Issuu on Google+

ЯКУТИЯ

Александр САФРОНОВ, директор Института проблем нефти и газа Сибирского отделения РАН, член-корреспондент РАН:

— Бездумное освоение арктических шельфов по принципу «здесь и сейчас» может привести к крупнейшей мировой экологической катастрофе

СЕГОДНЯ

стр. 6

Андрей НОГОВИЦЫН, глава Чурапчинского района РС (Я):

— Сельское хозяйство в Якутии может развиваться лишь в том случае, если молодежь будет смотреть на него, как на свой бизнес, по принципу — здесь работаю я и будут работать мои дети

стр. 5

Ирина ГРИГОРЬЕВА, заместитель генерального директора ОАО «Республиканский специализированный регистратор «Якутский Фондовый Центр»:

— Для якутских участников фондового рынка IPO АК «АЛРОСА» стала, без преувеличения, революционным событием

стр. 16

Михаил ГУЛЯЕВ, министр спорта РС (Я):

— Северные люди — прирожденные снайперы, и для подготовки будущих олимпийских звезд в стрелковых направлениях мы создаем хорошие тренировочные базы, а также приглашаем высококлассных тренеров

стр. 10

И

ВЕЛИКИЙ

«

СТОЛЕТНИЙ ПЛАН»


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема / Якутия сегодня

СЕГОДНЯ ТРЕБУЮТСЯ НОВЫЕ ПРОЕКТНЫЕ РЕШЕНИЯ»

«

Какие проблемы испытывают проектировщики Якутии? Однозначного ответа, наверное, нет. Сколько организаций — столько и проблем. Но есть в отрасли ситуации, которые можно назвать типичными для всех участников рынка. На наши вопросы отвечает один из авторитетных специалистов Якутии, почетный строитель РФ и обладатель множества других наград и званий, директор ООО «Проектно-конструкторское бюро № 1» Татьяна ЧЕКМАРЕВА.

Т

атьяна Александровна, насколько известно, вы уже 40 лет работаете в сфере проектирования и являетесь одним из самых опытных проектировщиков в Якутии. Поэтому задам вам вопрос именно как ведущему отраслевому специалисту. В последние годы в вашей республике бурно развивается каркасно-монолитное домостроение. Считается, что возводить такие объекты проще и дешевле. Что вы думаете по этому поводу? — В ряде случаев каркасное домостроение вполне оправдано. Наряду с ним сегодня в республике востребованы и полносборные панельные здания и здания с массивными стенами из кладки. Как правило, здания с применением перечисленных конструктивов массово строятся в девятиэтажном варианте. При любой конструктивной схеме, применяя разумные, продуманные инженерные решения, можно добиться снижения себестоимости строительства. — Очевидно, в Якутии, с ее сильными зимними морозами, каркасные сооружения не самый лучший вариант? — Нет, я так не думаю. Нужны разные архитектурные и проектные идеи. Чем больше будет профессиональных решений, тем лучше для рынка. Но в то же время стоит отметить — дома с массивными каменными стенами сами по себе достаточно долго хранят тепло, они, на мой взгляд, являются самыми приспособленными для сурового северного климата. При этом я не призываю строить только такие дома. Право на существование, конечно, должны иметь разные по конструкции здания. В каждом из них есть свои преимущества и свои недостатки, к сожалению. — До недавнего времени считалось, что в зоне вечной мерзлоты оптимальная высота для домов из бетонных блоков не должна превышать пяти этажей? — Да, такое мнение бытовало. Причем оно было довольно устойчивым. С 2005 года в нашем ПКБ мы разработали несколько девятиэтажных жилых домов с применением несущих стен из каменной кладки. Выполненные расчеты убедили нас, что воз-

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

2

81-квартирный дом со встроенными помещениями в 53-м квартале г. Якутска

96-квартирный дом в 43-м квартале г. Якутска ведение высотных домов с несущими стенами из кладки вполне возможно, а построенные дома наглядно свидетельствуют о том, что мы не ошиблись. Если здание возведено без нарушений технологии строительства, то жить в нем тепло и комфортно. — А почему так важно было доказать, что многоэтажные дома также имеют право на существование? — Всё просто — строительство в Якутске продолжается, но вот земельные вопросы по-прежнему остаются сложными и дорогостоящими. И вот представьте положение заказчика — либо он строит пятиэтажку, либо на этом же пятне застройки возводит девятиили даже двенадцатиэтажное здание. Что ему выгоднее, если уж принимать во внимание интересы рынка? Естественно, что с повышением этажности зданий должны выполняться все требования по обеспечению надежности и устойчивости сооружения. Качества здания должны обеспечивать его безопасную эксплуатацию. Жизнь не стоит на месте. Когда-то на двенадцатиэтажные здания в республике мы смотрели, как на смелый эксперимент, а сегодня требуется делать больше. Сейчас речь идет о проектировании зданий высотой шестнадцать этажей, а если учесть, что такие здания лучше проектировать с собственной крышной котельной, обеспечивающей дом теплом и горячей водой, то речь идет уже о семнадцати-восемнадцатиэтажных домах. — А как же наши мерзлые грунты? Разве выдержат они такие нагрузки? Ведь всем ясно, что нагрузка восемнадцатиэтажного дома вдвое превысит нагрузку от девятиэтажного! — Да, здесь есть проблема. Если говорить о Якутске, то основная территория, которую можно сегодня использовать для строительства — это земли, занятые малоэтажными строениями, которые приходится сносить и на их месте возводить высотку. В пределах города залегают в основном засоленные, высокотемпературные грунты, имеющие низкую несущую способность. Кроме этого, грунты часто обводнены. Все эти факторы неимоверно осложняют строительство. Сегодня самыми распространенными фундаментами, применяемыми при строительстве, являются обычные сборные сваи

заводского изготовления, длину которых невозможно бесконечно наращивать для обеспечения требуемой несущей способности. Применяются еще и монолитные бетонные, так называемые буронабивные сваи, но я считаю, что их использование на таких грунтах, какими мы располагаем сегодня, возможно только при безответственном отношении к мерзлым грунтам. Мерзлота — это наш оплот, наше особое северное достояние, требующее бережного и рачительного отношения. — Чем же плохи эти типы фундаментов для высотного строительства? — Я уже сказала, в чем основной недостаток сборных свай. А вот буронабивные сваи, которые часто применяются на мерзлых грунтах с небольшим температурным минусом, только вредят основанию здания, поскольку при твердении бетона выделяется огромное количество тепла, которое идет в грунт, производя дополнительную его оттайку. Я много общаюсь со строителями и часто слышу их жалобы на то, что при устройстве буронабивных свай расход бетона во много раз превышает проектные показатели. Вот уж «экономия»! Вот уж технически «грамотное» решение проблемы! Сложившаяся ситуация требует разработки новых оптимальных типов фундаментов, позволяющих использовать существующие грунтовые основания. Для решения проблемы требуется качественно новый подход к проектированию фундаментов путем увеличения их конструктивной несущей способности, а не вбухивания немереных объемов бетона под землю. — Где же решение? — Совместно с нашим известным мостостроителем В.Н. МАЗУРОМ, на основе его идеи, с использованием выполненной им опалубки, мы разработали конструкцию свайного фундамента. Он имеет значительно большую несущую способность по сравнению с традиционными сваями. Естественно, как и при любом новом техническом решении необходимо потратить какое-то количество труда для его воплощения сначала в проекте, а потом на стройке. Естественно, эти мероприятия ведут к увеличению стоимости проектных работ, но зато позволят намного больше сэкономить на строительстве, устранив неразумные потери. Но пока заказчики предпочитают получать дешевые проекты

с типовыми техническими решениями, которые на строительной площадке ведут к перерасходу материалов, труда и в конечном итоге значительно повышают себестоимость строительства. Кто не хочет оплачивать работу мозгов, тот втрое (а то и больше!) платит за это расходом строительных материалов. Помимо фундаментных решений есть у нас и другие проработки, например, по междуэтажным перекрытиям, позволяющие упрощать и ускорять темпы возведения здания. Да много чего есть! Ведь повышение этажности зданий ведет к увеличению нагрузок на колонны здания. И здесь нужны новые подходы, и они есть у нас, мы работаем над такими вопросами. Но пока наш заказчик не поймет, что для внесения в проект новых технических решений проектировщику необходимо приложить массу усилий, которые должны достойно оплачиваться, дело с мертвой точки не сдвинется. Куда как проще, заключив договор по сходной цене, применить в проекте то, что еще в прошлом веке придумано было, не ломая голову над решением сложных проблем! Фактическая низкая стоимость проектных работ сегодня стала тормозом в развитии строительной отрасли. Если стоимость проектных работ по сборникам базовых цен составляет 3–5 процентов от стоимости возведения здания, а для особо сложных объектов до 10 процентов, то фактическая стоимость проектирования сегодня едва ли достигает 2 процентов. При такой оценке труда квалифицированного проектировщика мы не скоро увидим новые прогрессивные технические решения на наших стройках. Этот вопрос волнует всех, кто работает в проектном деле. — Какие еще проблемы существуют в современном проектировании? — Проблем, как и в жизни, много, но все они результат падения престижа проектной деятельности. Сегодня трудно удержать молодежь в проектном деле. Труд кропотливый, ответственный, да еще и не высоко оплачиваемый ведет к потере интереса к профессии. Молодые люди предпочитают пойти на стройку — там заработки несравненно выше, карьерный рост динамичнее. Пока мы не дадим мыслящим людям достойного вознаграждения за труд, мы так и будем строить по старинке, продвигаясь к прогрессу крохотными шажками… — Наверняка, с такой проблемой сталкивались проектировщики и в других регионах Дальнего Востока? — Думаю, да, сталкивались и продолжают сталкиваться регулярно. Вот мне и хотелось бы, чтобы эта тема была продолжена в ближайших номерах вашего регионального издания. Представители проектного сообщества Дальнего Востока имеют право высказать свою точку зрения. И предложить свое решение этой насущной проблемы. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

Здание Управления Федерального казначейства в г. Якутске


и «великий столетний план» Наша очередная командировка в Якутию получилась более чем насыщенной. На этот раз мы пообщались с руководителями компаний из разных сфер бизнеса, от недропользования и строительства до научных разработок и проектирования. И проблем хватает везде. Причем проблем серьезных. А теперь слово нашим ньюсмейкерам.

нечем мотивировать людей, желающих работать в строительстве»

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Якутия СЕГОДНЯ

ТЕМА НОМЕРА

«Нам

Строительный комплекс Якутии испытывает довольно жесткий дефицит кадров. Что вполне объяснимо, поскольку заработная плата на стройке, мягко говоря, оставляет желать лучшего. И это на Севере, с его тяжелыми климатическими условиями. Свою точку зрения высказал председатель коллегиального совета НП СРО «Союз строителей Якутии», директор ООО СК «Северный дом» Яков ЕФИМОВ:

Н

ачну с того, что около 9 процентов ВРП в Якутии приходится именно на строительный комплекс. Казалось бы, наша отрасль по-прежнему остается в  числе системообразующих. Но при этом уровень зарплат в  строительной сфере далек даже от  средней заработной платы по экономике РС (Я). Сейчас зарабатывать на стройке довольно сложно. Труд тяжелый, да еще и неблагодарный в финансовом отношении. Чтобы не быть голословным, я приведу такие цифры. Согласно сметным расчетам в строительстве, средняя зарплата рабочего 4-го разряда, то есть вполне квалифицированного специалиста, составляет 37 тысяч 822 рубля. Это в Якутии, где все цены значительно выше, чем в других регионах России, а условия труда не в пример тяжелее, из-за нашего сурового климата. Теперь другой пример. Мы специально узнавали, что зарплата продавца-консультанта в салонах сотовой связи колеблется в пределах 40–45 тысяч рублей. Вот и получается, что один человек, имея профильное образование, работает на стройке не разгибая спины за 37 тысяч, а  кто-то в  тепле и  комфорте продает мобильники за 45 тысяч. При таком подходе говорить о  будущем строительного комплекса довольно проблематично. Еще момент… Средняя зарплата по  Якутии,

по  итогам 9 месяцев 2013 года, составила 42 тысячи 988 рублей. То есть на 5 тысяч выше, чем заработная плата строителя 4-го разряда. Посмотрим на другие отрасли и направления. Средняя заплата на предприятиях, занимающихся добычей полезных ископаемых, равняется 73 тысячам 169 рублям. Средняя зарплата в органах государственного управления составляет 53 тысячи 796 рублей. И  почти такая же зарплата в организациях транспортного сектора — 53 тысячи 518 рублей. А у нас она у рабочего 4-го разряда не дотягивает и до 38 тысяч. А это неправильно, это отражается не только на падении престижа строительной профессии, но и на эффективности всего рынка. Мы предлагаем свой, тщательно просчитанный выход из ситуации, при котором уровень зарплаты рабочего 4-го разряда в строительном секторе превысит 50 тысяч рублей. Для Якутии это немного, но всё же лучше, чем сегодняшний доход строителя. И надеемся, что наши предложения будут услышаны. Мы никого не критикуем и  не требуем чего-то невозможного. И всегда стремимся выстроить с властью конкретный и в то же время продуктивный диалог, который пойдет на пользу всей экономике Якутии. Подробнее о  проблемах и  конкретных предложениях якутских строителей  — на стр. 18

«Не

нужно любой ценой осваивать Арктику, важно застолбить здесь российский интерес» Арктическая тема уже давно стала для нашей страны актуальной и, если так можно сказать, модной. По крайней мере, об этом говорят на самых высоких уровнях. Вот и в феврале депутаты Госдумы РФ вновь обращались к арктической проблематике. А что думают об этом представители дальневосточного бизнеса? Свое мнение высказал генеральный директор крупнейшей региональной компании в сфере транспортного строительства ОАО «Дальстроймеханизация» Федор ГЛУШКОВ:

В

опрос о том, нужно ли осваивать Арктику здесь и сейчас, довольно спорный, поскольку даже ученые из крупных отечественных НИИ высказывают по этому поводу резонные сомнения. Я не специалист, но коль скоро даже у  представителей науки, вплотную занимающихся этим вопросом, есть опасения, что дело может дойти до экологической катастрофы в регионе, значит, торопиться не стоит. Нужно для начала посмотреть, а есть ли в России вообще технологии освоения арктических шельфов? Да и надо ли нашей стране любой ценой качать арктическую нефть прямо здесь и сейчас? Думаю, вряд ли. А вот застолбить российский интерес в  Арктике необходимо обязательно, причем в самое ближайшее время. В итоге по этому поводу у меня сло-

«В

Арктике мы должны обозначить своё политическое, экономическое и военное присутствие, а добывать нефть можно потом»

А

рктика  — безусловная сфера российских интересов. Так сложилось исторически, и  отрицать этот момент, по  меньшей мере, неразумно. Сюда

наши предки пришли первыми — и точка. Но нам еще предстоит доказывать однозначный юридический статус российской Арктики на  международном уровне. Тем более что интересантов в  других странах пруд пруди. Впрочем, это долгий процесс, который будет сопровождаться правовой казуистикой. Гораздо важнее другое — кто первым успеет обозначить тут свое политическое, эконо-

мическое и военное присутствие. Вот в этом отношении мы должны опередить всех. А с юридическим статусом разберемся потом, тем более практика показывает: тот, кто уже где-то реально обозначился, получает все преференции и в плане внешнего признания. Это, так сказать, первый момент. Есть и второй — я не думаю, что сейчас вообще стоит вести речь непосредствен-

но о  нефтедобыче и  арктической зоне. А  уж если у  ученых есть по  этому поводу опасения за экологическую безопасность территории, то необходимо вообще очень внимательно подходить к  решению этого вопроса. Очень внимательно, это крайне важно. Не дай Бог навредить Арктике! Тем более в России и без этого хватает месторождений углеводородов, которые мы не успеваем осваивать. Да о  чем тут рассуждать! Некоторые природные кладовые на  материке даже, по большому счету, еще и не изучались. Так что арктические шельфы, на  мой взгляд, необходимо «запечатать» и  не рассматривать их в  качестве ресурсов для  добычи на многие годы вперед. Вот, собственно, моя позиция — в Арктике мы должны обозначить свое политическое, экономическое и военное присутствие, а добывать нефть будем когданибудь потом.

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

На Арктику претендуют, в самом широком смысле слова, сразу несколько государств. Но у России есть, по крайней мере, два преимущества — прямая доступность шельфовых объектов и исторический статус первооткрывателей. Между тем председатель комитета по региональной политике и делам Севера и Дальнего Востока Государственной думы РФ Николай ХАРИТОНОВ в своем комментарии нашей газете был довольно категоричен:

жилась позиция из трех составляющих. Первое  — арктическая зона — это безусловная часть Российской Федерации, наше однозначное геополитическое пространство. И никаких двойных толкований здесь быть не может. Второе  — арктические шельфы целесообразно превратить в  мощную стратегическую сырьевую кладовую. И  использовать эти ресурсы нужно не сегодня и не завтра, а в будущем, строго по мере необходимости. Третье  — при этом требуется сосредоточиться на  внедрении наукоемких технологий, связанных с Арктикой. Причем не только нефтегазовых, но и многих других, в частности экологических. При соблюдении всех этих условий мы обеспечим себе прекрасный запас прочности на столетия вперед. Подробности — на стр. 8

3


ТЕМА НОМЕРА

Якутия сегодня

и «великий столетний план» «Будущих

олимпийских чемпионов мы начинаем готовить в детском саду»

Якутск — один из самых древних дальневосточных городов, чей возраст приближается к 400-летию. И  закладывался этот город именно казакамипервопроходцами. Идея воплотить облик старой крепости в  новых формах появилась у  якутских архитекторов. Вот как обозначил ситуацию генеральный директор группы компаний «Утум +» Георгий КАРАМЗИН:

спортсменов нет желания с полной самоотдачей заниматься спортом. Тут ведь нужно «пахать» от рассвета до заката, но в столице таких «пахарей» днем с огнем не найдешь. Видимо, у  московских ребят слишком много соблазнов. А у нас в наслегах сама природная и экологическая среда способствует формированию первоклассных стрелков. Наши ребята готовы стрелять с утра и до позднего вечера. И я уверен, отдача обязательно будет, в  том числе и  отдача олимпийского уровня. Поэтому будущих олимпийских чемпионов мы начинаем готовить в  нашем детском саду райцентра Чурапча. У  нас создана целая система, благодаря которой азы спортивной подготовки ребенок получает в  нашем детсаду. Затем он поступает в  спортшколу имени Дмитрия КОРКИНА. А получив аттестат, старшеклассник переходит в Чурапчинский институт физкультуры и спорта. Вот в этом и заключается смысл нашей системы непрерывного спортивного образования. Подробнее об  уникальной системе подготовки спортсменов в  Якутии  — на стр. 14

план», которую он написал в 1927 году. В  этом труде мыслитель попытался заглянуть в  будущее. Вот, в  частности, какие строки оставил он после себя: «С 2013 по 2017 год виды-формы Якутска значительно похорошеют, поменяются. Дома железобетонные стройно вознесутся, дворцы хрустальные засверкают. Прозрачные улицы заблещут, разные деревья и травы вырастут». И  теперь у  нас есть возможность воплотить в жизнь хотя бы часть великого столетнего плана Платона Ойунского. Так что наша идея о строительстве этого самого «хрустального дворца», то есть прозрачной 18-этажной башни Тыгына имеет еще и  культурно-историческое значение. Мы уже готовы приступить к созданию рабочего проекта. Готовы мы и финансировать само строительство. Но речь идет о довольно затратном проекте, поэтому сейчас мы находимся в активном переговорном процессе с  потенциальными соинвесторами. Подробнее о проекте — на стр. 20

В

«Строить

на вечной мерзлоте высотки с несущими каменными стенами можно — мы это доказали»

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

До недавнего времени считалось, что в зоне вечной мерзлоты оптимальная высота домов из  бетонных блоков не должна превышать пяти этажей. Однако якутские проектировщики доказали обратное. Директор ООО «Проектно-конструкторское бюро № 1» Татьяна ЧЕКМАРЕВА рассказала непосредственно о своем опыте в решении этой задачи:

4

Д

башня Тыгына может стать новым символом восточной России»

Сочинская Олимпиада реально показала — самые лучшие результаты для российской сборной принесли молодые спортсмены, многие из которых тренировались в глубинке. И это не удивительно, ведь именно в провинции, где нет и десятой доли столичных социальных соблазнов, ребята готовы тренироваться с  утра до  вечера. Вот что рассказал нам ректор единственного в мире спортивного вуза, расположенного в сельской местности — Чурапчинского государственного института физической культуры и спорта Иннокентий ГОТОВЦЕВ: Якутии мало спортсменов мирового класса, которые бы специализировались в  пулевой или стендовой стрельбе, а также в стрельбе из лука. Казалось бы, странно, да? Якуты  — прирожденные охотники, что называется, белке в глаз попадают, но в  мировые лидеры не вырываются. Но ничего странного в этом нет, поскольку тут врожденной меткостью не обойдешься, нужна системная подготовка. Я имею в виду и хорошую базу, и высококлассных тренеров, и  четкий спортивный режим. До недавнего времени у нас этого не было. Но теперь ситуация меняется в лучшую сторону. В  частности, на  баланс нашего вуза сейчас передается современный тир. Это уже большой плюс. Вдобавок нам удалось привлечь к  себе на  работу из  Москвы заслуженного тренера РФ Сергея Александровича ОГНЕВА, который имеет большой опыт подготовки стрелков экстра-класса. Я  сам вел с  ним переговоры, и он сказал мне одну интересную фразу: вот, казалось бы, Москва, масса возможностей для тренировок, шикарная база, знаменитые тренеры. А тренировать-то, по большому счету, некого. У большинства начинающих столичных

ействительно, до  определенного времени строить в Якутске высотки с несущими каменными стенами считалось весьма проблематичным. Однако сотрудники нашего проектно-конструкторского бюро разработали проекты нескольких девятиэтажных жилых домов с  применением несущих стен из  каменной

«18-этажная

кладки. Выполненные расчеты убедили нас, что возведение таких объектов в республиканской столице вполне возможно. И построенные по нашим проектам высотки наглядно свидетельствуют, что мы не ошиблись. Если здание возведено без нарушения технологий строительства, то жить в нем тепло и вообще комфортно. Но нужно идти дальше. Сейчас речь идет о проектировании зданий высотой в шестнадцать этажей, а если учесть, что такие здания лучше проектировать с  собственной крышной котельной, обеспечивающей дом теплом и водой, то можно говорить уже и  о семнадцати-восемнадцатиэтажных домах. Так что всё меняется и всё развивается. В том числе и в сфере проектирования на Севере. Об  особенностях проектирования на  Севере — на стр. 2

Я

кутский острог, как и любой другой острог, начинался с центральной башни. В нашем случае с башни Тыгына, как она называлась и  называется до  сих пор. История этой постройки и  интересна, и  показательна, поскольку за долгие годы башню не раз переносили с места на место, затем она сгорела, и ее восстанавливали уже на новом месте. Но в любом случае теперь уже речь идет об экспонате в старой части Якутска. Наша же идея принципиально иная — мы хотим построить 18-этажный офисный центр из стекла и других современных материалов непосредственно на том самом месте, где находилась башня Якутского острога. И  форма нашего объекта (разумеется, в многократно увеличенном варианте) будет также соответствовать башне Тыгына. Скажу вам честно, мы сами загорелись этим проектом. А тут еще я прочитал работу основоположника якутской литературы Платона ОЙУНСКОГО «Великий столетний

«Охота

и рыбалка на Севере — это неповторимый отдых и заряд энергии»

Якутия всегда притягивала и  продолжает притягивать к  себе туристов из  разных уголков планеты. Как-то сотрудники нашей редакции совершили автопробег по маршруту Якутск—Магадан. Проехали всю автотрассу «Колыма» протяженностью в  две тысячи километров. И кого мы только на этой дороге не видели — москвичи и  петербуржцы, волжане и  сибиряки, шведы и  поляки, американцы и чехи… Интерес и наших соотечественников, и иностранцев вполне объясним — дикая природа всегда была и будет притягательной. А вот что рассказал нам о своих планах директор ООО «Илин-Артык» Анатолий КОЛОСОВ:

Н

аше предприятие занимается в  Якутии строительством мостовых переходов и  объектов гражданского назначения. Это, так сказать, наш основной актив. Но помимо основной работы мы планируем еще и  развивать другое направление. В  частности, сейчас мы регистрируем общественную организацию «Артык», которая возьмет на  себя устройство отдыха гостей Якутии в самых заповедных уголках нашей республики. Ведь охота и рыбалка на  Севере, например на  полюсе холода

в Оймяконском улусе — это неповторимые ощущения и дикий заряд энергии. Ничего подобного в мире просто не существует. Зверье, дичь и рыба в северных широтах — настоящая сказка для взрослых. Поэтому, надеюсь, активный отдых наших гостей уже в  ближайшее время станет еще одним приоритетом нашей компании. О  том, чем занимается компания ООО «Илин-Артык» и  о ее ближайших планах — на стр. 23 Подготовил Александр МАТВЕЕВ


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

ЧЕЛОВЕК и АПК Чурапчинский район Республики Саха (Якутия) является одной из наиболее высокоразвитых сельскохозяйственных территорий региона. И продукция от местных сельхозпроизводителей уже давно полюбилась жителями многих населенных пунктов региона. При этом, по мнению главы Чурапчинского улуса Андрея НОГОВИЦЫНА, для эффективного развития сельского хозяйства одних отраслевых программ недостаточно. Нужно всеми силами побуждать местных жителей участвовать в развитии агропромышленного комплекса. Только в такой схеме — человек и АПК — можно добиться успеха.

