Issuu on Google+

РАЗВИТИЕ ДФО:

СТАВКИ СДЕЛАНЫ Депутат Государственного собрания (Ил Тумэн) РС (Я), директор ООО «Саха-электроремонт» Роман ЛИТВИНЦЕВ:

— Коммунальные тарифы на Севере должны быть заморожены, и этот вопрос мы хотим вынести на всенародный референдум

стр. 39

Генеральный директор ЗАО «Транссахамост» Василий МАЗУР:

— В применении современных технологий не заинтересованы коррумпированные чиновники, поскольку это мешает им воровать

стр. 4

Депутат Хабаровской краевой думы, ректор Тихоокеанского государственного университета Сергей ИВАНЧЕНКО:

— Если мы будем такими же темпами «развиваться», то к 2020 году нехватка ИТР в нашем регионе составит 5 тысяч человек

стр. 16

Начальник управления архитектуры и строительства правительства ЕАО Юрий ЛИТВИН:

— У нас не просто не хватает квалифицированных специалистов среднего звена, но их еще и учить некому

стр. 3


ТЕМА НОМЕРА

ставки сделаны? В июле этого года в  Комсомольске-на-Амуре должен пройти Дальневосточный инженерный конгресс, на котором, по замыслу авторов идеи, требуется обсудить ключевые для нашей территории отраслевые проблемы. Между тем в обществе сейчас обсуждается более злободневная тема. Как заявил в конце мая глава Минвостокразвития Виктор ИШАЕВ, Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона может уже в этом году профинансировать два проекта — создание игорной зоны в Приморье и строительство железнодорожного перехода Нижнеленинское в ЕАО. И среди многих участников рынка это вызвало недоумение. Представителям бизнеса интересно — а с какой стати государственные средства нужно вкладывать в строительство казино, когда это должно быть сферой интересов частных инвесторов? У нас что, нет промышленных проектов, которые требуют господдержки? Тот же мост через Лену, например? Или строительство модульных котельных (а также систем коммунальной энергетики) на Крайнем Севере? Или реконструкция аэропортов в отдаленных поселках ДФО? Но, судя по всему, эти вопросы останутся риторическими. А пока — мнение наших экспертов об основных отраслевых проблемах Дальнего Востока.

«Молодых

инженеров у нас на Севере почти не осталось, и это катастрофа»

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Развитие Дальнего Востока —

По официальным данным, которые в феврале этого года были озвучены ректором Тихоокеанского государственного университета Сергеем ИВАНЧЕНКО, уже к 2020 году Дальнему Востоку будет недоставать 5 тысяч ИТР. Если, конечно, не изменится ситуация, связанная с подготовкой специалистов. А вот какое предложение в этой связи высказал глава Ленского района Якутии Сергей ВЫСОКИХ:

У

нас в районе работают крупные участники рынка. Такие, как «Газпром», «Транснефть», «Сургутнефтегаз» и так далее. И они готовы брать на работу ИТР из  числа местных жителей. Причем готовы платить им весьма приличную зарплату. Но беда в  том, что молодых инженеров у  нас на Севере просто нет, и это катастрофа. Я больше скажу — многие наши выпускники школ хотят учиться в  технических вузах. Однако ребята из  небогатых семей не в  состоянии оплатить обучение в университетах. Платное образование у нас еще никто не отменял. И  в этой связи хочу озвучить конкретное предложение. Сейчас идет финансовое наполнение государственной программы развития Дальнего Востока? Насколько я знаю, идет. Так давайте включим в нее финансирование обучения за государственный счет тех ребят, кто хочет получить нужные для  государства специальности, но не может этого сделать на платной основе. Пусть учатся на бюджетные средства, ведь пользу они потом принесут именно государству. И огромную роль в этом процессе могут сыграть как раз администрации районов. Мы лучше остальных органов исполнительной власти знаем, чем дышит каждая наша семья, каждый наш человек. И, наверняка, сможем не просто определить, кто из  выпускников

наших школ станет со временем хорошим инженером, но и способствовать этому процессу. К  примеру, наш отдел образования в состоянии проводить регулярные технические олимпиады, конкурсы и викторины среди учащихся 9–11-х классов. На них и будут выявляться современные Кулибины. Также мы будем постоянно приглашать в  школы представителей промышленных компаний. В  первую очередь мастеров, бригадиров, начальников участков и  главных инженеров, чтобы они в  популярной форме рассказывали о  преимуществах своих профессий. Начиная от  специфики и заканчивая уровнем зарплат и карьерными перспективами. Мы и сейчас это делаем, но точечно. А  нужна система, чтобы мы четко знали — у нас, например, есть квота на 30 мест в  технических вузах. И  мы в  лепешку разобьемся, но не просто найдем, а  еще и  максимально полноценно подготовим будущих студентов. И  профессионально, и психологически, и социально настроим их на получение инженерной профессии. И  если каждый город, каждый район Дальнего Востока примет участие в  этом процессе, то лет через десять проблема с ИТР в нашем регионе будет решена практически полностью. Продолжение темы на стр. 12–13.

«У

нас не просто не хватает квалифицированных специалистов, но их ещЁ и учить некому»

О том, что в девяностые годы в России сотнями закрывались техникумы и ПТУ и это до сих пор отражается на отраслевой ситуации, можно говорить бесконечно. Однако проблема заключается еще и в другом — даже существующие профтехучилища зачастую не могут идти в ногу со временем. Поэтому говорить о внедрении каких-то новых технологий пока проблематично. Именно эту позицию и озвучил начальник управления архитектуры и строительства правительства Еврейской автономной области Юрий ЛИТВИН:

К

система, которая позволит сделать этот процесс качественным и современным. Пока же мы видим, как на наших стройках работают китайцы, таджики, узбеки и  другие люди, приехавшие в  нашу страну зарабатывать деньги. К сожалению, мы реально «подсели» на иностранную рабочую силу. Поэтому, чтобы изменить ситуацию, необходимо менять подход к  структуре профтехобразования. Причем тут речь должна идти в  первую очередь о  местных жителях. Только в  этом случае мы сможем составить на рынке труда цивилизованную конкуренцию. Но! В  производственном секторе одна составляющая вытекает из  другой. Чтобы работодатели могли платить своим сотрудникам нормальные зарплаты, у  них должны быть заказы.

Я имею в виду в первую очередь строительство, хотя это касается и остальных отраслей. А чтобы у компании появились заказы, они должны выходить на  аукционы. Но далее начинается тема скучная и избитая — я имею в виду, конечно же, ФЗ-94. О каких заказах мы говорим, при том уровне демпинга, который существует сегодня на  конкурсах. Конкретный пример — у нас в области одна из  фирм выиграла торги, «сбросив» цену на  41 процент. Представляете? На  41 процент! Что можно сделать в таком формате? Ведь изначальная стоимость любого проекта берется не с потолка, она тщательно просчитана и формируется в строгом соответствии с  существующими нормативными актами. С теми же ФЭРами, например. Так вот теперь

МАЙ — ИЮНЬ 2013

сожалению, уровень подготовки кадров в  наших ПУ далеко не всегда соответствует современным стандартам. В некоторых училищах мастера до сих пор учат ребят тому, что в строительстве давно не применяется. Грубо говоря, чуть ли не окна красить, хотя во всех квартирах уже стоят стеклопакеты. И  хорошо, если такого выпускника «доведут до ума» непосредственно на производстве. В противном случае рынок получит никому не нужного специалиста с нулевым профессиональным багажом. Мы, представители региональной власти, пытаемся изменить ситуацию, связанную с  профтехобразованием. Но тут, скорее, нужна именно государственная

руководители этой структуры приходят к нам и просят аванс. А мы не даем. И не дадим, разумеется. Они чем думали, когда опускали ценник ниже нижнего предела и оттесняли в  сторону местные предприятия? Вот пусть теперь работают, как хотят. А  мы будем ОСОБО ПРИСТАЛЬНО, я  это хочу подчеркнуть, следить за качеством объекта. Такие полномочия у  нас есть. Впрочем, проблем на  Дальнем Востоке хватает. Одна из  них, разумеется, связана с  запредельными энерготарифами. На  мой взгляд, ситуацию необходимо выравнивать уже в ближайшее время. Выравнивать на  государственном уровне. Иначе ни о  каком системном развитии производственного сектора (особенно на  фоне конкуренции с  тем же Китаем) не может быть и речи. Но для решения проблем в  сфере энергетики представителям отраслевых компаний было бы уместно умерить свои собственные аппетиты. Я имею в виду и огромные зарплаты, и высокие дивиденды, и запредельные «золотые парашюты». Но это уже — тема отдельного разговора.

3


ТЕМА НОМЕРА

Развитие Дальнего Вос ставки сделаны? «Рынку

недропользования мешают бюрократические препоны, и это НУЖНО менять» Руководители многих золотодобывающих компаний в интервью нашей газете не раз озвучивали серьезную проблему — чиновники Роснедр зачастую не допускают участников рынка до аукционов на право приобретения лицензий. Причем для  нашего региона эта беда особенно актуальна. Слово — директору ООО «Нирунган» Валерию ЕДОМЕНКО:

Д

умаю, нет ни одного руководителя в нашей отрасли, который бы не сталкивался с подобными проблемами. Мы вынуждены постоянно, перед каждым аукционом, оформлять множество никому не нужных бумаг. Эти пакеты исчисляются сотнями страниц. Иногда доходит до абсурда — в прошлом году, с перерывами в  два-три месяца, объявлялись три аукциона на  одно из  крупных месторождений в  Усть-Майском районе Якутии. И  по всем трем

готовились одни и  те же материалы. И  кто заинтересован в  такой чехарде? Государство? Не думаю. Участники рынка? Ни в коем случае. Остается только догадываться, что в создании таких сложностей ктото и  почему-то заинтересован. Более того, вся эта документальная эпопея не является гарантией того, что к этому самому аукциону нас все-таки допустят. У представителей Роснедр ответы в этих случаях, как правило, стандартные — неправильно оформленные заявочные документы или несоответствие заявителя требованиям к участникам. Вот только что там «неправильного» или что «не соответствует», никто толком не объясняет. Я  вам привел пример с  аукционами на месторождение в Усть-Майском районе. Так вот нас к распределению лицензий в этом конкретном случае не допустили. Формулировка была, разумеется, стандартной и расплывчатой. И в таком же положении оказываются практически все наши коллеги. Продолжение темы на стр. 29

«В

применении современных технологий не заинтересованы коррумпированные чиновники, это мешает им воровать» Об  инновациях и  модернизации можно рассуждать бесконечно. Но дело не сдвинется с мертвой точки ровно до тех пор, пока, вопервых, не поменяется сама структура власти, а во-вторых, законы не станут прозрачными. Этой позиции придерживается генеральный директор ЗАО «Транссахамост» Василий МАЗУР:

П

ервые лица нашего государства постоянно говорят о необходимости применять современные технологии во всех сферах производства. Под  это и какие-то фонды создаются, и бюджетные средства выделяются. Только всё это — полная профанация. О какой модернизации мы вообще рассуждаем, если даже с конкретными технологическими предложениями кудалибо пробиться практически невозможно? Бьешься, как головой о  стену, а  толка нет. Могу это утверждать на  собственном примере. И ведь всё объяснимо — в применении современных технологий не заинтересованы в первую очередь коррумпированные чиновники. Это мешает им воровать, распиливать государственную казну. Ведь уже давно устаревшие технические (и технологические) способы в том же дорожном строительстве, особенно в мостостроении, по сути, являются

МАЙ — ИЮНЬ 2013

4

черной дырой, в которой бесследно пропадают громадные деньги. Все об  этом знают. Это уже своего рода правила игры. Но менять ситуацию никто не хочет. Обидно, честное слово. И  ладно бы не было у нас этих самых современных технологий. Ладно бы мы были такими дураками, что ничего придумать были бы не в состоянии. А то ведь все новации есть, они существуют. Пожалуйста, проводите государственную экспертизу, и  вперед  — в  производство! Но нет! При сегодняшней структуре власти и  наших законах (при том же, недоброй памяти, ФЗ-94) изменить ситуацию невозможно. Чиновники неистово отстаивают свои затратные, неэффективные и удивительно дорогостоящие технологии. Потому что это — узаконенная возможность сорвать совокупный куш. Думаю, что и на Дальневосточном инженерном конгрессе вряд ли проявится какая-то конкретика, ведь все профессионалы знают, что я  прав. Знают и  молчат, ведь своим «местом под  солнцем» дорожит каждый. Повсеместное приспособленчество! Хотя я  оптимист. И  несмотря на  огромный опыт в  попытках повлиять на  косность представителей власти, верю в торжество справедливости. Надеюсь, что когда-нибудь мы еще станем развитой, высокотехнологичной страной. Хотелось бы этого дождаться.

О  каком развитии региональной промышленности можно рассуждать, если местные производственные структуры вынуждены, фигурально выражаясь, подбирать крохи, падающие с барского стола столичных фирм? И изменить ситуацию в обычном конкурентном формате тут просто невозможно. Примерно такую позицию высказал генеральный директор компании «Ингвар-Авто» Игорь ТИМЧЕНКО: «Московские

компании подрывают основы дальневосточного бизнеса, и это — не вопрос конкуренции»

М

осква запускает свои щупальца буквально во все сферы дальневосточного бизнеса. Но я буду говорить о топливной аппаратуре для большегрузов. По крайней мере, для нашей компании, которая поставляет на Дальний Восток компоненты топливной системы BOSCH, эта тема особо актуальна. Казалось бы, здесь всё просто: закупки-поставки, формирование склада. Скептик сейчас поднимет бровь и скажет: «Знаем мы ваши проблемы! Москва предлагает низкие цены, а вы, сидя в регионе, не в состоянии их перебить». Правильно скажет — мы не в состоянии, хотя бы в силу своей географической удаленности от  Европы. Это  — чистой воды российская специфика, поэтому у  нас нет возможности слишком очевидно «играть ценой». Но зато у  нас имеются другие преимущества. Мы местная компания и кровно заинтересованы в развитии региональной промышленности. По  принципу: будет работать наше производство — будет работа и у нас. Поэтому мы буквально зациклены на  каждом из  своих клиентов. Например, в  нашем случае мы всегда стараемся подсказать клиенту, как сэкономить средства, чтобы это не отражалось на  качестве. Конкретный пример  — вы купили шестицилиндровый тягач. Он честно отработал половину сезона и вышел из строя. В сервисном центре вам, естественно, предложат приобрести у  дилера машины оригинальные форсунки. И, разумеется, этих форсунок должно быть шесть, по количеству

цилиндров. Стоимость одной форсунки составляет около 40 тысяч рублей, то есть за шесть штук вам предстоит заплатить около 240 тысяч. Но вряд ли какая-то столичная компания посоветует вам разные варианты решения этой задачи. Ведь можно купить «бошевские» форсунки непосредственно у «бошевского» же дилера и сэкономить на этом порядка 90 тысяч. Можно также приобрести на заводе-изготовителе восстановленные форсунки с точно такими же характеристиками и гарантийным сроком, как и новые. В этом случае экономия достигнет 120 тысяч рублей. Вариантов тут хватает, и  связаны они не только с  форсунками, но и  с генераторами, стартерами и  так далее. Но расскажут ли об  этом представители столичных компаний? Вряд ли. В лучшем случае вам предложат разовую экономию, которая в результате обернется гораздо большей итоговой суммой. Потому что им, по большому счету, всё равно, как станет развиваться дальневосточное производство. Однако наш регион оторван от запада, и так уж сложилось, что информация, как и все технические новинки, к нам приходит с опозданием. Возможно, со временем ситуация изменится. Пока же только тесные партнерские связи с теми, кто понимает специфику регионального рынка, способны переломить ситуацию. А вообще было бы актуально при принятии закона о развитии Дальнего Востока наделить местные предприятия налоговыми и иными льготами. Вот тогда мы сможем соперничать с  нашими коллегами из  европейской части страны в  нормальном конкурентном поле.

«Дальневосточные

производители работают в основном на зарплату, а это ненормальная ситуация» Северные коэффициенты и надбавки уже давно перестали быть частью государственной политики. Это — головная боль местных производственников. И такая картина просто убивает региональный бизнес. Каким образом? Об этом и рассказал генеральный директор ООО НУ ВСЭМ Александр СОКОЛОВ:

Н

аше предприятие выполняет комплекс электромонтажных работ как на  Дальнем Востоке, так и в Сибири. И, разумеется, мы участвуем в аукционах. Так тут такая картина получается. Например, на торги

выходят наше предприятие и организация из европейской части страны. Внешне у нас условия одинаковые. Однако наш конкурент имеет дополнительные возможности для снижения цены, а мы — нет. Поскольку он не выплачивает своим работникам те же северные надбавки, а мы это обязаны делать по закону. Вот на эту разницу он и может «шагнуть вниз» на любых торгах. Какая тут может быть конкуренция, коль скоро у одного из участников есть явное преимущество перед другим? И лично у меня возникает резонный вопрос к представителям нашей федеральной власти  — а  почему бы ей не взять на  себя выплату северных надбавок? В такой государственной поддержке необходимость назрела давно. Иначе людей здесь скоро вообще не останется, ведь народ держит «на земле» только работа. Не будет у наших земляков работы — не станет и населения за Уралом.


ТЕМА НОМЕРА

проблема на Дальнем Востоке выходит на первый план, и это нам ещё аукнется»

«У

глав районов нет ни полномочий, ни денег, а вот обязанностей — выше крыши» Сейчас руководители муниципалитетов оказались в странной ситуации. С одной стороны, каждый из них полностью отвечает за свою территорию и  перед региональными чиновниками, и  перед населением. С другой — реальных рычагов управления у этих людей нет. О том, чем чревато такое положение вещей, нам объяснил глава Нерюнгринского района Якутии Андрей ФИТИСОВ:

У

глав районов нет ни денег, ни полномочий, зато обязанностей  — выше крыши. Могу сказать, что наш район занимает площадь в  98,8 тысячи квадратных километров. Причем большая часть этой территории  — земли лесного фонда, то есть федеральная собственность, к которой я не имею никакого отношения. И вот картинка из жизни: ко мне обратились жители села Большой Хатыми с просьбой расширить местное кладбище. Им просто негде хоронить своих близких. Казалось бы, какие проблемы? Подогнал технику и очистил новый участок для захоронений. Но сделать этого по закону я не могу, ведь сразу за кладбищем начинаются земли лесного фонда. Чтобы

перевести земли из  одной категории в  другую, мне, при нашем запредельном уровне бюрократии, нужно будет, во-первых, потратить на  это года полтора-два, а во-вторых, убедить в своей правоте высокопоставленных чиновников. Между тем кладбище в селе требуется уже сейчас. И вот кто у нас в свое время на законодательном уровне распределял полномочия? Какой, с  позволения сказать, «умник»? Я вам могу привести великое множество конкретных примеров, которые реально доказывают  — работать в  таких условиях нельзя. Наши законы создают непробиваемые барьеры. А страдают от этого простые люди. Ну и, конечно же, и  это другая серьезная проблема, необходимо менять налоговую политику в государстве. Налоговые поступления должны распределяться в справедливых долях между Федерацией и регионами. Это могут быть схемы 50/50, 60/40 или 65/35  — всё это нужно просчитывать. Но бесспорно другое  — без изменения налогового законодательства ничего хорошего нас не ждет. Это абсолютно точно. Продолжение темы на стр. 24

«Нужно

наделять налоговыми льготами все производственные компании Дальнего Востока, а не только госкорпорацию» Что мешает развитию промышленности на Севере? Об этом можно говорить долго. Впрочем, руководители отраслевых предприятий не привыкли драматизировать ситуацию. И предложения у них, как правило, не оторваны от реальности. Например, главный инженер ООО «Сокол» (а это один из серьезных игроков рынка стройматериалов) Дмитрий АБРАМОВ обозначил ситуацию следующим образом:

М

ы, в  принципе, нормально работаем, поскольку производством изделий из  железобетона у  нас в  Якутии занимаются немногие предприятия. Так что в  этой отраслевой нише мы чувствуем себя неплохо. Что же касается проблем, то основная из них — кадры. Увы, квалифицированных специалистов на Севере очень мало. Можно сказать, их практически не осталось. И  если раньше еще можно было сказать, мол, люди не идут на производство из-за низких зарплат, то

теперь такие разговоры не уместны. И мы, и наши коллеги готовы платить профессионалам хорошие деньги. Беда в том, что их просто нет, этих профессионалов. Вторая проблема — высокая стоимость ресурсов. Электроэнергии и газа, главным образом. Это также не способствует развитию бизнеса. Что же касается налогов, то лично мне непонятен, например, сам смысл НДС. Вот непонятен и всё. НДФЛ, налог на  землю, прочие сборы — с этим всё ясно. А вот налог на добавленную стоимость по своей

сути невразумителен. По крайней мере, лично для  меня. Но, с  другой стороны, сейчас на уровне власти идет обсуждение налоговых льгот для дальневосточных производителей. Это стало бы хорошим стимулом для развития всей региональной промышленности. Но с  одним условием — соответствующими преференциями должны наделяться все производственные компании Дальнего Востока, а не только госкорпорация. Я в этом твердо убежден.

Выходцы из  республик бывшего СССР (например, Таджикистана или Узбекистана) уже давно стали привычным явлением в производственных компаниях нашего региона. И не только нашего. Просто именно за Уралом, где численность населения и без того низкая, всё это видно невооруженным глазом. Свою позицию по этому (и не только по этому) вопросу, высказал технический директор ООО «Завод базальтовых материалов» Николай МАТУС:

Н

е знаю, как в  других регионах Дальнего Востока, а у нас в Якутии множество предприятий используют труд мигрантов. И  я таких работодателей вполне понимаю. Мигранты в своем подавляющем большинстве непьющие. Они готовы работать не только по  восемь, но если понадобится, и  по двенадцать часов в  сутки. И, в конце концов, они довольствуются достаточно скромными зарплатами. Хотя понятно, что это ненормальная ситуация. Миграционная проблема на  Дальнем Востоке (да и  в России вообще) постепенно выходит на первый план, и это нам еще аукнется. Как уже аукнулась коренным французам, которые завозили алжирцев и марокканцев, а теперь на знают, что с этим всем делать. Думаю, через 15–20 лет мы с  аналогичной проблемой тоже столкнемся. Однако когда я  слышу, что ктото предлагает закрыть границы для приезжих, мне тоже становится не по  себе. Хотя бы потому, что это не подход для страны, стремящейся быть цивилизованной. Ну а  вовторых, могу сказать совершенно точно — если у нас в Якутии (да и в других регионах, я думаю) с улиц исчезнут таджикские и узбекские строители — стоимость квадратного метра жилья подскочит, что называется, в  разы. Это касается и  других сегментов рынка. Подорожает буквально всё, причем сразу и серьезно. А у нас и без того ценник на  все товары и  услуги превышает разумные пределы. Ну и кто тогда останется жить и работать на Дальнем Востоке? Поэтому проблему нужно решать комплексно. Для  начала привести в  порядок миграционное законодательство. А  параллельно с  этим решать задачу по  подготовке соб-

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

стока —

«Миграционная

ственных кадров. Людей не хватает катастрофически. Не только молодых рабочих и  ИТР, но и  специалистов в принципе. А конкретно нашей компании это касается в первую очередь. Мы же относимся к  структуре корпорации «РОСНАНО». В  частности, производим базальтовое непрерывное волокно диаметром 13 микрон. И нам нужны не только те, кто может кувалдой махать, но и технологически мыслящие люди. А таких у нас остается все меньше. Впрочем, не до хорошего. Нам не хватает обычных токарей, слесарей и прочих сотрудников. Даже простых водителей — и тех приходится искать днем с огнем. Вот она, типичная дальневосточная специфика. Если на  западе России плотность населения значительно выше, и  это еще позволяет хоть как-то формировать штаты компаний, то из  нашего региона отток людей продолжается. Всё это сказывается и на кадровой ситуации в регионе. Ну и третий момент. К  величайшему сожалению, наше трудовое законодательство имеет ярко выраженный социальный характер. Внешне это вроде бы хорошо. Закон — на страже наемного работника, чего уж лучше? Мы опять впереди всей планеты. Но почему наша власть не подумала и об интересах работодателя? Ведь ситуация уже зашла в тупик — мы фактически не имеем права уволить откровенного бездельника, откровенного пьяницу. Иначе он пойдет в  трудовую инспекцию, а  то и  в суд и  почти однозначно выиграет дело. А кому от этого будет лучше? Такой подход разлагает производство. У  наемных специалистов пропадает стимул нормально работать, качественно выполнять общие задачи. Но по большому счету всё это отражается на нашей дальневосточной экономике.

«Дальний

Восток остаётся рыбным краем только в воображении москвичей, поскольку рыба у нас стоит очень дорого»

Ц

ены на  рынках и  в магазинах взвинчивают перекупщики. Мы же продаем горбушу по 50 рублей за килограмм. Всё остальное уходит

в  карман тем, кто занят этим бизнесом, что называется, на стороне. И откуда берется дикая стоимость рыбы на рынке, мы не знаем. Что же касается нашего производства, то тут

вообще показательная картина получается. Наши затраты растут вместе с общим ростом цен на топливо, электроэнергию, расходные материалы и  многое другое. Причем цены на  нашу продукцию не только не поднимаются, но зачастую и  падают. Получается парадоксальная ситуация — чем больше мы выловим рыбы, тем дешевле нам придется ее продать перекупщикам. С этой проблемой мы куда только не обращались. В частности, писали письмо губернатору Хабаровского края Вячеславу ШПОРТУ. И  получили примерно такой ответ: у нас рынок, он и диктует условия. Хотя, по моему мнению, в этой связи регулятором должно выступать государство.

Именно государство обязано, наконецтаки, обратиться лицом к рыбакам. Было бы целесообразно чтобы деньги за улов в  большей части оставались у  тех, кто непосредственно был в море. Не у перекупщиков, а  у рыбаков. Если бы наши краевые власти в течение трех-четырех лет закупали крупные партии рыбы, хранили на  хладокомбинатах, а  уже оттуда продукцию брали торгующие организации, то дальневосточники могли бы покупать рыбу в магазинах по приемлемым ценам. Продолжение темы на стр. 10 Подготовил Андрей БАРСУКОВ

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Когда-то в  Хабаровске или Владивостоке ту же горбушу продавали по весьма скромным ценам. И привести отсюда рыбу, например, в Москву считалось признаком хорошего тона. Мол, они там в  столице платят за «хвост» бешеные деньги. Однако теперь ситуация изменилась. Например, в  Хабаровске свежая горбуша (хорошего качества, добавим) стоит 130–150 рублей за килограмм. По крайней мере, такой ценник выставляют те, кто продает ее якобы с «рыбозавода». А вот что говорит председатель правления рыболовецкой артели «50 лет Октября» Давыд ФУКС:

5


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Развитие ДФО / Законы и правила

Справка

Скрытая инфляция

«

уже ощущается» В последние годы государство заявило о реализации нескольких серьезных промышленных проектов на территории Дальнего Востока. Но понятно, что без изыскательской деятельности здесь ничего сделать нельзя. Вот только сами изыскатели называют отраслевую ситуацию не лучшей. На  наши вопросы ответил директор Нерюнгринского топографо-геодезического предприятия Александр КУЛИКОВ. Странное отношение

МАЙ — ИЮНЬ 2013

— Александр Павлович, что мешает работать изыскателям? — Начну с того, что общее отношение участников рынков к  нашей отрасли довольно своеобразное. К нам относятся, как к рядовым торговым предприятиям. Хотя именно изыскания — это начало любого проекта. Но в  итоге искривленный подход к  нашей работе сказывается и на финансовом объеме заказов. Мы нередко вынуждены работать на субподряде за жалкие 30–40 процентов первоначальной стоимости проекта. — А почему соглашаетесь работать за такие деньги? — Ну а куда нам деваться? Не соглашусь, найдут других. А у меня ведь на предприятии люди работают. Мне им зарплату платить нужно. Вот и  приходится браться за самые незначительные заказы. Тут еще нужно сказать «спасибо» нашему знаменитому и всеми «любимому» ФЗ-94. По-моему, этот нормативный акт планомерно уничтожает производство в  нашей стране, особенно на Севере. Мы несколько десятков раз участвовали в торгах, и всегда вынуждены были отказываться от  дальнейших шагов, когда стоимость опускалась ниже себестоимости. Я  всегда задавался вопросом, как можно браться за работу заранее убыточную? При таком подходе ни о каком качестве и говорить не приходится,— проще говоря, заказчика ожидает откровенная халтура. При нашем тяжелом труде, да еще и при наших высоких ценах буквально на все товары и услуги мы можем платить своим полевикам в лучшем случае 60 тысяч рублей в месяц. Для нашей территории это крайне недостаточно. А ведь не каждый человек согласится месяцами работать, что называется, в поле. Это непросто весь сезон провести в палатке, с комарами и  прочими «прелестями». Да за такой труд платить нужно по самому высокому разряду.

6

Но каких-то дополнительных финансовых ресурсов у  нас нет. Что заработали — то и получили. А зарабатывать в сегодняшних условиях на Севере — целая проблема. — Но ведь у  вас и  серьезные заказы есть? — Конечно, мы работали и продолжаем работать на серьезных объектах. Например, выполняли комплекс инженерно-геодезических изысканий и межевания границ по железнодорожной линии Беркакит—Томмот—Якутск. Аналогичную деятельность мы вели и в рамках строительства подъездного пути к  Эльгинскому угольному разрезу. Также наш производственный потенциал был задействован на таком объекте, как ВСТО. И вот сейчас мы приступили к изысканиям для обеспечения строительства новой газотранспортной системы Якутия—Хабаровск—Владивосток, которой «Газпром» уже дал собственное имя «Сила Сибири». Да, наш опыт и  наши возможности востребованы среди крупных участников рынка. Все-таки свою репутацию мы нарабатывали в  течение 11 лет. Плюс ко всему мы постоянно наращивали свои технические, технологические и  кадровые ресурсы. Все это так. Но от проблем никуда не денешься. Вот мы сегодня упомянули Эльгу. А ведь за работу на этом объекте с нами до сих пор не рассчитались. — О какой сумме идет речь? — Изначально долг перед нами составлял 62 миллиона рублей. Половину этих средств мы всё же «пробили» через арбитражные суды. А  вот другую половину, я  чувствую, нам, что называется, простят. Более того, это не единичный пример. — Как вы считаете, почему возникают ситуации с такими долгами? — По моему мнению, в стране уже давно процветает скрытая инфляция. И  мы это ощущаем на собственном бизнесе. — Некоторые аналитики говорят, что иначе и быть не может. Раздутый чинов-

ничий аппарат, серьезное повышение зарплат в силовом блоке, большие расходы на  оборонку — экономика на  всё это не может не реагировать. А  что вы думаете по этому поводу? — Я  не аналитик, а  чистой воды производственник. Но думаю, свою роль сыграла совокупность всех перечисленных факторов. И  особенно вливания огромных средств в силовой блок. Я, конечно, помню расхожую фразу о том, что не желающие кормить свою армию будут кормить чужую. Однако если не думать о  производственном комплексе, если не вкладывать средства в науку и  образование, если не создавать предпосылки для  развития промышленности — ничего хорошего нас не ждет.

Образовательный уровень — Как вы оцениваете сегодняшний уровень выпускников вузов? — Как крайне низкий. И  это еще мягко сказано. — Но ведь и  в советские годы вчерашние студенты не сразу становились специалистами? — Да, хорошего специалиста надо выращивать непосредственно на  производстве. Однако базисная основа в  образовании в советские времена была гораздо серьезней, нежели сейчас. И  это признают даже сами преподаватели высших учебных заведений. Вот смотрите, я сам заканчивал Новосибирский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии (НИИГАиК). Сейчас это Сибирская государственная геодезическая академия. И буквально недавно нашему вузу исполнилось 80 лет. Естественно, я был на торжествах, посвященных этому событию. Встречался с  однокурсниками, в том числе и с теми, кто теперь в академии преподает. И даже они в один голос говорят — да, интеллектуальный уровень студентов, их профессиональная мотивация, их отношение к будущей профессии, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Могу привести и другой пример. Не так давно к нам на предприятие приезжал подработать даже не студент, а  аспирант НИИГАиК. Я  уж буду свой вуз по-старому называть, ладно? Отправил я его проводить съемку с нивелиром. Не знаю, как сейчас, а в семидесятые-восьмидесятые годы нивелированию обучали на первых курсах. Там ведь ничего сложного нет, речь идет об определении разности высот между не-

ООО «Нерюнгринское топографо-геодези­чес­ кое предприятие» было образовано в  2002 году. Его создал опытный производственник и  управленец Александр Павлович КУЛИКОВ. Первоначально штат компании состоял всего из  трех человек. И  первым объектом этой маленькой фирмы стал участок НерюнгриГрузовая—Алдан железной дороги Беркакит— Томмот—Якутск. В  итоге организация выполнила свою работу безукоризненно и  в строго установленные сроки. После этого НТГП стало получать гораздо более серьезные заказы. И в настоящее время можно констатировать — ООО «Нерюнгринское топографо-геодези­ ческое предприятие» занимает серьезные отраслевые позиции в сфере инженерных геодезических изысканий и  землеустроительных работ. В  компании работают профессионалы высокого уровня, а  оборудование НТГП соответствует всем передовым стандартам. Всё это позволяет Нерюнгринскому ТГП решать задачи любого уровня сложности.

сколькими точками земной поверхности относительно условного уровня. Проще говоря, нивелир помогает определять превышения между точками на физической поверхности земли. И что вы думаете? Этот без пяти минут кандидат наук не смог произвести элементарное нивелирование. Ну и  куда мы катимся с  такими специалистами? О  реализации каких грандиозных проектов мы говорим, когда качество образования хромает на обе ноги? Благо есть еще талантливые, целеустремленные ребята, но и они, как правило, или дальневосточники, или северяне. Ребята из  других регионов, отработав два-три сезона, уезжают в основном из-за низкой зарплаты, а где ее взять, если то, что заработано и подтверждено актами, потом ждешь 8–15 месяцев. Я  их по  одному, по  два выбираю среди выпускников НИИГАиК и  привожу в Нерюнгри. И здесь они проходят хорошую отраслевую школу. А  вообще-то ситуация с  молодыми специалистами на  Дальнем Востоке не радует. И это точно.

Нужен закон — И  как решать комплекс проблем, сложившихся на Дальнем Востоке? Проблем, как я вас понял, в первую очередь законодательных и кадровых? — Назрела необходимость принимать федеральный закон «Об особом экономическом, социальном и культурном статусе Дальнего Востока», где будут закреплены льготы для  регионального бизнеса. Не для  пришлых компаний, которые нацелены лишь на освоение средств, а именно для местных предприятий. Ведь мы здесь не только работаем, но еще и живем. Мы кровно заинтересованы в развитии своей территории. И нам небезразлично, что будет с этой землей через десять и  более лет. Но чтобы Север окончательно не превратился в  безлюдные пространства, необходимо создать условия, при которых местные жители чувствовали бы себя комфортно. А  для этого требуется законодательно поддержать местный производственный сектор. На уровне налоговых льгот, например. Еще один вариант поддержки — если государство возьмет на себя выплату северных коэффициентов. Ну и  конечно же, надо пересматривать образовательные стандарты. Настало время формирования технической элиты нового поколения. Иначе о  какой-то конкурентоспособности нашей страны нам и мечтать не придется. Беседовал Сергей ТАТАРИНЦЕВ


ХАБАРОВСКИЙ КРАЙ

Развитие ДФО / Законы и правила

«Мы

можем экономить

только на зарплате» ПРОЕКТИРОВАНИЕ — не исключение

Замкнутый круг

Нет золотого звена — Но ведь, насколько я  знаю, ваша компания принимает участие в  реализации весьма серьезных проектов на  территории Дальнего Востока. Речь идет, в  первую очередь, о  проектноизыскательских работах на  автодороге Селихино—Николаевск-на-Амуре, автодороге Лидога—Ванино с  подъездом к  Комсомольску-на-Амуре, Биробиджан—Амурзет. Об изготовлении проектной документации на  капитальный ремонт моста через реку Большие Сололи у села Пашково в Еврейской автономной области, Южно-Сахалинск—Оха на  Сахалине. Также ЗАО КПК выполняет проектно-изыскательские работы на  объектах промышленного гражданского строительства. То есть работой вы обеспечены. Причем работой серьезной. Да и репутация вашей компании ни у кого сомнений не вызывает. По крайней мере, участники рынка в интервью нашей газете не раз говорили о качестве ваших работ. У вас-то какие проблемы с кадрами?

— Во-первых, спасибо тем коллегам, кто высоко оценивает нашу деятельность. Это, без преувеличения, приятный для  нас момент. И мы стараемся в любых условиях сохранять свою репутацию. Ну а во-вторых, кадровая проблема у  нас действительно существует. По сути, всех наших сотрудников условно можно разделить на две категории. Это либо люди предпенсионного (а то и пенсионного) возраста, либо совсем молодые специалисты. Средний возраст у  нас как бы выпадает. К  величайшему сожалению, не секрет, что «золотым звеном» в этой связи являются люди от  30 до  50 лет, которые, с одной стороны, уже имеют определенный отраслевой опыт и  здоровые амбиции, а  с другой — у которых еще многое впереди. Так вот этого «золотого звена» у нас практически нет. Да, сегодня мы еще можем решать самые серьезные отраслевые задачи. Прежде всего благодаря нашим ветеранам. Это, кстати, наше серьезное отраслевое преимущество. — В каком смысле? — История нашей организации насчитывает 80 с  лишним лет. Всё началось еще в  1932 году, когда в  Хабаровске была создана проектно-изыскательская контора «Промлес», сотрудники которой занимались изысканиями лесовозных дорог. Впоследствии, в 1934 году эта структура была преобразована в трест «Дальлесомеханизация». Коллектив организации выполнял целый комплекс отраслевых работ. Причем речь шла не только о  проектно-изыскательских работах, но и о руководстве строительством серьезных объектов по своим же проектам. В 1938 году «Дальлесомеханизация» вошла в состав крупного института и получила статус дальневосточного филиала «Гипролес­ транса». А  в 1947 году в  Хабаровске было создано отделение с названием «Востоксибдальлеспроект», что также стало импульсом для дальнейшей отраслевой работы. В 1951 году, после очередной структурной реорганизации, «Востоксибдальлеспроект» был вновь передан «Гипролестрансу» на  правах дальневосточного филиала. С тех пор стали постоянно увеличиваться объемы выполненных

работ. В том числе и после того, как в апреле 1959 года «Дальгипролестранс», отделение ГПИ-4 и отделение «Гипрорыбпрома» были объединены в комплексный институт «Хабаровскпромпроект». А в 1963 году проектную группу выделили из этой организации и на ее основе воссоздали Дальневосточный филиал «Гипролестранса». Специалисты этой производственной структуры принимали участие в  реализации едва ли не всех отраслевых проектов. И  конечно же, предметом особой гордости коллектива является участие в строительстве БАМа, где в то время проводились масштабные изыскания. Ну а в 1991 году на базе филиала «Гипролестранса» был создан проектно-изыскательский институт «Дальлеспромпроект». Который, в свою очередь, был преобразован в декабре 2012 года в ОАО «Комплексная-проектная компания». Так что можно сказать, что за несколько десятилетий на этой базе был накоплен уникальный отраслевой опыт. Регион у нас специ­ фичный, и большинство дорог на Дальнем Востоке изначально создавались в качестве лесовозных. И в этом процессе принимали непосредственное участие сотрудники «Хабаровскпромпроекта» и  «Гипролестранса». Причем некоторые из этих людей до сих пор работают у нас. Более того, когда лесовозные дороги, скажем так, меняли свою принадлежность и становились автотрассами иного назначения, это также не обошлось без участия наших сотрудников. Грубо говоря, они своими ногами исходили самые заповедные уголки территории. И знают все особенности нашей дорожной специфики. Плюс ко всему у нас сохранились многие архивные документы, которые позволяют нам владеть всей полнотой отраслевых вопросов. Всё это в  совокупности и  является нашим отраслевым преимуществом. О  чем знают и заказчики, и наши деловые партнеры. — Если вернуться к  озвученным проблемам, то какой выход из сложившейся ситуации, на ваш взгляд, был бы в этой связи оптимальным? — В первую очередь требуется кардинально видоизменить ФЗ-94. Чтобы при проведении конкурсов учитывались главным образом отраслевые преимущества участников. Например, знание не только профильной, но и  региональной специфики. Это ведь чрезвычайно важный момент. К  примеру, мы не участвуем в  изысканиях в  Рязанской или, скажем, Московской областях. И  не планируем участвовать. Зато все особенности нашей территории нам прекрасно известны. И было бы логично, если бы при проведении торгов на  Дальнем Востоке преимущества отдавались именно дальневосточным компаниям. От  этого выиграют все. И  местный рынок в первую очередь. Беседовал Андрей БАРСУКОВ

МАЙ — ИЮНЬ 2013

— Почему именно вас? А  строителей, а дорожников, а представителей других сфер производства? — А я объясню. Я ведь не случайно сказал о том, что мы производим интеллектуальную собственность. Вот смотрите, когда проходят конкурсы, то участники вынуждены снижать цены. Так уж выстроено законодательство, что определяющим фактором на  торгах является именно стоимость работ. Ну а коль скоро ты идешь на  ценовое понижение, то впоследствии, если, конечно, выиграешь аукцион, тебе придется на чем-то экономить. Логично? — Вполне. — Пойдем дальше. У  тех же строителей и  дорожников все-таки есть возможность сэкономить на  материалах или технике. В конце концов, на этом рынке существуют и дорогие, и не слишком дорогие аналоги. Я понимаю, что тут тоже есть определенные нюансы, но факт остается фактом. При этом на  зарплате для  квалифицированных специалистов ни один руководитель серьезной отраслевой компании экономить не станет. Иначе он рано или поздно останется без людей. Благо предложений на рынке труда сейчас хватает, и  хороший бульдозерист без работы не останется. А теперь — внимание. Основная составляющая в  экономике проектно-изыскательских организаций  — это именно зарплата. Остальные расходы у нас, скажем так, сопутствующие. И на чем экономить нам?

