Page 1

ансамбля, находилась на территории исконных владений одного! племен юэчжи8. Все перечисленные «загадки» перестанут казаться таковьщ если предположить, что таинственная «госпож а/старуха» Вэй I самом деле была юэчжиского и, к тому же, знатного происхад дения. Эта версия вполне соответствует геополитическим реали| того времени (бегство на восток Шаньси части разгромленных гу нами юэчжи) и объясняет необычное поведение и качества член( семейства Вэй-Хо: властную красоту его женщин (результат см шения китайских и сарматских кровей) и полководческие тала| ты мужчин. Следовательно, погребальный памятник Х о Цюйбщ мог воспроизводить усыпальницы вождей юэчжи, воспоминание которых, равно как и подлинные юэчжиские вещи, сохранялись) этом семейства. Тогда проясняется еще один вопрос, относящй ся к истории развития китайское культового изобразительного и кусства: почему, использовав саму по себе каменную погребальна скульптуру, оно сразу же отказалось и от воспроизведения перс нажей, предложенных изваяниями Хо Цюйбина, и от принципов I расположения. В I-II вв. в нем утвердился совершенно новый тя изображений — «химера» (бисе), представляющая собой фантаст ческое существо, производное от образа хищного зверя из семейст! кошачьих (но не льва, а, скорее, тигра или леопарда), с рогом | голове, длинной извивающейся бородой и птичьими крыльями^; отличие от погребения Хо Цюйбина, «химеры» с самого начала ра ставлялись попарно по бокам дороги, ведущей к центральному ду погребения или погребального комплекса, — так начала скл ваться знаменитая китайская «аллея духов», которая впоследс тоже превратилась в одну из органических принадлежностей г* ной погребальной обрядности.

Е. В . Рый

Д У Ш А ПО ПРИРОДЕ — ИУДЕЙКА «Хулиганское» и в чем-ето бездоказательное утверждение иудейской природе души является попыткой свести к одному 3i менателю иудаизм и христианство, и предполагает рассмотрен^ души в качестве антропологического объекта. 8Там же. С. 176.

100


\

Следует помнить, что заявление Тертуллиана явилось следстви­ ем определенного хода развития христианства. Х отя оно было дано И условиях полемики, оно д о сих пор является апологетическим деИи: юм христианства. Именно на его основе в дальнейшем происхо­ дило формирование антропологического, социального, апологети­ ческого учений Церкви. Различие в антропологическом учении о человеческой сущности Иедет к различиям в религиозных практиках. Христианство ставит I человека в центр системы координат, где основной осью является ! исртикаль. Именно с ней соотносится перспектива человеческого | существования. В этих условиях земная реальность является неакI- ту ильной. Этическое учение производит императив пренебрежения : бытовой повседневностью. Христианство в своем трихотомическом учении оставляет душу в одиночестве. Д у ш а — лишь посредник между телесностью человека и Богом. Все аскетические практики направлены на физиологию и предъявляют требования приоритета дисциплины тела. Иудаизм, напротив, включает повседневность в спиральное пространство. К бытовой повседневности предъявляет­ ся только одно требование — чистота. Отсутствие жестких аскети­ ческих практик объясняется жесткой интеллектуальной дисципли­ ной. В иудаизме легализация своего религиозного статуса происхо­ дит посредством усвоения огромного корпуса священных текстов, что требует не только мнемонических усилий, но и филологической Подготовки. Иудаизм тотально кодифицировал повседневность в ее бытовом плане. В этом можно убедиться, открыв любую книгу по иудаизму для начинающих, где на первых же страницах приводит­ ся перечень тридцати девяти «авот», рассуждения о запрете поли­ нять молодые растения в юбилейный год и прочая шокирующая ин­ формация. Христианство же упорядочило прежде всего духовную реальность. Одиночество души в ее оторванности от телесности и :к‘мной реальности мнимое: развитый институт коммуникативных посредников связывает душ у с Богом многоступенчатой иерархией и прямо-таки заключает ее в плен. Освященные артефакты, такие кик иконы, мощи, водные источники, богослужебные предметы, на­ конец, храмовые здания и символическим образом организованное пространство, постоянно демонстрируют присутствие Бога в зем­ ной реальности и бы товой повседневности. Иудаизм при разработанности посреднических ритуалов с жертмоприношениями (замененными впоследствии институтом молитны) на поздних этапах отказывается от опосредующ их элементов