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

сохранились, они еще и успешно работают. В соответствии с новыми потребительскими стандартами.

МЕДАЛИ «ЧУРАПЧИ» — Насколько известно, продукция кооператива «Чурапча» известна далеко за пределами Якутии. В каких выставках вы принимали и продолжаете принимать участие? — Перечень тут большой. В частности, наше предприятие отмечалось высокими наградами на выставках в Москве, Санкт-Петербурге, Хабаровске и других крупных городах России, а также во Франции, в Германии, Японии и Китае. И это еще не весь список. — Создается впечатление, что у вашего агропромышленного комплекса проблем нет в принципе. Это так? — Да что вы! Проблем более чем достаточно, поскольку сама сельскохозяйственная отрасль весьма специфична и подвержена серьезным рискам. Особенно в северных регионах, где отсутствует современная логистика, а все производственные составляющие, включая дизельное топливо, ГСМ, запчасти и так далее, стоят очень дорого. Но дело даже не в этом. Одной из наших основных проблем является сама структура сельскохозяйственных предприятий. По нашему мнению, сейчас настала пора отраслевого укрупнения. К сожалению, когда в хозяйстве находится, например, три коровы, вряд ли можно вести речь о какой-то модернизации коровника. В то же время вариант с огромными сельхозпредприятиями по советской системе у нас тоже не актуален. Слишком затратное производство. По сути, лучшим решением вопроса здесь должен стать кластерный подход. Вот над этим мы сейчас и работаем. Также у нас есть проект создания семейных ферм. И это — особенно интересная история, имеющая несколько важных аспектов. — Каких именно? — Ну вот смотрите, серьезной проблемой для всего сельского хозяйства и особенно

для АПК на Севере России является отток молодежи в крупные города. Увы, всё меньше ребят хотят работать на селе. И при такой ситуации будущего у сельскохозяйственной отрасли просто нет. Как можно решить проблему? Путей здесь всего два. Во-первых, сельскохозяйственный бизнес должен стать привлекательным именно как бизнес. То есть молодой человек сможет воспринимать свою работу уже с позиции предпринимателя. По принципу: это мое дело. Этим делом занимался мой отец, занимаюсь я и будут заниматься мои дети и внуки. Ну и зачем ему при таком раскладе ехать в город, где он станет наемным работником? А здесь он — хозяин, он сам структурирует процесс производства и другие составляющие бизнеса. Но для того чтобы такой вариант стал реальностью, необходима серьезная отраслевая модернизация. Для проведения которой своих ресурсов у наших сельчан не хватит. Вот поэтому мы и входим как в региональные программы развития сельского хозяйства, так и внедряем в этой связи свои собственные, улусные проекты. Ну а во-вторых, удерживать молодого человека на селе должен не только бизнес, но и элементарное качество жизни. Когда у него в доме тепло, светло и вообще комфортно, когда он ездит по нормальным дорогам, когда его ребенок ходит в хороший детсад и школу, когда в местных магазинах есть полноценный набор товаров и когда у любого есть возможность для нормального отдыха в своем населенном пункте — никто отсюда не уедет. А зачем? В той же Москве большинство людей живет между домом и работой. И в театр выбираются, в лучшем случае, три раза в год. Так что сохранить молодежь в сельском хозяйстве можно лишь двумя способами: хорошими условиями для ведения бизнеса и высоким качеством жизни. Вот над этим мы сейчас и работаем.

ВСЁ ДЛЯ ЛЮДЕЙ — Это правда, что вы проводите конкурсы среди тех предпринимателей,

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

— Андрей Тимофеевич, какие сельскохозяйственные направления в Чурапчинском улусе являются приоритетными? — Это, в первую очередь, животноводство, скотоводство и коневодство. Хотя и растениеводство у нас также присутствует. — В какие населенные пункты и районы Якутии поставляется мясо и молочная продукция от чурапчинских производителей? — В первую очередь мы обеспечиваем своей продукцией, конечно же, население своего улуса. Без ложной скромности скажу, что наши мясные и молочные продукты на удивление вкусные и, конечно же, экологически чистые. Именно поэтому их уже давно полюбили жители Якутска, Томпонского, Усть-Майского и других районов Якутии. — А как вам удалось не просто сохранить, но и, в определенной степени, нарастить сельскохозяйственные объемы? Ведь после 1991 года многие российские колхозы и совхозы просто обанкротились. — Да, у нас всё получилось несколько подругому. Открою небольшой секрет — вот почему в начале девяностых годов в нашей стране не прижились фермерские хозяйства? Особенно на западе страны, где, казалось бы, и рынки сбыта есть, и дороги по большому счету нормальные, не в пример якутским? А я вам отвечу — фермеры не смогли работать потому, что развалилась единая система закупок. Грубо говоря, продавать мясо, молоко и другую продукцию стало некому. А вот в Чурапчинском районе всё получилось не так. Здесь, с одной стороны, стали поддерживать мелкие крестьянские хозяйства и личные подсобные хозяйства, а с другой — сохранили единую производственную перерабатывающую структуру, которая и скупала продукцию у населения. Далее наступил иной этап — были созданы животноводческие, скотоводческие и коневодческие сельхозкооперативы, но при этом опять-таки сохранил свои позиции закупщик и производитель-переработчик — сельскохозяйственный потребительский кооператив «Чурапча». То есть при всех изменениях в отрасли АПК мы никогда не разрывали важную цепочку: хозяйство (производство)—закуп—переработка—сбыт. В итоге наши активы в сфере АПК не просто

которые планируют системно развивать сельское хозяйство? — А как же? Конечно, проводим, и победители обязательно получат нашу административную поддержку. Я ведь не случайно сказал, что у нас действует несколько федеральных, республиканских и районных программ по поддержке сельхозпроизводителя. Включая, кстати, и типично молодежные проекты. Но помимо этого мы еще и определяем наиболее перспективные направления, предлагаемые самими людьми. — То есть народ представляет и защищает свои проекты? — Совершенно верно. В частности, таким проектом является идея создать в селе Мындагай современный коровник со всем технологическим циклом. Причем одновременно с этим здесь планируется построить комфортное жилье и всю социальную инфраструктуру. Вот он, симбиоз бизнеса и качества жизни, о котором я вам уже и говорил. Второй проект — агрокластер «Чаран» (на базе шести семейных ферм) в Мугудайском наслеге. Там сама география способствует развитию сельского хозяйства, поскольку наслег расположен вдоль федеральной автотрассы «Колыма», что решает проблему транспортной доступности. Вдобавок рядом находится перерабатывающий комбинат. Будем рассматривать и другие проекты по развитию сельского хозяйства. В этом плане мы находимся еще в начале пути. Но перспективы у нас есть. — Хотелось бы спросить о качестве жизни. В этом году у вас в районе будет сдан новый детский сад. Это так? — Да, эту проблему мы решаем в соответствии с федеральными, республиканскими и районными задачами. В результате один из детских садов будет сдан в текущем году. Его построят в соответствии с проектом Всемирного банка. Другой детсад, надеюсь, появится у нас в 2016 году. И тогда проблема с местами в дошкольных учреждениях будет полностью решена. Впрочем, у нас тут вообще есть над чем работать, если уж мы говорим о качестве жизни. За пять лет мы планируем изменить в лучшую сторону ситуацию с муниципальными дорогами, поскольку на сегодняшний день лишь 20 процентов наших дорог обладают твердым покрытием. Также с помощью газовых ресурсов мы рассчитываем провести центральное отопление в 500 дворов Чурапчинского улуса. И это лишь малая часть того, что нам предстоит сделать. Результаты, я думаю, начнут проявляться уже в ближайшее время. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Главная тема / Якутия сегодня

5


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема / Арктика

Бездумное освоени

«

приведёт к эколо Россия не должна потерять свое преимущественное присутствие в Арктике. Этот идеологический посыл уже давно стал для нашей элиты своеобразным штампом. Тем более что и спорить с этим не приходится. Вот только стоит ли уже сейчас бросать все силы на промышленное освоение арктической зоны? Сегодня на вопросы корреспондента бизнес-газеты «Наш регион — Дальний Восток» ответил директор Института проблем нефти и газа Сибирского отделения РАН, член-корреспондент Российской академии наук Александр САФРОНОВ. Сорбенты

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

Нефть и  лёд

6

— Александр Федорович, в последние годы тема освоения Арктики стала весьма популярной. И о российских приоритетах в  этой связи говорят все  — от  президента РФ Владимира ПУТИНА до  топменеджеров крупнейших отечественных нефтегазовых компаний. Насколько известно, сотрудники вашего института вот уже несколько десятилетий занимаются изучением нефтегазоносности арктических шельфов. Так скажите, можно ли уже в ближайшие годы начать в Арктике масштабную нефтедобычу? — Во-первых, российский арктический сектор надо подразделять на западный (Баренцево и Карское моря) и восточный (море Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское моря). Но если в западном секторе уже реализуются проекты по добыче углеводородов, то в восточном — пока о какой-то добыче мы рассуждаем лишь теоретически. А вот четкого видения технических и технологических моментов, на мой взгляд, здесь пока нет. — Что вы имеете в виду? — Попытаюсь объяснить просто, без использования сугубо научной терминологии. Когда мы говорим об арктических шельфах, то имеем в виду море Лаптевых и ВосточноСибирское море. Действительно, в  этих морях сконцентрированы определенные ресурсы углеводоров. Но при этом не надо забывать о сложнейшей ледовой обстановке в этих морях — лед сохраняется здесь в течение 8–9 месяцев в году. Представляете? Да у России, да и в мире, просто нет технологий, которые позволили бы добывать углеводороды в таких условиях. Глубины на  шельфе моря Лаптевых на  большей части его территории не превышают 50 метров. То есть извлекать нефть с  использованием традиционной буровой платформы здесь практически нереально. Вариант с «Приразломной», например, в нашем случае исключен. И что делать? Единственный выход — создавать намывные острова. Но это огромные капитальные вложения, особенно для укрепления берегов такого острова. Поэтому, повторюсь еще раз, на сегодняшний день в России пока нет технологий добычи нефти на шельфах моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря. — И что делать? — По крайней мере, не стоит прямо сейчас поднимать вопрос о  добыче нефти в  этих морях. Другое дело  — изучение строения этих шельфов. И начинать надо с бурения скважин с  целью изучения строения разреза, например, на  острове Б. Ляховский (море Лаптевых) и на острове Новая Сибирь (Восточно-Сибирское море). Целенап­ равленные работы здесь еще и не начинались, а всё это требует огромных трудовых и  научных ресурсов, кроме того высоки

и риски при добыче углеводородов. — Вы имеете в  виду экологическую безопасность? — Вот давайте вспомним апрель 2010 года, когда в  Мексиканском заливе произошла авария на  буровой платформе Deepwater Horizon, принадлежащей ВР. Тогда это было названо крупнейшей экологической катастрофой за всю историю нефтедобычи. И что делала ВР для ликвидации аварии? А  я отвечу, компания накрывала место ЧП гигантскими куполами и вообще применяла все современные технологии, но даже при этом остановить утечку нефти удалось лишь к  августу, то есть через пять месяцев после катастрофы. Однако при этом не надо забывать  — в  Мексиканском заливе вообще нет льдов. В противном случае последствия аварии были бы необратимыми. — То есть если нефть разольется на шельфах моря Лаптевых и ВосточноСибирского моря, нас ждет беспрецедентная катастрофа? — Вероятность большая. Если говорить простым языком, то нефть может вмерзнуть в лед и извлечь ее невозможно. А при перемещении ледовых полей все эти загрязнения будет сложно контролировать. Поэтому уже сейчас надо разрабатывать технологии по ликвидации разливов нефти в морях со сложной ледовой обстановкой. В противном случае мы просто убьем Арктику.

Воруем сами у  себя Как практика показывает, топ-менеджеры естественных монополий заинтересованы, прежде всего, в прибыли. Всё остальное они воспринимают в качестве «дополнительных рисков». Вот только эти самые «дополнительные риски» для  нашей страны, и  особенно для ее северных территорий, являются самыми важными. Нефть — это всего лишь сырье. А мы ведем речь о сохранении самой жизни в арктической зоне. И ничего важнее тут быть не может. Тем более что мы уже сталкивались с проблемами утечки нефти в Якутии. Я имею в виду нефтепровод ВСТО. Если уж на таком, относительно безопасном объекте АК «Транснефть», как трубопроводная система, возможны аварии, то что говорить об объектах добычи углеводородов в открытом море. — Вы сказали, что нефть — это, по большому счету, только сырье. Но ведь

для  российской экономики, хотим мы этого или нет, это сырье является стратегическим ресурсом. Не случайно мы постоянно наращиваем объемы нефтедобычи. Как тут определить государственный приоритет? — На этот вопрос я уже ответил — приоритетом должна быть жизнь, а не сырье, пусть даже и  стратегическое. Что же касается наращивания объемов, то, на мой взгляд, мы просто обворовываем будущие поколения россиян. То есть обворовываем своих детей, внуков и правнуков. — В каком смысле? — А в самом прямом. Ну смотрите, по запасам нефти Россия находится на  пятом или шестом месте в мире. Зато по объемам нефтедобычи мы однозначно лидируем. О  чем это говорит? Да лишь о  том, что все цивилизованные государства стараются сохранять свои природные богатства именно для будущих поколений. Я больше скажу, многие страны вообще не имеют собственных ресурсов, но при этом они являются значимыми участниками нефтяного рынка. За примерами далеко ходить не надо. Та же Южная Корея не добывает ни одного барреля. Но при этом ежегодный объем переработки нефти в этом государстве уже превысил 40 млн тонн. Мы же бездумно разоряем свою страну, всеми силами наращивая экспорт углеводородов. Поддерживая тем самым экономики других государств. И я сомневаюсь, что наши потомки будут нам за это благодарны.

«Золотой» газ — Сейчас в  Якутии наращиваются объемы газодобычи. По  крайней мере, освоение Чаяндинского месторождения  — вопрос ближайшей перспективы. Что вы можете сказать по этому поводу? — А  тут проявляется другая, но не менее серьезная проблема. Если говорить непосредственно о  Чаянде, то в  газе этого месторождения содержится 14 процентов всех мировых запасов гелия. Как мы знаем, гелий на сегодняшний день является стратегическим сырьем, используемым в ядерной энергетике, во многих передовых технологиях, в  тех же медицинских томографах. Для  сравнения: на  единственном в  России гелиевом заводе «Газпром добыча Оренбург»

перерабатываются газы с низким (0,05 процента) содержанием гелия. А вот теперь — главное. По проекту комплексного освоения Чаяндинского месторождения, в  городе Белогорске Амурской области должен быть построен ГПЗ. Предлагаемая ОАО «Газпром» схема по  гелию страдает, на наш взгляд, рядом недостатков: повышением себестоимости добычи газа на месторождении вследствие многократного извлечения гелия из продуктивных горизонтов и закачкой большей части этого же гелия (0,35 процента) обратно в  эти же продуктивные пласты. Простейшие расчеты показывают, что за 20 лет при ежегодной добыче 20 млрд кубических метров газа концентрация гелия в добываемом газе на Чаянде возрастет до 0,75 процента. В  мировой практике еще не было примера транспортировки многофазного газа с  гелием на  столь протяженное расстояние (до Белогорска), а  эксплуатация может быть сопряжена со многими осложнениями и  определенной потерей гелия. В  случае переработки всего поступающего в  Белогорск объема чаяндинского газа (20 млрд кубических метров в год в 2017 году), из него может быть выделено почти 1 млн тонн этана, около 800 тысяч тонн пропан-бутановой фракции, значительную часть которых нужно будет куда-то транспортировать, так как нереально построить мощности по  их переработке в полном объеме в Белогорске. Также невозможно гибкое реагирование на  изменение ситуации на  мировом рынке гелия в  связи с  отсутствием геологических условий для  оперативного хранения возможных излишков гелия в  районе города Белогорска. В  Белогорске при переработке 20 млрд кубических метров чаяндинского газа может быть получено около 30 млн кубических метров гелия, которые потребуется незамедлительно, без учета ситуации на рынке гелия, доставить на Тихоокеанское побережье автотранспортом. Другими словами, значительную часть гомологов метана и  гелий мы будем подавать на  экспорт в  Китай. И  насколько я  в курсе, в  этом случае мы станем первой


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

огической катастрофе»

страной в мире, которая экспортирует газ с промышленным содержанием гелия и гомологов метана. А в плане известного призыва к созданию 25 млн высококвалифицированных рабочих мест перерабатывать это надо на собственной территории с целью получения продукта с высокой добавленной стоимостью. — И какой выход из ситуации? — А сотрудники нашего института как раз занимались изучением этого вопроса. Причем мы делали это комплексно, с учетом всех аспектов. И пришли к выводу — в Ленском районе Якутии, где, собственно, и находится Чаяндинское месторождение, наличествуют идеальные условия для создания федерального запаса гелия в ПХГ. В эти подземные хранилища можно закачивать любые объемы сырья в течение многих лет. Тут должна присутствовать такая, знаете, типично крестьянская логика — сложил всё необходимое в подвал, и пусть оно там лежит до нужных времен. В итоге у нашей страны появится огромный запас гелия, который мы сможем продавать при выгодной для нас ценовой конъюнктуре. Ведь не случайно аналитики рынка прогнозируют, что уже к 2030 году стоимость гелия увеличится в разы. Да, для реализации этого проекта понадобятся дополнительные инвестиции, ведь транспортная инфраструктура в Ленском районе практически нулевая. Да и остальные инфраструктурные составляющие, мягко говоря, далеки от идеальных. Но игра, в любом случае, стоит свеч. Речь идет не о сиюминутной выгоде, а о стратегическом положении России в АТР. О том, насколько эффективно

мы можем использовать свои природные ресурсы в долгосрочном формате. — Какую страну можно выделить среди потенциальных покупателей гелия? Китай? — А почему только Китай? Например, Япония занимает второе место в мире после США по объемам использования гелия. Впрочем, зачем изобретать велосипед? Кто предложит лучшую цену, тот и станет покупателем гелия. Хотя гелий — это лишь один из примеров. Многие топ-менеджеры Газпрома со скепсисом относятся к перспективам использования сланцевого газа. В то же время США обогнали нас по добыче газа именно за счет сланцевого газа, а охлаждение иностранных компаний к проекту Штокмановского месторождения в том числе обусловлено и фактором сланцевого газа. И столь же интересным проектом в будущем может стать добыча сланцевой нефти. И в итоге может оказаться, что экономически будет выгоднее добывать сланцевую нефть, чем нефть на шельфе моря Лаптевых. Но для всесторонней проработки этих проектов необходим стратегический подход. И вот с этим-то как раз в нашей стране дело обстоит проблематично. Все хотят всего и сразу. А это путь в никуда. Нужно хотя бы сейчас формировать основу для системного освоения северных территорий России. Особенно с учетом того, сколько времени мы безвозвратно потеряли.

о ПЕРСПЕКТИВНЫХ РАЗРАБоТКАХ

щие параметры, в нашем случае, увеличены на 25 процентов, и такие уплотнители могут без проблем выдерживать самые жесткие морозы. Повышена и износостойкость, которая в 2 раза превышает серийные аналоги. А вот агрессивостойкость (в зависимости от конкретной среды) достигает десятикратного увеличения от тех же серийных аналогов. И самое важное, это не просто идеи, а уже внедренные разработки. Уплотнители, созданные на основе морозостойких резин, изготавливаются на нашем опытном производстве (ООО «Нордэласт») и применяются на ведущих предприятиях Якутии. Среди них АК «АЛРОСА», ОАО «Саханефтегазсбыт», ОАО «ЯТЭК», ОАО «ДСК», ОАО «Сахатранснефтегаз», ОАО «Сахаэнерго», ГУП ЖКХ, ОАО «Водоканал» и так далее. Так что перспективы у этого направления весьма серьезные. И это отмечает большинство участников рынка. Тем более что наши разработки уже активно представлены не только в России, но и за рубежом. В частности, на выставках в Индии, Испании, во Франции и в КНР. В итоге это стало основой для заключения договоров с крупными иностранными промышленными компаниями. Буквально на днях мы получили предложение от норвежской стороны о создании у нас в институте совместного центра по климатическим испытаниям эластомеров и полимеров. — А какие направления в вашей работе касаются перспектив нефтегазодобычи? — Тут можно говорить о двух основных направлениях. Во-первых, мы установили, что в Лено-Вилюйской нефтегазоносной провинции на открытых газовых месторождениях есть нефтяные оторочки. То есть там есть промышленные объемы нефти. Кроме того, нами был обнаружен естественный выход нефти на дневную поверхность в пойме реки Амга, следовательно появляется новый перспективный объект. Ну а во-вторых, мы продолжаем работать по теме, непосредственно связанной со сланцевым газом. И я уверен, уже в недалеком будущем это станет одним из самых перспективных отраслевых проектов. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

Александр САФРОНОВ: — Неужели власти не понимают, что сегодня в России нет технологий добычи нефти на шельф а х м о р я Л а п те в ы х и Восточно-Сибирского моря? Так что говорить об этом преждевременно. Тем более, что и риски разлива нефти в условиях этих морей велики. Если нефть вмерзнет в лед, извлечь ее будет невозможно. Поэтому сейчас надо разрабатывать технологии ликвидации разливов нефти в морях со сложной ледовой обстановкой. Иначе мы просто убьем Арктику.

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

— Александр Федорович, но ведь именно ваш институт, как известно, создает реальную научную и практическую основу для эффективного освоения северных территорий. Вот мы с вами говорили об экологической безопасности в нефтегазодобыче. Но именно в этой связи ваш коллектив, насколько я слышал, разработал собственную методику. О чем идет речь? — Вы не совсем правы. Мы не просто природоохранную методику разработали, но и фактически выпустили готовую продукцию. Дело в том, что при разливах нефтепродуктов и вообще при попадании углеводородов в почвы проявляется проблема — каким образом минимизировать потери? И мы предложили свой вариант. Речь идет о бактериальном способе биоремедиации почв. Проще говоря, наши сотрудники создали биопрепарат на основе аборигенных микроорганизмов, который позволяет уничтожать углеводородные соединения, попавшие в землю. Как вы понимаете, для территорий с масштабной нефтедобычей это весьма актуальное направление. — Видимо, сейчас вы будете искать покупателей для этого биопрепарата? — А потенциальные покупатели нас сами нашли. У нас уже есть заказ на промышленное производство этого биопрепарата. — Но ведь при нефтедобыче или при газодобыче главное не просто ликвидировать последствия ЧС. Самое важное — не допустить аварии. — Вот! Вы абсолютно правы. И как раз эта тема является для нашего института одной из ключевых. Причем тут мы рассматриваем не только нефтегазодобычу, но и остальные

отрасли. Но чтобы всё было понятно, начну, так сказать, с основ. Что такое любая производственная деятельность? Это, в первую очередь, бесперебойная работа техники, то есть машин и механизмов. Вопрос второй — что влияет на технический функционал на Севере? Думаю, ответ очевиден — жесткие климатические условия. Когда зимние температуры зашкаливают за минус пятьдесят градусов по Цельсию, проблемы неизбежны. Момент третий — что является основной причиной технических сбоев в северных районах? Отвечаю: выход из строя уплотнительных устройств. Я больше скажу — более 30 процентов от всех случаев, связанных с поломками техники, происходит из-за отказа эластомерных уплотнений. При этом уплотнительные устройства присутствуют в любой технике, то есть проблема касается всех промышленных направлений, от транспортировки нефти и газа, до сельского хозяйства и дорожного строительства. И как минимизировать риски? Над решением этой задачи специалисты ломали головы в течение нескольких десятилетий. Но лучший, на мой взгляд, вариант предложили наши сотрудники. Речь идет о создании морозостойких резин уплотнительного назначения для техники в условиях Севера. Соответствующую работу в нашем институте курирует мой заместитель по научной работе, доктор технических наук С.Н. ПОПОВ. А непосредственное участие в разработке и внедрении проекта приняли заведующая лабораторией института, доктор технических наук М.Д. СОКОЛОВА, инженер-технолог Р.Ф. БИКЛИБАЕВА и научный сотрудник, кандидат технических наук Н.В. ШАДРИНОВ. Именно эти люди вместе с другими сотрудниками института разработали и внедрили в производство технологию создания резин уплотнительного назначения, которые обладают улучшенным комплексом технических свойств и повышенной долговечностью в условиях Севера. Суть метода, в нескольких словах, заключается в том, что авторами была создана смесь полимеров «бутадиен-нитрильный каучук — сверхвысокомолекулярный полиэтилен» с нанонаполнителями (природный цеолит, шпинель магния, наноуглерод, терморасширенный графит). И теперь уже можно сказать, использование смесей полимеров является одним из самых эффективных направлений в создании новых эластомерных материалов с уникальным управляемым уровнем свойств. Такого эффекта невозможно достигнуть при применении лишь одного полимера. А вот в комплексе это реально и более чем эффективно. Причем нанонаполнители тут были применены в качестве веществ, улучшающих взаимодействие на границе полимерных фаз. Также стоит отметить, что наши специалисты разработали новые технологии исследования смесей полимеров с использованием современных методов растровой электронной и атомно-силовой микроскопии. И что мы получили в итоге? Прежде всего, наши материалы обладают повышенной морозостойкостью. По сравнению с серийными резинами, соответствую-

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

ие арктических шельфов

7


ДФО

Главная тема / Арктика

«ВАЖНО

ЗАСТОЛБИТЬ В

РОССИЙСКИЙ Арктическая тема уже давно стала для нашей страны актуальной и, если можно так сказать, модной. По крайней мере, об освоении этого уникального региона говорят на самых высоких уровнях. А что думают по этому поводу ведущие представители дальневосточного бизнеса? Причем не нефтегазового, а производственного? Ведь именно эти люди давно и серьезно работают на экономику нашей территории. Сегодня на наши вопросы отвечает руководитель крупнейшей региональной компании в сфере транспортного строительства ОАО «Дальстроймеханизация» Федор ГЛУШКОВ.

