Page 1

Полигон [интервенции раскрытия] От национальной трагедии до национальной гордости

Андрей Черных


5


“Национальный Ядерный Институт Казахстана выпустил детальный план по очистке Семипалатинского Ядерного Испытательного Полигона (СИЯП), разделив его на части, каждая из которых имеет свои собственные проблемы. План проведения исследований всего участка будет завершен к 2022 году с 80% полигона, открытого для экономической разработки. Осознавая эту реальность, данный дипломный проект опровергает стандартные рекультивационные подходы к загрязненным участкам. Наоборот, это возможность адресовать вопросы идентичности, материального состава и отношению людей к полигону, устанавливая более значимые отношения между людьми и их местом жительства.” Все фото, изображения и рисунки принадлежат Андрею Черных, если не указано иное.

6


“Мы родом из природы, и мы должны понять, что это значит, потому что мы связаны с ней и мы являемся её частью. И если мы уничтожим природу, мы уничтожим себя” - Эдвард Буртынский

>

7

Рис. 01. Детонация первой советской ядерной бомбы RDS-1 (Joe 1).


8


ПРОЛОГ Один из самых уникальных и разрушительных методов деградации окружающей среды в последние годы приписывается к испытаниям ядерного оружия. Более 2000 ядерных бомб различных величин разрушения были протестированы вокруг мира между 1945ым годом и нынешним днем. Из них есть вариации от экологических и социальных деградаций до полного уничтожения или фрагментации живых существ. В отличие от места, которое загрязнено видимым загрязняющим веществом, как, например, нефть, радиация невидима и без специального оборудования не может быть обнаружена на ландшафте

Крайне важно, чтобы мы использовали инновационные стратегии восстановления, которые создают устойчивую экологию и ликвидацию стигмы, связанной с местным населением. Так же важно, что полигон дает возможность переобразить ядерную реабилитацию не как восстановление каких-то абстрактных экологических процессов, а, скорее, перераспределение множества распоряжений, которые представляют новые связи между всеми животными, людьми и ландшафтом.

В качестве продукта ядерного взрыва некоторые из частиц радиоактивного деления имеют период полураспада, который измеряется тысячами, а иногда даже миллионами лет, и любое длительное воздействие на них, вероятно, вызовет рак или другие болезни для множества будущих поколений. Перед лицом меняющегося климата и ускоренной миграции существ последующие ядерные ландшафты представляют собой уникальные задачи, которые относятся к экологии, жилью и экономическому развитию в регионе. Любой, кто живет рядом с такими местами, неосознанно подвержен риску для здоровья, связанным с уровнями излучения выше нормы. .

9


^

Рис. 02. Кратер, созданный в результате ядерных испытаний на Семипалатинском ядерном полигоне.

10


ЗАЯВЛЕНИЕ

v

Окутанные тайной, в погоне по выражению власти, ядерные испытательные площадки советской эпохи были использованы для проведения колоссальных актов разрушения окружающей среды. Не далеко от испытательных площадок часто находилось городское поселение. Существующие населенные пункты были дополнительно развиты или иногда полностью сфабрикованы, опираясь преимущественно на военные операции как средство экономического развития. Государственная пропаганда убедила советских граждан в том, что ядерные испытания являются достойными инвестициями, что делает их страну сильнее в случае ядерной войны.

Государственная пропаганда убедила советских граждан в том, что ядерные испытания являются достойными инвестициями, что делает их страну сильнее в случае ядерной войны. Быстрая демилитаризация этих площадок в результате распада Советского Союза нанесла значительный удар по сельскому населению, которое продолжало жить в этих районах без экономического механизма или плана для будущего развития. Сегодня эти места можно найти в значительной степени пренебрежения различными масштабами загрязнения, отсутствием присмотра и стигмы. Несмотря на это, они превратились в важные реликвии ушедшей эпохи, привлекая особый вид туризма.

11

Рис. 03. Семипалатинский ядерный испытательный полигон в 1989 году


v

Рис. 04. Заброшенный отель в городе Курчатов.

Восстановление участков в этой новой реальности начинается с предположения, что экологические часы не могут быть возвращены к более раннему времени. Уровни загрязнения часто сохраняются тысячелетиями, делая ландшафт измененным навсегда. Без соответственных рамок условий защиты существует значительный риск для жителей, которые используют землю в таких целях, как сельское хозяйство, скотоводство, добычи ресурсов и отдыха.

В нынешней эпохе ускоренной миграции ландшафта - процесс, с помощью которого окружающая среда меняется и перевоплощается в результате воздействия человеческой цивилизации, места, затронутые ядерными осадками, фундаментально меняют наши понятия по проживанию, чувствам и экологии; устанавливая новую реальность.

12


v

Оставшаяся инфраструктура полигона рассказывает свою историю и предствляет спорное наследие испытаний ядерного оружия. Таким образом, это дает возможность для новых идей развития этого участка с целью устранения стигмы и превращения области в катализатор для сохранения исторического наследия, экологической реабилитации и новых тенденций обустраивания. Это уникальная возможность подтвердить теорию ландшафтного архитектора Джеймса Корнера, что ландшафт является не как terra firma, а terra fluxus. То есть, природа как и мы всегда меняется, и когда мы занимаемся дизайном ландшафта, мы должны работать с этими изменениями и предвидеть их.

Рис. 05. Чтение фонового излучения на одной из площадок ядерного полигона.

Цитируя эколога и градостроителя Нина-Мари Листер, это также является шансом установить более “строгое применение экологических процессов в материальных, социальных, пространственных и политических параметрах ландшафта.v” Благодаря внедрению инновационных технологий реабилитации, а также сохранению и курированию исторических памятников, этот дипломный проект представляет возможность испытать подход, который более целостен не только с точки зрения окружающей среды, но и с этической точки зрения.

13


v

Из-за долговременного присутствия ядерного загрязнения полигон требует поэтапного подхода, который фокусируется на будущих поколениях с использованием особого стиля, основанного на особом сценарии. Диссертация рассмотрит гораздо более общие факторы, которые, без сомнения, повлияют на полигон в будущем, такие как изменение климата, экспоненциальный рост населения и экономическое давление на развитие, что еще более усложняет наши отношения с этими местами.

Рис. 06. Юрий Стрильчук возглавляет команду журналистов на Опытном поле.

Наши подходы к таким потускневшим и маргинальным ландшафтам в долгосрочной перспективе являются одной из важнейших задач нашего времени.

