Issuu on Google+

Жизнь вокруг света

Сергей ПОЛИЩУК, фото из архива Владимира КУЛИНИЧЕНКО

Владимир КУЛИНИЧЕНКО – одессит, сегодня проживающий в США, яхтсмен, парусный мастер, единственный среди наших соотечественников учасник трех кругосветных регат: Whitbread 1989-90, Whitbread 2003-04, Volvo 2008-09. во время Windmaster Regatta, проходившей на Киевском море, побывал в гостях у "Шкіпера". Ваш путь в мир парусов? Как и многие одесские мальчишки, я пришел заниматься в детскую парусную школу в яхт-клубе "Отрада". И остался в парусе на всю жизнь. Думаю, что очень важный аспект в становлении яхтсмена – это его первый тренер. У меня им был Витас Кисаряускас, литовец. Он учил нас, что в море надо выходить в любое время, в любую погоду. Его школа была довольно жесткая, после

80

которой с другими тренерами – с Михаилом Петуховым, Валерием Миндрой – было намного проще общаться. Они меня тренировали на "Финне", затем я перешел на крейсерские яхты. Гонялся на "четвертьтонниках", "таурасах", "шестерках", на яхтах "Лада", "Ланжерон", "Эльф", "Дружба". "Ланжерон" была яхтой Кисаряускаса и он еще в детстве привил нам интерес к большим яхтам. Например,

когда мы ехали на соревнования в Никополь, то наши лодочки уходили туда на пароходе, а мы шли на "Ланжероне", это было супер. Нас было по 4 человека на койку. Друг детства Юра Гончаров, который привел меня в Черноморский яхтклуб и который и сегодня участвует в одесских регатах, помню, выпадал за борт с ведром, много историй было. К слову, о требовательности Кисаряускаса, то одно из заданий


института инженеров морского флота я уехал на Дальний восток, работал помощником капитана на двухмачтовой шхуне, которая ходила в экспедиции из Владивостока на Камчатку. Через несколько лет я вернулся в Одессу, был капитаном яхты "Гранат" (проект "Алькор"), на которой неоднократно участвовал в регатах на "Кубок Черного моря". После перешел матросоминструктором на парусник "Дружба", на котором обошел всю Европу. Когда мы были в Гдыне, то Анатолий Верба пригласил меня принять участие в проекте "Фазиси".

Вы прошли не одну кругосветную регату...

"Фазиси" Whitbread 1989-1990

было таким: на "Ланжероне" в сильный ветер он ставил чашку с чаем перед входным люком и ты, в 14 лет, должен был держать этот большой румпель и вести яхту так, чтобы не перевернуть чашку. Это было не просто. Тренеры той закалки, действительно брали на себя заботу и ответственность за детей. Экзамен на получение капитанского диплома я сдал в 19 лет, но мне его еще два года не хотели выдавать, так как я был слишком молодой. С тех пор занимаюсь крейсерскими гонками. После окончания одесского

шkіnер 3’13

Да. "Фазиси" была первой ласточкой, это были гонки Whitbread 1989-1990. Было очень трудно, но я почерпнул много интересного из того опыта. Затем были украинские проекты "Одесса 200", "Гетьман Сагайдачний" в Whitbread 2003-2004, позже Team Russia с яхтой "Косатка" в Volvo 2008-2009. Я единственный, кто принимал участие во всех этих проектах бывшего СССР и стран СНГ. Моя кругосветная история началась с "Фазиси". Я много ходил с Анатолием Вербой, он был моим ментором и хорошим другом. Именно он позвал меня присоединиться к проекту "Фазиси". Я восемь месяцев жил в Поти, участвовал в постройке яхты. Первые два этапа регаты я пропустил, но потом дошел до финиша в Англию. После чего мы перешли на ней в Штаты. Сейчас "Фазиси" находится в Торонто, ее выкупили пятеро канадцев польского происхождения. Они восстановили лодку, ничего не меняли на ней, включая и название. Яхта в хорошем состоянии, пару раз она ходила через Атлантику, участвовала в операции "Парус", живет активной жизнью. Лодка, которую мы общими усилиями построили из алюминия 25 лет назад, до сих в строю. Первая кругосветка – это большое событие в жизни любого яхтсмена. Я ничем не хочу недооценить своих коллег-яхтсменов, потому что мы все братья, но если ты не был в Южном океане, то ты не до конца понимаешь, что такое парус. Это 30-метровые волны, постоянно 50 узлов ветра. То, что здесь считается невозможным,