став на дрейфующих станциях. Это я условно, конечно, говорю, но мысль верная — над Арктикой ГЛУШКОВ Федор Яковлевич родился 5 сентября должен развеваться российский 1960 года. В 1982 году окончил Хабаровский госуфлаг. Чтобы весь мир знал: это наш дарственный институт путей сообщения по специинтерес и никаких иных толкований альности инженер путей сообщения. Сразу после (двойных или тройных) здесь быть не может. Вот, словом, мое видеокончания вуза устроился на работу в мехколоннуние ситуации вокруг арктических 89 треста «Сибстроймеханизация» (впоследствии шельфов. ОАО «Дальстроймеханизация»). Прошел путь — Получается, если уж говорить от строительного мастера и старшего инженера об освоении Арктики, то вы исПТО до главного инженера предприятия. Без отрыповедуете позицию, состоящую из трех составляющих? ва от производства окончил Институт менеджмента — Совершенно верно. И я кои маркетинга Академии народного хозяйства при ротко обозначу эти составляющие, Правительстве РФ и Государственную академию потак сказать, подытожу вышеперевышения квалификации и переподготовки кадров численное. Первое — арктическая для строительства и ЖКХ России. В 1997 году воззона это безусловная часть России, наше однозначное геополитическое главил ОАО «Дальстроймеханизация». пространство. И никакого иного толкования тут быть не может. Второе — арктические шельфы целесообразно может, пусть эти ресурсы и остаются своего превратить в мощную стратегическую сырьерода общероссийским НЗ? Ведь пройдет 10, вую кладовую. И использовать эти ресурсы 20 или 50 лет, и эти запасы нам могут ох как стоит не сегодня и не завтра, а в будущем, понадобиться. Причем в это же время мы строго по мере необходимости. Третье — при можем спокойно работать над созданием этом требуется сосредоточиться на разраи внедрением технологий нефтедобычи ботке и внедрении наукоемких технологий, в условиях Арктики. У России для этого есть связанных с Арктикой. Речь идет как о метовсе возможности. диках добычи углеводородов, так и о других, Мы, в принципе, можем выйти на первое например экологических разработках. место в мире по созданию таких вот технологий и разработок. А это не менее значимый момент, чем сама нефтедобыча. Может, даже О НЕОТЧУЖДАЕМЫХ более значимый, поскольку речь идет именно АКТИВАХ о технологиях, то есть о самом ходовом, востребованном и перспективном товаре на пла— Предположим, что Россия всё-таки нете. Плюс ко всему одновременно с этим приступит к освоению месторождений было бы целесообразно развивать и другие в Арктике. Как вы считаете, стоит ли досмежные научные методики. Например, пускать к этому процессу иностранные экологические. Да вариантов много, и все компании? они весьма перспективны. Тем более задача — Если вы помните, то я как-то высказывал хотя бы частично слезть с нефтегазовой иглы свою позицию по поводу присутствия заи выдвинуться на значимые инновационные рубежных игроков на рынках российского позиции остается для нас приоритетной. Дальнего Востока. Мое мнение остается Наконец, третий момент — нужно ли нам неизменным — работать здесь могут хоть застолбить российское присутствие на аротечественные, хоть иностранные компании. ктических шельфах? Ответ очевиден — не Но в последнем случае правила игры должны просто нужно, а НУЖНО В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ быть предельно четкими. По принципу — гоПОРЯДКЕ. Вплоть до создания погранзаспода, мы предоставляем вам свою террито-

Досье

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ

8

— Федор Яковлевич, работы на арктических шельфах еще не начались, а вот дискуссия по этому поводу уже идет. Итак, стоит ли, по вашему мнению, осваивать месторождения углеводородов в Арктике? — Оговорюсь сразу, я буду высказывать свою позицию, которая может отличаться от мнения топ-менеджеров нефтегазовых компаний. Вообще-то я мог бы проигнорировать эту тему. По принципу — меня это не касается, это не мой бизнес. Но мы с вами живем и работаем на Дальнем Востоке, соответственно все проблемы в этой связи тоже наши. В самом прямом смысле. Итак, вот чего мы хотим добиться в Арктике? Я не знаю позиции первых лиц государства по этому поводу, но рискну предположить — для нашей страны арктические шельфы являются, вопервых, мощным стратегическим ресурсом, а во-вторых, не менее мощным геополитическим стимулом. И сами углеводороды здесь играют роль такого большого магнита, который притягивает к себе все остальные интересы. Однако стоит ли разрабатывать эти природные кладовые здесь и сейчас? Вопрос спорный, но, насколько мне известно, многие российские ученые сомневаются в целесообразности такого шага. Согласно расчетам ряда отечественных НИИ, глубины моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря в районах месторождений составляют не более 50 метров, что делает освоение проблематичным. По крайней мере, если говорить о буровых платформах. С намывными островами также могут быть сложности, ведь ледовая обстановка в этих зонах чрезвычайно непростая. И всё это может отразиться на экологической безопасности в Арктике. Хочу повториться, я не специалист, но коль скоро сомнения возникают даже у ученых, вплотную занимающихся этим вопросом, значит, говорить о добыче углеводородов пока не приходится. Вначале необходимо посмотреть, есть ли вообще у России технологии освоения месторождений в наших арктических зонах. Да и стоит ли нам гнать лошадей и любой ценой качать арктическую нефть прямо сейчас? Наша страна по объемам нефтедобычи и так занимает первое место в мире. Так

рию и, например, свою инфраструктуру. Вы привносите сюда свои инвестиции и технологии. Но сами активы (включая месторождения, земли и так далее) должны находиться под системным государственным контролем. Это — очень важный момент. Таким образом, Россия в состоянии не только эффективно развивать свои природные ресурсы на Дальнем Востоке, но и привлекать для этой цели передовые зарубежные технологии и крупные иностранные инвестиции. — Насколько я помню, по этому же принципу вы предлагали развивать экономический промышленный пояс на юге Дальнего Востока? — А схема-то стандартная. Помните крылатую фразу Мао ЦЗЕДУНА: «Пусть расцветает сто цветов»? Так и здесь — пусть работают любые иностранные компании, главное, чтобы они вкладывали сюда свои инвестиции, привносили технологии, платили положенные налоги и, как вариант, трудоустраивали местных жителей.

НЕ НАДО КРАСИВЫХ ФРАЗ — А почему «как вариант»? Почему не в обязательном порядке? — Да потому, что не надо бросаться красивыми фразами о трудоустройстве местного населения любой ценой. А кроме этого, не стоит бежать впереди паровоза и трубить о своих планах на всю округу. Давайте смотреть на вещи реально. И проговорим наши позиции еще раз. Мы хотим привлечь в экономику территории иностранных инвесторов? Не просто хотим, а серьезно нуждаемся в этом, поскольку без инвестиционных вливаний извне такой регион, как Дальний Восток, развивать крайне проблематично. Далее, мы намерены выстроить условия, при которых зарубежные инвесторы станут работать по схеме неотчуждаемых российских активов? Конечно, хотя это будет непростым вопросом на переговорах любого уровня. Еще момент,


ДФО

АРКТИКЕ

ИНТЕРЕС» Где нормальных-то возьмете? Впрочем, это один момент. Теперь второе. Я оптимист и верю, что ситуация на рынке труда будет со временем меняться в лучшую сторону. Вот вы меня спросили, нужно ли побуждать иностранных инвесторов брать на работу дальневосточников. А я разве сказал, что эту задачу решать не надо? — Вы сказали, что не надо обременять иностранного инвестора дополнительными кадровыми требованиями. — Правильно, не надо. И в соглашениях об этом писать не надо, я ведь не зря сказал ранее о том, что у нас хватает любителей бежать впереди паровоза и трубить о своих планах. Но вот давайте представим, что в нашем государстве меняется миграционная политика. То есть принимается соответствующий федеральный закон, в котором будут прописаны условия, делающие трудоустройство отдельных категорий иностранных специалистов (в зависимости от ситуации на российском рынке труда) экономически невыгодными для работодателя. Никакого запрета на использование зарубежной рабочей силы, только экономические рычаги. И наш зарубежный инвестор волей или неволей, но станет трудоустраивать к себе на предприятие именно дальневосточников. Ему станет просто экономически невыгодно приглашать рабочих из Китая или Таджикистана. А бизнесмен, хоть российский, хоть зарубежный, свои затраты считать умеет, уж поверьте мне. Более того, можно продумать варианты, при которых инвестор будет заинтересован не только в трудоустройстве, но и в обучении жителей нашей территории. А это уже огромный шаг вперед. Чем больше у нас будет квалифицированных рабочих, так называемых синих воротничков, тем лучше и для Дальнего Востока, и для России в целом. Тем более если образование они получат за счет иностранного инвестора. — Это реально? — Вполне. Любому производственнику нужны квалифицированные специалисты, а любому государству — грамотные люди.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ МУДРОСТЬ

ФЛАГ НАД АРКТИКОЙ — Вот вы сказали, что российское присутствие в Арктике необходимо застолбить уже сейчас. А зачем? Зачем, если пока мы не знаем (ну или, по крайней мере, не говорим), когда именно будут разрабатываться арктические шельфы? — Да хотя бы по принципу первопроходцев. Знаете, члены экспедиции БЕРИНГА или казаки ЕРМАКА определенно не знали обо всех богатствах восточных территорий. Они вообще выполняли другие задачи. Но, что называется, российский флаг они здесь установили. Дескать, потом разберемся, что с этим всем будет. И вот благодаря таким людям мы с вами живем на Дальнем Востоке. Не потомки маньчжуров, а мы с вами. — Так нужно подходить и к будущему освоению арктических территорий? — Так, та же история должна произойти и с Арктикой — необходимо четко обозначить территориальный интерес. Всё остальное приложится потом, хоть через десять лет, хоть через сто. Это не важно. Главное в другом — Арктика всегда будет российской.

ПЕРСПЕКТИВНЫЙ ВОПРОС — Еще одна тема, которая в последнее время часто поднимается в СМИ, это сланцевый газ. Как вы считаете, нужно ли двигаться в этом направлении? — Честно говоря, мне непонятен скепсис некоторых специалистов относительно сланцевого газа. Ладно бы идея была сверхреволюционная. А то ведь в США это уже реальный бизнес. А нам-то кто мешает работать в этом направлении? На перспективу, конечно же. Насколько я понимаю, сланцевого газа на Севере хватает. Вот и еще один аспект, который может стать для российских ученых приоритетным. Как, собственно, и сланцевая нефть. Природные углеводороды постепенно иссякают. Это элементарный закон жизни — чем больше ты добываешь сырья, тем меньше у тебя этого сырья останется. Так у нас есть серьезный временной задел, чтобы создать условия для эффективного освоения этих ресурсов. — Федор Яковлевич, вы постоянно говорите о будущем. Причем об отдаленном будущем. А почему вы рассматриваете развитие Дальнего Востока и страны в такой перспективе? — Знаете, чем мы отличаемся от китайцев? Для нас наша жизнь — это некий глобальный вопрос. Мы стараемся, в лучшем случае, заглядывать на год вперед. А среднестатистический китаец воспринимает современность как часть единого, непрерывного пути. И он прав, этот китаец. Ведь для человека столетие — это громадный временной отрезок, а для истории — лишь небольшой шаг. И лично мне не безразлично, что будет с моей страной и с моим Дальним Востоком через столетие. Поскольку любому нормальному человеку не всё равно, какую страну мы оставим своим детям, внукам и правнукам. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

— Эта такая государственная хитрость? — Скорее, государственная мудрость, поскольку любое государство просто обязано преследовать интересы своих жителей и своих территорий. — Какая структура будет взаимодействовать на Дальнем Востоке с иностранными инвесторами? — А ведь мы с вами об этом уже говорили. На мой взгляд, самый предпочтительный вариант — создание государственной корпорации развития Дальнего Востока. Которая, с одной стороны, будет работать в рыночных реалиях и в соответствии с требованиями

бизнеса, а с другой — станет системно отстаивать государственные интересы на востоке страны. Это же, кстати, касается и наших интересов в Арктике. Нужен инструмент, который позволит реализовывать самые перспективные проекты в самом долгосрочном формате. — А не превратится ли это в очередную чиновничью структуру? — Да, такая опасность есть, если соответствующие полномочия будут переданы типично административному органу. Чтобы этого не произошло, и нужно создавать государственную корпорацию развития Дальнего Востока, нацеленную именно на предпринимательский подход к решению задач. Не чиновничий, а ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЙ, подчеркну это особо, где сотрудники будут работать в соответствии с законами бизнеса. Там, где выгодно — создавать СП, там, где целесообразно — вводить иностранного инвестора. И все договоры в этом случае будут также структурироваться в бизнесформате. То есть, по сути, должна быть создана бизнес-структура, но только государственная, что обусловлено уникальностью тех задач, которые требуется решать на Дальнем Востоке. И подход тут должен быть ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИМ. Это, между прочим, выгодно и для государства. — Почему? — Да потому, что административная структура всегда будет требовать от государства денег. Мол, мы обосновываем такую-то сумму, с множеством нолей, которая станет основой для того-то и того-то. Причем конкретный результат тут мало кого волнует. Главное, получить ассигнования на те или иные цели. Я не в укор чиновникам это сейчас говорю, просто такова модель административной работы. Но бизнес-структура, действующая в предпринимательском формате, нацелена НА ПОЛУЧЕНИЕ ПРИБЫЛИ. Что называется, почувствуйте разницу. Да, тут тоже могут быть государственные ассигнования, но уже на исключительно возвратной основе. Да еще и с прибылью для того же государства. Вот почему идея госкорпорации развития Дальнего Востока для нашего региона наиболее актуальна. Государственные задачи на основе четкого стратегического планирования и предпринимательский подход в решении этих задач — вот основа развития Дальнего Востока. — И вот мы с вами опять вернулись к идее возрождения госплана, но уже в современных реалиях. Я имею в виду долгосрочный формат реализации проектов. — А это, на мой взгляд, единственный вариант системного развития не только Дальнего Востока, но и всей страны. Чтобы двигаться к определенной цели, необходимо четко обозначить саму цель. А после этого можно продумывать и конкретные пути, что является уже типично технологическим моментом.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

мы станем создавать схемы, при которых иностранные инвесторы будут привносить в производственный процесс свои передовые технологии? Да без вариантов, это одна из ключевых задач. Наконец, мы будем взимать с таких зарубежных компаний налоги и иные платежи? Безусловно, ведь это требование закона. А теперь вопрос: с какой стати, при таких преференциях для нашей страны, мы еще и станем обременять иностранный бизнес какими-то дополнительными условиями, связанными, например, с тем, где этому бизнесу брать рабочую силу? Это личное дело руководителя компании, и вмешиваться в этот процесс мы не имеем права. Да и незачем отпугивать потенциального инвестора сторонними обременениями. Пусть у него работают хоть китайцы, хоть таджики. — А как же дальневосточники? Ведь трудоустройство наших жителей было и остается серьезной проблемой. А уж коль скоро речь идет о развитии Дальнего Востока, то без решения этого вопроса обойтись довольно сложно. — Ну, тут опять-таки есть два момента. Вопервых, не надо забывать, что претенденты на работу в наших предприятиях (я имею в виду квалифицированных и не только квалифицированных рабочих) в очередь не выстраиваются. Несмотря, кстати, на вполне достойные зарплаты. По крайней мере, дорожный рабочий получает минимум в двадва с половиной раза больше, чем охранник супермаркета. О причинах такого кадрового перекоса я сейчас говорить не стану. Они и так очевидны, эти причины. Не случайно моя любимая пословица звучит так: «Кто не хочет работать — ищет причину, кто хочет — ищет возможности». Поэтому, когда некоторые работодатели говорят о необходимости ужесточать требования КЗоТа к наемным работникам, я лишь руками развожу: коллеги, ну уволите вы бездельника или пьяницу, а дальше что?

9


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема / Якутия сегодня

«Стрельба

у нас в кро

нужна хорош Как развивается спорт в Якутии? Кто представляет республику на Олимпиаде в Сочи? Почему якутские стрелки до сих пор не завоевывали олимпийское золото? Что общего между играми «Дети Азии» и юношеской олимпиадой? Реально ли готовить спортсменов, начиная с детского сада? Обо всем этом мы и побеседовали с министром спорта РС (Я) Михаилом ГУЛЯЕВЫМ. Досье

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

Три момента

10

— Михаил Дмитриевич, не секрет, что Якутия считается одним из  самых спортивных регионов Дальнего Востока. По  крайней мере, если судить по  тому количеству чемпионатов самого высокого уровня, которые у  вас проводятся регулярно. И вот скажите, трепетное отношение к спорту — это для ваших земляков какая-то раз и навсегда устоявшаяся традиция? — На мой взгляд, тут проявляется сразу несколько моментов. И начну с того, что суровые северные условия влияют на формирование сильных характеров. А это как раз типично спортивная особенность. У нас ведь и климат, и сама природа способствуют тому, чтобы человек был готов к преодолению трудностей. Более того, выжить на  Севере в  одиночку невозможно, у нас в принципе все отвечают друг за друга. И это также влияет на спортивные результаты людей, поскольку командный дух у нас, что называется, в крови. Второй момент  — руководство РС (Я) уделяет развитию спорта самое пристальное внимание. Тут не стоит далеко ходить за примерами. Наберите в поисковой системе Интернета словосочетание «в Якутии сдан новый спортивный комплекс», и на вас обрушится шквал сообщений на эту тему. У нас и года не проходит, чтобы не появился новый спортивный объект. И  это лишь часть комплексных мер по поддержке спорта. Наконец, третья составляющая успеха  — в Якутии сильны спортивные традиции. И вот что показательно. Наша республика всегда была и  остается отдаленным от  центральных территорий страны регионом. От этого никуда не денешься. Поэтому для  наших спортсменов участие в  Олимпийских играх или международных чемпионатах всегда имеет особенное значение. Понимаете? Например, если ты тренируешься в Москве и  получаешь право защищать честь страны на Олимпиаде — это, конечно, очень почетно. Но тем более почетно получить путевку на  Олимпийские игры тому, кто готовился к рекордам в Якутии, что называется, на краю земли. Поэтому мы всегда гордились и будем гордиться своими олимпийцами. — Насколько я  знаю, якутские спортсмены не раз становились призерами Олимпийских игр. Кто эти люди? — Они становились не просто призерами, но и  однозначными победителями. Хотя, сами понимаете, на любой олимпиаде даже третье место  — это уже однозначный успех мирового уровня. Что же касается конкретных имен, то я вам так отвечу. Для нас имена борцов вольного стиля Романа ДМИТРИЕВА, Павла ПИНИГИНА, Александра ИВАНОВА и выдающегося тренера Дмитрия КОРКИНА — это символ не только спорта, но и духовности. Как и имя Тимира ПИНЕГИНА,

ГУЛЯЕВ Михаил Дмитриевич родился 25 января 1956 года в селе Мугудай Чурапчинского района Якутской АССР. В 1979 году, после окончания Якутского педучилища, работал преподавателем и воспитателем в школе-интернате. В 1981 году поступил в Омский институт физкультуры, по окончании которого трудился организатором внеклассной и внешкольной работы в Диринской средней школе. В 1986–1991 годах возглавлял детско-юношескую спортивную школу (ДЮСШ). В 1999 году он организовал и стал руководителем высшего колледжа физической культуры, который через короткое время был реорганизован в Чурапчинский государственный институт физкультуры и спорта. В 2003 году М.Д. Гуляев был назначен председателем Госкомитета РС (Я) по физкультуре и спорту. И за 10 лет под его руководством в республике не только постоянно строились новые спортивные объекты и проводились соревнования самого высокого уровня, но и формировалась нормативно-правовая база, благодаря которой якутский спорт получил импульс для системного развития. В 2011 году М.Д. Гуляев был назначен руководителем дирекции строящихся спортивных сооружений. А в феврале 2013 года указом президента РС (Я) Е.А. Борисова был назначен министром спорта РС (Я). Доктор педагогических наук. Заслуженный работник физической культуры и спорта РФ и РС (Я), почетный работник общего образования России.

первым из якутских спортсменов завоевавшего олимпийского золото еще в 1960 году в Риме. Ни до него, ни после никто из наших спортсменов не одерживал победы в парусном спорте. А  возьмем в  качестве примера тяжелоатлета Владимира ГОЛОВАНОВА, взявшего «золото» на Олимпиаде 1964 года в Токио. Его олимпийский и мировой рекорд наблюдал весь спортивный мир. Но и спустя годы наши земляки также были в  числе первых. Например, на Олимпиаде в Сеуле (1988 год) Мария КУЛЬЧУНОВА-ПИНИГИНА выиграла эстафету в составе сборной СССР. Да и  наша новейшая олимпийская история тоже имеет славные страницы. Всего чуть-чуть недотянул до  «бронзы» в  Сиднее (Олимпиада-2000) борец-вольник Герман КОНТОЕВ. Зато на  Олимпиаде в  Пекине (2008 год) наш спортсмен Георгий БАЛАКШИН впервые в истории якутского бокса стал бронзовым призером. А четыре года спустя в Лондоне толкательница ядра Евгения КОЛОДКО завоевала «серебро». И это далеко не полный список спортсменов, в разные годы и на разных Олимпиадах добивавшихся впечатляющих результатов. Я  уж не говорю о  чемпионатах мира или страны, в которых якутяне также постоянно принимают участие и  одерживают победы. Тут вообще можно перечислять очень долго.

Гордимся мы и своими паралимпийцами, а также сурдлимпийцами. Например, в 2009 году на Сурдлимпийских играх в Китае (г. Тайбэй) борец-вольник Сергей НИКОЛАЕВ стал золотым призером. А  пловчиха Анастасия ДИОДОРОВА завоевала «серебро» на  Паралимпийских играх в  Пекине (2008 год). Ну а  лондонская Паралимпиада вообще стала урожайной на медали для  наших спортсменов. «Серебра» удостоился Владимир БАЛЫНЕЦ (пауэрлифтинг), а «бронзы» — Степанида АРТАХИНОВА (стрельба из блочного лука). Так что своими рекордами и своими спортсменами Якутия гордится по праву. Это, без преувеличения, славные страницы нашей истории.

Серьёзное подспорье

— Кто из  якутских спортсменов представляет Россию на  Олимпийских играх в  Сочи? И  вообще, за кого болеть будете? — Что значит, за кого будем болеть? За Россию, естественно. За всех наших спортсменов, ведь Олимпиада 2014 года в Сочи — наша общая гордость. И болеть мы станем за нашу сборную. Что же касается поддержки конкретных спортсменов, то тут дело обстоит так. Наша республика поддерживает олимпийского чемпиона 2010 года в  Ванкувере и  двукратного чемпиона мира лыжника (личный спринт) Никиту КРЮКОВА. Этот молодой человек для Якутии стал, без преувеличения, родным. Как и  бронзовый призер Ванкувера Алексей ПЕТУХОВ (лыжи, командный спринт), которого тоже поддерживает наша республика.

— Это правда, что российские лыжники тренировались в Алдане? — Да, правда, в Алдане проходили тренировочные мероприятия не только лыжники, но и мужской состав биатлонистов. Там ведь не так давно был построен современный спортивный комплекс, который позволяет проводить тренировки на  мировом уровне. Это весьма серьезное подспорье и  для титулованных спортсменов, и для тех ребят, у  которых спортивная карьера только начинается.

С  детского сада — Кстати, о будущих чемпионах. Якутия известна еще и  тем, что у  вас в  Чурапчинском улусе находится единственный в  мире институт физкультуры, расположенный в сельской местности. И именно вы, Михаил Дмитриевич, как известно, были вдохновителем этого проекта, а также первым ректором спортивного вуза. Как вы считаете, идея себя оправдала? — Она не просто себя оправдала, но и  с годами приобрела совершенно новые и, без преувеличения, уникальные формы. Но начать я хотел бы с того, что сам институт появился благодаря мощной поддержке первого президента РС (Я) Михаила Ефимовича НИКОЛАЕВА. Именно он 3 февраля 1999 года, то есть ровно 15 лет назад, подписал указ № 672 о создании Чурапчинского государственного института физической культуры и спорта. И за прошедшее время этот вуз стал мощнейшей базой для  подготовки кадров. Это — настоящий фундамент, благодаря которому спортивная жизнь, физическая культура в  нашей республике становятся реальным воплощением системной государственной политики. Но какой бы хорошей ни была идея, она должна постоянно развиваться и  совершенствоваться. Иначе рано или поздно, но наступит застой. Вот и  Чурапчинский институт постоянно видоизменяется в лучшую сторону. С  учетом даже самых отдаленных перспектив.