— На зарплате? — Разумеется, а  на чем же еще? И  получается замкнутый круг. Чтобы победить на конкурсе или аукционе, мы должны идти на снижение цены. А чтобы снизить цену, нам необходимо тормозить рост зарплат для своих специалистов. Но ведь мало выиграть, еще нужно выполнить свои обязательства. А  кто это будет делать? Чем нам удержать опытных сотрудников, если наши доходы напрямую зависят от тех же торгов? Точнее, от  демпинга, который на  этих торгах процветает пышным цветом? Ведь не случайно и  наши специалисты, и  работники других проектно-изыскательских организаций довольно часто переходят на работу в подразделения Газпрома, Транснефти и других крупных федеральных компаний. За этими холдингами стоят государственные ресурсы, в том числе и финансовые. И мы с ними конкурировать просто не в состоянии.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

— Дмитрий Вячеславович, в интервью нашей газете руководители строительных компаний не раз озвучивали претензии к проектировщикам. Мол, в документации «рисуется» одна картина на объектах, а на самом деле она другая. Вы согласны с такой постановкой вопроса? — Я не привык уходить от острых вопросов. Поэтому могу признать — да, проблема существует. И связана она с дефицитом кадров в проектных организациях. Другое дело, что и  те же строители постоянно сталкиваются с аналогичной бедой. Они также испытывают кадровый голод. Вот покажите мне хоть одну производственную компанию, где штаты были бы полностью укомплектованы высококвалифицированными бульдозеристами, экскаваторщиками, грейдеристами. Вряд ли мы на Дальнем Востоке найдем такие организации. И проектирование — не исключение. — Кадровый голод в  вашей сфере связан с  образовательным провалом девяностых? — Не только. Дело еще и  в самом отношении к проектно-изыскательской деятельности со стороны государства. К сожалению, чиновники не отдают себе отчет, что означает наша работа. Они даже не всегда понимают, что мы производим, в первую очередь, интеллектуальную собственность. А тут должны быть особые критерии оценки. — Что вы имеете в виду? — Да всё тот же ФЗ-94 во всей его «красе». Я понимаю, что эта тема уже давно набила оскомину. Но ведь этот закон реально подрывает основы экономики. Причем нас это касается в первую очередь.

Какие проблемы на сегодняшний день волнуют дальневосточных проектировщиков? И что тормозит развитие этого рынка? На эти вопросы нашей газете ответил генеральный директор ЗАО «Комплексная проектная компания» (Хабаровск) Дмитрий ЛАПТЕВ.

7


САХАЛИНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Развитие ДФО / Кадры

С МЕСТА — В КАРЬЕРУ Большинству выпускников 177 школ Сахалина незачем паковать чемоданы, чтобы искать лучшей жизни на материке. Получить достойное образование, востребованную профессию, а затем надежную работу можно и на родном острове. Здесь абитуриентов ждут 2 островных вуза, 6 филиалов высших учебных заведений материка, 13 средних специальных учебных заведений, 8 профессиональных училищ и лицеев.

на  подготовку инженерно-технических ка­ дров. Успешный диалог госуниверситета с  областной властью и  заинтересованным бизнес-сообществом помог созданию в  самый короткий срок компактного, ори­ ентированного на  местный рынок труда современного высшего учебного заведения. Губернатор Сахалинской области Александр ХОРОШАВИН назвал открытие технического вуза в рамках трехстороннего государственночастного партнерства событием уникальным и отметил, что совместная работа по разви­ тию института будет продолжена. Выпускники нового самостоятельного под­ разделения СахГУ по замыслу его создателей должны стать не только квалифицирован­ ными производственниками. Сегодня этого мало. Без инженерного творчества, креатив­ ного мышления никакой технический про­ гресс невозможен. Запрос промышленных предприятий Сахалина ориентирован на мо­ лодые кадры с высокой научно-технической эрудицией, стремлением к  постоянному развитию своих профессиональных ин­ тересов, критическим подходом к  поиску конструктивных решений, умением работать с людьми.

Сказано — сделано

С

амым престижным является Сахалин­ ский государственный университет, где ведется обучение до  10 тысяч студентов по  30 специальностям, 17 нап­ равлениям бакалавриата, 3 магистерским программам, 17 специальностям послеву­ зовского образования (аспирантура). СахГУ уверенно формирует будущее островного края, заботясь о  качественной подготовке своих выпускников, их закрепле­ нии на территории Дальнего Востока России.

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Век живи — век учись

8

Строго говоря, Сахалинскому госуни­ верситету уже более 60 лет. Его биография включает историю Южно-Сахалинского го­ сударственного педагогического института. В 1998 году распоряжением правительства страны вуз получил статус госуниверситета классического типа. Это позволило увеличить число кафедр и факультетов с учетом потреб­ ности предприятий области в  инженернотехнических кадрах. Многопрофильный характер сегодняш­ него СахГУ демонстрирует объединение в его структуре шести институтов: экономики и  востоковедения; филологии; педагогики; истории, социологии и  управления; юри­ дического; технологического, а  также пяти факультетов: математики, физики, инфор­ матики; естественно-научного; сервиса и ту­ ризма; природных ресурсов и нефтегазового дела; довузовской подготовки. В разные годы под  крыло университета перешли ЮжноСахалинский педагогический и театральный колледжи, Александровск-Сахалинский кол­ ледж, Сахалинский топливно-энергетический техникум. Филиалы СахГУ действуют в отда­ ленных от  областного центра городах Охе и Корсаково. Вуз активно развивает собственную про­ фильную схему непрерывного профессио­ нального образования: начальное  — сред­ нее  — высшее  — послевузовское и  допол­ нительное. Этот современный подход под­ креплен возможностью получения на  базе СахГУ и второй специальности, повышения квалификации, переподготовки кадров, что в полной мере соответствует девизу универ­ ситета: «Образование длиною в жизнь».

Обучение студентов и  аспирантов ведут 43 кафедры вуза, в составе которых работает более 350 преподавателей. В  их числе 57 докторов наук, 150 кандидатов наук и  до­ центов, 25 действительных членов и членовкорреспондентов Российской академии естественных наук, Академии социальных наук, Международной академии инфор­ матизации, Международной академии экологии и  безопасности, Международной академии наук о природе и обществе, НьюЙоркской академии. Партнерами Сахалин­ ского университета — лауреата российского конкурса «Золотая медаль «Европейское качество» являются более 30 отечественных и зарубежных вузов.

Пока Дума думает… В  условиях реформирования высшего образования страны, сопровождающегося сокращением числа неэффективных вузов, на Сахалине полгода назад открылся Техни­ ческий нефтегазовый институт. Этот статус получил факультет природопользования и  нефтегазового дела СахГУ. Оставаясь под  юрисдикцией своей альма-матер, новый вуз призван готовить инженерные кадры современной формации для ведущей хозяйственно-экономической отрасли регио­ на, связанной с добычей и транспортировкой углеводородов. На острове не стали ожидать, пока в Коми­ тете по  промышленности Госдумы РФ «до­ зреют» законопроекты по  восстановлению некогда существовавшей системы заказов

Открытие на  Сахалине Технического не­ фтегазового института было бы невозможно без участия консорциума «Сахалин-1». В апреле прошлого года в присутствии губер­ натора области в торжественной обстановке был подписан договор между компанией «Эксон Нефтегаз Лимитед» и СахГУ о дело­ вом сотрудничестве. Компания пожертвовала 5 млн долларов США на  оснащение нового института. По­ лученные средства университет направил на модернизацию научно-технической базы. Было приобретено сотни единиц современ­ ного оборудования, в том числе уникального. У  будущих инженеров появилась реальная возможность уже в  стенах учебных лабо­ раторий осваивать новейшие технологии и инструменты нефтегазовой индустрии. Щедрый дар вузу со стороны компании «Эксон Нефтегаз Лимитед» не случаен. Кон­ сорциум «Сахалин-1» заинтересован в раз­ витии инженерно-технического образования на  острове. Более половины сотрудников компании  — спонсора проекта являются выпускниками вузов Сахалинской области. Потребность в  инженерно-научных кадрах продолжает расти. Само здание для  нового института при­ обретено правительством области и  без­ возмездно передано в  пользование Саха­ линскому государственному университету. В  учебно-лабораторном корпусе могут обучаться около тысячи студентов по направ­ лениям: «Экология и природопользование», «Геология», «Нефтегазовое дело», «Эксплуа­ тация транспортно-технологических машин

и  комплексов», «Строительство». Ежегодно вуз планирует выпускать до 150 специали­ стов и бакалавров. Сегодня для  новобранцев вуза открыты двери пяти полностью оснащенных лек­ ционных аудиторий, кабинетов, компью­ терных классов, лабораторий. В  новом корпусе расположен нефтегазовый центр, оборудованный для  сбора, хранения, ви­ зуализации научно-технической и  геологогеофизической информации, комплекс мониторинга и  аналитики, интерактивный зал. Развитие материально-технической базы нового института продолжается.

Верность выбора По словам ректора СахГУ Бориса МИСИ­ КОВА, молодежи Сахалина необходимо предоставить все возможности для выбора достойного образования и трудоустройства на территории своей области с ее растущим экономическим потенциалом. Созданный Технический нефтегазовый ин­ ститут — новый убедительный пример успеш­ ной интеграции учебного процесса с наукой и  производством. Университетом плани­ руется открытие новых направлений под­ готовки специалистов, учебных программ, лабораторий. Продолжится расширенное сотрудничество с  ведущими российскими и  зарубежными учебными заведениями, в числе которых постоянный партнер СахГУ — Московский государственный университет нефти и газа имени Губкина. Выпускники университета не остаются без предложений по  трудоустройству. Об  этом заботятся два специальных отдела вуза. Их сотрудники занимаются анализом потреб­ ности области в квалифицированных кадрах, организацией и  контролем прохождения практики, адаптации к  рынку труда. Сам университет традиционно является одним из  организаторов и  участников ежегодной ярмарки вакансий, проходящей в  ЮжноСахалинске. Представители крупнейшего вуза области участвуют в заседаниях молодежного совета при губернаторе, активно действуя в  его рабочей группе «Кадровая политика и занятость». В  день открытия нового института уни­ верситет получил из  рук епископа ЮжноСахалинского и  Куриль��кого Тихона цер­ ковный дар  — складень с  иконами Божией Матери и  Спасителя. По  православной традиции такие иконы дарят молодоженам для укрепления семьи. В крепких молодых семьях нуждается островной регион России, стремясь к своему экономическому и соци­ альному благополучию. Ирина ЮРЬЕВСКАЯ


Хабаровский край попал в  десятку Правительство России определило список дальневосточных и сибирских регионов для переселения зарубежных соотечественников По сообщению AmurMedia, Министерство регионального развития РФ опубликовало распоряжение, касающееся планов по переселению в нашу страну тех соотечественников, которые пока проживают за рубежом.  Но хотят переехать на ПМЖ в Россию. Всего в этот перечень попали 10 субъектов Федерации  — Хабаровский, Камчатский, Приморский и  Забайкальский края, Иркутская, Магаданская, Сахалинская, Амурская области а также Республика Бурятия. При этом территория для  переселения должна соответствовать не менее чем двум из следующих условий: расположение на Дальнем Востоке или в Байкальском регионе, наличие границы с иностранным государством (то есть в нашем случае с КНР или, например, Монголией), отток местного населения в другие субъекты РФ (отрицательная динамика за три последних года), реализация экономических проектов общенационального значения. По данным информационного агентства, в  правительстве заявили, что переселенцы и  члены их семей получат все социальные гарантии, предусмотренные российским законодательством. Плюс ко всему, по словам некоторых чиновников, на  них будут распространяться льготные программы приобретения жилья. И вот тут возникает резонный вопрос. К примеру, Хабаровск входит в число регионов-лидеров по  стоимости квартир. И далеко не все хабаровчане в состоянии позволить себе купить жилье даже на окраине города. Почему на  приезжих планируется распространять какие-то программы, а  на местных  — нет? Ведь именно дороговизна на рынке жилья, а также запредельная стоимость буквально всех товаров и услуг является одной из весомых причин постоянного оттока дальневосточного населения в западные регионы страны. Как тут быть? Но эти вопросы пока остаются без внятного ответа. Сергей НИКИТЕНКО

Образование на  задворках По данным Фонда ПОТАНИНА, дальневосточные вузы не вошли даже в ТОП-20 ведущих российских университетов и академий

Теперь же ходят слухи о том, что изменения в  структуре дальневосточной власти могут произойти в июне — июле. Тут, якобы, тоже возможны разные конфигурации, от  разделения полномочий министра и полпреда до  наделения особыми полномочиями главы вновь созданной государственной корпорации развития Дальнего Востока. И  нам остается ждать, что из  всего этого получится. Андрей БАРСУКОВ

водству МВД. "Мерседес" на баланс в МВД не был поставлен, в  Москве машину продали подставному лицу, фактически же он стал личным автомобилем Стахова. В 2012 году в  отношении него было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 285 УК РФ "Злоупотребление должностными полномочиями". Расследование пока приостановлено в связи с розыском лица, обвиняемого в преступлении». Добавим от  себя  — странность всей этой истории заключается в ее масштабах. На  фоне объемов российской коррупции г-ну Стахову (даже если именно он присвоил машину, хотя это еще нужно доказать в законном порядке) нужно выдавать премию как одному из самых честных чиновников. Если бы аппетиты наших руководителей ограничивались старыми машинами, пусть даже и «мерседесами», цены бы нашей власти не было. Или все-таки автомобиль — это предлог, и к бывшему начальнику МВД РС (Я) у следователей есть еще и другие, более серьезные вопросы? Но об этом мы узнаем лишь в  том случае, если Яков Стахов всетаки найдется. Вадим НАЗАРОВ

За бывшего министра били челом

Очередной кандидат по  слухам В конце мая на некоторых информационных лентах появилось неофициальное сообщение о том, что губернатор Амурской области Олег КОЖЕМЯКО может занять должность полпреда президента в ДФО, а Виктор ИШАЕВ сохранит за собой лишь один пост — главы Минвостокразвития Видимо, слухи были настолько упорными, что пришлось официально их опровергать. Вот как обозначили ситуацию журналисты ИА SakhaNews: «Губернатор Амурской области Олег Кожемяко, после отчета перед депутатами заксобрания, прокомментировал информацию о своем возможном уходе на должность полномочного представителя президента в  Дальневосточном федеральном округе. В среду вечером появились неофициальные сведения о том, что занимающий две должности Виктор Ишаев останется руководить только Минвостокразвития, а кресло полпреда может занять Олег Кожемяко: "Я избран на пять лет, отработал менее года — у меня впереди четыре года работы. В  Амурской области есть чем заниматься, есть масса проблем, которые нужно решать, и есть пути их решения. Я не вижу к этому никаких поводов", — эту цитату губернатора опубликовало уже другое агентство — Амур.Инфо». Между тем слухи о  смене полпреда и  о разделении двух ключевых на  Дальнем Востоке должностей — регионального министра и президентского наместника — ходят давно. В частности, в конце прошлого года источники говорили о  том, что вариант с полпредством рассматривается в Кремле для  экс-президента Якутии, вице-спикера Совета Федерации РФ Вячеслава ШТЫРОВА. Мол, вопрос уже почти решен и в январе — максимум феврале будут подписаны соответствующие документы. Однако в итоге никаких отставок и назначений не состоялось.

В Якутии обсуждается слух о том, что бывший министр внутренних дел РС (Я) Яков СТАХОВ, объявленный в розыск по подозрению в совершении уголовного преступления, прислал в правоохранительные органы покаянное письмо Информация о  существовании этого послания появилась еще в начале мая. Однако потом выяснилось  — никаких писем г-н Стахов никому не направлял. Впрочем, тут всё равно есть подводные камни. Причем камни еще и странные. Вот как обозначили ситуацию корреспонденты ИА SakhaNews: «Информация, прошедшая в СМИ о том, что бывший министр внутренних дел по Якутии Яков Стахов прислал в правоохранительные органы покаянное письмо, оказалось недостоверной. Это удалось выяснить газете "Якутск Вечерний". Но дыма без огня не бывает: письмо все же было. Его прислал в СУ СК РФ по Якутии генерал-майор милиции в отставке Виктор СУЗДАЛЬ. По словам заместителя руководителя управления Константина ШКУЛЕПКО, автор письма сообщил, что "знает Стахова много лет, положительно характеризует его, что уверен в его порядочности и что готов лично привести Стахова в Якутск, если мы изменим ему меру пресечения. Но мы на  уступки не пошли: следственный комитет в торгах не участвует". Бывший министр ВД обвиняется в  присвоении автомобиля "Мерседес" 1991 года выпуска, подаренного АК "АЛРОСА" руко-

Японцы придут на  шельф Президент российской НК «Роснефть» Игорь СЕЧИН и глава японской корпорации «Импекс» Тосиаки КИТАМУРА подписали протокол об углублении сотрудничества в освоении нефтяных месторождений на континентальном шельфе в Охотском море, у берегов Магаданской области Об  этом сообщило информационное агентство ИТАР-ТАСС. Речь идет о  сотрудничестве в  освоении месторождений Магадан-2 и Магадан-3 с общими объемами запасов в 3,4 млрд баррелей. Это, кстати говоря, соответствует трехлетним нефтяным потребностям Японии. Стоит также отметить — корпорация «Импекс» находится под  контролем японского правительства. Соответственно, речь идет о  сотрудничестве двух государственных структур. Не случайно власти Японии уже озвучивали, что намерены оказать магаданским нефтегазовым проектам всемерную поддержку. В  частности, средства на  это может выделить национальная корпорация нефти, газа и металлов JOGMEC. По некоторым данным, она может взять на себя от 50 до 75 % всех расходов на реализацию проектов. Помимо этого, свою финансовую лепту может внести и  японский банк международного сотрудничества JBIC. Практическую разведку на  месторождениях Магадан-2 и  Магадан-3 специалисты планируют начать уже в 2017 году. А к разработке предполагается приступить в середине 2020 года. При этом лицензии на эти природные запасники (как и на Магадан-1) находятся, разумеется, у «Роснефти». Компания получила их еще в 2011 году. И вот теперь для  освоения месторождений, похоже, нашелся стратегический инвестор. По данным «СЕВЕР ДВ»

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Соответствующую информацию обнародовало РИА PrimaMedia. По  данным

агентства, ближе всех к  первым строчкам рейтинга (хоть и относительно) приблизился Тихоокеанский государственный университет (ТОГУ) из  Хабаровска. В  рейтинге он занимает 21-ю строчку. А  вот Дальневосточный федеральный университет, столь тожественно открытый на  острове Русский во Владивостоке, оказался на  45-м месте. На одну позицию от него (46-е место) отстает Амурский госуниверситет (Благовещенск). А  вот Владивостокский государственный университет экономики и  сервиса и  Дальневосточный государственный университет путей сообщения расположились в  самом конце полусотни, заняв 48-е и  49-е места соответственно. Между тем многие специалисты на Дальнем Востоке говорят — нам нужен еще один федеральный университет, помимо двух существующих (ДВФУ и  СВФУ), который будет обучать студентов как из ДФО, так и из восточных субъектов Сибири. Алексей УФИМЦЕВ

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

ДВ–ВИДЕНИЕ

ДФО

9


ХАБАРОВСКИЙ КРАЙ

Развитие ДФО / Законы и правила

КАК И РЫБКУ СЪЕСТЬ, И РЫБАКОВ НЕ ОБЕЗДОЛИТЬ ЗАТРАТЫ И ЦЕНЫ — Давыд Яковлевич, вы почти 40 лет возглавляете знаменитый колхоз, продукцию которого хорошо знают не только в родном Ванинском районе, но и далеко за его пределами. Из чего складывается цена, которую мы видим в магазинах? — Если вы думаете, что это наша цена, то вы ошибаетесь. Ту же горбушу мы продаем меньше чем по 50 рублей за килограмм. Причем откуда берется именно эта цена, никто не знает. Наши затраты растут вместе с общим ростом цен на топливо, электроэнергию, расходные материалы и многое другое. Цены же на нашу продукцию не только не поднимаются, но зачастую и падают. Получается парадоксальная ситуация — если мы выловили много рыбы, то это не означает, что мы больше заработаем, поскольку цены на нее упадут. А ведь нам еще надо платить зарплату береговым работникам и экипажам судов, платить налоги. К слову, только за 2012 год мы перечислили 80 миллионов рублей. — Что можно сделать для выравнивания ситуации? — Я считаю, что роль регулятора цен должно взять на себя государство. Вот сейчас говорят, что рынок сам определит цену. Но дело в том, что у нас дикий рынок, вот он так и определил, что рыбаки обнищали. Давайте разберемся. Мы продаем первый опт по самой низкой цене. В магазинах рыба лежит по высоким ценам. Где куш? Где осели деньги, в магазинах? Нет. Они у перекупщиков, у так называемых посредников. Это они скупают улов у рыбаков по дешевке, а потом сдают в магазины по той цене, по которой хотят. Беда еще и в том, что торговые организации, которые могли бы покупать рыбу напрямую, у кого есть точки в городах, районах, не имеют для этого денег. Они могут купить только ограниченную партию — тонну, две, три. Вот и получается, что посредники правят бал.

РЫБАКОВ НЕ СЛЫШАТ — А как было раньше, до прихода рынка? — Было хорошо и просто. Существовала такая организация в крае — «Рыбсбыт». Оттуда мне писали в начале года: «Дорогой товарищ Фукс, ты должен в этом году поставить столько-то минтая, столько-то горбуши, столько-то селедки». Я добросовестно всё это выполнял, зная, что колхозу гарантированно

Пожалуй, все жители Дальнего Востока удивляются, почему в магазинах исконно рыбного региона эта самая рыба продается по непонятно высоким ценам. Кто наваривается на минтае и горбуше, кете и селедке? Может быть, рыбаки? Отнюдь. Эта отрасль пребывает если не в полной нищете, то в состоянии, близком к этому. Почему так происходит, мы беседуем с председателем правления рыболовецкой артели (колхоза) имени 50-летия Октября Давыдом ФУКСОМ.

НАДЕЕМСЯ НА ЛУЧШЕЕ

заплатят деньги. И всё шло своим чередом. Если бы сегодня краевое правительство взялось за это дело! Решили бы, что надо установить в крае стабильные цены на рыбу, закупили крупные партии различной продукции, заложили на хладокомбинат. А уж потом торговые организации приезжали бы и брали то, что им нужно. И никаких посредников. — Вы обращались куда-то со своим предложением? — А как же! Писал лично губернатору В.И. ШПОРТУ. Получил ответ, что у нас рынок, он устанавливает цены, а остальное — ваши проблемы. А ведь без государственного регулирования всё так и будет: нищие рыбаки и запредельные цены в магазинах. И ведь деньги, вложенные в крупный закуп рыбы, возвращаются быстро. Я не говорю, что так делать надо всегда. Но года три-четыре надо бы поддержать отрасль. За это время всё упорядочится, нашлась бы постоянная клиентура, всё бы встало на свое место. А сейчас Китай диктует цены. Поднялись они там, поднимутся и у нас, опустились — то же самое здесь. Вот за два с половиной месяца этого года наш колхоз выловил пять с половиной тысяч тонн сельди. И спрашивается, зачем мы столько наловили? Две с половиной тысячи

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Люди мы местные

10

справедливо. Я имею в виду, что квоты достаются и тем организациям, у которых нет и не было никакого флота. Зачем они им? Думаю, надо передавать квоты настоящим рыбакам, если они в течение трех лет не осваиваются. Например, у нас пять судов, мы могли бы освоить и больше. Вот еще одна и проблема, и статья расходов. И не только у нас, но и у всех рыбаков. Нашим судам всем «за двадцать», соответственно, мы их каждый год ремонтируем, приводим в рабочее состояние. Новые купить негде, да и не на что. К примеру, у нас есть БАТМ «Тумнин». Узнавали, сколько стоит корабль такого же класса. Выяснилось, порядка 80 миллионов долларов. Ну откуда у нас такие деньги? Одна надежда, что что-то изменится в плане поддержки рыбаков.

Рыболовецкая артель (колхоз) имени 50-летия Октября зарегистрирована в феврале 1967 года в Ванинском районе Хабаровского края. Является градообразующим предприятием для села Датта. Здесь постоянно трудятся 460 местных жителей, еще порядка 300 человек привлекаются по сезонным договорам. Колхоз — одно из крупнейших предприятий отрасли в регионе. Располагает собственным флотом в составе пяти судов, производственными мощностями. Это единственный в Хабаровском крае консервный завод, линия по разделке лосося. Руководит артелью (колхозом) без малого 40 лет заслуженный работник рыбного хозяйства РФ, кавалер медали «300 лет Российскому флоту», почетный гражданин Ванинского района Хабаровского края Давыд Яковлевич ФУКС.

тонн до сих пор не можем продать. Они лежат во Владивостоке, еще тысяча тонн — в Китае. И цена уже — ниже некуда… Терпим убытки, ведь за хранение надо платить, и немалые деньги. Опять же, взять нашу консервную продукцию. Наш консервный завод за 2012 год выпустил 1 852,5 тубы, или 648,4 тонны консервов отличного качества. За что мы и поплатились — себестоимость выше закупочной цены. Поясню. Чтобы снизить себестоимость, надо снизить качество продукции. Положить рыбы не 250 граммов, а 200, подлить побольше воды… Но мы так не умеем. Наш колхоз всегда славился отличным качеством всего, что выпускает. А у консервов имеется срок годности, вот и продаем их себе в убыток. Разве это нормально?

К ВОПРОСУ О КВОТАХ — И что же краевые власти никаких мер не принимают, чтобы помочь рыбакам? — Вот мне на днях пришло из Хабаровска приглашение принять участие в работе секции форума «Общественно-государственное сотрудничество в области рыбохозяйственного комплекса в целях обеспечения продовольственной безопасности края». Продовольственная безопасность — тема серьезная. Как я понимаю, или мы должны где-то хранить рыбу на всякий случай, или государство должно покупать и хранить. Не знаю, чем мероприятие кончится, но хотелось бы, чтобы власть повернулась лицом к рыбакам. А то выделили квоты, а дальше — как хотите. — Кстати о квотах. Вам достаточно выделенного лимита? — Хотелось бы больше, но спасибо и за то, что есть. Сейчас квоты выделяются сразу на 15 лет, нам осталось доработать лет пять. А там посмотрим, что будет. Как вы знаете, у нас всё меняется очень быстро. К слову, распределять квоты можно было бы и более

— Давыд Яковлевич, несмотря на трудности, ваш колхоз осваивает новые направления, модернизирует производство, в частности строит очистные сооружения… — Этого требует жизнь. Вот мы и занялись рыбоводным делом. У нас экспериментальный цех, в котором мы можем выращивать до 3 миллионов 200 тысяч мальков в год. Их мы будем выпускать в речку Дюанку, будем ее зарыблять. Через четыре года эти мальки вернутся к нам рыбой каждая в среднем по 4 килограмма. За это время мы должны успеть построить завод, где будем выводить новых мальков, а излишки рыбы пойдут на вылов. Воплощение этого плана позволит значительно увеличить добычу. Что касается очистных, то да, мы сдали их 26 марта этого года. Построены они, в первую очередь, для консервного завода. Раньше там были просто отстойники. Теперь же на очистных сооружениях стоки будут очищаться, и в речку пойдет чистая вода. Мы довольно долго вели эту стройку, потратили 12 миллионов рублей, закупили оборудование. Так что на месте наш колхоз не стоит. Предприятие существует с 30-х годов прошлого века, а как колхоз зарегистрировано в феврале 1967 года. За это время бывало всякое, но я надеюсь, что впереди нас ждут лучшие времена. Беседовала Елена ЗАЙЦЕВА

Давыд ФУКС: — Государству пора повернуться лицом к рыбакам. Деньги за улов должны по большей части оставаться у тех, кто был в море, а не у перекупщиков. Если бы краевые власти хотя бы три-четыре года закупали крупные партии рыбы, хранили на хладокомбинате, а оттуда продукцию уже брали торгующие организации, то для посредников не осталось бы места, и дальневосточники могли бы покупать рыбу в магазинах по приемлемым ценам.


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

«ПРАВИЛА

ДОЛЖНЫ УЧИТЫВАТЬ СПЕЦИФИКУ РЕГИОНОВ» О необходимости развития в ДФО строительного комплекса говорят охотно и много. А основа любого строительства, как известно, качественный проект. Но чтобы выполнить такой проект, провести необходимую подготовку, требуются четко сформулированные правила и законы о торгах, достаточное время и средства для проведения проектно-изыскательских работ. О том, какие проблемы стоят сегодня перед проектными организациями Республики Саха (Якутия), мы и беседуем с первым заместителем генерального директора — техническим директором ОАО «Якутагропромпроект» Гаврилом БЛАХИРОВЫМ.

НУЖНО МИНИСТЕРСТВО

ниже которых нельзя гарантировать высокий уровень работ, которым мы очень дорожим. Не случайно у нас с 2007 года внедрена система менеджмента качества ISO 9001-2001 (9001-2008). Что закон нуждается в доработке, говорим и говорят на всех уровнях, но пока изменений нет. И это тоже упущение федеральной власти.

О НОРМАТИВНОЙ БАЗЕ — Гаврил Кузьмич, что касается нормативной базы строительства, СНиПов (строительных норм и правил) — всё ли здесь устраивает ваших проектировщиков? — Это отдельная большая тема. Введен Градостроительный кодекс — главный закон строительной отрасли. Но в этот закон постоянно вносятся изменения, чувствуется, что закон явно недоработан. Введены технические регламенты — идет процесс актуализации старых СНиПов, перевод их в национальные стандарты — СП (строительные правила). Руководит этим процессом всё тот же Минрегионразвития. И нестыковок в этих нормах масса. Три года назад была опубликована программа обновления национальных стандартов в строительстве, но она не выполняется. Те документы, которые запланированы к выпуску в 2011 году, появляются только сейчас. СанПиНы (санитарные правила и нормы) по дошкольному и школьному образованию меняются так часто, что не успеваешь внести

Люди мы местные Компания ведет отсчет своей истории с 1971 года, когда на базе Якутского филиала Красноярского института «Гипросовхозстрой» и проектной организации «Якутколхозпроект» был создан проектно-изыскательский институт. В организации сегодня трудятся 92 специалиста. Институт внес огромный вклад в развитие всей территории Республики Саха (Якутия). Проектировщиками института были за 40 лет разработаны более 250 генеральных планов и проектов планировки.

корректировки в проекты. Всё это осложняет нашу работу. Но главная беда в том, что отсутствует региональная нормативная база. Точнее, она уже начала создаваться, но с введением национальных стандартов все они утратили силу. Согласитесь, что одни и те же нормы и правила не могут одинаково действовать в Краснодарском крае и в условиях Крайнего Севера, в зоне экстремальных климатических условий. Но нет сегодня механизма введения территориальных (региональных) стандартов.

ВСЕ ОБЪЕКТЫ — ГЛАВНЫЕ — Как же вашему предприятию удается ориентироваться в условиях рынка, выигрывать в конкурсах, получать работу? — Ну, это я коснулся некоторых проблем подготовки проектной документации для строительства. А без них, как известно, не обходится. Наша организация существует более 40 лет. И всё это время мы накапливали опыт, развивались. В условиях рынка без профессионализма, качества работ, без совершенствования методов работ не выжить. Вот я уже говорил, что внедрили и совершенствуем международную систему менеджмента качества. У нас свой изыскательский отдел, состоящий в Московском СРО «ЦЕНТРИЗЫСКАНИЯ», наши проектировщики входят в Якутское СРО «Северный проектировщик», имеем все допуски проектирования зданий и сооружений второго уровня ответственности. Ведем авторский надзор за строительством своих объектов. О том, что ОАО «Якутагропромпроект» — достойная, конкурентоспособная компания, говорит тот факт, что мы активно работаем с известными зарубежными заказчиками. В частности, несколько лет назад южнокорейская фирма LG заказала нам проект своего офисного центра в Якутске. Концепцию мы разрабатывали совместно с корейской архитектурной фирмой ААА, адаптировали к нашим климатическим условиям, вечной мерзлоте. Результатом вполне можем гордиться, офис работает четвертый год и является одним из продвинутых в Якутске. Оборудован ITтехнологией связи через оптоволоконный кабель, спутниковой связью, высокоскоростным Интернетом. Есть пример успешного сотрудни-

Гаврил БЛАХИРОВ: — Нормативно-техническая документация, которую разрабатывает федеральный центр, нуждается в корректировке по региональному принципу. Нельзя использовать одни и те же нормы для всей огромной территории Российской Федерации. В национальных стандартах, которые сейчас внедряются, обязательно должны быть учтены предложения и пожелания строителей и проектировщиков из регионов.

МАЙ — ИЮНЬ 2013

— Гаврил Кузьмич, удовлетворяет ли вас положение дел в строительной отрасли и в частности в проектировании? — Несмотря на то, что мы активно работаем на строительном рынке, выпускаем всё больше новых эффективных и экономичных проектов, проблем у нас хватает. Ну, например, подготовка проектной документации для строительства. С каждым годом требования к ним ужесточаются, расширяются, появляются новые разделы проектов в связи с появлением технических регламентов по безопасности зданий и сооружений, пожарной безопасности, энергоэффективности и мероприятиям по доступу маломобильных групп населения, антитеррору и так далее. Но в сборниках цен на проектные работы, а также на сроках продолжительности проектирования это никак не отражается. Другими словами, за те же цены и сроки приходится выполнять увеличенный объем проектных работ. К тому же в результате конкурсных торгов или аукциона дополнительно еще снижаются цены и укорачиваются сроки проектирования. От этого в первую очередь страдает качество проектов. Кроме этого, отдельные заказчики включают в условия торгов сбор исходных данных, подготовку задания на проектирование и затраты на проведение государственной экспертизы, хотя все эти функции и затраты согласно Градостроительному кодексу отнесены заказчику. — Почему так происходит? — Думаю, что прежде всего потому, что нет системы управления огромной строительной отраслью на федеральном уровне. Раньше было у нас свое отдельное отраслевое министерство — Министерство строительства, и это было правильной политикой. Сейчас мы подчиняемся Минрегионразвития, но у этого ведомства свои цели и задачи, а строительный комплекс требует концентрации внимания именно на его нерешенных проблемах, требует вдумчивой целенаправленной градостроительной политики, управления отраслью, планирования. Причем требуется именно планирование инвестиций на отрасль на три и более года. Что мы имеем сегодня? Инвестбюджет регионов принимается поздней осенью, объекты строительства в большинстве случаев не имеют проектно-сметной документации. Вот и приходится сроки проектирования ужимать до двух-трех месяцев. Вдобавок сказывается несовершенство Федерального закона № 94. Поскольку ФЗ основным критерием имеет снижение цены работы, то приходят малоизвестные демпингующие организации, сбивают цены в два-три раза. Мы даем реальные цены,

чества с японскими инвесторами. Заказчиками выступила Саха-Японская фирма по огранке и сбыту алмазного сырья. В состав комплекса входят гранильный завод на 100 ограночных станков, административно-гостиничный комплекс для иностранцев, приезжающих в Якутию на длительную командировку. В Южной Якутии в городе Нерюнгри по нашему проекту построена птицефабрика для выращивания бройлерных цыплят по технологии немецкой фирмы Big Dutchman. В пригороде Якутска сейчас ведется проектирование «Реконструкция и расширение Хатасского свинокомплекса на 12 тысяч голов с доведением поголовья до 35 тысяч с участием Австрийской фирмы SCHAUER для фирмы ОАО «АЛРОСА». В свое время, еще 1989 году, этот свинокомплекс запроектировали мы же. — А для отечественного заказчика вы работаете? — Конечно! По нашему проекту построен 13-этажный «Бизнес-Центр» — пока самое высокое здание в Якутске, состоящий из нескольких отдельных блоков: в состав входят мультиплексный кинотеатр с современным оборудованием «ФАНАМ-СИНЕМА», ресторан, три административных и инженерных блока. Здесь же, в Якутске, запроектировано и построено недавно здание гимназии на 500 учащихся в классическом стиле, являющееся украшением нашего северного города. Перечислять запроектированные за столь длительный срок объекты, даже значительные, — слишком долго. Каждый год по нашим проектам в регионе вводятся от трех до пяти общеобразовательных школ, детских садов, спортивные залы и комплексы. Нами запроектировано восемь стадионов открытого типа с футбольным полем на 3 000 мест зрителей в сельской местности, совместно с ТП «ХОНКО» (Москва) — уникальный закрытый футбольный манеж на 3 000 зрителей в Якутске, с полем международного стандарта, пролет составляет 86 метров, длина — 132 метра. В целом у нас очень широкий спектр направлений проектирования. Закончены проекты водозабора в Якутске на 100 тысяч кубических метров, берегоукрепительных работ крупных северных рек, заградительных дамб от наводнений, водозаборных сооружений крупных поселков, инженерных сетей. Проектируем больницы в районных центрах на 75 коек с поликлиникой и многое другое. Главное — для нас нет значимых и малозначимых объектов. Мы всегда стараемся работать на совесть и на качество, а неувязки и проблемы… Они всегда есть, главное — их необходимо стараться разрешать. Беседовала Елена ЗАЙЦЕВА

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Развитие ДФО / Законы и правила

11


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Развитие ДФО / Кадры

СВФУ — ТРИ СТОРОН Мировой опыт показывает, что залогом успеха и достижений в социально-экономической жизни общества является построение эффективной национальной инновационной системы. При ее создании велика роль университетов, являющихся основными точками роста. Россия в силу своего особенного социально-экономического и геополитического устройства нуждается в формировании инновационных систем на уровне регионов или их групп. В результате создается необходимый инновационный каркас страны. Северо-Восточный Федеральный университет видит свою задачу в содействии созданию инновационной модели развития Республики Саха (Якутия) и всего российского Северо-Востока. Университет, являющий собой в духе времени триумвират науки, профессионального образования, бизнеса, и есть точка опоры рождающейся региональной инновационной системы.

Н

овыми, современными подходами проникнута деятельность каждого структурного подразделения СВФУ. Сегодня мы рассказываем об этом на примерах работы его Арктического инновационного центра (АИЦ) и филиала — Нерюнгринского технического института. Но сначала информация о самом университете.

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Есть у  инновации начало…

12

Факт рождения в апреле 2010 года одного из  восьми федеральных вузов страны  — СВФУ  — формальная дата. Вуз сохранил причастность к 75-летней истории Якутского государственного университета имени М.К. Аммосова, на базе которого был создан. Помня о прошлом, обновленный университет устремлен в будущее, видя его приближение в  решении геополитических задач, реализации значимых межрегиональных инвестиционных проектов. Многоотраслевой вуз располагает широкими возможностями ведения на  современном уровне учебной, воспитательной и научно-исследовательской работы. Его целевая группа — 23 тысячи студентов. В состав университета входят 9 НИИ, 11 институтов, 8 факультетов, 3 филиала  — Политехнический институт в  г. Мирном, Технический институт в г. Нерюнгри и Чукотский филиал в  г. Анадыре. Научная библиотека СВФУ с фондом более 1 300 000 единиц хранения имеет статус республиканской и  межвузовской, являясь одновременно научнометодическим центром библиотек высших и средних специальных учебных заведений региона. Университет располагает развитой инфраструктурой научно-образовательного комплекса, современным оборудованием для  ведения фундаментальных и  прикладных исследований. Собственный Кодекс корпоративной культуры поведения сотрудников и  студентов СВФУ придает импульс интегративному мышлению и  действию его сообщества. Сближает взгляды всех членов коллектива относительно задач и планов становления вуза. Активную позицию занимают общественные организации студенческого самоуправления. Интеллектуальный совет студентов сотрудничает с Ученым советом вуза. Совет по творческому развитию студентов  — с  ректоратом. Действующие преподаватели старше 70 лет, имеющие значительный опыт вузовской работы, авторитет и признание в республике, входят в  Совет наставников университета. Созданная ассоциация «Северо-Восточный университетский образовательный округ» объединяет 59 школ республики, Чукотского автономного округа и  Магаданской области. Основу ассоциации составила сеть президентских школ из  числа передовых образовательных коллективов, ведущих инновационную деятельность. Университетом установлены прочные деловые связи с ведущими образовательными учреждениями Канады, США, Франции,

Норвегии, КНР. Налажен межвузовский обмен преподавателями, стажерами. Проводятся совместные конференции и  симпозиумы.

Миссия выполнима В целях обеспечения трансфера наукоемких технологий в экономику региона в СВФУ в 2010 году был открыт Арктический инновационный центр, получивший грантовую поддержку за счет средств Минобрнауки РФ в объеме 87,5 млн рублей. За период функционирования АИЦ сформировал инфраструктуру, позволяющую оказывать консультационную поддержку сотрудникам региональных образовательных и научных учреждений в сфере правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности, бизнес-планирования, юридического и бухгалтерского сопровождения этапов коммерциализации технологий, а  также реализовывать образовательные услуги для повышения квалификации кадров в  сфере малого инновационного предпринимательства и  студентов и  аспирантов, ориентированных на  инновационную деятельность. В рамках АИЦ действует Центр интеллектуальной собственности, Центр коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности, Центр коллективного пользования, Межвузовский студенческий инкубатор. Создание малых инновационных предприятий стало одной из  главной прерогатив АИЦ. 17 МИПов, созданных при участии СВФУ, обеспечили к 2012 году выпуск высокотехнологичной продукции в объеме 29,848 млн рублей, позволив университету занять первую строчку в  рейтинге федеральных вузов по трансферу технологий. Объем выпущенной высокотехнологичной продукции только трех МИП  — ООО «Стройкомпозит» (строительство энергоэффективных индивидуальных домов с применением монолитного пенобетона), ООО «Адгезия» (выпуск металлических профилей для быстровозво-

димых зданий и сооружений), ООО «Норвуд» (деревянные конструкции, модифицированные огнебиозащитным составом)  — достиг 15 млн рублей. Еще почти на 9 млн рублей оказано услуг в сфере формирования базы геоданных территориального планирования, разработки проектно-сметной документации для инновационного строительства, создания цифровых баз данных отдельных объектов культурного наследия пятью другими малыми инновационными предприятиями СВФУ. В  планах на  2013 год объем выпуска продукции и оказанных услуг должен составить 173 млн рублей. В  рамках действующих хозяйственных обществ создано 90 новых рабочих мест, 64 специалиста работают в подразделениях АИЦ. Научное оборудование, сконцентрированное в Центре коллективного пользования, позволяет специалистам созданных научнотехнологических лабораторий «Графеновые нанотехнологии», «Полимерные нанокомпозиты», «Механохимические нанобиотехнологии» проводить передовые исследования в  области фундаментальной и прикладной науки. Разрабатываются новые композиционные материалы на  основе термопластов и эластомеров, новые химические технологии наноматериалов и углеводородов, новые уникальные свойства графеновых пленок, новые технологии производства лекарственных препаратов из природного растительного сырья Якутии. Активная работа Центра интеллектуальной собственности позволяет ежегодно увеличивать число поданных и зарегистрированных заявок на  СВФУ. В  2012 году подписано соглашение с  РОСПАТЕНТОМ о  создании на базе СВФУ «Центра поддержки технологий и  инноваций Всемирной организации интеллектуальной собственности и Роспатента (ЦПТИ)». Центр проводит годичные курсы профессиональной переподготовки по программе «Интеллектуальная собственность. Патентоведение», реализует мастер-классы по составлению заявок на изобретения, полезные модели и промышленные образцы.

Контекст Охота к  перемене мест в  последние годы усилилась у  дальневосточной молодежи. Отток вчерашних школьников  — потенциальных студентов местных вузов, а  затем необходимых местному производству специалистов — в центральные регионы страны усиливается с  каждым годом. Снизить поток «беженцев»  — значит предложить молодым качественное, бесплатное образование, достойную работу, перспективы профессионального роста. А  это предполагает стратегическое партнерство государства, вуза и делового сообщества.