там в порядке вещей, ты просто привыкаешь к таким условиям. Если меня просят привести пример одного дня в кругосветке, я всегда вспоминаю об огибании мыса Горн на "Гетьмане Сагайдачном". Мы подошли к нему утром, дуло 55 узлов попутного ветра, несли грот с 3  рифами и ричер. Пошел снегопад, мы поиграли снежки и даже умудрились снежную бабу слепить, хотя она быстро растаяла. На подходе к мысу ветер "закис" до 35 узлов. По славянским традициям, надо было выпить. У нас была бутылка водки и рома, которые мы успешно опустошили. Перед мысом вахта сменилась и я пошел спать. Как вы знаете, спим мы на яхте всегда ногами вперед, чтобы при ударе не поломать шею. Я лег и еще не успел заснуть, как почувствовал, что лодка куда-то полетела и я стою на переборке. Когда посмотрел наверх, то увидел, что вода не просто сочилась, а вливалась через люк, то есть лодка ушла до люка в глубину. Тем не менее яхта быстро выровнялась и поступил сигнал, срочно собраться всему экипажу наверху. Ричер, самый тяжелый парус на яхте, был разодран в клочья. Ветер поднялся до 60 узлов, но мы успели снять грот, поставили триссель и самый маленький стаксель. На этом эпопея с огибанием мыса Горн закончилась. Хотя серьги в ухе у меня и нет, но я обогнул его два раза.

Ваша оценка проекта "Фазиси"? Я знаю, что существуют разные мнения. Конечно, свои сложности были. Но надо понимать, что такого рода замысел был впервые осуществлен на территории СССР. Тогда в океан никого практически не пускали и даже у признанных в мире советских спортсменов океанского опыта не было. Инициатором создания проекта "Фазиси" и руководителем был Владислав Мурников. В то время он работал в конструкторском бюро "Мобиле" и занимался проектированием яхт, в частности и "Фазиси". Владислав и сегодня, проживая в США, занимается проектированием яхт, прогрессивных, рассчитанных на индивидуальные достижения. Например, сейчас он работает над 100-футовой однокорпусной

Купуйте електронну версію журналу на http://store.obreey.com

81


"Гетьман Сагайдачний" – Whitbread 1993-1994

парусной яхтой Speed Dream, которая должна развить скорость больше 50 узлов. Уже изготовлен 27-футовый прототип, который успешно тестируется. Он разработал и построил два революционных швербота MX-Ray и MX-Next. В разработке и тестировании я непосредственно принимал участие. В проекте "Фазиси" Мурников опирался на двух человек Анатолия Вербу и Алексея Грищенко, он пригласил их в проект, а они уже собрали остальную команду. Изначально Анатолий Верба должен был быть капитаном и отвечать за спортивную программу, а Алексей Грищенко – за строительство яхты. Но у Вербы был достаточно жесткий гоночный подход к делу, который не работал с ребятами, приведенными Грищенко. Начались разногласия, в итоге Мурников решил, что Грищенко будет капитаном. В определенный момент стало понятно, что все-таки яхте нужен опытный океанский шкипер. Ни Верба, ни Грищенко таковыми не были. Поэтому и был приглашен консультантом Скип Новак, у которого за спиной была не одна кругосветная гонка. Думаю, что это было очень правильное решение. И фактически получилось так, что уже с первого этапа экипаж возглавил Скип

82

Новак. Я был парусным мастером, начальником вахты. Еще вахтенными начальниками были Анатолий Верба, Евгений Платон и Эдгар Терехин.

и стартовали на Whitbread. Первый этап я прошел на борту этой яхты, а остальную часть гонки – на "Гетьмане Сагайдачном".

Сам Владислав Мурников не планировал идти в океан?

Какой был экипаж на "Одессе" и на "Гетьмане"?

