плавания. В прошлом году «Эберхард» отметил 120-летие и к этой знаменательной дате подготовил «Хронограф Санвентьем Анниверсэр» (Chronographe 120eme Anniversaire), в котором воплотилось присущее марке стремление к новаторству и любовь к высокотехнологичному дизайну. «Хронограф Санвентьем Анниверсэр» – это хронограф в корпусе классической формы с автоподзаводом и особым ажурным ротором в виде цифры «120». Через сапфировую заднюю крышку отлично видно, как красив механизм EB 400, основой которому послужил калибр Valjoux 7750. Устройство EB 400, что интересно, варьируется в зависимости от материала, из которого изготовлен корпус. Самая простая модификация будет выпускаться с кулачковым механизмом включения хронографа, благодаря которому в свое время и прославился калибр 7750. В малых сериях, с золотым, платиновым или стальным корпусом, вместо кулачкового механизма

будет колонное колесо, которое для красоты сверху и снизу обработано двумя разными способами: воронением и крацеванием. Циферблат нового хронографа – прелестный этюд гармоничных контрастов. На нем три классических хронографных счетчика – и все это в обрамлении крупного, но не слишком, 42-миллиметрового корпуса. Контурная стрелка индикатора месяца стоит на одной оси со стрелкой часового накопителя. Между «11» и «2 часами» дугой в 90 градусов легла надпись «120eme Anniversaire», т.е. «120-летний юбилей». Это смещение надписи относительно оси симметрии вместе с апертурой индикатора даты в положении «7:30» придает часам очень динамичный вид. Благодаря шкале тахометра и контурным часовой и минутной стрелкам часы выглядят как высокоточный прибор, а колечки на концах стрелок часового и минутного накопителей и текущих секунд скромно намекают на карманные часы, с производства которых и начиналась история «Эберхарда». «Хронограф Санвентьем Анниверсэр» с кулачковым механизмом поставляется в корпусе из нержавеющей стали; что касается экземпляров с механизмом на колонном колесе, то они выходят ограниченными сериями: будет выпущено 500 штук в стальном корпусе, 240 штук в корпусе из золота и 120 штук (по одной на каждый год существования «Эберхарда») в платине. ★

Текст: Джек Форстер, Матвей Межуев

Eberhard сделал себе подарок: вспомнил о своей первой любви, хронографе


Подобно тому, как у различных людей проявляются различные таланты, разные часовые марки строят свою репутацию на определенных видах часов, будь то часы под деловой костюм, часы для подводного плавания, хронографы и т. д. Выбранное направление становится визитной карточкой часовой компании. А у фирмы «Интернэшнл Уоч Компани» (IWC) есть несколько таких карточек, потому что эта компания в отличие от многих других пользуется на рынке завидной репутацией производителя культовых, можно даже сказать легендарных часов в целом ряде различных областей. И вот сейчас в честь своего 140-го юбилея IWC выпускает новую коллекцию «Старинные часы − Юбилейное издание 1868−2008» (Vintage Collection − Jubilee Edition 1868−2008), состоящую из шести часов, которые компания сконструировала по образцу своих ранних моделей в разных линейках. Эти легендарные часы в очередной раз подчеркивают высокие профессионализм и разносторонний опыт компании. Коллекция выходит двумя тиражами в различном исполнении – неограниченным тиражом (стальной корпус, черные циферблаты) и ограниченным (платиновый корпус, посеребренные циферблаты). Создание этой юбилейной коллекции, включающей в себя часы с ручным подзаводом «Пайлот» (Pilot’s Watch), «Порчугиз» (Portuguese) и «Портофино» (Portofino) и часы с автоподзаводом «Энженьёр» (Ingenieur), «Акватаймер» (Aquatimer) и «Да Винчи» (Da Vinci), стало не столько повторным выпуском, сколько совершенно новым осмыслением классических моделей IWC. Некоторые из этих моделей в ретро-стиле оснащены ультрасовременными автоматическими механизмами производства все той же IWC, а корпус других был увеличен, что слегка изменило их облик и придало им особую индивидуальность, однако все часы из новой коллекции сохранили основные черты своих далеких предшественников. Таким образом, новая коллекция − это не просто сборник «лучших хитов», а самая настоящая механическая летопись, в которой отразилось наследие великих часовых мастеров, в первую очередь, − наследие компании IWC.

ПРОШЕДШЕЕ И

БУДУЩЕЕ

ВРЕМЯ

СОВЕРШЕННЫЙ ВИД БЛАГОДАРЯ 140-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ КОМПАНИИ IWC КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ СМОГУТ КАК СЛЕДУЕТ ПОПОЛНИТЬ СВОИ СОБРАНИЯ


Мануфактура компании IWC в прошлом и сейчас

Рождение легенды

Основатель компании IWC Флорентин Ариосто Джонс

Америка, середина XIX в. Это было время полное надежд, когда людей манили к себе новые горизонты, когда хотелось верить даже неясным посулам судьбы. Именно тогда журналист одной из газет штата Индиана по имени Джон Соул призвал постоянно растущую армию предпринимателей, коммерсантов и искателей приключений возродить дух своих героических предшественников, первых колонистов, и «пойти на Запад». То, что за этим последовало, стало одним из самых масштабных переселений за всю историю США: миллионы людей оставили насиженные места и отправились за эфемерной мечтой о богатстве, землях и новой жизни. Однако один из этих людей, Флорентин Ариосто Джонс (Florentine Ariosto Jones), направил свой взгляд не на запад, а на восток. И это решение повлекло за собой создание одной из самых легендарных часовых компаний всех времен – «Интернэшнл Уоч Компани», более известную под компактной аббревиатурой из трех букв «IWC». В Соединенных Штатах Америки, где техническое развитие шло огромными темпами, существовала острая потребность в точных и надежных часах − как для нужд постоянно растущего железнодорожного сообщения, так и для решения тысячи других повседневных задач. Джонс попытался объединить современную американскую технологию производства с кустарным мастерством швейцарских часовщиков. Во время своей поездки на восток он исколесил всю Швейцарию, пока наконец не встретил инженера Хайнриха Мозера (Heinrich Moser). Мозер убедил его обосноваться в городе Шаффхаузене, находящемся в немецкоговорящей части Швейцарии. На Джонса произвело огромное впечатление то обстоятельство, что Мозеру удалось обуздать и заставить работать на себя мощь великого Рейна, протекающего через Шаффхаузен. Кроме того, он не мог не заметить впечатляющего промышленного потенциала этих мест. Не тратя времени зря, Джонс тут же приступил к работе и в 1868 г. основал фирму IWC. Часы, производимые компанией, вскоре завоевали всеобщее признание как замечательные образцы классического часового дела XIX в., объединившие в себе высокое ремесленное искусство и последние достижения современной техники. Это необычное видение и понимание часового дела в те времена казалось совершенно новым, сейчас же оно стало в отрасли главенствующим. По традиции, которой компания верна и поныне, часы IWC были не только безупречны своим внешним видом, но и всегда оснащались самыми совершенными часовыми двигателями. Славу Джонсу принесли так называемые «калибры Джонса», существенным отличием которых была удлиненная иглообразная стрелка градусника, который, по мнению бывшего технического директора компании IWC Курта Клауса (Kurt Klaus), на тот момент был самым эффективным регулятором хода. Базовая архитектура этих калибров и по сей день просматривается в механизмах наиболее ценных часов компании, выпускаемых ограниченными сериями. C каждым колебанием баланса эти шедевры часового искусства выбивают генетический код, который неразрывно связывает их с искателем приключений, предпринимателем и мечтателем, основавшим компанию IWC.


История шести великих творений Очень редко, но случается, что реальность превосходит даже самые смелые мечты. Всемирно известная компания IWC внесла огромный вклад в часовое дело, первой открыв серийное производство часов с усложнениями высочайшего качества и первой выпустив серийный сплит-хронограф, модульный минутный репетир, а также часы с механическим глубиномером. Даже Джонс, несмотря на все свои достижения, был бы поражен такому громкому успеху. А то, что одновременно с этим компания и ее продукция проникнет в самые престижные сегменты массовой культуры, скорее всего, вызвало бы у ее основателя открытое недоверие. Часы IWC засветились в картине Майкла Манна «Полиция Майами: отдел нравов» и были особо отмечены знаменитым режиссером Квентином Тарантино. В чем секрет такого успеха? За все 140 лет своего существования фирма IWC никогда не выпускала просто часы − каждое ее творение было мистическим символом, отражающем не только передовые технологии часового дела, но и важнейшие вехи в культурной эволюции человечества. Самая первая модель часов «Пайлот», появившаяся в 1936 г., возвращает нас в героические времена летчиковистребителей и напоминает об их ожесточенной борьбе за господство в воздухе, а модель «Порчугиз», наручный морской хронометр, символизирует эпоху современного мореплавания. Часы «Энженьёр», напичканные техническими новшествами, такими как система автоподзавода «Пеллатон» и механизм с защитой от магнитных полей, ассоциируются у нас с современным техническим прогрессом, а модель «Акватаймер» напоминает о тех днях, когда Жак-Ив Кусто приступил к исследованию безмолвных глубин океана. Наконец, часы «Да Винчи» – это символ второй половины XX столетия − эпохи стремительно развивающейся электроники, в то время как модель «Портофино» 1984 г., оснащенная индикацией фаз Луны, является, пожалуй, самым важным, хотя и неброским символом IWC, так как эти часы свидетельствуют о непоколебимой вере их создателей в механическое часовое дело, вере, которая не угасла даже тогда, когда казалось, что вскоре это великое искусство исчезнет навсегда. Все эти часы продолжают фундаментальную летопись человеческой истории и подчеркивают тот важный вклад, который внесла в нее компания IWC. Эти шесть часов, вместилища новаторских часовых технологий и символы героического прогресса человечества, составляют основную часть исторического наследия компании IWC. Эти яркие символы будут жить вечно. Они представляют собой генетическую основу и фундамент современной марки IWC. В 2008 г., отдавая дань уважения своим традициям, компания выпустила коллекцию «Старинные часы – Юбилейное издание 1868-2008». Вся коллекция из шести моделей – «Пайлот», «Порчугиз», «Энженьёр», «Акватаймер», «Да Винчи» и «Портофино», − оформленная в виде комплекта и собранная в один футляр, является, по сути, историей развития самой фирмы. Подержав их в руках, вы не сможете удержаться от восхищения этими неповторимыми шедеврами современного часового искусства и со всей ясностью почувствуете, как в каждом из них отражается многолетняя история IWC.

Новая коллекция Vintage Collection − Jubilee Edition 1868−2008 компании IWC (ограниченная серия часов в платиновом корпусе, набор в кожаном футляре). Все это обновленные варианты шести легендарных моделей, положивших начало шести часовым линейкам


Часы Pilot’s Watch 1936 г.

Начало ХХ в. открыло новую страницу героических свершений человечества. В то время как зарождающаяся авиационная промышленность набирала обороты, а летчики проникали все выше в небеса, возникла острая потребность в точных часах для пилотов. Часовые механизмы были необходимы для расчета продолжительности различных рутинных операций, а также использовались в целях навигации. Летчикам нужно было измерять продолжительность полета и рассчитывать скорость снижения и посадки. Так случилось, что молодая компания IWC, основанная благодаря талантам американского бизнесмена и швейцарского промышленника немецкого происхождения, одной из первых смогла создать продукт, удовлетворяющий требованиям летчиков. Часы этой фирмы объединяли в себе функциональность и стилистику нового времени, продиктованную, в свою очередь, суровыми эксплуатационными условиями. Редко где можно встретить такое безупречное сочетание восхитительного дизайна и функционального содержания, как на циферблатах часов IWC. Первые часы «Пайлот» были разработаны в 1936 г. с одной конкретной целью – сделать так, чтобы летчику за штурвалом было удобно узнавать по ним время. Черный циферблат, контрастные массивные стрелки, великолепно исполненные и покрытые светящимся составом, а также крупные светящиеся цифры первой модели «Пайлота» стали отличительными чертами всех последующих часов из этой серии. Кроме того, это были одни из первых часов, где присутствовала специальная функция, помогающая летчикам отмечать временные интервалы. Она была реализована с помощью вращающегося ободка и изображенной на нем светящейся стрелки. Во время второй мировой войны летчики настолько сжились с этими часами, что продолжали носить их и в мирное время, даже и на твердой земле отдавая дань своему былому воздушному лихачеству.

PILOT’S WATCH С РУЧНЫМ ПОДЗАВОДОМ Эта современная интерпретация первых часов «Пайлот» 1936 г. сохранила циферблат своего предшественника. При этом корпус новых часов был увеличен до 44 мм. Часы оснащены стрелкой текущих секунд и вращающимся в обе стороны ободком с удобной рифленой поверхностью. Со внутренней стороны стекла к ободку прикреплен светящийся треугольный указатель. Калибр 83, использовавшийся в 1936 г., заменен новой замечательной разработкой компании, калибром 98300. Это механизм карманных часов с ручным подзаводом, запасом хода 46 часов, крупным балансом с компенсационными винтами и спиралью Бреге, которая обеспечивает частоту 18 000 пк/ч. Все детали механизма прекрасно видны через прозрачную заднюю крышку корпуса. Семейство калибров 98-й серии уходит корнями еще в 30-е годы XX в. Среди серийных механизмов IWC калибры с индексом 98 могут похвастаться едва ли не самой долгой историей. Созданный на основе первых «калибров Джонса» 1868 г., калибр 98300 имеет никелированную трехчетвертную платину и удлиненную стрелку градусника, благодаря которой удобно производить точную настройку хода за счет изменения рабочей длины балансовой спирали. Водостойкость часов − до 60 метров. Можно выбрать между моделями из платины или нержавеющей стали с ремешком из черной или коричневой телячьей кожи соответственно.


Часы Portuguese 1939 г.

Эра современного мореплавания была открыта Джоном Гаррисоном, которому впервые удалось сконструировать настоящий морской хронометр, часовой механизм, позволяющий морякам определять свое местоположение в открытом море. К тому моменту люди уже знали, как теоретически определять географическую долготу: зная время в пункте отправления и определяя местное время на корабле по высоте Солнца над горизонтом, можно было с точностью до градуса рассчитать расстояние от судна до отправной точки. Однако на протяжении всего XVII столетия у человека не было часов с точностью, достаточно высокой для практического определения долготы. По этой причине в 1714 г. британский Парламент назначил награду в 20 000 фунтов (астрономическая сумма в пересчете на современные деньги) тому часовщику, который сумеет создать часы, способные безошибочно вести корабль по заданному курсу с отклонением не более чем в полградуса. Человеком, заслужившим эту награду, стал Джон Гаррисон, которой первым построил часы, пригодные для морской навигации. К началу ХХ в. морские хронометры IWC добились всеобщего признания. Тем не менее руководство компании никогда не задумывалось о создании наручной версии своих хронометров, пока в один прекрасный день в офис фирмы не пожаловали двое коммерсантов из Португалии, Тешейра и Родригеш. Они предложили IWC сконструировать для них наручные часы большого размера, которые, помимо всего прочего, должны были обладать точностью морского хронометра. Чтобы удовлетворить высоким требованиям португальцев, компания решила модифицировать свой легендарный калибр 74, который применялся в карманных часах с крышкой, и адаптировать его под наручный вариант. В результате были созданы безукоризненные часы с длинными изящными стрелками типа «дофин», арабскими цифрами и минутной шкалой с мелкой разметкой, напоминающей своим видом железную дорогу. Модель «Порчугиз» стала одним из самых замечательных образцов современного часового дизайна. И по сей день вся продукция марки IWC гармонично сочетает в себе бесподобный эстетический облик с техническим совершенством.

PORTUGUESE С РУЧНЫМ ПОДЗАВОДОМ Результат переосмысления легендарного предшественника, новые «Порчугиз» с ручным подзаводом, имеют изящный циферблат, в облике которого нет ни одного лишнего штриха. Он достался новым часам по наследству от предыдущей модели этой же серии, которой в последние годы совсем не было видно. На циферблате видим арабские цифры, перемежающиеся часовыми метками в виде черточек, изящные вытянутые стрелки, минутное кольцо в виде железной дороги, бывшее необычайно популярным в то время, а также малый секундный циферблат, дизайн которого в точности повторяет все элементы основного циферблата. Корпус диаметром 44 мм, рифленая заводная головка и приопущенные ушки для крепления ремешка сразу же напоминают первоначальную модель, в то время как выпуклое сапфировое стекло, защищающее циферблат, является приятным новым добавлением. Часы оснащены механизмом карманных часов 98295 с ручным подзаводом, который под прозрачной сапфировой крышкой выглядит практически так же, как и механизм модели «Пайлот»: та же частота колебаний балансового колеса, тот же запас хода, крупный баланс с компенсационными винтами, никелированная трехчетвертная платина и мосты, украшенные перлажем и «женевскими полосами». Часы также оснащены фирменной стрелкой градусника, включенной в конструкцию механизма в память об основателе IWC Флорентине Ариосто Джонсе.


Две земные стихии покорились IWC сразу. Сначала компания заявила о своем преимуществе в воздухе, выпустив первую модель «Пайлота». А когда появились «Порчугиз», капитулировали и водные пространства. Однако IWC не стала останавливаться на достигнутом и в 1954 г. с помощью своих уникальных часов «Энженьёр» расширила зону влияния на физику, а точнее, на магнетизм. Сейчас вы поймете, почему это было большое достижение. Точность хода механических часов, как известно, от пребывания в магнитном поле сильно ухудшается. Но в 50-е годы начала набирать обороты научно-техническая революция и значительные магнитные поля стали не таким уж редким явлением. Появилась острая потребность в часах, способных справиться с магнетизмом. Особенно в них нуждались инженеры и ученые, работающие с сильными магнитными полями. И IWC подоспела как раз вовремя, выпустив в 1955 г. своего «Энженьёра», часы со внутренним корпусом из магнитно-мягкого железа, защищающим механизм от вредоносного магнитного влияния. В нем также установили ударопрочную двунаправленную систему автоподзавода, которую придумал Альберт Пеллатон (Albert Pellaton), тогдашний технический директор фирмы. Часы в итоге получились невероятно крепкими. Не зря их носили такие выдающиеся личности, как, например, покоритель Эвереста сэр Эдмунд Хиллари.

Часы Ingenieur 1955 г.

INGENIEUR С АВТОПОДЗАВОДОМ Название этого первоклассного часового прибора («Инженер») очень точно отражает сущность IWC, компании, которая не устает совершенствовать свои часы. Да и сам «Энжиньёр» – отличная платформа для технических новшеств. Так, например, модель 1989 г. выдерживала магнитные поля до 500 000 А/м. Самая последняя версия, «Энжиньёр» с автоподзаводом, работает на фирменном калибре 80111. Он же, кстати, стоит на модели 2005 г. Со своей системой автоподзавода «Пеллатон» этот механизм достойно продолжает традиции предков: калибров 8531 и 8541, стоявших на «инженерах» полвека назад. Как и ее предшественники, новая версия сдержанно элегантна: строгий циферблат, стрелки в стиле «дофин» и выпуклое антибликовое стекло из сапфира. Единственное отличие от предыдущих моделей – это корпус, он теперь немного больше (диаметр − 42 мм). А чтобы коллекционеры смогли оценить красоту часового механизма, в обновленном «Энжиньёре» создатели отказались от брони из мягкого железа, которая укрывала внутренности в первых моделях. Теперь все можно разглядеть через сапфировое стекло на обратной стороне часов. Также часы водонепроницаемы до глубины 120 м и выпускаются в двух вариантах: в платиновом корпусе (ограниченная серия из 500 экземпляров) и в корпусе из нержавеющей стали.


Часы Aquatimer 1967 г.

С тех пор как IWC начала делать механические часы для подводного плавания, она уже не оставляла это направление. «Подводным» первенцем компании в 1967 г. стал «Акватаймер». Это были часы, водонепроницаемые до глубины 200 м, с заводной головкой, противоударной системой и внутренним поворотным ободком. Для управления последним служила отдельная головка, расположенная сбоку, а внешний вид часов с двумя заводными головками стал визитной карточкой «Акватаймера». Благодаря внутреннему поворотному ободку исключалась всякая возможность того, что запланированное время погружения случайно увеличится. Встроив его в «Акватаймер», IWC еще раз показала свою готовность и стремление к техническим новшествам. Первый «Акватаймер», можно сказать, запустил цепную реакцию в часовой индустрии и положил начало работе над часами для подводного плавания – сегодня это одна из самых популярных ветвей часового дела. В 1980 г. IWC совместно с «Порше» представила Ocean 2000, первые в мире часы в титановом корпусе. Тогда титан был интересен в основном только военным. Но вскоре стало понятно, что он идеально подходит для водолазных часов: во-первых, он хорошо переносит воду, а во-вторых, несмотря на свою легкость, он очень прочный. Свое название Ocean 2000 получил по той безумной глубине, на которую его можно было безболезненно погружать. Причем такой цифры удалось достичь безо всякого гелиевого клапана, который неизменно присутствовал в моделях конкурентов. А часы из серии Ocean 2000 Bund (например, Minesweeper Ocean Bund с антимагнитным спуском) даже стали использовать в немецкой армии. Они по праву считаются одними из самых лучших военных часов в индустрии. В 1998 г. IWC запустила в производство свой «GST Акватаймер» (GST Aquatimer) с подпружиненным поворотным ободком. В этой версии ободок поворачивается только тогда, когда к двум диаметрально противоположным точкам на нем приложено одинаковое усилие. А в 1999 г. компания всех удивила моделью Deep One, которую называют первыми высокосложными водолазными часами. Она оснащена механическим глубиномером, который показывает текущую и максимальную глубину.

AQUATIMER С АВТОПОДЗАВОДОМ На первых «акватаймерах» стояли те же прочные механизмы, что и на современных им «энжиньёрах». Вот и в своей юбилейной коллекции IWC соблюдает эту традицию: на «Акватаймере» с автоподзаводом стоит тот самый механизм, что и на сегодняшних «энжиньёрах», т.е. новейший калибр 80111. Кроме того, новый «Акватаймер», как и его собратья, оснащен системами герметичной закупорки: завинчивающейся заводной головкой и самозакупоривающейся головкой, которая служит для управления поворотным ободком. Такой головкой пользоваться легче, чем завинчивающейся. Всем своим видом новая версия «Акватаймера» излучает спокойствие, а минималистский циферблат, унаследованный от прародителей, напоминает про старые добрые времена, когда только-только начали появляться акваланги. Правда, так как корпус увеличили до 44 мм, цифры сейчас видны чуть лучше. И еще, в отличие от ранних моделей в этом «Акватаймере» с автоподзаводом задняя крышка сделана из прозрачного сапфира. Часы водонепроницаемы до глубины 120 м и выпускаются в двух вариантах: в платиновом корпусе (ограниченная серия из 500 экземпляров) и в корпусе из нержавеющей стали.


Далеко не всем известно, что первые кварцевые часы с аналоговой индикацией времени появились в Швейцарии. В то время практически единственным мерилом качества часов была их точность. Как мы видели на примере «Порчугиза», такой подход родился под влиянием практических потребностей. И в коммерции и в быту стало невозможно обходиться без сколько-нибудь точного счета времени. В 1962 г. усилиями ряда компаний в Невшателе появился Центр электронных часов, призванный с помощью новых на тот момент технологий улучшить точность наручных часов. Вскоре в стенах центра родилась идея заменить обычный осциллятор часов гораздо более точным кварцевым генератором. Во что вылилась эта блестящая идея, мы теперь знаем: в конце 60-х вышел первый кварцевый механизм, Beta 21. Как фирма, работающая на переднем крае науки и техники, IWC не могла сделать вид, что ничего не произошло. В 1969 г. она облачила Beta 21 в новые одежды и выпустила кварцевые «Да Винчи», футуристические для того времени часы. И что самое главное, их кварцевый механизм высочайшего качества был полностью собран в Швейцарии. А стилизованный корпус-«бочонок» отразил новый подход мануфактуры к дизайну своих часов.

Часы Da Vinci 1969 г.

DA VINCI С АВТОПОДЗАВОДОМ Некоторое время спустя выпуск кварцевой модели «Да Винчи» был полностью остановлен, а IWC активно включилась в кампанию по защите мужских механических часов. Детищем того времени стали выпущенные в 1985 г. уже механические «Да Винчи» с первым в мире синхронизованным вечным календарем. Благодаря этим двум моделям линейка «Да Винчи» завоевала репутацию технически новаторской серии. Более того, оба «Да Винчи» могли похвастать не только содержанием, но и формой. Особенно примечательна в этом отношении модель 1969 г. Любые попытки записать ее либо в классику, либо в авангард терпят фиаско. Форма этих часов поражает своей вневременной красотой и элегантностью, но в то же время она очень яркая и жизненная. К ней IWC прибегла и в «Да Винчи» с автоподзаводом. Но теперь под этими очертаниями скрывается калибр 80111 с системой «Пеллатон». А корпус (диаметр − 42 мм), водонепроницаемый до глубины 30 м, черный ремешок из крокодиловой кожи и выпуклое антибликовое стекло из сапфира, защищающее циферблат, только усиливают впечатление. Выпущено две серии часов: в платиновом корпусе (ограниченное число экземпляров) и в корпусе из нержавеющей стали.


Часы Portofino 1984 г.

Как Дон Кихот в свое время не вписывался в общественные рамки, так и появление этих часов, казалось, прозвучало диссонансом в стройном часовом хоре. Начнем с того, что «Портофино» с индикацией лунных фаз (Portofino Moonphase, номер 5251 по документам компании) в США, например, стоили 14 000 долларов. Во времена популярности недорогих часов это была очень внушительная сумма. Во-вторых, они были крупными (диаметр − 46 мм, расстояние от ушка до ушка − 51 мм), хотя тогда было принято делать малюсенькие часы. В-третьих, они были механическими, в то время как рынок захватывал кварц. Кстати, в них стоял легендарный фирменный механизм IWC для карманных часов, к слову, с цельным мостом. Но несмотря на все противоречия это, по выражению одного часового журналиста, «без пяти минут совершенство» в конце концов стало для современных коллекционеров своего рода Священным Граалем. Как это удалось таким габаритным, правда, оттого не менее совершенным часам? Как нам кажется, причина в том, что «Портофино» самим своим появлением во время кварцевого кризиса сказали категоричное «нет» господствующим взглядам. По вопиющему несоответствию этой модели ожиданиям публики было видно, что IWC не намерена плыть по цифровому течению электронной эры, а останется верна традициям создания механических часов. Еще одна причина в наследственности. Подобно тому, как случайная игра генов наделяет ребенка красотой, причудливая комбинация классических часовых традиций привела к созданию обворожительных часов. Со своим чисто белым циферблатом «Портофино» стали живым воплощением буддистского минимализма. Белоснежный простор циферблата нарушает только утопленный счетчик текущих секунд на отметке «9 часов» и апертура для показа фаз Луны на «3 часах». Вообще, в этой модели сошлись две сущности. Если смотреть на них анфас, это такие солидные, ощутимые часы. Но стоит повернуть их боком, как весь объем куда-то улетучивается (толщина – всего 6 мм) и часы превращаются в нечто неосязаемое.

PORTOFINO C РУЧНЫМ ПОДЗАВОДОМ По сравнению со временами кварцевого кризиса корпус «Портофино» по размерам не изменился (диаметр − 46 мм), но теперь его делают из платины или нержавеющей стали. Циферблат новой версии с ручным подзаводом попрежнему минималистский: индикатор фаз Луны, счетчик текущих секунд и тонкие римские цифры по периметру. Маленькие циферблаты визуально уравновешивают друг друга. Кроме того, в обновленной версии исправлен один недочет старой модели. Как известно, в открытых карманных часах заводная головка и счетчик текущих секунд лежат на одной линии с центром циферблата. А в часах с крышкой их традиционно располагают под прямым углом. На самых первых «Портофино» стоял калибр 95 от открытых часов Lépine, поэтому индикатор фаз и счетчик секунд были на «3» и «9 часах». Благодаря калибру 98800 от карманных часов с крышкой эту погрешность удалось устранить, так что секундный счетчик и индикация фаз заняли свои привычные места на отметках «6» и «12 часов». В новом калибре 98800, сделанном на основе «калибра Джонса» под номером 98, увеличена еще и точность индикации фаз Луны. Теперь погрешность в одни сутки накапливается за 122 года.


ЭТИ ШЕСТЬ МОДЕЛЕЙ ДАЮТ КОЛЛЕКЦИОНЕРОМ УНИКАЛЬНУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ ЗАПОЛУЧИТЬ В СВОИ РУКИ КУСОЧЕК БОГАТОЙ ИСТОРИИ IWC


фабрики звезд


Перед зданием компании Rolex: за непроницаемым стеклянным фасадом скрывается тайная часовая империя


ROLEX

КАК ДЕЛАЮТ ЗНАМЕНИТЫЕ ЧАСЫ

ФАБРИКИ ЗВЕЗД

REVOLUTION

Revolution допустили в святая святых – на фабрику, где производят часы Rolex. Мы увидели уникальный союз современных технологий и традиционного искусства часовщиков, который дает рождение механическим часам с самым точным ходом Я думаю, всем знакомо чувство, когда, увидев что-то, понимаешь: ты изменился на всю жизнь. Необратимо поменялось все: твои эмоции, состав крови, мировоззрение. Наверное, такое испытывал Юрий Гагарин, когда сидел, привязанный ремнями к креслу своего звездолета, готового унести его в безграничные просторы неведомого пространства. Вот где-то сзади заревели гигантские двигатели, и Гагарин почувствовал их мощь всеми фибрами души. Когда реактивная тяга неумолимо повлекла его навстречу неизвестному, он, должно быть, понял, что такое благоговейный трепет и восторг. Видимо, такие же чувства испытывали те, кого впервые за десятки лет допустили на фабрику и в штаб-квартиру «Ролекса» (Rolex) в Женеве. В эту группу избранных включили и меня. Мы стояли перед грандиозным зданием одной из самых могущественных и таинственных компаний мира, видя в нем тотемный знак империи роскоши.

111

ПЛАНЕТА ROLEX


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ROLEX

Все золотые детали выплавляют из чистого концентрата на собственном плавильном производстве. Огромный опыт позволил компании создать «Эвероуз» – единственную в мире марку розового золота, не теряющего со временем первоначальных свойств

REVOLUTION

112

Ч

то такое «Ролекс»? Это марка, обладающая непререкаемым авторитетом, чьи часы уже в течение целого века считаются золотым стандартом качества и функциональности. Часы «Ролекс» известны в самых дальних уголках мира, их ценность неизменна, они могли бы стать новой мировой валютой вместо американского доллара. Часы, которые выпускает «Ролекс», неимоверно точны. Если, допустим, все приборы электронной навигации морского судна или самолета разом выйдут из строя, то штурман, обладающий «ролексом», все равно проложит курс к точке назначения. «Ролекс» выпускает больше механических часов, чем все остальные столпы швейцарского часового производства вместе взятые. При этом любой «ролекс» превосходит любую модель любой конкурирующей марки по критериям точности, надежности, прочности и удобства использования. Все хорошо, вот только в течение многих лет «Ролекс» был абсолютно закрытой компанией, и любой специалист, интересующийся особенностями и технологией производства их механизмов, их новаторскими решениями, не имел никаких шансов удовлетворить свое любопытство. Поклонникам часов этой уважаемой компании не оставалось ничего иного, как превратиться в этаких дешифровальщиков, пытающихся разгадать «механический код» калибров «Ролекса». В немом языке пружин и зубчатых колец они слышали тайные послания, учились видеть великие достижения честолюбивых мастеров «Ролекса» по еле заметным модификациям механизмов. Поэтому можно понять, как мы были рады, когда в один прекрасный день словно с неба свалилось приглашение от «Ролекса». И вот мы, этакие Чарли на шоколадной фабрике Вилли Вонки, стоим перед сверкающим зданием штаб-квартиры компании. От его зеркальных стен словно исходит предостережение: кажется, что за ними скрывается какой-то чужой мир. Заходим внутрь, и в голове сразу же рождаются какие-то дикие, галлюциногенные мысли: вот сейчас ты спустишься на пять километров под землю в тайную лабораторию… а там, наверное, они прячут сверхсекретную технологию (захватили у пришельцев из космоса)… и выпускают такие часы, которые человеку и понять-то невозможно… Но стоит открыть глаза пошире, как мир обретает свои реальные очертания. И эта реальность поражает. Чувствуешь, что сейчас наконец сбудется жгучее желание узнать как можно больше, чтобы потом делиться этим сокровенным знанием. Словно, узрев в облаках божественный лик, получаешь просветление. И ты уже другой человек и никогда не станешь таким, как прежде.

Устали от поэзии? Не спешите закрывать журнал, сейчас будет то, что вы давно хотели узнать. Да-да, мы понимаем, мы уже давно понимаем, что вас интересует. Кривотолки не ускользали от нашего слуха, мы слышали и сценический шепот, и ядовитые ремарки ревнивых конкурентов. «Ролекс» делает только три механизма, возмущались злопыхатели, и смеет называть себя «мануфактурой»! Если мы говорим о линейке «Ойстер» (Oyster), да, это правда (хотя в этом году рядом с ними встал калибр-хронограф 4160 модели Regatta). Но свои механизмы, пусть их и немного, «Ролекс» делает блестяще! Я призываю любую мануфактуру предоставить свои механизмы для сравнительного испытания, мы положим их рядом с калибрами «Ролекса» и проверим, какие точнее ходят и лучше выдерживают удары. Как говорит Уэстли, персонаж фильма «Принцесса-невеста»: «Результат будет – сплошное унижение». Правда ли, что внутренний мир «Ролекса» необитаем для человека, – там работают роботы и генетически сконструированные рабочие-андроиды – этакие «репликанты» из фильма «Бегущий по лезвию бритвы»? И да и нет. Роботы тут действительно есть, но без серьезного вмешательства живых людей «ролекс» сделать нельзя. Как известно, слово «мануфактура» имеет латинские корни и означает «изготовление вручную». Вручную в «Ролексе» делают многое. Вручную, например, собирают механизмы, и в руках мастеров компании они материализуются так же легко, как калибры, произведенные на других роботизированных мануфактурах, таких как «Брайтлинг» (Breitling), «Панераи» (Panerai) и «Роже Дюбуи» (Roger Dubuis). Исключительно вручную выполняют особо тонкие операции вроде намотки и разделения волосковых пружин. Производителей спиралей вообще можно по пальцам пересчитать, а до такого совершенства, как на фабрике «Ролекса», этот процесс уж точно не доведен нигде. А что делают пресловутые роботы? В их ведении – материально-технические запасы компании, складированные на территории гигантских помещений – высотой в пять этажей, длиной и шириной – с футбольное поле. Заведует тут всем огромный робот-начальник, в его подчинении – сверхбыстрые роботы-рабочие, которые с огромной скоростью бесшумно скользят по высоко подвешенным рельсам. Другие роботы полируют корпуса будущих часов. Почему не люди? Человеческая рука не обеспечивает требуемую чистоту и скорость полировки. У вас до сих пор не укладывается в голове, что «Ролекс» непохож на любую другую мануфактуру? Ладно, судите сами. Часовая фабрика знаменитой компании была спроектирована и построена так, чтобы


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ROLEX

Тайна часового сердца

БАЛАНСОВЫЙ РЕГУЛЯТОР – ЗАЛОГ ТОЧНОСТИ Чем отличаются точные часы от неточных? Балансом – сердцем часового механизма. Как сердце обеспечивает жизнь человека, так и баланс является регулятором жизнедеятельности часов. В самом упрощенном виде баланс – это колесо, в которое вставлена волосковая пружина (спираль). Баланс получает энергетические импульсы, исходящие от ходовой пружины. При каждом импульсе баланс поворачивается в одну сторону, затем натянувшаяся спираль заставляет его повернуться обратно. Процесс натяжения и отпуска спирали называют «дыханием». Оно и регулирует расход энергии в механизме часов, словно водопроводный кран, который открывается и закрывается через равные интервалы времени. И чем точнее эти интервалы, тем точнее ходят часы. Абсолютной равномерностью колебаний баланса и объясняется непревзойденная стабильность хода «ролексов». Эту равномерность обеспечивает качество изготовления спирали и ее способность «дышать» равномерными концентрическими движениями.

REVOLUTION

В своей книге «Борец на привале» писатель Том Джонс рассказывает об американском солдате на войне во Вьетнаме, который бежит от страшного минометного огня противника. Налет был сильным, и, посмотрев на свой «ролекс», солдат видит, что под стекло попала оранжевая пыль. Удивительно, но часы продолжают идти. Художественная правда этого образа подтверждается сухими неопровержимыми фактами. «Ролекс» – единственные механические часы, которые сохраняют безукоризненную точность хода в самых неблагоприятных условиях, даже находясь под прямым воздействием самых вредных факторов. Часы «Ролекс» можно смело назвать одним из немногих предметов роскоши на земле, ценность которых заключается не только в качестве и престижности, но и в фантастической надежности.

Волосковая пружина часов «Ролекс» – поистине чудо микротехнологий. Ее делают из металла, который раскатывают в проволоку тоньше человеческого волоса, а затем завивают в спираль. Получившаяся пружина должна сжиматься и разжиматься с практически идеальной точностью, не меняющейся со временем. Чтобы представить себе, насколько трудно измерять время с погрешностью в одну секунду в сутки (а это и есть степень погрешности «ролексов»), представьте себе линейку длиной в километр с ошибкой измерения не выше одного сантиметра. Не забывайте, что часы носят на запястье, а значит, они постоянно двигаются вместе с рукой и подвержены ударам и тряске. Можно только поражаться, как трудно тончайшему регулятору, пульсирующему с частотой восемь раз в секунду, не реагировать на столь сильные помехи. Известно, что часы «Ойстер» не теряют точности хода, что бы ни делал их владелец – играл в теннис или гольф, нырял в морские глубины или, оседлав горный велосипед, мчался вниз по каменистым россыпям. В чем секрет их точности? В качестве изготовления двух компонентов, из которых состоит его механическое сердце: балансового колеса и уникальной волосковой пружины, сделанной из специального сплава парахрома. Производители часов не любят признаваться в том, что создание волосковой пружины – процесс, который далеко не всегда удается загнать в точные технологические рамки. Миниатюрная геометрия этой детали, переменчивые свойства материалов – все это объясняет, почему каждая изготовленная пружина «дышит» хоть и ненамного, но по-другому – не так, как ее «сестры». Чтобы компенсировать разброс параметров пружин, используют оппозитно расположенные балансировочные грузики. Регулируя их положение, можно менять инерционный момент балансового колеса, а значит, заставить его колебаться быстрее или медленнее. Иногда разбаланс настолько велик, что грузики не помогают, тогда в колесе просто высверливают отверстия. Однако волосковые пружины и балансы часов «Ролекс» изготавливают столь точно, что им требуется только тонкая регулировка. Ее производят вращая микроскопические гайки в форме восьмиугольных звездочек (всего их четыре). Эта остроумная система балансировки, придуманная специалистами «Ролекса», называется «Микростелла». Конструкция балансового колеса – еще одно подтверждение того, что «Ролекс» стремится сделать свои часы как можно более точными. Расположив балансировочные гайки по внутренней окружности, а не по внешней (где их было бы легче подкручивать), мастера компании значительно снизили коэффициент аэродинамического сопротивления баланса, колеблющегося с частотой 28 800 пк/ч.

113

Волосковая пружина из парахрома


REVOLUTION

114

ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ROLEX

массовое промышленное производство часов, которое предстояло здесь развернуть, не привело бы к какому-либо ухудшению их качества. Это полностью интегрированное производство, и если не считать сталь (ее «Ролекс» сам, конечно, не плавит, а закупает в Австрии «хирургическую» марку 904L, которая по коррозионной стойкости превосходит 316L – излюбленную марку других производителей часов), то буквально все остальное, что нужно в производстве часов, «Ролекс» делает сам на четырех своих заводах. В Биле делают механизмы, в План-лез-Уате – корпуса и браслеты, в Шен-Бурге – циферблаты и драгоценные камни для их декора, а на фабрике при штаб-квартире «Ролекса» производят волосковые пружины и собирают часы. Все золотые детали выплавляют из чистых концентратов на собственном плавильном производстве. Огромный опыт позволил «Ролексу» создать «Эвероуз» – единственную в мире марку розового золота, цвет которого настолько стабилен, что не меняется даже при контакте часового корпуса с хлорированной водой. Сделав ставку на современные технологии, но не отказываясь от традиций старых часовых мастеров, «Ролекс» теперь может выпускать почти миллион часов в год (судя по количеству сертификатов, ежегодно выдаваемых компании Официальным швейцарским институтом по испытанию хронометров). Фабрика «Ролекс» мало напоминает место, где делают часы, она больше похожа на высокотехнологичный завод по производству автомобилей, вроде фольксвагеновского завода в Дрездене, где делают «фаэтоны». Разительно отличаясь от других часовых мануфактур (чем именно – расскажем дальше), «Ролекс» выглядит на их фоне настоящим королем часового мира, оправдывая знаменитую корону с циферблатов своих часов. Успешное изготовление труднейшей в технологическом плане детали механических часов – волосковой пружины выдвинуло компанию «Ролекс» на передовые позиции в часовой отрасли. Пружина «Ролекса» стала эталоном технического совершенства, хотя в последнее время и другие произOyster Perpetual водители часов предложили новаторские Cosmograph Daytona волосковые пружины из кремния и даже алмаза. Однако часы с кремниевыми и алмазными волосками выпускают, как правило, в единичных экземплярах, а их общее число не превышает пары сотен. Большинство же механических часов, которые производят сегодня в мире, имеют волосковые пружины, сделанные

из ферромагнитного сплава, в состав которого входят железо, никель и хром. Этот сплав был создан в 30-х годах лауреатом Нобелевской премии ученым Шарлем-Эдуаром Гильомом. ЭЛИНВАРОВЫЙ СПЛАВ ГИЛЬОМА При

колебаниях окружающей температуры эластичность волосковой пружины из углеродистой стали (такие использовались до открытия Гильома) меняется. Когда столбик термометра повышается, такая пружина начинает «дышать» неохотно, а часы – отставать. Понижение температуры дает противоположный эффект. Чтобы избавиться от температурной погрешности, стали использовать балансы с разрезным биметаллическим (стальлатунь) ободом, однако проблема не была этим решена полностью. У волосковых пружин из углеродистой стали есть еще один недостаток: они чрезвычайно легко намагничиваются. Изобретение Гильомом нового сплава стали с никелем, широко известного как элинвар, позволило создавать так называемые самокомпенсирующиеся волосковые пружины, «дыхание» которых при изменении температуры не «сбивается». Элинваровые пружины широко используются и по сей день. ЧАСЫ ROLEX – НОВЫЙ РУБЕЖ ТОЧНОСТИ

В 90-х годах все изменилось. Специалисты «Ролекса» разработали новый сплав, который был запатентован под названием «парахром». Новый сплав позволял делать волосковые пружины небывалого качества. В чем преимущества парахрома перед элинваром? Начнем с того, что пружины из элинвара уязвимы для магнитного поля. Стоит слишком близко поднести часы к аудиоколонке, и они тут же намагнитятся. Витки намагниченной пружины легко притягиваются друг к другу, и о равномерном концентрическом «дыхании» пружины можно забыть – как и о точности хода. Намагничивание часов и по сей день – одна из наиболее частых причин обращения в мастерскую. Многие производители придают своим часам антимагнитные свойства, помещая механизмы в дополнительный внутренний корпус из магнитно-мягкого железа. «Ролекс» – единственная компания, решившая идти своим путем – бороться с причиной болезни, а не с ее последствиями. Второе удивительное свойство парахрома, которого лишен элинвар, – высокая эластичность изготовленных из него деталей.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ROLEX

Rolex GMT-Master III: полевые испытания в котором я буду загорать, через одинаковые промежутки времени – неровный загар мне не нужен! Да и внимание уделять им придется поровну, а то еще ревновать начнут, а ревность, между прочим, – прямая причина обжорства, уродующего женскую фигуру. Ну как тут без часов? В нашем хрупком общественном устройстве иметь часы значит быть хозяином положения. На необитаемом острове мне понадобятся часы, сохраняющие точность хода даже в самых критических ситуациях. Они должны быть механические, поскольку только механика способна работать вечно. Какой марки? Тут на ум приходят только одни часы – «Ролекс GMT–Мастер II» (Rolex GMT-Master II), великолепная модель с соблазнительным керамическим ободком. Но выдержат ли они жизнь на необитаемом острове – полную соблазнов и потрясений? У меня не осталось другого выхода, кроме как купить их и подвергнуть мучительным испытаниям. И я узнал вот что:

ОБОДОК Черный керамический ободок не

ТОЧНОСТЬ По мере того как я испытывал

только выглядит великолепно, но и привносит в яркий, динамичный облик часов ощущение глубины и плавности. Здорово, что его нельзя поцарапать. Тактильные ощущения от поворота ободка потрясающие: прикладываешь именно столько силы, сколько нужно, – и ободок мягко сдвигается и аккуратно и точно переходит на следующую отметку. Настроить свои ободки подобным образом стоило бы каждой часовой компании.

«Мастера II» на точность, мне все больше становилось не по себе: он прямо-таки отказывался сбиться хотя бы на несколько секунд. За последние несколько лет у меня было много механических часов. И, если честно, все время приходилось мириться с тем, что механическая красота требует жертв – регулярной подводки. А тут механические часы, с которыми бегаешь несколько дней по 15 км, а они идут секунда в секунду! Видимо, все дело в спирали из парахрома. Благодаря ей же я наконец-то перестал бояться, что часы намагнитятся. А то раньше все время старался держать руки подальше от динамиков – вдруг что.

КОРПУС Тактильный восторг продолжается. Прикасаешься к корпусу – и сразу чувствуешь, что в руке очень дорогая вещь высочайшего качества. Углы корпуса и звеньев браслета тонко очерченные, но не острые. Заводная головка тоже не имеет острых граней, но ее удобно поворачивать – как, впрочем, и у большинства других часов.

ВТОРОЙ ЧАСОВОЙ ПОЯС Что мне нравится в «ролексах» – это то, что они как телефоны «Нокиа»: чтобы в них разобраться, не надо читать толстенную инструкцию и быть академиком. Стрелка второго часового пояса остается на месте, даже когда вы устанавливаете новое местное время. А если захотелось узнать время в другом часовом поясе, достаточно повернуть ободок. БРАСЛЕТ Браслет и пряжка «Мастера II» бесподобны. Раньше пряжки «ролексов» на ощупь казались дешевыми, но, застегивая эту, чувствуешь, будто захлопываешь дверь «мерседеса», – без лишних усилий, но с ощущением приятной тяжести. Одним словом, осязаемая роскошь.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Какие часы я бы взял с собой на необитаемый остров? Новую версию «GMT–Мастер II». Почему? Да потому, что спортивных часов лучше этих я, хоть убейте, не знаю. И знакомиться с другими спортивными часами после этого «ролекса» мне уже, наверное, не захочется.

115

УДОБСТВО Всем нам знакома такая картина: снимаешь часы и видишь глубокие вмятины на коже, оставленные гипертрофированными защитными скобами, неудобными хронографными кнопками или складными застежками. И как же приятно было поносить крупные стальные часы с браслетом, которые настолько ловко сидят на запястье, что о них забываешь. Кроме того, браслет переменной длины с «тропическим» полузвеном оказывается весьма кстати в жаркую погоду: когда на улице кисть слегка расширяется, а в помещении с кондиционером сжимается. Снимаю перед «Ролексом» шляпу за удачное размещение заводной головки, которая, несмотря на свой размер, совершенно не натирает кожу. В любой швейцарской часовой фирме люди, отвечающие за разработку новой продукции, должны купить этот «ролекс» и годик его поносить – тогда они поймут, что такое по-настоящему удобные часы.

ДАТА В новой версии часов над окошком даты установлена линза, благодаря которой число отлично читается. Показания этого индикатора синхронизированы с местным временем, и с перестановкой стрелок дата переходит соответственно вперед или назад. В наше время такая синхронизация – непременная черта любой практичной модели со вторым часовым поясом.

REVOLUTION

И

ногда меня тянет помечтать. Допустим, звонят мне ученые и предлагают принять участие в эксперименте: не хочу ли я побыть Робинзоном Крузо? А для компании вам, спешат сообщить ученые, мы дадим не какого-нибудь неотесанного дикаря Пятницу, а четверку длинноногих блондинок – страдающих от хронической нимфомании сексапильных моделей с Украины, которым при помощи новейших технологий удалили на теле все волосяные луковицы. А так как я большой поборник гигиены, то нам предоставят душевые кабинки с пресной водой, туалетные принадлежности от «Л’Окситан», груз душистого мыла «Санта Мария Новелла», биде с фонтанчиком из «Шанель №5», педикюрщицу и зубную пасту в неограниченном количестве. Если я соглашусь отправиться на необитаемый остров, продолжают ученые, мне разрешат взять с собой также часы. Но только одни! Часы мне, конечно, понадобятся: блондинки будут поворачивать шезлонг,


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ROLEX

ROLEX ВЫПУСКАЕТ БОЛЬШЕ МЕХАНИЧЕСКИХ ЧАСОВ, ЧЕМ ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ СТОЛПЫ ШВЕЙЦАРСКОГО ЧАСОВОГО ПРОИЗВОДСТВА ВМЕСТЕ ВЗЯТЫЕ. ПРИ ЭТОМ ЛЮБОЙ ROLEX ПРЕВОСХОДИТ ЛЮБУЮ МОДЕЛЬ КОНКУРИРУЮЩЕЙ МАРКИ ПО КРИТЕРИЯМ ТОЧНОСТИ И НАДЕЖНОСТИ

REVOLUTION

116

По критерию противоударной стойкости волосковые пружины из парахрома в десять раз лучше элинваровых. Владельцам «ролексов» с парахромовой пружиной можно не обращать внимания на магнитные поля, они могут заниматься самыми экстремальными видами спорта, не снимая часов. «Ролексы» не боятся ударов, их трудно повредить, точность их хода не пострадает. ПОДРОБНЕЕ О ПАРАХРОМЕ Парахром – сплав, в состав которого входят 85 ниобия и 15 циркония. Эти металлы имеют очень высокую температуру плавления, поэтому из них делают элементы теплозащиты на атомных станциях. Для соединения таких тугоплавких металлов специалисты «Ролекса» используют метод электронно-лучевой плавки в глубоком вакууме при температуре 2 300 градусов. Любопытно наблюдать, как сплавляются эти два металла. Подача двух сплавляемых брусков в плавильную установку осуществляется вертикально. Затем – яркая вспышка и, достигнув температуры сплавления, бруски ниобия и циркония превращаются в новый материал – парахром. Чтобы добиться идеального соединения металлов, плавку повторяют три раза, переворачивая парахромовый брусок. В результате получают заготовку длиной 30 сантиметров, из которой можно изготовить 10 000 волосковых пружин. Затем заготовка проходит цикл технологических операций, на выходе которого его толщина уменьшается до толщины человеческого волоса. Сначала его раскатывают в проволоку до длины 2 000 м. Потом ее прокатывают, подвергают закалке и отправляют на волочильный стан. Между прочим, чтобы заставить парахромовую проволоку пройти через фильеру для волочения необходимо приложить силу в 100 кг/см! Затем проволоку нагревают в печи, где ее поверхность насыщается кислородом. Реакция с парахрома с кислородом меняет коэффициент температурной эластичности сплава, чтобы при изменениях инерции балансового колеса «волосок» из парахрома сохранял равномерность «дыхания».

Наконец проволоку снова пропускают через фильеру с отверстием 100 микрон, вытягивая ее до длинны 3 000 м. Затем проволоку расплющивают под высоким давлением в валках, доводя до прямоугольного сечения 50 на 150 микрон, после чего разрубают на отрезки длиной 20 см. Полученные заготовки укладывают в спиральную пресс-форму, где чуткая рука мастера осаживает их до необходимой формы. Несмотря на то что все предварительные операции проводят на мощных машинах, точку в изготовлении волосковых пружин ставит все-таки человеческая рука. Примечательный факт, не правда ли? После пресс-формы снова термообработка – пружины нужно отпустить для снятия внутренних напряжений в материале и заставить навсегда сохранить приобретенную форму. Синение пружин производят не нагревом, как обычно, а подвергая их электрохимической обработке. Синяя оксидная пленка (ее образуют поверхностно связанные ионы кислорода) дополнительно стабилизирует свойства парахрома. Затем спираль брегетируют: ее наружный виток загибают, вынося его над плоскостью пружины, – такая форма будет обеспечивать концентричность ее движений. И только после этого парахромовый волосок получает право называться «спиралью Бреге». Готовую пружину закрепляют одним концом – в колодке баланса, другим – в колонке на мосту баланса. Изготовление волосковых пружин на всех стадиях отвечает строжайшим технологическим требованиям. В этом как нельзя ярче проявляется стремление «Ролекса» добиваться самого высокого качества своих часов начиная с изготовления отдельных деталей часового механизма. Технический директор компании Жак Бор (Jacques Baur) говорит: «Волосковые пружины требуют высокой точности изготовления. Варьирование толщины пружины, скажем, от 44,9 до 45,1 микрона дает погрешность хода до четырех минут в сутки. Наша философия заключается в том, что высокое качество часов «Ролекс» обеспечивается уже с первых звеньев технологической цепочки». ★ Калибр 4130 хронографа Daytona




ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ROLEX

секретов Rolex, которые должен знать каждый! 1. «Ролекс» – первая часовая компания, которая

7. «Ролекс» был первой компанией, представившей

➎ ➊

2. Компания «Ролекс» первой стала использовать

кремний при изготовления деталей спуска. Прототипы кремниевых спусковых колес и палет для «Ролекса» изготовили в невшательском Институте микротехнологии. Не теряя интерес к кремнию, специалисты «Ролекса» не забывали и о традиционных материалах. Они пришли к выводу, что те прекрасно работают при использовании правильной смазки, сводящей трение деталей к минимуму. Однако компания продолжает дорогостоящие исследования, стремясь найти новые материалы с улучшенными свойствами. Так они пришли к использованию кремния и искусственного алмаза в качестве материала для изготовления самых разных деталей. В настоящее время исследования продолжаются. 3. Для регулировки балансового колеса специалисты «Ролекса» разработали удобные в использовании гайки «Микростелла». Чтобы снизить коэффициент аэродинамического сопротивления балансового колеса, их устанавливают на внутренней стороне обода. 4. Когда «Ролекс» устанавливал на свои часы калибр

«Эль Примеро» (El Primero) производства компании «Зенит» (Zenith), частота работы баланса была снижена с 36 000 до 28 800 пк/час. Почему? В «Ролексе» пришли к выводу, что снижение скорости колебаний баланса при увеличении его инерции повышает точность хода и его стабильность во времени. 5. Волосковые пружины из парахрома, сплава, разработанного мастерами «Ролекса», единственные из металлических волосков абсолютно не подвержены воздействию магнитного поля. Кроме того, у парахромовых пружин стойкость к ударным воздействиям в десять раз выше, чем у элинваровых. 6. Есть все основания предполагать, что в ближай-

шем будущем все часы «Ролекс» будут оснащены волосковыми пружинами из парахрома. «Ролекс» – единственная из крупных часовых компаний, которая никак не зависит от компании «Ниварокс» (Nivarox) – крупнейшего поставщика волосковых пружин в часовой индустрии Швейцарии.

8. Узел вертикального зацепления в собственном калибре-хронографе «Ролекса» уникален тем, что его можно полностью разобрать для чистки и ремонта. Во всех остальных хронографах с вертикальным зацеплением он не обслуживается, и в случае поломки его приходится менять на новый. 9. Хронограф «Яхт–Мастер II» (Yacht–Master II), созданный «Ролексом», – первая модель в классе регатных хронографов, в которой длительность обратного отсчета времени можно запрограммировать. Это ценная функция для яхтсменов, поскольку единого стандарта отсчета времени для всех регат мира не существует. 10. Отсчет времени на хронографе «Яхт–Мастер II»

можно синхронизировать с официальным отсчетом регаты. При нажатии на кнопку сброса минутная стрелка счетчика обратного отсчета перескочит на ближайшую отметку (назад или, если прошло более 30 с текущей минуты, вперед), а секундная стрелка вернется на ноль.

➒ ➓

11. «Ролекс» создал «Эвероуз» – единственную

в мире марку розового золота, цвет которого не меняется даже при контакте с хлорированной водой. Такой устойчивостью золотой сплав «Ролекса» обязан добавлением в него платины. В состав обычных сортов розового золота входит 75  золота, 21  меди и 4  цинка. Когда они вступают в контакт с хлорированной водой бассейна или даже водой из крана, ионы хлора «вымывают» с поверхности часов атомы меди. Более стойкие атомы золота не вступают в реакцию, и поверхность часов желтеет. «Эвероуз» состоит из 76  золота, 22  меди и 2  платины. Платина защищает медь, не допуская ее реакции с хлором. 12. Часы «Ролекс» отличаются еще и тем, что в них

устанавливают единственные из серийно производимых механизмов, которые позволяют устанавливать дату независимо от текущего времени. Когда часовая стрелка находится между отметками «3 часа» и «9 часов», попытка переустановить календарь почти во всех моделях других фирм может закончиться серьезной поломкой механизма. А вот календари «ролексов» можно переводить в любое время без опасения их повредить.

117

на рынок современные часы с индикатором второго часового пояса. Речь идет о «GMT–Мастер II». Полностью синхронизированный календарь этих часов не теряет свои настройки. Так, если вы пересекли границы часового пояса с востока на запад и переводите время назад, дата синхронно изменится при пересечении часовой стрелкой отметки «12 часов».

REVOLUTION

использовала переменный инерционный баланс во всем модельном ряду («Ойстера»). Такой баланс регулируется путем настройки его инерционного момента. Существует и другая система регулировки хода часов – с помощью так называемого градусника, который позволяет менять момент натяжения волосковой пружины. Изменение натяжения пружины – более простой способ регулировки хода, но он не так надежен. Зато при изготовлении переменного инерционного баланса и спирали к нему требуется более высокая степень точности и единообразия.


ПОБЕДОНОСНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ МАРКИ В ЧАСОВОЕ ДЕЛО ПРИДАЕТ ЧАСАМ EBEL ОСОБЫЙ ШАРМ – БЕЗ НЕГО ОНИ НЕ БЫЛИ БЫ И НАПОЛОВИНУ ТАКИМИ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫМИ

Текст: Ео Суан Футт, Владимир Строков

Сверху вниз: 1911 BTR Automatic GMT и 1911 BTR Automatic Perpetual Calendar Chronograph от Ebel


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

EBEL

В ЧЕМ СЕКРЕТ ПОБЕДОНОСНОГО ВОЗВРАЩЕНИЯ EBEL НА ЧАСОВОЙ ОЛИМП? – ПРОДУМАННАЯ СТРАТЕГИЯ ПЛЮС ОДНА ИЗ САМЫХ ИНТЕРЕСНЫХ ЧАСОВЫХ КОЛЛЕКЦИЙ СОВРЕМЕННОСТИ, УХОДЯЩАЯ КОРНЯМИ В ПРОШЛОЕ.

И СНОВА − ТВОРЦЫ ВРЕМЕНИ История марки «Эбель» (Ebel) – это история одного из самых ярких перерождений, которые когда-либо знала часовая индустрия. Особая прелесть ситуации в том, что все происходило в 2005 г., т.е. совсем недавно, а значит, мы стали живыми свидетелями, а кое в чем и участниками крутого поворота в жизни «Эбель» и увидели своими глазами, как пишется часовая история. Но просто прийти в форму компании было мало – за неполные три года ей удалось вернуть себе гордое звание Творца Времени. Чем же нам так нравятся часы «Эбель»? Безусловно, качеством, тонкой ручной работой, интересными находками в области дизайна и конструкции… Но бурные события 2005-го и победоносное возвращение марки в часовое дело на фоне всего того, что сейчас происходит в часовой отрасли, придают часам «Эбель» особый шарм – без этого они не были бы и наполовину такими привлекательными. Сегодня «Эбель» хорошо помнит свое прошлое и с уверенностью смотрит в будущее. Она знает, чего хочет, и твердой рукой воплощает это в своих прекрасных часах. Но не всегда все было так безоблачно. Не один год компания стояла на перепутье, не зная, что делать и куда идти.

EBEL И ВОЗРОЖДЕНИЕ МЕХАНИЧЕСКОГО ХРОНОГРАФА В 1969 г. «Зенит» (Zenith) с большой помпой представил миру свой хронографный калибр «Эль Примеро» (El Primero) с частотой 36 000 полуколебаний в час. Такая скорость позволяла достигнуть на тот момент рекордной точности в одну десятую секунды. Впрочем, и сейчас «Эль Примеро» остается одним из самых качественных хронографных калибров, на котором в значительной степени держится вся репутация «Зенита». Но все могло сложиться и не так гладко, если бы не Пьер-Ален Блюм. Конечно, «Эль Примеро» стал тогда крупным техническим достижением в часовых технологиях, но на свет он появился в очень неспокойное время. Уже подул первый ветерок кварцевой революции, от которой через несколько лет содрогнется весь часовой мир. Многие часовые компании не смогли справиться с наплывом точных и дешевых кварцевых часов. Последние, конечно, не были так элегантны, как механические, зато подкупали своими микросхемами и «долгоиграющими» батарейками. В начале 80-х «Зенит» перестал выпускать «Эль Примеро», и одна из ключевых страниц часовой истории, казалось, была закрыта навсегда.

REVOLUTION

Часовой механизм − двигатель коллекции 1911 BTR

119

ИСТОКИ Основанная в 1911 г. Эженом Блюмом (Eugène Blum) и его женой Алисой Леви (Alice Levy) марка Ebel (сокращение от Eugène Blum et Levy) сразу прославилась качеством своих часов. Ее продукция постоянно получала награды за блестящий дизайн и высочайшее качество. Кроме того, львиную долю дохода приносили поставки готовых часов другим компаниям, в числе которых были и некоторые из современных популярных марок. В 1975 г. «Эбель» стал управлять внук основателей Пьер-Ален Блюм (Pierre-Alain Blum), и марка перешла на новый виток развития: удачные часовые коллекции стали появляться одна за другой. Среди них была и серия 1911, которая до сих пор для многих олицетворяет собой «Эбель». Не зря часы из этой коллекции были, пожалуй, самыми заметными спортивными часами 80-х и начала 90-х. Но стремительному взлету вскоре суждено было оборваться. В 1994 г. компания Investcorp купила фирму за бесценок, а в 1999 г. перепродала ее группе LVMH. При новом хозяине «Эбель» начала выпускать женские часы и, надо сказать, весьма преуспела в этом: украшенные бриллиантами модели в стальном корпусе пользовались у женщин популярностью. Но если на минуту забыть про коммерческий успех, то, честно говоря, такая специализация выглядела абсолютно нелогично и шла вразрез с богатым прошлым компании в области мужских часов. Это было не что иное, как полное пренебрежение тем бесценным вкладом, который «Эбель» внесла в становление отрасли мужских механических часов.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

EBEL

ПЬЕР-АЛЕН БЛЮМ ПОПРОСИЛ ZENITH ЗАНОВО НАЛАДИТЬ ПРОИЗВОДСТВО КАЛИБРА EL PRIMERO. В ТО ВРЕМЯ КАК БОЛЬШИНСТВУ КАЗАЛОСЬ, ЧТО ПОТОК КВАРЦЕВЫХ ЧАСОВ НЕ ОСТАНОВИТЬ И ОНИ ТОЛЬКО ПРОДОЛЖАТ НАБИРАТЬ ОБОРОТЫ, БЛЮМ НЕ ПЕРЕСТАВАЛ ВЕРИТЬ В БУДУЩЕЕ МЕХАНИЧЕСКИХ ЧАСОВ И тут именно Пьер-Ален Блюм попросил «Зенит» заново наладить производство «Эль Примеро». В то время как большинству казалось, что поток кварцевых часов не остановить и они только продолжат набирать обороты, Блюм не переставал верить в будущее механики. Так и появилась на свет коллекция 1911, созданная на основе хронографного калибра «Эль Примеро» с автоподзаводом. А решительная контратака, которую предпринял Блюм, повлекла за собой не менее значительные события. В мгновение ока «Эль Примеро» превратился из вымирающего калибра в самый желанный часовой механизм. Немалую роль в этом сыграл «Ролекс» (Rolex), применив в своей «Дейтоне» (Daytona) вариант «Эль Примеро» с пониженной частотой (28 800 пк/ч вместо 36 000 пк/ч). В итоге спрос на «Эль Примеро» подскочил, цены взлетели, а на рынке даже начала ощущаться нехватка калибров.

REVOLUTION

120

ФИРМЕННЫЕ ЧАСОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ EBEL Возросший спрос на «Эль Примеро» не только оказался первой ласточкой, возвестившей о возрождении швейцарской часовой промышленности, но и стал поворотным пунктом в судьбе «Эбель». Фирма, с подачи которой в отрасли вновь занялись новаторством, решила и сама податься в новаторы, а именно Блюм со своими сотрудниками решил создать фирменный хронографный калибр с автоподзаводом для нужд самой компании. Дело было так. Блюм пошел на фабрику «Лемания» (Lemania) и вернулся оттуда с правами на один часовой механизм, который раньше ставила на свои часы «Омега» (Omega). На его основе в «Эбель» за пять лет сделали серьезный интегрированный хронографный механизм с системой автоподзавода – фирменный калибр 137. Но жизнь порой выкидывает коленца: чуть позже «Леманию» приобрела группа «Суоч» (Swatch Group), поэтому тот механизм, из которого вырос 137-й калибр, стоит на некоторых хронографах «Бреге» (Breguet). Еще так получилось, что одна из улисс-нарденовских моделей тоже сделана на основе пресловутого механизма. Но если закрыть на это глаза, то калибр 137 – настоящая редкость в современном мире часов. Это в полном смысле слова фирменный хронографный механизм с автоподзаводом. На базе 137-го «Эбель» создавала и другие свои калибры. Во-первых, это оригинальный калибр 139, в котором шкалы хронографа нанесены на особые диски, благодаря которым показания считываются легче, а сами счетчики выглядят элегантнее. Во-вторых, это 240-й калибр, полученный из 137-го вычитанием хронографа и добавлением функции индикации второго часового пояса. И, наконец, калибр 288, в котором 137-ю модель приправили головокружительными усложнениями (вечный календарь и индикатор фаз Луны), а она после этого умудрилась влезть в корпус толщиной всего 8 мм. ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ Наконец в 2004 г., когда LVMH продала «Эбель» американской группе «Мовадо» (Movado Group), в жизни нашей героини наступили большие перемены. Новое руководство компании – генеральный директор Томас ван дер Каллен (Thomas van der Kallen) и вице-президент по маркетингу Марк Мишель-Амадри (Marc MichelAmadry) – поставило перед собой задачу в корне изменить представления покупателей о «Эбель», ни больше ни меньше. На смену красивым женским часам с драгоценностями должны были придти часы мужские – роскошная механика с фирменным дизайном и отделкой, за которыми стоит богатая история. И «Эбель» таки добилась своего: в 2006 г. коллекция 1911 BTR наделала шороху на часовом фронте. «“Мовадо” в полной мере использует наши главные достоинства – традиции, богатый опыт и своеобразие, – чтобы возродить «Эбель» в условиях современного бизнеса и сделать одним из мировых поставщиков элитных швейцарских часов, – говорит Томас ван дер Кален. – Серия 1911 BTR – очень важный для нас шаг. Это начало долгой и серьезной борьбы за возвращение «Эбель» на рынок мужских механических часов». Преобразовать легендарную 1911 в новый символ мужественности и разработать линию 1911 BTR (BTR означает «beyond the roots» − «эволюция традиций») выпало Ксавье Перрену (Xavier Perrenoud). «Переработать уже ставшие легендарными часы значительно сложнее, чем выдумать что-то новое, – говорит Перрену. – Томасу ван дер Каллену хотелось неоклассики, притом с уважением к традициям. Однако нащупать золотую середину между прошлым и настоящим непросто».


Обратная сторона часов 1911 BTR Automatic Perpetual Calendar Chronograph. Обратите внимание на ротор автоподзавода: по форме он стилизован под фирменную букву «E» (Ebel) с наложенным на нее циркулем


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

EBEL

Генеральный директор Ebel Томас ван дер Каллен

добавлении этого самого модуля к фирменному 137-му механизму «Эбель» и получился калибр 288. Циферблат часов очень хорошо продуман. Хоть он и выдает фантастическое количество информации, нет даже и намека на беспорядок. В основном благодаря тому, что почти все малые циферблаты выполняют две функции. Например, по каемке счетчика текущих секунд на отметке «9 часов» идет шкала дней недели, 30-минутный счетчик хронографа в положении «3 часа» – по совместительству указатель даты, а на 12-часовом накопителе на «6 часах» расположился пунктуХРОНОГРАФ С АВТОПОДЗАВОДОМ И ВЕЧНЫМ КАЛЕНДАРЕМ, альный индикатор фаз Луны (за 122 года уходит всего на одни сутки). Но самое уютное местечко на отметке «12 часов» облюбовала шкала СЕРИЯ 1911 BTR Легендарный дизайн коллекции 1911 изменили месяцев с индикатором високосного года. самую малость: только чтобы чуть «осовременить» хронограф. Корпус Приглядитесь к выпуклым стрелкам и часовым отметнемного увеличили (44,5 мм), а ободок сделали более выпуклым. кам, напоминающим по форме двускатные крыши, − Винтики по его периметру тоже стали крупнее. Вместе уровень отделки у них изумительный. Эти детали явно с ребристыми кнопками хронографа и заводной голоотсылают нас в область архитектуры. А поверхность вкой с выпуклым логотипом, от которых так и веет основного и дополнительных циферблатов элегантно силой, они создают приятный контраст с мягкиукрашена пирамидальным орнаментом в стиле ми, плавными линиями корпуса. Раз взглянув «гвоздь Парижа», перемежающимся с гладкими на эту гремучую смесь мощи и грации, ты уже участками. А теперь посмотрите на часы сзади. сделаешь все, лишь бы ее заполучить. Через сапфировую крышку перед вами откроется Одна из притягательных черт серии 1911 все великолепие изящно украшенного часового BTR в том, что на всех моделях стоят фирмеханизма. менные часовые механизмы. Особенно в этом отношении примечателен хронограф с автоподзаводом и вечным каленМОДЕЛЬ С АВТОПОДЗАВОДОМ И ИНДИКАдарем, который с таким набором усложЦИЕЙ ВТОРОГО ЧАСОВОГО ПОЯСА, СЕРИЯ нений (индикатор фаз Луны, кроме всего 1911 BTR Эти часы с дополнительной стрелкой, прочего) к тому же помещается в 8-милпоказывающей время другого часового пояса, практилиметровый корпус. Сердце хронографа – чески незаменимы в современном космополитичном мире, калибр 288, кстати сертифицированный где человек постоянно перелетает из страны в страну, с конОфициальным швейцарским институтом по тинента на континент. А одного взгляда на их живую, хроногиспытанию хронометров (COSC). Когда-то Пьеррафную эстетику достаточно, чтобы понять: это дитя своего 1911 BTR Ален Блюм совместно с «Дюбуа Депра» (Dubois неспокойного времени. На «9 часах» сидит крупный индикатор Automatic Perpetual Calendar Depraz) разработал модуль вечного календаря – его текущих секунд, а напротив, на отметке «3 часа», – указатель Chronograph тогда ставили на эль-примеровский калибр 134. При даты. Благодаря двум кнопкам по типу хронографных этими

REVOLUTION

122

С нуля стать новым символом мужественности не очень-то легко, поэтому неудивительно, что возрожденная 1911-я кое-что переняла от своей предшественницы − легендарной мужской модели конца 80-х. Это и шестиугольный корпус с плавным контуром, и винтики по периметру ободка, и сам ободок. «Эбель» надеется, что эти черты, как и 20 лет назад, покорят коллекционеров. Но компании бояться нечего: ее новую стратегию заметили еще тогда, когда ее горячо поддержал Пьер-Ален Блюм.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ХРОНОГРАФ С АВТОПОДЗАВОДОМ НА КАЛИБРЕ 139, СЕРИЯ

Выпущенный в 2007 г. 139-й калибр многое унаследовал от 137-го, но в то же время выгодно от него отличается своими необычными счетчиками. Благодаря новому многоуровневому циферблату, чьи шкалы внешне напоминают шкалы барометра, читать показания теперь гораздо удобнее. Особого внимания заслуживает минутная стрелка хронографа, формой похожая на пропеллер вертолета, т.е. это три лопасти, отстоящие друг от друга на 120 градусов. При этом шкала 30-минутного счетчика тоже занимает 120 градусов, поэтому, когда одна лопасть подходит к концу шкалы, другая как раз начинает отсчет с нуля. Секундная стрелка хронографа насажена, как обычно, на центральную ось. А часы отсчитываются на вращающемся диске, видимом через отверстие на отметке «6 часов». 1911 BTR

ХРОНОГРАФ С АВТОПОДЗАВОДОМ НА КАЛИБРЕ 137, СЕРИЯ 1911 BTR Как-то Пьер-Ален Блюм решил: хватит надеяться на зенитовский «Эль Примеро», пора бы создать свой собственный хронографный механизм с автоподзаводом. И тогда на свет появился именно этот калибр, став первым в ряду фирменных часовых механизмов «Эбель». Мы уже видели, что 137-й калибр 1911 BTR Automatic послужил основой для многих других Chronograph эбелевских механизмов, так что его рано (калибр 139)

Ebel Classic Hexagon

относить к антиквариату: на него у компании явно большие виды. Поэтому вдвойне приятно, что для этого ключевого в своей судьбе устройства «Эбель» подобрала достойную оболочку в рамках коллекции 1911 BTR. Что же кроме фирменного механизма делает эти часы такими достойными? Послушаем гендиректора «Эбель». «Хоть эти часы и мужские, они не такие угловатые, жесткие и волевые, как мы привыкли, – говорит Томас ван дер Каллен. – От их округлого корпуса исходит, скорее, чувственная теплота. Кроме того, модель коллекции BTR многое взяла от своих предков из серии 1911 – вряд ли вы где-то еще увидите, чтобы у часов с таким корпусом ремешок был закреплен не в ушках а на самом корпусе. Корни этого оригинального дизайна – в нашем прошлом. Попробуйте поносить часы «Эбель», и вы сразу поймете, что в них все создано для удобства». EBEL CLASSIC HEXAGON На наш взгляд, довольно естественно, когда для создания новой коллекции компания вспоминает о классических шедеврах своего славного прошлого. В конце концов, это единственный верный способ узнать, властно ли над ними время или нет. И «Эбель» здесь не исключение. Еще не успела затихнуть канонада серии 1911 BTR, как в этом году, вдохновившись вневременной красотой часов из коллекции Sport Classic 1977 г., «Эбель» решила представить на суд публики коллекцию «Классик». Сразу видно, что «Классик Гексагон», первенец коллекции, пошел в своих предков – только так можно объяснить строгие, идеально прочерченные линии и безупречную гармонию объемов его корпуса. Благодаря своим мягким, элегантным изгибам цельный корпус (диаметр: 45,5 мм) «Гексагона» уютно облегает запястье. Такое чувство, будто ремешок из телячьей кожи и загнутые ушки перетекают друг в друга. Как такое возможно? «Эбель»! И этим все сказано. ★

123

часами очень удобно пользоваться: нижней кнопкой устанавливается время другого часового пояса, а верхней – дата. Эта модель работает на фирменном калибре «Эбель» под номером 240. Формула этого механизма проста: 137-й калибр минус хронограф, плюс модуль индикации второго часового пояса. На его мосту выгравирована роза ветров (ее видно через сапфировую крышку на обратной стороне хронографа) – эта тонкая ручная работа еще больше подчеркивает дух перемены мест, воплощенный в часах.

EBEL

REVOLUTION

1911 BTR Automatic Chronograph (калибр 137)


К Новым Вершинам!


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

VACHERON CONSTANTIN

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР VACHERON CONSTANTIN ХУАНКАРЛОС ТОРРЕС О ЧАСАХ, ПЛАНАХ НА БУДУЩЕЕ И ИСТОКАХ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Х

уан-Карлос Торрес рассказывал нам о впечатлениях, которые он вынес из второго года руководства самой старой из ныне действующих часовых компаний, а мы с интересом отмечали, насколько увереннее и спокойнее он стал держаться. Что ж, оснований для уверенности в себе у Торреса предостаточно. За каких-то два с небольшим года, что он возглавляет «Вашерон», он дал марке то, чего ей больше всего не хватало, – яркую индивидуальность. Своими взглядами на часовую эстетику Торрес впервые поделился в 2006 г., когда появилась коллекция «Платинум Экселленс» (Platinum Excellence) – серия ослепительных в своей платиновой откровенности часов с циферблатами, обработанными струйно-абразивным методом. В них традиционное мастерство объединилось с жестким дизайнерским аскетизмом, а в результате, как ни странно, получились крайне соблазнительные и современные часы. Перед публикой предстал новый «Вашерон Константин» – высокое часовое искусство в более минималистской, но и более интересной трактовке. В 2007 году Торрес продолжил тему «часового дзен-буддизма», выпустив серию из четырех часов «Патримони» (Patrimony), каждые из которых умудряются сочетать в себе современность с кристальной чистотой дизайна (в этой комбинации, похоже, заключается новый стиль «Вашерон Константина»). Кроме того, компания Торреса начала изготавливать часы на заказ. Тем самым «Вашерон Константин» вернул нас в увлекательную атмосферу первой половины прошлого века, когда такие легендарные коллекционеры, как Генри Грейвс-младший и король Фарук, состязаясь друг с другом, подстегивали часовые дома к созданию все более изощренных произведений. В довершение ко всему, Торрес перекинул мостик от часового дела к истокам человеческой культуры, выпустив на удивление смелую коллекцию «Метье д’Ар Маски» (Métiers d’Art Les Masques). В разговоре с этим ярким руководителем мы постарались понять, какой он видит марку «Вашерон Константин» в будущем.

ПОЧЕМУ В КАЧЕСТВЕ ОСНОВНОЙ ТЕМЫ ДЛЯ НОВОЙ КОЛЛЕКЦИИ «МЕ-

Образная сторона этих часов отсылает нас к истокам человеческой культуры. Наши маски позаимствованы у народов Африки, Азии, Океании и Америки. Жизнь древнейших цивилизаций, которые существовали в этих В «ПАТРИМОНИ ТРАДИСЬОНЕЛЬ» ВЫ ПРИМЕНИЛИ ОПЫТ, ПОЛУЧЕНчастях света задолго до появления современной культуры, окружена НЫЙ ПРИ СОЗДАНИИ «ТУР ДЕ Л’ИЛЬ», САМЫХ СЛОЖНЫХ ЧАСОВ почти что мифическим ореолом. Создавая новые часы, мы, разумеется, В МИРЕ. ПОЛУЧАЕТСЯ, ВЫ ЗАДУМЫВАЛИ «ТУР ДЕ Л’ИЛЬ» КАК ПОЛИне забывали о том, что по ним должно быть удобно узнавать время, но ГОН НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ? Конечно, с одной стороны, мы выпустили при этом главенствующую роль на циферблате играет маска. Таким «Тур де Л’Иль» для того, чтобы отпраздновать 250-летие непрерывной дизайном мы недвусмысленно даем понять: без человечества и его деятельности нашей компании и заодно продемонстрировать наши культуры не было бы даже представления о времени. колоссальные традиции в изготовлении сложных часов. Но, с другой стороны, мы действительно хотели на них обкатать новые технологии, чтобы затем использовать их при создании других моделей. Например, НАМ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛАСЬ МОДЕЛЬ «ПАТРИМОНИ ТРАДИСЬОНЕЛЬ вечный календарь и турбийон в «Патримони» с калибром 2755 взяты КАЛИБР 2755» (PATRIMONY TRADITIONELLE CALIBER 2755) – ЧАСЫ как раз у «Тур де Л’Иль», причем, несмотря на большой 44-миллиметЗВУЧАТ НЕ ХУЖЕ ПАТЕКОВСКИХ РЕПЕТИРОВ С КАФЕДРАЛЬНЫМИ ровый корпус, модель очень удобно носить. Кроме того, в «Туре» мы ГОНГАМИ, А ОНИ, НА НАШ ВЗГЛЯД, ЛУЧШИЕ В СВОЕЙ КАТЕГОРИИ. испытали акустические возможности крупного корпуса из розового КАК ВАМ УДАЛОСЬ ДОБИТЬСЯ ТАКОГО БОГАТОГО ЗВУКА? Да, часы золота (медь, входящая в его состав, улучшает резонансные качества). получились бесподобные. Во многом благодаря тому, что мы взяли на ТЬЕ Д’АР» ВЫ ВЫБРАЛИ ПРИМИТИВНЫЕ МАСКИ?

Текст: Уэй Коу, Дмитрий Бузаджи

вооружение наработки с проекта «Тур де Л’Иль» (Tour de l’Ile). Механизмом боя в этой модели «Патримони» управляет регулятор нового типа. Мы отказались от регулятора со спусковым колесом и палетами, потому что он производит слишком много постороннего шума. Традиционный летящий регулятор нам тоже не подошел. Поэтому решено было создать новый регулятор инерционного типа, который мы назвали центростремительным. Он не так шумит, как регулятор со спусковым колесом или даже обычный летящий регулятор; при этом у него более компактные размеры и он позволяет увеличить временные промежутки между ударами, чтобы бой звучал размеренно и плавно. Кстати, звук у часов не только красивый, но и громкий, почти как у карманных.

125

В этом году у нас две основных задачи, которые для нашей компании являются ключевыми. Первая отразилась в коллекции «Патримони»: мы вновь погружаем часовое дело в атмосферу спокойствия и умиротворенности, которых в сегодняшнем суматошном мире очень недостает. Вторая задача состоит в том, чтобы прочнее связать часовое дело с остальной человеческой культурой, и ее великолепно решает коллекция «Метье д’Ар Маски». ГОДУ?

REVOLUTION

КАКУЮ КОНЦЕПЦИЮ ВОПЛОЩАЕТ «ВАШЕРОН КОНСТАНТИН» В ЭТОМ


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

VACHERON CONSTANTIN

или резины, которые появляются в различных сочетаниях. Даже многие традиционные, казалось бы, марки пошли по этому пути. И хотя я с уважением отношусь и к такой разновидности часового дела, хотелось бы подчеркнуть: «Вашерон Константину» выпускать такие часы не пристало. Повторюсь, что среди модных веяний и околочасовой суеты наша марка – это оазис подлинного часового дела. Между прочим, создать простую, но красивую и особенную вещь всегда труднее, чем сделать что-нибудь крикливое. Кроме того, я хотел, чтобы часы вернулись к нормальным, удобным размерам. КАК ВАМ УДАЕТСЯ ПРИДЕРЖИВАТЬСЯ ЧИСТОТЫ В ДИЗАЙНЕ И ВМЕСТЕ С ТЕМ ВЫПУСКАТЬ СОВРЕМЕННЫЕ ПО ДУХУ ЧАСЫ? На мой взгляд, шагать в ногу со временем и не изменять себе очень даже можно. Хороший пример такого рода – скелетон «Патримони» с вечным календарем (Patrimony Skeleton Perpetual Calendar). Корпус этих часов имеет вполне классический размер – 39 мм в диаметре, а скелетонизация – вообще одна из наших фирменных черт. С другой стороны, мы хотели, чтобы эта модель была выдержана в стилистике ар нуво. Поэтому наш гравер решил запечатлеть в оформлении циферблата примерно тот же мотив, что был использован при создании Эйфелевой башни. В итоге получился абсолютно новый дизайн. При этом в циферблате применяются и сапфировые элементы, благодаря которым счетчики вечного календаря легко читаются и выглядят очень современно.

ПОЧЕМУ В РАЗРАБОТКЕ ЧАСОВ ВЫ ПРИДАЕ-

REVOLUTION

126

ТЕ ТАКОЕ ЗНАЧЕНИЕ НЕОКЛАССИЧЕСКОМУ ПОДХОДУ? Вспомним историю искусства. На смену барочному периоду пришла эпоха ЭТА ГЕНИАЛЬНАЯ ПО ЧИСТОТЕ ДИЗАЙНА МОДЕЛЬ PATRIMONY – ОДНА рококо. Но тут уже начались такие излишестИЗ НАШИХ ЛЮБИМЫХ НОВИНОК 2007 Г. ДИАМЕТР КОРПУСА – 38 ММ: ва, пошла такая вычурность, что в противовес ЗА СЧЕТ УМЕНЬШЕНИЯ РАЗМЕРА ЧАСЫ СТАЛО УДОБНЕЕ НОСИТЬ рококо развился неоклассицизм – направление искусства, опирающееся на античные каноны. Вот и сегодня, ЕЩЕ ЭТИ ЧАСЫ ВЫДЕРЖАНЫ В ЭСТЕТИКЕ ЧИСТОГО ДИЗАЙНА, когда в часовом деле бал правит что-то вроде рококо, необходимы КОТОРАЯ БЫЛА ЗАДАНА ПРОШЛОГОДНЕЙ КОЛЛЕКЦИЕЙ «ПЛАТИчасы, выполненные в традициях классического часового мастерства, НУМ ЭКСЕЛЛЕНС», ПРАВИЛЬНО? Да, хотя «Патримони 2755» – часы но с учетом современных реалий. Именно таким духом, духом неоксверхсложные, но даже их дизайн отличается той же чистотой линий, лассики и скромного изящества пропитаны все произведения нашей что и все семейство «Патримони». Вообще, эта линейка знаменует компании. собой возврат к скромной, неброской элегантности и, таким образом, противопоставляет себя основным тенденциям рынка. При взгляде на циферблат «Патримони» в первую очередь видишь очень просБЛАГОДАРЯ ЭТОЙ ЭСТЕТИКЕ И РЯДУ ДРУГИХ ФАКТОРОВ «ВАШЕРОН той, чистый дизайн. Но если присмотреться, различаешь крохотные, КОНСТАНТИН», КАЖЕТСЯ, ЕЩЕ БОЛЬШЕ УПРОЧИЛ СВОЮ ИНДИВИтончайшие детали, такие, например, как «алмазное» гильоше внутри ДУАЛЬНОСТЬ. ВЫ СОГЛАСНЫ? Нам по статусу положено задавать счетчиков вечного календаря. тон в высоком часовом искусстве, но в то же время нам надо яснее выражать индивидуальность марки. Насколько я могу судить, наши прошлые заслуги, наше ноу-хау и уровень исполнения наших чаНАМ НРАВИТСЯ, ЧТО ВЫ ПОШЛИ НАПЕРЕКОР СЛОЖИВШЕЙСЯ НА сов признаются всеми. Но нам предстояло собрать воедино все эти РЫНКЕ ТЕНДЕНЦИИ ВЫПУСКАТЬ ВСЕ БОЛЕЕ И БОЛЕЕ ЭПАТАЖНЫЕ качества и воплотить их в часах с четко выраженным и ни на что не ЧАСЫ… Сегодняшнюю обстановку на рынке я описал бы так: постопохожим характером, в часах, которые стали бы символом неброской, янно появляется множество новинок, которые, на мой взгляд, можно зачислить в категорию модных часов. Их размеры с каждым разом уве- тихой, но современной элегантности. Так что на данном этапе мы собираемся разрабатывать часы с учетом именно этих двух основных личиваются, а дизайн становится все причудливее. В часах все чаще идей: во-первых, простоты, выразительности за счет нюансов и, воиспользуются промышленные материалы вроде необычных металлов


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

VACHERON CONSTANTIN

и он пройдет сертификацию Официального швейцарского института по испытанию хронометров. С КАКОЙ ЦЕЛЬЮ ВЫ СОЗДАЛИ СЛУЖБУ ПО ИЗГОТОВЛЕНИЮ ЧАСОВ НА ЗАКАЗ? Мы решили напомнить часовому делу о его корнях. О тех временах, когда лучшие часовщики работали в тесном контакте со своими заказчиками. Мы хотели создавать для клиентов индивидуальные часы в полном смысле слова – и поэтому открыли такую службу. Заказчик может выбрать один из трех уровней индивидуализации, каждый их которых предполагает разное количество трудовых и временных затрат. Первый уровень – это доработка существующей модели по вкусу клиента: для него могут по-иному оформить циферблат или заменить один материал на другой. На втором уровне мы специально для клиента создаем новый корпус и ставим в него существующий механизм. Если клиент выберет третий уровень, мы с нуля сделаем для него и новый корпус, и новый механизм. Здесь уже все зависит от его фантазии. Когда проект заработал, мы создали комиссию, в которую вошел глава вновь созданной службы, дизайнер, директор по выпуску продукции, директор нашего музея и я. Мы следим за тем, чтобы заказываемые часы вписывались в образ нашей марки.

КАК НА ВАШЕ НОВОВВЕДЕНИЕ ОТРЕАГИРО-

ТИРОВАТЬ? В этом году мы отмечаем вековой юбилей часов Chronometer Royal и в честь этой даты планируем выпустить новую версию этих часов с эмалеВИНСЕН КАУФФМАН, ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ ДИЗАЙНЕР вым циферблатом. VACHERON CONSTANTIN. ПО ВАШЕМУ ЖЕЛАНИЮ В механизме будет ОН ЛИЧНО ПРИЕДЕТ К ВАМ И НАРИСУЕТ использовано новое балансовое колесо, ЭСКИЗ ЧАСОВ, О КОТОРЫХ ВЫ МЕЧТАЕТЕ

ДАЕТЕ ЛИ ВЫ КАКИЕ-ТО ГАРАНТИИ, ЧТО СОЗДАННЫЕ ПО ИНДИВИДУАЛЬНЫМ ЗАКА-

127

МЫ ЧТО-ТО СЛЫШАЛИ О МОДЕЛИ CHRONOMETER ROYAL – МОЖЕТЕ ПРОКОММЕН-

ЗАМ ЧАСЫ ОСТАНУТСЯ В ЕДИНСТВЕННОМ ЭКЗЕМПЛЯРЕ?

В этом вопросе мы строго

REVOLUTION

вторых, связи часового дела с культурой всего человечества. Компания «Вашерон Константин» стремится не к тому, чтобы банально воспользоваться сегодняшним подъемом часового дела, а к тому, чтобы внести в его развитие осмысленный вклад. Говорят, наша марка – самая старая на рынке. Но я бы сказал по-другому: просто у нас на фирме самые богатые традиции, связанные с передачей часовых ноу-хау будущим поколениям. Мы, сегодняшние сотрудники «Вашерона», – всего лишь одно из звеньев длинной цепи.

ВАЛА ОБЩЕСТВЕННОСТЬ? Мы сделали этот ход в надежде, что нам удастся возродить классическую традицию дружеской конкуренции между коллекционерами. Чтобы они вновь стали подзадоривать друг друга уникальными моделями, которые со временем могут войти в анналы часовой истории. И несколько из ряда вон выходящих заказов мы уже получили. Один частный клиент заявил, что он хочет часы, которые будут даже сложнее, чем «Тур де Л’Иль». Я согласился, но с одним условием. Чтобы исполнить просьбу заказчика, но и не обидеть тех, кто приобрел «Тур де Л’Иль», мы создадим абсолютно новые часы, которые с «Туром» не будут иметь ничего общего. То есть мы ради одних часов с нуля запускаем огромный проект. Затраты на создание нового механизма будут такие, что, конечно, никакой прибыли мы не получим. Но мы стали делать часы на заказ не ради денег, а ради того, чтобы показать: в отличие от массы других компаний, сосредоточенных на модных тенденциях и рекламе, «Вашерон Константин» целиком посвящает себя настоящему часовому делу.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

VACHERON CONSTANTIN

придерживаемся того правила, что каждые часы должны быть неповторимы. Если, скажем, по просьбе заказчика мы сделаем часы, которые нам так понравятся, что мы захотим включить их в свой модельный ряд, то первым делом попросим разрешения у него. Если клиент согласится, то замечательно. Если же он скажет: «Нет, эти часы должны быть только у меня», то мы беспрекословно выполним это условие. МЫ СЛЫШАЛИ, ЧТО ПРЕДСТАВИТЕЛИ ФИРМЫ ДАЖЕ БУДУТ ВЫЕЗ-

Да, возможность выезда к клиенту мы предусмотрели. Начальник отдела индивидуальных заказов и наш дизайнер, Винсен Кауффман (Vincent Kauffmann), могут лично встретиться с потенциальными заказчиками и обсудить с ними их пожелания. Мы даже можем на месте сделать набросок будущих часов, чтобы клиент составил себе о них впечатление. Это вполне в традициях фирмы. В 20-40-х годах XIX в. Франсуа Константин (François Constantin) специально ездил в Китай, Нью-Йорк и даже Бразилию, чтобы встретиться с заказчиками и договориться об особых условиях и ценах. Ведь что сегодня делают часовые компании? Они выпускают некий продукт и просто отправляют его потребителю: «На, покупай». Мы же предоставляем клиенту возможность поучаствовать в истории марки, чтобы под его непосредственным влиянием были созданы часы, которые в будущем, возможно, приобретут для нас огромную ценность.

REVOLUTION

128

ЖАТЬ К ИНДИВИДУАЛЬНЫМ ЗАКАЗЧИКАМ ЛИЧНО. ЭТО ТАК?

МОДЕЛЬ PATRIMONY TRADITIONELLE CALIBER 2755 ОСНАЩЕНА ТУРБИЙОНОМ, ВЕЧНЫМ КАЛЕНДАРЕМ И РЕПЕТИРОМ НОВОЙ КОНСТРУКЦИИ С ЦЕНТРОСТРЕМИТЕЛЬНЫМ РЕГУЛЯТОРОМ. В РЕЗУЛЬТАТЕ ПОЛУЧИЛИСЬ ЕДВА ЛИ НЕ ЛУЧШИЕ ПО ЗВУЧАНИЮ ЧАСЫ С БОЕМ ИЗ ВСЕХ, КОТОРЫЕ МЫ СЛЫШАЛИ.

ПОЧЕМУ ТАК ВАЖНО ПОКУПАТЬ ВЫСОКОСЛОЖНЫЕ ЧАСЫ ИМЕННО

Люди часто забывают об одной вещи: когда покупаешь часы – особенно сложные, – ты не просто покупаешь часы, а завязываешь отношения с их производителем на весь срок службы этих часов. А срок этот теоретически может растянуться на века. Меня иногда настораживает огромное количество сверхсложных часов, выпускаемых компаниями, от которых лет через 50 может не остаться и следа. Кто в этом случае пострадает? Конечно, покупатель. Наши два с половиной века непрерывной работы – это самая надежная гарантия того, что свои часы мы всегда починим, а если надо будет, то и вручную изготовим все необходимые детали. То же и с часами, сделанными на заказ. Ведь мы не просто собираем для вас одни часы и все. Мы заодно изготавливаем все запасные детали, которые в будущем могут пригодиться для ремонта. С нашим опытом мы можем заранее предугадать, какие детали скорее износятся и потребуют замены. ★ У ФИРМЫ С ИСТОРИЕЙ?


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

VACHERON CONSTANTIN

Vacheron Constantin Metiers D’arts Les Masques МАСКИ Маски живут в каждом из нас. Мы меняем их, выходя на люди, в зависимости от обстоятельств, и снимаем, лишь оставаясь наедине с самими собой, да и то не всегда… Маски необходимы нам для того, чтобы скрывать свое истинное лицо, по выражению которого можно всегда безошибочно определить слабые места души и при желании больно ее ранить. Маски бывают самыми разными: от гротескно безразличных, как в японском театре Нох, до брутально-устрашающих, как у супергероев комиксов. Во все века маски вдохновляли художников и писателей на создание вечных шедевров. Например, в романе Александра Дюма «Человек в железной маске» маска является одним из важнейших, если не важнейшим смысловым центром повествования, символом несправедливости и угнетения, вокруг которого разворачивается лихо закрученный сюжет.

REVOLUTION

и

133

РАСЦВЕТ ПРИМИТИВНОГО ИСКУССТВА В примитивных культурах маски играли и продолжают играть исключительно важную, священную архетипическую роль. Североамериканские индейцы получали при помощи масок силы и способности диких зверей, а в Китае похоронные маски символизировали необратимость конца жизненного пути. В Африке и странах Юго-восточной Азии с помощью «сменных лиц» люди до сих пор успешно общаются с духами предков и погружаются в пограничные состояния сознания. Особо подготовленные колдуны и шаманы знают, как использовать маски для путешествий в пространстве и даже во времени! Исходя из вышеизложенного, вовсе не удивительно, что Президент Vacheron Constantin Хуан Карлос Торрес, глава маркетингового и производственного отдела компании Кристиан Сельмони и дизайнер Винсан Кауффманн выбрали именно примитивные маски для демонстрации связи между человеческой природой и высоким часовым искусством. Примитивное искусство вошло в моду на рубеже 19 и 20 столетий. Его проводниками в цивилизованный мир стали прежде всего художники – такие, как, например, кубист Пабло Пикассо и сюрреалист Макс Эрнст, на творчество которых примитивизм оказал сильнейшее влияние. В поисках путей выражения внутренней человеческой сущности, очищенной от наносной красоты и фальшивых эмоций, Пикассо учился в том числе и у древних коллег по ремеслу. Многие критики уверены, что лица по крайней мере двух из пяти изображенных на картине «Авиньонские Девицы» женщин списаны с масок племен Конго. Начиная с 1940-х годов и до конца тысячелетия примитивное искусство – преимущественно представленное масками – становилось все более популярным среди коллекционеров, готовых платить за неказистые с виду поделки огромные деньги. Ценовой рекорд был установлен в июне 2006 года, когда за маску африканского племени фанг было заплачено 5,9 миллиона евро! Особенную ценность для коллекционеров представляет то, что изначально маски создаются не как самодостаточные произведения искусства, а как функциональные предметы религиозных культов либо театральный реквизит. И это сильно добавляет моральной ценности каждому «искусственному лицу». Итак, Торреса вдруг осенило, что маски могут стать прекрасной темой эксклюзивной часовой серии. К счастью для него, выяснилось, что в Женеве располагается один из самых известных музеев масок – Музей Барбье-Мюллера, основанный знаменитым коллекционером Жаном Полем Барбье-Мюллером. Заинтригованный идей Торреса, хозяин экспозиции предоставил свои сокровища в полное распоряжение специалистов из Vacheron Constantin с единственным условием: выбранные ими маски должны быть без искажений воспроизведены на циферблатах. При этом возник логичный вопрос: как можно разместить на циферблате маску, сохранив все полагающиеся временные указатели?


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

VACHERON CONSTANTIN

METIERS D’ART В 2005 году в честь собственного 250-летнего юбилея Vacheron Constantin создал часовую коллекцию Metiers d’Art. Отличительная особенность этих часов состояла в отсутствии стрелок, функции которых выполняли четыре дисковых указателя: часа, минут, даты и месяца. Их апертуры были вынесены на внешний циферблатный радиус, и благодаря такому оригинальному подходу вся центральная часть циферблата превратилась в бескрайнее поле для художественных фантазий. Так на свет появились четыре версии часов с гравированными миниатюрами на тему времен года. Торрес посчитал, что единожды опробованная концепция может снова «выстрелить» – на этот раз с гравированными масками в роли центральных элементов дизайна. Линейка Metier d’Arts Masques будет выпускаться в течение трех лет наборами из четырех масок – в год по набору. Тираж каждого сета будет составлять 25 экземпляров. Торрес очень тщательно выбирал первую четверку, поставив перед собой цель максимально полно отразить в дебютной серии глобальные притязания подведомственного ему бренда. Ведь еще в начале 19 века Франсуа Константен много путешествовал по планете, неся идеалы женевских кабинотье разным народам мира. В конце концов Торрес выбрал китайскую похоронную маску династии Ляо, маску индейцев тлингитов с Аляски, маску из Конго (Браззавиля), которая, как считается, в свое время вдохновляла Пикассо, и маску индонезийского театра масок ваянг-топенг. Все вместе они составили прекрасную иллюстрацию культурного наследия старейших цивилизаций Земли. Как говорит Торрес, «важно, чтобы первые образцы были плоть от плоти древней истории человечества».

СОВРЕМЕННЫЕ РЕМЕСЛЕННЫЕ МЕТОДЫ

REVOLUTION

134

Древние артефакты получили прописку в высоком часовом искусстве посредством современных технологий и оригинального дизайнерского подхода. Было решено, что все маски будут полностью изготовлены из чистого золота. Для достижения максимального сходства с оригиналами, миниатюрные реплики были сперва смоделированы при помощи компьютера. Затем трехмерными моделями вволю «поиграли», чтобы найти наиболее выигрышный поворот маски – стопроцентный анфас не всегда оказывался таковым. После изготовления «болванок», к работе приступили мастера-граверы, вручную превратившие кусочки золота в точные миниатюрные копии исходников. В завершение готовые миниатюры обработали в нужных местах химическими реактивами, чтобы в мельчайших подробностях воспроизвести оригинальные оттенки цвета. Воспроизведены были даже дефекты времени – такие, как, например, следы окисления на китайской маске! Затем каждую маску закрепили на сапфировой циферблатной пластине, полностью накрывающей механизм – таким образом создатели серии подчеркнули приоритет искусства над инженерной составляющей в одной отдельно взятой коллекции. Кроме того, каждый сапфировый циферблат был украшен стихотворными посвящениями маскам, написанными поэтом Майклом Батором. Волшебная красота коллекции Les Masques особенно заметна на фоне заполонивших сегодня часовой рынок ультратехнологичных изделий, далеких от иррациональных эмоций и высокой поэтики. А тот факт, что Vacheron Constantin воплотила свою оригинальную задумку с присущей ей технической безупречностью, делает Les Masques в равной степени желанной как для собирателей предметов искусства, так и для часовых коллекционеров.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

VACHERON CONSTANTIN

ЧЕТЫРЕ МАСКИ

Тлингиты – коренные американцы, ближайшие соседи аляскинских иннуитов. Их шаманы использовали маски для лечения и в качестве защиты поселений от нападений извне. Юноши, желавшие стать шаманами, проводили восемь дней наедине с природой в ожидании видений. Одной из главных особенностей культуры тлингитов был ритуал под названием «Танец Масок», в ходе которого шаман при помощи разных масок превращался в животных, которых ему довелось встретить во время своих видений. АЛЯСКА.

КОНГО. Когда-то эта маска находилась в экспозиции Музея Современных Искусств (MoMA) и была куплена как возможный объект вдохновения Пабло Пикассо. Картина «Авиньонские Девицы», изображающая отдыхающих проституток, считается одной из первых работ великого художника, с которых начался кубический период его творчества. Влияние примитивного искусства на искусство современное было настолько масштабным, что директор МоМА Вильям Рубин издал свой знаменитый двухтомный каталог «Примитивизм в Искусстве ХХ Столетия». Позднее выяснилось, что эта конголезская маска прибыла в Европу из Африки уже после того, как Пикассо закончил «Девиц», но этот факт не сказался на моральной ценности деревянного шедевра. Левая щека этой

маски туземной культуры Кота из северо-западного Конго украшена тремя ритуальными шрамами, которые, как считалось, натолкнули Пикассо на агрессивное затенение лиц «Девиц»… ИНДОНЕЗИЯ. Несмотря на то, что Жан Поль Барбье-Мюллер никогда не увлекался современным индонезийским театром, эта старинная маска понравилась ему с первого взгляда: «выражение лица, улыбка, закрученные усы и элегантная бородка, искусно подведенные глаза – все это однозначно свидетельствует о благородном происхождении данного персонажа». Ваянг-топенг – народный театр острова Ява, актеры которого держат маски зубами за резиновые жгуты, а сценические сюжеты разворачиваются под речитативы и песнопения. ★

135

Сам Барбье-Мюллер не скрывает, что не коллекционирует искусство императорского Китая, а просто интересуется наследием ремесленников прошлого вне зависимости от их национального происхождения.

REVOLUTION

КИТАЙ. Жан Поль Барбье-Миллер наткнулся на эту похоронную маску на Антикварном Биеннале в Париже. Как он сейчас вспоминает, «меня словно парализовало, когда я увидел золоченую маску эпохи Ляо, пристально смотрящую на меня сквозь щели сомкнутых век». Династия Ляо была основана в 907 году н.э. правителем обитавшего во Внутренней Монголии древнего народа кидани Елу Дэгуанем, позднее прославившимся как император Тай-цзун. Несмотря на то, что кидани приняли китайские обычаи и не имели ничего против буддизма, они также сумели сохранить и свою собственную, шаманскую культуру. Похоронные маски династии Ляо покрывались серебром, если покойный принадлежал к знатному роду, и золотом – если усопший был королевских кровей.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

VACHERON CONSTANTIN

Дискуссия на тему

«Вашерона»

по версии форума на www.horomundi.com

REVOLUTION

136

ВОПРОС:

Понятно, почему в тройке ведущих часовых марок обычно называют «Патек Филипп» (Patek Philippe) и «Одемар Пиге» (Audemars Piguet), но откуда там взялся «Вашерон Константин» (Vacheron Constantin)? Насколько я могу судить, по сравнению с достижениями таких компаний, как «ОП», «ПП», «Бреге» (Breguet), «Жежер-ЛеКультр» (Jaeger-LeCoultre) и «Ланге» (Lange), вклад «ВК» в часовое дело смехотворен. Они не выпускают механизмов (по крайней мере, до недавнего времени не выпускали), они ничего не изобрели (насколько мне известно), и своего лица у компании по большому счету нет. Да, «ВК» – очень старая фирма, у ее часов великолепная отделка (на уровне многих других марок), но с какой стати «ВК» оказался в «большой тройке» вместе с «ПП» и «ОП»??? Может, я чего-то не понимаю?


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ОТВЕТ №1:

Верно, «Патек» начал делать фирменные механизмы раньше «Вашерона», но все равно выпуск собственных калибров – это для всех трех компаний относительно новый этап в их долгой истории. Эти марки уважают, в первую очередь, за их богатое наследие (то количество высококлассных часов, которое каждая из них произвела) и за то, что они за долгие годы не растеряли индивидуальности и цельности. Так что «большая тройка» – это три замечательные фирмы, которые оказали огромное влияние на историю коллекционирования часов. С точки зрения объема и «глубины» модельного ряда «Патек Филипп» добился практически невозможного. У него невероятное количество поклонников, и часы «ПФ» неизменно остаются прекрасным объектом для вложения денег. «Одемар Пиге» удалось создать образ молодежной модной марки, а вокруг ее моделей Royal Oak и Royal Oak

VACHERON CONSTANTIN

Offshore сложилось что-то вроде культа. За последнее время компания продемонстрировала ряд впечатляющих технических решений и довольно удачно разнообразила свой модельный ряд. Все это укрепило конкурентоспособность «ОП» и позволяет ей глядеть в будущее с оптимизмом. «Вашерон Константин» по непонятной причине держится крайне консервативно. Интерес к фирме поугас и среди журналистов, и среди часовых торговцев и «инвесторов». Однако все три компании всерьез настроены на выпуск хороших часов. И, особенно если судить по отделке механизма, я бы лично поставил «ВК» на первое место. Есть еще показатели вторичного рынка (хотя, по-моему, слишком на них зацикливаться не надо). Так вот, на вторичном рынке в некоторых странах мира часы «ВК» не имеют конкурентов среди ведущих «технических» марок и пользуются очень большим спросом.

REVOLUTION

ОТВЕТ №2

Я считаю так: «Патек» делает часы для сегодняшнего поколения, чтобы оно передавало их по наследству будущим поколениям. «ОП» делает часы сразу для будущего поколения (модные и молодежные). «ВК», похоже, перестает держаться за фалды выцветшего фрака своей долгой и богатой истории и потихоньку превращается в современного производителя с долгой и богатой традицией. Причем по качеству отделки «ВК», на мой взгляд, держит первое место в мире. И пускай «ВК» не так часто мелькает в СМИ, это не значит, что мануфактура делает посредственные часы. Часы у нее исключительные.

Дело, наверное, в том, что «большая тройка» – это как старинный клуб, куда очень трудно попасть и у которого свои стандарты, которые могут расходиться с сегодняшними рыночными реалиями. «ПП» и «ОП» примечательны тем, что сохранили независимость и представляют из себя мануфактуры с высокой степенью самодостаточности. Но было время, причем, по меркам часового мира, не так уж и давно, когда все три компании были независимы и выпускали полностью законченные и отделанные часы, построенные на основе лучших базовых модулей, и у каждой из них были свои сильные стороны. «ВК» был особенно знаменит своими роскошными репетирами и считался (да и по сей день, по-моему, считается) главным экспертом по украшению, отделке механизма и часам-скелетонам. Если вы полистаете книгу «Секреты «Вашерон Константина»: 250 лет истории», то убедитесь, что на протяжении почти всего XX в. «ВК» совершенно точно был в авангарде часового дизайна и выпустил несколько десятков красивых и оригинальных корпусов, а также разработал множество интересных комбинаций циферблатов и стрелок. Да, надо признать ряд фактов: 1) «ВК» несколько раз менял владельцев; 2) его превращение в мануфактуру полного цикла затянулось и 3) в последнее время у «ВК» немного разладилось со стилем – но это никак не перечеркивает ни прошлых заслуг компании, ни ее заметных достижений в настоящем. И еще добавлю насчет «Бреге». Конечно, происхождение у компании самое блестящее, но примерно с 70-х годов XIX в. и почти до нашего времени ее на часовом рынке практически не было заметно. И вернулась она в высокое часовое искусство только благодаря усилиям Николаса Хайека, главы группы «Суоч» (Swatch). Так что, если «Бреге» сейчас (или до сих пор – это кто как считает) причислять к ведущим часовым домам наравне с «ПП» и «ОП», то «ВК» уж точно заслуживает такого статуса.

137

ОТВЕТ №3:


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

PANERAI

Стремление «Панераи» (Panerai) создать турбийон вполне понятно – разве можно носить звание подлинной мануфактуры без собственного турбийона? Генеральный директор «Панераи» Анджело Бонати уверен: если компания заполучила турбийон где-то на стороне, а не создала свой собственный, который бы удовлетворял всем требованиям для хронометров, она попросту потратила время впустую. «Мы стремимся постичь все тонкости часового мастерства, только так можно стать подлинной мануфактурой, – убежден Бонати. — А турбийон — как раз одна из таких тонкостей. Когда мы его сделали, мы еще раз убедились в том, что наши производственные возможности практически безграничны».