К этим цифрам и фактам можно добавить долгий перечень других результатов. В  их числе  — открытие студенческого бизнесинкубатора, способствующего вовлечению молодежи в  инновационную деятельность. Особое внимание уделяется развитию студенческих проектов на основе информационных технологий. Резиденты студенческого бизнес-инкубатора через площадки AppStore уже выпустили на международный рынок ряд компьютерных приложений, позиционирующих культуру северо-восточного региона РФ (традиционная якутская кухня). Обучение по разработанным АИЦ программам повышения квалификации «Основы инновационного менеджмента» и «Управление инновационными проектами» прошли около 700 студентов и более 70 преподавателей СВФУ. Проведена большая работа в  области защиты интеллектуальной собственности. В частности, охраноспособные результаты получены по комплексному проекту СВФУ и АК АЛРОСА ОАО по теме «Создание комплексной инновационной экологической безопасности технологии добычи и переработки алмазоносных руд в условиях Крайнего Севера».


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

разрешить сложившуюся ситуацию. Первые предоставляют места для прохождения производственных практик, вторые — проводят работу по  увеличению бюджетных мест на технические специальности.

В  ожидании молодых кадров

регионов России путем перехода на рациональную и экологически эффективную реализацию природно-ресурсного потенциала. Центр может стать катализатором процесса внедрения инновационной культуры не только в  реальном секторе экономики, но и в умах людей, что возможно является даже более важным ключом к успеху.

Ключевой ответ ТИ(ф) СВФУ В  своем приветственном интернетобращении к  студентам Нерюнгринского технического института  — филиала СВФУ его директор Сергей Павлов призвал будущих специалистов обретать свое «место под  солнцем» не где-нибудь, а  в родной Южной Якутии. Здесь и  сейчас активно развивается промышленное производство, ведется строительство стратегически значимых объектов, развиваются горнодобывающие зоны, энергетическая инфраструктура. В  рамках государственного инвестиционного проекта формируется один из первых крупных промышленных районов на  базе объектов гидроэнергетики и промышленного кластера. Подъем производства оказывает позитивное влияние на изменение динамики основных макроэкономических показателей развития не только Дальнего Востока, но и  России в целом. Решающее значение для  производства имеет приток и закрепление на стратегически значимых производственных объектах молодых, знающих дело специалистов. На  выполнение этой ключевой задачи направлена выверенная схема трехстороннего взаимодействия «школа  — вуз  — предприятие». Однако на  сегодняшний день в  Нерюнгринском районе формула сотрудничества верна только в  отношении «вуз  — предприятие». Далеко не все выпускники школ района сориентированы на  продолжение обучения и  дальнейшего трудоустройства в  «домашних» условиях. Дает себя знать и  демографическая «яма» 90-х, приведшая к сокращению рождаемости, а значит, и к уменьшению числа сегодняшних абитуриентов. Осознавая проблему нехватки кадров, способных обеспечить экономический потенциал региона, предприятия и вуз стремятся

Пункт прямого назначения ТИ(ф) СВФУ начал свою трудовую биографию в звании Учебно-консультационного пункта инженерно-технического факультета Якутского Государственного университета (ЯГУ). На  вечернем отделении по  специальности «Промышленное и  гражданское строительство» состоялось 5 выпусков. В результате 85 человек после шестилетней подготовки успешно сдали экзамены и  защитили дипломные проекты на инженернотехническом факультете в  Якутске. Через 8 лет в  УКП была организована заочная

С наукой о  Севере В Техническом институте трудятся 67 кандидатов наук, 6 докторов наук, что составляет более шестидесяти процентов от  общего числа преподавателей. Получая всестороннюю поддержку Федерального университета, ТИ(ф) СВФУ, вуз развивает научные партнерские связи в стране и за рубежом. Проблемы северных территорий рассматриваются сегодня в планетарном масштабе. Список научных партнеров ТИ(ф) СВФУ открывает Университет Арктики, представляющий собою целую сеть университетов, колледжей и других организаций, работающих в сфере высшего образования и исследовательской деятельности на Севере. Институт поддерживает контакты с  влиятельной международной научной организацией «Снежный покров», взаимодействующей с Арктическим советом, Национальной научной организацией США, мировыми университетами и  сообществами малочисленных народов всех северных стран. Налажены связи и  с Арктическим исследовательским консорциумом США (АРКУС), вносящим существенный вклад в  изучение арктического региона. АРКУС организует дискуссии по  важнейшим научно-исследовательским направлениям, публикует отчеты с  вынесением рекомендаций от  ведущих научных сообществ по  приоритетным исследованиям, распространяет информацию о  своей деятельности. Налажены связи вуза с «Майндсэт Майнинг Консалтанс (Пропрайетари) Лимитед». Эта частная компания обладает полным спектром услуг в горной промышленности, полномочиями в  обеспечении геологических, инженерных, консультационных и  экспертных знаний, связанных с  крупнейшими горнодобывающими проектами по всему миру. Ирина ЮРЬЕВСКАЯ

МАЙ — ИЮНЬ 2013

В  2012 году прошла апробацию новая образовательная программа АИЦ  — дистанционный онлайн-курс «Digital для предпринимательства», размещенный в  системе дистанционного обучения СВФУ www.moodle.ysu.ru, ориентированный на работу с предпринимателями любого региона РФ. На программу было зачислено 60 слушателей. Участниками, обучавшимися в рамках продвинутого курса, было разработано 10 инновационных проектов, отобранных АИЦ для дальнейшего продвижения и поиска источников инвестирования. Основные направления дальнейшего развития инновационной деятельности СВФУ связаны с  научными разработками, адаптированными к условиям Крайнего Севера, включая: • энергоэффективные технологии; • технологии производства композиционных материалов; • биомедицинские технологии; • информационные технологии; • транспортные технологии; • технологии добычи и переработки полезных ископаемых; • экологические технологии; • нанотехнологии. В числе основных целей АИЦ на среднесрочную перспективу — совершенствование собственной структуры. В частности, создание Высшей школы менеджмента и инноватики, ориентированной на  подготовку инновационных менеджеров для предприятий региона, а также специалистов по инновационной деятельности. При этом ВШМИ будет реализовывать программы как бакалавриата, так и  магистратуры, подняв статус центра до  учебно-научно-внедренческого подразделения университета. В  идеале Арктический инновационный центр должен стать ядром разработки современных технологий, знаний об инновациях, а также школой по выпуску конкурентоспособных специалистов и  менеджеров в  области инноваций. Это позволит осуществить эффективную интеграцию науки, образования и  бизнеса, которая так необходима для  современной экономики России, внедрить новые эффективные технологии в  создание транспортной инфраструктуры, строительство и  производство в  условиях Севера, в медицину и фармацевтику, обеспечить устойчивое развитие северо-восточных

Ведущие предприятия Южной Якутии очень рассчитывают на выпускников ТИ(ф) СВФУ. Вот только некоторые цифры. В ближайшие 5–8 лет ОАО ХК «Якутуголь» необходимы 95 кадровых единиц, подготовленных по  специальности «Электроэнергетика и  электротехника». По  аналогичному профилю ОАО ДГК «НГРС» требуется до  100 специалистов. Ощущают нехватку квалифицированных инженеров-энергетиков ОАО «Нерюнгриэнергоремонт», ООО «Восточная техника», ОАО «Нерюнгринские электрические сети». Красноречивы кадровые показатели и горнодобывающей отрасли. ОАО «Якутуголь» требуется 49 выпускников вуза по специальностям «Горное дело» и «Технология геологической разведки». ОАО «УК «Нерюнгриуголь» озабочено привлечением 129 специалистов того же профиля, ОАО «Алданзолото» — 18 кадровых единиц. ООО «Углеразведка», ООО «Малые разрезы Нерюнгри», ООО «Нирурган» испытывают потребность в общей сложности в  30 специалистах, включая горных инженеров и геологов. Район испытывает кадровый голод по таким профилям, как: «Городское строительство и хозяйство», «Водоснабжение и водоотведение», «Промышленное и гражданское строительство», «Экспертиза и  управление недвижимостью». Так, на  период с  2015 по  2019 год ООО «Нерюнгринский городской водоканал» объявил о  34 вакансиях, ОАО «Жилищное хозяйство» предложило 18 вакантных мест. Работодатели района будут готовы принять на  свои объекты 75 инженеров-строителей. В нынешнем году Технический институт демонстрирует стопроцентную «успеваемость» по предварительному трудоустройству всех своих 122 выпускников. Для  сравнения: в 2010 году этот показатель составлял 81 %, в 2011-м — 89,5 %, в 2012-м — 98,6 %. По мнению руководства вуза, предприятия должны не только «заказывать» готовых специалистов, но и активнее заинтересовывать своими предложениями студентов в период прохождения ими производственных практик. Молодежь должна почувствовать, что в ее силах и знаниях по-настоящему нуждаются, что есть перспектива профессионального роста. Пока же только 42 выпускника 2013 года собираются вернуться на уже знакомые им рабочие объекты.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

НЫ ОДНОЙ МЕДАЛИ

форма обучения. К  1999 году число заочников достигло 268 человек. Эти результаты повлияли на принятие совместного решения университета и руководства города добиваться открытия на базе Учебно-консультативного пункта полноценного филиала ЯГУ. Ходатайство горсовета Нерюнгри в адрес Министерства науки, высшей школы и  технической политики РФ поддержали крупнейшие компании «Якутуголь», «Якутлесстрой», заявившие о своей готовности содействовать становлению и развитию нового вуза на территории Южной Якутии. В непростой для всей страны период начала 90-х годов власти города Нерюнгри сумели по-деловому и  оперативно решить вопросы строительства нового учебного корпуса, студенчес��ого общежития, столовой, дома для профессорско-преподавательского состава. Официальной датой рождения нового технического вуза на  основании Распоряжения правительства РФ, согласованного с правительством Республики Саха (Якутия), стало 14 апреля 1992 года. Состоялся первый прием по  четырнадцати специальностям 100 студентов на дневное и 50 — на заочное отделение. Сегодня Технический институт  — это два крупных самостоятельных корпуса, оснащенных современным компьютерным и  лабораторным оборудованием, студенческое общежитие, два спортивных корпуса, лыжная база, студенческий культурный центр. О  таких условиях и  не мечтали первые студенты нерюнгринского Учебно-консультационного пункта. Прошедшие с тех пор два десятилетия привели к  новым возможностям для  получения качественного технического образования, удовлетворяющего возросшие требования работодателей.

13


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Развитие ДФО / Кадры

«Молодых средственном участии. По  крайней мере, те управленцы «Газпрома», с  которыми мы ведем переговоры, с пониманием относятся к этому вопросу.

Всё прозрачно

Хорошая динамика

май — июнь 2013

— Сергей Иннокентьевич, вашему району, можно сказать, повезло. У вас работают такие крупные игроки рынка, как ОАО «Газпром», АК «Транснефть» и ОАО «Сургутнефтегаз». А  много ли местных жителей трудятся в этих компаниях? — Да довольно много. По крайней мере, в  том же ОАО «Сургутнефтегаз» работает порядка 2 тысяч 100 жителей нашей республики, из них более 600 жителей Ленского района. В  этой же связи стоит отметить и  «дочку» АК «Транснефть» — ООО «Востокнефтепровод», которая также довольно активно трудоустраивает местное население. В итоге можно сказать, что около двух с половиной тысяч наших земляков вовлечено в реализацию нефтегазовых проектов. — А «Газпром»? — А «Газпром», в рамках освоения Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения, пока ведет геологоразведочные работы. Вот когда начнется активная стадия освоения проекта, тогда речь пойдет и о привлечении местных специалистов. Тут ведь мы говорим не только о  работе на  участках добычи, но и о строительстве газотранспортной системы «Якутия—Хабаровск—Владивосток», которая теперь получила название «Сила Сибири». И мы ведем переговоры с топ-менеджерами госмонополии о вовлечении в этот процесс не просто местных жителей, а именно местных производственных структур. Я  уже как-то рассказывал вашей газете об этом. Повторю коротко и на этот раз — в нашем районе давно работают компании, обладающие серьезным опытом строительства (и инфраструктурного в  том числе) в  непростых северных условиях. Например, когда прокладывался трубопровод ВСТО, то наши организации брали на  себя строительство вдольтрассовых проездов и вахтовых городков, а также прорубку просек. И  могу сказать, что свои задачи они выполняли в  полном объеме. Качественно и в строго установленные сроки. Поэтому мы надеемся, что и «Сила Сибири» станет появляться на свет при нашем непо-

14

— Это хорошо, что с пониманием. А то ведь на Дальнем Востоке мы нередко наблюдаем случаи, при которых крупные компании из европейской части страны привозят на объекты своих субподрядчиков. А местным организациям достаются, в лучшем случае, сопутствующие работы. Типа доставки на участки питьевой воды и всякой бытовой мелочи. — Ну, воду и, как вы ее называете, бытовую мелочь тоже должен кто-то поставлять. Причем чем большие объемы поставок будут замкнуты на местные структуры, тем лучше для всех. И для нас в первую очередь. К тому же наша задача — максимально расширять ассортимент поставок и  включать в  него, скажем, продукты, товары народного потребления и  так далее. Экономика — она ведь дама впечатлительная. И  реагирует на каждое действие. Как только появляются серьезные заказчики, тут же всё вокруг оживляется. Транспортные перевозки, сельское хозяйство, сфера услуг… Перечислять можно долго. Но, в принципе, вы правы в другом. Нужно обязательно входить именно в  технический процесс. Понимаете? В  технический! Тут требуется «застолбить» за собой определенные виды работ, которые сможем выполнять только мы. — А это возможно? — Почему нет? Всё возможно. Но для этого заказчик или, скорее, генеральный подрядчик должен знать все отраслевые преимущества местных компаний. Тут уже основным конкурентным плюсом становится не столько опыт работы в северных условиях, сколько репутация. Генподрядчик вправе задать резонные вопросы потенциальным субподрядчикам: а где именно вы работали? Какую технику применяли? Какие технологии использовали? Каким отраслевым стандартам вы следуете? Кто может подтвердить вашу компетентность? Это я, конечно, слегка утрирую, поскольку информация на  рынке о  любом из  его участников всегда открыта и  прозрачна. И  все друг о  друге знают буквально всё. Но главное в  другом — ни один из крупных игроков никогда не станет выбирать деловых партнеров только по географическому признаку. Проще привести субподрядчиков с  запада, чем связываться с кем попало здесь. Благо репутация у наших отраслевых организаций хорошая. Они могут качественно выполнять производственные задачи любого уровня сложности.

инженеров

и это ката Можно сколько угодно говорить о необходимости вовлекать в реализацию крупных промышленных проектов на Дальнем Востоке местное население. И такие декларации выглядят красиво. Вот только где брать специалистов, готовых работать на производстве? Об отраслевых проблемах и о том, как стоило бы их решать, — в интервью с главой Ленского района Республики Саха (Якутия) Сергеем ВЫСОКИХ. ответить на это нам нечего. Нет у нас молодых инженеров, которые хотели бы работать на производстве.

Не идут

Где их брать? — Сейчас многие производственники говорят об  отсутствии на  рынке квалифицированных рабочих. Это — повсеместная картина. Директор какой-нибудь дорожной компании готов полжизни отдать за опытного бульдозериста или грейдериста. В  Ленском районе такая проблема ощущается? — Ощущается, конечно. Но у нас тут возникла довольно своеобразная ситуация. Как раз квалифицированных рабочих в  нашем производственном училище готовят. Плюс ко всему сами промышленники внедряют собственные образовательные программы. А  вот с  инженерно-техническими кадрами дело обстоит почти катастрофично. — Даже так? — Да, даже так. Ведь сварщика или лесоруба можно подготовить непосредственно на  производстве. Было бы желание. А  вот ИТРы — это совсем другой расклад. Тут, в  любом случае, нужно университетское образование. Но получается так, что выпускники наших школ не спешат поступать в технические вузы. А те, кто поступает, обратно в Ленск возвращаются крайне редко. И вот вам картина из жизни: с одной стороны, мы говорим, что крупные промышленные группы обязаны трудоустраивать наших людей, с  другой — представители того же «Сургутнефтегаза» отвечают примерно следующее: давайте трудоустроим. Нам молодые инженеры как воздух нужны. Без опыта работы? Всё равно возьмем и сами для себя подготовим. Есть у нас соответствующие программы. Есть и перспективы для карьерного роста. Да и  зарплата для  ИТР у  нас вполне конкурентоспособная. По  крайней мере на местном уровне о такой и мечтать не приходится. Вперед, двери у  нас открыты. Но

— А  почему? Это связано с  так называемым «образовательным провалом» девяностых? — Да что мы всё на девяностые годы киваем? Тогда была совсем другая история. В  одночасье перестала существовать целая страна под названием СССР. А вместе с ней рухнула и  все производственная, а  также образовательная система. И, что самое важное, идеология рухнула, которая все-таки была направлена на  воспитание человекатруженика. Хотя, справедливости ради, нужно отметить, что уже при позднем социализме молодежь, под влиянием тех же фильмов «Девчата» или «Весна на  Заречной улице» не бежала стройными рядами на  стройки. Давайте сами себе врать не будем — не было этого. И анекдоты о низких зарплатах инженеров уже тогда ходили. И  конкурсы в институты советской торговли были куда выше, чем в политехнические вузы. Но всё равно любой старшеклассник, имевший тягу к технике или вообще к точным наукам, прекрасно знал — ему чуть ли не прямая дорога на профильные факультеты институтов. А  далее — прямой путь: инженер, мастер, начальник цеха, начальник участка и  так далее. То есть всё было понятно и прозрачно. Но потом всё изменилось. Производства не стало — не стало и желающих идти «в никуда». И теперь мы пожинаем эти плоды. Вроде бы и  работа на  тех же инфраструктурных стройках есть, и в тот же нефтегазовый сектор ИТР требуются — а нет их, этих инженернотехнических работников. — Но ведь их готовят? В том же СВФУ, например? — Готовят, конечно. Просто пока потребности рынка на местах это не насыщает. Говорю вам на примере своего района. Дефицит ИТР у нас очень большой.

Конкретное предложение — А  есть возможность изменить ситуацию? — На мой взгляд, да, есть. Причем тут необходимо сочетание двух факторов — общегосударственного и  местног��. Но начну я, пожалуй, со второго, это мне ближе. Вот смотрите, у нас в районе есть молодые ребята, которые может и хотели бы поступить в технические вузы, но у них просто нет на это денег. Платное-то образование еще никто не отменял. Родители таких мальчишек и девчонок также не в состоянии оплатить своим детям учебу в том же СВФУ и других университетах. Мне могут возразить, что там и бюджетные места имеются. Имеются, конечно. Просто далеко не все готовы рисковать и поступать «на


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ) НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

в почти не осталось,

тастрофа» бюджет». Потому что боятся, что не потянут. А потом будет стыдно домой возвращаться. И вот что я предлагаю. Сейчас идет финансовое наполнение государственной программы развития Дальнего Востока? Насколько известно, идет. Так давайте включим в нее финансирование обучения за государственный счет для тех ребят, кто хочет получать нужные для нашего региона специальности. Пусть учатся за государственный счет, ведь они потом пользу принесут именно нашему государству, нашей территории. Причем в этом процессе огромную роль могут сыграть как раз администрации районов. Мы ближе остальных органов исполнительной власти находимся к нашему населению. По большому счету, мы знаем, чем дышит каждая наша семья, каждый наш человек. И, наверняка, сможем не просто определить, кто из выпускников наших школ станет со временем хорошим инженером, но способствовать этому процессу. К примеру, наш отдел образования в состоянии проводить, скажем так, регулярные технические олимпиады, конкурсы и викторины для учащихся 9–11-х классов. На них и будут проявляться современные Кулибины. Также мы будем постоянно приглашать в школы представителей промышленных компаний, причем не топ-менеджеров, а тех же мастеров, бригадиров, начальников участков, главных инженеров, чтобы они в популярной форме рассказывали о преимуществах своих профессий, начиная от специфики и заканчивая уровнем зарплат и карьерными перспективами. Мы, собственно, и сейчас это делаем, но точечно. А нужна система. Чтобы мы четко знали — у нас есть, например, квота на 30 мест в технических вузах. И мы в лепешку разобьемся, но не просто найдем, а еще и максимально полноценно подготовим будущих студентов. И профессионально, и психологически настроим их на получение инженерной профессии. И если каждый город, каждый район Дальнего Востока примет участие в этом процессе, то лет через десять проблема с ИТР в регионе будет решена полностью. — А где сейчас учатся те ваши ребята, кто не смог найти деньги на поступление в вуз?

— В нашем производственном училище № 20, в первую очередь. Или в учебных центрах «Сургутнефтегаза» и «Транснефти». — А в училище каких специалистов готовят? — В первую очередь электромонтеров по ремонту и обслуживанию электрооборудования, электрогазосварщиков, мастеров по ремонту и обслуживанию машиннотракторного парка, автомехаников, слесарей по ремонту и эксплуатации газового оборудования… И это еще не полный перечень. — То есть образовательный процесс в ПУ-20 встроен в реалии промышленной жизни Ленского района? — По крайней мере, мы стараемся это делать. Более того, ребята из нашего училища проходят практику в промышленных компаниях территории, и многие из них впоследствии туда же и устраиваются на работу. Всё это замечательно. Мы только приветствуем, когда формируется настоящая рабочая элита. И способствуем этому процессу. Но ведь ненормально, когда талантливый мальчишка, технарь, что называется, от Бога идет в училище только потому, что не может заплатить за обучение в вузе? Поэтому ситуацию нужно выравнивать. Свое предложение я озвучил. И, думаю, меня поддержит большинство моих коллег — глав дальневосточных районов.

ГоСУдАРСТВЕннЫЙ ПодХод — Вы сказали, что ситуацию нужно выравнивать на двух уровнях — муниципальном и государственном. С местными схемами всё понятно. А как должна работать государственная модель подготовки ИТР? — Прежде всего я имел в виду воспитательный формат. Тут вообще возникает вопрос национальной политики. Пока мы на государственном уровне не начнем формировать ЛИЧНОСТЬ, в прямом смысле этого слова, ничего у нас не получится. Именно эта задача должна стать для всех нас ключевой. — Ну, это уже философия. — А иначе ничего не получится. Тем более что рычаги для этого у государства есть. Ведь сейчас наша молодежь чрезвычайно мо-

бильна. Она полностью погружена в общее информационное пространство. В те же гаджеты, в Интернет, по большому счету. И это хорошо. Важно через эти ресурсы, умно и тонко подталкивать ребят к принятию решений. По принципу: хорошая профессия — это твоя основа. Это основа твоей будущей семьи, твоего социума. Я бы сказал, нужно сделать выбор профессии (а через это и патриотизм в самом широком смысле слова) модным трендом. Уверен, молодежь это поймет. Но помимо воспитания государственный подход подразумевает еще и системное планирование. По сути, именно федеральная власть должна четко сказать — какие проекты и где конкретно будут у нас реализовываться в течение, по крайней мере, 10–20 лет. Тогда станет известно, каких специалистов нужно готовить нашим вузам. Причем не на сегодняшний день, а на перспективу. — Это возможно? — При современных законах вряд ли. Есть намерения, а вот четко оформленных и просчитанных планов мы не видим. Да и откуда им взяться, если при том же ФЗ-94 предприятия живут от одного аукциона до другого. И даже руководители этих компаний не знают, какие специалисты (в том числе ИТР) им понадобятся через месяц. А уж через год или пять лет — тем более. В итоге о каком-то

системном планировании говорить пока не приходится. Поэтому нужно менять законы. Это — одна из самых серьезных задач нашего времени. — Но у вас-то в районе промышленность развивается серьезными темпами? — Серьезными, это верно. Как я уже и говорил, ОАО «Газпром» активно готовится к освоению Чаяндинского газоконденсатного месторождения и строительству ГТС «Сила Сибири». ОАО «Сургутнефтегаз» постоянно наращивает объемы добычи. АК «Транснефть» ведет планомерную работу на объектах ВСТО. Да и экономика района встраивается в этот формат. Как вы, наверное, знаете, мы продолжаем отраслевую деятельность по газификации Ленска. Перевели на газ все местные котельные, строим низкие сети давления. Более того, когда к нам придет газ с Чаянды, то аналогичную работу будем вести и в других населенных пунктах района. Всё это так. Но без формирования нового поколения технической интеллигенции именно здесь, в Восточной России, дальнейшее развитие невозможно. Это — не менее важная задача, чем промышленный рост. Поскольку речь идет о нашем будущем. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

Сергей ВЫСОКИХ:

май — июнь 2013

— Сейчас идет финансовое наполнение государственной программы развития Дальнего Востока? Так давайте включим в нее финансирование обучения за государственный счет тех ребят из небогатых семей, кто хочет получить нужные для нашего региона специальности. Пусть учатся за государственный счет, ведь они потом пользу принесут именно нашему государству, нашей территории. И огромную роль в этом процессе могут сыграть как раз администрации районов. Мы лучше остальных органов исполнительной власти знаем, чем дышит каждая наша семья, каждый наш человек. И, наверняка, сможем не просто определить, кто из выпускников наших школ станет со временем хорошим инженером, но и способствовать этому процессу. К примеру, наш отдел образования в состоянии проводить регулярные технические олимпиады, конкурсы и викторины для учащихся 9–11-х классов. На них и будут проявляться современные «кулибины». Также мы будем постоянно приглашать в школы представителей промышленных компаний. В первую очередь мастеров, бригадиров, начальников участков и главных инженеров, чтобы они в популярной форме рассказывали о преимуществах своих профессий. Начиная от специфики и заканчивая уровнем зарплат и карьерными перспективами. Мы и сейчас это делаем, но точечно. А нужна система, чтобы мы четко знали — у нас есть, например, квота на 30 мест в технических вузах. И мы в лепешку разобьемся, но не просто найдем, а еще и максимально полноценно подготовим будущих студентов. И профессионально, и психологически, и социально настроим их на получение инженерной профессии. И если каждый город, каждый район Дальнего Востока примет участие в этом процессе, то лет через десять проблема с ИТР в нашем регионе будет решена полностью.

15


ДФО

Развитие ДФО / Кадры

«Кадры

сами по се

Если в Хабаровском крае все-таки состоится Международный инженерный форум, то одной из главных обсуждаемых проблем должна стать подготовка специалистов для дальневосточной промышленности. Именно такую позицию высказали те участники рынка, с  которыми разговаривали корреспонденты нашей газеты. Однако, как выяснилось, в этом вопросе скрывается множество подводных камней. Найти свою нишу Валентина МАТВИЕНКО

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Крокодиловы слёзы

16

Но начнем с  вещей очевидных. В  конце февраля этого года Совет Федерации организовал парламентские слушания «О государственной политике в  сфере подготовки инженерно-технических кадров в РФ», на которые приехали и руководители дальневосточных технических вузов. И тональность заседания была задана сразу же. Причем руководителем Совфеда Валентиной МАТВИЕНКО. Вот как процитировало высказывание спикера РИА «АмурПРЕСС»: — Все эти досужие разговоры о  том, что мы потеряли школу подготовки инженерных кадров, что всё так ужасно, всё так плохо, не имеют под собой никакой почвы. Правда, после этого г-жа Матвиенко сама же обнародовала другие данные. Оказывается, из  200 тысяч и н же н е р о в , е же годно выпускаемых российскими вузами, более половины не идут работать по специальности. В  дальнейшем тему развил президент Ассоциации инженерного образования России Юрий ПОХОЛКОВ. Он рассказал примерно следующее. Подавляющее большинство экспертов рынка ­(84 %) оценивает состояние инженерной подготовки и  инженерного дела в  нашей стране как Юрий ПОХОЛКОВ критическое. Престиж профессии среди молодежи падает, а доля высокотехнологичной продукции в  структуре отечественного экспорта уже сократилась с  20 % в  советские годы до  5 % в  наши дни. Для  сравнения: в США эта доля составляет 37 %, а в Японии вообще 42 %. Но для  Дальнего Востока кадровый голод в технической сфере — вообще особая проблема. Ректор Тихоокеанского государственного университета (ТОГУ) Сергей ИВАНЧЕНКО, выступая на парламентских слушаниях, обозначил региональную специфику. По  его словам, многие молодые люди из  нашего региона предпочитают получать образование в  вузах европейской части страны. И получив дипломы, на свою малую родину они возвращаться не спешат. В итоге г-н Иванченко привел конкретную и весьма показательную цифру: — Если мы будем такими же темпами «развиваться», то к 2020 году нехватка инженерных кадров на Дальнем Востоке составит 5 тысяч человек. По  мнению Сергея Иванченко, ситуацию можно решить лишь усилив конкурентные преимущества дальневосточных технических вузов. Добавим от  себя  — определенные шаги

Александр МАТВЕЕВ в  образовательном направлении всё-таки делаются. Но в  этом заслуга не федеральной власти, а  руководителей конкретных регионов, вузов и предприятий. К примеру, в Якутии действуют схемы трехсторонних соглашений между правительством республики, промышленными компаниями и СевероВосточным федеральным университетом (СВФУ), согласно которым студенты, вопервых, регулярно проходят практику в крупных и средних производственных структурах, а  во-вторых, после получения дипломов приходят работать в эти же организации. Но в любом случае исправить ситуацию кардинально это не может. Квалифицированных технарей на Дальнем Востоке по-прежнему катастрофически не хватает. Проблема выглядит тем более удручающе, что государство вроде как декларирует особый интерес к развитию дальневосточной территории. Вот только кто ее будет развивать? Этот вопрос мы и  задали первому заместителю председателя Комитета Совета Федерации РФ по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и  делам Севера Александру МАТВЕЕВУ. Он ответил так: — Проблему нужно решать в  комплексе. Это, конечно, модное сейчас выражение, но иначе и не скажешь. К величайшему сожалению, в свое время в нашей стране угробили систему профтехобразования. Пострадали и  технические вузы. Но дело-то не только в этом. Например, в советские годы при всех крупных предприятиях были свои учебнокурсовые комбинаты. И они выполняли очень большие задачи. Я сам долгие годы работал на  производстве и  прекрасно знаю: вот то, что ты вложишь в  голову молодому рабочему или инженеру непосредственно у себя на участке, на примере конкретных вещей — то у него в голове и останется на всю жизнь. Ну а потом, уже в девяностые годы, учебнокурсовые комбинаты стали восприниматься в качестве анахронизма. По крайней мере, большинство промышленных компаний отказалось от этой практики. А зря! Та же «АЛРОСА» даже в самые тяжелые периоды работала в  этом направлении в  прежнем формате. И теперь это позитивно сказывается на промышленном развитии компании. Поэтому мое мнение остается неизменным — возрождать систему образования необходимо всесторонне. От  учебно-курсовых комбинатов и профтехучилищ до университетов.

Да, кадровая проблема на Дальнем Востоке ощущается остро. Но каким образом можно кардинально изменить ситуацию? Это стало темой нашего разговора с руководителем одной из самых крупных производственных компаний территории — ОАО «Дальстроймеханизация» Федором ГЛУШКОВЫМ. — Федор Яковлевич, а каких специалистов не хватает непосредственно вашему предприятию? — В первую очередь механизаторов и линейщиков, то есть тех специалистов, кто может работать непосредственно на объектах. Плюс ко всему нам, как и практически всем промышленным компаниям, вообще на хватает квалифицированных рабочих. По моему мнению, основой для  реализации любых проектов должно стать профтехобразование. Именно профтехобразование, которое наша страна благополучно «похоронила» еще в девяностые годы. И без возрождения этой системы (но уже в  современном формате) ни о  каком поступательном развитии даже мечтать не приходится. Это, так сказать, один момент. Второй  — упор в  подготовке инженерных кадров нужно делать не в количественном, а  в качественном разрезе. Вот сейчас говорят о том, что в России ежегодно выпускается 200 тысяч инженеров. Да хоть миллион! Главное-то заключается в другом — а насколько подготовлены все эти специалисты для  работы в  производственном секторе? Вот что должно стать основой в  системе технического образования  — не количество, а непосредственно качество. Но основная проблема нашего производственного сектора заключается не в том, кого нам недостает здесь и  сейчас. Сегодня «благодаря» перекосам в  отечественном законодательстве мы не знаем, что будем делать даже в  ближайшей перспективе, не говоря уж о более отдаленных сроках. Допустим, мы выиграли конкурс и работаем на одном объекте. Соответственно нам нужны конкретные специалисты для  ЭТОГО объекта. А  завтра мы нацелились на  другой объект. По  сути, нам нужно заранее подготовиться к  этой деятельности, в  том числе пригласить тех рабочих и ИТР, которые могут понадобиться.

Сергей ИВАНЧЕНКО

Федор ГЛУШКОВ Но заниматься этим мы не будем, потому что наличие редких для дальневосточного рынка специалистов (теплотехников, например) не является в России конкурентным преимуществом. И нет у нас никаких гарантий, что мы выиграем аукцион благодаря своим реальным (я это подчеркиваю, реальным) отраслевым плюсам. В том числе и кадровым. Придет на торги руководитель фирмы-однодневки, собьет цену в  разы и  станет победителем. А  мы, с  нашими кадрами, останемся ни с чем. Да, начиная с 2014 года российские отрасли переходят на контрактную систему, но, по  большому счету, проблему это не решит, поскольку это во многом повторяет уже существующие ошибки, изначально заложенные в  ФЗ-94. Впрочем, и  это тоже верхушка айсберга. А главная беда заключается в другом — на сегодняшний день долгосрочные наработки на  Дальнем Востоке не дают нам реальной картины происходящего. По  сути, мы не видим, какие именно объекты будут появляться на  отраслевой карте территории через пять, десять или двадцать лет. Соответственно, не знаем, какие сотрудники нам понадобятся в тот же период. И руководители технических вузов тоже этого не знают. Поэтому я убежден — система профессионального образования должна быть вплотную привязана к потребностям рынка. Причем на многие десятилетия вперед. И во главу угла здесь должны быть поставлены конкретные вещи. С цифрами и прочими экономическими выкладками. Вот тогда и будет понятно, каких инженеров должны готовить наши учебные заведения. — Но ведь сейчас и  говорится, что дальневосточным вузам нужно сосредоточиться непосредственно на  обучении инженеров? — А  каких инженеров? Это же очень общее понятие. Прямо как в спорте — арбитр в хоккее вряд ли сможет судить матч на Кубок УЕФА. Хотя он вроде бы именно судья, а  футбол, как и  хоккей, это тоже спорт. Но это РАЗНЫЕ виды спорта, каждый со своей спецификой. И судьи там тоже РАЗНЫЕ. Вот я и говорю, что слова о необходимости готовить технических специалистов — это всего


ДФО

лишь громкие фразы. А нужна конкретика. — Что нужно для реализации таких образовательных проектов? — По  сути, нам нужно возвращаться к  системе планирования, при котором губернаторы и  руководители федеральных министерств четко обозначат, что, где, когда и как у нас будет строиться через 10 или даже 20 лет. Но чтобы не быть голословным, я мог бы озвучить несколько предложений. Вопервых, требуется провести аналитическое исследование и сопоставить — какие ИТР есть на Дальнем Востоке сегодня и какие объемы производственных работ выполняются в нашем регионе в настоящее время. Во-вторых, требуется проанализировать статистику естественной убыли населения, с учетом тех, кто уехал отсюда в  европейскую часть страны. В-третьих, помимо вышеперечисленного надо провести системный анализ статистических данных по выпускникам технических вузов, уже работающих на  производстве. В-четвертых, при формировании соответствующей программы было бы целесообразно сопоставить — а какова потребность в технических кадрах имеется у дальневосточных предприятий и  какие промышленные проекты здесь будут развиваться в дальнейшем? Тут есть еще один серьезный момент. Такая программа должна в обязательном порядке учитывать реализацию краткосрочных производственных проектов с  привлечением компаний из западных регионов России. Они ведь тоже здесь работают. И  если огульно включить их занятость на  местном рынке и их кадровый потенциал в модель развития Дальнего Востока, это исказит общую картину. Наконец, в-пятых — всё это (дефицит кадров, потребности рынка и производственные перспективы территории) и должно стать основой для государственного заказа вузам на подготовку конкретных (именно конкретных) специалистов. — Кто должен подготовить такую кадровую программу? — Государство, конечно же, ведь именно у представителей власти есть все возможные

Сергей ШАЛОБАНОВ данные, на основании которых можно будет провести серьезную аналитическую работу. — Вот сейчас подписана государственная программа развития Дальнего Востока. Но многие уже критикуют этот документ. По принципу — преференции получат госмонополии, а местные предприятия опять окажутся «за бортом». Как вы относитесь к этой полемике? — А я вообще не люблю что-либо критиковать. Так и представляется картина — вольготно сидишь в мягком кресле с чашкой кофе и  свысока кого-то похлопываешь по  плечу. Нет, это не мой принцип. Каждый должен заниматься своим делом. А уж если ты чтото предлагаешь, то будь добр  — делай это профессионально и взвешено. Тем более что относительно госпрограммы вообще рано делать какие-либо выводы. — Как вы считаете, у России есть шанс стать хорошей, известной в мире, образовательной площадкой?

Ищите выход заранее Точку зрения руководителя ОАО «Дальстроймеханизация» разделяют многие. Вот как ответил на  вопрос нашего корреспондента (о необходимости менять систему госзаказа для  вузов) первый проректор ТОГУ Сергей ШАЛОБАНОВ:

Николай ХАРИТОНОВ — До недавнего времени соответствующие заказы в нашем университете размещались в основном на федеральном уровне. Так была выстроена сама система. И  вот наконец-то теперь в  этом процессе проявился и  региональный интерес. Власти территории обозначили — а какие именно специалисты нужны нашей промышленности? И  это хорошо. Я  убежден  — тут необходимо четкое взаимодействие региональных правительств Дальнего Востока и  бизнеса. Когда проявится картина, можно будет говорить и о подготовке кадров на самую отдаленную перспективу. Также свою точку зрения в  интервью нашей газете высказал и председатель Комитета по региональной политике и проблемам Севера и  Дальнего Востока Государственной думы РФ Николай ХАРИТОНОВ: — Кадры сами по себе ничего не решают. Пока же все образовательные проекты у нас носят хаотичный характер. Вот мы говорим о  технических вузах, о  модернизации… А  я другой пример приведу. В апреле этого года я  был в  Якутии, на  выездном совещании по проблемам Дальнего Востока. Естественно, пользуясь случаем, мы с  коллегами поехали по  северным районам. Прилетели в оленеводческое стойбище в 400 километрах от  Якутска. И  это был кошмар! Сидят оленеводы в своем передвижном домишке и  греются у  печки неизвестно какого года выпуска. Прогорела она вся, эта печурка. Дымит, коптит, а  они греются. Хотя какой там греются! Они вообще так живут. И  что мы носимся со своими инновациями, если даже современным оборудованием оленеводов обеспечить не можем? Чтобы люди зимой, в 50-градусный мороз хотя бы элементарно не мерзли? А  ведь это лишь маленький штрих. Но ситуацию можно решить кардинально. Для  этого необходимо соблюсти два простых, но в то же время четких требования. Первое — в основе любого проекта должен находиться человеческий интерес. Пока последний оленевод, рыболов, лесоруб или крестьянин не будет обеспечен хотя бы самыми необходимыми предметами цивилизации, даже заикаться не стоит о наших наполеоновских планах по  развитию промышленности. И  второе  — нужна взвешенная система планирования, при которой и образование, и производственный сектор будут развиваться в одной связке. Для этого вообще не требуется изобретать велосипед. Требуется лишь возродить опыт советского Госплана. В современном формате, разумеется. И тогда Дальний Восток действительно получит импульс для качественного развития. Во всех направлениях. Андрей БАРСУКОВ

МАЙ — ИЮНЬ 2013

— А почему нет? Но для этого мы должны сами ответить на  простой вопрос  — чего именно мы хотим добиться? И  лишь после этого спокойно занимать свою нишу. Давайте вспомним историю  — еще меньше 100 лет назад Англия была страной-колонизатором, с  чрезвычайно развитым индустриальным потенциалом. Соответственно основной упор в британском образовании делался на обучение морских и  сухопутных офицеров, а также технических специалистов, которые работали как в империи и ее колониях, так и в других государствах. В России, например. Но ситуация изменилась, и на первое место в  Британском Содружестве стали выходить другие вещи. Имеются в  виду финансовые рынки. И всё, система подготовки специалистов стала меняться. И мы знаем, что лучшие мировые экономисты прошли Кембриджскую или Оксфордскую школы. Мы вряд ли тут станем вполне конкурентными. Да нам это и не нужно. А вот сделать приоритетной подготовку технических кадров  — для  нас вполне возможно. Но это дело не одного десятилетия. — Что для этого требуется? — Прежде всего государственная воля. Но фундаментом тут должна стать даже не система образования, она-то как раз приложится сама собой, а  именно воспитательный момент. Могу сказать, что при всех недостатках советской системы у нее был один огромный плюс. Она с  детства прививала ребенку чувство коллективизма и  ответственности за свои поступки. Модель ведь была какая? Твой пионерский отряд соревнуется с другим отрядом. И ты знаешь, что если сделаешь чтото не так, то подведешь даже не себя самого, а своих товарищей. Мы были частью единого целого  — своего отряда, своей дружины, своей страны. И потом уже с этим настроем мы шли в техникумы и институты, на заводы и стройки. Другой пример — нас воспитывали в духе нестяжания. Нам с детства закладывали в головы простую, но такую классную, мысль  — отдавай людям всё, что можешь. Свои силы, свое время, свою душу. Но это же христианский принцип. Получается, что нас в  атеистической стране воспитывали по  нормам христианской морали. И  не словами воспитывали, а делом. Вспомните хотя бы тимуровское движение. И  я хочу сказать  — это была очень действенная система. Которой нашему, теперь уже крайне индивидуалистическому обществу, где всё общение ушло в  социальные сети и  скайп, крайне не хватает. — Но ведь Интернет — это теперь уже неотъемлемая часть нашей жизни? — Это не просто часть жизни, Интернет вообще помогает развитию гражданского общества. И  это хорошо. Просто я  хочу сказать, что нам нужно уметь выстраивать воспитательный процесс в двух плоскостях. С  одной стороны, перенести в  нашу среду всё лучшее, что было в советские времена. С  другой  — пользоваться всеми современными ресурсами для воспитания свободного человека. Тогда образование у нас станет качественным, экономика развитой, а жизнь — прекрасной.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

ебе ничего не решают»

17


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Развитие ДФО / Законы и правила

«Когда

производство работает только на зарплату —

это ненормально» В свое время промышленная жизнь Нерюнгринского района, что называется, била ключом. И не удивительно, ведь эта территория и создавалась в качестве мощной промышленной базы Дальнего Востока. Сейчас ситуация изменилась кардинально — из «старых» предприятий здесь работают единицы. Одно из самых известных — ООО НУ ВСЭМ. О том, чем живут сегодня местные производственники, нам и рассказал генеральный директор этой компании Александр СОКОЛОВ. Правовой коллапс

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Ситуация изменилась

18

— Александр Георгиевич, в ваш регион, что называется, заходят участники рынка из  европейской части страны, сбивают цены на аукционах ниже нижнего предела и тем самым лишают работы местные предприятия. Это так? — Начнем с того, что на Дальнем Востоке в  принципе низкий промышленный потенциал. Это — если говорить о  предприятиях. В свое время в одном только Нерюнгринском районе работало множество отраслевых структур. Что, собственно, не удивительно, ведь наш город и строился в качестве центра Южно-Якутского промышленного комплекса. Могу привести конкретный пример — только наше Нерюнгринское управление треста «Востоксибэлектромонтаж» участвовало в строительстве практически всех производственных и  социальных объектов Нерюнгринского района. По  сути, наш коллектив выполнял весь комп��екс электромонтажных и наладочных работ на важнейших объектах территории. — На каких, например? — Среди наших объектов разрез «Нерюнгринский», завод «Стройдеталь» в Чульмане, РМЗ, хлебозавод, птицефабрика, КПДС, ДК имени 40-летия Победы, центр культуры и  досуга, жилые дома, школы, детсады… Список можно продолжать долго. А  ведь в  нашей трудовой биографии были еще и объекты БАМа. Но в  девяностые годы ситуация изменилась кардинально. По  сути, сейчас можно по пальцам руки пересчитать, кто из производственников, скажем образно, первой волны работает в Нерюнгринском районе. Увы, большинство из них просто прекратило свое существование. «На плаву» остались единицы. К счастью, мы в этот короткий перечень входим. И лишь за одно это можно поставить памятник тем руководителям и специалистам НУ ВСЭМ, кто в  постперестроечный период сделал всё возможное, а точнее невозможное, чтобы сохранить предприятие. А  вот теперь вернемся к  вашему вопросу. Да, западные компании на  аукционах составляют серьезную конкуренцию немногочисленным местным участникам рынка. И  проблема тут не в  каком-то злом умысле или чьих-то корыстных интересах, а в нашем законодательстве. Да и вообще в отношении федерального центра к Дальнему Востоку.