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

шая база»

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

ови, но для побед

Азии» официального олимпийского патроната. Сами понимаете, насколько это повышает статус наших международных состязаний. А  еще свой патронат нам предоставили олимпийский совет, Азиатский олимпийский комитет и ЮНЕСКО. Но тут ведь еще и другая история проявилась. Руководители МОК, в  свое время, загорелись идеей проведения юношеских олимпийских игр. И  в 2010 году в  Сингапуре состоялась первая летняя юношеская олимпиада, которая теперь проходит раз в  два года. Так вот, к  этой идее, насколько мне известно, представители МОК пришли в том числе и благодаря «Детям Азии». Так что идеология проекта приобретает самое широкое воплощение. Я уж не говорю о том, что «Дети Азии» стали стимулом для строительства замечательных спортивных объектов, например по-своему уникального спорткомплекса в Якутске, который уже стал одним из архитектурных украшений республиканской столицы.

Наши приоритеты

— Что вы имеете в виду? — Не секрет, что для подготовки хорошего спортсмена требуются долгие годы и  качественная база. Но идеальный вариант  — это когда ребенок начинает приобщаться к спорту в самом раннем возрасте, а  затем его поэтапно готовят к спортивной карьере. Вот мы и внедряем сейчас в Чурапчинском улусе систему непрерывного спортивного образования по схеме: детский сад—школа— институт. Да, это довольно долгий процесс. Но мы же ведем речь не о каких-то сиюминутных достижениях, а  о будущем нашей республики, о будущем России. Думаю, при нашем системном подходе лет через 15–20 большой спортивный мир еще оценит достижения ребят, прошедших «чурапчинскую школу». Впрочем, я  сейчас говорю об отдаленной перспективе, о первых итогах нашего эксперимента. Не стоит забывать, что и сейчас у нас идет серьезная подготовка спортсменов, которые всё чаще становятся победителями чемпионатов самых высоких уровней.

Динамичное развитие — Какие виды спорта в Якутии развиваются особенно динамично?

От  первых до  шестых — Международные спортивные игры «Дети Азии» известны далеко за пределами России. Чем будут отличаться шестые игры от первых? — Знаете, все мы с  большим интересом участвуем в развитии этой идеи. Я помню, когда в 1996

году в Якутии впервые проходили игры «Дети Азии», мы искренне радовались тому, что к нам приехали 250 участников из 7 стран. Нам казалось, что это предел мечтаний. Но уже на пятых играх, проходивших у нас в 2012 году, в республику приехали свыше 2,5 тысячи юных спортсменов из 27 стран. А через два года, мы надеемся, численность участников будет значительно увеличена. — Насколько значительно? — Не хочу загадывать заранее. Мы хоть и не суеверные люди, но не стоит бежать впереди паровоза. Поговорим ближе к  окончанию подготовительного периода.

И  президент, и  МОК — Это правда, что глава республики Егор Афанасьевич БОРИСОВ лично принимает участие в  подготовке крупных спортивных мероприятий, в  том числе игр «Дети Азии»? — На  том уровне, на  котором положено главе региона  — да, принимает. Егор Афанасьевич вообще вносит большой вклад в  развитие физической культуры и  спорта. Ведь поймите, мы ведем речь не просто о рекордах или о медалях. Для нас спорт — это, прежде всего, физическое и духовное здоровье народа. И в первую очередь будущих поколений. Ничего важнее этого и  быть не может. Поэтому внимание главы РС (Я) здесь вполне объяснимо. Например, по  поводу проведения игр «Дети Азии» Егор Афанасьевич уже трижды встречался с руководством Министерства спорта РФ. Так что работа идет на  всех уровнях. И, конечно же, коллектив нашего министерства делает все возможное, чтобы спорт и физическая культура в Якутии были на высоте. — В  том числе и  на уровне Международного олимпийского комитета, не так ли? — Если вы имеете в  виду то внимание, которое уделяют играм «Дети Азии» представители МОК, то да, это правда. Не случайно еще в 2012 году президент МОК Жак РОГГЕ направил нам письмо, в котором было четко заявлено о  предоставлении играм «Дети

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

— У  нас четыре однозначных приоритета — вольная борьба, бокс, легкая атлетика и  мини-футбол. И  результаты в  этих видах спорта у наших ребят весьма значимые. Например, республиканский мини-футбольный клуб «Заря» под руководством тренера Олега МАРЧЕНКО уже традиционно входит в первую тройку чемпионата России. — А как же стрельба? Вопрос не праздный, ведь северные люди — это прирожденные стрелки. Стрелки, так сказать, на генетическом уровне. Почему же пулевая или стендовая стрельба не входят у вас в разряд топовых? — Просто до недавнего времени у нас не было современной базы для  подготовки стрелков мирового уровня. Ведь тут важно не просто обладать врожденными способностями, но еще и  соответствовать строго определенным критериям подготовки. Причем критерии, как вы понимаете, разные — стендовая стрельба, пулевая стрельба, компакт-спортинг, стрельба из  лука,— всё это требует разных подходов. Но теперь всё меняется в  лучшую сторону. Не за горами тот день, когда наши ребята станут тренироваться в универсальных, современных тирах под руководством известных мастеров. Вот тогда и результаты будут. Причем, надеюсь, мирового уровня, поскольку, как вы правильно заметили, наши люди  — стрелки прирожденные. Тем более что и  сейчас нам есть кем гордиться. Например, наш спортсмен Айаал МАКАРОВ уже стал чемпионом мира по компактспортингу.

— Еще одно значимое направление в  деятельности вашего министерства  — спортивные игры народов Якутии. Где они будут проходить в 2014 году? — В селе Намцы, где сейчас идет строительство крупного стадиона и современного спортивного комплекса. Кстати, для  нас игры народов Якутии, как и  игры «Дети Азии»,— это не просто состязания, но еще и  возможность построить новые спортивные объекты. Но главное, конечно, это спорт как идея, как мощнейшая идеология, объединяющая представителей всех народов, которые населяют нашу замечательную республику. — А как у вас развиваются национальные виды спорта? Ведь тут-то речь идет о  сохранении именно национальной, а значит, и духовной идентичности. — В этой связи хочется сказать отдельное спасибо президенту РФ Владимиру Владимировичу ПУТИНУ, благодаря которому в нашей стране отношение к национальным видам спорта приобрело качественно новый характер. Если раньше эти виды развивались в  известной степени хаотично, по  принципу — что хочет тот или иной регион, то пусть и развивает, то теперь ситуация изменилась. У  регионов осталась полная свобода действий, но при этом появился утвержденный на  федеральном уровне реестр из  пяти приоритетных национальных спортивных направлений. Из них три вида спорта — наши, якутские. Сами понимаете, это стало результатом планомерной работы руководителей и спортсменов Якутии. — Какие якутские виды спорта имеются в виду? — Мас-реслинг, хапсагай и якутские прыжки. Теперь это наш официально утвержденный спортивный бренд. Хотя это не означает, что мы перестанем уделять внимание другим национальным видам спорта. Всё у  нас делается в  комплексе. Не случайно наша республиканская спартакиада по национальным видам спорта на призы В. МАНЧААРЫ вызывает пристальное внимание не только среди якутян, но и  среди жителей других регионов. — Спорт требует серьезных инвестиций. Сколько средств выделяется в  Якутии на профильное финансирование? — В  2013 году более 2 миллиардов рублей. Впрочем, деньги в  этом случае хоть и  имеют большое значение, но главное всё-таки заключается в  другом. Якутия, действительно, стала одним из самых спортивных регионов страны. Но по-настоящему серьезные спортивные достижения у  нас еще впереди. Беседовал Александр МАТВЕЕВ Фото Анастасии РЫЖИКОВОЙ

11


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема / Якутия сегодня

Дорожный ком локомотив эк

«

Производственный бизнес на Севере — тема отдельного разговора. Здесь производственные предприятия работают в особых климатических, географических и экономических условиях. О том, какие проблемы являются для транспортных строителей наиболее актуальными, на примере своей компании нам рассказал генеральный директор ООО «Дорожник» (Чурапчинский район) Гаврил ВЛАДИМИРОВ. Гаврил ВЛАДИМИРОВ, генеральный директор

Наши пожелания

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

— Гаврил Гаврильевич, насколько я знаю, ваша компания выполняет весь комплекс дорожных работ  — от  строительства и  ремонта до  содержания. Но начать хотелось бы именно с содержания, поскольку тут есть проблема, актуальная для  многих участников рынка. Как рассказывают ваши коллеги — руководители отраслевых предприятий, если на обслуживание федеральных автотрасс выделяются значительные средства, то дороги муниципального значения финансируются по  остаточному принципу. Что вы можете сказать по этому поводу? — Во-первых, я хочу отметить следующее — мы не привыкли кого-то критиковать или слишком остро высказывать свои позиции. Наверное, это удел политиков. Мы же  — производственники, поэтому все проблемы я буду обозначать как наши пожелания. Тем более что конструктивные предложения всегда предпочтительнее огульной критики. Ну а теперь конкретный пример, связанный с вашим вопросом. Наша компания содержит 100 километров федеральной автодороги «Колыма» (км 90–км 190). И по итогам аукциона на обслуживание трассы в текущем году нам выделяется чуть больше 49 миллионов рублей. Это, кстати, не слишком большие деньги. Но качественно работать в этих ценовых параметрах всё-таки можно. Тем более что сейчас, слава Богу, срок содержания дорожных объектов увеличен до пяти с половиной лет. Это, конечно же, прогресс. При длительных сроках обслуживания мы можем системно планировать свою работу на  годы вперед. Так что тут всё более или менее хорошо. Что же касается дорог муниципального значения, то в этой связи всё обстоит иначе. Наше предприятие содержит в  общей сложности 201 километр таких трасс. И  на их годовое обслуживание нам выделяется

12

1 миллион 800 тысяч рублей. А вот теперь возьмем в  руки калькулятор и  посчитаем: на  содержание одного километра муниципальной автотрассы приходится менее 9 тысяч рублей в год, а в месяц этот показатель вообще составляет 746 рублей с  копейками. Так что проблема с  финансированием очевидна. Тем более что и состояние самих муниципальных трасс оставляет желать лучшего. Из всего объема обслуживаемых нами дорог муниципального значения всего 10 процентов обладают твердым покрытием. Всё остальное — это типичные грунтовки. — Но ведь сейчас в  районах воссоздаются дорожные фонды. Это вам помогает? — Пока нет, поскольку дорожный фонд в  нашем улусе стал формироваться совсем недавно, причем благодаря усилиям нового главы Чурапчинского улуса Андрея Тимофеевича НОГОВИЦЫНА, избранного на этот пост в  октябре прошлого года. И  мы надеемся, что со временем тут будет наблюдаться позитивная динамика. Хотя всех проблем это не решит.

Нужна поддержка — И какой выход из ситуации? — По моему мнению, тут без федеральной поддержки не обойтись. Именно федеральной поддержки, я это хочу подчеркнуть особо. Республиканские власти, во главе с президентом РС (Я) Егором Афанасьевичем БОРИСОВЫМ и  так делают всё возможное для  поддержки муниципальной дорожной сети. Например, прошлый год у нас был назван годом сельского хозяйства. И в рамках этого на  селе велось довольно большое строительство. Однако возможности регионального бюджета не безграничны. Поэтому было бы желательно, чтобы федеральные программы распространялись и  на муниципальный дорожный сектор на  Дальнем Востоке. — Как вы считаете, это возможно? — Повторюсь еще раз, я лишь высказываю

наши пожелания. Но в  то же время по  отношению к  Дальнему Востоку мы уже наблюдаем хорошие, позитивные тенденции. Руководство нашей страны, и в первую очередь президент РФ Владимир Владимирович ПУТИН, а также председатель правительства РФ Дмитрий Анатольевич МЕДВЕДЕВ, реальными делами подчеркивают свою заинтересованность в развитии Дальневосточного федерального округа. Создано Министерство развития Дальнего Востока, готовится государственная программа поддержки дальневосточных территорий, планируется вливать серьезные средства в  экономику нашего региона. Было бы желательно, чтобы в  перечень приоритетных проектов вошли строительство, реконструкция и  содержание дорог муниципального значения. Для наших территорий это, наверное, самое главное. Особенно для Якутии, где автотрасс в принципе мало. Это не позволяет на должном уровне развивать местные промышленные проекты, например сельское хозяйство. Тут ведь всё просто  — если к  какому-то селу приходит нормальная автотрасса с твердым покрытием, у  сельчан появляются дополнительные возможности для  развития сельхозпроизводств. Дорога всегда была и будет локомотивом экономики. Я  уж не говорю, что в  нашем случае это еще и  важнейший социальный аспект. Поэтому я уверен, если государство заинтересовано в том, чтобы на Севере жили люди, если федеральная власть хочет реально остановить отток населения в европейскую часть страны, значит, особое внимание необходимо уделять именно муниципальным дорогам. Будут в  селах нормальные дороги  — будут развиваться и  остальные экономические и социальные направления. Это  — наше взвешенное пожелание федеральным руководителям.

О  топливе и  тарифах — Но, насколько я  знаю, у  транспортных строителей Якутии хватает и других проблем? — На мой взгляд, требует решения и ситуация с топливом, сложившаяся в Якутии. Вот вы знаете, сколько стоит дизельное топливо в западных регионах России? — Как ни странно, знаю. Накануне нашей командировки в Якутию наши журналисты собирали эти сведения. — Ну и сколько? — Например, в Москве тонна дизтоплива стоит в среднем 29 тысяч 500 рублей, в Самаре — 30 тысяч, в Ярославле — 32 тысячи 700 рублей, а в Краснодаре минимальная цена на  дизельное топливо вообще составляет 23 тысячи 100 рублей за тонну. — Хорошие цены. Особенно с учетом того, что у нас тонна дизельного топлива еще осе-

Василий Захаров, заместитель генерального директора нью стоила 39 тысяч 800 рублей, в  начале зимы — 41 тысячу, а сейчас — 43 тысячи. Вот и судите сами, в каком положении находится производственный сектор на Севере страны. Я понимаю, что государство не может в одночасье отрегулировать этот момент. Что тут всё диктуется рыночными условиями. Но наши затраты от этого, конечно же, постоянно наращиваются. А  взять в  качестве примера энерготарифы для  промышленных предприятий. За электроэнергию мы платим в 4 раза больше, чем наши коллеги в той же Иркутской области. Только у нашего, не слишком большого предприятия ежегодные расходы на  отопление и  освещение составляют порядка 10 миллионов рублей. И  при наших 50градусных зимних морозах в этом нет ничего удивительного. И  я вам так скажу  — цены на  топливо, ГСМ и  электрическую энергию в расходах нашего предприятия (наверное, как и  всех производственных предприятий Якутии) составляют минимум 40 процентов. Еще не менее 50 процентов  — это затраты на  зарплату и  прочие выплаты. Вот такие у нас пропорции.

Верю в  мудрость — И что делать? — Я  верю в  мудрость руководителей нашего государства. Тем более что сейчас они и сами говорят о необходимости эффективно решать проблемы отдаленных территорий. Так что стоит надеяться на  лучшее. Более того, мне очень отрадно, что сейчас власть прислушивается к мнению дальневосточных производственников. Это особенно видно на примере Якутии, где нас постоянно приглашают на  любые заседания и  совещания в правительственные структуры республики. Мы не останемся один на  один со своими проблемами. Не случайно говорят, что на  Севере чужих проблем не бывает, все общие. Это так и  есть. Иначе у  нас просто не выжить. Но вот теперь и  федеральная власть стала ближе к  народу, к  нашему производственному сектору. Возьмем в  качестве примера создание Министерства развития Дальнего Востока. Это же институт прямой взаимосвязи между правительством, то есть государством, и  нашими регионами, в  первую очередь


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

мплекс — кономики»

доЛГо И доРоГо

вЫХод ЕСТь — Сейчас полпредство президента рФ в ДФо и другие структуры готовят программу развития Дальнего Востока. Насколько я понимаю, у вас это вызывает чувство оптимизма? — Безусловно! От принятия такой программы — реально работающей программы, кстати,— выиграет не только Дальний Восток, но и экономика всей России, поскольку наша территория была и остается богатейшей ресурсной базой государства. Но чтобы эта база успешно функционировала, необходимо поощрять именно местных производственников. Вахтовым методом наш регион не освоишь, это утопия. Это сделать могут лишь те, для кого наша земля не просто место работы, а малая родина. Кто корнями связан с этой землей. Кто является ее полноценным хранителем. — Вы верите, что федеральная власть это понимает? — По крайней мере, мне хотелось бы в это верить. Повторюсь еще раз, руководители государства не раз высказывали свою позицию о том, что Дальний Восток должен стать территорией опережающего экономического развития. Но это развитие должно базироваться, в первую очередь, на местных производственных силах. Поэтому поддержку нужно оказывать, главным образом, своим производственникам. Это не только мое мнение, но и позиция подавляющего большинства людей, работающих в нашем регионе.

НАшИ ПРИоРИТЕТЫ — Но, несмотря на все сложности, Гаврил Гаврильевич, ооо «Дорожник» занимает весьма прочные позиции на отраслевом рынке территории. о вас говорят так: эта компания может выполнить задачу любого уровня сложности. Как вам удается не просто держаться «на плаву» но и постоянно увеличивать производственные обороты? — Особого секрета здесь нет. Мы просто качественно и с полной отдачей выполняем свою работу. Я вам один пример приведу.

В рамках подготовки к проведению спартакиады по национальным видам спорта на приз В. МАНЧААРЫ, которая проходила в Чурапчинском районе летом прошлого года, мы должны были заасфальтировать четыре с половиной километра дороги. По первоначальному проекту стоимость этого объекта была определена в 100 миллионов рублей. Но впоследствии, после аукциона, она понизилась до 50 миллионов. Кто-то скажет — хорошие деньги для четырех с половиной километров. Да, для российского запада, может, и хорошие. Но я вам покажу нашу калькуляцию — более 22 миллионов от этого финансового объема ушло на инертные материалы, которые мы были вынуждены возить на участок за 300 километров. Еще в 12 с лишним миллионов нам обошелся битум, доставляемый из Ангарска. Остальная сумма была затрачена на сопутствующие материалы, дизельное топливо, мазут, обслуживание АБЗ и техники и на покрытие прочих расходов. В результате на этом объекте мы сработали фактически себе в убыток. Я уж не говорю о том, что сам аукцион проводился в апреле, а заасфальтировать дорогу нужно было к июню. Сроки, как вы сами понимаете, не просто поджимали, они буквально давили. И работали мы просто на износ, круглосуточно. Да еще и без денег, в долг, поскольку средства перечислялись, мягко говоря, не слишком активно. Спасибо, поставщики верили нам на слово. Но, несмотря на все проблемы, свою задачу мы выполнили в установленные сроки. И выполнили на отлично. Это отметили и заказчики, и глава республики Егор Афанасьевич Борисов, и многочисленные гости спортивного праздника. Для нас это была высшая оценка, ведь мы выдержали своего рода экзамен на производственную зрелость. Тем более что в Чурапчинском районе с 2007 года вообще никто не занимался асфальтированием. Да и остальные дорожные работы тут велись по остаточному принципу. Но в 2013 году, во время подготовки к национальной спартакиаде ситуация стала меняться в лучшую сторону. Например, только в райцентре мы реконструировали 19 улиц, уложив 14 километров 200 метров твердого покрытия. Плюс ко всему отремонтировали участок федеральной автотрассы «Колыма». Так что

работы у нас хватало. А с приходом нового главы Андрея Тимофеевича Ноговицына в районе дорожной отрасли вообще стало уделяться самое серьезное внимание. Так что поводы для оптимизма у нас есть. Но самым главным фактором успеха являются, конечно же, наши люди. Замечательные труженики и профессионалы высокого уровня. Например, заместитель генерального директора нашей компании, почетный дорожник России Василий Петрович ЗАХАРОВ проработал в отрасли более 30 лет. Василий Петрович — душа и мозг нашего коллектива. Также хотелось бы сказать спасибо таким людям, как механик экскаватора Алексей Васильевич ЛЕБЕДЕВ, старший оператор АБЗ Николай Семенович ЗАХАРОВ, водитель Иннокентий Михайлович ГОВОРОВ, начальник участка федеральной автодороги Спартак Васильевич ПАХОМОВ и многие другие. Все эти люди являются золотым фондом нашей компании. И с ними нам по плечу любое дело. — Последний вопрос. Вы, Гаврил Гаврильевич, человек в Чурапчинском улусе и вообще в Якутии известный. И не только как производственник, но еще и как ветеран боевых действий в Чеченской республике, а теперь — председатель районного отделения Союза воинов — участников боевых действий. Насколько я знаю, вы воевали в Чечне в самый разгар первой компании. Какую работу вы ведете в этом направлении? — Я бы не хотел останавливаться на всех подробностях этого дела, но один момент озвучу обязательно. В 1996 году в Чечне погиб мой друг, наш чурапчинский парень Роман НОГОВИЦЫН. И у нас есть идея назвать его именем районный чемпионат по пулевой стрельбе. Я, кстати, еще и председатель этой стрелковой федерации в нашем улусе. Так что память нашего друга будет обязательно увековечена. Ведь право на достойную жизнь имеют лишь те, кто не забывает имена своих героев. И еще хочу пожелать всем производственникам, занятым в нашей отрасли, всегда поддерживать друг друга. Ведь только вместе мы можем добиться позитивных перемен, достичь высоких результатов. Всем желаю удачи! Беседовал Александр МАТВЕЕВ

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

— Какой именно? — К сожалению, нормативная база на Севере также не всегда соответствует реалиям сегодняшнего дня. Речь идет, например, об оформлении лицензий на карьеры ПГС. Мы тратим слишком много времени и денег для решения этого вопроса. Хотя мы же планируем разрабатывать не золотые или алмазные месторождения, а природные запасники песчано-гравийной смеси. Мы ведь не для себя дороги строим и ремонтируем, а именно для государства. Но когда мы вынуждены перевозить щебень на участки за десятки километров, то это опять-таки ложится бременем на нашу экономику. Впрочем, здесь тоже есть отрадный момент. Насколько я знаю, представители региональных агентств по недропользованию уже предлагали упростить решение этого вопроса. Я с ними полностью согласен. Это станет серьезным подспорьем для транспортных строителей в Якутии. — а можно ли уже сейчас оформлять лицензии на карьеры ПГС? — Можно, конечно. Но всё это, повторюсь

еще раз, долго и дорого. Вот не так давно мы кое-как, с большим трудом оформили две такие лицензии и заплатили за это около 2 миллионов рублей.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

промышленными структурами. Так что позитивные сдвиги уже есть. — Какое еще пожелание представителям федеральной власти вы могли бы высказать? — Вот смотрите, и по ФЗ-94, и по ФЗ-44 всё распределение государственных заказов происходило и происходит по системе аукционов, где определяющим фактором победы является ценовое снижение. А порой и откровенный демпинг, о чем не раз говорили руководители самых высоких уровней. И получается, что если на аукцион выходят компании из западных регионов России и из Якутии, то первые сразу приобретают серьезное преимущество, поскольку у них нет тех расходов, которые имеются у нас. Например, северные надбавки своим специалистам они не платят, а мы это обязаны делать по закону. Вот хотя бы на один этот параметр они могут, в отличие от нас, «ронять» цены на торгах. Я уж не говорю о других факторах. У нас на Севере буквально всё стоит значительно дороже, нежели на западе страны. Поэтому было бы очень хорошо, если бы федеральная власть выправила этот дисбаланс. Есть и еще один вопрос, требующий решения на федеральном уровне.

13


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема / Якутия сегодня

ЧЕМПИОНОВ НАЧИН В ДЕТСКО

«

Спорт в Якутии развивается чрезвычайно динамично. И это не просто слова. Достаточно заглянуть в Интернет, чтобы понять — спортивная жизнь в республике просто бурлит. Это касается и проведения самых статусных спортивных игр, и строительства новых стадионов и спорткомплексов, и подготовки чемпионов. Поэтому наш разговор с ректором Чурапчинского государственного института физической культуры и спорта, профессором Иннокентием ГОТОВЦЕВЫМ получился полноценным и однозначно интересным.

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

ПРОГРАММА-МАКСИМУМ

14

— Иннокентий Иннокентьевич, в этом году Чурапчинский государственный институт физической культуры и спорта отметил свое 15-летие. И говорить об уникальности вашего вуза можно долго. Хотя бы потому, что это одно из очень немногих в мире высших учебных заведений, расположенных в сельской местности. А уж для института физкультуры и спорта это однозначный эксклюзив. Но хотелось бы спросить вот о чем — а какую программу-максимум вы, как ректор, выдвигаете для себя? Чего хотите добиться в конечном итоге — максимально пополнить своими студентами сборную страны на будущих олимпиадах? Воспитать как можно больше чемпионов мира? Или еще что-то? — Если говорить именно о программемаксимум, то я не стал бы акцентировать внимание исключительно на чемпионах и рекордах. Потому что это хоть и важная, но, по большому счету, текущая работа. Тем более что основы подготовки выдающихся спортсменов были заложены у нас гораздо раньше. Как вы, наверное, знаете, именно у нас в районе выдающийся тренер по вольной борьбе Дмитрий КОРКИН воспитал сразу трех олимпийцев — Романа ДМИТРИЕВА, Павла ПИНИГИНА и Александра ИВАНОВА. И все эти люди — не только наша, но и общероссийская спортивная гордость. Да и впоследствии многие выходцы из Чурапчинского района демонстрировали значимые результаты на самых престижных соревнованиях планеты. И не только на Олимпиадах. Но когда в 1999 году по инициативе Михаила Дмитриевича ГУЛЯЕВА и Анастасии Петровны ОКОНЕШНИКОВОЙ при поддержке первого президента Республики Саха (Якутия) Михаила Ефимовича НИКОЛАЕВА был создан Чурапчинский институт физкультуры и спорта, задача ставилась глобальная — сделать всё возможное и невозможное для воспитания здоровых поколений якутян. Рекорды рекордами, а здоровье нации, причем как физическое, так и духовное, всегда было и навсегда останется нашим приоритетом.