КР-Р-РАСОТА! НЕВЕРОЯТНАЯ СИЛА ТУРБИЙОНА PANERAI


REVOLUTION

140

К

огда разработчики «Панераи» начали заниматься турбийоном, выяснилось, что в большинстве современных часов с турбийоном это усложнение почти не влияет на точность хода, а служит, скорее, украшением. Не секрет, что мало кто из производителей турбийонов посылает свои механизмы на сертификацию в Официальный институт по испытанию хронометров (COSC). «Мы посмотрели на турбийон с точки зрения наших ценностей и сразу поняли, что с этим механизмом, изначально созданным ради повышения точности, мы общий язык найдем, – говорит Бонати. – Когда пришла идея создать турбийон, мы обратились к специалистам. Через год они показали нам результаты своей работы. «Что это?» – спросили мы. «Первоклассный турбийон», – ответили они. «Это мы видим, – сказали мы, – но с «Панераи» у него нет ничего общего!» Одна очень талантливая женщина признала: «Вы правы. Обычный турбийон для «Панераи» не годится». В итоге именно она разработала для нас турбийон, который достойно продолжил дело своих предков – улучшать точность хода. Исторически турбийон предназначался для компенсации гравитационных погрешностей в карманных часах, чей баланс бóльшую часть времени проводил в вертикальном положении. Но наручные часы почти все время находятся в горизонтальной плоскости. И разработчица учла это в своем турбийоне и сделала каретку с вертикальным вращением. Вращаясь, она проходит все плоскости от горизонтальной до вертикальной. Именно своей функциональностью такой турбийон завоевал наши симпатии. Кроме того, на него просто приятно посмотреть». Но помимо вертикального вращения у турбийона «Панераи» есть еще одно достоинство: один оборот он делает в два раза быстрее, чем обычные турбийоны, т.е. всего за полминуты. Это означает, что

регулятор хода «Панераи» в два раза эффективнее компенсирует ошибки, вызванные действием силы тяжести, – еще одна монета в копилку высокой точности. На месте «Панераи» другие компании тут же бы раструбили по всему миру о своем невероятном техническом ноу-хау и непременно поместили бы турбийон на самое видное место, на циферблат часов. Бонати же поступил по-другому: к 10-летию компании в индустрии роскоши он выпустил три фирменных механизма, одним из которых стал калибр с турбийоном P.2005. Более того, он, как в свое время Бреге, решил расположить регулятор хода у задней стенки часов. «Наши часовщики были просто очарованы этим турбийоном, – рассказывает Бонати. – Тут-то я им и сказал: «Отлично, но мы его поставим сзади». Они всплеснули руками и заявили, что я, наверное, сошел с ума. Но тогда я им объяснил, что часы «Панераи» – это, прежде всего, скромные и функциональные часы. Собственно, для чего нужен турбийон? Совсем не для того, чтобы рисоваться перед другими и пускать пыль в глаза. О том, что он у вас есть, должны знать только вы, потому что единственная его задача – обеспечивать хронометрическую точность. Располагать турбийон на циферблате стали только в последние двадцать лет. Понятно, что все это в угоду тем людям, которые любят выставлять напоказ свое богатство». Все фирменные механизмы «Панераи» отличаются высочайшим качеством. Оно и понятно: например, в турбийоне многое делалось вручную. «В турбийоне масса вещей, которые требуют к себе тонкого подхода, – делится Бонати. – Взять хотя бы фаски – со всего механизма их снимали вручную. Учтите: на снятие фасок с одной только детали каретки у часовщика уходит примерно два часа. Отделка часового

Текст: Уэй Коу, Владимир Строков. Фото: Стивен Ландау

Регулятор размещен на мосту, который, вращаясь, проходит все плоскости от горизонтальной до вертикальной. Это новшество еще раз показывает, что Panerai с большим уважением относится к традициям хронометрии и продолжает их, создавая точнейшие в мире часы


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

PANERAI

КОЛЕСО БАЛАНСА НА ТУРБИЙОНЕ PANERAI ПРОХОДИТ ВСЕ ПЛОСКОСТИ ОТ ГОРИЗОНТАЛЬНОЙ ДО ВЕРТИКАЛЬНОЙ. БЛАГОДАРЯ ЭТОМУ ЗА МИНУТУ БАЛАНС ПРОВОДИТ В ГОРИЗОНТАЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ МАКСИМУМ ДВЕ СЕКУНДЫ НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, КАК ВЫ ДЕРЖИТЕ РУКУ

Благодаря этому турбийону за минуту баланс проводит в горизонтальном положении максимум две секунды

думать над тем, как их испытывать. Нужно было выработать такие методы проверки, чтобы всем стало ясно: фирменные калибры «Панераи» удовлетворяют всем требованиям для хронометров и могут служить новыми стандартами надежности. «Когда мы испытываем наши собственные механизмы, мы берем за основу критерии гораздо более строгие, чем в Официальном институте по испытанию хронометров, – подчеркивает Бонати. – Просто мы решили не перекладывать ответственность за работу наших механизмов на плечи других. Так что за наши часы отвечаем действительно мы, а не швейцарский институт. К тому же в COSC на точность проверяются не сами часы, а только механизм. А мы замеряем точность хода уже полностью

REVOLUTION

механизма также в основном выполнена руками. Посмотрите на механизм под лупой – не найдете ни единого изъяна!» На циферблате часов лишь одна деталь намекает на их удивительно точный ход. Это синяя точка, бегущая по маленькому секундному циферблату в два раза быстрее, чем секундная стрелка. Этот индикатор связан с кареткой турбийона, которая делает один оборот всего за полминуты. Бонати советует: «Если вас спросят, где турбийон, покажите на эту точку и ответьте: «Вот он!» Это что-то вроде маленького секрета, которым можно поделиться с тем, кому доверяешь». Создав оригинальные механизмы с великолепными характеристиками, «Панераи» сделал только первый шаг. Затем в компании стали

141

Индикатор запаса хода


ПОМИМО ВЕРТИКАЛЬНОГО ВРАЩЕНИЯ У ТУРБИЙОНА PANERAI ЕСТЬ ЕЩЕ ОДНО ДОСТОИНСТВО: ОДИН ОБОРОТ ОН ДЕЛАЕТ В ДВА РАЗА БЫСТРЕЕ, ЧЕМ ОБЫЧНЫЕ ТУРБИЙОНЫ, Т.Е. ВСЕГО ЗА ПОЛМИНУТЫ. А ЗНАЧИТ, ЭТОТ РЕГУЛЯТОР ХОДА В ДВА РАЗА ЭФФЕКТИВНЕЕ КОМПЕНСИРУЕТ ОШИБКИ, ВЫЗВАННЫЕ ДЕЙСТВИЕМ СИЛЫ ТЯЖЕСТИ, — ЕЩЕ ОДНА МОНЕТА В КОПИЛКУ ВЫСОКОЙ ТОЧНОСТИ


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

PANERAI

за ходовые качества, – объясняет глава «Панераи». – Мы же подвергаем каждый винтик наших часов жесточайшим испытаниям». Ко всем часам из коллекции «Манифаттура» также прилагается сервисная книжка. В нее подробно заносят все операции, которые производят с часами в центрах обслуживания. «Это очень важный документ, который подтверждает, что часами занимались только официальные партнеры «Панераи», – говорит Бонати. — Он вам обязательно понадобится, если вы вдруг захотите свои часы продать. Это как с покупкой поддержанного «феррари»: первым делом надо убедиться, что его обслуживали только в специализированных техцентрах. А в сервисной книжке даты, виды ремонта – все это записано». ★

МЫ ПРОВЕРЯЕМ НЕ ТОЛЬКО САМ МЕХАНИЗМ, НО И УЖЕ ГОТОВЫЕ ЧАСЫ И ТОЛЬКО ПОТОМ СНАБЖАЕМ ИХ СЕРТИФИКАТОМ. ЕСЛИ ВДРУГ ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЧТО ЧАСЫ ИДУТ НЕДОСТАТОЧНО ТОЧНО, ОНИ НЕ ПОКИДАЮТ СТЕН МАНУФАКТУРЫ. МЫ РАЗБИРАЕМ ИХ И НАСТРАИВАЕМ ЧАСОВОЙ МЕХАНИЗМ ЗАНОВО

143

На циферблате текущих секунд есть синяя точка, которая бежит по циферблату в два раза быстрее, чем секундная стрелка. Этот индикатор связан с кареткой турбийона и показывает скорость ее вращения

REVOLUTION

собранных часов с фирменным механизмом». Любая модель из коллекции «Манифаттура» (Manifattura) доказывает, что «Панераи» слов на ветер не бросает. «К каждым часам из этой коллекции прилагается брошюра с описанием испытаний, которые они прошли, – рассказывает Бонати. – Из нее вы узнаете, что мы проверяем точность хода любого нашего механизма при разных натяжениях ходовой пружины и в шести разных положениях». Кстати, в COSC все испытания проводятся при одном натяжении пружины. «Например, калибр P.2003 мы проверяем сразу после завода и когда натяжение упадет наполовину, – поясняет глава «Панераи». – Для него этого достаточно. Это механизм с автоподзаводом, и, если носить часы постоянно, запас хода не падает больше чем в два раза. А вот точность P.2002 мы замеряем в первый и последний день завода, чтобы наши клиенты убедились в стабильности хода. Мы также вычисляем совокупную погрешность в точности хода при разных положениях часов и в брошюре подробно об этом рассказываем. Поэтому, купив часы из серии «Манифаттура», вы становитесь обладателем действительно качественного изделия, прошедшего самые жесткие испытания». Но это не самое главное. Основной плюс испытаний «Панераи» в том, что в отличие от специализированных учреждений вроде COSC «Панераи» проверяет не только сам механизм, но и уже собранные часы. «Вот как проходит процесс проверки в COSC, – рассказывает Бонати. – Вы отдаете им механизм, они 15 дней следят за ним и потом возвращают его вместе с сертификатом о хронометрической точности. Но, пока вы доведете этот механизм до часов, много чего может произойти. Всякие неприятности во время перевозки, те же скачки температуры, например. Но самое опасное – это процесс монтажа, когда механизм «зашивают» в корпус. Мы по возможности стараемся уменьшить число шагов между последней настройкой механизма и монтажом. Но, несмотря на эти предосторожности, мы затем еще раз проверяем уже готовые часы и только потом снабжаем их сертификатом. Если вдруг оказывается, что часы идут недостаточно точно, они не покидают стен мануфактуры. Мы разбираем их и настраиваем часовой механизм заново». В брошюре, прилагаемой к часам «Манифаттура», описаны критерии проверки не только самого механизма, но и остальных элементов. Рассказано, как тестировали сапфировое стекло, как испытывали на водонепроницаемость корпус. Кроме того, проверку на износостойкость прошли заводная головка, ремешок и даже штифты, которыми пряжка и корпус крепятся к ремешку. «Оглянитесь вокруг: все эти «сертификаты» дают сейчас за красивую отделку, а совсем не ПОЭЗИЯ ДВИЖЕНИЯ:

ТУРБИЙОН PANERAI В РАБОТЕ


И Р

И К

Ф Р

С

Е П У


ВЫПУСТИВ ПОЛНОСТЬЮ БЕССМАЗОЧНЫЙ FREAK, ULYSSE NARDIN СОВЕРШИЛ РЕВОЛЮЦИЮ В ИСПОЛЬЗОВАНИИ КРЕМНИЯ


далеком 1961 г. был опубликован роман известной писательницы Карсон Маккалерс «Часы без стрелок». Это название вспоминается мне всякий раз, когда я думаю о новом техническом достижении неистощимого Рольфа Шнидера, владельца компании «Улисс Нарден» (Ulysse Nardin) – часах «ИнноВижн Фрик» (InnoVision Freak), чей механизм обходится без какой бы то ни было смазки. И не из-за какого-то особого покрытия, а только благодаря природным свойствам кремния. Кроме шуток: достижение «Улисс Нардена», на которое подвиг разработчиков Шнидер, нельзя назвать иначе, как РЕВОЛЮЦИОННЫМ. Часы с механизмом, не требующим смазки. Часы, при создании которых используются методы, никогда еще не применявшиеся в часовом деле. И, между прочим, часы, действительно не имеющие стрелок. Как отмечает технический директор компании Пьер Гигакс (Pierre Gygax): «Мы отдаем должное успехам других производителей – в частности, «Жежер-ЛеКультр» (Jaeger-LeCoultre), которая благодаря проекту Extreme Lab значительно продвинулась в улучшении характеристик механизма. Осциллятор там вообще великолепный. Но нас интересует другое: новые технологии и материалы, которые в производстве часового механизма еще не находили применения».

REVOLUTION

146

В

Шнидер рассказывает: «Когда мы выпустили «Фрика» – это было в 2001 г., – мы произвели революцию в трех областях: в эстетической, технической и в области подбора материалов». Что и говорить: с эстетической и технической точек зрения глашатай новой эры часового мастерства выглядел впечатляюще. В этой статье пойдет речь о том, что за революцию произвел «Фрик» в подборе материалов. «ИнноВижн Фрик» был разработан не просто для того, чтобы к названию модели можно было смело добавить приставку «супер». Главная цель проекта – довести работу механических часов до высочайшей степени совершенства. И неслучайно в конструкции нового «Фрика» так широко использован кремний, обладающий, кроме прочего, антимагнитными свойствами, эластичностью и способностью превращаться в детали самой сложной формы. Немного истории. Собственно говоря, сам проект «ИнноВижн» стал возможен именно благодаря новаторскому использованию кремния, к которому обратились разработчики первой модели «Фрика». В спусковом механизме этих часов имелось два ходовых колеса (в основе конструкции лежит двойной прямой спуск, на создание которого Людвига Ойшлина натолкнул «естественный спуск» Бреге). Ни золото, ни сталь для изготовления этого устройства не годились, и создателям


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

InnoVision Freak был разработан не просто для того, чтобы к названию модели можно было смело добавить приставку «супер». Главная цель проекта – довести работу механических часов до высочайшей степени совершенства

ULYSSE NARDIN

применяемого для изготовления микрокомпонентов, из кремния можно вырабатывать крохотные детали невероятной точности. Первые кремниевые колеса, предназначенные для «Фрика», покрывались алмазоподобным углеродом. Убедиться в равномерности нанесения такого покрытия было в то время очень и очень трудно. Особенно сложно было проверять вертикальные поверхности. При качественном покрытии механизм работал безупречно, однако при малейшем дефекте правильность хода несколько нарушалась, особенно когда на вертикальные поверхности попадала пыль. Эти нарушения усугублялись и большой нагрузкой на зубцы колес, вызванной конструктивными особенностями двойного прямого спуска. «Это покрытие рекомендовал нам Швейцарский центр электроники и микротехнологии, – рассказывает Гигакс. – Как показала практика, кремниевые колеса с хорошо нанесенным покрытием работали лучше, чем без покрытия, а с плохо нанесенным – хуже». И «Улисс Нарден» решился на удивительный шаг: компания стала изымать из обращения «Фрики» с неудовлетворительным ходом и заменять их колеса новыми, более качественными, а иногда целиком менять спусковой механизм. «Когда внедряется что-то новое, всегда приходится брать на себя ответственность: ведь есть опасность допустить просчет, – говорит Пьер Гигакс. – Если бы не мы, вряд ли кто-то еще попробовал бы применить в производстве часов кремний. Сегодня эти колеса и другие детали из кремния отличаются потрясающей точностью: геометрический допуск у них составляет один микрон, а допуск отверстий – два микрона». Низкий коэффициент трения позволял изготавливать из кремния

спусковые колеса, которым не требовалось смазки. Это открытие по сути стало началом новой эры в часовом деле. Ведь если спусковой механизм работает без смазки, то можно, во-первых, в разы удлинить межсервисные интервалы, а во-вторых, значительно увеличить частоту баланса и тем самым повысить точность хода. Впрочем, прошло несколько лет, прежде чем начинание «Улисс Нардена» подержала еще одна мануфактура. В 2006 г. «Патек Филипп» (Patek Philippe) показал часы, у которых из кремния было изготовлено не только спусковое колесо, но и спираль. И дело не только в том, что кремниевый волосок равномернее сжимался и не был подвержен магнетизму, – сам факт произвел эффект разорвавшейся бомбы. Хотя кое-кто по-прежнему не хочет замечать очевидного, кремний – это ключ к независимости для многих компаний, уставших от диктата поставщиков микрокомпонентов. В 2007 г. преимущества кремния наконец-то оценили по заслугам и вся швейцарская часовая промышленность ударилась в гонку технологий с азартом, невиданным со времен советско-американского противостояния. Небольшие лаборатории в Швейцарии и Германии наращивают свои мощности по производству кремниевых деталей, а группа «Суоч» (Swatch Group) даже открыла кремниевое подразделение на своей микрокомпонентной фабрике «Ниварокс» (Nivarox).

147

«Фрика» пришлось искать другой, более легкий металл. Алюминий тоже не подошел: из-за большой нагрузки на пять импульсных зубцов алюминиевые колеса быстро снашивались. Следует пояснить, в чем заключается необычность нарденовского механизма. У часов с традиционным швейцарским анкерным ходом спусковое колесо, как правило, имеет 20 зубцов. Если уменьшить их число, нагрузка на каждый зубец возрастает. Позже «Улисс Нарден» справился с этой трудностью, разработав двойной непрямой спуск, где колесо оснащено 18 зубцами (этот спуск имеется у всех «Фриков II», «Калибра 160» и, конечно, у нового «ИнноВижн Фрика»). Но откуда вообще возникла мысль обратиться к кремнию? Эту идею где-то в середине 90-х подал изобретательному Пьеру Гигаксу сотрудник Инженерной школы в Ле-Локле Мишель Вермо. Тогда же Вермо обратился в невшательский Институт микротехнологии и Швейцарский центр электроники и микротехнологии с просьбой изготовить спусковой механизм из кремния. Гигакс слышал о хорошей электропроводности кремния, обусловившей его широкое применение в компьютерной технике, но об упругости этого вещества он не знал. Он взялся за исследования и обнаружил, что при помощи глубокого реактивного ионного травления (DRIE),

REVOLUTION

Текст: Уэй Коу, Дмитрий Герасимов

КРЕМНИЙ – ЭТО КЛЮЧ К НЕЗАВИСИМОСТИ ДЛЯ КОМПАНИЙ, УСТАВШИХ ОТ ДИКТАТА ПОСТАВЩИКОВ МИКРОКОМПОНЕНТОВ. В 2007 ГОДУ ПРЕИМУЩЕСТВА КРЕМНИЯ ОЦЕНИЛА ШВЕЙЦАРСКАЯ ЧАСОВАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ – И УДАРИЛАСЬ В ГОНКУ ТЕХНОЛОГИЙ С АЗАРТОМ, НЕВИДАННЫМ СО ВРЕМЕН СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ULYSSE NARDIN

REVOLUTION

148

ОЦЕНИВ ШИРОКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ, СТОЯЩИЕ ЗА ПРИРОДНЫМИ СВОЙСТВАМИ КРЕМНИЯ, ULYSSE NARDIN И КОМПАНИЯ MIMOTEC СОЗДАЛИ СОВМЕСТНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ SIGATEC, ПРОИЗВОДЯЩЕЕ КРЕМНИЕВЫЕ ДЕТАЛИ ДЛЯ ЧАСОВ SIGATEC – К НОВЫМ ГОРИЗОНТАМ За последние годы «Улисс Нарден» организовал два проекта, связанные с поиском новых материалов. В 2005 г. компания выпустила часы Freak Diamond Heart, где впервые в мире были использованы спусковые колеса и спирали из синтетического алмаза. Позже независимая марка «Гребель Форси» (Greubel Forsey) купила лицензию на эту технологию и в прошлом году как раз продемонстрировала свой экспериментальный алмазный баланс. Кроме того, оценив широкие возможности, стоящие за природными свойствами кремния, «Улисс Нарден» и компания «Мимотек» (Mimotec) создали совместное предприятие «Сигатек» (Sigatec), производящее кремниевые детали для часов. Возглавляет его Марк-Андре Глассей. Продукция «Сигатека» очень разнообразна, она включает даже гребенки для минутных репетиров. Такие гребенки оснащены особыми фигурными зубьями с прорезями посередине, которые обеспечивают более прочное зацепление. Благодаря подобной конфигурации можно было бы исцелить некоторые врожденные пороки, имеющиеся у хронографов с горизонтальным зацеплением и проистекающие из неудачной стыковки зубьев, но это уже другая история. Основатель «Мимотека» Юбер Лоренс разработал технологию фотолитографии «ЛИГА», в которой вместо рентгеновских лучей применяются ультрафиолетовые.

Среди продукции «Сигатека» есть и кремниевые волосковые пружины с покрытием из оксида кремния, благодаря которому упругость детали при перепаде температур почти не меняется, и детали из комбинированных материалов. Да-да, речь идет, например, о спусковых колесах с кремниевыми зубьями и никелевым трибом, представляющих собой моноблок. Сначала изготовляется деталь из кремния, а затем в нее «вживляется» никель. Вообще-то, окислению подвергаются все детали из кремния. В результате тепловой обработки деталь покрывается слоем оксида, составляющим 30 ее толщины и, по словам Гигакса, все неровности, возникшие при травлении, сглаживаются. К тому же этот слой защищает деталь от перепада температур. Итак, «Улисс Нарден» организовал и возглавил «кремниевое движение». Но зачем? Вот что говорит по этому поводу Рольф Шнидер: «У нас был выбор: либо наращивать ноу-хау в традиционных часовых областях, либо сосредоточиться на технологиях будущего и оставить позади всех конкурентов. А так как мы первые начали использовать кремний в дорогих часах, то мы решили, что имеем моральное право пойти по второму пути. Причем мы своими наработками готовы делиться. Мы, например, с удовольствием обсудим возможность поставки компонентов любой компании, которая, на наш взгляд, правильно относится к часовому делу».


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

INNOVISION FREAK Технические достижения, полученные в «Сигатеке», надо было эффектно подать. Так появился «ИнноВижн Фрик» – часы, равных которым еще не было. «Мы хотели сделать первый в мире бессмазочный механизм, – рассказывает Шнидер. – Нас, правда, опередила «Жежер-ЛеКультр», которая еще до Базельской выставки 2007 г. показала свой Extreme Lab. Надо сказать, я этого не ожидал. Но, когда я присмотрелся к их механизму, я понял, что, при всем уважении к «Жежер», мы все-таки пошли дальше. У нас детали не требуют смазки за счет самого материала, а не за счет специального покрытия». Но дело не только в смазке. «ИнноВижн Фрик» объединил в себе ряд технических новшеств, таких как оригинальная амортизационная система для оси баланса, которые знаменуют собой новый этап развития часового дела. Жаль только, что в продажу этот «Фрик» не поступит: по словам Шнидера, его разработали, главным образом, для того, чтобы обкатать новые технологии. Взглянем на эти часы будущего и их десять новшеств повнимательнее: 1. ЗАВОДНОЙ БАРАБАН НА ПОДШИПНИКЕ Не требующий смазки подшипник с 96 шариками, способными вращаться как в вертикальной, так и в горизонтальной плоскости. Первые часы с таким устройством поступили в продажу в 2005 г.

ULYSSE NARDIN

10 ВЕЛИКИХ НОВАЦИЙ ЧАСОВ INNOVISION FREAK НОВШЕСТВО 1

НОВШЕСТВО 2

НОВШЕСТВО 3

НОВШЕСТВО 4

НОВШЕСТВО 5

НОВШЕСТВО 6

НОВШЕСТВО 7

НОВШЕСТВО 8

НОВШЕСТВО 9

НОВШЕСТВО 10

2. ДВОЙНОЙ НЕПРЯМОЙ СПУСК Это устройство также не нуждается в смазке. Другое его достоинство состоит в том, что угол подъема сокращен до 31 градуса. Дебют состоялся в 2005 г. 3. КРЕМНИЕВЫЕ ПОДШИПНИКИ Бессмазочные подшипники из кремния крепятся на латунной платине. Отпадает необходимость в смазочных отверстиях. 4. ТЕХНОЛОГИЯ DRIE И НИЗКИЙ КОЭФФИЦИЕНТ ТРЕНИЯ Благодаря технологии DRIE спусковой мост, изготовленный из цельного кремния, отличается высокой точностью выделки. Еще одно преимущество кремниевого изделия – низкий коэффициент трения, позволяющий обходиться без камней, вследствие чего появляется возможность проделывать отверстия близко к краю моста.

7. КРЕМНИЕВАЯ ПРУЖИНА Волосковая пружина из кремния безупречна в эксплуатации. Ноу-хау ее производства принадлежит компании «Улисс Нарден». 8. РОЛИК И ИМПУЛЬСНЫЙ ШТИФТ Ролик и импульсный штифт представляют собой один цельный компонент, который произведен методом двусторонней обработки при помощи разработанной «Сигатеком» технологии DRIE.

9. ВАРИАТОР И КОПЬЕ ДВОЙНОГО НЕПРЯМОГО СПУСКА Вариатор двойного непрямого спуска выполняет несколько функций. Подобно анкеру в швейцарском анкерном ходе, он оснащен копьем, которое должно располагаться между рожками точно посередине. Благодаря технологии двустороннего травления, разработанной «Сигатеком», некогда сборная деталь теперь стала моноблоком: она не требует ни сборки, ни подгонки. 10. ДВУХУРОВНЕВАЯ ТЕХНОЛОГИЯ Разработанная «Сигатеком» технология двухуровневого травления позволяет производить моноблок, включающий в себя спусковое колесо и триб. Взять эту технологию на вооружение захотят многие разработчики часовых механизмов по всему миру.

149

6. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ УПРУГОСТИ КРЕМНИЯ «Улисс Нарден» создал амортизатор нового типа – кремниевый диск с прорезями, придающими ему вид плоской спирали, который надевается на ось балансового колеса. При сотрясении спираль амортизирует, а затем принимает первоначальную форму.

В ПРОДАЖУ ЭТОТ FREAK НЕ ПОСТУПИТ, ЕГО РАЗРАБОТАЛИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДЛЯ ОБКАТКИ НОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

REVOLUTION

5. УСОВЕРШЕНСТВОВАННЫЙ МОСТ Сочетая технологии DRIE и «ЛИГА», «Сигатек», «Мимотек» и «Улисс Нарден» из комбинированных материалов произвели мост, обладающий отличными эксплуатационными показателями. Прогрессивная технология изготовления обеспечивает точность, кремний обеспечивает низкий коэффициент трения, никель обеспечивает прочность.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ULYSSE NARDIN

Искусство – не подражание реальности, а ее постижение и отображение. Благодаря таинственному взаимодействию левого и правого мозговых полушарий художник выражает свое видение мира, окрашенное личностью автора. При этом роль художника – открывать новое, раздвигать границы изведанного. В первый же год нового тысячелетия владелец компании «Улисс Нарден» Рольф Шнидер, Пьер Гигакс и Людвиг Ойшлин совершили творческий подвиг, который изменит весь облик часового искусства. Имя этому подвигу – «Фрик». История часового мастерства последнего столетия не знает другого случая, чтобы одна-единственная модель произвела подлинную революцию в часовом деле. «Фрик», впервые представленный на Базельской выставке в 2001 г., перевернул все наши представления о том, что такое наручные часы. У «Фрика» нет ни заводной головки ни стрелок: индикатором служит непрерывно вращающийся часовой механизм. Сочетая плавную динамику мобильной скульптуры с вызывающим обликом художественных инсталляций, «Фрик» стал провозвестником модернистской эстетики в часовом искусстве. Подобно первому необычному для традиционной мелодики аккорду, задавшему стилистку джаза, творение Шнидера задало новые законы мира механических часов. В оформлении «Фрика» отразилась напоминающая о «Баухаузе» увлеченность индустриальным функционализмом и наивысшие достижения высокого часового искусства. Каждым биением спускового механизма «Фрик» напоминает: люди тепло относятся к часам потому, что те воплощают в себе дух творчества и фантазию художника.

ОДНО ИЗ САМЫХ ВНУШИТЕЛЬНЫХ ДОСТОИНСТВ FREAK – ПРОСТОТА, ЛОГИЧНОСТЬ И ПРОДУМАННОСТЬ КОНСТРУКЦИИ. ОН КАК ЯПОНСКИЕ ТРЕХСТИШИЯ ХАЙКУ, ГДЕ СЛОВ НЕМНОГО, А ЧУВСТВА АВТОРА ПЕРЕДАНЫ В ПОЛНОЙ МЕРЕ

ПОЭМА НА ЗАПЯСТЬЕ Что же такое «Фрик»? Часы без заводной головки и без стрелок. Приспособлением для указания времени становится сам часовой механизм, вращающийся под действием ходовой пружины. Индикатор часа расположен на барабане ходовой пружины, а минуты указывает грациозный спусковой мост. Как говорит Рольф Шнидер: «Я люблю сравнивать «Фрик» с работами швейцарского мастера кинетической скульптуры Жана Тенгели. Это поэма на запястье». «Фрик» – первые часы, где механизм не скрыт от глаз, а почтительно водружен на вращающийся постамент. Фантазия создателей вывернула часы наизнанку: на смену пышному гильошированному циферблату пришел заводной барабан, а привычную минутную стрелку сменил легкий золотой мост спускового механизма. Чем не образец для трехмерного изображения времени, о котором сегодня столько пишут? Но «Freak», «сумасброд»… Что за странное


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ULYSSE NARDIN

«Фрики» – это явная увлеченность индустриальным функционализмом в сочетаниис наивысшими достижениями высокого часового искусства

151

сложных механизмов у «Картье» (Cartier). Это ее гений произвел на свет Tourbillon Relatif от «Пьяже» (Piaget)). Форестье-Касапи, награжденная премией Бреге за конструкцию турбийона, рассказывает: «Принципиально новым устройством была каретка турбийона: она заключала в себе не только балансовое колесо и спуск, но и весь передаточный механизм. При этом она располагалась в центре часов, внутри барабана, и совершала один оборот в час». Ойшлин и не подозревал, что берется за работу, которой суждено было стать важным рубежом в истории часового мастерства. «Рольф показал мне чертеж часов, где механизм располагался внутри спирали часовой пружины, которая придавала ему вращательное движение, – говорит Ойшлин. – Но при такой конструкции пружина занимала все пространство между механизмом и корпусом, и ей не хватало силы на то, чтобы обеспечить нормальный ход». Вот как рассказывает об этом сам Шнидер: «При таком устройстве запас хода ограничивался восемью часами. Вставить в часы более длинную пружину, которая помогла бы выйти из положения, было невозможно. И я сказал разработчику, что хочу посоветоваться с Людвигом». А положение было не из приятных. «Улисс Нарден» вложил проект большие средства – и вдруг это препятствие. Но, раздумывая над задачей, Ойшлин начал понимать, где кроется подход к ее решению. «У Людвига есть замечательная способность находить простые способы решения сложных

REVOLUTION

название для часов? Сначала это слово было просто условным обозначением проекта. Шнидер рассказывает: «Помню, многие недоумевали: “Такие изысканные часы – и вдруг такое название!”» Но в конце концов название за часами так и закрепилось, потому что если взглянуть на них глазами закоренелого сторонника традиций, это действительно форменное сумасбродство. Как именно возникла идея проекта? Людвиг Ойшлин вспоминает тот знаменательный день, когда Шнидер позвонил ему и попросил разобраться с трудностями, возникшими в работе над карусельным турбийоном (этим проектом руководила блистательная Кароль ФорестьеКасапи (Carole ForestierKasapi), глава отдела разработки высоко-


REVOLUTION

152

КАК МОЖНО БЫЛО ТАК НАЗВАТЬ ИЗЫСКАННЫЕ ЧАСЫ, ЭТОТ НАСТОЯЩИЙ ОБЪЕКТ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА? РАБОЧЕЕ НАЗВАНИЕ FREAK ЗАКРЕПИЛОСЬ, ПОТОМУ ЧТО, ЕСЛИ ВЗГЛЯНУТЬ НА НИХ ГЛАЗАМИ ЗАКОРЕНЕЛОГО СТОРОННИКА ТРАДИЦИЙ, ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ФОРМЕННОЕ СУМАСБРОДСТВО

проблем, – говорит Пьер Гигакс. – На этот раз он придумал такое, что мы в результате получили совершенно другие часы». «Я знал, что «Улисс Нарден» основательно потратился на этот проект, – говорит Ойшлин. – Но мне было ясно, что ничего из этого не получится. И я подумал: а к чему все эти математические расчеты, чтобы механизм в корпусе совершал оборот за 58-59 минут? Почему не сделать так, чтобы он оборачивался за 60 минут? Вот вам и индикатор времени». Чтобы увеличить запас хода, Ойшлин, не долго думая, перенес ходовую пружину под механизм. Затем настал черед математики. Произведя перерасчет передачи, Ойшлин добился-таки того,

что механизм совершал оборот за 60 минут и, таким образом, мог выполнять функцию минутной стрелки. Тут уж сама логика подсказывала, что роль часовой стрелки должна достаться барабану, совершающему оборот за 12 часов. Заводной барабан и спусковой мост были оснащены индикаторами, указывающими соответственно часы и минуты. «Прелесть этой конструкции в простоте дизайна, – говорит Шнидер. – В таком лаконизме есть своя поэтичность: часам не нужно никаких стрелок, указатель времени – механизм». Именно так: «Фрик» показывает время не благодаря своему механизму, как другие часы, а самим механизмом.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ULYSSE NARDIN

хлопотал уже несколько лет, но Шнидер никак не соглашался. «Помню, однажды он пришел ко мне в кабинет и с гордостью поставил на стол эти свои часы, – рассказывает Шнидер. – «Ну и что?» – спрашиваю. – «Да вы загляните внутрь. Смотрите, какой спуск». Спуск и правда выглядел внушительно. Но что-что, а спусковые механизмы у нас обычно забот не вызывали: на анкерный спуск не жалуются. Притом в обычных наручных часах его все равно не видно. И я тогда решил, что обойдемся без него. Людвиг здорово расстроился. А вот Пьер (Гигакс) очень этим спуском увлекся и стал подбирать материал для колес, чтобы его можно было использовать в наручных часах». Когда же дело дошло до разработки «Фрика», Шнидер оценил возможности изобретения Ойшлина: «Если спуск находится там, где у обычных часов циферблат, его хорошо видно. К тому же он фактически указывает минуты. И я подумал: “Что ж, для этих часов такой спуск пригодится”». Между тем до Базельской выставки 2001 г. времени оставалось в обрез. Разработчики едва успевали. «В какой-то момент я уже хотел им сказать: «Не можете довести до ума двойной прямой спуск – и не надо: поставим швейцарский анкерный», – признается Шнидер. – Но Пьер молодец: справился». Пьер Гигакс замечает: «На какие-нибудь обычные часы мы бы такой спуск не поставили, но, когда Людвиг задумал создать «Фрик», мы поняли: здесь он подходит идеально. Здесь эта диковинка смотрится так выигрышно – лучше не придумаешь».

КОГДА МЫ ВЫПУСТИЛИ FREAK – ЭТО БЫЛО В 2001 Г., – МЫ ПРОИЗВЕЛИ РЕВОЛЮЦИЮ В ТРЕХ ОБЛАСТЯХ: В ЭСТЕТИЧЕСКОЙ, ТЕХНИЧЕСКОЙ И В ОБЛАСТИ ПОДБОРА МАТЕРИАЛОВ

СПУСК, КАКОГО ЕЩЕ НЕ БЫЛО Мало того, что «Фрик» произвел переворот в области часового дизайна, – он был оснащен еще одной ошеломительной новинкой: двойным прямым спуском Людвига Ойшлина. С ним часы, ставшие подлинным произведением искусства, ознаменовали еще и революцию в часовой механике. До этого такой спуск имелся лишь у старинных настольных часов, принадлежавших Ойшлину. Тот рассказывает: «Спусковой механизм у них никуда не годился, и я заменил его другим, который стал прототипом моего двойного прямого спуска с двумя спусковыми колесами шестереночного типа». О внедрении этого спуска в производство он


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ULYSSE NARDIN

Здание мануфактуры в Ла-шо-де-Фоне

REVOLUTION

154

Главное здание компании в Ле-Локле

КАК УСТРОЕН FREAK Одно из самых внушительных достоинств «Фрика» – простота, логичность и продуманность конструкции. Он как японские трехстишия хайку, где слов немного, а чувства автора переданы в полной мере. Та же экономность заметна и у «Фрика», где одни и те же детали служат элементами механизма и одновременно указывают время: минимализм в своем лучшем проявлении. «Фрик» сконструирован как карусельный турбийон с недельным запасом хода. Если у обычных турбийонов спусковой механизм каждую минуту совершает оборот вокруг оси балансового колеса, то у карусельного ось балансового колеса не совпадает с осью вращения каретки. Он потому и карусельный, что по конструкции похож на карусель, на которой вы катались в детстве. Представьте себе карусель, где вместо деревянной лошадки на краю круглой платформы – баланс, и вы поймете, что такое карусельный турбийон. Регулирующее устройство у него расположено не в центре вращения, а на периферии. Механизм «Фрика» напоминает трехслойный пирог. Нижний слой – это массивная ходовая пружина. От одного вида этой мощной часовой мышцы захватывает дух. «Фрику» есть чем гордиться: сегодня ходовой пружины такого размера нет больше ни у одних часов. Эта исполинская спираль, чей диаметр равен диаметру корпуса, обладает

такой мощью, что ее стараниями часы ходят без подзавода целую неделю. Чтобы это чудище набралось сил, достаточно четырнадцать раз повернуть заднюю часть корпуса против часовой стрелки. При этом рычаги на заднике корпуса вращают триб заводного барабана, и спираль стягивается к центру, как кобра, готовящаяся к нападению. Второй слой начинки – синий заводной барабан. Этот плоский широкий цилиндр хранит энергию ходовой пружины, которая оживляет механизм. Такова особенность «Фрика»: ходовая пружина – источник жизни всего организма часов. Раскручиваясь, она толкает укрепленное на барабане часовое колесо против часовой стрелки. Зубья часового колеса входят в зубчатую дорожку по периметру корпуса и, таким образом, весь барабан поворачивается по часовой стрелке. Благодаря хитроумному соизмерению крутящего момента пружины и числа зубьев у колеса и у дорожки барабан совершает полный оборот ровно за двенадцать часов. На барабане имеется золотая стрелка: она-то и служит указателем часа. Часовое колесо приметного синего цвета поворачивает и центральный триб, от которого энергия ходовой пружины поступает на колеса передаточного механизма, относящегося к третьему слою механической начинки. Третий слой – это карусельный турбийон, расположенный в том месте, где обычно крепятся стрелки. Механизм турбийона заключен в причудливый стреловидный мост, изготовляемый особым образом: его фрезеруют, обрабатывают на электроэрозионном станке, чтобы придать четкость хитрым внутренним углам, а потом тщательно доводят вручную. На одном конце моста помещается переменный инерционный баланс, управляемый фирменным изобретением «Улисса Нардена» – бессмазочным двойным непрямым спуском. На противоположном конце находится колесо, зацепленное с дорожкой по периметру часов, а соединяет их передаточный механизм, расположенный вдоль моста-стрелки. Этот мост и служит местом, где на глазах зачарованного часовладельца оживает миниатюрная механическая вселенная. Происходит это так. Энергия, сообщаемая часовым колесом центральному трибу, передается по спусковому мосту. Сцепленные зубьями ходовые колеса, поворачиваясь, задают темп раскручивания пружины. Пружина производит энергию, а баланс регулирует ее подачу, то открывая, то перекрывая канал ее поступления своими колебаниями. А вот как подается энергия ходовой пружины на балансовое колесо. От заводного барабана она поступает к синему часовому колесу, а с него – на зубчатый триб, представляющий собой нижнюю часть центральной оси. Отметим, что зубцы часового колеса сцепляются и с зубцами триба, и с зубцами дорожки по периметру корпуса. Затем энергия передается от центрального триба на первое, самое дальнее колесо посредством этой самой дорожки. Дело в том, что базовая платина спускового моста жестко зафиксирована на центральном трибе, и когда триб поворачивается, платина поворачивается вместе с ним, а первое колесо «отталкивается» от дорожки. Для большей ясности приведем такое сравнение. Двигатель автомобиля сообщает энергию колесам. Колеса же отталкиваются от дорожного покрытия и придают движение автомобилю. «Собранная» таким образом с дорожки энергия ходовой пружины передается по спусковому мосту на спусковые колеса, постоянно испытывающие напряжение. Оттуда она через вариатор наконец доходит до баланса. Тут часть энергии расходуется на то, чтобы, баланс разблокировал спусковое колесо и получил дальнейший импульс.

ЗАПОЛУЧИТЬ FREAK МЕЧТАЮТ МНОГИЕ: СПРОС ТАКОЙ, ЧТО КОМПАНИЯ ЕДВА СПРАВЛЯЕТСЯ. ВЫПУСК ОЧЕНЬ ОГРАНИЧЕН


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

ULYSSE NARDIN

Поскольку во «Фрике» вращение механизма напрямую связано с разматыванием ходовой пружины, перевод стрелок в известной степени сказывается на запасе хода. Переводя стрелки вперед, вы раскручиваете пружину, и с каждым полным поворотом ободка время хода сокращается на час; при повороте же стрелок назад, напротив, на час увеличивается. Но так как запас хода у «Фрика» рассчитан на семь суток, то плюс-минус час – время несущественное. Притом механизму не грозит повреждение, даже если при полном заводе перевести стрелки назад. Главная трудность при сборке «Фрика», по словам Пьера Гигакса, – установка механизма в корпус. «Становой хребет «Фрика» – две цапфы: одна сверху – между спусковым мостом и стеклом, другая снизу – между барабаном и задней крышкой, – говорит Гигакс. – На последнем этапе сборки их необходимо точно выровнять по одной линии. Иначе, когда механизм помещают в корпус, они при малейшем нажатии могут сместиться от центра». Шнидер добавляет: «Обзавестись «Фриком» мечтают многие: спрос такой, что мы едва справляемся. Выпуск очень ограничен: для изготовления «Фрика» нужна сноровка, которой обладает далеко не каждый мастер. На последнем этапе сборки требуется нечеловеческая точность, но, если часы собраны как надо, ходить они будут безупречно». Да, при сборке «Фрика» часовщикам приходится нелегко. Механизм должен быть идеально отлажен еще до помещения его в корпус, потому что если потом понадобится его извлекать, чтобы перенастроить инерционные винты балансового колеса, то все неимоверные усилия, затраченные на установку механизма в корпус, пойдут насмарку. Поэтому спусковой механизм каждого «Фрика» предварительно отлаживают при помощи специального инструмента, который подает крутящий момент на центральный триб. Только так баланс можно тщательно отрегулировать не собирая часы до конца. ★

REVOLUTION

Между вторым и третьим слоями механизма вставлено сапфировое стекло с арабскими цифрами. Расположено оно на равном расстоянии между часовой стрелкой на вращающемся под стеклом барабане и стрелкой минутной, установленной поверх первого колеса спускового моста. Время выставляется поворотом ободка. Что при этом происходит, станет яснее, если еще немного углубиться в конструкцию этих удивительных часов. Центральная ось «Фрика» состоит из трех частей. Нижняя – центральный триб с цапфой, которая свободно вращается в камневой основе. Если посмотреть на часы сзади, этот камень, закрепленный тремя синеными винтами, сразу же бросается в глаза. Средняя часть оси – сама базовая платина и спусковой мост. Если бы ось представляла собой цельный стержень, она бы прошивала насквозь одно из передаточных колес, которое, разумеется, в таком случае не могло бы вращаться. Верхняя часть – это тоже цапфа, которая опирается на верхний камень. Этот камень спрятан в золотом «шатоне», расположенном точно по центру наружного сапфирового стекла. Когда ободок поворачивают, поворачивается и верхняя зубчатая дорожка на нем, в которую входят зубцы первого колеса на спусковом мосту. Таким образом, при повороте ободка по часовой стрелке первое колесо поворачивает спусковой механизм, а с ним и «минутную стрелку» в противоположном направлении. Из этого ясно, сколько хлопот производителям таких часов доставляет ось: она должна быть безукоризненно прямой и хорошо центрированной – и это при том, что состоит она из трех частей. Чтобы этого добиться, необходимо идеально выровнять обе камневые основы, хотя они и располагаются в двух наиболее Колеса фирменного двойного непрямого удаленных друг от друга точках корпуса (по спуска толщине).

155

Часы Freak DIAMonSIL, премьера 2007 г.


Бунтарь на

бунтаре

ом деле

в часов » ы н л о в й о в о «Н и о Гер


e c n e l t u a h


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

REVOLUTION

158

К

аждое новое поколение стремится во весь голос заявить о себе и о своих взглядах на искусство. В период с 1958 по 1964 г. пять французских кинорежиссеров, Трюффо, Годар, Шаброль, Ривет и Ромер, подорвали устои старого кинематографа с его слащавостями и буржуазным душком и провозгласили приход дерзкого, бунтарского, не признающего авторитетов кино «Новой волны». В 1977 г. в радиоэфир ворвались «Клэш» и безудержным «Бунтом белых» заявили о своем несогласии со всем и вся. Совместив откровенную брутальность зажигательных текстов «Секс Пистолс» с бешеными поп-ритмами, «Клэш» произвели революцию в душном мире помпезной, шаблонной поп-музыки и открыли эпоху панк-рока. Сегодня подобный разрыв с прошлым переживает часовое дело. Стараниями блестяРено де Ретц щих представителей часовой Nouvelle Vague (Новой Гийом Тетю волны) оно превратилось в клокочущее море магмы, поглотившее окаменелости старых штампов и стремящееся исторгнуть из своих недр кристалл нового часового видения. Настает заря нового часового искусства – страстно-выразительного, будоражащего, неприкрыточувственного и преисполненного поэзии вечного движения. Искусства, которое мы за неимением лучшего названия окрестили современным часовым искусством. И если часовую классику в своих лучших проявлениях можно сравнить с бесподобным реализмом Рембрандтовых полотен, то в творениях современных часовщиков чувствуется тот же неистовый энергетический заряд, что и в работах абстракциониста Джексона Поллока. И если Бреге – часовой Пуччини, то часы, сработанные мастерами «Отланс», обосновавшейся в швейцарском Невшателе маленькой коммуны художников, заслуживают того, чтобы их назвали гимном современной молодежи. Потому что именно в этих уникальных творениях, которые носят загадочные названия вроде HL и HLs, молодые, едва разменявшие четвертый десяток лидеры «Отланс» выражают симбиоз между неизменными ценностями высокого часового искусства и реалиями сегодняшнего дня. Мы рады познакомить вас с историей «Отланс», рассказанной ее основателями – Гийомом Тетю (Guillaume Tetu) и Рено де Ретцем (Renaud de Retz).


ПОРЫВ ВДОХНОВЕНИЯ – РОЖДЕНИЕ HAUTLENCE ГТ: Я работал в «ТАГ Хойере» (TAG Heuer), а Рено занимался маркетингом в группе LVMH. До этого он успел поработать в «Лонжин» (Longines) и «Жежер-ЛеКультр» (JaegerLeCoultre). Что касается Невшателя, то здесь, в сердце швейцарской часовой индустрии, можно встретить много молодых часовщиков. И хотя мы, конечно, любим свое дело, наши вкусы, как и положено молодому поколению, во многом определяются музыкой, фильмами и живописью нашего времени. В Невшателе с развлечениями туго, поэтому каждый вечер после работы мы собирались вместе, выпивали, общались. Многие из нас жаловались на то, что в часовой отрасли не хватает творчества. Что никто не хочет искать новых путей, создавать часы для молодежной аудитории. РДР: Все по большому счету только и делали, что перекраивали старое. Каждый год повторялась одна и та же история: новинками объявляли все те же самые часы, что и в прошлом году, только с новым циферблатом или просто с новым бриллиантиком. Нас, понятно, такое не радовало. Самое смелое, на что могла отважиться часовая фирма, это купить у когонибудь турбийон, поставить в свой корпус и объявить своим «высоким усложнением». Но если взять любые другие предметы роскоши – одежду, машины и т. д., – то там в дизайне видна постоянная эволюция. Одним словом, мы решили испытать себя. Ничего не делать, а только всех критиковать каждый может. Поэтому мы сказали себе: чтобы иметь право на критику, надо сперва попытаться самим изменить часовое дело.

REVOLUTION

РДР: Поначалу мы хотели создать марку «без лиц», чтобы на первом плане были сами часы. Здесь мы брали пример с таких групп, как «Дафт Панк» и «Гориллаз», в которых музыканты прячут свои лица от публики. В первых пресс-релизах и буклетах не было ни одной нашей фотографии. Это, кстати, и честнее, потому что сегодня у часов уже не один создатель, как раньше. Если бы мы захотели познакомить людей с автором той или иной модели, то пришлось бы помещать фотографии 45 человек. Теперь, правда, положение изменилось. У наших часов появилось множество поклонников, и мы поняли, что покупателям нужен личный контакт. Они хотят, чтобы марка ассоциировалась с конкретными людьми, которые могут четко объяснить основные принципы марки и рассказать о путях ее развития.

159

ГТ: Называть марку своими именами мы с Рено не стали: хотелось, чтобы о ней судили по часам, а не по тому, кто за ней стоит. Кроме того, мы искали название, которое обозначало бы не только нас самих, но и тот круг часовых мастеров, где мы сформировались. Решено было дать аллюзию на город, в котором мы работали и где к нам впервые пришло вдохновение, где мы впервые ощутили прилив творчества. Отсюда название «Отланс» (Hautlence): по-французски это анаграмма слова «Невшатель» (Neuchâtel). Затем родился фирменный символ – лента Мебиуса. Это знак бесконечности вообще, а также вечной истории часового дела, в которую мы надеялись вписать маленькую страничку.


REVOLUTION

160

ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

REVOLUTION

ГТ: Кое-кто уже тогда видел, что нужны перемены. В этом направлении шел «Опус» (Opus), хотя до «Опуса 3» и у них все было довольно традиционно. Набирал силу Ришар Милль. Но, на наш взгляд, по-настоящему самобытным был только независимый часовщик Вьянней Альтер – вот уж кто настоящий творец. Я считаю, по своему влиянию на других молодых часовщиков Альтера можно в известной степени сравнить с Полем Сезанном. Он задал ориентиры для целого поколения своих последователей. Интересные вещи делали ребята из «УРВЕРКа» (URWERK). Они единственные работали не только над дизайном, но и над устройством механизма, придумывали новые способы индикации. Сам я пришел в часовое дело через дизайн, Рено – через маркетинг. Но мы оба понимали, что нарастает потребность в часах, которые представляли бы время как-то по-другому. Нужны были новаторские подходы к часовой эстетике, причем как в отношении корпуса, так и механизма. Ведь сегодня часы уже не столько полезный прибор, сколько предмет искусства, средство самовыражения. И мы стремились завоевать симпатии новых потребителей, которым важна была не столько марка, сколько сам продукт.

161

ЗАРОЖДЕНИЕ НОВОЙ ВОЛНЫ


Прозванный «корнишоном» небоскреб в Лондоне, в котором находится штаб-квартира швейцарской перестраховочной компании «Свисс Ре». Здание было спроектировано компанией «Фостер и партнеры»

Фото: Corbis

СОВРЕМЕННУЮ МУЗЫКУ ПИШУТ ТЕМИ ЖЕ НОТАМИ, ЧТО И КЛАССИЧЕСКУЮ. ВОТ И МЫ БЕРЕМ «НОТЫ» ИЗ ЧАСОВОЙ КЛАССИКИ И ПИШЕМ ИМИ СОВРЕМЕННЫЕ ВЕЩИ.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

ПОЗИЦИЯ СИЛЬНЫХ: НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ НАПОЛОВИНУ ГТ: Если говорить о любой сфере, не только часовой, то мы любим вещи с характером. Мне, например, нравится архитектура Нормана Фостера. Из автомобилей – «Пагани Зонда». Я люблю, когда и с технической и с эстетической стороны все задано с предельной прямотой, когда сразу же приходится определяться: принимаешь ты это или не принимаешь. Любое здание Фостера узнается за два километра: по смелым, четким формам, по характерной прозрачности. Нам нравится, когда эстетика сочетается с сильными конструкционными приемами, – тогда продукт имеет свое лицо. РДР: Поклонники наших часов чувствуют себя членами какого-то закрытого клуба. Если не знать его правил, трудно разобраться что к чему, но, когда разберешься, тут-то и приходит ощущение, что попал в круг избранных. И, конечно, у «членов клуба» должны быть такие часы, чтобы узнавались за пять шагов. Такие делает Ришар Милль, «УРВЕРК», ну и мы.

REVOLUTION

РДР: Кстати, чтобы по-настоящему новаторствовать, надо хорошо знать и понимать историю часового дела. Приведу пример. Мы с Гийомом любим современную музыку, но в ней те же самые ноты, что и в классической музыке. Вот и мы берем «ноты» из часовой классики и пишем ими современные вещи. Мы этакие рок-н-ролльщики от швейцарской часовой промышленности. И не надо, чтобы нас все любили. Суть не в этом. А в том, что мы молоды и хотим, чтобы современная роскошь «звучала» по-нашему.

163

ГТ: Многие выдающиеся течения в искусстве появились из-за того, что их создателей не устраивало сложившееся положение вещей. Французская «Новая волна» была ответом на шаблонный кинематограф; импрессионизм стремился уйти от реализма. Я абсолютно уверен, что в часовом деле идет своя «новая волна», и какие-то из ее представителей обязательно в будущем станут классиками. По правде сказать, мы поначалу думали назвать марку не «Отланс», а «Нувель Ваг» – «Новая волна». Конечно, для новой фирмы название чуточку нескромное, зато для обозначения нового, устремленного в будущее направления в часовом дело оно подходит идеально.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

HL 01 HAUTLENCE ПОПАДАЕТ В ДЕСЯТКУ – МОДЕЛЬ HL СОЕДИНЯЕТ ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ ГТ: В наших первых часах, HL, часы отображает «прыгающий» цифровой индикатор, а минуты показывает ретроградная стрелка. Оба эти усложнения хорошо известны, но объединили мы их по-новому. Вообще-то, нам нравится все механическое, и в своих часах мы пытаемся создать ощущение работающего механизма. На дизайн HL нас вдохновили старые паровозы, у которых пары колес были соединены шатунами. Вот откуда взялся «шатун», соединяющий часовой циферблат и минутную стрелку. Мы хотели показать, что между этими двумя элементами существует разумная связь. Если честно, вначале мы вообще хотели всю индикацию построить на дисках и шатунах, но потом подумали, что для первых часов это будет сложновато. Расчеты показали, что минутный диск выйдет слишком маленьким и отберет слишком много энергии. Тогда мы решили что-нибудь придумать с ретроградной стрелкой: это и проще и гораздо надежнее.

REVOLUTION

164

РДР: Тут надо упомянуть еще вот о чем. Когда мы только создавали марку, мы с самого начала не хотели делать концепт-часы, которые смотрятся хорошо, а работают плохо. ГТ: Мы задумали смелые часы, но не собирались полностью порывать с традициями. Наша первая модель, HL, стала симбиозом традиционного часового дела и наших взглядов на часы будущего. В ней множество вполне классических элементов, особенно в том, что касается отделки: это и «женевские полосы» и полированные фаски. Это неслучайно: мы


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

HL 02 сначала хотели проверить, созрел ли рынок для по-настоящему ярких, современных часов. Сразу начинать с модели вроде нашей новой HLs, был бы, пожалуй, перебор, слишком авангардно. Зато теперь мы убедились: рынок созрел, так что HL можно еще дорабатывать в футуристическом ключе. РДР: В первых часах без традиционных декоративных приемов обойтись было нельзя, иначе нас не восприняли бы как производителя высокой роскоши. На тот момент многие сомневались, что нам удастся сделать часы по высшему разряду и притом оригинальные. Говорили, что у нас нет опыта, традиций. Но, проработав в Невшателе не один год, мы отлично знали всех лучших поставщиков и понимали, к кому обращаться за помощью, если нужен высококачественный передовой продукт. В то время считалось, что роскошные часы – это «женевские полосы», полированные фаски и т. п., и мы хотели доказать, что можем сделать часы по этим традиционным правилам. Только так можно было завоевать право на то, чтобы эти правила нарушать. Надо было показать, что наше новаторство идет не от неумения делать часы в классическом ключе.

165

ГТ: В коробку с готовыми часами мы положили лупу, чтобы люди сами убедились в качестве отделки. За отделку нас все очень хвалят, но нам было важнее, что часы вышли оригинальными.

не кварцевые ли они: слишком уж необычный у них вид.

REVOLUTION

РДР: Наши первые часы всех очень озадачили и заинтриговали. Кое-кто даже спрашивал,


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

ЧАСОВАЯ НАЧИНКА: ЧТО ПРЯЧЕТСЯ ПОД МОДЕРНИСТСКОЙ ОБОЛОЧКОЙ? ГТ: Да, тот же базовый калибр, Peseux 7001, используют и другие компании, но у нас он выглядит совсем не так, как у них. Мы не скрываем, откуда взят механизм, но взгляните: это же совершенно другая конструкция. Мы переделали каждый мост, и даже балансовое колесо, сердце всего механизма, переместилось точно под часовой индикатор. Так мы напоминаем людям, что осциллятор, который дробит время на доли секунды, – он как человеческое сердце. Мы расположили его точно по центру сверхсовременного индикатора прыгающего часа. Получился очень красивый символ того, что современность и традиции прекрасно сосуществуют. Конечно, можно было обойтись безо всех этих сложностей, зато мы создали по-настоящему интегрированный механизм, а это честнее. Сейчас ведется работа над тем, чтобы заменить колеса Peseux нашими собственными. Кроме того, многие компоненты, включая улиткообразный кулачок и звездочку прыгающего часа, мы уже делаем сами с помощью замечательной технологии MIMOTEC. Она позволяет путем фототравления и электроосаждения создавать мельчайшие детали с минимальными допусками (в пределах микрона). Причем у изготовленных таким способом деталей очень гладкая поверхность. Работа непосредственно над механизмом нужна для того, чтобы было куда развиваться. Если бы наша задача сводилась к тому, что мы покупаем готовый калибр и ставим в него готовый модуль, то никакой творческой свободы у нас бы не было, а развитие марки целиком зависело бы от того, чтó можно купить у поставщиков. Нет, мы предпочитаем придумывать и разрабатывать собственные усложнения. Творить на просторе можно только тогда, когда создашь по сути свой механизм и прочувствуешь его архитектуру. Следующий шаг, который мы себе наметили, – разработать собственный заводной барабан и увеличить запас хода. Кроме того, чем больше в часах энергии, тем интереснее можно реализовать индикацию времени. Так что, как видите, все основные узлы приходится проектировать одновременно и с прицелом на будущее. Кроме того, мы работаем над уникальным интегрированным микроротором.

REVOLUTION

166

Этот компонент изготовлен по технологии MIMOTEC. Она позволяет при помощи фототравления и электроосаждения создавать мельчайшие детали с очень гладкой поверхностью и строго заданными размерами

МЫ ПЕРЕДЕЛАЛИ КАЖДЫЙ МОСТ, И ДАЖЕ БАЛАНСОВОЕ КОЛЕСО, СЕРДЦЕ ВСЕГО МЕХАНИЗМА, ПЕРЕМЕСТИЛОСЬ ТОЧНО ПОД ЧАСОВОЙ ИНДИКАТОР РДР: Через десять лет нам бы хотелось получить обширное семейство разных моделей. Сейчас мы работаем над восемью линейками по 88 часов. И стремимся сделать так, чтобы каждые часы чем-то отличались от других, – либо особым индикатором запаса хода, либо крупной датой. Мы не из тех, кто дурачит покупателя: красит циферблат в другой цвет, а потом говорит, что это новая модель.


HL 04


ВОТ ЕЩЕ ЧТО ВАЖНО. КОГДА ХОЧЕТСЯ ПРИДУМАТЬ ЧТО-НИБУДЬ ЭТАКОЕ, КАК-ТО ПО-НОВОМУ УСТРОИТЬ ВСЮ ИНДИКАЦИЮ, НЕЛЬЗЯ ПЕРЕГИБАТЬ ПАЛКУ: ЕСЛИ СМОТРЕТЬ ВРЕМЯ ПО ЧАСАМ БУДЕТ НЕУДОБНО, ОНИ БУДУТ ТОЛЬКО РАЗДРАЖАТЬ


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

ФУНКЦИОНАЛЬНОСТЬ ПЛЮС АВАНГАРДНЫЙ ДИЗАЙН

REVOLUTION

HL 04

РДР: Нам близка эстетика времен промышленного переворота, она очень вдохновляет. Скажем, шатуны в часах HL и HLs – отголосок эпохи паровозов. Еще из тогдашних изобретений нам очень нравится паровой поршень. Сейчас мы кое над чем работаем, где поршень будет в качестве центрального узла. Придет время – увидите. Мы с самого начала сказали, что новому времени нужно новое часовое дело. Абрахам-Луи Бреге был, конечно, гений, но нельзя же все время ему подражать. Сегодня часовщик должен создавать одухотворенные часы, должен уметь в машину вкладывать поэзию. Что касается нас, то мы собираемся заниматься часовым искусством, беря за образец самые заметные изобретения эпохи машин.

169

ГТ: Вот еще что важно. Когда хочется придумать что-нибудь этакое, как-то по-новому устроить всю индикацию, нельзя перегибать палку: если смотреть время по часам будет неудобно, они будут только раздражать. Посмотрите на «Отланс», «УРВЕРК» или HD3 – вот три марки, у которых есть свое узнаваемое лицо, но эта индивидуальность сочетается у них с уважением к традиционной, функциональной стороне часового дела. Отличный пример – часы HD3 Three Minds: выглядят они мудрено, но стоит в них разобраться, как узнавать по ним время становится проще простого. Да и все часы этих марок такие: пользоваться ими удобнее, чем традиционными часами, надо только вникнуть. То же самое можно сказать даже про жюль-верновскую «Антикву» (Antiqua) или «Опус 3» Вьяннея Альтера. Да, по замыслу это весьма смелые часы, но при этом функциональные.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

БУДУЩЕЕ HAUTLENCE ГТ: Мы уважаем часовые традиции, но все-таки основная наша задача не в повышении точности хода. Мы хотим впустить в часовое дело свежую струю воображения. В конце концов, если человеку нужна точность, зачем ему вообще механические часы? Есть полно кварцевых часов, которые ходят гораздо точнее. РДР: Мы, по-моему, недвусмысленно дали понять: мы не часовщики. И на данный момент репетиры с турбийонами нас мало интересуют. В свое время, конечно, мы можем и ими заняться, но тогда мы эти усложнения полностью переделаем. А сейчас нас больше всего интересуют разные способы часовой индикации. ГТ: Ришар Милль и Макс Бюссер (основатель модной марки MB&F) тоже не часовщики. И во многом поэтому они и смогли дать часовому делу то, чего ему не хватало. Милль радикально осовременил механические часы, а Бюссер сделал из часов холст художника. Мы тоже дети «Новой волны» и мы тоже стараемся создавать часы, которые не оставляют человека равнодушным. Люди чувствуют заложенные в них эмоции, страсть. По-моему, это можно сказать о всех представителях «Новой волны». Мы все искренне уважаем наследие прошлого, но устремлены в будущее.

