Page 1

The Arts, Culture and Tourism Russian-Canadian Magazine

Autumn 2013

I Issue 4 (44)

$5.00


5

10

Мет опера Сезон 2013-2014 – ставка на русские голоса

14

Расписание прямых трансляций на экранах кинотеатров в Канаде Неделя Российского кино в Канаде Russian film week in Canada Люди России

14 К 400-летию Дома Романовых

Петербургский стиль Андрея Ананова People of Russia

15 The 400th Anniversary of Romanov Dynasty. Russian Faberge Andrei Ananov У камина

24 Андрей Ананов. Это начиналось так... Глава из книги “Два туза в прикупе”. The Met: Live in HD 2013-2014

28 New season at Met – Eugene Onegin with Anna Netrebko Учитесь

34 Уроки русского языка. Журнал “Russian Life” К 10-летию журнала Третьяковская Галерея Наследие

44 Любовь Головина. Александр Опекушин. Обретение национального

The 10th Anniversary of the Tretyakov Gallery Magazine Heritage

52 искренняя благодарность преданному коллективу переводчиков, корректоров, авторов статей и рассказов, фотографов и дизайнеров, чей самоотверженный труд помог выпустить этот номер журнала. 6

46 Lyubov Golovina. Aleksandr Opekushin: Revining National Feeling Shana Tova! На кухне моей бабушки

52 Петр Люкимсон. Новый год настает, он у самого порога


The Arts, Culture and Tourism Magazine published by: “St Petersburg Development”

www.spbmagazine.ca

60

Founder and Publisher: S & S Tovmassian Creative Director: Sophia Dmitrieva-Tovmassian Contributors: Elena Kuzmich Oksana Turuta Sasha Grigorieva Layout and Design: Mexley Marketing Inc.

The St Petersburg’s magazine Chapter in Saint-Petersburg (Russia) Luba Artemieva The magazine “St Petersburg” is distributed free of charge to libraries, business and entertainment centers, tourist and information agencies. The magazine is honoured to be presented at the Embassy and the Consulates of the Russian Federation in Canada, on Russian and international airlines. The magazine can be subscribed and/ or it can be found in specialized stores and video salons, at concerts and performances. Price $5.00 CAD Address: 120 Shelborne Ave. Suite # 1014. Toronto, ON, M6B 2M7. Phone: 416 782-0083 E-mail: spbmagazine@gmail.com

У камина

57 Анна Сохрина.

Али-Баба и Белла Михайловна

60 Travel-2014

EXPLORE RUSSIA WITH US IN A SPECIA L AND COMFORTABLE WAY!

Special thanks to the team of translators, proofreaders, authors of articles and stories, photographers and designers, whose self-denying work has helped to publish this issue a future issue.

Advertisers are responsible for the content and design of the advertising. The opinion of editorial staff may not necessarily coincide with opinion of authors of the published materials. All rights reserved

Глубокое уважение к авторам публикаций не обязывает редакцию разделять их мнение


Учитесь мечтать, учитесь дружить, Учитесь милых своих любить И жить горячо и смело. Воспитывать душу и силу чувств Не только труднейшее из искусств, Но сверхважнейшее дело! - Позвольте, - воскликнет иной простак,Воспитывать чувства? Но как же так? Ведь в столбик они не множатся! Главное в жизни без лишних слов Это найти и добыть любовь, А счастье само приложится! Спорщики, спорщики! Что гадать, Реку времен не вернете вспять, Чтоб заново жить беспечно. Так для чего ж повторять другим Всех наших горьких ошибок дым, Жизнь-то ведь быстротечна. Нельзя не учась водить самолет, Но разве же проще любви полет, Где можно стократ разбиться? Веру, тепло и сердечность встреч Разве легко на земле сберечь? Как же тут не учиться?! Учитесь, товарищи, уступать, Учитесь по совести поступать И где бы ни пить - не упиться. Не просто быть честным всегда и везде, И чтобы быть верным в любой беде, Трижды не грех учиться! С готовой, красивой душой навек Отнюдь не рождается человек, Ничто ведь само не строится, Уверен, что скромником и бойцом, Отзывчивым, умницей, храбрецом Учатся и становятся! Но как это сделать? Легко сказать! Как сделать? А душу тренировать На искренность, на заботы. Как в спорте, как в музыке, как в труде Тренаж нужен людям везде-везде, Вот так и берут высоты. Высоты всяческой красоты, Любви и действительной доброты, И нечего тут стыдиться! Ведь ради того, чтоб не зря весь век Носили мы звание Человек Стоит, друзья, учиться! 8


9


This year, the Russian Film Week will coincide with the Toronto International Film Festival. It will be held between Sept 6 and Sep 14. To give the context, the Toronto International Film Festival is one of the most prestigious film festivals in the world. Now known as TIFF, it was originally called «The Festival of Festivals» because of its mandate to present collection of best films from various film festivals. Today, TIFF is one of the most prominent festivals in the world. Although, it has no competition program, it serves as a major marker for new, hot releases. The main prize of the festival is the People's Choice Award. It’s given to a feature-length film with the highest ratings and it is voted by the festival’s audience.

The Russian Film Week is being organized by Studio “WE” under the auspices of the Ministry of Culture of Russian Federation and in collaboration with the Toronto Russian Film Festival. The program is comprised of Russian films released in 2012-2013. The films have been either domestic box office hits or had received awards at international film festivals. For the first time, eight short films will also be included in the program. The directors and the actors will be on hand to introduce their films and participate in Q&A sessions after screening. The audience will also have many possibilities to interact with actors and directors during the festival’s week. The roster of prominent guests will include Alexander Veledinsky, Roman Prygunov, Mikhail Segal, Irina Apeksimova, Anton Megerdichev, Nikita Yefremov, Nikolai Lebedev, Natalia Merkulova and Alexei Chupov.

To quote the director of the Department of Cinematography, Vyacheslav Telnov: “One of our main priorities today is promotion of our films

worldwide. Russian Film Week in Canada is one of many international project planned for this year. Russian Film Week at Odessa Film Festival, for example, drew huge crowds. After Toronto Russian Film Weeks will be held in New York, Kiev, Israel, Italy, and France – we have extensive plans to promote of our cinematography abroad. This is primary because we have many great films to show and we believe that our films can be internationally successful. Films comprising the Toronto program are mostly have already hit the headlines in Russia and abroad.”

Psychological drama by Roman Prygunov based on the novel “Soulless: Story of an Unreal Man” by Sergei Minaev. Film was first shown at the opening of 34th Moscow International Film Festival in 2012. 11


A feature film by Mikhail Segal consisting of four novellas. Diverse in terms of genre, «Short Stories» depicts scenes of modern Russian life. This film was presented and won awards at multiple festivals e.g.: XXIII Kinotavr Open Russian Film Festival – the «Grigory Gorin Award for the Best Screenplay» and Prize of the Guild of Russian Film Scholars and Film Critics; Montreal World Film Festival - Focus On World Cinema, out-of-competition; Russian Film Festival in Spain – Best Film and Audience Award; nomination for the “Best Screenplay” Nika national film award; Jameson Dublin Film Festival – Best Director etc.

“Love with an Accent” is a story about true love; passionate and poignant, mature and merciless, naive and absurd, happiness and misery. Anna Mikhalkova won the Golden Eagle Award for the Best Leading Actress. 12

New film by Victor Shamirov starring Gosha Kutsenko and Irina Apeksimova, based on a popular play by a French dramatist Philippe Lellouche. The film participated in the program of Moscow International Film Festival in 2013.

Social tragicomedy starring Anna Mikhalkova and Yana Troianova. It had its premiere at Kinotavr Open Russian Film Festival 2012 and both leading actresses won the Best Actress Award.


Released in 2013 by first time directors Natalia Merkulova and Alexei Chupov. This film won the best debut prize and best actress at the XXIV Kinotavr Open Russian Film Festival. Present day cinematographic Decameron made up of stories of several people living in modern Moscow and suffering from various complexities, sex frustration and fantasies.

The film is based on the novel of the same name by Alexei Ivanov. XXIV Kinotavr Open Russian Film Festival - The Grand Prize; Best Actor (Konstantin Khabensky), the «Tariverdiev Prize for the Best Music» (Alexei Zubarev), Prize of the Guild of Russian Film Producers. The film participated in the XXIV Kinotavr Open Russian Film Festival and was awarded the main prize. The Russian Film Week program will present with the 'disaster film' and box office hit, by Anton Megerdichev entitled «Metro». The film grossed $12 million, setting the record for Russian-made disaster film genre. The film continues to enjoy success in Russia and abroad. The closing film of the festival is one of the most successful Russian films of the past year - «Legend №17» directed by Nikolay Lebedev. This film topped box office with $30 million sales and is becoming one of the best selling Russian films in the past year. It is a biography of the Russian ice hockey legend, Valeri Kharlamov, and it focus on the first Summit Series between Canada and USSR in 1972. This film will be of special interest to Canadian audience as well.

13


The iconostasis of the Savior on Spiled Blood

Russian jeweller ANDREI ANANOV «Had I followed the advance of my sailor friends, I could have become a professional sailor. I could have completed my university studies and become a qualified physicist. With the education of theatre director, I could have put on shows or taught students at the Theatrical Institute. Ultimately, I could have drowned myself in the bottle, committed suicide and vanished, just as many talented people of my generation vanished. But I was lucky, I survived, I found my path and managed to create a formula for immortality; a few grams of gold, a little enamel, a few diamonds, a little bit of one’s soul and a dusting of inspiration. And on all this, the Russian hallmark ‘Ananov’.»

So writes Andrei Ananov in his autobiography, «Two Aces in the Bank», which amazes by its sincerity and could only have been written by a very brave and strong willed man. Nowadays, Andrei G. Ananov (born August 8, 1945 in Leningrad) – is founder of the «RUSSIAN JEWELLERY ART - ANANOV». An Honourable Artist of Russia, President of Russia’s creative union of artists from 1995 to the present. He was awarded an international prize «Silver Lion» (Paris, 1991); The European Grand gold medal (Genoa,

1992); Winner of Tsarskoselski Award (St. Petersburg, 2000); Awarded the Order of Carl Fabergé, 1-st degree and the title of Best Jeweller of the century (Moscow, 2000); Medal «300 Years of St. Petersburg» (2003); The highest award of the Public Council - «Gratitude of St. Petersburg» (2004); Order of Honour (2006); He was awarded the Literary Prize «Petropol» (2007).

Products of the company are in the collections of Her Majesty Queen Elizabeth II, Her Majesty Queen Sofia of Spain, Monaco's Prince Rainier III, the Royal House of Sweden, Russia's First President Boris Yeltsin, Patriarch of Moscow and All Russia Aleksey II and in private collections in Russia and abroad. Now the company employs about a hundred artists, most of whom were trained in the art of jewellery by the holder, chief specialist and artist of the company - Andrey Ananov. 14


1

2 3

4

5

1

On the occcasions of a visit to the company's workshop by Her Majesty Elizabeth, Queen of England, a copy was made of Fabergé blackberry spring which had once adorned the desk of Nicholas II, last Russian Emperor and relative of Elizabeth II. As he handed his creation to Her Majesty, Ananov said, «The eyes of your unhappy cousin often rested upon this...» Tears came to the eyes of the British queen. 2

Her Majesty Sophia, Queen of Spain, attending the Ananov exhibition in Madrid.

3

Exhibition of 300 years of St. Petersburg

4

His Highness King of Malaysia in salon «Ananov»

5

Her Majesty Queen of Thailand

15


ПАСХАЛЬНОЕ ЯЙЦО к 400-летию ДОМА РОМАНОВЫХ Создано в мастерской А.Г. Ананова, заслуженного деятеля искусств России, художника-ювелира с мировым именем. Над яйцом коллектив ювелиров трудился около года. Идея и эскизы яйца принадлежат Андрею Ананову. Поверхность яйца покрыта прозрачной эмалью по гильошированному фону, меняющей цвет от розового до фиолетового, в зависимости от степени освещения. Накладные художественные изображения, выполненные из белого золота и отделанные бриллиантами, символизируют города, где началась и закончилась эпоха царствования Романовых. На нижней половине яйца – Ипатьевский монастырь в Костроме, на верхней половине – блистательный Санкт-Петербург. Открыв яйцо, мы видим символы царской власти – корону, скипетр и державу, выполненные из золота, бриллиантов, укрепленные на подушках из белого нефрита, на основании из черной яшмы. Сюрпризом яйца является складная рамка из желтого золота, с изображением ПОСЛЕДНЕГО РУССКОГО ЦАРЯ - НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА РОМАНОВА С СУПРУГОЙ. Открыть полость, где находится рамка, удастся только зная секрет – для этого необходимо слегка повернуть подушку с державой. Подставка яйца выполнена из белого мрамора. На подставке – накладная надпись «400 лет Дома Романовых», выполненная из чернёного серебра и бриллиантов, и гербы княжеств России. Высота яйца 25,7 см. Диаметр яйца 9 см. Общий вес 2 кг 100 гр. Клейма – Ананов, 585, 925, клеймо мастерской. Материалы – золото, серебро, позолота, бриллианты, рубины, изумруды, сапфиры, розы, жемчуг, прозрачная эмаль по гильошированному фону, живопись по кости мамонта, мрамор, яшма, бархат. Изготовлено в мастерской А.Ананова в Санкт Петербурге Автор проекта – Заслуженный деятель искусств России А. Ананов 2013 г. 16


PEOPLE OF RUSSIA

Easter Egg: 400 Years of the Dynasty of Romanov Created in A.G. Ananov's workshop, Honoured Artist of Russia and artist and jeweller of international renown. A team of jewellers worked on the egg for about a year. The concept and design for the egg are Andrei Ananov's. The egg's surface is covered with a transparent enamel on a guilloche ground which alternates between pink and purple, depending on the amount of light. Plated artistic designs in white gold, embellished with diamonds, symbolise the city where the era of the Romanov's reign began and ended. The bottom half of the egg features the Ipatiev Monastery in Kostroma and a resplendent St. Petersburg is pictured on the top half. Opening the egg, symbols of tsarist power are visible: a gold and diamond-studded crown, orb and sceptre mounted on a bed of white jade, set against black jade. The egg's surprise consists of a collapsible folding frame in yellow gold. The compartment housing the frame only opens if you know where to look – you have to lightly turn the base of the orb to open it. The egg's mounting is made of white marble. The stand features the inscription: '400 years of the Dynasty of Romanov', in diamond-studded carbonised silver, with the coats of arms of Russia's principalities. Height: 25.7 cm Diameter: 9 cm Weight: 2,1 kg Hallmarks: Ananov 585, 925, workshop hallmark Composition: gold, silver, gold plate, diamonds, rubies, emeralds, sapphires, roses, pearls, a transparent enamel on a guilloche ground, paintings on mammoth ivory, marble, imperial jade and velvet. Produced in A. Ananov's workshop in St. Petersburg. Design: A.Ananov, Honoured Artist of Russia, 2013.