101


в сакральной коммуникации. С разрушением Второго Храма и(л зает каста жрецов, иерархия; в качестве же сакрализованного | тефакта остается лишь Т о р а . В раввинистическом иудаизме изгнан даже Бог, о чем к р а сн о р е ч и в о свидетельствует талмуд] ская притча о двух сп орящ их рабби . В качестве доказательства aj ей правоты они призывают явления различных природных стих^ пока, наконец, один из р а б б и не апеллирует к Всевышнему, п; Того явить Свой глас с н еба . Голос раздается. Тогда второй р. возмущенно говорит Богу: « Т ы дал нам Тору! Зачем ты вмеш: ешься в наш спор?!» И згнав Б ога из земной реальности, иуд; сделал неактуальным д и с к у р с о смерти Бога. Т. о. сущность и; изма можно обозначить как безразличие к Богу, человеку окр; ющему миру. Здесь м ож н о го в о р и ть об иудейской духовной го] зоитали, продвижение по к о т о р о й совершается без существен: энергетических затрат и с т а т у с н ы х различий. Отсутствие иет хии, развитого института з е м н ы х и небесных посредников ypai вает всех иудеев перед л и ц о м Бога. К различиям также м о ж н о отнести степень свободы бого< ского творчества. Иудаизм в каж дом поколении отвечает на вЩ времени, предлагая разны е интерпретации как сакральной, тай( земной реальности. Х р и с т и а н с т в о же, особенно в его ортодоксй| ном течении, веками ж и в е т канонизированными мнениями кан| нибудь авторитетов. Вся интел л ектуал ьн ая деятельность сводш! к эксплуатированию д о гм а т и ч е ск о г о наследия и апеллирований^ прошлому, к истории, д о с т и ж е н и я м предков. Человек с христЩ ской базой, начинающий з н а к о м и т ь ся с иудаизмом, бывает шокй| ван пренебрежением к М о и се е в ы м заповедям. Современный для своего духовного соверш ен ствован и я не считает должным nd щать по субботам синагогу. П ризнается, что роль субботних со$| ний сведена к выполнению ком м уникативны х функций. Это npojj по степени освобождения р е л и ги о зн о го сознания, что доказывав) существующим ритуалом п ок ая н и я , но производимого раз в rcjj в режиме самостоятельной исповеди. -i Еще очень важная соц и ол оги ч еск а я и культурная пробл*| каким образом д ости гается интеграция в религиозное сообщеа людей с разными интеллектуальны м и потребностями? И удя предъявляет к адептам е д и н ы й образовательный ценз: чтение гтл ^ желательно, на языке о р и ги н а л а . I .o . происходит интеллектуй( ная нивелировка членов о б щ и н ы . Различие происходит по стей) владения материалом. 1

102


Христианство же, как можно судить на примере восточного на­ правления, не ставит вопроса о необходимости для религиозного че­ ловека быть интеллигентом, и необязательности для интеллигента быть религиозным человеком. Вопрос о религиозной принадлежности души в иудаизме не ста­ милея прямо, но в иудаизме сущ ествует понятие праведников мира, т. с. людей, морально соответствую щ их этическому учению иудаиз­ ма, но не являющихся иудеями. В иудаизме существует практика усыновления» иудаизму путем соблюдения семи заповедей, так наи.шаемых «ноевых». Развитое иудейское учение в его раввинистической форме содержит разработанный кодекс заповедей, которые делятся па позитивные и негативные количеством 613. Неевреям предписано лишь шесть негативных заповедей и одна позитивная. Исследователь иудаизма И. Телушкин в своей книге приводит правила соотношения между неевреями и еврейским этическим учением. Это семь правил Ноя: 1. Не отвергай Б-га 2. Не богохульствуй 3. Не убивай 4. Не совершай инцеста, не блуди с животными, лицами своего пола, не прелюбодействуй 5. Не укради 6. Не ешь мяса, отрезанного от ж ивого ж ивотного 7. Создай суд для обеспечения выполнений шести предыдущих правил [Сенгедрин, 56а] И далее Телушкин пишет: «Иудаизм считает каждого нееврея, который им следует, праведным человеком, которому обеспечено место в грядущем мире. Рамбам считал, что неевреи могут счи­ таться праведными лишь, если они верят в Б-жественное проис­ хождение этих предписаний, но это, по-видимому, его личная точка ■фения, а не предписание Т алм уда... Главная разница между пра­ вилами Ноаха и законами Торы в том, что Тора предписывает сотпи позитивных действий. Например, неевреям запрещено красть, по они не обязаны давать милостыню бедным, как евреи. Так как еврейское право предъявляет меньше требований к неевреям, многие мудрецы колебались в вопросе обращения неевреев в более ж есткую религиозную систему Торы, считая, что луч­ ше быть праведными неевреями, чем неправедными евреями. Семь правил Ноаха образую т стандарт, по которому евреи судят о мора­ ли нееврейского общ ества».