КОЛЛЕГИЯ HAUTLENCE – ЧТОБЫ ТВОРЧЕСТВО БИЛО КЛЮЧОМ РДР: Про наш подход к дизайну и сотрудничеству можно сказать, что он коллегиальный. Сначала мы берем какую-то понравившуюся идею и делаем наброски. Когда мы разрабатывали свои первые часы, мы с этими набросками начали ходить по производителям и искать, кто бы помог с механизмом. Мнения высказывались диаметрально противоположные. Те, кому за 40, говорили: «Не, работать не будет, нечего и браться». А те, кому еще не было сорока, говорили: «Бредовая затея, но я бы взялся». ГТ: Нас очень поддержал Филипп Рюден (Philippe Ruedin), специалист по механизмам, который раньше работал в «Патек Филиппе» (Patek Philippe). Он очень хорошо делает трехмерные модели на компьютере. Это Рюден сказал, что прыгающий минутный диск отберет слишком много энергии, и убедил нас делать ретроградную стрелку. После него мы направились в компанию Magma Concept. У них есть целый отдел, который занимается трехмерной концептуализацией, со штатным часовщиком, который специализируется на прототипах. И все это мы проделали только ради самого первого прототипа. Затем мы обратились в компанию Soprod, и они помогли адаптировать наш проект для производства и поработали над надежностью.

REVOLUTION

170

РДР: Но уже на этапе запуска в производство мы столкнулись с новыми трудностями. Когда мы пришли в Soprod, мы наконец-то поняли, почему никто не любит связываться с новыми идеями. Когда что-то делается в первый раз, как, например, наши шатуны в HL, не на что ориентироваться. Поэтому приходится начинать с чистого листа и по ходу дела что-то дорабатывать. ГТ: Мы, например, обнаружили, что механизм прыгающего часа требует больше энергии. Ведь обычно при переключении часа перещелкивается диск с цифрами, а у нас наоборот – движется сам индикатор с окошком. Увеличивать натяжение пружины на кулачке, который управляет переключением, мы не хотели: из-за этого при каждом скачке у всего остального механизма отбиралось бы слишком много энергии. Поэтому мы придумали добавить массивный золотой грузик, который даже при слабом натяжении пружины обеспечивает четкий скачок. Кроме того, мы получили выигрыш в надежности и снизили нагрузку на механизм. А корпуса для нас изготавливает Кристиан Гро (Christian Gros), который делает корпуса для «УРВЕРКа», «Гарри Уинстона» (Harry Winston) и других.


HL 05


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

s L H HLs

HLs

Новые часы Hautlence


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

REVOLUTION

174

HLS 04

КОЛЛЕКЦИЯ HL ДЛЯ НАС «КЛАССИЧЕСКАЯ» – В МЕРУ АВАНГАРДНАЯ, НО И В МЕРУ СДЕРЖАННАЯ, «КАК В ЛУЧШИХ ДОМАХ». А HLS – ЭТО УЖЕ НАШ ФИРМЕННЫЙ ДИЗАЙН БЕЗО ВСЯКИХ ОГОВОРОК И НЕНУЖНЫХ БЛАГОПРИСТОЙНОСТЕЙ. ЧАСЫ ПОЛУЧИЛИСЬ НАПОРИСТЫЕ, СПОРТИВНЫЕ, С ОБИЛИЕМ ФОРМ И ЛИНИЙ И ОТЧАСТИ ИНТРИГУЮЩИЕ. ОНИ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО СИДЯТ НА РУКЕ, НО ВЫГЛЯДЯТ ПРИ ЭТОМ МАССИВНО


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

HLS 02 ГТ: Задумывая HLs, мы хотели создать часы, заметно отличающиеся от HL, но при этом продолжающие нашу стилистику. Хотя в будущем у нас появятся часы в совершенно других корпусах, совсем не таких как у HL или HLs. Мы не хотим стать маркой одной модели. На наш взгляд, такой путь ведет только самоуспокоенности и бездействию, против которых мы как раз выступаем. По сути это не путь даже, а тупик. Когда мы об этом говорим, нам заявляют: «Да вы что, с ума сошли? Своего счастья не понимаете». Смешно даже: ведь мы только начинаем, самое время искать себя.

HLS 03

REVOLUTION

175

РДР: Коллекция HL для нас «классическая» – в меру авангардная, но и в меру сдержанная, «как в лучших домах». А HLs – это уже наш фирменный дизайн безо всяких оговорок и ненужных благопристойностей. Часы получились напористые, спортивные, с обилием форм и линий и отчасти интригующие. Они замечательно сидят на руке, но выглядят при этом массивно.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

Традиционная отделка механизма в женевском стиле Часы показывает диск с окошком, который проворачивается раз в час

Минутная шкала закреплена на стекле

Секунды показывает стрелка на малом циферблате

Более тонкий элегантный корпус Балансовое колесо (в этом варианте калибра Peseux 7001 оно находится под индикатором часа)

Корпуса изготовлены из одного материала Связующий шатун – аллюзия на паровозные колеса

HL 06

ГТ: Разница между HL и HLs бросается в глаза. Во-первых, шатун в HLs имеет более плоский профиль и в некоторых версиях покрыт люминовой. Потом, прыгающий час реализован более традиционно – движется нижний диск с цифрами, – но над апертурой стоит лупа. Кроме того, ретроградная минутная стрелка увеличилась в размерах и был добавлен диск текущих секунд.

REVOLUTION

176

РДР: Большую роль для нас играет читаемость циферблата. Многие компании полагают, что современные часы – это старые часы, но только дикого вида и с неразборчивыми цифрами. Мы же стараемся делать так, чтобы каждая новая модель не только выглядела современнее, но и лучше читалась. В HLs цифра, обозначающая час, например, увеличена лупой. В минутном циферблате шкала с четными делениями расположена наклонно, амфитеатром, чтобы четче отграничить минутный циферблат от остального пространства. Минутная стрелка получила крупный стреловидный указатель. Все элементы, имеющие отношение к индикации времени, покрыты люминесцентным составом. Кроме того, мы убрали прорези, через которые был виден баланс, так что теперь взгляд ни на что не отвлекается. ГТ: С корпусом тоже получилось интересно. Поначалу мы думали сделать только один небольшой вырез под сапфир, а все неподвижные части циферблата встроить непосредственно в корпус. Но потом решили, что будет слишком похоже на часы Альтера или «УРВЕРКа», а мы не хотели никого повторять. Да и потом, когда весь циферблат закрыт сапфировым стеклом, он лучше защищен.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

Часы показывает вращающийся диск с цифрами, над неподвижным окошком установлена лупа

HAUTLENCE

Многоуровневая минутная шкала встроена в циферблат Открытые головки винтов на ободке добавляют агрессивности и позволяют использовать в конструкции корпуса комбинацию материалов

Механизм прошел струйноабразивную обработку

Секунды показывает вращающийся диск

Шатун имеет более плоский профиль и в некоторых версиях покрыт люминовой

Корпуса изготовлены из комбинации материалов

HLS 06

МНОГИЕ КОМПАНИИ ПОЛАГАЮТ, ЧТО СОВРЕМЕННЫЕ ЧАСЫ – ЭТО СТАРЫЕ ЧАСЫ, НО ТОЛЬКО ДИКОГО ВИДА И С НЕРАЗБОРЧИВЫМИ ЦИФРАМИ. МЫ ЖЕ СТАРАЕМСЯ ДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ КАЖДАЯ НОВАЯ МОДЕЛЬ НЕ ТОЛЬКО ВЫГЛЯДЕЛА СОВРЕМЕННЕЕ, НО И ЛУЧШЕ ЧИТАЛАСЬ РДР: Сначала мы думали покрыть корпус резиной, но потом решили поэкспериментировать с матовым алмазоподобным углеродом. Это когда металл обрабатывают пескоструйным аппаратом, а потом наносят на него алмазоподобное покрытие. Еще мы разрабатывали многослойные сапфировые вставки. С ними можно было бы сделать потрясающий, отчасти прозрачный корпус – в духе зданий Нормана Фостера. Но этот проект мы пока отложим. Может, ему найдется применение в следующих часах.

REVOLUTION

РДР: Как мы уже говорили, мы стремимся расти и развиваться. Мы не собираемся вставлять шатуны в каждые часы или двадцать лет выпускать одни и те же корпуса в форме телевизора. Мы не обязаны повторяться и не будем. Мы вольны делать все, что захотим, если только не изменим себе и не снизим требований к надежности и качеству. То, что модели HL

177

ГТ: Нам очень важно, чтобы часы хорошо взаимодействовали с телом человека. Это, между прочим, тоже отличительная черта качественного современного изделия.


ФАБРИКИ ЗВЕЗД

HAUTLENCE

HLS 05

и HLs добились такого успеха, не значит, что сейчас мы за них уцепимся и не отпустим. Наоборот, у нас появилась возможность попробовать теперь что-то еще. А если мы начнем механически повторять раз за разом одно и то же, если будем бояться сойти с проторенной дорожки, то сами по сути превратимся в тех людей, которые нас раздражали и в противовес которым мы создали свою марку. Нет, такого допустить нельзя. А значит, надо не расслабляться, не терять здорового аппетита и не почивать на лаврах.

REVOLUTION

178

ГТ: В следующих часах мы планируем очень чистый дизайн, который будет гармонично сочетаться с архитектурой механизма. Мы хотим сделать часы, которые будут отображать время по-новому и при этом представлять собой органичное единство корпуса, циферблата и механизма. РДР: Пока мы воплощали свои часовые идеи, выросло новое поколение покупателей с новыми взглядами на роскошь. Это молодые люди, которые ездят на машинах «Спайкер» и мотоциклах «Конфедерат». А с другой стороны, есть компании, готовые поддержать новые начинания, которые ломают стереотипы о роскошных часах и привносят в эту отрасль свое особое мировоззрение.


В СЛЕДУЮЩИХ ЧАСАХ МЫ ПЛАНИРУЕМ ОЧЕНЬ ЧИСТЫЙ ДИЗАЙН, КОТОРЫЙ БУДЕТ ГАРМОНИЧНО СОЧЕТАТЬСЯ С АРХИТЕКТУРОЙ МЕХАНИЗМА. МЫ ХОТИМ СДЕЛАТЬ ЧАСЫ, КОТОРЫЕ БУДУТ ОТОБРАЖАТЬ ВРЕМЯ ПО-НОВОМУ И ПРИ ЭТОМ ПРЕДСТАВЛЯТЬ СОБОЙ ОРГАНИЧНОЕ ЕДИНСТВО КОРПУСА, ЦИФЕРБЛАТА И МЕХАНИЗМА


Фото: Chloe Crespi (www.chloecrespi.com) Стилист: Mayasha Long Макияж и прическа: Tara Smith Модель Suwana Perry Координатор: Shannon Simon Место Paramour Mansion, Los Angeles, California На Суване: Платье с одной бретелькой от Adrienne Victoria, черные замшевые туфли на платформе от Fendi На Квентине Тарантино: Белая рубашка от Issey Miyake; джинсы от Timothy Everest Japanese Denim (www.timothyeverest.co.uk); туфли от Gianni Barbato; и черный шелковый пиджак от Masatomo

Текст: Элвис Митчел, Дмитрий Бузаджи

Эксклюзивно для


КУЛЬТОВЫЙ КИНОРЕЖИССЕР, ПРОСЛАВИВШИЙСЯ ТАКИМИ ФИЛЬМАМИ, КАК «БЕШЕНЫЕ ПСЫ», «КРИМИНАЛЬНОЕ ЧТИВО» И «УБИТЬ БИЛЛА», ПОДЕЛИЛСЯ С НАМИ СВОИМИ МЫСЛЯМИ О ЧАСАХ И ИХ РОЛИ В КИНЕМАТОГРАФЕ

Мифотворец

КВЕНТИН ТАРАНТИНО


ИКОНЫ

ВРЕМЕНИ

Капитан Кунс: Эти часы купил твой прадедушка, Доубой Эрни Кулидж. Купил в маленьком магазинчике в Ноксвилле, штат Теннесси. Тогда как раз шла первая мировая и твой прадедушка в тот же день уехал на фронт в Париж. Так что это его боевые часы. Их сделала та самая фирма, которая первая начала выпускать наручные часы. Раньше-то все ходили с карманными. На войне твой прадедушка носил их каждый день. Потом, исполнив свой воинский долг, он вернулся домой к твоей прабабушке, снял часы и положил в старую жестянку из-под кофе. Там они и лежали, пока страна не призвала твоего деда, Дейна Кулиджа, на новую войну – опять в Европе и с немцами. Эту войну назвали второй мировой. Твой прадедушка дал сыну эти часы с собой – на счастье. Но примета не сработала. Твой дедушка служил в морской пехоте и погиб на острове Уэйк вместе со всеми остальными морпехами. Он знал, что умрет. Никто на Уэйке и не надеялся выбраться с острова живым. Так что за три дня до того, как остров захватили японцы, твой дедушка попросил пулеметчика с транспортного самолета – совершенно незнакомого человека, фамилия его была Уиноки – передать часы его новорожденному сыну, которого он, 22-летний отец, ни разу и не видал. Три дня спустя твой дед погиб. Но Уиноки слово сдержал. Когда кончилась война, он разыскал твою бабушку и передал ее маленькому Кристофер Уокен, сцена из фильма сыну, твоему отцу, золотые «Криминальное чтиво» часы твоего деда. Вот они.

REVOLUTION

182

О

скароносное «Криминальное чтиво» – фильм, как известно, безумно популярный. Но помимо всех прочих достоинств в нем еще есть самая, пожалуй, хулиганская сцена с часами за всю историю мирового кино. Сюжет фильма закручен лентой Мебиуса, место и время действия меняются с чисто фолкнеровской легкостью, а кульминации, кажется, следуют одна за другой (и только в конце фильма, в самый необходимый момент, наступает настоящая кульминация, когда кучерявый наемный убийца Джулс Уиннифред (Сэмюэл Джексон) и фигурально и буквально обезоруживает нервного налетчика по кличке Сладкий (Тим Рот)). Так вот, одна из таких псевдокульминационных сцен заключается в том, что демобилизованный офицер, которого играет Кристофер Уокен, вручает маленькому мальчику семейную реликвию – золотые часы прадедушки – и рассказывает нетривиальную историю того, как это наследство сберегалось. Мальчик, по имени Бутч, слушает рассказ так же увлеченно, как буквально за секунду до этого смотрел по телевизору захватывающий, хотя и топорно сделанный мультсериал про похождения Клатча Карго. Когда Квентин Тарантино рассказывал мне об этой сцене, я чувствовал себя Бутчем, который раскрыв рот слушает капитана Кунса-Уокена. Режиссер, который вместе с Роджером Авари получил за сценарий к этому фильму «Оскара», не говорит, а одну за другой выпаливает пулеметные очереди из мыслей и гениальных замыслов. Слушая этот захватывающий поток сознания, я понял, что дар кинорежиссера Тарантино не только в том, что он замечательный рассказчик, но еще и в том, что он умеет вовлечь своих героев в самые невероятные истории, заставить их действовать по самым диким правилам и в этой коллизии показывает их истинный характер. Так рождаются самые гениальные сцены его фильмов. Кстати, этот процесс во многом похож на работу опытного часовщика, который на глазах у заказчика собирает турбийон. «Мне хотелось, чтобы часы в этой сцене сыграли ту же роль, что очки в «Мотыльке» [фильм 1973 г.], – рассказывает Тарантино. – Для часов нужен был какой-то мотив, история, миф – что-то очень яркое. И еще: эта сцена появляется сразу после первой «новеллы» фильма, с Умой Турман, поэтому я хотел сделать из нее что-то типа освежающего леденца – только очень «термоядерного». Чтобы во рту все так прочистилось, чтобы зритель уже ничего не понимал и можно было идти дальше. Роджер Авари написал сюжет, а я его потом переделал. Вот как вы бы


Эксклюзивно для

«ДЛЯ ЧАСОВ НУЖЕН БЫЛ КАКОЙ-ТО МОТИВ, ИСТОРИЯ, МИФ – ЧТО-ТО ОЧЕНЬ ЯРКОЕ...»

На Суване: Босоножки с шипами на высоком каблуке от René Caovilla На Квентине Тарантино: белая рубашка от Issey Miyake; джинсы Timothy Everest Japanese Denim; туфли от Gianni Barbato; и черный шелковый пиджак от Masatomo


ИКОНЫ

ВРЕМЕНИ

REVOLUTION

184

Ума Турман и Квентин Тарантино на съемках фильма «Убить Билла»

переделали, если бы вам прислали статью. Хотя весь монолог Кристофера Уокена, весь до последнего слова, мой. Так что, когда я говорю, что переделал сюжет, я даже этот монолог не беру». Дом Тарантино расположился в живописном уголке Голливудских холмов, и виды там такие, что нужна вся харизма знаменитого режиссера, чтобы посетитель не смотрел то и дело в окно, а слушал. Но если бы рассказы Тарантино так не захватывали, то не глазеть по сторонам все равно было бы трудно: дома у мастера, помимо уютных диванов и покойных кресел, собрана удивительная коллекция игрушек, подарков, сувениров и старых киноафиш. «Чего уж там, – посмеивается он, – знаю: похоже на комнату в студенческой общаге». Причем Тарантино еще и задушевный собеседник. Когда он говорит, кажется, будто закадычный приятель толкает тебя в бок и делится забавной историей «не для чужих ушей». Часовая коллекция у Тарантино внушительных размеров: если уж широкая натура, так во всем. «Мне нравятся часы, – говорит он. – Раз уж мы заговорили о «Мотыльке», то одна из моих любимых моделей – Heuer Monaco. Мне ее подарили несколько лет назад. Клевые часы. Правда, иногда меня тянет на украшения. Бывает, у меня начинается «женский период» (например, когда пишу женские роли) – тогда я ношу всякие цепочки, кольца. Тогда уже не до часов». «Правда, – добавляет он, – у меня есть часы, которые мне подарил Синтаро Кацу (он играл Дзатоити [которого в России неправильно называют «Затойчи»] в первых фильмах). Вот это класс. После японской премьеры «Чтива» Кацу пригласил меня в ресторан. За ужином он мне рассказал, что заказал в Швейцарии особые часы и попросил сделать к ним вышитые ремешки: один красный, другой черный. Кацу все это очень увлеченно изложил, а потом сказал, что хочет одни подарить мне, а другие оставить себе, и предложил мне выбрать. Я взял красные. Теперь их надеваю, когда хочется почувствовать себя в шкуре Дзатоити». У этой истории есть одна общая черта со сценой из «Криминального чтива», да и вообще со всеми фильмами Тарантино – здесь тоже фигурирует предмет, который один человек передает другому и тем самым наделяет этот предмет особым смыслом. «Да, пожалуй так, – соглашается Тарантино. – Этот ход отлично вписывается в мой жанр, и потом, в нем много подсознательного. Вспомнить, например, мечи Хаттори Хандзо в «Убить Билла». Но передавать можно не только вещь. В «Джеки Браун» играет песня группы «Дельфоникс». Для Макса Черри эта песня неразрывно связана с Джеки Браун, это символ ее мира, и он потом сам покупает себе эту запись». Многое в фильмах Тарантино так или иначе связано с событиями из его жизни. «Помните, у Брюса Уиллиса в «Криминальном чтиве» есть подставка для часов в виде кенгуру? – говорит режиссер. – Эти часы и подставку подарил мне отчим, когда мне было десять лет. Она до сих пор стоит у меня на столе, и я, когда пишу, на нее посматриваю». «Однажды, – продолжает он, – я получил письмо от 15-летнего мальчишки, который писал, что благодаря мне увлекся вестернами. В ответ я ему выслал книгу «Рио Браво». Мой экземпляр стоил полторы тысячи долларов, но я этот роман прочитал уже раз 30 и он все равно стоял на полке без дела». Тут мой собеседник выдыхает клуб дыма, смотрит на свою сигару «Партагас» – он предпочитает «торепды» и «беликосо» – и смеется: «Да и с сигарами


«КОГДА Я САЖУСЬ ОБЕДАТЬ, Я ВСЕГДА ВЫКЛАДЫВАЮ ИЗ КАРМАНОВ КЛЮЧИ И БУМАЖНИК И СНИМАЮ ЧАСЫ. ПОЭТОМУ ТЕ, КТО СИДЯТ РЯДОМ, МОГУТ ХОРОШО ИХ РАССМОТРЕТЬ»

На Суване: Розовое платье с блестками от Jenny Packham; черно-золотые туфли от Pierre Hardy На Квентине Тарантино: белая рубашка от Issey Miyake; джинсы Timothy Everest Japanese Denim; туфли от Gianni Barbato


ИКОНЫ

ВРЕМЕНИ

REVOLUTION

186

«ЧАСЫ КЛАССНЫЕ, ВСЕ ОБРАТИЛИ ВНИМАНИЕ. МНЕ НРАВИТСЯ ИХ ВЕС, А PILOT Я СПЕЦИАЛЬНО НАДЕВАЮ, КОГДА ЗАНИМАЮСЬ НА ТРЕНАЖЕРЕ. У НЕГО БОЛЬШАЯ, ЧЕТКАЯ СЕКУНДНАЯ СТРЕЛКА, ТАК ЧТО ПО НЕМУ УДОБНО ЗАСЕКАТЬ ВРЕМЯ»

у меня получилось так же. Первую в своей жизни сигару, «Монтекристо 2», я получил от Тони Скотта, когда я приехал к нему на съемки «Последнего бойскаута». Он мне тогда сказал [тут Тарантино великолепно изображает лондонское просторечие]: «Смотри, друг, не подсядь: они подороже наркотиков будут». И я потом эту реплику дал Джину Хэкману, когда помогал Скотту с «Багровым приливом» – вернул, так сказать, должок [Тарантино откидывается на спинку кресла и улыбается]. Режиссер только что вернулся с кинофестиваля «Сандэнс»: его пригласили в жюри. Последний раз он был на этом фестивале еще в 1992 г., когда в программу был включен его первый фильм, «Бешеные псы». «Что меня поразило, – рассказывает Тарантино, – это даже не то, как фестиваль изменился, хотя он действительно изменился. Просто раньше первые выходные были полностью посвящены фильмам, а киноначальство и агенты подтягивались через неделю. Теперь все наоборот. Еще я вдруг ясно ощутил, как я сам изменился. В 92-м я был еще мальчишка: привез первый фильм. Теперь я солидный мужчина, корифей. Чувство, надо сказать, приятное». Почувствовать себя взрослым Тарантино помог не только его режиссерский багаж, но и пара недавно приобретенных часовыш шедевров IWC − золотой «Порчугиз» (Portuguese) и «Пайлот» (Pilot). В них Тарантино щеголял на фестивале. «Часы классные, − говорит он,− все обратили внимание. Мне нравится их вес, а «Пайлота» я специально надеваю, когда занимаюсь на тренажере. Унего большая, четкая секундная стрелка, так что по нему удобно засекать время. Еще у меня есть привычка: когда я сажусь обедать, я всегда выкладываю из карманов ключи и бумажник и снимаю часы. Поэтому те, кто сидят рядом, могут хорошо их рассмотреть». Во время съемок Квентину Тарантино приходится следить за временем, пожалуй, больше, чем любому другому современному режиссеру: прошлое постоянно сменяется будущим и наоборот, да и давление времени на персонажей чувствуется сильнее. Поэтому логично было спросить у него, какую сцену с часами он сам любит больше всего. «Хорошо, − смеется он, − раз вспомнилась эта, то расскажу про нее. В фильме [режиссера] Фила Карлсона «Пятеро против казино» [классический фильм 1955 г., известный своим остроумным сценарием] пятеро жуликов собираются ограбить казино. Им надо все так рассчитать, чтобы пробыть в казино только пять минут. В общем, Брайан Кит стоит у игорного стола и разговаривает с какой-то девицей. Тут один из его товарищей подходит и говорит ему: «5:06». Девица удивляется, и Кит ей объясняет, что не любит носить часы и поэтому попросил человека периодически сообщать ему, сколько время». Сказав это, Тарантино оглашает просторы Голливудских холмов раскатами хохота. ★


На Суване: Черное декольтированное платье от Isaac Mizrahi

Эксклюзивно для

На Квентине Тарантино: белая рубашка от Issey Miyake; джинсы Timothy Everest Japanese Denim; туфли от Gianni Barbato

«ПОМНИТЕ, У БРЮСА УИЛЛИСА В «КРИМИНАЛЬНОМ ЧТИВЕ» ЕСТЬ ПОДСТАВКА ДЛЯ ЧАСОВ В ВИДЕ КЕНГУРУ? ЭТИ ЧАСЫ И ПОДСТАВКУ ПОДАРИЛ МНЕ ОТЧИМ, КОГДА МНЕ БЫЛО ДЕСЯТЬ ЛЕТ. ОНА ДО СИХ ПОР СТОИТ У МЕНЯ НА СТОЛЕ, И Я, КОГДА ПИШУ, НА НЕЕ ПОСМАТРИВАЮ»


Часы как искусство


Часовой механизм как произведение искусства

ВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ ОБЪЕКТИВ ГВИДО МОКАФИКО

Daniel Roth Grande Sonnerie Tourbillon Carillon Westminster Repetition Minutes; IWC Portuguese Repetition Minutes Squelette

«ПАРАДОКС ПОЭЗИИ БЕГУЩЕГО ВРЕМЕНИ И НОВЕЙШИХ ТЕХНОЛОГИЙ В ОБЛАСТИ МЕХАНИКИ», – ТАК ФОТОГРАФ ГВИДО МОКАФИКО ОПИСЫВАЕТ СВОЮ СЕРИЮ СНИМКОВ «МЕХАНИЗМ», ГДЕ ОН ЗАПЕЧАТЛЕЛ РЯД ЧАСОВЫХ КАЛИБРОВ, КОТОРЫЕ САМ МОКАФИКО СЧИТАЕТ ПРОИЗВЕДЕНИЯМИ ИСКУССТВА. ЭТИ НЕПРИВЫЧНО БОЛЬШИЕ ЦВЕТНЫЕ ФОТОГРАФИИ, БОЛЕЕ МЕТРА В ДЛИНУ И ШИРИНУ, ДЕМОНСТРИРУЮТ ЧАСОВЫЕ КОНСТРУКЦИИ ТАКИХ МАРОК, КАК «А. ЛАНГЕ УНД ЗЁНЕ» (A. LANGE & SÖHNE), «ОДЕМАР ПИГЕ» (AUDEMARS PIGUET), «БРЕГЕ» (BREGUET), «ШОПАР» (CHOPARD), «ДАНИЭЛЬ РОТ» (DANIEL ROTH), «ЖЕРАЛЬД ЖЕНТА» (GÉRALD GENTA), «ГРЕБЕЛЬ ФОРСИ» (GREUBEL FORSEY), «Ф.П. ЖУРН» (F.P. JOURNE), IWC, «ЖАКЕ ДРО» (JAQUET DROZ) И «ПАТЕК ФИЛИПП» (PATEK PHILIPPE). ПРИ ВЗГЛЯДЕ НА ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ТВОРЕНИЯ МОКАФИКО, РАЗМЕЩЕННЫЕ НА ЧЕРНИЛЬНО-ЧЕРНОМ ФОНЕ ГИГАНТСКИЕ ОБРАЗЫ КРОХОТНЫХ ШЕДЕВРОВ, ОТ ВОСТОРГА ЗАХВАТЫВАЕТ ДУХ.


фотографий Мокафико выбирает самые обычные, умелое использование форм, оттенков, текстур, цветов и освещения придает его работам некую одухотворенность, насыщенную неземной красотой, где нет места скуке, и которая заставляет людей задумываться. Вспомнить хотя бы его серию снимков в духе фламандской школы, на которых столы ломятся от еды и чаш с вином; или его книги «Змеи», «Яд» и «Медуза», в которых мы сталкиваемся лицом к лицу с ядовитыми змеями, пауками и медузами; или даже его фотографии архитектурного направления с изображенными на них полуразрушенными в ходе боев зданиями в городах Бейрут, Сараево и Бразилиа, окутанными зловещим и в то же время чарующим голубым пламенем. На этих снимках созидание и разрушение предстают перед нами в совершенно новом свете. В своих фотографиях Мокафико с легкостью перемещается между миром моды и миром искусства, для него попросту не существует границ между этими двумя сферами. С одной стороны,

191

У

Гвидо Мокафико итальянские корни, родился он в Швейцарии, а в настоящее время живет и работает в Париже. В свое время огромное влияние на него оказали несравненные по своей силе воздействия фотографии из книги великого «фотографа-наемника» Хельмута Ньютона «Бессонные ночи». Сегодня Мокафико известен в первую очередь выразительными и оригинальными фотоработами в жанре натюрморт, которые производят на зрителей неизгладимое впечатление и свидетельствуют о незаурядных способностях автора к созданию композиции. За основу своих произведений Мокафико берет как естественный природный мир, так и мир, созданный человеком. В его фотографиях прослеживаются традиции романтизма XVII и XVIII веков, техника живописи, восходящая к великим творениям Абрахама ван Бейерена, Жан-Батист Симеона Шардена и Луиса Эухенио Мелендеса, но при этом на снимках безошибочно угадывается настроение самого автора. Несмотря на то что объекты для своих

REVOLUTION

Текст: И-Жан Мунь-Делсаль, Сергей Сергеенков

«Пальцы», автор Гвидо Мокафико


REVOLUTION

192

Фото, сделанное Мокафико для рекламной кампании Hermès

он участвует в рекламных кампаниях таких фирм, как «Гуччи», «Ив Сен Лоран», «Клиник», «Булгари», «Армани» и «Эрмес», с другой же стороны, его работы постоянно украшают страницы таких международных журналов, как «Уоллпейпер», «Харперс Базар» и «Вог». В своем цикле фотографий «Механизм» Мокафико попытался запечатлеть всю красоту сложнейших часовых «двигателей». Это позволило ему заглянуть во внутренний мир часов, куда допускаются лишь немногие избранные, а именно часовых дел мастера, бережно хранящие секреты своего знания. Будучи сам любителем хороших часов, Мокафико всегда интересовался, как же работает часовой механизм, скрытый внутри корпуса и обычно недоступный взгляду ни одного человека, кроме того, кто его создал. Вновь задавшись этим вопросом, Мокафико решил избрать темой очередной серии снимков часовой механизм, который он считает «воплощением сущности часов». Тем самым художник широко распахнул двери во вселенную времени для всех желающих. В этих механизмах он видит не только точную механическую систему для измерения времени, но и «поэзию бегущих часов и минут, смену времен года, движение небесных тел» и свидетельство того жгучего интереса, который человечество питало к загадкам времени с древнейших времен. Мокафико говорит, что часы в основном задумываются как технические устройства, а он видит в них произведения искусства. Однако, работая над новой серией фотографий, Мокафико, по его словам, применял технику создания натюрморта и старался быть настолько же точным и внимательным к техническим вопросам, как и сами часовщики. В скором времени великолепные фотографии Мокафико заняли свое почетное место в галерее Гамильтона, ведущей лондонской галерее, отдающей особое предпочтение фотошедеврам конца XX в. Это знаменательное событие произошло в мае прошлого года благодаря директору галереи Тиму Джеффрису, который как-то совершенно случайно наткнулся на рецензию к книге «Яд». Вспомнив свою первую встречу с Мокафико более десяти лет назад и ознакомившись с фотографиями из цикла «Механизм», он был мгновенно покорен тем, с какой выразительностью и точностью они показывают красоту и техническое совершенство часов, а также филигранную работу их создателей. По словам Джеффриса, благодаря большому размеру

фотографий часовые механизмы кажутся почти абстракциями и напоминают ему изображения планет. Считая часы произведениями современного искусства, Джефферис утверждает: «Если ненадолго задуматься и попытаться осмыслить все то время, техническое мастерство и огромный труд, вложенные в создание часов, то невольно приходишь к мысли, что они являются одной из форм искусства нашего времени». Тем не менее он проводит четкую границу между искусством и дизайном с его математически рассчитанными формами, который, похоже, сдает свои позиции с каждым днем. «Часы изготавливают высокопрофессиональные технические специалисты. При этом некоторые гравировки на корпусе и деталях механизма можно было бы скорее отнести к искусству, чем к дизайну. Если же умело сфотографировать часовые механизмы, а затем сильно увеличить размер фотографий, то конструкции, изображенные на них, приобретают художественную ценность», – полагает Джеффрис. У всех поклонников Мокафико вскоре появится возможность приобщиться к замечательному творчеству талантливого фотографа. На весну следующего года назначен выход его книги под названием «Механизм» со снимками из одноименного цикла фоторабот. Книга выйдет ограниченным тиражом, в качестве авторов текста, отредактированного Патриком Реми, выступили трое экспертов из мира часов: Стивен Форси, Франсуа-Поль Журн и Антуан Симонен (Antoine Simonin). Британский часовщик Стивен Форси был счастлив принять участие в работе над книгой, в которой наряду с продукцией общепризнанных марок представлены работы независимых часовщиков. «Главная роль в книге Гвидо отведена часовым механизмам. Их увеличенные фотографии на черном фоне производят неизгладимый эффект», – описывает свои впечатления Форси. Он тоже считает, что процесс создания механических часов – это настоящее искусство, но при этом допускает, что в зависимости от философии марки и характера самих часов этот процесс можно рассматривать и как дизайн. «Мне кажется, понятие дизайна больше к месту, когда мы говорим о часах как о цельном устройстве, то есть механизме и корпусе в целом. Гвидо же решил продемонстрировать отдельно механизм, то есть ту часть часов, которая


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО

мышлением, может уловить ход мысли часовщика, создающего деталь той или иной формы». Антуан Симонен – бывший директор Швейцарской программы по обучению и профессиональной подготовке часовщиков (WOSTEP). Уже более 50 лет он занимается часовым делом и 40 лет обучает ему других. По словам Симонена, фотографии Мокафико выполнены в совершенно новом, революционном духе при изумительном сочетании искусства и техники. Будучи редактором и распространителем как новых, так и старинных книг по часовому делу, он признает, что фотографии часовых механизмов сейчас мало где встретишь. Симонен рассказывает, что согласился принять участие в проекте «Механизм» потому, что Мокафико своими фотографиями наглядно показал, что часовые механизмы являются произведениями искусства, но при этом не упустил из вида и их техническую сторону. Предложенное Мокафико новое и оригинальное осмысление часов как произведений искусства навсегда изменит взгляд человечества на часовое дело. ★

REVOLUTION

отвечает за их функционирование, и именно механизм он называет произведением искусства, потому что на него приятно смотреть, его крошечные детали сложно изготовить и еще сложнее собрать», – рассказывает Форси. Тот факт, что часовое дело в наши дни возведено в ранг искусства, Стивен Форси приписывает деятельности специализированных журналов и интернет-страниц, которые уделяют массу внимания многочисленным нюансам часового дела. Франсуа-Поль Журн был тоже очарован работами Мокафико, которые он характеризует как «интересные и оригинальные произведения, позволяющие рассмотреть механические сердца часов в мельчайших подробностях». И хотя Журн всегда с особой дотошностью относится к соблюдению сроков при выполнении клиентских заказов, ради фотографирования своих часовых механизмов он даже позволил на время остановить производство. «Эти снимки воздают должное благородному ремеслу часового творца, – говорит Журн. – Мне кажется, только человек, наделенный поистине творческим

193

Audemars Piguet Tourbillon Répétition – Minutes Squelette


ЧАСЫ Какое средство самовыражения в наши дни развивается с молниеносной быстротой и открывает все новые и новые творческие горизонты? Где расцветает миллионами красок подлинное искусство? Не на холсте и не в камне, не в силуэтах великолепных зданий, рассекающих небесную синеву, а всего-то на  квадратных сантиметрах человеческого запястья. Сегодня механические часы – это уже не просто инструмент для измерения времени, а мощный канал футуристической эстетики, оглушительный динамик, провозглашающий самые насущные культурные запросы общества, и раскаленное горнило, из которого выходит оригинальное творчество. Часы вырвались из двухмерной тюрьмы, претерпели трехмерную деконструкцию и представили нам образцы кинетической поэзии в виде своих колес, пружин и даже своего бьющегося механического сердца. Часы заиграли буйством красок и вобрали в себя самые современные материалы. Многие знаменитые художники и дизайнеры, например Росс Лавгроув и Марк Ньюсон – люди, которые изменили облик мира, в котором мы живем, обратились к часам как новой форме творческого самовыражения.

Текст: Уэй Коу, Дмитрий Бузаджи

ЭТО ИСКУССТВО!


+

= URWERK 103

КАТАЛИЗАТОР!

+

=

Рембрандт Харменс ван Рейн, автопортрет

продемонстрировала новый способ живописи: когда реальный мир на холсте превращался в мимолетное видение, впечатление, отсвет мира эфемерного. Так на свет появилось одно из самых значительных движений в истории искусства. Более того, именно с импрессионизма началось то, что принято считать «современным искусством». В часовой сфере подобный ренессанс наступил не так быстро. В середине 70-х с появлением кварца началась новая эпоха, в которой механические часы оказались совершеннейшим анахронизмом. Их в одночасье перестали покупать. Отрасль пришла в упадок: тысячи людей потеряли работу, механизмы к механическим часам продавали на металлолом, а огромное количество ценнейших технических знаний и художественных приемов были навсегда утрачены. В 80-х годах часовая отрасль начала возрождаться, но – за счет старого багажа, на волне ностальгии по прежним временам. И только в самом конце прошлого тысячелетия, во многом благодаря основателю группы «Суоч» (Swatch) Николасу Хайеку, который купил и удержал на плаву большинство швейцарских компаний, производящих детали для механизмов, на этом новом фундаменте, начались первые смелые эксперименты в духе нового часового искусства.

REVOLUTION

Д

о наступления кварцевой эры о механических часах судили в основном по тому, насколько точно они ходили. Но тут появился кварцевый осциллятор – электронный механизм, который по точности на голову превосходил любой механический аналог, – и точность стала общедоступным товаром. Теперь любой мог купить сверхточные часы всего за несколько долларов. Есть удивительное сходство между тем, как изобретение кварцевых часов повлияло на часовое дело, и тем, как изобретение фотографии сказалось на изобразительном искусстве. Сейчас фотоаппарат – самая обыденная вещь, но в конце XIX в. его появление всколыхнуло весь мир. До того момента произведения изобразительного искусства оценивали в соответствии с тем, насколько точно в них была представлена реальность. Но, имея фотоаппарат, любой мог запечатлеть реальность лучше любого художника – одним словом, и кварц, и фотоаппарат демократизировали точность. Впрочем, ни живопись, ни механическое часостроение не исчезли, а, как ни странно, пережили творческое освобождение. Когда художников конца XIX в. по сути зажали в угол, они поняли: надо перенести акцент с воспроизведения объективной действительности на отображение внутреннего мира воспринимающего. В 1874 г. группа художников

195

Марк Ротко, без названия


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО ПЕРВЫЕ ШАГИ СОВРЕМЕННОГО ЧАСоВОГО ИСКУССТВА Первые точки на «радаре перемен» засветились в конце 80-х, когда часовщик Франк Мюллер и дизайнер Жеральд Жента начали создавать часы, ориентированные на современный мир, отражающие его эстетику, его моду, его нахальство, буйство его красок. Затем, в 1999 г., независимый часовщик Вьянней Альтер (Vianney Halter) взял на вооружение эстетику жюль-верновских романов, присовокупил вечный календарь и создал «Антикву» (Antiqua) – одно из первых высших существ в современной часовой эволюции. Наконец, в 2001 г. выход улисс-нарденовского «Фрика» (Freak) и модели RM 001 Ришара Милля ознаменовал окончательный разрыв с прошлым. Дерзкий, новаторский «Фрик» в корне изменил представление о том, какими должны быть часы. RM 001, изысканная часовая машина, стремительная, горячая и ультрасовременная, ломала стереотипы по-своему. За следующие семь лет часовое дело пережило такой бурный рост, какого не знал ни один другой вид искусства. Освободившись наконец от условностей прошлого, часовое искусство ураганом ворвалось на авансцену и оставило раскаленный след в душе каждого современного потребителя, желающего увидеть роскошь в новом обличье. Сегодня такие марки, как «УРВЕРК» (URWERK), «Гарри Уинстон» (Harry Winston), «Вьянней Альтер» Калибр 1.98 мануфактуры Chopard L.U.C

и «Жеральд Жента», с их богатым инструментарием числовых счетчиков, ретроградных стрелок, сателлитов и прочего создают не часы, а настоящие мобильные скульптуры с индикацией времени. Представления о роскоши в часовом деле тоже радикально изменились. Уже не считается, что роскошные часы немыслимы без традиционных благородных металлов вроде золота и платины. Корпуса новых часов изготавливают из синеного титана, керамики, прессованного углеволокна, алюминия, алюсика, залиума, магния, тантала, палладия, меди и сапфирового стекла. Исчезло извечное разделение механизма и циферблата. Такие компании, как «Улисс Нарден» (Ulysse Nardin), «Бреге» (Breguet), «Бланпэн» (Blancpain), «Де Бетюн» (De Bethune) и «ТАГ Хойер» (TAG Heuer), придумали новые эстетические ходы, позволившие механизму заместить циферблат в качестве «лица» часов. А «Одемар Пиге» (Audemars Piguet), «Гребель Форси» (Greubel Forsey), «ДеВитт» (DeWitt) и «Юбло» (Hublot) разработали невиданные доселе способы часовой индикации. В свое время функционалисты из «Баухауза» привнесли в архитектуру прозрачность, теперь «Жирар-Перрего» (Girard-Perregaux), «Корум» (Corum), «Морис Лакруа» (Maurice Lacroix) и «Ришар Милль» ввели в обиход часовщиков такие инструменты, как свет и негативное пространство. А тем временем IWC, «Вашерон Константин» (Vacheron Constantin), «Эбель» (Ebel), «Шопар L.U.C» (Chopard L.U.C) и «Жежер-ЛеКультр» (Jaeger-LeCoultre) превратили традиционные часы-скелетоны в удивительные произведения футуристической биомеханики.

МУЗЕЙ И ЖУРНАЛ СОВРЕМЕННОГО ЧАСВОГО ИСКУССТВА Коль скоро мы установили, что часы – это искусство, перед нами встает другая важная задача – каталогизировать самые значительные часы нашей эпохи и дать им серьезное, научное описание. Решать эту задачу вызвались журнал «Революшн» и первый в мире Музей современного часового искусства (МСЧИ), основанный Майклом Таем (Michael Tay), исполнительным директором одной из крупнейших в Азии торговых компаний, специализирующихся на часах, – The Hour Glass. «В истории часового дела сейчас наступила самая захватывающая эпоха, которая по уровню творческой мысли затмевает даже золотой XVIII в., – объясняет он. – Часовой коллекционер переживает сейчас примерно то же, что испытывали поклонники живописи, когда свои первые картины создавали Джексон Поллок, Энди Уорхол и Марк Ротко. У нас есть возможность приобрести работы, быть может, величайших мастеров часового дела». У любой творческой революции есть свои трибуны и летописцы. Вот и «Революшн» и МСЧИ, рассматривая прогресс часовой отрасли в широком историческом, социальном и культурном контексте, стремятся упрочить положение часового дела как нового вида искусства и создать необходимую для его развития интеллектуальную инфраструктуру. ★

REVOLUTION

196

Vianney Halter Antiqua

Майкл Тай

МСЧИ


ПРИЧИНЫ ТРАНСФОРМАЦИИ Почему эти перемены происходят именно сейчас? Вот что говорит на этот счет творческий директор группы «Ришмон» (Richemont Group) Джампьеро Бодино (Giampiero Bodino): «В наше время носить часы стало необязательно. Нас и так окружает множество аксессуаров, по которым можно узнать время. Логика подсказывает, что при таких обстоятельствах часы обязаны стать средством самовыражения. Они должны превратиться в живописный холст, иначе зачем люди будут их покупать?» Любая форма искусства – это по сути разновидность коммуникации, оторвавшаяся от своих практических корней. Музыку и танцы придумали древние племена для изображения своей мифологии. Картины и скульптура поначалу выражали религиозные идеи. Сегодня мы наблюдаем за тем, как в новую форму искусства трансформируются механические часы. Конечно, произведениями искусства можно считать и старинные часы с перегородчатой эмалью, гильоше и жакемарами, но есть одно различие: те часы были все-таки приборами времени, пусть и богато декорированными. А сегодняшние часы стали уже по своей природе мобильными скульптурами, механическим кино. Так значит, о хронометрических свойствах часов теперь можно забыть? Ни за что! Ведь именно из противоборства двух задач – создать великолепный точный прибор и пробудить чувство – рождается то поле напряжения, без которого современное часовое дело немыслимо. Снять ограничения, связанные с практическими функциями часов, – это все равно что отказаться от размера в музыке или ритма и рифмы в поэзии. Это все равно что вместо гимна или оды получить какофонию или аморфное нагромождение слов. Но смело экспериментировать с формой и содержанием часов, не забывая о фундаментальных принципах хронометрии, – это занятие для подлинного мастера, это образец чистого экстатического творчества! Пик трансформации пришелся на последние семь лет, но ее первые признаки стали заметны еще  лет назад. И катализатором этого процесса стало то, что, казалось бы, должно было похоронить механические часы раз и навсегда, – изобретение кварцевых часов.


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО

Динамика дизайна

Архитекторы и дизайнеры в производстве часов

Росс Лавгроув (Ross Lovegrove), Филипп Старк (Philippe Starck), Марк Ньюсон (Marc Newson) и покойный Жак Элле (Jacques Helleu)… Этих знаменитых дизайнеров, известность и славу которым принесли их достижения в самых различных областях промышленного дизайна, объединяет то, что все они работают или работали с часами. В сфере производства часов, где рождаются и изживают себя мечты высокого часового искусства, они искали мотивы прошлого и воплощали их в облике часов будущего. В своих новаторских работах они уходили от традиционной эстетики, доказывая, что часовое дело – это самая интересная творческая среда нашего времени. Работая над часами (да и не только над часами), эти дизайнеры упрямо вплетали свой уникальный изобразительный язык в традиционную эстетику торговых марок, с которыми они сотрудничали. В результате их творческие идеи обрели долголетие и не потеряют актуальность еще долгие годы.


На этой фотографии талантливый дизайнер Росс Лавгроув запечатлен вместе с предметом из его «жидкой» алюминиевой коллекции. Если говорить образно, каждый предмет в этой коллекции Лавгроув создавал так: брал кусок алюминия и растягивал его в разные стороны, пока не устанавливалось тройственное равновесие между материалом, массой и объемом

Фотографии предоставлены Lovegrove Studio

Росс Лавгроув — минималист на лоне природы Промышленный дизайнер из Уэльса Росс Лавгроув решительно отвергает избыточность и украшательство. В его эстетике глубина замысла органически сочетается с современными технологиями и материалами. Прозвище «органический минималист» Лавгроув получил из-за своих работ, буквально пронизанных осознанием общественных и экологических проблем: центральная тема Лавгроува – земля, главный источник его вдохновения – природа. Основные вехи его творчества таковы: участие в создании знаменитого плеера «Сони Уокман» и компьютеров «Эпл-Макинтош», коллекция «жидких» столов и скамеек «Ликуид», колонки «Муон» компании KEF, кресло с подставкой для ног «Бразилиа», разработанное по заказу итальянской мебельной фирмы «Занотта», кожаные чемоданы и дорожные сумки «Луи Вюиттон», садовый фонарь «Солар Бад» для «Лючеплан» и концепция автомобиля на солнечных батареях «Сваровски Кристал Аэроспейс». Вместе с Филиппом Старком и Жаном Нувелем Лавгроув участвовал в работе «Нимского ателье»; сегодня его произведения можно найти в экспозиции самых знаменитых музеев изобразительного искусства и промышленного дизайна, включая Музей современного искусства в Нью-Йорке, Центр Помпиду в Париже и Музей дизайна в Лондоне. В предметах, разработанных Лавгроувом, удачно объединяется все лучшее из мира высоких технологий и природы. Перенося законы эволюции и микробиологии в дизайн, одаренный дизайнер создает вечные формы, трогательность которых – в поразительном сплаве логики и красоты. Вот что говорит об этом сам Лавгроув: «Дизайн должен быть уникален и сверхъестественен, этим он трогает нашу душу. Он должен воздействовать на человека сразу, с первого взгляда». Провозглашая принцип «органического минимализма» – под этим понимается инстинктивный подход к созданию объектов на основе уменьшения их массы и разумной экономии материалов, – Лавгроув именует себя

«эволюционным дизайнером, который создает объекты для нашего последовательно меняющегося и улучшающегося мира». Его талант заключается в способности видеть за отдельными предметами целый мир, замечать самые насущные проблемы жизни и человека. Это не мешает ему сосредоточенно искать способы разумного использования ресурсов, внедрять во все свои работы идею развития, освобождения предмета от тяжести материала из которого он сделан. Лавгроуву удается создавать вещи, способные отражать окружающее их время, и одновременно с этим – связывать прошлое и будущее. Он умеет достигать максимального эффекта, используя минимальные средства. В течение шести лет Росс Лавгроув возглавлял дизайнерский отдел в «ТАГ Хойере» (TAG Heuer). Это был удивительно плодотворный творческий период, когда, по его собственным словам, он «работал над часами различного статуса и ценовых групп в соответствии с демократическим подходом компании, стремящейся упрочить позиции торговой марки «ТАГ Хойер» на рынках всего мира». Принимая участие в создании таких моделей, как Monaco V4, Monaco 69, часов для гольфа Tiger Woods Professional, калибра 360, Лавгроув, казалось, сумел превзойти самого себя. Он во многом определил облик будущих часов «ТАГ Хойера», не отказываясь от богатого стилевого наследия этой часовой компании. Об удовольствии, которое он получает, работая над часами, Лавгроув говорит так: «Часы – это безграничное поле для творчества и новаторства. Они предоставляют художнику бесчисленные возможности, и в сегодняшнем мире именно они стали мерилом здоровья и богатства. Я смотрю на часы как на одну из форм современного искусства, и это очень насыщенная форма. Неважно, в каком конкретно стиле ты работаешь – яйцо Фаберже наручного формата, микрочип на резиновом ремешке, – главное – делать настоящие часы, имеющие практическую ценность». Лавгроув без ума от работ Джексона Поллока, Генри Мура и Аниша Капура. Обладая даром трехмерного мышления, он видит себя скульптором, а свои дизайнерские работы – произведениями изобразительного искусства. Лавгроув признается: «Я часто испытываю отчаяние, размышляя о скоротечности вещи, о том, что все товары и изделия рано или поздно будут отправлены в утиль. На все, что я делаю, я смотрю глазами художника или скульптора, стремящегося лишь к одному – создавать формы, меняющие условия существования человека, меняющие пространство, которое его окружает и которое он воспринимает. Можно сказать, что в глубине души, в сердце своем я скульптор, и мне понятна важность формы в промышленности и производстве. Дизайн есть вид искусства, доступный пониманию просвещенных потребителей».


Филипп Старк — разнообразие в своем высшем проявлении Интерьеры гостиниц и частных домов, столы и стулья, наручные и настенные часы, чемоданы и дорожные сумки, а также: упаковка для пивных бутылок, светильники, чайники, вазы, одежда и даже мотоциклы – чего только не разрабатывал Филипп Старк! Его работы, которым, наверное, даже он сам потерял счет, глубоко поражают своим элегантным минимализмом и красноречивее любых слов говорят о его безграничном таланте. Старк – самый плодовитый и, безусловно, самый разносторонний дизайнер в мире. Его гуманистические работы наполнены поэзией, любовью, юмором и уважением к человеку. Популярность ему принесли интерьерные работы: сначала он оформляет два парижских ночных клуба и даже апартаменты бывшего президента Франции Франсуа Миттерана в Елисейском дворце. Позже он поворачивается в сторону промышленного дизайна. С апломбом настоящего творца он легко переходит из одной области дизайна в другую, получая эстетическое наслаждение от смены поля деятельности. Славу Старку принесло то, что он сумел демократизировать дизайн, сделал эстетически ценные товары доступными широким массам потребителей. Он заслуженно гордится своими недорогими изделиями для повседневного использования, которые покончили с концепцией элитарности дизайна. Старк буквально захватил врасплох ничего не подозревающие потребительские массы, предложив им свое, утопическое видение эстетики быта среднего класса. С его приходом навсегда ушли времена, когда наслаждаться обладанием «дизайнерского» столика или кресла могла только горстка избранных. Сегодня работы честных и интеллектуальных дизайнеров доступны любому покупателю, к какому бы социальному классу он ни принадлежал.

Когда его спрашивают, что он думает о смысловой стороне дизайна, Старк отвечает даже с каким-то пренебрежением: «Дизайн сам по себе ничего не выражает. Лично я не испытываю к нему никакой особенной любви – это не страсть, это моя работа. Когда-то я понял, что мои работы могут улучшить жизнь моих друзей. Сегодня я стремлюсь до предела обострить интуицию, найти источник оригинальных образов, который вдохновит меня на создание новых проектов. Я стараюсь, чтобы любая моя вещь выражала сразу несколько концепций, которые, собственно, и дают ей право на существование». Старк надеется, что его работы могут обогатить наше стремительно развивающееся общество, и мимоходом признается, что и сам понимает, как его надежда наивна. Вы почти готовы поверить в его скромность, но вдруг вспоминаете, что перед вами тот самый, кто, провозгласив себя отшельником в современном мире, отрицает все, что написано в учебниках по дизайну и архитектуре, кто равнодушен к выставкам и вообще на них не ходит, кто сторонится своих коллег – дизайнеров и архитекторов. И если вы только заикнетесь об авторитетах, которые, возможно, повлияли на его профессиональное становление, ответом вам будет надменное молчание. Старк не желает, чтобы на него навешивали инвентарный ярлык. «Я не дизайнер и не архитектор, не скульптор и не художник», – говорит он. Верно, профессия Старка – быть творцом, и в своем творчестве он непревзойденно талантлив. Его право называться творцом неоспоримо, стоит только вспомнить о его беспрецедентном коммерческом успехе, о привилегии отклонять неинтересные заказы, не говоря уже о том эффекте, который произвели на мир его работы. Для Старка часовой дизайн изначально был материализацией или, наоборот, дематериализацией объекта в духе «бионизма» – эдакое телесное воплощение технологий будущего. Работая с Ришаром Миллем в 2005 и 2007 годах, когда они выставляли свои творения на часовые аукционы «Оунли Уоч», он открыл свой «путь к совершенству», следуя которому он смог дойти до самых крайних форм существования объекта. Тогда мы и увидели потрясающие своим футуризмом «машины» из титана. Часы Старка поражали своим радикальным дизайном, современностью, прочностью, комфортностью и чисто техническими находками вроде ротора с изменяемой геометрией, который оптимизирует процесс завода ходовой пружины в зависимости от степени активности владельца часов. Старк откровенничает: «В совершенстве есть своя поэзия. В непреклонном стремлении к совершенству я вижу что-то от веры. Мне знакомо это почти что религиозное чувство, я постоянно ищу совершенство, хотя найти его удается далеко не всегда. А вот у Ришара Милля получается, и сегодня именно его работы – символ совершенства во всех видах человеческого производства». Отрицая, что между часовым дизайном и любым другим видом промышленной эстетики существуют какие бы то ни было различия, Старк утверждает: «Любая творческая деятельность имеет только одну цель – приносить людям пользу». Первый плод сотрудничества между Ришаром Миллем и Филиппом Старком – часы с автоматическим механизмом от RM 005 и титановым корпусом, прошедшим пескоструйную обработку. В 2005 г. на аукционе «Оунли Уоч» они ушли за рекордную сумму 285 000 евро


Работы Марка Ньюсона неизменно становятся сенсациями дизайнерских аукционов. За рекордную сумму уходит его алюминиевый шезлонг «Локхид Лаундж». В мае 2007 г. Ньюсон продает один из своих комодов, окрещенный им «Под оф Дроэрс», за один миллион пятьдесят тысяч долларов – небывалая цена за произведение современного дизайнера, не причисленного к сонму ушедших от нас классиков. За что бы он ни брался – оформлял по заказу австралийской авиакомпании «Куонтас» салоны авиалайнеров и залы ожидания аэропортов, придумывал интерьеры для студии звукозаписи

Марк Ньюсон — дизайн будущего «Син» и ресторанов в Англии, Германии и США, проектировал светильники для компании «Флос», мебель для «Каппеллини», аксессуары для кухонь и ванных комнат для «Алесси», спортивную обувь «Найк», часы «Икепод» (всего не перечислишь) – все его работы меняют стиль нашей жизни. Любимое дитя «арт-дизайна» (главным символом этого направления стала скульптурная и часто непрактичная мебель, выпускаемая ограниченными сериями), Ньюсон выставил свои уникальные дизайнерские работы в начале года у Гагосьяна – влиятельного нью-йоркского галерейщика, специализирующегося на современном искусстве. Однако записывать Марка Ньюсона в художники было бы ошибкой. Сам себя он именует «дизайнером, с работами которого можно столкнуться в самых разных местах, включая художественные галереи». В начале карьеры он выпускал свои работы ограниченными сериями – нужно было зарабатывать на жизнь. Сегодня он делает то же самое, но смотрит на малые серии как на своего рода поле для экспериментов: здесь он может творить свободно, без какихлибо ограничений, налагаемых массовым производством. Ньюсона, дизайнера-самоучку, выросшего в далекой Австралии, вдохновляют ретро-автомобили – «астон мартины» и ранние «ламборгини», а также космические корабли начала шестидесятых. В творчестве он полагается на свои инстинкты, они помогают придавать его эргономичным предметам философскую глубину. В 2005 г. Ньюсон вошел в список «ста самых влиятельных людей в мире», который публикует журнал «Тайм», а в Англии он получил титул «Королевского промышленного дизайнера». Его работы можно найти в постоянных экспозициях Музея современного искусства в Нью-Йорке, Музея дизайна в Лондоне, Центре Помпиду в Париже и музея «Витра Дизайн» в Вайле.