14


ИСТОРИЯ СОВЕТСКОЙ ЯДЕРНОЙ ПРОГРАММЫ.

v

15

Рис. 07 История Советской Ядерной Программы


16


17


18


земля и вода, свет и погода, облачные промежутки, ветер, море травы, ручей и река озеро и поля, поля, пастбища, холмы море травы. возвышенный ... неизмеримый .... ... неровный

- Гюнтер Вогт Миниатюра и панорама. 2010

19


^

20

Рис. 08. Поход по ядерному кратеру.


КАЗАХСТАН

v

Площадь: 2 724 900 кв. Км (9-я по величине страна) Население: 17,04 млн. Человек (2013 год) Столица: Астана Валюта: тенге Официальные языки: казахский, русский Промышленность: нефть, газ, уголь, железная руда, марганец, хромит, свинец, цинк, медь, титан Сельское хозяйство: пшеница, хлопок, домашний скот. Казахстан является страной, не имеющей выхода к морю, с более 130 этническими группами.

21

Рис. 09. Казахстан и соседние страны. Рис. 10. Казахстанский флаг


v

Казахстан расположен в Палеарктической экозоне. Он имеет весьма разнообразные ландшафтные типы от полу-полупустынь до высоких гор Тянь-Шаня на юге, часть Гималаев. Погодные условия на ядерном полигоне отличаются сильным контрастом: от температуры до + 40 ° C летом и -45 ° C зимой. Этот участок является частью экорегиона мелкосопочников и предгорьев, а также луговых и кустарниковых степей.

22

Рис. 11. Семипалатинский ядерный испытательный полигон и экорегион луговых и кустарниковых степей


СЕМИПАЛАТИНСКИЙ ЯДЕРНЫЙ ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ ПОЛИГОН

>

Рис. 12. Сравнение размеров.

v

Рис. 13. Ключевые области тестирования ядерного оружия

Курчатов “9” “8” “4a” “4”

“Опытное поле ”

“Балапан”

“Сары-Узень”

“Дегелен”

“Актан Бырлык” “Tелькем”

23


Общий район Торонто Семипалатинский Штат Нью-Джерси 7,124 кв. Км ядерный испытательный 22 608 кв. Км полигон 18,000 кв. Км

24

Бельгия 30 528 кв. Км


область тестирования тогда…

^

Рис. 14. Опытное поле после теста Joe-1.

область тестирования сегодня...

25


v

26

Рис. 15. Опытное поле, вид на юг от эпицентра


АТОМНАЯ СТОЛИЦА В бывшем Советском Союзе было назначено три ядерных испытательных полигона, на которых проводили ядерные испытания и моделирования ядерной войны - архипелаг Новая Земля, Тоцкое поле и Семипалатинский ядерный полигон. Однако они испытали лишь несколько экспериментов по сравнению с СИЯП, расположенным в нынешнем независимом Казахстане. Площадью в 18 000 кв. Км, ранее он был заповедником, и был выбран в 1947 году, чтобы быстро превратиться в военную испытательную базу по новейшим технологиям (Lukashenko, 3). Считалось, что вся область была необитаемой при первоначальном рассмотре, однако близко к зоне тестирования находились тысячи людей. Был построен специальный город; под кодовым названием Семипалатинск - 21, он был выбран частично из-за его изоляции и первоначально не был показан ни на одной карте. По мере начала испытаний было собрано до 50 000 человек, живущих в городе, большинство из них ученые, военнослужащие и рабочие, которые непосредственно участвовали в экспериментах.

Большинство людей выехало из города из-за развала экономики, созданной полигоном, оставив его с населением около 10 000 человек. В настоящее время наблюдается небольшое увеличение численности населения за счет работы в области исследований по ядерной энергетике; однако треть города остается заброшенной, в некоторых случаях даже в руинах, что вызвано сбором металлолома. Сложные условия на ядерном полигоне, мрачное наследие и отсутствие рамок регулирования способствуют депрессивному и стигматизированному городу, жители которого подвергаются негативным стереотипам. (Kassenova, 2009). Крепкие исторические, а также идеологические связи с Курчатовым превращают СИЯП в почти ветку города, создавая четкую и своеобразную идентичность для региона. Поэтому существует возможность для СИЯП стать катализатором будущего развития Курчатова. Текущая радиологическая оценка полигона и устойчивый рост атомного и экологического туризма ставит участок в интересные условия. Общемировой интерес к ядерным объектам представляет СИЯП колоссальную возможность, где он может быть награжден особым статусом объекта наследия ЮНЕСКО как уникальный национальный парк.

После распада Советского Союза новый президент независимого Казахстана Нурсултан Назарбаев отдал распоряжение о закрытии испытательного полигона. Семипалатинск - 21 был переименован в Курчатов после изобретателя первой ядерной бомбы - Игоря Курчатова.

27


^

28

Рис. 16-21. Город Курчатов.


ЗА ГРАНИЦАМИ КУРЧАТОВА В СИЯП есть три основные зоны тестирования, предназначенные для различных типов ядерных испытаний. Они выделяются в качестве ориентиров в иначе обширной луговой степи. Так как их уникальные физические характеристики, обширные ядерные испытания и значительные уровни радиоактивного загрязнения, доказавшие свои отрицательные эффекты на здоровье любого посетителя в этом районе, важно более внимательно изучить эти места в качестве потенциальных оснований для реализации необходимых вмешательств, которые в течение долгого времени укрепят их экологию и эволюцию, включая их влияние на окружающие городские и сельские населения. Основные проблемы: - незаконная промышленная / коммерческая деятельность - беззначное коренное население - приступы рака в 1,5 раза выше среднего по стране >

- страх / беспокойство

Рис. 22. Житель деревни несет воду Рис. 23. Металлодобыватели.

- отсутствие адекватных правил регулирования

Рис. 24. Медсестра кормит ребенка, родившегося с деформациями.

- большие площади невидимого радиоактивного загрязнения

Рис. 25. Женщины из деревни Коян тушат степной огонь.

- частые пастбищные пожары

Рис. 26. Дети из деревни Коян играют в футбол. Рис. 27. Лошади свободно пасутся.