Оля Ананова. «Первый зритель»

Петербургский стиль Андрея Ананова Этот, осенний номер был практически собран, когда герой одного из предыдущих номеров журнала, поразил меня в очередной раз. Обширная статья о “Русском Фаберже” (№29, 2010) до сих пор на устах читателей. Не могу сказать, что мы тесно общались все это время. Но все же не теряли контакт, по крайней мере, в дни основных жизненных событий. Получив от г-на Ананова сообщение и фотографии Пасхального яйца “400 лет Дому Романовых”, я приостановила выпуск журнала, чтобы познакомить вас, уважаемые читатели, с очередным шедевром ювелирного искусства, созданным в мастерской Андрея Ананова. С нескрываемым волнением, рассматривая это уникальное творение, веду разговор через океан. 18

- Г-н Ананов, благодарю за оказанную возможность представить ваш очередной шедевр на страницах журнала Санкт-Петербург, Канада. Зная ваши работы, мне казалось, что совершеству уже нет предела. Оказывается – есть! Догадывалась, что такую важную тему, как 400-летие Дома Романовых, вы своим вниманием обойти не сможете. И все же, откуда появилась идея изготовить это Пасхальное яйцо? - Идею этой работы мне подсказал Александр Анисимов, глава Российского Императорского фонда. Прислал письмо, где подробно описал торжества по случаю 400-летия Дома Романовых и предложил создать памятное яйцо. - Кто, как не вы? Не иностранцам же предлагать… - Я возьмусь за эту работу с удовольствием! тем более, что иностранцы не потянут… Вот суть нашего разговора. Однако прошу вас , Софи, обращаться ко мне по имени. Не люблю я никакие титулы. - Сколько времени прошло с момента возникновения идеи до её реализации? - Пару месяцев я думал, изучал архивы, читал об истории семьи Романовых…о смуте XV века на Руси… Для меня важно не только создать красивую вещь. Этого мало. В ней должен быть образ, драматургия, идея, в общем – все то, что необходимо для создания спектакля на сцене. А я этим занимался 15 лет, работая режиссером драматического театра. И вот появился замысел. На нижней половине яйца – силуэт Ипатьевского монастыря в Костроме, откуда в 1603 году был призван на царство Михаил Романов и где началась великая династия. На верхней половине яйца – блистательный Санкт-Петербург, столица России, где эта династия трагически закончилась… Открыв яйцо, мы видим нетленные атрибуты царской власти в России: корону, скипетр и державу. Но образ станет отчетливым, если, зная секрет, открыть потайную по-


Люди россии лость внутри нижней половины яйца. Внутри скрыта складная золотая рамка в форме сердца, а в ней – портрет двух великих людей, пронесших свою любовь через всю драматическую жизнь и умерших в один день, Николая Александровича Романова и Александры Федоровны. Мастерская работала не покладая рук около года. - Как вы планируете распорядиться, не побоюсь этого слова, вашим чудом ювелирного искусства? Пока не знаю. Делал я это яйцо, по крайней мере, не из стремления заработать денег. И самое большое мое желание – чтобы это яйцо осталось в России, как то яйцо, которое изготовил Фаберже к 300-летию дома Романовых, как пример ювелирного искусства XXI века… и потом, на нем стоит клеймо «Ананов»… и мне всегда хотелось, чтобы моя жизнь не закончилась после похорон…

- Удалось ли Вам кому-то передать свой опыт и мастерство? - Моя мастерская – это одна большая семья. Я думаю, что научил своих ювелиров не только профессии, но сформировал их мировоззрение, у нас нет друг от друга замков, мы не проверяем карманы и не устраиваем внезапные проверки честности сотрудников. Мы уважаем друг друга и доверяем. И это – большое удовольствие. - Главной темой Вашей театральной пятнадцатилетней режиссерской жизни были спектакли о величии русского духа и широте русской души. Вы могли бы жить вдали от России? - Нет. Жить вдали от Родины – это трагедия. Несчастные русские люди, вытолкнутые за границу дикой волной большевистского террора – вынужденные эмигранты. Всю свою жизнь они думали, что вернутся до-

- Вы упомянули Яйцо Карла Фаберже, изготовленное к 300-летию Дома Романовых. Ваше несравненно богаче и «мудрее». - Я не хочу сравнивать эти два изделия. У каждого свой образ, свое художественное решение. Тем более, что я учился на работах мастеров фирмы Фаберже и всегда уважал Карла Густавовича, и жалел его и фирму, так же трагически закончившую свою жизнь… - Если бы не революция получил бы Фаберже такую мировую известность? - Фаберже остался бы ювелиром, не более известным, чем Картье, Хлебников или Морозов. Великим его сделал Арманд Хаммер, вывезший за бесценок лучшие изделия Фаберже и сделав им мощнейшую рекламу… - А как, по вашему мнению, талант может пробиться без каторжного труда? - Формула успеха – три магические Т: ТРУД, ТАЛАНТ, ТЕРПЕНИЕ… Я потратил двадцать лет своей жизни, прежде чем мое имя появилось в ювелирном деле. - Деньги являются критерием успеха? - В мире, вы правы, в основном деньги являются критерием успеха. Миллионы долларов, фунтов... Но я к этому совершенно иначе отношусь. На определенном этапе деньги теряют ценность. Вы не можете съесть больше, чем ваш желудок вмещает. Нельзя истратить больше, чем это возможно. Деньги, в конце концов, нельзя с собой на тот свет унести. Максимум, что можно — построить или создать то, что вас переживет. Оставить что-то детям, чтобы они не с нуля начинали свою жизнь. Создать фирму, какие-то ценности, которые вас переживут. Что я и делаю.

19


Люди России мой… А в мирное время добровольно становиться эмигрантом, думая, что если ты не состоялся на Родине, это удастся за границей – заблуждение… У меня очень сильно развито чувство национальной гордости, самоуважения. Возможно, эти чувства сложились под влиянием генов, русской литературы, жизненного опыта. У меня никогда не было задачи сильно разбогатеть и дальше ловить кайф. Я, прежде всего, хотел стать личностью и остаться в истории России, как остался, например, Фаберже. Это мне больше по душе. - Однако, первые салоны Вы открыли за границей? - Да, в то время у меня не могло быть клиентов в России, русские люди не могли себе позволить истратить даже тысячу долларов на украшения. Я открыл салон на Вандомской площади в Париже, небольшие магазины в Швейцарии, Германии и Италии. Но как только рынок на мои изделия поЯйцо «Памяти М.Ботвинника»

мечеть Кул-Шариф в Казани 20

явился в России, открылся шикарный салон в Санкт-Петербурге, в гостинице «Европейская», а затем – и на Невском проспекте. Заграничная эпопея завершилась, и с тех пор я обслуживаю преимущественно соотечественников… - Бываю довольно часто в Петербурге. К сожалению, на месте вашего ювелирного салона под Думой кафе... Почему вы покинули свой салон, в который люди заходили с трепетом, как в музей? - Это было предвидение. Я угадал наступление экономического кризиса 2008 года за 2 года до его наступления и построил замок – дом фирмы, в центре Петербурга, а помещение на Невском сдал в аренду. И мы только потому выжили в те кризисные времена, что нас кормила арендная плата. И бюджет фирмы строго соответствовал сумме аренды. В моем замке-мастерской есть салонмузей, где находится постоянная экспозиция и куда приходят клиенты. Сейчас их немного, но я ничего не выпускаю для абстрактной продажи. Мы иногда выполняем заказы, но главное – работаем по собственным замыслам, не торопясь изготавливаем произведения, способные украсить любую музейную коллекцию. Совсем скоро закончится еще одно произведение серии «Великие храмы России» - пасхальное яйцо с храмом Василия Блаженного внутри. На эту работу ушло более 3 лет. На выходе еще одна работа – мечеть Кул-Шариф в Казани. - наслышана о вашей благотворительности в России. На памятнике Гоголю в Петербурге высечена Ваша фамилия... - Дорогая Софи! Памятник Гоголю и памятник Пушкину у Пушкинского дома, где стоит моя фамилия - это мелочь... Все тяжелые годы - конец 80-х и до середины 90-х - я широко помогал нуждающимся в Петербурге, комуто покупал ортопедическую кровать, кому-то – «Жигули» с ручным управлением... Посылал продуктовые наборы, окрестил вместе со священником целый детский дом, одев на детей серебряные крестики с эмалью своей


Люди россии

работы. В период афганского кризиса яйцо - взял на обучение профессии ювели- «Смольный собор» ра 10 инвалидов-афганцев и всех выучил... Перечислять можно очень долго. В моей бухгалтерии хранится документация по благотворительности. Но я никогда не писал и не говорил об этом. Потому что делал все это не для саморекламы. Сейчас говорю только потому, что вы спросили. - Где ваша уникальная коллекция «Храмы России»? - Многие изделия мы вынуждены были продавать, ведь одним искусством сыт не будешь… Они украшают частные коллекции. Кое-что я сохранил – например, яйцо «Смольный собор». - Вы много раз, буквально на 90%, меняли свою жизнь. Какие годы особенно запомнились и чем? - Да… жизнь напоминает не кривую, а сильно изломанную линию. А помню я все: и как убежал в 16 лет и устроился юнгой на парусник, и как поступил в ЛГУ на физический факультет, и как ушел оттуда в Театральный институт… Театр был моей первой любовью, второй – ювелирное искусство… Я любил своих трех жен, жил с ними подолгу, люблю своих старших дочерей. А сейчас – снова поворот, молодая женщина, взаимная любовь и две очаровательные дочки – трех с половиной лет и 3 месяцев…

- У Вас четверо детей, четыре девочки - «Ваши лучшие бриллианты». Понятно, что две, последние, еще малышки. А старшие будут ли продолжать Ваше дело? - Меня часто об этом спрашивали журналисты. Однажды я ответил: мастерская умрет через 2 недели после моей смерти. Сейчас я могу ответить иначе. Мой ювелирный театр, как, впрочем, любой театр, всегда принадлежит своему поколению. И мы уйдем вместе со своим поколением. Возможно, на наше место придут другие мастера, их работы полюбят современники, но это будет уже другой театр и другой зритель… И это – нормально. Не нормально – это быть Иваном, не помнящим родства, не уважать своих предшественников и не учиться на их опыте и мастерстве. - У многих ещё в памяти лихие 90-е годы... Многие канадцы до сих пор боятся ездить в Россию. Как вам удалось пережить это время. Была ли у вас «крыша»? - Да, годы были лихие. Красивой женщине было страшно выйти на улицу запросто могли затолкать в машину и.. В 1992 году, подписав контракт с парижской фирмой «Фаберже», на право клеймить свои изделия, впервые в истории, двойным именем – «Фаберже от Ананова», я смог отправить семью - жену и двух маленьких дочек - в Париж. Сам остался работать в Петербурге и часто летал к детям. В те лихие годы я открыл свой первый ювелирный салон в гостинице «Европейская», шикарный и полный драгоценностей. Особой охраны там не было, красивых и профессиональных девушекпродавцов оберегали от навязчивых клиентов двое мужчин без оружия. Сам же я ходил и ездил без охраны, зная, что если ты заслужил – обманул кого-то, «кинул», как это тогда называлось, или нарушил закон и на этом крупно заработал – к тебе обязательно придут «братки» и логично потребуют «делиться». И отчасти будут правы: раз ты жулик – отдай часть награбленного… Законов я не нарушал, на предложения типа: купить алмазы, украденные с прииска, или тонну серебра, или килограмм платины – всегда отве-

чал отказом. И представьте себе – ко мне ни разу никто не пришел и ничего не потребовал. Хотя «главные братки» не раз обращались с просьбами изготовить или крест, или икону на толстой золотой цепи. И исправно платили деньги. Я работал, летал в Париж и вел себя спокойно. Может быть, потому, что привык всю жизнь «ходить по проволоке», и когда был автогонщиком, и когда подпольно работал ювелиром дома, в советское время… да и вообще адреналин был моей питательной средой… Об этом времени я мог бы написать целую книгу. Сейчас все изменилось. Бандиты частично поубивали друг друга, а те, кому посчастливилось выжить, превратились в солидных бизнесменов… И понятия «бандитизм» и «рэкет» стали достоянием истории… - В последние годы вы редко появлялись в публичном поле. Почему? - Я и вправду закончил публичную деятельность, прекратил ходить на светские рауты. Смокинг не надевал уже десять лет. - Почему? - А постарел. Изменились интересы. Раньше я то на рулетке играл запоем, то на бильярде, то автоспортом занимался, то на горных лыжах катался, то девочек клеил, причем с большой любовью. А сейчас рыбу ловлю. Домик построил на Чудском озере. Даже на женщин особенного внимания не обращаю, чтобы мне не сказали: «Дядя, иди в зеркало на себя посмотри, а потом вернись и расскажи, что ты там видел». Я прибираюсь в своем хозяйстве, чтобы все было чисто и после моей смерти, чтобы не было проблем у близких родственников. Чтобы плавно, хорошо и спокойно закончилась жизнь. - Вы не рано этим занялись? Нынешнему президенту России возраст не мешает ни нырять на дно моря за амфорами, ни взмывать под облака с журавлями. - Да что президент, президент пацан! Ему только пятьдесят с копейками. - В прошлом году отметили 60. По21


клонники собирались запустить дирижабли в Басковом переулке и над Литейным проспектом. - Кому? Путину? Никогда бы не подумал. Он шикарно выглядит и вообще молодец. Мы хорошо общались в те времена, когда Собчак был мэром Петербурга, нередко виделись на правительственных мероприятиях. Путин присутствовал на открытии моего первого салона в гостинице «Европейская». Последний раз встретились на трапе самолета, когда он улетал в Москву помощником управделами президента Павла Павловича Бородина. Путин сказал: «Вот мой телефон, звони». - Звонили? - Нет. Во-первых, это было не нужно. Во-вторых, не люблю я этого. В-третьих, жизнь развела: он – в Москве, я – в Петербурге, что может быть общего? - Ювелирка, к примеру. От Ананова. - Сам я Владимиру Владимировичу ничего не дарил и не продавал. Но знаю точно, что у Путина есть мои изделия, заказанные его друзьями. Их имена я не считаю нужным афишировать. - Отчего не дарили? Чем Путин хуже Елизаветы II? - Английская королева была особым случаем. Я знал, что увижу ее раз в жизни. Но если бы меня пригласили на день рождения к Путину, пришел бы с подарком. София Дмитриева-Товмасян

Яйцо по заказу Ulisse Nardin

Яйцо «Исаакиевский Собор»

Драгоценная веточка ежевики, подаренная Елизавете II королеве Вилокобритании 22


Люди россии

Андрей Ананов - самый знаменитый ювелир России. Сверх того, он - социальное явление, символизирующее нашу жизнь последних десятилетий, почти литературный персонаж с историями театрального режиссерства, подпольной ювелирной работы, натиска молодого капиталиста и уверенности нового русского богатства. Зачастую о нем говорят как об имитаторе или продолжателе Фаберже. К счастью, это не так. Он продолжает не Фаберже, а петербургский стиль в искусстве, частью которого стали и традиции Фаберже. Петербургский стиль родился тогда, когда архитекторы разных стран соединили свои национальные манеры в уникальный мир архитектуры Петербурга. А позднее петербургскому «серебряному веку» стало созвучно смешение разных исторических стилей в блеске причудливо-элегантной игры эмали с бриллиантами. Утонченная красота, которая сродни гниению и распаду, всегда была близка городу, чудом и волей построенному на болотах. Этот стиль сегодня расцветает в руках Ананова и его мастеров, приобретая новые черты, не позволяющие, однако, забыть о предшественниках. Новые тенденции уводят пасхальные яйца дальше от их православного смысла, чем в начале века. В их сюжетах появляются мечети, полумесяцы и арабские надписи. Возможно, однако, что это возвращение к универсальности символа жизни, рожденной жизнью.

Храм Христа Спасителя Это первое произведение в задуманной А.Анановым серии пасхальных яиц, посвященных храмам России.На фоне решетки, опоясывающей яйцо, надпись: «Храм Христа Спасителя воссоздан 1997». Внутри яйца скрыт механизм, позволяющий поднимать Храм из нижней части яйца, при этом слышен звон колоколов, скрытых внутри механизма. Золото, серебро, позолота, розы, кахолонг, яшма, прозрачная эмаль по гильошированному фону. Высота 25 см. 1997 г Частная коллекция.