Ньюсон рассказывает: «Все мои работы в дизайне подчинены одной логике, они «говорят» одним и тем же языком. Самолет, часы, автомобиль, предмет одежды, кухонная принадлежность или интерьер – для меня одно и то же, только масштаб разный. Я постоянно преследую одну цель: мои вещи должны упорядочить пространство, главное – упростить его. Мне хочется улучшить то, что уже существует. Я люблю изучать новые технологии, материалы и процессы и применять их в своих работах. Это помогает мне создавать, как я надеюсь, уникальные и интересные объекты». В 1986 г. Марк Ньюсон приступил к дизайну часов, основав марку «Под» (Pod). Затем совместно с Оливером Ике (Oliver Ike) была запущена другая марка, «Икепод» (Ikepod), – часы с непритязательным дизайном, навеянном явлениями из мира природы и свободным от всего, что может нарушить чистоту форм. В 2005 г. Ньюсон в компании с нью-йоркским предпринимателем и коллекционером живописи Адамом Линдеманом решили оживить эту торговую марку и через год стали выпускать «икеподы» в обновленном варианте. Объясняя, в чем оригинальность часов этой серии, Ньюсон говорит: «Очень трудно определить, что их выделяет на общем фоне, но каждый, кто увидит «икепод», не сможет не заметить, что они не похожи ни на какие другие часы». В обновленной серии «Икепода» Ньюсон искал способ освободиться от условностей часового дизайна, желая при этом сохранить верность материалу и создать эргономичные модели часов, не имеющие эстетических прецедентов. Стремясь к упрощению, Ньюсон соединяет в одно целое корпус и ремешок, отменяя тем самым ушки, и попутно избавляется от явно лишнего утолщения на ремешке в виде чрезмерно заметной пряжки. К его общепризнанным удачам относят: авангардный хронограф с индикатором второй часовой зоны под именем Hemipode (английское название трёхперстки – нелетающей птицы, обитающей в южных районах Европы и Азии и в Северной Африке), спортивный хронограф с указателем даты и круглой логарифмической шкалой Megapode (в честь большенога, австралийской птицы с большими лапами и короткими крыльями, которая не высиживает свои яйца, а закапывает их в грунт) и поэтичный Horizon («Горизонт») (в астрофизике «горизонтом событий» называют радиус черной дыры – границу за которой исчезают время и пространство). Ньюсон против того, чтобы называть часы произведением современного искусства, и вообще не считает дизайн формой изобразительного искусства. Он признает размывание границ, разделяющих искусство и дизайн, но говорит, что это результат естественной эволюции, начавшейся не сегодня. На вопрос, чем объясняется его интерес к дизайну часов, Ньюсон отвечает: «Тем же самым, чем можно объяснить интерес ко всему, что я делаю, – в основном, эгоистическими побуждениями. Обычно я приступаю к разработке продукта или товара, когда вижу, что на рынке нет того, что мне нравится».

Ikepod Megapode Chronograph в титановом корпусе


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО легендарного флакончика. Элле сыграл не последнюю роль и в организации съемок рекламного клипа по мотивам знаменитой сказки «Красная шапочка», режиссером которого стал Люк Бессон. Элле был идеальной фигурой на страже стилистических традиций Коко Шанель: ему удалось сохранить и одновременно обновить визуальный язык «Шанель». Восприимчивость Элле к творческим идеям (имевшая, заметим, французские и американские корни), а также полученное образование в сфере дизайна, изобразительного и прикладного искусства помогли ему поступить на работу в компанию «Шанель» в возрасте 18 лет. Кстати, связь его семьи с торговой маркой «Шанель» продолжалась в нескольких поколениях. Отец Элле разрабатывал флаконы и коробочки для парфюмерии «Шанель», а дед был завсегдатаем магазина Коко Шанель во французском городе Довиле. Продукцию «Шанель» трудно спутать с товарами других компаний благодаря ее традиционному черно-бело-золотому оформлению. Эти цвета вкупе с чистыми, сдержанными линиями

Жак Элле — всевидящее око Недавно скончавшийся Жак Элле, художественный директор «Шанель» (Chanel), проработавший в компании 40 лет, по праву считается одним из самых авторитетных дизайнеров мира. В силу своих служебных обязанностей он обеспечивал преемственность и качество марки знаменитого французского дома высокой моды. «Шанель» говорила языком Элле, поскольку в ведении последнего находились реклама, каталоги, фотографии, оформление упаковки и интерьеров всех магазинов, где продавалась продукция «Шанель». Это была серьезная работа, ведь «Шанель» традиционно разрабатывает всю свою рекламу собственными силами. На Элле работали фотографы с мировой известностью – Ричард Аведон, Ирвинг Пенн, Хельмут Ньютон, Даниель Жуанно и Патрик Демаршелье. Рекламные клипы для «Шанель» снимали режиссеры, относящиеся к творческой элите современного кино, – Ридли Скотт, Жан-Поль Гуд и Люк Бессон. Вот что рассказывал сам Элле: «В моей работе мне больше всего нравится разнообразие. Нравится быть «всевидящим оком», которое наблюдает за всем, что делает «Шанель». Это не оставляет ни одной минуты для отдыха, за всем нужно уследить. Но больше всего я люблю придумывать захватывающие сюжеты для рекламных фильмов. Вспомните ролик Жан-Поля Гуда про туалетную воду «Эгоист» или Николь Кидман, рекламирующую «Шанель №5» с Базом Лурманом». Элле, как заправский продюсер, активно участвовал в производстве рекламных фильмов, выискивая актеров и режиссеров, заслуживающих того, чтобы доверить им почетную задачу – увековечить овеянный славой образ «Шанель». Под всеобъемлющим художественным руководством Элле к духам «Шанель №5» прикоснулся и Энди Уорхол. Работая в своем раскрепощенном стиле, знаменитый американский модернист создал серию литографий на тему

Модель J12, в дизайне которой видны аллюзии на мир парусного спорта, стала первыми часами Chanel, предназначенными не только для женщин, но и для мужчин. Корпус этих спортивных часов с автоподзаводом изготовлен из высокотехнологичной и не боящейся царапин керамики


используются везде: в упаковке парфюмерии и косметики, печатных рекламных буклетах и даже в интерьерах отделов, торгующих товарами «Шанель». Эта трехцветная гамма была перенесена и в часы «Шанель». Они, как считала Коко Шанель, должны быть практичными, надежными и красивыми. Первая модель фирмы, получившая название Première, была выпущена в 1987 г. Ее дизайн был явно навеян пробкой флакона духов «Шанель №5», воспроизводящей очертания Вандомской площади. За «Премьером» последовали другие модели: Mademoiselle в стиле ар деко, Matelassée, воспроизводящие характерную стеганую подкладку дамской одежды «Шанель», авангардные Chocolat и 1932. Разработать дизайн всех этих моделей, а также предметов, входящих в ювелирную коллекцию Camélia, было поручено Элле, и он с огромным рвением взялся за это интересное и ответственное задание. Но самое точное воплощение стилевые мотивы Коко Шанель нашли в серии спортивных автоматических часов J12 в керамическом корпусе. Элле рассказывает: «Я разрабатывал J12 для себя. Я хотел сделать часы эффектные, черные, крепкие и неподвластные влиянию моды, как раритетный автомобиль». Однако конкретным прообразом для J12 послужила 12-метровая гоночная яхта класса «Джей», принимавшая участие в соревнованиях на Кубок Америки. Элле наблюдал тренировки участников регаты – барона Марселя Биша и архитектора Мори, приглядывался к яхте, принадлежащей Джанни Агнелли. Она была полностью черной, включая корпус, мачту и паруса. Как признавался Элле, черный – его любимый цвет. «Черный цвет сопровождает меня всюду, – говорил он. – Меня к нему тянет почти инстинктивно. Окружающий нас мир – огромный источник вдохновения. Есть время думать, время видеть, время создавать». Созданные им часы дают яркий пример его собственных стилевых предпочтений, которые тем не менее ни в чем не отходят от традиционной эстетики «Шанель». Элле объяснял: «Меня всегда интересуют обе стороны совершенства – визуальная и техническая. Золотое правило дизайнера часов «Шанель» гласит: визуально – убирать все лишнее, выделять главное, искать простоту, но не нарушать стиль Коко Шанель; технически – выдерживать высочайший уровень качества, присущий всем нашим изделиям». ★


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО REVOLUTION СОСТАВИЛ СПИСОК САМЫХ ВАЖНЫХ АКТОВ ЧАСОВОГО ТВОРЕНИЯ

88 КЛЮЧЕВЫХ ЧАСОВ,

ИЛИ ВЕЛИКОЛЕПНЫЕ ВОСЬМЕРКИ ПРЕДВЕСТНИКИ СОВРЕМЕННОЙ ЭПОХИ

1947. Представитель «Баухауза» Натан Джордж Хорвитт придумал сверхминималистский циферблат «музейных часов» Museum Watch от «Мовадо» (Movado). В 1960 г. его произведение включили в постоянную экспозицию Музея современного искусства в Нью-Йорке.

1972-74. Жеральд Жента создал Royal Oak для «Одемар Пиге» (Audemars Piguet) и Nautilus для «Патек Филиппа» (Patek Philippe), тем самым открыв эру элегантного архитектурного модернизма в индустрии элитных спортивных часов. О художественном чутье Жента говорит хотя бы то, что это до сих пор две из самых популярных моделей спортивных часов.

1999. Франк Мюллер создал Vegas – часы со встроенной рулеткой. Он также придумал модель Crazy Hours. Хотя на ее циферблате числа стоят в каком-то безумном порядке, часовая стрелка прыгает по ним довольно ловко и показывает правильное время.

2000. Появилась модель J12 от «Шанель» (Chanel) – новая живая легенда и первые в мире роскошные спортивные часы в корпусе из керамики.

1983. Превратив традиционный прямоугольный корпус типа «гондоло» в полотно для изображения чувственной роскоши, Франк Мюллер создал первые подлинно современные часы. В Европе одно время они были символом прогресса, в США до сих по ним сходят с ума, в России у часов Мюллера своя, особая история . 1999. Независимый часовщик Вьянней Альтер представил модель Antiqua. Эти часы, одновременно похожие и на космический прибор, и на старинный корабельный инструмент, показывают, как хорошо Альтер ощущает связь прошлого и будущего.

ЗАРЯ СОВРЕМЕННОЙ ЭПОХИ

08)

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2004 Г. Увидела

04)

01) АЛЛЕЯ

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2003 Г. Вьянней Альтер

СЛАВЫ, 2001 Г.

и компания «Гарри Уинстон» (Harry Winston) в лице своего управляющего Макса Бюссера заявили о создании модели Opus 3. В этих часах цифры времени и даты видны через очаровательные отверстияиллюминаторы. Впрочем, по информации на конец 2007 г., модель так и не была запущена в производство.

В мире часов появилась первая механическая скульптура – часы Freak от «Улисс Нардена» (Ulysse Nardin). Время в них показывает сам часовой механизм, вращаясь, как стрелка.

05) 2003 Г. К истории обращались многие: например, «Дукати» со своими мотоциклами в ретро-стиле. Вот и IWC сделала ставку на прошлое, выпустив часы Big Pilot.

02) АЛЛЕЯ СЛАВЫ, 2001 Г.

Ришар Милль освободился от оков традиций и, проникнувшись духом современного дизайна, где за образец взяты болиды «Формулы-1», создал свои RM 001.

свет модель V4 от «ТАГ Хойера» (TAG Heuer). Под впечатлением от приводных ремней автомобиля дизайнер ЖанФрансуа Рюшонне (Jean-Francois Ruchonnet) придумал заменить обычный передаточный механизм системой миниатюрных ремешков. 09) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2004 Г. Как-то специалистам из «Роже Дюбуи» (Roger Dubuis) пришло в голову поставить летящий турбийон на водолазные часы. Так появился Easy Diver с турбийоном – первые в мире высокосложные часы, подпадающие под определение «удобной роскоши».

06)

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2004 Г. «Пармиджани

Флерье» (Parmigiani Fleurier) представила на суд публики Bugatti Watch – первые в мире часы с вертикально расположенным механизмом. Благодаря их появлению в часовом деле началась эпоха трехмерных конструкций. Кстати, идея такого дизайна принадлежит Винсену Берару (Vincent Bérard).

10)

2004 Г. При помощи Ришара Милля на свет появились первые часы с базовой платиной из углеволокна. Это были RM 006.

07) 2004 Г. Группа разработчиков

REVOLUTION

204

03)

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2003 Г. «Одемар Пиге» порадовала нас моделью Royal Oak Concept в откровенно футуристическом стиле. Корпус часов сделан из алакрита, сплава, применяемого в космической промышленности, а мост турбийона безболезненно принимает на себя любые удары.

HD3, основанная Йоргом Хайсеком (Jorg Hysek), создала Raptor – часы, ставшие чем-то вроде робота-киборга. Это творение Фабриса Гоне (Fabrice Gonet) соединило турбийон – сверхсложную интеллектуальную жемчужину часового дела – с самой обычной бесчувственной электроникой.

11)

2004 Г. «Гарри Уинстон» создал Z1, спортивные часы в корпусе из залиума. Кроме того, модель была оснащена первым в мире тройным ретроградным хронографом.


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО 12)

Своими часами Juan Pablo Montoya из коллекции Royal Oak Offshore марка «Одемар Пиге» показала всему миру, что углеволокно может служить и украшением.

13)

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2004 Г.

23) ЗНАКОВОЕ

17)

2004 Г. Выпустив минутный репетирскелетон Portuguese, IWC продемонстрировала, что, скелетон вполне может отбросить свою барочную застенчивость и принять полностью авангардный облик.

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2004 Г.

СОБЫТИЕ, 2005 Г.

«Юбло» (Hublot) и Жан-Клод Биве устроили «Большой взрыв» (Big Bang). Так они первыми превратили маргинальные часы «новой волны» в коммерческий продукт. На фотографии – Big Bang Platinum Mat.

18)

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2005 Г.

Сегодня турбийон становится, скорее, забавной дорогой игрушкой, а не средством повышения точности хода. «Роже Дюбуи» еще раз это подтвердил, представив часы EX01 с двумя отдельными турбийонами, связанными между собой дифференциалом.

«Жежер-ЛеКультр» (Jaeger-LeCoultre) представила миру свой двухосный Gyrotourbillon. В этой модели с сапфировым циферблатом фактически два турбийона, причем один крутится внутри другого. Да уж, не часы, а настоящая механическая скульптура!

19)

2005 Г. Выпустив модель La Tradition, фирма «Бреге» (Breguet) отдала дань уважения своему основателю, точнее, его творению – часам Souscription.

14)

2004 Г.

«Гребель Форси» (Greubel Forsey) выпустила свой двухосный турбийон –Double Tourbillon 30 Degrees – настоящее произведение искусства и в то же время очень практичное усложнение.

20) 2005 Г. «Бланпэн» (Blancpain) всех убедил, что может делать часы, идущие в ногу со временем. Прозрачный Tourbillon Transparence с сапфировым циферблатом тому доказательство.

15)

2004 Г. Вышел турбийон Arena с вечным календарем и индикацией фаз Луны от «Жеральда Жента» (Gérald Genta). Со своими обнаженными шкалами и перфорированными циферблатами это живой пример современного высокосложного поп-арта.

21) АЛЛЕЯ СЛАВЫ, 2005 Г. Совместными усилиями Феликса Баумгартнера (Felix Baumgartner), Мартина Фрая (Martin Frei) и Макса Бюссера вышел Opus 5 от «Гарри Уинстона» – часы с объемными часовыми индикаторами в форме усеченных пирамидок.

24) 2005 Г. Вышел минутный репетир Occhio от «де Гризогоно» (de Grisogono) с керамическим циферблатом в форме диафрагмы фотоаппарата. Видимо, основатель компании Фаваз Груози (Fawaz Gruosi) решил пойти по пути дадаизма и заняться превращением обыденных вещей в объекты искусства. 25) 2005 Г. Основатели «Отланс» (Hautlence) Рено де Ретц (Renaud de Retz) и Гийом Тетю (Guillaume Tetu) придумали модель HL с прыгающим часом. Дизайн циферблата был навеян колесами старых паровозов.

26) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2005 Г. Ришар Милль создал RM 009 с корпусом из алюсика. Когда узнаешь, что этот сплав алюминия и карбида кремния изготавливается в специальной центрифуге и применяется в космической промышленности, понимаешь: в использовании передовых материалов Милль не признает полумер.

REVOLUTION

16) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2004 Г. Увидел свет Tourbillon Saphir от «Корума» (Corum). Впрочем, свет тогда увидели и мы – все мосты и платины в часах были сделаны из сапфира. В часовом деле эта модель стала тем же, чем были первые стеклянные работы учеников «Баухауза» в архитектуре. На фотографии вверху – турбийон Classical Billionaire 2007 г., тоже с сапфировыми платинами.

Пришло время часов 103.03 от «УРВЕРКа» (URWERK). Поставив на 103-ю модель прозрачную крышку и открыв на всеобщее обозрение сложный механизм, Феликс Баумгартнер и Мартин Фрай явили миру чудо современного дизайна.

205

22) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2005 Г.


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО 39) 2006 Г. Внимание публики заслужили часы Continentes от «ЖанМере э Жильман» (Jean-Mairet & Gillman) c ретроградными индикаторами времени в трех часовых поясах.

33) 2005 Г. «Шанель» удивила нас первым в мире турбийоном с керамической базовой платиной – турбийоном J12.

27) 2005 Г. «ДеВитт» (DeWitt) решил поэксперименти-

34) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2005 Г.

ровать и выпустил турбийон Academia с устройством постоянной силы и крупным дифференциалом (Academia Tourbillon Force Constante). Механизм дифференциала, благодаря которому часы заводятся до отказа всего за восемь оборотов, виден через стекло. Поэтому иногда можно забыть про его функциональность и просто поиграться с этой хитроумной штукой.

Мануфактура Chopard L.U.C открыла для себя техноэстетику и воплотила ее в дизайне турбийона Steel Wings. И не зря: эти часы сегодня по праву считаются одними из самых красивых.

28) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2005 Г. Ришар Милль на пару с дизайнером Филиппом Старком создал великолепный архитектурно-часовой ансамбль. Их творение на благотворительном аукционе «Оунли Уоч» в Монако было продано по рекордно высокой цене.

29) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2005 Г.

«Белл энд Росс» (Bell & Ross), взяв за основу самый настоящий авиационный прибор, превратила его в наручные часы BR01. И, надо сказать, весьма удачно: модель полюбилась и мужчинам и женщинам.

35) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2005 Г. На свет появилась модель DBS от «Де Бетюн» (De Bethune). Ключевым декоративным элементом на циферблате этих часов является сам часовой механизм, к тому же укомплектованный фирменным трехмерным индикатором фаз Луны.

30) 2005 Г. «Жежер-ЛеКультр» заключила хронограф Extereme World в свое изобретение – первый в мире многослойный ударопрочный корпус.

31) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2005 Г. Все были

поражены, когда «Грагам» (Graham) представил уникальный хронограф Swordfish с двумя лупами, «вживленными» прямо в корпус.

206

СОБЫТИЕ, 2006 Г.

«Бреге» показала миру «Двойной турбийон» (Double Tourbillon). На этих совершенно безумных часах стоят, как легко догадаться, два турбийона, которые закреплены на вращающемся циферблате, а специальный дифференциал усредняет их показания.

40) 2006 Г. В очередном «опусе» «Гарри Уинстона» двойной турбийон «Гребель Форси» встретился с тремя дисковыми индикаторами, на которых и отображается время. Так родились поразительные часы Opus 6. 41) АЛЛЕЯ СЛАВЫ, 2006 Г. «Одемар Пиге» выпустила ошеломительные многоуровневые часы Cabinet No. 5 c вечным календарем и фирменным спусковым механизмом.

37) 2005 Г. С помощью бывше-

32) 2005 Г.

REVOLUTION

36) ЗНАКОВОЕ

«Жан Дюнан» (Jean Dunand) выпустил «Орбитальный турбийон» (Tourbillon Orbital) – часы с вращающимся циферблатом и турбийоном, который одновременно является и летящим и карусельным.

го дизайнера «Картье» (Cartier) Александра Перальди (Alexandre Peraldi) «Бом э Мерсье» (Baume et Mercier) решила осовременить внешний облик своих часов. Начало было положено моделью Riviera XXL. 38) 2005 Г. На выставке в Базеле «Этерна» (Eterna) представила единственный экземпляр часов KonTiki Diver с многослойным корпусом. Со своими двумя оболочками – внешним скелетоном и внутренним герметичным корпусом – они оказались самыми новаторскими часами для подводного плавания.

42)

2006 Г.

Вдохновившись суперкаром «Мазерати MC12», «Одемар Пиге» создала одноименный хронограф с турбийоном – Millenary MC12 Tourbillon Chronograph.


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО 47)

53) 2006 Г.

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2006 Г.

43) АЛЛЕЯ СЛАВЫ, 2006 Г. «Жежер-ЛеКультр» представила уникальные часы с индикацией на трех разных циферблатах – Reverso Grande Complication à Triptique.

В рамках коллекции CPCP «Картье» представила модель Rotonde Day and Night. Часы в ней показывают миниатюрные Солнце и Луна, выгравированные на вращающемся диске.

Да уж, «Джейкоб и Ко.» (Jacob & Co.) умеет навести шороху. На этот раз фирма выпустила Quenttin – эдакую машину времени с семью заводными барабанами и вертикальным турбийоном (разработанным в сотрудничестве с BNB).

54) 2006 Г. Вышли Four Seasons от «Ван Клиф энд Арпельз» (Van Cleef & Arpels). При помощи вращающегося диска с живописными миниатюрами эти поэтичные часы показывают смену времен года.

48)

2006 Г. «Грагам» всех ошарашил, превратив свой довольно неплохой, но совсем не впечатляющий Chronofighter в эффектное оружие убойной силы. Так появился часовой «пистолет» Chronofighter Oversized.

44)

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2006 Г.

На этот раз «Юбло» решила увеличить силу взрыва. Так появился «Больший взрыв» (Bigger Bang) – похожий на серьезное оружие хронограф с турбийоном и мостами в духе японских комиксов манга.

55) 2006 Г. В «ЖежерЛеКультр» сделали первый в мире хронограф, который запускается и останавливается нажатием на стекло. Им стал AMVOX2. Работавшая над часами дизайнер Магали Метрайе (Magali Metrailler) приоткрыла механизм и тем самым внесла в облик часов элемент бодрящей индустриальности.

45)

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2006 Г. Взяв

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2006 Г. Макс Бюссер продемонстрировал радикальный взгляд на то, какими должны быть современные часы. Свидетельство тому – Horological Machine No.1.

50) 2006 Г.

46)

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2006 Г. Вьянней Альтер и Жан-Франсуа Рюшонне – известные выдумщики. Кому еще придет в голову сделать такую трехмерную конструкцию, как Cabestan: с вертикальным турбийоном, фузеей на цепном приводе и дисковыми индикаторами?

Принципы оп-арта воплотились в непроницаемо-черном титане зенитовских часов Grand Porte Royal Concept. Можно сколько угодно спорить о коллекции Defy, но что-что, а Porte Royal выглядит потрясающе.

51) 2006 Г. «ДеВитт» создал Tourbillon Force Constante – турбийон с интересным устройством постоянной силы. Оно имеет форму пропеллера и вынесено на циферблат. 52) 2006 Г. «Бове» (Bovet) выпустила на волю гигантские спортивные часы Saguaro, соединившие в себе характерные для «Бове» элементы барокко с авангардной эстетикой.

57) 2006 Г. Своим турбийоном Laureato Evo3 с мостами из сапфира фирма «Жирар-Перрего» (GirardPerregaux) продемонстрировала, что даже самый классический дизайн при желании можно превратить в безбашенный ультра-авангард. 58) 2006 Г. Когда «Патек Филипп» (Patek Philippe) создавал минутный репетир 5104 с годовым календарем, он решил поэкспериментировать с разными материалами для корпуса, ну и заодно примерить сапфировый циферблат.

207

49)

56) 2006 Г. Благодаря часам Herios TriRetrograde от «Милю» (Milus) кинетическая поэзия часового дела стала более доступной по цене.

REVOLUTION

за основу идею изобретательной Кароль Форестье-Касапи (Carole ForestierKasapi), «Пьяже» (Piaget) разработала Tourbillon Relatif. По своей красоте это динамичное произведение часового искусства соперничает с улисс-нарденовскими часами Freak, к которым Кароль тоже приложила руку.


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО 66) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2007 Г. Мо-

59) 2006 Г. Выпустив PanoNavigator – большие хулиганские часы в матовом корпусе из платины, – мануфактура «Гласхютте Оригиналь» (Glashütte Original) добавила в свою спокойную классическую коллекцию военные нотки.

72) АЛЛЕЯ СЛАВЫ, 2007 Г.

дель Freak InnoVision, содержащая десять технических новшеств, вернула «Фрику» звание самых революционных часов в мире.

Разрабатывая так называемый трубчатый турбийон, RM 012, Ришар Милль отказался от традиционных мостов и платин и заменил их каркасом из трубочек.

67) 2007 Г. Создав часы Birotor, основатель марки BRM Бернар Ришар (Bernard Richards) положил начало часовому искусству, основанному на стилистике автогонок. Например, механизм «Биротора» установлен на четырех амортизаторах в виде витых пружин.

60) 2006 Г. IWC решила снова обратиться к керамике и создала «Двойной хронограф» (Double Chronograph) в керамическом корпусе. На фотографии – Top Gun 2007 г.

61) 2006 Г. Мир увидел коллекцию Platinum Excellence от «Вашерон Константина» (Vacheron Constantin). Часы в ней ультрасовременные, но созданы самыми традиционными методами вроде обработки мельчайшим песком.

73) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2007 Г.

68)

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2007 Г. «Мо-

«Гребель Форси» немного переосмыслила свой двухосевой 30-градусный турбийон. В итоге появился Invention Piece Number 1, в котором шкалы индикации расходятся от турбийона, как круги по воде.

рис Лакруа» (Maurice Lacroix) представила Memoire 1 – действительно многофункциональные часы, способные по команде владельца переключаться с показа текущего времени в режим хронографа и обратно.

74) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2007 Г. «Ван Клиф

энд Арпельз» побаловала женщин необыкновенно милыми часами Féerie с ретроградными стрелками типа «bras en l’air». Так марка вернула женской половине человечества «романтические усложнения».

62) 2006 Г. «ТАГ Хойер» объявил о выходе часов Monaco 69. У них два циферблата и два часовых механизма – кварцевый и механический, причем носить часы можно хоть одной, хоть другой стороной.

63) АЛЛЕЯ СЛАВЫ, 2007 Г. Маски первобытных народов плюс окошки для времени, даты и дня недели – вот слагаемые успеха одной из самых смелых коллекций в современной часовой индустрии – Les Masques от «Вашерон Константина».

69) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2007 Г. «Жирар-Перрего» решила побаловать азартных игроков турбийоном Jackpot. Эти часы – самый настоящий игральный автомат.

64) 2007 Г. Марка – «Эбель» (Ebel), коллекция – 1911 BTR, фирменный корпус – по мотивам классической коллекции 1911, внутри – потрясный хронографскелетон BTR на калибре 139.

70) 2007 Г.

REVOLUTION

208

«Жан Дюнан» расщедрился на усложнения: в часах Shabaka есть турбийон, вечный календарь, репетир и объемная индикация даты.

65)

ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2007 Г. Невероятные, устремленные в будущее Extreme LAB от «ЖежерЛеКультр» – первые часы, чей механизм работает без смазки.

71) 2007 Г. «Патек Филипп» выпустил обновленную версию часов Nautilus, на этот раз в золотом корпусе.

75) АЛЛЕЯ СЛАВЫ, 2007 Г. «УРВЕРК» выпустил часы UR 201 (они же – «Молот»). В этой умопомрачительно оригинальной модели использованы уже ставшие фирменной чертой «УРВЕРКа» объемные часовые индикаторы-пирамиды, а втягивающаяся минутная стрелка – элемент абсолютно новый. 76) 2007 Г. Когда «Жаке Дро» (Jaquet Droz) представила свои Noir Absolu, они задали новый стандарт безупречного часового стиля. Действительно, в этих часах с большой секундной шкалой классический эмалевый циферблат очень гармонично сочетается с передовым материалом керамического корпуса.


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО

77) 2007 Г. «Вилер Женев» (Wyler Genève) по максимуму напрягла свои силы и совместно с BNB создала великолепный турбийон – Wyler Genève Tourbillon. Корпус сделали многослойным для повышения ударопрочности (в этой области у «Вилер» много опыта), а турбийон по той же причине установили на двух подпружиненных мостах. Тот же корпус фирма использовала в своем хронографе и тоже довольно успешно.

86) 2007 Г. Турбийон BR01 от «Белл энд Росс» представляет собой высокое усложнение, приправленное крепким дизайном. Часы помогала делать BNB. 82) 2007 Г. Корпус своих часов Gefica «Жеральд Жента» сделал из титана и бронзы, чтобы во время охоты он не блестел на солнце и не мог бы спугнуть добычу. 83) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2007 Г. Даже самые

78) 2007 Г. Мастерство,

почтенные мануфактуры поняли, что сегодня без передовых материалов никак. «Одемар Пиге» не исключение. Не зря в рамках серии Royal Oak Offshore она создала Alinghi Team – модель с корпусом из прессованного углеволокна.

с которым вылеплен многосложный скелетон Assioma Multi-Complication от «Булгари» (Bulgari), производит еще большее впечатление, когда осознаешь все технические достоинства этих часов.

79) 2007 Г. Поберегитесь! «Конкорд» изобрел новое оружие, известное как C1, – опасные спортивные часы «новой волны».

87) ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ, 2007 Г. Группа разработчиков HD3 совместно с BNB и американским бизнесменом Джоном Симоняном создала часы Vulcania. Они могут похвастаться двухосевым турбийоном и оригинальными счетчиками времени.

88) 2007 Г. Модель

84) 2007 Г. В своих часах HM2 Макс Бюссер переосмыслил сущность времени, разложив его по полочкамциферблатам.

80) 2007 Г. Что делает в этом списке Hour Vision от «Омеги» (Omega)? Подумаешь, пара-тройка новаций в изготовлении корпуса и циферблата и совершенно новый часовой механизм… 81)

Incognito 1 от компании «ДеВитт» привлекательна с двух сторон: во-первых, в ней есть вертикальный турбийон, во-вторых, индикаторы времени обычно скрыты и всплывают из корпуса наружу только по нажатию кнопки.

85) 2007 Г. Благодаря «Коруму» и его часам Golden Tourbillon Panoramique живущий своей жизнью механизм теперь отлично виден со всех сторон. Коротко поясним: сапфировые мосты.

2007 Г.

На выпуске HL в 2003 г. «Отланс» останавливаться не стала. Вот и появились часы HLs – пиршество скульптурных форм в стиле ретро. По ним сразу видно, что у создателей свой, оригинальный взгляд на часовое искусство.

ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ. ЧЕМ ПОРАДУЮТ ДИЗАЙНЕРЫ 2008 Г. Конкордовский турбийон C1 Concept – вероятно, самый нетривиальный вариант турбийона за всю историю часового дела.

2008 Г. Когда-то IWC впервые опробовала керамику на часах Da Vinci. В этом году Гай Бове (Guy Bove) покажет новый и весьма серьезный часовой агрегат – Da Vinci Chronograph в керамическом корпусе.

2008 Г. Хронограф Star Wheel от «Одемар Пиге» даст вторую жизнь карусельной индикации времени, но на этот раз она предстанет в оригинальной интерпретации Октавио Гарсия (Octavio Garcia).

2008 Г. Survivor из «оффшорной» серии «Одемар Пиге». Как бы описать его вид? Если представить себе оружие из фантастических фильмов про конец света, то будет примерно Survivor, хотя он внушительнее.


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО запрограммирована на смерть. Хотя надо, конечно, признать, что кварцевые часы – удобная штука. Они работают по сути без остановок. Вот почему кварц так нравится женщинам: можно хоть каждый день брать с полки новые часы, и все они будут ходить правильно безо всяких регулировок. В 1962 г. родители мне подарили приемник «Панасоник». Я его очень полюбил. Мне нравилось чувствовать себя на связи со всем остальным миром. Я и сегодня его люблю: он напоминает мне о том времени, когда мне было 13 лет. Недавно я решил показать его своему семилетнему сыну, открыл крышку – и только тут вспомнил, что таких батарей уже не выпускают. Приемник умер. А теперь возьмите часы, которые я носил еще мальчишкой. Я могу завести их, дать их сыну, и у него в руках они оживут. Он их может носить не хуже, чем я. РАССКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ПОЧЕМУ ВЫ РЕШИЛИ СДЕЛАТЬ ДОРОГИЕ СВЕРХЛЕГКИЕ ЧАСЫ «МАГ БЭНГ» (MAG BANG)? ПОЧЕМУ ЛЕГКОСТЬ

Люди, которые покупают тяжелые часы и которые в прошлом всех убеждали, что чем тяжелее, тем роскошнее, сейчас уже все состарились и стоят одной ногой в могиле. Это, конечно, шутка, но в ней есть доля правды. Скажем, представление о том, что платина – роскошный материал, идет из 20-х годов прошлого века. Тогда крупные ювелирные компании вроде «Картье» и «Тиффани» решили ввести ее в моду. К 30-м годам платина добилась такого успеха, что любые часы, всерьез претендующие на роскошность, обязаны были иметь платиновый корпус. Но этой моде уже 70 лет, и сегодня представление о роскоши меняется. Появилось новое поколение потребителей, в сознании которых малый вес означает высокий результат. Посмотрите на машины Lamborghini SuperLeggera, Ferrari F430 Scuderia и Porsche 911 GT3 RS. Чтобы улучшить гоночные характеристики, конструкторы их максимально облегчили, и покупатели по сути приплачивают за легкость. У меня есть велосипед марки «Серотта», он сделан из титана и углепластика. Зачем? Чтобы был легче, а жесткость чтобы при этом не терялась. На таком велосипеде при том же количестве затраченной энергии я могу ездить быстрее и дальше. И вполне логично, что легкость становится непременным признаком роскошных часов. Вот почему в часах «Маг Бэнг» использован материал, из которого сейчас делают все велосипеды и гоночные машины, и вот почему они весят всего 69 граммов. «Пинарелло» выпускает самый знаменитый гоночный велосипед в мире. Из какого материала? Из магния. «Марвик» и «Маркенизи» делают самые легкие и дорогие колеса для гоночных мотоциклов. Из чего? Из магния! Поэтому с часами «Маг Бэнг» на руке вы можете хоть водить машину, хоть ездить на велосипеде, хоть даже плавать – на спортивный результат они никак не повлияют. Они изготовлены по высочайшим стандартам, принятым для роскошных часов, но это настоящие спортивные часы. ДОЛЖНА СЧИТАТЬСЯ ПРИЗНАКОМ РОСКОШИ?

НА ЧАСОВОМ РЫНКЕ ЕСТЬ ОДИН

которые по уровню твердости по Виккерсу приближаются к керамике. Один – тантал, другой – вольфрам. Вольфрам особенно интересен: это крайне твердый материал. На грядущей Базельской выставке вы увидите Big Bang в вольфрамовом корпусе. Есть еще один очень жесткий материал – цирконий. Им я тоже интересуюсь. МОЖНО ЛИ СКАЗАТЬ, ЧТО «ЮБЛО» И ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО ФИРМ В КОРНЕ ИЗМЕНИЛИ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ТОМ, ЧТО ТАКОЕ РОСКОШНЫЙ МАТЕРИ-

Да, благодаря «Юбло» и другим понятие роскошного материала сильно изменилось. Но не каждая фирма способна взять новый материал и сделать из него материал для предметов роскоши. АЛ?

МОЖЕТЕ ПОЯСНИТЬ? Конечно. В новый материал поверят только в том случае, если у марки есть определенный вес в своей отрасли. Если, скажем, «Эрмес» начнет делать сумки «Биркин» из углеволокна, их не только примут на ура, но и начнут вовсю коллекционировать! Но если такие же сумки выпустит компания поскромнее, на них никто и не взглянет. Взять хотя бы «Одемар Пиге» и их часы с углеволоконным корпусом. Ни у одной другой марки это бы не прошло. Но так как на часах стоит «Одемар Пиге», то их считают очень ценными и вообще образцовыми. Ришар Милль своим авторитетом вывел в престижные материалы сплав алюсик. «Юбло» проделала то же самое с керамикой, кевларом, танталом, а теперь и с магнием. «Радо» (Rado) уже довольно давно делает керамические часы, но в дорогом сегменте их почти не заметили, зато когда керамикой заинтересовалась «Шанель» (Chanel), все сразу обратили внимание. Одним словом, именно марка поднимает статус материала и меняет представление о нем. РАССКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, О СВОЕМ НОВОМ ПОДХОДЕ К ЧАСОВОЙ КОНСТРУКЦИИ, ТАК НАЗЫВАЕМОМ ПРИНЦИПЕ 3М, КОГДА ЦИФЕРБЛАТ, МЕХАНИЗМ И КОРПУС ИЗГОТАВЛИВАЕТСЯ ИЗ ОДНОГО И ТОГО ЖЕ МА-

С тех пор как были изобретены механические часы, механизмы всегда изготавливали из латуни либо из мельхиора, даже если корпус был золотой или платиновый. Да, иногда механизмы делали из золота, но очень редко. Но ведь механизм тоже должен быть ценным произведением искусства. Мы решили, что, когда будем разрабатывать собственный механизм, надо будет предельно внимательно проработать мельчайшие детали. Нам хотелось создать максимально органичный продукт. Вот почему мы пришли к принципу «трех “М”»: моно-материал, монохромность и моно-отделка. «Мономатериальность» означает, что все основные элементы часов – корпус, циферблат, мосты и базовая платина – сделаны из одного и того же материала. Конечно, делать механизм из латуни проще: она мягче и удобнее в обработке. Но мы идем на дополнительные трудности, чтобы, с одной стороны, продемонстрировать наши знания в этой области, а с другой – дать покупателю настолько ценный продукт, насколько возможно. Монохромность и матовая «моноотделка» были выбраны потому, что сегодня роскошь должна быть неброской и минималистской. ТЕРИАЛА.

СЕГМЕНТ, КОТОРЫЙ ПЕРВОСТЕПЕННЫЕ МАРКИ ПОКА НЕ ЖАЛУЮТ.

ВЫ ГОВОРИТЕ, ЧТО У ВАС ЕСТЬ СОБСТВЕН-

Я ИМЕЮ В ВИДУ РОСКОШНЫЕ

НЫЙ МЕХАНИЗМ, НО ВЫГЛЯДИТ ОН ТОЧЬ-

ЧАСЫ С ВЫСОКОПРОЧНЫМИ

В-ТОЧЬ КАК «ВАЛЬЖУ 7750» (VALJOUX 7750).

КОРПУСАМИ. ВАС ЭТОТ СЕГМЕНТ

Еще как! Обычно роскошными считаются материалы, которые легко повредить. Но так быть не должно. Надо найти такие материалы, которые будут не только роскошными, но и крепкими. На данный момент есть два металла,

REVOLUTION

212

ИНТЕРЕСУЕТ?

В ЧЕМ ТОГДА ЕГО «ФИРМЕННОСТЬ»? Фирменность в том, что весь базовый комплект – платина и мосты – изготавливаются целиком у нас, как и, собственно, корпус. Конечно, есть еще камни и колеса – их мы закупаем у стороннего поставщика, но это не ЕТА. Хотя по размерам и конфигурации все детали действительно такие же, как в калибре «Вальжу 7750».


А ПЕРЕДАТОЧНЫЙ МЕХАНИЗМ ТОТ ЖЕ? И ЗАКУПАЕТЕ ЛИ ВЫ ЧТО-НИБУДЬ У ЕТА ИЛИ «НИВАРОКСА» (NIVAROX)? Да, по сути передаточный механизм тот же. Что касается ЕТА, то у них мы закупаем только спирали, но в марте-апреле следующего года мы перейдем на собственные спирали. ВАМ НЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО БЫЛО БЫ СОЛИДНЕЕ СОЗДАТЬ СОБСТВЕННЫЙ ХРОНОГРАФНЫЙ КАЛИБР? Мы, конечно, работаем и над собственным хронографом и, когда он будет лучше 7750-го, мы обязательно на него перейдем, но пока будем использовать имеющийся калибр конфигурации «Вальжу», потому что он проверенный и сверхнадежный. Вообще, что касается новых механизмов, то у меня позиция такая: если новый работает не лучше старого, зачем его вообще выпускать? Но года через три у нас появится кое-что по-настоящему интересное.

Hublot Ayrton Senna All Black Rattrapante Limited Edition

ВЫ ПОЛНОСТЬЮ ПРЕОБРАЗИЛИ «ЮБЛО» – ТЕПЕРЬ ЭТО, ПОЖАЛУЙ, САМАЯ СОБЛАЗНИТЕЛЬНАЯ СПОРТИВНАЯ МАРКА НА ЧАСОВОМ РЫНКЕ. НО ВАМ ОНА НЕ ПРИНАДЛЕЖИТ. НЕ ОБИДНО ЛИ ЗАТРАЧИВАТЬ СТОЛЬКО СИЛ НА ЧУЖОЕ ДЕТИЩЕ? Я работаю ради самого себя. Во-первых, ради удовлетворения собственной страсти, во-вторых, ради удовольствия. А в-третьих, я работаю на свою репутацию. Мне важен в том числе и мой личный успех. И, если учесть эти три аспекта, кто в итоге выигрывает? Само собой, фирма, но и я тоже. Кто-то работает ради денег. Кто-то – ради статуса, им нравится думать: «Я директор!» А я хочу доказать, что мне еще рано на пенсию. Многие говорили: «Ну, конечно, легко ему было создавать «Бланпэн» в 80-е. Тогда и конкуренции никакой не было». Зато сейчас конкуренции столько, что хоть отбавляй. Так что все увидят, что есть у меня еще порох в пороховницах. Я очень рад, что даже в XXI в., в новых условиях, у меня все получается. Так что в какой-то степени добиться успеха с «Юбло» для меня даже важнее. В ЧАСОВОМ МИРЕ ВЫ ЗАДАЛИ МНОГО НОВЫХ ТЕЧЕНИЙ, ВКЛЮЧАЯ МОДУ НА НЕПРОНИЦАЕМО-ЧЕРНЫЕ ЧАСЫ, КОТОРУЮ В ЭТОМ ГОДУ ПОДХВАТИЛА ДРУГАЯ МАРКА, ВЫПУСТИВ ВАРИАНТ СВОЕЙ МОДЕЛИ ПОД НАЗВАНИЕМ PHANTOM. ВАС НЕ РАЗДРАЖАЕТ, КОГДА ВАС КОПИРУЮТ? Да, «видимая невидимость» – это моя идея. Но меня совсем не раздражает, когда ее подхватывают другие. Я только рад. Раз меня копируют, значит, я создал новую жизнеспособную эстетику. Правда, хотелось бы увидеть среди последователей не только «Белл энд Росс» (Bell & Ross), но и крупные компании, такие как «Вашерон Константин» (Vacheron Constantin) или «Патек Филипп» (Patek Philippe). Было бы интересно взглянуть на черную модель от «Улисс Нардена» (Ulysse Nardin). Тогда моя идея уж точно закрепилась бы. И вообще, мне нравится, когда мы становимся неким образцом для подражания, задаем стандарты. Вы, наверное, тоже радуетесь, когда видите журналы, у которых на обложке женщины и часы. Ведь это значит, что «Революшн» стал объектом для подражания. ТАКОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ЧТО О СОВРЕМЕННЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ ВАМ ИЗВЕСТНО ВСЕ… Я по природе любопытный человек. Потому и не старею. Когда есть любопытство, постоянно хочется учиться. Люди старшего поколения совершают одну и ту же ошибку: им кажется, что они все на свете знают. Но надо быть готовым смотреть, слушать, учиться, воспринимать новое, предугадывать тенденции завтрашнего дня. Одним словом, у каждого есть выбор: либо жить настоящим и участвовать в формировании будущего, либо жить прошлым и быть никому не интересным.

ДА, «ВИДИМАЯ НЕВИДИМОСТЬ» – ЭТО МОЯ ИДЕЯ. НО МЕНЯ СОВСЕМ НЕ РАЗДРАЖАЕТ, КОГДА ЕЕ ПОДХВАТЫВАЮТ ДРУГИЕ. РАЗ МЕНЯ КОПИРУЮТ, ЗНАЧИТ, Я СОЗДАЛ НОВУЮ ЖИЗНЕСПОСОБНУЮ ЭСТЕТИКУ Милль – году, наверное, в 55-м. Так что из ведущих представителей нашей отрасли мы, пожалуй, самые старые. Но мне приятно думать, что мы, старая гвардия, прокладываем путь новому поколению. ВЫ ОКАЗАЛИ ОГРОМНОЕ ВЛИЯНИЕ НА ЧЕТЫРЕ МАРКИ: «БЛАНПЭН»,

Да, коекакие мысли есть. Ничего не обещаю, но, может, и попробую. Сейчас благодаря таким фирмам, как «Ришар Милль» и «УРВЕРК» (URWERK), выяснилась одна интересная вещь. Оказывается, чтобы нравиться покупателю, совсем не обязательно иметь долгую историю. Сегодня марка может родиться в одно мгновение, а ее капиталом может стать идея, заложенная в ее часах. Раньше я всегда считал, что не могу создать свою марку, потому что я не часовщик. Но и Ришар Милль не часовщик. И, пожалуй, в этом даже есть свой плюс, потому что, если ты не часовщик, у тебя больше простора для фантазии. Я мог бы создать марку JCB. И если я на это решусь, то, во-первых, продам свою долю в «Юбло». Так мы себя полностью обезопасим с финансовой стороны. Во-вторых, на роль партнеров я позову друзей, потому что свою марку я буду делать только для друзей. Привлеку к работе свою семью. Это будет моя последняя марка и, наверное, самая «домашняя».

«ОМЕГУ», «ЮБЛО» И «ВИЛЕР». НЕ ПОДУМЫВАЕТЕ ЛИ О ПЯТОЙ?

ВАМ ПРИЯТНО СЛЫШАТЬ, ЧТО С ВАС БРАЛИ ПРИМЕР МНОГИЕ РУКОВО-

Мне приятно знать, что я как-то повлиял на гендиректоров нового поколения. Мне, например, нравится этот, Винсен Перьяр, который сейчас перестраивает «Конкорд». Вот так мы и должны себя вести. Время чопорных директоров, держащихся от своих клиентов на расстоянии, прошло. Сегодня руководитель должен находиться в гуще покупателей, должен общаться с людьми, с молодежью. Он ведь продает не бездушную машину, а глубоко индивидуальный продукт. Тут без личного общения нельзя. ДИТЕЛИ В ЧАСОВОЙ ОТРАСЛИ?

БОЛЬШИНСТВО ГЕНДИРЕКТОРОВ ВСЮ ЖИЗНЬ ОТГОРАЖИВАЮТСЯ ОТ СВОИХ КЛИЕНТОВ ТОЛСТЫМИ СТЕНАМИ, А ВЫ ЭТИ СТЕНЫ ПОСТОЯННО ЛОМАЕТЕ. ЭТО ОДНА ИЗ КЛЮЧЕВЫХ СОСТАВЛЯЮЩИХ ВАШЕГО

Покупатель тебе ничего не должен. Это ты ему должен! Да, вы правы. Старая гвардия у нас любит сидеть за высокими стенами, а молодое поколение и я хотим эти стены сломать. А вы как покупатель спросите себя, с какой маркой приятнее будет иметь дело. ★

REVOLUTION

Надо быть восприимчивым, чувствовать свою связь с современным миром. Из старшего поколения только я и Ришар Милль наводим шороху в часовом деле. Ришар тоже душой очень молод. Я родился в 1949 г., Ришар

ЧТО ЕЩЕ ДОЛЖЕН УМЕТЬ «ЧЕЛОВЕК БУДУЩЕГО»?

213

УСПЕХА. ВЫ СОГЛАСНЫ?


Ришар Милль, человек, создавший часы RM 001, разрубил ткань времени на две полосы – прошлое и будущее. До него мир жил по законам прошлого, и часы отсчитывали мертвое время. Но пришел Милль и открыл дорогу будущему. Он – словно Прометей, даровавший человеку огонь, – стал катализатором творческих перемен в нашем сегодняшнем мире. Трещины на заскорузлой корке времени появились еще до него. Ее взламывали и Франк Мюллер, привнесший в часово йн роскошные, неприкрытые барочные мотивы, и Марк Ньюсон (Marc ) создавший свой идеал того, как должны выгляд т с в еме ные Милль ушел далеко вперед: с бе расс дст о на то ще н взмыл в ницшеанские высоты, где пар т тол к ор ы Мил ь ил, что часы как предмет роскоши по опр делению должны стать м нервом современного мира, они должны слышать его язык у варивать с нашим временем на равных, быт выражением его агр сс ргетики. Формы роскошных часов должны отражать стремительн у сегодняшн го мира высоких скоростей, чит ет Милль Н е о вл дельц современные ча ы должны выглядеть с угрожаю ностью – будто это хищный ве ь, притаившийся пер ь стал первым то поставил под омнение обязанность гивать руку владельца. Возможно, именно здесь к и которую Ришар Милль сыграл в часовом мир ия освобо ила ас о м ртвой культуры. Сег вого аван ар а пыт ясь понять, какие мотивы р с и из ес нос ь и с а у ворческого гени одства наблюдается небывалый испытываете учиты я что это вы запа ир бур ит т орч энергия, и это м сов ей ас разде ь Есть торговы ненный полно й вклад в разви т , кто стремитс дешевой п тывать современ ые часы ебованиям современного ми о к появлению кноп три положения «установ чти шине. Потом появи ериа его ударопрочность и оять р урным перепад скоши по явились л ме улучшать рять ф ность. Нак ийон», мод 12. Чем объяс е слово в пр тве часов труднос Самым сл трехме ный скеле й точности попробу

Ришар Милль тот, кто разорвал время

л турби ли, чт пол от и P

е

ер мо ли

од, д мисс

л


Р

ишар Милль, человек, создавший часы RM 001, разрубил ткань времени на две полосы – прошлое и будущее. До него мир жил по законам прошлого, и часы отсчитывали мертвое время. Но пришел Милль и открыл дорогу будущему. Он – словно Прометей, даровавший человеку огонь, – стал катализатором творческих перемен в нашем сегодняшнем мире. Трещины на заскорузлой корке времени появились еще до него. Ее взламывали и Франк Мюллер, привнесший в часовой дизайн роскошные, неприкрытые барочные мотивы, и Марк Ньюсон (Marc Newson), создавший свой идеал того, как должны выглядеть современные часы. Но Милль ушел далеко вперед: с безрассудством настоящего творца он взмыл в ницшеанские высоты, где парят только орлы. Милль первым заявил, что часы как предмет роскоши по определению должны стать обнаженным нервом современного мира, они должны слышать его язык, уметь разговаривать с нашим временем на равных, быть выражением его агрессивной энергии. Формы роскошных часов должны отражать стремительную динамику сегодняшнего мира высоких скоростей, считает Милль. На руке своего владельца современные часы должны выглядеть с угрожающей элегантностью – будто это хищный зверь, притаившийся перед прыжком. Милль стал первым, кто поставил под сомнение обязанность предмета роскоши оттягивать руку владельца. Возможно, именно здесь кроется объяснение той роли, которую Ришар Милль сыграл в часовом мире. Произведенная им революция освободила нас от мертвой культуры. Сегодня мы беседуем с отцом часового авангарда, пытаясь понять, какие мотивы двигали им, что помогло ему обрести известность и славу творческого гения.

мы столкнулись с определенными трудностями. Самым сложным было то, что мы, отказавшись от платины и сделав трехмерный скелетонированный механизм, должны были добиться небывалой точности пространственного соположения точек крепления камней. А теперь попробуйте представить себе, что все эти точки сопряжены миниатюрными стальными трубочками, каждая из которых должна быть строго точной длины, более того – быть точно установленной под нужным углом, и вы поймете, сколько уходит времени на изготовление этой конструкции вручную. Не забывайте также, что допуск сопряжения зубчатых колес передаточного механизма не должен превышать одного микрона. Вы представляете, что будет, если хотя бы одна из трубочек будет установлена с превышением допустимой угловой погрешности? RM 009

ДА УЖ, ФАНТАСТИКА КАКАЯ-ТО. ПОЧЕ-

Мной двигала прихоть, возможно – гордость. Но, когда мы завершили работу, я испытал небывалое удовлетворение. Вы не представляете себе, какой потрясающий эффект произвел этот турбийон на наших коллег. Например, Франсуа-Поль Журн сказал мне: «Только часовой мастер может полностью оценить сложность того, что вы сделали». А Феликс Баумгартнер (Felix Baumgartner), блистательный представитель нового поколения мастеров, создавший компанию «УРВЕРК» (URWERK), даже решил купить себе экземпляр RM 012. МУ ВЫ ТАК ЧЕСТОЛЮБИВЫ?

А НЕЛЬЗЯ ЛИ ПОДРОБНЕЕ О ТРУБЧАТОЙ КОНСТРУКЦИИ ВАШЕГО ТУР-

Первоначально хотелось сделать все из титана, но потом мы поняли, что соединить титановые трубки тем способом, которым мы хотели, не получится. Остановились на трубках из стали, но возникла новая проблема – отделка. Расскажу вам смешную историю. В прошлом году я был в Сингапуре, и мне позвонили из «Одемар Пиге Рено э Папи» (Audemars Piguet Renaud & Papi). Они сообщили, что первый экземпляр турбийона готов и они уже закупили шампанское – отметить это событие. Фабрис Дешанель (Fabrice Deschanel) прислал мне снимки того, что у них получилось по Интернету. Изучив их, я позвонил им и сказал: «Шампанское отменяется. Отделка трубок меня пока не устраивает». БИЙОНА?

ПЫТЫВАЕТЕ, УЧИТЫВАЯ, ЧТО ЭТО ВЫ ЗАПАЛИЛИ ШНУР? Да, сегодня в часовом мире бурлит творческая энергия, и это меня радует. Однако производители часов сейчас разделились. Есть торговые марки и компании, которые вносят несомненный, полноценный вклад в развитие высокого часового искусства. Но есть и те, кто стремится к дешевой популярности. Сегодня нужно не просто разрабатывать современные часы, нужно делать все, чтобы они соответствовали требованиям современного мира. Стремление сделать часы актуальными привело к появлению кнопочного переключателя передаточного механизма на три положения: «установка времени», «завод» и «нейтраль» – почти как в автомашине. Потом появилась платина из углеволоконного материала, повысившего ударопрочность механизма и его способность противостоять резким температурным перепадам. Затем произошло переосмысление былых символов роскоши и появились легкие часы. В общем, чтобы соответствовать времени, нужно улучшать работу часов, повышать их надежность и расширять функциональность. НАКОНЕЦ ПОЯВИЛСЯ ДОЛГОЖДАННЫЙ «ТРУБЧАТЫЙ ТУРБИЙОН», МОДЕЛЬ RM 012. ЧЕМ ОБЪЯСНЯЕТСЯ ТАКАЯ БОЛЬШАЯ ЗАДЕРЖКА?

RM 012 – новое слово в производстве часов. Неудивительно, что

МОЖНО ПРЕДСТАВИТЬ СЕБЕ, КАКОВО ВАМ ПРИШЛОСЬ: КЛИЕНТЫ ТРЕБОВАЛИ НОВЫЙ ЧУДО-ТУРБИЙОН НЕМЕДЛЕННО, А ВЕДЬ ОДИН ТОЛЬКО ЭТАП ЕГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ ДЛИЛСЯ ЦЕЛУЮ ВЕЧНОСТЬ. И ВСЕ ЖЕ, ПОЧЕМУ ТАКАЯ ЗАДЕРЖКА? Вот как раз потому, что мы долго спорили. Ну не мог же я выпустить эту модель в сыром виде. Принимая решение отложить выпуск, я меньше всего думал о коммерческой, финансовой стороне дела. Да, покупатели, сделавшие заказ, проявляли нетерпение, но я был непреклонен. Если бы нужно было ждать год – ждали бы год, десять лет – ждали бы десять. К слову, будь я начальник, такого бескомпромиссного подчиненного, как ваш покорный слуга, давно бы уже выставил за дверь. Главная проблема заключалась в том, что после пескоструйной обработки вся поверхность трубок была

215

к

Текст: Уэй Коу, Иван Полетов

НЕБЫВАЛЫЙ ВЗРЫВ ТВОРЧЕСТВА. КАКИЕ ЧУВСТВА ВЫ ИС-

REVOLUTION

СЕГОДНЯ В МИРЕ ЧАСОВОГО ПРОИЗВОДСТВА НАБЛЮДАЕТСЯ


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО Франсуа-Поль Журн и Ришар Милль

легкие в мире механические часы, да еще и с турбийоном, я был вне себя от счастья. Те, кто ценят скорость, приняли их на ура. Например, эти часы носит Жан Тодт, глава знаменитой команды «Феррари» на гонках «Формулы-1»! RМ 009 – НОВАТОРСКАЯ МОДЕЛЬ ЕЩЕ И БЛАГОДАРЯ СВОЕЙ БРУТАЛЬНОЙ ИНДУСТРИАЛЬНОЙ ОТДЕЛКЕ. УМЕС-

Я хотел изменить эстетический стереотип. Грубая текстура должна была придать дорогим часам привкус промышленной архитектуры. Необходимо было раздвинуть границы восприятия роскошных вещей. До того как появились RМ 009, ассортимент часового декора ограничивался «женевскими полосами» и круговым зернением, мне же хотелось воплотить в часах новые мотивы, приблизить их к современному миру. В соответствии с часовыми традициями грубая отделка кропотливо выполнялась вручную, однако выражала она уже совсем другую эстетику. ТНА ЛИ ОНА У СВЕРХДОРОГИХ ЧАСОВ?