31


22

23

24

25

26

27

32


33


34


КЛИМАТ В зимние периоды наблюдаются сибирские антициклоны, которые создают суровые зимние условия. (Lukashenko, 14) Ветры поступают преимущественно с юго-запада (38,4%) и на юг (16,3%). (Lukashenko, 14) Часто возникают контрастные условия с отсутствием ветра. В летнем сезоне появляются резкие перемены северо-западных ветров на 27,4%, западных ветров на 16,8% и северных ветров на 14,9%. (Lukashenko, 15) Сильные ветры обычно наблюдаются весной (апрель, май) и осенью (сентябрь, ноябрь) (Lukashenko, 15). При непрерывных и сильных ветрах пылевые бури наблюдаются со скоростями, достигая 20-30 м / с. Пылевые частицы намного легче поднять с неровных поверхностей с плохим растительным покровом, что характерно для засушливых и полузасушливых районов полигона. Массовый выпас скота, транспортные движения и обитания являются основными источниками плохого растительного покрова. В районе было зафиксировано 5 пыльных бурь в среднем в год (Lukashenko, 16).

>5 км / ч

^

35

>12 км / ч

>19 км / ч

>28 км / ч

>38 км / ч

>50 км / ч

Рис. 28. Курчатовская ветряная схема.


Атомный турист Cельский житель

Шахтер

июль

авг.

сент.

Домашний скот

окт.

ноя.

янв.

Дек.

Уровень осадков в районе низкий из-за континентального климата с обычно низким уровнем влажности. Среднеазиатский пустынный экорегион вносит значительный вклад в сухие условия полигона. Из-за теплых температур летом наблюдается высокий уровень испарения, который предотвращает впитывания достаточного количества воды в почву. (Lukashenko, 17)

^

36

фев.

Март

апр.

май

Рис. 29. Диаграмма климата на СИЯП, основные жители и их деятельность в течение года.

июнь


37


38


v

РАСТИТЕЛЬНЫЙ ПОКРОВ

Рис. 30. Типчаково-тырсиковая степь Рис. 31. Караганово-дерновиннозлаковая степь на равнине. Рис. 32. Чаша ядерного кратера с сорняковыми видами, такими как Phragmites australis

39


v

Рис. 33. Петрофиты на высоком мелкосопочнике.

v Рис. 36. Фрагменты лесного типа растительности с Pinus sylvestris на Дегелене

Рис. 34 Холоднополынная с дерновинными злаками предгорная степь

Рис. 37. Луговая растительность в пойме ручья горного массива Дегелен

Рис. 35. Кустарниково-дерновиннозлаковая степь на высоком мелкосопочнике

Рис. 38. Поташниково-соранговое сообщество на солончаке луговом.

40


Виды растений

v

Рис. 39. Виды растений, найденные на СИЯП

Stipa capillata

Festuca valensiaca

Artemisia frigida

Caragana pumila

Helictotrichon desertorum

Stipa sareptana

Artemisia gracilescens

Stipa lessingiana

Artemisia marschalliana

41


v

Рис. 40. Виды растений, найденные на СИЯП

Spiraea hypericifolia

Rosa spinosissima

Cotoneaster oliganthus

Lonicera microphylla

Pentaphylloides parvifolia

Berberis sibirica

Ribes saxatile

Juniperus sabina

Juniperus sibirica

42


v

Рис. 41. Виды растений, найденные на СИЯП

Atraphaxis frutescens

Convolvulus fruticosus

Rosa majalis

Rosa glabrifolia

Padus avium

Lonicera tatarica

Ribes nigrum

Rubus idaeus

Salix cinerea

43


v

Рис. 42. Виды растений, найденные на СИЯП

Salix cinerea

Salix rosmarinifolia

Phragmites australis

Typha angustifolia

Bolboschoenus planiculmis

Carex omskiana

Calamagrostis epigejos

Elytrigia repens

Bromopsis inermis

44


v

Рис. 43. Виды растений, найденные на СИЯП

Glycyrrhiza uralensis

Leymus angustus

Poa angustifolia

Puccinellia dolicholepis

Hordeum brevisubulatum

Ziziphora clinopodioides

Veronica incana

Carex pediformis

Thymus serphyllum

45


v

Рис. 44. Виды растений, найденные на СИЯП

Thalictrum foetidium

Bupleurum aureum

Chamaerhodos erecta

Fragaria viridis

Dianthus acicularis

Veronica Spuria

Agropyron cristatum

Spiraea trilobata

Populus tremula

46


СТЕПЕНЬ ЗАГРЯЗНЕНИЯ

>

Несколько ранних тестов, проведенных на Опытном Поле, оставили следы загрязнения, которые были перенесены ветром, за пределы полигона. Те начальные испытания, проведенные 29.08.1949 (юго-восточный след) и 24.09.1951 (южный след), оставили следы осадков, которые простираются не менее в 100 км (Moshkov, 99). Загрязнение почвы в этих районах достигает глубины около 10-20 см. Доминирующими загрязняющими веществами являются 90-Sr, 241-Am, 137-Cs и 239-Pu (Lukashenko, 17). Обследование территории показывает, что движение грунтовых вод в северо-восточном направлении в конечном итоге сливается в реку Иртыш. Среди вышеупомянутых радиоактивных изотопов, обнаруженных в подземных водах,Тритий 3-H, радиоактивный изотоп водорода вызывает серьезную угрозу. В различных ручьях и струях, которые находятся на расстоянии более 10 км от места проведения испытаний, загрязнение тритием значительно превышает допустимые уровни пития (Lukashenko, 19). Многочисленные поселки на карте находятся близко к бывшей испытательной площадке, большинство из которых неосознанно подвергаются радиации, обнаруженной в почве, в растениях и в воде.

47

Рис. 45. Существующие условия на Семипалатинском полигоне


48


ПАСТБИЩЕ ДОМАШНЕГО СКОТА

>

В регионе наблюдается потеря ценных кормовых трав из-за нерегулярного выпаса пастбищ вблизи населенных пунктов. Луга заросли сорниковыми видами растений, создавая несъедобные пастбища. 82% крупного рогатого скота сосредоточено вокруг мелких землевладельцев и только 18% - в хозяйствах (Rachkovskaya, 134). В связи к экономическим факторам землевладельцы в небольших поселениях обычно пасут свой скот на расстоянии не более 5 км от поселка (Rachkovskaya, 134). После посещения полигона стало очевидным, что из-за легкодоступных транспортных средств и технологий исчезает то, что осталось от кочевого образа жизни. Удобство наличия автомобиля или мотоцикла из-за дешевой цены на газ и небольшое расстояние до близлежащей бензоколонки сделали поселения постоянными. На полигоне, однако, небольшие поселения по-прежнему связаны с выпасом скота на большие дистанции, где опасные зоны не обозначены вывесками или предупреждениями. Это становится проблемой, когда некоторые животные теряются или когда пастухи ездят в поисках свежего корма, чтобы высушить на запас в зимние месяцы.