Любимые архитектурные сюжеты Ананова сегодня - знаковые здания «московского» духа, храм Христа Спасителя и петербургский храм Воскресения Христова. Думаю, что и здесь нет стилистического предательства, а есть расширение границ стиля, завоевание новых территорий. Прекрасные творения мастерской Ананова еще сулят нам много эстетических удовольствий, но и не меньше - бурных дискуссий. Остро спорить о судьбах прекрасного - тоже в традициях Петербурга, города, который дал России Ананова и украшению которого мастер отдает свои силы и талант. Михаил Пиотровский Директор Государственного Эрмитажа

23


У Камина

Андрей Ананов

Это начиналось так… Роскошная парадная лестница на углу Владимирского и Стремянной — со следами былой лепки, пустотами, оставшимися от некогда стоявших в аркадах статуй, засиженными мраморными подоконниками, пустыми винными бутылками, гранеными стаканчиками, аккуратно повешенными на кране батареи (символ всеобщего братства пьющих), лужей прокисшей мочи, сохранившей стойкий аромат портвейна «Агдам», обрывками использованных газет, обертками от плавленых сыр-ков, колоритными надписями на стенах — являла собой как бы часть декорации жутковатого советского трагифарса. На третьем этаже, нащупав в темноте разбитый выключатель, я заставил в последний раз улыбнуться пыльную электрическую лампочку, свисавшую на куске провода из того места, где некогда висела люстра. От люстр на лестничных площадках остались одни крючья, замершие как бы в ожидании логического завершения судеб завсегдатаев лестницы, хранивших до поры свой граненый стакан на трубе отопления. Вспыхнувшая на мгновение лампочка тускло осветила истерзанную бесчисленным количеством звонков, табличек с причудливыми фамилиями, телевизионных кабелей некогда роскошную деревянную резную дверь. Как кривая ухмылка из прошлого, на двери сохранилась медная табличка с хорошо различимой надписью: «Профессор Шустер. Венерические болезни». Мой приятель Юра, «артист Императорских театров», как он любил себя называть, занимал комнатку налево от входа, то ли бывшую людскую, то ли прозекторскую, длинную и темную, как слепая кишка. В тот день выпить ему, как обычно, хотелось, а денег, как обычно, не было. И я был приглашен, а точнее, вызван по телефону как «скорая помощь», с инъекцией – емкостью пол-литра в кармане. 24


У Камина По заплеванной лестнице вел меня Господь, привел в коммуналку и где-то после второго стакана указал в угол длинной Юриной комнатухи. Там, между самодельным книжным стеллажом-секретером с вырезанным на крышке портретом хозяина и аквариумом с дохлыми золотыми рыбками, стоял небольшой — специальный и необычный, заваленный инструментами рабочий стол. — Юра, что это ? Юра смутился и поежился. Видно было, что убрать инструменты и прикрыть стол он не успел, вот и пришлось «колоться». — Отец был ювелиром. Меня в детстве подучил. Я даже гравером работал. Ну, балуюсь сейчас, колечки, там, сережки в театре кое-кому ремонтирую... но ты не говори... Сам знаешь, запрещенный промысел. Во-первых, я этого, естественно, не знал. Во-вторых, водка кончилась. А выпить мы тогда могли немало. В долг брать было не у кого, у всех и так уже было взято. — Юра, какие проблемы! Ты же ювелир! Давай по-быстрому изготовь чегонибудь, колечко там, я помогу, покручу или пополирую — и вперед! —Да не в форме я сейчас... И вообще, куда это продавать... Сомневаюсь я... — Да ладно! «Попитка не питка», как говорил товарищ Берия! Мы сели рядом. Впервые я взял в руки хитроумный ювелирный инструмент, попилил надфилем кусочек настоящей серебряной проволоки, отполировал на волосяном круге, сбегал на угол, в ресторан «Москва», и вскоре появился с двумя бутылками водки и связкой сосисок. С тех пор прошло двадцать пять лет... Несколько уроков ювелирного дела, полученных когда-то на улице Стремянной, не прошли даром. Тогда, двадцать пять лет назад, я заболел этой болезнью. Работая режиссером, переезжая из театра в театр, ставя драматические спектакли, я всегда возил за собой тяжелый чемодан с инструментами. К началу восьмидесятых годов я уже стал опытным ювелиром и работал дома, получая частные заказы. Моя душа разрывалась между любовью к своей театральной профессии и новым увлечением. После вечерней репетиции я сломя голову спешил домой и работал запоем, часто всю ночь, а утром снова бежал в театр... Осенью восемьдесят первого в мою квартиру нагрянули с обыском из КГБ. Как ни странно, но эта история решила мою судьбу. Я сделал выбор. И ушел из театра. Семь лет я работал дома, не разгибаясь, увлеченно и упрямо. Моя цель была грандиозна и нахальна. Я решил стать новым Фаберже, связать разорванную большевистской революцией ниточку, тянувшуюся из глубины времен, от великих русских ювелиров Шарфа и Позье, Раппопорта и Перхина... Я любил этот стиль, совершенный в манящем блеске тонко оправленных бриллиантов и зеркально отполированной эмали, напоминающий о безвозвратно ушедшей эпохе дворцов, светских приемов, мужественных подтянутых офицеров и изящных декольтированных дам. Меня манила красивая иллюзия прошлого некогда богатой и могущественной державы. Двух своих рук мне уже не хватало. Появились ученики, и часто маленькая пятнадцатиметровая квартирка, которую я в то время снимал и в которой умещались и мой рабочий стол, и токарный станок, и детская кроватка только что родившейся дочки Анюты, наполнялась теми, кого я учил премудростям уже постигнутого мной ремесла. Прошли через эту квартирку и лучший ныне мастер фирмы Владимир Ратушев, и мужественный Юра Бабков, сумевший превратиться из безногого калеки 25


У Камина с обгоревшими руками в ювелира высочайшего класса, и многие другие... С детства я запомнил умную сказку про двух лягушат, попавших в подполе в крынку с молоком... — Прощай, брат! — сказал один, сложил лапки и пошел на дно. «Утонуть я всегда успею», — подумал другой. И барахтался до тех пор, пока, выбившись из сил, вдруг не почувствовал под собой опору и не выбрался: молоко превратилось в масло. Мы барахтались, как могли, и сбили масло. Мы стали мастерами, и внезапно началась перестройка. Но это было лишь начало, только-только забрезжил свет в конце туннеля. Мне еще предстояло стать первым в России ювелиром, получившим официальные права на изготовление изделий из золота и серебра. Долгое время после начала перестройки крепко сколоченная советская система цеплялась за свои льготы и привилегии. Одной из привилегий и была государственная монополия на драгметаллы. А Комитетом по драгоценным металлам правили твердые указания руководства: «частников не пущать!». И не пущали, тормозили изо всех сил. Постановлениями, проволочками, бюрократией и саботажем. Я разрубил этот узел. Я рискнул. Я привез коллекцию уникальных ювелирных предметов, сделанных своими руками, в Гохран и положил на стол тогдашнему председателю Комдрагмета Евгению Матвеевичу Бычкову. Изделия имели только одно клеймо — «Ананов», и отсутствие клейма Государственной пробирной инспекции являлось криминалом. — Если вы — бюрократ и формалист, то снимайте телефонную трубку и вызывайте КГБ, — сказал я, — а если вы профессионал и вам не безразлична судьба русского ювелирного искусства, помогите мне получить право на изготовление этих изделий. Бычков нахмурился, покраснел и взялся за лупу. Время потянулось мучительно... Наконец, он закончил осмотр и снял трубку правительственного телефона. Я замер. Бычков оказался профессионалом, и ему, и его другу, начальнику Государственной пробирной инспекции России Валентину Никитину, была небезразлична судьба ювелирного искусства России. Я первый получил лицензию на изготовление изделий из золота. Мандат номер один. Так рухнула советская монополия на драгоценные металлы, и разрушил ее я. А вслед за мной пошли другие. Им было уже проще — я шел впереди и рассекал ветер. Мир не без добрых людей. Мне удалось после длительных хождений по инстанциям зарегистрировать кооператив и получить в аренду помещение под мастерскую. Туда и пришли те, с кого она начиналась. Первые, кто мне поверил. Вот их имена: Владимир Ратушев, Виталий Харламов, Виктор Муров, Юрий Бабков. Несколько позже — Владимир Ковалев, Вячеслав Леонов, Михаил Навроцкий, Валерий Линский, Андрей Шевченко, Вадим Гусев. Уникальный механик Павел Смолкин. Мы сидели рядом, за верстаками, сколоченными собственными руками из старых канцелярских столов, найденных на свалке. У нас не было денег, из щелей дуло, под полом жили крысы. А я мечтал вслух о том времени, когда мы объедем полмира, показывая наши изделия на выставках, и станем первыми и лучшими. И будем хорошо жить, и ездить отдыхать за границу. Я умею убеждать. Я научился этому искусству, работая режиссером, и перенес этот навык в мастерскую. И пусть не сразу, но мои коллеги мне поверили. Только теперь я могу признаться, что сам поверил в эти радужные перспективы последним. Я убеждал других, вселял в людей оптимизм, и в то же время — не 26


У Камина верил в реальность осуществления своих грандиозных планов. Но никогда не показал этого. И передал коллективу свою уверенность. И мы сделали это. Наши взаимоотношения строились на принципах доверия и уважения. Я не проверял карманы своих мастеров. Я ликвидировал понятие «угар» золота, понятие, которое неизбежно приводит к воровству на ювелирных производствах, потому что как бы честно ни отчитывался работник за драгметалл перед начальством, у него всегда скопится несколько граммов золота за месяц. И что потом с ним делать? Вручить хозяину?.. Я не идеалист. Я знаю, что соблазн велик, и золото превратится в слиток или «левое» изделие и «утечет» из мастерской. Теперь «угар» как бы не существовал, и мастер работал из полученного в кладовой металла до тех пор, пока не перерабатывал его в изделия и не получал в кладовой новую порцию. Я создал в фирме условия, когда главным требованием стало любить свою профессию и следовать канонам старых мастеров, говоривших: лицевая сторона изделия, естественно, красива. Но качество мастера не в ней. Оно — на обратной стороне. И по тому, как тщательно и совершенно выглядит «изнанка» изделия, можно судить о мастерстве ювелира. И еще. Я никогда не обманывал своих коллег. Не скрывал от них собственный горький опыт алкоголизма, от которого меня спасли моя любовь к ювелирному труду и моя дочка Анюта. Я не скрывал цены, по которым продавал изделия клиентам, я не скрывал свою позицию в жизни, взгляды, правила своего поведения. Это касалось и повседневности, и переломных моментов в беспокойной истории нашего Отечества. Вот уже пятнадцать лет существует мастерская. Один за другим к нам приходили новые люди. Главным критерием при отборе была любовь к избранной профессии. Большинство ювелиров, научившихся здесь высотам мастерства, раньше были инженерами, врачами, военнослужащими, но всех их объединяло одно: у себя на кухне, в свободное время, они что-то мастерили своими руками. Однажды в Монте-Карло на выигранные в рулетку деньги я купил свой первый «Мерседес». Это был реванш за конный завод, проигранный когда-то там же, в Монте-Карло, моим дедом. А ювелирное искусство, проигранное Россией в семнадцатом году? Думаю, что отыграл и его, возродив в стране высокие ювелирные традиции прошлых лет. И это — второй реванш. Я мог, по совету друзей-матросов, стать профессиональным моряком. Я мог доучиться в университете и работать физиком. Я, режиссер по образованию, мог ставить спектакли и учить студентов в Театральном институте. Я мог, в конце концов, спиться, покончить с собой, сгинуть, как сгинули многие талантливые люди моего поколения. Но мне повезло. Я выжил. Я нашел свой путь и сумел изобрести формулу бессмертия, лаконичное послание в вечность: несколько граммов золота, немного эмали, чуть-чуть бриллиантов, частица души и ветерок вдохновения. И на всем этом — русское клеймо «Ананов». Написано в 2004 году «Два туза в прикупе»

27


Borodin Prince Igor: 2013-14 New Production Borodin’s defining Russian epic, famous for its Polovtsian Dances, comes to the Met for the first time in nearly 100 years.

Русский эпос Бородина, знаменитый своими Половецкими плясками, впервые за почти 100 лет выходит на сцену Метрополитен. Новая постановка Дмитрия Чернякова – это великолепное психологическое путешествие в душевный мир главного героя, а фоном служит становление русского народа. Звездный бас-баритон Ильдар Абдразаков исполняет монументальную заглавную роль, за дирижерским пультом Джианандреа Носеда.

28


The MET: Live in HD сезон 2013-2014 Уважаемые читатели, а случалось ли вам послушать оперу в кинотеатре? Конечно, это вам не в Нью-Йорк слетать на представление в Метрополитен Опера в Линкольн-Центре... «Фи! – скажет какой-нибудь небедный господин из респектабельного пригорода Большого яблока, оперный сноб, имеющий обыкновение сидеть непременно в партере. – Слушать оперу в кинотеатре?! Вперемешку с попкорном и кока-колой?! Нет уж, увольте!» И будет в этой своей нетерпимости совсем не одинок. Запах жареного попкорна, пропитанного маслом, не слишком способствует восприятию изысканной музыки. Свет люстр медленно гаснет, умолкает в оркестровой яме звук настраиваемых инструментов, к музыкантам выходит господин во фраке и с палочкой в руках. Маэстро. И начинается таинство. Помните, что говорит пушкинский Сальери: «Нас мало избранных, счастливцев праздных, Пренебрегающих презренной пользой, Единого прекрасного жрецов…» В зрительном зале кинотеатров попкорном и вправду попахивает. Но это «отголоски» из других залов, там демонстрируют обычные кинофильмы. Здешняя (оперная) аудитория, конечно, тоже закусывает (что поделаешь, привычка свыше нам дана), но меломаны в основном деликатно надкусывают бутерброды и потягивают чай да капучино. К чему привередничать: в Нью-Йорке на премьере дамы и господа в вечерних туалетах тоже пьют… шампанское. На премьеру в кинотеатр зрители в большинстве своём являются принаряженные. И конечно, здесь так же, как и в партере Метрополитенопера, можно увидеть сидящих рядом даму в платье от дизайнера за тысячу долларов и девушку в джинсах и кроссовках, тривиально беседующих… о музыке. Завсегдатаи, а их обычно набирается две трети зала, раскланиваются с соседями по креслам и просто знакомыми, лица у многих восхитительно-торжественные… Что же такого особенного предложила кинозрителям Метрополитенопера, чем так приворожило их, казалось бы, не самое демократичное из всех художественных жанров искусство, что 90 процентов билетов раскупаются задолго до премьер, а на некоторые спектакли, зазевавшимся и вовсе попасть невозможно? Прежде всего это, конечно, поразительный эффект личного присутствия в зале Метрополитен-опера. Ты – очевидец, ты дышишь тем же самым воздухом, каким дышат опероманы в Нью-Йорке, пришедшие

послушать прекрасную музыку. Вам не нужен бинокль: с помощью множества плавающих камер вас проводят за кулисы, вы прекрасно видите и оцениваете детали декораций спектакля, мизансцены, шествие хора, танцы кордебалета, превосходное актёрское мастерство, тебе слышны тончайшие нюансы и колебания голосов звезд оперной сцены... Зрители в Линкольн-центре восторженно аплодируют. В кинотеатрах происходит всё то же самое, разве что кинозрители хлопают даже с ещё большим энтузиазмом. Но вот первый акт заканчивается, опускается занавес. Антракт. Зрители устремляются в фойе, в буфет. Это – в Нью-Йорке. У кинозрителя симулькастинга* развлечения иные. Камеры уводят вас в закулисье, где покажут оборотную сторону сцены: рабочие двигают декорации, ассистенты мечутся, гримёры освежают краски, заново разрисовывают лица, кому-то меняют костюмы, разминаются танцоры, одним словом, перед вами обычно скрытый от обывательского взгляда мир театрального закулисья... Компания Cineplex Entertainment объявила новый 2013 - 2014 сезон передач из театра Метрополитен опера в формате высокого разрешения, которые будут транслироваться в более чем 136 кинотеатров в разных городах Канады. Это – восьмой сезон серии будет многогранен, и очарует всех любителей и почитателей оперы и театра своими 10 прямыми трансляциями, среди которых найдутся и нестареющие шедевры, отлично подходящие для первого знакомства с оперой. А если вам не удастся посетить какой-либо из них, будет 18 повторных сеансов. Сезон прямых трансляций начинается 5 октября 2013 года оперой Евгений Онегин с Анной Нетребко в роли Татьяны; за дирижерским пультом Валерий Гергиев. Дорогие друзья! Если вам еще не доводилось бывать на одном из таких просмотров, предлагаем вам это сделать – это навсегда изменит ваше отношение к слушанию оперы. Где бы вы ни жили, приглашаем вас посетить один из 136 кинотеатров компании Cineplex по всей Канаде и получить удовольствие от этой невероятной формы искусства. Впрочем, каждый решает для себя сам – купить продуктов на неделю или за те же самые деньги приобрести абонемент на целый год для синхронного просмотра в кинотеатрах лучших опер самого знаменитого театра мира и постараться узнать, кто такие эти парни – Дворжак, Верди, Пуччини .... о которых так много говорят. Редакция

* У самого радикального проекта, придуманного Питером Гелбом, оказалось туманное имя – симулькастинг. В переводе на общепонятный обывателю язык это означало «живые» (в реальном времени) трансляции премьер и текущих спектаклей – «сливок» репертуара Метрополитен-опера – в кинотеатрах. Чтобы их видели и слышали все желающие в разных уголках США и мира, зал оперы и залы в кинотеатрах оборудовали специальной аппаратурой, обеспечивающей изображение высокого разрешения (стандарт HD) и качественный звук. 29


Tchaikovsky Eugene Onegin Live: (e.s.t.) October 5, 2013 Encores: (e.s.t.) November 16, 2013 & November 18, 2013  Featuring: Anna Netrebko, Mariusz Kwiecien Conductor: Valery Gergiev  New Production

ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН Чайковский 5 октября 2013 в 12:55 рм Повторы: 16 октября и 18 ноября, 2013

TCHAIKOVSKY'S EUGENE ONEGIN October 5, 2013, 12:55 pm ET Encores: (e.s.t.) November 16, 2013 & November 18, 2013 

Анна Нетребко и Мариуш Квечень исполняют главные роли влюбленной Татьяны и величавого Онегина в опере Чайковского. В новой постановке Деборы Уоррен действие перенесено в конец XIX века и переходит из усадьбы в бальный зал, а драматический финал происходит на фоне снежной бури. Петр Бечала в роли Ленского, друга Онегина, ставшего его соперником. Дирижер – российский маэстро Валерий Гергиев. «Евгений Онегин» - совместная постановка Метрополитен Опера и Английской Национальной оперы. 