одинаково матовой. Это разрушало эффект глубины конструкции, а ведь я задумал ее как отчетливо трехмерную. Я попросил Фабриса изменить отделку трубок. Поверхностям на разных уровнях нужно было придать разную степень матирования, нужна была разная полировка, в том числе фасок, ну, и тому подобное. Нужно было усилить трехмерный эффект, чтобы при хорошем угле освещения часы показали бы свою невероятную архитектуру. ЧТО ВДОХНОВИЛО ВАС НА СОЗДАНИЕ ТРУБЧАТОГО МЕХАНИЗМА? ХОДЯТ РАЗНЫЕ ИСТОРИИ: ПРО МОТОЦИКЛЫ «ДУКАТИ», ПРО АВТОМОБИЛЬНЫЕ РАМЫ «СУПЕРЛЕДЖЕРА» ИЗ ТРУБОК, КОТОРЫЕ БЫЛИ ОЧЕНЬ МОДНЫМИ В ПЯТИДЕСЯТЫХ… Да, много чего рассказывают, но на самом деле было так. Я хоть автомобили и люблю, но не стану привязывать свои часы к какой-нибудь определенной концепции. Согласен, меня вдохновляют машины, но почему мы не говорим о яхтах, архитектуре, искусстве? Как-то мы обсуждали с Фабрисом Дешанелем влияние искусства и архитектуры на конструкцию часов. Отголоски такого влияния легко заметить в часах RМ 009. В них скелетный механизм, однако сама концепция скелетона здесь трактуется как некий тип сверхжесткой двутавровой балочной конструкции. Неслучайно мы используем в этих часах элементы коробчатого сечения – этот всем хорошо знакомый принцип упрочения конструкции широко используется при строительстве мостов и небоскребов. От этого мы и отталкивались. Но затем мы спросили себя, а нельзя ли сделать архитектуру часов еще более воздушной, еще более трехмерной. Так родилась идея трубчатого механизма.

МАЙКЛ ТАЙ, БОЛЬШОЙ ДРУГ «РЕВОЛЮШН»,СОЗДАЕТ В СИНГАПУРЕ ПЕРВЫЙ В МИРЕ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО ЧАСОВОГО ИСКУССТВА. ИНТЕРЕСУЕТ ЛИ ЭТО ВАС, ОТЦА ЧАСОВОГО АВАНГАРДА? Я был беспредельно рад, когда услышал об этом музее. Сегодня экспозиции всех часовых музеев посвящены антиквариату. Я уважаю антиквариат, но не могу избавиться от ощущения, что сегодняшняя музейная трактовка часового искусства родом из прошлого. Если она верна, значит, часовое искусство – это мертвое искусство. Но она не верна. Шедевры создают в наше время, их создают живые люди. Сегодня часовое искусство находится в фазе взрывного роста, мастера нового поколения выпускают одни часы за другими, это люди с творческим умом, они способны порождать новые идеи. Музей в Сингапуре – своего рода материализация, инвентаризация и утверждение этих идей. ВЫ, КОНЕЧНО, ПОНИМАЕТЕ ЧТО ПЕРВЫМИ ЭКСПОНАТАМИ ЭТОГО МУЗЕЯ СТАНУТ ВАШИ ЧАСЫ. ВЕДЬ ВЫ, ПО ВСЕОБЩЕМУ ПРИЗНАНИЮ, –

Спасибо. Я рад, если мне действительно удалось расчистить путь для тех, кто идет вслед за мной. Но повторю: в период после кварцевого кризиса в эстетике восприятия часов произошел фундаментальный сдвиг. Эти изменения привлекли новых покупателей, наших потенциальных клиентов. Сегодня в высоком часовом искусстве наступило время смелых, грандиозных инициатив. Авангард изобразительного искусства выставлен в ньюйоркском Музее современного искусства и в Музее Гуггенхайма. Нам нужен свой часовой Гуггенхайм! ОТЕЦ СОВРЕМЕННОГО ЧАСОВОГО ДЕЛА.

ВАША МОДЕЛЬ RМ 009 – САМЫЕ ЛЕГКИЕ ЧАСЫ В МИРЕ. ДРУГИЕ ФИРМЫ, НАПРИМЕР «ЮБЛО» (HUBLOT) И «ОДЕМАР ПИГЕ» (AUDEMARS PIGUET),

КОГО БЫ ВЫ ВЫДЕЛИЛИ ИЗ ОБЩЕГО РЯДА СОВРЕМЕННЫХ ПРОИЗВО-

ТАКЖЕ ВЫПУСТИЛИ УЛЬТРАЛЕГКИЕ ЧАСЫ. ЗНАЧИТ ЛИ ЭТО, ЧТО В БУДУ-

Из современных мастеров мне больше всего импонируют те, кто развивает новые идеи. Пусть при этом их часы и не выглядят ультрасовременно. Приведу пример. Мне нравится, что делает Франсуа-Поль Журн. Он работает в классическом стиле: поскольку Журн есть Журн, его часы не могут выглядеть иначе. Однако, если мы забудем про дизайн, Журн – новатор, он сделал такие механизмы, которые до него не делал никто. Его вклад в развитие часового искусства несомненен, и я его уважаю безгранично. А есть «УРВЕРК», дизайн их часов необычайно выразителен, и они мне тоже очень нравятся.

Нас вдохновляла авиация. Как вы знаете, материал алюсик, из которого изготовлен корпус этих часов, включает алюминий и карбид кремния. Он был специально разработан для нужд космической отрасли, а там существует важнейшее требование к материалам: они должны быть максимально прочные и легкие. Можно сказать так: выпустив RМ 009, мы развенчали миф о том, что роскошные часы обязаны быть тяжелыми.

REVOLUTION

216

ЩЕМ ВСЕ РОСКОШНЫЕ ЧАСЫ БУДУТ ЛЕГКИМИ?

А ЧЕМ ЛЕГКИЕ ЧАСЫ ЛУЧШЕ? Я не могу понять, почему те, кто выпускает роскошные часы, вбили себе в голову, что роскошь должна быть обязательно тяжелой! В этом нет абсолютно никакой логики. В современном мире везде. где необходима скорость, динамика, конструкторы стремятся придать своим твореньям легкость. Чтобы уменьшить вес мотоцикла, автомобиля или яхты, проектировщики тратят огромные средства. Неудивительно, что, когда мы выпустили RМ 009, самые

ДИТЕЛЕЙ ЧАСОВ?

КАК МЫ СЛЫШАЛИ, ВЫ БУДЕТЕ ОДНИМ ИЗ УЧАСТНИКОВ МЕЖДУНАРОДНОГО САЛОНА ВЫСОКОГО ЧАСОВОГО ИСКУССТВА. НА ЯЗЫКЕ МИРА РОСКОШИ УЧАСТИЕ В ЖЕНЕВСКОМ САЛОНЕ ОЗНАЧАЕТ ВЫСШУЮ

Да, в 2009 г. я там буду. Я очень этому рад, это придает престиж любым часам. Не будем забывать, что Женевский салон – это настоящая, а не ложная слава. СТУПЕНЬ ПРИЗНАНИЯ?


ЧАСЫ КАК ИСКУССТВО МЫ СЛЫШАЛИ, ЧТО ВЫ РАБОТАЕТЕ НАД ЧАСАМИ ДЛЯ ПОДВОДНОГО

Действительно, я начал работать над подводными часами. Задача эта далеко не простая: очень легко скатиться к коммерческому продукту. Когда я занялся этим вопросом, я сразу же понял, что мои будущие подводные часы придется сертифицировать как профессиональный инструмент для аквалангистов. Здесь возникает одна трудность – придется подстраиваться под требования сертификации, а значит, меньше думать о высоком искусстве и больше – о водонепроницаемости. Это связывает меня по рукам и ногам. ПЛАВАНИЯ. РАССКАЖИТЕ ОБ ЭТОМ ПОПОДРОБНЕЕ.

А НЕЛЬЗЯ РАСКРЫТЬ СЕКРЕТ КАКИХ-ТО СУМАСШЕДШИХ ЧАСОВ, НАД КОТОРЫМИ ВЫ РАБОТАЕТЕ ВМЕСТЕ С КАКИМ-ТО ФРАНЦУЗСКИМ ЮВЕЛИРНЫМ ДОМОМ? Вы увидите их очень скоро. Это совершенно необычная вещь. Когда я работал в «Мабуссен», я всегда стремился соединить лучшее в часах с лучшим в ювелирном деле. В будущем году это стремление воплотится в жизнь – грядет мировая премьера этой модели. Такого вы еще никогда не видели: даже колесная система сделана из полудрагоценных камней. МЫ СЛЫШАЛИ И О ДРУГОМ ФАНТАСТИЧЕСКОМ ПРОЕКТЕ – ЧТО-ТО ТАМ ПРО ХРОНОМЕТР, КОТОРЫЙ ВЫ ДЕЛАЕТЕ СОВМЕСТНО С «ОДЕМАР ПИГЕ РЕНО Э ПАПИ». НЕ РАССКАЖЕТЕ ЛИ ПОПОДРОБНЕЕ? Да, мы работаем над новой моделью. Конечно, я не могу рассказать все, но кое-чем поделюсь. Как-то мы обсуждали с Фабрисом Дешанелем проблему точности и пришли к тому, что возможности турбийона ограниченны. Даже если сделать турбийон с тремя или четырьмя осями, принципиально лучше он не станет. Турбийон – в большей степени произведение искусства, чем механизм, улучшающий точность часов. А вот получить полностью гироскопический регулятор хода, положение которого не меняется при изменении положения часов, будет очень интересно.

время идеально точно. Первоначально мы планировали делать по 150 экземпляров RМ 004 в год. Однако я переоценил наши возможности и быстро это понял. Сегодня я могу только посмеяться над своей наивностью, ведь максимум, что мы можем осилить, – это два экземпляра в месяц. ВЫ СТАЛИ НОВАТОРОМ В ВЫБОРЕ МАТЕРИАЛА ДЛЯ КОРПУСА ЧАСОВ. А ВЫ НЕ ДУМАЕТЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ МЕХАНИЗМОВ? НАПРИМЕР, КРЕМНИЙ ИЛИ АЛМАЗ? Меня очень интересуют новые материалы. Но серьезно рассматривать их я стану только тогда, когда буду уверен: они действительно улучшают работу часов. Насколько я знаю, еще никому не удалось что-нибудь улучшить, используя кремний. Лично я всегда стремлюсь повысить точность часов теми способами, до которых никто до меня не додумался. ИНДИКАЦИЯ ВРЕМЕНИ НА ВСЕХ ВАШИХ ЧАСАХ ДОВОЛЬНО ТРАДИЦИОННА. НЕ ДУМАЕТЕ ЛИ ВЫ СОЗДАТЬ ИНОЙ, БОЛЕЕ ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЙ СПОСОБ ОТОБРАЖАТЬ ВРЕМЯ? Изменить способ отображения времени – очень интересная задача. Я уже обсуждал с «Рено э Папи» возможность создания механических часов высшего класса с дополнительной электронной индикацией времени. Я готов этим заняться, но выдвигаю два условия. Во-первых, электронный индикатор должен показывать то, что не могут показать механические часы. Во-вторых, мы должны взять на себя обязательство ремонтировать электронный блок хоть через 10, хоть через 20, хоть через 30 лет. Или же нужно модульное решение: чтобы раз в несколько лет его можно было поменять на что-то более совершенное. Мне было бы интересно создать турбийон-хронограф с синхронным электронным табло, который делает замеры отрезков времени с точностью до одной миллионной секунды. АГА, ТАК ЗНАЧИТ, ВЫ ПОДУМЫВАЕТЕ О ДОРОГИХ МЕХАНИЧЕСКИХ

Да. Возьмем в качестве примера новейшие модели «Феррари», 599-ю и 430-ю, «Скудерию». И та и другая – гибрид механики и электроники. Компьютеризированная коробка передач теоретически позволяет переключаться с одной скорости на другую за миллисекунды. Человек не способен переключать скорости так быстро. Но зададимся вопросом, а будет ли эта машина интересна коллекционерам через полвека? Склонен думать, что да – несмотря на ее электронную начинку. Недавно «Панераи» (Panerai) ЧАСАХ С ЭЛЕКТРОННЫМ УСЛОЖНЕНИЕМ?

Такой успех мне и не снился. Хотя бы потому, что, честно говоря, я ставил перед собой узкоэгоистическую цель. Потворствуя своим прихотям, я хотел создать часы для себя, часы, которые мне захотелось бы надеть на руку. В часовом искусстве я желал заниматься только тем, чем не занимался до меня никто. Я думал, буду делать десять-двадцать часов в год, не больше. Однако успех моих часов превзошел все ожидания, и я благодарен судьбе за это. КОГДА ВЫ НАЧИНАЛИ, ВЫ РАССЧИТЫВАЛИ НА ТАКОЙ УСПЕХ?

А ЗАЧЕМ ВЫ СДЕЛАЛИ НОВЫЙ МОДУЛЬНЫЙ ХРОНОГРАФ RМ 011? ЭТО ВАШ ОТВЕТ «ОДЕМАР ПИГЕ» С ИХ «ОФФШОРОМ»? Идея создать RМ 011 родилась, когда я столкнулся с трудностями, работая над моделями RМ 004 и RМ 008. Поскольку это хронографы с ратрапантной стрелкой, их чрезвычайно трудно настроить, добиться, чтобы они замеряли

выпустил подводные часы, оснащенные электронным глубиномером, которые мне очень понравились. Снабдить часы электронным глубиномером – великолепная идея: он надежнее и точнее механического. Точно определить, на какой вы глубине, без электроники невозможно. ИНТЕРЕСНО… ПОХОЖЕ, ЭТО ЕЩЕ ОДНА ОБЛАСТЬ, КОТОРУЮ ДО ВАС НИКТО НЕ РЕШАЛСЯ ОСВОИТЬ. НАС ЖДУТ ГИБРИДНЫЕ ЧАСЫ? Да. Эпоха чисто механических часов закончилась. Весьма вероятно, что скоро мы увидим еще одну революцию: механические и кварцевые часы соединятся в одном корпусе. Но если мы на это пойдем, это будут очень серьезные часы. Нас ничто не ограничивает, пожалуй, кроме одного: мы не намерены ронять качество нашей торговой марки. И еще одно условие: эти новые часы должны быть сделаны так, чтобы служить долго. Чтобы лет через 30 в них можно было все отремонтировать, что-то усовершенствовать, а что-то даже и перестроить. ★

217

ПОХОЖИМ НА ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ? Я не ставил перед собой грандиозных коммерческих целей, поэтому меня не пугали смелые идеи и я не боялся идти наперекор сложившемуся мнению. Помню свой первый разговор с Дешанелем, когда я сказал ему: «Наши часы должны потрясти все устои. Я хочу, чтобы они были не похожи ни на какие другие, мы должны уйти от отживших стереотипов, диктующих нам, как должны выглядеть часы, какой у них должен быть механизм». Вы знаете, что меня радует? Часы, которые называют сегодня авангардными, через 50 лет станут классикой. Часовой модерн проходит тот же путь, который прошли идеи Людвига Мис ван дер Роэ или Ле Корбюзье. Их работы когда-то воспринимались как апофеоз модернизма, как что-то революционное, а сегодня Людвиг Мис ван дер Роэ и Ле Корбюзье – классики дизайна.

REVOLUTION

КАК ЖЕ ВЫ РЕШИЛИСЬ БЫТЬ РАДИКАЛЬНО НЕ-

НАШИ ЧАСЫ ДОЛЖНЫ ПОТРЯСТИ ВСЕ УСТОИ. Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ОНИ БЫЛИ НЕ ПОХОЖИ НИ НА КАКИЕ ДРУГИЕ, МЫ ДОЛЖНЫ УЙТИ ОТ ОТЖИВШИХ СТЕРЕОТИПОВ, ДИКТУЮЩИХ НАМ, КАК ДОЛЖНЫ ВЫГЛЯДЕТЬ ЧАСЫ, КАКОЙ У НИХ ДОЛЖЕН БЫТЬ МЕХАНИЗМ. РИШАР МИЛЛЬ


Фото: Corbis


Демиурги Микеланджело Буонарроти, «Сотворение Адама»


ДЕМИУРГИ

Как дизайнеры спасли швейцарские часы Беседа за круглым столом о роли дизайна в современном производстве часов с четырьмя из наиболее авторитетных часовых дизайнеров: Жеральдом Жента, Джампьеро Бодино, Ксавье Перрену и Октавио Гарсия

REVOLUTION

220

производителям дорогих часов, продукция последних была уже эстетическим анахронизмом; она была так далека от запросов тогдашней потребительской культуры, что крах ее был предрешен. Многие полагают, что нынешнее возрождение популярности механических часов есть следствие пробудившегося интереса к сложным часовым механизмам. Однако никакие технические достижения не имели бы никакого смысла, если бы сам вид часов не вызывал страстного эмоционального отклика у современного потребителя, ведь тот выбирает себе часы, повинуясь велению сердца, а не разума. Поэтому правильнее сказать, что своим возрождением швейцарская часовая индустрия обязана прежде всего появлению такой фигуры, как дизайнер часов. В дизайнере увидели могущественного медиума, передающего потребителю «ценностное послание» торговой марки, и наиболее дальновидные производители часов не только стали нанимать представителей этой творческой профессии, но и сделали их главным звеном в производстве часов. Умение дизайнера предлагать осмысленные новаторские решения, удивлять и очаровывать поклонников механических часов, а также привлекать в их ряды неофитов стало залогом процветания часовой отрасли. Интерес к часовому дизайну сегодня велик как никогда, и мы с огромным удовольствием предоставляем возможность высказаться самым ярким его представителям. Для этого мы организовали беседу за круглым столом на тему «Роль дизайна в современном производстве часов», пригласив на нее четырех наиболее авторитетных представителей профессии. Это легендарный Жеральд Жента (Gérald Genta), который в 70-х годах смог привлечь интерес общества к часовому дизайну, а затем первым из дизайнеров основал собственную торговую марку; Джампьеро Бодино (Giampiero Bodino) – блистательный директор по дизайну в группе «Ришмон» (Richemont Group), преобразивший облик марки «Панераи» (Panerai); профессор Ксавье Перрену (Xavier Perrenoud) – независимый дизайнер, который разработал программную для обновленной «Эбель» (Ebel) коллекцию 1911 BTR, и, наконец, Октавио Гарсия (Octavio Garcia) – молодой директор по дизайну в «Одемар Пиге» (Audemars Piguet), обладающий даром предвидения.

Жеральд Жента

Джампьеро Бодино

Ксавье Перрену

Октавио Гарсия

Текст: Уэй Коу, Иван Полетов

Е

сть такая серия книжек про волшебника-подростка Гарри Поттера. Вынужденный в силу обстоятельств оставаться в тени вундеркинд Поттер служит людям, но те, хоть и нуждаются в нем, посматривают на него со страхом и неприязнью. В прошлом судьба оформителя часов во многом напоминала историю юного волшебника. В лучшем случае он был безвестен и, словно крепостной крестьянин, находился в полной зависимости от производителя часов. В худшем – его не было вообще, как не было таинственного Кайзера Созе – вымышленного злодея в захватывающем «черном» детективе «Подозрительные лица». Дело в том, что конструированием и изготовлением часов испокон веков занимались часовые мастера – люди технически одаренные, но не отличающиеся эстетической изобретательностью. Более того, им, как людям одержимым, имеющим маниакальные наклонности, – а только из таких и выходят хорошие часовщики – была присуща надменная отстраненность от массовой культуры. Все это и объясняет, почему архитектура оформления часов практически не менялась столетиями – одни и те же круглые корпуса, круглые циферблаты и пара стрелок. Часовые мануфактуры обитали в отрезанных от цивилизации швейцарских деревнях, видимо, поэтому идеи массового коммерческого дизайна были им абсолютно чужды. За редким исключением, их мало интересовали «модные тенденции», «динамика развития культуры», и уж, конечно, они не стремились потрафить вкусам публики. Возможно, мануфактуры хотели тем самым подчеркнуть, что часы нужно воспринимать как инструмент для измерения времени, а не как ювелирное украшение, поэтому их продукция была в большинстве случаев лишена эстетической глубины. В XX в. началось массовое производство наручных часов, но те, кто их делал, к моде относились с тем же пренебрежением. В середине 70-х, накануне «кварцевого кризиса», даже престижные часы класса люкс выглядели простовато и в силу этого теряли остатки своей привлекательности. Поражало, что наручные часы, выпущенные в 70-х, внешне практически не отличались от моделей 30-х годов. Когда новые кварцевые технологии нанесли сокрушительный удар по швейцарским


ДЕМИУРГИ

РОЛЬ ДИЗАЙНА В СОВРЕМЕННОМ ПРОИЗВОДСТВЕ ЧАСОВ КАК ДИЗАЙНЕР ВЛИЯЕТ НА КУЛЬТУРУ?

Я думаю, когда говорят о влиянии, имеют в виду власть, руководство. Но, если речь идет о дизайне, влияние дизайнера видится в умении сделать правильный выбор, в способности сравнивать вещи, которые нас окружают. Эра абсолютной гегемонии торговых марок закончилась, и сегодня влияние дизайна выражается в более демократическом отношении к потребителям. Современный дизайнер должен быть в контакте с окружающим его миром, хорошо его чувствовать и не навязывать ему своих решений. ОГ: Дизайн есть искусство трансформации технических знаний в эмоции посредством создания продукта, который отражает основные ценности торговой марки. Конечно, продукт должен быть выразительным, но, с другой стороны, – способным достойно представить свою марку и показать свою принадлежность к ней. И только тогда, когда достигнуто равновесие между выразительностью и узнаваемостью, продукт может рассчитывать на эмоциональный отклик со стороны потребителя. ДБ:

механизмы, работающие под водой. Я беру самые драгоценные металлы и самые современные материалы и делаю из них красивейшие корпуса. КП: Экспрессивный потенциал механических часов в конечном итоге объясняется страстным интересом к тому, как они работают. В этом единство эстетики и функциональности, это две стороны одной медали. Поэтому механические часы для покупателя так притягательны. САМЫЙ ЯРКИЙ ДИЗАЙНЕР – КТО ОН?

Конечно же Раймон Леви. Он понял, что красота и функциональность объектов полностью определяется тем, как они взаимодействуют с условиями существования человека. КП: Сегодня во всем мире работают десятки талантливых дизайнеров! Лично мне очень близки идеи дизайнеров, работающих в стиле «Баухауза». Еще я обожаю работы Джо Коломбо, Рэя и Чарльза Имзов и Акилле Кастильони. ЖЖ:

КАКОЙ ОБЪЕКТ ВЫ БЫ НАЗВАЛИ ИДЕАЛЬНЫМ ПО ДИЗАЙНУ? ПОЧЕМУ ДИЗАЙН ЧАСОВ ДОЛЖЕН НЕПРЕМЕННО УДИВЛЯТЬ?

Желание удивить, соблазнить потребителя вполне естественно. Оно выражается в создании чего-то экстраординарного, но никогда не противоречащего конечной цели – служению красоте. Во всех своих коллекциях я пытался воплотить идеальные, гармоничные формы. Квадратный корпус со скошенными углами не только выглядит современно, он воплощает идеальную гармонию. Обольстительная форма этих часов – хороший пример силы дизайна. КП: Дизайнер ни на минуту не должен забывать, что его задача – сделать объект неожиданным. Однако, желая удивить, он обязан помнить о культурной ценности объекта и философии марки. Дизайн – отнюдь не то же самое, что вычурность! У нас есть примеры того, какой необыкновенный эффект дает простота формы и чистота линий. ОГ: В «Одемар Пиге» поиск неожиданных решений – важнейший компонент дизайнерской разработки. Стремление удивить покупателя есть движущая сила нашего творческого процесса. В новаторских часах «Одемар Пиге» мы использовали новые индикаторы времени и применили новые материалы. Наши новые модели отвечают абсолютно новым эстетическим вкусам. Мы всегда на шаг впереди – этого ожидают от нас поклонники часов «Одемар Пиге». ЖЖ:

В ЧЕМ СЕКРЕТ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ КРАСОТЫ МЕХАНИЧЕСКИХ ЧАСОВ?

Возможно, в их тиканье. Этот звук работающего спускового механизма похож на стук сердца. Тиканье напоминает нам о вечном вопросе – о быстротечности времени и самой жизни. Часы словно говорят нам: «Время – драгоценно». Стук механического сердца отдается в нашей душе. ДБ: Эмоциональное воздействие роскошных часов объясняется тем, что они по сути не что иное, как удовлетворение нашей прихоти. Прихоти обладать уникальным предметом – драгоценным, редким и потому предназначенным для ограниченного круга потребителей. КП: Эмоциональная красота механических часов – в том, что это продукт, существующий вне времени. Такие часы необыкновенно красивы, это настоящее произведение искусства на нашем запястье.

КП: Идеального дизайна не может быть в принципе. Дизайнеры всегда стремятся создать идеальный объект, но никогда не достигают цели. Стремление к абсолютному совершенству – мое кредо, я бы назвал это своей движущей силой. ОГ: Даже самый совершенный и продуманный объект дизайна должен развиваться. По разным причинам: потребители не любят застоя, велика конкуренция, появляются новые технологии. В силу этого объект дизайна по сути своей не может быть идеальным, его всегда можно сделать еще лучше. Но разве это не чудесно? КАК ПОЯВЛЯЮТСЯ ЧАСЫ, КОТОРЫЕ ОБЕСПЕЧИВАЮТ ПРОЦВЕТАНИЕ ИНДУСТРИИ РОСКОШНЫХ ЧАСОВ?

Стабильность и процветание рынка роскошных часов обеспечиваются тщательным отбором возникающих предложений. Рынок нужно подкармливать новаторскими продуктами. Но не перекармливать. Выпуск каждой новой модели должен быть итогом тщательной технической работы. В противном случае вы просто дурачите потребителя, продаете ему фасад, за которым ничего нет. Высокое реноме ваших часов не должно вызывать сомнений, их ценность, оригинальность должны быть подлинными, существенными. В общем, дизайнеры должны научиться смирению и уважать технический опыт часовых мастеров. Вот о чем не должно забывать новое поколение часовых дизайнеров. ДБ:

ЖЖ:

Каждый из нас хотя бы раз в жизни видел дурной сон о том, что находится в плену у времени. Я создатель часов и могу, пусть и иллюзорно, посадить время, нашего тюремщика, в клетку – оформленный мной корпус. Мне помогают лучшие часовые мастера, они делают

221

КИЕ ЧАСЫ? ЖЖ:

Дизайнер в обществе играет ту же роль, что ученый – в науке или врач – в медицине. Он умеет видеть объекты, которые еще не существуют в материальной форме, и это помогает ему создавать предметы для будущих поколений. Главное для дизайнера – иметь дар воображения. КП: Глобальный мир бежит вперед все быстрее и быстрее, маркетинг проникает во все сферы нашей жизни. В таких условиях дизайнер должен гармонизировать форму и функцию объектов, отдавая дань уважения культуре и неповторимости торговых марок. Нужно создавать объекты, способствующие всеобщему счастью. Вознаграждением дизайнеру служит право воплощать гармонию форм и тем самым вносить вклад в культуру и всеобщее счастье. Дизайн помимо прочего – память о будущем. ОГ: Дизайн становится стратегическим инструментом бизнеса. Компании, использующие творческий подход, создают новаторские предметы и получают конкурентное преимущество. Думаю, какого-то одного наиболее яркого дизайнера не существует. Талантливый дизайн, если его использовать эффективно, сам по себе ярок. ★

REVOLUTION

ПОЧЕМУ В КАЧЕСТВЕ ОБЪЕКТА ТВОРЧЕСТВА ВЫ ВЫБРАЛИ МЕХАНИЧЕС-

В ЧЕМ ВАМ ВИДИТСЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ РОЛЬ ДИЗАЙНЕРА? ЖЖ:


директор по дизайну, Audemars Piguet

Октавио Гарсия


ДЕМИУРГИ

НОВЫЙ КОРОЛЬ

Текст: Уэй Коу, Дмитрий Бузаджи

РА». ДО НАС ДОШЛИ СЛУХИ, ЧТО НОВЫЙ «ОФФШОР» БУДЕТ ВЫГЛЯДЕТЬ КАК НАСТОЯЩЕЕ БОЕВОЕ ОРУЖИЕ. Да, «Сурвайвор» (Survivor) – это будет грозная штуковина. Корпус у него не из прессованного углеволокна, а из металла. Но в нем будет и драгоценный металл, и кое-какие современные материалы. На некоторых деталях будет напыление из паровой фазы. По размеру он будет примерно как «Баррикелло II» (эта модель вышла два года назад), и разработал его тот же дизайнер – Филипп Вапцароф. ПОЧЕМУ ВЫБРАЛИ НАЗВАНИЕ «СУРВАЙВОР»? МЫ-ТО СЛЫШАЛИ, ЧТО

Мы хотели приглушить военные аллюзии и подчеркнуть, что эти часы в первую очередь крепкие и «неубиваемые» – часы, которые выживут (по-англ. – survive) в любых условиях. Филипп как никто умеет добавить в часы изюминку. Вы уже знакомы с его работами – хронографом-турбийоном «Милленари МС-12» и «Оффшором Баррикелло II». А для этого ЧАСЫ БУДУТ НАЗЫВАТЬСЯ «КОММАНДО» (COMMANDO)…

ОП-ПА! А ЧТО ЗА ФУНКЦИЯ? О ней Филипп задумался после работы над моделью Т3, которую мы сделали для Арнольда Шварценеггера, когда он снимался в «Терминаторе 3». Нам понравились защитные устройства для кнопок, но хотелось их доработать, чтобы запирание и отпирание происходило с приятным, «вкусным» щелчком. Почему это важно? Потому что это сближает владельца со своими часами. Кроме того, мы полностью поменяли дизайн циферблата и решили сделать ободок из керамики, чтобы он не царапался. Надо сказать, этот ободок тоже будет сделан с большим вниманием к нюансам. А НЕ СОБИРАЕТЕСЬ ЛИ ВЫ ПОСТАВИТЬ В ЭТИ ЧАСЫ СВОЙ ФИРМЕННЫЙ КАЛИБР 3120? Обязательно. Я бы очень хотел, чтобы эти часы вышли с фирменным калибром. Он бы сразу добавил им уникальности, которая есть у моделей Volcano и Arnold All-Stars. В будущем все «оффшоры» будут оснащаться нашими собственными калибрами. Мы этого уже немного заждались. ПОПЫТАЕТЕСЬ ЛИ ВЫ КАК-ТО ИЗМЕНИТЬ ЭСТЕТИКУ КАЛИБРА 3120,

Да, конечно. Мы уже поговорили с нашим директором, Жоржем-Анри Мейланом, насчет переделки 3120-го для «оффшоров». Хотелось бы, чтобы механизм тоже был смелым, – почему, например, не ввести в него детали из прессованного углеволокна? Скажем, сделать из него часть ротора? Если в часах будет фирменный механизм, в котором к тому же будет отражена философия самой линейки, то часы станут гораздо цельнее и органичнее.

ЧТОБЫ ОНА СООТВЕТСТВОВАЛА ХАРАКТЕРУ САМИХ ЧАСОВ?

КАК ВАШЕЙ ФИРМЕ УДАЕТСЯ ПОДДЕРЖИВАТЬ РАВНОВЕСИЕ МЕЖДУ СОВРЕМЕННЫМИ ЧАСАМИ, ТАКИМИ КАК НОВЫЙ «ОФФШОР», И КЛАССИЧЕСКИМИ МОДЕЛЯМИ? Это равновесие – следствие естественной эволюции. Молодым дизайнерам и молодым покупателям хочется перемен, и «Одемар Пиге» стремится учитывать как их интересы, так и предпочтения коллекционеров более традиционного склада. Для первых создаются часы авангардные, агрессивные, увязанные с современным стилем жизни, такие как «Оффшор Сурвайвор». Для других мы делаем классические изысканные модели с усложнениями. Уникальность «Одемар Пиге» в том, что мы накопили огромный опыт и знания в обеих этих областях. ОДНА ИЗ ВАШИХ ГЛАВНЫХ ЧЕРТ – СМЕЛОСТЬ. ИМЕННО ОНА ОТЛИЧАЕТ ВАС ОТ ОСТАЛЬНЫХ ВЕДУЩИХ ЧАСОВЫХ ДОМОВ. СОГЛАСНЫ? Да, смелость всегда была среди наших главных принципов. И благодаря этому принципу у нас, по сравнению с другими производителями престижных часов, гораздо больше свободы. Мы одна из очень немногих компаний, которые чувствуют пульс современного мира, но не порывают при этом отношений с классикой. Когда вспоминаешь, что наши часы по самой своей сущности должны быть смелыми, то мне как дизайнеру это дает огромный эмоциональный заряд.

223

РАССКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, О СЛЕДУЮЩЕЙ ИНКАРНАЦИИ «ОФФШО-

нового «Оффшора» он придумал очень интересную функцию, которой больше ни в одних часах нет.

НАМ НРАВИТСЯ ТРЕХМЕРНАЯ АРХИТЕКТУРА «КАБИНЕТА № 5» (CABINET NO. 5) И ЧАСОВ «МИЛЛЕНАРИ» С «МЕРТВЫМИ СЕКУНДАМИ».

REVOLUTION

К

то пойдет по стопам легендарного дизайнера Жеральда Жента, который положил начало эпохе роскошных спортивных часов и задал направление всей часовой эстетике на три с лишним десятилетия вперед? Кто вслед за творческим директором группы «Ришмон» (Richemont Group) Джампьеро Бодино (Giampiero Bodino) будет творить из часов культурные символы мирового масштаба? Кто займет трон короля дизайнеров? По нашему мнению, этим человеком станет Октавио Гарсия (Octavio Garcia), директор по дизайну в «Одемар Пиге» (Audemars Piguet). На работу в знаменитую компанию Гарсия перешел из «Омеги» (Omega) и, заняв пост главного по творчеству, сразу же развернул компанию лицом к современности. Он и подновил классические часы (примером тому – новая версия «Жюль Одемар» (Jules Audemars) с уравнением времени), и создал часы абсолютно свежие, дерзкие и бесподобно стильные. Среди этих последних – версия «Оффшора» «Хуан Пабло Монтойя» (Juan Pablo Montoya Royal Oak Offshore), которая дала импульс всему современному часовому делу и стала для марки знаковой. «Монтойя» – первые часы, в которых ради красоты были использованы функциональные элементы «формульных» болидов. Сегодня такая практика встречается на каждом шагу, но в то время на Октавио смотрели чуть ли не как на бунтаря-дадаиста. Мануфактура «Одемар Пиге» всегда была знаменита своими смелыми решениями, и неслучайно, что волшебный дизайнерский талант Гарсия окреп и расцвел именно здесь. В 2006 г. Гарсия в корне переработал скучноватый корпус коллекции «Милленари» (Millenary) и превратил его в музей трехмерной архитектуры. Вместе со своим сподвижником Филиппом Вапцарофом (Philippe Vaptzarof) он руководил работами по созданию популярнейших часов нашего времени, таких как «Оффшор» в честь Рубенса Баррикелло (Rubens Barrichello Offshore), хронограф с турбийоном «Милленари MC-12», в котором отразилась эстетика модели «Мазерати» с тем же индексом, часы «Алинги Тим» (Alinghi Team) в корпусе из прессованного углеволокна или появившаяся в 2007 г. бесподобная модель «Милленари» с «мертвыми секундами». Так что советуем послушать человека, который – попомните наше слово – в сфере коммерческого часового дизайна скоро станет главным светилом.


ДЕМИУРГИ

Cabinet No. 5

Royal Oak Offshore Shaquille O’Neal Chronograph

Часы Millenary с «мертвыми секундами»

СОБИРАЕТЕСЬ ЛИ ВЫ РАЗВИВАТЬ ЭТО ЭСТЕТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ?

ВАС НЕ РАЗДРАЖАЕТ, КОГДА ВАШИ ДИЗАЙНЕРСКИЕ НАХОДКИ КОПИРУ-

Такие часы могли появиться только на мануфактуре, где художники и техники работают бок о бок друг с другом и отлично друг друга понимают. Трехмерную архитектуру, которую вы заметили в «Кабинете» и «Милленари», наши дизайнеры разработали в сотрудничестве с Джулио Папи. Да, мы собираемся применять этот принцип во всех моделях линейки «Милленари», даже в самых простых.

ЮТ ДРУГИЕ? Если наш дизайн людей вдохновляет, то и пускай – мы не обижаемся. Наоборот, в таких случаях понимаешь, что нельзя расслабляться, надо идти вперед.

МЫ СЕЙЧАС ПОМОГАЕМ ОРГАНИЗОВАТЬ ПЕРВЫЙ В МИРЕ МУЗЕЙ

ЧАСЫ?

ПО СРАВНЕНИЮ С ДРУГИМИ МАРКАМИ, КОТОРЫЕ ОТГОРАЖИВАЮТСЯ ОТ СВОИХ КЛИЕНТОВ ТОЛСТОЙ СТЕНОЙ, «ОП» – ОЧЕНЬ ОТКРЫТАЯ КОМПАНИЯ. КАК ПО-ВАШЕМУ, ЛЮДЯМ ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ, КТО СДЕЛАЛ ИХ

СОВРЕМЕННОГО ЧАСОВОГО ИСКУССТВА. ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ ПО ПОВОДУ ЭТОГО НАЧИНАНИЯ? На мой взгляд, это отличная мысль: можно будет показать, как часы менялись в современную эпоху. Еще будет интересно проследить за тем, как на часовое дело влияли разные культуры и разные отрасли. Мне кажется, часы в наше время стали своеобразным проводником творческого видения. Приходит в голову хорошая параллель с музыкой: у классической и современной музыки одни и те же базовые принципы, одни и те же ноты. «Одемар Пиге» хорошо освоила классическую часовую «музыку», а теперь стала еще и одним из главных новаторов в «современной музыке». Но эти области связаны друг с другом, и профессионализм в классическом часовом деле дает хороший фундамент для современных разработок. ЕСЛИ СУДИТЬ ПО ВАШИМ ЧАСАМ «АЛИНГИ ТИМ» ИЗ ПРЕССОВАННОГО

REVOLUTION

224

УГЛЕВОЛОКНА, ТО ПОЛУЧАЕТСЯ, ЧТО СО ВРЕМЕНЕМ РОСКОШНЫЕ ЧАСЫ ДОЛЖНЫ СТАТЬ ЛЕГЧЕ. ПРАВИЛЬНО? Что мне нравится в «Алинги Тим», это двойственность их натуры: часы выглядят мощно, массивно, авторитетно, а носить их очень легко. Эта модель посвящена Кубку Америки, поэтому мы и решили сделать первый корпус из прессованного углеволокна именно для нее: как известно, из углеволокна построена самая быстрая в мире яхта, «Алинги». Углеволокно – один из символов современного мира; наше поколение его хорошо знает и ценит, и мы решили ввести этот высокотехнологичный материал в арсенал нашей фирмы. Мне нравится смотреть за реакцией людей, которым я в первый раз даю подержать эти часы. Они очень удивляются, что «Алинги» такие легкие.

Конечно! И мы изо всех сил стараемся наводить мосты между компанией и потребителями. Г-н Мейлан, Джулио Папи и я всегда рады встретиться с поклонниками нашей марки. СКЛАДЫВАЕТСЯ ЛИ У ВАС ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО В САМЫХ ПРОГРЕССИВНЫХ,

ДУМАЮЩИХ КОМПАНИЯХ ДИЗАЙНЕР СТАЛ СВОЕГО РОДА ПОСРЕДНИКОМ МЕЖДУ НИМИ И ПУБЛИКОЙ? Да, дизайнеры понемногу получают право голоса, причем не только в часовых компаниях. При грамотной стратегии дизайн может стать еще и мощным рыночным инструментом: с его помощью можно, скажем, отграничить свою продукцию от продукции конкурентов. КАК ИДУТ РАБОТЫ ПО ОБНОВЛЕНИЮ МОДЕЛИ «СТАР УИЛ» (STAR WHEEL) И ЧЕГО НАМ ОЖИДАТЬ В 2008 Г.? Я сразу же понял, что с точки зрения дизайна «Стар Уил» – очень интересные часы с большим потенциалом. У них довольно простой механизм, но в него можно добавить оригинальные компоненты и сделать с их помощью яркую индикацию. Я слежу за работой Феликса Баумгартнера (Felix Baumgartner), я видел урверковские орбитальные усложнения, и мне они безумно нравятся. Так что не беспокойтесь: «Одемар Пиге» сейчас бросила на «Стар Уил» огромные силы, и мы делаем такое, чего вы раньше никогда не видели. ЕСЛИ ПОСМОТРЕТЬ НА РЕПЕТИРЫ И ЧАСЫ С БОЕМ, ТО ДАЖЕ СЕГОДНЯ ОНИ ПОЧТИ ВСЕ СПЛОШЬ КЛАССИЧЕСКИЕ И БАРОЧНЫЕ. ВАШИ МАСТЕРА – БОЛЬШИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ ПО ЭТИМ ЧАСАМ, А «ОП», КАК МЫ ВЫЯСНИЛИ, ОТЛИЧАЕТСЯ СМЕЛОСТЬЮ. НЕ ПОРА ЛИ ВЫПУСТИТЬ СОВРЕМЕННЫЙ РЕПЕТИР?

Да, по части часов с боем «Одемар Пиге» опережает


ДЕМИУРГИ

А ПОМИМО «КАБИНЕТА» У ВАС ЕСТЬ ПЛАНЫ? «Кабинет № 5» подал идею еще одних часов – «Милленари» с «мертвыми секундами». Сейчас мы думаем о том, как увеличить число усложнений на базе моделей «Милленари». И, скажем, репетир с трехмерным дизайном, с удачно обыгранными пустотами может оказаться не только функциональным, но еще и по-настоящему стильным.

Millenary Ciel Étoilé

ПОЖАЛУЙСТА, О НЕЙ ПОПОДРОБНЕЕ. Дизайн «Сьель Этуале» придумал тоже Филипп Вапцароф. Идея была – предложить нашим покупательницам поэтичные, эмоциональные часы. В будущем мы планируем разрабатывать усложнения специально для женщин. Насколько могу судить, женщины все больше интересуются сложными часами, и нам хотелось бы разрабатывать модели с учетом чисто женского вкуса. Мы с Джулио Папи уже начали придумывать, как устроить ретроградные стрелки, новую индикацию секунд на малых циферблатах и многое другое. НАВЕРНОЕ, ДЛЯ ЖЕНЩИН ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ ЧАСЫ СОЗДАВАЛИ ОСОБОЕ НАСТРОЕНИЕ? Не только для женщин. По-моему, любого человека в часах интересует в первую очередь эмоциональная составляющая.

БЫЛО БЫ ИНТЕРЕСНО ПОСМОТРЕТЬ НА ЧАСЫ С УРАВНЕНИЕМ ВРЕМЕНИ

ВЫ СОБИРАЕТЕСЬ ИСПОЛЬЗОВАТЬ В ЖЕНСКИХ МОДЕЛЯХ КАКИЕ-ТО

Когда я только пришел в «Одемар Пиге», меня почти сразу бросили на разработку модели с уравнением времени. Была поставлена задача сделать часы в классическом духе. Правда, они в итоге все равно выглядели гораздо современнее, чем предыдущая модель. Но я с вами согласен: часы с астрономическими усложнениями надо бы осовременить еще сильнее. В идеале мне хотелось бы чуть приглушить уравнение времени, сделать индикацию в минималистском ключе, добавить в это усложнение элегантности.

Было бы интересно сделать женские часы в углеволоконном корпусе, но поменять цвет, добавить благородных металлов, драгоценных камней.

В СОВРЕМЕННОЙ ТРАКТОВКЕ. А ВАМ?

А НАД ДРУГИМИ ЛИНЕЙКАМИ ВЫ СЕЙЧАС РАБОТАЕТЕ? Часы «Эдвард Пиге» (Edward Piguet) сейчас на стадии стереолитографии. У них будут другие пропорции, они получатся «острее», современнее. Если помните «Эдварда Пиге» с турбийоном и большой датой, то примерно такого формата мы собираемся придерживаться в будущем.Но мы собираемся капитально улучшить эргономику. Потом, в 2008 г. появятся новые модели в семействе «Жюль Одемар». Мы в них ничего принципиально не меняли, но тоже поработали над пропорциями – ободок станет тоньше и легче на вид. НАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЖЕНСКАЯ МОДЕЛЬ «МИЛЛЕНАРИ СЬЕЛЬ ЭТУАЛЕ» (MILENARY CIEL ÉTIOLÉ) – ОЧЕНЬ СВОЕОБРАЗНАЯ. РАССКАЖИТЕ,

ОСОБЫЕ МАТЕРИАЛЫ?

ЮВЕЛИРНЫЕ УКРАШЕНИЯ «РОЯЛ ОУК» ЗАВОЕВАЛИ БОЛЬШУЮ ПОПУЛЯРНОСТЬ. СОБИРАЕТЕСЬ ЛИ ВЫ РАЗВИВАТЬ ЭТО НАПРАВЛЕНИЕ

Рынок украшений нам очень интересен. Мы уже давно хотим сделать коллекцию «Оффшор», в которой будет использовано прессованное углеволокно. В следующем году выйдет кольцо «Оффшор» – очень крутое, прямо-таки зверское. И, может быть, такой же браслет. У этой коллекции огромный потенциал, потому что в ней можно спокойно сочетать самые разные материалы. В БУДУЩЕМ?

В ЧЕМ ЗНАЧЕНИЕ ДИЗАЙНА ДЛЯ ЧАСОВОЙ МАРКИ? Дизайн – жизненно важный компонент в арсенале любой фирмы. Причем мы хотим, чтобы осмысленный дизайн был не только у наших часов, но и у наших магазинов и вообще всего, что связано с «Одемар Пиге». Без дизайна у марки не будет своего лица, так что он нужен обязательно. Особенно если речь идет о компании, которая сочетает традиции со смелыми идеями. Мы хотим, чтобы у наших клиентов складывалось о нас целостное и глубокое впечатление. ★

225

всех, и верно, что такие часы выглядят и по сей день довольно традиционно. Но открою вам маленький секрет: сейчас мы с Джулио Папи работаем над «Кабинетом № 6» (Cabinet No. 6). Это будут часы в новой стилистике, но с функцией боя. Хотелось бы привлечь к нашим часам с боем более широкую аудиторию, и для этого мы наметили несколько путей. В этих часах отразится один из возможных подходов.

Royal Oak Offshore Team Alinghi Chronograph

REVOLUTION

Jules Audemars Jumping Hour Minute Repeater


Магали Метрайе Дизайнер, Jaeger-LeCoultre

AMVOX2 Chronograph


ДЕМИУРГИ

БОГИНЯ

В

В ЧЕМ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СИЛА МЕХАНИЧЕСКИХ ЧАСОВ? Лично для меня она связана с огромным количеством времени, труда, сил, которые идут на создание маленького предмета, который носят на запястье. Часы меня интересовали еще до того, как я пришла в часовую промышленность, но особого увлечения не было. И вот что интересно: когда я пришла в «Жежер-ЛеКультр» и узнала, какого труда стоит сделать механические часы, надеть кварцевые я уже не смогла. Я испытываю огромное уважение к человеческому труду, необходимому для того, чтобы создать этот живой организм: в этом и есть эмоциональная сила часов.

в окружающем мире, воплощать в предметах, которые мы создаем. Поэтому нам нельзя ограничиваться какой-то одной областью культуры, придерживаться конкретной моды или направления. Нужно впитывать все культуры, какие только есть, знать обо всем, что происходит в мире, только тогда мы сможем создавать универсальные в культурном плане часы. ЧЕМ НЫНЕШНЕЕ ЧАСОВОЕ ДЕЛО ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ЧАСОВОГО ДЕЛА ПРОШЛОГО? Раньше у часового дела был один недостаток: оно не выходило за При конструировании часов Extreme Lab рамки собственной традиции Tourbillon был применен абсолютно новый подход, и «говорило» исключительно и их механизм совершенно не требует смазки на своем языке. Тогда в технических подразделениях служили сплошь конструкторы-часовщики. Замечательно, что теперь технический отдел в «Жежер-ЛеКультр» стал настоящим исследовательским центром и в нем, что очень важно, есть специалисты из химической промышленности. Нужно интересоваться технологиями из самых разных сфер, так мы сможем больше и интереснее экспериментировать. Уже сейчас видны результаты этого интеллектуального «перекрестного опыления»: при конструировании часов «Экстрим ЛАБ» был применен совершенно новый подход, и их механизм не требует смазки. СМОЖЕТ ЛИ КОГДА-НИБУДЬ СОВРЕМЕННОЕ ЧАСОВОЕ ДЕЛО ОКАЗЫВАТЬ ВЛИЯНИЕ НА ИСКУССТВО И КУЛЬТУРУ? Да, несомненно. Нельзя все время следовать за другими, нужно стремиться к тому, чтобы самим задавать тон. Если говорить о новаторстве, то ни один другой сектор индустрии роскоши не сравнится с нами в быстроте развития. Нельзя сидеть сложа руки и думать: «Авось когда-нибудь само все сделается». Нужно брать на себя инициативу, изменять современный мир. И однажды мы с радостью увидим, что наша работа повлияла на другие сферы современной жизни, будь то искусство, архитектура или кино. По-моему, в некоторой степени это уже происходит. БЕЗ ЧЕГО ДИЗАЙНЕР НЕ МОЖЕТ ПРОЖИТЬ?

Нужно каждый день чему-

нибудь учиться – это самое главное. КАК ВАМ УДАЕТСЯ В ТВОРИТЬ В СВОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ, НО НЕ ЗАБЫ-

Я помню о традициях «Жежер», но при этом мне постоянно приходится убеждать конструкторов и остальных моих коллег в том, что не надо бояться смелых идей. Кто-то обязательно должен всех раскачивать. Вот, например, наши новые часы для подводного плавания: если бы вы знали, как ВАТЬ ПРИ ЭТОМ О СЛОЖИВШЕМСЯ ОБРАЗЕ МАРКИ?

227

Определенную роль в культуре играет каждый из нас, потому что культура – это не только искусство или история, а любое проявление человеческой жизни. Дизайнер должен по возможности иметь представление о всех сторонах жизни. Наша роль в том, чтобы все, что мы видим, слышим и чувствуем КАКОВА РОЛЬ ДИЗАЙНЕРА В КУЛЬТУРЕ?

REVOLUTION

Текст: Уэй Коу, Матвей Межуев

ыражаясь киношным языком, она прошла путь от наивной дебютантки вроде Элизабет Тейлор в «Национальном бархате» или Грейс Келли в «Окне во двор» до настоящей полноправной богини киноэкрана. В 2001 г. малоизвестная девушка-дизайнер по имени Магали Метрайе (Magali Metrailler) работала над новыми спортивными часами «Жежер-ЛеКультр» (Jaeger-LeCoultre) под названием «Компрессор» (Compressor). Им суждено было стать не просто моделью с отчаянно смелым дизайном, а символом обновленного, современного стиля прославленной марки. Но в начале, хотя она и трудилась не выпуская карандаша из рук и старалась как можно лучше воплотить задумки на бумаге, она даже не подозревала, что через пять лет с небольшим её имя будет ассоциироваться не только с новым поколением талантов от часовой индустрии, но и растущей ролью женщин в том мире, который всегда считался вотчиной мужчин. В часовую промышленность Метрайе попала почти случайно. Получив диплом промышленного дизайнера и дизайнера интерьеров со специализацией в области стекла и освещения, она работала в Бюро архитектуры интерьеров Бернара Хойта, Архитектурном бюро «Комина и Ко» и миланском отделении Европейского института дизайна. После этого до поступления на работу в «Жежер-ЛеКультр» в Ле-Сантье она некоторое время работала независимо и успела поучаствовать в многочисленных промышленных проектах. И вот однажды она отправилась на собеседование на свою родину, туда, где творят лучшие швейцарские часовщики, в Валле-де-Жу. Первый проект в новой для нее фирме она начинала под руководством Анри-Джона Бельмона (Henry-John Belmont), бывшего генерального директора «ЖежерЛеКультр». Ей была поручена разработка дизайна часов с функцией индикации второго часового пояса, малым секундным циферблатом, индикацией времени суток «день-ночь» и автоподзаводом. Метрайе предложила совершенно новый тип часов, который привлек к «Жежер-ЛеКультр» новую аудиторию молодых покупателей. «Мастер Компрессор» (Master Compressor) появился в 2002 г. и завоевал необычайную популярность, а «Жежер-ЛеКультр» стали воспринимать как модную молодежную марку. У наиболее консервативных из ее поклонников все эти перемены вызвали недоумение и скепсис, но Метрайе продолжила в том же духе и разработала для своей фирмы ряд передовых моделей: «Гиротурбийон» (Gyrotourbillon), серию «Астон Мартин» (Aston Martin), «Экстрим Уорлд Хронограф» (Extreme World Chronograph), «Экстрим ЛАБ Турбийон» (Extreme LAB Tourbillon) и новейшую серию часов для подводного плавания «Мастер Компрессор» (Master Compressor). Невозможно передать, с каким удовольствием мы встретились и пообщались с Магали Метрайе, одним из самых талантливых и влиятельных дизайнеров в часовой промышленности.


AMVOX2, БЕСКНОПОЧНЫЙ ХРОНОГРАФ С УПРАВЛЕНИЕМ ЧЕРЕЗ САПФИР, ПРЕДЛОЖИЛА Я, МЫСЛЬ ИСХОДИЛА ВОВСЕ НЕ ОТ ЧАСОВЩИКА. ЧАСОВЩИК ДО ТАКОГО, ПОЖАЛУЙ, НИКОГДА БЫ НЕ ДОДУМАЛСЯ

Gyrotourbillon

поначалу трудно было уговорить конструкторов и часовщиков сделать глубиномер. Они все время твердили, что другие до нас тоже пытались, но ничего не получилось. Но в конце концов нам удалось-таки их убедить. В большом коллективе именно дизайнеру достается роль заводилы, «катализатора» для людей, которые, может быть, и сами не прочь попробовать что-то новое, но не решаются. Так и вышло: нашелся один молодой инженер, который сказал: «А давайте все-таки попробуем». КАК ДОБИТЬСЯ РАВНОВЕСИЯ МЕЖДУ МУДРОСТЬЮ ОПЫТА И ЗАДОРОМ ЮНОСТИ? Чтобы рождались новые идеи и наши традиции не казались в современном мире анахронизмом, нужно сохранять правильную пропорцию между опытными часовщиками, которые закладывают прочный фундамент, и молодежью, которая дает необходимую встряску. Например, AMVOX2, бескнопочный хронограф с управлением через сапфир, предложила я, мысль исходила вовсе не от часовщика. Часовщик до такого, пожалуй, никогда бы не додумался, потому что они относятся к своему делу очень догматично. Порой нужен человек извне, который дал бы свежую мысль, и как раз в этом заключается роль дизайнера. ЗДОРОВО, ЧТО В МОДЕЛИ MASTER COMPRESSOR DIVING PRO GEOGRAPHIC ЕСТЬ ГЛУБИНОМЕР: ЕГО И ДРУЗЬЯМ ПОКАЗАТЬ МОЖНО, И САМОМУ ПОНАЖИМАТЬ. ВЫ СПЕЦИАЛЬНО ВВЕЛИ ЭТОТ «РАЗВЛЕКА-

Это как раз прекрасный пример того, какими должны быть современные часы. Они должны быть близкими человеку, интерактивными и простыми для понимания. Людям хочется чего-то особенного, и, разумеется, хочется похвастаться своими часами перед друзьями. Это очень важно учитывать. Именно поэтому мы сделали такой механизм, что видно, как от глубиномера по зубчатой рейке усилие передается к стрелке и та поднимается и опускается. Вот что по-настоящему захватывает! А самое чудесное, что

REVOLUTION

228

ТЕЛЬНЫЙ» МОМЕНТ?

функциональные элементы – рейка и глубиномер – стали элементами эстетическими. ОДНАЖДЫ ВЫ СКАЗАЛИ, ЧТО ОДНОГО ВЗГЛЯДА НА ЦИФЕРБЛАТ ДОЛЖНО БЫТЬ ДОСТАТОЧНО, ЧТОБЫ УЗНАТЬ ВСЮ ИСТОРИЮ ЧАСОВ. ВЫ ПРАВДА ТАК СЧИТАЕТЕ? Конечно. Циферблат – лицо часов, а по лицу должно быть понятно, что внутри. Так бывает с журналами: если статья хорошо оформлена, то уже при взгляде на первую страницу знаешь, о чем пойдет речь. Потом узнаешь все больше и больше и восхищаешься еще сильнее. Вот так и часы создают особое настроение – нужно только заставить человека проникнуть в них поглубже. Может быть, это чисто женский способ – соблазн, – но, по-моему, это логично и естественно. РАССКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, О ДИЗАЙНЕ, КОТОРЫЙ ВЫ ПРИДУМАЛИ ДЛЯ «ЭКСТРИМ ЛАБ». ОН НЕСКОЛЬКО ПРОТИВОРЕЧИВ: КОМУ-ТО НРАВИТСЯ, А КТО-ТО ОТ НЕГО НЕ В ВОСТОРГЕ. По концепции эти часы несколько похожи на «Гиротурбийон». У «Гиротурбийона» и у «Экстрим ЛАБ» механизмы чрезвычайно сложные, они там играют главную роль, и хороший дизайнер не станет этому мешать, а сделает так, что уникальность механизма станет только ярче. Дизайн этих часов отражает техническое совершенство механизма. Для изготовления корпуса, стрелок и шкал мы взяли необычные материалы, соответствующие новаторским материалам механизма, который работает без смазки. Мы стремимся к новаторству и в дизайне и в материалах, даже материале ремешка. Понимаете, часы должны быть целостными, и мысль, заложенная в них, должна быть выражена последовательно. ВЫ ХОТИТЕ СКАЗАТЬ, ЧТО ДИЗАЙНЕР – ЭТО ВЫРАЗИТЕЛЬ ОПРЕДЕЛЕН-

Роль дизайнера заключается в том, чтобы понять заложенную в часах главную мысль и сделать ее еще нагляднее. ★ НЫХ ИДЕЙ?