51

Рис. 46. Расстояния выпаса скота на СИЯП.


Вечнозеленый лес

Дорога

5 км диаметр для выпаса скота

52

Поселок


РАДИОНУКЛИДЫ НА ПОЛИГОНЕ И ИХ ПЕРИОД ПОЛУРАСПАДА

Альфа

v

Рис. 47. Типы ионизирующего излучения Рис. 48. Радионуклиды, присутствующие в Семипалатинске

Алюминий

Бета Гамма, рентген Нейтроны

55

Свинец

Бетон


v

Радионуклиды проходят в почву на глубину 5-15 см. Растения впитывают загрязняющие вещества

Рис. 49. Воздействие радионуклидов на пищевую систему.

Скот потребляет эти растения

Местные жители потребляют молоко и мясо домашнего скота

56

После потребления радионуклиды похожи на крошечные солнца, проникающие в наши тела, они разрушают ДНК и заставляют клетки мутировать, приводя к разнообразию раковых заболеваний

Из-за длительного периода полураспада они передаются через поколения. Каждый человек имеет разные симптомы


57


58


КОЛИЧЕСТВО ИСПЫТАНИЙ НА ТЕРИТОРИИ

v

Рис. 50. Типы испытаний, проведенных на территории полигона

29% в скважинах

19% атмосферных

7% на поверхности 45% в штольнях

На поверхности (30)

В воздухе (86)

1951

1949

0

59

10

50km

Подземные (209)


ГОРОДА И ПРОЧИЕ НАСЕЛЛЕННЫЕ ПУНКТЫ

v

Рис. 51. Населенные пункты

Основные городские районы (10 000+) Большие деревни (2000-5000) Пастбищные участки / поселения

60


ПАСТБИЩА

v

Рис. 52. Распределение съедобных растений для скота на полигоне.

8% лошадей

81% овец

0

Agropyron cristatum

Festuca valesiaca

Artemisia frigada

63

10

50km

Stippa capilatta

10.9% коров


ИНФРАСТРУКТУРА И ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

v

Рис. 53. Промышленные зоны на полигоне

Ядерные реакторы

Активные участки экстракции минеральных ресурсов

Потенциальные депозитные площадки ресурсов Сельскохозяйственные угодья (животноводство) Асфальтированные дороги

0

64

10

50km


65


66


4 УЧАСТКА = 4 ОБОЗНАЧЕНИЯ

v

Креативный подход заключается в том, чтобы максимально использовать существующую инфраструктуру и строить идеи на основе богатой истории полигона. Философия американского художественного периода land art (земное искусство) во времена 1960х годов, включая работы Майкла Хайзера и Роберта Смитсона, повлияла на дизайн и масштаб объектов обозначения, которые будут реализованы в четырех ключевых областях полигона. Каждая область имеет значительную историю ядерных испытаний и ассоциированные истории народа к ней. Они часто являются прямым источником радиоактивного загрязнения, которое по большей части неадекватно обозначено или не регулируется (Гора Дегелен является исключением, поскольку она была закрыта в 2012 году с соблюдением строгих мер охраны).

Рис 54. Четыре предложенных участка с целью установки дизайн-интервенций

Созданные области станут сетью ключевых пунктов назначения, которые безопасны для обозрения и изучения, в свою очередь, демистифицируя и устраняя стигму на полигоне. Объекты помогут создать новый портрет полигона как национальный парк, который балансирует индустриальную и коммерческую деятельность с эко-туризмом. Существует надежда, что полигон будет развиваться, и это будет экономическим стимулом для местных деревень, а также города Курчатова.

Гора Дегелен используется в качестве прецедента для других районов, которые наверняка к сожалению будут следовать одним и тем же старым примером закрытия без учета экологии, исторического наследия и проявления туристического интереса. Цель состоит в том, чтобы сделать радиоактивное загрязнение видимым с помощью экологии и инфраструктуры. Каждая область будет четко обозначена через строительство новой инфраструктуры или тактичное использование старой. Однако объекты будут одного языка дизайна и сделаны из одного материала.

67


68


ГО РА


ИСТОРИЯ И ТЕКУЩИE УСЛОВИЯ Горы Дегелен расположены в южной части полигона, что делает их единственным значительным горным массивом в СИЯП. Именно там Советский Союз проводил большинство своих подземных взрывов с 1963 года, пока участок не был закрыт. Площадь участка составляет 350 кв. Км, и основной причиной его создания было подписание Договора о Частичном Запрещении Ядерных Испытаний (Lukashenko, 49). Большинство испытаний были малых или средних по размеру ядерных взрывов. Штольни составляли от 140 до 1600 м длинной (Lukashenko, 49)

После распада Советского Союза ученые и военнослужащие эвакуировали эту площадку. Они покинули штольни и скважины, заполненные остатками плутония, которые, если изъять, будут достаточным количеством для террористов, чтобы построить десятки ядерных бомб. В период с 1992 по 2012 год сборщики утиля попали на пару метров от неохраняемых радиоактивных отходов. Большинство из сборщиков - это местные жители, которые когда-то работали для строительства штолен на участке горы Дегелен. Они использовали специальное оборудование (экскаваторы) для извлечения всего ценного, включая медь из электропроводки и рельсы, которые когда-то использовались для транспортировки ядерных устройств глубоко под гору. Демонтаж испытательной площадки стал большой проблемой в 1990-х годах частично из-за новых местных чиновников. В сильной потребности стимулировать местную экономику, они стали раздавать региональные лицензии на добычу цветных металлов без предупреждения о загрязненных зонах в этом районе. Некоторые сборщики имели при себе огнестрельное оружие. В последующие месяцы слухи о радиоактивной меди появились на рынках металла в соседнем Китае. (Harrell & Hoffman, 5)

Когда ядерные колбы были взорваны внутри, был нанесен значительный уровень повреждения горной структуры. В некоторых случаях достаточно мощный взрыв прорывался к поверхности горы, загрязняя трещинные воды и атмосферу. Из отдельных штолен при проведении испытаний происходили выбросы в атмосферу и на дневную поверхность продуктов ядерного распада, образовавших зону локального радиоактивного загрязнения (Lukashenko, 51). Основное беспокойство в том, что загрязненные грунтовые воды, перемешиваясь с временными и постоянными водотоками, выносятся за пределы горного массива. (Lukashenko, 51)

73


^

74

Рис. 55. Концентрация трития в растительности вокруг горы Дегелен.


v

Рис. 56. Вход в штольню до закрытия. Рис. 57. Вход в штольню после закрытия. Рис. 58. Памятник в честь обезвреживания горы Дегелен.