Anna Netrebko and Mariusz Kwiecien star as the lovestruck Tatiana and the imperious Onegin in Tchaikovsky’s fateful romance. Deborah Warner’s new production, set in the late 19th century, moves episodically from farmhouse to ballroom, with a powerful snowstorm providing the dramatic setting for the finale. Piotr Beczala is Lenski, Onegin’s friend turned rival. Russian maestro Valery Gergiev conducts.

Shostakovich The Nose Live: (e.s.t.) October 26, 2013 Encore: (e.s.t.) November 30, 2013  Featuring: Paulo Szot Conductor: Pavel Smelkov

SHOSTAKOVICH'S THE NOSE October 26, 2013, 12:55 pm ET Encore: (e.s.t.) November 30, 2013   William Kentridge stormed the Met with his inventive production Уильям Кентридж бурей ворвался в Метрополитен со своей новаторской поста- of Shostakovich’s opera, which dazzled opera and art lovers новкой оперы Шостаковича, которая потрясла и любителей оперы, и ценителей alike in its inaugural run in 2010. Now Paulo Szot reprises искусства в 2010 году. Теперь Пауло Сзот возвращается к снискавшему ему сла- his acclaimed performance of a bureaucrat, whose satirical ву исполнению роли бюрократа, чьи сатирические похождения в поисках свое- misadventures in search of his missing nose are based on го пропавшего носа основаны на комедии Гоголя. Дирижер – Валерий Гергиев.  Gogol’s comic story. Pavel Smelkov conducts. «Нос» - совместная постановка Метрополитен Опера, Фестиваля Экс-анПрованс и Лионской Национальной оперы.  НОС Шостакович 26 октября 2013 в 12:55 рм Повторы: 30 ноября 2013

30


Puccini Tosca Live: (e.s.t.) November 9, 2013 Encores: (e.s.t.) December 7, 2013 &December 16, 2013  Featuring: Patricia Racette, Roberto Alagna Conductor: Riccardo Frizza

ТОСКА Пуччини 9 ноября 2013 в 12:55 рм Повтор: 7 декабря, 2013 и 16 декабря, 2013 Бессмертная музыка Пуччини звучит во всем своем великолепии благодаря превосходным исполнителям во главе с Патрицией Раклетт в заглавной роли ревнивой дивы. В роли ее возлюбленного Каварадосси Роберто Аланья, в роли злодея Скарпиа – Георгий Гагнидзе.  «Тоска» - совместтная постановка Метрополитен Опера, Баварской Национальной оперы и Театра Ла Скала. 

PUCCINI'S TOSCA November 9, 2013, 12:55 pm ET Encores: (e.s.t.) December 7, 2013 & December 16, 2013  Puccini’s timeless verismo score is well served by an exceptional cast, led by Patricia Racette in the title role of the jealous diva, opposite Roberto Alagna as her lover, Cavaradossi. George Gagnidze is the villainous Scarpia.

Verdi Falstaff Live: (e.s.t.) December 14, 2013 Encores: (e.s.t.) January 18, 2014, January 20, 2014 & February 5, 2014  Featuring: Angela Meade, Stephanie Blythe Conductor: James Levine New Production

ФАЛЬСТАФ Верди 14 декабря 2013 в 12:55 рм Повторы: 18 января, 2014, 20 января 2014 и 5 февраля 2014

VERDI'S FALSTAFF December 14, 2013, 12:55 pm ET Encores: (e.s.t.) January 18, 2014, January 20, 2014 & February 5, 2014

Бесспорный мастер «Фальстафа», музыкальный руководитель Джеймс Ливайн впервые дирижирует оперой Верди в Метрополитен Опера после 2005 года. Постановка Роберта Карсена – первый новый «Фальстафф» после 1964 года – перенесена в сельскую Англию середины ХХ века. Амброджио Маэстри (Дулькамара в «Любовном напитке», открывшем прошлый сезон) исполняет заглавную партию блестящего и темпераментного сэра Джона Фальстафа. В остальных ролях Анджела Мид, Стефани Блайт, Лизетт Оропеса и Франко Вассало. «Фальстаф» - совместная постановка Метрополитен Опера, Королевского Оперного театра Ковент Гарден, театра Ла Скала, Канадской Оперной компании (Торонто) и Нидерландской оперы (Амстердам).

An undisputed master of Falstaff, Music Director James Levine conducts Verdi’s opera for the first time at the Met since 2005. Robert Carsen’s production—the first new Met  Falstaff  since 1964—is set in the English countryside in the mid-20th century. Ambrogio Maestri (last season’s Dulcamara in the Opening Night production of L’Elisir d’Amore) sings the title role of the brilliant and blustery Sir John Falstaff, opposite a marvelous ensemble that includes Angela Meade, Stephanie Blythe, Lisette Oropesa, and Franco Vassallo.

31


Dvořák Rusalka Live: (e.s.t.) February 8, 2014 Encores: (e.s.t.) March 29, 2014 &March 31, 2014 Featuring: Renée Fleming, Piotr Beczala Conductor: Yannick Nézet-Séguin

РУСАЛКА Дворжак 8 февраля 2014 в 12:55 рм Повторы: 29 марта 2014 и 31 марта 2014 Великая Рене Флеминг возвращается в одной из своих лучших ролей, исполняя чарующую арию «Месяц мой, в дальнем поднебесье» в сказочной опере Дворжака. Тенор Петр Бечала в роли принца, Долора Зайик в роли Бабы-Яги, за дирижерским пультом энергичный молодой маэстро Янник Незет-Сегуин.

DVOŘÁK'S RUSALKA February 8, 2014, 12:55 pm ET Encores: (e.s.t.) March 29, 2014 & March 31, 2014 The great Renée Fleming returns to one of her signature roles, singing the enchanting “Song to the Moon” in Dvorák’s soulful fairy-tale opera. Tenor Piotr Beczala co-stars as the Prince, Dolora Zajick is Ježibaba, and dynamic young maestro Yannick Nézet-Séguin is on the podium.

Borodin Prince Igor Live: (e.s.t.) March 1, 2014 Encores: (e.s.t.) April 12, 2014 & April 14, 2014  Featuring: Ildar Abdrazakov, Oksana Dyka Conductor: Gianandrea Noseda New Production

32

КНЯЗЬ ИГОРЬ Бородин1 марта 2014 в 12 рм Повторы: 12 апреля 2014 и 14 апреля 2014

Borodin's Prince Igor March 1, 2014, 12 pm ET Encores: (e.s.t.) April 12, 2014 & April 14, 2014

Русский эпос Бородина, знаменитый своими Половецкими плясками, впервые за почти 100 лет выходит на сцену Метрополитен. Новая постановка Дмитрия Чернякова – это великолепное психологическое путешествие в душевный мир главного героя, а фоном служит становление русского народа. Звездный бас-баритон Ильдар Абдразаков исполняет монументальную заглавную роль, за дирижерским пультом Джианандреа Носеда.

Borodin’s defining Russian epic, famous for its Polovtsian Dances, comes to the Met for the first time in nearly 100 years. Dmitri Tcherniakov’s new production is a brilliant psychological journey through the mind of its conflicted hero, with the founding of the Russian nation as the backdrop. Star bass-baritone Ildar Abdrazakov takes on the monumental title role, with Gianandrea Noseda conducting.


33


34


35


36


37


38


39


40


41


42


43


Третьяковская галерея

Наследие

Любовь Головина

Александр Опекушин. Обретение национального В искусстве второй половины XIX века есть ряд имен, обойденных вниманием исследователей. Среди них – скульптор-монументалист Александр Михайлович Опекушин. Между тем его творчество выражает особенности эпохи, ее проблемы и противоречия. В 1860–1880-е годы в художественной культуре наблюдалась утрата чувства национального. Многие русские ваятели жили и работали в Италии и Франции, что в конце концов привело к нивелировке отечественной пластики. Имена старых, прославленных русских мастеров с легкой руки передвижников были преданы забвению, а опыт по осмыслению классического античного наследия не востребован.

П

рогрессивная художественная критика, борясь с косным академизмом, в запальчивости отождествила его с классицизмом и самозабвенно крушила обоих. Борьба с академическими канонами по своей бессмысленности напоминала бой с тенью, только с более печальными последствиями для искусства ваяния. Требования достоверности и жизненности в скульптуре привели к засилью натурализма, утрате чувства материала и разрыву с архитектурой. Такова была ситуация в русской скульптуре второй половины XIX столетия. Александр Михайлович Опекушин родился 16 (28) ноября 1838 года в деревне Свечкино Даниловского уезда Ярославской губернии. Деревенька со всеми жителями принадлежала надворной советнице Е.В.Ольхиной. Известно, что из-за неплодородности земли в тех местах жители вынуждены были заниматься отхожим промыслом. Ярославская губерния издавна гордилась своими ремесленниками. Деревни Свечкино, Рыбницы, Давыдково, Овсяники были известны знатными лепщиками, которых приглашали на работу в Ярославль, Кострому и даже в Москву и

42

44

Петербург. Козловы, Куропатовы, Итошкины, Дылевы, Опекушины – потомственные знатоки лепного дела. Отец будущего скульптора, Михаил Евдокимович Опекушин, был не только лепщиком, но и скульптором-самоучкой. В молодости его отдали на обучение в СанктПетербург, где старший Опекушин стал одним из лучших модельщиков на бронзолитейном заводе фирмы «Николс и Плинке», принадлежавшем англичанину Р.Я.Кохуну. На местных волжских ярмарках неизменным успехом пользовались его глиняные фигурки пастушков и пастушек, зверей и персонажей русских сказок, что давало семье небольшой, но постоянный доход. Увлечение маленького Александра искусством лепки никто в семье не считал блажью и пустым баловством. Когда сыну исполнилось двенадцать лет, Михаил Опекушин, испросив разрешение у барыни, взял его с собой в Петербург для обучения ремеслу. В столице отец определил Александра в артель лепщиков и штукатуров. Этот период жизни Опекушина отмечен тяжелым трудом подмастерья. Однако артельщики не могли не сочувствовать трогательной увлеченности мальчика искус-

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #1’2007

А.С. Пушкин. Повторение конкурсной модели памятника (1875), установленного в Москве. Бронза. В. 101 Alexander Sergeevich Pushkin. Replica of the model of the monument erected in Moscow (1875). Bronze, height 60 cm

ством. Вскоре ему стали доверять не только черную работу, но и отделку несложных деталей орнамента. Затем с помощью артели отец сумел устроить сына в рисовальную школу при Обществе поощрения художников, где Опекушин проучился до 1852 года, закончив (по некоторым свидетельствам) трехлетний курс за два года. Следующим этапом творческой биографии будущего мастера стало поступление в скульптурную мастерскую датского ваятеля Давида Ивановича Иенсена. Иенсен – выпускник Копенгагенской академии, академик скульптуры и ученик знаменитого Торвальдсена – в 1845 году совместно с И.И.Реймерсом основал в Петербурге мастерскуюфабрику «для изготовления предметов искусства и декораций из терракоты и при ней студию», которая просуществовала до 1895 года. В сущности, он стал первым профессиональным учителем Опекушина. В «академии у Карпова моста» поклонялись Торвальдсену и Канове – представителям классицистической линии в скульптуре, да и собственные работы маэстро были исполнены в традициях позднего классицизма, с его помпезностью и изысканной манерностью форм. Здесь Опекушин проучился пять лет. Иенсен ценил рвение молодого человека и привлекал его не только для копирования гипсовых орнаментов, но и для выполнения декоративной скульптуры, кариатид и фигурных композиций. Именно в мастерской Иенсена он на практике освоил основы и навыки профессионального мастерства.


Наследие

Вскоре Опекушин приобрел авторитет хорошего лепщика. Отказывая себе во всем, он трудился не покладая рук и брал дополнительную работу в надежде скопить денег на выкуп от помещицы Ольхиной. Эта мечта осуществилась в 1859 году, когда скульптору исполнился 21 год. За сумму в пятьсот рублей он получил вольную. Добрый Иенсен не только помог своему ученику в обретении свободы, но и поспособствовал поступлению в скульптурный класс Академии художеств на правах вольноопределяющегося. Здесь он продолжил изучать античное наследие, так как академическая система не предлагала ничего иного. И вот в 1862 году Опекушин представил на конкурс работу «Ангел, возвещающий пастухам Рождество Христово», в которой ясно продемонстрировал усвоенные им традиции античной пластики. За изящную простоту композиционного решения и мастерство исполнения ему была присуждена малая серебряная медаль. Изучение торвальдсеновских принципов не мешало создавать ясные и гармоничные образы. Академия художеств положительно оценила поиски молодого скульптора. В январе 1864 года в журнале Совета Академии в перечне выпускников, получивших звания художников, появилась короткая приписка: «…сверх того ученик академика Иенсена Александр Опекушин за скуль-

Памятник Александру III в Москве. Гравюра (с репродукции) Monument to Alexander III in Moscow. Etching (reproduction)

Памяmник Александру III. 1912 Бронза (с репродукции) Monument to Alexander III in Moscow. 1912 Bronze (reproduction)

птурные эскизы… удостоен звания неклассного художника». Вспомним, что во все времена существования Академии простолюдину, в недалеком прошлом крепостному, без средств и связей делать карьеру было непросто. Все обретенные Опекушиным в дальнейшем чины и звания достались ему путем долгого труда и немалых унижений. Посещая Академию художеств, вольноопределяющийся не мог считаться ее полноценным питомцем. В архиве Академии Александр Михайлович упомянут лишь как выставлявшийся в залах заведения ученик профессора Иенсена. Звание классного художника получали все достойно окончившие Академию художеств. Опекушин же шел к этому званию долгих шесть лет. В связи с особенностями своего статуса, он расценивал как удачу возможность работать помощником у маститого скульптора, воплощать чужие замыслы. Так, после семнадцати лет обучения и практики, Опекушин из мастерской Иенсена перешел к академику М.О.Микешину, знакомство с которым свел еще в 1862 году. Прежде чем обрести творческую самостоятельность, Опекушин в течение еще десяти лет работал на Микешина, ученика Б.П.Виллевальде. Более всего Микешин был известен как талантливый график, автор иллюстраций к произведениям Н.В.Гоголя, Т.Г.Шевченко и других писателей. Однако он был прирожденным скульптором. Пользуясь тем, что на конкурсы того времени разрешалось подавать не только скульптурные эскизы, но также рисунки и чертежи, он с успехом принимал в них участие. В результате, фактически не владея техникой скульптуры, он являлся автором многих монументальных произведений. Действительно, его проекты отличались интересным композиционным решением, богатым декоративным оформлением, эффектностью и оригинальностью замыслов. Впервые Микешин выступил со своим проектом в 1859 году в конкурсе на памятник «Тысячелетие Рос-

сии». Проект получил первую премию. К работе по воплощению замысла Микешин привлек молодых скульпторов М.А.Чижова и А.М.Опекушина, а также И.Н.Шредера, Н.А.Лаверецкого и академика Р.К.Залемана. В создании памятника «Тысячелетие России» Опекушин принимал участие лишь как технический исполнитель. Более или менее «авторским» является лишь горельефное изображение Петра I на цилиндрическом гранитном пьедестале. Фигуры Петра и аллегорического крылатого Гения (в верхней части постамента, рядом с державой), вылепленные Опекушиным в окончательном размере по модели Шредера, удостоились отдельно язвительного внимания В.В.Стасова: «…Кстати ли нынешнему искусству мешать в одно место историю вместе со сказками и выдумками? К лицу ли ему представлять, например, Петра Великого в историческом, действительном его костюме, кафтане и ботфортах, и тут же – с каким-то мифологическим старомодным гением за плечами, который толкает его в спину и показывает перстом куда ему идти и что делать? Не угодно ли эту «школьную париковскую завитушку» растолковать кому-нибудь из народа?.. Какая пестрая каша из старинных учебников, какое тощее воображение бабушкиных времен!..» Но заказчикам памятник понравился, и он был торжественно открыт в Новгороде в 1862 году. С середины 60-х годов Опекушин активно работал над портретными произведениями. В 1869 году за бюст Микешина, барельеф купца Посохова и бюст актера Комиссарова-Костромского его удостоили звания классного художника 2-й степени, а еще через год за бюст госпожи Веймарн и медальон с изображением графини Шуваловой он получил звание классного художника 1-й степени. Эти годы были весьма удачными и плодотворными в творчестве А.М.Опекушина. И не случайно из команды скульпторов, работавших над

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #1’2007

43

45


The Tretyakov Gallery

Heritage

Lyubov Golovina

The Sculptor Alexander Opekushin: Reviving National Feeling The second half of the 19th century brought Russian art a number of talented masters, whose names have now largely been forgotten by specialists. Despite the fact that his work speaks volumes about the period of its creation with its problems and contradictions, the sculptor Alexander Opekushin is precisely one such undervalued figure.