ДЕМИУРГИ

ПЕРВОПРОХОДЕЦ

В

2001 г. Александр Перальди (Alexandre Peraldi) отказался от высокого поста в «Картье» (Cartier) и поступил директором по дизайну в «Бом э Мерсье» (Baume & Mercier). Немало людей тогда почесали в затылке: зачем бросать руководящую должность в знаменитейшем доме роскоши ради марки, которая, если уж откровенно, даже не знала точно, есть ли у нее вообще собственное лицо? Но там, где другие побоялись бы ступить даже шаг, Перальди увидел начало интересного пути и почувствовал в себе силы этот путь проторить. Ему удалось вписать часы «Ривьера» (Riviera), «Хэмптон» (Hampton) и «Классима» (Classima) в контекст современного мира, увязать их индивидуальность с живым ритмом сегодняшней жизни. К счастью, он нашел сподвижника в лице молодого и честолюбивого Мишеля Ньето (Michel Nieto), генерального директора «Бом э Мерсье». Часы «Ривьера XXL», разработанные под руководством Перальди в 2005 г., вернули «Бом э Мерсье» в список ведущих производителей. О марке вдруг снова заговорили. Раньше фирма довольствовалась тем, что подражала другим, а теперь сама давала пищу для размышлений. Перальди на этом не остановился и сделал дизайн «Ривьеры XXL» еще смелее: удачное сочетание вороненой стали с элементами из розового золота позволило «Бом э Мерсье» создать яркие, стильные и в то же время доступные спортивные часы. Одновременно началось развитие модели «Классима», гамма материалов которой пополнилась теплым розовым золотом. В 2007 г. дизайнерская программа Перальди с новой силой раскрылась в таких моделях, как «Ривьера XXL Магнум» (Riviera XXL Magnum) и «Хэмптон XL Магнум» (Hampton XL Magnum), получившей соблазнительный черный корпус размером 45 × 34,1 мм из титана и стали. Мы встретились с этим мастером создания зрительных форм и обсудили путь развития, которым он повел «Бом э Мерсье», возобновив на фирме традиции новаторства.

НАША ЦЕЛЬ – СДЕЛАТЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ КРАСИВЫЙ ПРОДУКТ С КАЧЕСТВЕННЫМ ДИЗАЙНОМ, И ПРИЧЕМ ДОСТУПНЫЙ Hampton XL Magnum

В сегодняшнем мире дизайнер очень важен. Я уже предвижу наступление новой эпохи часового дизайна. Нам этого очень не хватало еще с 20–30-х годов XX в. Теперь дизайн в часах снова выходит на первый план. Похожая ситуация была в автомобильном дизайне. Сейчас он переживает период расцвета, но этого не произошло бы, если бы не азиатские автомобили. Когда они появились, европейский автопром словно током ударило: нужны по-настоящему интересные машины. Другое дело мода в одежде. Там дизайн важен всегда, в нем вся суть: мода должна постоянно меняться. Архитектура тоже находится в любопытной фазе. Сейчас стали строить здания красивые, с хорошей планировкой, удобные и, главное, доступные по цене, что раньше бывало редко. КАКОВА РОЛЬ ДИЗАЙНЕРА В КУЛЬТУРЕ?

СОГЛАСИТЕСЬ ЛИ ВЫ, ЧТО «БОМ Э МЕРСЬЕ» – ОЧЕНЬ ВАЖНАЯ ФИРМА,

Часы «Бом э Мерсье» очень похожи на те здания, о которых я говорил. Наша цель – сделать по-настоящему красивый продукт с качественным дизайном, и причем доступный. В течение последних шести лет мы планомерно работали над дизайном, и, кажется, все идет правильно. Я вижу, что и другие марки, пусть даже старше нашей или с более совершенной технической базой, тоже начинают понимать, что красивого механизма мало, часам нужна красивая внешность. Помню, я часто расстраивался, когда видел

230 REVOLUTION

Текст: Уэй Коу, Матвей Межуев

ПОТОМУ ЧТО ОНА ДОКАЗАЛА: КРАСИВЫЕ ЧАСЫ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНЫ БЫТЬ ДОРОГИМИ?


ДЕМИУРГИ

Classima Executives 8621

В ЧЕМ СИЛА ТВОРЧЕСТВА? Творчество – тема коварная, я предпочитаю говорить о дизайне. Однако не бывает дизайна без творчества. Вот сегодня высокотехнологичные часы подвержены влиянию модных часов. Модные часы очень оригинальны, сделаны с выдумкой, но срок жизни у них короткий. С другой стороны, есть мы, представители высокого часового искусства. Нам тоже нужно подпитываться новыми эстетическими идеями, но слишком уходить в эстетику нельзя, потому что мы создаем дизайн на годы вперед. Вот в этом и проявляется противоречие между творчеством и дизайном. О ЧЕМ ДОЛЖЕН ПОМНИТЬ ДИЗАЙНЕР, КОГДА БЕРЕТСЯ ЗА МОДЕРНИЗАЦИЮ МОДЕЛИ? Последние несколько лет становится все больше и больше здоровенных часов-переростков, неудобных и не влезающих под манжету рубашки. Кажется, будто над ними не дизайнер работал, а так – слепили что-то на скорую руку. Думаю, все понимают, о чем я. Такие часы мне не интересны. У нас часы большие, внушительные, но они отлично подходят к руке человека; и вообще, наручные часы с плохой эргономикой – вещь бессмысленная.

Тут мы руководствуемся особенностями марки. «Бом э Мерсье» всегда создавала привлекательные часы по доступной цене. Хороший дизайнер

ТО ЕСТЬ ВЫ СТОРОННИК СДЕРЖАННОСТИ И САМООГРАНИЧЕНИЯ?

ПРОШЛОГОДНЯЯ ЧЕРНО-ЗОЛОТАЯ «РИВЬЕРА XXL» ВЫГЛЯДИТ РОСКОШНО ПРИ ТОМ, ЧТО ЗОЛОТА В НЕЙ НА САМОМ ДЕЛЕ НЕМНОГО. В ЧЕМ СЕКРЕТ РАЦИОНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА, КОГДА КОНЕЧНЫЕ ЗАТРАТЫ НУЖНО СВЕСТИ К МИНИМУМУ? Если подойти к делу с умом, можно создать продукт, который выглядит богато, но стоит недорого. В «Ривьере XXL» из золота сделаны как раз те элементы, которые создают ощущение роскоши. Золота в ней немного, но его видишь именно в тех местах, где нужно. В результате мы имеем роскошного вида часы, но недорогие. ДО СИХ ПОР ВАШ ДИЗАЙН, КАК НАМ КАЖЕТСЯ, СТРОИЛСЯ НА МОЩНЫХ, АГРЕССИВНЫХ ДЕТАЛЯХ. БУДЕТЕ ЛИ ВЫ ПРОДОЛЖАТЬ В ТОМ ЖЕ

С тех пор как в 2005 г. появилась «Ривьера XXL», мы старались придать линейке «Ривьера» как можно более спортивный вид. Каждый год мы вносим какое-нибудь изменение – небольшое, но такое, которое существенно развивает характер модели. Через год после выхода «XXL» появился корпус из розового золота и черной стали; в этом году мы создали версию «Магнум». Этот же самый подход применяется и к семейству «Хэмптон». Все наши часы будут по духу классическими, но со своей спецификой. ДУХЕ?

ВЫ ОТЛИЧНО ЛАДИТЕ С ВАШИМ ГЕНЕРАЛЬНЫМ ДИРЕКТОРОМ, МИШЕЛЕМ НЬЕТО. СКАЖИТЕ, А МОЖЕТ ЛИ ХУДОЖНИК ДОБИТЬСЯ УСПЕХА БЕЗ ТАКОЙ ПОДДЕРЖКИ, КАКУЮ ОКАЗЫВАЕТ ОН? Такая поддержка, безусловно, очень важна. К счастью, мы с Мишелем Ньето разделяем одни и те же взгляды: бережем наши традиции, но стараемся дать марке что-то новое. Не слишком экстравагантное, но по-настоящему современное. Мы сократили общее количество моделей и сосредоточились на создании нескольких ключевых. Без ряда крепких, характерных моделей у марки не будет своего лица. Зато сегодня одного взгляда на наши часы достаточно, чтобы сказать: «Это “Бом э Мерсье”». ★

231

В ЧЕМ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ СИЛА МЕХАНИЧЕСКИХ ЧАСОВ? В том, что в них бьется сердце. Часто говорят, что мужчины любят часы, как любую совершенную технику, как двигатели автомобилей. Я думаю иначе. Мужчины любят машины и моторы за мощность, скорость, крутящий момент. Но при таком отношении ценность вещи определяется тем, какой практический результат она дает. Отношения с часами больше похожи на общение с живым существом: чувствуешь, как бьется его сердце. А часы с автоподзаводом в буквальном смысле живут за счет энергии своего владельца. Мне очень нравится ощущать на запястье эту вибрацию от ротора. В этом есть какая-то особая гармония, очень приятное чувство.

должен понимать свою марку. Мы знаем путь, которым идем: мы не делаем модных часов, оригинальных, но дешевых, и мы не относимся к престижным маркам, у которых заоблачные цены, но мало творческой мысли. Мы любим творчество, но знаем меру; у наших часов отличный дизайн и отличное соотношение цены и качества.

REVOLUTION

красивый механизм в непривлекательном с эстетической точки зрения корпусе, – теперь все меняется.


Анри д’Ориньи Дизайнер, проработавший в Hermès почти полвека, чувствует дух своей фирмы, как никто иной


ДЕМИУРГИ

В

высоких усложнений. Название часов говорит о том, что в формах их какой-то степени закономерно, что Анри д’Ориньи (Henri подвижных частей отразились типичные элементы выездки (дресd’Origny), страстный любитель лошадей, пришел на работу в «Эрмес» (Hermès) − компанию, которая была основана в 1837 г. сажа). Все часы д’Ориньи верны духу «Эрмес», который выражается и в благородных металлах, и в дорогой коже, и в том, что время на как производитель конской сбруи. Это уже потом «Эрмес» перешла на циферблатах его творений подчинено строгим канонам точности, выпуск кожаных часовых ремешков, сумок, выдержанных в стилистикрасоты и настоящего чувства. «Конный спорт − это для нас с «Эрмес» ке товаров для конного спорта, и прочих кожаных аксессуаров. общий родитель, − говорит д’Ориньи. − Мы постоянно ориентируемся Что же касается д’Ориньи, то он поступил на работу в «Эрмес» на него, причем даже не отдавая себе в этом отчета: так он в 1958 г. и за без малого полвека оставил своим преемникам потряглубоко в нас сидит». сающее творческое наследие. Он разраОдна из больших творческих удач мастера − классиботал дизайн более 20 моделей часов, 40 ческая модель «Клипер» (Clipper) с ободком и сапфиром шелковых шарфов и более 1 000 галстув виде иллюминатора по типу тех, что были на парусных корабков, не считая нескольких будильников, лях XIX в. В этом году «Клипер» пережил второе рождение в виде дамских сумочек и ковриков для ванной. моделей Clipper Automatic Chronograph и Clipper Chronograph Впрочем, преемники пока могут подождать: Plongée. Эти яркие, спортивные по духу часы с браслетами, украэтот 74-летний француз продолжает творить шенными фирменной Н-образной монограммой, и укомплектона благо дома «Эрмес», которому он отдал Модель Cape Cod, ванные хронометрическими механизмами с автоподзаводом, поогромную часть своей жизни. Когда его спра- названная в честь ражают восхитительной элегантностью дизайна и надежностью шивают, чтó столько времени удерживало его популярного морского курорта работы. Вот еще одно свидетельство того, что «Эрмес» руками на одном месте, он отвечает: «Когда случай, в штате д’Ориньи легко приручил и «объездил» время. когда нужда, когда дружба, а когда вкус. Я ни- Массачусетс, своей формой Но д’Ориньи черпает идеи не только в мире коннокуда не уходил, потому что я однолюб и силь- похожа на звено из браслета Chaîne го спорта. Неравнодушен он и к морю. Этой полной но привыкаю к одному месту. Это отчасти d’Ancre опасностей и загадок стихии он посвятил множество из-за моей верности, а отчасти из-за лени». моделей, в числе которых Nemo, Magellan, Nantucket Хотя часовым дизайном д’Ориньи занялся только в 1978 г. и Cape Cod («Кейп-Код»). Последняя из этих моделей, по просьбе Жан-Луи Дюма (в тот год было основано часовое названная в честь летнего курорта на восточном поподразделение компании − «Ла Монтр Эрмес» (La Montre бережье США и своим дизайном отражающая знамеHermès)) и утверждает, что особой страсти к часам не испынитую «якорную цепочку» (chaîne d'ancre) «Эрмес», тывает, его работы завоевали признание критиков. Вместе существует в массе разновидностей. Среди них можно с тем он признается, что процесс создания часов его интересует, выделить модель с ремешком, который оборачивается развлекает и радует. Разницу между часами и большинством вокруг запястья дважды, модель Cape Cod Deux Zones других аксессуаров д’Ориньи описывает так: «Часы − они как сумка. с двумя циферблатами для двух часовых поясов и Cape Cod 8 У них есть четкое практическое предназначение. А шарфы и галстуки − Days с оригинальной индикацией времени. это так, сиюминутный каприз». Но в конечном счете не так и важно, какая у часов тематическая осСтиль д’Ориньи отличается элегантностью и чистотой линий, а сонова: будь то путешествия, как в моделях Pullman, Voyage или Croisière, зданные им часы приобрели массу поклоников. «Мой язык − линия, напоминающей о старинных дорожных сумках; или же футуристичесмоя философия − успех, − рассказывает он. − В голове у меня может родиться только такое украшение, только такой предмет, который мне кие технологии, как в модели Espace, д’Ориньи всегда преследует одну

и ту же цель − создавать часы полезные, удобные, неброские и красивые. Как он сам признается, больше всего он доволен часами, которые нравятся клиентам «Эрмес». В своих работах д’Ориньи умеет воплощать дух и вековые традиции фирмы «Эрмес», не теряя при этом своего собственного творческого почерка. «“Эрмес” − это «Эрмес», − говорит он, − и, когда я рисую, я тоже – «Эрмес». Если «Эрмес» существует уже 170 лет, а я для них работаю 50, то, наверное, есть какая-то «сущность», какой-то «стиль», который нас связывает и привлекает к нам других». Когда его спрашивают, считает ли он себя художником, он отвечает так: «Для налоговой инспекции я художник. Часы Dressage Annual А на самом я деле я проCalendar в корпусе фессиональный любитель, из розового золота и с ретроградной стрелкой который занимается тем, даты благодаря двум к чему лежит душа, и радует «стременам» сверху и снизу от циферблата вызывают других при этом. Может, в памяти картины конных это и есть искусство…» ★ состязаний

233

нравится своими очертаниями или функциональностью. Часы соблазняют меня сочетанием эстетичности и практичности, которое заметно и в автомобилях, и в самолетах, и в фотоаппаратах, и в компьютерах. Но, чтобы спроектировать часы, нужно держать в голове технические требования, а это ограничивает полет фантазии». «Не могу сказать, что какие-то конкретные вещи меня вдохновляют, − говорит он, − но в голову приходят разнообразные идеи, которые иногда становятся чем-то вроде приказов. Конечно, у меня есть свой стиль − он определяется моим вкусом к простым вещам и стремлением к утонченности и совершенству исполнения». Первыми часами д’Ориньи стали классические Arceau с наклонными цифрами и крепежной скобой для ремешка сверху, благодаря которой часы напоминают по форме стремя. За ними появились тоже не лишенные «лошадиных» аллюзий Rallye, Seiller и Dressage («Дрессаж»). «Дрессаж» с индикатором фаз Луны и ретроградным указателем даты стал для компании пробой пера в области

REVOLUTION

Текст: И-Жан Мунь-Делсаль

ХУДОЖНИК ДО МОЗГА КОСТЕЙ


ДЕМИУРГИ

РЕВИЗИОНИСТЫ

Текст: Уэй Коу, Матвей Межуев

КЛАССИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ ВАШЕЙ МАРКИ? КС: Важно, чтобы и дизайнеры и конструкторы уважали наследие и историю своей марки. Да, Часы из коллекции Patrimony «Вашерон Константин» слегка закоснел, но теперь мы все активнее вводим элемент новаторства. Наша марка традиционно ассоциируется с классической техникой высокого часового дела, и нам, конечно, хочется это показать. Вопрос в том, как это показать, чтобы потребитель по-настоящему проникся. Одним словом, новаторство должно быть не ради рекламы, а ради продолжения истории марки.

В ЧЕМ ОТЛИЧИЕ НОВАТОРСТВА ОТ МОДЫ? КС: Новаторство – это благородный поиск совершенства, это то, к чему всегда нужно стремиться. А мода переменчива. Наша марка заботится не столько о моде, сколько о творчестве. ВК: Новаторство – это когда делаешь часы не ради выгоды и сиюминутной славы, а ради того, чтобы привнести в часовое искусство чтото новое. Нужно найти часам новое лицо, но лицо естественное, а не искусственное. Нужно глубоко проникать в сущность часов, искать новые подходы, прорабатывать детали, создавать эмоции. В часовом деле нет ни одного направления, которое было бы доведено до предела, и есть еще много возможностей самовыражения. С ЧЕГО НАЧИНАЛАСЬ ВАША РАБОТА В «ВАШЕРОН КОНСТАНТИНЕ»? ВК: Я работал ювелиром, но очень интересовался часами, потому что у них есть одна особенность: они живые. В 1999 г. у меня появилась возможность перейти в «Вашерон Константин». Хотя я больше всего люблю дизайн, сначала я занимался логистикой. Но однажды, когда полным ходом шла разработка новой модели

235

КАК ВАМ УДАЕТСЯ ИСКАТЬ НОВЫЕ ПУТИ, НЕСМОТРЯ НА МОЩНЫЕ

Довольно любопытно: «Вашерон Константин» – одна из самых старых из ныне действующих мануфактур, и порой нас спрашивают: «Не мешает ли это творчеству?» Помоему, это, напротив, дает огромную свободу творчества. Раз мы столько всего умеем в часовом деле, значит у нас появляется огромное творческое пространство для самовыражения. Есть ли между часами «Вашерон Константин» связующая нить? Да, это культура, связь с историей культуры человечества. Определенный классицизм мы всегда должны сохранять, но в то же самое время мы можем делать и новое. Вот вам пример: мы любим идти против течения, и, хотя сегодня все делают громкие, кричащие часы, которые бросаются в глаза, мы стремимся к ненавязчивому и минималистскому дизайну, такому как в коллекции «Платинум Экселленс». Мы не гонимся за модой и стараемся обрести свой голос – зрелый, хорошо поставленный, но вместе с тем будоражащий. В этом весь «Вашерон Константин»: эмоции, история, культура и новаторство, – но все это по-своему. ВК:

REVOLUTION

Е

сли вы задавались вопросом, откуда у часов «Вашерон Константин» (Vacheron Constantin) в последние три года взялся цельный, самобытный дизайн – интригующий, чуть игривый, но безупречно чистый, то вот вам ответ. Это Кристиан Селмони (Christian Selmoni), директор по разработке продукции, и Винсен Кауффман (Vincent Kauffmann), глава дизайнерского подразделения, превратили старейшую в мире мануфактуру в настоящую творческую лабораторию. Революция ли это? Нет, скорее, эволюция: это проявление нового, мощного и сложившегося творческого видения. Эти двое сумели объединить скульптурность форм и функцию подсчета времени, создав выразительную поэзию «Масок» (Les Masques), самой смелой в художественном отношении часовой коллекции за прошедший год. Мало того, им удалось выразить динамичную, но вневременную сущность своей мануфактуры в виде великолепной аскетически-строгой коллекции «Платинум Экселленс» (Platinum Excellence), составленной из монохромных часов настолько сдержанного характера, что они сродни картинам супрематиста Казимира Malte Perpetual Малевича. Селмони и Кауффман не поддались Calendar Chronograph всеобщему помешательству на «высокотехнологичных» материалах и не украшают ими свои часы – нет, они пользуются традиционными приемами своего ремесла и создают удивительные произведения, стоя одной ногой в настоящем, а другой – в прошлом. Из сочетания великолепного перлажа с мостами из черного никеля они создали чувственную современную отделку; пескоструйной обработкой придали циферблатам налет технологичности и, наконец, заменив привычные в скелетонах растительные мотивы решетками в духе Эйфелевой башни, осовременили эту традиционную разновидность часов. Мы были рады пожать этим двум исключительно талантливым современным творцам их гениальные руки…


ДЕМИУРГИ Overseas, ко мне обратился генеральный директор, Торрес: «Я слышал, вы неплохо рисуете». И он дал мне поработать над модернизацией дизайна одной из наших лучших моделей… Я был в восторге. КС: Все в моей семье часовщики из Валле-де-Жу, но я своими руками делать ничего не умею. Даже когда я что-то пытаюсь починить дома, жена меня спрашивает: «Слушай, а может, не надо?» Я работал в одной женевской финансовой компании и встретился там с друзьями, которые работали в Валле-де-Жу, вот тогда-то у меня и появилась возможность устроиться на работу в «Вашерон Константин». И моя мечта осуществилась: я побеседовал с нашим генеральным директором и объяснил, что очень хочу создать отдел по разработке продукции. Он дал нам зеленый свет, и мы выехали из фабрики, открыли маленький офис и стали придумывать и собирать прототипы часов. КАКИЕ ЧАСЫ БЫЛИ У ВАС ПЕРВЫМИ И КАКИМИ ВЫ БОЛЬШЕ ВСЕГО ГОРДИТЕСЬ? КС: Первые часы, над которыми мы работали, были Égérie и Overseas; потом на горизонте замаячило 250-летие мануфактуры. Наш отдел еще толком не устроился на новом месте, а мы уже разрабатывали часы для этой большой коллекции. Первой моей серьезной работой стала модель 247 с ажурным циферблатом и ретроградной стрелкой даты – по-настоящему красивые часы. Еще были очень изящные и простые часы «Патримони 40 мм» (Patrimony 40 mm).

ВК: Согласен насчет «Патримони», эта модель станет классикой. Вы даже представить себе не можете, как трудно сделать вещь простую и целостную по дизайну. ЧТО ОТЛИЧАЕТ УДАЧНЫЙ ДИЗАЙН ЧАСОВ ОТ ПРОВАЛЬНОГО? ВК: В идеале в часах все должно быть выверено и уравновешено. Для этого мало одной детали, нужен правильный ансамбль. Увидев такие часы впервые, ни за что не скажешь, чем именно они привлекают: все зависит от равновесия элементов, правильных пропорций, чтобы где-то были широкие линии, а где-то тонкие. И, конечно, ценности им добавляет то, что в них видно мастерство их создателей. Часы должны иметь собственное лицо. «Платинум Экселленс Патримони», например, одинаково изыскано смотрятся и на мужской и на женской руке. Душа часов словно соединяется с душой их владельца. По-моему, чтобы сделать выдающиеся часы, одной технической стороны или даже замечательной отделки мало. Надо стремиться к совершенству в каждом аспекте. Тогда часы и будут пробуждать чувства. Для чего раньше делали часы? Показывать время. Поэтому есть минутные репетиры, которые подсказывают время в темноте. Но какая польза от минутного репетира сегодня? Никакой, если только он не способен создавать особое настроение, а это самое главное. Вот какой подход мы надеемся у себя выработать. Так мы сохраняем в часовом деле человеческое начало. ★ Malte Tonneau Regulator Tourbillon


Гай Бове Главный

дизайнер IWC


ДЕМИУРГИ

ТИХИЙ АМЕРИКАНЕЦ

ЧЕМ ЗАНИМАЕТСЯ ЧАСОВОЙ ДИЗАЙНЕР? Часовой дизайнер, с одной стороны, воплощает в своих разработках характерные черты марки, на которую он работает, но при этом он должен уметь подать их в новом ракурсе. По-моему, в новых «Да Винчи» нам этот баланс нащупать удалось. Конечно, у нас получилась совершенно новая модель, но основу «генетического кода» IWC и классических «Да Винчи» мы сохранили. НОВЫЕ «ДА ВИНЧИ», КОТОРЫЕ РЕЗКО ОТЛИЧА-

но при этом по-настоящему элегантный. А вот DB9 – уже не то. Он какой-то чересчур длинный и тонкий. «Астон Мартин V8» – машина красивая, но чувствуется, что она спуску не даст. Она как доберман – самая, по-моему, красивая собака в мире. Кстати о доберманах. Не понимаю людей, которые купируют им уши и хвосты. Это не просто глупо и жестоко, но и некрасиво. Вид у собаки становится слишком агрессивным, исчезает необходимый смягчающий элемент. Так и с любой вещью. Если перестараться с агрессией, с напористостью, то получится карикатура. МЫ СЛЫШАЛИ, ВЫ ЛЮБИТЕ МОТОЦИКЛЫ. КАКИЕ? Мне нравятся последние модели «Мото Гуцци», в особенности Griso. Больше всего восхищает стильный V-образный мотор. Еще мне нравятся мотоциклы «Бьюэлл» – сочетанием классического мотора «Харли» и современного минималистского гоночного корпуса. Я, собственно, постоянно рисую мотоциклы. Ни одна другая вещь не несет такого эмоционального заряда, как мотоцикл. НАСКОЛЬКО НАМ ИЗВЕСТНО, ВЫ ЛЮБИТЕ НЕ ТОЛЬКО МОЩНЫЕ МАШИНЫ, НО И СПОКОЙНУЮ АРХИТЕКТУРУ. ЭТО ТАК? Да. Мой любимый архитектор – Луис Барраган. Где-где, а дома я хочу, чтобы царило полное спокойствие и умиротворенность. Баррагану такая архитектура удается блестяще, причем его почерк ни с чем не спутаешь. ГОВОРЯТ, ПЕРВЫЕ НАБРОСКИ НОВЫХ «ДА ВИНЧИ» БЫЛИ СОВСЕМ УЖ

Поначалу я хотел сделать из «Да Винчи» не столько часы, сколько наручный предмет для отсчета времени. Но те рисунки я показывать не хочу, чтобы не спрашивали, а почему в итоге я от них отказался и сделал другие часы. Впрочем, первоначальная идея вполне может реализоваться в наших будущих часах. ЭКЗОТИЧЕСКИМИ. ЭТО ПРАВДА?

МОЖНО ЛИ СЧИТАТЬ МУЖСКИЕ ЧАСЫ СИМВОЛОМ СТАТУСА? ЕСЛИ ДА,

Конечно, мужские часы – это определенный символ. Оригинальные, «скульптурные» «Да Винчи» подходят, скорее, тому, кто ездит не на «Ауди», а на «Дукати». Для человека, который следует за общей массой, эти часы уж слишком своеобразные. ТО ЧТО «ДА ВИНЧИ» ГОВОРЯТ О СВОЕМ ВЛАДЕЛЬЦЕ?

ЮТСЯ ОТ ПЕРВОНАЧАЛЬНОЙ МОДЕЛИ, МНОГИХ ЛЮДЕЙ ПОПРОСТУ ОШАРАШИЛИ. ТАК БЫЛО

НАСКОЛЬКО ДЛЯ ВАС ВАЖНА ЭРГО-

Мы никогда не стремились никого ошарашивать, но и жить вчерашним днем мы не собираемся. Новые «Да Винчи» революционны еще и тем, что воплощают собой необычный подход к часам высшей категории. Оказывается, можно обойтись и без круглого корпуса, плоского циферблата и т. д. Прошлые «Да Винчи» были с точки зрения дизайна ренессансными часами; там и в корпусе, и в ушках заметно что-то старинное. А новые «Да Винчи» говорят уже языком не прошлого а будущего. Это часы элегантные, но жесткие, даже грубоватые, и, как мне кажется, в самых удачных товарах для мужчин нашего времени выражено примерно то же ощущение.

От того, как часы сидят на руке, зависит все. Посмотрите, например, как «Да Винчи» облегают даже узкое запястье. Сегодня появилось множество неудобных часов, в которых ушки служат только для украшения. Но мы стремимся к тому, чтобы носить любые наши часы было приятно. Кстати, добиться этого фирме с такими большими и мощными механизмами, как наши, не так-то просто.

ЗАДУМАНО?

НОМИКА?

В ДЕТСТВЕ ВЫ ЖИЛИ И В США И В ШВЕЙЦАРИИ. МОЖНО ЛИ СКАЗАТЬ, ЧТО ДЛЯ IWC, КОМПАНИИ С АМЕ-

238

РИКАНСКИМИ И ШВЕЙЦАРСКИМИ КОРНЯМИ, ВЫ ИДЕАЛЬНЫЙ СОТРУД-

ТОГДА КАКИЕ ТОВАРЫ, НА ВАШ ВЗГЛЯД, ЛУЧШЕ ВСЕХ

Мне, например, нравится «Астон Мартин» V8 Vantage – агрессивный, хищный, плотно сбитый,

REVOLUTION

Не знаю, хотя эта мысль мне нравится. Вообще, я американец, но НИК?

ПО ДИЗАЙНУ?

Da Vinci Chronograph

Текст: Уэй Коу, Дмитрий Бузаджи, Фото: Ben Lim (Beacon Pix), Стилист: Ashburn Eng, Макияж: Vivian Tay, Прическа: Alicia Tey, Маникюр: Ming’s Nails, Модель: Alice B (Mannequin)

В

основу компании IWC положена американская смелость мышления и немецко-швейцарская точность, и правильно, что дизайном в IWC заведует Гай Бове (Guy Bove), ибо он совмещает в себе оба эти качества. Все детство американца Бове прошло между Соединенными Штатами и Швейцарией – стоит ли удивляться, что в его характере швейцарские черты неразрывно сплелись с американскими? С одной стороны, мягкий, приятный в обращении Бове проникнут духом скромности, аккуратности и практичности, который царит на мануфактуре IWC в Шаффхаузене. С другой – он, как истинный американец, приходит в восторг от всего мощного, яркого, будоражащего, и стоит с ним заговорить о V-образных моторах «Мото Гуцци», как глаза у него загораются прожекторами. Работы Бове – это смесь тонко рассчитанной элегантности и бесшабашного задора, от которого перехватывает дыхание. Человек с таким удивительным талантом – именно тот, кто нужен IWC, чтобы к традиционной для этой марки чистоте дизайна, превосходной функциональности и «породистости» добавить еще и современный шарм. Взгляните хотя бы на новые «Да Винчи» (Da Vinci): в них органичные выпуклые формы вкупе со строгими прямыми и вогнутыми линиями складываются в многогранное часовое устройство, от которого веет скоростью и страстью. Бове искренне интересуется языком и символикой современной индустрии роскоши и скептически относится к засилью в этой сфере расхожих приемов и набивших оскомину клише. Он не следует за другими, а ищет свои способы поймать и запечатлеть то неуловимое ощущение, которое составляет природу высокого часового искусства. Но довольно слов. Пришло время представить вам Гая Бове – выдающегося дизайнера и вообще – парня что надо!


ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ НАДО ПРИДУМЫВАТЬ ЧТО-ТО ПО-НАСТОЯЩЕМУ ОРИГИНАЛЬНОЕ, С ПРИЦЕЛОМ НА БУДУЩЕЕ, НАДО ОБНОВЛЯТЬ И ОБОГАЩАТЬ НАСЛЕДИЕ МАРКИ

ЧАСЫ:

IWC Da Vinci Perpetual Calendar Edition Kurt Klaus

НА ГАЕ: рубашка с набивным рисунком, Mocha; бархатный пиджак и брюки, Dunhill НА АЛИСЕ: шелковое платье, Salvatore Ferragamo; колье из белого золота и бриллантов, Bvlgari


ДЕМИУРГИ в том, что на их базе можно делать «композитные» часы. Причем, мы рос недалеко от Женевы. Потом я учился на дизайнера в Калифородними из первых в часовой индустрии начали применять керамику нии, но даже еще в детстве я постоянно придумывал какие-то вещи. и титан, так что в этом отношении у нас крепкие традиции. В перВ восемь лет я мастерил всякие подставки и полочки для маминых спективе появятся керамические «Да Винчи», по ним будет видно, цветочных горшков. Потом я переключился на доски для серфинга в каком направлении линейка будет развиваться дальше. Да и вообще, и сноуборды. В колледже я увлекся техникой, инженерным делом: с одной стороны, меня очень интересовала техническая сторона вещей, «Да Винчи» – бесподобные часы, прекрасные и безжалостные, как ствол пистолета. а с другой – хотелось чем-то уравновесить внутренний перекос в сторону эстетики. НЕ СТРАШНО БЫЛО ПЕРЕДЕЛЫВАТЬ «ДА ВИНЧИ»? Конечно, «Да Винчи» – модель для IWC каноническая. Но если тебе поручили задание, ГОВОРЯТ, ВЫ РАЗРАБАТЫВАЕТЕ ДИЗАЙН МАГАЗИНОВ IWC. ЧТО ВАМ надо идти и выполнять, а не терзаться впустую. Новые «Да Винчи» по НРАВИТСЯ В ДИЗАЙНЕ ИНТЕРЬЕРОВ? Вот что мне не нравится, так это дизайну отличаются от всех прошлых часов, но – в интеллектуальном, так называемый «современный дизайн». Он в каком-то смысле пошел так сказать, плане – все версии «Да Винчи» объединены тем, что у них по кругу и вернулся к ар деко и «Баухаузу» 50-х, а это уже скучновато. необычная конструкция ушек. Готовые рецепты популярности. И потом, жить среди ар деко и «БаДа, мы решились на очень смелый шаг. Ведь все наши главные ухауза» далеко не всегда удобно. Нам надо искать свой голос, язык модели имеют прообразы в прошлом: для Ingenieur это часы Жесвоей эпохи. Мы должны спросить себя: «А в каких формах мы сами ральда Жента Ingenieur SL 70-х годов, для Aquatimer – модель Deep можем выразить свой мир?» One, Portuguese по стилю из 30-х годов, Big Pilot – из 40-х. Но время от времени надо придумывать что-то по-настоящему оригинальное, ВЫ ГОВОРИЛИ, ЧТО ВАМ НЕ НРАВЯТСЯ КРУГЛЫЕ МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ с прицелом на будущее, надо обновлять и обогащать наследие марки. ТРУБКИ. ПОЭТОМУ ВЫ ИЗМЕНИЛИ УШКИ В «ДА ВИНЧИ»? Я это говорил И все-таки новые «Да Винчи» вполне в духе IWC. Это массивные часы насчет мебели. Терпеть не могу «эстетику» круглых металлических с четким дизайном и новаторским механизмом собственного произтрубок. Вот почему в наших магазинах все стальные трубки в стульях водства. Потом, благодаря комбинированному счетчику хронографом конические. очень удобно пользоваться, а это тоже для часов IWC характерно. Могу только выразить восхищение своему КАК ВЫ ПРИШЛИ В IWC? Когда я закончил художесначальнику, Жоржу Керну, что у него хватило твенный колледж в Калифорнии, я вернулся решимости одобрить новые «Да Винчи». в Швейцарию и устроился на работу в дизайнерское агентство, которое сотрудничало с известными часовыми фирмами. И уже КАКИЕ ЧАСЫ IWC ВАМ НРАВЯТСЯ БОЛЬШЕ оттуда в 2002 г. я перешел в IWC. ВСЕГО? Я в свое время хотел «Дип Уан» (Deep One); из всех моделей IWC они на меня произвели самое большое впечатление. По-моКАКОЙ У ВАС БЫЛ ПЕРВЫЙ ПРОЕКТ? Мой перему, выход «Дип Уан» стал ключевым моменвый проект – часы 2003 г. «Биг Пайлот» (Big Pilot). том не только в истории марки, но и в истории Еще в самом начале я работал над перелицовкой мовсей часовой отрасли. Оказалось, что часы могут дели с большими усложнениями, линейкой Spitfire быть не только прибором времени, но и инструментом Pilot и моделью Portuguese с вечным календарем Часы Big Pilot’ подводника. и двухполушарным индикатором лунных фаз. Если говорить о сегодняшнем дне, то мне нравятся часы Феликса Баумгартнера (Felix Baumgartner) и гарри-уинстоновская линия ПОМНИТЕ ОГРАНИЧЕННУЮ СЕРИЮ «БИГ ПАЙЛОТ» С ВЕЧНЫМ КАЛЕНДАZ. За этими работами чувствуются мощные концепции. Видно, что РЕМ, КОТОРУЮ ВЫ СДЕЛАЛИ ДЛЯ МАГАЗИНОВ WEMPE В США И SINCERE и Баумгартнер и Чатти хорошо понимают, чем они отличаются от WATCH В АЗИИ? КАК ЖЕ ЗДОРОВО ТАМ СМОТРЕЛСЯ ЭТОТ ИНДИКАдругих, и спокойно, ни перед кем не оправдываясь, движутся к своей ТОР! Да, мне тоже нравится этот «Пилот» с вечником. Мы там сделали цели. А вообще, мне нравится все необычное, но только если это не индикатор, который показывает фазы Луны и в северном, и в южпорождение моды. Я считаю, что тот же Big Bang как раз из-за своей ном полушарии. Это отличная находка: похожий индикатор есть на ультрамодности скоро устареет. А вот часы Ришара Милля останутся, приборной панели самолета. В общем, замысел «авиационных часов» в них есть что-то вневременное. в том, чтобы брать чисто утилитарные идеи и превращать их в символы роскоши. В ЧЕМ, ПО-ВАШЕМУ, ПОЛЬЗА ОТ СЕГОДНЯШНЕГО ТВОРЧЕСКОГО КАК ВЫ РАСПРЕДЕЛЯЕТЕ ОБЯЗАННОСТИ С ДРУГИМИ

Я главный дизайнер, но мы, как и все остальные сотрудники IWC, работаем одним коллективом. Мне помогают четыре замечательных дизайнера, каждый из них занимается своей коллекцией. ДИЗАЙНЕРАМИ?

ВСПЛЕСКА? СОЗДАЕТ ЛИ ОН ДЛЯ ЧАСОВОЙ ОТРАСЛИ ЗАДЕЛ НА БУДУЩЕЕ?

Чем больше творчества, тем лучше. При творческом подходе к дизайну марки быстрее обретают свое лицо. IWC – ОДИН ИЗ ЛИДЕРОВ МУЖСКОГО ЧАСОВОГО РЫНКА. А КОГДА ВЫ ЧТО-НИБУДЬ

Мы действительно в основном занимаемся мужскими часами. Но сегодня граница между мужскими и женскими часами не такая уж резкая. Те же Portuguese на женской руке смотрятся великолепно. Я думаю, женщин не меньше, чем мужчин, привлекают «настоящие» часы – красивые, стильные и с хорошей родословной. Так что лучше IWC все равно ничего нет. ★ СДЕЛАЕТЕ ДЛЯ ЖЕНЩИН?

КОРПУС «ДА ВИНЧИ» СОСТОИТ ИЗ МНОЖЕСТВА ЧАСТЕЙ. ЗНАЧИТ ЛИ ЭТО, ЧТО В БУДУЩЕМ ВЫ СОБИ240

РАЕТЕСЬ КОМБИНИРОВАТЬ РАЗНЫЕ МАТЕРИ-

Да, одно из важных преимуществ «Да Винчи»

REVOLUTION

АЛЫ?

Коллекция Portuguese с вечным календарем


ЧАСЫ:

IWC Ingenieur Automatic AMG

НА ГАЕ: рубашка из поплина, шелковое кашне, костюм из ткани с эффектом деграде, Louis Vuitton НА АЛИСЕ: коктейльное платье, Moschino Couture; босоножки из кожи питона, Fendi; колье из белого золота с подвеской из оникса из коллекции Limelight, Piaget


ЖЕНЩИН НЕ МЕНЬШЕ, ЧЕМ МУЖЧИН, ПРИВЛЕКАЮТ «НАСТОЯЩИЕ» ЧАСЫ – КРАСИВЫЕ, СТИЛЬНЫЕ И С ХОРОШЕЙ РОДОСЛОВНОЙ

НА ГАЕ: пуловер из кашемира, шелковая рубашка и костюм в полоску, Etro НА АЛИСЕ: коктейльное платье с вышивкой и стразами, Matthew Williamson; кольцо из желтого золота и кварца, Loang & Noa


ЧАСЫ:

IWC Ingenieur Automatic AMG

НА ГАЕ: шелковая рубашка и смокинг, Hugo Boss НА АЛИСЕ: коктейльное платье, Asley Isham; кольцо и ожерелье из белого золота и бриллиантов, Flower Diamond Boutique


С С наступл X овых изобретений. В этот шумный, яркий город стекались миллионы люй, чт ти науки и тех техники, архитектуры и искусства, собранные со го свве й башни и Гран-Пале, удивительные устройства теле леф ф тательные аппараты, которые в буквальном смысле лько ко--т ел золотой век: мужские наручные часы начинали завыват ьше других повлиявшего на часовое дело за всю истоватьь больш ию дома дома велира и стал достойным продолжателем дела м ювел тца и ded ему за это был дарован титул «короля ювелиров, орона 2 г. ему велира кор кор сами, он стаа . Занявшись часами, тель «Картье». Карманные часы и часы-подвески мпания выпускала еще с 1853 г., но периоо совом иискусстве начался только с выходом на сцену Луи Картье. «Он увидел в часах не просто устройство для з р я време емени, но еще и предмет роскоши, кое-что поинереснee, чем простая, полезная в быту вещь, - рассказывает Мари Райнеро (Marie Rainero), специалист по продвижею продукции из сингапурского отделения «Картье». – Это был настоящий провидец и творец, он отлично ладил с людьми умел окружить себя талантами, такими как Шарль Жако (Charles Jacqueau), Жанна Туссен (Jeanne Toussaint) и дмон Жеже (Edmond Jaeger). Именно эта способность собрать вокруг себя нужных людей вкупе с его творческим геем и породили особый стиль наших часов». уи Картье начал с карманных часов и bbел н са – квадратную и льную, – хотя в моде была исключительно круглая. Первые часы в стиле, ставшем вп м, он сделал для уга, знаменитого бразильского воздухоплавателя Альберто Сантоса-Дюмона: тому трумент, чтобы ать время полета, не отнимая рук от штурвала. Так на свет появился великол t ) – первые натоящие мужские наручные часы характерной прямоугольной формы. Они были соз нном экземпляре лишь семь лет спустя пошли в серию. «Они предназначались исключительно для р Райнеро. – Мужы тогда вooбще не носили наручных часов, но Луи Картье считал что за ними будущ мал, что они сменят рманные, только он в это верил и способствовал их популяризации. Сначала нару о женщины. Часы Дизайн часов Луи Картье – вировали, инкрустировали бриллиантами и другими драгоценными камня в ячески украшали: готовый материал для легенд то были, скорee, ювелирные изделия. И невозможно было даже представ кожаном мешке и безо всяких украшений». На первом успехе Луи Ка (Tonneau), 1912-м – «Тортю» (Tortue), в 1913-м – «Бену мой рпуса напоминали бочонок (tonneau – фр. «бочка р. «череха»). Са К ртье – мужск ontre a Secret) вальна ртье придумал увид яр получил генерал Д ртье много путешествовал ечениями, беседовал с парижскими ча х нашли от часах сицизм, имполвные нные материал ского цузск та Жан-Эжена Роб р аля ля и будто парят в воздухе безо всякой связи с меха з енты Кар восторге. Луи всегда с готовностью заимствовал традицио имал прием их культур, кул т р, выискивал иемыы искусства у других в д б б

Луи Картье


ДЕМИУРГИ

НОВАТОР

Текст: И-Жан Мунь-Делсаль, Матвей Межуев

t)

REVOLUTION

,

245

С

(Tonneau), в 1912-м – «Тортю» (Tortue), в 1913-м – «Бенуар» (Baignoire) наступлением XX в. Париже началась эпоха новых изобретеи в 1917-м – «Танк» (Tank). «Тонно» формой корпуса напоминали бочоний. В этот шумный, яркий город стекались миллионы людей, нок (tonneau – фр. «бочка»); «Тортю» сверху походили на черепаший чтобы своими глазами увидеть достижения промышленности, панцирь (tortue – фр. «черепаха»). Самые знаменитые часы Картье – науки и техники, архитектуры и искусства, собранные со всего света мужские, но он делал часы и для женщин: «Монтр а Секре» (Montre a на Всемирной выставке: грандиозные сооружения вроде Эйфелевой Secret) и овальная «Бенуар» – модели определенно женские. башни и Гран-Пале, удивительные устройства – телефон и эскалатор, Интересна история создания модели «Танк»: Луи Картье придумал электрическое освещение, звуковое кино и первые летательные ее, увидев из окна танки «Рено», которые участвовали в освоаппараты, которые в буквальном смысле только-только оторбождении Парижа от немцев. Первый экземпляр получил геневались от земли. Для часового искусства тоже пришел золотой рал Джон Першинг, командующий американскими экспедивек: мужские наручные часы начинали завоевывать популярционными войсками в Европе. ность. Это было время Луи Картье (Louis Cartier), больше Луи Картье много путешествовал в поисках экзотики, следругих повлиявшего на часовое дело за всю историю дома дил за популярными художественными и архитектурными «Картье». течениями, беседовал с парижскими художниками и муОн родился в 1875 г., к 23 годам овладел ремеслом ювезыкантами и тем беспрестанно подпитывал свое вдохлира и стал достойным продолжателем дела отца и деда. новение. В его часах нашли отражение неоклассицизм, Он сделал 27 тиар для коронации Эдуарда VII, и в 1902 г. абстрактные и геометрические формы, фовизм, кубизм, ему за это был дарован титул «короля ювелиров, ювенатурализм и ар деко с его возвратом к минимализму лира королей». Занявшись часами, он стал известен и симметрии. как великий создатель «Картье». Карманные часы Происхождение уникальных настольных часов и часы-подвески компания выпускала еще с 1853 г., но «Картье» с секретом, в которых техническое мастерспериод настоящего новаторства в часовом искусстве тво исполнения сочетается с утонченной эстетиначался только с выходом на сцену Луи Картье. кой, нужно искать в дальних уголках мира, об этом «Он увидел в часах не просто устройство для изговорят восточные декоративные элементы и ценные мерения времени, но еще и предмет роскоши, кое-что материалы. Конструктор Морис Куэ (Maurice Couet) поинтереснее, чем простая, полезная в быту вещь, – расвоспользовался приемами великого французского сказывает Пьер Райнеро,глава отдела по наследию «Кариллюзиониста Жан-Эжена Робера-Удена: часы делаются тье». – Это был настоящий провидец и творец, он отлично из горного хрусталя и кажутся прозрачными, а стрелки ладил с людьми и умел окружить себя талантами, такими будто бы парят в воздухе безо всякой связи с механизмом. как Шарль Жако (Charles Jacqueau), Жанна Туссен (Jeanne Расточительные клиенты Картье были от такой находки Toussaint) и Эдмон Жеже (Edmond Jaeger). Именно эта способв восторге. Луи всегда с готовностью заимствовал традициность собрать вокруг себя нужных людей вкупе с его творчесонные формы и перенимал приемы искусства у других кульким гением и породили особый стиль наших часов». тур, выискивал новейшие тенденции и изобретения, чтобы Луи Картье начал с карманных часов и ввел новые формы Tonneau его компания не стояла на месте. корпуса – квадратную и овальную, – хотя в моде была исклю(1911) Он оказался прозорливым не только в дизайне, но и в рекламе чительно круглая. Первые часы в стиле, ставшем впоследствии и сбыте продукции. Вместо того чтобы продавать ювелирные фирменным, он сделал для друга, знаменитого бразильского изделия и часы прямо в тесных и пыльных мастерских, как воздухоплавателя Альберто Сантоса-Дюмона: тому нужен было принято в то время, он открыл прелестный магазинчик был удобный инструмент, чтобы знать время полета, не с большой витриной в доме номер 13 по Рю-де-ла-Пе, одной отнимая рук от штурвала. Так на свет появился великолепиз престижнейших улиц Парижа, и сделал электрическое ный «Сантос» (Santos) – первые настоящие мужские наручосвещение, только-только входившее в обиход. Кроме того, ные часы характерной прямоугольной формы. Они были он одним из первых среди ювелиров обратился к рекламе: созданы в 1904 г. в единственном экземпляре и лишь семь крупными буквами вывел название своей фирмы на автолет спустя пошли в серию. «Они предназначались исклюмобиле, который развозил заказы по Парижу. чительно для друга, – рассказывает Райнеро. – Мужчины Часы Луи Картье предназначались по большей части тогда вообще не носили наручных часов, но Луи Картье мужчинам, но оказались столь универсальными, что считал, что за ними будущее. Никто не думал, что они их стали носить и женщины. «Женщины во многом сменят карманные, только он в это верил и способствовал их популяризации. Сначала наручные часы носили под влиянием Коко Шанель стали бороться за свою только женщины. Часы гравиросвободу, – поясняет Райнеро. – Они сняли корсеты На первой странице вали, инкрустировали бриллии захотели быть с мужчинами на равных. «А почему (начиная сверху и слева): Альфред Картье и его антами и другими драгоценнымы не можем носить такие же часы?» – воскликнули сыновья: Жак, Луи и Пьер; они». И во имя свободы и социального равенства надели Альберто Сантос-Дюмон, ми камнями, покрывали лаком для которого Луи Картье и вообще всячески украшали: это эти новые символы изящества. создал в 1904 г. свои Часы Луи Картье с честью выдержали испытание первые знаменитые часы; были, скорее, ювелирные изделия. портрет Луи Картье. И невозможно было даже представить временем и несколько десятилетий спустя возродились себе мужчину с наручными часами в моделях вроде «Танк Америкен» (Tank Americaine) Мастерская Cartier под руководством Мориса на кожаном ремешке и безо всяких и «Сантос 100». В чем же секрет их непреходящего успеха? Куэ на улице Лафайет. украшений». «Они неподвластны времени, – утверждает Райнеро, – блаВ витрине – часы с Tank Louis Cartier египетскими мотивами. с автоподзаводом На первом успехе Луи Картье не осгодаря чистоте, симметрии, изяществу и простоте дизайна Идет сборка хрустальных (1974) тановился: в 1906 г. появились «Тонно» и отточенному мастерству исполнения». ★ Chimera (1927).


Серьги Bahia, Cartier

платина, 6 рубинов в форме капли 105 желтых бриллиантов 466 бриллиантов

ФОТО straulino

www.newlineconcept.com www.straulino.com gavrilova МАКИЯЖ barbara braeunlich @ballsaal.com СТИЛИСТ samuel sohebi @artistgroupmierau.com АССИСТЕНТjohannes spengler АССИСТЕНТ renè fietzek РЕТУШЬ cathrin bauendahl @elektrischeschoenheit.de МОДЕЛЬ valeria


Идентификация

женственности Кольцо Nigeria, Cartier белое золото, бриллианты


Часы Pasha de Cartier,

корпус 32 мм из белого золота, украшенный бриллиантами


Колье Ambi, Cartier платина, 301 бриллиант, включая 4 бриллианта огранки «бриолет»


Колье из коллекции Caresse d’Ochidées, Cartier белое золото, 282 бриллианта


Часы ballon bleu de Cartier корпус из желтого золота


На полосе слева

Часы Pasha Seatimer Chronograph желтое золото, каучук = Кольцо Nigeria, Cartier белое золото, бриллианты


искусство циферблата


ЧАСТЬ I.

Любовь с первого взгляда: искусство на циферблате Указатель времени, упражнение в часовом мастерстве или произведение искусства? Циферблат – и то, и другое, и третье. И не только

Е

сли и правда бывает любовь с первого взгляда, то любовь к часам вспыхивает при взгляде на циферблат. Совсем как с людьми: один взгляд – и вас уже связывает безотчетная симпатия (Взаимная? Гм. Но ведь мы же часто относимся к своим механическим помощникам как к живым). Конечно, иногда за привлекательной внешностью таится вероломство: сколько любителей часов по неопытности теряли голову изза очаровательной пустышки, у которой в заводном барабане ветер гуляет. Но если выбор удачен, внезапно вспыхнувшая страсть становится первым звеном в цепи открытий, и каждое из них – источник живейшей радости. Все потому, что циферблаты – лучшие из них – это не просто самоценные произведения искусства: в них запечатлелось наслаждение, с каким создатель часов творил эту красоту. Ради этого наслаждения и берутся за создание своих шедевров лучшие мастера часового дела.

ЧАСЫ ОБЗАВОДЯТСЯ ЛИЦОМ: ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЦИФЕРБЛАТА Слово «циферблат» происходит от немецкого «Zifferblatt» – доска с цифрами для обозначения времени. Конечно, в глубокой древности, когда люди еще не знали цифр, циферблат заменяло небо: о времени суток узнавали по расположению Солнца, Луны и звезд. Потом определять время стали глядя не на небо, а на землю – на тень от стержня солнечных часов, которая отмечала путь дневного светила. Интересно, что циферблата и стрелок не было и у первых механических часов: многие указывали время боем. Но скоро часы – сперва большие, а после и карманные – обзавелись циферблатами, столь же многообразными, как и лица людей, следивших по ним за неумолимым течением времени. Первые циферблаты карманных часов представляли собой просто металлические диски с одной стрелкой. Цифры на них гравировались, а, чтобы они были отчетливее, бороздки заливались черным воском. По мере развития часового дела циферблаты становились все более причудливыми, диски из неблагородных металлов покрывались серебром, изготовлялись даже циферблаты из чистого серебра и золота. К середине XVIII в. классическим материалом для циферблата была эмаль. Но с появлением наручных часов вновь пробудился интерес к циферблатам из металла. Конечно, расписная эмаль, драгоценности, украшавшие циферблаты и корпуса, – все это никуда не ушло. И все же потускневший было металлический циферблат заблистал с новой силой после того, как его заново открыл Абрахам-Луи Бреге, чей циферблат из гильошированного золота стал отличительной чертой его изделий.

ров заметна такая дерзость, какой не знала, пожалуй, вся история часового искусства. Это кипение изобретательской энергии не только приводит к появлению все более сложных и экстравагантных циферблатов – так сказать, к эволюции вида, – но и помогает сохранять и совершенствовать технические приемы, находившиеся на грани вымирания. Создавая свои первоклассные изделия, разработчики и производители циферблатов черпают вдохновение в многовековой истории часового дизайна. Этой работой занимаются либо особые мастерские при крупных часовых компаниях, либо специализированные фирмы, чьи названия человеку, далекому от часового производства, ничего не скажут – хотя названия компаний, которые они обслуживают, гремят на весь свет. Но часто эти фирмы сами обеспечивают своим клиентам, как сказано в брошюре одной из таких фирм, «строжайшую конфиденциальность». Впрочем, мы еще убедимся, что важно не «где», а «как». И недаром стародавнее искусство гильоширования, хитроумные приемы эмалирования, трудоемкие технологии инкрустации, гравировки, украшения самоцветами, скелетонирования переживают сейчас второе рождение. Благодаря современным методам производства, позволяющим осуществить то, что раньше считалось неосуществимым, циферблат сегодня – самый броский и открытый для новых веяний элемент часового дизайна.

Текст: Джек Форстер, Дмитрий Герасимов

НЕВИДИМАЯ РУКА: СОЗДАТЕЛИ ЦИФЕРБЛАТОВ СЕГОДНЯ Сегодня в творческих исканиях часовых масте-


Corum Classical Flying Dragon, ограниченный выпуск


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА

ЧАСТЬ II

Магнетически притягательные: циферблаты из металла

Д

REVOLUTION

260

аже заурядные методы работы с металлом позволяют превратить циферблат в творение незаурядного художника. Но чтобы после гильоширования, гравировки или скелетонирования, от которого циферблат и механизм становятся одним целым, из металлического кружка получилось произведение искусства, требуется кропотливая работа и мастерство.

ИСКУССТВО ГИЛЬОШИРОВАНИЯ Гильоширование – это нанесение резного геометрического орнамента на токарном станке. Первые токарные станки появились еще в XVI в. Поначалу на них обрабатывали мягкие материалы вроде дерева, но к концу XVIII в. техника усовершенствовалась настолько, что орнамент стали наносить и на металлические поверхности. При производстве часов гильоширование представляет особую сложность, поэтому и часы с гильоше выходят обычно малыми тиражами. Обрабатываемую деталь приходится направлять вручную, точно рассчитывая силу нажатия, чтобы глубина реза всюду оставалась одинаковой. Чтобы на поверхности не возникали заусенцы, расположение каждого штриха в отдельности и всех вместе приходится хорошо продумывать. Сложность работы такова, что сегодня при гильошировании циферблатов применяются стереоскопические микроскопы. В наше время, когда многие традиционные способы обработки осуществляются при помощи современной техники, гильоширование можно производить AP Jules Audemars Minute на станках с числовым Repeater Tourbillon программным управлением (ЧПУ) или имитировать штамповкой. Но, хотя оба эти способа дают недурные результаты, фактура поверхности после традиционной обработки все-таки отличается редким своеобразием: зернистая структура металла в прорезанных канавках становится как бы частью орнамента. Дополнительный шарм придает этому методу то обстоятельство, что работа производится на специальных гильоширных станках, ставших уже раритетом (они не выпускаются с 40-х годов прошлого века). Даже уход за ними – настоящее искусство.

Обратимся к опыту «Одемар Пиге» (Audemars Piguet) – мануфактуры, которой удается сочетать в своих изделиях дерзкое новаторство с уважением к традициям. Неброская изысканность модели Jules Audemars с репетиром, турбийоном и хронографом говорит об уверенном владении стилем часовой классики. На циферблате этих часов кольцо с цифрами отделено от корпуса изящной рубчатой каймой. При ближайшем рассмотрении оказывается, что рубчики каймы – это продолжение расходящихся от центра циферблата спиралевидных расширяющихся лучей, причем в центре эти лучи соединены попарно. По тонкости отделки это один из лучших образцов гильошированного циферблата. Другой приверженец старинного искусства гильоширования – «Даниэль Рот» (Daniel Roth). Часы Daniel Roth Metropolitan Dual Time наделены многими приметными особенностями (назвать хотя бы фирменный корпус с двумя полукружьями), и одна из них – гильошированный циферблат с орнаментом, известным как «clous de Paris» – «гвоздь Парижа». Этот геометрический орнамент, похожий на ажурную поверхность Эйфелевой башни – множество крошечных пирамид, образованных пересекающимися прямыми линиями, – придает металлической поверхности фактуру, напоминающую нити шелковой ткани. Но мануфактура, которая в связи с техникой гильоше вспоминается в первую очередь, – это, конечно, «Бреге» (Breguet). Кто бы из создателей часов ни обращался к гильошированию, никому не удалось превзойти шедевр «Бреге» – выпущенные в 2003 г. наручные часы с боем Réveil du Tsar, на циферблате которых техникой гильоше выполнено целых семь видов орнамента.