Площадка Дегелен была обезврежена в 2012 году после 17-летней миссии, где Россия, Казахстан и США сотрудничали, чтобы закопать все штольни, где было оставлено 200 кг ядерного материала. Туннели были заполнены бетоном. На площадке был установлен памятник с надписями на русском, казахском и английском языках: “1996-2012. Мир стал безопаснее” (Harrell & Hoffman, 1). Было ясно, что ядерное загрязнение было сосредоточено в водотоках внутри самих штолен. Однако исследования показали, что существует загрязнение и за пределами участка. Видимые ручьи во время периода повышенных осадков несут загрязняющие вещества, которые теперь впитались в почву и растения. Передвижение трития и других радионуклидов происходит в основном за счет грунтовых вод (Lukashenko, 64). Доминирующим загрязнителем в потоках гор Дегелен является тритий, представляющий собой радиоактивный изотоп водорода. Как только он выпускается в окружающую среду, его невозможно вычистить. Тритий имеет возможность проникать в тело через дыхание, питье воды или впитывание в кожу (Straume). Исследования показали, что низкая доза трития может привести к гибели клеток больше высокой дозы. Типичными последствиями для здоровья являются рак, генетические дефекты, аномалии развития и репродуктивные дефекты.

75


v

Рис. 59. Внутри одной из штолен. Рис. 60. Рисунок штольни после испытания ядерного устройства.

76


77


78


МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ РУЧЕЙ И ШТОЛЕН

v

Штольни Штольни с водотоком Ручьи Подземные ручьи Граница испытательной площадки

79

Рис. 61. Карта горного массива Дегелен с водотоками и штольнями


Поскольку штольни различаются по глубине, некоторые из них имеют ручей рядом. Испытания создают взрыв внутри земли в результате чего любые подземные потоки воды загрязняются. Вода содержащая загрязняющие вещества уносит их дальше границы участка. Радионуклиды были обнаружены в прибрежной растительности и почве в видимых потоках за пределами площадки. Области с наибольшей концентрацией радионуклидов часто бывают частью пастбища, с различными кормовыми травами.

80


ПОМЕТКА И НАВИГАЦИЯ ЧЕРЕЗ ДЕГЕЛЕН

v >

Рис. 62. Бетонная тропа. Рис. 63. План троп и скульптурных интервенций

Предложение сделать массив Дегелен памятником Советской ядерной эпохи с двумя противолежащими тропами, которые стелятся вдоль двух ребер горы, оканчивающихся на пиках, противоположным друг к другу. По пути турист встречает несколько бетонных скульптур, которые начертывают местоположение и длину подземных испытательных штолен.

10m 0

81


1086 m ПАРКОВКА ПЛАТФОРМА ОБЗОРА

ТРОПА

СКУЛЬПТУРЫ ОТМЕЧАЮЩИЕ ШТОЛЬНИ

ПЛАТФОРМА ОБЗОРА

1079 m

0

82

1 km


v

Рис. 64. Смотровая площадzка на вершине.

10m

0

83


v

Рис. 65. Цепь бетонных скульптур, обозначающих подземные штольни.

10m

0

84


Пересечение тропы и скульптур становится особым моментом просмотра и понимания памятника и его истории. Вдохновение для профиля скульптуры явилось благодаря размеру, облику и конструкции погребенных штолен, что дает туристу ощущение масштаба инфраструктуры советских ядерных испытаний. Пересечение обеспечивает место убежища и обзора. Бетон обеспечивает защиту от любого присутствующего ионизирующего излучения, создает безопасную среду для наслаждения видом с остановкой по пути к вершине.

85

v

Рис. 66. Разрез бетонной скульптуры.

>

Рис. 67. Пересечение тропы по горе Дегелен с бетонной скульптурой.


Ориентационный план Укрытие: бетонная скульптура и пересечение тропы

Скульптуры отмечающие штольни

50m

86

0m


87


88


v

89

Рис. 68. Пастухи пасут свой скот возле Дегелен. Вдали скульптуры обнимают топографию горы.


90


v

91

Рис. 69 - 70. Макет массива Дегелен и деталь смотровой площадки.


v

92

Рис. 71. Вид на смотровую площадку


ШЛЕЙФ

93


94


СУЩЕСТВУЮЩАЯ ДОРОЖНАЯ ИНФРАСТРУКТУРА

v

95

Рис. 72. Дорога 01


v

96

Рис. 73. Дорога 02


v

97

Рис. 74. Дорога 03


v

98

Рис. 75. Дорога 04


v

99

Рис. 76. Дорога 05


v

100

Рис. 77. Дорога 06


НЕВИДИМОЕ ЗАГРЯЗНЕНИЕ

101


v

102

Рис. 78. Кратеры от наземных ядерных испытаний.


ПРОЕЗД ЧЕРЕЗ ШЛЕЙФ: МОСТЫ И ДОРОГИ

v

Рис. 79. Мост через фитополе Рис. 80. Мост с туннелем. Рис. 81. Рассадка стабилизирующего ковра фиторастений. Радионуклиды сдерживаются в корневой зоне.

Два шлейфа, которые распространяются по всему участку, имеют радиоактивное излучение низкого уровня, которое необходимо обозначить и содержать. Наряду с методами фиторемедиации дорожная инфраструктура может стать инструментом для безопасного и эффективного перемещения по полигону. Они также могут быть на уровне скульптур, которые обозначают и предупреждают об опасных условиях, присутствующих в обасти. Перепроектировка текущей дорожной инфраструктуры колеблется от минимальных изменений и ремонта существующих условий до добавления новых частей дорог и местами мостов по участкам с высоким уровнем радиации.

103

0

2m

0

2m


v

Рис. 82. Асфальтированая дорога с фиторастениями. Рис. 83. Дорога с ха-ха-стеной. Рис. 84. Дорога с сопками оградами. Рис. 85. Дорога с бетонными оградами.

Рис. 86. Виды фито растений для региона полигона.

0

2m 0

0

2m

0

2m

2m

Calluna vulgaris

Rumex acerosa

Helianthus anuus

Контаминант: 137Cs

Контаминант: 137Cs

Контаминант: 137Cs, 90Sr

104


105


^ Рис. 87. Вид с воздуха на мост проходящий через шлейф который засажен растениями подсолнуха.