T

he 1860s–1880s brought with them a loss of national feeling among Russian sculptors. Many moved to live and work in Italy or France, with obvious consequences for Russian sculpture. With the advent of the Peredvizhniki, or Wanderer artists, the eminent old Russian masters were forgotten, and the heritage of classical antiquity deemed irrelevant to modern sculpture. In their haste to bury the outdated academic tradition, progressive art critics ceased to distinguish between the academic and the classical, taking up arms against both. The fight against academic canons was futile and absurd, yet its consequences for the art of sculpture were dire. Here, likeness and authenticity ruled, and naturalism became the order of the day to such an extent that sculptors lost all sense of their material, divorcing sculpture from architecture. Such, in a nutshell, was the world of Russian sculpture in the second half of the 19th century. The sculptor Alexander Mikhailovich Opekushin was born in Svechkino village of the Danilovsky district, Yaroslavl province, on 16 November 1838 (28 November by the old calendar). At that time, the village belonged to Ye.V.Olkhina – a landowner holding a civil title of the seventh class. The poor soil in those parts forcing local inhabitants to seek seasonal work outside the village, the Yaroslavl province boasted many fine craftsmen. The clay workers of Svechkino, Rybnitsy, Davydkovo

44

46

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #1’2007

and Ovsianiki villages were well-known and frequently asked to work in Yaroslavl, Kostroma and even Moscow and St. Petersburg. The Opekushins, Kozlovs, Kuropatovs, Itoshkins and Dylevs had been master clay workers for generations. Wellskilled in this trade, Alexander Opekushin’s father Mikhail was also a self-taught sculptor. Having studied in St. Petersburg, he became one of the best model makers at “Nicholls & Plincke” bronze works owned by the Englishman Robert Cohoon in the capital. His clay shepherds, shepherdesses and fairytale characters and beasts were always in high demand at village fairs on the Volga, bringing his family a modest, but regular income. Thus, little Alexander’s love of clay was taken perfectly seriously by those around him. When the boy reached twelve, with Olkhina’s permission Mikhail Opekushin took his son to St. Petersburg to learn his trade. The boy was placed as apprentice in a clay workers’ and plasterers’ artel. The job was hard, yet Alexander’s fellow-workers noted the boy’s love of art. Soon he was entrusted not only with unskilled tasks, but also with finer work on simple decorative features. With the help of the artel, Mikhail Opekushin managed to enrol his son in the drawing school of the Society for the Encouragement of Artists, where Alexander studied until 1852. By some accounts, the boy completed the three-year course in two years, moving on to work in the studio of the Danish sculptor David Jensen. A graduate of the Copenhagen Academy of Arts, Jensen was Academician of Sculpture and a pupil of the eminent Bertel Thorvaldsen. Together with Ivan Reimers, in 1845 he founded in St. Petersburg a factory “for the manufacture of works of art and decorative ornaments in terracotta, with studio”, which survived until 1895. The classical sculpture of Thorvaldsen and Canova was much admired in Jensen’s little “academy on the river Karpovka”, and the Danish sculptor’s own work, stately and imposing, was in the late classical style.

Памяmник 4 А.С. Пушкину. Бронза Фрагмент Monument 4 to Alexander Sergeevich Pushkin in Moscow. Detail. Bronze

Opekushin spent five years in this studio: David Jensen could be said to have been his first professional teacher. Jensen valued his pupil’s desire to learn, and entrusted him not only with copying plaster decorations, but also with making decorative sculptures, caryatids and ornamented compositions. In Jensen’s studio Alexander Opekushin acquired the basic skills of a sculptor. Soon, he became known as a good clay worker. Leading a frugal existence, he worked hard, taking on extra work and saving every penny in order to buy his freedom from Olkhina. His dream came true in 1859, when Opekushin turned 21: paying 500 roubles, he finally became a free man. David Jensen aided him in this task, subsequently helping him to obtain the right to attend the sculpture class at the St. Petersburg Academy of Arts. Here, Opekushin continued to study the classical tradition, the Academy offering no other approach. In 1862, Opekushin submitted for competition his sculpture “The Angel Announcing the Birth of Christ to the Shepherds”. The elegant, yet simple composition and excellent execution were ample proof that the young man had learned much about classical sculpture: for this work, Opekushin was awarded a small silver medal. The study of Thorvaldsen’s approach did not prevent the young sculptor from creating clean, harmonious images. The Academy of Arts acknowledged Opekushin’s success: in January 1864, below the list of graduates awarded the title of artist, the following note was made in the journal of the Board of the Academy: “…furthermore, for his studies made for sculptures, the pupil of Academician Jensen Alexander Opekushin … is hereby awarded the title of ‘ungraded’ artist.” One must not, of course, forget that obtaining success at the Academy of Arts was never easy for commoners, and a former serf without money or connections would find it almost impossible. All the titles subsequently gained by Opekushin


47


Heritage

cost him much hard work and many humiliations. A mere attender could never be considered a full member of the Academy. In the Academy archives, Opekushin is mentioned only as a pupil of David Jensen’s, whose work was exhibited in the institution. If ordinary Academy students who passed their examinations successfully received the title of “class” (graded) artist upon graduation, Alexander Opekushin had to work for this title for six long years. Such was Opekushin’s status, that the young sculptor was grateful for any opportunity to help a well-known sculptor, even where this meant working exclusively on another master’s projects. With 17 years of study and practice behind him, Alexander Opekushin left Jensen’s studio to work with Academician Mikhail Mikeshin, whose acquaintance he had made in 1862. Only after ten years as Mikeshin’s helper was the sculptor finally able to start working independently. A pupil of Bogdan Willewalde, Mikeshin was known as a talented graphic artist. Famous for his illustrations of works by Gogol, Shevchenko and other writers, he was also a born sculptor. Ignorant of the practice of sculpture, Mikeshin was, nonetheless, responsible for the design of a large number of statues. At that time, for competitions for the design of statues it was possible to submit not only sculpture studies, but also sketches and drawings. Striking and original, Mikeshin’s designs always boasted interesting composition and rich decoration. The first such compe-

46 48

Пеmр I. Бронза. В. 60 Peter the First. Bronze, height 60 cm

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #1’2007

tition the artist entered was in 1859, the task then being to design a monument to “The Millennium of Russia”. Mikeshin’s plans won first prize. To help him in his work, Mikeshin called upon Academician Robert (Roman) Zaleman, Ivan Schroeder, Nikolai Laveretsky and the young sculptors Mikhail Chizhov and Alexander Opekushin. Opekushin’s contribution was, on the whole, limited to technical execution. His high relief of Peter the Great on a cylindrical granite pedestal, however, was largely designed by himself. The figures of Peter and the winged Genius on the top part of the pedestal, by the orb, were made full-size by Opekushin from a model by Schroeder. It is interesting that this very part of the monument was unfortunate in attracting the attention of the art critic Vladimir Stasov. Concerning Peter and the Genius, Stasov wrote: “Should the artists of today really be mixing history with fantasy and fairytales? Is it fitting, for instance, to portray Peter the Great in authentic, historical dress, with kaftan and jack-boots, with some mythical, outdated Genius at his shoulder poking him in the back and pointing out where Peter should go and what he should do? Try explaining this childish prank to our people! ... What a mess! A lot of nonsense taken from old textbooks, a scant, outmoded imagination!..” The clients, however, liked the design, and, in 1862, the Monument to the Millennium of Russia was unveiled in Novgorod. From the mid-1860s, Opekushin often worked on sculpture portraits. In 1869, for his bust of Mikeshin, low relief of the merchant Posokhov and bust of the actor Komissarov-Kostromskoi, he finally received the title of “class” artist of the second grade. A year later, he was awarded the title of class artist of the first grade for his bust of Mrs. Weimarn and medallion of the Countess Shuvalova. Of all the sculptors who had worked on the Russian Millennium monument, Mikhail Mikeshin singled out Opekushin to help him create a statue of the military governor of Nikolaev – Admiral Alexei Greig. The project was to be Mikeshin’s, and the figure of the admiral Opekushin’s. The unveiling of the statue in May 1873 became an important event in the history of the town of Nikolaev. Putting the ideas of others into practice allowed Opekushin to make a living and to acquire experience, yet he learned to follow his own creative path. His first independent work was a statue of Peter the Great: the young sculptor had, of course, already studied this historical figure. Opekushin’s image borrows much from Nikolai Ghe’s “Peter the Great Interrogating Tsarevich Alexei in Peterhof”. Shown at the first exhibition of Wanderer Artists (Peredvizhniki) in 1871, this painting depicts the monarch not as a

hero of ancient times, but as a human, a man with feelings and emotions like any other. Opekushin followed suit. His Peter stands in a natural, relaxed pose. Leaning on the back of a chair, he points at a map of the city-to-be which lies at his feet. The figure of Peter appears to uncoil in space like a spring, conveying an impression of energy and vigour. The statue proved an important success: in 1872, for this work and the bust of the late crown prince Nikolai Alexandrovich, made for the St. Petersburg Church of St. Nicholas the Miracle-Worker, Alexander Opekushin was made an Academician of Sculpture. That same year, in his new capacity the young sculptor helped another imposing idea of Mikhail Mikeshin’s to become reality, creating nine statues for a monument to Catherine the Great in St. Petersburg. These represented the Empress’s closest followers and supporters: Alexei Orlov, Grigori Potemkin, Alexander Bez-borodko, Petr Rumiantsev, naval commander Vasily Chichagov, Ivan Betsky, Ekaterina Dashkova and Gavriil Der-zhavin. The central statue was made by Mikhail Chizhov. This monument finally brought well-deserved fame to Opekushin and Chizhov, and if the main praise was, as always, received by Mikeshin, this time his helpers also won ample acknowledgement. Alexander Opekushin’s nine statues were heralded as an important success. Thenceforth, the sculptor worked independently. Soon, an excellent opportunity to put his own ideas into practice presented itself. In 1860, the fiftieth anniversary of the Lycée in Tsarskoe Selo, a plan had been mooted to erect a statue to one of the Lycée’s most eminent graduates – the poet Pushkin – in Tsarskoe Selo. The government refusing to finance the operation, an independent collection had been organised. This desire to erect a statue of Pushkin using funds raised by the people was a sign of the Russian nation’s growing self-awareness. The importance of monumental sculpture was at that time largely decided by popular opinion. The positive ideal represented by a statue was highly valued, which served to influence the work of many sculptors. Opekushin felt himself eminently capable of expressing his people’s respect for this historical hero, which is, undoubtedly, why his design was finally chosen above all others. A Committee consisting of Tsarskoe Selo Lycée graduates was established to manage the creation of the statue. At the suggestion of committee member Admiral F.F.Matiushkin, it was decided to erect the statue in Moscow. After much discussion, a particular spot was also selected: the end of Tverskoi Boulevard, opposite the Strastnoi Convent. In 1860, a competition for the best design was announced. The papers gave a detailed analysis of each design. The press also gave a good idea of public opinion concerning the statue, and the main shortcomings of plans submit-


Наследие

памятником «Тысячелетие России», именно Опекушина М.О.Микешин пригласил для создания памятника военному губернатору города Николаева адмиралу Грэйгу. Проект принадлежал Микешину, фигура адмирала – Опекушину. Памятник был открыт в мае 1873 года, что стало заметным событием в истории этого города. Исполнение чужих замыслов давало опыт, средства к существованию, но в душе молодого скульптора зрела потребность в собственном, индивидуальном творчестве. Первым самостоятельным монументальным произведением стала статуя Петра I, хотя над этим персонажем он уже работал прежде. Очевидно, что большое влияние на трактовку скульптором образа великого монарха оказала картина Н.Н.Ге «Царь Петр допрашивает царевича Алексея в Петергофе», экспонировавшаяся на первой выставке художников-передвижников в 1871 году. В картине Ге царь изображался не в виде античного героя, но представал человеком с соразмерными простым людям чувствами и переживаниями. В аналогичном ключе Опекушин решил образ Петра. Поза Петра свободна и естественна: одной рукой он облокотился на спинку стула, другой указывает на план будущего города, лежащий у его ног. Фигура царя развернута в пространстве подобно сжатой пружине, что подчеркивает его энергию. Статуя Петра стала настоящей удачей молодого скульптора. В 1872 году за нее, а также за бюст покойного цесаревича Николая Александровича для церкви Николая Чудотворца в Санкт-Петербурге Опекушину присвоили звание академика скульптуры. Именно в этом году уже в новом качестве мастер осуществил еще один грандиозный замысел М.О.Микешина: изготовил девять статуй для памятника Екатерине II в Санкт-Петербурге. Фигуры сподвижников Екатерины: А.Г.Орлова, Г.А.Потемкина, А.А.Безбородко, П.А.Румянцева, флотоводца В.Я.Чичагова, И.И.Бецкого, Е.Р.Дашковой и Г.Р.Державина, – исполненные Опекушиным, удались. Работа по созданию монумента Екатерине II прославила Опекушина и Чижова, который вылепил центральную статую. Безусловно, основные почести достались Микешину, но и о его соавторах наконец-то было сказано немало теплых слов. После завершения памятника Екатерине скульптор окончательно становится на путь самостоятельного творчества. Вскоре ему представилась возможность создать замечательное произведение по собственному замыслу. Еще в 1860 году, по случаю празднования 50-летия Царскосельского лицея, возникла идея поставить в Царском Селе памятник одному из самых знаменитых выпускников – А.С.Пушкину.

Был объявлен сбор средств на создание памятника, который правительство отказалось финансировать. Сооружение памятника Пушкину на народные средства стало одним из свидетельств роста самосознания русской нации. В то время значимость монументальной скульптуры во многом определялась общественным мнением и положительным идеалом, воплощенным в памятнике, что повлияло на творчество многих художников. Опекушин всегда осознавал себя выразителем общепринятого отношения к историческому герою, именно поэтому он в конечном счете получил заказ на памятник Пушкину. Был создан комитет по сооружению монумента, в который вошли выпускники Царскосельского лицея. По предложению одного из них, адмирала Ф.Ф.Матюшкина, монумент решили установить в Москве. Место после долгих споров выбрали на краю Тверского бульвара, напротив Страстного монастыря. Конкурсы проходили начиная с 1860 года. В прессе давался подробный анализ поданных проектов. Из печати можно понять и основные требования общественности к памятнику, и основные недостатки предложенных вариантов. В частности, многие конкурсанты не смогли осмыслить весь монумент в целом, перегружая его всевозН.Н. МуравьевАмурский. 1888 Модель памятника для Хабаровска. Бронза Model of the monument to Count MuravievAmursky to be erected in Khabarovsk. 1888 Bronze

можными «музами и аллегориями». В ходе общественной дискуссии были сформулированы требования к проектам: необходимость акцента на изображении самой личности поэта, портретное сходство в сочетании с «идеальным образом», историческая подлинность одежды и, конечно, соотнесенность монумента с окружающей средой. В 60-е годы конкурс заглох, так как не удалось собрать нужной суммы денег. Лишь в 1873 году, когда набралось 55 тысяч рублей, был объявлен открытый конкурс на сооружение монумента. В нем приняли участие известные скульпторы того времени, в их числе академик Н.С.Пименов, лично знавший поэта. Всего же представили 15 проектов. Опекушин выставил на конкурс два варианта, вылепленные с большим вкусом и знанием дела. Но и в этих работах еще много надуманного и театрального. Поэтому модели Опекушина, хотя и отмеченные как лучшие, первой премии не получили, да и вообще лучшего из авторов выбрать не смогли. Очевидную неудачу первого конкурса широко осветила пресса. Второй конкурс, в 1874 году, на который представили 19 проектов, тоже не дал результата. Пресса злорадствовала. «Признаться, – писала газета «Голос», – при всем недоверии к русским силам мы и не подозревали такой срамоты… Кроме одного двух произведений, все остальные обличают крупное невежество, и невежество во всех отношениях… Тут Пушкин в виде обезьяны, карабкающейся на Гибралтарскую скалу… и в виде опухшего и откормленного помещика, и в виде прикащика, заверяющего публику в своем таланте, и с камертоном около рта, и, наконец, как сумасшедшего, в простыне, с надписью: “поэт вдохновлен” и т.д.». На этот раз Опекушин показал уже четыре модели и опять получил премию, хотя комитет вновь не сумел сделать окончательный выбор. На следующий год скульптор выставил на конкурс шесть моделей, одну из которых признали лучшей. Выбор наконецто был сделан. Компетентность, требовательность и вкус членов комитета помогли осуществиться всеобщему желанию. В определенном смысле комитет выполнил «социальный заказ» широких слоев российского общества. Авторская позиция Опекушина могла быть понята в этом плане как позиция «исполнителя», но не воли коллеги-скульптора, а воли всего русского народа. Торжественное открытие монумента состоялось 18 июня 1880 года. Журналисты, описывая открытие памятника, подчеркивали, что Пушкинский праздник носил не казенный, официальный, а именно всенародный характер, правительство почти не участвовало в торжествах, так как па-