— Если говорить о законах, то вы, очевидно, имеете в виду ФЗ-94? — И  его тоже. Ведь ненормально, когда ценовое падение на конкурсах превышает все разумные пределы. — Давайте говорить конкретно. На  сколько снижали цены ваши конкуренты? — На  аукционах, где разыгрывались электромонтажные работы, демпинг, на моей памяти, доходил до 35–40 процентов. А если вести речь о монтаже, наладке и обслуживании систем пожарно-охранной сигнализации, то на этих торгах уровень ценового падения достигал половины от первоначальной стоимости. — До каких пределов опускали ценник непосредственно вы? — Максимум до 18 процентов, хотя и это уже ненормальная ситуация. Но у нас выбора нет. Мы не можем оставить коллектив без работы, поэтому вынуждены идти на  такие условия. Тут, кстати, две проблемы вырисовываются. Проблема первая — на аукционе играем мы и предприятие из европейской части страны. Внешне у  нас условия одинаковые. Однако при этом наш конкурент имеет дополнительную возможность для  демпинга, поскольку он не выплачивает своим работникам те же северные надбавки, а мы это обязаны делать по закону. Вот на эту разницу он и может «шагнуть вниз» на любых торгах. И лично у  меня возникает резонный вопрос к представителям нашей федеральной власти — а  почему бы ей не взять на  себя выплату северных надбавок? Государство заинтересовано в развитии Дальнего Востока? Думаю, однозначно. Но если здесь не останется населения, а при такой динамике скоро так и будет, то говорить о какой-то возможности системного освоения территории не придется. Люди — вот что самое важное в любой промышленной, экономической и  социальной составляющей. Если же выплата коэффициентов станет частью государственной политики, то от  этого выиграет всё население нашего региона. Пока же местные производствен-

ные компании вынуждены работать только на  зарплату, а  это ненормально. Причем зарплаты у нас весьма скромные. И это еще мягко сказано. Даже высококвалифицированные специалисты, как правило, получают по 25–30 тысяч рублей. Чуть больше удается платить лишь тогда, когда люди работают в  командировках в  той же Иркутской области или других регионах. Сами понимаете, для Севера это копейки. Но при сегодняшней ситуации платить более достойную зарплату мы не можем. При всем желании. Проблема вторая — конкуренция внутри района. Я  ничего не имею против малого и  среднего бизнеса. Но получается, что на  конкурсах по  монтажу той же пожарноохранной сигнализации мы оказываемся в худших условиях, нежели частники. У нас серьезное предприятие. Все наши работы ведутся по четким нормативным стандартам. Мы используем достаточно современное оборудование, в  том числе и  возможности своей специализированной лаборатории. Мы входим в СРО, что сопровождается большими расходами. В конце концов, мы платим налоги и  все социальные отчисления, объем которых достаточно велик. И это всё — реальные затраты. А у наших конкурентов зачастую нет ничего, кроме печати и отвертки. Штаты у них также мизерные, максимум три-четыре человека, налогообложение опять-таки минимальное. Они и за три копейки согласятся работать. Но мы такой конкуренции выдержать не в состоянии. Я уж не говорю о том, что сейчас требования для ведения электромонтажных и иных отраслевых работ постоянно упрощаются. А потом мы удивляемся, что на каких-то объектах происходят ЧП, гибнут люди. Вот он — результат дилетантского отношения к технической политике.

Крупные объекты — У заказчиков и генподрядчиков безупречная репутация, а также технический, технологический и кадровый потенциал вашей компании сомнений не вызывает. Какие у вас планы на будущее?

— Прежде всего хочу сказать об  уже достигнутых результатах. Да, тут нам есть чем гордиться, поскольку наш коллектив принимал участие в  реализации мощных промышленных проектов федерального уровня. Например, мы вели электромонтажные работы на объектах ВСТО. Я имею в виду в первую очередь подводные переходы через Лену (район Олёкминска), через Ангару (район Братска) и через Усть-Илимское водохранилище (район Железногорска-Илимского). Там наш потенциал был востребован на электромонтажных работах, связанных со средствами очистки и диагностики. — Да, работа на столь сложных объектах ВСТО — это серьезно. — А  подрядчики АК «Транснефть» — не единственные наши серьезные деловые партнеры. Например, мы взаимодействуем со столь серьезным участником рынка, как ЯТЭК. А в будущем надеемся принять участие в электромонтажных работах на строительстве мощного логистического комплекса на станции Нижний Бестях. Также планируем заняться установкой пожарно-охранной сигнализации на НПС-14 в районе Олёкминска. Но всё это вопросы будущего. И мы надеемся, что они будут решены положительно. Наши отраслевые возможности позволяют нам выполнять задачи любого уровня сложности. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

ОФИЦИАЛЬНО ООО НУ ВСЭМ — на основе всех необходимых допусков и лицензий — выполняет следующие виды специализированных работ: • полный комплекс электромонтажных работ; • полный комплекс работ по  монтажу сетей связи; • выполнение сезонных испытаний и замеров по  предписаниям Госпожнадзора и  Энергонадзора с выдачей технических отчетов; • выполнение пусконаладочных работ систем автоматики, сигнализации и  средств телемеханики; • изготовление, ревизия и  ремонт электрооборудования; • выполнение работ по  монтажу, наладке и сервису систем пожарно-охранной сигнализации; • выполнение работ по  монтажу спринклерной системы пожаротушения; • выполнение работ по автоматизации технологических процессов и телемеханизации; • выполнение работ по монтажу и техническому обслуживанию пассажирских и грузовых лифтов; • изготовление металлоконструкций, стальных опор наружного освещения, металлических дверей, оконных решеток и других изделий из металла по индивидуальным заказам; • услуги по  бурению скважин диаметром 250–500 мм и глубиной до 4 м; • сервис электроустановок потребителей (в зданиях и сооружениях); • другие виды работ по согласованию сторон.


ХАБАРОВСКИЙ КРАЙ

«ДЕМПИНГ

ПОДРЫВАЕТ ОСНОВЫ БИЗНЕСА»

И

Досье ЛЕВИЦКИЙ Иван Геннадьевич родился 28 февраля 1964 года в поселки Горки Тымовского района Сахалинской области. В 1986 году окончил факультет строительства железных дорог ХабИИЖТ. После получения диплома последовательно работал мастером, прорабом, начальником участка треста «Дальтрансстрой». С 1992 по 1998 год — директор по строительству ЗАО «Русь». С 1998 года — директор ООО «ПрактикСтроитель». Женат, воспитал троих детей. Две дочери также работают в компании «Практик-Строитель».

компаний — ни одно. Мы все работаем в одном ценовом формате. Покупаем технику, запчасти, стройматериалы и ГСМ, платим людям достойную зарплату, отчисляем налоги в бюджеты всех уровней, несем другие расходы. И никто из моих коллег не станет бездумно сбрасывать цену. Скорее всего, в нашем случае (как и во многих других) на конкурс вышла очередная фирмаоднодневка. Не секрет, что для некоторых коммерсантов торги уже давно превратились в прибыльный бизнес. В отдельных случаях, чтобы выбить реальных участников из этого процесса, подставным фирмам выделяются деньги на обеспечение. Дескать, только играй на понижение, в этом твоя задача и заключается. — То, что ФЗ-94 нужно кардинально редактировать, наверное, ни у кого сомнений не вызывает. Но как это сделать? — Здесь не стоит изобретать велосипед. Раньше торги проводились в два этапа. На первом происходил предварительный отбор участников с учетом, если я не ошибаюсь, 10 позиций. Учитывался весь отраслевой потенциал компаний, а также их опыт, репутация и прочие факторы. Доходило до того, что предприятия с цифрами и фактами доказывали — гарантия (по срокам) на их объектах это минимум 50 лет. Минимум! В итоге до второго этапа допускались лишь серьезные организации.

Вот там-то и ценовая конкуренция была реальной. Именно к такой схеме нам и стоило бы вернуться. И было бы неплохо, если бы к нашей позиция федеральная власть всетаки прислушалась. Тем более что в следующем году аукционы приобретут контрактные формы. Хотелось бы надеяться, что эти схемы не повторят сегодняшних ошибок. — А вы верите, что федеральная власть готова прислушиваться к мнению профессионалов? — Да, верю. Я и голосовал за действующую власть. Более того, мы видим, что в последние годы к проблемам Дальнего Востока приковано внимание первых лиц государства. Речь идет, в числе прочего, о строительстве более чем серьезных объектов. В перспективе у нас БАМ-2, переход на Сахалин, космодром в Свободном, новые газотранспортные системы, сеть автомобильных дорог… И это еще не весь перечень. А всё это реально демонстрирует два важнейших момента. Во-первых, государство намерено вкладывать средства в строительство объектов, которые будут востребованы и сейчас, и через несколько десятилетий. Из этого вытекает второй вывод — каждый из таких объектов должен становиться точкой притяжения для региональной экономики и социальной сферы. Всё это, в совокупности, должно работать на повышение качества жизни дальневосточников. Соответственно, перспективы у нас хорошие. Лишь бы ничего этим планам не помешало. — Одной из ключевых тем, которые будут обсуждаться на конгрессе инженеров, станет кадровая проблема. Вы с этой бедой сталкиваетесь?

— Конечно! Квалифицированные рабочие — они у нас, как говорится, на вес золота. Их единицы, если называть вещи своими именами. О причинах такого явления говорить не приходится, они всем известны. Поэтому настало время решать проблему. — А как? — Ну, это уже вопрос к государственным служащим. Видимо, здесь нужна серьезная программа, которая будет учитывать и сегодняшние, и перспективные промышленные проекты на Дальнем Востоке. — Бытует мнение, что люди не идут на производство из-за низких зарплат. Это так? — Я еще раз хочу повторить — квалифицированных рабочих на рынке остается все меньше и меньше. И деньги тут ни при чем. Например, на нашем предприятии зарплата плотника-бетонщика в среднем составляет 42 тысячи рублей. Зарплата механизатора приближается к 60 тысячам. Это нормальные деньги для отрасли. Но людей не хватает. Хотя, конечно, мы сами делаем в этом направлении конкретные шаги. В первую очередь, нами был сформирован высококвалифицированный «кадровый костяк» предприятия. Это и позволяет нам решать масштабные производственные задачи. — Вы готовите кадры, что называется, под себя? — Да, мы оплачиваем учебу студентам технических вузов. У нас эти ребята и практику проходят, и после получения диплома к нам же устраиваются. Стоит отметить — наше предприятие никогда не уходило от этих схем. Будем и в дальнейшем работать в таком же целевом формате. Это хоть как-то минимизирует кадровые проблемы. — Последний вопрос. Известно, что ООО «Практик-Строитель» — это динамично развивающаяся производственная компания. Именно ваше предприятие принимает участие в реализации самых серьезных промышленных проектов. Речь идет о таких объектах, как автодорога Хабаровск—Лидога—Ванино, Кузнецовский тоннель, инженерные сети в Приморском крае (к саммиту АТЭС), автотрасса Чита—Хабаровск, центр амбулаторного диализа в Хабаровске и так далее. И все заказчики отмечают — все работы вы выполняете качественно и в строго установленные сроки. Как вам удалось выстроить стабильные деловые партнерские отношения с наиболее известными организациями региона? — А тут всё объяснимо. Мы работаем на этом рынке почти 15 лет. И намерены работать еще долгие годы. Репутация для нас — первичный фактор. И свои задачи мы выполняем таким образом, чтобы уровень доверия к нашему производственному потенциалу постоянно укреплялся. Вот, собственно, и весь секрет успеха. Беседовал Сергей ТАТАРИНЦЕВ

МАЙ — ИЮНЬ 2013

ван Геннадьевич, в июне в Хабаровском крае состоится Дальневосточный инженерный конгресс. Хотелось бы узнать ваше отношение к этому форуму. — Если в Хабаровском крае появится площадка, на которой профессионалы смогут четко обозначить комплекс отраслевых проблем и довести их до сведения конкретных руководителей, это будет весьма позитивный фактор. — Если говорить о проблемах инженерного характера, то какие из них мешают вам работать в первую очередь? — Нюансов тут хватает. Но главное — это не инжиниринг, а несовершенство правовой базы. Вот это, действительно, проблема. — Что вы имеете в виду? — Сейчас ФЗ-94 критикуют на всех уровнях. Но я приведу конкретный пример. Наша компания зарегистрирована на электронной площадке, соответственно мы принимаем участие в аукционах. И вот недавно был объявлен конкурс на объект, который расположен на Большом Уссурийском острове. А стоит отметить — мы уже давно там работаем. В частности, строим подходы к мосту, который должен соединить российскую и китайскую территории. Плюс ко всему для бесперебойного производства работ мы создали ледовые переправы, которые и содержим собственными силами. Казалось бы, нам проще принять участие в реализации нового производственного проекта на Большом Уссурийском острове. Не надо ни технику откуда-то перебрасывать, ни специалистов. Всё под рукой. Но закон не рассматривает всё это в качестве конкурентных преимуществ. Ладно, хорошо. Мы с моими сотрудниками дождались начала аукциона, сели за компьютер и приготовились торговаться. Изначальная стоимость объекта была определена в 20 миллионов рублей. Ну а дальше начались игры на понижение. Стоимость постепенно сбрасывалась на один, два, пять, семь миллионов… Смотрим, участники один за другим сходят с дистанции. И их понять можно. Ценовое падение более чем на 20 процентов — это уже ненормальный фактор. При этом торги продолжаются. Особенно усердствовал участник, зарегистрированный под третьим номером, который цены понижал с завидной регулярностью. Мне уже мои сотрудники говорят — всё, мол, надо уходить. И тут меня такая злость взяла! Ладно, думаю, из принципа стану играть. И если окажусь победителем, то чего бы мне это ни стоило, а объект я построю. Построю качественно и в срок, как мы это всегда и делаем. Но — не пришлось. Когда цена упала до 10 миллионов, то есть ровно на 50 процентов, торговаться мы прекратили. А вот теперь — вдумайтесь. Стоимость объектов берется не с потолка. Она просчитывается специалистами. И в нее закладывается всё — качественные материалы, труд квалифицированных рабочих, использование современной техники. Ладно, можно на чем-то сэкономить 5, 10, 15 ну даже 20 процентов. Но не на пятьдесят же! Это означает, что победитель будет работать по принципу — лишь бы объект не развалился на глазах у заказчика. — А какое предприятие могло пойти на такой демпинг? — Из нормальных производственных

Какие основные проблемы существуют в строительной отрасли? Этот вопрос уместно адресовать в первую очередь профессионалам с большой буквы. Тем людям, которые прекрасно знают всю суть вопроса. Именно таким специалистом и является, по мнению многих экспертов, директор ООО «Практик-Строитель» Иван ЛЕВИЦКИЙ.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Развитие ДФО / Законы и правила

19


дфо

Развитие ДФО / Законы и правила

«В

стране нет чётк

законодатель В следующем году коммунальная энергетика в Хабаровском крае может получить дополнительный импульс для развития. По крайней мере, такие варианты сейчас прорабатываются. О чем именно идет речь? Об этом и многом другом — в интервью с генеральным директором ОАО «Теплоэнергосервис» Владимиром МИХАЛЁВЫМ.

новые проекты — Как известно, ваша компания работает не только в Якутии, но и в Охотском районе Хабаровского края. Причем именно ваше предприятие проявило себя на рынке коммунальной энергетики как исключительно профессиональный, современный и, что очень важно, добросовестный игрок. Это признают и ваши коллеги, и чиновники. Но об Охотске мы, с вашего позволения, поговорим чуть позже. А пока хотелось бы узнать — планируете ли вы войти со своими проектами в Советско-Гаванский район Хабаровского края? По крайней мере такая информация озвучивалась еще года полтора назад. — Да, планы работать в Советско-Гаванском районе у нас есть. Мы от них не отказываемся. Другое дело, что тут необходимо обозначить все отраслевые, нормативные и иные параметры работы. Прежде чем начать работать, мы должны подготовить весь базис. А это серьезный и долгосрочный переговорный процесс. Чем мы, собственно, сейчас и занимаемся. — Переговоры ведутся с правительством Хабаровского края? — Скажем так, с правительственными структурами. Точнее, с краевым министерством ЖКХ. Стоит отметить — именно специалисты этого ведомства прекрасно разбираются в сути проблем. Это — высокопрофессиональные и динамичные люди, которые отдают себе отчет — только применение современных отраслевых форматов может сделать коммунальную энергетику Дальнего Востока (по крайней мере, отдаленных территорий) эффективным активом. Всё это, собственно, и прояви��ось у нас в Охотском районе. Так что хочется сказать большое спасибо краевому министерству ЖКХ за поддержку и качественную совместную работу. Как и губернатору региона Вячеславу ШПОРТУ. Без его поддержки тут вряд

ли бы проявился какой-то позитив. — Если переговорный процесс завершится успешно, то когда вы приступите к работе в Советско-Гаванском районе? — Надеюсь, уже в следующем году при одобрении проекта со стороны ОАО «РАО «ЕС Востока».

всё УЧтено — С чего планируете начать свою работу в Советской Гавани? — Минуту, мы с вами говорим не о Советской Гавани, а о Советско-Гаванском районе. В райцентре строится ТЭЦ ОАО «РАО «ЕС Востока», в которую мы также входим. Проект должен быть интересен всей системе РАО. Мы же в качестве предмета своего внимания рассматриваем два поселка — Лососина и Заветы Ильича. Котельные в этих населенных пунктах, естественно, не отличаются эффективностью. Поэтому мы намерены поставить там новые котельные, работающие не на мазуте, а на угле. — Многие специалисты говорят о том, что угольное топливо — это лучше, нежели мазут. Вы, как я понимаю, согласны с такой оценкой? — Лучше — хуже, это, знаете, спорный вопрос. Другое дело, что мы всегда рассматривали каждую конкретную ситуацию с учетом ее индивидуальных особенностей. И Советско-Гаванский район интересует нас еще и как хорошая площадка для приема сахалинских углей. Сахалин — рядом, порт — имеется. Поэтому почему бы не использовать такое преимущество? — А уголь с Эльгинского месторождения в качестве сырья вы не рассматриваете? Ведь именно его «Мечел» планировал направлять в порт Советско-Гаванской портовой особой экономической зоны (ПОЭЗ)? — Нет, не рассматриваем. Во-первых, ситуация с Эльгой неоднозначна. Во-вторых, сейчас только-только расширяется пропускная способность железной дороги, по которой сырье должно сюда приходить. А в-третьих, эльгинский уголь, если его все-таки будут доставлять в ПОЭЗ, предназначен, главным образом, для отправки на экспорт. Мы же ра-

май — июнь 2013

Котельная (МКУ-10,5)

20

Модульная котельная (МКУ-17,5) ботаем исключительно на внутреннем рынке. Да и вообще, Эльга далеко, а Сахалин — вот он, через пролив, что называется, под боком. Угольные месторождения там серьезные. Так что никаких препятствий в этой связи мы не видим. — У вас уже есть наработки по сахалинским углям? — Конечно, ведь у нас уже работают объекты в Охотске. Я имею в виду две модульные угольные котельные. Теперь на очереди, будем надеяться, Советско-Гаванский район. Его мы рассматриваем и как территорию, на которой будут реализованы наши проекты в области коммунальной энергетики, и в качестве открытых дверей для поставки углей в наши дальневосточные районы.

наМ не верили — А вот теперь давайте поговорим именно об Охотском районе. Мы не раз писали об этом, поэтому давайте вести речь об итогах вашей двухлетней работы. — Тут у нас есть несколько серьезных моментов, на которые стоит обратить внимание. Первое — все запланированные объекты в этом районе мы уже построили. То есть свои задачи на этом этапе выполнили. Второе — отопительный сезон прошел у нас без сбоев. А это, пожалуй, самый для нас важный фактор. Третье — помимо котельных и теплосетей в эксплуатацию введен еще и водовод. И он уже успешно функционирует. — Кстати, о водоводе. Я помню, как некоторые специалисты в свое время говорили, что сделать это на Севере практически нереально. Вы сталкивались с таким скепсисом? — А как же! Нам об этом говорили постоянно. Мол, что вы делаете, куда вы лезете? Замерзнет ваш водовод, вот чем всё и закончится. Теперь скептикам пришлось за-

молчать. Водовод работает и, как говорится, комментарии излишни. — Но все перечисленные вами объекты функционируют в едином режиме? — Да, это единый коммунальный комплекс, который полностью завязан в одну конструктивную схему.

вопрос прописки — Когда компания ОАО «Теплоэнергосервис», что называется, вошла в Охотский район, то многие встретили вас настороженно. Мол, появились приезжие бизнесмены — ничего хорошего не жди. Сейчас отношение к вам изменилось? — Да я бы не сказал, что тут у нас проявлялись какие-то особо острые проблемы. Отдельные моменты были, конечно, но это вполне объяснимо. К чужакам на любой земле относятся настороженно. Плюс ко всему в таких случаях неизбежен конфликт интересов. Вот построили мы водовод, а для кого-то поставки воды были маленьким бизнесом. И в старых котельных, которые мы закрыли, тоже люди работали. Причем не все из них были трудоустроены на новые объекты. Также не стоит забывать, что народ на Севере привык жить практически в экстремальных условиях. Логика у многих была примерно такая — вот есть у нас 15 котельных, и слава богу. Старые они, почти не работающие, но все-таки худо-бедно тепло дают. А вот появились тут новые товарищи, и кто знает, чего от них ждать? Пообещать можно много, а выполнить обещания — это уже проблема. Ну как завалят работу и тогда мы здесь вообще замерзнем? Недоверие людей понять можно. Увы, наш народ столько раз обманывали все кому не лень, что удивляться этому не приходится. Но теперь ситуация изменилась. Жители Охотска увидели — мы свои обязательства выполняем в полном объеме. Никто никого не обманул. Всё развивается


ДФО НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

кой и ясной

ьной базы» Люди мы местные ОАО «Теплоэнергосервис» — одно из наиболее динамично развивающихся предприятий Республики Саха (Якутия). Компания ведет деятельность по следующим направлениям: • производство и транспортировка тепловой энергии; • водоснабжение и водоотведение; • оказание услуг в сфере ЖКХ в качестве управляющей организации. В настоящее время ОАО «Теплоэнергосервис» работает как в Якутии, так и в Хабаровском крае.

в соответствии с теми планами, которые мы озвучивали изначально. — А  когда вы в  свое время начинали работать в  четырех улусах Якутии, там тоже недоверие проявлялось? — В  определенной степени. Но там еще возникали и проблемы административного характера. В Хабаровском крае, повторю еще раз, этого нет и в помине. Здесь региональная власть оказывает нам всемерную поддержку. Разумеется, в  рамках государственночастного партнерства. А большего нам и не надо. Мы не нуждаемся в каком-то лоббизме или иной помощи. Главное, чтобы все заинтересованные стороны четко следовали договорным пунктам. И  тогда всё будет хорошо.

Модернизация — не фантастика — У российской власти есть несколько штампов, которые уже вызывают раздражение. Например, когда федеральные чиновники говорят о  модернизации, за этим нередко скрывается пустота. А что такое модернизация для вас? — Название чего-то особой роли не играет. Ну вот сейчас говорят о модернизации, в советские годы речь шла о научно-техническом прогрессе… Меняются времена — изменяется и  терминология. Вопрос-то в  другом. Важно, чтобы каждый озвученный проект был предельно конкретным и  тщательно Новые тепловые сети в г. Охотске

просчитанным. А  делать какие-то шаги в  этом направлении может именно бизнес и  отдельные (далеко не все, к  сожалению) чиновники. Почему я сказал в первую очередь о  бизнесе. Да потому, что за каждый свой план мы отвечаем реальными деньгами. Причем даже не своими деньгами, а заемными, которые берем в  банках в  качестве кредитов. Под проценты, естественно. Сами понимаете, у бизнеса оборотных средств немного, приходится постоянно кредитоваться. Вот вложили мы в охотский проект порядка 80 миллионов рублей. Соответственно, в его окупаемости мы должны были полностью убедиться еще на самом первом этапе. И у нас не было права на ошибку. — При просчете проекта чем вы руководствуетесь в первую очередь? — Трезвым расчетом. Это самое главное. Мы рассматриваем любую проблему комплексно. Вот как получилось с Охотским районом? Мы изучили ситуацию и выяснили — она стандартна почти для  всех северных районов. Котельные полностью выработали свой ресурс. Они устарели и  технически, и технологически. А это говорит о том, что при низком КПД такие объекты потребляют просто колоссальное количество топлива. Грубо говоря, деньги там чуть ли не в прямом смысле слова летят в топку. В результате страдает государственный бюджет. Как, собственно, и интересы местных жителей. Но при соблюдении четких инжиниринговых условий ситуация может измениться кардинально. По схеме — чем современнее технологии, тем ниже затраты и выше КПД. Чем выше КПД и ниже затраты — тем ощутимее прибыль участников рынка. А новые модульные котельные, в сочетании с инфраструктурой, в состоянии приносить прибыль, мы это знаем точно. В том числе и для нас, как для бизнес-структуры. Мы ведь в Охотском районе выступаем одновременно в  трех ипостасях — как соинвесторы, застройщики и эксплуатанты. Вот оно, совпадение интересов бизнеса и государства в чистом виде.

Бесценный опыт — Что помогло вам в реализации проекта в Охотске? — В первую очередь опыт, приобретенный

— А  формат государственно-частного партнерства? — Думаю, для весьма специфичной энергетики Дальнего Востока это еще долго будет единственным вариантом для нормального развития. У  государства нет средств, чтобы решить самые насущные проблемы территориального рынка. У инвесторов вроде бы деньги есть, но у них, в большинстве случаев, нет четко оформленных экономических и  отраслевых гарантий со стороны того же государства. Особенно при политическом характере тарифов. Так вот, как только интересы инвестора и государства совпадут (как это и произошло в нашем случае), сразу появится тема для качественного диалога. И выиграет от этого весь наш регион. И в первую очередь население, поскольку именно рыночные механизмы могут со временем сделать тариф справедливым и адекватным. Иного пути здесь, на мой взгляд, нет и быть не может.

Не однодневки

Серьёзные проблемы

— Насколько я  знаю, ваша компания получает прибыль через тариф. Понятно, что это — процесс не быстрый. И вы согласились работать в таких условиях? — Это нормальный процесс. «Длинные» деньги — основа качественной инвестиционной политики во всем мире. А  мгновенную прибыль мечтают получить только фирмы-однодневки. Но их время уже уходит. По крайней мере, очень хочется на это надеяться. А  мы пришли на  рынок всерьез и надолго. Так что долгосрочные инвестпроекты — это наш формат.

— Какие отраслевые беды мешают вам работать в первую очередь? — К сожалению, в нашей стране нет четкой и ясной законодательной базы. По крайней мере, если вести речь о нашей отрасли. У нас, например, до сих пор недоработан ФЗ-190 «О теплоснабжении». Совсем не случайно специалисты называют этот нормативный акт откровенно «сырым». Второй момент — для  ресурсоснабжающих организаций довольно проблематично выстраивать четкие и прозрачные взаимоотношения с управляющими компаниями (УК). И это, разумеется, сказывается на нашей работе. — Что вы имеете в виду? — Ну вот смотрите, если говорить непосредственно о нашей организации, то только одна УК (причем муниципальная) из  УстьЯнского района Якутии должна нам порядка 100 миллионов рублей. Ситуацию с  половиной этой суммы мы вроде бы разрешили. А вопрос о другой половине пока находится в шатком состоянии. Но ведь в этом случае мы не просто деньги теряем. Речь идет о подготовке к  отопительному сезону, что само по себе непростое дело на Севере. А тут еще и такой дефицит средств. Примерно та же ситуация у нас сложилась и в Алданском районе РС (Я). Так что проблемы, на мой взгляд, очевидны. Необходимо на нормативном уровне формировать прозрачную систему взаимоотношений между участниками коммунального рынка. От этого выиграют все. И потребители услуг — в первую очередь. Беседовал Андрей БАРСУКОВ

май — июнь 2013

в четырех северных улусах Якутии. Северная специфика — она ведь типична. И этим всё сказано. Ну и, конечно, мы постоянно развиваемся. Наращиваем свой технический и  технологический потенциал, следим за любыми серьезными новациями, изучаем все особенности отраслевых рынков… Всё в совокупности. — Если вам предложат поработать не только в Якутии и Хабаровском крае, а  еще и, например, в  Сибири, будете расширять производственную географию? — Ну а почему нет? Всё зависит от конкретики в предложениях. Хотя я вам так скажу: получив опыт работы в  условиях Крайнего Севера, можно работать где угодно. Хоть в Сибири, хоть в Поволжье, хоть в других регионах. Так что для предложений мы открыты. Другое дело, что пока у нас и на Дальнем Востоке работы хватает. Но всё, в любом случае, обсуждается.

21


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Развитие ДФО / Законы и правила

«Мы должны выстроить с ф

жёсткий диалог» Как это ни банально звучит, но северные территории — особый регион России. И развитие субъектов на Севере тоже должно идти по особому сценарию. О региональных проблемах — в интервью с депутатом Государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), генеральным директором ОАО «Нерюнгриэнергоремонт» Михаилом ДЕРЕВЯШКИНЫМ. Досье ДЕРЕВЯШКИН Михаил Павлович родился 22 августа 1958 года в  селе Ильинка Усть-Кутского района Иркутской области. В  1980 году окончил Томский политехнический институт. После этого работал помощником мастера Зейского монтажного участка треста «Гидроэлектромонтаж». На этом предприятии прошел все карьерные ступени, вплоть до должности генерального директора. С 2004 года по настоящее время руководит ОАО «Нерюнгриэнергоремонт». Депутат Государственного собрания (Ил Тумэн) РС (Я), входит во фракцию «Единая Россия». За многолетний безупречный труд был наг­ражден званиями «Заслуженный энергетик РС (Я)», «Почетный работник топливно-энергетического комплекса РФ».

Два момента — Михаил Павлович, вы нередко озвучиваете региональные отраслевые проблемы. Но в то же время в Госсобрании (Ил Тумэн) РС (Я) вы входите во фракцию «Единая Россия». Получается, что, с одной стороны, вы критикуете федеральную власть, с  другой  — входите в  партию власти? — Во-первых, критика бывает разной. Можно выйти на площадь и орать, что у нас всё плохо. Вот только такой подход непродуктивен. Хотя бы потому, что если ты кого-то или что-то критикуешь, то будь добр — предложи альтернативу. Но для этого нужно быть профессионалом именно в своей области. Грубо говоря, реформировать здравоохранение должны врачи, образование  — педагоги,

строительство  — строители, а  энергетику, разумеется, энергетики. Иначе мы получим очередной набор дилетантских законов, которые ничего, кроме проблем, никому не дадут. Ну а, во-вторых, почему вы считаете, что «Единая Россия» — это однородная масса, где все мыслят одинаково? Да, у нас есть и партийная дисциплина, и общая система координат. Но в то же время в партии власти создана широкая платформа для дискуссий. Я вам больше скажу, федеральная власть заинтересована услышать мнение регионов. Ведь только так руководители государства могут получить объективную картину того, что происходит в разных уголках страны. — Честно говоря, возникают сомнения, что такой интерес у федеральной власти вообще существует. — Давайте говорить конкретно. На  моей памяти в течение вот уже двух десятилетий представители дальневосточных терри-

Прямая речь Директор ОАО АК «Якутскэнерго», народный депутат­ РС (Я) Олег ТАРАСОВ:

МАЙ — ИЮНЬ 2013

— Костяк ОАО «Нерюнгриэнергоремонт» в свое время составили высококлассные специалисты цеха централизованного ремонта Нерюнгринской ГРЭС и  электромонтажного предприятия «ГЭМ-САХА». А  квинтэссенцией ремонтно-монтажной элиты здесь стали выходцы из  компаний «Востокэнергоремонт», «Гидро­электромонтаж» и «Востокэнергомонтаж». И я могу без преувеличения сказать, что команде, сложившейся за эти годы, по плечу решение любых задач. Предприятие «Нерюнгриэнергоремонт» отлично зарекомендовало себя на  от-

22

раслевом рынке. И даже на межотраслевом, поскольку оно сотрудничает не только с энергетиками, но и  с угольщиками, а  также с  организациями бюджетной сферы. ОАО «Нерюнгриэнергоремонт» качественно и в строго установленные сроки выполняет любые работы по монтажу и строительству объектов, возводимых в Южной Якутии в рамках федеральных программ. Неоценим вклад в развитие предприятия таких профессионалов высокого уровня, как главный инженер Алексей ГЕРАСИМОВ, его заместитель Ярослав СЕМЧУК, начальник цеха специализированного ремонта тепломеханического оборудования Александр МАТВЕЕВ и, конечно же, директор Михаил ДЕРЕВЯШКИН. Я знаю Михаила Павловича давно, еще с тех пор, как он работал мастером по монтажу электротехнического оборудования пиковой водогрейной котельной Нерюнгринской ГРЭС. Энергии ему, конечно же, не занимать. Это не просто высококлассный профессионал, но и грамотный, чуткий руководитель, который заботится о своем коллективе. И о районе, в котором он живет и работает. Более того, он планомерно и системно поддерживает спорт. Не случайно различные команды ОАО «Нерюнгриэнергоремонт» традиционно входят в  районные и  республиканские сборные на  самых статусных соревнованиях. Кроме этого, любая дельная идея, направленная на поддержку молодежи, семьи, детей, всегда находит у него понимание.

торий не раз подступали к  федеральным чиновникам и  в жесткой форме требовали особого статуса для  нашей территории. По принципу — мы живем на краю страны. Поэтому у  нас возникает масса проблем. Следовательно, наша территория должна развиваться в  особом режиме. Вы даже не представляете, сколько конкретных предложений в этой связи разработали только мы, депутаты Государственного собрания Якутии. А  ведь со своими инициативами в  Москву выходили и  наши коллеги, парламентарии из  других субъектов Федерации ДФО. Не говоря уж о руководителях регионов и муниципалитетов. И в итоге была принята программа развития Дальнего Востока. Да, этот документ нужно корректировать. Да, там есть спорные моменты. Но главное заключается в  другом  — первые лица страны ОФИЦИАЛЬНО признали: Дальний Восток — особая территория Россия. И она будет развиваться по особому сценарию. Причем всё это стало возможным, прежде всего, благодаря партии «Единая Россия», поскольку большинство региональных чиновников и парламентариев, разрабатывавших программу, э��о именно единороссы. Это всего один пример, когда ЕР буквально «продавила» важную для Дальнего Востока инициативу. У нас таких примеров достаточно. И  для меня, как для  депутата, главное тут заключается в  предельно конкретных вещах — чтобы все мегапроекты работали на благо каждого конкретного жителя. Именно на благо каждого из тех, кто живет в Нерюнгринском районе. Вот поэтому, кстати

говоря, я  в свое время и  вступил в  партию «Единая Россия». Это позволяет мне, с одной стороны, решать проблемные вопросы моих избирателей, а с другой — участвовать в создании предпосылок для системного развития нашей территории. Не случайно ЕР называют партией реальных дел. Но такое звание накладывает серьезные обязательства. Мы просто обязаны создать основу, при которой освоение Южной Якутии будет вестись в поступательном формате. Но для  этого мы должны выстроить с  нашей федеральной властью предметный, продуктивный и, не побоюсь этого слова, жесткий диалог.

Системный принцип — А что это за основа? — До сегодняшнего дня у нас на Севере, да и вообще на Дальнем Востоке, шло формирование самой основы для развития. Именно основы, базиса. А теперь наша цель — создать эффективную надстройку. И вот тут не только можно, но и обязательно нужно озвучивать имеющиеся у нас проблемы. Опять же начну по порядку. Вот сейчас идет речь о серьезных проектах, которые будут реализованы на территории Южной Якутии. Мы обеими руками «за»! Но наша задача, чтобы в этот процесс были вовлечены местные производственные организации. Ведь можно сколько угодно рассуждать о поддержке дальневосточников. Однако всё это лишь красивые слова. Кто такие дальневосточники? Кто такие северяне? Это что, абстрактная субстанция? Нет, конечно, это живые люди, которые работают в  конкретных компаниях. Соответственно, если у  этих компаний будет работа, если они станут осваивать серьезные объемы (как промышленные, так и финансовые), значит, сотрудники получат не просто стабильную, но еще и достаточно высокую зарплату. Пойдем дальше. Если у  человека есть возможность зарабатывать приличные деньги на  своей малой родине, в  том же Нерюнгринском районе, он никогда отсюда не уедет. Ни на запад России, ни за границу. А зачем? Помните фразу из  известного мультфильма  — нас


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

федеральной властью — Думаю, вполне конкретных чиновников. — То есть тема сворачивается на  элементарную коррупцию? — Не совсем так, хотя без этого тут также не обходится. Не случайно даже Дмитрий МЕДВЕДЕВ в  свое время назвал ФЗ-94 законом с  коррупционным проявлением. Но вопрос, по большому счету, в другом — в девяносто четвертом законе заинтересовано государство, поскольку оно таким образом формирует цены на рынке. В том числе и на строительном.

Ремонт турбины Нерюнгринской ГРЭС возможное, чтобы при распределении государственного заказа преимущества региональных предприятий были закреплены законодательно. Также нужно учитывать имеющийся технический, технологический и  кадровый потенциал участников торгов. И репутацию тоже, ведь в противном случае ни о каком качестве выполненных работ не может быть и речи.

Велосипед давно изобретЁн — А  можно ли изменить закон таким образом, чтобы преимущества на аукционах получали местные компании? Ведь это противоречит существующим антимонопольным нормативным актам? — Всё возможно. Причем для нормализации ситуации в регионе не нужно изобретать велосипед. Необходимо просто следовать уже существующим нормативным актам. — Какие именно? — В  свое время в  России были приняты федеральные и  территориальные элементные расценки и  расчеты с  учетом корректировки по индексам инфляции. Так называемые ФЭРы и ТЭРы. Но и это еще не всё. Есть у нас и официально утвержденные государственные элементные сметные нормы на строительные работы. И в этих документах заложены все отраслевые параметры, благодаря которым бюджетное строительство на  Дальнем Востоке может развиваться в нормальном режиме. Всё нашло отражение в этой нормативной базе. Но беда в том, что при существующем аукционном формате вышеперечисленные документы не работают. И на электронных площадках ФЭРами и ТЭРами никто не руководствуется. — А кто же заинтересован в том, чтобы ФЗ-94 существовал? Государственные заказчики утверждают, что у них тут никакого интереса нет. Мол, для нас главное качество и  сроки. Участники рынка тем более недовольны этим законом. Тут вообще всё понятно. Представители социальной сферы буквально стонут от существующих порядков, поскольку они вынуждены даже продукты для больниц, школ и детсадов покупать через конкурсную систему, по  методу удешевления. А это — прямая угроза для здоровья людей. Казалось бы, недовольны все. Но закон не меняется. Так чей в этом интерес?

Прямая речь Заместитель председателя правительства РС (Я) Павел МАРИНЫЧЕВ: — ОАО «Нерюнгриэнергоремонт»  — одно из  крупнейших пред­ приятий Нерюнгринского района, возглавляемое Михаилом Павловичем ДЕРЕВЯШКИНЫМ. В настоящее время эта компания является одной из немногих местных специализированных организаций, которые занимаются ремонтными работами на  территории Якутии. Хочу отметить, что ОАО «Нерюнгриэнергоремонт» зарекомендовало себя как предприятие, которое ответственно, качественно, современно, с учетом требований рынка реагирует на возникающие потребности социума и имеет гибкую структуру. В  то же время стоит констатировать  — руководитель этой компании Михаил Павлович ДЕРЕВЯШКИН ставит перед собой и  выполняет самую главную задачу — работать для людей.