Daniel Roth Metropolitan Dual Time


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА УМНОЖЕНИЕ ВЫЧИТАНИЕМ. ИСКУССТВО СКЕЛЕТОНИРОВАНИЯ Другая примечательная техника – скелетонирование –

REVOLUTION

262

производит такой эффект, будто циферблат является продолжением механизма. Подобно контрофорсам готических зданий, которые придают постройке устойчивость, не утяжеляя ее облика и не мешая свету проникать внутрь, скелетонированные циферблаты создают изящное равновесие прочности и легкости. Самое главное и самое трудное в этой операции – удалить нужное количество металла, чтобы открыть для обзора выигрышные части механизма. Как и с гильошированием, скелетонировать циферблат можно на станках с ЧПУ, но привычный инструмент для этой процедуры – крошечные сверла и пилки, которые вводят через просверленные отверстия внутрь механизма. Скелетонирование задает производителям дополнительную работу на этапе ручной отделки механизма: каждая прорезь – это еще один угол или край, который необходимо обточить, отшлифовать, отполировать с той же тщательностью, что и все остальные углы и края в механизме. Получившаяся ажурная конструкция затем украшается разнообразным гравированным орнаментом – и механизм из аппарата, приводящего часы в действие, превращается еще и в произведение творческой фантазии художника.

IWC F. A. Jones Skeleton

Наиболее известный хранитель традиций скелетонирования – компания «Вашерон Константин» (Vacheron Constantin), основанная в 1775 г. По многообразию произведенных ей скелетонов она обошла все прочие мануфактуры. Пожалуй, самое выдающееся ее произведение в этом жанре – Les Cabinotiers Skeleton Minute Repeater. Звон репетира в сочетании с прихотливой Breguet Classique Perpetual игрой кулачков и гребенок в его Calendar Tourbillon Skeleton механизме производит захватывающее впечатление. У большинства часов работа репетира скрыта от взгляда циферблатом – разве что удастся подглядеть сквозь заднюю крышку, как молоточки ударяют по гонгам. У репетира-скелетона же зрелище и звук сливаются в одно. Стоит добавить, что Les Cabinotiers Skeleton Minute Repeater оснащен вашероновским калибром 1755 толщиной всего в 3,3 мм и представляет собой самый плоский минутный репетир в мире. Скелетонировать такой прибор традиционным образом – задача не из легких. Зато какое наслаждение, внимая бою репетира, любоваться этой причудливой вязью – плавными переливами контуров под ажурными платинами и мостами, изысканным мальтийским крестом на резном роторе. Если цель скелетонирования – сделать часы проницаемыми для взгляда, то в случае репетира взгляду открывается занятное звуковое устройство в окружении искусно обработанных деталей, испещренных затейливыми гравировками, – работа умопомрачительной тонкости. А вот Masterpiece Squelette мануфактуры «Морис Лакруа» (Maurice Lacroix) – это полный разрыв с классической традицией скелетонирования. Подобно великим архитекторам, убежденным, что структура здания должна проступать в самом его облике, создатели таких часов отказались от всякого украшательства и предпочли подчеркнуто упрощенные формы.


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА По циферблатам с гравировкой, выполненной традиционными методами, – таким как на этом турбийоне Bovet 1822 с восьмидневным запасом хода – видно, чего можно достичь при помощи штихеля, стипля и полировки. Спиральный растительный орнамент выразительно и гармонично оттеняет пунктирный рисунок на соседних поверхностях.

БОРОЗДЯЩИЕ МЕТАЛЛ. ИСКУССТВО ГРАВИРОВКИ И все же

древнейший способ украшения циферблата – гравирование. К середине XVII в. на смену непритязательным металлическим кружкам пришли изысканные циферблаты с гравированными или резными узорами. (И сегодня гравировка часто выполняется инструментами, в которых граверы XVII в. без труда узнали бы своих привычных помощников). Два эти метода обработки – гравирование и резьба – прямо противоположны: если гравер создает изображение, врезаясь в поверхность и оставляя в ней бороздки, то резчик удаляет с поверхности лишний материал, превращая ее в барельеф или горельеф редкой выразительности. Впрочем, часовое дело – не только искусство, но и наука, и создатели циферблатов, так же как и создатели механизмов, творят чудеса и при помощи самых современных технологий. На циферблате выпущенных ограниченной партией часов «Вашерон Константина» Métiers d’Art Les Masques («Маски») помещаются гравированные ритуальные маски разных народов мира – поэтическая метафора, удачно выявляющая связь между часовым делом и национальной культурой: ведь ритуальный цикл сопряжен с течением времени. Для того чтобы правильно передать перспективу, здесь применяются сложные технологии компьютерного моделирования и лазерного травления, а затем гравер традиционным инструментом обрабатывает получившуюся таким образом заготовку, придавая изображению нужные размеры и пропорции. При помощи химических реагентов золоту, из которого сделаны маски, придается и нужный цвет. На внутреннюю сторону сапфирового стекла наносят специально сочиненные поэтические строки, относящиеся к каждой маске в отдельности (надпись выполняется сверхсовременным методом вакуумной металлизации). Таким образом, «Маски» стали важной вехой на пути совмещения старинных и современных методов часового дела.

Гравировка классического изображения «Лаокоон и его сыновья», Audemars Piguet

AP Jules Audemars Leopard Tourbillon, штучная модель

Резной горельеф, как можно судить по циферблату турбийона Audemars Piguet Leopard, обладает редкими выразительными возможностями


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА

СОЗДАНИЕ СЕРИИ LES MASQUES VACHERON CONSTANTIN

REVOLUTION

264

Vacheron Constantin Les Masques Edition 2007 “Congo”

Циферблат окрашивается, на внутреннюю сторону сапфирового стекла наносят специально сочиненные поэтические строки, относящиеся к каждой маске в отдельности (надпись выполняется сверхсовременным методом вакуумной металлизации). Таким образом, коллекция Les Masques стала важной вехой на пути совмещения старинных и современных методов часового дела


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА

Миниатюра Bovet Fleurier Leopard

ЧАСТЬ III

Испытание огнем:

REVOLUTION

П

ри изготовлении циферблатов перечисленными способами за удачный результат можно почти не беспокоиться. Другое дело эмалирование. Обжиг стекловидного расплава в яром огне печи – операция рискованная: все старания могут пойти прахом. Зато, если повезет, на свет рождается чудо, с которым мало что сравнится. Техника эта возникла еще на заре цивилизации, но и сегодня создатели неподвластных времени эмалей не в силах предугадать, чем увенчается их труд.

265

опасное искусство эмалирования


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА

Т

ехника эмалирования заключается в том, что ТРАДИЦИОННЫЕ МЕТОДЫ Традиционные виды эмалировакуски стекловидного расплава измельчания весьма многообразны. Самый незамысловатый – это когда ют, разбавляют жидкостью (как правило, циферблат просто покрывают одноцветной эмалью. Белые эмаводой), а затем получившееся вещество наносят на левые циферблаты, хорошо знакомые нашим предкам, сегодня металлическую поверхность. При обжиге нанесенуже редкость. Однако специализирующаяся на керамических ный слой плавится, образуя новую поверхность. циферблатах «Жаке Дро» (Jaquet Droz) выпускает часы Так как от обжига исходный материал обычно с циферблатами, покрытыми белой эмалью, а недавно меняет цвет (для цвета в него добавляют оксиды освоила и черную: редкость не только по нынешним металлов), мастер должен заранее представлять временам. себе результат. Но так производят лишь простейБолее трудная техника – перегородчатая эмаль: на шие эмали. Бывают работы и посложнее, когда металлическую поверхность напаивается контурна обожженную эмаль наносят новые слои или ный рисунок из золотой или серебряной проволоки, покрывают новые участки поверхности изделия получившиеся ячейки заполняют порошковой эмалью и оно снова идет в печь. Иногда этот цикл повторяети обжигают. С тех пор как «Улисс Нарден» (Ulysse ся десятки раз. Nardin) выпустил серию Trilogy of Time, куда входит Опасности подстерегают мастера на каждом этапе. украшенный перегородчатой эмалью Tellurium, эта техника Какие-нибудь примеси в воде, незаметно севшая пылинснова вошла в арсенал декоративных средств и наряду с друJaquet Droz Grande ка, мелкие, на первый взгляд, нарушения порядка обжига гими видами эмали стала узнаваемой чертой продукции «Улисс Seconde Paillonnee и охлаждения – и эмаль обесцвечивается, трескается, Нардена». Характерный пример – нарденовская серия San Marco пузырится. Долгие часы кропотливой работы (ее нередко выполняют Cloisonné с морскими и архитектурными мотивами. под бинокулярным микроскопом) – а в итоге безнадежный брак. Сложность при создании перегородчатой эмали представляет не Профессионалов в этом деле можно по пальцам пересчитать. В хутолько заполнение проволочных ячеек (по традиции эта операция дожественных школах этому искусству почти не учат, а если и учат, выполняется отточенным гусиным пером), но и создание проволочното кое-как. Многие признанные сегодня мастера эмалирования всю го контура, который изготовляется вручную. Получается, что кажжизнь искали не только, у кого перенять секреты ремесла, но и как дые часы, выполненные в этой технике, даже если это часы из одной разгадать загадки приготовления материалов: ведь некоторые цвета, коллекции, – произведение искусства в оригинале. например, не изготовляются уже десятки лет. Имена этих мастеПолупрозрачная эмаль – другая разновидность эмали – наносится на ров – Анита Порше (Anita Porchet), Миклош Мерцель (Miklos Merczel), гильошированную поверхность или иногда на гравировку. Это техника Софи Рош (Sophie Roche), Сюзаннна Рор (Suzanne Rohr) – известны еще более сложная, а исход дела еще менее предсказуем. Понятно, что разве что узкому кругу знатоков. Кто-то работает независимо, кто-то качество выполнения гильоше должно быть безукоризненным, и если числится в штате известных мануфактур. Специализируются в этой при обжиге эмаль не закрепится, то загублены и эмаль и гильоше. области и отдельные фирмы. Так, небольшая компания «Донзе КадУтонченному рисунку перегородчатой эмали противостоит проран» (Donzé Cadrans) – один из немногих на сегодня производителей стота и четкость геометрических форм эмали шанлеве, подсказанциферблатов из стекловидной эмали. ных самой природой эмали. К редчайшим из традиционных видов Обжиг эмалевого циферблата для часов Jaquet Droz


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА Заполнение ячеек перегородчатой эмали при помощи гусиного пера

Изготовление золотого проволочного контура для перегородчатой эмали на циферблате астрономических часов Ulysse Nardin Tellurium

REVOLUTION

Ulysse Nardin Tellurium J. Kepler, ограниченный выпуск

267

Изменение цвета в ходе обжига


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА Pasha de Cartier, ограниченный выпуск. Змеиный орнамент в технике шанлеве

Нанесение измельченной стекловидной эмали на циферблат шанлеве у Cartier: углубления в металлическом диске заполняют эмалевой крошкой, а затем производят обжиг. Получается миниатюра из ярких пятен чистого цвета, напоминающая по своей живости и праздничности полотна великого мастера цвета Анри Матисса

украшения эмалевых циферблатов, без сомнения, относятся «блестки» (специальность «Жаке Дро»). Так называют фигуры из золотой фольги, которые накладываются на эмалевый циферблат и покрываются слоями прозрачной эмали. На словах легко, а на деле… Сначала изготавливают основу с гравировкой или гильоше, потом покрывают ее синей эмалью, потом один за одним выкладывают на нее каждый элемент золотого орнамента, потом наносят сверху слой прозрачной голубоватой эмали и обжигают, снова покрывают и снова обжигают, и так несколько раз. Результат таков, что при виде этого великолепия вспоминаются те далекие времена, когда искусство и механика еще не разошлись врозь, а, заключив дружеский союз, творили чудеса. ИСКУССТВО ДЛЯ ИСКУССТВА. ЖИВОПИСНАЯ ЭМАЛЬ И все же ни одна разновидность эмали не требует такого напряженного труда, как живописная эмаль. Недаром в былые времена мастера в этом искусстве – такие, как семейство Оа (Hauat) из Женевы, – получали заказы от знатнейших и даже коронованных особ, жаловавших их своими милостями. Две главные трудности при живописной работе со стекловидной эмалью – необходимость несколько раз производить обжиг и невозможность смешивать материал для того, чтобы получить нужный цвет. Обжиг, конечно, требуется при любом эмалировании, но в данном случае необходим многократный обжиг: благодаря ему усиливается глубина и разнообразие оттенков. Что же касается второй трудности, из-за нее приходится добиваться богатства цветовой гаммы и тонкой градации оттенков либо расчетливым обжигом каждого слоя, либо продуманным распределением крупиц материала (как на полотнах пуантилистов). Живописная стекловидная эмаль, как и скелетоны, – специальность «Вашерон Константина», к 250-летию которого известная своими работами в этой обМИНИАТЮРЫ, ВЫПОЛНЕННЫЕ ласти Анита Порше СТЕКЛОВИДНОЙ ЭМАЛЬЮ, создала часы Métiers ТРЕБУЮТ НАПРЯЖЕННОГО d’Art Four Seasons. ТРУДА. В БЫЛЫЕ Совсем недавний ВРЕМЕНА МАСТЕРА В ЭТОМ опыт «Вашерона» ИСКУССТВЕ ПОЛУЧАЛИ в применении этой ЗАКАЗЫ ОТ ЗНАТНЕЙШИХ хлопотной техниИ ДАЖЕ КОРОНОВАННЫХ ки – серия Métiers ОСОБ, ЖАЛОВАВШИХ ИХ d’Art Explorer. Здесь СВОИМИ МИЛОСТЯМИ незаурядное мастерство создателей особенно хорошо заметно при большом увеличении. Несомненный шедевр живописной эмали – циферблат вашероновких часов Zheng He («Чжэн Хэ»), названных в честь великого китайского флотоводца-мусульманина времен династии Мин, который вместе со своей эскадрой из восьми или девяти парусных «чудо-кораблей» (возможно, самых больших деревянных судов в истории человечества) совершил несколько морских походов. Огромные «чудо-корабли», вооруженный воин, побережья и острова Южно-Китайского моря со всеми топографическими подробностями – все это выписано настолько обстоятельно, с такими тонкими переходами цвета, что изображение будто приобретает объемность. Поскольку часы оснащены уникальным механизмом индикации, осуществляемой путем совмещения двух уровней циферблата, создателям часов представилась возможность блеснуть талантами эмальеров: ведь для точного отображения им необходимо было добиться не только полного совпадения цветов рисунка на верхнем и нижнем уровне, но и совпадения указателей географических координат и очертаний островов. В последнее время заметно вырос интерес к эпоксидным смолам – «холодной эмали», как их часто называют. Горячая формовка смол широко используется в производстве полихромных циферблатов. Они также изготавливаются в несколько этапов: смолы накладываются


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА Переливающийся всем цветами циферблат турбийона Paon («Павлин») от Van Cleef & Arpels – замечательный образец техники шанлеве, не столь тяжеловесной, как эмаль с «блестками». Ячейки в золотой пластине расположены так близко друг к другу, что перегородки между ними по тонкости не уступают стенкам пчелиных сот

REVOLUTION

Турбийон Cashmere от Van Cleef & Arpels кажется менее замысловатым, чем Paon, но на этом циферблате фон, спиральный и растительный орнаменты расположены на разных уровнях, отчего миниатюра напоминает изображение в «волшебном фонаре»: отраженный и преломленный свет струится как бы изнутри

269

ЦИФЕРБЛАТЫ С ЭМАЛЬЮ ШАНЛЕВЕ – СПЕЦИАЛЬНОСТЬ МАНУФАКТУРЫ VAN CLEEF & ARPELS, ДОСТИГШЕЙ В ЭТОЙ ТЕХНИКЕ НЕБЫВАЛЫХ ВЫСОТ. ОДИН ИЗ САМЫХ ВЫРАЗИТЕЛЬНЫХ ПРИМЕРОВ – НОВЫЙ ТУРБИЙОН PLACE VENDÔME


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА

Пронзительная «небесная лазурь» сопровождает образ Мадонны в традиционной религиозной иконографии

Zheng He от Vacheron Constantin

Создание миниатюрного портрета из «холодной эмали» у Bovet

REVOLUTION

270

Одна из моделей Corum Golden Bridge. Хоть это и не Адам и Ева, но идею вы поняли


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА слой за слоем, и каждый слой высушивается в печи при невысокой температуре. Материал это сравнительно новый, но усиление отчетливости и глубины цвета при помощи прозрачного покрытия не такое уж новшество: как знают искусствоведы, на выполненных маслом картинах старых мастеров краски как бы светятся благодаря нескольким слоям лака. Построить рисунок с учетом формы циферблата и имеющихся на нем индикаторов – непростая задача. Компания «Корум» (Corum) на своих часах The Golden Bridge Adam and Eve («Адам и Ева») решила ее самым остроумным способом. Прародители человечества стоят по сторонам от часового механизма, разделяющего циферблат пополам и изображающего Древо познания добра и зла – изящный намек на связь времени и бренности жизни человеческой (как мы увидим дальше, есть у «Корума» эта склонность ко всяким часовым memento mori). Трудно назвать другие современные часы, где живописное и конструкторское начало так удачно дополняли бы друг друга. Конечно, позы, жесты, выражения лиц допотопной четы ясно показывают, что они уже вкусили запретный плод, а баланс расположен на стволе дерева там, где полагается находиться змею-искусителю. БЛЕДНЫЙ ОГОНЬ. ФАРФОРОВЫЕ ЦИФЕРБЛАТЫ Иногда циферблаты из

стекловидной эмали неправильно называют фарфоровыми. Фарфоровые циферблаты существуют, но встречаются они гораздо реже. Фарфор – это вид керамики, который, как и стекловидная эмаль, обжигается при значительно более высокой температуре, чем другие разновидности керамики: 1 400 градусов Цельсия. При спекании фарфоровой массы стеклообразующие элементы в ней сплавляются, отчего она приобретает способность пропускать свет. Родина фарфора – Китай, но в XVIII в. секрет его изготовления стал известен в Европе, и в саксонском городе Мейсене в Альбрехтсбургском замке было налажено его производство.

REVOLUTION

Материал для циферблата Glashütte Original Senator Meissen – мейсенский фарфор, о чем свидетельствуют два скрещенных меча: эмблема мейсенской компании с 1720 г.

271

Нанесение римских цифр на фарфоровый циферблат для Glashütte Original Senator Meissen


Delaneau D么me


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА

ЧАСТЬ IV

Все цвета радуги: драгоценные камни и маркетри

М

аркетри и отделку драгоценными камнями сближает в первую очередь то, что в обоих случаях циферблат украшается искусно выполненными декоративными миниатюрами, для создания которых требуются почти такие же навыки, что и при производстве самих часов. Hublot One Million $ Big Bang

Piaget Possession

273

ные камни. Многие любители часов поморщатся: часы с драгоценностями (особенно с драгоценностями на циферблате) – какое тут искусство? Вульгарное щеголянье роскошью и больше ничего. Далеко не всегда. Лучшие образцы циферблатов с драгоценными камнями – плод кропотливой работы. Затраты на эту работу и необходимая для нее квалификация столь высоки, что так украшают лишь самые редкие и изысканные часы. Неотшлифованный алмаз и правда камень камнем: неказистый, почти непрозрачный – нипочем не догадаешься, что за огонь таится внутри. В течение тысячелетий люди даже не подозревали о его способности преломлять лучи, которая заставляет свет играть всеми цветами радуги. В средние века обработка алмаза сводилась к тому, что природный октаэдрический кристалл просто-напросто полировали, отчего он хотя и приобретал блеск и некоторую прозрачность, но оставался мутноватым черным или белым камнем. Алмаз ценился прежде всего за прочность, что же до его декоративных свойств, тут ему предпочитали более броские и податливые самоцветы. В полной мере способность алмаза преломлять и отражать свет, какую мы видим у бриллиантов сегодня, был открыта вследствие многовекового совершенствования техники огранки. Способность эта открывалась с развитием оптики – ЦИФЕРБЛАТЫ благодаря вкладу выдающихся С ДРАГОЦЕННЫМИ физиков, таких как Ньютон, КАМНЯМИ – ПЛОД чей великий трактат «Оптика» КРОПОТЛИВОЙ имел для геммологии (науки РАБОТЫ. ЗАТРАТЫ о драгоценных камнях) такое же И НЕОБХОДИМАЯ ДЛЯ значение, что его труды по мехаНЕЕ КВАЛИФИКАЦИЯ нике – для часового дела. Сегодня СТОЛЬ ВЫСОКИ, ЧТО бриллиантом идеальной огранки – ТАК УКРАШАЮТ ЛИШЬ то есть огранки, направляющей САМЫЕ РЕДКИЕ луч таким образом, чтобы игра И ИЗЫСКАННЫЕ ЧАСЫ света выявилась с полной силой, – считается круглый алмаз с 57 гранями (или 58, если считать площадку). Эти параметры рассчитал в 1919 г. математик Марсель Толковский, и с тех пор такая форма (с незначительными изменениями) признана классической. Конечно, если бриллианты предназначены для циферблата, тем более циферблата с необычными очертаниями, с элементами сложной формы или аппликацией, камнями только такой огранки не обойтись. В этом случае применяют бриллианты с более редкой огранкой: «груша», «маркиз», «сердце», «триллиант» (камень треугольной формы, которая как нельзя лучше подходит, когда перед мастером стоит задача сплошь покрыть циферблат или корпус бриллиантами).

REVOLUTION

ЦИФЕРБЛАТЫ С ДРАГОЦЕННЫМИ КАМНЯМИ Итак, драгоцен-


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА Часы One Million $ Big Bang, выпущенные компанией «Юбло» (Hublot), изо всех сил напоминают какую-нибудь деталь смертоносного космического лазера из фильма о Джеймсе Бонде «Бриллианты навсегда». Дизайнеры словно задались целью, собрав на запястье критическую массу бриллиантов, произвести этакое оружие массового ошеломления. Вид, что и говорить, ошеломительный. Но приглядитесь внимательнее – и мастерство создателей ошеломит вас еще сильнее: циферблат – и не только циферблат – сплошь покрыт бриллиантами, а крепежной оправы нигде не видно. Белое золото, из которого изготовлен корпус, буквально растворяется в ослепительном блеске. Луч света, попав на поверхность, покрытую 493 бриллиантами, рассыпается на тысячи отблесков и отсветов, как огонек свечи в галерее зеркал. Бриллианты могут не только солировать, но и выступать в ансамбле. Так, на часах «Пьяже» (Piaget) Miss Protocole XL закрепленные в пазах бриллианты исполняют дуэт с прозрачной эмалью шанлеве – как очаровательная блондинка и прелестная брюнетка, к обоюдному удовольствию выигрышно оттеняющие друг друга.

REVOLUTION

274

СЕГОДНЯ БРИЛЛИАНТОМ ИДЕАЛЬНОЙ ОГРАНКИ – ТО ЕСТЬ ОГРАНКИ, НАПРАВЛЯЮЩЕЙ ЛУЧ ТАКИМ ОБРАЗОМ, ЧТОБЫ ИГРА СВЕТА ВЫЯВИЛАСЬ С ПОЛНОЙ СИЛОЙ, – СЧИТАЕТСЯ КРУГЛЫЙ АЛМАЗ С 57 ГРАНЯМИ (ИЛИ 58, ЕСЛИ СЧИТАТЬ ПЛОЩАДКУ). ЭТИ ПАРАМЕТРЫ РАССЧИТАЛ В 1919 Г. МАТЕМАТИК МАРСЕЛЬ ТОЛКОВСКИЙ, И С ТЕХ ПОР ТАКАЯ ФОРМА (С НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫМИ ИЗМЕНЕНИЯМИ) ПРИЗНАНА КЛАССИЧЕСКОЙ Используются для украшения часов и бриллианты так называемой ступенчатой огранки, имеющие несколько разновидностей. Самая распространенная из их – «багет», названная так из-за того, что ограненный камень напоминает французский батон. Ступенчатая огранка не производит такую игру света, зато подчеркивает чистоту камня – если камень действительно чистый; если же нет, с ней становится виден малейший изъян. Чистота, цвет, вес и огранка – четыре показателя качества бриллианта. Перечислить легко, но добиться того, чтобы камень был во всем совершенен, почти невозможно. Притом даже робкий шаг к совершенству – и цена взлетает до небес. Да и у других драгоценных камней – рубинов, сапфиров, изумрудов – стоимость соразмерна редкости и качеству (что порождает соблазн прибегать к бесчисленным неблаговидным уловкам для их «улучшения», так что при покупке драгоценных камней надо как никогда держать ухо востро). Самоцветы безупречной насыщенности, идеального цвета (скажем, самые красные из рубинов) и с незначительными затемнениями (участками, не отражающими свет) – раритет из раритетов.

Piaget Miss Protocole XL

МАРКЕТРИ Техника

маркетри – разновидность древнего искусства мозаики. В отличие от мозаики материалом для маркетри служат кусочки фанеры, из которых складывают изображение, полностью покрывающее поверхность. При умелом подборе пород дерева, цвета и формы из них получаются произведения высоких художественных достоинств. Техника маркетри получила распространение в XVI–XVII веках, сначала в Италии, потом в Голландии и Франции. Мебель того времени, отделанная маркетри, красуется в залах старинных замков и особняков по сей день. Изготовляли и маркетри из камня: велиPiaget Emperador Tourbillon кие художники Возрождения охотно создавали таким образом произведения на самые разные сюжеты (они получили название «pietre dure», «прочные камни», а Гирландайо, учитель самого Микеланджело, называл их «pittura per l’éternité» – «живопись на века»).


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА

Chopard Minute Repeater “Leopard”

Однако это не фото: голова леопарда искусно выложена из 280 кусочков дерева разных пород, от тюльпанового дерева, которое образует фон, до красного клена (язык) и анингерии (пятна на шкуре). Но этого мало. Дизайнеры этого оригинального минишедевра, решив, должно быть, что каши маслом не испортишь, изготовили для «Леопарда» еще и футляр с маркетри из 800 деревянных плашек. Помните классический детектив «Мальтийский сокол»? Как выясняется в конце, инкрустированная алмазами статуэтка сокола, из-за которой поднялась кутерьма, – это, по словам сыщика Сэма Спейда, всего лишь «игра буйного воображения». Но если бы Спейд увидел, какого сокола произвело на свет воображение дизайнеров и ювелиров компании «Картье» (Cartier), его желчная ухмылка сменилась бы

REVOLUTION

Для изготовления циферблата в этой технике необходимо выпилить из дерева разных пород маленькие кусочки и подогнать их друг к другу тщательнейшим образом – работа, требующая сноровки и микроскопической точности. Занятие само по себе изнурительное, а уж если маркетри предназначено для часов, трудность его еще возрастает, не говоря уже о возникающих подчас непредвиденных препятствиях. Но если миниатюра все же удается, очарование этой крохотной картинки мало с чем сравнимо. При беглом взгляде на «Леопарда» (Leopard), минутный репетир компании «Шопар» (Chopard), может показаться, что изображение на циферблате – это фотография. Клыкастый оскал, прижатые уши, язык наружу, глаза горят – как еще можно добиться такого жизнеподобия?

275

КЛЫКАСТЫЙ ОСКАЛ, ПРИЖАТЫЕ УШИ, ЯЗЫК НАРУЖУ, ГЛАЗА ГОРЯТ – ЧЕМ НЕ ФОТОГРАФИЯ?


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА

СОЗДАНИЕ КОЛЛЕКЦИИ ЧАСОВ С ЭМАЛЬЮ И МАРКЕТРИ CARTIER

REVOLUTION

276

Cartier de Santos 100 Falcon, ограниченный выпуск


Превращение часов в напоминание о смерти, memento mori, имеет многовековую традицию. У Марии Стюарт, королевы шотландской, злосчастной родственницы Елизаветы I, были «фигурные часы» в форме черепа. Каково было Марии, заточенной в замке Фотерингей, слушать, как это маленькое устройство отсчитывает минуты, остающиеся до казни… Слава Богу, корумовские Vanitas не навевают беспросветного уныния: эти часы, скорее, внушают мысль, что все проходит и при этом все остается. Недаром на их циферблатах повторяются образы меча и розы – Corum Classical Vanitas, символы отваги и любви, ограниченный выпуск остающихся в памяти живых, а образ змия символизирует силу вечносущей мудрости. И хотя в отделке часов использованы разные материалы, весь облик Vanitas приводит на память «pietre dure», занимавшие воображение Гирландайо. В конце концов, почему мы вообще так трепетно относимся к часам? Причин несколько. Если копнуть поглубже, дело в том, что все часы – по сути своей memento mori. Но, когда видишь их каждый день, коса времени, пусть и ненадолго, перестает казаться такой уж острой. «Все преходяще», – напоминает Vanitas. И добавляет: «Но искусство вечно».

REVOLUTION

довольной улыбкой. Santos 100 Falcon («Сокол») из «Коллекции часов с эмалью и маркетри» никого не оставит равнодушным. В оформлении этой модели использовано четыре разных вида декоративной отделки. Корпус и ободок – сочетание драгоценных камней и эмали. Верхняя их часть украшена двумя рядами бриллиантов классической огранки, а нижняя – пронзительносиней эмалью шанлеве, имитирующей оперение сокола на циферблате (в тон оперению подобран и ремешок). Сходство усиливается золотыми контурами перьев. Контуры эти перекликаются и с гравированным орнаментом на желтом металле циферблата – фоне для фигуры сокола. Эта фигура – самая поразительная часть композиции. Декоративный эффект создается не только естественным цветом деревянных плашек, но и красками, которые, однако, не скрывают волокнистую фактуру материала: она становится одним из выразительных элементов рисунка и всего дизайна. Жесткие волокна изображают зубчатые края перьев, а голова птицы сложена из плашек с волокнами потоньше, отчего она приобретает пушистую мягкость: если бы не грозный клюв, так бы и погладил. «Суета сует, – все суета», – говорит Екклесиаст. Этим духом пропитаны маркетри на часах Vanitas («Суетность») фирмы «Корум», и неожиданная глубокомысленность замысла уравновешивает легкомысленную пышность исполнения.

277

ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА

ЧАСТЬ V

Метаморфозы циферблата: за рамками всех категорий

С

тарые добрые виды отделки – это хорошо, но иногда не повредит и легкая встряска. Если отрешиться от традиционного представления, что часы – просто-напросто инструмент для измерения времени, открываются такие возможности, что глаза разбегаются. Нынешняя кинетическая скульптура наручного размера, как к ней ни относись, разбивает все каноны часового дела в пух и прах. Прежний вопрос: что такое часы? Ну, memento mori, но не только же ностальгическими вздохами вдохновляются современные часовщики. Сегодня, когда нас окружают машины, у которых единственная подвижная часть – кнопка или выключатель (а с появлением сенсорных мониторов и они исчезают), дизайнеры и коллекционеры заново открывают для себя обаяние первозданной механической эстетики, и эта увлеченность дает смелые, дерзкие, даже экстравагантные результаты. Эти революционные брожения сказались и на облике циферблата. Если раньше он и цветовой гаммой-то не очень отличался от какогонибудь манометра на бойлере, то сегодня, когда упоение механическими формами и кинетическими дизайнами в часовом искусстве не знает удержу, часы выворачивают наизнанку, перевертывают вверх ногами, перелицовывают вдоль и поперек. Дальше всех в этой перелицовке пошел «Улисс Нарден». Выпущенный им «Фрик» (Freak) и по сей день остается едва ли не самой необычной моделью. Его отличительные черты – спуск нового типа (который «Улисс Нарден» продолжает совершенствовать) и подвижный механизм, вращающийся независимо от корпуса (в сущности, механизм, стрелки и циферблат у «Фрика» – одно целое). Появление «Фрика» было как гром среди ясного неба, и раскаты этого грома произвели на часовую промышленность бодрящее действие. Мануфактуры охватил творческий порыв. Одна за одной стали появляться модели, самые оригинальные из которых уже нельзя было зачислить ни в одну из существующих категорий. Как будто на доселе необитаемой планете зародилась жизнь, и откуда ни возьмись появилась тьма тьмущая родов и видов самого что ни на есть экзотического свойства.

и результаты этой трансформации имеют такое же отношение к привычным часам, что гиперкуб – к квадрату. Сложные циферблаты часов Бюссера – не просто пластинки с цифрами, это ходы в неизмеримые измерения часовой вселенной, по ним блуждать и блуждать. ЦИФЕРБЛАТ НЕ КАК ТАКОВОЙ. CONCORD C1 И ZENITH DEFY XTREME Если все позволено, если механизм часов можно перела-

живать, перекраивать, переиначивать, никто не мешает обходиться так и с циферблатом. Вот, скажем, хронограф «Конкорда» (Сoncord) С1 c ободком под стать Линии Мажино. Толстое стекло, защищающее циферблат, укреплено на верхней кромке этого постмодернистского фортификационного сооружения. Под стеклом виднеется утопический интерьер из черных, хромированных и клетчатых плоскостей, расположенных на разных уровнях, как водка и вермут в классически приготовленном мартини. Или вот «Дифай Экстрим» (Defy Xtreme) от «Зенита» (Zenith). Зубастая штучка, не для слюнтяев. Соберутся вокруг брадатые хрычи и ну причитать по «старым добрым», по всяким там «Эль Примеро» (El Primero) – дескать, и качество было недурное, и цена доступная. Да стряхните вы пыль с ушей! Для старинных поклонников «Зенита» и его окрестностей появление «Дифай Экстрима» – это как если бы чопорная библиотекарша, к которой вы неравнодушны, сменила роговые очки на голубые контактные линзы, разорилась на капитальный ремонт своей фигуры и подалась в стриптизершы. Мало ли, что было вчера. А сегодня – вот, пожалуйста: хронограф-турбийон «Дифай Экстрим». Идет нарасхват, и вид занятный: помесь часов с каким-нибудь прибором из подлодки «Красный Октябрь». Да при водонепроницаемости до 1 000 м и такой ошеломительной частоте колебаний турбийон имеет право выглядеть как угодно. Скорость – это все.

REVOLUTION

278

БЕЗУМНЫЙ МАКС. ЧАСОВЫЕ МАШИНЫ «БЮССЕРА И ДРУЗЕЙ»

Бунтарей любят все. Максимилиан Бюссер покинул золотую клетку под названием «Гарри Уинстон» (Harry Winston) и создал творческую группу единомышленников «Максимилиан Бюссер и Друзья» (Maximilian Büsser & Friends). Их продукция – «Часовые машины» (Horological Machines), чей вид и название ясно говорят, что это техника нового поколения. Бюссер расшатывает устои часового дизайна с задором Пикассо: в моделях НМ1 и НМ2 традиционный циферблат претерпевает такую же трансформацию, что и женские фигуры на полотне Пикассо «Девушки из Авиньона»,

Ulysse Nardin Freak DIAMonSIL, ограниченный выпуск

КАК СТЕКЛЫШКО. ПРОЗРАЧНЫЕ ЦИФЕРБЛАТЫ Те, кто хоть раз в жизни

покупал себе скелетон или часы с прозрачной задней крышкой, понимают, почему любители часов так ценят возможность наблюдать работу механизма своими глазами. Но скелетон не позволяет насладиться этим зрелищем в полной мере, а иному часолюбу приятнее подсматривать не в замочную скважину, а в окно. Пожалуйста: к вашим услугам прозрачный циферблат. Он не только придает часам чарующую глубину, не только открывает перед наблюдателем подводный мир под коркой льда, но и предоставляет дизайнерам поверхность для четкого изображения цифр, а то на скелетонах они едва различимы Крестный отец постмодернистских часов – Ришар Милль: это он привнес в часовой дизайн стилистику, вызывающую в памяти облик спортивных машин с их обтекаемыми формами. Сегодня у дизайнеров особым шиком считается посткиберпанковское нагромождение


Concord C1 Chronograph Max B端sser & Friends Horological Machine No. 2


Richard Mille RM011

Richard Mille RM 016 TEMPUS All-Black, ограниченный выпуск Zenith Defy Xtreme Tourbillon Chronograph


ИСКУССТВО ЦИФЕРБЛАТА ПРОЗРАЧНЫЙ ЦИФЕРБЛАТ НЕ ТОЛЬКО ПРИДАЕТ ЧАСАМ ЧАРУЮЩУЮ ГЛУБИНУ, НО И ПРЕДОСТАВЛЯЕТ ДИЗАЙНЕРАМ ПОВЕРХНОСТЬ ДЛЯ ЧЕТКОГО ИЗОБРАЖЕНИЯ ЦИФР, А ТО НА СКЕЛЕТОНАХ ОНИ ЕДВА РАЗЛИЧИМЫ

но делается это с истинно дзен-буддистской простотой. Никаких геометрических композиций, ни одна деталь не заслоняет функциональное изящество мостов, колес индикатора даты, платин и турбийона – лаконизм, характерный для лучших творений «Бланпэна». Главное достоинство этих часов – многозначительная недосказанность. Надписи на стекле лишь слегка сбивают размеренный ритм узнаваемого полосатого орнамента типа «Ле-Брасю», а улиточий завиток индикатора запаса хода добавляет нотку отрешенного спокойствия. Прозрачные диски с индикацией вносят ясность в тот сумбур, который видится кому-то под скелетонированной поверхностью. Один из лучших примеров – Master 8 Days Perpetual Squelette компании «Жежер-ЛеКультр» (Jaeger-LeCoultre): прозрачные круги индикаторов вращаются над скелетоном хорошо продуманной формы. Удачный компромисс между практичностью и уступкой соблазну взглянуть, как кулачки и пружины вечного календаря отмеряют месяцы и показывают наступление високосного года. Решение хоть и необычное, но в русле классического подхода. Не отказ от традиций скелетонирования, а развитие их. Развитие лучших достижений – это, конечно, конек «Патек Филиппа» (Patek Philippe). У выпущенной им в 2006 г. модели 5104 Grand Complication вечный календарь (с ретроградным индикатором даты, что для вечного календаря уже достижение), минутный репетир и лунный указатель с учетом синодического месяца расположены под целой системой дисков из сапфирового стекла. Вращаются не диски – они закреплены на неподвижных осях, – а находящиеся под ними черные прямоугольники, которые служат фоном для обозначения текущего дня недели, месяца, фазы Луны и года в четырехгодичном цикле. Поскольку прозрачный циферблат хорош лишь тогда, когда сквозь него есть чем любоваться, каждая деталь механизма отделана с такой тонкостью, на какую способен только «Патек Филипп», но которую, сколько ни существует мануфактура, сколько часов она ни выпустила, могли до недавнего времени оценить только сами часовщики. Именно тонкость: ни броских эффектов, ни надрыва, ни нарочитости. Так что, если вам захотелось обзавестись часами, где без всяких преград взгляду открывается, так сказать, без пяти минут совершенство, незачем тревожить тень Абрахама-Луи Бреге: выбирайте 5104 Grand Complication и наслаждайтесь. ★

281

Jaeger-LeCoultre Master 8 Days Perpetual Squelette

Blancpain Tourbillon Transparence

REVOLUTION

экзотических композитов, титана, смол, но первым пустился во все тяжкие, а точнее – легкие, Ришар Милль. Белые цифры на прозрачном циферблате RM 011, парящие над хронографом с мгновенным сбросом и годовым календарем, производят впечатление голограмм. Легкость конструкции этих часов, отличающая работы Милля, придется по душе законченным кибергурманам: это зримая дань уважения информационной эпохе. Примерно в том же духе выполнена и продукция «Зенита». Стеклянный циферблат с искусно нанесенными надписями простерся над барабаном с отделкой «женевскими полосами». На циферблате, словно призрачное напоминание о былых победах, – старый логотип «Эль Примеро». А в самой глубине, будто неуемный обитатель бездны, ворочается каретка турбийона. И все же, несмотря на смелый дизайн, Grande Chronomaster XT Tourbillon El Primero Concept на фоне прочих нынешних «зенитов» с редкими усложнениями выглядит почти традиционно: преобладающие на циферблате окружности – прямо из платоновского мира идей. У выпущенного «Бланпэном» (Blancpain) Tourbillon Transparence циферблат тоже не скрывает механизм, а выставляет его на обозрение,


На поверхности ЧТО МЫ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ВИДИМ, КОГДА СМОТРИМ НА ЧАСЫ? МИКРОКОСМ ИЗ БЬЮЩИХСЯ В ТАКТ ПРУЖИН И МОЛОТОЧКОВ, ВРАЩАЮЩИХСЯ СТРЕЛОК И ТАНЦУЮЩИХ ДЕТАЛЕЙ. МАЛЕНЬКУЮ ТЕХНИЧЕСКУЮ ВСЕЛЕННУЮ СЛОЖНОГО МЕХАНИЗМА, БЛИСТАТЕЛЬНУЮ И ПРЕКРАСНУЮ, ЖИЗНЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОТОРОЙ ПОДДЕРЖИВАЕТСЯ ВОЛЕЙ ВЛАДЕЛЬЦА. ЭТО ЛИЧНОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ И ДЛЯ ОБЛАДАЮЩЕГО ЭТИМ МЕХАНИЗМОМ, И ДЛЯ САМИХ ЧАСОВ – ВЕДЬ ЭНЕРГИЯ ОДНОГО ДАЕТ ЖИЗНЬ ВТОРОМУ. И КОГДА МЫ ВГЛЯДЫВАЕМСЯ В СВОИ ЧАСЫ, НЕ СМОТРЯТ ЛИ ОНИ НА НАС?

Стефан Ландау Дельфин МАКИЯЖ: Кейт Брайнт Ли для T.Leclerc ПРИЧЕСКА: Эдвард Чонг МАНИКЮР: Анжелин (Moonsoon) для OPL МОДЕЛЬ: Натали (Ave)

ФОТОГРАФ: СТИЛИСТ:


ЧАСЫ AUDEMARS PIGUET ROYAL OAK SKELETON PERPETUAL CALENDAR ТОП, M)PHOSIS


ЧАСЫ ZENITH CHRONOMASTER OPEN ТОП С ЗАЩИПАМИ И ЮБКА, HARRY HALIM; БОСОНОЖКИ, NINE WEST


ЧАСЫ GIRARD-PERREGAUX CAT’S EYE THREE GOLD BRIDGES TOURBILLON ТОП, M)PHOSIS; БОСОНОЖКИ, NINE WEST


ЧАСЫ PIAGET EMPERADOR TOURBILLON SKELETON ПЛАТЬЕ С КАПЮШОНОМ, M)PHOSIS; БОСОНОЖКИ, NINE WEST


ЧАСЫ BREGUET TOURBILLON MESSIDOR ТОП, M)PHOSIS


ЧАСЫ VACHERON CONSTANTIN MALTE OPEN-WORKED КУПАЛЬНИК, NEWURBANEMALE.CO; МИНИ-ЮБКА, M)PHOSIS; БОСОНОЖКИ, NINE WEST


ЧАСЫ IWC PORTUGUESE F.A. JONES SQUELETTE КУПАЛЬНИК, NEWURBANEMALE.CO; МИНИ-ЮБКА, M)PHOSIS; БОЛЕРО, INHABIT; БОСОНОЖКИ, NINE WEST


ЧАСЫ CORUM GOLDEN BRIDGE FULL PAVÉ ТОП С ЗАЩИПАМИ, HARRY HALIM; ПЕРЧАТКИ, INHABIT; БОСОНОЖКИ, NINE WEST


ЧАСЫ URWERK UR 201 ПЛАТЬЕ С КАПЮШОНОМ, M)PHOSIS; ПЕРЧАТКИ, INHABIT; БОСОНОЖКИ, NINE WEST


ЧАСЫ RICHARD MILLE RM012 ТОП, M)PHOSIS


ЧАСЫ MAURICE LACROIX MASTERPIECE SQUELETTE ПЛАТЬЕ, M)PHOSIS


Время рулить


L DV

Sex and the CTS него позаимствованы платформа и несущая структура кузова новой модели. Посему и колесная база у обоих поколений CTS идентичная – 2,88 м. Однако общая длина ныне выросла до внушительных 4,77 м. То, что новому автомобилю в наследство достался прежний кузовной каркас, легко заметить по контурам дверей. Дизайн экстерьера претерпел кардинальные перемены. В принципе, общая стилистика выполнена в том же запомнившемся духе – резкие линии, острые «атакующие» углы. Облик CTS-II не менее задиристый, чем у предшественника, но GM решила все же приглушить бескомпромиссную угловатость CTS-I и «скруглить» формы. Стилисты Cadillac попытались сохранить ярую динамичность и агрессивность, но при этом «задекларировав» во внешности большую солидность, степенность. Несравнимо более массивная, можно даже сказать монументальная облицовка радиатора как раз и «телеграфирует» претензии на качественно иной статус – более не «озорного выскочки», а уже знающего себе цену спортивного джентльмена!

Текст: Иван Веснин

C

adillac CTS, появившийся в 2001 г, был серьезным прорывом в устоях мирового авторынка, такой маленькой тихой революцией. Без лишней шумихи янки предприняли довольно талантливую попытку предложить компактный спортивный седан категории Premium, который не стыдился сравнения с лучшими аналогами из Старого Света. Скептики не поверят, но CTS по ходовым качествам незначительно уступал эталону спорт-седанов – BMW, а многие другие европейские модели превосходил на голову. На родном американском рынке модель имела потрясающий успех, но консервативная Европа, ради признания в которой больше всего и старались, осталась равнодушна к заслугам «американского биммера». В России первый CTS, оставаясь нишевым выбором знатоков, успел сформировать когорту преданных ценителей. Тем, кто успел распробовать и полюбить тот дебютный CTS, переживать не стоит. Сменщик в своей основе сохраняет лучшие черты основоположника. Ибо CTS-II – это, по сути, глубокая ревизия CTS-I: от


двухдверным купе! Кроме того, не исключена вероятность и стильного На втором поколении машины дебютирует совершенно новый двипятидверного универсала! Как и в прежнем поколении, линия CTS гатель – бензиновый 3,6-литровый V6 с системой двойного изменения получила своего гордого знаменосца – суперспортивную сверхмощфаз газораспределения и главное – прямым впрыском топлива. Это позволило добиться отличной отдачи – ровно 300 л.с. Впечатляет, ведь ную модификацию CTS-V. Если раньше она оснащалась 400-сильным атмосферным V8, у новой модели настал черед новейшей 6,2-литровой обычно на заокеанских машинах такую мощность снимают с 5-литро«восьмерки» с интегрированным механическим нагнетателем Eaton. вых V8! Прежний 258-сильный V6 одинакового объема 3,6л остается Cadillac сдержал обещание взять рубеж в 500 «лошадей» – мощность в каталоге, как и мотор Entry level – 210-сильный 2,8-литровый V6. достигла 550 л.с. Но еще больше поражает немыслимый крутящий моCTS в свое время стал пионером возвращения Cadillac к заднему мент – 745 Нм! CTS-V «затыкает за пояс» лучшие европейские суперприводу, а CTS-II делает еще один шаг в нужном направлении. Долгоседаны – BMW M5 и Mercedes E63 AMG! Вдобавок, в отличие от этих жданная новость – передовой американский спорт-седан обзаводится двух швабов, топ-CTS существовать будет только с полным приводом! современной интегральной трансмиссией! Старая добрая классичесТакже CTS-V образца 2009 г. хвастается атлетическим аэродинамическая компоновка останется в качестве базового предложения, однако ким обвесом, экстремальным настройками шасси и тормозами, униоба 3,6-литровых двигателя можно заказать с постоянным полным кальной отделкой салона. Велика вероятность, что этого «горячего» приводом. Для российских дилеров марки эта инновация – как манна небесная! Также все CTS теперь оснащаются новой 6-диапазонной автоматической коробкой передач. Однако для тех, кто дословно воспринимает звание «спорт-седан», производитель не забыл предусмотреть опцию традиционной «ручки» – 6-ступенчатую механическую трансмиссию (она поставляется японской фирмой Aisin). Если внешний наряд новинки кое-где выдает присутствие «скелета» предка, то интерьер CTS-II – имиджмейкера гаммы наконец-то будут официально поставлять и в тотальный переход к высоким материям! Cadillac подчеркивает, что теперь детали салона, как и на обновленном SRX, собираются вручную, Россию! Кстати, в очередной попытке завоевать симпатии Западной Европы CTS-II получит и мощный турбодизельный мотор. с использованием настоящего африканского дерева, скандинавских Однако какой бы ни был выбор силового агрегата на CTS-II, одно шкур и… французских ниток! Очень оригинальна выдвижная панель можно гарантировать смело – владелец получит машину с яркой инмонументального многофункционального ЖК-дисплея. Даже язык не поворачивается сказать штампом, что «отделка салона Cadillac не хуже дивидуальностью. Модель, которая гарантированно НЕ будет столь же приевшейся и банально-массовой, как немецкие аналоги. Новая серия европейских соперников». Потому как если сравнить качество и стиль кабины нового CTS с последними BMW 5-й серии и Mercedes E-класса «Си Ти Эс» – неоспоримо сексапильное произведение! P.S. Янки и с новым поколением CTS страсть как хотят, чтобы этой (даже в их самых дорогих топ-модификациях), то уровень американца машиной восхищались Европе. Но пока признание вновь приходит окажется явно выше! Правда, центральная консоль CTS архитектурой от соотечественников – едва успев дебютировать, модель немедленно очень напоминает Lexus RX, но это неплохой знак… получила высший титул американской автомобильной общественносЛюбопытно, что Cadillac возлагает грандиозные надежды на новую ти. Motor Trend наградил новый CTS званием «Автомобиль года 2008»! модель, поэтому вскоре семейство CTS пополнится… пижонским

REVOLUTION

297

На CTS-2008 дебютирует совершенно новый двигатель – бензиновый 3,6-литровый V6 с системой двойного изменения фаз газораспределения и главное – прямым впрыском топлива. Это позволило добиться отличной отдачи – ровно 300 л. с.


L DV

Бизнес-Кадриль Cadillac


299

предназначена лишь для базовых модификаций STS. Для вершины гаммы – и это оказалось полной неожиданностью – предусмотрена опция постоянного полного привода, с самыми модерновыми электронными системами! Откровенно говоря, даже сам производитель не надеется, что STS с интегральной трансмиссией AWD будет скольконибудь массовым – подавляющее большинство владельцев устроит и обычный задний привод. Но сам факт наличия в продаже престижного седана Cadillac с полным приводом должен придавать особый вес модели, словно ставя еще один «знак равенства» между STS и топвариантами соперников от Audi, Mercedes, VW а теперь еще и Lexus. Само собой разумеется, что для российских условий такой «маркетинговый финт» General Motors может оказаться самым полезным. Оба двигателя – V6 (3,6 л., 255 л. с.) и V8 (4,6 л., 320 л. с.) – вполне соответствуют общепринятым мощностным данным категории, а в смысле ходовых качеств Cadillac обещает (снова и снова) еще больше приблизить STS к стандартам европейских моделей. Стремясь во что бы то ни стало отмежеваться от недоброй памяти «американского качества», роли передовых производственных технологий нового STS было уделено даже чересчур много внимания. Инженеры были вынуждены пойти на невероятное количество изощренных новаций в сборочном процессе, чтобы только клиент, вопреки всем предубеждениям, поверил – качество бизнес-седана Cadillac не уступает немецким конкурентам, а по авангардности технологий чем-то даже превосходит «бюргеров». Конечно, самый сногсшибательный эффект производят так называемые версии fully-loaded, где установлены целые «россыпи» заказных люкс-аксессуаров. Новому STS очень нелегко в завоевании позиций в престижном сегменте. Но само участие Cadillac в борьбе – тем более при технологической мощи и амбициях GM – подарило клиентам еще один очень интересный выбор!

REVOLUTION

П

ервые плоды исторической коренной реформы модельной гаммы Cadillac – компактный спорт-седан CTS и крупный «паркетный» внедорожник SRX – имеют неплохие коммерческие результаты, хотя о триумфе говорить еще очень рано. Однако обе эти модели принадлежат к сегментам, где клиентура ментально весьма гибкая, особых предубеждений насчет брендов не имеет. Другое дело покупатели бизнес-седанов, большинство из них – стойкие приверженцы своей марки, крайне консервативно настроенные, и почти никогда не изменяют «своему». Однако подготовке очередного поколения своего правофлангового STS концерн GM уделил больше внимания, чем любой другой из сотен своих моделей! Начать с того, что уже с точки зрения дизайна «джиэмовцами» одержана победа – визуально симбиоз солидной презентабельности и моложаво-спортивной динамичности удался великолепно. Внешне новейший STS (аббревиатура уже не означает Seville Touring Sedan, как прежде, теперь это формальный набор букв) выполнен стопроцентно в тех же стилевых решениях, что и «младший» седан CTS. На фото неискушенный взгляд может даже спутать две модели, однако вживую STS отличается намного более массивными габаритами и «физическим присутствием», длина (почти 5 м) и база более чем на 15 см превосходят CTS. На рынке флагман Cadillac позиционирован умышленно «между классами» – чуть выше категории Mercedes E-класса/5-я серия BMW, но немного ниже S-класса/7-й серии. Если прежний STS (а еще раньше просто Seville) многие годы гордо нес статус самого мощного в мире переднеприводного автомобиля, особо подчеркивая эту бывшую историческую особенность марки, то теперь Cadillac включился в игру по общим правилам. Только... сразу по двум версиям этих самых «общих правил»! То, что бизнес-седан оснастят старым добрым задним приводом, было всеми ожидаемо. Однако «классика»


L DV

Ресурсы Внутренностей

S

RX – первый в 100-летней истории Cadillac внедорожник, который стал не просто переделанным вариантом моделей других марок GM (как в случае с Escalade), а был создан индивидуально для «Кэдди» – исключительно под его статус и легендарную ауру. Из первой же пробы вышел удачный микст спортивности, 7-местной практичности и полноприводной всепогодности, «обернутый» в стильную, неординарную и обаятельную «упаковку». Главная прелесть модели была и остается во внешней непохожести машины на прорву других крупных SUV. Cadillac сумел привнести нечто свежее и неповторимое в столь обыденный, до однообразности универсальный облик большинства «джипов». А еще, несмотря на чисто американские XXL-габариты, SRX с его несущим кузовом на удивление неплох в скоростном пилотаже! Конечно, по спортивности ходовых качеств он все же не сравнится с эталоном категории, BMW X5, однако

кроссовер Cadillac ведет себя в быстрых поворотах лучше, чем большинство других полноразмерных внедорожников! Но карьере симпатичного и удачного SUV сильно мешала изначальная ошибка производителя. Американцы недооценили важность изысканного интерьера для покупателей сегмента Premium. Нет, с идеями дизайна кабины SRX все было ОК – соблазнительная американская массивность, «мастодонистые» жерла воздуховодов кондиционера… Вот только качество пластика, фальшивого «дерева» и невысокая тщательность сборки перечеркивали все находки стилистов. Поэтому для планового рестайлинга модели Cadillac решил бросить все силы именно на кардинальную корректировку интерьера. Его не просто подретушировали, а всецело заменили! Вся передняя панель спроектирована заново. Что мы нынче видим? Плавные изгибы, сочетание светлых и темных тонов, много качественной кожи и упругого


высококлассного пластика, крупный пласт натурального дерева во всю ширину правой пассажирской части. Браво! Американцы настаивают, что теперь тут используется настоящий срез древесины африканского Sapele Pommele. Обшивка кожей многочисленных фрагментов интерьера своей фактурой швов выдает высокий класс ручной работы. Разумеется, циферблаты приборов также иные. Появилось немало новых хромированных пластинок здесь и там, особенно красивы окантовки вокруг сопл-воздуховодов. Передние супер-кресла не только регулируются в восьми направлениях, но даже отапливаются по частям (можно подогреть только спинку, либо одну подушку). Благородство – вот в чем точно выиграл интерьер нового SRX! Трудно не заметить, что общий стиль «торпедо» выдержан в духе легковых седанов. Венчают все эти метаморфозы «винтажные» аналоговые часики посреди центральной консоли. Однако еще более впечатляет изменение самого подхода к процессу «шлифовки» внутренностей люкс-салона внедорожника – Cadillac ввел некую разновидность «Заокеанского Bentley». GM подрядил для изготовления сегментов интерьера всех версий SRX специальный цех, где особо квалифицированные мастера вручную отделывают кабины элитных спортивных модификаций «V» (аналог AMG в иерархии Cadillac) – STS-V и XLR-V! Так что отныне SRX уверенно находится среди лидеров своего класса по уровню кабины. Например, VW Touareg со своим дешевым интерьером может вообще не заикаться о сравнении с этим американским SUV. Снаружи обновленный SRX отличается несколькими дополнительными «полосками» хрома и чуть видоизмененным оформлением облицовки радиатора. Топ-двигатель остался прежним – дородный

4,6-литровый V8 мощностью 325 л.с., достойный агрегат для претензий на звание «Спортивный внедорожник». Однако даже на отечественном рынке все больше людей обращают внимание на расход топлива, поэтому Cadillac у нас стал активно пропагандировать «младший» агрегат – 3,6-литровый V6. Право, для городской эксплуатации его 255 л.с. предостаточно, а экономичность по сравнению с «восьмеркой» улучшается минимум на треть! Этому способствует и новая авто-

REVOLUTION

матическая трансмиссия Hydra-Matic, которая стала 6-ступенчатой. Также GM внедрил на своем передовом SUV революционную подвеску Magnetic Ride, использующую магнетореологический принцип. В стойках шасси – специальные резервуары с маслом, наполненным металлическими частицами. Электроника изменяет электрическое напряжение в этих камерах, варьируя электромагнитное поле, от колеба