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #1’2007

47

49


Heritage

ted. Most applicants failed to see the monument as a whole, paying excessive importance to fashionable “muses and allegories”. Meanwhile, public debate had served to clarify certain requirements. The statue had to be focused on Pushkin’s identity; it had to be a good likeness whilst coming across as an “ideal image”; the dress needed to be authentic and, of course, the whole had to harmonise with its surroundings. Later in the 1860s, the competition ground to a halt: the money necessary to erect the statue had simply not been raised. By 1873, however, 55, 000 rubles had been collected, and an open competition for the best design was once more announced. A number of well-known sculptors took part, such as the Academician Nikolai Pimenov, who had known the poet personally. 15 projects were submitted in all. Opekushin made two designs for the competition – expertly executed and in good taste, they were, nonetheless, somewhat pretentious and dramatic. Although the judges deemed them to be the best, Opekushin did not win the competition. No winner was selected that year, and the press dwelt long on the unsuccessful event. The following year, a second competition was held, and 19 entries submitted. This time, Opekushin entered four designs, which received a prize from the jury, yet again, no winner was chosen. In 1875, for the third competition, Alexander Opekushin submitted six entries. One of these was chosen by the judges: finally, a design for the statue was selected. Thanks to the competent and demanding panel, which had shown such good taste, a winner had been chosen who could truly carry out the wish of the people. The committee had acted on the demands of the Russian public, and Opekushin was, once more, to execute the will of another in creating his statue: this time, however, the “other” was not a fellow-sculptor, but the Russian people itself. On 18 June 1880, the statue was unveiled. Journalists covering the event noted the relaxed, democratic atmosphere of the festivities: as the statue was erected by private initiative and with private funds, the government barely made an appearance. This was no formal, official gathering, but a day of public celebration, a fitting tribute to Russia’s great poet. The statue was placed on a foursided grey granite pedestal decorated with smaller slabs of red granite. Steps led up to the pedestal from all four sides, and the monument was surrounded by twelve short posts decorated with wreaths and linked by a bronze garland of laurel leaves. The figure itself possessed an air of classical austere simplicity. The poet’s pose was natural and relaxed, yet filled with dignity. Opekushin had succeeded in combining realism with the high classical

48

50

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #1’2007

tradition and monumental sculpture. Interestingly enough, the Academy of Arts had, from the very outset, pointedly dissociated itself from the entire process. In his autobiography, Opekushin recalled the hostile atmosphere which greeted him at the Academy following his success in the competition. Having, at the age of 32, received the title of Academician, Opekushin now worked in a studio belonging to the Academy. The sculptor made good use of his workspace: when the first Pushkin competition was announced, he had all but finished a statue of Nestor, author of the ancient chronicles. Upon hearing the news of his victory in the final competition, the Academy management gave the sculptor three days to vacate his studio. The clay statue of Nestor, practically complete, was broken, and Opekushin left, as he had been instructed. In a surviving letter to the Academy the sculptor requested the use of a workshop attached to the foundry which had been used by Schroeder. The Academy replied that Opekushin was not a staff member, that the Pushkin competition was nothing to do with the Academy and that the creation of the statue was not a government commission, but a private enterprise. The newspaper “Golos” (Voice) published the following sarcastic comment: “What exactly do they teach at the Academy, if some peasant Opekushin can come along and outdo all the academicians in the Pushkin competition!” Needless to say, such comments from the press did nothing to ease the tension between the sculptor and the Academy. Nevertheless, the turn of the century was a busy, fruitful period for Opekushin: between 1880 and 1920, he produced a further 16 monumental sculptures. His cooperation with Mikeshin continued, primarily in the area of decorative and applied art. For the Moscow art and industry exhibition of 1882, Mikeshin and Opekushin created the decorative compositions “Russia”, “The Volga” and “Oil”. Designed by Mikeshin, the ideas were put into practice by Opekushin – just as before. All three compositions were made in silver at the Ovchinnikov jewellery factory in Moscow. The Pushkin theme was not abandoned by Opekushin, either. Using his designs submitted for the various competitions, the sculptor created several further statues of the poet: in Petersburg (1884), Kishinev (1885), the ViazemskySheremetev estate (1913) and village of Ostafievo in the Podolsk district of Moscow province. Opekushin’s statues of the founding father of embryology Karl Ernst von Baer (1886) in Tartu and the poet Mikhail Lermontov (1889) in Piatigorsk were hailed as successes of monumental sculpture, whilst his monument to Count Muraviev-Amursky, Governor-General of Eastern Siberia (1891) erected in Khabarovsk spoke of

the sculptor’s obvious professional development. Around that time, Opekushin also made a number of statues of Russian Tsars: for obvious reasons, most of these did not survive. Between 1880 and 1920, for the great hall of Moscow City Duma Opekushin created statues of Alexander II, Alexander III and Catherine the Great. On several of his statues, the sculptor worked for decades. In 1898 and 1912, enormous statues of Alexander II and Alexander III were erected in Moscow, designed by Opekushin. The first stood in the Kremlin, whilst the second overlooked the river Moskva: both were destroyed in the revolution of 1917. At the time of its creation, however, the statue of Alexander II was found particularly impressive by the government: similar statues were subsequently erected in Astrakhan, Kishinev, Pskov and Semenovka village of Novozybsky district, Cher-nigov province. Opekushin had, it seems, created a canonical likeness of the late Tsar. The Novitsky metal works purchased the exclusive right to cast Opekushin’s statue – “the best statue of Alexander II in Russia”. Between December 1910 and May 1911, over 1, 000 full-length figures and busts were made using this model. To honour the 50th anniversary of the abolition of serfdom, these were erected in numerous towns and villages. In 1912, the art world prepared to celebrate another halfcentenary: Opekushin’s 50 years in sculpture. Always modest and ascetic, however, the sculptor declined to hold any festivities. He had always been a simple worker, a fine craftsman who followed the true classical tradition at a time which was a difficult one for sculpture, and when classicism was largely distorted or forgotten. After the October revolution, the new government, taking into account Opekushin’s peasant background and achievements in art, allowed him to keep his apartment in St. Petersburg (then Petrograd), as well as the lifelong pension and regular food packages provided by the Academy of Arts. Among the elderly sculptor’s active supporters was the writer Maxim Gorky. Towards the end of his life, Opekushin began to find the hustle and bustle of the city overly tiring. Having worked hard in St. Petersburg, the craftsman finally returned home: to the Yaroslavl province. The man who had created statues of emperors ended his days in a simple peasant’s hut. Those who knew the sculptor Opekushin at that time recalled his long grey hair swept back from his face, his tall forehead, beard reaching down to his chest and modest, worn jacket. In March 1923, Alexander Opekushin died. His last wish was to be buried in a simple pine coffin on the bank of the river Volga.


Наследие

мятник был сооружен на средства граждан, по инициативе частных лиц. Монумент вознесен на четырехгранный пьедестал серого гранита, обрамленный небольшими плитами из красного гранита. К подножию со всех сторон вели ступени. Ограда представляла собой двенадцать невысоких тумб, украшенных венками и соединенных бронзовой гирляндой в виде лавровых листьев. Сам облик поэта поражал высоким человеческим достоинством и классической строгой простотой, не исключавших непринужденности и естественности позы модели. Монумент Опекушина чудесным образом соединил в себе традиции высокой классики, реализм и монументальность. Показательна позиция Академии художеств, которая в самом начале подготовки конкурсных проектов отмежевалась от происходящего. Скульптор Опекушин в автобиографии вспоминал о той атмосфере недоброжелательства, которая возникла вокруг него в Академии после победы в конкурсе. Получив в 32 года звание академика скульптуры, он пользовался мастерской, принадлежавшей Академии. Здесь Опекушин упорно работал и почти закончил к началу первого конкурса статую летописца Нестора. Когда же стало известно о победе опекушинской модели в последнем конкурсе и получении им первой премии, академическое начальство предложило скульптору в трехдневный срок освободить казенную мастерскую. В результате фактически законченная в глине статуя Нестора была сломана, и Опекушин «очистил» мастерскую. Сохранилось письмо скульптора в Академию художеств, где он просил о предоставлении ему помещения на литейном дворе, которое занимал И.Н.Шредер. Академия в своем ответе заявителю подчеркнула, что Опекушин на службе в этом заведении не состоит, процедура конкурса прошла мимо нее, и заказ на памятник Пушкину не является правительственным, так как сооружается по частной подписке. В газете «Голос» появилась публикация, в которой некий критик ехидно заметил: «Чему же учат в Академии художеств, когда на Пушкинском конкурсе всех академиков «заткнул за пояс» какой-то крестьянин Опекушин!» Издевки прессы еще более осложняли и без того натянутые взаимоотношения скульптора и академической администрации. Творчество А.М.Опекушина 1880– 1910-х годов насыщенно и результативно. Им были созданы еще 16 монументальных произведений. Он продолжал плодотворно сотрудничать с М.О.Микешиным, например, в области декоративно-прикладного искусства. Вместе они сделали композиции «Россия», «Волга», «Нефть» для художественнопромышленной выставки 1882 года в Москве. Проекты, как и ранее, создавал

Скульптурная группа на пьедестале памятника Екатерине II в Санкт-Петербурге: В.Я. Чичагов, А.Г. ОрловЧесменский, Г.П. Державин, Е.Р. Дашкова. 1862–1873 Бронза, гранит Pedestal of the monument to Catherine the Great in St. Petersburg with the sculptural group, including Vasily Chichagov, Alexei Orlov-Chesmensky, Gavriil Derzhavin and Yekaterina Dashkova. 1862–1873 Bronze, granite

Микешин, модели осуществлял Опекушин. Все три работы были изготовлены из серебра на московской ювелирной фабрике Овчинникова. Скульптор не оставлял и пушкинскую тему, разрабатывая ее в течение ряда лет: в Петербурге (1884), в Кишеневе (1885), в имении Вяземских-Шереметевых (1913), в селе Остафьево Подольского уезда Московской губернии, установлены памятники поэту с использованием некоторых конкурсных моделей московского монумента. Удачей Опекушина как скульптора-монументалиста стал памятник ученому-естествоиспытателю К.Е.Бэру в Тарту (1886) и М.Ю.Лермонтову в Пятигорске (1889). Несомненным творческим достижением мастера был монумент генералгубернатору Восточной Сибири графу Н.Н.Муравьеву-Амурскому для Хабаровска (1891). Особой страницей творчества А.М.Опекушина стали памятники российским императорам. По понятным причинам эти памятники, за редким исключением, не сохранились. В течение 1880–1910-х годов Опекушиным созданы памятники Александру II, Александру III и Екатерине II для большого зала Московской городской думы. Над некоторыми монументами Опекушин трудился десятилетиями. В 1898 и 1912 годах по его проектам сооружены два огромных памятника Александру II и Александру III. Одному монумент был установлен на территории Кремля, другому соответственно – на берегу Москвыреки. Оба разрушены во время революционных событий 1917 года. Памятник Александру II вызвал повышенный интерес властей. Впоследствии эта модель широко тиражировалась: монументы воздвигались в Астрахани, Кишеневе, Пскове, местечке Семеновка Новозыбского уезда Черниговской губернии. Фактически Опекушин

создал канон изображения императора Александра II. Металлолитейный завод Э.Новицкого приобрел право собственности на отливку «наилучшей в России» модели памятника Александру II работы Опекушина. С декабря 1910 по май 1911 года изготовили более тысячи фигур и бюстов по той же модели. Их установили в разных городах и селах в честь 50-летия отмены крепостного права. Когда в 1912 году художественная общественность готовилась отметить 50-летие творческой деятельности А.М.Опекушина, он категорически отказался от торжеств и чествований. Скульптор был и оставался скромным тружеником, подвижником от искусства, прекрасным ремесленником, последователем истинной классической традиции, полузабытой и опошленной в те смутные для скульптуры времена. После 1917 года новое правительство учло его крестьянское происхождение и заслуги перед искусством. За скульптором закрепили его квартиру в Петрограде, сохранили назначенную Академией художеств пожизненную пенсию и академический паек. Кстати, большое участие в судьбе старого мастера принимал А.М.Горький. В последние годы жизни А.М.Опекушин стал тяготиться городской суетой и захотел вернуться на родину, в Ярославскую губернию. Как ремесленник, ушедший на заработки в город, он, честно отработав, вернулся домой. Доживал свой век автор памятников императорам в крестьянской избе. Те, кто видел Опекушина незадолго до смерти, описывают его зачесанные назад седые длинные волосы, высокий лоб, длинную, до середины груди, бороду, поношенный старый пиджак. Скончался скульптор в марте 1923 года.

Журнал «Третьяковская Галерея».  www.tg-m.ru

ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ / THE TRETYAKOV GALLERY / #1’2007

49

51


ШАНА ТОВА!

Марк Шагал. Иерусалим, Израиль

Новый год настает, он у самого порога …В пять часов утра старый, потрепанный еврей из расположенной напротив моего дома синагоги заворачивается в огромный, обшитый серебром талес и, раздувая щеки, трубит в шофар. Трубит, пробуждая от сна соседей – вечно усталых, замотанных работяг, пытающихся урвать еще десять минут сна, прежде чем придет время подниматься на работу. Когда-то в эти самые дни и в это самое время по всем еврейским местечкам от земли Ашкеназ до знойного Марокко ходили синагогальные служки, громко стуча деревянными колотушками в окна: «Просыпайтесь, евреи! Просыпайтесь – Новый год на носу!». И евреи просыпались и шли, позевывая, в синагогу, чтобы услышать трубные звуки шофара и прочесть «слихот» – особые молитвы, испрашивающие у Творца прощения за все грехи, которые вольно или невольно были ими совершены в завершающемся году. Да и как иначе – шутка ль сказать, Новый год на носу! В наши дни те же самые евреи живут в многоэтажных, похожих на ряды клеток на птицефабрике домах, и потому не так уж легко добраться до каждой двери, не так просто сказать сегодня еврею: «Просыпайся, еврей! Просыпайся – Новый год на носу!» А звучащий едва ли не на рассвете шофар их раздражает, так как мешает досмотреть последний сон, еще пару раз перевернуться с боку на бок… 52


На кухне моей бабушки Многие по незнанию полагают, что Рош ха-шана – еврейский Новый год – установлен в память о дне начала сотворения мира. И что евреи ведут свое летосчисление именно от сотворения мира. На самом деле Рош ха-шана – это день не начала, а завершения Творения, день, когда Всевышний создал человека. И ведем мы летосчисление именно со дня сотворения первого человека, которого, если помните, звали Адамом. Много, необычайно много событий произошло в тот долгий-долгий день. В тот день Бог разделил человека на мужчину и женщину. Спустя несколько часов Адам и Хава (Ева) нарушили единственный данный им запрет и вкусили от древа познания добра и зла. В тот же день они предстали перед судом Творца и до того, как он успел закончиться, были прощены. И потому Рош ха-шана – это, прежде всего, праздник суда и прощения, это Новый год в самом полном смысле этого слова, ибо, раскаявшись и получив прощение, мы словно начинаем жить заново, с чистого листа… А потом приходит самый канун Рош ха-шана. Ах, эти предновогодние хлопоты, эта беготня по рынкам и магазинам, от которых потом валишься с ног, но в которых есть свое особое блаженство, ибо предвкушение праздника – это, по большому счету, и есть сам праздник. Так… что нужно купить? Морковь, свеклу, яблоки, мед, горох… Ох! Да, конечно, курочку, телятины для жаркого, изюм, яйца, муку. И, само собой, рыбу – сколько бы она ни стоила в это сумасшедшее время. – Эй, парень, ты что, по мне не видишь, что мне нужен именно карп?! Нет, два карпа! Во-во – таких, головастых! И чтоб были с икрой, непременно с икрой! А в доме уже пахнет густым куриным бульоном, приправленным зеленью, жена надраивает до блеска пол в салоне, одновременно уговаривая детей начать наконец уборку в их комнатах. После очередного ее крика они на пару минут уходят к себе, имитируя бурную деятельность, но вскоре снова появляются в салоне, усаживаются перед телевизором и украдкой таскают предназначенные для праздничного стола изюм и финики. Спокойно, Ипполит, спокойно! Так на самом деле и должно быть перед еврейским Новым годом – вкусные запахи, суматоха, крики… – Куда дели прабабушкину мясорубку?! Не знаете – останетесь на праздник без фаршированной рыбы. – Мама, я начала убирать! Скажи им, чтобы помогали!.. Мама, он дерется! – Она первая начала! Жена торопится, хотя торопиться особенно некуда: дело в том, что в праздники, в отличие от субботы, можно варить пищу и переносить огонь, то есть зажигать газовые конфорки, свечи и т. д. от заранее зажженной накануне свечи. Солнце тем временем все ниже и ниже, а значит, самое время примерить купленные к празднику обновки и затем зажечь праздничные свечи. Стоп! Прежде чем затеплится свет этих свечей, нам необходимо произвести «эрув тавшилин», что в буквальном переводе означает «смешивание пищи». «Эрув тавшилин» – это особый обряд, позволяющий в праздники (если они не приходятся на субботу!) переносить огонь с одного места в другое и готовить на нем пищу. Теперь можно смело оставить зажженную газовую конфорку или свечу, от которой вы можете зажигать огонь для приготовления пищи или просто прикуривать сигарету. И уже после этого можно переходить к зажиганию свечей. «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь Вселенной, что дал нам дожить, просуществовать и достичь времени этого!» – шепчет жена, и собравшиеся вокруг нее мои девчонки бойко повторяют эти слова. Новый год, Судный день, Суккот и Симхат-Тора – это те дни года, когда я появляюсь в синагоге, потому что считаю, что любой, даже самый светский еврей должен посетить на праздники это наше своеобразное «партсобрание»; должен, пусть ненадолго, но почувствовать, что является частицей великого народа, более трех тысяч лет назад ставшего у горы Синай как один человек с одним сердцем. 53


ШАНА ТОВА!