106


107


108


v

109

Рис. 88. Дорога через радиоактивный шлейф. Измерение и наблюдение за низкоуровневой радиацией производится с помощью фиторемедиационного рассада и скота, оборудованного счетчиками Гейгера.


110


^

111

Рис. 89. Макет моста через шлейф


^

112

Рис. 90. Деталь моста


АТО М НО Е ОЗ Е Р О


ИСТОРИЯ И ТЕКУЩИЕ УСЛОВИЯ НА ОЗЕРЕ ЧАГАН

v

В 1965 году Министерство обороны СССР испытало подземное ядерное устройство при слиянии двух рек Чаган и Ашису с силой в 140 килотонн, что можно сравнить с 10ю бомбами Хиросимы. Он использовался для проверки теории о создании искусственных водоемов с использованием ядерного оружия. В результате кратер составляет глубину 100 метров и диаметром в 500 м. Была построена плотина, которая позволила наводнить окружающую долину, которая, в свою очередь, заполнила кратер, создав то, что теперь известно как атомное озеро (Lukashenko, 12).

115

Рис. 91. Скважина Телькем - 1. Результат трех последовательных ядерных взрывов.


v

Рис. 92. Карта площадки Балапан с местоположением испытательных скважин.

Ядерные скважины

Площадь атомного озера

Дороги

Населенные пункты

116


v

Взрыв привел к выбросу значительного количества почвы с различной степенью загрязнения. Вода стала загрязнена тритием, радиоактивным изотопом, который препятствует содержанию морской жизни. Из-за секретности и невежества со стороны властей никто из живущих в этом районе не был уведомлен о последствиях испытаний. Район имеет один из самых высоких концентраций местных поселений на полигоне, включая небольшой город Саржал, расположенный в 30 км, с населением около 2500 человек, которые регулярно используют этот район для пикников и отдыха. Это единственное место с большим количеством воды в иначе совершенно сухом регионе.

Атомное озеро также под названием «Скважина № 1004», является частью более крупного испытательного участка под названием «Балапан», где для подземных испытаний было построено 119 скважин. (Strilchuk, 66). Сила взрывов колебалась от 20 до 150 кТ. (Strilchuk, 66). Кучи выбросов от взрыва и созданию Атомного озера достигают 20-25 метров.

117

Рис. 93-94. Взрыв в скважине № 1004.


v <

118

Рис. 95. Радиация в загрязненных местах на атомном озере Рис. 96. Измерение излучения на берегах Атомного озера


v

Рис. 97. Местные жители едут на берег озера на пикник. Рис. 98. Атомное озеро с видом на восток

119


v

120

Рис. 99. Предупреждающий знак на участке экспериментальной фиторемедиации.


ОТВЕТЫ НА ПРОБЛЕМЫ АТОМНОГО ОЗЕРА

> v

Рис. 100. План участка атомного озера. Рис. 101. Эволюция экологии кратера после ядерного испытания

Атомное озеро представляет собой некий ландшафтный памятник, который привлекает восхищение на фоне опасных уровней радиации. Понимая историю, эволюцию и текущие условия озера, можно придумать новый подход к этому месту, что делает озеро туристическим магнитом региона с точки зрения местного экономического развития.

Ядерный взрыв ~22 kT

+10 лет

+2 года

Распространение семён через ветер

+20 лет Продолжение колонизации растениями и впитывание радиоактивных частиц

121

+5 лет

Первые растения

Сегодняшний день Устойчивая радиоактивная экология


CONCRETE BARNS

CONCRETE YURTS

0

Фито виды Rumex Aserosa

Контаминант: 137Cs

Бетонные амбары

0.5

3km

1

Съедобные травы Alopecurus pratensis Artemisia frigada Festuca valensiaca Пастбища

122

Расположение бетонной юрты


v

ТРОПА ВОКРУГ КРАТЕРА

>

123

Рис. 102. Бетонная тропа охватывает одну сторону периметра озера с целью просмотра и изучения экологии берега и растительного состава.

Рис. 103. Аксонометрический рисунок кратера и тропы.


Консольная бетонная тропа

Ориентационный план

Загрязненная тритием озеро

50m

124

0m


v

125

Рис. 104. Макет атомного озера.


v

126

Рис. 105. Деталь макета атомного озера.


127


^

128

Рис. 106. Вид на восток с тропы.


О П Ы Т НО Е П ОЛ Е


ПРОШЛОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И УГРОЗА

v

Опытное поле использовалось как главный участок для большинства испытаний между 1949ом и 1962ом годами, которое расположено в 50 км к юго-западу от Курчатова. Участок представляет собой степную равнину около 20 км в диаметре, окруженный низкими горами с трех сторон. Былая круглая сетчатая планировка площадки использовалась для измерения атмосферных и поверхностных испытаний. Участок когда-то располагал мощной инфраструктурой измерительных вышек и различного оборудования, используемого для изучений и количественной оценки параметров ядерных взрывов. Сегодня плохая дорожная инфраструктура и расстояние между объектами затрудняют доступ к ним пешком; автомобиль, как правило, внедорожник является наиболее эффективным средством для тура вокруг участка. Всего на опытном поле было проведено 116 испытаний 86 атмосферных и 30 поверхностных (Strilchuk, 27).

Рис. 107. Радиоактивное излучение в расплаве почвы возле одной из руин на Опытном поле.

Полностью опустошенный ландшафт, площадка состоит из радиоактивных кратеров, бетонных руин и выкопанных подземных туннелей с различными уровнями загрязнения. Некоторые из ранних испытаний не были успешными и были причиной большинства загрязнений участка и региона. Радиоактивное загрязнение представляет собой угрозу для местных пастухов и небольших поселений, которые живут на территории и пасут скот на обширных равнинах. Распределение радиоактивного загрязнения по участку в почве и грунтовых водах в настоящее время детально изучается. Правительство рассматривает несколько стратегий для всего полигона, например, от ограждения определенных районов с ограниченным доступом к применению экспериментальных технологий, таких как фиторемедиация.

131


v

132

Рис. 108. Первоначальный план и использование Опытного поля.


133


v

134

Рис. 109-110. Кратеры на Опытном поле.


135


136


ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУЩЕСТВУЮЩИХ ОБЪЕКТОВ НА ПОЛЕ

v

На поле находится около сотни различных руин структур, которые использовались для измерений последствий ядерного взрыва на городских зданиях. В общем, площадку можно сравнить со скульптурной работой земляного искуства с ее тщательно организованной инфраструктурой бетонных башен в различных состояниях распада.