Павел ПИНИГИН

Роман ДМИТРИЕВ

Вот это и есть та программа-максимум, о которой вы спросили. — Хорошо, к этому мы еще вернемся. А пока хотелось бы спросить всё-таки о подготовке будущих чемпионов. Какие виды спорта являются для вашего института приоритетными? — А тут всё четко определено руководством страны и Олимпийского комитета РФ. Причем определено для всей Якутии. Министерству спорта РС (Я) поставлены конкретные задачи. А уже наш вуз должен не просто готовить тех или иных спортсменов, но и научно сопровождать этот процесс. Поэтому могу сказать: нашими приоритетами являются вольная борьба, легкая атлетика, бокс, шашки и стрельба. Именно в этих видах спорта нашим ребятам уже удалось добиться серьезных результатов как в Якутии и России, так и за рубежом. Ну и, конечно же, мы не забываем о развитии национальных видов спорта. Это также наш образовательный приоритет.

СИСТЕМА СОЗДАНА — Это правда, что ваш вуз всегда поддерживали и продолжают всемерно поддерживать власти Якутии? — А как иначе? Я уже говорил о неоценимом вкладе первого президента Якутии в создание нашего института. С тех пор спорт для республики — очень важное направление. И нынешний президент РС (Я) Егор Афанасьевич БОРИСОВ также уделяет ему самое пристальное внимание. За примерами далеко ходить не надо. Вот международные спортивные игры «Дети Азии» уже давно стали событием не республиканского и даже не всероссийского, а мирового уровня. Если на первые игры к нам приехали спортсмены из 7 стран, то на пятых играх присутствовали уже 27 национальных команд. А на шестых, наверняка, их будет еще больше. Причем значительно больше. Ну а взять в качестве примера спортивные игры народов Якутии? В тех районах, где они проводились, появились современные стадионы и спорткомплексы. Это для нас знаковый момент. Как и республиканская спартакиада по национальным видам спорта на приз В. МАНЧААРЫ. Так что внимание нам действительно уделяется. Реальное внимание, а не декларативное. Но тут стоит отметить еще один значимый момент. Всё это стало возможным благодаря четкой политике, проводимой президентом РФ Владимиром Владимировичем ПУТИНЫМ. Когда спорт и здоровый образ жизни становятся государственными приоритетами, работается легко и приятно. Не случайно в наш институт не раз приезжал министр спорта РФ Виталий Леонтьевич МУТКО. Он вообще с большим интересом относится к нашим наработкам. Не говоря уж о министре спорта РС (Я) Михаиле Дмитриевиче ГУЛЯЕВЕ, который, во-первых, организовал,

Николай НОЕВ, МС РФ по вольной борьбе а во-вторых, в течение четырех лет возглавлял наш институт. И при такой поддержке мы можем развивать не только вольную борьбу, но и многие другие спортивные направления. — С вольной борьбой у вас в принципе всё понятно. Одно слово — школа Дмитрия Коркина. И, насколько я понимаю, это направление у вас по-прежнему развивается? — Конечно, развивается. Что же касается Дмитрия Коркина, то его вклад в этот процесс поистине неоценим. Вот смотрите, до определенного времени считалось, что в отдаленных регионах СССР готовить борцов-вольников международного класса невозможно. По принципу — тут нужна хорошая база и знаменитые тренеры. Но Коркин однозначно изменил и расклад сил на борцовском ковре, и отношение к нашим вольникам. Это — абсолютно точная оценка. Его ученики блестяще проявили себя и в 1972 году на Олимпиаде в Мюнхене, и четыре года спу��тя на Олимпиаде в Монреале. Не говоря уж о других международных и европейских чемпионатах. И школа Коркина до сих пор остается нашим фундаментом. На тех же Олимпийских играх в Пекине и Лондоне выступали наши студенты Ни-

Ян КАТАКИНОВ, мини-мистер «Вселенная-2013», воспитанник ДОУ Чуораанчык колай НОЕВ и Виталий КОРЯКИН. Причем спортсмены из Якутии «застолбили» за собой не только вольную борьбу. Например, призером пекинской Олимпиады стал боксер Георгий БАЛАКШИН. А толкательница ядра Евгения КОЛОДКО завоевала серебряную медаль на Олимпиаде в Лондоне. Но мы с вами говорим сейчас об олимпийцах. А ведь есть еще другие международные соревнования, на которых якутские спортсмены также демонстрируют отличные результаты. К примеру, борец вольного стиля Виктор ЛЕБЕДЕВ дважды становился чемпионом мира. А легкоатлетка Елена АРЖАКОВА завоевывала «золото» на европейском первенстве. И это далеко не полный список людей, прославивших якутский спорт.


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

довых гимназий. Не случайно наши ребята традиционно участвуют и часто побеждают в республиканских олимпиадах по физике, математике, биологии и другим важным предметам. На самом деле мы преследуем две цели. Во-первых, формируем класс образованных людей. А во-вторых, заранее готовим дорогу для тех, кто рано или поздно покинет большой спорт. Увы, спортивный век недолог. И вопрос социализации спортсменов всегда будет весьма серьезным. Вот поэтому мы буквально подталкиваем многих выпускников института идти по пути: магистратура — аспирантура — докторантура.

ВСЁ БУДЕТ ХОРОШО — И многие ваши выпускники занимаются наукой? — Чтобы не быть голословным, приведу лишь одну цифру — за последние годы наш спортивный вуз подготовил 17 кандидатов наук. И это не считая магистров. Думаю, комментарии излишни. Мы вообще трепетно относимся к тем, кто хочет получить хорошее образование. Не случайно в нашем вузе действует собственная система различных стипендий для талантливой молодежи. Ведь им нужно развиваться уже сейчас. Хотя бы ради возможности делать карьеру после того, как они покинут большой спорт. — Да, интересно. Очевидно, уникальность вашего вуза заключается еще и в том, что вы думаете о судьбах своих выпускников заранее, когда у этих ребят еще вся жизнь впереди? — На мой взгляд, иначе и нельзя. Мы видели перед собой столько трагедий бывших спортсменов, что думать об их адаптации в неспортивном или околоспортивном мире нужно заранее. — Вы сказали о социализации бывших спортсменов. А спортсмены нынешние в социализации нуждаются? — А как же? Это вдвойне важный момент. Но тут я опять бы разделил понятие социализации на две составляющие. Первое — мы ведем речь о научном, социальном и менеджерском сопровождении всех, кто занимается большим спортом. Допустим, наш спортсмен вынужден постоянно летать из Якутии на сборы или соревнования в другие регионы России или другие страны. А это еще и разность часовых поясов, и усталость от перелетов, и другие аспекты. Значит, мы просто обязаны продумать для такого спортсмена все нюансы, связанные с режимом, питанием и так далее. Есть целый комплекс вопросов, нуждающихся в системном решении. Второе. Помимо большого спорта есть еще и физическая культура, а также основы здорового образа жизни, которые должны формироваться в детстве. И социализировать тех ребят, которые не уходят в спорт, также наша цель. В какой-то степени речь идет о спасении поколения. Но если мы не вырвем этих мальчишек и девчонок с улицы, если мы не займем их нормальным делом (например, любительским спортом), последствия могут быть необратимыми. И печальными для всех нас, ведь без здоровой молодежи о нормальном будущем даже мечтать не приходится. Но я оптимист. И с уверенностью смотрю в будущее. Поэтому, на мой взгляд, все наши планы по подготовке высококлассных спортсменов и, самое главное, по воспитанию здоровых поколений жителей Якутии обязательно будут реализованы. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

— Сейчас на баланс нашего вуза будет передан современный тир, где спортсмены получат возможность тренироваться качественно и постоянно. Повторюсь, системно. А кроме Александр этого, к нам на работу приехал ИВАНОВ очень хороший педагог из Москвы, в недавнем прошлом преподаватель МГУ имени М.В. ЛОМОНОСОВА, заслуженный тренер РФ Сергей Александрович ОГНЕВ. У него наработан большой опыт подготовки стрелков экстра-класса. И теперь у этого человека появились все возможности воспитать плеяду учеников в нашем вузе. — Как вам удалось убедить этого тренера переехать из Москвы в Чурапчинский улус Якутии? — Самый большой побудительный мотив для людей такого уровня — возможность реализовать себя. Я ведь сам вел переговоры с Сергеем Александровичем. И знаете, он сказал мне одну интересную вещь — вот, казалось бы, Москва, масса возможностей для тренировок, шикарная база, знаменитые тренеры. А тренировать-то, по большому счету, некого. Понимаете? У подавляющего большинства начинающих спортсменов нет желания с полной самоотдачей посвятить себя спорту, той же стрельбе, например. Тут ведь нужно, как говорится, пахать от рассвета до заката. А в столице таких «пахарей» днем Виталий КОРЯКИН, с огнем не найдешь. Очевидно, МС РФ по вольной борьбе у московских ребят слишком много соблазнов. А у нас всё иначе. У нас БЛИЖАЙШАЯ ПЕРСПЕКТИВА в наслегах сама экологическая и природная — Хочу задать вопрос о стрельбе. Насреда способствует формированию высосколько я понимаю, жители северных коклассных стрелков. Наши ребята готовы территорий в принципе прирожденные учиться стрелять с утра до вечера. И делают стрелки. Тут, наверное, каждый втоони это с благодарностью к своему тренеру. рой — обязательно охотник. Почему ваши Так что возможностей для самореализации стрелки пока не особо заметны на чемдля Сергея Александровича у нас много. И я пионатах мирового уровня? верю, что наши стрелки обязательно выйдут — Ну, нельзя сказать, что они совсем уж на мировой уровень. По крайней мере, не заметны. Например, якутянка Степанида по нашим расчетам, 10 комплектов медаАРТАХИНОВА стала бронзовым призером лей — это для нас далеко не предел. Паралимпийских игр в Лондоне, а якутянин — Речь идет о пулевой стрельбе и пневАйаал МАКАРОВ стал победителем чемпиоматике? ната мира по компакт-спортингу. Впрочем, вы — И о стрельбе из лука тоже. Мы в этой правы, проблема действительно существует. связи хотим проявить себя во всех направКазалось бы, странно, да? Прирожденные лениях. охотники, белке в глаз попадают, и не чемпионы. Но на самом деле ничего странного УНИКАЛЬНАЯ СИСТЕМА тут нет. Пулевая и пневматическая стрельба, стрельба из лука и так далее имеет четкие — Это правда, что вы планируете отспортивные критерии. Тут одной врожденной крыть при институте училище олимпийметкостью не обойдешься. Нужна хорошая ского резерва? тренировочная база, высококлассные тре— Да, правда. Этот проект сейчас активно неры, четкий спортивный режим. Нужно, что прорабатывается. Но тут не стоит употреблять называется, постоянно быть в тонусе. Тогда выражение «при институте», поскольку всё появятся и результаты. И наш институт уже у нас развивается в комплексе. системно движется в этом направлении. — Что вы имеете в виду? — Каким образом? — Вот когда о Чурапчинском государствен-

ном институте физической культуры и спорта говорят, что это уникальный вуз, речь идет не только о нашем местонахождении в сельской местности. Вопрос-то в другом. И именно в нашем комплексном подходе к подготовке спортсменов и специалистов в области спорта. Я понимаю, что выражение «комплексный подход» уже заездили, что комплексным подходом теперь называют всё, что угодно, но в нашем случае иначе и не скажешь. И я объясню почему. Наша образовательная структура работает именно как единый центр. По схеме: детский сад — школа-интернат — институт физкультуры и спорта. А скоро звеном этой же цепочки станет училище олимпийского резерва. — Подождите, если я правильно вас понимаю, то вы готовите спортсменов, начиная с детсадовской группы? — Абсолютно точно. Не случайно психологи говорят, что таланты ребенка можно раскрыть даже в раннем возрасте. Но не менее важно мотивировать его на достижение определенных результатов еще в детском саду. Более того, именно в детсаду ребенок получает основы социального развития. Его ненавязчиво включают в социум и предлагают ему обстоятельства для органичной жизни в социальном пространстве. Это вообще очень важный момент, и в спорте — особенно. Далее, в нашем детсаду воспитанники приобретают интерес к спорту и первые спортивные навыки. А педагоги внимательно смотрят, к чему именно ребенок имеет склонность. Согласитесь, даже если он по своей природе драчливый, то можно направить его энергию в мирное русло, тем самым из потенциального хулигана формировать хорошего боксера. Так и с другими видами спорта. Кроме того, наши детсадовцы получают еще и представление о дисциплине, о самоорганизации, о правилах взаимоотношения с окружающим миром. А это вообще типично спортивные черты. В итоге в нашу спортшколу имени Дмитрия Коркина приходит уже, в хорошей степени, мотивированный человек. У него есть определенный установочный базис. Ну а далее вступают в силу более системные факторы подготовки хороших спортсменов. Школьник оказывается в социальной среде, где спорт— это не просто турник или беговая дорожка, а часть большого мира. И ребенок начинает чувствовать свою сопричастность к этому миру, к этому пространству. Тут уже в образовательный процесс включается и наука. В итоге к окончанию школы мы получаем готового спортсмена. И в институте его уже будут приводить в соответствие с мировым спортивным уровнем. Вот в чем и заключается смысл непрерывного спортивного образования. — А нет ли тут опасности при таком подходе лишить детей чего-то еще? Например, возможности развиваться в других областях? — Вы имеете в виду подготовку спортсменов по принципу: сила есть ума не надо? — Ну, что-то вроде этого. — Поймите меня правильно, интеллектуальному и духовному развитию наших ребят мы уделяем не меньшее внимание, чем их спортивным достижениям. У нас несколько ученых работали и продолжают работать именно в этом направлении. В направлении формирования, хочу это подчеркнуть особо, ВСЕСТОРОННЕ РАЗВИТОЙ ЛИЧНОСТИ. Вот вам лишь один из примеров. Требования к учащимся школы имени Дмитрия Коркина полностью соответствуют стандартам пере-

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

НАЕМ ВОСПИТЫВАТЬ ОМ САДУ»

15


респУБлика саха (ЯкУтиЯ)

Главная тема / Якутия сегодня

Приватизация

«

дЛя наС ревОЛюци Одной из первых крупнейших компаний федерального уровня, приватизированных через Московскую объединенную биржу в 2013 году, стала АК «АЛРОСА». Свой скромный, невидимый, но значимый вклад в этот процесс внесли и якутские участники фондового рынка. Подробности — в интервью с заместителем генерального директора ОАО «Республиканский специализированный регистратор «Якутский Фондовый Центр» Ириной ГРИГОРЬЕВОЙ.

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

новЫй ФорМат

16

— Ирина Руслановна, были ли сложности с приватизацией АК «АЛРОСА» у вас, как у структуры, которая вела реестр владельцев ценных бумаг этого эмитента? — 2011–2012 годы для российского фондового рынка стали знаковыми благодаря двум значительным событиям. Во-первых, в декабре 2011 года была образована объединенная Московская биржа на базе двух крупнейших бирж — ММВБ и РТС. Во-вторых, в ноябре 2012 года статус центрального депозитария получила Небанковская кредитная организация закрытое акционерное общество «Национальный расчетный депозитарий» (НКО ЗАО «НРД»), то есть в Российской Федерации создан Центральный депозитарий, предоставляющий расчетные и депозитарные услуги международного уровня. Участники рынка на практике оценили этот шаг как однозначный успех российской фондовой системы. Что касается приватизации «АЛРОСА», я бы не стала говорить о каких-то особых сложностях. Тут вопрос стоит иначе — мы просто впервые столкнулись с IPO на площадке такого уровня и в новом формате. И для нас это тоже был своего рода экзамен на профессиональную зрелость. Могу без ложной скромности сказать, что мы выдержали его достойно. В том, что АК «АЛРОСА» была приватизирована в соответствии со всеми международными финансовыми нормами, есть и доля нашей заслуги. — А в чем была уникальность работы именно для вас? Ну, первое IPO — это понятно. А «подводные камни» тут были? — В основном были интересные для нас задачи из разряда — эмитент в Мирном, торги в Москве. И нужно было сделать процесс приватизации максимально гладким. Конечно, работы хватало. В целом подготовка к этому процессу заняла почти 2 года — согласование документов, регламентов, организация системы электронного обмена с электронными подписями, внедрение, тестирование, заключение соглашений, договоров, перевод ценных бумаг на торги в Центральный депозитарий… Объем подготовительной работы был очень большой. Но цель достигнута, процесс прошел без срывов, как говорится, без сучка без задоринки. Мы довольны результатом. — Насколько известно, в том числе и вашу безупречную работу достаточно высоко оценили высокопоставленные руководители. Это правда? — Да, 28 октября 2013 года на Московской бирже прошла церемония, посвященная успешному размещению акций АК «АЛРОСА» (ОАО), в которой приняли участие первый вице-премьер Игорь ШУВАЛОВ, первый за-

меститель председателя Банка России Сергей ШВЕЦОВ, руководитель «Росимущества» Ольга ДЕРГУНОВА, министр имущественных и земельных отношений Республики Саха (Якутия) Евгения ГРИГОРЬЕВА, президент АК «АЛРОСА» Федор АНДРЕЕВ, председатель правления Московской биржи Александр АФАНАСЬЕВ и представители банков — организаторов размещения. Игорь Шувалов, в частности, сказал: «Поздравляю Московскую биржу и всех собравшихся с успешным размещением». Всего год назад было множество споров — сможет ли Московская биржа выполнять функцию, которую мы на нее возложили? И указание президента России в 2012 году было жестким — начинать работать с Московской биржей и приватизационные сделки проводить через Московскую биржу. Были сомнения и по поводу места проведения размещения — только внутри страны или, может быть, оформить его другим образом. В итоге решение было абсолютно правильным. И то, что биржевая инфраструктура обеспечила успешное завершение этой сделки — это победа и Росимущества, и Биржи, и Министерства финансов, и всех агентов, которые принимали участие в сделке. Это новый шаг в развитии Московской биржи и российского рынка. В этих словах есть и наш скромный, незаметный, но важный вклад. Мы обеспечили точный перевод приватизируемых пакетов акций суммарной стоимостью 1,3 млрд долларов из реестра на торги.

о ЦентралЬноМ депоЗитарии — Очевидно, если спросить вас о самом важном, на ваш взгляд, событии последних лет в сфере фондовых рынков, то вы назовете именно IPO АК «АЛРОСА»? — В принципе, да, для нас приватизация «АЛРОСА» стала революционным событием. Хотя бы потому, повторюсь еще раз, что речь

идет о первом для нас IPO такого уровня. Но по большому счету это — текущая работа. Самым важным, на мой взгляд, стало создание в стране Центрального депозитария, а точнее, придание такового статуса НКО ЗАО «НРД». Об этом можно писать целую книгу, как наше профессиональное сообщество шло к этому шагу. Вот это, без преувеличения, знаковый момент. — Как вы считаете, насколько эффективна в России сама система фондового рынка? — Сама архитектура российского рынка ценных бумаг в настоящее время полностью соответствует всем мировым стандартам. По сути, наш фондовый рынок уже адаптирован к западному инвестору. По крайней мере, технически, технологически и интеллектуально. Я вам больше скажу, тут российские специалисты вправе испытывать серьезную гордость. Ведь если континентальная или англо-саксонская модели фондового рынка формировались столетиями, то нашей стране для этого понадобилось всего два десятка лет. Срок рекордный, просто фантастический. Но так оно и есть. И это предмет для гордости. К сожалению, об этом пишут только специализированные издания. — А какие проблемы есть у нашего фондового рынка? — Основная проблема заключается не в самом фондовом рынке. Для того чтобы фондовая система заработала на все сто, то есть, если говорить грубо, как в Англии, то для этого нужны серьезные системные изменения. — В первую очередь законов? — Да, в первую очередь, но не только законов, мы имеем в виду и коммуникативные аспекты, и саму структуру рынка. Всё должно меняться. И я уверена, что это вопрос недалекого будущего. Тем более что базис в виде технологически подготовленного фондового рынка уже существует и реально работает. И это самое главное.

вопросЫ МенталЬности — А насколько сам рынок готов работать в современном фондовом формате? — Да, вопрос, кстати, резонный. И тут, действительно, нередко возникают проблемы. Связаны они, в первую очередь, с сознанием руководителей акционерных обществ, людей, принимающих стратегические решения. На всех мероприятиях мы говорим, что главное — понять двойственность такого субъекта управления, как акционерное общество. Акционерное общество — это симбиоз: с одной стороны, производственное предприятие (промышленность, строительство, научное учреждение, торговля и так далее), с другой — эмитент ценных бумаг (акций). Недопустимо такое положение, при котором производственный процесс на первом месте, а корпоративная деятельность отодвинута на задний план. К сожалению, до сегодняшнего времени эта позиция наблюдается среди некоторых руководителей эмитентов. И вот тут-то возникают проблемы. Надзорные органы при проведении проверок корпоративной деятельности обществ не будут принимать во внимание успехи на производственном поприще. Производство производством, но всё, что касается корпоративной деятельности эмитентов, также должно быть организовано так, как этого требует законодательство. Нарушил — неси ответственность. А есть еще такие руководители, которые ментально не осознали себя участниками общей акционерной системы. То есть как запустить новую производственную линию они и с закрытыми глазами расскажут, а вот каким образом наладить акционерную деятельность, связанную с ценными бумагами,— здесь они откровенно «плавают». И зря, между прочим. В последние годы государство чрезвычайно строго подходит к этим вопросам. Хотя нарушить — легко, а для того, чтобы не нарушать, — надо работать и над этим тоже.


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

ионнОЕ событие»

— А как же призыв Дмитрия МЕДВЕДЕВА, который в свое время говорил о том, что не надо «кошмарить» бизнес? — Да никто бизнес и  не «кошмарит». Сначала организуйте работу должным образом и  поддерживайте ее организацию на требуемом уровне, и все проверки будут происходить по принципу «запрос — ответ», и  никакого кошмара не будет. Любая проверка, конечно, требует дополнительного напряжения, но в последнее время наблюдается направление в сторону пруденциального надзора, то есть надзора по системам показателей. Это позволяет, с одной стороны, государству оперативно реагировать на сигналы, подаваемые рынком, а с другой — субъектам рынка видеть предсказуемые правила поведения, заранее планировать объемы и  позиции в плановых проверках. Кроме того, в наше время все взаимоотношения акционерных обществ и  государственных институтов постепенно переходят в  электронный формат. И  элемент человеческого фактора в  этих взаимоотношениях минимизируется. Если говорить языком примитивным, то управленцам акционерных обществ нужно делать всё, как положено, тогда и проблем не должно быть. По крайней мере, все нюансы, связанные с ценными бумагами, должны быть отрегулированы в соответствии с действующим законодательством.

Жёсткий подход

Интерес клиентов — Последний момент, очевидно, наиболее интересен для клиентов? Всё-таки заключение договора с такой структурой, как ваша, избавляет директоров от  настоящей головной боли. А по большому счету, еще и  экономит средства акционерного общества. Содержание штата квалифицированных специалистов, которых еще нужно найти, или уплата штрафов в  несколько сотен тысяч рублей — явно серьезные расходы для любой компании. — Да, многие наши клиенты это понимают. Особенно те, кто относительно недавно вошел в разряд эмитентов. Им проще и безопаснее работать со структурой, которая вот уже более 20 лет ведет реестры ценных бумаг и  вообще занимает в  этом вопросе ведущие позиции в республике. Но мы, в любом случае, заинтересованы в  увеличении клиентской базы. И в этом направлении ОАО РСР «Якутский Фондовый Центр» работает весьма серьезно и последовательно. — Сколько эмитентов держат у вас свои ценные бумаги? — Если говорить непосредственно о юридических лицах, то у нас обслуживается 205 эмитентов, из которых 118 — это акционерные общества Республики Саха (Якутия), Архангельской области, Тульской области, обслуживаемые центральным офисом в городе Якутске. Остальные обслуживаются филиалами ЯФЦ в Республике Хакасия и Республике Бурятия. — Пополняется ли ваша клиентская база? — Да, пополняется. Может, не такими темпами, как нам бы хотелось, но пополняется. Положительная динамика в  этом вопросе прослеживается у  нас и  по итогам 2013 года.