Повторю, это не заповедь, а именно обычай, то есть даже самые религиозные евреи совершенно свободны от его выполнения. Это мы так – дурачимся, но когда же и дурачиться, если не в праздник?! Да и потом, почему бы не пожелать самим себе чтонибудь хорошее в новом году?!

Когда мы с сыновьями возвращаемся из синагоги, я намеренно не включаю свет на лестничной клетке, и несколько мгновений мы продвигаемся до нашей двери в темноте. В темноте – чтобы потом распахнуть дверь и вступить в залитую светом, украшенную цветами, гирляндами и китайскими фонариками квартиру, где уже стоит огромный стол. На этом столе темно-алая свекла соседствует с вызывающе оранжевой морковкой, оттопырила свою хрустящую коричневую корочку жареная картошка, уставилась на тебя невидящими глазами запеченная рыба, аккуратно разместились вазочки с разными салатами. Ну и, конечно, посреди всего этого греющего сердце изобилия стоят бутылка с виноградным соком, красное сухое вино, приготовленное в поселении Текоа по древней еврейской технологии, и заиндевевшая бутылка водки. Предвкушение праздника – это ведь, по большому счету, сам праздник! Сейчас и начнется тот самый отрепетированный веками ритуал, который почему-то никогда не надоедает, ибо ни один Новый год не похож на другой. Нет, провожать старый год у нас не принято. Вместо этого мы произносим благословение над вином. (Тут и пригождается приготовленный для детей виноградный сок, который, впрочем, и взрослые пьют с такой охотой, словно он предназначался именно им.) Ах, как много нужно вспомнить во время этого благословения – и о сотворении мира и человека, и о нашем выходе из Египта, и о нашей избранности… Ну, а затем мы делаем традиционное омовение рук, благословляем хлеб и вспоминаем об обычаях, заведенных не нами, – отныне каждое блюдо на столе приобретает особый ритуальный смысл и есть его нужно со смыслом. 54

Например, отламывая специально для этого отваренную с лавровым листом и перчиком рыбью голову, мы желаем себе, чтобы в следующем году мы все были всенепременно головой, а никак не хвостом. При этом как-то само собой вспоминается, что в прошлом учебном году наши дорогие чада не могли похвастаться тем, что они находятся в «голове» своего класса, и желается… Ну, в общем, если дело не дойдет до взаимных обид и упреков, то все закончится хорошо. После обмакивания в мёд красных хермонских яблок самое время пожелать, чтобы наступивший год был таким же добрым и сладким, как эти яблоки. А вот во время поедания зернышек граната нужно пожелать, чтобы в новом году наши заслуги умножились, как эти зерна. Опрокинув стопочку водки и намазав красной икры на поджаренный кусочек хлеба, пожелайте себе, чтобы ваше потомство было многочисленным, как рыбы в море, – разумеется, если вы действительно этого хотите. Острая соленая свекла и пикантная морковочка по-корейски должны поспособствовать тому, чтобы все наши явные и тайные враги были изгнаны куда-нибудь подальше – дело в том, что слово «селек» (свекла) по своему звучанию очень близко к глаголу «лесалек» – изгнать, а слово «гезер» (морковь) напоминает о глаголе «лигзор» (отрезать). И лишь после этого приходит время куриного бульона и рыбы. А значит, и время вспомнить о том, как прошел предыдущий год, посмеяться над тем, что тогда казалось отнюдь не смешным, и, само собой, достать заранее приготовленные подарки. Словом, если вы умеете веселиться, то вам будет весело и вы не заметите, как придет время подавать на стол пышущий жаром соус с ломтиками нежнейшей телятины, а там и до чая с медовым коржиком недалеко. Но сначала все это нужно, разумеется, приготовить.


На кухне моей бабушки Заглянем на чужую кухню Знаете, иногда мне ужасно жалко, что у меня нет того самого волшебного горшочка из андерсеновской сказки, с помощью которого можно было узнать, что у кого в городе варится на обед. И особенное сожаление по этому поводу я испытываю в канун Рош ха-шана – ведь так хочется приготовить в этот день что-нибудь особенное, что-нибудь этакое, а вот кулинарной фантазии на такую выдумку хватает далеко не всегда. И тогда я начинаю звонить знакомым женщинам, поздравлять их с наступающим праздником и осторожно выпытывать, что же именно они готовят на Новый год. Помню, однажды я позвонил Злате Хазановой – жене известного эстрадного артиста Геннадия Хазанова. Впрочем, то, что она его жена, безусловно, не самое главное. Дело в том, что Злата Хазанова – весьма удачливый бизнесмен, очень умная и тонкая женщина и вдобавок ко всему замечательная хозяйка. Поздравив г-жу Хазанову с наступающим праздником, я очень осторожно спросил, справляют ли его в семье Хазановых, и моя собеседница не только ответила утвердительно, но и, похоже, даже была несколько задета бестактностью вопроса. «Ну, а в каком еврейском доме не отмечают Рош хашана?!» – чуть раздраженно спросила Злата и добавила, что обычно к этому празднику она готовит традиционные ашкеназские блюда – фаршированную рыбу, медовый пирог и т. д. Но главным украшением новогоднего стола в семье Хазановых издавна считаются запеченная баранина с айвой и фаршированная курица. Упрашивать г-жу Хазанову поделиться этими рецептами мне не пришлось…

Баранина с айвой 1. Взять баранью ножку или грудинку, посолить и натереть специями (особенно, по мнению Златы, хороши для этого «восточные» специи – шафран, тмин и др.).

Следующей моей собеседницей в тот памятный предновогодний день стала Марина Солодкина – депутат Кнессета, хорошо знакомый русскоязычным израильтянам политик. По словам Марины, Рош ха-шана справлялся в ее семье и семье ее родителей всегда, независимо от того, какие времена стояли на дворе. И всегда на столе были традиционные еврейские блюда – от фаршированной рыбы до хонехе-леках. Ну, а своим «коньком» Марина Солодкина считает рыбу в белом вине и яблочный пирог. Причем, по ее словам, рыбу в белом вине она начала готовить именно в Израиле, и ее близкие просто без ума от этого блюда, поскольку белое вино придает рыбе совершенно неповторимый вкус. Итак, попробуйте и убедитесь сами…

Яблочный пирог Для того чтобы повторить это блюдо Марины Солодкиной, вам понадобится печь-«чудо» – то самое, которое многие, как и Марина, привезли с собой с доисторической родины, как в Израиле многие называют канувший в Лету Советский Союз. Для приготовления теста нужно перетереть 5 стаканов сахара с 5 сырыми яйцами (по словам Марины Солодкиной, никакой миксер не заменяет в этом случае обыкновенную вилку), куда следует добавить чашку сметаны и 4–5 стаканов муки. Не впадайте в панику, если тесто получится слишком жидким – таким оно и должно быть. В это же тесто следует добавить кусочки нарезанного сладкого (но именно сладкого, а не кислого!) яблока и цедру апельсина или мандарина (цедру лимона добавлять не рекомендуется). Затем вся эта смесь заливается в «чудо» и запекается примерно в течение часа с четвертью при температуре 180–200 °C. Степень готовности пирога проверяется с помощью зубочистки. После того как пирог вынут из духовки, его следует смазать сливочным маслом и присыпать смесью протертой корицы с сахаром. Украсить пирог каждая хозяйка может по своему усмотрению. П.Люкимсон «На кухне моей бабушки» Еврейская поваренная книга

2. Взять 6–8 плодов айвы, разрезать каждый из них пополам, вырезать в серединке каждой половинки ямку, налить туда растительного масла, смешанного с медом, и томить в духовке 1,5 часа на медленном огне. 3. Вынуть айву из духовки и смазать каждую половинку пастой из смеси протертых фиников и мёда. В пасту можно добавить различные специи по вкусу – например, тот же тмин, корицу или протёртую гвоздику. 4. Баранину, каждая жилка которой уже успела пропитаться специями, сначала запекают на сильном огне почти до готовности, а затем накрывают противень фольгой, чтобы внутрь не входил воздух, и томят еще полчаса на слабом огне. 5. Мясо выкладывают на большое блюдо и со всех сторон обкладывают дольками запеченной айвы. Ну и, разумеется, каждый гость, отрезав себе кусочек баранины, должен положить на тарелку и половинку золотой, терпкой и истекающей соком печеной айвы. 55


56


У Камина

АЛИ-БАБА И БЕЛЛА МИХАЙЛОВНА Ах, Белла Михайловна, она-таки была на редкость трезвомыслящим человеком, как это видится по прошествии стольких лет. Рано потеряв мужа и одна воспитывая дочь на скромную зарплату учительницы биологии в старших классах, Белла Михайловна хорошо представляла себе простые и вечные формулы жизни. И пока в наших ветреных головках клубились розовые туманы юности, Белла Михайловна мягко и без нажима, как делала она всё, внушала нам житейские истины. Под жёлтым абажуром ее кухоньки, за чаем с неизменным овсяным печеньем (как это врезалось в память, как будто было вчера) с мягким вздохом, врастяжку, нам говорилось о том, что юность — товар скоропортящийся, что романтические грезы быстро улетают и что остается? А остается жизнь. И главное, что должна девушка в этой жизни сделать — это правильно выбрать мужа. Ну и профессию, конечно. Слава Богу, не в каменном веке живем. Правда, мужа все-таки важнее... Эти наставления касались нас троих — ее дочери Лизы, меня и Элки Вербицкой, первой красавицы нашего факультета. По прошествии времени, мне кажется, что Белла Михайловна обладала не только ясным и трезвым умом, но и даром предвидения. Это она предсказала нескладную Элкину судьбу, когда казалось бы все складывалось прекрасно. — Девочка моя, — покачала головой Белла Михайловна, когда Элка появилась рядом с белозубым, усатым, сводящим с ума все женское окружение Борькой Красницким. — Но это же не муж. Это мужчина типа — «давай любить меня вместе». А ты знаешь, что это такое? Ее дочь Лиза — толстенькая, кареглазая, невысокая, словом, ничего особенного, обладала однако добродушным нравом, симпатичными ямочками на щеках и умела говорить приятные вещи, а потому многим моим однокурсникам нравилась. И когда у Лизы появился первый претендент на ее руку и сердце, Белла Михайловна, придирчиво осмотрев юношу, вздохнув, сказала: — Лиза, ты хочешь всю жизнь жить в коммунальной квартире с зарплатой в 100 рублей — выходи за него замуж... И ухажер получил отставку. А мы с Элкой Вербицкой, зеленоглазой, пышноволосой, и впрямь первой красавицей, обморочно влюблялись каждую весну и, вытаращив глаза, бегали на свидания, отмахиваясь от советов мам. Да и какую такую мудрость могли преподнести нам наши матери — хронически усталые инженерши советского периода, замордованные работой, бытом и безденежьем. Чему научить? А Белла Михайловна могла. А тут у Лизы образовался второй ухажер. И Белла Михайловна, задумчиво посмотрев на него серыми близорукими глазами, сказала: — Лиза, ты хочешь всю жизнь жить в однокомнатной квартире с зарплатой в 120 рублей — выходи за него замуж... И Лиза вновь послушалась маму. Нескладный, веснушчатый Фима появился в нашей компании случайно. По-моему, привела его по случаю Элка, как своего обожателя. Мы шумно праздновали окончание сессии, и раскрасневшаяся Белла Михайловна весьма лихо станцевала с нами чарльстон, танец своей юности, запыхалась и помолодела. В разгар веселья сломался магнитофон, чинить его вызвался Фима. А на следующий день за завтраком, неторопливо размешивая чай серебряной ложечкой, Белла Михайловна сказала дочери: — Фима — это то, что тебе надо. Этот юноша должен на тебе жениться. — Хорошо, мама, — только и сказала Лиза и опустила круглые глаза.

Анна Сохрина родилась в Петербурге, окончила факультет журналистики Ленинградского государственного университета. Печатала рассказы в популярных журналах «Аврора», «Звезда», различных еженедельниках и сборниках. Теплое предисловие к ее первой литературной подборке написала известная писательница и сценарист Виктория Токарева. Рассказы и повести Сохриной отличают юмор, теплота интонации. С 1994 года Анна живет в Германии. Ее рассказы, повести посвящены русским евреям, эмигрировавшим в Германию в начале 90-х годов. В 2003 году берлинское издательство Oberbaum-Verlag перевело ее книгу «Моя эмиграция» и издало сборник прозы на немецком языке. А в 2008 году в петербургском издательстве «Алитей» в серии «Русское зарубежье» увидела свет новая книга рассказов Анны Сохриной «Дамские штучки», предисловие к которой написала Дина Рубина.