Напротив, он хотел. И прошел этап Австралия–Новая Зеландия. Но после переговоров со Скипом решил, что команде нужен береговой менеджер и остался на суше.

На "Одессе" экипаж подбирался правильно, все были отличные яхтсмены. Но при стрессовых ситуациях люди просто не выдерживали. Кроме того, многих гонщиков утомил процесс постройки лодки и они преждевременно покинули проект. На старт гонки мы шли всего вшестером, а в Саусгемптоне к нам присоединились еще двое: англичанин и ирландец. После первого этапа я принял решение прекратить свое участие в гонке. Собирался ехать домой, но встретил Евгения Платона, руководителя проекта и шкипера второй украинской яхты. Он уговорил меня продолжить регату в качестве помощника капитана уже на "Гетьмане Сагайдачном". Там был полный экипаж, все украинцы, за исключением хорвата и словенца. Кроме меня вахтенными начальниками были еще Сережа Щербаков и Юра Дорошенко, с которым мы гонялись еще на "Фазиси".

Ваш путь к Whitbread 1993-1994? Верба уехал с “Фазиси” немного раньше, объявив до этого через прессу, что он будет готовить новую команду для участия следующей кругосветной регате. Его проект был приурочен к двухсотлетию Одессы и получил название "Одесса 200". Анатолий Верба создал одноименную ассоциацию одесских яхтсменов, руководил всей программой, был генеральным менеджером и капитаном. Меня он пригласил в качестве парусного мастера. По общему согласию тогда я уехал в Америку и год стажировался в парусной мастерской Doyle. Там я всячески пропагандировал наш проект и нашел единомышленников, готовых создать украинскоамериканскую команду. Яхта "Одесса 200" строилась в России, в Чкаловске, но закончили строительство и вооружили мы ее в США. Оттуда перегнали ее в Англию

Вы рассказали про огибание мыса Горн, вся гонка проходила в


таком изнуряющем ритме? Приблизительно. Конечно, это было невероятное путешествие: вокруг земного шара, на яхте по ревущим сороковым и неистовым семидесятым, среди айсбергов, большие волны, ветер, от которого негде спрятаться в океане. Это совсем другой уровень паруса, ты должен рассчитывать лишь на себя.

С парусами было много работы? Да, причем на "Гетьмане" даже больше, чем на "Фазиси". Из-за прекращения финансирования доходило до того, что мы просто ходили по другим яхтам и брали у них те паруса, которые им уже не были нужны. Это небыло запрещено регламентом, но очень неприятно.

Вы прошли практически полностью два проекта: "Фазиси" и "Гетьман Сагайдачний". Можно ли их сравнивать? Я считаю, что они несравнимы. Вопервых, "Фазиси" – это была первая ласточка, которая в зарубежье попала. Мы еще тогда были "советские", воспринимали все, как дети. Во-вторых, Whitbread 19891990 была последней любительскопрофессиональной гонкой серии. Флот состоял из 23 яхт, все они были разные, обмерянные по правилам IOR с учетом пересчета времени финиша по гандикапу. В регате 1993-1994 уже была группа Whitbread 60, в которой находились украинские яхты. В ней не было гандикапа и место на финише не корректировалось. Экипажи этой группы состояли из профессиональных яхтсменов. В частности, на "Гетьмане" в экипаже гонялись олимпийцы, в том числе Юрий Токовой, чемпион Европы в классе "Финн". С другой стороны, менталитет у обоих проектов схожий.

на спортивной составляющей, настройке, разгоне яхты, созданием поляров скоростей. Конечно, во время постройки присутствовали те члены экипажа, которые уже в океане будут на борту отвечать за те или иные вопросы. В постройке "Гетьмана Сагайдачного" я, к сожалению, не участвовал, но насколько мне известно, Платон пытался следовать такому же подходу. Когда я участвовал в регате на "Косатке", то предлагал руководителю проекта пригласить его в менеджерскую команду. Экипаж "Косатки" ее же, в некотором смысле, и погубил. Он был довольно высокооплачиваемым. Как раз в разгар регаты грянул экономический кризис и все эти факторы повлияли на то, что финансирование проекта Team Russia было свернуто.