Гражданский долг — В прошлом году ОАО «Республиканский специализированный регистратор «Якутский Фондовый Центр» отметило свое 20-летие. Каких основных результатов вам удалось добиться за эти годы? — Здесь можно остановиться на нескольких позициях одновременно. Первое — наш

главный результат заключается в  том, что мы работаем, и  работаем эффективно, с  начала приватизации. Мы не понаслышке знаем всю непростую историю этого этапа развития нашей страны. Дело в том, что в середине девяностых годов XX века в стране насчитывалось более 600 специализированных регистраторов. Сейчас их осталось не более сорока, в том числе и ОАО РСР «ЯФЦ». Наше предприятие  — единственный независимый специализированный регистратор в Дальневосточном федеральном округе. Второй момент — нашему руководителю Альбине Прокопьевне ЧЕРЕПАНОВОЙ удалось создать и  сохранить уникальный коллектив замечательных специалистов и честных людей. Я вот не случайно расставила оценки таким образом. Работа на  рынке ценных бумаг сама по  себе подразумевает высокий профессионализм сотрудников. Всё-таки фондовые рынки — это довольно сложная конструкция. А  уж если вспомнить работу ЯФЦ в самом начале, когда всё приходилось начинать с чистого листа, без методической базы и без опыта, что называется, методом проб и ошибок, становится понятно, какого уровня люди у нас трудятся. Ну вот сами посудите, в свое время о том, что такое приватизация, в нашей стране знали очень немногие специалисты. Дело-то было новое. Но, несмотря на  это, именно наши сотрудники участвовали в  приватизации более чем 100 крупнейших предприятий, таких, как Атоммаш, Сургутнефтегаз, Ростелеком, РАО ЕЭС России и так далее. А вот теперь этот список пополнила еще и АК «АЛРОСА». И это — лишь один момент в нашей деятельности. За прошедшие 20 лет мы стали структурой, которая в  состоянии решать любые, даже самые сложные профильные задачи. И  всё это благодаря нашим сотрудникам. А  вот теперь о  человеческих качествах, о  которых я  также сказала. С одной стороны, работать с хорошими людьми в  принципе комфортно. С  другой стороны, работа на  острие проблем, в  условиях быстрого, но точного принятия сложных решений требует высоких моральных качеств, абсолютной уверенности в том, что человек не подведет, вовремя подставит плечо, подстрахует тебя, себя, своего товарища и весь коллектив. Это дорогого стоит. — Показательный момент  — ОАО РСР «Якутский Фондовый Центр» является еще и  социально ответственной структурой. По крайней мере, именно вы занимаетесь серьезной просветительской деятельностью, в  частности, издаете книги о  культурных ценностях Якутии, а также о людях, которые прославили вашу республику. Всё это  — часть вашей корпоративной политики? — Это, скорее, часть нашей жизни. Вот так будет точнее. — Но тут, наверняка, многое зависит от руководителя ЯФЦ? — Конечно! Не случайно Альбина Прокопьевна Черепанова занимается и  большой общественной работой, и  литературной деятельностью, и политикой, как руководитель регионального политсовета партии «За женщин России». Она носитель четкой гражданской позиции, которую можно выразить в нескольких словах: мы сами отвечаем за всё, что происходит в нашей республике, и перед собой, и перед будущими поколениями. Это жизненное кредо стало своего рода моральным фундаментом ЯФЦ. Это — наша духовная основа. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

гистратор «Якутский Фондовый Центр» ведет профильную деятельность по  нескольким направлениям.

Основные услуги, эмитентам:

оказываемые

• комплекс мероприятий по  ведению реестров владельцев ценных бумаг; • предоставление

списка

акционеров,

имеющих право на  участие в  общем собрании; • услуги по анализу информации реестра: ежемесячные отчеты по балансу ценных бумаг, количеству и видам проведенных операций; • оперативный

отчет:

предоставление

информации, необходимой для  формирования ежеквартальной отчетности эмитента; • предоставление статистической отчетности (по заказу эмитента) в любом разрезе, в том числе в динамике; • организация и  ведение архивов документов реестра.

Дополнительные услуги, оказываемые эмитентам: • организация, подготовка и  проведения годового и  внеочередного общего собрания акционеров, включая написание сценария собрания, размножение информации и  бюллетеней, выполнение функций счетной комиссии, подготовку протоколов итогов голосования, оглашение результатов голосования на  собрании; • организация

рассылки

заказными

письмами уведомлений, информации и бюллетеней голосования по вопросам повестки общего собрания акционеров. Причем сроки подготовки такой рассылки из 20 тысяч отправлений не превышает трех дней; • организация выплаты доходов по  ценным бумагам  — формирование и  предоставление ведомостей по  выплатам с выделением налоговых сумм, выплата доходов почтовыми переводами или наличными средствами (с мониторингом выплат), составление отчетов в  указанных эмитентом разрезах; • консультирование по  вопросам корпоративного права, помощь в составлении ежеквартальной отчетности, подготовке процедуры эмиссии ценных бумаг.

Услуги, предоставляемые акционерам, зарегистрированным лицам: • открытие и ведение счетов; • перерегистрация прав собственности на ценные бумаги; • фиксация залогов и иных обременений ценных бумаг; • предоставление

зарегистрированным

лицам информации по запросам; • обработка письменных запросов зарегистрированных лиц.

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

— А что грозит эмитентам за нарушения требований законов, связанных с ценными бумагами? — Тут всё четко предусмотрено статьями Кодекса об административных правонарушениях (КоАП). «Корпоративные» статьи — это статьи 15.17–15.23.1, штрафные санкции, налагаемые на юридическое лицо, по этим статьям, доходят до  1 млн рублей! Суммы очень ощутимые, которые могут на нет свести всю отличную производственную работу, вот почему никак нельзя забывать о двойственности такого сложного субъекта в корпоративном праве, как акционерное общество. — Но давайте не будем забывать еще и  о том, что законодательство в  нашей стране меняется регулярно. В  лучшую сторону, в худшую — другой вопрос. Может, руководители акционерных обществ просто не успевают следить за всеми изменениями такого рода? — Во-первых, в  акционерных обществах должны быть специалисты, занимающиеся

решением этих вопросов. А во-вторых, да, в  чем-то вы правы. Именно поэтому наше предприятие ОАО РСР «Якутский Фондовый Центр» в основу своей работы по ведению реестра ставит и  методологическое сопровождение наших клиентов. — О чем конкретно идет речь? — А  это довольно серьезный объем работы. В  частности, мы отслеживаем изменения в  действующем законодательстве и информируем своих клиентов. Второе — мы регулярно проводим обучающие семинары для эмитентов, где также подробно рассматриваются вопросы, связанные с  корпоративной деятельностью, и особенно новации в  законодательстве. Наконец, третье  — мы предлагаем эмитентам услуги в комплексе — это не только ведение реестра, но и услуги по проведению общих собраний, рассылке бюллетеней для  голосования на  собрании, по выплате доходов по ценным бумагам, консультации в пределах своих полномочий.

Республиканский специализированный ре-

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

АК „АЛРОСА — ”

Официально

17


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема / Якутия сегодня

МЫ ВНОСИМ СВОИ ПР

«

НА ОСНОВЕ ФАКТ О том, как должен развиваться строительный комплекс Якутии, можно говорить долго. Но председатель коллегиального совета НП СРО «Союз строителей Якутии» и директор ООО СК «Северный дом» Яков ЕФИМОВ предложил иной вариант — мол, специалисты нашей саморегулируемой организации подготовили аналитическое исследование. Вы посмотрите, и тогда уже можно будет о чем-то говорить. Мы посмотрели. И выяснилось — речь идет, действительно, об очень интересном документе, с конкретными цифрами и фактами. После этого и состоялось наше интервью. Яков ЕФИМОВ

КОПЕЕЧНЫЙ РАСЧЕТ

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

— Яков Ананьевич, мы общались со многими вашими коллегами — руководителями строительных компаний Якутии. И все они одной из основных проблем называют кадровый голод. — Проблема, на самом деле, существует. Но начать мне хотелось бы с того, что строительный комплекс был и остается одной из важнейших отраслей российской экономики. И в Якутии в том числе. Не случайно, по официальным данным в строительстве работает около 10 процентов трудоспособного населения страны, то есть каждый десятый налогоплательщик в государстве — это именно строитель. Приведу и другую показательную цифру, касающуюся непосредственно нашей республики. Около 9 процентов ВРП в Якутии приходится непосредственно на строительную отрасль. Кроме того, по итогам 9 месяцев 2013 года строительные компании территории заплатили в бюджеты всех уровней (в виде налогов) свыше 4 миллиардов 322 миллионов рублей. Казалось бы, наша отрасль по-прежнему остается в числе системообразующих. Но при этом уровень зарплат в строительной сфере далек даже от средней заработной платы по экономике в РС (Я). По сути, сейчас нормально зарабатывать на стройке довольно сложно. И я хотел бы заметить, что речь в нашем случае идет о Якутии, то есть о регионе с тяжелыми природно-климатическими условиями. Проще говоря, труд тяжелый, да еще и неблагодарный в финансовом отношении. — А сколько зарабатывают строители? Например, квалифицированные рабочие? — Чтобы не быть голословным, я вам приведу такие цифры. Согласно сметным расчетам в строительстве, средняя зарпла-

18

та работника 4-го разряда, то есть вполне квалифицированного специалиста, составляет 37 тысяч 822 рубля. Это в Якутии, где все цены значительно выше, нежели в подавляющем большинстве других регионов страны, а условия труда не в пример тяжелее, в силу климатических особенностей. Теперь — другой пример. Мы специально узнавали и выяснили, что зарплата продавцаконсультанта в большинстве салонов сотовой связи Якутска колеблется в пределах 40–45 тысяч рублей. Получается, что один человек, имея профильное образование, работает на стройке, не разгибая спины, за 37 тысяч рублей, а другой в тепле и комфорте продает мобильники, получая при этом 45 тысяч. Поймите меня правильно, я никого не критикую. Я в принципе не привык заниматься критикой. Моя стезя — строительство, а не общественные дискуссии. Но при такой ситуации нам, участникам рынка, крайне тяжело мотивировать жителей Якутии на работу в строительном комплексе. Человек хочет за свой труд получать нормальные деньги. Не запредельные, а просто нормальные, при которых он сам и его семья смогут чувствовать себя комфортно. Но пока мы не можем предлагать людям справедливые зарплаты.

МЫ ВСЁ ИЗУЧИЛИ — Почему сложилась такая ситуация в строительстве? — А я объясню. Тем более что сотрудники НП СРО «Союз строителей Якутии» серьезно занимались этим вопросом и подготовили полноценное аналитическое исследование о состоянии строительной отрасли. Поэтому могу со всей ответственностью сказать: проблема заключается как раз в сметных расчетах, которые не учитывают элементарные вещи. Вот смотрите, всеми вопросами ценообразования в строительной отрасли Якутии занимается ГУП «РЦЦС РС (Я)». Именно сотрудники этой структуры на основе своих методик вычисляют и публикуют данные, которые впоследствии включаются в сметную стоимость. В том числе речь идет о зарплате строителей. И вот что получается. Если средняя зарплата по республике, по итогам 9 месяцев 2013 года, составила 42 тысячи 988 рублей, то, согласно сборникам утвержденных сметных цен на строительные материалы, оплату труда рабочих и оплату эксплуатации строительных машин и механизмов, уровень

Заседание коллегиального совета НП СРО «Союз строителей Якутии» месячной оплаты рабочего-строителя 4-го разряда (по состоянию на III квартал 2013 года) составил 37 тысяч 822 рубля. — Получается, что зарплата рабочегостроителя 4-го разряда не дотягивает даже до средней по республике? — Совершенно верно. И, конечно же, на наш взгляд, этот дисбаланс надо менять. Повторюсь, я никого не критикую. Тем более что снижение престижа строительных профессий произошло не за один день. Но если мы хотим, чтобы строительный комплекс развивался эффективно и поступательно, в соответствии со стратегическими государственными задачами, надо выравнивать положение с заработными платами в отрасли. Иначе привлекать работников из числа местного населения нам будет еще труднее.

СКУПЫЕ ДАННЫЕ — А как обстоит дело с зарплатами в других отраслях экономики? И насколько они отличаются от зарплат в строительном комплексе? — Для сравнения предлагаю пользоваться данными официальной статистики. И возьмем в качестве временного показателя 9 месяцев 2013 года, на основе чего и сравним зарплату строителей с доходами работников, задействованных в других отраслях: средняя зарплата на предприятиях, занимающихся добычей полезных ископаемых, составила 73 тысячи 169 рублей; средняя зарплата

в компаниях, занимающихся финансовой деятельностью, составила 61 тысячу 663 рубля; средняя зарплата в органах государственного управления составила 53 тысячи 796 рублей; средняя зарплата в транспортных компаниях и на предприятиях связи составила 53 тысячи 518 рублей; а средняя зарплата рабочих-строителей, напомню, составила 37 тысяч 822 рубля. Как говорится, цифры говорят сами за себя. — Но зарплата в строительстве, наверняка, влияет и на другие отраслевые аспекты? — Конечно, ведь низкий размер фонда оплаты труда в строительстве негативно влияет на накладные расходы, нормативную сметную прибыль и другие составляющие. В итоге всё это отражается и на конкурентоспособности отраслевого рынка.

СЕВЕРНАЯ СПЕЦИФИКА — Не секрет, что в северных регионах страны промышленники вообще испытывают множество проблем, связанных со специфичными природноклиматическими и транспортными условиями. Это так? — Я не стал бы тут говорить о каких-то особых проблемах, поскольку мы к ним давно привыкли и работаем в тех условиях, которые есть. От этого никуда не денешься. Но уровень цен, разумеется, отражается и на нашей конкурентоспособности.


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

РЕДЛОЖЕНИЯ

ТОВ И ЦИФР» Только цифры

— О каком ценовом уровне вы говорите? — К примеру, если в европейской части страны стоимость тонны дизельного топлива составляет в среднем 30 тысяч рублей, то у нас он равняется 42 тысячам 500 рублям. И это только один, маленький штрих. То же самое можно сказать и об энерготарифах, и о ценах буквально на все товары и услуги. По сравнению с западными компаниями мы в принципе обременены множеством дополнительных расходов, начиная от уже упоминавшейся стоимости дизтоплива и заканчивая необходимостью выплачивать своим сотрудникам северные коэффициенты и надбавки, а также оплачивать проезд к месту отдыха и обратно, что, конечно же, влияет на экономику любого предприятия. Так что убыточность строительного комплекса нашей республики — вполне объяснимый фактор.

РЕАЛЬНЫЕ УБЫТКИ

— А как развивалось строительство в Якутии в советские ��оды? — И в Якутии, и вообще в стране строители были рабочей элитой. Но на Севере это чувствовалось особенно. У нас в школе, например, все мальчишки хотели стать или строителями, или шоферами. И не мудрено. Зарплата квалифицированного строителя составляла 750 рублей и выше, зарплата дальнобойщика — минимум 500 рублей. — А кем хочет быть сегодняшний школьник? — Мы строим школы и часто встречаемся со школьниками. И на вопрос, кем они хотят стать в будущем, какую профессию хотят выбрать, зачастую старшеклассники отвечают, что они мечтают стать экономистами, юристами, полицейскими и просто начальниками. Но я никогда не думал, что престиж строительных профессий упадет настолько. Мы посчитали, что в 1990 году в строительной отрасли Якутии работало без малого 100 тысяч человек. Сейчас — чуть больше 21 тысячи. Вот вам наглядная динамика падения престижа.

ЧТО ДЕЛАТЬ? — А можно ли в принципе выправить дисбаланс между зарплатами тех же нефтяников и строителей? — Честно говоря, это не уровень моей ответственности, чтобы думать о выравнивании такого дисбаланса. Для меня и моих коллег важно в спокойном формате, без ненужных страстей привлечь внимание к проблемам строительного комплекса. Важно понять, что реальное повышение престижа строительной профессии позволит решить несколько серьезных задач. Во-первых, это влечет за собой и повышение качества построенных объектов. Во-вторых, решает проблему занятости населения, особенно местной молодежи. Наконец, в-третьих, способствует развитию региональной экономики в целом. — Понимают ли это руководители республиканского центра ценообразования в строительстве, формирующие отраслевые сметы? — Мне сложно говорить о схемах формирования смет в ГУП «РЦЦС РС (Я)», поскольку я там, как вы понимаете, не работаю. Кроме того, в чем-то обвинять конкретных руководителей или конкретные структуры — дело бесперспективное. Да и ненужное, поскольку проще всего кого-то за что-то раскритиковать, а вот предложить свой вариант решения проблемы куда как сложнее. И для нас главное — наладить продуктивный диалог между властью и биз-

несом. Ведь все мы — и чиновники, и строители — живем и работаем на родной для нас земле. И всем нам очень важно, чтобы эта земля процветала. Ради нас самих и наших родных и близких. Так что я надеюсь, что озвученные нами проблемы будут услышаны. Мы же не преследуем какие-то корпоративные интересы. Мы говорим о том, что строительство вновь должно становиться локомотивом региональной экономики. От этого, честное слово, все только выиграют. — Каким образом можно выровнять ситуацию с зарплатами и вообще ценообразованием в строительной отрасли? — Мы уже озвучивали свои предложения по этому поводу. В частности, мы предлагаем строительному комплексу Республики Саха (Якутия) присоединиться к Федеральному отраслевому соглашению по строительству и промышленности строительных материалов РФ (ФОС) на 2014–2016 годы, которое было подписано в ноябре 2013 года. Этот документ регулирует применение увеличивающего коэффициента (в параметрах не менее 1,2) к прожиточному минимуму в том или ином регионе для расчета минимального размера месячной тарифной ставки в строительной отрасли. — Скажите, а эти рекомендации соответствуют иным отечественным нормативным актам? — Да, соответствуют. Я вам конкретный пример приведу. Есть приказ Минрегиона РФ № 322, согласно которому прогнозные индексы изменения стоимости строительства должны разрабатываться ежеквартально. Грубо говоря, территориальный орган не успел выпустить квартальный сборник текущих цен в строительстве? Не беда, ситуацию выправят прогнозные индексы, которые позволяют правильно рассчитывать отраслевое ценообразование.

ВСЁ НУЖНО УЧИТЫВАТЬ — Должны ли учитываться в сметах северные надбавки и коэффициенты? — В обязательном порядке. Об этом мы тоже писали в своем аналитическом иссле-

довании. Да это, казалось бы, вообще не повод для обсуждения. Мы все работаем в рыночных условиях. Соответственно, любые дополнительные затраты бьют по экономике предприятия. И коль скоро наши производственные компании выплачивают коэффициенты, предусмотренные законодательством для территорий Крайнего Севера и приравненных к ним районов, значит, это должно чем-то компенсироваться. Самый простой вариант — включать эти выплаты в сметную стоимость, в графу «фонд оплаты труда». Тогда всё будет прозрачно и справедливо. — Если ваши предложения будут приняты, насколько это увеличит зарплату строителей? — По нашим расчетам, минимум на 48 процентов. Навскидку, от сегодняшней зарплаты рабочего-строителя 4-го разряда, это увеличение составит 15 тысяч рублей. Соответственно заработная плата такого специалиста будет равняться 50 тысячам и выше. — Но это же совсем немного. Особенно для такой непростой отрасли, как строительство. — Мы реалисты и понимаем, что невозможно добиться всего и сразу. Тем более при своих расчетах мы руководствовались еще и государственным интересом. Поскольку если в сметной стоимости будут увеличены параметры, связанные с фондом оплаты труда, и произойдет это по предлагаемой нами схеме, то удорожание стоимости строительства не превысит 5 процентов. — В столь сложных условиях вы еще и думаете о государственном интересе? — А строительство само по себе выполняет задачи государственной значимости. Особенно у нас на Севере. Ведь если тут будут жить и работать люди, если у нас станут появляться новые промышленные, транспортные и социальные объекты, значит, перспективы у территории есть. Значит, Якутия будет жить и развиваться. А для нас это самое главное. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

— Убыточность реальная или вы говорите о том, что ждет строителей в ближайшем будущем? — По итогам 9 месяцев 2013 года убытки предприятий строительного комплекса Якутии составили без малого 2 миллиарда рублей. На этот результат как раз и повлияла общая проблемная ситуация на строительном рынке. — Сколько человек в Якутии работают в производственных компаниях, непосредственно связанных со строительством? — Сейчас в строительстве задействовано гораздо меньше людей, чем в других отраслях. Я имею в виду, конечно же, Якутию. Например, в системе образования у нас трудится 69 тысяч 959 человек. На предприятиях, занятых добычей полезных ископаемых — 38 тысяч 673 человека. В органах государственного управле-

КАК БЫЛО РАНЬШЕ

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

По данным Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по РС (Я) и ГУП «РЦЦС РС (Я)», общая численность госслужащих составляет в Якутии 35 тысяч 844 человека. Средняя зарплата чиновника составила 53 тысячи 796 рублей. При этом во всем строительном комплексе республики работает 21 тысяча 508 человек. Средняя зарплата рабочего-строителя 4-го разряда составляет 37 тысяч 822 рубля.

ния — 35 тысяч 844 человека. В учреждениях здравоохранения — 35 тысяч 695 человек. А в строительстве — 21 тысяча 508 человек.

19


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

Главная тема / Якутия сегодня

Башня Тыгы

возрождение исТори Якутск — город интересный. Прежде всего здесь стоит обратить внимание на образчики деревянного зодчества, представленные в старой части республиканского центра. Это действительно красиво и зрелищно. Но не менее интересны и проекты будущего, которые уже появляются в Якутии. Подробности — в интервью с генеральным директором группы компаний «Утум +» Георгием КАРАМЗИНЫМ.

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

ИнТЕРЕСнАЯ ИдЕЯ

20

— Георгий Олегович, в прошлом интервью, опубликованном в нашей газете, вы вскользь упомянули о новом проекте. Речь шла, насколько я помню, о возможности построить многоэтажное здание из стекла и других современных материалов в форме знаменитой башни старого Якутского острога, или, как ее еще называют, башни Тыгына. И вот теперь проект приобрел конкретные очертания. О чем идет речь? — Пока это не проект в чистом виде, а, скажем так, идея, воплощенная в чертежах и макете. Но вы правы, это действительно важная для нас задача. Причем, я думаю, не только для нас, но и для всей Якутии. Ведь что такое башня Якутского острога, или Тыгына? Это вообще та постройка, с которой и начинался Якутск, один из самых старинных городов на востоке страны. То есть история освоения Дальнего Востока начиналась здесь, на Севере. Если тот же Хабаровск был основан чуть более 150 лет назад как военный пост, то наш город приближается к своему 400-летию. Я вам больше скажу, для своего времени Якутск имел громадное значение в государстве Российском. Например, уникальное транспортное сообщение (ямщицкий тракт), позволявшее еще в XVII веке связать Европу и Азию, пролегало именно по маршруту Якутск—Иркутск. Всё начиналось с 14 казаков под командованием Петра БЕКЕТОВА, которые и стали основателями нашего замечательно города. Ну а впоследствии здесь был возведен острог. А любой острог всегда начинался с башни. Вот откуда у нас и появилась идея воссоздать этот проект уже в новом формате. По сути, речь идет о символе первопроходческого развития всего Дальнего Востока страны, а не только города Якутска.

нЕчТо БоЛЬШЕЕ — Подождите, но ведь башню в свое время уже ре��онструировали? — Да, по сути, в качестве экспоната в старой

части Якутска, но мы-то имеем в виду нечто большее. Мы хотим не просто повторить объект, но и сделать его функциональным. Не случайно наш вариант предусматривает 18-этажную башню, построенную из стекла и других самых современных материалов. — Вы предусмотрели 18 этажей? — Да, а чему вы удивляетесь? Попытаюсь обосновать свою позицию в этом вопросе. И начнем с того, что для любого старинного города чрезвычайно важно, с одной стороны, сохранить собственную историческую и культурную идентичность, с другой — сделать эту идентичность живой, дышащей. Можно ведь построить любой объект, как две капли воды похожий на некий символ этого города, и показывать туристам — вот, мол, как было раньше. Ну и что дальше? А ничего. Это всё равно, что Эйфелеву башню демонстрировать гостям Парижа только издали. Дескать, смоДосье треть смотрите, а руками не КАРАМЗИН Георгий Олегович родился 20 апреля 1960 трогайте. Но ведь Эйфелева года в городе Вилюйске Якутской АССР. В 1983 году оконбашня ценна еще и тем, что на нее можно подняться, что чил архитектурный факультет Ленинградского инженерноона именно была и остается строительного института. С этого же времени работал функциональной. Не мертв институте «Якутгражданпроект», где прошел путь от архивым музейным экспонатом, тектора до ведущего архитектора. С 1991 года — главный а живым объектом, что только архитектор проекта в проектной фирме «Утум». В 2001 году повышает ее ценность. Но в Якутске — другая организовал и возглавил новую организацию — проектноистория. Первоначальный строительную фирму «Утум +», которая в настоящее время вариант башни острога не является многопрофильным отраслевым холдингом, выполсохранился. Да, остались няющим под ключ все виды профильных работ — от проекта изображения, да, известно до сдачи построенного своими силами объекта заказчику. точно, где она строилась изначально, но самой башни не осталось. Теперь есть лишь реконструированная копия. И вот с этого момента и начала работать наша Платон Ойунский мечтал о том, чтобы идея. По принципу — мы знаем, где стояла у нас и именно в наше время, в 2013–2017 башня, мы знаем, как она выглядела. Так годах, засверкали хрустальные дворцы и започему бы нам не попытаться на том самом блистали прозрачные улицы. И у нас есть все месте (на территории 64-го микрорайона возможности воплотить в жизнь хотя бы часть Якутска) и в тех самых формах (только многоего великого столетнего плана. Так что наша кратно увеличенных в объеме) восстановить идея о строительстве прозрачного здания объект? Более того, сделать его таким ярким, в виде башни Тыгына имеет еще и культурночтобы все приезжали и завидовали нашим исторические корни. землякам. А сами наши земляки, помимо эстетического удовольствия, еще бы получиКРАСИво ли от этого объекта конкретную пользу. Вот так мы и пришли к этому проекту. Но И ФУнКЦИонАЛЬно был у нас и еще один мотив, связанный — Что будет располагаться в этом здас именем основоположника якутской литении? ратуры и выдающегося мыслителя Платона — На наш взгляд, оптимальный вариант — ОЙУНСКОГО. В 1927 году, накануне праздэто большой офисный центр. Сейчас в Якутии нования 10-летия Октябрьской революции, развиваются различные промышленные он написал работу «Великий столетний план», проекты, в том числе нефтегазовые, металв которой изложил свои мечты о будущем лургические, транспортные и так далее. Но нашей малой родины. И вот в этой работе любой серьезный проект подразумевает есть удивительные строчки: «С 2013 по 2017 еще и инфраструктуру. По принципу — экогод виды-формы Якутска значительно похономика питает экономику. Соответственно, рошеют, поменяются. Дома железобетонные помимо промышленных, будут развиваться стройно вознесутся, дворцы хрустальные еще и сопутствующие направления. И всё это засверкают. Прозрачные улицы заблещут, разнуждается в инфраструктуре, в том числе и в ные деревья и травы вырастут». Понимаете?