57


У Камина Свадьбу назначили на осень. И судьба, эта строгая дама в дымчатых очках, сразу дала им знак своей благосклонности, словно говоря мягким голосом Беллы Михайловны слегка врастяжку — «все идет как надо, все идет хорошо» А все и в самом деле шло хорошо. Молодые любили друг друга, это светилось на их лицах и было видно невооруженным глазом, а тут еще этот невероятный, почти фантастический случай... Но все по порядку. Дело в том, что Фиме в качестве общественной нагрузки на кафедре поручили распространять билеты лотереи «ДОСААФ» (помните такую?) Фима, погруженный в свою любовь, науки и предстоящие хлопоты о свадьбе, об этом попросту забыл и не продал ни одного билета. И ко дню тиража все 35 штук остались у Фимы на руках. Билеты по своей тщательности накануне свадьбы проверила Белла Михайловна. И, долго сверяясь близорукими глазами с колонками цифр, нашарила дрогнувшей рукой таблетку валидола — Фима выиграл «Волгу». На Лизиной свадьбе пили много шампанского, а растроганная родня пела «Ломир алле ин ейнем...» и произносила тосты типа: «Если Фима у нас золото, то Лизочка — брильянт». Элка взасос целовалась с Фимой и Борькой, вызывая ревность последнего... А через полгода Лиза, Фима и Белла Михайловна на деньги, вырученные от продажи машины, эмигрировали в Америку. Получилось, что Фима первым сообразил, что этот шаг все равно когда-нибудь придется сделать всей нашей компании. Так, если уж суждено уехать из страны, то лучше это сделать вовремя, пока ты молод и уверен в себе. Да, много воды с тех пор утекло... Длинноногая красавица Элка спустя пятнадцать лет осела в Израиле. От ее былой красоты остались лишь фотографии студенческих лет и два сына от разных браков. А я, я оказалась в Германии. И вот однажды... (Да, да мой уважаемый читатель, вы, конечно скажите, что такое бывает только в сказках и, естественно, будете правы). Словом, в один прекрасный день Лиза разыскала нас и прислала красочное приглашение на годовщину свадьбы. В письмо был вложен солидный денежный чек на билет и оплату всех дорожных расходов. А также краткое, взволнованное письмо и фотография сегодняшней Лизы — холеной, располневшей с двумя веснушчатыми кареглазыми дочерьми на фоне собственной трехэтажной виллы в Калифорнии. Мы с Элкой испуганно-радостно перезвонились, поохали, взвесили все «за» и «против», а затем купили билеты и полетели в Америку. Что толку описывать нашу встречу — всхлипы, поцелуи, возгласы и бесконечные разговоры до полночи, праздник и роскошь огргмной виллы. Скажу только, что близорукая, но все подмечающая Белла Михайловна, не ошиблась. Фима оправдал ее надежды, оказался — что надо. Спустя пару лет после приезда он с другом основал маленькую компьютерную фирму, которая в скором времени разрослась, стала всемирно известна, принося славу и деньги своим хозяевам. И семьянином он был замечательным. И если меня спрашивают, что такое счастье, я сразу представляю себе Лизу с Фимой, с детьми, их всех — толстеньких, конопатых, смеющихся на фоне виллы и океана... Да что там говорить — состоялась жизнь! В Лизином доме нам прислуживал черный слуга по имени Али-Баба. — Даже имена у слуг сказочные, — вздохнула загрустившая Элка. — Вот это да! — Али-Баба, — хорошо поставленным голосом школьной учительницы зовет слугу старенькая, поседевшая, съежившаяся как воробышек, но по- прежнему ясно мыслящая Белла Михайловна, — а принеси-ка нам сюда кофе со сливками. И роскошный, шоколадный АлиБаба, скользя по комнатам с кошачьей грацией, несет на серебряном подносе тонко подрагивающие кофейные чашки... — Ну что?! — спросили меня по возвращении из Америки сгорающие от любопытства домашние. — Ну что? Понравилось? — Али-Бабу хочу, — ответила я и, повязав фартук, принялась за уборку порядком запущенной квартиры, — очень хочу Али-Бабу. 1995

58


Located in the mansion which was founded by Potyomkin in the first half of the XVIII century Boutique - hotel “Happy Pushkin” combines modern comfort and atmosphere of the Pushkin epoch. Historical value draws attention: high ceilings, moldings, ornamental tiles and antique furniture. A.S. Pushkin was living here from October 1831 till May 1832; these were the first happy years of his marriage. In the present time the house marked with memorial desk.

Персонали

Russian cuisine

Boutique-hotel “Happy Pushkin” is found in the historical centre of St Petersburg. It’s a 15 minutes’ walk from our hotel to the Hermitage Museum, Saint Isaac's Cathedral and Mariinsky Theatre. The acquaintance with one of the most beautiful cities starts from here.

Russia 190000 Sankt-Peterburg 53 Galernaya Street www.happypushkin.com

Boutique-hotel “Happy Pushkin” gives the following supplementary services: baggage delivery to your room, luggage keeping, parking in the inner protected court, ordering a taxi, transfer from the airport/railway station to our hotel, ordering air and railway tickets, ordering tickets to the theatres and concerts, long-distance phone calls and international calls, organization of excursion tours, services of guide-interpreters. The photos of our room and more information you can find on our site: www.happypushkin.com. Placing service (24-hour):

Tel: (812) 777-17-99 Fax: (812) 570-15-76 booking@happypushkin.com

At our guests’ service we have 35 comfortable rooms (with two separate beds or one of the king size) of 4 categories. Every room has unique planning. In the number the following things can be found: cozy furniture, TV set, Wi-Fi, mini-bar, modern bathroom equipment, telephone, safe, necessary toilet articles, hair dryer, terry towels and slippers. To the extent possible the historical decoration work of the rooms is kept. There is a cozy restaurant in the hotel where every morning the hotel staff serves breakfasts for its gests. Breakfasts are included in the price. In accordance of our guests’ desire breakfast can be set in the room. 59


EXPLORE RUSSIA WITH US IN A SPECIAL AND COMFORTABLE WAY!

12 DAYS TOUR - JUNE 22-July 03, 2014 White Nights Festival St. Petersburg seasonal phenomenon the so-called “White Nights” are not unique to the city, but it is the world’s only metropolis where such an event occurs every summer. Nights start becoming brighter in St. Petersburg from late May to late July. Quoting Pushkin’s White Nights “one dawn is replacing the next one, having given to the night only half an hour.” Tour includes: Tour Director throughout the journey, licensed bilingual tour guides, art scholars, cultural studies specialists, and historians. Transportation by modern deluxe coach. Meals as per itinerary. Seven nights hotel accommodation at Boutique Hotel “Happy Pushkin”. Cruise/ ferry to Stockholm 3 days/2 nights. Sightseeing tours as per itinerary. High speed train between Helsinki and St. Petersburg. Tour does not include: International airfare and applicable taxes, passport & visa fees, departure taxes where applicable, travel insurance, personal items, meals & sightseeing tour(s) not included in the itinerary, optional performance tickets for theatre, gratuities for guides and drivers. Price: $3,295.00. This price is for group of 14 people Single room supplement: $450.00 Deposit: $500.00. Final Payment due by: 45 days. This tour was organized by the Arts, Culture and Tourism of St. Petersburg Magazine in Canada with the cooperation of II Tours Ltd. 60


INTRODUCTION This is a unique and special tour. My name is Sophia Dmitrieva-Tovmassian and I am the publisher of The Arts, Culture and Tourism - St. Petersburg - Magazine in Canada. For the past six (7) years, I had the opportunity to put together and escorted this fabulous tour where no other tour companies are offering. I was born and raised in St. Petersburg (Russia) it is my City, my Soul, and my Passion. I know where to stay, where to eat, what to see and visit. I have kept my artistic and business contacts in Europe and Russia. These contacts has allowed me to share with you an elaborate tour full of details and rich in culture including the arts, theatre and concert performances. St. Petersburg - Boutique Hotel “Happy Pushkin I chose a small boutique-hotel “Happy Pushkin” on the banks of the Neva. This is not just a name. This old mansion has the first apartment where Alexander Pushkin and his beautiful wife Natalie stayed after their wedding. Thus, from the very first days we find ourselves in the heart of the historic past of my amazing city. We will spend seven nights in this unique hotel, where we will be received as the most honored guests. The hotel combines modern comfort and atmosphere of the Pushkin epoch. Every room has its own unique charm with all the amenities necessary to make your stay very comfortable. Scandinavian Cruise Experience a 3 days/2 nights fairy tale like floating 5* star hotel on-board the luxurious Siljia Ferry, a 14deck ferry which will take us for a wonderful voyage on the Baltic Sea from Helsinki to Stockholm return. You will see wonderful sunrises and sunsets, fjords, bays and islands and a taste of Scandinavian life. The ferry/ship offers evening entertainment, casino, dance hall, karaoke, duty free shops and Scandinavian cuisine in restaurants and bars. Accommodations are in standard cabins with a window. Conclusion Throughout this entire unforgettable journey, we will be accompanied by licensed bilingual tour guides, art scholars, cultural studies specialists, and historians. In St. Petersburg as well as in Stockholm, I will show you places which usually are overlooked by normal standard excursion tours. 61


Day 7 – June 28 (Sat): HERMITAGE and the HERMITAGE TREASURE GALLERY. Buffet Breakfast – After breakfast visit the world renowned Hermitage and the Hermitage Treasure Gallery. There is no greater attraction in this city than a visit to the Hermitage. It is a collection of paintings spans all eras and is particularly well known for its French Impressionist and modern Art. A guided tour of the Museum’s Halls. Lunch at the museum café. Evening – Opera Performance at the Mariinsky II (not included) or free time. (B, L)

ITINERARY – JUNE 22 – JULY 03, 2014 Day 1 – June 22 (Sun) Depart Toronto for Helsinki (Finland). Overnight Flight with Finnair Airlines

your return journey to Helsinki. Enjoy the scenery with its many small islands, fjords and breath taking view. (B, L)

Day 2 – June 23 (Mon): HELSINKI Arrive Helsinki – Meet your tour guide at the airport and transfer to your 4* star hotel. The rest of the day is at your leisure. (D)

Day 5 – June 26 (Thu): SAINT-PETERSBURG Buffet Breakfast - After breakfast enjoy some free time for last minute shopping in Helsinki. Afternoon - Transfer to the train station for your high speed train service to St. Petersburg, Russia. The journey takes approximately 3.5 hours. Arrive early evening and transfer to your 4* star hotel “Happy Pushkin” located in the historical centre of St. Petersburg. Welcome Dinner - Russian cuisine style with wine. (B, D)

Day 3 – June 24 (Tue): SIGHTSEEING TOUR OF HELSINKI Buffet Breakfast - Sightseeing Tour of Helsinki historic and contemporary districts. The Historical Centre & Diplomatic Centre, Senate Square, President Palace, City Hall, Parliament Buildings, Sibellus Monument and the Church-in-the-Rock. Late Afternoon - Transfer to the pier to board the luxurious Siljia Ferry to Stockholm for your 3 days/2 nights cruise. (B, L) Day 4 – June 25 (Wed): ONE DAY at the STOCKHOLM Buffet Breakfast – Sightseeing Tour of Stockholm – The Royal Palace, Parliament Buildings, City Hall (where the Nobel Prize Banquet is held each year), Island of Djurgarden and the old Town with its narrow cobbled street and numerous antique shops and the Wasa Museum. Late Afternoon - Transfer to the pier for 62

Day 6 - June 27 (Fri): SIGHTSEEING TOUR OF ST. PETERSBURG. ST. ISAAC CATHEDRAL. RUSSIAN BALLET Buffet Breakfast. – Sightseeing Tour of St. Petersburg. Enjoy a panoramic sightseeing tour of St Petersburg, the second largest city in Russia and one of the most beautiful cities in the world. Visit St. Isaac Cathedral, the biggest Orthodox Church in the world. Visit Peter and Paul Fortress where St. Petersburg was born. Lunch - Russian style. Evening - Ballet performance at the world famous Mariinsky Theatre (not included). (B, L)

Day 8 – June 29 (Sun): CZARIST VILLAGE. AMBER ROOM. WHITE NIGHT FESTIVAL Buffet Breakfast – Today we travel through the countryside to the quaint village of Pushkin (Czarist Village) to see the vast shimmering blue and gold palace that was designed by Rastrelli for Catherine the Great. Marvel at the sumptuous interior, including the Amber Room. Lunch at a 19th century restaurant. Late Night (23:00 – 2:00am) Tonight we travel by coach to the St. Petersburg “White Night Festival” where people of all ages are gathered in the “Centre Square” enjoying social evening in the abundant outside bars, watching street entertainers or simply strolling along the various canals or embankments. At approximately 2:00am spectators gather at the river Neva’s embankment to watch the raising of the various drawbridges allowing huge barges and tankers access for passage. We will celebrate with a glass of champagne. (B, L) Day 9 – June 30 (Mon): A DAY DO YOU SPEND ON YOUR OWN Late Buffet Breakfast – Free time at leisure. Optional Tour - Russian Museum is a must for anyone interested in Russian Art and Culture. The museum was founded in 1895. Follow lunch take a tour of the museum-monument “Our Savior On the Blood”.


Cruise along the rivers and canals of “Venice of the North”. (B) Performance at the Saint-Petersburg State Chamber Music Theatre.This small, intimate mansion on Galernaya Street which belonged to Baron S. P. von Derviz at the turn of the 20th century has a rich musical and theatrical history (not included). Day 10 - July 01 (Tue): PETRODVORETS. CELEBRATING CANADA DAY IN ONE OF THE MOST FAMOUS PLACES IN THE WORLD. Buffet Breakfast - Imperial Splendor. Just outside the city is Petrodvorets, the elegant summer residences of the Russian Czar, built by Peter the Great on the shores of the Gulf of Finland.

The Grand Cascade, which flows beneath the palace, the largest assembly of fountains in the world. Lunch at an original Russian Restaurant founded in 1706, where you will experience traditional Russian cuisine. 21.00 - Dinner and Show: Night Show “Feel Yourself Russian” buffet style at the Nicholas Palace, opposite our hotel - A unique opportunity, for one evening, to feel the history and soul of Russia (not included). Walk along the banks of the Neva - for those who do not want to sleep. Remember Ladies and Gentlemen this is “WHITE NIGHTS” in St. Petersburg. (B, L) 63


EXPLORE RUSSIA WITH US IN A SPECIAL AND COMFORTABLE WAY!

Day 11 – July 02 (Wed): YUSUPOV PALACE. FAREWELL DINNER Buffet Breakfast – Visit the Yusupov Palace which reveals the life of aristocracy in Saint-Petersburg. One exposition enlightened us with one of the richest men in Russia, Price Yusupov. Another acquaint us with the secret apartment of his son, Felix, where on night of December 17, 1916, his highness with conspirators killed Rasputin. Lunch at the famous café “Schtolle” where you will enjoy a variety of baked pies according to old Russian tradition with a cup of broth. Evening – Farewell Dinner – Russian style. (B, L, D) Day 12 – July 03 (Thu): TORONTO Buffet Breakfast - Transfer to Airport for your flight to Toronto. Arrives the same day.

Info: Tour Director – SOPHIA DMITRIEVA-TOVMASSIAN, Publisher of The Arts, Culture and Tourism Russian-Canadian ST PETERSBURG Magazine 120 Shelborne Ave Suite 1014. Toronto, ON M6B 2M7 Phone: 1-416-782-0083 www.spbmagazine.ca е-mail: spbmagazine@gmail.com II TOURS Ltd. 5000 Dufferin Street Suite # 223. Toronto, ON M3H 5T5 Phone: 1-416-736-0937 Fax: 1-416-736-4260 www.torontotrip.com e-mail irinatour@bellnet.ca 64


Liability: We shall not be liable for any claims, losses, damages, costs, expenses, delays or loss of enjoyment of any nature or kind whatsoever, resulting from events beyond our or supplier’s reasonable control, including but not limited to acts of God, strikes, lockouts or other labour disputes or disruptions, wars, blockades, insurrections, riots, earthquakes, weather conditions, floods or acts or restrains imposed by government authorities. Operator’s Responsibility: II Tours Ltd. and/or its agents, act only as agents for the client in all matters pertaining to travel. They assume no responsibility nor liability in connection with the service of any train, vessel, carriage, aircraft, motor or other conveyances which may be used, either wholly or in part, in the performance of its duty to the passenger; neither will it be responsible for any act, error, or omission, or any injury, loss, accident, delay or irregularity which may be occasioned by reason of any defect in vehicle or through the neglect or default of any company or person engaged in conveying the passenger; or for any hotel proprietor, or hotel service, or for any other person engaged in carrying out the purpose for which tickets or coupons are issued. In the event that it becomes necessary or advisable for the comfort or well being of the passenger, or for any reason whatsoever, to alter the itinerary or arrangements, such alterations may be made without penalty to the operators. Additional expenses, if any, shall be borne by the passengers, conversely refund will be made to the passengers if any saving is effected thereby. The Airlines concerned are not to be held responsible for any act, omission, or event, during the time passengers are not on boards their planes or conveyance. The passenger contract in use by the Airlines concerned, when issued, shall constitute the sole contract between the Airlines and the purchaser of these tours and/or passenger. The right is reserved to withdraw any or all tours should conditions warrant, also to decline to accept or retain any passengers as members of the tours. II Tours Ltd. or agent can assume no responsibility for lost tickets or coupons. The validity of this brochure is from 01/01/2014 to 31/12/2014.

65


Canada

1 year - $50

6 months - $25

US and Europe

1 year - $85

6 months - $43

Name Address City

Province

Postal code

Country

E-mail

Phone

Date

Signature

To subscribe the order fill in the coupon and send it with the cheque to: ÂŤSt. Petersburg MagazineÂť 120 Shelborne Ave. Suite # 1014. Toronto, ON, M6B 2M7. 416 782-0083, spbmagazine@gmail.com

66


Give your 6-7 years old child a chance to dance for FREE in Group classes for a whole year! WITH WORLD RENOWNED TRAINERS Janna & Vladimir Chalkevitch

647-298-7876 I achancetodance@sympatico.ca


68

Spb#44 lr  

ST PETERSBURG Sep 2013

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you