МАЙ — ИЮНЬ 2013

и  здесь неплохо кормят. Поэтому крайне важно обеспечить объемами местный производственный сектор. Чтобы мегапроекты работали на благо конкретных территорий. Это и станет основой для системного развития региона. Экономика — вещь простая. Как только где-то намечается реальный промышленный подъем, сразу начинают развиваться и другие направления. Торговля, сфера услуг, социальный сектор. Малый и средний бизнес, в конце концов. — Но ведь этому процессу уже давно мешает действующее федеральное законодательство? — Значит, законы нужно менять. В  первую очередь ФЗ-94 и  ФЗ-223. Кстати, мы, депутаты Ил Тумэн, не раз направляли свои предложения по этому поводу и в Госдуму, и в Совет Федерации, и в другие властные структуры. Пока, к сожалению, позитивных сдвигов тут нет. Ведь даже контрактная система, которую планируют ввести со следующего года, во многом повторяет существующие нормативные ошибки. Поэтому наша задача заключается в  том, чтобы законодательная база была приведена в  соответствие с  рыночными и  региональными условиями. Да и со здравым смыслом, поскольку сегодня возможность работать на  Дальнем Востоке имеет кто угодно, кроме самих дальневосточников. Думаю, нет смысла рассказывать, почему сложилась такая ситуация. Все нюансы, связанные с ФЗ-94 и ФЗ-223, хорошо известны всем участникам рынка. Тут стоит привести другой пример. Меньше года назад во Владивостоке проходил саммит АТЭС. Все мы помним, какой шумихой сопровождалась подготовка к  этому мероприятию. И  что в итоге? Мало того что работу на приморских объектах получили, главным образом, компании из европейской части страны, так они теперь переместились в нашу сторону. Мол, Дальний Восток  — место хлебное. Почему бы нам не поработать еще и на юге Якутии. А  теперь  — внимание! Федеральное законодательство предполагает равные условия для  всех участников рынка. Вот только где оно, это равенство? Мы все участвуем в одних и тех же конкурсах. Но при этом я плачу своим сотрудникам те же северные надбавки, а мой коллега — руководитель предприятия из  европейской части страны их не платит. Соответственно, на аукционе он может снижать цену хотя бы в этой «вилке». Поэтому повторю еще раз  — требуется сделать всё

— Многие участники рынка говорят о том, что система власти в России забюрократизирована до предела. Вы согласны с такой постановкой вопроса? — Бюрократическая система на  государственном уровне — это цветочки по сравнению с тем, что происходит в крупных госкомпаниях. В  том числе и  в сфере энергетики. Чтобы решить элементарный вопрос, в  отраслевых холдингах нужно потратить даже не недели, а месяцы. И ладно от этого был бы толк. Например, «Транснефть» обеспечивает своих подрядчиков работой. А вот у нас таких преференций нет. Работу мы ищем на общих основаниях. При этом рынок здесь достаточно насыщенный. Вот раньше в нашем районе и  генерацию, и  транспортировку, и  сбыт, и ремонтную деятельность осуществляла АК «Якутскэнерго». Сейчас в  этот процесс вовлечены 15 компаний. А это, соответственно, 15 директоров, 15 секретарш, 15 джипов и так далее. Я сейчас образно говорю, но факт остается фактом. — Конкуренция, однако. — А  кому она нужна? При конкуренции цены должны падать, а  качество товаров и  услуг  — повышаться. А  что происходит у нас? Себестоимость киловатт-часа электроэнергии на Нерюнгринской ГРЭС составляет 1 рубль 12 копеек. А  промышленные потребители платят за этот рес��рс по 5 рублей. И  серьезная доля в  накрутках приходится на маржу всех, кто так или иначе вовлечен в отраслевые процессы. Ну и большую роль в  этом процессе, разумеется, играет перекрестное субсидирование. Уж сколько раз руководители самого высокого уровня призывали отказаться от этой практики. Однако ситуация остается на прежнем уровне. И ее необходимо выравнивать. Нельзя до  бесконечности дотировать одни территории за счет других. Это рано или поздно может привести к коллапсу. — Но северные улусы Якутии вряд ли когда-нибудь станут финансово самодостаточными.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Бюрократия в  действии

— А  выход только один. Федеральная власть обязана взять на себя ответственность за тех, кто живет и работает в труднодоступных районах Дальнего Востока. Более того, коль скоро центр заинтересован в развитии нашей территории, значит, для этого нужно делать конкретные шаги. Например, выплата тех же коэффициентов на Севере должна стать частью федеральной программы. Наше производство не может до бесконечности нести такую нагрузку. Это подрывает не только сами основы бизнеса, но и напрямую отражается на нашей социальной сфере. В итоге регион перестает быть привлекательным для жизни. И это — печальная данность. Поэтому именно сейчас необходимо формировать системную государственную политику для  северных территорий. И  я, как депутат Госсобрания (Ил Тумэн) РС (Я), намерен принять в этом самое активное участие. Наш приоритет  — это интересы каждого человека, живущего на этой земле. Никакой газ, никакие алмазы не смогут сравниться с ценностью человеческой жизни и  человеческого благополучия. Я в этом твердо убежден. — Последний вопрос — в чем вы видите свою, именно свою, личную, задачу, как депутат Государственного собрания (Ил Тумэн) Якутии? — Помните, в  советские годы нам говорили, что каждый человек в  течение своей жизни должен посадить и  вырастить хотя бы одно дерево? Это, кстати, была очень правильная воспитательная система. Ведь самое важное заключается в  том, что ты оставишь после себя своим потомкам. Так вот для  меня моим деревом является мой Нерюнгринский район. Я  хочу, чтобы мои земляки никуда не уезжали отсюда. Чтобы они жили здесь благополучно и  счастливо. Чтобы наши пенсионеры спокойно встречали здесь свою старость, а молодые люди создавали семьи и  рожали детей. И  чтобы когда-нибудь, например на столетнем юбилее города Нерюнгри, они вспомнили и  о нас. Вспомнили добрым словом. Вот она, моя основная депутатская задача. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

23


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Развитие ДФО / Законы и правила

«У

глав районов нет

зато обязаннос

Российские законы не случайно называют абсурдными. По крайней мере, некоторые из них. И это усложняет и без того тяжелую жизнь в северных регионах. Причем при сегодняшнем формате государственных отношений изменить ситуацию невозможно. У руководителей территорий нет ни полномочий, ни денег. Об этом и многом другом — в интервью с главой Нерюнгринского района Якутии Андреем ФИТИСОВЫМ. Свалка преткновения

май — июнь 2013

Одни обязанности

24

— Андрей Владимирович, в  Якутии всего три района возглавляют представители партии «Справедливая Россия». И вы в том числе. Ощущается ли в этой связи какое-то противодействие со стороны руководителей «Единой России»? — Я  не стал бы тут говорить о  каком-то серьезном противодействии. Определенная настороженность, что ли, у  некоторых республиканских чиновников присутствует. Плюс ко всему не все готовы слышать разные мнения на совещаниях, которые проводятся на уровне руководства Якутии. Но по большому счету конфликта интересов у нас нет. — У вас настолько толерантное правительство? — А дело не в толерантности. Просто должность главы района не политическая. Я ведь не депутат Госдумы, где межфракционные конфликты неизбежны. Я в первую очередь хозяйственник. А  здесь партийная принадлежность роли не играет. И республиканские чиновники это прекрасно понимают. Если какой-то район, не дай бог, конечно, плохо подготовится к зиме и там придется вводить режим чрезвычайной ситуации, то для  наших региональных властей будет неважно, единоросс руководит этой территорией, справоросс или коммунист. — Ваши коллеги, главы других дальневосточных районов, в  интервью нашей газете не раз говорили о том, что у муниципальных образований просто нет денег. В этом суть проблемы? — Это, конечно, важный, но тем не менее вторичный фактор. Я  же говорю именно о полномочиях. Ну вот смотрите, один лишь пример. Большая часть территории в  нашем районе, который занимает площадь в 98,8 тысячи квадратных километров, — это земли лесного фонда. То есть федеральная собственность. Я, как глава, к ней не имею никакого отношения. Но в то же время, согласно своим служебным обязанностям, должен создавать условия для нормальной жизни каждого человека. И  это логично, я ведь не просто так шел на выборы. Люди мне оказали доверие, которое я  не имею права не оправдать. И  вот вам картинка из  жизни — ко мне обращаются жители села Большой Хатыми и просят расширить местное кладбище. Им просто негде хоронить своих близких. Казалось бы, какие проблемы? Подогнал технику и  очистил новый участок для  захоронений. Но сделать это по закону я не могу. Поскольку сразу за кладбищем начинаются земли лесного фонда. И вот кто у нас на законодательном уровне распределял полномочия? Какой, с позволения сказать, «умник»?

— Но, наверное, можно перевести земли из  одной категории в другую? — Во-первых, при нашем уровне бюрократии на  это уйдет минимум полтора-два года. А во-вторых, чтобы расширить кладбище, мне нужно обосновать необходимость этого шага перед чиновниками. И не факт, что они с моей логикой согласятся. — Что значит, не согласятся? — Да потому что законы создают непробиваемые стены. Вот вам еще пример. Из того же, кстати, села Хатыми. Там в течение уже четырех лет мы, я  имею в  виду районную администрацию, ходим по замкнутому кругу. По муниципальной целевой программе у нас предусмотрены денежные средства на подготовку проектно-сметной документации и обустройства санкционированной свалки. Однако для получения необходимого заключения государственной экспертизы требуются оформленные документы по  выбору акта площадки земельного участка, градостроительного плана кадастрового паспорта и т. д. Оформление земельного участка путем перевода в  категорию земель промышленности и  иного специального назначения под  полигон задерживается Департаментом по лесным отношениям Якутии на неопределенный срок. Неоднократные наши обращения в эту структуру пока результатов никаких не дают. А без документов не будет полигона, хотя свалка уже незаконно существует и  растет с каждым годом. Моих полномочий для решения этого вопроса не хватает. При этом я, как глава, отвечаю буквально за всё, вплоть до качества продуктов в местных магазинах. Только никого не волнует, что те чиновники, на которых у нас принято вешать всех собак, не имеют права лишний раз проверить ту или иную торговую точку. — А если кто-то отравится?

— Тут целая история. Для организации экстренной проверки человек должен принести чек из того самого магазина и тот самый кусок мяса или иного продукта, которым он отравился. Лишь в этом случае у контролирующих органов появятся основания для внепланового визита в магазин. Поймите, у нас госслужащие уже всего боятся. Даже полицейские. И  не потому, что работать не хотят. Просто по  принципу — а  вдруг нарушишь чьи-то права? А это прямая дорога для объяснений в следственный комитет или прокуратуру. Попробуйте, что называется, зимой пьяного на  улице подобрать и  доставить в  отделение полиции. Он ведь закон не нарушал. Лежал себе в подворотне и мирно спал. Заберут его полицейские? В случае чего с них и спросят, мол, человека ни за что посадили. Не заберут и  гражданин замерзнет? Опять сотрудники полиции ответят. Дескать, бездушные, мужика на произвол судьбы в мороз на улице бросили. И так у нас везде. Возьмем в качестве примера ЖКХ. Вроде бы полномочия в  этой связи передали поселениям. Но откуда у  поселений деньги на  коммунальное хозяйство? Да о  чем мы с вами говорим, у нас при принятии законов региональная специфика не учитывается в  принципе, как будто в  Госдуме сидят исключительно депутаты-москвичи. Та же ситуация и с образованием. В малокомплектных школах, где численность учеников не превышает 15 человек, мы обязаны обеспечивать антитеррористические мероприятия. Я уже упоминал село Большой Хатыми. Раньше там действовало градообразующее предприятие «Востоккварцсамоцветы». Сейчас производства уже не существует. А люди остались. Немногие, но остались. И детей там 15 человек, которым учиться надо. Вот для них мы школу и содержим. И в поселке Золотинка среднюю школу содержим. По сути, это небольшая промежуточная железнодорожная станция, где стоит шесть пятиэтажных домов. Половина квартир там пустует, но в  другой

половине люди живут. Соответственно, функционирует вся социальная инфраструктура. Что делать со всем этим хозяйством? По логике, нужно оставлять только станцию, а народ переселять. Но денег на  это у  региона нет. Вот и получается замкнутый круг — содержать невыгодно, а переселить невозможно.

Налоговая тема — Вот мы с вами и подошли к «налоговой теме». Некоторые ваши коллеги, главы районов, считают, что большую часть налогов нужно распределять в  равных долях между федерацией, регионами и районами. Вы согласны с такой постановкой вопроса? — Звучит красиво, но тут есть один нюанс. Если следовать этой схеме, то выгоду получат исключительно промышленные районы Якутии. Или те районы, в  которых есть серьезные залежи полезных ископаемых. Мы ведь сейчас непосредственно о  нашей республике говорим, верно? Так вот традиционно богатые своими ресурсами муниципальные образования в этом случае, конечно, выиграют. Представить только, им достается 30 процентов НДПИ. Выиграют и те районы, в которых что-то производится. Налог на  прибыль — это тоже серьезное подспорье. А  как быть нашим северным улусам, где развито лишь оленеводство или рыболовство? Они с чего прибыль получат? А таких земель у нас хватает. Более того, коренные малочисленные народы Севера могут выжить только благодаря государственной поддержке. Оленеводство никогда не станет самодостаточным бизнесом. И рыболовство не станет, не говоря уж о сборе дикоросов. Но в то же время если не датировать всё это — мы просто потеряем целые народы. Потеряем целый этнокультурный пласт. А это, без преувеличения, трагедия для нашей страны. — Так нужно менять налоговое законодательство или нет?


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

стей — выше крыши»

Андрей ФИТИСОВ с Евгением ПРИМАКОВЫМ на заседании «Меркурий-Клуба» Еще будучи кандидатом на  пост главы района, я  сказал своим избирателям — мы будем работать только прозрачно. И  любой желающий сможет проверить, каким образом расходуются у  нас финансовые средства. Вся соответствующая информация есть на официальном сайте Нерюнгринской районной администрации, мы ничего и  ни от кого не скрываем. Знаете, я  вообще считаю, что бороться с  коррупцией в  стране можно лишь одним способом — открытостью. Причем открытостью полной, безусловной. Как говорится, под  стеклянным колпаком воровать невозможно. Но для этого нам нужно формировать нормальное гражданское общество, прежде всего с  независимыми СМИ. Свобода для прессы должна быть безусловным фактором. Ни один чиновник не имеет права даже мысль допускать, что он может позвонить, например, редактору газеты и «решить вопрос». Правда, и пресса, в свою очередь, обязана отвечать за каждое свое слово. По принципу: выпустил в свет непроверенную или откровенно лживую информацию — будь готов к судебным искам. Без вариантов. — Если вернуться к  вашему бюджету на 2013 год, какие социальные направления у вас будут поддерживаться в первую очередь? — А у нас вообще весь бюджет социальный. Основная доля наших расходов (75,4 процента) приходится на  образование. И  еще более 10 процентов относятся к  статьям «физкультура и  спорт», «межбюджетные трансферты поселениям» и  «социальная политика». Кроме того, у нас действует несколько серьезных программ для молодежи. Этому мы уделяем, без преувеличения, особое внимание.

Закон и интересы — В последние годы на самых разных уровнях поднимается вопрос о принятии федерального закона «Об особом экономическом, социальном и  культурном статусе Дальнего Востока». Как вы относитесь к этой идее? — Да мы с  этой идеей куда только не обращались. Я  даже в  Госдуме озвучивал

каких-либо данных у  меня нет. Хотя после событий на Фокусиме спрос на уран упал. Да и добыча этого сырья в Якутии — удовольствие дорогое. Вот, собственно, и вся информации о КРЮЯ. По крайней мере, та, которой я обладаю. Тут, правда, меня и другой момент настораживает. В настоящее время все интернетсайты корпорации заблокированы. И я могу лишь догадываться, с чем это связано. — Скажите, а правда, что ОАО ХК «Якут­ уголь» (структура «Мечела») может уже в  ближайшее время перестать платить налог на прибыль в Якутии? — Есть такие опасения. Причем динамика тут странная. Например, в кризисном 2008 году «Якутуголь» заплатил в бюджет республики более 4 миллиардов 720 миллионов рублей. А  во вполне благополучном 2012 году почему-то в два с лишним раза меньше, всего 2 миллиарда 161 миллион рублей. И это несмотря на то, что экономика республики в принципе находится на подъеме. А с 1 января 2013 года все предприятия «Мечела» (включая «Якутуголь») были объединены в консолидированную группу плательщиков налога на прибыль. И мы полагаем, что соответствующие платежи со стороны холдинга в Якутии снизятся по сравнению с 2012 годом в 4,2 раза. Конечно, понятно, что продажная цена угля у  экспортно ориентированной компании зависит от  рыночной конъюнктуры. Понятно, что в  силу нестабильности мировой экономики металлургический сегмент группы переживает не лучшие времена. Наконец, понятно, что сегодня «Мечел» серьезно вкладывается в освоение Эльгинского месторождения. Но, в любом случае, во всем происходящем чувствуется какой-то неприятный привкус. Лично мне непонятно, почему вполне успешный «Якутуголь» должен компенсировать своими доходами убытки других подразделений группы? Ведь часть поступлений от  деятельности «Якутугля» поступает и  в муниципальные бюджеты. И пользу от этого получают, в числе прочего, те работники компании, которые живут в нашем районе. В общем, неприятная история получилась. — Тогда теперь о приятном. Это правда, что в  начале осени в  Нерюнгринском районе планируется провести Дальневосточный форум для  представителей малого и среднего бизнеса? И почему это мероприятие пройдет именно у вас? — Да, есть у нас такая идея, и мы работаем над этим проектом в тесном сотрудничестве с  республиканскими властями. По  моему мнению, нашей стране вообще нужно стремиться к тому, чтобы малый и средний бизнес постепенно превращался в  основу нашей экономики. Сырьевые ресурсы зависят от многих факторов. Сегодня цена на нефть высокая, а  завтра — нет. Или вот, ситуация с «Мечелом» тоже выглядит показательно. Так что мы действительно планируем провести такой региональный форум. А почему у нас? Я так скажу — тот, кто сумел наладить бизнес в  таком сложном регионе, как Якутия, сможет работать где угодно. У нас есть опыт, который мы можем передать другим. Но и поучиться у других мы тоже хотим. Так что милости просим к нам, в Нерюнгри. Всю информацию о форуме мы обязательно разместим в наших СМИ. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

май — июнь 2013

— Нужно, причем в обязательном порядке. Только налоговые поступления должны распределяться в  справедливых долях между Федерацией и  регионами. О  параметрах можно спорить. Это могут быть схемы 50/50, 60/40 или 65/35, всё должно серьезно просчитываться. Но без изменения налоговых схем ничего хорошего нас не ждет. А вот теперь я вернусь к вашему вопросу о  «муниципальной доле» в  распределении налогов. Заниматься распределением бюджетных средств, по моему мнению, должны все-таки главы регионов. Они ведь не враги своим территориям. И  прекрасно знают, в каких условиях живет тот или иной район и в чем именно он нуждается. Но финансово поддерживать нужно все районы. Без исключения. Хотя бы потому, что нельзя разделить народ на первый и второй сорт. И оленевод на севере, и угольщик на  юге требуют одинакового внимания. Каждый из  них представляет для  нашей республики исключительную ценность. Это — безусловная истина. — А из чего складывается бюджет вашего района? — Как и у большинства районов, в основном (в нашем случае на  75,4 процента) из  НДФЛ. Я  имею в  виду, конечно, данные от  общего объема собственных доходов, поскольку наша казна на  59,3 процента формируется еще и  из безвозмездных поступлений из  госбюджета РС(Я). При этом уточненный бюджет района на 2013 год составляет у нас 2 миллиарда 580 миллионов рублей, из которых в графу «расходы» уйдет 2 миллиарда 565 миллионов. То есть наш профицит составит 15 миллионов рублей. И все эти деньги мы направим на погашение долговых обязательств. Также могу отметить, что особенностями формирования доходной части нашего бюджета является программно-целевой принцип. Доля наших расходов, направленных на исполнение программных мероприятий, составляет 82 процента. К этому вопросу мы вообще подходим весьма строго. У нас создана межведомственная комиссия по обеспечению доходной части бюджета района и по контролю над реализацией инвестиционных проектов. Так что каждая государственная копейка у нас тратится строго по назначению.

наши проблемы и  говорил — господа, при принятии законов руководствуйтесь территориальной спецификой. Учитывайте географические, климатические, этнические, национальные особенности регионов. А  то как посмотришь на тот же ФЗ-94, так только руками разводишь. Разработчики этого нормативного акта якобы пытались создать равные условия на рынке. Ну и какое равенство может быть между нашими предприятиями и, например, тверскими? Наши бизнесмены вынуждены выплачивать своим работникам северные надбавки, а руководители компаний из  европейской части страны об  этом даже не слышали. И  получается, западные производственники на  аукционах имеют возможность снижать цены в разы, а наши в этом плане с ними конкурировать не могут. В итоге сплошь и рядом мы наблюдаем ситуацию, при которой местные дорожные, строительные и многие другие организации рады получить хотя бы копеечный субподряд, чтобы хоть как-то свести концы с концами. А  ведь можно поставить вопрос подругому. Государство заинтересовано в своих северных территориях? Федеральная власть хочет, чтобы люди отсюда не уезжали, чтобы они оставались хранителями этих земель? Так пусть российский бюджет возьмет на  себя выплату этих коэффициентов. Вот тогда появится хотя бы какая-то основа для создания равных возможностей. Поэтому, без вариантов, закон об особом статусе Дальнего Востока или о  северных территориях должен быть принят. Иначе эта земля скоро окончательно превратится в  безлюдные пространства. Даже в  более или менее благополучном Нерюнгри пустует множество квартир. Не случайно наш рынок жилья — это в основном «вторичка». Новых домов не строится, поскольку люди отсюда уезжают в  массовом порядке. Остаются в основном пожилые. Хотел бы я, чтобы кто-нибудь из федеральных чиновников почитал это интервью и увидел такие данные — у нас общая численность населения составляет 82 тысячи человек, из которых 23 тысячи — пенсионеры. В свою очередь, ровно половина этих пенсионеров относится к категории работающих. Ну и какие мегапроекты могут развиваться в таких условиях? — В  свое время о  программе «Комплексное развитие Южной Якутии» (КРЮЯ) говорилось на  самых высоких уровнях. Теперь эта тема обсуждается не слишком активно. Что происходит? — Из пяти направлений, заявленных в рамках КРЮЯ, реализуется лишь Инаглинский угольный проект. Тут речь идет об освоении месторождений коксующихся углей с  суммарными запасами 50–60 миллионов тонн и  инвестиционным пакетом в  размере 35 миллиардов рублей. Сейчас идет строительство шахты. А выход на проектную мощность ожидается к 2016 году. Что же касается «Тимира», то, насколько я знаю, сейчас завершается разработка ПСД. Изначально планировалось начать реализацию проекта на  территории нашего района уже в 2014 году. Однако в связи с продажей активов группе «Евраз Холдинг» для меня эти сроки представляются сомнительными. Еще один пример — Канкунская ГЭС. Там проектные работы продлены до конца 2013 года. Что же касается Эльконского ГМК, то строить комбинат планируется в Алданском районе, поэтому

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

ни полномочий, ни денег,

25


ПРИМОРСКИЙ КРАЙ

Развитие ДФО / Законы и правила

ОТКРЫТАЯ ВЕРСИЯ

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Но для начала — история вопроса. В феврале текущего года во Владивостоке был арестован руководитель Приморского территориального управления Росрыболовства Александр ИВАНКОВ. По версии следствия, которую обнародовали ведущие российские СМИ, чиновник создал условия для победы в аукционе по распределению квот на добычу крабов заранее определенным компаниям. Именно такую позицию высказала официальный представитель следственного управления СКР по Приморскому краю Ольга ЛЕВЧЕНКО. Сам г-н Иванков вину не признал и заявил, что действовал строго в соответствии с нормами закона, а точнее, части 4 статьи 57 ФЗ-166 «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Однако суд согласился со следователями и отправил руководителя ведомства в СИЗО. Так что же стало причиной ареста? На самом деле тут есть два существенных момента. Один — открытый и всем понятный, другой, скажем так, теневой. Начнем с первой позиции. Вот что писали журналисты газеты «Коммерсант» сразу после ареста Александра Иванкова: «В ноябре прошлого года Приморское территориальное управление Росрыболовства провело три аукциона, в ходе которых были реализованы права на заключение договора о закрепление долей квот добычи трех видов краба в подзоне Приморье — синего, камчатского и волосатого четырехугольного. Заявки на участие в аукционах подали пять компаний — ЗАО «Восток-Джапан», ОАО «Преображенская база тралового флота» (ПБТФ), ООО «Акваресурс-ДВ», ООО «Тайфун» и ООО «Комета». Но первые две компании не были допущены к участию в торгах на основании того, что не добывали крабов данных видов в подзоне Приморье до 31 декабря 2008 года на основании договоров, заключенных с научными организациями. В результате победителями аукционов были признаны две компании — «Акваресурс-ДВ» и «Тайфун». Вскоре сразу несколько общественных объединений заявили о своем несогласии с итогами аукциона. Ассоциация добытчиков краба Дальнего Востока обратилась в генпрокуратуру. Добавим от себя — видимо, не зря обратилась. Реакция прокурорских работников последовала довольно быстро. Прошло менее двух месяцев со дня спорного конкурса, как

26

Александр ИВАНКОВ, руководитель Приморского территориального управления Росрыболовства. Сейчас находится в СИЗО

ДЕРЖИ

Владимир БОГОМОЛОВ, заместитель прокурора Приморского края

в территориальном управлении Росрыболовства прошли обыски. А затем состоялся и громкий арест Александра Иванкова.

ТЕНЕВОЙ МОМЕНТ А теперь — существенное замечание. Непрофессионалу может показаться странным ссылка журналистов «Коммерсанта» на ситуацию, при которой к участию в аукционе не допускались компании, не имевшие договоров с научными организациями и не ловившие рыбу в подзоне Приморье до 31 декабря 2008 года. Казалось бы, при чем здесь наука? И почему тут фигурируют какие-то ограничения по срокам? А вопрос в том, что именно эти условия и были отражены в конкурсной документации, благодаря которым две компании одержали победу, а еще две к торгам не допустили. Впоследствии это и стало предметом внимания следователей, которые резонно поинтересовались справедливостью и, главное, законностью самого конкурсного формата. О чем, собственно, и говорила, после ареста Александра Иванкова, представитель СУ СКР Ольга Левченко.

ПРОБЛЕМНЫЙ ЛОВ Но почему вся эта история завертелась вокруг синего краба? А дело в том, что этот самый краб официально отнесен к запретным видам водных биологических ресурсов в подзоне Приморье, южнее мыса Золотой. Это, в частности, отражено в пункте 9 Правил рыболовства Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна, утвержденных приказом Росрыболовства № 671 от 6 июля 2011 года. Плюс ко всему аналогичные ограничения фигурируют и в других пунктах этого же документа. К примеру, в п. 34.1 Правил рыболовства говорится, что залив Петра Великого является запретным районом для добычи синего краба. Так что в ноябре 2012 года на аукцион были выставлены в некотором роде спорные квоты. По крайней мере, если не разбираться в нормативных тонкостях, то можно задать чиновникам резонный вопрос: если синий краб запрещен к вылову, то зачем вообще проводить торги? Но не всё так просто. В отечественном законодательстве есть, скажем так, некое «правовое окно», приоткрыв которое, можно ловить того самого дефицитного краба спокойно и без проблем. Там, в частности, сказано, что заключение договоров о закрепление долей квот добычи (вылова) водных, биологических ресурсов, в том числе анадромных (мигрирующих.— Ред.) видов рыб в исключительной экономической зоне Российской Федерации может производиться между участниками рынка (теми же рыбодобывающими компаниями) и научными организациями. Правда, тут опять же возникает резонный вопрос —

Во Владивостоке продолжаются арбитражные разбирательства по иску заместителя прокурора Приморского края Владимира БОГОМОЛОВА, в котором он просит отменить итоги так называемого «крабового аукциона». Стоит отметить — торги, о которых идет речь, состоялись еще в конце 2012 года. Именно тогда две промышленные компании стали владельцами квот на вылов синего краба в подзоне Приморье. А далее начались скандалы. В распоряжении нашей редакции оказался текст искового заявления г-на Богомолова. Это — любопытный и показательный документ, и в сегодняшней публикации мы будем опираться в основном на него. ну и что? Может производиться — и ладно. Где и кем сказано, что этот пункт ОБЯЗАТЕЛЕН в качестве КЛЮЧЕВОГО преимущества на аукционах? И почему если синий краб запрещен к добыче В ПРИНЦИПЕ, то ловить его, при соблюдении некоторых условий, все-таки МОЖНО? Однако в нашем случае именно этот момент и стал главным во всем крабовом деле.

ИНТЕРЕСНЫЕ УСЛОВИЯ Итак, напомним еще раз — согласно правилам, установленным на аукционе во Владивостоке в ноябре 2012 года, преимущества получали компании, имевшие договоры с научными организациями и занимавшиеся ловом рыбы в подзоне Приморье до 31 декабря 2008 года. Что, собственно, и стало основанием для признания победы за ООО «Акваресурс-ДВ» и ООО «Тайфун». Действительно, на момент проведения торгов у компании «Акваресурс-ДВ» был заключен договор с ФГУП «ТИНРО-Центр». То есть с организацией именно научной. И если следовать этому документу, то вопросы вроде бы должны отпасть сами собой. Но далее начинается самое интересное.

ПРОКУРО��СКАЯ ПРОВЕРКА Обратимся к исковому заявлению заместителя прокурора Приморского края Владимира БОГОМОЛОВА. Итак, цитата в сокращенном варианте: «Документацией об аукционе установлено требование о том, что участниками аукциона могут быть только лица, добывавшие (вылавливавшие) синего краба на территории Российской Федерации в подзоне Приморье до 31 декабря 2013 года на основании договоров, заключенных с научными организациями и действовавших до 31 декабря 2008 года. ООО "Акваресурс-ДВ" в заявке на участие в аукционе указаны следующие сведения о договорах, заключенных с научной организацией: — договор аренды (фрахтования) судна РКМРТ "Акваресурс" (номер договора А-4907) от 12.07.2007, заключенный с ФГУП "ТИНРО-Центр", для проведения научноисследовательских работ на весь период действия "Программы проведения научноисследовательских работ на 2007 год"; — дополнительное соглашение № 2 от 24.12.2007 к договору № А-49-07, согласно которому стороны договорились о продлении срока его действия на весь пе ри од реализации "Программы проведения научно-исследовательских работ на 2008 год".

Между тем дополнительным соглашением № 3 от 22.10.2008 к договору № А-49-07, в связи с невозможностью выхода в море судна РКМРТ "Акваресурс" и перераспределением объемов ресурсного обеспечения, закрепленных за этим судном, действия договора аренды (фрахтования) сторонами БЫЛО ПРЕКРАЩЕНО (выделено нами.— Ред.). Кроме того, по информации, предоставленной ФГУП "ТИНРО-Центр", на судне РКМРТ "Акваресурс", принадлежащем ООО "Акваресурс-ДВ", ИССЛЕДОВАНИЯ СИНЕГО КРАБА В 2008 ГОДУ НЕ ПРОВОДИЛОСЬ (выделено нами.— Ред.). Указанные сведения подтвердили научные сотрудники "ТИНРО-Центр" (фамилии есть в редакции.— Ред.), которые пояснили, что в 2008 году судно РКМРТ "Акваресурс" было задействовано только при исследовании краба-стригуна опилио, а краб синий в подзоне Приморье южнее мыса Золотой предметом специализированного промысла (с использованием судна РКМРТ "Акваресурс") НЕ БЫЛ (выделено нами.— Ред.). Таким образом, ООО "Акваресурс-ДВ", признанное победителем аукциона, не осуществляло в 2008 году деятельность по добыче (вылову) краба синего, на основании договора, заключенного с научной организацией. При таких обстоятельствах на момент проведения аукциона заявка ООО "Акваресурс-ДВ" не отвечала требованиям документации об аукционе».

БЕЗ ОГРАНИЧЕНИЙ Итак, заместитель прокурора Приморского края Владимир БОГОМОЛОВ не только обозначил позицию надзорного ведомства, но и обратился в суд с требованием аннулировать итоги аукциона. И понять его можно. По логике, нужно либо вообще снимать ограничения на вылов синего краба, либо не позволять никому заниматься этим промыслом. За исключением только тех компаний, которые работают на основании РЕАЛЬНЫХ договоров с научными организациями. То есть закон должен быть один для всех. Причем даже имеющиеся ограничения на вылов отдельных видов биоресурсов не позволяют чиновникам по своему усмотре-


ПРИМОРСКИЙ КРАЙ

нию структурировать конкурсы. Вновь процитируем, в сокращенном варианте, исковое БОГОМОЛОВА: заявление Владимира БОГОМОЛОВА «Согласно ч. 2 ст. 57 ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" в случаях, если был установлен запрет на рыболовство в определенных районах (в нашем случае это подзона Приморье.— Ред.) и в отношении отдельных в и д о в б и о р е су р с о в (в данном варианте — синего краба.— Ред.), договор о закреплении долей квот добычи (вылова) заключается в соответствии с ч. 3.4 ст. 19 и ч. 1 ст. 31 данного ФЗ на основании сведений, ранее закрепленных за юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями долях в общем объеме квот добычи (вылова) водных биоресурсов при условии, что такие лица: 1) осуществляли промышленное рыболовство и (или) прибрежное рыболовство в течение четырех лет, предшествующих расчетному году, и на момент подачи заявки на зарегистрированных в установленном законодательством порядке и принадлежащих им на праве собственности или использованных на основании договоров фрахтования (бербоут-чартера и тайм-чартера) судах рыбопромыслового флота; 2) не имеют задолженности по начисленным налогам, сборам и иным обязательным платежам в бюджеты любого уровня или государственные внебюджетные фонды за последний отчетный период, размер которой (речь о задолженности.— Ред.) превышает 25 процентов балансовой стоимости активов заявителя по данным бухгалтерской отчетности за последний отчетный период; 3) уплатили штрафы и (или) возместили в установленном законодательством РФ

Владимир МИКЛУШЕВСКИЙ, губернатор Приморского края ущерб, причиненный водным биоресурсам, если имело место нарушение такими лицами законодательства РФ о рыболовстве и сохранении водных биоресурсов; 4) не нарушали условия ранее заключенного договора о закреплении за ними доли, нарушение которых может повлечь за собой расторжение такого договора. В соответствии с частью 4 статьи 29 ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" по решению федерального органа исполнительной власти в области рыболовства продажа права на заключение договора о закрепление долей квоты добычи (вылова) водных биоресурсов, в отношении которых ранее не осуществлялись промышленное рыболовство и (или) прибрежное рыболовство или добыча которых осуществляется в новых районах вылова… МОЖЕТ ОСУЩЕСТВЛЯТЬСЯ НА АУКЦИОНАХ (выделено нами.— Ред.)».

Редакция бизнес-газеты «Наш регион — Дальний Восток»: — Существует ли система государственного контроля над теми чин о в н и ка м и , кото р ы е формируют условия аукционов? Практика показывает — некоторые государственные служащие на внешне законных основаниях создают изначально определенным компаниям просто «шоколадные» условия для победы. И дело даже не в той ситуации, которая сложилась в Приморском крае. По идее, вину (или невиновность) всех, кто попал в эпицентр этого скандала, должен доказать суд. И мы в этом конкретном случае никого не обвиняем. Но тенденция очевидна. Бесконтрольность чиновников, формирующих правила игры на конкурсах, касается всех участников рынка — от строителей до дорожников, от рыбаков до недропользователей. Это — очевидная тенденция.

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Просим прощения у читателей за обилие цитат, но именно они, несмотря на тяжесть восприятия, довольно точно отражают нормативную картину. Тем более что далее заместитель прокурора Приморья Владимир БОГОМОЛОВ вообще делает предельно четкий вывод: «В силу указанных положений ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", в случае снятия Правилами рыболовства запрета на добычу краба синего в подзоне Приморье южнее мыса Золотой торги по продаже права на добычу данного вида водных биоресурсов ДОЛЖНЫ БЫЛИ ПРОВОДИТЬСЯ БЕЗ ОГРАНИЧЕНИЙ, УКАЗАННЫХ В ДОКУМЕНТАЦИИ ОБ АУКЦИОНЕ (выделено нами.— Ред.)». То есть, если перевести документ с официального языка на общечеловеческий, все препоны (в виде какой-то якобы научной деятельности) являются незаконными. По принципу — существуют запреты? Не позволительно ловить никому. Запреты сняты? Могут ловить все, кто имеет на это законное право. Всё! Точка! Без вариантов! Более того, далее в своем исковом заявлении заместитель прокурора окончательно ясно расставляет акценты: «Допущенные организатором торгов нарушения федерального законодательства являются существенными, поскольку они ОГРАНИЧИЛИ КРУГ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ПОКУПАТЕЛЕЙ (выделено нами.— Ред.)». И вновь скажем от редакции — к сожалению, нечасто приходится наблюдать ситуацию, когда прокуратура реагирует на результаты аукционов. А ведь сегодня (при том же ФЗ-94) очень многие конкурсы выглядят, мягко говоря, сомнительными. Это видно невооруженным глазом. Но наши надзорные органы тут особой активности не проявляют. И позиция прокуратуры Приморья — приятное исключение в этой связи. Также стоит отметить, что следователи проанализировали ситуацию с ценовыми параметрами на аукционах. И вот что получилось. На торгах в Приморье победители, по мнению прокурорских работников, понизили шаг аукциона до полутора процента от начальной цены. В итоге, по данным прокуратуры, за право добыть ни много ни мало 355 тонн остродефицитного синего краба они заплатили 126 миллионов 113 тысяч 750 рублей. Для сравнения: примерно в тот же день, то есть 8 ноября 2012 года, аналогичный конкурс проходил в Москве. На продажу были выставлены всего 250 тонн гораздо менее дефицитного краба-стригуна опилио. Так за него участники заплатили уже 208 миллионов рублей. Как говорится, комментарии излишни. И вот теперь решение проблем переместилось в арбитражную плоскость. Мы ни в чем не обвиняем представителей компаний ООО «Акваресурс-ДВ» и ООО «Тайфун». Да и не наше это право. Кроме того, нелишне напомнить, что свои квоты они получили не в подворотне, а на аукционе. На вполне законных основаниях. Если же тут и были какие-то нарушения (а судить об этом не нам), то все теневые моменты обязаны исследовать компетентные органы. Но в любом случае неправильно в чем-то упрекать руководителей компаний, победивших в ноябре прошлого года на торгах во Владивостоке. Поскольку весь российский бизнес работает ровно в тех условиях, которые предложены государством. Не более и не менее. А вот само государство, устанавливающее запутанные и непрозрачные правила игры на тех же конкурсах (когда условием победы может стать, фигурально выражаясь, даже цвет глаз председателя комиссии), должно, наконец-то, изменить ситуацию. Изменить быстро и кардинально. Иначе ничего хорошего нашу страну не ждет.

И в этой связи стоило бы ожидать какихто решительных действий от губернатора рыбного края Владимира МИКЛУШЕВСКОГО. Понятно, что он в этой ситуации вообще ни при чем. Не случайно в регионе возникший скандал называли «крабовой ловушкой», в которую невольно угодили высокопоставленные чиновники. Но, по большому счету, стоило бы, наверное, отменить приказ № 66 Приморского управления рыбного хозяйства. Во избежание самого неприятного развития событий. В конце концов, разбирательства в арбитражах могут тянуться в течение многих месяцев. А за это время выделенные квоты считаются законными. Но если суд последней (высшей) инстанции признает, что торги проходили с нарушением, не допущенные к аукциону стороны почти наверняка будут в судебном же порядке взыскивать упущенную выгоду. С государственных органов, разумеется. И вот тут-то, как нам кажется, заложена бомба замедленного действия. Напомним, что одним из претендентов на квоту была компания под названием ОАО «ПБТФ». К аукциону ее не допустили. Но не секрет, что в конце девяностых совет директоров этой структуры возглавлял нынешний губернатор Амурской области Олег КОЖЕМЯКО. При таком раскладе ситуация становится вдвойне интересной. Понятно, что г-н Кожемяко — законопослушный чиновник и ничьи интересы не лоббирует. Просто наличие в деле известных фамилий всегда вызывает любопытство. Ну и последнее. К чести Владимира Миклушевского, стоит сказать — сразу после скандала с арестом Александра Иванкова он отправил в отставку директора департамента рыбного хозяйства и водных биологических ресурсов администрации края Алексея ЦЫМБАЛА. И, видимо, далее события будут развиваться столь же показательно. Но бесспорно другое — «приморская» ситуация, связанная с весьма вольным подходом чиновников к распределению квот (то есть к формированию аукционов), и их весьма «творческое» отношение к законам может повториться и в других «рыбных» регионах Дальнего Востока. Так что проблема уже приобрела межрегиональный характер. И это чревато серьезными последствиями как для участников рынка, так и для государства. Александр МАТВЕЕВ

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

КРАБА!

ЯСНЫЙ ВЫВОД

27


БИЗНЕС & МАРКЕТ

ТРУБЫ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ ОАО «Уралтрубпром» является производителем электросварных прямошовных труб круглого, квадратного и  прямоугольного сечений, а  также металлоконструкций и полнокомплектных зданий на основе выпускаемых холодногнутых профилей открытого и замкнутого сечения. В сегменте квадратных и прямоугольных (профильных) труб Уралтрубпром занимает первое место в  России по широте выпускаемого сортамента данных труб: от 80 х 80 до 500 х 500 мм. В 2009 году Уралтрубпром первым и пока единственным внедрил в  производство электросварных труб новую технологию благодаря установке на заводе современного трубоэлектросварочного стана «630» производства Японии.

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Справка

28

Малая ледовая арена находится в  Олимпийском парке между Большой ледовой ареной и Центральным стадионом. Объект станет вторым по  значимости хоккейным стадионом во время Зимних игр в  Сочи. Здесь пройдут соревнования по  хоккею и следж-хоккею. Архитектурную концепцию арены разработали итальянцы  — компания STAHLBAU PICHLER GmbH под  руководством архитектора Вальтера ПИХЛЕРА. Генпроектировщиком выступил ЦНИИПромзданий. Выбор архитектурных решений был обусловлен желанием привнести в образ ледовой арены «европейское ощущение пространства и  объема, а  также свежесть европейского стиля». При разработке Малой ледовой арены архитекторы взяли за основу движение снежного вихря  — пандусы и  перекрытия здания вихреобразно закручиваются вокруг основных конструкций. После окончания Игр стадион может быть перенесен в другой регион. Месторасположение: Адлерский район г. Сочи, Имеретинская низменность. Вместимость: 7 000 мест. Площадь застройки: 9 710 м2. Общая площадь здания: 22 879 м2. Строительный объем: 231 780 м3.

Малая ледовая арена для Олимпийских игр в Сочи и более пяти тысяч других сооружений построены из продукции ОАО «Уралтрубпром».