Рис. 111. Измерительная колонна 01 Рис. 112. Основание моста Рис. 113. Реплика подводной лодки

111

Другие объекты комплиментируют масштаб башен и добавляют многосторонность месту. Однако разбросанная тенденция объектов затрудняет понимание их как части утонченной ядерной инфраструктуры. Опытное поле с коллекцией этих структур обладает зрелищным свидетельством Советской ядерной эпохи.

112

113

137


v

114

115

116

117

118

119

138

Рис. 114. Казармы. Рис. 115. Станция наблюдения. Рис. 116. Фрагмент 01 Рис. 117. Оружейный кров 01. Рис. 118. Подземный вал. Рис. 119. Бункер 01.


139


140


v

120

121

122

141

Рис. 120. Бункерная крыша 01. Рис. 121. Подземный вход бункера. Рис. 122. Измерительная башня 02.


v

Рис. 123. Бункерная крышка 02. Рис. 124. Оружейный кров 02. Рис. 125. Подземный бункер. Рис. 126. Шахта. Рис. 127. Бетонный шар. Рис. 128. Бетонная колонна.

123

124

125

126

127

128

142


143


144


ОПЫТНОЕ ПОЛЕ КАК МУЗЕЙ НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ

v >

Рис. 129. Использование руин как открытых скульптур для туристов. Рис. 130. План опытного поля.

10m 0

145


MEASURING TOWERS

SURFACE EXPLOSION CRATERS

GROUND ZERO

AIRFIELD REMNANTS

EXISTING CLAY TARGET MARKERS

RADIOACTIVE PASTURE

MEASURING TOWERS BUNKERS

EXISTING CLAY TARGET MARKERS

EXISTING RUINS

TNT CRATER

0

Фито виды Rumex Aserosa

Фито виды Helianthus Anuus

Фито виды Calluna vulgaris

Места для кемпинга

Пастбища

Расположение бетонной юрты

Контаминант: 137Cs

Контаминант: 137Cs

Контаминант: 137Cs

146

0.5

1

Съедобные травы Alopecurus pratensis Artemisia frigada Festuca valensiaca Существующие руины

3km


v

Рис. 131. Амбары будут построены для размещения домашнего скота, используемого для изучения радиации на поле.

10m 0

147


v

Рис. 132. Бетонные юрты будут строиться по мере необходимости для размещения туристов на ночь, чтобы защитить их от излучения.

10m

0

148


ИЗМЕРЕНИЕ И НАБЛЮДЕНИЕ ЗА НИЗКИМ УРОВНЕМ ИЗЛУЧЕНИЯ В качестве основного экономического фактора в регионе скотовотство может быть использовано в качестве инструмента для изучения того, как радионуклиды влияют на животных в долгосрочной перспективе. Счетчик Гейгера - единственное устройство, которое измеряет радиацию. Благодаря использованию этого инструмента в сочетании с постоянным движением скота можно узнать много ценных данных как продолжать жить на полигоне. В то же время, когда биомасса, будь это животные или растительность, подвергается воздействию радионуклидов, они накапливаются в теле. В конце жизни биомасса должна быть уничтожена специальным образом. Как бетонные бермы, которые действуют в качестве дорожной инфраструктуры, так и механизм покрыва, то есть как могила памятник, обеспечивают долгосрочное решение, пока полигон продолжает развиваться.

149

v

Рис. 133-35. Разнообразие счетчиков Гейгера предлагает больше возможностей измерения излучения

>

Рис. 136. Скот как аккумулятор токсинов и показатель радиоактивности на участке.


150


> v

Рис. 137. Строительство берма с нуля.

Рис. 138. Части бермов могут соединяться, формируя непрерывную дорожку.

10m 0

151


Непрерывная берма обеспечивает безопасный, контролируемый доступ

Сбор фито растений

Ориентационный план

Овцы пасущиеся на радиоактивном поле

Кратер первых испытаний

50m

152

0m


v

153

Рис. 139. Макет Опытного поля.


v

154

Рис. 140. Деталь Макета Опытного поля.


155


v

156

Рис. 141. Вход на берму на Опытном поле.


157


158


bibliography

Chang, C. & Guroff, K. Of Gold and Grass: Nomads of Kazakhstan. Eds. Claudia Chang, Katharine S. Guroff, and Foundation of International Arts and Educa tion. [Bethesda, Md.]: Foundation for International Arts and Education, 2007 Print. Chris Reed and Nina-Marie Lister, Projective Ecologies (New York: Harvard University Graduate School of Design and Actar Publishers, 2014). Excerpted and adapted in Reed and Lister, “Ecology and Design: Parallel Genealogies,” Places Journal, April 2014. Eben Harrell and David E. Hoffman, “Plutonium mountain: Inside the 17-year mission to secure a dangerous legacy of Soviet nuclear testing,” (Cambridge, Mass.: The Project on Managing the Atom, Belfer Center for Science and International Affairs, Harvard University, August 2013).

Kassenova, Togzhan. “The Lasting Toll of Semipalatinsk’s Nuclear Testing.” Bulletin of Atomic Scientists, 28 Sept. 2009, thebulletin.org/lasting-toll-semipalatinsks nuclear-testing. Lukashenko, S. N., Kadyrzhanov K.K. Semipalatinsk Nuclear Test Site: Present State. Republic of Kazakhstan Institute of Radiation Safety and Ecology. Pavlodar, Kazakhstan: Press House. 2011. Lukashenko, S. N. ed. Topical Questions about Radioecology of Kazakhstan: Optimization of Research of Semipalatinsk Nuclear Test Site with a Goal of Converting it for Agricultural Purposes. 5th ed. 1 Vol. Kurchatov: Pavlodar: Dom Pechati, 2015. Print. Straume, T and Carsten, AL.Tritium Radiobiology and Relative Biological Effectiveness. Health Physics. 65 (6) : 657-672; 1993

159


160


reference Image index Figure 01. Kuran, P. (Director). (1995). Trinity and Beyond: The Atomic Bomb Movie [Motion picture on DVD]. USA: Visual Concept Entertainment (VCE).

Figure 25. Stawkowski, M. “Women from village of Koyan, work to extinguish steppe fire.” (2016, February). Retrieved from American Ethnologist,, Volume 43, Number 1.