103


Иудаизм в своих императивах чистоты, святости и отделенно! чистого от нечистого подразумевает существование всего унивец ма в горизонтальном плане: в этом смысле по отношению к нееа ям считается необходимым применение особой стратегии, k o t o j бы отводила им определенное место в иудейской системе коор* нат. Горизонтализм сакральности позволяет иудаизму быть ии грированным во все значимые сферы, приспособляться в услов| любой реальности. Такая стратегия была задана Вавилонским ii ном, когда в условиях отсутствия храма, имевшего существовал благодаря императиву монолатрии, был введен институт моли*! в качестве замены жертвоприношений. Пафос возливаемой nej божеством крови или воскурясмых благовоний сменился пафоо вербализации определенных коммуникативных форм. < Горизонтальная и вертикальная системы координат по-разгк) соотносят человека с Богом. Горизонтализм иудаизма не персов финицирует Бога в образе коммуникативных посредников или* крализованных артефактов. В бытовой повседневности для евр Бога символизирует Тора, изучение которой маркирует устремл ность души к Богу. Отсутствие священных артефактов исклюй ет ритуализм религии и феномены ритуалистических проступи! Иудею в качестве декларирования своей религиозности достаток чтения молитв дома. Для многих современных израильтян но| ние кипы куда более обязательно, нежели посещение синагог! ) субботу. Иудаизм, не актуализируя приоритета души над телом, экеш цитно подразумевает целостность человеческой природы, освящ ной иудейским религиозным учением. <( Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, чтЧ различных религиозных учениях по-разному определяется поня* души, а также целостное состояние всей человеческой природы^ всех контекстах (материальном, духовном, социальном, интелл^ туальном и т. д.). Вследствие того, что христианская антрополо| подразумевает автономное существование духа, души и тела, с п оритетным вниманием именно к духовной стороне, представляем ясным расщепленное состояние человеческого естества при дек; рировании индивидом своей принадлежности к христианству, % тому учению, которое обуславливает природу души прежде во| социальным контекстом, что не очевидно при более внимательй 1 и углубленном исследовании. Иудаизм и христианство идут к цели разными путями: иудая

104

]


подчеркивает позитивную роль обустроенной бытовой повседневно­ сти для человеческой личности как потенциальной собеседницы Бо­ га, христианство отрицает роль земного ради душевной жизни, чет­ ко при этом разграничивая земное-небесное в противоположность иудейскому разделению: сакральное-профанное и чистое-не чистое. Состояние чистоты (без акцентуации на трихотомическом делении человеческой природы) соединяет в себе векторы этических и эс­ тетических усилий (императивов). Чистым необходимо быть для того, чтобы не осквернить ни Бога, ни ближнего. Именно в этом смысле можно трактовать заповедь («Возлюби ближнего своего как самого себя»). Требование прежде всего ритуальной чистоты — это п есть тотальное состояние святости всего еврейского сообщества. Христианская многоступенчатая иерархия святости подразумевает разные степени состояния святости, разную степень приближенно­ сти к Богу. Христианство заявляет об антропологической универсальности человечества. Иудаизм использует иной ход: он объединяет людей но этическому принципу — следованию моральным императивам. И лишь на современном этапе экуменистическое движение от­ крывает истину, что Бог содержится в каждом из людей, т. е. в каждой душе, или не содержится, если у человека нет идеи верхов­ ного существа.

105

Е.Рыйгас Душа по природе иудейка  

Первые торчиновские чтения

Advertisement