Новое оборудование позволяет выпускать электросварные трубы, в частности, большого диаметра (от 530 мм) из рулонного проката с  толщиной стенки до  22 мм. Сварка ТВЧ. С  введением в  эксплуатацию нового стана сортамент труб на Уралтрубпроме значительно расширился как в сегменте круглых труб, так и  профильных. Началось производство круглых труб (530-630 мм) из  рулонного проката и  впервые в  России  — квадратных и  прямоугольных труб крупного сечения от 400 х 400 до 500 х 500 мм. Благодаря широкому сортаменту данных труб Уралтрубпром изготавливает металлоконструкции любой сложности. География поставок металлоконструкций включает Россию, страны СНГ, страны Балтии, Скандинавии, Восточной и  Западной Европы. Более 5 000 зданий построено из  металлоконструкций производства ОАО «Уралтрубпром». Среди них и  торговоразвлекательные комплексы, и  производ-

ственные здания, и  многофункциональные спортивные комплексы. Так, в 2011 году Уралтрубпром изготовил 5 000 тонн металлоконструкций каркаса Малой ледовой арены для хоккея с шайбой в Сочи на 7 000 зрительских мест. Строили этот объект к Олимпиаде-2014. «Мы работали над этим важным заказом более года»,— рассказывает Елена МАЛАГОН, начальник конструкторского отдела Уралтрубпром.— Для Малой ледовой арены всего изготовлено 5 тысяч тонн металлоконструкций каркаса здания, в том числе фахверк и конструкции зрительских трибун, 20 конструкторов создали 3 тысячи 56 рабочих деталировочных чертежей». «Это не первый спортивный комплекс, строящийся из  наших конструкций, и  особенность его в  том, что это будет сборноразборное здание. Предполагается, что после закрытия Олимпиады оно будет демонтировано и  перенесено для  строительства

в качестве Ледового дворца спорта в другой город. В этом и состояла главная трудность — пришлось обойтись без обычной на  таких конструкциях монтажной сварки, сделать всё на высокопрочных болтах, с высокой точностью сборки»,— говорит Елена Малагон. По замыслу архитекторов, Малая ледовая арена напоминает формой шайбу с  вихревой подсветкой, создающей эффект ее вращения. Сооружение ледовой арены в плане имеет эллипсоидную форму 101 х 131 м (по осям колонн). Стальной каркас состоит из основных поперечных рам пролетом 70,8 м с шагом 6,25 м и 6,3 м и отметкой низа стропильных конструкций 16, 380 м, а также Г-образных рам пролетом 28,9 м. Связи по каркасу выполнены из  профильных труб различного сечения, среди которых есть и эксклюзивный крупный размер профиля Уралтрубпрома 350 х 250 х 8 мм. Что касается самих ферм, то они изготавливались из сварных двутавров и равнополочных уголков. Ширина пролета конструкции — 72 м. Над олимпийским заказом работали более пятисот сотрудников Уралтрубпрома, среди которых не только инженеры-конструкторы и сварщики, но и специалисты, которые осуществляли отгрузку металлоконструкций. Андрей БРАГИН, начальник отдела сбыта металлоконструкций Уралтрубпром: «Мы подошли со всей ответственностью не только к производству металлоконструкций, но и к их транспортировке. Доставка осуществлялась железнодорожным, автомобильным транспортом, в  том числе и  собственными 16-метровыми длинномерами. Не обошлось и  без трудностей. Во время автодоставки груза размыло дорогу в Краснодарском крае в  районе Джугбы. Было принято решение организовать паромную переправу: автомобили доезжали до Новороссийска, а дальше на пароме в Сочи». В настоящее время в Имеретинской низменности на  берегу моря близ Сочи уже завершено строительство Малой ледовой арены для хоккея с шайбой. Юлия БРАГИНА ОАО «Уральский трубный завод» (Уралтрубпром) 623107, РФ, Свердловская обл., г. Первоуральск, ул. Сакко и Ванцетти, 28 Отдел продаж металлоконструкций: (3439) 298-300, 298-191. market@trubprom.com www.uraltrubprom.ru


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

«Законы должны быть

понятными»

Об аукционах

которые были найдены и поставлены на баланс еще в советские годы. — Тем не менее поисковая деятельность, на ваш взгляд, имеет перспективы? Если, конечно, будет изменена правовая база? — Разумеется, золото в  Якутии еще есть. И не все природные запасники у нас изучены. Мы даже знаем примерно, где лежит драгоценный металл. Примерно, я это подчеркиваю. По схеме — в таком-то месте, судя по имеющимся данным, может быть золото. Но тут есть еще одна интересная ситуация. Даже имеющиеся запасы постоянно корректируются. Например, на месторождении Юрское изначально речь шла об  объемах в две тонны. А на сегодняшний день мы добыли там в несколько раз больше. Порядка 18 тонн, если я не ошибаюсь. Всю эту, скажем так, разницу, мы доразведывали сами.

О кадрах наша. Вот наша и всё. В итоге между недропользователями и  КМНС порой возникают недоразумения. Причем, как правило, по той причине, что вопросы согласования с местным населением должны решаться до  аукционов структурами Роснедр, а случаи такого согласования мне не известны. И нам иногда проще отказаться от идеи купить ту или иную лицензию, чем договариваться с местными жителями. Впрочем, таких случаев немного, тем более что помощь мы оказываем не только своему району, но и непосредственно КМНС. Так что это — локальные проблемы.

Об объёмах — Сколько золота артель «Нирунган» должна добыть в этом году? — Наш план — это 800 килограммов золота. Думаю, с  поставленными задачами мы справимся. — Насколько известно, вы работаете в основном на месторождениях россыпного золота ручья Юрский в Нерюнгринском районе. Это так? — Да, хотя это не единственный наш актив. При этом Юрское месторождение можно назвать довольно сложным. Глубина вскрыши на  этих россыпях достигает 20 метров. И  мы используем здесь бульдозеры D475 (Komatsu) и экскаваторы от ведущих мировых производителей. Ну и, конечно же, здесь работают большегрузные автомобили, в нашем случае БелАЗы. Есть у нас еще и лицензия на месторождение реки Гонам в нашем же Нерюнгринском районе, с запасами порядка трех тонн золота. Сейчас там ведутся геологоразведочные работы. Также мы работаем на техногенном месторождении в Алданском районе Якутии, на реке Орто-Сало. Прогнозные запасы здесь оцениваются в три-четыре тонны золота. — Это то самое месторождение, где вы, возможно, будете использовать драгу? — Как я уже и говорил в своем предыдущем интервью, пока в  этой связи ведутся соответствующие переговоры. Цена вопроса тут слишком значительная. Минимальная стоимость драги  — полмиллиарда рублей. Поэтому сейчас просчитываются разные варианты ее приобретения. Но конкретика в этом вопросе проявится месяца через три. — Хочу задать еще один вопрос. В Якутии, насколько известно, недропользо-

ватели несут основную социальную нагрузку. А каков объем ваших отчислений в бюджеты всех уровней? — По  итогам прошлого года мы перечислили в  общей сложности около 250 миллионов рублей. Из  которых около 40 миллионов — это НДФЛ, то есть поступления в местную казну. — Ощущается ли на вашем отраслевом рынке серьезная конкуренция? — У нас специфичная сфера деятельности. Поэтому говорить о какой-то жесткой борьбе за лицензии между местными компаниями не приходится. Например, в  Нерюнгринском районе, помимо нас, работают еще два серьезных предприятия  — артели «Новая» и  «Пламя». И  каждому хватает своих объемов. — Вас интересуют только крупные месторождения? — Нет, почему же? Например, мы прикупили лицензию на месторождение с запасом порядка 150 килограммов. Так что отраслевые объемы у нас могут быть разными.

О разведке — Одна из проблем рынка недропользования — истощение запасов. Как можно решить эту проблему? — Да лишь одним способом — приращивать эти самые запасы. Заниматься поисковой деятельностью. Вот только при сегодняшней экономической, а самое главное, правовой ситуации вести системный поиск почти нереально. Во-первых, это по  определению очень рисковый бизнес. Доля удачи здесь вряд ли превысит пять процентов от общего объема выполненных работ. Какой инвестор станет вкладывать деньги на таких условиях? По  сути, только государственный. Но пока со стороны государства интереса мы не видим. А  во-вторых, для  стимулирования поисковых работ нужна четкая, прозрачная правовая основа. По принципу — ты нашел месторождение? Значит, ты и  будешь его отрабатывать. Либо сможешь продать его по  той стоимости, которая тебя устраивает. Но у нас в стране этот вариант пока вряд ли возможен. У нас просто нет соответствующих формул. О чем говорить, когда даже продление уже имеющихся добычных лицензий является проблемой? Вот и  получается, что работа сейчас идет на тех месторождениях,

— Ощущается ли в  ООО «Нирунган» кадровый голод? — Кадровый, как вы его называете, голод ощущается практически во всех производственных предприятиях Дальнего Востока. И не только в сфере недропользования. Так что мы в этой связи не исключение. — Каких специалистов вам не хватает в первую очередь? — Проще сказать, кого нам хватает. Причем с квалифицированными рабочими проблема еще решаема, хоть и  относительно. К  примеру, бульдозеристов для нас готовят в учебном центре компании «Нижне-Ленское», к которой у нас заключен соответствующий договор. А  «белазисты» к  нам приезжают из Нюрбы. Но вот с ИТР — проблема ощущается особенно остро. Их просто днем с огнем найти трудно, ведь маркшейдера, механика или горного мастера на  учебно-курсовом комбинате не подготовишь. Для этого нужно вузовское образование плюс опыт работы на  производстве. И  вот такие люди у  нас в  дефиците. Тут еще и  местная специфика накладывается. Мы ведь вахтовым методом не работаем, люди выезжают на  участки на  шесть-семь месяцев непрерывной работы. Соответственно, ставку нужно делать на  местных жителей. А  из Нерюнгринского района люди уезжали, уезжают и, наверное, еще долго будут уезжать. Все это, естественно, сказывается и на ситуации с ИТР. Поэтому если государство не поменяет подход к подготовке инженерных кадров, то скоро работать у нас будет некому. И это не какаято страшная картина, а  просто констатация факта. К величайшему сожалению. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

МАЙ — ИЮНЬ 2013

— Валерий Георгиевич, вы давно работаете в  сфере недропользования. Соответственно, знаете отраслевую «кухню» изнутри. Скажите, вы сталкивались с  ситуацией, когда Роснедра без объяснения не допускали вашу компанию до участия в аукционах на распределение лицензий? — Думаю, нет ни одного руководителя в нашей отрасли, который бы не сталкивался с подобными проблемами. Причем у представителей Роснедр в  этих случаях ответы стандартные  — неправильно оформленные заявочные документы или несоответствие заявителя требованиям к участникам аукциона. Вот только что именно там «неправильного» или что «не соответствует», никто из чиновников не объясняет. К примеру, в свое время мы пытались получить лицензию на Пинигинское месторождение золота в Алданском районе Якутии. Но к аукциону нас даже не допустили. И это не единичный случай. — Что нужно, чтобы ситуация менялась в лучшую сторону? — Требуется минимизировать бюрократические препоны. Мы ведь перед каждым аукционом тратим массу времени на  подготовку никому не нужных документов. Причем документы эти исчисляются сотнями страниц. Иногда доходит до  абсурда. В  прошлом году с  перерывами в  два-три месяца объявлялись три аукциона на  одно из крупных месторождений в Усть-Майском улусе. И по всем трем готовились одни и те же материалы (правда, по всем трем нас так и не допустили к аукциону). А какая и кому от  этого польза? Государству? Не думаю. Рынку? Ни в  коем случае. Остается только догадываться, что в  создании таких сложностей кто-то и почему-то заинтересован. Ну и, конечно же, настала пора редактировать как ФЗ «О недрах», так и другие отраслевые нормативные акты, чтобы можно было без лишних проволочек продлить лицензию хотя бы на те месторождения, где осталось на год-два работы. — А как складываются ваши взаимоотношения с чиновниками Якутнедр? — Хорошо, что вы задали этот вопрос. Как правило, все претензии (причем обоснованные претензии) участников рынка адресованы именно Роснедрам. А вот к местным структурам, в  нашем случае к  Якутнедрам, у нас вопросов нет. Тут как раз всё прозрачно, возможно потому, что они организуют аукционы не по  самым привлекательным месторождениям. — Еще один вопрос о законах. Якутия — многонациональная территория. Возникают ли у вас проблемы с коренными малочисленными народами Севера (КМНС)? — Да, определенные недоразумения тут есть. И  касаются они того, что представителям КМНС в  свое время было законодательно разрешено охотиться и  рыбачить, вести хозяйственную деятельность в местах их компактного проживания. Но они стали воспринимать это своеобразно, мол, нам отдали эту территорию и теперь она полностью

Золотодобычу в Нерюнгринском районе ведут несколько отраслевых компаний. И, наверное, каждая из них сталкивается с целым комплексом проблем. Сегодня свою позицию высказывает директор ООО «Нирунган» Валерий ЕДОМЕНКО.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Развитие ДФО / Законы и правила

29


ХАБАРОВСКИЙ КРАЙ

Развитие ДФО / Законы и правила

ИСК ВОЗДАМ? На Дальнем Востоке продолжаются арбитражные разбирательства между Службой заказчика министерства строительства Хабаровского края и… приходом Христорождественского кафедрального собора РПЦ. Причем дело это и простое, и сложное одновременно. Но об этом речь впереди. А пока одно замечание. В своей публикации мы ни в коей мере не ставим под сомнение компетентность арбитражных судей. Просто в нашей жизни порой возникают моменты, когда закон и элементарная человеческая справедливость оказываются на разных полюсах.

Христорождественский кафедральный собор в г. Хабаровске

МАЙ — ИЮНЬ 2013

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

30

А всё началось в конце апреля 2006 года, когда руководители Хабаровской епархии (возглавлял ее в то время епископ МАРК) приняли решение о строительстве на территории Христорождественского кафедрального собора хозяйственного корпуса. Именно хозяйственного корпуса, подчеркнем это еще раз, поскольку речь идет о чрезвычайно важном во всей этой истории моменте. Не златоглавого храма, а ХОЗЯЙСТВЕННОГО КОРПУСА! Всего-то! В итоге приход Христорождественского кафедрального собора РПЦ заключил с КГКУ «Служба заказчика министерства строительства Хабаровского края» договор, согласно которому религиозная организация брала на себя функции инвестора, а государственная структура — заказчика. То есть взаимоотношения между этими участниками договорного процесса сразу же попали в ИНВЕСТИЦИОННУЮ правовую плоскость. Что в нашем случае впоследствии сыграет ключевую роль во всей этой истории. Итак, если говорить просто, епархия наняла заказчика для строительства хозяйственного корпуса. Теперь о самом интересном. О деньгах. Изначально сметная стоимость объекта была определена в размере 14 миллионов 935 тысяч 680 рублей. Если обратить внимание на строительные цены того периода (то есть 2006 года) и сделать скидку на все известные в отрасли нюансы, связанные с формированием смет, то такая сумма представляется более или менее обоснованной. Серьезной, конечно, но все-таки обоснованной. Впрочем, я и не стремлюсь кого-то и в чем-то уличить. Раз смета появилась на свет и инвестор (в нашем случае епархия) с названными параметрами согласился, значит, все по закону. Без вопросов. Вопросы появятся уже потом.

НА ПОВЫШЕНИЕ А теперь — маленькое отступление от темы. В нашей стране только ленивый не бросает комья грязи в ФЗ-94. Тема настолько

избита, что даже лишний раз рассказывать об этом неинтересно. Тем более что всё в этом плане очевидно — на аукционах цены снижаются в разы, в результате в каком-то качестве объектов рассуждать не приходится. Но в нашей стране бывает и совсем по-другому. Итак, напомним, в 2006 году стоимость строительства хозяйственного корпуса на территории Христорождественского собора была оценена почти в 15 миллионов рублей. Примерно через год в деле появился третий участник договорного процесса, получивший статус генерального подрядчика. Речь идет об одной из крупных строительных компаний, называть которую мы не станем. По крайней мере, до тех пор, пока в арбитражных разбирательствах не будет поставлена финальная точка. Но бесспорно другое — именно после появления третьей стороны суммы на строительство хозяйственного корпуса стали стремительно расти. Буквально как снежный ком. Согласно первому дополнению к договору от 2 февраля 2009 года цена вопроса составила почти 24 миллиона рублей. Это вместо первоначально обозначенных 15 миллионов. Я, конечно, не специалист. Но даже на первый взгляд такая динамика представляется, по меньшей мере, странной. Все-таки разница в 9 миллионов — не шутки. Что там делали строители, в этом хозяйственном корпусе? Дверные ручки из чистого золота прикручивали? Или оконные рамы с алмазной крошкой вставляли? Сомневаюсь, однако факт остается фактом. И ведь официально всё по закону — допсоглашение подписано? Подписано! Финансовое увеличение на 9 миллионов определено? Определено! Казалось бы, какие вопросы? Между тем вопросы есть. Поскольку в 2011 году на свет появилось новое дополнительное соглашение, где стоимость работ была увеличена… до 39 миллионов рублей. Во как! Ни много ни мало!

ИНВЕСТИЦИИ В ДУХОВНОСТЬ И вновь небольшое отступление от темы этого материала. Наша газета не раз рассказывала о работе компании «Алмазы Анабара» из Якутии. Эта крупная промышленная структура, а возглавляет ее депутат Госсобрания (Ил Тумэн) РС (Я) Матвей ЕВСЕЕВ, который не только занимается непосредственно алмазодобычей, но и несет на себе огромную социальную нагрузку. И не только социальную. В одном из своих интервью Матвей Евсеев сказал: — В каждом человеке есть и плохое, и хорошее. Но больше должно быть от Бога. Вот сейчас много говорится о необходимости инвестировать средства в серьезные проекты. Я с этим полностью согласен. Но не стоит забывать, что главные в нашей жизни инвестиции должны быть направлены в ду-

ховность. Только это позволит нам оставаться людьми. А вот теперь — об инвестициях в духовность. В 2005 году компания ОАО «Алмазы Анабара» полностью отреставрировала Спасский собор в Олёкминске. Хотя слово «отреставрировала» здесь не уместно. Собор был ПОСТРОЕН ЗАНОВО, поскольку от старого здания в то время остались лишь сгоревшие стены. Причем речь идет о большом соборе, с девятью колоколами и внутренним убранством. И в общей сложности всё строительство обошлось предприятию в 47 миллионов рублей. Строительство собора с ноля, от фундамента до куполов, от колоколов до внутренней отделки, повторим это еще раз! А в Хабаровске хозяйственный корпус почему-то «съел» чуть ли не такую же сумму. Мне могут возразить, мол, Спасский собор в Олёкминске появился на свет в 2005 году, а второе дополнительное соглашение на строительство хозяйственного корпуса Христорождественского кафедрального собора в Хабаровске было подписано шесть лет спустя. Но, во-первых, увеличение первоначальной сметы почти на 200 % — это в любом случае выглядит странно. 14 миллионов 935 тысяч 680 рублей в 2006 году и ровно 39 миллионов через шесть лет — это, согласитесь, нечто. Хотя я понимаю, что и заказчик-застройщик, и генеральный подрядчик могут легко обосновать эту динамику. Тут ведь вопрос из разряда — а кто считает? И в чем-то противозаконном я никого не обвиняю. Но лично мне (и я имею право на свои сомнения) всё это кажется слишком уж дорогим проектом. Ну а, во-вторых, если продолжить сравнивать ситуацию со строительством Спасского собора в Олёкминске и хозяйственного корпуса Христорождественского кафедрального собора в Хабаровске, то не стоит забывать еще вот о чем. Олёкминск не связан с другими населенными пунктами железной дорогой. Там этой дороги вообще нет. И все товары (включая строительные материалы) доставляются туда речным путем, в короткий

Компания «АЛМАЗЫ АНАБАРА»» под руководством Матвея ЕВСЕЕВА построила в Олёкминске Спасский собор за 47 миллионов рублей. А в Хабаровске строительство всего-то навсего хозяйственного корпуса местного Христорождественского собора почему-то обошлось почти в такую же сумму.


ХАБАРОВСКИЙ КРАЙ

СНЕЖНЫЙ КОМ

Спасский собор в г. Олёкминске Республики Саха (Якутия) на севере период навигации. Разумеется, цены на те же стройматериалы здесь значительно выше, чем в Хабаровске с его развитой логистикой и близостью к тем же китайским рынкам. Наконец, третье. Даже на мой непрофессиональный взгляд строительство нового собора гораздо более затратный процесс, нежели постройка хозяйственного корпуса. И разница всего в 6 миллионов тут выглядит удивительно по определению.

СУБЪЕКТИВНЫЙ СПОР

ПРОЯВЛЯЙТЕ ОСТОРОЖНОСТЬ Такая вот у нас получилась история. Повторю еще раз — согласно правовым нормам все участники, победившие в этом конфликте, однозначно правы. Они всё сделали ПО ЗАКОНУ. Они ПО ЗАКОНУ оценили строительство хозяйственного корпуса в 39 миллионов рублей. Правда, другие люди и в другом месте построили огромный собор почти за ту же сумму. Они ПО ЗАКОНУ следовали инвестиционному характеру отношений с епархией. Однако в той же Якутии промышленники предпочитают инвестировать в духовность, а не судиться с церковью. Они ПО ЗАКОНУ выиграли арбитражный суд и стали победителями. Вот только побежденной стороной в этом случае стала не бизнес-структура, а епархия, живущая на средства своей паствы. И лично мне от этого становится не по себе. Просто неприятно, когда государственная организация выстраивает формат отношений с церковью, как с руководством торгового центра. По принципу — ну вы же подписали договор, вы же обязались выложить 39 миллионов, вы же должны выполнять функции инвестора. Чего же вам еще? А теперь платите. Решения судов — вот они, у нас на руках. Конечно, тут вырисовывается и другая проблема. Наверное, представители епархии должны внимательнее читать документы, прежде чем что-то подписывать. Хотя понятно, что высококвалифицированные юристы в области гражданско-правовых отношений, умеющие отличать инвестиционный формат от норм подряда, работают не в РПЦ, а совсем в других местах. И хорошие специалисты, умеющие оценивать сметы, тоже не трудятся в епархиальных структурах. Поэтому, на мой взгляд, епархии стоит заключать договоры со специализированными организациями, которые смогут профессионально отстаивать интересы своих клиентов. В том числе и при заключении договоров с государственными и промышленными структурами. Да и вышеописанная история, при вмешательстве хороших адвокатов, может получить иную оценку в том же Высшем арбитражном суде.

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Итак, что все-таки получилось с этим самым хозяйственным корпусом Хабаровского кафедрального Христорождественского собора. В общей сложности епархия (как инвестор) заплатила заказчику-застройщику (в период с января 2007-го по ноябрь 2011 года) ровно 33 миллиона 452 тысячи 29 рублей 71 копейку. При этом сам застройщикзаказчик утверждает, что со своей стороны выполнил «свои функции» на сумму в 37 миллионов 205 тысяч 514 рублей 63 копейки. В итоге «спор хозяйствующих субъектов» переместился в арбитраж. Причем вначале (в апреле 2012 года) та самая компания, которая выполняла на объекте функции генерального подрядчика, в судебном порядке взыскала с застройщика-заказчика свою прибыль за «дополнительную работу» в размере 3 миллионов 753 тысяч 484 рублей 92 копеек. А заказчик-застройщик, в свою очередь, подал в суд на епархию с требованием вернуть именно эти деньги. И вот тут-то возникла любопытная коллизия. Позиция истца была простой и ясной: мы свои обязательства выполнили в полном объеме и можем подтвердить это документально. Но в ходе реализации проекта возникла необходимость в проведении дополнительных работ по строительству хозяйственного комплекса Христорождественского кафедрального собора, на ту самую сумму в 3 миллиона 753 тысячи с копейками. С нас эти деньги (через арбитраж) взыскал генподрядчик. Просим теперь взыскать их с инвестора, то есть с епархии. Позиция ответчика была не менее логичной: сумму основного долга (почти 33 с половиной миллиона рублей) мы уплатили. Но никакие дополнительные работы мы не согласовывали, как не согласовывали и акты выполненных работ. Более того, нам даже не выставлялись счета-фактуры на эту самую спорную сумму в размере 3 миллионов

753 тысяч 514 рублей 63 копеек. Кстати, последний момент подтверждают и сами чиновники от строительства. Вот что сказано в решении Арбитражного суда Хабаровского края от 17 июля 2012 года: «В судебном заседании представители истца и ответчика подтвердили, что работы, стоимость которых истец желает взыскать в судебном порядке, являются дополнительными. Представитель истца также объяснил, что счета-фактуры на сумму основного долга в размере 3 753 484 руб. 92 коп. ответчику НЕ ВЫСТАВЛЯЛИСЬ (выделено нами.— Ред.)». Вот так. При таком раскладе сумма, действительно, выглядит весьма спорной. Однако суд принял решение удовлетворить иск Службы заказчика минстроя края к Хабаровской епархии в полном объеме. Чтобы всё было понятно, приведем выдержку из судебного определения: «Удовлетворяя иск истца, суд исходил из следующего. Из буквального толкования договора от 28.04.2006 года (№) следует, что отношения, сложившиеся между истцом и ответчиком по поводу капитального строительства объекта, следует квалифицировать, как подрядные отношения, финансируемые посредством ИНВЕСТИРОВАНИЯ (выделено нами.— Ред.), которые регулируются нормами о подряде и законом "Об инвестиционной деятельности". Таким образом, заключив договор, стороны договорились о том, что капитальное строительство объекта происходит за счет денежных средств ответчика, А НЕ КАК ПРЕДУСМАТРИВАЮТ НОРМЫ О ПОДРЯДЕ (выделено нами.— Ред.) — в порядке предоплаты, либо оплаты поэтапно, либо после окончательной сдачи результатов работы. Истцом доказано согласование с ответчиком объемов дополнительных работ, в договоре предусмотрен способ финансирования — ИНВЕСТИРОВАНИЕ (выделено нами.— Ред.). Соответственно, исковое требование о взыскании основного долга в размере 3 753 484 руб. 92 коп. подлежит удовлетворению. Довод ответчика об отсутствии согласования актов выполненных работ СУДОМ НЕ ПРИНИМАЕТСЯ, поскольку противоречит п. 3.1 договора от 28.04.2006 года. Довод ответчика об отсутствии согласования дополнительных работ СУДОМ НЕ ПРИНИМАЕТСЯ (выделено нами. — Ред.), поскольку истцом представлены доказательства согласования объемов, которые приняты судом. Довод ответчика о ненадлежащем исполнении подрядчиком строительных работ СУДОМ НЕ ПРИНИМАЕТСЯ (выделено нами.— Ред.),

Забегая вперед стоит отметить — на сегодняшний день все арбитражные суды высших инстанций не удовлетворили кассационные жалобы представителей епархии и оставили вынесенное решение в силе. Более того, на этом история не закончилась. Оказалось, что та самая компания — генеральный подрядчик свои деньги за выполненные ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ работы по строительству хозяйственного корпуса Христорождественского собора… недополучила. Даже с учетом тех самых, уже выигранных в арбитраже 3 миллионов 753 тысяч с лишним рублей. И на свет появился новый иск к Службе заказчика Минстроя, объем которого составил 1 миллион 108 тысяч 190 рублей 96 копеек. Нетрудно догадаться, что на основании всё тех же законов об инвестиционной деятельности и это требование было удовлетворено судом в полном объеме. После чего теперь уже Служба заказчика привычно обратилась в краевой арбитраж с аналогичным иском к епархии. И в апреле текущего года суд… Правильно, принял сторону истца. Так что хозяйственный комплекс обошелся епархии в общей сложности в 39 миллионов рублей. И теперь церковь может надеяться только на изменение ситуации в Высшем арбитражном суде РФ.

Но бесспорно одно — вполне объяснимая правовая неосведомленность сотрудников РПЦ может привести к тому, что в будущем наша епархия рискует чуть ли не разориться. Сегодняшний случай — яркое тому подтверждение. Ведь не везде есть такие компании, как ОАО «Алмазы Анабара» в Якутии, готовые безвозмездно строить Божьи храмы. Увы, у нас в Хабаровске проявилась другая ситуация, которая обозначается в четырех словах: «Ничего личного — только бизнес!». Поэтому лучше всего заранее, на этапе подготовки договоров, приглашать к сотрудничеству хороших юристов, экономистов и сметчиков. Иначе конфликты интересов церкви и государства практически неизбежны. Второй момент — судя по той ситуации, которая проявляется в государственном строительстве, РПЦ было бы целесообразно слегка видоизменить свою организационную структуру. И создать мощную дальневосточную епархию, во главе с митрополитом Восточно-Сибирским. Это позволило бы выстраивать диалог с госструктурами на качественно ином уровне. Впрочем, всё, что я сейчас предложил, это просто личное мнение даже не журналиста, а рядового гражданина и обычного прихожанина. И вот что еще хотелось бы сказать. Высокопоставленные чиновники, при разговорах о месте РПЦ в нашей жизни, обязаны следовать определенным правилам и говорить — у нас многоконфессиональная страна. Поэтому все официально признанные религиозные организации обладают абсолютно равными правами. По закону это так и есть, хотя на Рождество Христово и Пасху первые лица нашей державы идут на службу в православные храмы. А это о чем-то да говорит. Но автор этих строк — не чиновник. Поэтому я могу позволить себе, от своего имени, безо всякого лукавства и лживой толерантности заметить — мы не просто живем в стране с тысячелетней православной историей. Мы еще и имеем право считать нашу веру САМОЙ ГЛАВНОЙ в своем Отечестве. Никто, никакие скрытые и явные сектанты не вправе лишить нас этого права, извиняюсь за тавтологию. Православие — это наш духовный и нравственный стержень. Без которого и России, наверное, давно бы уж не было, поскольку в самые тяжелые времена именно РПЦ сплачивала народ. Даже во время Великой Отечественной войны редкая мать хотя бы мысленно не молилась за своего сынаатеиста, воюющего на фронте. Да, мы православная держава! И наши православные люди не просто имеют право, но и ОБЯЗАНЫ поддерживать свою церковь всегда и во всем. ВСЕГДА И ВО ВСЕМ! И очень жаль, что некоторые государственные служащие этого не понимают. Александр МАТВЕЕВ

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

в связи с отсутствием подтверждающих ответчиком доказательств».

31


МАГАДАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Развитие ДФО / Местное самоуправление

«ДЛЯ НАС СПОРТ — ЭТО С

СОЦИАЛЬНЫЙ

В этом году Ягоднинский район Магаданской области отметит свое шестидесятилетие. И так уж получилось, что многие мероприятия, связанные с этой датой, органично наслаиваются на торжества, посвященные Дню Победы. Более того, даже история спорта на Колыме во многом отражает наше военное прошлое. Обо всем этом — в интервью с главой района Федором ТРЕНКЕНШУ.

СВЯТАЯ ДАТА — Федор Иванович, сколько ветеранов Великой Отечественной войны живет в Ягоднинском районе? — Если говорить о тех, кто непосредственно участвовал в боевых действиях, то таких у нас осталось всего четверо. Увы, годы берут свое. И вот мы дожили до той поры, когда ветеранов можно посчитать по пальцам одной руки. От такой статистики лично мне становится как-то не по себе. Все-таки обидно, что в мир иной один за другим уходят наши отцы и деды. Правда, у нас, слава Богу, живут еще и те люди, которые ковали победу в тылу и блокадном Ленинграде. В общей сложности 17 человек относятся к этим ветеранским категориям. — День Победы — это наш общий праздник. В России, наверное, очень мало тех, кто относится к нему отстраненно. А чем Девятое мая является лично для вас? — Я не люблю пространных рассуждений по этому поводу. Они ни к чему. И я отвечу коротко: День Победы для меня — это святой праздник. Этим всё сказано.

МАЙ — ИЮНЬ 2013

ТРАДИЦИИ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

32

— Как вы будете отмечать День Победы в Ягоднинском районе? — Планы у нас довольно серьезные. Более того, в этом году нашему району исполняется 60 лет. Так что все мероприятия у нас связаны еще и с ��той знаковой датой. Но мне хотелось бы начать с события, которое имеет огромное социальное, спортивное, культурное и, кстати говоря, воспитательное значение. В апреле этого года у нас в Ягоднинском районе прошел Четвертый открытый Всероссийский турнир по боксу памяти Якова ВЫСОЦКОГО. В нем участвовали более 160 спортсменов из Москвы, Дагестана, Бурятии, Якутии, Хабаровского и Приморского краев, Магаданской, Омской, Амурской областей и других регионов нашей страны. Плюс ко всему к нам

приехали спортсмены из шести зарубежных государств — Украины, Казахстана, Эстонии, Молдовы, Кубы и Израиля. Так что получилось более чем значимое состязание. Ведь на ринге сошлись сильнейшие боксеры России и зарубежья. И вот что показательно. Наиболее серьезными соперниками для россиян всегда считались кубинцы. — Еще бы! Кубинцы — боксеры классные. — Парни они, действительно, чрезвычайно выносливые. Но лучшим боксером турнира, тем не менее, был признан магаданец Максим АНТОНОВ, выступавший в весовой категории до 75 килограммов. Очень достойно выступил и спортсмен из нашего, Ягоднинского района Тимофей АКИМОВ, получивший приз зрительских симпатий. Да и другие наши земляки были, что называется, на уровне. Например, восемь наших спортсменов заняли призовые места в своих весовых категориях. Но самое главное для нас заключается даже не в том, кто получил медали. Дело в другом — мы по-настоящему гордимся, что наш район стал традиционным местом проведения такого статусного турнира. Ведь имя Якова Антоновича Высоцкого навсегда связано именно с нашей историей.

СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА — А можно об этом поподробнее? — Поподробнее о Высоцком? Пожалуйста. Тем более что, к величайшему сожалению, имя этого человека большинству наших соотечественников не слишком известно. А вот в нашем районе о нем знает каждый местный житель. История и правда достойна большой литературы или большого кинематографа. Яков Высоцкий в тридцатые годы служил на флоте. И уже тогда он был довольно известным боксером-любителем, чемпионом РККФ и Балтфлота. А после начала войны он попал в морскую пехоту, которую фашисты совсем не случайно называли «черной смертью». По цвету бушлатов, так сказать. Как-то Высоцкий был отправлен в разведку. Выход на задание получился тяжелым. Немцы обнаружили наших парней, открыли шквальный огонь, и Яков, будучи тяжело раненным, попал в плен. Из одного концлагеря

его переводили в другой, пока, наконец, он не оказался во Франции. И вот тут произошло событие, которое, на мой взгляд, должно быть золотыми буквами вписано в историю нашего бокса. Руководители лагеря оказались большими любителями бокса. И узнав, что военнопленный Высоцкий перед войной выступал на ринге, предложили ему сразиться с чемпионом мира в супертяжелом весе Максом ШМЕЛИНГОМ. Яков Антонович согласился. Сейчас сложно даже представить, в каких условиях проходил тот бой. Но если вдуматься… Мы прекрасно знаем, как нацисты относились к нашим пленным. Одна баланда из гнилой конины чего стоит. Но ведь Высоцкий был еще и штрафником. К моменту поединка со Шмелингом у него за плечами было восемь попыток побега. А это, как минимум, восемь карцеров со всеми вытекающими последствиями. И вот голодного, изможденного человека выставили против откормленного, тренированного и более чем титулованного бойца. Да, по факту Яков Высоцкий тот поединок проиграл. Он и не мог его выиграть. Но наш соотечественник продержался шесть (!) раундов. И, на мой взгляд, это было подвигом. Самым настоящим подвигом, ведь именно в этом спортивном сражении проявился настоящий русский характер. Это был тот случай, когда в нечеловеческих условиях наш боксер отстоял честь своей Родины. Иначе и не скажешь. — Как потом сложилась судьба Якова Высоцкого? — Не менее ярко. Из лагеря он все-таки сбежал. И присоединился к одному из партизанских отрядов французского Сопротивления. Впоследствии Яков Антонович был удостоен высшей награды Франции — ордена Почетного легиона. А вот после победы собственная страна «наградила» его по-своему — колымскими лагерями. Так он и попал в Магаданскую область. Потом, после освобождения, его оставили на поселении

в поселке Ягодное. Но со спортом Яков Антонович никогда не расставался. Тренировал ребят, сам был чемпионом Центрального совета общества «Металлург», дрался на ринге с призером Олимпийских игр в Мельбурне Яковом МУХИНЫМ. А еще он воспитал замечательного сына, основателя своей боксерской школы Игоря Яковлевича ВЫСОЦКОГО. И мы гордимся, что судьба этой семьи непосредственно связана с нашим районом. Поэтому проведение у нас столь статусного турнира — вполне объяснимый факт.

СЕРЬЁЗНЫЕ ПЛАНЫ — Насколько известно, именно в вашем районе в этом году пройдет сразу несколько мероприятий, посвященных вашей истории. О чем идет речь? — Таких мероприятий у нас, в связи с шестидесятилетием района, и правда много. Могу перечислить наиболее значимые. К примеру, в этом году мы планируем провести районный смотр-конкурс школьных музеев по краеведческой тематике. Для нас очевидно, что именно школьники должны с ранних лет впитывать любовь к своей малой родине. К ее прошлому, в первую очередь. Ведь не случайно говорят, что хорошего будущего достоин лишь тот народ, который не забывает о своем прошлом. Но детей нужно воспитывать. Патриотизм — он на пустом месте не возникает. И вот что очень важно. Мы живем, можно сказать, на краю света. Колыма — действительно особый район России. Поэтому серьезная часть нашей работы посвящена тому, чтобы ягоднинские ребята не забывали — их область, их район являются неотъемлемой частью могучего государства. Не случайно в плане наших мероприятий — конкурс детских сочинений, рассказов, эссе и даже рисунков на тему «Мой дом. Мой район. Моя страна». А лучшие работы будут впоследствии опубликованы в районной газете «Северная правда».


МАГАДАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Но и это еще не всё. Думаю, все мы помним слова из песни «С чего начинается Родина» о картинках в букваре и старой отцовской буденновке. Да, наша Родина начинается с семьи. Поэтому наши педагоги и социальные работники предложили провести конкурс школьных сочинений «История моей семьи — история родного края». Ведь эти понятия действительно неотделимы друг от друга. В этой же связи можно отметить межрайонный конкурс патриотической песни «Я люблю тебя, Россия!». Также в районе пройдет научно-практическая конференция учащихся «Шаг в будущее». Думаю, название мероприятия говорит само за себя. Тем более, по итогам конференции будет подготовлен сборник докладов под общим названием «Мы помним. Мы гордимся». Еще момент… К величайшему сожалению, в последние годы значимость библиотек уходит в прошлое. Увы, наступило время Интернета, и многие черпают информацию в сети. Конечно, никто не спорит — прогресс должен входить в каждый дом. Но я никогда не соглашусь с мнением, что книги (именно книги, а не интернет-версии) теряют свою значимость. Поэтому мы и решили провести смотр-конкурс библиотек на тему «Ягоднинский район — моя малая родина». А также конкурс стихов и песен «Северное сияние» и конкурс знатоков истории своей малой родины «Мой северный край — Ягоднинский район». Между прочим, мы вообще стараемся поддерживать собственных авторов. Так администрация района приняла решение оказать поддержку нашему самодеятельному автору Юлии КУЛЬЧИЦКОЙ в издании сборника ее стихов. Но и это еще не всё. На базе районной библиотеки будет создана медиатека. Речь идет, в числе прочего, о каталоге материалов по истории района и о «Книге трудовой славы, доблести и чести». Плюс ко всему мы намерены уделить внимание таким традиционным вещам, как стенды о жизни населенных пунктов района. Соответствующие материалы будут размещаться у нас в рамках историко-документальной информационной работы. Если продолжить разговор об иллюстративном материале, то тут у нас есть и еще одно мероприятие, которое имеет для нас большое значение. Это фотоконкурс и фотовыставка «Семь чудес света Ягоднинского района», а также издание фотоальбома «Озеро Джека Лондона». Это связано с тем, что на протяжении последних трех-четырех

лет мы активно работаем в плане развития въездного туризма на территории Магаданской области и Ягоднинского района. Нами подготовлена презентация инфраструктурного проекта «Международный туристический центр „Озеро Джека Лондона“», которая была представлена в 2011–2012 годах в городах Хабаровске и Сеуле Южной Кореи. Сейчас мы участвуем в мультимедийном проекте-конкурсе «Россия 10». С 25 марта по 29 сентября 2013 года телеканал «Россия 1» и Русское географическое общество при поддержке телеканалов «Россия 2», «Россия 24», «Москва 24», «Моя Планета», «Страна», региональных ГТРК, радио «Вести FM», «Маяк», «Радио России», интернет-порталов «Вести.Ru» и «Страна.Ru» и информационной поддержке газеты «Комсомольская правда» проводят мультимедийный проект-конкурс «Россия 10». Цель проекта — поддержание устойчивого интереса к нашей стране как к объекту внутреннего и международного туризма, рассказ об уникальных географических, архитектурных и исторических объек��ах России, формирование в регионах новой волны «геопатриотизма». Одной из важнейших функций проекта является продвижение имиджа России как уникальной страны с богатейшим культурным и природным наследием. Популяризация величайших памятников архитектуры и природы позволит подчеркнуть многогранность и самобытность России. Задача проекта — выбор десяти новых визуальных символов России посредством общенародного голосования. Для участия в конкурсе в ходе предварительных голосований, проведенных в регионах России, было отобрано более семисот объектов — самые яркие памятники природы, архитектуры и культуры нашей страны. Каждый из субъектов Федерации представил на конкурс всё лучшее, интересное и достойное внимания. На сайте размещен объект Дальневосточного округа — Озеро Джека Лондона. Приглашаю всех проголосовать за «НАШ ДЖЕК». Вот адрес http://10russia.ru/sights/4/1496. Надеемся на поддержку читателей и друзей «Парламентской газеты на Дальнем Востоке» и благодарим за участие в голосовании.

НЕПРОСТАЯ ИСТОРИЯ — Федор Иванович, ваш Ягоднинский район — это еще и неотъемлемая часть колымской истории нашей страны. Как сохраняется память об этом периоде в жизни нашей страны? — Начну с того, что в наших музеях этой странице отечественной истории уделено особое внимание. Плюс ко всему только в этом году мы благоустраиваем такие объекты культурного наследия, как мемориальная композиция политзаключенным в поселке Ягодное и плита скорби памяти заключенных ГУЛАГа в поселке Дебин. Хотя наш район — это не только история лагерей. Это еще и большая трудовая история. Поэтому в текущем году мы намерены благоустроить памятный знак первым гидростроителям в поселке Синегорье и стелу в честь геологов в поселке Ягодное. Также у нас пройдут торжества, связанные с 80-летием механического городка в поселке Оротукан. — Кстати, насколько я знаю, в 2013 году в вашем районе сразу несколько организаций отметят собственные круглые даты. Это так? — Да, 2013 год богат на события. Например, наша районная газета «Северная правда» отметит 75 лет со дня основания. Это для нас большое событие, ведь на страницах нашего из-

ВСЁ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ — Но давайте вернемся к спортивной тематике. Ведь спорту у вас в районе уделяется особое внимание. Например, в прошлом году на ваш футбольный турнир съехались самые известные спортсмены нашего региона. И в связи с этим возникает вопрос — а как вам удается столь серьезно поддерживать спорт? Это ведь стоит немалых средств? — Да, спорт — удовольствие не дешевое. Но, по моему глубокому убеждению, жалеть на это денег нельзя ни в коем случае. Ведь речь идет о нашем будущем. И только здоровая нация может добиться успеха. Поэтому в бюджет района мы традиционно закладываем средства на подготовку наших спортсменов и проведение различных состязаний. Также большую поддержку в этом плане нам оказывают власти Магаданской области и руководители местных золотодобывающих предприятий. В частности, артели «КРИВБАСС», во главе с Сергеем БАЗАВЛУЦКИМ. Да и другие компании в стороне от благих дел не остаются. За что хочется выразить управленцам этих организаций огромную благодарность. — Об открытом Всероссийском турнире по боксу памяти Якова Высоцкого мы уже говорили. А какие еще состязания пройдут в вашем районе? — А они у нас уже проходят. К примеру, в марте у нас второй этап шестой летней спартакиады учащихся Магаданской области. Первый проходил в Магадане, и он включал в себя состязания по дзюдо, самбо и грекоримской борьбе. А вот у нас ребята соревновались в таких видах спорта, как волейбол, баскетбол, мини-футбол, бокс, настольный теннис и шахматы. — Сколько человек приехали к вам на эту спартакиаду? — Более 550 спортсменов из разных городов и районов Магаданской области. Так что мероприятие стало весьма представительным и по составу участников, и по своей спортивной идеологии. Впрочем, со спартакиады учащихся и турнира по боксу наша спортивная жизнь в текущем году только начинается. Также серьезное внимание общественности привлекает областной турнир по греко-римской борьбе, который также пройдет в нашем районе уже в ближайшее время. А в мае у нас состоится областной турнир по женскому волейболу. Это я вам назвал лишь ближайшие события. Состязания различного уровня у нас будут проходить регулярно, в течение всего года. Спорт давно уже стал своего рода социальным брендом нашего района. И этой традиции мы будем следовать и в дальнейшем. Беседовал Сергей ТАТАРИНЦЕВ

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Й БРЕНД»

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

СВОЕГО РОДА

Не забываем мы и о самых маленьких ягоднинцах. Поэтому и планируем провести интеллектуальную олимпиаду среди дошкольников, также посвященную шестидесятилетию района. Еще хочу отметить, что наша круглая дата будет отражена и на экранах. Будут подготовлены серии телеочерков о значимых событиях из жизни поселков за последние пять лет, цикл телепередач «Колыма в биографиях и судьбах» и собственный фильмофонд. Ну и, конечно же, все это увенчается праздничным юбилейным концертом, который пройдет у нас в ноябре этого года. — А как будете отмечать День Победы? — Разумеется, в майские дни у нас пройдут приемы ветеранов войны и труда. Будут и другие праздничные мероприятия, включая шествие к мемориалу Славы. Но это одна сторона медали. Есть и другая. У нас ведется еще и большая работа по благоустройству памятных мест, имеющих прямое отношение к Дню Победы. Это и мемориал Славы в поселке Ягодное, и площадь стелы «Победа» в поселке Оротукан, и другие объекты культурного наследия. Впрочем, в этом году у нас вообще идет активная работа по благоустройству территорий. Мы приводим в порядок площади, улицы и здания в поселках Ягодное, Дебин, Бурхала, Синегорье и Оротукан. Думаю, уже в ближайшее время наш район значительно похорошеет. Хотя, если говорить о ветеранах войны и труда, то мы стараемся вообще максимально поддерживать этих людей в любое время. К сожалению, не всё в этой связи зависит от районных властей. Но свою помощь по мере сил мы ветеранам оказываем. Это не просто наша работа. Это наш долг.