Какова цель Вашего визита в Киев? Я был в Одессе и связался со своим хорошим товарищем Родионом Лукой, с которым мы вместе участвовали в регате Volvo Ocean Race 2008-2009 на “Косатке”. Последний раз, когда мы виделись, он со своей семьей навещал меня во Флориде, мы договорились, что надо будет встретиться в Киеве. У меня было свободное время, мы созвонились, честно говоря, о том,

что в эти дни в Киеве будет проходить Windmaster Regatta, я даже не знал. Но идеей погонятся на Beneteau 25, я загорелся и приехал в Киев. То, что я увидел, мне очень понравилось, регата организована хорошо. Понравился монотипный флот Beneteau. Очень приятно, что собрались действительно друзья, хорошие гонщики.

После Windmaster Regatta Вы, наверное, еще неоднократно приедете в Киев. Думаю, что управляя такой яхтой, Вы вспомнили свою парусную юность. Я считаю, что каждый яхтсмен должен быть многообразным, уметь гоняться на всем. Конечно, годы берут свое, и сейчас мне намного комфортнее ходить на больших лодках, а не на швертботах, где важна физическая сила, сноровка. Но с другой стороны, очень приятно вспомнить кем ты был, вспомнить те качества, которые приобрел еще гоняясь на швертботе. Они очень помогают на такой чувствительной яхте, как Beneteau 25. Очень сильно влияет также размещение веса, крен. Каждое движение экипажа вносит свои поправки в скорость, тактику гонки. Было действительно интересно гоняться, да и просто приехать в те места, где я последний раз был еще в 1975 г., когда гонялся на "ОК-Динги" и на "Финне". Да и

А Team Russia? На яхте "Косатка" был полностью профессиональный экипаж, в котором было множество знаменитых яхтсменов со всего мира. Конечно, если бы немного раньше начать работу, то можно было создать и русский коллектив, из тех же олимпийцев. Но с другой стороны, подход был таков, что яхта должна была хорошо выступить. Гонщики яхту не строили. Они были сконцентрированы лишь

шkіnер 3’13

"Одеса 200" – Whitbread 1993-1994

Купуйте електронну версію журналу на http://store.obreey.com

83


Паруса для "Касатки"

просто здорово встретиться со старыми друзьями и приятелями.

На каких яхтах Вы гоняетесь? Лодки разных размерений. Например, последние два года я был капитаном на 92-футовой карбоновой яхте из разряда супермакси. На ней я ходил в две трансатлантические гонки Arc и Maxi Cup, на ней мы прошли две Midllesea Race, в этом году планируем выступление на Фастнетской гонке. Экипаж этой яхты не состоит исключительно из профессионалов. Так что в рамках этого проекта я также занимаюсь обучением. Она базируется во Франции, постоянный экипаж составляют 6-7 матросов – французов, я и Сергей Бординов, с которым мы меняем друг друга в

Beneteau 25 – Windmaster Regatta

84

"Касатка". Первые тренировки на воде.

качестве капитана.

Где сейчас дом одессита Владимира Кулиниченко? Я уже длительное время живу в США, в городе Санкт-Петерсбург, штат Флорида. В Киев приехал из Одессы, через два дня возвращаюсь туда, потом улетаю на регату на Антибы, после чего уже лечу домой. Где у меня в ближайших планах еще три регаты. Во Флориде я живу с 1995 года, правда, я еще три года жил в Коннектикуте, когда работал там на North Sails. Я профессионально занимаюсь парусным спортом, но основная моя сфера деятельности – это парусное дело, я – парусный мастер. Работал со всеми ведущими компаниями

мира: Doyle, UK, Quantum, North Sails и Banks. В последнее время у меня все меньше времени на изготовление парусов, хотя я и безумно люблю это.

А в Одессу часто приезжаете? К сожалению, достаточно редко, но последние пару лет я всегда пытаюсь попасть сюда. У меня сейчас много гонок проходит в Европе: в Хорватии, Италии, Франции. Это довольно близко и поэтому я стараюсь на недельку-полторы всегда заезжать в Одессу. Меня всегда тянет в родные места, к друзьям, я просто люблю Одессу, город, с которым связана большая часть моей жизни.


Vladimir Kulinichenko interview Skipper Magazine