офисной. Поэтому современный офисный центр наверняка будет востребован рынком. Тем более что речь идет о столь интересном со всех точек зрения проекте. — Давайте всё-таки начнем с высоты здания. Можно ли строить почти 20этажный объект в зоне вечной мерзлоты? Насколько я понимаю, современные технологии позволяют строить такие дома.

И.И. КРАФТ, действительный статский советник, Якутский и Енисейский губернатор с 1907 г. (1861—1914)


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ) НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

ына —

ии в стекле Всё-таки вы планируете возвести самое высокое здание в Якутске. — Я  уже как-то говорил в  одном из  своих интервью, что мы зачастую живем представлениями позапрошлого века. Ну кто сказал, что в Якутске невозможно построить высотное здание? Когда-то, наверное, и  девятиэтажки представлялись кому-то некоей фантастикой. А теперь их в Якутске великое множество. Есть дома и выше. Поэтому я твердо убежден  — и  18-этажное здание, и  даже более высокое сооружение строить здесь можно и  нужно. Если, конечно, безукоризненно соблюдать все технические нормы. Но в этом плане ни к проектной организации группы компаний «Утум +», ни к нашим строительным организациям никогда и  ни у кого претензий не возникало.

Море возможностей — Теперь об  остеклении. Какие в  этом плане разработки будут применяться при строительстве башни Тыгына? — Вариантов на самом деле довольно много. Но пока мы рассматриваем предложения от германской компании Schuco, являющейся одним из лидеров в мировом производстве фасадных систем. — Чем вас привлекают эти системы? — Во-первых, надежностью и безупречной репутацией производителей. А  во-вторых, тут можно заказывать любые виды фасадных систем, с учетом климатических и иных особенностей. Сами понимаете, для нас в Якутии это крайне актуально. — Грубо говоря, окна будут теплыми? — Ну это совсем грубо. Теплые окна предусмотрены любым китайским профилем. Даже для  обычного квартирного остекления. Нет, тут всё обстоит гораздо серьезнее. Schuco воплощает в жизнь любые капризы заказчиков. Вплоть до  использования сол-

Башня Якутского острога — Тыгына

Николай РУМЯНЦЕВ, главный архитектор нечной энергии. И  это  — только верхушка айсберга. Возможности тут поистине бесконечные.

Всё предусмотрено — Что будет располагаться в  офисном центре помимо, собственно, самих офисов? — Здесь предусмотрена теплая автостоянка на 130 мест и парковка на улице на 70 мест, расположенная снаружи вокруг здания. Это первое. Второй момент — на 17-м и 18-м этажах здания будут располагаться рестораны. Думаю, желающие пообедать или поужинать с панорамным видом на город найдутся всегда. Наконец, третье — в офисном центре предусмотрен современный конференц-зал, который сможет удовлетворить претензии самого требовательного клиента. Для  современного города такая услуга крайне необходима.

— Предполагаете ли вы, что называется, под  куполом устроить смотровую вышку? — Этот вопрос мы пока рассматриваем. Проектом предусмотрено некое помещение на  самом верху. Но вот что там будет располагаться, мы пока сказать не можем. Хотя это не принципиальный вопрос. Понадобится смотровая вышка  — сделаем и  смотровую вышку.

Работы хватит — Вы уже продумали элементы интерьера? — Только в самых общих чертах. Я ведь уже сказал, что речь пока идет об идее, выраженной в чертежах и макете. Всё остальное будет разрабатываться в дальнейшем. Но, конечно, нам хотелось бы и в интерьере использовать национальный колорит. Вплоть до создания внутри здания небольшого музея. — Даже так? — А почему нет? Мы намерены полностью использовать историко-культурный функционал объекта. — Сколько квадратных метров предусмотрено в башне Тыгына? — Чуть более 12 тысяч квадратных метров. Этого, на  наш взгляд, вполне достаточно, чтобы удовлетворить рыночные потребности потенциальных клиентов. — Понятно, что именно вы являетесь идеологом и  основным разработчиком этого проекта. А кто еще из сотрудников «Утум +» принимал участие в работе? — Мне бы хотелось в первую очередь отметить нашего главного архитектора Николая Иннокентьевича РУМЯНЦЕВА. Он также приложил массу усилий к этой разработке. Но вся наша основная деятельность, я надеюсь, еще впереди. Вот когда приступим к реализации рабочего проекта, не говоря уж о  самом строительстве, то дела хватит всем сотрудникам группы компаний «Утум +».

П.А. ОЙУНСКИЙ, якутский писатель, ученый-филолог и общественный деятель, основоположник якутской литературы (1896—1939)

А.В. ОПОЛОВНИКОВ, ученый, архитектор, реставратор, академик, доктор архитектуры (1911—1994)

— Что вы имеете в виду? — Дело в том, что в непосредственной близости от будущего объекта находится православный Троицкий собор. Представляете, какой получится исторический симбиоз? Собор и башня Тыгына — это же очень символично. Тем более что якутский острог развивался как бы параллельно с  приходом православия в Восточную Сибирь. Ведь в любой крепости того времени была хотя бы маленькая церквушка. Так что всё органично. — Хотел всё-таки спросить, а  когда именно появилась та самая, первая баш-

Это ещё и  выгодно — Вы ��ейчас занимаетесь поиском соинвестора для реализации этого проекта? — Да, занимаемся. Нам проблематично в  одиночестве реализовать этот весьма затратный проект. Так что мы ведем переговоры со многими потенциальными соинвесторами. — Интерес есть? — Есть, конечно. Проект сам по  себе не только интересный исторически, но и  выгодный коммерчески. Так что мы постараемся его обязательно реализовать. И  было бы идеально к  2017 году, как и  предсказывал Платон Ойунский, всё-таки построить башню Тыгына. Даже в  нашем городе туманов сверкающий монолит будет виден издалека. И пророчество Ойунского сбудется — в Якутске обязательно засверкает хрустальный дворец. В  память о  наших предках и  ради достойной жизни наших потомков. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

Всё органично

ня острога? Вы же, наверняка, изучали этот вопрос? — К сожалению, каких-то полных данных по этому поводу не сохранилось. Но вопрос мы действительно изучали, и  теперь уже можно сказать  — башня Якутского острога была построена в  1685–1687 годах. Но Якутский острог постоянно перестраивался в  соответствии с  требованиями того или иного времени. Соответственно, перестраивалась и башня острога. Более того, эту башню дважды переносили с места на место. Но в 1911 году якутский губернатор Иван КРАФТ приказал реконструировать объект. И  уже в реконструированном виде башня простояла до начала 80-х годов прошлого века. Конечно, к  тому времени она была уже в  печальном состоянии. И  вот тогда ее подвергли еще одной масштабной реконструкции, причем большую работу в  этом направлении проделал знаменитый исследователь русского деревянного зодчества Александр ОПОЛОВНИКОВ. Правда, в 2002 году башня сгорела и  была восстановлена в сегодняшнем виде лишь некоторое время спустя. Но, повторюсь, стоит она не на  том месте, где должна стоять исторически. Но слава Богу, что она в принципе есть. Тем более что мы предлагаем принципиально иной, не мешающий этому вариант — во-первых, вернуть всё на круги своя, а во-вторых, придать башне Тыгына новый функционал. И вот рядом с  Троицким собором она будет восприниматься действительно очень органично. Тем более что там разбит сквер. А значит, горожане приобретут еще одно место отдыха. И, надеюсь, полюбят его.

21


ЭРА МИЛОСЕРДИЯ

БЕЛЫЙ ПАРОХОД —

НОВОСТИ ПРОЕКТА

И ВНОВЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ БОЙ!

Н

е утихают страсти вокруг единственного на Амуре действующего круизного теплохода «Василий ПОЯРКОВ». Казалось бы, решен вопрос с его владельцем — компанией «Карьер-сервис» об эксплуатации судна в качестве туристического. Как уже сообщала наша газета, в прошлую навигацию состоялось два запланированных рейса в рамках благотворительного проекта «Белый пароход. Поющие реки России». Двести музыкально одаренных детей с Дальнего Востока, из сибирских и центральных областей страны прошли обучение в вокально-хоровой школе на борту лайнера под руко-

водством педагогов московской Академии хорового искусства имени В.С. ПОПОВА. Продолжить рейсы для любителей речных путешествий осенью помешало случившееся на Амуре наводнение. Паводок нанес значительный ущерб и хозяйству судовладельца, изменив его планы по использованию теплохода. Остро встал вопрос о продаже судна или, на худой конец, его консервации. Между тем авторы благотворительного проекта настроены на продолжение славной истории «Белого парохода», отмечающего в наступившем году свое творческое десятилетие.

ОСТАНЕТСЯ ЛИ «ВАСИЛИЙ ПОЯРКОВ» В РОССИИ? О возможности продолжить программу уникального детского музыкального лагеря-теплохода рассказывает координатор проекта «Белый пароход. Поющие реки России», председатель правления Хабаровского благотворительного фонда активного развития, интеграции детей-инвалидов (ХКБФ АРИДИ) Ирина ЮРЬЕВСКАЯ.

Е

сли быть точными, наша организация без малого двадцать лет удерживает «Поярков» на плаву своими дальними рейсами по Амуру. И каждый год начинается с сакраментального — быть или не быть? В конце 2011 года Амурское пароходство к своему удовольствию сбыло корабль с рук, избавившись от хлопот по его содержанию. Новый судовладелец ни сном ни духом не ведал, что «Поярков» — это еще и детский творческий лагерь. В его планы входило использовать теплоход под мобильное рабочее общежитие. Но производственные обстоятельства изменились, и наше предложение о сотрудничестве было принято. Правда, еще целый год ушел на ремонт корабля, согласования, разрешения… И всё-таки в августе 2013 года якорь был поднят! Два трехнедельных путешествия принесли радость не только их участникам. Во время стоянок «Пояркова» у прибрежных городов и поселков посмотреть на большой корабль, сфотографироваться на его фоне собиралось множество людей. Нас

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

22

и экипаж засыпали вопросами, где и как можно купить путевку, когда будет следующий рейс? Но с 1 октября теплоход замер в затоне ООО «Карьер-сервис». Строительной организации не с руки было заниматься продолжением речных туров, да еще в условиях амурского паводка. Судовладелец предпочел выставить «Поярков» на продажу. Понятно, что у бизнеса свои законы. Содержание теплохода обходится в копеечку, а прибыль от туристических услуг едва покрывает текущие издержки, не говоря уже о компенсации понесенных расходов на покупку и ремонт судна. И никто не вправе диктовать владельцу-частнику, как распоряжаться своей собственностью. Но «Поярков» — это не какое-нибудь там оборудование. Повторюсь, он единственный на Амуре лайнер. За державу обидно, если уйдет он под китайский флаг! А такой вариант руководством предприятия рассматривается, так как своих охотников приобрести теплоход-ветеран не находится. Есть примеры, как стараниями частных судовых компаний получают вторую жизнь старенькие российские теплоходы. Известный эстрадный певец Виктор РЫБИН буквально со дна речного поднимает ржавые пассажирские корабли и превращает их в современные доходные лайнеры. Его компания «Дюна» вовсю эксплуатирует уже

четыре судна, одно из которых «Михаил ЛОМОНОСОВ» — того же типа и возраста, что и наш «Василий Поярков». Можно по-разному относиться к творчеству певца Рыбина, но в таланте реставратора речных теплоходов ему не откажешь. Удивительно, что в нашем крае с его великой рекой, разговорами о развитии туризма не находится средств сохранить всё еще живой, действующий корабль. В этом году исполняется 160 лет первому пароходному сплаву по Амуру под водительством генерал-губернатора МУРАВЬЕВА-АМУРСКОГО. Почему бы не перейти от слов к делу, достойно отметив историческую дату открытия движения судов по Амуру-батюшке? Наш «Поярков» мог бы стать уникальным плавучим музеем освоения русскими людьми восточных пределов державы российской. Живое дело, полезное. И наши дети вместе с мастерами искусств готовы замечательно озвучить речной поход своими концертами. Тем более в год культуры, объявленный в России с акцентом на развитие хорового пения. Но вместо того, чтобы сконцентрировать свои силы на подготовке программы творческих рейсов с участием детского хора «Белый пароход» и его именитых солистов, мы вынуждены в очередной раз доказывать необходимость сохранить единственный амурский теплоход.

Дипломом второй степени отмечено недавнее выступление на фестивале МВД России «Щит и лира» на его региональном этапе солистки проекта «Белый пароход. Поющие реки России» Ани ПОСТНОВОЙ. Юная исполнительница русских народных песен, несмотря на врожденное заболевание сахарным диабетом, успешно учится в Хабаровском колледже искусств, радуя своих педагогов, родных и друзей победами в различных вокальных конкурсах и фестивалях искусств. В состав Большого детского хора России — участника торжественной церемонии закрытия ХХII зимних Олимпийских игр в Сочи вошли и лучшие солисты проекта «Белый пароход. Поющие реки России». Это юные дальневосточники Данил КОШЕЛЕВ, Валера ПОПОВ, Артем БРИТ, Карен КАЛУХСЗЯН — учащиеся московской Академии хорового искусства имени В.С. Попова. На предстоящих летних каникулах вместе с друзьями из разных уголков страны они откроют Х юбилейный фестиваль Белого парохода в круизе по Волге, который по традиции должен завершиться на Амуре. В марте стартует отборочный конкурс в рамках благотворительного проекта «Белый пароход. Поющие реки России». Прослушивание музыкально одаренных детей-инвалидов, сирот, ребят из малообеспеченных семей Хабаровского края, Амурской области, ЕАО традиционно проводит художественный руководитель дальневосточного музыкального фестиваля, известный оперный певец, солист Большого театра Николай ДИДЕНКО.

Спасибо!

ХКБФ АРИДИ благодарит за финансовую поддержку благотворительной акции «Новогодний марафон»: • ООО ЗАС «Альфа», • ООО «СК «Даль-Росмед», • ОАО «Дом Быта», • ОАО «ДРСК», • ИП Ли В.М. (ООО «ДВ Керамик»), • ИП Чудина Т.В. (ООО «Равиоль»), • ООО «ПромЭнергоПоставка» (ООО «ЭнергоЦентр»), • ООО «Сигма Марин Технолоджи», • Хабаровский филиал ОАО «Страховое общество газовой промышленности», • ИП Долгих А.В. (ООО «Формула-ДВ»), • ООО «Энергомашкорпорация-Хабаровск��, • ЗАО «Дальтехлазер». Выражаем глубокую признательность студии эстрадного вокала «Жемчужина» Дворца детского творчества «Маленький принц», рекламному агентству «КЛИО ДВ», кейтринговой компании «Майкл», коллективу журнала «Свадебный Хабаровск». Родители детей-инвалидов Марка ЗОРЬКИНА, Ирины МАХНЕНКО сердечно благодарят за пожертвования на лечение детей: • ИП Шевелёва Е.К., • ООО «Тайгер-Мастерфайбр», • ООО «Строительная компания «ЭРЕДУ», • ООО «Люкс-Авиа», • посетителей СЗК «Платинум Арена». В организации и проведении благотворительной акции «Чужой беды не бывает» деятельное участие приняли: • СЗК «Платинум Арена», • цифровая типография «2 принт», • ООО «Омега Пресс», • ООО «Тандем», • ОАО «Хабаровская краевая типография», • руководство ХК «Амур».


РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ)

ОТ СТРОИТЕЛЬСТВА ДО АКТИВНОГО ОТДЫХА АКТУАЛЬНЫЙ ВОПРОС — Анатолий Петрович, это правда, что ваша компания специализируется на поставках и установке армейских разборных мостов? — Да, правда. Мы применяем два типа таких сооружений — большие автомобильные разборные мосты (БАРМ) весом до 80 тонн и средние автомобильные разборные мосты (САРМ) весом до 40 тонн. — Насколько актуальны для республики решения, связанные с установкой таких мостов? — А тут, собственно, прослеживаются два момента. Во-первых, как вы, наверняка, знаете, Якутия — это громадный регион, занимающий пятую часть от всей территории России. Но при этом дорожная составляющая здесь чрезвычайно низкая. Несмотря на федеральные автотрассы, в республике еще более чем достаточно и муниципальных дорог, состояние которых, мягко говоря, оставляет желать лучшего, и зимников, которые дорогами в прямом смысле слова вообще не являются. Особенно в северных улусах. Да, региональные и муниципальные власти делают всё возможное для изменения ситуации в лучшую сторону. Но это долгий и затратный процесс. А устойчивое транспортное сообщение людям нужно уже сейчас. Возникает дилемма — каким образом можно быстро, эффективно и в то же время с наименьшими финансовыми затратами решать проблемы с автомобильными мостовыми переходами? Строить капитальные мосты? Но сразу и везде их не построишь. Вот мы и предложили свой вариант, связанный с возведением САРМ, а в некоторых случаях и БАРМ. Летом наша республика постоянно находится под воздействием паводков. Порой в наших улусах поднимается такая вода, что и капитальные мосты смывает. Да и вообще, после любого паводка остро стоит вопрос с нормализацией транспортного сообщения. Поэтому БАРМ и САРМ тут играют заметную роль.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРЕИМУЩЕСТВА

казчики уже оценили все преимущества БАС при строительстве спортивных комплексов. Как известно, физкультура и спорт в Республике Саха (Якутия) развиваются стремительно, этому подчинены интересы нашей власти. Что вполне оправдано, ведь здоровое поколение — залог развития всего общества. Поэтому потребность в новых спорткомплексах у нас серьезная. И могу сказать, что мы активно работаем в этом направлении. В том числе в Верхневилюйском,,МегиноКангаласском и Намском улусах. И на достигнутом мы останавливаться не собираемся. — Это правда, что свою технологию БАС вы сумели применить даже в виде арочного пристроя, на крыше другого здания? — Да, правда. Речь идет о спортивном зале в Чурапчинском государственном институте физической культуры и спорта. Поймите правильно, конструктивные особенности бескаркасных арочных сооружений позволяют решать отраслевые задачи любого уровня сложности. И с серьезной экономией бюджетных средств. Мы считаем себя патриотами Якутии, поэтому для нас все вопросы такого рода имеют самое серьезное значение.

СУРОВАЯ И ПРЕКРАСНАЯ БАРМ и САРМ? — А что тут скажешь? Это же металлические конструкции. При правильной эксплуатации и своевременном техническом обслуживании они могут служить до 50 лет.

с другими государственными и муниципальными структурами Якутии. И будем развивать это производственное направление.

ДАЖЕ ТАНКИ ПРОЙДУТ

— Как, видимо, будете наращивать и объемы строительства бескаркасных арочных сооружение (БАС), а именно ангаров, гаражей, животноводческих комплексов, спортивных залов и других объектов? — Да, это также наш приоритет. Не случайно еще в 2011 году мы приобрели специальный профилегибочный станок «Сфера» массой в 6 тонн, который обслуживают пять операторов. Так вот, благодаря этому оборудованию мы смогли наладить строительство качественных и недорогих объектов, которые также полностью соответствуют природноклиматическим и транспортным условиям республики. Доставлять конструкции можно в любое место. А сам строительный процесс минимизируется значительно. — Насколько значительно? — Например, достаточно большие арочные гаражи, при наличии всех материалов, можно собрать максимум за три недели. Но дело-то не только в гаражах. Сейчас наши за-

— Какой вес выдерживают такие мосты? — О чем тут говорить, это же военные мосты, поэтому и рассчитаны они на прохождение именно военной техники. Например, по БАРМ и САРМ могут легко проходить танки, они, эти автомобильные переходы, для таких целей и предназначены. Так что проблем с прохождением гражданской техники нет и быть не может в принципе. — Где вы приобретаете такие быстровозводимые мосты? — На заводе-изготовителе в городе Свирске Иркутской области. Наша компания, кстати, является официальным дилером этого предприятия. И могу сказать, наши мосты в условиях Якутии себя полностью оправдали. Не случайно одним из наших основных заказчиков является Дирекция по ликвидации последствий паводка в РС (Я). Помимо этого, мы плотно сотрудничаем

ПРИСТРОЙ НА КРЫШЕ

— Кстати, о патриотизме. Якутия — уникальный регион России, с невиданными красотами и просто запредельными возможностями для туризма и активного отдыха. Например, когда сотрудники нашей редакции совершили автопробег по маршруту Якутск—Магадан, а впоследствии еще и проехались по пути Якутск—Ленск, то были, без преувеличения, поражены вашей первозданной природой. Как вы считаете, активное дорожное строительство может способствовать развитию рекреации в республике? — Я бы тут акцентировал внимание опять же на двух моментах. С одной стороны, да, современные дороги способствуют развитию активного отдыха. Но с другой — для тех, кто предпочитает экстрим, дороги не слишком важны. Они, наоборот, стремятся оторваться от исхоженных трасс. И наша компания, кстати говоря, намерена развивать еще и это направление — активный туризм, сопровождаемый охотой и рыбалкой. — Даже так? — Да, мы планируем внести свой вклад в развитие внутреннего туризма в Республике Саха( Якутия). Вы правы, у нас действительно уникальная природа. Вот пример. Наверное, все жители России слышали об Оймяконе — полюсе холода. Но представить себе, что же это такое, могут лишь очень немногие, даже из жителей Якутии.Так почему бы не показать все чудеса далекого края нашим гостям? Как российским, так и зарубежным! В западных странах хорошо развиты спортивная, трофейная охота и рыбалка, которые вносят ощутимый вклад в бюджет страны. В нашей республике есть все возможности и условия для развития этой сферы деятельности. Поэтому, надеюсь, уже в ближайшее время активный туризм на основе охоты и рыбалки станет еще одним нашим приоритетом. По крайней мере, мы к этому стремимся и сможем продемонстрировать гостям всё многообразие суровой и прекрасной природы Якутии. Беседовал Александр МАТВЕЕВ

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

— Чем технически интересны такие мостовые переходы? — Прежде всего, их можно быстро доставлять в нужное место. Кроме того, это конструкции, не имеющие промежуточных опор, что делает сам процесс сборки моста максимально быстрым. А при чрезвычайной ситуации, сами понимаете, это имеет громадное значение. Кроме того, такие мостовые переходы легко собираются и перебрасываются в другое место, коль скоро у кого-то (например, у районных администраций) возникает такая необходимость. Также эти мосты значительно дешевле, чем капитальные строения. При этом их функциональные особенности не хуже, нежели у обычных мостов. — А что можно сказать о долговечности

Работать и жить в Якутии не только непросто, но и чрезвычайно интересно. Здесь сама природа способствует творческому подходу к любому делу. Хоть в промышленности, хоть в рекреации. Именно такую позицию поддерживают сотрудники компании ООО «Илин-Артык». Мы побеседовали с директором этой производственной структуры Анатолием КОЛОСОВЫМ. И получили представление о том, чем живет бизнес в северной республике.

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Главная тема / Якутия сегодня

23


ПРИмОРСКИЙ КРАЙ

Есть проблема / Особенности дальневосточного бизнеса

Добывать

ПриДётся обанк Вступило в силу новое постановление правительства РФ, устанавливающее на постоянной основе 10%-ную ставку таможенной пошлины на вывозимые вольфрамовые руды и концентраты. Ситуация складывается парадоксальная — чиновники во весь голос кричат, что российских металлургов нужно спасать, всячески им помогать, а потом принимается документ, противоречащий этим громким заявлениям. Несомненно, для к��го-то он выгоден. Но под удар попадает целая отрасль. БЕз ЭКСПОРТА нЕ ОБОЙТИСь

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

Постановление было опубликовано 25 декабря 2013 года. Принято оно множеством правительственных комиссий и специализированных подкомиссий и вышло за подписью Дмитрия МЕДВЕДЕВА. Напомним, что с ноября 2012 года до конца 2013 года пошлина была временной мерой, установленной только на год. Но стараниями перерабатывающих предприятий и чиновников, разделяющих их интересы, теперь добывающим предприятиям придется постоянно работать в этих условиях, ориентируясь преимущественно на внутренний рынок страны, который крайне нестабилен. Как сказано в документе, такие меры были приняты в связи с растущим спросом на вольфрамовое сырье со стороны отечественных металлургических предприятий. Соответственно, цель этого закона — обеспечить сырьем российские перерабатывающие предприятия. Цитата из правительственного постановления: «При растущем спросе на вольфрамовый концентрат отечественные поставщики не могут удовлетворить потребности российских металлургических предприятий. Приобретение сырья по импорту даже беспошлинно практически невозможно». Между тем статистика спроса на вольфрамовое сырье в стране никак не вяжется с заявлениями отечественных переработчиков. Добывается в России около 6 тысяч тонн вольфрамового концентрата в год. При строительстве еще в советское время мощности перерабатывающих предприятий были рассчитаны не менее чем на 20 тысяч тонн. Но сейчас потребность внутреннего рынка — не более 2 тысяч тонн. То есть получается, если всё российское сырье уйдет на переработку внутри страны, то всё равно не получится загрузить предприятия на плановую мощность, как того добивается правительство.