дания в свое время публиковали свои произведения многие известные журналисты, поэты и писатели. Помимо этого, 55-летие отмечает и Оротуканская ДЮСШ. А вот полувековой юбилей грядет сразу для двух наших учебных заведений — первой школы в Оротукане и первой школы (с интернатом) в Ягодном. Также свое 40-летие отметит музыкальная школа в Синегорье. А вот Дворцу спорта в этом же поселке и ДОУ «Солнышко» исполнится по 25 лет. Разумеется, всё это станет неотъемлемой частью в общерайонных торжествах.

33


ХАБАРОВСКИЙ КРАЙ

Развитие ДФО / Круглая дата

Проекты, связанные с небом В этом году проектно-исследова­тельский институт воздушного транспорта «Дальаэропроект» отмечает 45 лет со дня основания. И значение этой даты для всего нашего региона переоценить просто невозможно. соблюдении одного условия — территории за Уралом должны были прирастать собственными аэропортами, аэродромами и  взлетными площадками. Снабженными, соответственно, всей профильной инфраструктурой. А для того чтобы эта работа продвигалось системно, Анатолий ГЕНЕНДЕР, и. о. гендиректора института с  учетом местных природноклиматических условий и иных факторов, в 1968 году было принято решеОсобая территория ние — создать в Хабаровске государственный проектно-исследовательский институт гражДальний Восток — особая территория Росданской авиации «Дальаэропроект». сии. И для нашего региона авиация — это не Первым руководителем «Дальаэропропросто один из видов транспорта. Для многих екта» стал 38-летний инженер-строитель дальневосточных городов и  поселков это из  ЦПИ-20 Минобороны СССР Михаил фактически единственная связь с «большой НИСТРАТОВ. Поначалу в институте трудились землей». Знаменитые слова из песни о мевсего 40 специалистов. Но несмотря на это, стах, куда «только самолетом можно долеорганизация буквально с первых лет своего теть»,— это как раз о нас. О нашей земле. Но существования стала участвовать в  реабез надежной авиационной инфраструктуры лизации серьезных отраслевых проектов. ни о каком воздушном сообщении не может Уже в  1968 году (то есть в  год основания быть и речи. И создание такой инфраструкинститута) сотрудники «Дальаэропроекта» туры  — прямая заслуга специалистов ОАО приступили к  проектированию аэропорта «ПИИ ВТ «Дальаэропроект». Именно эти в  Шмаковке. Через год  — новая задача, люди в  течение вот уже 45 лет выполняют которая была связана со строительством все виды проектно-изыскательских работ собственного инженерного корпуса, а также на объектах гражданской авиации. Причем комплекса жилых зданий для  работников не только Дальнего Востока, но и  других системы воздушного транспорта. Еще через регионов страны. несколько месяцев — проектирование гостиницы в аэропорту Хабаровска. А начиная с 1971 года в истории института Исторический экскурс наступил, можно сказать, переломный периА начиналось всё в конце шестидесятых гоод. К этому времени здесь уже сложился унидов прошлого века. Кто интересуется историкальный коллектив молодых, талантливых ей, тот, разумеется, помнит — в те годы к разспециалистов, которые мечтали о  больших витию Дальнего Востока, так же как и сейчас, проектах. Это, в первую очередь, Виктор МЕбыло приковано особое внимание советских ЖЕННЫЙ, Михаил ПАК, Борис МАМОНТОВ, властей. Во-первых, в  тот период в  нашем Сергей БЕЛОУСОВ, Валерий ЖАВОРОНКО, регионе шло мощное изучение минеральноМихаил БРЕДУН, Людмила МИЦКЕВИЧ, сырьевой базы. Во-вторых, специалисты уже Александр ИОДЧИК, Людмила ДОЛИННАЯ, серьезно рассматривали перспективы разВиктор ПЕТРОВ, Юрий КРЕТОВ, Людмила вития транспортного комплекса восточной ТУНИКОВА, Валерий НАЛИВАЙКО, Луиза части Советского Союза. Наконец, в-третьих, СОКОЛЕНКО и  другие. И  их мечтам было из-за осложнений в отношениях между СССР суждено воплотиться незамедлительно. Уже и Китаем отечественные руководители старав 1971 году сотрудники «Дальаэропроекта» лись максимально «приблизить» Дальний приступили к проектированию в рамках объВосток к центру страны. екта «Аэропорт в Комсомольске-на-Амуре». Но всё это могло стать возможным при Это была без преувеличения грандиозная

работа, ведь речь шла не только о  самом здании аэровокзала на  200 пассажиров в час, но обо всей отраслевой инфраструктуре. В  частности, о  взлетно-посадочной полосе, о  средствах посадки, о  расходном складе ГСМ. Уже тогда перед специалистами института ставились сложные отраслевые задачи, с которыми молодые проектировщики справлялись успешно и в строго установленные сроки. При этом работали безо всякой вычислительной техники, просто с помощью рейсшин и карандашей. Но качество в любом случае было безукоризненным. По  сути, коллектив «Дальаэропроекта» использовал в  своей деятельности те схемы, которые мы называем «комплексным подходом». По  принципу: инженерно-изыскательские работы? Пожалуйста! Технико-экономическое обоснование проекта? Без проблем! При этом расширялась и производственная география института. Специалисты «Дальаэропроекта» работали, наверное, во всех регионах Дальнего Востока и Сибири. Да и в других населенных пунктах нашей страны. Якутия и  Сахалин, Камчатка и  Приморье, Чукотка и  Амурская область, Колыма и  ЕАО… В  этот же список стоит добавить Новосибирск, Кемерово, Иркутск, Улан-Удэ, Читу, Душанбе… Перечень можно продолжать долго. Причем работы были самые разные, от  обоснования целесообразности принятия конкретных типов самолетов на  уже существующих объектах до  проектирования новых аэропортов, как говорится, с ноля. А начиная с 1975 года опыт специалистов «Дальаэропроекта» был востребован и за границей. В частности в КНДР, где проектировалась авиатрасса Москва— Хабаровск—Пхеньян. Забегая вперед стоит отметить — впоследствии сотрудничество хабаровских проектировщиков с зарубежными партнерами из Франции, Индии, Германии, Исландии, Швеции, Японии, Китая и  США стало регулярным явлением. Большой опыт и  безупречная репутация дальневосточного института стали серьезным подспорьем для  расширения международных связей. В  конце восьмидесятых годов министр гражданской авиации СССР Борис ПАНЮКОВ принял решение, что институту будут выделены компьютеры. По тем

временам вариант почти фантастический. Электронно-вычислительные машины (ЭВМ) были тогда далеко не во всех московских организациях. А  уж в  Хабаровске… В  качестве поставщика оборудования была выбрана индийская компания АМКО. И  вскоре в  командировку в  Индию выехали, помимо директора «Дальаэропроекта» Валерия ЖАВОРОНКО, начальник отдела автоматизации производственных расчетов Олег ШАДРИН и главный инженер проекта (в настоящее время  исполняющий обязанности генерального директора института) Анатолий ГЕНЕНДЕР. Они побывали на  заводе, договорились о поставках, и через некоторое время компьютеры были доставлены в Хабаровск. И вот что показательно. В начале девяностых в стране разразился настоящий кризис. А  вот коллектив дальневосточного проектного оказался во всеоружии. Здесь уже действовала собственная автоматизированная система проектирования, которая во многом помогла организации сохранить свои отраслевые позиции.

В наше время Хотя, конечно, постперестроечный период и  последующие нелегкие времена отразились и на деятельности «Дальаэропроекта». Был период, когда эта организация оказалась на  грани банкротства. Но несмотря на  все сложности, институт сохранил свои позиции и расширил производственную географию. Например, в настоящее время специалисты ОАО «ПИИ ВТ «Дальаэропроект» работают не только на  таком дальневосточном объекте, как аэропорт Магадан, но и  в рамках проектирования комплекса аэропорта Саратова. То есть теперь речь идет о серьезном укреплении собственных позиций на рынке. Впрочем, исполняющий обязанности генерального директора института, отличник воздушного транспорта Анатолий ГЕНЕНДЕР говорит об этом достаточно лаконично: — Мы просто качественно выполняем свою работу. В  соответствии со своим опытом и  профессионализмом. И, надеюсь, самые интересные проекты у  нас еще впереди. Пользуясь случаем, я  хотел бы поздравить и наших ветеранов, и нынешних сотрудников ОАО «ПИИ ВТ «Дальаэропроект» с сорок пятой годовщиной со дня образования нашего института. Желаю каждому из вас, уважаемые коллеги, долголетия, крепкого здоровья и успехов во всех начинаниях. Андрей БАРСУКОВ

Жилой дом переменной этажности, г. Хабаровск

Справка ОАО «ПИИ ВТ «Дальаэропроект» — мощная проектно-изыскательская организация Восточной России. Коллектив этой структуры, обладая современной инструментальной и лабораторной базой, способен выполнять все виды профильных работ. Также в структуру

МАЙ — ИЮНЬ 2013

компании входит собственный отдел по  обоснованию инвестиций, экономическому

34

анализу и прогнозированию. Институт создает проекты аэродромов, генеральные планы аэропортов, а  также выполняет специальные электротехнические и  радиотехнические работы. За 45 лет по проектам сотрудников «Дальаэропроекта» было построено и реконструировано без малого 250 аэропортов и аэродромов Дальнего Востока. ОАО «ПИИ ВТ «Дальаэропроект» обладает всеми необходимыми для  качественной работы докумен-

Аэровокзальный комплекс, г. Благовещенск

тами, включая сертификат ISO 9001:2000. Входит в состав ассоциации «Аэропорт» ГА и МАРАП. Является обладателем престижных региональных, федеральных и международных наград, включая медаль Американо-Российской торгово-промышленной палаты «Энергия прогресса». Компания ОАО «ПИИ ВТ «Дальаэропроект» включена в рейтинг лучших проектно-изыскательских институтов Российской Федерации.

Команднодиспетчерский пункт, г. Владивосток Взлетно-посадочная полоса, п. Ноглики


НОМОС-БАНК ОТКРЫВАЕТ НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ Внеочередное собрание акционеров НОМОС-БАНКа приняло решение о реорганизации банка. Пройдет она в форме присоединения к нему НОМОС-РЕГИОБАНКа (Хабаровск) и НОМОС-БАНКА — Сибирь (Новосибирск) «Это важный этап интеграции,— отметил вице-президент НОМОС-БАНКа Сергей ПОЛОВИНКИН.— Он позволит создать дополнительные возможности для клиентов присоединяемых банков. При этом мы будем уделять особое внимание нашим традиционным преимуществам — высокому качеству региональной экспертизы и глубокому пониманию региональной клиентской базы». На базе НОМОС-РЕГИОБАНКа будет создан филиал НОМОС-БАНКа, бизнес НОМОС-БАНКа — Сибирь будет переведен в Новосибирский филиал НОМОС-БАНКа. Акционеры НОМОС-БАНКа также приняли решение увеличить уставный капитал банка с 5,23 млрд до 5,57 млрд рублей путем размещения 6 791 916 дополнительных обыкновенных именных бездокументарных акций номинальной стоимостью 50 рублей каждая на общую сумму по номинальной стоимости 339,6 млн рублей. Размещение дополнительных акций будет происходить путем конвертации в них обыкновенных именных бездокументарных акций присоединяемых НОМОС-РЕГИОБАНКа и НОМОС-БАНКА — Сибирь. Офисы НОМОС-РЕГИОБАНКа и НОМОСБАНКА — Сибирь будут работать в обычном режиме. Все кредиты, депозиты, вклады и остатки на счетах (включая остатки на картах), раз-

мещенные в присоединяемых банках, продолжат обслуживаться на текущих условиях. Сохраняются все условия обслуживания банковских карт. Клиенты — юридические и физические лица — смогут продолжить работать с действующими системами дистанционного банковского обслуживания. Частным клиентам также будут предложены услуги интернети мобильного банка Номос-Линк. В связи с реорганизацией перед клиентами присоединяемых банков открываются еще более широкие возможности по кредитованию. Кроме того, в рамках интеграции НОМОС-БАНКа в структуру финансовой корпорации «Открытие» клиенты НОМОСБАНКа наряду с традиционными банковскими продуктами имеют доступ к инвестиционным, пенсионным и страховым продуктам, брокерским услугам и доверительному управлению. Андрей МАЛЫШЕВ

НА ИНВЕСТИЦИОННОМ РЫНКЕ ДФО ОПРЕДЕЛИЛИ ПРАВИЛА ИГРЫ — В РУЛЕТКУ? В мае глава Минвостокразвития Виктор ИШАЕВ озвучил, какие проекты в нашем регионе будут финансироваться в приоритетном порядке И выяснилась любопытная подробность. Оказывается, теперь средства ОАО «Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона», который упрекали в бездействии едва ли не все, включая Дмитрия МЕДВЕДЕВА, станет инвестировать два масштабных инвестиционных проекта — игорную зону «Приморье» и железнодорожный переход через Амур Нижнеленинское (ЕАО) — Тунцзян (КНР). Стоит отметить, что уставный капитал фонда исчисляется 15 млрд рублей. Сумма вполне приличная, чтобы вложить ее в серьезное дело. Вот только непонятно, с какой стати эти средства будут вложены именно в казино? Зона в Приморском крае в качестве официально разрешенного места для игры была обозначена сразу после того, как в России 1 июля 2009 года запретили деятельность

соответствующих заведений. Именно тогда власти объявили — играть теперь в нашей стране можно будет лишь в четырех специально отведенных для этого местах. В том числе и на Дальнем Востоке, точнее, в 50 километрах от Владивостока. А в качестве официального девелопера в нашем регионе была определена компания ОАО «Наш дом — Приморье». Первый этап освоения зоны должен завершиться в 2016 году. Вот только о привлечении денег Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона никогда и никто до мая текущего года не говорил. И вот теперь идея озвучена. Второй проект Фонда — строительство перехода через Амур также вызывает некоторые вопросы. Например, такой: почему инвестиционные средства выделяются ООО «Рубикон» («дочке» ГК «Петропавловск»), с одной стороны, и китайскому бизнесу — с другой? Почему государство, таким образом, поддерживает сферу частных интересов вполне конкретных игроков рынка? Тем более, если речь идет именно о переходе в КНР? Напомним, что в октябре 2010 года Виктор ИШАЕВ высказался против строительства моста в Китай. Правда, не в ЕАО, а на острове Большой Уссурийский под Хабаровском: «Они (КНР) строят мост, чтобы остров у Хабаровска использовать как транзит, и подталкивают российскую сторону к строительству моста. Что мы будем возить по этому мосту? Нам возить нечего». И вот теперь, видимо, у нас появилось, что возить. А именно железную руду с Кимкано-Сутарского ГОКа, входящего в горно-металлургический кластер частного холдинга — ГК «Петропавловск». Сергей ТАТАРИНЦЕВ

МОСТ ИЛИ ТОННЕЛЬ — ВОТ В ЧЁМ ВОПРОС На Дальнем Востоке обсуждаются варианты строительства перехода на остров Сахалин В мае в Хабаровске побывала делегация из Южно-Сахалинска. Возглавлял ее заме-

ститель председателя правительства Сахалинской области Сергей ХОТОЧКИН. В итоге специалисты из двух регионов договорились о сотрудничестве в рамках строительства перехода, который должен будет связать остров с материком. Вот как цитирует г-на Хоточкина AmurMedia: «Мы вместе продвигаем этот важный проект, который очень необходим нашим регионам. Сейчас решается вопрос на проектирование этого объекта. И, конечно, еще предстоит просчитать, что выгоднее строить — мост или тоннель на Сахалин». Как уже сообщили дальневосточные СМИ, сотрудничество представителей Хабаровского края и Сахалинской области в вопросе о железнодорожной линии, проложенной на остров, будет не просто тесным, но и долгосрочным. По крайней мере, речь идет о периоде до 2014 года включительно. Что же касается вариантов строительства перехода, то тут тоже всё не совсем просто. Напомним, что некоторое время назад аналогичная дискуссия разгорелась вокруг моста через реку Лена в Якутии. Напомним, железная дорога Беркакит—Томмот—Якутск уже дошла до станции Нижний Бестях, где сейчас создается современный логистический центр. Но вот ситуация с переходом до сих пор, что называется, «провисает». Хотя тут тоже шло обсуждение, каким образом стоит связывать берега Лены — мостом или все-таки тоннелем. В итоге пока в Якутии нет ни того, ни другого. Андрей БАРСУКОВ

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

ДВ–ВИДЕНИЕ

ДФО

ПОМОГИТЕ МАЛЕНЬКОМУ ЧЕЛОВЕЧКУ ВСТАТЬ НА НОГИ И ОЩУТИТЬ РАДОСТЬ ДЕТСТВА» Реквизиты

«

для оказания помощи:

В редакцию бизнес-газеты «Наш регион — Дальний Восток» обратилась Юлия БОЯРСКАЯ, мама двухлетнего Сени БОЯРСКОГО, которому срочно нужна помощь.

C

Дальневосточный банк СБ РФ г. Хабаровска БИК 040 813 608 ИНН 770 708 389 3 КПП 270302 001 кор/сч. 30101810600000000608 Получатель: Боярская Юлия Викторовна Лицевой счет: 40817810970056005270

собой Юлия принесла все медицинские документы, из которых следует — у Сени тяжелое заболевание, симптоматическая фокальная эпилепсия, которое не просто не дает развиваться ребенку, но и обрекает его на жестокие мучения. Соответствующий диагноз (выписка из истории болезни № 647 от 7 марта 2013 года) малышу поставили врачи Московского научнопрактического центра медицинской помощи детям с пороками развития черепно-лицевой области и врожденными заболеваниями нервной системы. Наиболее эффективно такие заболевания лечат за границей, в Германии и Испании. Правда, в первом случае речь идет просто о запредельных суммах. А вот в испанском медицинском центре Текнон (это специализированное медицинское учреждение по проблемам детской неврологии) затраты на лечение — куда скромнее. В нашем случае речь идет о 18 950 евро, или о 776 тысячах 950 рублях. Соответствующий вызов из CENTRO MEDICO TEKNON семье Боярских уже пришел, его копия также есть в редакции.

Мы, родители Арсения, верим, что нашего малыша смогут спасти врачи Испании! Верим, что наш сын будет жить, будет бегать и радоваться жизни. Сеня очень старательный и проявляющий упорство ребенок. Несмотря на тяжелую болезнь, он хочет двигаться, он старается, просто приступы нас тянут назад. Арсений очень любит смотреть книжки, слушать музыку. Пусть он не умеет пока ходить, но он хочет, и попытки у него есть. У него это пока не получается, и просто нужно ему помочь. Любая ваша помощь бесценна, просить нам очень нелегко, но другого выбора у нас нет. Очень просим вас — не оставьте без внимания крик души! Помогите маленькому человечку встать на ноги, понять красоту окружающего мира и ощутить радость детства.

Сбербанк № карты: 639002709004031208 (мама Арсения, Боярская Юлия Викторовна)

А теперь — обращение родителей Сени Боярского ко всем неравнодушным людям:

Заранее огромное спасибо от нас — родителей и, конечно же, от Сенечки!»

Контактный телефон мамы (Боярская Юлия): 89143195345

«Уважаемые жители Дальнего Востока!

Росбанк № карты: 4405050127019154 (папа Арсения, Боярский Михаил Юрьевич)

ЭЛЕКТРОННЫЕ СЧЕТА: Яндекс-кошелек: 4100110559994598 (мама Арсения, Боярская Юлия Викторовна) Номер «Билайн» для пожертвований: 89098645941

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Росбанк № счета: 40817810043390039143

35


ДВ–ВИДЕНИЕ

ДФО

«Запасы угля залегают неглубоко» Губернатор Чукотки Роман КОПИН провел рабочую встречу с иностранным инвестором, ведущим изыскания в Беринговском каменноугольном бассейне

МАЙ — ИЮНЬ 2013

По  информации РИА «Север ДВ», речь идет о  представителях австралийской компании Tigers Realm Coal Limited. Именно эта структура ведет изыскания в  Беринговском каменноугольном бассейне. Инвестор предоставил главе региона отчет о  проделанной работе на территории двух крупных месторождений — Алькатваам и  Амаам. Причем компания уже пробурила здесь несколько десятков скважин глубиной 10 тысяч метров. Теперь полученные в  ходе изыскательских работ данные обрабатываются специалистами для подготовки технико-экономического обоснования. Для  денежных инвестиций, разумеется. Иностранная компания планирует поэтапно вложить в проект полтора миллиарда долларов, в том числе в обустройство карьера, автомобильной дороги и  железнодорожной ветки, а также в строительство портового комплекса в  районе Амаамской бухты. Сам г-н Копин так прокомментировал ситуацию: «Запасы угля в  Беринговском кластере залегают неглубоко, а сам район добычи находится в непосредственной географической близости к  тихоокеанским рынкам сбыта, что позволяет говорить о  Беринговском каменноугольном бассейне как об  одной из  перспективных площадок промышленности Чукотки. В то же время это и выгодное инвестиционное поле. Мы выражаем надежду, что двустороннее сотрудничество в рамках данного проекта будет плодотворным». В свою очередь, представители австралийской компании выразили согласие в оценке запасов бассейна, указав на  его высокий ресурсный потенциал. Также они добавили, что во время изыскательских работ было обнаружено новое, хоть и небольшое поле угля высокой марки. Что также весьма привлекательно для инвесторов, которые планируют начать добычу в 2015—2018 годах. По материалам РИА «Север ДВ»

36

«Цепочку субподрядчиков отследить невозможно» Проект космодрома Восточный не содержит раздела по возмещению затрат на содержание автомобильных дорог Одна из самых грандиозных строек Дальнего Востока уже сопровождается серьезными проблемами. В  первую очередь нормативного характера. По  сообщению AmurMedia, проект космодрома Восточ-

ный не содержит раздела по  возмещению затрат на  содержание дорог. Кроме того, практически невозможно отследить цепь субподрядчиков, занимающихся дорожными работами, отмечает министр транспорта Амурской области Сергей САДОВНИКОВ. Вот как процитировало высказывание министра AmurMedia: «При проектировании космодрома практически был упущен раздел по возмещению затрат на  восстановление опорной сети дорог. Сейчас этот вопрос рассматривается на  достаточно высоком уровне. Мы же понимаем, что не можем приостановить реализацию этого проекта, однако в  течение месяца практически не осталось дороги Шимановск—Чагоян, тем самым мы решили транспортной доступности почти тысячу человек. Основная трудность заключается в том, что при реализации проекта практически невозможно отследить цепочку субподрядчиков, занимающихся дорожными работами и, опираясь на  существующую нормативную базу, привлечь виновных к ответственности. Сегодня даже вновь построенная дорога имеет значительную просадку из-за повышенной нагрузки на  дорожное полотно. За разрешением проблем, связанных с реализацией проекта строительства космодрома, мы намерены обратиться в федеральный центр».

обеспечил в  нашем регионе лишь богатый своими нефтегазовыми ресурсами Сахалин. И такая динамика в Якутии продолжает наращиваться. По предварительным данным, по  итогам текущего года, в  качестве инвестиций сюда поступит без малого миллиард семьсот миллионов долларов. А основными международными мероприятиями в РС (Я) станут Международная конференция «Во­ зо­б­новляемая энергетика в изолированных системах Дальнего Востока России» и  14-е заседание Российско-китайского координационного совета по  межрегиональному и  приграничному торгово-экономическому сотрудничеству. По материалам ИА SakhaNews

Дорожный фонд в  дефиците

циалистам этой структуры уже ясно, что конкуренция в  этом регионе развита недостаточно. Это естественным образом отражается и на ценовом дисбалансе. Журналисты AmurMedia (со ссылкой на Прайм) привели следующую цитату заместителя главы ведомства Анатолия ГОЛОМОЛЗИНА: «Задача также создать предпосылки для того, чтобы устранить эту ценовую дискриминацию Дальневосточного региона по  сравнению с  другими… Мы обсуждаем вопросы, связанные с возможностью, по схемам замещения, завозить топливо по  импорту с соответствующими его экспортными поставками в Европу». Далее чиновник пояснил, что, например, в  Южной Корее имеется избыток бензина и мощностей по его производству. В то же время Европа испытывает дефицит дизельного топлива. А  вот в  России, наоборот, дизтоплива — в  избытке. И  Россия может поставлять дизтопливо в  Европу, а  замещать его поставками бензина из  Южной Кореи. Все это, в принципе, может решить «бензиновую проблему» на  Дальнем Востоке. Теперь решение вопроса зависит от  того, насколько быстро правительство РФ отреагирует на ситуацию. Но бесспорно одно — без системной корректировки этого вопроса бензин в нашем регионе будет дорожать серьезными темпами. Что, конечно же, отразится на  конкурентоспособности нашей экономики. По материалам РИА PrimaMedia

В Хабаровске состоялся круглый стол, на котором присутствовали представители Росавтодора и руководители профильных структур региона, на котором были озвучены серьезные проблемы

Между прочим, ранее информагентство сообщало, что глава Минвостокразвития Виктор ИШАЕВ высказывал недовольство ходом строительства космодрома Восточный. Он указал на  отсутствие разрешений на строительство и плохую организацию возведения объектов инфраструктуры. Плюс ко всему журналисты привели мнение экологов, которые в  принципе выступают против появления космодрома в  Амурской области, поскольку ракеты станут запускать в космос в  местах большого скопления людей. А  по мнению специалистов, для  такой деятельности пригодна лишь пустыня. По материалам ИА AmurMedia

Северное чудо Внешнеторговый оборот Якутии за четыре года увеличился в два раза Об  этом в  конце мая сообщило ИА SakhaNews. По  данным информационного агентства, в  2012 году внешнеторговый оборот Республики Саха (Якутия) составил 4 млрд 840 млн 500 тысяч рублей, что в два раза превышает аналогичные объемы четырехлетней давности. Причем этот показатель равняется 13,3 % от  внешнеторгового оборота, зафиксированного во всем Дальневосточном федеральном округе. Также нелишним будет заметить, что РС (Я)  осуществляет крупные экспортные поставки различных товаров в  Бельгию, Индию, Китай, Японию, Израиль, Республику Корея, Украину и  другие страны. Всего же Якутия поддерживает деловые контакты с 63 зарубежными государствами. И это дает ощутимые результаты. Только за 2012 год в республику в  качестве иностранных инвестиций поступило более полутора миллиардов долларов. Больший инвестиционный приток

В  частности, по  словам министра транспорта Хабаровского края Владимира БЫЧЕНКО, налоговых поступлений в  дорожный фонд территории явно не хватает. Пока удается собирать около 30 % средств от существующих нормативных затрат. Например, на ремонт и содержание автотрасс территории в  2013 году выделяется всего 1,8 млрд рублей. А требуется в три с лишним раза больше. Более того, дорожное строительство у нас на 80 % зависит от вливаний из  федерального бюджета. Собственных средств у края в этой связи явно не хватает. Все это и  отражается на  отраслевых перспективах. Поэтому нужен целый комплекс мер, которые позволят изменить ситуацию в лучшую сторону. Михаил СИДОРОВ

Конкуренция в  регионе развита недостаточно Федеральная антимонопольная служба предлагает решить проблему дефицита бензина на Дальнем Востоке за счет Южной Кореи В  настоящее время представители ФАС России ведут проверку адекватности дальневосточных цен на  топливо. Однако спе-

Строительные аудиторы объединились в  ОПГ? По сообщению газеты «Коммерсант», на Дальнем Востоке полицейские выявили группу вымогателей в составе одной из саморегулируемых организаций Как рассказали корреспондентам в СУ СКР по ДФО, некоторые работники СРО требовали у приморских предпринимателей полтора миллиона рублей за «лояльное отношение» при проведении планового аудита безопасности строящихся объектов. Вот как ситуация была обозначена в «Коммерсанте»: «В случае отказа ревизоры обещали аннулировать допуск к некоторым видам работ и  приостановить членство строительных фирм в  СРО. В  апреле 2013 года вымогатели получили от  представителей четырех строительных организаций Владивостока 250 тысяч рублей. Этот факт задокументировали оперативники. Во владивостокском офисе СРО, где происходила передача денежной суммы, была обнаружена документация, которую коммерсанты представляли для проверки, а также более 1 млн рублей наличными». В  настоящее время сотрудникам СРО предъявлено обвинение по  части 4 статьи 204 (коммерческий подкуп). Оба фигуранта помещены под домашний арест. Следствие продолжается. Михаил ФОМИНЫХ


КАМЧАТСКИЙ КРАЙ

С ЛЮБОВЬЮ К РОДИНЕ — БОЛЬШОЙ И МАЛОЙ С

охранением памяти о прошлом своей малой родины в  контексте великой истории России, воспитанием у  населения чувства гордости за Отечество, ответственности за его будущее проникнута деятельность городских и сельских учреждений культуры Камчатского края.

Славься, Отечество

материалов. Авторы работ — дети, продолжающие традиции национального народного творчества. Этому способствуют организуемые для  школьников краеведческие литературные, этнографические занятия, уроки-путешествия в историческое прошлое родного края. Краеведение тесно увязано с  просветительскими уроками экологии для  школьников. При поддержке библиотек ребята знакомятся с  материалами о  природных богатствах своего района, их сохранении и рачительном использовании. Большой интерес у юных карагинцев вызывает участие в  экологических играх: «Знатоки родного края», «Я — житель тундры». Для сельских ребят мир живой природы во всем ее величии доступен и  открыт с  раннего детства, но ответственность за его сбережение у подрастающего поколения надо неустанно воспитывать, считают местные краеведы.

Как и  уважение к  истории родного села, района, края. Малую родину олицетворяют ее писатели, поэты, деятели культуры и искусства, ученые и  путешественники, о  жизни и  творчестве которых регулярно повествуют библиотечные выставки, библиографические обзоры, тематические вечера. Не забыты и местные самодеятельные авторы, художники. Их вклад в культурную жизнь района отражается в  буклетах, выпускаемых МБУК «КМ ЦБС». Есть уникальные собственные издания и  о местных природных жемчужинах — острове Карагинский, Дранкинских термальных источниках, зоологическом заказнике «Лагуна казарок».

С песней по жизни Живой достопримечательностью района является и хор ветеранов труда, организован-

ный больше четверти века назад при Доме культуры поселка Оссора. Этот творческий коллектив — желанный участник праздничных торжеств, фестивалей, смотров-конкурсов. История его создания, сегодняшний образ как нельзя лучше отражают любовь сельчан к народной песне, песням военных лет, лучшим произведениям отечественных поэтов и композиторов. Начало хору положили местные женщиныпевуньи, образовавшие при ДК свою вокальную группу. Первые же концерты тепло встретили земляки. В ансамбль начали вливаться новые ��сполнители, в том числе и мужчины. За два года при поддержке заведующего районным отделом культуры В.Н. Вереницкого и председателя местного совета ветеранов, участницы Великой Отечественной войны Г.Н. Четыркиной был создан многонациональный по составу творческий коллектив со своим репертуаром, солистами, планами выступлений. И  сейчас хор объединяет людей с  солидным жизненным опытом, отработавших долгие годы на  производстве, вырастивших детей. Обращение ветеранов к песне связано с  желанием невзирая на  возраст реализовывать свои творческие способности, нести радость людям. И еще. Оссорский хор можно сравнить со своеобразным клубом по  интересам, местом встречи добрых друзей и  единомышленников. Хористы всегда готовы поддержать друг друга в трудную минуту, вместе разделить радость каждого. Для односельчан, и особенно молодежи, это достойный пример жизнелюбия, подлинной дружбы, преданности общему делу. Стало хорошей традицией коллектива, носящего теперь имя ветерана войны и труда Галины Николаевны Четыркиной, встречаться в канун Дня Победы с учащимися оссорской средней школы, детской школы искусств. На  этих концертах ребята слышат в  живом исполнении замечательные песни военных лет, которые лучше любых учебников истории воспитывают в  подрастающем поколении чувство любви к своему Отечеству. Недаром поселковый хор стал лауреатом окружного конкурса «Салют, Победа!» и  был удостоен Почетной грамоты Президиума Верховного совета ветеранов. Последние десять лет самодеятельный музыкальный коллектив поселка возглавляет опытный хормейстер Р.Д. Захарова, в  прошлом участница знаменитого Воронежского хора. В  Оссоре ее основное место работы — детская школа искусств, где директорствует ее муж Н.Н. Захаров, он же концертмейстер хора ветеранов. Супруги с радостью дарят свои профессиональные знания и  детям, и  старшему поколению. Концертный репертуар ветеранского хора постоянно обновляется. Неизменным остается самобытный характер этого уникального творческого коллектива. Трудно представить, что в далекий камчатский поселок приедут когда-нибудь знаменитые певцы и музыканты. Не то сейчас время, чтобы звезды отечественной сцены, поющие и о любви к Родине, посещали ее дальние окраины. Вот и  получается, что участники оссорского хора ветеранов труда стали народными артистами своего района. Это доказывает неизменный успех каждого выступления ветеранов перед благодарными земляками. Ирина ЮРЬЕВСКАЯ

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Жители Карагинского муниципального района, что расположен вдоль восточного побережья Камчатки и омывается водами сразу двух морей — Берингова и Охотского, глубоко чтят историю своего края, его удивительную природу, самобытные культуру и искусство. В этом большая заслуга работников районной библиотеки и шести ее филиалов, встроенных в межпоселенческую централизованную библиотечную систему — МБУК «КМ ЦБС». Для местного населения новые наименования не главное. Важно, что в каждом из пяти сел района  — Караге, Костроме, Ивашке, Ильпырском, Тымлате есть свои библиотеки, а в поселке Оссора целых две — центральная и детская. Люди идут сюда за новыми книгами, периодическими изданиями, справочной литературой, а  то и  просто поговорить на волнующие темы. И библиотеки стараются соответствовать запросам сельчан, выполняя при этом государственную задачу участия в  патриотическом воспитании населения и особенно молодежи. Этой миссии отвечают основные направления просветительской работы, посвященные истории Великой Отечественной войны, примерам воинской славы России, краеведческие и  социокультурные проекты. Карагинские библиотекари  — частые гости в  сельских школах. Рассказывают ребятам о  героизме и  мужестве российских воинов, биографиях полководцев, знакомят с  материалами о  великих сражениям. В  партнерстве с  Домами культуры, музеем проводят для  своих читателей библиографические обзоры новой литературы о  Великой Отечественной войне, посвященные военной тематике литературно-поэтические, литературно-музыкальные вечера, уроки мужества и памяти, конкурсы местных чтецов, поэтов, выставки художников. Традиционными стали праздничные акции в честь Дня Победы «Поздравь ветерана». Библиотеки района — это еще и информационные центры, предоставляющие своим клиентам сведения правового, юридического характера с применением системы «Гарант», регулярно обновляемой справочной литературы. В  горячую предвыборную пору библиотеки становятся агитплощадками, где происходят встречи граждан с кандидатами в главы и депутаты представительных органов муниципальных образований. Здесь же местные жители получают от  специалистов исчерпывающую информацию о своих избирательных правах, знакомятся с правилами избирательных кампаний. Важной составной частью патриотического воспитания работники библиотек считают краеведение. Тема необъятная, затрагивающая многие стороны жизни людей на родной земле. Событиям прошлого и  настоящего малой родины рыбаков и  оленеводов посвящаются ежегодные программы дней национальной культуры. Их украшение  — выставки прикладного национального искусства, на  которых широко представлены изделия из бисера, меха, ткани, природных

«Камчатка столь дикое место по  своему состоянию, сколь и  дикими народами обитаемо». Так писал о полуострове более двух с половиной веков назад молодой русский ученый Степан Крашенинников в своей книге «Описание земли Камчатки». Невозможно было вообразить исследователю дальних российских пределов, что когда-то здесь вырастут города и  села, появятся свои культурные центры, учебные заведения, а именем самого путешественника назовут краевую научную библиотеку в Петропавловске-Камчатском.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Развитие ДФО / Местное самоуправление

37


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Развитие ДФО / Законы и правила

«ЗА

БОРТОМ» ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОЕКТОВ

ОСТАЛСЯ ЧЕЛОВЕК Нерюнгринский район Якутии — это не только промышленная территория. Это еще и потрясающая северная природа. Вот только без соблюдения экологических норм мы можем потерять это богатство. Подробности — в интервью с директором ООО «СахаТехСервис», председателем постоянной депутатской комиссии по проблемам малочисленных народов Севера, экологии, сельскому хозяйству, предпринимательству и общественной безопасности Нерюнгринского райсовета Валерием СЕЛИНЫМ.

Досье

МАЙ — ИЮНЬ 2013

ЭКОЛОГИЯ — ЭТО СЕРЬЁЗНО

38

СЕЛИН Валерий Викторович родился 14 октября 1967 года в городе Лысьва Пермского края. В шестилетнем возрасте переехал с родителями в Ташкентскую область Узбекской ССР. А в 1980 году семья вернулась на Урал в поселок Южный Челябинской области. Окончил Магнитогорский строительный техникум. С 1987 по 1989 год служил в армии, в городе Артёме Приморского края. После демобилизации приехал в Нерюнгри. Работал в структуре треста «Якутуглестрой» и в СМУ ПЭС на должностях столяра-станочника и бригадира отделочников. В период 1995–2008 годов служил в Государственном отряде противопожарной службы МЧС РФ, где прошел путь от рядового бойца до начальника пожарной части. В 2008 году вышел на пенсию в звании майора. С этого же периода занимается бизнесом в сфере экологической безопасности. Женат, воспитывает троих сыновей.

— Валерий Викторович, вы давно и серьезно занимаетесь решением проблем, связанных с экологической безопасностью. Это действительно актуально? — Разумеется, особенно для промышленного района. У нас работает несколько игроков рынка, включая подразделения «Мечела», «Транснефти», «Нерюнгриуголь» и так далее. Плюс к этому на нашей территории есть и другие отраслевые предприятия. Ну а где ведется серьезная профильная деятельность, там присутствуют и отходы производства. Перечень тут довольно большой. Это и отработанные аккумуляторы со слитым и не слитым электролитом, и строительный и бытовой мусор, и отработанные масла всех видов, и грунты (а также пески), загрязненные нефтепродуктами, и различные фильтры (масляные и воздушные), и отходы черных и цветных металлов, и старые шины и многое другое. Плюс ко всему вся работа городского хозяйства невозможна, скажем так, без «отходной» составляющей. Поэтому проблемы соблюдения природоохранного законодательства для нас имеют первоочередное значение. — Компания «СахаТехСервис» с 2009 года работает на рынке оказания экологических услуг. О чем идет речь? — Мы оказываем услуги по сбору (приему), транспортировке (вывозу) и утилизации (использованию и обезвреживанию) отходов 2–5-го классов опасности. Для ведения этой деятельности у нас есть и современное технологическое оборудование, и все профильные лицензии. Причем в Южной Якутии только наша компания имеет пакет необходимых документов для работы на рынке оказания экологических услуг. — Получается, вы монополисты? — А я бы не стал говорить в этой связи о каком-то монополизме. Проблема в другом. Наше природоохранное законодатель-

ство требует от участников рынка заключать договоры на сбор, вывоз и утилизацию отходов. Но некоторые бизнесм��ны воспринимают нормы закона своеобразно. Например, звонят мне и просят выдать им бумагу, согласно которой они уже утилизировали отходы. Дескать, ты нам только документ дай, а мы тебе заплатим. Понимаете, в чем суть? Им нужна галочка для Роспотребнадзора. А дальше — хоть трава не расти. — Выдаете такие бумаги? — Нет, конечно. Мы ведь как раз не для галочки работаем, а вполне реально. И лично заинтересованы в том, чтобы в родном для нас Нерюнгринском районе природа сохранялась в первозданном виде. Более того, это наш долг перед потомками. Я вот сейчас вроде бы громкие слова говорю, но лично для меня они совершенно обыденные. Я воспитываю троих детей. И хочу, чтобы мои пацаны росли в здоровой атмосфере. Также мне совсем небезразлично, в каких условиях будут жить и работать мои земляки, нерюнгринцы. — Ре ч ь и д е т в том числе и о спец и а л ь н о й уста н о в ке по переработке всех видов технических масел в печное топливо? — Тут решаются две ключевые задачи — экологическая и социальная. По сути, мы готовы превращать никому не

нужные, да еще и вредные отходы в топливо для наших котельных. С учетом стоимости соответствующих ресурсов на Севере эта тема становится все более актуальной. И мы готовы работать в этом направлении. Современные технологии утилизации нужны нашей территории, как воздух.

НУЖЕН ЗАКОН — Какие компании являются вашими основными деловыми партнерами? — С нами сотрудничают как крупные участники рынка («Якутуголь», «Востокнефтепровод» и прочие), так и небольшие организации. Вплоть до индивидуальных предпринимателей. — Какая из этих структур наиболее ответственна в экологическом отношении? — Наверное, самыми ответственными являются крупные производственные компании. Они привыкли следовать букве закона. Плюс ко всему в таких структурах есть и собственные экологические подразделения. А это — также важный момент. — А как вы оцениваете социальн ы й в к л а д к ру п н ы х ф и н а н с о в о промышленных групп (того же «Мечела» или той же «Транснефти», например) в социальное развитие Нерюнгринского района? — Как депутат могу сказать, что этот вклад мог бы быть несравненно большим. Но тут уже вопрос другого порядка. Собственники крупных компаний, находящихся на территории Южной Якутии, в Нерюнгринском районе не проживают. Поэтому им глубоко безразлична социальная составляющая бизнеса, их интересуют только объемы производства и прибыль. И в этом плане необходимо обязывать владельцев корпораций вкладывать средства в развитие социальной инфраструктуры именно той территории, где живут их работники, приносящие им прибыль.