Figure 02. The Official CTBTO Photostream. Crater [Digital image]. (2008, September 07). Retrieved September 22, 2016, from https://www.flickr.com/photos/ctbto/3861359465/

Figure 26. Stawkowski, M. “Children from vIllage Koyan, playing soccer.” (2016, February). Retrieved from American Ethnologist,, Volume 43, Number 1. Figure 27. Bedenko, G. “Horses grazing freely.” (2011, August 29). Retrieved October 08, 2016. from http://www.voxpopuli.kz/main/484cemipalatinskiy-poligon-20-let-spustya.html

Figure 03. Liskin, A. Experimental Field 1991. August 1991. Retrieved October 12, 2016, from https://sputniknews.com/ world/201508131025715511/

Figure 28. Meteoblue.com. Retrieved February 03, 2017. from https://www.meteoblue. com/en/weather/forecast/week/kurchatov_ kazakhstan_1520885

Figure 06. The Stanley Foundation. “Journalists take in the vast flatlands.” (2013, September 04). Retrieved September 22, 2016, from https:// internationalreportingproject.org/stories/ view/scarred-landscapes-of-kazakhstansnuclear-test-site

Figure 30 - 44. Sultanova, B.M. “Flat-fescue-steppe plants.” Topical Questions about Radioecology of Kazakhstan: Optimization of Research of Semipalatinsk Nuclear Test Site with a Goal of Converting it for Agricultural Purposes. 5th ed. 1 Vol. Kurchatov: Pavlodar: Dom Pechati, pg. 20-23. 2015. PDF.

Figure 14. “Experimental Field after RDS-1 explosion.” Nuclear Weapons Complex. The XXI Century Encyclopaedia, Russia’s Arms and Technologies; Volume 14, pg. 262. 2013.

Figure 45. Semipalatinsk Nuclear Test Site. Organization for Security and Co-operation in Europe (OSCE), Almaty.

Figure 22. Bedenko, G. “Villager carrying water.” (2011, August 29). Retrieved October 08, 2016. from http://www.voxpopuli.kz/main/484cemipalatinskiy-poligon-20-let-spustya.html

Figure 46. Rachkovskaya, E.I.; Bragina, T.M. Eurasian Steppes. Ecological Problems and Livelihoods in a Changing World. Vol. 6, pg. 137-138. 2012.

Figure 24. Ou, Ed. “Under a Nuclear Cloud.” (2011, October 01). Retrieved October 18, 2016, from http://www.vqronline.org/essay/undernuclear-cloud

Figure 47. “Types of ionizing radiation.” Radiation and Life. Web. Dec., 2012. www.world-nuclear.org

161


Figure 48. Lukashenko, S. N., Kadyrzhanov K.K. Semipalatinsk Nuclear Test Site: Present State. Republic of Kazakhstan Institute of Radiation Safety and Ecology. Pavlodar, Kazakhstan: Press House. pg 9. 2011.

Figure 58. US Department of Defence. Plutonium Mountain: Inside the 17-year mission to secure a dangerous legacy of Soviet nuclear testing,” Cambridge, Mass.: The Project on Managing the Atom, Belfer Center for Science and International Affairs, Harvard University, (Originally photographed 2012, October) pg. 39. 2013.

Figure 49. Hawryluk, K., Schomer, A. (2014) “The Polygon.” Directed by Kimberley Hawryluk and Adam Schomer. USA: Mushroom Cloud Productions. Figure 50. Lukashenko, S. N., Kadyrzhanov K.K. Semipalatinsk Nuclear Test Site: Present State. Republic of Kazakhstan Institute of Radiation Safety and Ecology. Pavlodar, Kazakhstan: Press House. pg 3. 2011. PDF. Figure 51. Semipalatinsk Nuclear Test Site. Organization for Security and Co-operation in Europe (OSCE), Almaty. Figure 53. Lukashenko, S. N., Kadyrzhanov K.K. Semipalatinsk Nuclear Test Site: Present State. Republic of Kazakhstan Institute of Radiation Safety and Ecology. Pavlodar, Kazakhstan: Press House. pg 24-25. 2011. PDF. Figure 55. Larinova, N.B. Topical Questions about Radioecology of Kazakhstan: Optimization of Research of Semipalatinsk Nuclear Test Site with a Goal of Converting it for Agricultural Purposes. 5th ed. 1 Vol. Kurchatov: Pavlodar: Dom Pechati, pg. 63. 2015. PDF. Figure 56-57. Lukashenko, S. N. Semipalatinsk Nuclear Test Site: Present State. Republic of Kazakhstan Institute of Radiation Safety and Ecology. Pavlodar, Kazakhstan: Press House. pg. 15. 2011. PDF.

162

Figure 59. US Department of Defence. Plutonium Mountain: Inside the 17-year mission to secure a dangerous legacy of Soviet nuclear testing,” Cambridge, Mass.: The Project on Managing the Atom, Belfer Center for Science and International Affairs, Harvard University, (Originally photographed in 1997) pg. 9. 2013. Figure 60 Osintsev A. Y., Panitsky A.V. Topical Questions about Radioecology of Kazakhstan: Optimization of Research of Semipalatinsk Nuclear Test Site with a Goal of Converting it for Agricultural Purposes. 5th ed. 1 Vol. Kurchatov: Pavlodar: Dom Pechati, pg. 49. 2015. PDF. Figure 61. Osintsev A. Y., Panitsky A.V. Topical Questions about Radioecology of Kazakhstan: Optimization of Research of Semipalatinsk Nuclear Test Site with a Goal of Converting it for Agricultural Purposes. 5th ed. 1 Vol. Kurchatov: Pavlodar: Dom Pechati, pg. 50. 2015. PDF. Figure 92. Lukashenko, S. N., Kadyrzhanov K.K. Semipalatinsk Nuclear Test Site: Present State. Republic of Kazakhstan Institute of Radiation Safety and Ecology. Pavlodar, Kazakhstan: Press House. pg 11. 2011. PDF.


reference Image index Figure 93-94. “Chagan test.” Museum of the Institute of Radiation Safety and Ecology. 1965. Figure 95. Lukashenko, S. N., Kadyrzhanov K.K. Semipalatinsk Nuclear Test Site: Present State. Republic of Kazakhstan Institute of Radiation Safety and Ecology. Pavlodar, Kazakhstan: Press House. pg 13. 2011. PDF.

163


164


MLA Тэзис 2016-2017

The Polygon [Unveiling of] (Russian version)  

Master of Landscape Architecture Thesis 2017 John H. Daniels Faculty of Architecture, Landscape and Design

The Polygon [Unveiling of] (Russian version)  

Master of Landscape Architecture Thesis 2017 John H. Daniels Faculty of Architecture, Landscape and Design

Advertisement