24

мая отечественным переработчиком, отличалась примерно на 10–15 %. Сегодня переработчики продолжают настаивать на этих ценах. Вообще с 2008 года они не покупали нашу продукцию почти 50 % календарного времени, оказывая давление на цену.

Экспортировать же вольфрамовое сырье всё равно придется, потому что потребности страны в нем сегодня малы.

нЕ ДумАя О КОллЕГАХ Перерабатывают вольфрам в нашей стране в основном дочерние предприятия ЗАО «Компания «Вольфрам». С 1997 года это предприятие занимается добычей, переработкой и продажей вольфрама, молибдена, рения и кобальта. Но основное направление деятельности связано именно с вольфрамом. Головной офис компании находится в Москве, а филиалы и дочерние предприятия расположены по всей России, преимущественно в западной ее части. В структуру ЗАО «Компания «Вольфрам» входят несколько акционерных обществ. В частности, добычей занимаются ОАО «КБ ВМК» и ЗАО «БурятВольфрам», а переработкой — завод тугоплавких металлов, ОАО «Победит» и ОАО «Гидрометаллург». На официальном сайте ЗАО «Компания «Вольфрам» подчеркивается интересный момент. По версии этой компании, для нее «ключевую роль играет поддержка российских производителей сектора». Но на практике выходит так, что поддерживать компании хочется в основном самое себя, а об остальных предприятиях отрасли она забывает. А постановление правительства РФ отстаивает интересы переработчика.

ПОКуПАТЕль ДИКТуЕТ ЦЕну Вообще внутренний рынок вольфрама в России характеризуется низкой конкурентностью. Переработка внутри страны стоит дорого, а качество полученной продукции уступает зарубежным аналогам. Более того, в России существует, по сути, диктатура потребителей в лице ЗАО «Компания «Вольфрам». Основные объемы добычи вольфрама в нашей стране сосредоточены на Дальнем Востоке, в Забайкальском крае и в Республике Бурятия. Основными предприятиями,

«ПРЕПАРИРОвАнныЕ» ЦИфРы

Иван ШЕПЕТА, генеральный директор ОАО «ГРК «АИР» занятыми в этой отрасли, являются ОАО «Приморский ГОК», ОАО «Горнорудная компания «АИР», ЗАО «Закаменск», филиал Примтеплоэнерго «Лермонтовский ГОК», ЗАО «Новоорловский ГОК» и ООО «Старательская артель Кварц». Но тем предприятиям, которые не входят в структуру ЗАО «Компания «Вольфрам», приходится или мириться с, мягко говоря, оригинальной ценовой политикой единственного российского переработчика, или работать на экспорт. Ввиду этих причин, в частности, у ОАО «Приморский ГОК», добывающего 50 % вольфрама страны, сложились неоднозначные отношения с этим самым потребителем. Уже более 10 лет ЗАО «Компания «Вольфрам» занимается вопросом внедрения заградительной пошлины на вольфрамовый концентрат. В 2008 году Владимир ПУТИН отказал в подписании подобного документа, но эти планы удалось реализовать после его ухода с должности председателя правительства РФ в 2012 году. В тот год ОАО «Гидрометаллург» (структура ЗАО «Компания «Вольфрам») предлагало приморцам заниженную цену на вольфрамовый концентрат и не закупало его в общей сложности больше года. Роман МАКУЛОВ, начальник отдела внешнеэкономической деятельности «Приморского ГОКа», рассказал об этом нашей редакции: — Когда мы предлагали ОАО «Гидрометаллург» купить наше сырье по мировым ценам, то с нами просто отказывались работать. Нам было поставлено однозначное условие — продавать концентрат по заниженной цене, при которой наше предприятие теряло прибыль или даже несло убытки. Логично, что мы отказались от таких условий, и ЗАО «Компания «Вольфрам» прекратило закупки нашего сырья. В сложившейся ситуации мы были вынуждены перейти на экспорт, чтобы сохранить производство и поселок. Кстати, от мировой цены на металл цена, предлагае-

Всё в том же злополучном постановлении приводятся объемы российского экспорта. В 2011 году поставки за границу составили около 48 %, в 2012 году — около 74 %. Далее говорится о том, что «введенная в конце 2012 года вывозная пошлина позволила снизить экспорт в первом полугодии 2013 года на 30 % и увеличить загрузку предприятий с 22 до 34 %». Но доверять этим цифрам не стоит, считает Роман Макулов: — Это попросту игра цифр. Данные, прямо сказать, вывернуты так, как нужно было ЗАО «Компания «Вольфрам». Ведь если в 2012 году российский переработчик практически полностью прекратил закупки вольфрамового концентрата, то, конечно, доля экспорта выросла почти в 2 раза. А потом, в 2013 году, возобновив закупки, отечественный переработчик, безусловно, показал рост загрузки мощностей и снижение экспорта в процентах. И это обстоятельство очень удобно было объяснить именно действием вывозной пошлины, хотя она в этом процессе роли почти не сыграла. Наоборот, изза действия пошлины общее производство вольфрамового концентрата только на нашем предприятии снизилось на 15–20 % в 2013 году. В 2014 году мы уже наблюдаем снижение на 25–30 % по сравнению с 2012 годом из-за нехватки оборотных средств на текущую геологоразведку и своевременную подготовку запасов руды. Кстати, не мы одни недосчитались прибыли: бюджет РФ за прошлый год потерял от этого примерно 250 млн рублей налогов.

РАзИнТЕГРАЦИя С вТО В этом деле есть еще одна сторона. В 2011 году Россия вступила во Всемирную торговую организацию. И по правилам этой организации стороны, в частности


ПРИМОРСКИЙ КРАЙ

нельзя.

кротиться

Россия, должны проводить консультации с Еврокомиссией по вопросам введения экспортных пошлин на сырьевые товары внутри страны. Касается это и введенной пошлины на вольфрамовые руды и концентраты. Но, по  словам Романа Макулова, никаких консультаций с Еврокомиссией не проходило ни в 2012, ни в 2013 году: — У нас есть партнеры в Европе, которым мы подробно описали сложившуюся ситуацию. Австрийские коллеги, с  которыми мы тесно сотрудничаем по поставкам вольфрамового концентрата, сообщили нам, что никаких консультаций по  этому вопросу не проходило. Наши иностранные партнеры недоумевают, почему и  зачем руководство страны пошло в  обход, или просто проигнорировало существующее соглашение с Евросоюзом. В связи с этим они направили соответствующий запрос в Еврокомиссию. Надежда у дальневосточных предприятий осталась только на вмешательство этой организации в  сложившееся противостояние. Потому что отечественные власти остались глухи к  обращениям дальневосточных недропользователей.

Слушают, но не слышат Может показаться, что руководители добывающих предприятий просто смирились с  предстоящими изменениями. Но это совершенно не так. Как только начались разговоры о том, что пошлина может быть введена на постоянной основе и даже увеличена до 20 %, руководители предприятий сразу перешли к действиям. Официальные

Чем дальше, тем страшнее Проблем у ОАО «Приморский ГОК» в 2013 году и так хватало. Цена на вольфрам была неустойчивой, содержание металла в  руде резко упало, выпуск продукции снизился на 25–30 %. Но перспективы у предприятия еще менее радужные. При сохранении пошлины на уровне 10 % и  падающей цене на  вольфрамовый концентрат предприятие будет иметь убытков по  всем видам деятельности в  2014 году до  280 млн рублей, в  2015 году порядка 500 млн рублей. При таких убытках функционировать предприятие не сможет. Кстати, уже в 2013 году приморцы не смогли выделить на добывающую деятельность порядка 200 млн рублей. А  о геологоразведочных работах и запуске месторождения Скрытое, которое внесено президентом РФ в перечень перспективных проектов по развитию Дальнего Востока, вообще лучше не вспоминать. На  последнем совете директоров ОАО «Приморский ГОК» и  его дочерней структуры ОАО «Горнорудная компания «АИР», состоявшемся 28–30 января 2014 года, были приняты очень трудные, но жизненно

необходимые решения. Было решено работать дальше, но при этом снизить и без того ужатую численность сотрудников на  10 % и минимизировать все возможные затраты. Также продолжать активную работу по  отражению прессинга москвичей в  лице ЗАО «Компания «Вольфрам» и  чиновников министерств. И ни в коем случае не оставлять усилия, направленные на отмену экспортной пошлины. Стоит отметить, что 70 % бюджета Красноармейского района Приморского края пополняется в основном за счет ОАО «Приморский ГОК». А это значит, что если предприятие обанкротится, то целый район, а это практически 20 тысяч человек, останется попросту без бюджета. Причем если говорить о  поселке Восток, где и находится крупнейшее вольфрамодобывающее предприятие страны, то его смело можно отнести к моногородам, которым теоретически предоставляется государственная поддержка. Но на  деле в  Востоке никаких бюджетных денег не видят уже давно. Весь жилой фонд, котельная обслуживается и  поддерживается недропользователями, детские сады, больницы и школы тоже в их ведении. Вот и  получается, что если предприятия не будет, то государство получит новую проблему, которая на свое решение потребует не один и не два миллиона рублей.

Простая арифметика

Банкротство близится История с вольфрамом на самом деле выглядит как какой-то заговор против добываю-

ОТ РЕДАКЦИИ Редакция портала «Недра-ДВ» просит считать этот материал официальным запросом о приостановлении и отмене действия постановления № 1202, которое ставит под угрозу существование целой отрасли. А вместе с этим и благополучие десятков тысяч человек. Мы адресуем его Председателю Правительства РФ Дмитрию Медведеву, министру экономического развития РФ Алексею УЛЮКАЕВУ, руководителю ФАС России Игорю АРТЕМЬЕВУ, министру финансов РФ Антону СИЛУАНОВУ, полномочному представителю Президента РФ в ДФО Юрию ТРУТНЕВУ.

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

На вольфрамодобывающих предприятиях Дальнего Востока и Сибири трудится около 3 тысяч человек. С учетом их семей под удар попадают одномоментно 10–12 тысяч человек. Всего таких предприятий пять, и все они градообразующие, значит, бюджеты этих районов так же, как и  в Приморье, складываются по  большей части из  отчислений недропользователей. А это значит, что и эти районы останутся без денег. В такой простой арифметике быстро разобрались председатель правительства и глава Республики Бурятия Вячеслав НАГОВИЦЫН и губернатор Забайкальского края Константин ИЛЬКОВСКИЙ. Осознав проблему, они поддержали свои предприятия и  также обратились с  соответствующими письмами в  вышестоящие государственные органы. А вот губернатор Приморского края остался в стороне от этого дела и не счел нужным помочь ОАО «Приморский ГОК», без которого в Приморье не станет половины металлургической отрасли. И это на фоне его недавних заявлений о  перестройке краевого курса на промышленное развитие! Пусть Вячеслав Наговицын и  Константин Ильковский не смогли добиться того, чего хотели, того, что было нужно промышленности их регионов. Главное, они не остались в стороне.

щих предприятий. Все понимают проблему, но закон принимают, опираясь на смутные аргументы «за». Кроме того, при непосредственном участии ЗАО «Компания «Вольфрам» уже не раз банкротились предприятия. Речь идет о Лермонтовском ГОКе в Приморском крае, ситуация с которым исправилась только после личного вмешательства Владимира Путина. Более того, в конце 2013 года ЗАО «Компания «Вольфрам» выкупило месторождение Забытое, которое находится в ста километрах от  поселка Восток. В  2009 году его хотел осваивать «Приморский ГОК», планировалось строительство фабрики. Но тогда предприятию не хватило оборотных средств, и эти планы не осуществились. Но специалисты компании собрали подробную информацию о  месторождении. И вот к какому выводу они пришли. Запасы составляют около 7,5 тысячи тонн WO3, но экономически выгодно можно взять только около 4 тысяч тонн WO3 из-за близких грунтовых вод. Общие капитальные вложения составят около 1 млрд рублей. Товарной продукции можно будет получить примерно на 4 млрд рублей, но с учетом текущих затрат на  производство чистая прибыль составит 100–200 млн рублей. То есть по  сравнению с  вложениями в  проект его экономическая выгода крайне незначительна, а рентабельная работа возможна только при установлении высокой цены на  металл. Учитывая отдаленность головной компании, проблему с  кадрами, затрат на  освоение этого месторождения будет еще больше. Тем не менее по условиям аукциона строительство ГОКа должно начаться не позднее 2,5 лет после выдачи лицензии, а его запуск должен быть произведен не более чем через 6 лет. Но остается открытым вопрос — за прибылью ли идут москвичи на  Дальний Восток? Складывается впечатление, что правительство хочет косвенным путем установить на  добычу этого металла монополию. Ведь уже совсем скоро время расставит нужные знаки и  на большинстве предприятий сложится ситуация, близкая к банкротству. Екатерина ВАСЮКОВА

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

Роман МАКУЛОВ, начальник отдела внешнеэкономической деятельности ОАО «Приморский ГОК»

письма и  запросы были направлены всем региональным и федеральным чиновникам, во все возможные ведомства. Об этом писала и наша газета. До последнего недропользователи рассчитывали на благоприятное решение вопроса. Но аргументы дальневосточников не были услышаны. Причем, как рассказал Роман Макулов, многие из руководителей предприятий реально понимали ситуацию и видели ее губительные последствия для отрасли: — На  всех уровнях власти были люди, понимающие, что введение пошлины погубит отрасль, но закон всё равно прошел. Нас просто не хотели слышать. Были и такие ситуации, когда руководители нашего предприятия заранее договаривались о конкретных встречах с  власть имущими, но у  чиновников всегда находились более важные неотложные дела, и ни одна из таких встреч так и не состоялась. И слова о гибели отрасли — это не преувеличение, это реальность. Не могу точно сказать, как конкретно обстоят дела на других предприятиях, но на примере нашего видно, что нас ждет только такой неутешительный сценарий. Причем в самом обозримом будущем.

25


ЭРА МИЛОСЕРДИЯ

Про бомжей,

законы и туберкулез

О доступности рентгена Наша редакция не так давно приняла участие в судьбе одного бомжа. Кто не знает, слово это не ругательное и  означает «без определенного места жительства». Ночевал он в подъезде одного из наших сотрудников, а  поскольку на  дворе суровая зима, простудился вдрызг. Кашлял наш подопечный так, что стены тряслись, и  мы, естественно, заподозрили неладное, то есть туберкулез. Все знают, что в таких случаях первым делом надо пройти флюорографию. Но в Хабаровске, который, как говорят, активно борется с  туберкулезом, без паспорта сделать это оказалось невозможно. Даже за деньги, которые мы готовы были заплатить за медицинскую услугу. Противотуберкулезный диспансер также не принимал на обследование человека без «флюры» и направления. И это по меньшей мере странно. Ведь именно категория граждан без рентгеновских снимков и без документов наиболее уязвима в смысле распространения столь коварного и опасного недуга. Проведя некоторые изыскания, мы обратились в Краевое государственное казенное учреждение «Центр социальной поддержки населения по г. Хабаровску». И надо сказать, что директор центра Валентина Николаевна СЕРГИЕНКО проблему решила. За нашим бомжом приехали из КГКУ «Хабаровский центр социальной адаптации граждан, попавших в экстремальную ситуацию», там дали направление в поликлинику № 15, с которой у этой организации договор, и рентгеновские снимки были, наконец, сделаны. Опустим некоторые детали и скажем, что у нашего подшефного оказался абсцесс легкого. Сейчас он лечится в городской больнице № 10. И это отдельная история.

Кто заплатит за бомжа? Не секрет, что в  больницы бомжей берут крайне неохотно. Только в случае необходимости оказания экстренной помощи по жизненным показаниям. И  не потому лишь, что от  них дурно пахнет. Больницы живут на деньги, которые им платит за пролеченных пациентов Фонд обязательного медицинского страхования. А ФОМС может платить только

О том, что рядом с  нами, вполне или относительно благополучными гражданами, живут те, кому, в общем-то, и жить негде, знают все. Но большинство из нас привычно отворачиваются, когда серые тени роются в помойке или пристраиваются у батареи в подъезде. До них никому нет дела, и  замечают их разве только для  того, чтобы турнуть подальше. Между тем, если взять на веру постулат о том, что Бог создал всех равными, то это такие же люди, как, допустим, министры или президенты. Только грязные и голодные. А часто и больные. за тех, кто застрахован. Со��тветственно, за асоциальных больных не платит никто. — Нам приходится лечить их за счет тех пациентов, которые проходят оплаченный курс лечения,— рассказывает заместитель главного врача по медицинской работе больницы № 10 Галина Алексеевна СИВОРАКША.— Расходы по лечению бомжей, порой весьма значительные, берет на  себя больница. Да, конечно, если хозяин продал 50 буханок, то 51-ю буханку он может кому-то и подарить. Но это будет милостыня. Вот этим мы, по сути, и занимаемся. Тем, у кого есть хотя бы паспорт, мы сами помогаем получить полис, потому что больше этого никто не сделает. Но, согласитесь, это неправильно. Как не согласиться! С одной стороны, больница обязана в экстренных случаях принять любого пациента, а с другой стороны, для нее это — сплошные убытки. О тех же самых проблемах говорит и главный врач городской больницы № 11 Петр Владиславович КРЯЧЕК: — Мало того что мы лечим таких больных за свой счет, так и после выздоровления их некуда выписать. Центр социальной адаптации один на  весь город, количество мест там ограничено, так что бывает, что бомжи задерживаются у нас надолго. Правда, с этого года краевое министерство здравоохранения оплачивает нам паллиативную помощь для тех, кто болен неизлечимо и заканчивает жизнь у нас. А вот те, кто может выздороветь, выходит, никому не нужны. Между тем стоимость лечения по  стандартам ФОМСа достаточно высока. Так, лечение пневмонии стоит 25 000 рублей, ампутация, допустим, обмороженной конечности  — 30 000. Для  больницы накладно. А число бездомных, попадающих в лечебные учреждения, не уменьшается. Несколько лет назад была закрыта городская больница № 3, потом расформировали терапевтическое отделение краевой больницы № 2. Соответственно, увеличилась нагрузка на другие медучреждения. В  основном это больницы № 10 и 11. Вдобавок в одиннадцатой больнице принимают роды у всех незастрахованных и, как следствие, необследованных женщин. Тоже за счет лечебного учреждения.

Последний приют Остается один путь  — строить дополнительные центры социальной адаптации, которые бы не только давали кров и пищу, но и занимались восстановлением документов попавших к ним граждан. Это сегодня и делается в  КГХУ «Хабаровский центр социальной адаптации граждан, попавших в  экстремальную ситуацию». Но, как уже говорилось, мест там катастрофически не хватает. Есть в Хабаровске еще четыре общественные организации, которые с  разным успехом занимаются тем же. Но и этого слишком мало. — За прошлый год мы обслужили более 500 человек,— рассказывает директор центра Маргарита Васильевна КОЗЛОВА.— Центр рассчитан на  50 коек, но у  нас сейчас живут 60 человек. По преимуществу это инвалиды. Кто-то имеет соответствующий документ, кому-то мы оформляем и паспорт, и полис, и инвалидность. Доживают свой век в центре и онкобольные люди, от которых медицина отказалась, а другого пристанища у них нет. Действительно, здоровых людей здесь практически не бывает  — за год из  числа вновь прибывших постояльцев на  лечение в тубдиспансер после прохождения рентгена отправляются 20–22 человека. Только в конце 2013 года было выявлено четыре случая открытой формы туберкулеза. Стоит отметить, что если бы эти люди не попали в центр, то они распространяли бы опаснейшую болезнь «на воле».

Если можно, вернуть в  социум Ни центр, ни четыре хабаровские некоммерческие организации не справляются с тем потоком бездомных, конца которому не видно. Нужны новые центры социальной адаптации, поскольку бродяги всегда были, есть и будут. Между тем новый федеральный закон о соц­ обслуживании населения № 442 ФЗ, который вступит в силу 1 января 2015 года, перекладывает основную нагрузку по возвращению к жизни бомжей именно на общественные организации. Им обещана моральная и материальная поддержка, но разве не долг государства поза-

ботиться о тех членах социума, которые из него выпали? Страна, у которой находятся деньги на помпезные проекты, не может построить достаточное количество ночлежек и приютов для  бездомных. А  ведь кого-то из  них еще можно вернуть к нормальной жизни. Справедливости ради надо сказать, что такие случаи есть. Как рассказал заместитель министра соцзащиты Хабаровского края, начальник управления соцобслуживания населения Хабаровского края Михаил Иванович БУРЛАКА, за прошлый год общими усилиями удалось извлечь из колодцев и теплотрасс 23 человека. И  не просто извлечь, а  вернуть им человеческий облик. Сегодня эти люди получили документы и работают. — За последние три-четыре года сделано немало,— говорит Михаил Иванович.— Прежде всего, 16 мая 2012 года утверждена «Краевая государственная программа развития социальной защиты населения Хабаровского края на период с 2013 по 2018 год». Там много хороших мероприятий, и  в числе прочего предусмотрено строительство центров социальной адаптации в Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре, Советской Гавани и  в Николаевске-на-Амуре. Как вы понимаете, в краевом центре это будет второе учреждение такого плана. Каждый центр рассчитан на  50 коек, это будут специализированные здания, соответствующие СанПиНам и другим стандартам. Но и этого всё равно не хватит.

Кто им поможет? Тесно взаимодействуя с  общественными организациями, министерству и  центру социальной поддержки населения по  городу Хабаровску удалось если не переломить ситуацию, то хотя бы смягчить ее. Во всяком случае, ни в прошлом, ни в нынешнем году не было случая, чтобы бездомный человек замерз насмерть. Хотя обморожения и  ампутации, к сожалению, случались. В  планах министерства и  расширение центра социальной адаптации в Хабаровске. У директора этого учреждения М.В. Козловой уже готов пакет проектно-сметной документации. Но, как всегда, всё уперлось в деньги. Все планы минсоцзащиты по реконструкции и  строительству специализированных центров адаптации могут рухнуть, если не удастся получить средства из бюджета. Проблема бездомных характерна не только для  Хабаровского края. Беда эта общероссийская. И заботиться о пусть опустившихся, но всё же людях и  гражданах Российской Федерации должны в  первую очередь не общественные организации, а  государство. Которое к этому не особенно стремится. Ольга ГЛАЗУНОВА

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

Заказы на размещение рекламы в бизнес-газете «Наш регион — Дальний Восток» принимаются рекламной службой ООО «Бизнес-медиа «Дальний Восток» по телефону (4212) 450-399

26

Редакция газеты «Наш регион – Дальний Восток» предлагает вниманию читателей сайт издания www.biznes-gazeta.ru Главный редактор А.И. Матвеев Литературный редактор Ольга Глазунова Руководитель проекта Галина Баталова Выпускающий редактор Валентина Зимакова Рекламная группа: Наталья Долгошеева, Елена Маркевич, Виктория Тумилович Дизайнер Светлана Зеленова Корректор Галина Чернякова Сверстан в ООО «Бизнес-медиа «Дальний Восток» Редакция не несет ответственности за

Адрес редакции, издателя: Перепечатка без соглашения с редакцией Регистрационный номер ПИ № ФС 680009, г. Хабаровск, не допускается. Приобретение прав на пе15-0585 от 23.08.2007 г. пр. 60-летия Октября, 210а, оф. 203 репечатку и использование материалов: Время подписания в печать: Тел./факс (4212) 45-03-99 (4212) 45-03-99 по графику — 13:00, 20.02.2014 г. E-mail: vzimakova@yandex.ru фактическое — 13:00, 20.02.2014 г. Отпечатан в ООО «Омега-Пресс» www.biznes-gazeta.ru Учредитель и издатель ООО «БизнесЗарегистрирован в Дальневосточном управРаспространяется бесплатно через УФПС медиа «Дальний Восток» лении Федеральной службы по нади адресной доставкой руководителям зору за соблюдением законодательства Генеральный директор Ирина Ширяева пред­приятий в сфере массовых коммуникаций Фото на обложке из архива ОАО «АлмаОбщий тираж 5000 экз. по ДВ федеральному округу Печатается на коммерческой основе зы Анабара» содержание рекламных материалов. Рекламируемые товары и услуги имеют необходимые сертификаты и лицензии.


БИЗНЕС & МАРКЕТ

НАШ РЕГИОН — ДАЛЬНИЙ ВОСТОК

ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

27


ФЕВРАЛЬ — МАРТ 2014

БИЗНЕС & МАРКЕТ


Бизнес-газета № 2–3, 2014 г.