С другой стороны, промышленники работают в тех условиях, которые для них создало государство. Пока мы наблюдаем странную картину — федеральная власть не заинтересована в наших территориях. Да, на словах всё выглядит красиво. Создали Минвостокразвития, приняли госпрограмму развития региона, пообещали вложить кучу денег в наши территории. Вот только толку от этого не будет. И знаете, почему? Да потому, что «за бортом» этих грандиозных проектов оказались МЕСТНЫЕ ЖИТЕЛИ. Неслучайно не смолкают разговоры о создании новой госкорпорации и предусмотренных для нее льготах. Но позвольте, а как же местный бизнес? Ведь именно местные организации создают здесь рабочие места, платят налоги в бюджеты всех уровней, несут серьезную социальную нагрузку. И льготы необходимо предоставлять как раз таким структурам. Экономика — вещь простая. Как только начинает развиваться производственный сектор района или города, сразу же начинается позитивное движение в других направлениях: оживает торговля, сфера обслуживания, культурная среда… И в этом случае регион становится привлекательным для жизни. — Какой выход из этой ситуации? — Назрела необходимость принимать федеральный закон «Об особом экономическом, социальном и культурном статусе Дальнего Востока», где будут четко прописаны налоговые и иные льготы для местных предпринимателей и местного населения. Насколько я слышал, какой-то нормативный акт в настоящее время властями рассматривается. Но опасаюсь, что ситуация вновь будет развиваться по привычному для нас сценарию, когда интересы дальневосточников отойдут на второй план. А тут нужен целый комплекс мер, благодаря которым эффективная государственная политика на востоке страны станет реальностью. Более того, я считаю, что государство просто обязано вернуть северянам отнятые в свое время льготы. Да и вообще делать всё возможное, чтобы люди не покидали свою малую родину. Чтобы выпускники наших школ оставались здесь жить и работать, создавали семьи, рожали детей… И это реально. Это не фантазии. Если у нас будет создана нормальная рабочая, бытовая и культурная среда, никто отсюда не уедет. Есть такая пословица — от добра добра не ищут. Вот это как раз тот случай. — В Якутии идет подготовка к выборам в Госсобрание (Ил Тумэн) РС (Я). В случае вашего избрания депутатом вы готовы взять на себя подготовку такого законопроекта? — Да, готов. И, думаю, мои единомышленники из регионального отделения партии «Справедливая Россия» меня в этом поддержат. — У вас, как у бизнесмена и политика, есть мечта? — Как у бизнесмена и политика? Да, есть. Мне хотелось бы, чтобы лет этак через шестьдесят, на столетнем юбилее города Нерюнгри, наши потомки вспомнили о нас добрым словом и сказали спасибо за то, что мы оставили им в наследство красивый город Нерюнгри и замечательный Нерюнгринский район. Я оптимист и надеюсь, что так и будет. Беседовал Александр МАТВЕЕВ


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

«КОММУНАЛЬНЫЕ

ТАРИФЫ НА СЕВЕРЕ ДОЛЖНЫ БЫТЬ

ЗАМОРОЖЕНЫ» Проблем на Востоке страны более чем достаточно. Особенно это касается цен на все товары и услуги, которые просто превышают разумные пределы. При этом знаменитые некогда «северные» зарплаты уже давно стали историей. О том, как стоит выравнивать ситуацию, — в интервью с депутатом Государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), председателем общественной организации «Мы — северяне», директором ООО «Саха-электроремонт» Романом ЛИТВИНЦЕВЫМ. Досье

ОСОБАЯ ИСТОРИЯ

ЛИТВИНЦЕВ Роман Анатольевич родился 26 ноября 1962 года в Якутске. После окончания Хабаровского строительного техникума работал в Нерюнгринском дорожно-строительном управлении треста «Якутуглестрой», где прошел путь от дорожного рабочего до мастера. Также работал учителем труда в общеобразовательной школе. В 1990 году ушел в бизнес. А с 1993 года трудится в должности руководителя предприятия ООО «Саха-электроремонт». Депутат Государственного собрания (Ил Тумэн) РС (Я), председатель общественной организации «Мы — северяне», член регионального политсовета партии «Справедливая Россия».

УНИКАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА — Что вы имеете в виду? — А я объясню. Причем буду говорить просто, чтобы всё было понятно даже тем, кто не живет в нашей республике. Вот что такое Якутия? Это не только уникальная природа или алмазы, но еще и огромное пространство, занимающее пятую часть территории России. Однако более или менее освоенной землей здесь можно считать центральные и южные районы РС (Я). А вот север региона — это, в первую очередь, малонаселенные поселки и угодья коренных малочисленных народов, занимающихся оленеводством. Но в любом случае все небольшие населенные пункты на севере Якутии нужно отапливать и освещать. Даже если там живет 10–20 человек, людей без тепла и света не оставишь. И основными генерирующими источниками в этих наслегах являются ДЭC. Причем в большинстве случаев такие ДЭC давно устарели и потребляют просто огромное количество топлива. А с учетом того, что это топливо доставляется в рамках северного завоза, реальная себестоимость коммунальных услуг в отдаленных улусах республики получается, без преувеличения, громадной. Обычный человек просто не в состоянии

оплатить такой дикий тариф. Теперь другой момент. На юге и в центре РС (Я) есть иные, более мощные источники генерации. К примеру, у нас работает Нерюнгринская ГРЭС. Соответственно, производство электрической и тепловой энергии у нас намного ниже, нежели на севере. Казалось бы, и платить за свет и тепло мы должны меньше. Но не тут-то было. В республике действует схема перекрестного субсидирования, при которой жители южных и центральных районов Якутии фактически платят за тех, кто живет на севере. — Несложно понять, что от этого страдает еще и бизнес территории? — Могу сказать на примере компании «Саха-электроремонт» — не менее 50 процентов наших расходов составляет как раз тарифная составляющая. Ну и как можно работать в таких условиях? А ведь это не просто проблемы нашего бизнеса. Это отражается и на всех людях, которые здесь живут. Могу сказать совершенно ответственно — если бы мы, представители реального сектора экономики, не были обременены такой дополнительной нагрузкой, то высвободившиеся средства шли бы на расширение производства (а это новые рабочие места), на повышение зарплат (а это увеличение покупательской способности населения), на дополнительную поддержку социальных инициатив районных властей (а это решение многих проблем простых, в первую очередь мал��обеспеченных граждан) и на другие нужные народу цели. Но пока мы едва сводим концы с концами. И не последнюю роль в этом играют монополизм энергокомпаний, а также перекрестное субсидирование. — Но ведь о том, что нужно уходить от схемы перекрестного субсидирования, говорится вот уже лет десять, причем на всех уровнях власти.

ВЫХОД ЕСТЬ — Как все-таки можно решить эту проблему? — Прежде всего заморозить коммунальные тарифы по крайней мере до 2016 года. Это тот самый вопрос, который мы планируем вынести на референдум. Но такая схема — это лишь первый шаг. Ведь мы не случайно ставим временную планку, ограничивающуюся 2016 годом. За оставшееся время государство просто обязано проявить волю и решить хотя бы первоочередные проблемы северных территорий. Грубо говоря, если у маленького поселка где-нибудь в Арктике нет перспектив, значит, переселяйте население в другие населенные пункты. Ну а коль скоро власти по тем или иным причинам заинтересованы в конкретных наслегах, значит, требуется привлекать инвесторов и создавать условия, при которых коммунальная энергетика могла бы развиваться в современном формате. Без диких тарифов, либо напрямую субсидировать тариф. — А вообще возможно найти инвесторов для Севера? — Конечно, тем более примеры уже есть. Вот работает компания «Теплоэнергосервис», которая на принципах государственночастного партнерства не только строит, но еще и эксплуатирует современные котельные на Севере. Как в Якутии, так и в Хабаровском крае. И ведь теперь благодаря этому бюджет экономит большие средства. Теперь не приходится доставлять на Север невиданное количество топлива, чтобы насыщать потребности старых, а потому и неэффективных с технической точки зрения ДЭС. Котельные нового поколения экономичны, что отражается и на топливных, и на финансовых объемах. Я всё это говорю к тому, что если у государства действительно есть интерес системно осваивать Север, то нужно создавать условия для тех людей, кто на этом Севере живет и работает. А для этого требуется разрабатывать и внедрять нормальную северную политику. Причем во-главе угла здесь должны стоять интересы человека. Не финансово-промышленных групп, а именно человека. Российский Север умрет тогда, когда оттуда уедет последний местный житель. И власть обязана это понимать.

МАЙ — ИЮНЬ 2013

— Роман Анатольевич, это правда, что вы готовитесь провести в Якутии референдум, цель которого — заморозить коммунальные тарифы? — Да, правда. Только этот референдум готовлю не лично я, а общественность. При поддержке регионального отделения партии «Справедливая Россия». А я, скажем так, координирую этот процесс. — Но ведь к вашим требованиям может присоединиться минимум половина населения страны. Почему именно организация «Мы — северяне» поднимает эту проблему? — Я не спорю, что и в других регионах России ситуация с коммунальными тарифами неоднозначная. И это еще мягко сказано. Но, думаю, там есть свои гражданские активисты, которые лучше нас владеют ситуацией. А вовторых, то, что происходит с тарифами в Якутии, вообще не имеет здравого смысла.

— А толку? Разговоров много, но реальных попыток изменить ситуацию мы не видим.

для собственной регистрации. Начали мы с поселка Тикси, где подписи люди уже собрали. Теперь к нам будут присоединяться жители Нерюнгри, Якутска, Ленска и Мирного. Ну а после того, как необходимые подписи будут собраны, инициативную группу зарегистрируют официально. И вот тогда начнется второй этап — сбор подписей в поддержку референдума. — Сколько человек должны поставить свои автографы, чтобы вопрос о референдуме был внесен вначале в ЦИК РС (Я), а затем и в Государственное собрание (Ил Тумэн) РС (Я)? — По закону 12 тысяч. Но мы намерены значительно перешагнуть эту планку и собрать не менее 20 тысяч подписей. — Зачем нужен такой задел? — Скажем так, на всякий случай. Мы ведь знаем, как избиркомы относятся к подсчету голосов. По крайней мере, тех голосов, которые собираются без участия властей. Тут на каждую запятую смотрят под большой лупой. И процент выбраковки в таких случаях довольно велик. Вот поэтому мы и страхуемся. — Но ведь проведение референдума — это не единственная цель «Мы — северяне»? — Наша задача — сделать всё для улучшения жизни людей в Якутии. Но прежде всего мы просто обязаны буквально заставлять федеральную власть брать на себя ответственность за Север. По принципу — господа, вы хотите, чтобы эти богатейшие земли развивались? Значит, создавайте условия, при которых людям здесь будет комфортно жить и работать. Берите на себя выплату коэффициентов и надбавок, тормозите рост тарифов ЖКХ, создавайте привлекательные условия для инвесторов, снижайте налоги для местного бизнеса, развивайте инфраструктуру… Только в этом случае регион сможет стать процветающим, Что выгодно, кстати, не только нам, но и всей России. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Развитие ДФО / Законы и правила

РЕФЕРЕНДУМУ БЫТЬ — Роман Анатольевич, а как сейчас складывается ситуация с референдумом? — Нормально складывается, в плановом режиме. Под эгидой организации «Мы — северяне» была создана инициативная группа, которая сейчас собирает подписи

39


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Развитие ДФО / Законы и правила

Нас сознательно выставляют крайними» «

Многие российские чиновники в своих интервью не раз говорили примерно следующее — коммунальная реформа пробуксовывает, но большая часть вины за это ложится на управляющие компании. И на этом фоне людей фактически призывают постоянно разбираться с УК. Мол, коммунальщики отвечают за всё. Так ли это? Об этом — в интервью с директором ООО «ЖИЛКОМСЕРВИС», депутатом Нерюнгринского районного совета Любовью ШИРЯЕВОЙ.

Л

юбовь Ивановна, в нашей газете не раз публиковались интервью с  вашими коллегами  — руководителями управляющих компаний из  других регионов Дальнего Востока, которые говорят, что главная проблема ЖКХ заложена в  постановлении правительства РФ № 354. Вы согласны с такой оценкой ситуации? — Только с одной поправкой — проблема вообще заключается в  несовершенстве законодательства в сфере ЖКХ. К сожалению, мы наблюдаем серьезный правовой перекос, когда постановления правительства РФ № 354 и  344, являющиеся подзаконными актами, стоят выше Жилищного кодекса РФ и  Федерального закона № 261. По  своей сути, они должны лишь ДОПОЛНЯТЬ, а  не ПОДМЕНЯТЬ собой имеющиеся законы и  создавать при этом правовую коллизию. Более того, то же постановление правительства № 354 фактически настраивает жильцов против нас, а  именно управляющих компаний, которые занимаются эксплуатацией жилфонда и  предоставлением жилищных услуг и никакого отношения не имеют к коммунальным платежам и  распределению данных ресурсов, а непродуманная ситуация с ОДН делает нас крайними. Возможно всё было бы по-другому, если бы, до  того как оно вошло в  действие с  1 сентября 2012 года, все квартиры, на  основании другого законодательного акта были до 1 июля 2012 года оснащены индивидуальными приборами учета воды. А поскольку это оснащение перенесли еще на год, а жилфонд при этом был оснащен ИПУ только на  30–50 %, мы сегодня имеем перерасход в  качестве ОДН по  всем практически городам и  регионам России, по-моему только за исключением Кемеровской и  Забайкальской областей, которые отказались работать по  данному постановлению. — Вы уже сталкивались со случаями перерасхода по ОДН? — По  итогам апреля перерасход по  ОДН у нас вышел по четырем домам. И это только начало. Плюс ко всему федеральные законодатели при подготовке тех или иных нормативных актов традиционно не учитывают местную специфику территорий. Возьмем в качестве примера Нерюнгри. У нас вообще уникальная ситуация сложилась. Многие люди уже отсюда уехали. На ПМЖ или временно, это другой вопрос, но факт остается

МАЙ — ИЮНЬ 2013

40

фактом. У нас, например, из 80 тысяч жителей района около 22 тысяч — пенсионеры, половина из которых уже давно проживает за пределами и  района, и  республики. Квартиры при этом не проданы, они сдаются. И  получается, что официально в  квартире, не оборудованной индивидуальными приборами учета водоснабжения (ИПУ), зарегистрирован один человек, а проживает 5–6 квартирантов, которые, оплачивая норматив за одного зарегистрированного, потребляют воды в разы больше. В результате с 1 июля 2012 года, с момента ввода в действие постановления правительства РФ № 354, фактический перерасход воды по общедомовому прибору учета ложится как ОДН на плечи добросовестных собственников, которые проживают в этом доме, и давно оборудовали свои квартиры ИПУ. Мы с сентября прошлого года, пытаясь снизить ОДН, выявляем такие квартиры, составляем акты фактического проживания на квартирантов, за подписью мастера жилфонда и двух соседей собственников, для того чтобы им было доначислено за потребляемый ресурс, но «Водоканал» отказывается принимать наши акты без подписи собственника-арендодателя, якобы в  связи с  возможными судебными исками с стороны законных владельцев. — О постановлении № 354 слышали все. А что такое постановление № 344? ��� Я имею в виду постановление № 344 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства РФ по вопросам предоставления коммунальных услуг», согласно которому теперь перерасход по ОДН будут выставлять УК. К этому документу у нас также есть много вопросов. Хотя бы потому, что в ряде случаев он противоречит тому же Жилищному кодексу и прочим нормативным актам. Но сказать мне хотелось бы о другом — почему в нашей стране ежедневно с экрана телевизора, в программе «Доброе утро» делают из управляющих компаний каких-то монстров. Начнем с того, что на смену муниципальным предприятиям, бывшим ДЕЗам, которые десятками лет обслуживая, «убивали» жилфонд, превращая его в  катакомбы и  трущобы, пришли управляющие компании с целью навести порядок в этой непростой сфере ЖКХ. Но вместо того чтобы создать им благоприятные условия для работы, на них постоянно обрушивают негатив. С экранов телевизоров людям говорят: если вас что-то не устраивает, обращайтесь в свою УК, пишите в их адрес письменные заявления, а если они не ответят, направьте копию вашего обращения в ГЖИ и  прокуратуру. Народ обращается, и  выясняется, что львиная доля проблем связана не с теми, кто убирает дворы и подъезды, а либо с ресурсоснабжающими организациями, поставщиками электротепло- и водоснабжения, либо с правовыми вопросами. — А  сколько стоят в  среднем ваши услуги? — Если взять в качестве примера стандартную двухкомнатную квартиру площадью

в 57 квадратных метров в городе Нерюнгри, то собственник платит за нее в  среднем 5 тысяч рублей в месяц. Из которых оплата непосредственно жилищных услуг (то есть именно наш платеж) составляет 1 тысячу 500 рублей. В  эту сумму входят техническое обслуживание и текущий ремонт внутридомового оборудования, содержание дворовых территорий, уборка подъездов, вывоз твердых бытовых отходов, включая утилизацию, обслуживание лифтов, содержание мусоропроводов. И все эти услуги укладываются в полторы тысячи рублей. Все остальные начисления — это сборы ресурсоснабжающих организаций, то есть ДГК, «Якутскэнерго» и  «Водоканала», с  учетом ОДН. Причем 1500 рублей — это для  нас еще хороший «доход». Если же говорить об  однокомнатных квартирах в  домах без лифта, то наши сборы в этом случае вообще не превышают 600–800 рублей. И что самое обидное, все говорят о  непомерно высоких тарифах на жилье, только это никаким образом не относится к нам. Наши тарифы на жилищные услуги остаются неизменными с 2009 года, несмотря на инфляцию и постоянное удорожание всех товаров и услуг. А вот теперь скажите, чем наши сотрудники хуже специалистов ДГК, «Якутэнерго», «Водоканала», поскольку эти компании регулярно, раз, а то и дважды в год поднимают свои тарифы и за счет этого могут платить своим работникам достойную заработную плату? Получается, что мы должны работать с минимальной прибылью, а для РСО созданы все условия, чтобы они могли ни в чем себе не отказывать. Сегодня они вправе поднимать свои тарифы в  одностороннем порядке, защитив их в РЭКе, а мы обязаны утверждать тарифную составляющую только по  согласованию с  собственниками, а  на деле, при постоянном росте тарифов РСО, и  не на  6 % а  на 20–25 % собственники не идут на диалог о пересмотре стоимости наших услуг, и в итоге мы практически пос­ тоянно работаем по  тарифам, утвержденным органами местного самоуправления для муниципального жилья. — Такая ситуация сложилась и в других регионах? — Нет, не во всех. Недавно я была на семинаре, где принимали участие наши коллеги из  сибирских городов. Так у  них «Водоканал», продавая свою услугу населению, начисляя и  принимая оплату через свой расчетно-кассовый центр, сами выявляют дополнительно проживающих, актируют, а не перекладывают эту работу на управляющие компании. Что же касается наших РСО, они, предоставляя сегодня свой ресурс населению, не хотят даже заключать договоры на услуги паспортного стола, жалея каких-то сто тысяч, собирая при этом десятки миллионов. Скажите, как можно рассчитывать и  собирать деньги, не зная, сколько зарегистрировано граждан по отдельно взятому дому? Я  вам скажу, наши «мудрые» РСО

обязывают нас предоставлять им ежемесячно такие справки, раньше они их просили у нас по телефону, а теперь прописывают это в договоры поставки. Да, мы в  отличие от  них заключаем договоры на услуги паспортного стола и платим за это деньги, но почему мы должны предоставлять это им, причем безвозмездно? — Кстати, об РСО. Теперь ведь именно управляющие компании фактически отвечают перед ресурсниками за оплату поставляемого ими ресурса? — Совершенно верно, в законодательных актах нам отведена роль абонентов. И  согласно этим нормам, именно абонент несет ответственность за оплату перерасхода по ОДН, причем за счет собственных средств. Такая норма, согласно постановлению правительства РФ № 344, вводится в действие с 1 июля 2013 года. Но беда в том, что у нас этих средств просто нет. Но если смотреть правде в  глаза, то мы, по сути, отвечаем лишь за участок трубы (от стены подвала до квартиры собственника), по  которой та же вода поступает жильцам. Какой с нас спрос? Тем не менее в результате этого мы являемся абонентами перед «Теплосбытом» и «Водоканалом» и отвечаем перед ними буквально за всё. — И  все-таки, как выходить из  сложившейся на  коммунальном рынке ситуации? — Да вся беда в  том, что сам этот рынок у  нас находится в  ущербном состоянии. С одной стороны, мы наблюдаем постоянно повышающиеся аппетиты монополистов из  ресурсной сферы. Они регулярно поднимают свои тарифы. Но цена должна быть обоснована, коль скоро мы говорим о формировании цивилизованной среды. Причем не просто обоснована, а  объяснена потребителю. А вот теперь зайдите на сайт какойнибудь ресурсоснабжающей компании. Попробуйте найти там четкое обоснование тарифа. Сомневаюсь, что вы обнаружите такую информацию. И это очень плохо, поскольку в обществе всё должно быть открыто. Только в этом случае мы можем вести речь о прозрачных и справедливых правилах игры. Ну и, конечно же, требуется менять отраслевые нормативные и приводить их в соответствие со здравым смыслом, элементарной логикой и, самое важное, с интересами человека. — Не знаю, как насчет РСО, а ваш сайт как раз предоставляет самую полную информацию. Да и  вообще, насколько я слышал, ваша УК пользуется серьезным уважением у  жильцов. Как вам удается эффективно работать в  столь сложных условиях? — Спасибо за такую оценку. Особого секрета тут нет. Просто во главу угла мы ставим интересы жильцов. Каждого человека. Ведь наша обязанность как раз и  заключается в том, чтобы человек в своей квартире, в своем доме, в своем дворе чувствовал себя максимально комфортно. Что же касается лично меня, то мне помогает моя депутатская работа в районном совете. Благодаря доверию своих избирателей, я могу видеть ситуацию не только в локальном разрезе, но и в целом. И это для меня — большое подспорье. Плюс ко всему у  меня есть дополнительные возможности решать проблемы людей еще и на парламентском уровне. Решать по  совести. Иначе я просто не умею. Беседовал Сергей ТАТАРИНЦЕВ


ЭРА МИЛОСЕРДИЯ

ВЕСНЕ НАВСТРЕЧУ! Теплоход «Василий Поярков» ожидает возвращения в родную амурскую стихию. Осталось соблюсти формальности по восстановлению туристического статуса судна и одновременно детского оздоровительного лагеря на воде. Внесение ДОЛ «Василий Поярков» в краевой реестр летних загородных лагерей позволит использовать на оплату путевок бюджетные средства и благотворительные пожертвования. В общей сложности два трехнедельных лагерных рейса для двухсот участников обойдутся почти в 6 миллионов рублей. Только при таких вложениях станет возможным осуществление в уникальном лагере-теплоходе девятого творческого сезона в рамках дальневосточного благотворительного проекта «Белый пароход. Поющие реки России».

Э

ксплуатировать пассажирский лайнер в предстоящую навигацию судовладелец, ООО «Карьер-Сервис», поручил своему партнеру — турфирме «Азия-Тур». А пока экипаж судна и привлеченные ремонтные бригады в сложных погодных условиях ведут подготовку «Пояркова» к выходу на большую воду. Планы по завершению ремонта теплохода скорректировали весенние холода и метели. Пока не удается в намеченные сроки покрасить корпус, палубы судна, заняться обустройством салонов, кают, ресторанов, камбуза. И всё-таки дело не стоит на месте. Механики налаживают машинное отделение корабля, собирают холодильное оборудование. С приходом тепла возобновятся отделочные работы на палубах, во внутренних помещениях лайнера.

Не теряет времени и команда благотворительного проекта «Белый пароход. Поющие реки России». Идет набор вожатых, воспитателей, педагогов для работы в речном лагере с творчески одаренными детьми-инвалидами, сиротами, ребятами из малообеспеченных семей. Прорабатываются трехнедельные амурские маршруты. Ребята из разных уголков Хабаровского края, Амурской области, ЕАО ожидают добрых известий о любимом теплоходе «Василий Поярков», который считают своим вторым домом. Кажется, и сам корабль-ветеран соскучился по звонкоголосой детворе, дальним походам, стоянкам у таежных берегов, ждет и надеется на скорую встречу с многочисленными любителями путешествий по великой дальневосточной реке.

Ангелина АРУТЮНЯН:

Я ТАНЦЕВАТЬ ХОЧУ!»

«

Самые лучшие воспоминания у Гели связаны с лагерем-теплоходом «Василий Поярков». Впервые она стала участницей его творческой смены еще в 2010 году. Вместе с другими счастливчиками вошла в состав детского хора благотворительного проекта «Белый пароход», открывающего таланты среди детейинвалидов и их ровесников, попавших в трудную жизненную ситуацию.

C

! о б и с а Сп

вым», но веру в его возвращение на Амур не теряли. Все три недели в загородном ДОЛ «Энергетик» только и разговоров было о речных походах, «зеленых» стоянках, таежных кострах. Пересматривались видеозаписи концертов, веселых праздников. Старожилам «Пояркова» было что вспомнить и рассказать новичкам, которым только предстоит впервые подняться на борт теплохода. Исполнить заветное желание детей, многие из которых, как и Ангелина Арутюнян, мужественно борются с болезнями, жизненными невзгодами,— значит подарить им новые возможности открытия радостного мира музыки, песни, танца.

ХКБФ АРИДИ сердечно благодарит ЗАО «ВостокСервис-Амур», ООО Производственная группа «Востокстрой», ОАО «ГАЗПРОМ», ООО «Дальхимторг», ИП ШЕВЕЛЕВ Е.К. («Золотая Русь»), ИП НЕРУБЕНКО А.В. (ASIABUS), ООО «Промцветмет», ИП НАЗАРЕЦ В.А. (Amway) за благотворительную финансовую помощь в общей сумме 550 500 рублей на лечение детейинвалидов: Данила МЯГКОВА, Ивана ЩЕРБИНЫ, Андрея ЯЦЕНКО, Семена ЦЕРЕНОВА, Киры РАДИОНЧИК, Павла ЮЩЕНКО, Даниила ЖЕБКО в клинике города Харбин (КНР). Выражаем благодарность ООО «Русь», ОАО «Дом Быта», ООО «Компания АЮСС» за финансовую и материальную помощь в проведении благотворительной акции «Новогодний марафон».

Сотрудники Хабаровского краевого благотворительного фонда активного развития, интеграции детей-инвалидов (ХКБФ АРИДИ) вместе с коллегами из некоммерческих организаций города Хабаровска приняли участие в семинаре ТОП-клуба НКО на тему: «Практика Pro Bono — новый инструмент межсекторного взаимодействия». ТОПклуб — новация в области государственного субсидирования и поддержки социально ориентированных НКО — проводится Российским управленческим сообществом участников президентской программы подготовки управленческих кадров совместно с АНО «Открытый Университет Интеллектуального Развития Человека». Поддержку в организации семинара оказало управление общественных связей правительства Хабаровского края. Семинары ТОП-клуба представляют интерес как для представителей некоммерческих организаций, так и для социально ответственного бизнеса. Предприниматели получили возможность познакомиться с новым инструментом для развития своих брендов и роста клиентской базы. Руководители НКО узнали о передовых формах взаимодействия с бизнесом в области оказания услуг на общественное благо. Собравшиеся на первый хабаровский семинар ТОП-клуба заинтересованно говорили о значении и преимуществах корпоративной социальной ответственности, отраслевой применимости новой модели сотрудничества, способах подбора деловых партнеров, поделились своим опытом в реализации благотворительных программ. По мнению ведущей семинара, столичного эксперта по управлению социальными проектами, исполнительного директора центра реализации стратегий регионального и организационного развития «МетаКонсалтинг» Ирины НЕЛИДОВСКОЙ, деятельность хабаровских НКО пока основана преимущественно на привлечении грантовых средств и благотворительной финансовой помощи. Она предложила участникам семинара подробнее вникнуть в вопросы объединения интересов общества, НКО и бизнеса и решать их с применением новейших технологий. Следующий весенний семинар будет посвящен социальному предпринимательству. Руководство московской Академии хорового искусства утвердило список 50 лучших юных солистов проекта «Белый пароход. Поющие реки России» из Хабаровского края, Амурской области, ЕАО — участников будущей осенней благотворительной акции «Расправь крылья». В сентябре на загородной турбазе «Железнодорожник» дальневосточные дети встретятся со своими сверстниками из центральных областей страны, проведут совместные репетиции детского хора. Акцию откроет гала-концерт в Хабаровске. Затем на специальном поезде, предоставленном ОАО РЖД, юные таланты и их педагоги отправятся в музыкальное турне с концертами в Красноярске, Новосибирске, Екатеринбурге, Москве. Апрельский визит в Хабаровск и Комсомольск-на-Амуре художественного руководителя благотворительного проекта «Белый пароход. Поющие реки России», известного оперного солиста Николая ДИДЕНКО (Москва) был посвящен уточнению программы летних творческих рейсов, проведению дополнительных прослушиваний и вокальных уроков для участников ДОЛ «Василий Поярков», осеннего российского детского творческого фестиваля «Расправь крылья».

МАЙ — ИЮНЬ 2013

тех пора юная хабаровчанка не пропустила ни одного песенного похода по Амуру. Аккуратно посещала все уроки вокала педагогов из московской Академии хорового искусства, поддерживающих дальневосточную благотворительную программу. И никаких скидок на проблемы со здоровьем, хотя трудностей хватает: Ангелина с рождения страдает пороком развития обеих рук и ног. Но для Гели это печальное обстоятельство не стало преградой. Она учится, как все дети, в обычной средней школе, и не позволяет себе комплексовать по поводу инвалидности. Участие в программе «Белый пароход» прибавляет ей раз за разом уверенности в своих творческих возможностях.

Ангелина очень любит петь, а еще с увлечением занимается танцами. Причем спортивными, в молодежном стиле «хип-хоп». Даже для ее здоровых сверстников этот энергичный жанр современной хореографии — приличная физическая нагрузка. Но об этом забываешь, глядя на по-мальчишески озорно, весело «зажигающую» Гелю. Танцы в ее исполнении стали украшением концертных программ и театрализованных представлений в детском лагере. Летом прошлого года Ангелине вместе с друзьями пришлось участвовать в непривычном для проекта береговом варианте творческой смены «Белый пароход». Ребята вместе переживали затянувшееся расставание с любимым «Поярко-

НОВОСТИ ПРОЕКТА

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

БЕЛЫЙ ПАРОХОД —

41


ПРАВОВОЕ ПОЛЕ

ЮРИСТ ОТВЕЧАЕТ

Законна ли оптимизация налогообложения с использованием закона?

Мы продолжаем публиковать заочные консультации в рубрике «Юрист отвечает». Материал любезно предоставлен ЗАО «Центр юридической защиты предпринимателя». Пояснения к новшествам законодательства дает генеральный директор ЦЮЗП Елена Анатольевна КЕДЯ. Налоги — это более чем серьезно. Бабушки скоро будут пугать непослушных внуков этим ужасным словом: будешь себя плохо вести, придет страшный Налог и съест тебя, как съел недавно твоего папу. Коммерсантъ-Daily, 1996, 26 января

П

оявление в налоговом законодательстве России специальных налоговых режимов, к  каковым относятся система налогообложения для  сельскохозяйственных товаропроизводителей (единого сельскохозяйственного налога), упрощенная система налогообложения, единый налог на  вмененный доход и  патентная система налогообложения, породило возможность оптимизации налогообложения с использованием указанных специальных налоговых режимов. При определенных обстоятельствах это приводит как к  снижению налогового бремени, так и  к упрощению налогового и бухгалтерского учета. Наиболее простым примером такой оптимизации является дробление бизнеса с целью создания налогоплательщиков, соответствующих требованиям, необходимым для  применения соответствующего специального налогового режима. Созданные налогоплательщики, являясь формально самостоятельными организациями, продолжают свою деятельность как единое лицо, но используют при этом льготные режимы налогообложения. Данные мероприятий по «дроблению» бизнеса осуществляются с  учетом того, что статьей 346.12 НК РФ установлены ограничения средней численности работников

и остаточной стоимости основных средств, за пределами которых нельзя применять УСНО. Статьей 346.13 НК РФ установлен максимальный размер выручки за налоговый период, статьей 346.26 НК РФ — ограничения средней численности работников. Как правило, налоговые органы подобный способ оптимизации налогообложения оценивают критически, признавая, что в результате подобных действий достигается не разумная деловая цель, а цель оптимизации налогообложения. В  качестве же правового обоснования своей позиции налоговые органы ссылаются на положения п. 9 постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ № 53 от 12 октября 2006 года, согласно которым налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Огромный резонанс в  предпринимательском сообществе, а  также среди юристов, практикующих в  области налогового права, получило дело, рассмотренное в Арбитражном суде Свердловской области. Как следует из  изложенной в�� судебных актах информации, предприятие занималось оптовой торговлей продуктами питания. В  дальнейшем на  предприятии было организовано предприятие общепита на  базе заводской столовой. Было решено, что общепит может работать автономно, в  связи с  чем кафе было выведено в  отдельное направление бизнеса, путем выделения из состава предприятия самостоятельного юридического лица. Несколько позднее вновь созданная организация стала заниматься и розничной продажей продуктов, а предприятие оставило себе исключительно оптовую торговлю. Организации, осуществляющие общепит и розничную торговлю, по законодательству могут применять специальный налоговый режим  — ЕНВД, который считается более экономным в сравнении с традиционным налогообложением. Этой возможностью и воспользовалась созданная организация. Налоговый орган, проводя проверку, пришел к  выводу, что решение собственников о переводе отдельного вида деятельности на другое юридическое лицо является ничем иным как «дроблением бизнеса», преследующим цель оптимизации налогообложения. В  результате налогоплательщику были доначислены налоги за созданное юридическое лицо так, если бы оно было на общем

режиме налогообложения (то есть вместо ЕНВД налог на  прибыль, НДС, ЕСН, налог на имущество). В  обоснование указанного выше вывода налоговый орган привел набор стандартных доводов о  наличии косвенных признаков (общие собственники, руководство, перевод сотрудников на этапе становления новой организации, общий адрес), свидетельствующих, по  мнению налогового органа, о  направленности действий налогоплательщика на  получение необоснованной налоговой выгоды в  результате снижения налогового бремени путем применения специальных налоговых режимов. Также налоговый орган отметил, что налогоплательщиком не доказано отсутствие возможности осуществления выделенных видов деятельности без создания самостоятельной коммерческой структуры, осуществляющей данную деятельность, а равно не доказана разумная деловая цель принятых управленческих решений по  реструктуризации бизнеса. Вывод налоговых органов прост: хозяйствующие субъекты должны строить свой бизнес так, чтобы уплачивать максимальную сумму налогов, а не так, как им удобно, в том числе с точки зрения управленческих, организационных и экономических позиций. Но как же быть с тем, что государство само предоставило налогоплательщику возможность уменьшить налоговое бремя путем использования специальных налоговых режимов, что предприниматели используют «спецрежимы» на совершенно законных основаниях? Конституционным судом Российской Федерации неоднократно отмечалось, что по смыслу его правовой позиции, выраженной в  Постановлении от  24 февраля 2004 года № 3-П, судебный контроль не призван про-

верять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельной и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. В  условиях экономической свободы, предопределяемой положениями ст. 34 Конституции РФ, любой собственник вправе создавать сколько угодно отдельных организаций, если считает это необходимым и  целесообразным. Конечно, это может быть сопряжено с  применением специального налогового режима. Но это не может лишать собственника права самостоятельно определять способы хозяйствования, предусмотренные законодательством. Иная же оценка действий хозяйствующих субъектов, состоящая в необходимости построения бизнеса с  целью достижения государством наибольшего фискального результата от его осуществления, нарушает баланс частных и публичных интересов и противоречит сути предпринимательской деятельности, приоритетной целью которой является извлечение прибыли (ст. 2 ГК РФ). Возвращаясь к спору… Увы, суды трех инстанций согласились с доводами налогового органа, признав действия налогоплательщика направленными на получение необоснованной налоговой выгоды незаконными и указав на правомерность доначисления налогов. Однако данное дело было рассмотрено Президиумом Высшего арбитражного суда РФ 9 апреля 2013 года, и согласно информации, размещенной на официальном сайте, состоявшиеся судебные акты были отменены судом надзорной инстанции, а решение налогового органа признано недействительным. Сегодня еще не обнародовано мотивированное постановление ВАС РФ. Насколько прецедентным будет это постановление и  будут ли доводы высшей судебной инстанции применяться на местах, покажет время. Судебная практика наряду с изменениями в законодательстве очень четко отражает отношение государства к предпринимательству. О мотивах Высшего арбитражного суда РФ, вставшего на защиту прав бизнеса, а также о примерах положительной для  предпринимателя судебной практики Арбитражного суда Хабаровского края читайте в следующем номере.

Заказы на размещение рекламы в бизнес-газете «Наш регион — Дальний Восток» принимаются рекламной службой ООО «Бизнес-медиа «Дальний Восток» по телефону (4212) 450-399

МАЙ — ИЮНЬ 2013

Редакция газеты «Наш регион – Дальний Восток» предлагает вниманию читателей сайт издания www.biznes-gazeta.ru

42

Главный редактор А.И. Матвеев Литературный редактор Ольга Глазунова

за соблюдением законодательства Сверстан в ООО «Бизнес-медиа «Дальний Общий тираж 5000 экз. в сфере массовых коммуникаций Восток» Печатается на коммерческой основе по ДВ федеральному округу Адрес редакции, издателя: Перепечатка без соглашения с редакцией Руководитель проекта Галина Баталова Регистрационный номер ПИ № ФС 15680009, г. Хабаровск, не допускается. Приобретение прав на пе0585 от 23.08. 2007 г. ул. Промышленная, 20 б, 1-й этаж репечатку и использование материалов: Выпускающий редактор Валентина Зимакова Время подписания в печать: Тел./факс (4212) 45-03-99 (4212) 45-03-99 Рекламная группа: Наталья Долгошеева, по графику — 13:00, 30.05.2013 г. E-mail: vzimakova@yandex.ru Отпечатан в ИП Евдокимов А.И., Елена Маркевич фактическое — 13:00, 30.05.2013 г. www.biznes-gazeta.ru г. Хабаровск, ул. Хабаровская, 19 Учредитель и издатель ООО «БизнесРаспространяется бесплатно через УФПС и Тел.: (4212) 78-33-79, 70-02-47 Дизайнер Светлана Зеленова медиа «Дальний Восток» адресной доставкой руководителям пред­ Зарегистрирован в Дальневосточном управКорректор Галина Чернякова Генеральный директор Ирина Ширяева приятий лении Федеральной службы по надзору Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. Рекламируемые товары и услуги имеют необходимые сертификаты и лицензии.


БИЗНЕС & МАРКЕТ

День рождения города начался...

с выставки В год празднования 155-летия Хабаровска, c 23 по 26 мая 2013 года при поддержке министерства строительства Хабаровского края и администрации Хабаровска в легкоатлетическом манеже стадиона им. Ленина состоялась выставка «Архитектура, стройиндустрия ДВ региона — 2013», «Город, экология».

И

самое интересное заключается в том, что именно это выставочное мероприятие фактически открыло многочисленные торжества, связанные со 155-й годовщиной со дня основания Хабаровска. А это, по сути, наложило на организаторов дополнительные обязательства. Но всё прошло как всегда  — на  высоком уровне. В рамках выставки были представлены продукты строительной индустрии: отделочные материалы, кирпич, фасады, кровельные и  лакокрасочные материалы, бетон и  ГВЛ в строительстве, инструмент и элементы декора, инженерные системы и оборудование, современные информационные технологии для  проектирования, изысканий, приборы коммерческого учета энергоносителей, контрольно-измерительная аппаратура,

теплоэнергосберегающие и  инженерные технологии, а также коммуникации. Причем и эта выставка, как и все преды­ дущие, стала аншлаговой. Экспозиции участников развернулись на  двух площадках  — в основном выставочном зале легкоатлетического манежа и на уличной территории, где были представлены машины и  механизмы для  строительной индустрии, передовые технологии и  современные материалы для строительства. Всего выставка собрала более 250 фирмучастников из  разных городов России и  зарубежья. География участников была обширна: Москва, Санкт-Петербург, Республика Татарстан, Хабаровский и Приморский края, Московская, Иркутская и  Амурская области, Новосибирск, Обнинск, Тольятти, Казань, Красноярск, Челябинск… Перечислять можно долго. Также стоит отметить, что благодаря всё возрастающему интересу к нашему региону со стороны зарубежных стран постоянными участниками выставки стали предприятия Республики Кореи и Китая. За время работы выставку посетило более

15 тысяч человек, из них 80 % — специалисты строительной отрасли, представители власти и предприниматели. Выставку освещали более 80 центральных и  региональных средств массовой информации. Во время церемонии открытия состоялось награждение победителей и лауреатов конкурсов: «Лучший предприниматель города Хабаровска», «Лучший реализованный инвестиционный проект г��да», «Молодежный бизнес-проект», «Студенческие инновационные проекты». В  рамках выставки прошел уже ставший традиционным Дальневосточный фестиваль «ДВ Зодчество  — 2013». Это важный этап в жизни Дальневосточного региона, своего рода подведение итогов работы проектных организаций и институтов, частных проектных бюро и студенческой молодежи — будущих архитекторов и  дизайнеров. Лауреаты конкурса были отмечены золотым, серебряным и  бронзовым дипломами. Еще один любопытный факт. В этом году министерство строительства Хабаровского края совместно

с  отраслевым интернет-порталом «Строительный комплекс АТР» провели в  рамках выставки круглый стол «Малоэтажное строительство — новое качество жизни». Еще одним крупным выставочным мероприятием стал круглый стол с  участием федерального фонда содействия развитию жилищного строительства «Жилищное строительство. Новые возможности предоставления земельных участков». В дни работы выставки прошли различные семинары, в которых приняли активное участие опытные специалисты из  различных производственных предприятий. То есть те люди, кто и  работает в  реальном секторе экономики. Да и вообще можно сказать, что значительное число выставочных мероприятий было посвящено презентациям новых продуктов и технологий, представленных компаниямиучастниками. Ну и, конечно же, состоялся уже ставший традиционным конкурс среди производителей «Золотая медаль Хабаровской международной ярмарки». В итоге конкурсная комиссия наградила Большой золотой медалью Хабаровской международной ярмарки 14 экспонатов. Еще 8 участников были отмечены золотой медалью. А  звание дипломанта конкурса «Золотая медаль Хабаровской международной ярмарки» с вручением диплома I степени организаторы присвоили троим номинантам.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Выставки

Б

лагодарим всех, кто принимал участие в  этом празднике строительной отрасли и приглашаем желающих принять участие в строительной выставке следующего года.

МАЙ — ИЮНЬ 2013

43


МАЙ — ИЮНЬ 2013

БИЗНЕС & МАРКЕТ


Бизнес-газета № 5–6, 2013 г.